А.В. ДЕМЧЕНКО


АМСДАМСКИЙ ГАМБИТ


ПРОЛОГ


   Дождь. Снова, этот деволов непрекращающийся дождь накрыл город. Рид отвёл взгляд от грязного окна, за которым сумеречный Амсдам в очередной раз демонстрировал свой непростой характер, заливая улицы холодной осенней моросью. Отвратительное утро.
   С некоторых пор, ван Лоу не любил дождь. Все самые большие неприятности в его жизни, случались именно под аккомпанемент хмурого неба, низвергающего на землю потоки воды. Дождь напоминал о них каждым раскатом грома и высверком молнии. Об уходе из дома, о войне, плене, тюрьме и побеге. О мерзкой мороси в болотах Маадена, и десантах через грозовой фронт, прямиком на кинжальный огонь зениток Гейдельсхофа. О сутках, проведённых на открытом плацу, окружённом колючей проволокой, под потоками ледяных дождей севера. И о декаде петляний по предгорьям под проливным дождём, когда падающие на лицо холодные капли были единственной возможностью утолить жажду. Потому что остановиться, чтобы зачерпнуть хоть горсть воды из взбухшего ручья, значило дать лишние несколько минут неутомимым преследователям, встреча с которыми закончилась бы смертью. О раскисшей земле и постоянных падениях, натужных подъёмах и беге... беге на пределе сил, от идущих по пятам эльфийских егерей. Неприятные воспоминания, они будили в Риде горечь и злость, которые, как он надеялся, давно забылись, растворились в памяти... впрочем, так оно и было. До следующего ливня.
   Рид взглянул на часы, недовольно скривился и, потерев ладонями лицо, поднялся со старого продавленного дивана, отозвавшегося на его движение усталым вздохом пружин. Бросив взгляд в мутное зеркало, висящее на двери в ванную, он непроизвольно нахмурился. Нет, его не смутил седой ёжик волос, признаться, довольно дико смотрящийся в сочетании с физиономией человека, едва перешагнувшего тридцатилетний рубеж. Привык. Но вот мятый костюм, щетина на щеках и набрякшие веки... м-да уж. Вчерашний загул явно удался, и кажется, даже чересчур. В ином случае, по возвращении домой, Рид всё-таки дополз бы до спальни, а не завалился спать одетым в кабинете.
   Ван Лоу наклонился и поднял валявшуюся на полу у дивана солидную двухпинтовую бутылку, пустую, само собой. Мимоходом подивившись собственному неожиданно хорошему самочувствию и, самое главное, полному отсутствию головной боли, что было несколько странно, учитывая объём пустого сосуда в его руках, мужчина поднёс горлышко бутылки к носу и, вдохнув слабый хлебный аромат, понимающе кивнул. Северный напиток. Ничего удивительного, полугар, это вам не отвратное медландское пойло, пинта которого гарантирует тяжкое похмелье. У местного бурбона, вообще, есть лишь одно положительное качество - дешевизна. Относительная, конечно. С тех пор как Сенат принял акт Боусона, в Амсдаме, равно как и в остальных провинциях Республики, любой алкоголь оказался под запретом. Меньше его, конечно, не стало, но цена на продаваемое из-под полы горячительное взлетела моментально, а его качество, столь же стремительно рухнуло. Контрабанда же и раньше не была дешёвой.
   Дожили! Заслуженному ветерану теперь и бутылочку горлодёра не выпить без того, чтоб не нарушить закон. Хотя... кому здесь какое дело до боевых заслуг очередного иммигранта, тем более что все они остались там, за океаном... как, впрочем, и приговор трибунала, отобравшего эти самые заслуги у неудачливого техфеентрига, мастер-сержанта отделения кадавров. Ну, да и девол с ними!
   Неопределённо хмыкнув при воспоминании о своем "ветеранстве", Рид потянулся и, зашвырнув пустую бутылку в мусорное ведро, примостившееся у рабочего стола, решительным шагом отправился в ванную.
   - Ну что, "массардж", пора на работу, а? - По завершении гигиенических процедур усмехнулся своему отражению в зеркале изрядно посвежевший молодой человек, и сам же себе ответил, вытянувшись по стойке "смирно", но уже в совершенно имперском стиле: - так точно, рем техфеентриг!
   Сменив помятый костюм, на привычную "рабочую" тёмно-серую "тройку", Рид поправил узел щёгольского серого "с искрой" галстука и, подхватив с вешалки плащ со шляпой, хлопнул себя по карманам. Убедившись, что сигареты и ключи на месте, он шагнул за порог квартиры, в очередной раз порадовавшись, что в этом недавно построенном доме архитекторы предусмотрели подземный гараж, так что жильцам нет нужды бежать куда-то под дождём за своим авто.
   Ухоженный, хоть и несколько устаревший по меркам Амсдама, тёмно-синий "Барро-7" тихо, но внушительно заурчал форсированным двигателем, спрятавшимся под длинным носом капота, сверкнул ярким светом фар-"капелек" на крыльях и плавно выкатился из гаража на проезжую часть. Плеснув из-под колёс веером брызг, он легко набрал скорость и рванул вниз по пустой аллее к Скинзон-рик, лениво катящей свои тяжёлые серые волны к океану. Лично отлаженный отставным техфеентригом, механизм автомобиля послушно реагировал на приказы хозяина. С неожиданной для такой тяжёлой машины лёгкостью вписываясь в крутые повороты, "Барро" буквально пролетал квартал за кварталом. Пожалуй, своей манёвренностью и мощью, этот автомобиль мог бы неприятно удивить владельцев куда более современных и дорогих авто... если бы у Рида возникло желание с ними посостязаться, конечно.
   Промчавшись по мрачным, ввиду царящей непогоды, улицам, то и дело ныряя в клубы пара, выбивающегося из вентиляционных труб подземки, "Барро" с мягким рыком пересёк реку по окутанному туманом мосту и, оказавшись на Амсдам-илл, остановился на стоянке у невысокого по сравнению с соседями, восьмиэтажного здания, облицованного красным кирпичом.
   Мягко хлопнула дверь авто и его владелец, поёжившись от хлестнувшей по лицу холодной мороси, быстрым шагом миновав небольшую стоянку перед зданием, вбежал по высокой и гулкой чугунной лестнице под навес подъезда. Бросив взгляд в сторону оставшейся под дождём машины, Рид передёрнул плечами и решительно взялся за массивную ручку входной двери.
   - Доброе утро, ван Лоу! - Улыбка Джанни как всегда подняла Риду настроение, и он притормозил рядом с высокой стойкой, за которой и расположилась секретарь и хозяйка офиса их небольшой фирмы. Асура была очаровательна, и если бы не некоторые обстоятельства... Эх, везёт же некоторым!
   - И тебе доброго утра, Джанни! Замечательно выглядишь, - констатировал Рид, окинув внимательным взглядом обманчиво хрупкую фигурку секретаря, как всегда затянутую в белую блузку и чёрную юбку, при минимуме украшений. Девушка в ответ кивнула, отчего её весьма симпатичное личико на миг скрылось в тени модной челки, но, как и всегда, ничего не ответила на вежливый комплимент. Впрочем, Рид этого и не ждал. Он повесил шляпу и плащ на вешалку и кивнул в сторону закрытой двери за спиной девушки.
   - Я смотрю, наш великий и могучий ещё не приехал? Что случилось, неужели у него, наконец, отказал внутренний будильник?
   - Ван Бор уже уехал в мастерские, - сделав упор на слове "уже", секретарь насмешливо улыбнулась. - Оттуда был звонок. Какой-то сбой в восьмой модели... И вот ещё. Шеф просил передать вам эту записку.
   Тонкие пальчики с безупречным маникюром протянули Риду небольшой клочок желтоватой бумаги, развернув который, молодой человек с кислой миной прочел: "Восьмой пошёл в срыв. Как ты и говорил, второй контур дал резонанс. К. Бор. P.S. Да, с тебя штраф за опоздание. Сумму высчитает Джанни. К.Б."
   - Бездушный мерзавец, - вздохнул Рид, выбрасывая записку в мусорное ведро.
   - Сегодня вы выбились из суммы, ван Лоу. На целый четвертак, между прочим. Так что, с вас три с четвертью талера штрафа, - пропела Джанни.
   - И ты туда же? - Деланно изумился Рид. - Пусть вычтет из моего жалованья.
   - А разве от него хоть что-нибудь осталось? - Хлопнула ресницами девушка, но тут же примирительно улыбнулась, заметив выражение лица собеседника. - Всё-всё, Рид. Уже молчу. Только не угрожай отпуском.
   - Хорошая мысль, Джанни, - протянул тот, задумчиво глядя в окно. - Но несколько преждевременная. Вот если шеф зажмёт премию, тогда да. Потребую отпуск за все три года... разом. Кстати, а ведь ты тоже давненько не отдыхала, а? Не хочешь составить мне компанию? Только представь - море, пальмы, ты, я и коктейли... Что скажешь?
   - Ну, во-первых, напомню вам, господин Лоу, что я помолвлена. А во-вторых... думаю, ван Бор скорее выплатит двойную премию, чем отпустит нас в отпуск, - рассмеялась асура.
   - Лучше бы он снял штрафы, - вздохнул Рид.
   - Тогда вы станете приезжать на работу не раньше полудня, а этого шеф не переживёт.
   - Точно. Пунктуальная скотина, - кивнул молодой человек. - У него от такого разочарования, попросту шестерёнки полетят.
   - Господин Лоу, - укоризненно покачала головой Джанни.
   - Молчу-молчу. О женихах, либо хорошо, либо ничего, - усмехнулся тот, делая шаг к двери своего кабинета. - И вообще, мне работать пора... Так что, извините вэсс Ноэль за беспокойство, и... всё-таки подумайте над моим предложением по поводу пальм и коктейлей.
   Последняя фраза донеслась до слуха девушки из-за уже закрывающейся двери кабинета главного инженера их небольшой фирмы. Джанни только вздохнула. Когда три года назад Клинт пообещал привести нового главного инженера, он расписывал кандидата, своего старого, ещё имперского знакомца, как эдакого сурового вояку, спеца по кадаврам, прошедшего огонь, воду и медные трубы. Тогда мнения сотрудников проектного бюро разделились. Одни принялись утверждать, что шеф сошёл с ума, решив разбавить их творческий коллектив медноголовым солдафоном, другие же склонялись к мысли, что только такой тип и сможет удержать в кулаке банду молодых проектировщиков их небольшой фирмы, специализирующейся на создании необычных, можно сказать, уникальных механизмов. Каково же было удивление работников "Бор и Ко", когда в назначенный день, вместо ожидаемого монстра-уставника, порог фирмы, между прочим, с опозданием на добрых полтора часа, перешагнул молодой человек с по-военному короткой, изрядно побитой ранней сединой стрижкой, тонкими, но резкими чертами лица и еле заметной ухмылкой на губах.
   Новый главный инженер, сменивший на этом посту начальника технического отдела, зашивавшегося от совмещения двух должностей и вконец уставшего спорить с наглыми молодыми инженерами, ни в грош не ставившими старого спеца-"железячника", ван Лоу казался полной противоположностью хозяину фирмы, коренастому ван Бору, серьёзному дельцу, пунктуальному и точному, как механизм свисского хронометра. Трудно было представить, что эти двое, друзья - не разлей вода. И, тем не менее, факт остаётся фактом. Постоянно опаздывающий, острый на язык и выглядящий вечным мальчишкой, талантливый специалист по кадаврике, Рид ван Лоу и медлительный, серьёзный, взвешивающий каждое своё слово и действие Клинт. Они прекрасно ладили, и этому не могли помешать ни вечные опоздания ван Лоу, ни занудство ван Бора.
   Поначалу, подчинённые Рида облегчённо вздохнули. Им показалось, что с таким начальником жизнь их будет проста и радужна. Так оно и было, ровно до тех пор, пока не подошёл срок сдачи очередного проекта, начатого инженерами фирмы ещё до прихода ван Лоу. На финальный разбор проекта, его создатели шли с улыбками, весело переговариваясь. Ещё бы, проект завершён, новый начальник в него не лез, понимал, что подключаться к работе на полпути, дело дурное, какие проблемы могут быть? Сейчас получим подписи и вперёд, в кассу за премией!
   То, что всё пошло не по тому сценарию, не участвовавшим в рассмотрении проекта сотрудникам фирмы стало ясно примерно через час, когда вопреки ожиданиям, двери кабинета ван Бора так и не открылись. А вот когда, спустя ещё четыре часа, инженеры вывалились в приёмную, бледные и трясущиеся, словно призрака увидали, до всех резко дошло, что главный инженер вовсе не такой белый и пушистый, каким казался... Почему именно главный инженер? Да потому, что даже когда ван Бор устраивал разнос подчинённым, те выглядели куда как достойней, а судя по тому, как инженеры смотрелись после разбора... в общем, Клинту их до такого состояния было просто не довести.
   Джанни глянула в окно, за которым всё также, не переставая, шёл дождь, и потянулась к трубке телефона. Надо же доложить директору, что его протеже наконец явился в офис и приступил к работе. Да и проектировщикам желательно сообщить, что им стоит вскоре ожидать прихода начальства... По крайней мере, обычно, Рид начинал свой рабочий день именно с визита к подчинённым.

ЧАСТЬ I. ГОРОД ДОЖДЕЙ


Глава 1. Хлопоты и топоты...


   Пронзительная трель телефонного звонка застала Рида как раз в тот момент, когда он уже надевал плащ, собираясь отправиться домой. Устало выругавшись, мужчина тяжко вздохнул и покосился на заходящийся истерическим трезвоном аппарат, от усердия чуть не спрыгивающий со стола. После целого дня ругани с подчинёнными, непонятно с какого перепугу возомнившими себя гениальными инженерами, и не менее наглыми технарями из мастерской, молчаливо поддерживаемыми своим начальником, у Рида не было никакого желания с кем-то разговаривать. Но телефон упорно выдавал одну пронзительную трель за другой...
   - Лоу у аппарата.
   - Здорово, Старый, - голос, раздавшийся в эбонитовой трубке, напомнил Риду не такое уж давнее прошлое и губы его разошлись в усталой, но всё же радостной улыбке.
   - Инэлл Ли! И тебе не хворать, Хвостатый. Неужели ты в городе?
   - Именно. И честно говоря, мне нужен хороший гид по этой вашей гигантской душевой, - хохотнул собеседник Рида. - Как насчёт встречи за стаканчиком чего-нибудь в меру горячего?
   - Звучит неплохо, - отозвался ван Лоу. - А ты сейчас где?
   - У собратьев, на Статен-илл. Но уже готов к вылету. Авто под парами и ждет.
   - Понял. Тогда предлагаю следующий вариант. Отправляйся на Хооглан, пересечение Восьмой и Двенадцатой. Кофейня "Седой бурундук", скажешь, что от Рида, тебя проводят. Встретимся там через полчаса.
   - Принято. До встречи, техфеентриг! - Голос старого друга сменился коротким прерывистым зуммером, и ван Лоу, бросив трубку на рычаги, поднялся из-за стола. Подхватив плащ и шляпу, молодой человек предвкушающе ухмыльнулся, пересёк приёмную и, послав воздушный поцелуй скучающей за стойкой Джанни, скрылся за дверью.
   А уже через пару минут его Барро, довольно заурчав хорошо отлаженным мотором, плеснул чёрной маслянистой жижей из-под колёс и устремился в путь, взрезая сгущающуюся тьму ярким, резким светом фар.
   Эту "кофейню" со смешным названием Рид выбрал не случайно. От неё до дома всего сотня шагов, что немаловажно, поскольку, зная привычки Инэлла, можно было быть уверенным, что после посещения бара посадка за руль авто будет не более чем идиотской попыткой самоубийства. Так что, близость расположения "аэродрома", если следовать терминологии самого Ли, вещь немаловажная...
   Бывший эрстхёмелёйт, а ныне целый твидхёмельмайр Императорского Небесного Флота, Инэлл Ли как всегда не терял времени даром и, пока ван Лоу добирался до бара, успел не только занять столик, но и познакомиться с двумя барышнями, решившими, что скучать в такую погоду пошло, танцевать не интересно, зато посидеть в хорошей компании "за чашкой чая", самое то. А здесь к ним за столик приземлился Инэлл, и теперь две симпатичные девчонки, ничуть не похожие на типичных амсдамских "флаппи", увлечённо слушали байки бравого имперского лётчика.
   Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Высокий, светловолосый и остроухий, как и положено представителю эльфийской расы, Инэлл всегда умудрялся найти пару смешливых красоток, куда бы ни забросила его своенравная лётная судьба. Рид прекрасно помнил, как хёмелёйт Ли умудрился протащить на борт их "левиафана" трёх медсестричек из плавучего госпиталя, тем самым ополовинив женский состав сего сурового заведения... И это в канун празднования Нового Года! А потом они, вшестером, то есть, два хёмелёйта, три медсестры и один техфеентриг долго наслаждались перлами изящной словесности, извергавшимися по радио вслед их поднявшемуся на крейсерскую высоту десантному дирижаблю.
   - Ну, не захотели они видеть нас на своем празднике, так мы люди не гордые, устроили свой собственный. И кстати, этот скромный парень забыл уточнить, что пока я обещал барышням показать ночной канал с высоты птичьего полета, один техфеентриг совершил великолепную по своему исполнению операцию на камбузе того самого плавучего госпиталя. Операцию, достойную быть внесённой во все учебники по диверсионной деятельности. Благодаря чему, наше празднование Нового года проходило ничуть не хуже, чем у мокрохвостых докторов, - Инэлл приподнял бокал, салютуя Риду, на что тот только усмехнулся.
   - Не слушайте этого враля, девушки. Никаких диверсий. Это, вообще, не мой профиль, - принялся отнекиваться ван Лоу. - Я лишь отправил техническими ходами одного из своих кадавров, в гости к коку. Поверьте, на свете найдётся не так много разумных, что рискнули бы встать в одиночку на пути у КШ-112, и безоружный госпитальный повар, точно не из их числа. Вот и всё.
   Барышни, с интересом слушавшие очередную байку о похождениях небольшого отряда из трёх разумных и шести кадавров, переглянулись, и в глазах у одной из них мелькнуло нечто похожее на разочарование. Ну, ещё бы! Одно дело, бравые летуны, чьи дирижабли и аэромобили сражаются в небе, и диверсанты-невидимки, чьи подвиги всегда окружены ореолом тайны и загадки, и совсем другое дело, какой-то техфеентриг, мастер-сержант подразделения кадавров. Технарь, оружие которого - отвёртка да гаечный ключ.
   Всё это Риду было знакомо ещё с войны, и не вызывало никаких эмоций, зато его друг Инэлл, кажется, страдал за двоих. Вот и сейчас, едва заметив переглядывания девушек, твидмайр Ли готов был ринуться на защиту славного боевого прошлого своего друга, но был остановлен одним-единственным успокаивающим жестом Рида.
   - Лучше послушайте, как, однажды, два упрямых хёмелёйта решили научить летать совершенно обычного десантного кадавра, - с улыбкой проговорил Рид.
   Следующее утро было куда как приятнее предыдущего. Это ван Лоу понял, когда проснувшись, обнаружил себя в собственной спальне, исполняющим роль перины для длинноногой и весьма фигуристой девушки. Руки Рида, словно сами собой, пробежались по нежным изгибам её тела, будто пальцы пианиста по клавишам. Сонная красавица приоткрыла один глаз, хитро блеснувший из-под встрёпанной блондинистой шевелюры и, сладко потянувшись, попыталась поудобнее устроиться на весьма жёстком теле хозяина квартиры.
   Отметив, что "соседка" как две капли воды похожа на ту самую Ханну, что вчера в "Седом бурундуке" так недовольно поджимала губки, узнав, что он совсем не диверсант, Рид хмыкнул, бросил взгляд на часы, уныло показывающие полдень и, решив, что ещё пара часов опоздания в офис погоды уже не сделает, сосредоточил всё своё внимание на просыпающейся обнажённой девушке.
   О том, что нынче окка и, соответственно, никакие штрафы за нарушение служебной дисциплины Риду не грозят, он узнал, лишь когда попытался сбежать от Ханны в душ.
   Можно сказать, первый выходной день удался на славу... Если бы не одна фраза, вроде бы как вскользь брошенная вчера Инэллом за столом, и сегодня никак не желающая выходить из головы Рида. Попивая кофе на маленькой кухне, под неумолчный щебет Ханны, ван Лоу так и эдак прикидывал варианты, и всё никак не мог понять, что же на самом деле имел в виду Инэлл, обещая скорые перемены в жизни одного отставного техфеентрига.
   Впрочем, если перемены будут такого же характера... Рид окинул взглядом едва прикрытые полами его любимой рубашки бёдра и обнажённые стройные ножки Ханны... то возражать этот самый феентриг совершенно точно не намерен. Может быть, Фортуна всё-таки обратила на Рида ван Лоу свой благосклонный взгляд, а может её сестрица Сфортуна отвлеклась на некоторое время от исполнения своих обязанностей, как бы то ни было, но в выходные, проведённые в обществе Ханны, никакие перемены до Рида так и не добрались.
   Мелкие неприятности, да, были. В частности, при посещении вечером нунны "закрытой" вечеринки в клубе "Розарио", им довелось столкнуться с облавой. Полиция споро обнаружила замаскированный вход в "алкогольную" часть клуба, так что задорный джайв быстро сменился пронзительными воплями полицейских свистков. Пришлось воспользоваться чёрным ходом.
   Протащив слегка опьяневшую и оттого постоянно хихикающую Ханну мимо кухни и холодного склада, Рид пнул ногой фанерную дверь и они вывалились в тёмный проулок меж домов, где ван Лоу оставил машину, чтоб не маячила у дороги, возбуждая ненужный интерес у угонщиков и... ну да, как раз на такой вот случай облавы.
   - Господа, а не могли бы вы и нас собой прихватить? - Резковатый говор незнакомца, в котором Рид с удивлением узнал знакомый акцент, заставил его притормозить и окинуть внимательным взглядом выскочившую из чёрного хода следом за ними парочку. Он бы, может, им и отказал, но тут из-за двери донеслись хлопки револьверных выстрелов, а через миг, хорошо знакомый бывшему младшему офицеру, отрывистый лай махгеевера...
   - Вот, деволы! Неужто, кто-то решил сопротивляться? - Скривился Рид и, кивнув странной парочке в сторону заднего сиденья своего Барро, рыкнул: - полезайте быстрее, постараемся убраться отсюда, пока нас не заметили.
   Гости не заставили себя ждать, так что уже через несколько секунд "Барро-7" осторожно выкатился из проулка и, под истошный вой полицейских сирен, тихонько, не включая габаритных огней, прокрался вниз по улице, чтобы через пару кварталов, весело взреветь во всю мощь своего железного сердца и, прибавив скорости, скрыться в переулках Хооглана.
   Высадив промолчавшую всю дорогу парочку на Второй аллее, среди скопления отелей, Рид коротко попрощался с ними и, получив от мужчины карточку с предложением "звонить, если что", тронул машину с места. Ему ещё нужно было доставить домой чуть пьяную и радостно возбуждённую от приключения Ханну.
   Очередная трель будильника подбросила Рида на кровати, оповещая о наступлении рабочего дня. Глянув на свой старенький, но отличающийся удивительно точным ходом "авиатор", ван Лоу со вздохом признал, что будильник-таки прав, и принялся выбираться из постели.
   Спустя полчаса, уже чисто выбритый и одетый в привычную "рабочую" тройку, довольный жизнью Рид выбрался на кухню, заварил себе кофе, наполнил стакан апельсиновым соком и, закурив первую за утро, самую вкусную сигарету, принялся за чтение "Амсдамского Вестника", туба с которым только что с глухим чпоком выскочила в приёмник пневмопочты, специально для этой цели и установленный владельцем дома на кухне.
   Новость о разгроме "бутлегерского гнезда порока и разврата, прикрывавшегося вывеской танцевального клуба "Розарио" обнаружилась вовсе не в криминальной хронике, как того следовало ожидать, а аж на четвертой странице в разделе происшествий, и о стрельбе там, соответственно, не было сказано ни слова. Зато в криминальной хронике нашлось место для заметки о перестрелке в одном из отелей, но и то, говорилось о ней как-то глухо и без огонька, столь свойственного статьям Люки ван Рея, старого знакомца Рида, из-за которого, он, собственно, только и выписывал "Амсдамский Вестник", чтобы при случае похвалить очередное сочинение приятеля. На что только не пойдёшь, чтобы удоволить друга.
   Ван Рей был замечательным парнем во всём, что не касалось его работы. Едва же речь заходила о журналистике вообще, и статьях одного отдельно взятого репортёра в частности, этот самый репортёр, обычно улыбчивый и добродушный, превращался в монстра, требовательного и капризного, как десяток малолетних принцев. Посему Рид и старался быть в курсе опусов друга, так как терпеть его обиженное пыхтение и быть отлучённым от самого лучшего домашнего бара в Амсдаме, ван Лоу не желал совершенно. Меркантильно? Может быть, зато честно. Что, кстати, и сам Люка подтверждал неоднократно.
   Поняв, что в кои-то веки знаток городского криминала оказался не в теме, Рид ухмыльнулся и, придя в совсем уж хорошее расположение духа, отправился на работу, дав себе обещание выбрать время и обязательно позвонить сегодня Люке. Подобные новости стоят хорошего обеда, а у ван Рея не только самый лучший домашний бар, но и самый лучший в городе повар, как это ни странно для обычного корреспондента...
   Но в том-то и дело, что Люка и не был "обычным" журналистом. Достаточно сказать, что ему принадлежала половина "Амсдамского Вестника", и ещё добрых два десятка газет и журналов, причём не только на восточном побережье Республики, но и в бывшей метрополии. Папенька оставил сыну очень неплохое наследство... А тот нашёл себя в журналистике, и знать не хочет ни о чём другом. Благо, несмотря на демонстрируемую им нелюбовь к "глупым бумажкам", разбирается в них Люка, пожалуй, не хуже своего покойного батюшки. А если где-то чего-то и напортачит, по молодости да по глупости, так штат толковых управленцев достался ему вместе с остальным наследством, и эти люди не подведут. В общем, ван Рей может не опасаться в один прекрасный день проснуться банкротом.
   Джанни приветствовала Рида, и в голосе её сквозило неподдельное удивление. Ещё бы, в кои-то веки главный инженер пришёл не просто вовремя, а за добрых полчаса до начала рабочего дня.
   - А сама? - Фыркнул Рид, с удовольствием наблюдая за девушкой. - Или наш садист заставил тебя здесь ночевать?
   - Рид. Уйми свой язык, пока я его степлером к двери не прибил, - как обычно, ровным тоном пробурчал Клинт ван Бор, появляясь на пороге собственного кабинета. - И прекрати цепляться к вэсс Ноэль. Это я подвёз её до офиса. Просто, проезжал мимо её дома и...
   - Да-да, конечно, - пожав руку начальнику и другу, Рид отмахнулся от его бормотания и втолкнул хозяина фирмы обратно в кабинет, на ходу подмигнув погрустневшей Джанни. Шагнув следом за шефом, он прикрыл поплотнее дверь и, упав в кресло рядом с рабочим столом хозяина кабинета, уставился на друга. - Враль из тебя, Клинт, ну совершенно никакой, вот честное слово. Да и Джанни не лучше.
   - Хэх, - ван Бор пожал плечами и, демонстративно не обращая внимания на своего главного инженера, уселся в директорское кресло, жалобно скрипнувшее под немаленьким весом хозяина.
   - Нет, правда, Клинт, когда вы уже поженитесь, а? - Не отставал от него Рид. - Помолвка, конечно, дело хорошее, но ведь уже почти год прошёл с её заключения... Ты ещё долго будешь девушке голову морочить?
   - Рид, тебе так нужно меня достать, а? - Прищурился ван Бор. - Мы ещё думаем над датой. И я обещаю, когда мы с ней определимся, ты будешь первым, кто об этом узнает. Договорились?
   - Ха. Я и так буду первый, уж можешь мне поверить, - фыркнул ван Лоу, и вдруг растянул губы в недоброй, почти хищной ухмылке. - Знаешь, а я, кажется, знаю, как заставить тебя шевелиться. Клянусь, если в течение трёх ближайших недель вы не определитесь с датой свадьбы, то я обещаю закатить грандиозную вечеринку на годовщину вашей помолвки. Ты меня знаешь, я могу. Хочешь, чтобы весь Хооглан говорил о Клинте "Тугодуме" ван Боре? А у меня ведь и знакомые в Гедеон-хаале имеются и, заметь, не только артисты, но и сценаристы. Тот же ван Туур, кстати, просто обожает такие "уличные" истории. Шепну ему пару слов, оброню шутку-другую, и через декаду, если не спектакль, то уж интермедию на эту тему он наверняка выпустит. Как тебе такая затея, Клинт?
   От такой угрозы, обычно невозмутимый компаньон поперхнулся и резко побледнел.
   - И тебе совсем не жалко Джанни? Подумай, что будут говорить о ней? - Выдал ван Бор.
   - О, ты уже прикрываешься своей невестой? Не волнуйся, как раз о ней ничего говорить не будут, уж я об этом позабочусь, - ухмылка слиняла с лица Рида, и теперь он выглядел абсолютно серьёзным. Ван Бор побарабанил пальцами по столу, покосился на своего инженера, не сводящего с него любопытного взгляда и... сдался.
   - Три декады, да? Ладно, - ван Бор хлопнул ладонью по столешнице. - По крайней мере, теперь я знаю, как именно во времена нашей службы, ты выбивал со складов необходимые материалы и запчасти.
   - А ты думал, - гордо улыбнулся Рид, но тут же снова посерьёзнел. - Клинт, я бы не стал на тебя давить, но пойми, Джанни ведь не может ждать десятилетия, пока ты выполняешь свой очередной план, по завершению которого в твоём ежедневнике, наконец, появится пункт "Свадьба". Ещё немного и твоя невеста психанёт и разорвёт помолвку.
   - И чего это ты такой заботливый стал, а? - Покачал головой ван Бор, но тут же замахал руками на Рида, уже открывшего рот для ответа, весьма ехидного, судя по выражению его лица. - Всё-всё. Иди отсюда. Обещание я дал, через три декады узнаешь дату свадьбы, а теперь, не мозоль мне глаза. Исчезни!
   - С превеликим удовольствием, ван Бор, - расхохотавшись, Рид выскочил из кабинета директора и, захлопнув дверь, повернулся к Джанни. - С тебя фирменная выпечка, девочка! Я его всё-таки уболтал.
   - Ван Лоу? - Непонимающе склонила голову к плечу Джанни.
   - У тебя есть три декады, чтобы уговорить его на угодную тебе дату свадьбы. Потому как, если по истечении этого срока, уважаемый ван Бор не объявит о торжестве, я обещал устроить вечеринку на годовщину его помолвки.
   - Рид ван Лоу, вы сумасшедший, - после минутного молчания, проговорила Джанни. - Вы представляете, какие слухи пойдут после такой... вечеринки?! Да половина Хооглана будет перемывать мне косточки. Как же! Невеста, называется. "Ни рыба, ни мясо"!
   - А кто сказал, что вечеринка будет посвящена годовщине вашей помолвки? - Приподняв бровь, поинтересовался Рид. - На всякий случай, если вы забыли, пока ещё вэсс Ноэль, спешу напомнить, что на указанную дату приходится мой день рождения... И именно в честь этого события я и намерен устроить праздник.
   Смысл сказанного, до асуры, уже вознамерившейся всерьёз обидеться на беспардонного друга её жениха, дошёл не сразу. Зато потом она ещё долго не могла унять смех.
   - Ван Лоу... Рид, ты... ты самый лучший негодяй и враль на свете, - вытерев выступившие от хохота слезы, проговорила Джанни.
   - Неправда, я не враль. Просто, в отличие от вас с Клинтом, я умею говорить правду... и недоговаривать её. Так-то, - гордо вздернул подбородок Рид и усмехнулся. - А вот насчёт "негодяя" вынужден согласиться, поэтому не надейся, что я забуду про обещанную выпечку.
   Оставив улыбающуюся Джанни в приёмной, ван Лоу отправился в свой кабинет, а спустя полчаса вылетел оттуда и помчался к инженерам. И судя по его лицу и вороху прихваченных с собой чертежей, Джанни сделала безошибочный вывод о том, что подчинённых Рида ждёт большая и серьёзная взбучка. В последнее время это уже стало обыденностью. Не ладится у инженеров и техников с несчастной восьмой моделью. Кстати, о техниках!
   Немного подумав, девушка взялась за телефонную трубку и начала набирать номер технарей. Если Рид вышел на тропу войны, то и к ним обязательно заглянет. Так пусть ребята хоть морально подготовятся к грядущему шторму...
   Джанни только успела положить трубку, когда в приёмную вошли двое. Первый - средних лет, маленького роста, вёрткий, в потёртом чёрном плаще и в модной, но по-чиновничьи нелепо напяленной шляпе. Второй был повыше, несколько медлительнее в движениях, зато наряжен также как и его напарник, от совершенно по-дурацки надетой шляпы, оскорбляющей чувство прекрасного юной асуры, до узкой полоски галстука и надраенных до блеска чёрных туфель. Ну, хоть в этом гость оказался не безнадёжен.
   - Добрый день, господа. Чем могу помочь? - Блеснув дежурной улыбкой, поинтересовалась Джанни.
   - Ван Ротт и ван Леен. Мы хотели бы видеть господина Лоу, - на лице девушки не дёрнулся ни один мускул, когда наглые визитёры сунули ей под нос бляхи Республиканского следственного управления.
   - Сожалею, но ван Лоу только что вышел, - продолжая улыбаться, проговорила асура.
   - Но он не покидал здания. Значит, мы можем рассчитывать на его скорое возвращение, правильно я понимаю? - Натянуто усмехнулся вёрткий ван Леен.
   - Конечно. Если хотите, я попробую его найти, - Джанни потянулась к телефону, но её опередили.
   - Пожалуй, не стоит. Мы подождём его здесь, с вашего позволения, - для верности прижав рукой телефонную трубку к рычагам, проговорил ван Леен, и Джанни осталось лишь кивнуть и заняться своими делами.
   Спустя несколько минут асура окинула быстрым взглядом усевшихся в кресла у стены агентов и, собрав документы, отпечатанные на громко стрекочущем, сияющем зеленоватым светом экрана, "дорвуде", проскользнула в кабинет директора. Может господа из РСУ и попытались бы её остановить, вот только от стойки секретаря до двери кабинета директора куда ближе, чем от противоположной стены до той же двери.
   Клинт внимательно выслушал своего секретаря и тут же схватился за трубку. Звонок из кабинета директора застал ван Лоу в подвале у технарей, где полдюжины парней в тёмно-синих комбинезонах вечно что-то сверлили, долбили, варили и клепали. Именно здесь бумажные эскизы и задумки инженеров фирмы ван Бора впервые воплощались в "живые" модели. И именно тут проходили финишную отладку уже готовые изделия. Новость о визитёрах из РСУ хоть и встревожила Рида, но в меру, как обеспокоила бы она любого добропорядочного жителя Республики. Всё-таки, не каждый день заглядывают такие гости.
   - Спасибо Клинт, я понял.
   - Рид, ты ничего не хочешь мне рассказать? - Чуть помолчав, поинтересовался ван Бор.
   - Если ты об агентах РСУ, то нет. Сам не знаю, зачем им понадобился, - честно ответил Рид.
   - Верю, - вздохнул директор. - Ладно, я тебя предупредил, а дальше решай сам. Но скажу честно, судя по описанию Джанни, эти молодчики не успокоятся, пока не поговорят с тобой.
   Рид не заставил себя ждать, так что не прошло и получаса, как он объявился в приёмной и, мельком глянув на сидящих у стены мужчин, метеором промчавшись мимо них, скрылся в кабинете.
   - Господин Лоу у себя, - всё с той же дежурной улыбкой проговорила Джанни, указав поднявшимся с кресел агентам на захлопнувшуюся за Ридом дверь.
   - Благодарим, - ответив асуре куда более натужной улыбкой, ван Леен кивнул.
   Стучать агенты не стали. Они просто дружно вошли в небольшой кабинет Рида и застыли напротив его стола. Мебель для посетителей в кабинете главного инженера отсутствовала как таковая, так что, обменявшись приветствиями, мужчины остались стоять. Разве что, сам Рид, не желая отыгрывать конченого хама, поднялся с кресла и отошёл к окну. Присев на высокий подоконник, он щёлкнул зажигалкой и прикурил очередную сигарету.
   - Итак, господа, что привело вас в мой скромный офис? - Поинтересовался ван Лоу, демонстративно не замечая снисходительной усмешки и взгляда вертлявого ван Леена, направленного на зажигалку Рида. Ну да, конечно, вечное презрение одарённых к бездарным, как можно было забыть? О, да ещё и демонстративное... Ван Лоу мысленно усмехнулся, наблюдая, как шустрый следователь, в свою очередь, прикуривает сигарету одним щелчком пальцев... Всё-таки, какие добрые, душевные люди работают в РСУ, это что-то. Рид кивнул агенту на вторую пепельницу, стоящую на его столе и повторил вопрос.
   - Собственно, мы прибыли, чтобы сопроводить вас на встречу, - медленно, нажав на окончание фразы, проговорил ван Ротт, недовольно покосившись в сторону напарника и разгоняя рукой дымное облако, успевшее повиснуть в маленьком тесном кабинете главного инженера.
   - Ого. Ну надо же... Вроде бы у меня на сегодня никаких встреч назначено не было, или это новая инициатива РСУ? Предоставление услуг секретаря и перевозчика? Извините, господа, вынужден отказаться от такой чести. Джанни замечательно справляется с первым, а во втором я не нуждаюсь. Предпочитаю собственное авто, - произнёс Рид.
   - Оставьте ваши шуточки, ван Лоу, - прищурившись, прошипел ван Леен. - Нам приказано доставить вас, и мы выполним задание, хотя бы для этого пришлось бы заковать вас в наручники.
   - Понял-понял, - вздохнул Рид. - С чувством юмора в РСУ до сих пор очень и очень плохо. Может, хотя бы уточните, кто именно так сильно желает со мной увидеться?
   - Вообще-то, мы не уполномочены обсуждать здесь что-либо... - протянул ван Ротт, но тут же усмехнулся. - С другой стороны, никто нам этого и не запрещал. О нашем участии в организации вашей встречи просил имперский советник Берен... Почему-то ему кажется, что без нашей помощи вы не пожелаете с ним увидеться. А теперь, ван Лоу, если вы удовлетворили своё любопытство и тягу к комическим выступлениям, будьте любезны, следуйте за нами.
   - Благодарю за откровенность, господин Ротт, - фыркнул Рид, стараясь не показать, как удивили его слова агента. А если ещё вспомнить намёки Инэлла... Пожалуй, действительно стоит съездить к советнику. Понюхать воздух, так сказать. - Что ж... Вы на авто, или воспользуемся моим?
   - Хм. Думаю, наш автомобиль будет предпочтительнее, - растянул губы в ненатуральной улыбке ван Ротт, и Риду осталось лишь подхватить с вешалки плащ, нахлобучить на голову шляпу и махнуть гостям в сторону двери.
   Ободряюще кивнув Джанни, Рид вышел из здания в сопровождении агентов РСУ и, на ходу оценив ожидавший их у подъезда явно нестандартный чёрный "Дэланнэ", с удобством расположился на широком заднем диване просторного седана. Агенты же разделились. Ван Леен устроился на откидном сиденье напротив Рида, а ван Ротт уселся в кресло рядом с водителем. И стоило ему захлопнуть дверь, как машина вальяжно тронулась с места. Плавный ход "Дэланнэ" приятно удивил специалиста по кадаврам. Оценив ходовые качества машины, Рид уже начал прикидывать, кто поставляет амортизационные системы производителю этих автомобилей, когда "Дэланнэ" также плавно остановился напротив невзрачного здания на Статен-илл, и агенты предложили Риду покинуть салон.
   Встреча с имперским советником... Хм. Если ван Лоу и мог рассчитывать на что-то подобное в своей жизни, то разве что во время службы. Да и то, вряд ли. Где техфеентриг, а где советник, то бишь, в соответствии с табелью о рангах, и если перевести гражданский чин в военные звания, как минимум, лёйтгенераал. Уж больно разные у них "шестки". Сейчас же, когда Рид и вовсе не имеет никакого отношения ни к самой государственной машине метрополии, ни даже подданства империи, и зарабатывает на жизнь строительством совершенно гражданских кадавров в независимой ныне Республике Нового света, возможность такой встречи и вовсе должна была устремиться к нулю. А вот поди ж ты! Хотя... может господину советнику понадобился какой-нибудь многофункциональный агрегат, например такой, чтоб и газон постригал и корреспонденцию читал? Хорошо бы если бы это было так, но...
   Вопреки ожиданиям Рида, здание, куда его привезли, вовсе не было амсдамской штаб-квартирой РСУ, или ещё каким-нибудь учреждением в том же роде. Оно, вообще, больше походило на небольшой отель. Хотя, откуда взяться подобному заведению на острове, застроенном почти исключительно ведомственными зданиями?
   Клерк за стойкой, к которой агенты отконвоировали Рида, по требованию ван Ротта, тут же связался по телефону с одним из номеров, доложил о прибытии гостей и, вернув телефонную трубку на рычаг, кивнул в сторону лифта.
   - Господа, вас ждут. Номер 4-а.
   Агенты кивнули в ответ загорскими болванчиками и, обступив Рида с боков, словно опасаясь, что тот вдруг передумает и даст от них дёру, двинулись к лифту.
   В этой странной гостинице, оформленной в уже слегка устаревшем для Республики стиле имперского модерна, оказалось по пять номеров на этаже, так что поднявшись на нужный им четвертый, агентам и Риду не пришлось рыскать по коридорам в долгих поисках нужных апартаментов. Более того, у искомой двери их уже ожидали. Затянутый в официальный, отвратительно дорогой, старомодный длиннополый сюртук с затейливым серебряным шитьём по рукавам и на воротнике-стойке, надменный эльф окинул прибывших ледяным взглядом и, словно нехотя кивнув, посторонился, пропуская визитеров внутрь.
   В номер Рид вошёл в дурном расположении духа. Если уж у советника в охране эльфы, то можно с уверенностью утверждать, что и сам имперский сановник отличается гипертрофированной ушастостью. Да и фамилия как бы намекает... А эльфов ван Лоу не любил давно и прочно, за подлый характер и беспредельную надменность, порой переходящую в полное пренебрежение окружающими. Нет, конечно, бывали и исключения, как например, тот же Инэлл, но они были настолько редки, что, можно сказать, лишь подтверждали правило. Да о чем говорить, если даже своими вечными погонами техфеентрига, Рид был "обязан" остроухим, как впрочем, и большей частью приключений, начиная с попадания в плен и заканчивая бегством из империи. Впрочем, это уже другая история...
   А сейчас, ван Лоу, заметив в небольшой гостиной ещё пару ушастых охранников, почти демонстративно фыркнул и, не обращая никакого внимания на всеобщее недоумение, рухнул в стоящее рядом с большим напольным глобусом, кресло. Насколько Рид помнил, подобные украшения частенько встречались в гостиницах и кабинетах... до акта Боусона, поэтому, недолго думая, он слегка надавил на верхушку чучела планеты и его верхняя половина, щёлкнув, раскрылась, демонстрируя неплохой набор алкоголя, бокалы и даже окутанное мягким сиянием охлаждающего заклятья, серебряное ведёрко, полное колотого льда.
   Начисто игнорируя, как опешивших от такой наглости агентов, так и немое холодное возмущение охранников до сих пор не появившегося советника, Рид подхватил щипчиками пару кусочков льда, бросил их в широкий и низкий стакан, после чего, пощёлкав пальцами над разномастными бутылками, щедро плеснул себе дорогого односолодового виски с Зелёного острова. Понюхав содержимое бокала, он довольно кивнул и пригубил напиток. М-мм. Нектар!
   - Рад, что вам понравилось, нор Лоу, - голос возникшего на пороге гостиной худощавого седого эльфа заставил Рида отвлечься от дегустации и недовольно поморщиться.
   - Стараниями, в том числе и ваших сородичей, я не имею права на подобное титулование, господин советник. Но можете считать, что заход я оценил, - хмыкнул ван Лоу. - Может, перейдём к делу?
   - Что ж, согласен, - кивнул советник, в свою очередь, подхватывая из бара бутылку какого-то вина и хрупкий бокал на тонкой ножке. Наполнив его, наряженный в "домашний" вельветовый костюм, удивительно контрастирующий своей современностью с по-эльфийски консервативными нарядами охраны, хозяин номера вернул бутылку на место и, окинув гостя равнодушным взглядом, предложил ему переговорить в кабинете... без свидетелей. Охранники эльфа не были воодушевлены таким поворотом, но перечить советнику не посмели, и лишь проводили своего патрона и его гостя недовольными взглядами. Рид усмехнулся, заметив обескураженное выражение лица ван Леена, но стоило ему оказаться в кабинете советника, как улыбка исчезла с его губ, будто её и не было.
   - Вот уж от кого, а от тебя, Хвостатый, не ожидал, - вздохнул Рид, увидев стоящего у окна Инэлла, и опрокинул в глотку остаток враз ставшего безвкусным виски.

Глава 2. Эльф эльфу рознь... а толку?


   Инэлл чуть смущённо пожал плечами, но вот никакого сожаления на лице старого приятеля заметно не было. Поняв, что тот всё так же уверен в своей правоте и не верит в то, что Рид действительно плевать хотел на службу в доблестных имперских войсках, ван Лоу покачал головой. Надежды на то, что Инэлл, наконец, прекратит попытки затянуть его обратно в империю, только что растаяли как дым. Надо, надо было сразу растолковать ему, чем именно грозит Риду появление на территории империи, где до сих пор не отменён его смертный приговор. Да что уж теперь...
   Советник же не обратил ровным счётом никакого внимания на разыгранную старыми знакомыми пантомиму, либо не счел необходимым показать, что хоть как-то её заметил. Махнув рукой в сторону стоящих у рабочего стола гостевых кресел, эльф дождался пока Рид и Инэлл усядутся, после чего и сам с удобством расположился в единственном оставшемся свободным, "начальственном" кресле. Скрестив руки на груди, советник некоторое время с любопытством рассматривал ван Лоу, а когда тот уже собрался было что-то сказать, заговорил.
   - Нор Лоу, прежде всего, я хотел бы, чтобы вы не держали зла на твидмайра Лиенталя. Он, всё-таки, действующий офицер и, в отличие от вас, не мог не выполнить прямого приказа командования.
   - Поздравляю, Инэлл. Наконец-то большие шишки в золотых погонах поняли твои устремления и дали возможность нажраться контрабандного виски. Так, глядишь, ещё и повышение получишь, в соответствии с количеством выпитых галлонов, - Рид растянул губы в фальшивой улыбке.
   - Не ёрничай, Старый, - хмуро отозвался твидмайр. - Меня поставили перед фактом.
   - В самом деле, нор Лоу, - покачал головой советник, щёлкая крышкой массивных золотых часов, выуженных им из жилетного кармана. - Нам нужен специалист по кадаврам. Выбор пал на вашу кандидатуру, сразу по нескольким причинам. Одна из них, в вашем досье. Если не ошибаюсь, ваша команда показала чуть ли не самую высокую результативность среди десантных групп северного фронта. Другая причина - отзывы ваших сослуживцев. Ну, а господин твидмайр оказался единственным, кто знал о вашем нынешнем месте пребывания... Кстати, не расскажете, как вам удалось перебраться через Великий пролив, минуя все кордоны?
   - Не думаю, что это будет интересное повествование, господин советник, - покачал головой Рид.
   - Что ж. Не буду настаивать. Хм... Давайте оставим дела давно минувших дней, а твидмайр Лиенталь...
   - Поведает, зачем я понадобился бывшей метрополии, - Рид перебил советника, и с усмешкой глянул на перекосившуюся от упоминания его настоящей фамилии, физиономию Инэлла. - Или, может, этим займётесь вы сами?
   - Пожалуй, последний вариант будет предпочтительней, - эльф растянул губы в формальной улыбке, ни единым жестом не показав, как его покоробило уничижительное именование собеседником их общей родины. - Итак. Сначала небольшая предыстория. Несколько месяцев назад, экспедиция нора Ириенталя, направленная в Альперовы горы, обнаружила замаскированные склады северян, оставшихся там со времён оккупации региона. К сожалению, вскрыть охранную систему сходу не удалось. Приглашённые же на место специалисты из исследовательского Бюро, все как один...
   Эльф говорил, но Инэлл прекрасно видел, что до его старого друга не доходит и сотой доли того, что несёт советник. И твидмайр догадывался, почему. Рида просто замкнуло на знакомом имени. Ещё бы! Ириенталь, точнее, твидхёмельадмираал Минт Ириам Ириенталь, во время войны возглавлял оперативную десантную эскадру фронта. Ту самую, к которой относилась и их группа... Большей глупости, чем вспомнить об их бывшем командире, советник сделать не мог.
   Эльф продолжал что-то говорить, и остановился, только когда поднявшийся с кресла Рид шагнул к выходу из комнаты. Без слов.
   - Господин Лоу, куда вы?! - И куда только подевалась вся флегматичная уверенность советника в себе?
   - Мне неинтересен ваш рассказ, нор Берен, - Рид пожал плечами и, посчитав, что сказал достаточно, потянул на себя дверную ручку.
   - И всё же, я рекомендовал бы вам задержаться и выслушать наше предложение, - сухо проговорил советник, едва Рид обнаружил, что в проеме открывшейся двери возвышаются остроухие охранники хозяина номера, под отброшенным длинными полами сюртуков которых, легко просматриваются открытые кобуры с мощными имперскими скорострелами.
   - Думаете, вы сможете добиться необходимого результата силой? - приподнял бровь Рид.
   - Отчего же, сразу силой? - Развёл руками Берен, сохраняя невозмутимое выражение лица и указывая гостю на кресло, которое тот только что покинул. - Я всё же верю, что мы сможем договориться... полюбовно, как говорят наши северные соседи.
   Рид бросил недовольный взгляд в сторону Инэлла, но твидмайр, кажется, и сам был удивлён действиями советника. Неприятно удивлён. Что ж, это уже неплохо. Риду совсем не хотелось бы лишаться одного из немногих своих друзей, и реакция твидмайра, к счастью, если не полностью избавила ван Лоу от сомнений на его счёт, то изрядно их поубавила, точно.
   Скорчив утрировано-невозмутимую рожу, в пародии на охранников, Рид захлопнул дверь прямо у них перед носом и, неохотно вернувшись к только что покинутому им креслу, усевшись в него, принялся раскуривать очередную сигарету.
   - Не думаю, что это возможно, советник, - покачал головой ван Лоу, пуская в потолок кольца дыма, одно за одним. А когда нор Берен попытался что-то возразить, перебил собеседника. - Позвольте объяснить. Видите ли, последнее существо на этом свете, которое я хочу видеть, это твидадмираал Ириенталь. Более того, я о нём даже слышать ничего не желаю. Полагаю, что когда зашла речь о специалисте по кадаврике, ваши аналитики отметили тот факт, что я, как и твидмайр Ли, служил под началом означенного ушастого борова?
   - Прошу вас быть вежливее, когда говорите о герое войны, - советник на мгновение нахмурился, но Рид даже ухом не повёл... Впрочем, где уж его ушам состязаться с эльфийскими лопухами?
   - Вот уж вряд ли, - ван Лоу отмахнулся от слов собеседника. - Я, знаете ли, тоже "герой" той войны, по крайней мере, считался таковым до того, как высказал в лицо Ириаму всё что о нём думаю. К тому же я давно не являюсь подданным бывшей метрополии, так что, буду говорить об ушастой свинье так, как он этого заслуживает. Герой, подумать только! Положить почти всю эскадру в неподготовленной атаке, без аэромобильного прикрытия и мало-мальской разведки, вывести дирижабли прямо на зенитные батареи Гейдельсхофа и завалить противника трупами своих подчинённых, а потом получить за это "Полярную звезду"... хорош герой! Знаете, советник, это не героизм, это военное преступление. Впрочем, помня, каким образом раздаются чины и звания в доблестной имперской армии, я не удивлён. Для офицеров, растущих в чинах исключительно за счёт родственников и связей, Ириенталь, должно быть, действительно, герой. Как же, ведь одной атакой, угробившей больше шестисот боевых офицеров, он создал ровно столько же вакансий! Да с их точки зрения, его не "Полярной звездой", а "Синим Пламенем" наградить надо было!
   Инэлл кашлянул в кулак и сделал большие глаза, пытаясь своей пантомимой заставить друга опомниться и подумать, что и кому он говорит, но тот лишь ожёг его злым взглядом. Впрочем, уже через секунду Рид пришёл в себя.
   - Прошу прощения. Увлёкся, - буркнул ван Лоу. - Так вот. Вашим аналитикам следовало бы получше разузнать, что думают об этом уроде его бывшие подчинённые... Те, что уцелели, после Гейдельсхофской бойни, разумеется. Ну а теперь, когда вы знаете о моём отношении к твидадмираалу...
   - Полному адмираалу... с некоторых пор, - задумчиво проговорил советник.
   - Кто бы сомневался, - язвительно откликнулся Рид. - В общем, советую вам поискать другого специалиста, незнакомого с Ириенталем. Благо, таких должно быть ещё немало, так что...
   - И всё же, я буду настаивать на вашем участии в предстоящей операции, - после недолгого молчания проговорил эльф. - И приложу все усилия, чтобы вы согласились на эту работу, нор Лоу. Вы же хотите вернуть себе титул?
   - Увы. Это невозможно, господин советник, - покачал головой Рид, мимоходом удивившись неосведомлённости собеседника о биографии "рекрутируемого". - Всё тот же Ириенталь изрядно постарался, чтобы лишение меня прав владетеля прошло через канцелярию императора, а не было утверждено трибуналом, решение которого легко оспорить. Иными словами, вернуть мне титул мог бы только нынешний император... а он этого не сделает.
   - Уверены? - Прищурился советник.
   - Абсолютно, - кивнул Рид, но объяснять причины своей убеждённости не стал. Смысл? Ведь тогда придётся рассказать о приговоре полевого трибунала, о котором, похоже, собеседник просто не в курсе. Причём здесь приговор? Так, по закону империи, даже помилованным преступникам титулы и награды не возвращаются. Никогда. Что уж говорить о человеке, чей смертный приговор до сих пор не отменён?
   - Что ж. Не буду вас разубеждать. Но советую всё же подумать над нашим предложением. Поверьте, у империи найдется, чем отблагодарить вас за помощь. И даже ваша уверенность в невозможности возвращения титула, может оказаться абсолютно беспочвенной, - эльф поднялся из-за стола, показывая, что аудиенция закончена, и Рид не замедлил рвануть к выходу, лишь махнув на прощание рукой Инэллу.
   Бывшему техфеентригу было о чём подумать, пока сотрудники РСУ везли его обратно в офис. Вся эта встреча, такая странная и явно плохо подготовленная, произвела на Рида неприятное впечатление. И вроде бы не было никаких угроз, и советник не особо-то давил на него... Но подозрения о том, что одним разговором дело может не закончиться и, кроме больших пряников, в следующий раз к предложению могут присоединиться и изрядных размеров кнуты, молодого человека так и не покинули. И уж чего-чего, а кнутов у империи предостаточно. Пусть даже, ван Лоу давно не является её подданным...
   Рид помотал головой, вытряхивая из неё параноидальные мысли и, оказавшись у входа в здание, где расположился офис их фирмы, на миг замер.
   Дождавшись, пока "Дэланне" сторожевых псов республики скроется за поворотом, он решительно развернулся на месте и, в два шага оказавшись рядом с "Барро", рухнул за руль машины. Поворот ключа, двигатель авто привычно мягко заурчал, успокаивая нервы и даря спокойствие своему хозяину. Ван Лоу вытряхнул из пачки последнюю сигарету и, закурив, тронул машину с места. Ничто так не проветривает мозги, как долгая скоростная поездка по окрестностям. То, что надо сейчас встревоженному Риду.
   Инэлл заявился к старому другу уже на следующее утро, когда тот собирался на работу. Твидмайр ворвался в квартиру с той же стремительностью, с которой когда-то вламывался в ангар, служивший техфеентригу Лоу рабочим местом и спальней на земле. После чего обычно следовали столь же скоростные сборы и шесть кадавров-десантников с их "пастухом" загружались в стальное чрево левиафана "Тинау", чтобы вскоре обрушиться на врага с неба...
   - Старый, это было волшебно, - рухнув на продавленный диван так, что тот жалобно заскрипел пружинами, провозгласил Инэлл, даже не вспомнив о приветствии. Впрочем, в этом не было ничего странного. Ушлый эльф никогда и не был известен своей вежливостью, а в те моменты, когда кто-то указывал ему на сей недостаток, Ли только хмыкал и с невероятным апломбом сообщал, что наелся этикета дома, и если кому-то не нравится его нынешнее поведение, этот кто-то может просто отвалить, дабы не рисковать здоровьем, поскольку дуэли надоели отпрыску дома Лиенталь ещё больше, и с некоторых пор он предпочитает обычный мордобой.
   - Хм, я предпочитаю выслушивать эту фразу исключительно от лиц женского пола, - флегматично пожал плечами Рид, поправляя перед зеркалом узкий, по последней моде, галстук, купленный им в одном из магазинчиков на фешенебельной Четвертой аллее.
   - Тьфу на тебя, - эльф скривился, но тут же весело расхохотался. - Нет, дружище, что ни говори, а ты самый настоящий волшебник из легенд. Так посадить в лужу Берена, это что-то! По-моему, такой тон в общении с ним, разве что император, да глава его дома могли себе позволить... а тут, какой-то отставной феентриг... - Инэлл осёкся, когда Рид вдруг резко обернулся.
   - Так-так. А вот с этого момента, подробнее, - ван Лоу прищурился и его собеседник нервно сглотнул. Видал он уже такой взгляд у Рида, обычно перед десантированием в очередное пекло...
   - Ну, э-э... Извини, что напомнил... - замялся эльф.
   - Я не о том, - мотнул головой ван Лоу, не сводя со старого друга пристального взгляда. - Откуда ТЫ знаешь, кто и как разговаривает с этим Береном, объясни, будь любезен.
   - Хм-м. Ну, отец как-то говорил. Они дружны с Береном, вот... м-да, я что зашёл-то... - отведя взгляд в сторону, проговорил Ли. - В общем, прощения хотел попросить. Не думал я, что дело так обернётся. Вообще не знал, для кого он специалиста ищет...
   - Поня-ятно, - протянул Рид, убедившись, что Инэлл не собирается отвечать на его вопрос. И вздохнул. - Вот скажи, дорогой друг, как ты вообще додумался сдать меня этому самому Берену?
   - Что за чушь! - Воскликнул тот. - Случайность это. Понимаешь? Слу-чай-ность. Ну, услышал Берен на приёме одну из баек о наших с тобой приключениях во время войны, вот и запомнил. А через пару дней мне вручили Высочайший рескрипт о принятии командования над посольским "Риттером" и мы сразу же отправились в Республику. Уверен, затянись это дело хотя бы дней на пять, и он бы даже не вспомнил о тебе. Стечение обстоятельств. Да и, если б я знал, для кого наш посланник хлопочет, думаешь, я бы тебя сдал?!
   - Вот-вот. Именно поэтому, ты и не знал, - вздохнул ван Лоу. - Честное слово, Хвостатый, у меня иногда создается впечатление, что ты вообще головой не думаешь.
   - С чего бы это? - Возмутился эльф.
   - А с того, - Рид окинул старого друга сожалеющим взглядом и неожиданно с силой хлопнул его плечу. - Вот ответь мне, как ты оказался на том приёме? Ты же этот серпентарий терпеть не можешь.
   - Эхм... Отец вручил приглашение... личное, - медленно проговорил Инэлл. - Но ты же не думаешь, что он...
   - А что он? Твой батюшка, далеко не дурак. Намёки понимает, да и варианты просчитывать умеет. Так что, думаю, он совсем не возражал, чтобы его любимый, но такой непутевый сын сменил мостик тяжёлого "высотника", на удобную рубку дирижабля из личного парка Его императорского величества...
   - Твою... - эльф с силой дёрнул себя за ухо и скрежетнул зубами. После чего тяжело вздохнул и кивнул. - Мог... Извини, Старый. Я, действительно, идиот.
   - Не в первый раз, мог бы и привыкнуть уже, - неожиданно хохотнул Рид и, резко оборвав смех, развёл руками. - Вот только я одного не могу понять, а что, в самой империи ни одного "пастуха" не нашлось, что ли? Обязательно было переться в Новый свет?
   - Ну, если подумать... - эльф невесело ухмыльнулся и, пригладив пострадавшее ухо, договорил: - есть у меня одно предположение... ты, наверное, не в курсе, но к окончанию войны уцелело лишь восемь настоящих "пастухов", из них двое в нашей эскадре, считая тебя.
   - Как... восемь? - Изумился Рид.
   - А вот так, - развёл руками твидмайр. - После Гейдельсхофа, когда ты уже в "огневые" угодил, северяне стали выбивать вашего брата целенаправленно. Ни с чем не считались, меняли роты на подразделение кадавров, но ведущих уничтожали остервенело. А ведь училища тоже "пастухов" не клепают, их даже для ускоренного выпуска не меньше года натаскивать нужно. Вот так и вышло, что к моменту заключения мира, во флоте осталось лишь семеро "пастухов". Подступиться к ним сейчас проблематично. Кто-то преподает в училищах, и никакое начальство такие кадры, с их боевым опытом, из своих когтей не выпустит, тем более, не пойдёт против воли самих "пастухов". Остальные в отставке, но ведь не голь перекатная, за ними стоят рода, вступятся если что. Так что, особо и не надавишь. Нет, если бы кто другой ту операцию затеял, может и нашлись бы желающие тряхнуть стариной, но... Смерть Флота, не та фигура, что может их привлечь... Вот и получилось, как получилось.
   - Неплохая версия, - сухо кивнул помрачневший Рид. - А что сухопутные? У них же свои "пастухи" должны были быть? Да и боров им крови не портил... Почему они не согласились?
   - Вот этого не знаю, - покачал головой эльф. - Могу только предположить, что в тех условиях, обычные пехотные кадавры не подмога, но... кто его знает?
   - Ох, и втравил же ты меня в историю, Инэлл, - после недолгого раздумья, вздохнул Рид. - Если так посмотреть, то имперцы от идеи затащить меня в экспедицию не откажутся.
   - Да ладно тебе, - вновь обретая присущую ему легкомысленность, махнул рукой эльф. - Ты же не согласился, ну и забудь. Встреча состоялась, стороны друг другу не глянулись и разбежались. И всё. Пусть Ириенталь договаривается с родовитыми или соблазняет преподающих, не знаю. Тебе до этого дела быть не должно.
   - Твоими бы устами да мёд пить, - пробормотал ван Лоу. В отличие от эльфа, он был почти уверен, что без последствий его вчерашнее "соло" не останется, и радости это умозаключение Риду не добавляло.
   Молодой человек встряхнулся. К деволу метрополию, со всеми её "мясниками" и советниками. Он уже на работу опаздывает, а сегодня техники как раз должны подготовить рабочую модель восьмого образца...
   Поняв, что к чему, Инэлл подхватился и первым шагнул к выходу из квартиры старого друга.
   Кажется, по завершении декады дождей, Амсдам наконец решил, что он достаточно чист, и после такого продолжительного душа ему не мешает немного обсохнуть. В безоблачном небе солнце сияло совсем не по-осеннему, так что, если бы не холодный ветер с залива, можно было подумать, что на улице не начало оккабора, а середина лета.
   Хорошая погода сделала свое дело, так что к офису Рид подъехал во вполне умиротворённом состоянии, вот только оказалось, что просуществовать сколько-нибудь долго, его приподнятому настроению не суждено. Инженер даже толком не успел начать разбираться со сбоящей моделью пресловутого восьмого образца, когда в рабочую атмосферу мастерской ворвался громкий треск телефонного звонка, и Джанни сообщила Риду, что в контору прибыли вчерашние знакомцы из РСУ. Мало того, они предъявили ордер на проведение документарной проверки! Ван Лоу коротко и зло выругался. Не зря он подозревал, что вчерашняя беседа ещё выйдет ему боком. Ох, не зря!
   - Моё присутствие требуется? - Отняв ладонь от микрофона, поинтересовался у Джанни инженер.
   - Эти... - Рид прямо-таки видел, как помощница ван Бора недовольно поджала губы, заговорив об агентах. Кажется, они ей сильно не понравились... - о тебе не упоминали, но я боюсь, у них хватит наглости начать обшаривать твой кабинет, так что...
   - Спасибо, красавица, я понял, - вздохнул Рид. - Сможешь удержать их от выбивания дверей в мою берлогу, хотя бы на четверть часа? Я тут, кажется, наконец, разобрался со сбоями восьмого...
   - Умеешь ты придумать достойное развлечение для девушки, - фыркнула Джанни. - Ладно уж, на четверть часа можешь рассчитывать.
   - Вот и славно, - пробормотал Рид, уже кладя трубку на рычаг, и повернулся к стенду, у которого суетились механики, снимающие с него модель строительного кадавра, тот самый пресловутый восьмой образец.
   В четверть часа Рид не уложился. Он появился в офисе лишь полчаса спустя, но ожидаемого насмешливого взгляда Джанни не встретил. Её вообще не было за стойкой... и это за добрых два часа до обеда. Немыслимо! Присутствие помощницы ван Бора в приёмной в это время было так же естественно, как восход или закат, так что, не обнаружив девушки на привычном месте, Рид даже на мгновение замер на месте, после чего ринулся к своему кабинету. Но нет, дверь заперта, а сама комната оказалась пуста, а значит идея о том, что Джанни решила проконтролировать действия агентов, пока те будут рыться в бумагах ван Лоу, оказалась неверна.
   Задумчиво почесав указательным пальцем кончик носа, Рид хмыкнул и, развернувшись, протопал через приёмную к кабинету директора. И, едва отворив дверь, понял, что попал по адресу. Агенты сидели за журнальным столом, закопавшись в бумаги, и делали вид, что не замечают подбрасываемой ван Бором на ладони сотворённой им шаровой молнии. Воздух просто трещал от напряжения, и даже Джанни, всегда улыбчивая и уравновешенная Джанни, кажется, уже была готова отвесить незваным гостям хорошего пинка.
   Если бы ещё вчера утром кто-то сообщил Риду, что его будут чуть ли не волоком тащить обратно в империю, ван Лоу, скорее всего, просто рассмеялся бы выдумщику в лицо, но... Сейчас, это уже не казалось столь забавным и нереальным. Более того, происходящее не тянуло даже на дурную шутку. Но, вот поди ж ты...
   Вопрос. Что могут искать агенты РСУ в офисе маленькой компании, занимающейся разработкой несерийных кадавров? Чертежи секретного оружия Империи? Рид вздохнул. А вот изъятие технической документации приведёт к гарантированной остановке работы фирмы.
   Полюбовавшись на то, как под взглядом ван Леена многочисленные укладки документов сами устраиваются в казённых деревянных ящиках, ван Лоу кивнул своему другу и шефу, взглядом указав на дверь. Тот еле слышно хмыкнул и первым вышел в приёмную. А следом за ним за дверь выскользнул и сам Рид, оставив Джанни следить за действиями агентов.
   - Извини, дружище, кажется, это моя вина, - закуривая сигарету, проговорил ван Лоу. Усевшийся на диван, как всегда спокойный и невозмутимый ван Бор, в ответ, лишь недоумённо вздернул бровь.
   - Интересно. А конкретнее? - Ровным тоном проговорил директор. Рид не стал тянуть время и сжато рассказал другу о беседе с имперским советником.
   - ... И есть у меня подозрения, что эти ребятки просто так не отстанут, - заключил ван Лоу.
   - Хм. Думаешь? - Клинт покрутил в руках невесть откуда взятую сигару, и, прикурив её, выдохнул синеватое облако дыма. - Знаешь, я попробую поговорить кое с кем из старых знакомых...
   - Сомневаюсь, что из этого выйдет толк, - перебил старого друга Рид. - Соревнование "у кого лапа волосатей" здесь тебе не выиграть. Давай лучше подумаем о том, как вывести компанию из-под удара.
   - Если всё так серьёзно, как ты описываешь, то возможен только один выход, и он мне не нравится.
   - Увольнение, - утвердительно кивнул Рид, мгновенно понявший к чему клонит его собеседник. - Я тоже об этом подумал. А что до эмоций, Клинт... Ты и сам понимаешь, ими здесь руководствоваться нельзя. Эти не успокоятся, пока не добьются своего.
   Беседу друзей прервал хлопок двери директорского кабинета, и в приёмной нарисовались следователи, буквально прожигаемые взглядом Джанни, следующей за ними по пятам.
   - Ван Бор, они чуть не отобрали регистрационное свидетельство, но я его отстояла. Кажется, в своих мечтах о вседозволенности, господа республиканцы забыли, что подобное действие возможно только по решению суда или заключению комиссии Большого Регистра, - наябедничала возмущённая асура, дождавшись, пока недовольные следователи, не попрощавшись, исчезнут из приёмной.
   - Спасибо, Джанни. Ты, как всегда, оставила поле боя за собой, - бледно улыбнулся Клинт. Секретарь смерила сидящих в креслах мужчин долгим взглядом и, вернувшись на свое место за стойкой, громко щёлкнула пальцами с длинными по моде её расы, ногтями.
   - Итак, что у нас случилось на этот раз?
   - В смысле? - Вынырнул из размышлений ван Лоу.
   - Ну как же?! Я тут в одиночку побеждаю аж двух церберов следственного управления, а вам словно и дела до этого нет, - возмущённо вскинула голову Джанни и, скрестив руки на груди, сердито взглянула на директора и главного инженера. Мужчины переглянулись и одновременно вздохнули. После чего ван Лоу вновь пустился в объяснения. Ещё пара повторов, и он сможет выступать с этим монологом в так любимом им Гедеон-хаале.
   - И вы, конечно, решили, что единственным выходом из этой ситуации будет увольнение нашего инженера, да? - После недолгого размышления, проговорила Джанни, обводя собеседников испытующим взглядом огромных глаз удивительного сиреневого цвета.
   - У вас есть другое предложение, вэсс Ноэль? - Приподняв бровь, усмехнулся Рид.
   - Может быть, - Словно сытая кошка проурчала асура, предвкушая реакцию мужчин и, хитро улыбнувшись, договорила: - как насчёт моря, пальм и коктейлей?
   - О! Ты всё-таки решила бросить этого зануду, и теперь присоединишься ко мне в поездке к океану? - Встрепенулся ван Лоу.
   - Пф, - Клинт еле сдержался, чтобы не расхохотаться. - Джанни, ты умница! Рид, готовься. Ты отправляешься на западное побережье. Пора нашей фирме обзаводиться партнёрами в бывших колониях Союза. Вот ты этим и займешься. Точнее, создашь там компанию, с которой мы и заключим партнёрское соглашение, ясно?
   - Хм. А что... хорошая идея, - согласно кивнул Рид. Затея этой парочки ему определённо пришлась по вкусу. Выход самого Лоу из компании избавит ван Бора от давления властей, а отъезд на Западное побережье лишит советника возможности манёвра. Бывшие земли Союза, недавнего противника империи в войне, это всё-таки не республика - бывший доминион. Имперцев там не жалуют, даже власти... особенно власти!
   - Джанни, поддерживаю Клинта. Ты умница! И мое предложение моря, пальм и коктейлей всё ещё в силе. Подумай, может, всё-таки, плюнешь на этот хронограф на ножках и составишь мне компанию в поездке, а?
   - Эй, вообще-то я здесь! - Усмехнулся ван Бор, наблюдая за очередным приступом флирта у Рида. - И вообще, чем приставать к моей невесте, давай лучше обсудим вопрос обеспечения. Иными словами, сколько тебе нужно будет денег на переезд и открытие компании в Новоземье.
   - Не проблема, - пожал плечами ван Лоу. - У меня имеется некоторый запас на чёрный день. Но... вот о чём стоит подумать, так это о помощниках. Не думаю, что там мне удастся найти достаточно серьёзных техников. Собственно, у Союза с ними и на материке было не так чтоб уж очень хорошо, а уж за проливом...
   - Хм... - Ван Бор на мгновение задумался и неуверенно взглянул на друга. - Знаешь, думаю, этот вопрос тоже можно решить, вот только... А, ладно! В общем, есть у меня на побережье знакомец, мы с ним до сих пор в переписке. Сильный технарь с хорошей соображалкой, думаю, вы могли бы сработаться.
   - Замечательно! - Улыбнулся инженер, но тут же посерьёзнел. - И в чём закавыка?
   - Э-э?
   - Ну, ты так построил фразу, что дальше просто напрашивается такое большое-большое "но", - пояснил Рид.
   - Понимаешь, он тоже служил... - ван Бор замялся.
   - И?... - протянул Рид, но тут же махнул рукой. - Стоп. Он живет в бывших колониях Союза. Ты хочешь сказать, что и воевал он с той стороны, да?
   Получив в ответ кивок помрачневшего друга, ван Лоу насмешливо взглянул на Клинта.
   - И что?
   - Тебя это не волнует? - Удивился тот.
   - Ни в малейшей степени, - усмехнулся ван Лоу. - Лет десять назад, за предложение работать в одной связке с северянином, я, может быть, и морду тебе набил бы... но сейчас мне в самом деле без разницы. Ну, если этот самый северянин согласится на подобный тандем. Кто знает, вдруг у него в голове, кроме технарских шестерёнок, одни лозунги? Тогда да, возможны проблемы. Но первым в драку я точно не полезу.
   - Да нет, он вменяемый... по-моему, - подумав, сообщил Клинт, и Рид кивнул, хотя и не преминул отметить некоторую неуверенность в голосе ван Бора.
   - Тогда, дело в шляпе. Свяжешься с ним?
   - Сегодня же. И если он согласится, то сразу попрошу его разузнать всё, что нужно для открытия компании. О деталях договоритесь уже на месте.
   - Замётано, - ван Лоу поднялся с кресла, потянулся, словно большой, но худой уличный кот и, подмигнув Джанни, направился к своему кабинету. Уже стоя на пороге, он обернулся и ткнул пальцем в Клинта. - Да, можешь не надеяться, что консультации по твоим проектам обойдутся дешевле, чем мое нынешнее жалованье.
   - Э-эй! Пройдоха! Ты же будешь на другом конце суши. А в жалованье входит твое присутствие в офисе и контроль нал исполнением заказов, между прочим! - Возмущённо прорычал ван Бор.
   - Уговорил, - изобразив мучительное раздумье, кивнул Рид. - Можешь уменьшить гонорар на сумму штрафных вычетов за мои опоздания на работу. Ради справедливости, возьмём среднее арифметическое, скажем, за три года... но при условии, что в расчёте будет учтена оплата моих несостоявшихся отпусков, идёт?
   - Идёт. - Мотнул головой ван Бор и покосился на старательно изображающую статую, Джанни.
   Увидев этот взгляд, девушка всё-таки не выдержала и, захохотав в голос, уткнулась лицом в ладошки. Рид же довольно усмехнулся и скрылся в своем кабинете.
   - Что смешного? - Непонимающе буркнул ван Бор, подходя к хихикающей Джанни.
   - Куда делась твоя хваленая хватка, Клинт?! Оплата даже одного отпуска перекроет штрафы за всё время работы ван Лоу в нашей компании. Это я тебе говорю, как счетовод, дорогой мой, - отсмеявшись, проговорила асура и, разведя руками, перешла на официальный тон: - но самое главное, господин директор, согласившись с его определением расчётной суммы гонорара за консультации, фактически, мы взяли на себя оплату столь желанного Ридом отпуска, того самого, который: "море, пальмы и коктейли!". И думается, теперь, господин Лоу имеет возможность наслаждаться им круглогодично...
   - Ну... ну, техфеентриг! Вот за это его интенданты и ненавидели, - выдавил Клинт.
   А тем временем, сбежавший из офиса, Рид уже крутил руль своего "Барро", пробираясь через мосты, соединяющие прибрежные и островные части Амсдама. Позади остался Статен-илл, и автомобиль Лоу, миновав самый длинный мост города, въехал в Тамоти. Этот фешенебельный район Амсдама, в отличие от Хооглана мог похвастаться просторными особняками, окружёнными садами и полным отсутствием жилых многоэтажек. Хорошее место, чем-то напоминающее предместья столицы бывшей метрополии. Разве что здесь не встретить перестроенных во дворцы замков, да вечнозелёных эльфийских усадеб, с которыми иногда и не поймёшь, где заканчивается сад и начинается дом. В остальном же, очень похоже.
   Именно здесь живёт уже третье поколение газетных магнатов ван Рей. И даже Люка, который терпеть не может здешних напыщенных обитателей, после смерти отца и принятия наследства вынужден был вернуться в родовое гнездо. Собственно, к нему-то и ехал сейчас Рид, рассчитывая на хороший вечер с картами, бильярдом... и непременным разорением лучшего домашнего бара в этом городе.
  

Глава 3. Увольнение - не конец света. А вот если наоборот...


   Ван Лоу предполагал, что так просто вопрос не решится. И, несмотря на охватившую его вчера эйфорию от найденного очаровательной Джанни выхода, вылившуюся в хорошую такую гулянку в компании с Люкой и набившимися в его дом гостями, Рид был готов к дальнейшему развитию событий.
   Ухмыляясь, молодой человек предельно аккуратно запечатал конверт с вложенным в него приказом об увольнении, надлежащим образом отмеченным печатью Большого регистра. Подписав конверт, он подхватил с вешалки шляпу и, глянув напоследок в зеркало, удовлетворённо хмыкнув, отправился в гараж.
   Верный Барро мягко заурчал мотором, сверкнул ярким светом фар и выкатился на улицу. Рид решил не доверять своё послание пневмопочте, и повёз его в РСУ лично. Понятно, что он не стал дожидаться приёма у одного из вчерашних проверяющих и просто отдал конверт секретарю.
   Получив неопределённую закорючку в расписке о приёме корреспонденции, ван Лоу не стал терять времени и отправился закупать всё необходимое для путешествия через республику и начального обустройства на новом месте. Понятное дело, речь не шла о всякой технике или обстановке отсутствующего дома, но обновить гардероб было бы неплохо. Кто его знает, как обстоит дело с модой на западном побережье, а Рид уже привык к принятому в Республике стилю и менять его пока не собирался. Да и всякую всячину, без которой не обойтись в дороге, тоже стоит приобрести, чтобы потом не мучиться с поисками.
   Нет, если бы он решил выехать поездом, то ничего подобного затевать не стал. В конце концов, все покупки в этом случае, ему пришлось бы тащить на своем горбу, а отставной техфеентриг, по въевшейся военной привычке, предпочитал путешествовать налегке. Сейчас же, в его распоряжении был Барро, и ван Лоу решил, что в этот раз может себе позволить поездку с максимальным комфортом и огромным багажом. Ну, в его понимании огромном.
   Впрочем, был и ещё один момент, склонивший его к варианту автомобильного путешествия. Что Рыська, что Хвостун, животины свободолюбивые настолько, что даже на широкие улицы Амсдама их не затащить. Рид пробовал, но, поняв, что леса на севере графства им куда милее, чем его небольшая квартира в каменном муравейнике, отступился. Что уж говорить о возможности их путешествия в вонючей железной кишке поезда? И ладно бы ещё, если бы зверей можно было расположить в купе рядом с собой, уж пару дней хвостатые пережили бы без проблем. Но ведь никто не пустит в пассажирский вагон двух явных хищников, пусть и в сопровождении "дрессировщика". А упрятать котяр в клетку... не простят. Вот и получается, что автомобильное путешествие, фактически, безальтернативно.
   Гудок обгоняющего авто вырвал Рида из раздумий. Тряхнув головой и оглядевшись по сторонам, он сбросил и без того малую скорость, аккуратно притёр машину к тротуару перед одним из многочисленных пассажей Четвёртой улицы и, выбравшись из-за руля, решительно направился ко входу в торговое царство.
   Замечательно синий, в тонкую, почти незаметную чёрную полоску, костюм-тройка удручал ценой в три сотни талеров, но недовольство от траты было уравновешено клочком обёрточной бумаги с номером телефона симпатичной рыжеволосой полуэльфийки, работавшей в торговом зале дома "Раух и Ройс", с форсом расположившегося на Четвертом перекрёстке. Честно говоря, Рид и сам не понял, зачем ему понадобилась эта фасонистая "тройка", но устоять под напором смешливого огневолосого урагана не смог. Впрочем, не очень-то и хотелось, если честно.
   Из лабиринтов пассажей и магазинов ван Лоу выбрался лишь спустя добрых четыре часа, уставшим, нагруженным пакетами с покупками, но... с довольной улыбкой на устах, так и не сошедшей с его лица за те сорок минут, что он вынужден был потратить на дорогу до своего теперь уже бывшего офиса.
   - Господа, неужели вам так понравилось в нашей конторе, что вы решили в ней поселиться? - Обнаружив стоящих у стойки Джанни знакомых сотрудников РСУ, весело поинтересовался Рид. Ответа не последовало. Словно и не стояло рядом с ними никакого главного инженера ван Лоу... поправка, бывшего главного инженера.
   Пожав плечами, Рид перевёл взгляд на Джанни.
   - Доброе утро, вэсс Ноэль. Могу я забрать свои вещи?
   - Вообще-то, уже полдень, ван Лоу, - холодно ответила девушка, и после небольшой паузы, договорила: - господин директор предупредил, что вы сегодня придёте, и просил очистить кабинет до вечера. Завтра прибудет новый сотрудник, и кабинет к тому времени должен быть свободен от личных вещей. Ключ от шкафа с чертежами передадите мне вместе с описью. Предупреждаю, проверка займет немало времени, поэтому поторопитесь со сборами.
   - Как скажете, вэсс Ноэль, как скажете, - не менее сухо ответил Рид и, повернувшись к навострившим уши следователям, белозубо улыбнулся. - Вот это и называется оскалом бюргерства. Ещё вчера я был вторым лицом в компании и смел надеяться на свидание с этой очаровательной девушкой, а сегодня, уже безработный и не достоин даже презрения. Хотя... - ван Лоу скосил глаз на нахмурившуюся Джанни. - С последним утверждением, я, кажется, поспешил. Вэсс Ноэль, а что, директор не желает сам принять у меня документацию? Всё-таки многие проекты требуют довольно специфических знаний, вдруг я что-то решу прихватить с собой?
   - Ван Бор отбыл на переговоры по последнему проекту, который вы почти провалили, кстати. Что же касается приёмки документации, то в присутствии директора нет никакой необходимости. Если помните, каждый лист чертежей и технических записок должен быть пронумерован, а в описи укладки указано точное количество вложений... Поверьте, считать я умею, так что и с задачей справлюсь без затруднений, - фыркнула Джанни и, ехидно ухмыльнувшись, нанесла завершающий удар. - Неужели за три года работы, вы этого так и не узнали? Впрочем, это неудивительно, с вашей-то безалаберностью...
   Рид поднял руки в жесте сдающегося и скрылся в своем кабинете, крепко сжимая зубы, чтобы не зайтись в хохоте. Это бы убило весь спектакль. Эх. А Джанни и впрямь великолепна! Такая актриса пропадает... Впрочем, почему это пропадает?! Чтобы они вообще делали без этого "гения приёмной"? Нет, нет. Клинту определённо повезло. И с секретаршей и с женой... будущей, правда, но ведь это дело времени, не так ли?
   Сборы вещей не заняли много времени, так что вскоре Рид уже сидел на подоконнике своего бывшего кабинета и вдыхал терпкий дым купленных на Четвертой аллее любимых сигарет, то есть, обошедшихся ему на добрый четвертак дороже, чем если бы он купил их в магазинчике у дома. Лоу обвёл взглядом разом опустевшее помещение, и в душе ворохнулось что-то похожее на грусть. Армейская жизнь приучила его к частой перемене мест и лёгкому отношению к её необходимости, но сейчас, впервые за долгие годы, Рид чувствовал, что ему жаль покидать своё очередное пристанище. Последний раз подобные эмоции вызвал его уход из родного дома. Правда, тогда... тогда всё было иначе. Много ругани и гнева, боли и грусти... и он не предполагал, что когда-то вновь почувствует что-то хоть отдалённо похожее. Но... по крайней мере, здесь он не оставит недоброжелателей, и никто не будет конвоировать его к выходу. Наоборот, и Джанни и Клинт всегда с радостью примут бывшего техфеентрига Рида Лоу, и уж точно никогда не захлопнут дверь перед его носом. А значит... Значит, всё не так плохо.
   Рид встряхнулся и, затушив дотлевшую до чёрного фильтра сигарету, соскользнул с широкого подоконника. Сегодня ещё много дел, и у него нет времени рассиживаться. Надо заехать в банк, депонировать чек, выданный вчера ван Бором, как выходное пособие... отказаться от которого ван Лоу так и не смог. Клинт только сопел, нахмурившись, когда Рид пытался вернуть ему эту деволову бумажку, а явившаяся на шум, Джанни прочитала целую лекцию об учёте денежных средств, страховых взносах и прочих бухгалтерских ужасах, так что Рид не посмел спорить и покорно убрал чек в бумажник. Кроме того, надо было ещё и снять кое-какую сумму с собственного счёта, поскольку покупка костюма в "Раух и Ройс" вообще-то не входила в его планы... и практически исчерпала всю имевшуюся наличность. А ведь он хотел закупиться перед поездкой! Эх, красивые девушки из него просто веревки вьют...
   Знакомый клерк в банке решил вопрос с депонированием чека в считанные минуты. Там же, ван Лоу оформил дорожные векселя стоимостью в половину имеющихся у него на счёте средств и, обратив оставшиеся деньги в наличность, после некоторых раздумий всё же вернул полторы сотни талеров на счёт. На всякий случай.
   - Уезжаете, ван Лоу? - Поинтересовался клерк, оформив последний документ и пересчитывая дорожные векселя, разбитые по номиналу в две сотни талеров каждый.
   - К сожалению, ван Гелл, - со вздохом кивнул Рид, следя за руками клерка, ловко листающими купюры.
   - Жаль. В Амсдаме остаётся всё меньше и меньше настоящих мастеров. Всё заполонили эти... брокеры, - покачал головой работник банка, недовольно покосившись в сторону пары щеголеватого вида молодых людей в очереди, с жаром обсуждающих котировки, акции и прочий биржевой бред.
   - Что поделать, ван Гелл? Мы, всё-таки, живём в финансовой столице республики, - пожал плечами Рид и, дождавшись, пока клерк выложит на стойку деньги и векселя, поставил свою подпись под ордером. Клерк кивнул и, в свою очередь поставив закорючку на документе, выверенным жестом опытного крупье подвинул клиенту внушительную стопку из денег и векселей.
   - Двенадцать тысяч талеров, ровно. Шесть в дорожных векселях и шесть купюрами номиналом в пять, десять и пятьдесят. Счастливого вам пути, ван Лоу, - кивнул Гелл.
   Рид переложил деньги в саквояж, коснулся пальцами края шляпы, прощаясь с работником банка, и вышел на улицу. Теперь, неплохо было бы перекусить и можно отправляться за снаряжением в дорогу.
   Определившись с дальнейшими действиями, ван Лоу бросил саквояж на переднее сиденье своего Барро и, повернув ключ в замке зажигания, направил машину к мосту через Скинзон-рик, а оттуда в Хооглан. Закупаться в дорогу на Амсдам-илл, как выяснилось, не самая лучшая идея. Уж больно дорого встанет ему такая роскошь... Хотя, вечером стоит всё же заглянуть в "Раух и Ройс", и вытянуть ту рыженькую во "Фламинго"... или в заведение Петера Альби? Прощальная гастроль, так сказать, если следовать терминологии Инэлла Ли.
   Но до того момента, ещё довольно много времени, и Рид вполне мог потратить его на себя. С этими мыслями, ван Лоу докатил до Хооглана и остановил машину у оружейного магазина. Поездка через две страны, штука непредсказуемая, так что стоит озаботиться собственной безопасностью, тем более, что в республиканском законодательстве, в отличие от бывшей метрополии, оружие продаётся без всяких разрешений. Впрочем, вспоминая остров Стиммана, стоит признать, что и в империи, такие разрешения нужны не всегда и не везде. Далеко не везде.
   Утро следующего дня выдалось серым и хмурым. За окном снова накрапывал дождь, и в переулках прятался сырой белесый туман. И даже огненно-рыжие кудри Тарны, разметавшиеся по подушке, не сделали наступивший день светлее. Рид потянулся и, окинув взглядом изящную фигурку спящей рядом девушки, вздохнув, принялся выбираться из постели. Контрастный душ, кофе и сигарета быстро привели отставного техфеентрига в порядок, так что когда Тарна проснулась, на кухне её уже ждал горячий завтрак и скучающий хозяин квартиры, одетый в тот самый костюм, что она сама помогала ему выбрать днём раньше.
   - М-м. И где же ты был раньше, Рид? - Довольно мурлыкнула девушка, налетая на омлет.
   - То здесь, то там, - индифферентно пожал плечами ван Лоу, удобно устроившись на подоконнике и с удовольствием рассматривая сквозь сизые клубы дыма от очередной сигареты, одетую в одну из его рубашек гостью. А ведь в ванной висят аж три удобнейших халата, но почему-то ни одна из его пассий ни разу к ним даже не притронулась... Хм, интересно, это у всех женщин такой странный фетиш? Или только Риду так везет на любительниц мужских рубашек?
   Пока Рид с наслаждением разглядывал девушку и вспоминал подробности прошедшей ночи, та успела смолотить завтрак. Довольно вздохнув, Тарна бросила взгляд на висящие над столом часы, и округлила глаза.
   - Ой! Уже половина десятого! Управляющий меня убьёт, - взвизгнула полуэльфа и, в два глотка прикончив стакан апельсинового сока, выскочила из-за стола. Подлетев к Риду, Тарна мазнула его губами по щеке и тут же исчезла в ванной, а через десять минут, выпорхнув оттуда, скрылась в спальне. На одевание у девушки ушло примерно столько же времени, так что без десяти десять она уже стояла в прихожей.
   - Даже не думай, что я позволю тебе уехать отсюда на такси, - ван Лоу залпом допил остывший кофе, вышел из кухни и, нацепив шляпу, подхватил гостью под руку. Естественно, возражать Тарна не стала, так что спустя несколько минут, Рид усадил девушку в салон машины. Барро довольно рыкнул и, выкатившись на улицу, резво помчался в сторону Амсдам-илл, чтобы доставить полуэльфику Тарну Диал к месту её работы. Почти. По требованию девушки, ван Лоу был вынужден остановить машину, не доехав до "Раух и Ройс" нескольких десятков метров. "Чтобы не компрометировать добропорядочную девушку", как объяснила свою просьбу Тарна. Получив на прощание в меру жаркий поцелуй, Рид проводил удаляющуюся девушку взглядом и, легко улыбнувшись, нажал на акселератор.
   Задумавшись о чем-то, ван Лоу и не заметил, как на автомате подкатил к стоянке у офиса ван Бора и, только покинув авто, опомнился. Ну да, он же здесь уже сутки как не работает! Фыркнув, Рид уже хотел было сесть обратно за руль, но его отвлекла суета у подъезда. А именно, о чём-то переругивающийся с печально знакомыми следователями РСУ, ушлый журналюга и, по совместительству, богатейший газетный магнат столицы Республики, Люка ван Рей. И следователи явно "проседали" под его яростным напором.
   Полюбовавшись пару минут, как Люка отмахивается от побагровевших представителей следственного управления, Рид довольно хмыкнул. Кажется, приятель в очередной раз решил потрепать нервы своим идеологическим противникам... но почему он затеял эту возню именно здесь, на пороге офиса компании ван Бора?
   Прикинув так и эдак, ван Лоу пришёл к выводу, что он вовсе не горит желанием общаться со следователями и, поблагодарив Амсдам за очередной туманный день, и своих родителей за доставшееся ему по наследству отличное зрение, нырнул на водительское место своего авто и медленно выкатился с парковки. Но далеко не уехал и, остановив Барро за углом, выудил из отделения для перчаток одно из своих недавних творений - крылатого кадавра, размером чуть больше его собственной ладони и, черкнув пару строк на вырванном из блокнота листе, упаковал послание в контейнер-тубус, закреплённый меж когтистых лап механической птицы. С лёгким, еле слышным жужжанием задвигались трёхлинзовые окуляры, и оживший "почтальон" встрепенулся, тестируя приводы. Убедившись, что все системы в порядке, кадавр распахнул перепончатые крылья и, тихонько запыхтев спрятанным в ажурной клетке каркаса двигателем, медленно поднялся над головой хозяина. Качнувшись из стороны в сторону, "почтальон" завис в трех метрах над землей и принялся за подстройку полей, удерживающих его в воздухе. Крылья чуть слышно затрещали, меняя свое положение, и по металлической проволоке образующей затейливый узор на внутренней стороне кожистых перепонок крыльев скользнули синеватые молнии электроразрядов. Через секунду кадавр принял команду хозяина, выпустил из клюва небольшое облачко перегретого пара и, сияя блеском надраенной меди, довольно шустро полетел по назначенному адресу.
   Ругань за углом резко умолкла, когда механическая птица Рида сначала зависла прямо перед спорщиками, а затем уверенно опустилась на плечо журналиста.
   - О! Дайди, привет, железяка! - Улыбнулся Люка, и был немедленно укушен острым клювом за широкий лацкан модного двубортного пиджака. - Ладно-ладно. Извини. Я и забыл, что характер у тебя ничуть не лучше, чем у твоего наглого хозяина. Эй! Верни тетрадь!
   На этот раз кадавр не ограничился предупреждением и, во мгновение ока взмыв с плеча Рея, вырвал у него из руки блокнот, с которым Люка не расставался, наверное, даже во сне.
   - Кра-арра! - Зависнув в паре метров от ван Рея, кадавр скрипучим воплем дал понять, что он думает о некоторых чересчур болтливых журналистах. После чего, с явным ожиданием уставился на Люку, напрочь проигнорировав застывших от удивления следователей. Наконец, ван Рей вздохнул и развёл руками.
   - Ну, извини, извини, Дайди. Я был не прав. Мир?
   Кадавр завис, на миг, словно размышляя и, вальяжно подплыв к журналисту, вновь уселся на его плечо, после чего, с самым небрежным видом выпустил немного помятый блокнот из клюва. Подхватив свою собственность, Люка спрятал тетрадь во внутреннем кармане пиджака и потянулся к тубусу кадавра. Дайди тут же клюнул его в протянутую руку, но журналист даже не вздрогнул. Только над его ладонью словно ветерок пронёсся, и оставленная кадавром царапина, вмиг перестав кровоточить, затянулась, словно её и не было. А Дайди моментально потерял интерес к конечности адресата и теперь сверлил своими окулярами уже оправившихся от изумления следователей, также не сводящих взглядов с самого кадавра.
   И было чему удивляться. Вообще, "почтальоны" не такая уж и редкость, хотя сейчас их, конечно, стало намного меньше, чем раньше. Но ещё лет эдак тридцать-пятьдесят тому назад, когда о телефонной связи и не слыхали, трудно было представить дом без подобного посланца. Да и сегодня многие владеют подобными механизмами, способными отыскать известного им адресата на довольно большой территории. Кто-то их коллекционирует, кто-то выдерживает "имперский стиль", в общем, обычным "почтальоном" в Амсдаме можно удивить разве что детей. Одно "но". Механический кадавр, штука, конечно, сложная, но тупая. Никакого подобия разума в них быть не может. Обычно. А то, что демонстрировал этот почти стандартный с виду "почтальон", было совершенно не похоже на общепринятое поведение его собратьев. А вот Люку ван Рея, манеры кадавра ничуть не смутили, как, собственно, не удивил и лёгкий укус почтальона при попытке забрать у него послание. Зато, когда журналист вновь коснулся тубуса, Дайди только пыхнул маленьким облачком пара и кивнул.
   - Что ж, господа. У меня появилось неотложное дело, поэтому вынужден с вами проститься. Но уверяю, не навсегда. Мы ещё обязательно встретимся. Всего хорошего, - Люка приподнял дорогую широкополую шляпу и, кивнув следователям, повернулся к ним спиной. Но не успели его собеседники облегчённо выдохнуть, как спускающийся по лестнице журналист бросил им, чуть повернув голову: - и не надейтесь, что я забуду сюда дорогу. Хало.
   Следователи скривились и, развернувшись, вошли в подъезд, даже не заметив довольной ухмылки дежурившего у входа постового.
   - Итак, Рид. Что тебе нужно от усталого газетчика? - Растянув губы в широкой улыбке, проговорил появившийся из-за угла Люка, кадавр на плече которого, превратил журналиста в весьма злую пародию на пирата времён архипелаговой войны. - Впрочем, нет. Для начала, скажи, что ты думаешь о пожаре в этом здании, случившемся сегодня ночью?
   - Теряешь хватку, Люка, - покачал головой Рид и улыбнулся. - Стареешь.
   - Хм... - Ван Рей смерил приятеля долгим внимательным взглядом и протянул. - Ну-ну... Допустим, я поверил. Скажем, до конца завтрака. Ты же не откажешься перекусить в "Тавре"?
   - Если только за твой счёт, - хмыкнул Рид, словно невзначай бросив взгляд на окна их офиса, выходящие как раз на эту улицу и, заметив тёмные опалённые пятна над ними, резко выдохнул.
   - Не волнуйся, все живы, - Люка всё правильно понял и хлопнул Рида по плечу. - Поехали в "Тавр". С меня завтрак и рассказ о происшедшем. С тебя аппетит и детали в общую картинку. Идёт?
   - Куда ж я от тебя денусь, стервятник серого молоха? - С деланной печалью в голосе, вздохнул Рид.
   - Хм... звучит... под молохом, я так понимаю, ты имеешь в виду наш славный город? Фразочка как раз под нынешнюю погоду, - на миг замерев на месте, кивнул Люка. - Уговорил, покупаю. По талеру за слово, Рид. Лови.
   А в следующую секунду в карман Рида упали одна за другой три серебряных монеты, запас которых у любящего эффектные жесты ван Рея, был поистине неисчерпаем. Именно серебряный талер он предпочитал оставлять в качестве чаевых, за что был просто обожаем всей обслугой города. Ещё бы! Стоимость серебряной монеты в республике едва ли не вдвое превышает её номинал.
   После короткого обеда и разговора с Люкой, довольно скоро понявшим, что его приятель не горит желанием делиться какими-либо фактами, которые могли бы пролить свет на причины поджога офиса одной маленькой компании на Амсдам-илл, ван Лоу хоть и успокоенный уверениями Люки в том, что все работники офиса в тот момент отсутствовали, всё-таки направил верный Барро к дому Клинта, где ожидал найти не только ван Бора, но и Джанни.
   Риду было откровенно не по душе всё происходящее. Но больше всего, его не устраивал тот факт, что он ничего не понимает. Точнее, не понимает смысла действий советника. Зачем этому напыщенному уроду понадобилось жечь контору ван Бора? А если это было сделано не по его указке, то... кто и, опять же, зачем?! Конкуренты? Так нет их. Большим компаниям-производителям тяжёлой техники, нет никакого дела до мелкой фирмочки ван Бора, а других предприятий подобного класса в Амсдаме просто не существует.
   За такими размышлениями ван Лоу и добрался до дома друга. Хозяйка дома, где проживала асура, не соврала, когда Рид беседовал с ней по телефону. Её квартирантка действительно уехала вместе с ван Бором... и сейчас весьма успешно наливалась сухим вермутом без малейшего намёка на лёд или лимонный сок, в гостиной своего жениха. По крайней мере, когда ван Лоу появился на пороге, Джанни уже основательно пошатывало.
   - А! Явился! - Сфокусировав взгляд на госте, протянула девушка и, с явным трудом отлепившись от барной стойки, противолодочным зигзагом продефилировала через всю комнату под ошеломлённым взглядом Рида. Оказавшись в полуметре от гостя, Джанни ухватилась одной рукой за дверной косяк, а длинным, выкрашенным в алый цвет ногтем указательного пальца другой руки, с силой ткнула в грудь гостя. - И-ик, что ты скажешь в своё оправдание... Ри-ик-ид?
   - Клинт, старый крот, куда ты смотрел! Почему она пьяна?! - Удивлению ван Лоу не было предела. Джанни, всегда такая подтянутая, правильная и строгая, их Джанни была не просто пьяна... она не стояла на ногах!
   - К-как в-вы разго-вар-вар-виете с дир-ик-ректором, ван Лоу! - Нахмурилась девушка и погрозила изумлённому гостю пальцем. Но, поскольку другая её рука до сих пор упиралась в грудь Рида, девушке пришлось отпустить дверной косяк. Потеряв столь необходимую ей третью точку опоры, тело Джанни качнулось, и ван Лоу едва успел подхватить падающую асуру на руки. В этот момент из-за спинки дивана стоящего в глубине комнаты, показалась голова Клинта. Повернувшись словно перископ, голова обвела мутным взглядом гостиную и, наткнувшись на стоящего в дверях Рида, икнула не хуже Джанни. Ван Лоу даже показалось, что до него долетел аромат "выхлопа" друга.
   - Поставь мою невесту на пол и иди выпей. Где бар, ты знаешь, - хрипло проговорил Клинт.
   После вида пьяной в хлам Джанни, Рид уже думал, что его ничто не может удивить. Пришлось признать свою неправоту. Ужравшийся в доску, ван Бор оказался ещё тем испытанием для нервов инженера. Вечный педант и умник, позволяющий себе пропустить ровно восемьдесят грамм коньяка, и то, в праздничные дни, каковыми он почитал лишь Новый год и дни рождения нескольких друзей, к коим с некоторых пор присоединился и день рождения Джанни, сегодня валялся на диване и был не в состоянии самостоятельно с него подняться.
   - Что празднуем, Клинт? - Вздохнул Рид, разместив уснувшую Джанни на противоположном от ван Бора конце дивана и, вооружённый бокалом с отвратительным медландским виски, уселся в кресло напротив.
   - Издеваешься... - со вздохом констатировал Клинт и умоляюще взглянул на Рида.
   - Понял, - не менее тяжко вздохнул ван Лоу и, скривившись, поднялся с кресла. Подошёл к другу и положил руки ему на виски. - Кто бы знал, как я ненавижу это делать!
   - С другой стороны, если не ты, то кто? - Пробормотал Клинт и, едва Рид вернулся на облюбованное место, вскочил с дивана, совершенно трезвый и как всегда стремительный. Всего минута воздействия, и уже никто не может утверждать, что пациент пьян в стельку. Разве что по "драконьему" выдоху, но убрать перегар ван Лоу был не в силах.
   - Её тоже? - Кивнул в сторону Джанни Рид. Ван Бор на мгновение задумался и покачал головой.
   - Не стоит. Пусть спит, она с утра на нервах, - ответил Клинт, открывая дверь в кабинет. - Идём. Там поговорим.
   Оказавшись в небольшой заставленной книжными шкафами квадратной комнате, Рид с интересом огляделся. Несмотря на давнюю дружбу с ван Бором, в его кабинете бывший техфеентриг оказался впервые за три года их совместной работы. И на первый взгляд, это помещение не сильно отличалось от офисного. Всё так же строго, чисто и аккуратно. Вот только вместо довольно большого стола для совещаний, в центре кабинета расположился стандартный шар проектора. В общем, обстановка полностью соответствовала характеру педантичного хозяина дома.
   - Хм. Не думал, что ты настолько богат, - обойдя вокруг механизма, формой и обилием охватывающих его, градуированных дуг, похожего на сильно замудрённый глобус, протянул Рид, слегка касаясь призрачного голубоватого марева, медленно вращающегося в центре конструкции, вместо "чучела планеты".
   - Подарок клиента, - пожал плечами ван Бор и, взяв с рабочего стола какой-то листок, подал его Риду. - Оставь его, дружище. Потом полюбуешься, если захочешь, а сейчас прочти вот это.
   - Что это? - Отвлекшись от созерцания инструмента, Рид хмуро покосился на протянутый лист.
   - Письмо, - пожал плечами Клинт. - Посыльный притащил вчера вечером. Ты читай-читай. Занимательная вещь.
   "Уважаемый ван Бор. Прошу не считать это послание неудачной шуткой и принять мой совет всерьёз. Если Вам дорого Ваше дело, рекомендую сегодня же собрать всю имеющуюся, необходимую для продолжения работ документацию и переправить её в надёжное место. Поверьте, это в Ваших же интересах.
   P.S. Настоятельно советую Вам покинуть этот город, пока дело не обернулось совсем худо."
   - Без подписи, - констатировал ван Лоу, прочитав послание, и поднял взгляд на друга. - И?
   - Что "и"? - Вздохнул Клинт. - Если бы это послание пришло хотя бы декадой раньше, я попросту выкинул бы его в мусорное ведро и забыл. Но, после недавнего представления РСУ...
   - Иными словами, ты послушался этого совета, так? - Заключил Рид. - А если бы при переправе документации в "надёжное место", кто-то поджёг перевозивший её грузовик? Ты об этом подумал?
   - Да, - кивнул ван Бор. - Именно поэтому, автомобиль, который увёз бумаги, сначала доставил в контору так понравившийся тебе проектор, в который они и были скопированы. Ну а спрятать его в восьмой образец, как раз отправлявшийся на полигон, было и вовсе несложно. Кстати, как и проектор, бумаги доехали без осложнений.
   - Перестраховался, значит, - покачал головой Рид, на что его друг только развёл руками. Мол, а как же иначе-то? - Хм. И кто же это тебе так помог, а?
   - Не мне, Рид... - Ван Бор хмыкнул. - Мы тут с Джанни прикинули, и пришли к выводу, что письмо не могло быть отправлено кем-то из моих знакомых. Им незачем так... шифроваться.
   - Хочешь сказать, что это у меня завелись какие-то тайные доброжелатели? - Брови Рида устремились на встречу с его же прической.
   - Именно так, дружище. Именно так, - развёл руками Клинт.
   - М-да уж. Кстати, о Джанни. Это что за вертеп вы здесь устроили, с утра пораньше? - Ван Лоу кивнул в сторону двери и выразительно помахал рукой перед носом.
   - Когда мне сообщили о пожаре в офисе, я уже собирался выходить из дома, - смущённо отводя взгляд, проговорил Клинт. - Так что, добравшись до Джанни, обзвонил всех работников и объявил внеочередной выходной. Пытался дозвониться до тебя, но...
   - Хм... Я довольно рано уехал из дома, - произнёс Рид, в свою очередь немного смутившись, но ван Бор, кажется, вовсе не обратил внимания на этот факт.
   - Ну да. А мы съездили в контору, полюбовались на головешки, после чего я привёз Джанни сюда и мы стали думать. Устроили, так сказать, мозговой шторм... в смысле, штурм...
   - Скорее бурю, алкогольную... - фыркнул ван Лоу. - Вон вас как... укачало.
   - В общем, мы решили прислушаться и ко второму совету в письме, - проигнорировав подколку, произнёс Клинт.
   - То есть? - Рид неверяще взглянул на друга.
   - То и есть. Мы едем с тобой, - уверенно кивнул ван Бор. - А то, что ты наблюдал, было, так сказать, отвальной.
   - Однако, - протянул Рид, помолчал... открыл рот, чтобы что-то добавить но, не найдя слов, вновь его закрыл.
   - Если ты думаешь, что мы сошли ли с ума, то могу тебя уверить: нет, не сошли. Собственно, и меня и Джанни крайне нервировал, да что там, нас бесил тот факт, что из-за проблем с имперцами, мы, фактически, вышвырнули тебя из нашей жизни. Это было бесчестно, как мы не пытались убедить себя в целесообразности этого плана. Зато теперь... Рид, ты даже не представляешь, какое это облегчение, перестать чувствовать себя скотиной! - Рассмеялся ван Бор, наблюдая, как всё больше округляются глаза друга.
   Рид был в шоке. Впрочем, тот долго не продлился, так что, спустя минуту, ван Лоу опомнился... и сжал Клинта в объятиях, пожалуй, способных раздробить кости даже пещерному медведю. А в голове бывшего техфеентрига закрутился хоровод идей и мыслей. В основном о том, что нужно пересматривать план поездки. Одно дело, выбираться из города в одиночку на своем "Барро", и совсем другое - выехать целой колонной. Этими мыслями он и поделился с Клинтом. Уж кто-кто, а его старый друг в логистике соображает, пожалуй, получше вечно передвигавшегося налегке "пастуха". И ван Бор не подвёл. Оклемавшийся после воздействия Рида, протрезвевший Клинт во мгновенье ока осознал задачу и, устроившись за столом, тут же принялся её решать. А ещё через пару часов проснулась Джанни. Ван Лоу повторил фокус с протрезвлением и асура, за каких-то полчаса приведя себя в порядок, присоединилась к обсуждению. Вот тут бывшие военные поняли, что они не черта не соображают в том, что действительно требуется в долгой поездке через две страны... или, женщины как-то иначе расставляют приоритеты важных при переезде вещей. Как бы то ни было, к шести часам вечера, примерный перечень был составлен, и Рид решил тихо слинять, оставив будущую чету Боров наедине.

Глава 4. И планов громадьё...


   Оказавшись дома, Ван Лоу, не теряя времени, развернул прихваченный у Клинта лист письма и, усевшись за стол, задумчиво уставился на текст. Мысль о том, что в Городе Дождей нашлась добрая душа, что позаботилась о его немногочисленных друзьях, вызывала у Рида саркастическую ухмылку. Но факт налицо, точнее, на столе. Лист недорогой, но качественной писчей бумаги, вроде той, что горничные стопками разносят по номерам гостиниц средней руки, исписанный твёрдым мужским почерком с заметным наклоном, характерным для выходцев из частных школ Империи.
   Инэлл? Нет, уж летящие вкривь и вкось строки безбашенного эльфа, Рид узнал бы сходу. А здесь, здесь совсем другая манера. Аккуратные, чётко выписанные буквы, ни одного позабытого знака препинания... Хм. Кто-то из окружения посла?
   Ван Лоу сосредоточился и... неверяще охнул. Подхватив письмо со стола, Рид чуть не уткнулся в него носом, словно принюхиваясь. Вроде бы ничего странного, разве что еле заметный след почти выветрившегося аромата трубочного табака, но... Не это, совсем не это привлекло его внимание.
   Отстранившись от письма, ван Лоу уставился на него с холодным интересом и, повинуясь взгляду, листок вдруг воспарил над ладонью. Если бы в этот момент кто-то зашёл в комнату, он мог бы заметить, как по краям колышущегося в воздухе листа бумаги, скользят тонкие струйки чёрного дыма, свиваются словно змеи, поднимаются к потолку и растворяются там без следа. Но в квартире Рида не было никого, кто мог бы наблюдать эту картину, кроме самого хозяина. А тот отнёсся к происходящему вполне спокойно. Только на миг дрогнули губы в намёке на улыбку.
   - Вот так-так... - пробормотал Рид и, схватив письмо пальцами, положил его обратно на стол. - Интересно. Весьма интересно. Что ж, свиту господина имперского посла, пожалуй, можно исключить. Сомневаюсь, что в его окружении найдётся хоть один запретник... Но, не помешает кое-что проверить.
   Оглядевшись по сторонам, словно в поисках чего-то, ван Лоу хлопнул себя ладонью по лбу и выскочил в коридор, где дожидались своего часа уже собранные к отъезду вещи. Через миг он приволок в комнату небольшой чёрный саквояж с солидными медными уголками и, нисколько не заботясь о целостности полировки стола, с грохотом водрузил на него принесённую сумку, аккурат рядом с письмом.
   Тугие замки саквояжа нехотя щёлкнули, и Рид принялся извлекать из его нутра различные приспособления. Небольшой, можно сказать, миниатюрный треножник, пинцет, футляр-держатель, в котором оказалась закреплена добрая дюжина колбочек с разноцветными порошками и плоская, отливающая серебром лопатка, тонкий и явно очень древний нож с потрескавшейся от времени костяной рукоятью, десяток чёрных игл, тонкое медное блюдо, горелка.
   Окинув взглядом извлечённые из саквояжа инструменты, Рид провёл ладонью по подбородку и, мимоходом отметив, что не мешало бы побриться, решительно присоединил к выложенной на стол коллекции, три тонких чёрных свечи в походных подсвечниках.
   - Можно было бы, конечно, обойтись и без этого, но ведь нам не нужны здесь очередные гости из РСУ? - Ван Лоу подмигнул своему отражению в зеркале и, кивнув, довольно покрутил кистями рук. - Ну-с, приступим, пожалуй!
   Одним коротким жестом затемнив зеркало, Рид убрал со стола саквояж и отодвинул в сторону письмо. Первыми в ход пошли свечи. Выстроив их треугольником, ван Лоу поместил в центр фигуры горелку, над ней установил треножник, а увенчало всю конструкцию медное блюдо. Окинув получившуюся композицию критическим взглядом, он сместил одну из свечей чуть в сторону и, ещё раз придирчиво всё осмотрев, удовлетворённо кивнул.
   Теперь пришла очередь содержимого колбочек. Протянув руку, Рид чуть помедлил, и решительно ухватил фиал с бордовым, слабо искрящимся на свету порошком. Ловкое движение большого пальца и зажим, удерживающий пробку, откидывается в сторону, а толика содержимого колбы отправляется на блюдо. Следом наступил черёд фиала, наполненного чем-то очень похожим на обычную крупную соль. Ещё один выверенный жест, и кристаллы еле слышно стучат по тонкому медному листу блюда.
   Тщательно перемешав порошки серебряной лопаткой, Рид вернул фиалы на место, и взялся за нож. Аккуратный, короткий порез на пальце, и на свечи падают алые капли крови, но не стекают вниз по глянцево блестящему чёрному воску, а словно бы впитываются, окрашивая белоснежные фитили в насыщенный красный цвет. Ещё пара капель попадает на блюдо, расплываясь неопрятными тёмными пятнышками поверх схватывающейся комочками смеси порошков.
   Рид провёл рукой над порезом и тот исчез без следа. Осталось чуть-чуть. Чёрные иглы с плоскими головками, делающими их похожими на несуразные гвозди, устанавливаются на блюдо, остриями вверх. Щелчок пальцев и багровые искры, сорвавшись с них, моментально воспламеняют напитанные кровью фитили свечей. А следом, словно сама собой, вспыхивает, еле слышно гудя, миниатюрная горелка.
   Не прошло и минуты, как порошок на медном блюде начинает тлеть и дымить. Струйки дыма скользят меж игл, обвивают их и, превращаясь в клубы, зависают над блюдом, не выходя за пределы треугольника, образованного свечами, горящими колдовским синим пламенем. Пока ещё еле заметный но, чем дольше тлеет смесь, тем явственнее становится этот столб дыма, упирающийся в ещё недавно белый потолок комнаты. Рид облизнул внезапно ставшие сухими губы и, почувствовав, казалось, давно забытый ветерок из-за кромки, неожиданно для себя, улыбнулся.
   Подхватив пинцетом письмо, ван Лоу, аккуратно, чтобы руки не попали за очерченные дымом границы, водрузил лист на острия игл. Осталось последнее.
   Ещё один порез, и измазанное в крови лезвие ножа ложится на огонь горелки.
   - Кто? - Это не голос, это даже не шёпот. Так могло бы звучать эхо несуществующего ветра. Тихий, пробирающий до дрожи шорох, едва слышимый, но отчётливый. Холодный, нездешний... неживой, словно забытое воспоминание.
   - Вопрошающий, - голос Рида негромок, но по сравнению с шёпотом из-за Грани, он кажется почти криком.
   - Слушаю.
   - Плата? - Рид прищурился, всматриваясь в столб дыма, где начала проявляться чья-то смутная тень.
   - Умный, - в шорохе собеседника слышится насмешка, но... она холодна и нежива, как и сам голос. Будто чужая реплика в устах бездарного актера. - Призыв.
   - Без разума, - подумав, отвечает ван Лоу. - На сутки.
   - Без разума, - равнодушно подтверждает невидимый собеседник и добавляет: - трое суток.
   - Договор, - в напряжённом голосе Рида чувствуется довольство.
   - Договор, - появившаяся в столбе дыма, тень вздрагивает, и на мгновение заклинателю кажется, что та вдруг становится живее. - Вопрос?
   - Автор? - Ван Лоу указывает пинцетом на письмо.
   - Портрет? - Нет, определённо, в интонациях тени скользит усмешка, и на этот раз она совсем не кажется неуместной.
   - Адрес, - отвечает Рид, качая головой, и протягивает к столбу дыма уже очищенный от крови нож. Сталь касается призрачной границы, тонкие завитки дыма тут же устремляются по лезвию к рукояти, и от неё к руке заклинателя. А в следующую секунду разум ван Лоу пронзает знание. Нет, он не может сказать на какой улице и в каком доме находится отправитель письма, зато чувствует направление, и этого вполне достаточно.
   - До новой встречи, вопрошающий. Мы рады, что ты не забыл нас, - дым резко оседает и взгляду Рида предстаёт погасшая горелка, чистое блюдо без следа сгоревших порошков и пустые подсвечники, без малейшего намёка на расплавленный воск. Собеседник, как всегда, аккуратен и чистоплотен. Никаких намёков на то, что в комнате только что провели запрещённый ритуал. Разве что... Рид аккуратно снял с игл побагровевший лист письма и, перевернув его чистой стороной вверх, неопределённо хмыкнул. Кажется, тень действительно была рада, что он пригласил её для беседы. Ну, насколько это слово вообще применимо к существу из Запределья. На оборотной, чистой от текста стороне листа виднелся, словно выжженный огнём, размашистый, но удивительно точный набросок-портрет. Ван Лоу побарабанил пальцами по столешнице. Где-то он уже видел эту девушку... Но вот где... и когда?
   Радио на полке негромко блямкнуло, оповещая о наступившем новом часе, и в уши ворвалась веселая мелодия из ставшего популярным прошедшим летом мюзикла.
   Рид спохватился и принялся убирать инструменты обратно в саквояж. А из головы всё никак не хотел идти портрет девушки. Вот только... почему именно девушка? Почерк-то был явно мужской... Подделка?
   Ван Лоу вздохнул и, помотав головой, чтобы выбить из неё зряшные мысли, вернулся к уборке стола. Забота тени, это, конечно, здорово, но не факт, что достаточно.
   Пусть свечи гарантируют полное спокойствие фона, но некоторым умникам хватит даже пары крупинок порошка грёз и малейшего пятнышка чёрного воска, чтобы определить, что здесь проводился запретный ритуал. И тогда... тогда останется только вернуться на архипелаг Кройн, под крылышко отца, потому что охота на Рида ван Лоу пойдёт по всему миру. А посему, внимательность и ещё раз внимательность, техфеентриг!
   Что ж, раз ему всё равно предстоит уборка, стоит сразу же сложить в чемодан вещи, которые он собирается взять с собой в поездку. С этими мыслями, Рид внимательно осмотрел тщательно вымытый стол и пол под ним и, убедившись, что здесь не осталось никаких, даже нечаянных следов ритуала, отправился переодеваться. Устраивать в доме уборку и разбор вещей, будучи одетым в трехсотталеровый костюм, было бы расточительством даже для такого богатея, как Люка. Куда уж до него безработному инженеру? И ведь даже уборщице это действо не доверить, а вдруг где-то что-то от ритуала осталось? Посему, тряпку в руки, ведро с водой на пол, и вперёд, за работу, как во времена оны. Правда, на левиафане Рид драил палубу, лишь проиграв спор Инэллу, но ведь и спорили они не однажды, так что со сноровкой в швабромахательстве у обоих проблем нет. Вот и пригодились... навыки, ха!
   Закончив с уборкой, Рид уселся за стол и вновь взял в руки листок с портретом. Миг, и тот неслышно осыпался невесомым пеплом, но погружённый в размышления, ван Лоу этого как будто и не заметил.
   Запретнику ничего не стоило скрыть свой след на письме, но он этого не сделал... или она, если верить столь любезно предоставленному духом изображению... странно знакомой девушки, между прочим. А почерк в письме был мужской... Ребус. Рид отряхнул ладони от пепла, в который превратился последний клочок злополучного письма, и вздохнул. Как бы то ни было, оставлять эту шараду без решения нельзя. И самый простой способ разобраться с ней -наведаться в гости к указанному призванным духом автору послания. Глядишь, что-то и прояснится, а?
   Решительно кивнув, Рид поднялся из-за стола и направился к выходу. Подхватив на ходу плащ и модную широкополую шляпу, выбранную для него рыжей полуэльфой из "Раух и Ройс", ван Лоу сбежал по лестнице, наплевав на лифт, и уже через несколько минут верный Барро, взвизгнув покрышками с щёгольскими по нынешнему времени, белыми ободками, рванул вниз по аллее, к набережной Скинзон-рик.
   Миновав знакомый клуб, недавно в очередной раз разнесённый бравыми служителями закона в пух и прах, Рид хмыкнул и, мазнув взглядом по припаркованному у входа чёрно-белому полицейскому "ранкорну", прибавил ходу. Поворот, ещё один, и автомобиль ван Лоу, промчавшись по стальному мосту через шоссе Хейса, вырулил на Вторую аллею. Здесь, Барро сбавил скорость и медленно покатил по залитой солнечным светом улице, по большей части застроенной отелями и доходными домами. Вот, это здесь. Рид остановил автомобиль, не доезжая сотни стоп до навеса перед входом в одну из гостиниц. Не самого высокого класса, надо признать, но возвышающийся у входа тролль-привратник в тёмно-бордовой униформе явно так не считал. Вообще, по его гордому виду можно было подумать, что он, как минимум, стоит на страже у входа в Сенат.
   Рид хмыкнул и невольно ухмыльнулся, выбираясь из машины. Ну уж очень потешно выглядел наряженный в ливрею привратника трёхметровый серый клыкастый тролль, пыжащийся от осознания собственной важности. Впрочем, тут, скорее, стоило отдать должное чувству юмора и уверенности хозяина отеля. Не каждый осмелится поставить перед входом в свое заведение привратника, чьи не столь уж далекие предки не гнушались разнообразить свое меню представителями разумных рас. Особенно, они уважали эльфов. По слухам, конечно. Но, судя по тому, как старательно вон та парочка остроухих огибает привратника по широкой... очень широкой дуге, в этих слухах есть доля правды.
   Рид проводил взглядом удаляющуюся пару эльфов и, вновь усмехнувшись, подошёл к дверям отеля. При его приближении, тролль склонил голову, но скрыть весёлый блеск в маленьких глазках, глубоко утопленных под тяжелой лобной костью, не успел. И кто сказал, что эти гиганты не ценят хорошую шутку? Вспомнить того же Домыча... м-да.
   Тролль открыл застеклённую дверь, и Рид оказался в довольно просторном круглом холле. Стук каблуков о полированные каменные плиты пола сменился мягким шагом по короткому ворсу плотного синего ковра.
   - Чем я могу вам помочь, ван...? - Щуплый портье за деревянной резной стойкой, дежурно улыбнулся.
   - Ван Дейр. Я хотел бы снять номер в вашем отеле. На двое суток, - Вторая аллея Хооглана, конечно, не фешенебельный квартал доходных домов Амсдам-илл, но и не заречье Дортлана, с его дешёвыми ночлежками и почасовой оплатой. Так что...
   - Сожалею, ван Дейр, но мы не сдаём номера, менее чем на три дня. Политика отеля, - улыбка портье увяла.
   - Что ж. На три, так на три. Так будет даже лучше, - протянул Рид, изображая задумчивость и, побарабанив пальцами по полированной столешнице стойки, договорил. - Стандарт на трое суток меня устроит.
   - Разумеется, ван Дейр. Это обойдется вам в тридцать талеров, - негромко проговорил портье.
   - Хм, - Рид мысленно охнул. Эти деньги составляли месячную плату за его квартиру! Кажется, у здешнего владельца всё в порядке не только с чувством юмора, но и с аппетитом.
   Ван Лоу наконец справился с собой и вытащил из кармана портмоне.
   - Нет проблем, - после этих слов посетителя, улыбка окончательно исчезла с лица портье, а в следующий момент на стойку опустился ворох бумаг.
   - Что ж. Тогда, прошу вас заполнить вот эти анкеты.
   Ван Лоу с недоумением пролистал поданную ему кипу бланков, перевёл взгляд на портье, но тот сделал вид, что рассматривает полку с ключами от номеров. Хм, ему кажется, или в этом отеле и в самом деле не рады клиентам?
   Честно прочитав и заполнив все бумаги, Рид, еле сдерживая злость, вернул их портье, присовокупив к стопке анкет три десятиталлеровые банкноты и тот, деланно радостно улыбнувшись, ударил ладонью по звонку.
   - Грог! Проводи господина Дейра. Номер шесть Б.
   - Ваши вещи, ван Дейр? - Прогудел некто за спиной Рида и тот, обернувшись, имел возможность наблюдать ещё одного серокожего гиганта, для разнообразия наряженного в униформу гостиничного мальчишки, с характерной шапкой-таблеткой на бугристой лысой макушке. Зрелище, поистине, сюрреалистическое!
   - Я налегке, Грог. Идём, - ван Лоу еле сдержал удивление и, хлопнув "мальчишку" по локтю, выше он всё равно не достал бы, направился к лифту. Но его притормозил трубный глас тролля.
   - Извините, ван Дейр, но лифт уже два дня не работает. Придётся идти пешком.
   Юморист. Рид мог бы поклясться, что в голосе тролля сквозит насмешка. Ну-ну. Он тоже упрямый!
   - Веди, парень. - Инженер развернулся на каблуках и решительно кивнул "мальчишке".
   Увидев предлагаемый ему номер, ван Лоу окончательно убедился в жадности владельцев отеля. Предоставленный ему стандарт, больше походил на чулан в его съемной квартире. Такой же маленький, тёмный и без единого окна. А количество пыли делало сходство ещё более полным.
   Однако, если оставить шутки, то ситуация выглядела странно. И больше всего, происходящее наводило на мысль, что ван Лоу здесь просто не желают видеть. Однако... только ли самого Рида, или...
   - Господин Лоу? - Голос, раздавшийся из-за спины застывшего на пороге номера тролля, заставил молодого человека тяжело вздохнуть. Этот говор он уже слышал. Знакомый жёсткий северный акцент.
   Тролль поспешно отошёл в сторону и Рид, наконец, смог увидеть говорившего. Однако.
   - Вижу, вы меня узнали, - уверенно кивнул гость. - Да, это именно меня и мою... знакомую вы выручили у клуба "Розарио". Позвольте представиться. Герхард Трой, торговый представитель и владелец этого отеля, по совместительству.
   На последних словах Трой еле заметно улыбнулся, но его тонкие черты почти тут же приняли безразличное выражение. А вот тёмно-серые, словно грозовое небо, глаза смотрели цепко и внимательно, словно в пику только что мелькнувшей улыбке и тут же сменившей её невыразительной каменной маске.
   - Рад знакомству, ван Трой, - кивнул Рид, выжидающе глядя на собеседника. А тот, услышав, скривился почти демонстративно.
   - Господин Лоу, будьте добры, избавьте меня от такого обращения. Господин Трой, на мой взгляд, звучит намного благозвучнее. Но... вам не кажется, что здесь не самое удобное место для беседы?
   - Можете предложить что-то более... комфортабельное? - Приподнял бровь Рид.
   - Мои апартаменты, - невозмутимо кивнул хозяин отеля. - Составите компанию?
   - Почему нет?
   Апартаменты Герхарда Троя, как оказалось, располагались на последнем, двенадцатом этаже здания, и занимали всё пространство под его крышей. И лифт, кстати, добрался туда без проблем, несмотря на объявленную "поломку", что ещё больше убедило Рида в странном чувстве юмора здешних работников.
   - Да, господин Лоу, вы совершенно правы, - произнёс Трой, заметив, с каким интересом Рид рассматривает кабину лифта, и как внимательно прислушивается к работе машин. - В этом отеле совершенно нежелательны иные клиенты. И именно для того, чтобы не допустить таковых, и создан весь этот... театр.
   - И вы так спокойно об этом говорите? - Удивился Рид.
   - А чего скрывать? - Пожал плечами Трой. - Вы же и так сложили два плюс два. Так к чему увёртки? К тому же, это даже не тайна... так небольшой финт, чтобы отвадить непричастных. И он, знаете ли, неплохо работает. О! Вот мы и приехали.
   Трой распахнул дверь лифта и, справившись с замком второй двери, толкнул от себя тяжелую створку.
   - Лина! Взгляни, кто пришёл к нам в гости! - Голос Троя разнёсся по широкому холлу и, эхом отразившись от стеклянного купола, затих где-то в недрах апартаментов. - Точно, как ты обещала!
   - Здравствуйте, господин Лоу, - появившаяся в холле девушка, как две капли воды похожая на свой портрет, кивнула Риду. Ну да, именно она была в компании Троя в тот вечер в клубе "Розарио". И чувства ван Лоу сейчас прямо указывали на присутствующих, как на отправителей письма. А ещё... Рид мысленно чертыхнулся. И как он ещё в первую встречу не узнал в этой Лине запретника? А ведь должен был!
   Рид окинул взглядом застывшую на пороге гостиной девушку и одобрительно хмыкнул. Определённо, у Герхарда Троя очень недурной вкус. Высокая и стройная, подруга хозяина дома, кажется, демонстративно пренебрегает амсдамской модой. Ни тебе короткой стрижки, ни длинного прямого платья, что так любят здешние флаппи. Вместо этого, шикарный чёрный, словно вороново крыло, водопад волос опускается на плечи, прикрытые строгой белой блузкой, а узкая, чёрная же, юбка плотно облегает длинные стройные ноги. Хм... стиль Джанни, можно сказать. И он ей идёт.
   - Госпожа... - с вопросительной интонацией протянул Рид, поняв, что ещё немного и его пристальный взгляд вкупе с молчанием, могут счесть, по меньшей мере, невежливым.
   - Просто, Лина, - от девушки явно не укрылся интерес гостя, но она лишь еле заметно улыбнулась.
   - Рад знакомству, Лина, - кивнул ван Лоу и попросил: - тогда уж и я буду настаивать на Риде, без всяких господ и ванов, договорились?
   - Хорошо, Рид. Проходи в гостиную, - Лина перевела взгляд на Троя. - Герхард, займёшься баром?
   - Непременно, сестрёнка. - Кивнул ухмыляющийся Трой, в речи которого неожиданно проявились отчётливые нотки трущобного мозельского говора, и первым шагнул к высоким двойным дверям. Лина посторонилась, пропуская вперёд мужчин и, войдя в просторную гостиную следом за ними, удобно устроилась в одном из огромных кожаных кресел, расставленных вокруг широкого и низкого журнального столика, точнее, стола, занявшего центр гостиной. Уж больно монументален он оказался.
   Ван Лоу смотрел на эту странную парочку и никак не мог понять, с чего же начать разговор... Пожалуй, если им в лоб заявить о запретниках, то из этого странного отеля Рида могут вынести в спичечном коробке, а такой исход его совсем не устраивает. Но ведь надо же с чего-то начинать?
   - О чём задумался, Рид? - Герхард подтолкнул ему по столешнице тяжёлый стакан с золотистой жидкостью, и до ван Лоу донесся знакомый аромат островного кальва. А этот напиток - редкий гость даже в самых богатых винных подвалах империи и Севера. Просто потому, что делают его исключительно на архипелагах Дальнего океана, и в довольно небольших количествах. Так что, нет ничего удивительного в том, что до столичных гурманов добираются лишь жалкие крохи. И тем страннее видеть кальв здесь, в Республике.
   - Могу поспорить, наш новый друг размышляет, откуда у нас взялся столь редкий напиток. Не так ли, Рид? - Улыбнулась Лина, салютуя ему своим бокалом.
   - Вы, несомненно, правы, - кивнул тот. - Я и впрямь не ожидал такого сюрприза.
   - Мы же, кажется, договорились обращаться на "ты"? - Лина выжидающе приподняла тонкую бровь.
   - Каюсь, забылся. Но этот аромат... - Рид демонстративно поднёс к носу стакан. Запах тонкий, но резкий, с отчетливыми яблочными нотами... настоящий островной кальв. - К нему бы ещё пару ломтиков лайма.
   - О! Да ты настоящий знаток, - усмехнулся Герхард, наблюдая за Ридом. - Если не ошибаюсь, то так кальв пьют разве что на архипелаге Кройн, нет?
   - Ты там бывал? - Кивнув, небрежно поинтересовался ван Лоу.
   - Пару раз. Были кое-какие дела с местными, но... в общем, не важно, - Трой махнул рукой, и вдруг, как-то в один момент, резко превратился из расслабленного сибарита в готового к прыжку хищника. Серые глаза уставились на Рида. - Итак, господин Лоу, поведай мне, будь так любезен, как же ты сумел нас найти?
   - Хм. А может, лучше расскажете, зачем вам понадобилось отправлять письмо ван Бору? - Ничуть не смутившись от такой резкой перемены, оскалился в ответ Рид.
   - Мальчики, а вам не кажется, что моя гостиная не лучшее место для драки? - Пропела Лина, крутя в руке бокал с кальвом и демонстративно глядя куда-то в сторону.
   - Сестрёнка! Как ты могла такое подумать? - Деланно ужаснулся Трой. - Да у нас и в мыслях не было устраивать мордобой посреди воплощения твоего идеального вкуса.
   М-да. Если бы не ставший ещё отчетливее мозельский акцент и чуть ли не видимая невооружённым взглядом готовность к броску, Рид, наверное, даже поверил бы словам Троя.
   - Ладно. Если уж братец не желает уступать, это сделаю я. В конце концов, то, что не позволено мужчине, женщине простительно, разве нет? - Вздохнула Лина и, отставив в сторону опустевший бокал, поднялась с кресла. - Видишь ли, Рид, в тот вечер, мы ведь толком и не поблагодарили тебя за помощь.
   - Да какая там помощь? - Отмахнулся ван Лоу.
   - Весьма и весьма серьёзная, знаешь ли, - хмыкнул Трой. - Стрельба в "Розарио" вовсе не была демонстрацией полицейского рвения. Это была ловушка... для меня и сестрёнки. Но мы её избежали. Правда, лишившись при этом двух толковых людей и моего авто. А если бы не твоя помощь, то...
   - То есть, получается, что я помог вам бежать, так что ли? - Уточнил Рид.
   - Именно. Когда я увидел, как некий молодчик, заслышав полицейские свистки, упорно движется куда-то в сторону бара, догадаться, что он знает расположение запасного выхода, было делом трёх секунд. И потянул сестрёнку следом, оставив Рома и Гарно прикрывать отход.
   - А если бы я оказался подсадным от легавых и шёл запереть тот самый запасный выход?
   - С пьяной флаппи на прицепе? - Едко заметила Лина, и Риду оставалось лишь развести руками.
   - К тому же... - Продолжил Трой и, на миг откинув полу элегантного двубортного пиджака, продемонстрировал наплечную кобуру. - Этот вариант я тоже не сбрасывал со счетов.
   - Понятно. Стало быть, письмо это было ваше "спасибо"? - Помолчав, проговорил Рид.
   - Можно и так сказать, - кивнул Трой. - Узнать владельца по номеру авто нетрудно, если имеешь определённые связи. Ну а когда я услышал пьяную похвальбу одного из костоломов Толстого Лиса о щедро оплаченном фейерверке в офисе некой строптивой компании, главным инженером... и совладельцем которой, как я помнил, числится знакомый нам с Линой водитель, которого мы так и не успели отблагодарить... дальше объяснять?
   - У тебя и в самом деле, хорошие связи, Герхард, - покачал головой Рид. - Насколько мне известно, информация о моём участии в компании ван Бора находится в закрытой части Большого Регистра. Одного только не пойму. Зачем было крутить такие финты и предупреждать ван Бора? Неужели, с твоими-то обширными знакомствами, трудно было отыскать мой домашний адрес?
   - Хм. Разумеется, это было проще. Вот только... ван Бору ежедневно приходит весьма солидная корреспонденция, тогда как тебе... Учитывая интерес, проявляемый к твоей персоне со стороны РСУ... и иных лиц, это было бы не самое лучшее решение. В конце концов, кто мог дать гарантию, что наше послание не было бы перехвачено молодчиками из управления? А нам, можешь поверить, их внимание совсем нежелательно.
   - И как бы они определили отправителя, хотел бы я знать? - Вздохнул Рид.
   - О... ну тебе же не составило сложности это сделать? Так чем ищейки РСУ хуже? - Парировал Трой. - Вот, кстати, я бы очень хотел узнать, как тебе это...
   - У тебя очень интересная машина, Рид, - вдруг выдала Лина, самым наглым образом перебивая Герхарда. - Кто её построил? Это ведь не серийный образец, я права?
   - Можно и так сказать, - медленно произнёс ван Лоу, прикидывая, что именно запретница могла учуять в его Барро. - Я купил этого строптивца в гараже на Девятой, года три назад, и честно говоря, мне пришлось приложить немало сил, чтобы привести его к нынешнему виду.
   - Занятно. Я бы не сказала, что твое авто такое уж строптивое... - рассмеялась девушка.
   - Он. Барро. И да, после определённой модернизации, он стал куда покладистее, - улыбнулся в ответ Рид. Умная девочка. Она всё совершенно правильно поняла.
   Трой переводил взгляд с Лины на Рида и хмурился. Нет, он знал, что сестрёнка не стала бы перебивать его просто так, но... он же должен узнать, каким образом этот ван Лоу узнал, кто отправил анонимное письмо?
   - Герхард, прекращай так зло сопеть, - Лина вдруг отвлеклась от беседы с Ридом и взглянула на брата. - Если хочешь, сегодня вечером я тебе подробно объясню, как Рид узнал то, что тебя так интересует.
   - Хм? - Трой пристально взглянул на Лину, потом на Рида и, что-то мысленно прикинув, обречённо вздохнул. - Ну да, с моим-то везением, иначе и быть не могло. Кто ещё мог подвернуться старине Трою в трудный момент, как не коллега его младшей сестрёнки?
   - Надеюсь, эта информация не уйдёт дальше вас, господин Трой, - холодно улыбнулся Рид, тут же заработав укоризненный взгляд Лины. И, разведя руками, обратился уже к ней. - Извини красавица, но если Трой меня сдаст, то это будет значить, что он сдал и тебя...
   - Я понимаю, - вздохнула Лина и вдруг, весело улыбнувшись, комично погрозила печальному Герхарду кулачком. - А ты понял, братик? Не дай боги, я узнаю, что ты крутишь за нашими спинами какие-то дела. Можешь поверить, два обиженных некронома, куда хуже одной расстроенной сестры!
   М-да. Совсем не на такую беседу рассчитывал Рид, когда отправился на поиски "доброжелателей". С другой стороны, появилась возможность узнать, кто виноват в поджоге офиса. И, чем демоны не шутят? Попробовать защититься от дальнейших каверз. Да и уезжать из Амсдама, оставляя за спиной неизвестную опасность, было бы глупо. Ведь проще всего пропустить удар в спину, правда?
   - Герхард, - припомнив оброненную собеседником фразу, заговорил ван Лоу. - А ты не знаешь, кто нанял тех самых костоломов Толстого Лиса? Я ведь правильно понял, они работали на заказ?
   - Хм. Господин Лоу, - Трой вдруг вновь перешёл на "вы", и в голосе его явно послышался холод. Вежливый такой, но непреклонный. - Боюсь, что я не тот человек, к которому вам следует обращаться за подобной информацией. Среди моих друзей и партнёров болтуны не приветствуются. А я и так сделал для вас слишком много... Так что, боюсь, ещё пара слов, и меня не спасёт даже мой авторитет.
   - Понимаю, - ну да, нетрудно догадаться, что этот северянин играет далеко не последнюю скрипку в криминальном мире Амсдама. Если уж в засаде на него участвуют даже доблестные полицейские, а штаб-квартира скромного торгового представителя неизвестной фирмы располагается в пентхаусе самого дорогого отеля в этой части города... то кем ещё может быть этот самый Герхард Трой? Если оно крякает как утка, ходит как утка и выглядит как утка, то утка оно и есть, не так ли?
   - Я рад, что мой отказ вас не обидел, - кажется, господин Трой нацепил холодно-вежливую маску в лучших традициях аристократов, адвокатов и... "уважаемых людей". Или...? Рид прищурился, заметив, как Трой еле заметно улыбнулся. - Но, я хоть и не могу помочь с поиском информации... всё же осмелюсь дать вам один совет. Точнее, повторю его. А именно: уезжайте из города. А ещё лучше из республики. Поверьте, если вас начинает зажимать полиция, её можно купить. Если возникают проблемы с Семьями, с ними можно договориться, но когда эти неприятности наваливаются одновременно... единственный выход для одиночки - покинуть пределы, если не страны, то хотя бы провинции. Уж я-то знаю, о чём говорю.
   О, в этом Рид ничуть не сомневался. Другое дело, что он не желал уезжать, не разобравшись с загадочным заказчиком поджога. А в том, что имперский посол тут ни при чём, ван Лоу был уже почти уверен.
   - Благодарю за совет, господин Трой, - ван Лоу встал и подчёркнуто вежливо кивнул северянину.
   - Мальчики, не будьте такими убийственно серьёзными, - Лина перевела взгляд с брата на Рида и обратно и вытянула вперёд руку с бокалом. - Герди, братец, ты видишь, у меня стакан пуст!
   - Сестрёнка, сколько раз я просил не называть меня этим именем? - В момент выпадая из образа холодно-вежливого аристократа, скривился Трой, но бокал взял и, поднявшись, направился к бару.
   - Извини его, Рид, - улыбнулась девушка, проводив взглядом спину Герхарда. - Он сейчас на взводе из-за тех... неприятностей. Вот и скачет настроение. Да ещё потеря Рома и Гарно сказалась. Они были славные ребята. Но, в одном он прав. Как уважаемый человек, Трой просто не может ответить на твой вопрос. Зато... это могу сделать я.
  

Глава 5. Охотники становятся всё охотнее... а дичь дичает.


   На минуту в комнате воцарилась тишина, но бывший техфеентриг всё же её разбил.
   - И у тебя не будет никаких проблем из-за этого? - Спросил он.
   - Ну что ты! Я же не принадлежу к кругу коллег моего брата... Да и ты - не ищейка РСУ или полицейский дознаватель. Так, что мешает мне помочь хорошему человеку... от чистого сердца?
   - Хм. Запрет брата? - Улыбнулся ван Лоу.
   - Пф. Это даже не смешно, - Сморщила в ответ точеный носик Лина. - Он с детства боится духов и оживающих игрушек... Я была плохой младшей сестричкой, знаешь ли.
   Рид не удержался от лёгкого смешка, наблюдая за комичной игрой собеседницы. А та старалась вовсю. Изящные пальчики теребят платок, взгляд отведён в сторону... и даже лёгкий румянец на щёчках заметен. Кажется, не сиди она сейчас в кресле, не поленилась бы и ножкой по полу шаркнуть. Актриса!
   - Лина, если уж хочешь что-то сказать, говори прямо, а не устраивай здесь спектакль. Рид же не может провести у нас целый день, не так ли? Наверняка, у него и свои дела имеются, - вздох подошедшего к столу Герхарда, в отличие от наигранного смущения Лины, был совершенно серьёзен. Кажется, господин Трой слегка устал от беседы... Или же ему не понравилось поведение сестры, пожелавшей ещё раз помочь их нечаянному спасителю.
   - Ты ничего не понимаешь, Герхард, - откликнулась девушка, моментально становясь серьёзной, под стать брату. - По сравнению с другими одарёнными, нас слишком мало, и мы не в том положении, чтобы отказывать в поддержке друг другу. Так что, извини...
   - Ладно. Поступай, как знаешь, - махнул рукой Трой.
   - О! Ты разрешаешь, да? - Тут же переключаясь в режим дурочки, захлопала ресницами Лина.
   - Сестрёнка! - Чуть ли не зарычал Герхард.
   - Ладно-ладно. Успокойся, - девушка с улыбкой замахала руками и, повернувшись к Риду, доверительно шепнула: - Я всегда у него выигрываю.
   Услышав эту фразу, Трой заскрежетал зубами и, возведя очи горе, тяжело вздохнул. Раз, другой... Успокоившись, Герхард взглянул на гостя.
   - Прошу прощения, Рид. Но я вынужден вас оставить. В отличие от сестры, у меня ещё очень много работы. Был рад знакомству, - произнёс Трой и, кивнув, вышел из гостиной под выразительный фырк Лины.
   - Я кажусь тебе взбалмошной, да? - Неожиданно грустно улыбнулась она, едва шаги Троя затихли в холле.
   - Скорее, живой и непосредственной, - хмыкнул Рид.
   - Ну, надо же как-то расшевелить Герхарда... Эй! Ты только что обозвал меня ребенком?! Рид, тебя разве не учили, что хамить в гостях нехорошо? - Возмутилась Лина, хотя в глазах её уже плясало веселье.
   - Вот и пойми вас, женщин, - закручинился ван Лоу. - Назовёшь истинный возраст, обижаетесь. Сделаешь комплимент, скостив пару-тройку лет, снова не то... Нет, нам простым деревенским парням никогда вас не понять, точно говорю.
   - Вот только не надо прибедняться. Ты похож на деревенского парня, как я на дортланскую прачку. Ин-же-нер. Да у тебя на лице написано высшее имперское образование. Признавайся, где учился? В Доме у Бычьей Переправы, а?
   - Нет. Я играл за другую команду, - повинился Рид.
   - Неужто, ты однокашник моего братика по Академии? - Округлила глаза Лина. - Не знала, что имперцам по вкусу обучение в учебных заведениях Севера. По крайней мере, альмаматер Герхарда ваш брат своим вниманием не жаловал уже полвека, точно.
   - Обижаешь, я говорю не о вашей пресловутой школе спеси, а об имперском Технологическом колледже, между прочим, первом заведении подобного направления в мире, - Рид горделиво выпрямился.
   - О! - Лина хитро улыбнулась. - И что же привело выпускника именитого колледжа в Новый свет?
   - Я же не спрашиваю, что здесь делает птенец Академии Севера, куда для обучения допускают лишь потомственных дворян и ничтожное число их пенсионеров?
   - К твоему сведению, количество казённых студентов в Академии, за последние двести лет ни разу не опускалось ниже отметки в шестьдесят процентов от общего числа обучающихся, - вздёрнула носик Лина. - И вообще, кто бы говорил! У вас, до сих пор, одним из наказаний для недворян является порка!
   - Хм, - Рид не сдержал ухмылки. - Тебя ввели в заблуждение. В империи запрещены физические наказания для дворян. А это, совсем другое дело.
   - Интересно. И в чём же отличие? - Хмыкнула девушка. - По-моему, разницы никакой.
   - Ошибаешься. Вот уже две сотни лет, как любые телесные наказания полностью исключены из законодательства империи.
   - Тогда, зачем нужен официальный запрет для дворян? - На этот раз Лина не играла и была всерьёз удивлена словами Рида.
   - Старая привилегия, прописанная ещё в первом коронном договоре. Исключить её, значит поставить под сомнение иные части соглашения, на что не пойдёт ни император, ни дворяне. Уж очень скользок такой путь. Вот и кочует этот пункт из документа в документ, без изменений и правок, которую сотню лет... - пожал плечами тот и, чуть помолчав, договорил: - К тому же, можешь себе представить дворян, которые бы отказались даже от бессмысленной поблажки, если она отличает их от других сословий?
   - Вот это и называется игрой слов и смыслов, - вздохнула Лина и махнула рукой, закрывая тему. - Ладно, оставим это и вернемся к делу. Ты хотел узнать, кто такой Толстый Лис, не так ли?
   Ха. Да Риду даром не нужен этот самый Лис. И так понятно, что сей господин, не более чем очередной бандит из тех, что недавно прибыли в Новый Свет и, пройдя по головам, сумели устроить из мелких лавочников предместья собственное коровье стадо, которое и доят... А вот заказчик Лиса, да. Узнать о нём, ван Лоу бы точно не отказался. Но... дарёному коню в зубы не смотрят, да и без сведений об этом бандите, будет несколько неудобно продолжать поиски. Так что... Рид с готовностью кивнул и приготовился слушать.
   Впрочем, каких-то особо жареных фактов Лина так и не выдала, хотя ван Лоу мог поручиться, что знает она таковых немало. Вот только, есть информация, за разглашение которой Семьи и собственных членов пускают поплавать по заливу в бетонных ластах. Что уж тут говорить о сестре одного из не самых известных криминальных боссов Амсдама? Но и тех сведений, что выдала Риду девушка, оказалось вполне достаточно.
   - Значит, в портовом ломбарде, да? - Задумчиво проговорил ван Лоу, когда Лина умолкла. - А как туда попасть, не знаешь?
   - Ох, мальчишки... Всё бы вам лоб в лоб сходиться... - деланно печально покачала головой девушка, но тут же улыбнулась. - Чтобы войти в бар, нужно просто отсчитать седьмой день декады от текущего, и назвать его охраннику у входа. Просто, правда?
   - Да уж, немудрёный пароль, - кивнул Рид и, помолчав, всё-таки решился задать вопрос: - Лина, это ведь ты настояла на письме, да?
   - Господин Лоу, я прошу прощения, но через полчаса я должна быть у моего парикмахера, так что вынуждена просить вас удалиться, - моментально превратившись в неприступную ледяную статую, проговорила девушка, поднимаясь с кресла.
   - Извините за назойливость, госпожа Трой, - поняв, что больше ему не скажут ни слова, Рид тут же оказался на ногах и, вежливо кивнув, двинулся к выходу из гостиной. Голос Лины догнал его уже на пороге.
   - Уезжай, Рид. Мои духи никогда не лгут, а они не видели здесь ничего хорошего для тебя.
   Оказавшись на улице и кивком поблагодарив отворившего ему двери тролля, ван Лоу спокойно дошёл до своего Барро и, лишь оказавшись за рулем, позволил себе выругаться. Последнее объяснение Лины было для него слишком убедительным. Среди некрономов редко встречаются те, кому духи Серых пустошей открывают картины будущего, куда реже, чем можно было подумать. И власти не любят таких специалистов даже больше, чем любых других запретников.
   Рид хлопнул ладонью по рулю авто и, сжав в зубах сигарету, нервно щёлкнул зажигалкой. Затянувшись терпким дымом, он откинулся на спинку кресла и, прикрыв глаза, попытался успокоиться.
   Даже будучи на службе, ван Лоу старался держаться подальше от любых тайн и секретов, хоть частных, хоть военных... насколько это вообще было возможно для младшего офицера воюющей армии. Радости знание таковых, по глубокому убеждению Рида, никому не приносило, равно как и здоровья.
   Но больше всего он не любил случайные чужие секреты. Никогда не угадаешь, чем обернётся такое знание... но ничего хорошего ждать от него точно не стоит. Вот и сегодняшние известия, полученные Ридом в пентхаусе отеля, из разряда "перед прочтением съесть". В случае чего, секрет семейства Трой легко превратит одного бывшего техфеентрига в мёртвого техфеентрига. А отправившийся на тот свет некроном ничем не отличается от любого другого покойника, что бы по этому поводу не думали необразованные обыватели, так любящие рассказывать страшные сказки о личах, в которых якобы обращаются неправильно убитые запретники.
   Рука молодого человека потянулась к хромированной ручке регулятора громкости, и салон машины наполнился резвой мелодией очередного орочьего банда, успевшего не только завоевать популярность среди своих сородичей в Новом Орче, но и добраться до радиостанций восточного побережья. Хриплая труба, перемежаясь с чётким ритмом барабанного боя, вела свой монолог, и ему поддакивал слаженный дуэт немногословного волобаса и совсем уж неожиданного для орочьего джайва, классического клавирона.
   Музыка всегда действовала на Рида совершенно определённым образом. Вот и сейчас, незаметно для самого себя, молодой человек успокоился и, расслабившись, просто внимал заполняющей салон мелодии, постукивая пальцами по рулевому колесу, в такт быстрому ритму ударных.
   "...Да, дамы и господа, похоже, старина Луи привёз в наш город не только свой знаменитый банд, но и сам дух джайва Нового Орча, иначе чем объяснить установившуюся в Городе Дождей ясную и солнечную, по-настоящему южную погоду? А кое-кто из наших погодников даже осмелился утверждать, что дух Нового Орча собирается задержаться в нашем славном городе ещё на декаду. Верить или нет этому предсказанию, я оставляю на ваше усмотрение. Но хочу напомнить, что мастер Погоды и мастер Прорицаний, совсем не одно и то же. А теперь вернёмся к нашим пластинкам..."
   Рид покосился на радиоприёмник и недовольно фыркнул. Вот, надо же им было напомнить... Тряхнув головой, мужчина смял чёрный фильтр выкуренной сигареты в пепельнице и, повернув ключ зажигания, плавно тронул машину с места. Блеснули сотнями солнечных зайчиков хромированные спицы колес, и автомобиль покатил по улице, унося своего владельца на встречу с его компаньоном.
   Убедить Клинта и Джанни покинуть Амсдам без Рида, оказалось не так сложно, как предполагал сам ван Лоу. Оказалось, сложение обстоятельности ван Бора и стремительности его невесты даёт замечательный эффект! За прошедшее время, Клинт с Джанни, совершенно не собиравшиеся бросать успешно работавшее предприятие на произвол судьбы, успели не только разобраться с текущими заказами, но и утвердили в Большом Регистре нового управляющего, функции которого, с печальным вздохом взял на себя начальник технического отдела, до прихода в штат Рида, командовавший не только отрядом гайкокрутов, воплощавших в металле пробные модели изделий фирмы, но и тянувший на себе административную часть работы инженерного корпуса... если банду из пятерых молодых раздолбаев-проектировщиков можно назвать этим громким словом.
   Теперь Рид уже куда меньше удивлялся тому, как эта парочка умудрялась не только контролировать довольно большой штат сотрудников фирмы, но и управляться с бухгалтерией без привлечения сторонних специалистов. А в Республике, с её до предела запутанной налоговой системой, это тот ещё подвиг...
   - М-да, кажется, мы поменялись местами, а Рид? - Усмехнувшись, ван Бор щёлкнул гильотинкой, отрезая кончик сигары. Джанни недовольно покосилась на жениха, но отчего-то промолчала. - То ты собирался бежать, оставив компанию без ведущего инженера, а теперь выясняется, что первыми из республики сматываемся мы с Джанни, а ты остаёшься здесь... не пойми зачем.
   - Ситуация изменилась, - пожал плечами ван Лоу, в свою очередь доставая из кармана пиджака пачку сигарет. Асура прищурилась... рванёт или нет? А если да, то когда?
   Разумеется, сообщение о том, что ван Лоу решил немного задержаться в Амсдаме, не доставило его друзьям большого удовольствия. Ведь как бы то ни было, а опасность давления на него со стороны имперского посла оставалась прежней, да и сама идея "копнуть" тему поглубже, не радовала друзей Рида. Пожар в конторе как бы намекает.
   Но всё же... всё же они согласились, что негоже оставлять за спиной непонятную возню, тем более, если она оборачивается поджогом офиса.
   - Рид, только обещай, что выедешь из Амсдама сразу, как всё узнаешь... И не будешь лезть на рожон, - со вздохом проговорил Клинт, когда ван Лоу исчерпал все свои аргументы. Джанни удивлённо покосилась сначала на ван Бора, а потом и на бывшего главного инженера.
   - Извини, но... Клинт, ты же умный человек, сам должен понимать, что просто "посмотреть и сбежать", может оказаться недостаточно. Проблему надо решать, - пожал плечами ван Лоу и, подмигнув вновь начавшей хмуриться Джанни, договорил, перебивая уже открывшего рот ван Бора: - но могу тебя заверить, если в результате разведки выяснится, что вопрос может быть решён одним моим исчезновением, я тут же уберусь из города и отправлюсь в Новоземье, следом за вами.
   - Ладно-ладно. Я всё понял, и ты, безусловно, прав. Просто... - Клинт печально покачал головой, - ты же знаешь, я не люблю приключения, а ты их словно специально ищешь. Вспомни хотя бы взрыв в порту Этельброка.
   - Ну, на этот раз, приключение нашло нас само. Да и в Этельброке, к слову, у меня просто не было иного выхода, - хмыкнул Рид, краем глаза следя за тем, как сжимаются губы Джанни, превращаясь в тонкую бледную полоску. Верный признак того, что бессменный секретарь и невеста Клинта, вот-вот выйдет из себя. Ещё миг и...
   - Может, кто-нибудь, объяснит мне, о чём вы вообще говорите?! - Лицо девушки окончательно утратило краски, а от её резкого голоса задребезжал стоящий на столе пустой стакан из-под сока. Рванула, всё-таки.
   Вот теперь, Рид мог полюбоваться на оскал настоящей асуры. Пусть юной, и пока не способной похвастаться полным преображением в боевую форму, но менее захватывающим зрелище от этого не становилось. Черты лица Джанни заострились, на мраморно белых скулах проступили тонкие алые полосы, пульсирующие в такт биению сердца, сиреневые глаза заволокло тьмой, а зрачки побагровели и вытянулись узкими горизонтальными щелями. А от взгляда на её руки любой эльф сдохнет от зависти. И в обычном виде изящные, длинные музыкальные пальчики асуры стали ещё длиннее за счёт подросших на полперста ногтей, которые, при их новоявленной остроте и прочности, следовало бы называть когтями. Всё. Джанни в ярости. Спасайся, кто может.
   За всё время работы в конторе ван Бора, Риду лишь дважды довелось видеть бесменного секретаря в таком состоянии. Первый раз, когда Клинт явился в офис после двухсуточной пьянки с ван Лоу, нацепив его мятую рубашку, поскольку свою умудрился где-то порвать. Тогда Джанни обнаружила на воротнике "привет супруге", оставленный очередной пассией Рида. Так ван Лоу узнал о "неуставных" отношениях владельца конторы и его секретаря. Второй же раз он удостоился этого незабываемого зрелища, когда Джанни узнала, ЧЬЯ это была рубашка. Еле удрал. И вот теперь, он имел счастье наблюдать это шоу, достойное Гедеон-хаала в третий раз.
   - Тише, полосатик! - Заворковал Клинт, проморгавший момент преображения своей невесты, и Рид не сдержавшись, захохотал. Назвать потомка асуров полосатиком... это надо додуматься!
   Джанни задохнулась, после чего медленно запунцовела и...
   - Тих-ха! - Несчастный стакан всё-таки не выдержал экспрессии девушки и, жалобно звякнув, разлетелся на сотни осколков. Но Джанни не обратила на это никакого внимания. Наманикюренный, и такой острый ноготь указательного пальца асуры упёрся в грудь Рида. - Ты! Сейчас же рассказываешь, что это за история со взрывами в имперском порту, и какое она может иметь отношение к происходящему здесь! Ты... - "прицел" сместился в сторону Клинта, но тот так достоверно изобразил вселенскую печаль, что Джанни смилостивилась. - Ла-адно. С тобой, мы поговорим позже... наедине, мой ко-ло-бок.
   Услышав нежные мурлычущие нотки в словах Джанни, Рид заткнулся. Кажется, насчёт "смилостивилась", это он погорячился. Бедняга Клинт! Хуже разъярённого асура, может быть только асур успокоившийся. О злопамятности и изощрённой мстительности этих существ ходит не меньше легенд, чем об их яростном безумии.
   - Советую срочно разозлить её заново, - тихо проговорил Рид, обращаясь к ван Бору. И, наткнувшись на его непонимающий взгляд, пояснил: - меньше мучиться будешь. Хлоп, и в пепел...
   - Ну, знаешь, Рид! - Недовольно фыркнула Джанни но, заметив, как вздохнул её будущий супруг, сдулась. - Можно подумать, всё так страшно...
   - А то, - рассмеявшись, в один голос заявили друзья. Асура вновь запунцовела.
   - Ладно. Пошутили, и будет, - буркнула она. Впрочем, недовольной Джанни не выглядела, скорее смущённой, и тут же постаралась вернуть тему в прежнее русло. - Рид, так что там у тебя случилось в Этельброке?
   - Да ничего особенного. Просто, ещё одно подтверждение древней сентенции о том, что любой план выдерживает лишь до первого столкновения с реальностью, - пожав плечами, признался ван Лоу. - Я тогда был в бегах и, оказавшись в Этельброке, рассчитывал, что ван Бор поможет мне скрыться от преследования одной остроухой тварью. Но, наш друг, как оказалось, исчез из Этельброка ещё во время войны, задолго до моего там появления. Пришлось срочно придумывать новый план действий. Как результат, стрельба с участием кадавров, армии и полиции, пожар в порту, пара взрывов... В общем, ничего особенного.
   - Ты сам себя сейчас слышишь? - Неверяще протянула Джанни.
   - Ну... - Рид развёл руками, не зная что ещё сказать, и тяжко вздохнул.
   - А подробнее?
   - Не сейчас, Джанни. Точно, не сейчас, - покачал головой ван Лоу. Невеста ван Бора явно была не согласна с этим предложением, но жених положил руку на её плечо и аккуратно сжал.
   - В самом деле, милая. Оставь. К нынешней ситуации та история не имеет никакого отношения, а значит, может и потерпеть. Вот доберёмся до западного побережья, и там, на пляже за коктейлем, Рид поведает тебе обо всех своих приключениях, - Клинт бросил короткий взгляд на друга и договорил: - ну, если пожелает, разумеется.
   - Рид? - С намёком поинтересовалась Джанни.
   - Расскажу, куда я денусь, - пожал плечами ван Лоу. - Не такой уж это и секрет... теперь, по крайней мере.
   - Договорились, - довольно кивнула невеста Клинта и прищурилась: - и не надейся, что я забуду о твоём обещании.
   - Ты? Забудешь? - Рид даже фыркнул. Вот уж чего-чего, а память у бессменного секретаря и помощницы ван Бора была всем на зависть... хотя и не без обычной для женщин, определённой... хм-м, избирательности.
   Но, развлечения развлечениями, а кое-кому пора заняться делом. Рид попрощался с друзьями и, покинув их компанию, отправился... в парк.
   Ну да, нужно исполнять обещание данное запредельнику? А где в городе проще всего найти живую тварюшку, что на три дня станет вместилищем для духа из-за кромки? Зоопарк? Там и в рабочие дни народу хоть отбавляй. Куда ни ткнись, а две-три пары любопытных глаз обязательно найдутся. Не самое лучшее место для проведения очередного ритуала, пусть не такого заметного, как проведённый им недавно призыв, и даже не требующего особых усилий для скрытия, но от этого не становящегося менее запретным. А в парке на Амсдам-илл укромных уголков полным-полно, да и всякой мелкой живности без счёта. Белки, бурундуки... птицы.
   Именно в птицу он подселил своего недавнего "кредитора", к полному удовольствию последнего. И сложностей на этом пути не возникло вовсе. Оставив Барро на одной из подъездных дорожек, ведущих к парковым воротам, Рид быстрым шагом миновал каскад прудов и, свернув в сияющую золотом и багрянцем рощу алых клёнов, оказался у входа в старую увитую плющом деревянную беседку. Это местечко ван Лоу отыскал ещё пару лет назад, оно идеально подходило для романтических свиданий на природе. Тихое, спокойное, расположенное буквально в паре сотен шагов от входа в парк, и скрытое от чужих взглядов небольшой кленовой рощей с одной стороны, с другой оно было защищено крутым склоном холма, с которого открывается замечательный вид на лежащий в низине парк и залив за ним. Честно говоря, Рид даже не предполагал, что когда-нибудь использует эту беседку в иных целях, нежели охмурёж очередной понравившейся девчонки. Да, собственно, сложись обстоятельства иначе, он и не подумал бы проводить здесь запретный ритуал, тем более, зная, что тот напрочь убьёт всю романтическую атмосферу этого места. Но, вышло так как вышло, а искать другое место для своей затеи, у ван Лоу просто нет времени.
   Впрочем, не всё так плохо. Рид вполне способен минимизировать последствия ритуала, и он непременно это сделает, так что вполне возможно, что уже через пару лет какой-нибудь удачливый сукин сын найдёт в кленовой роще увитую плющом уютную беседку, словно специально предназначенную для свиданий на лоне природы.
   Ван Лоу уселся на пороге беседки лицом к заливу и, зажав в пальцах мелкий шарик синей ломмы, закрыл глаза. Вдох, выдох... и обращённое к небу лицо бывшего техфеентрига бледнеет, выцветает будто старая фотография, а тёмный проём за его спиной наливается неестественной чернотой. Миг, и спину Рида обожгло холодом Запределья, а следом он почувствовал на себе тяжёлый равнодушный взгляд пришедшего за платой духа.
   Молодой стимфалийский ворон, игравший в ветрах, стекающих с холмов к заливу, встрепенулся, почуяв зов. Удар мощными крыльями и пойманный воздушный поток бросил птицу вверх. Покрутив головой, ворон коротко каркнул и устремился туда... туда, где его ждут. Туда, где чувствуется холодное дыхание, обжигающе холодное, но такое родное. Вот под крыльями промелькнула увядающая парковая зелень, зеркала прудов, а вот и холм, с которого идёт манящий зов. Ворон сложил крылья и камнем устремился вниз. Быстрее, быстрее... ещё быстрее! Распахнувшиеся у самой земли, крылья затормозили стимфалида и тот, ловко приземлившись, засеменил по жухлой траве. Остановился и с нетерпеливым интересом уставился на двуногого, сидящего у чёрного проёма неправильной пещеры. Двуногого, мешающего ему попасть туда, в черноту, из которой идёт зов и сладостный холод! Ворон громко недовольно каркнул. Веки двуного поднялись и... куцее сознание птицы моментально втянуло в открывшиеся провалы тьмы.
   Усталость и слабость, накатившие на Рида после ритуала, оказались столь сильны, что он с трудом добрался до Барро. А всё из-за его чистоплюйства! Не захотел, видите ли, портить хорошее место... вот и перенапрягся, убирая последствия ритуала, загадившие аурный фон кленовой рощи. Эх. А ведь ему ещё и контракт на службу с духом заключать пришлось. Нет, обитатель Запределья вовсе не был против такого развития событий, но учитывая, что сил в стимфалиде было совсем немного, всю тяжесть заключения контракта Риду пришлось вытаскивать на себе.
   Впрочем, уже через полчаса ван Лоу оклемался, запинал подальше ненужные сожаления и, подсчитав полученные плюсы, включавшие в себя свершённую расплату по одному контракту, заключение другого и получение в услужение духа умной птицы, отправился домой. Точнее, в ту квартиру, где он прожил три с лишним года. Туда же направился и поселившийся в теле стимфалида дух Запределья, разве что добирался он своим ходом.
   Остановив Барро в квартале от дома, Рид катнул в ладони тускло сияющий синим светом шарик ломмы и, потянувшись сознанием к парящему над крышами ворону, взглянул на мир его глазами. Дух послушно скользнул вниз, устремляясь к нужному дому, качнул крыльями и, свернув за угол, резко нырнул ещё ниже, в широкий зев подземного гаража. Промчавшись по всем двум этажам, закладывая сумасшедшие виражи, стимфалид каркнул и, не успело затихнуть гулкое эхо его голоса, вылетел на улицу. Пусто.
   Отпустив сознание духа-в-вороне, ван Лоу вновь завёл машину и, уже не скрываясь, покатил туда, где только что побывал его временный напарник. Но, хоть Рид и убедился в отсутствии наблюдения за его домом, задерживаться надолго в квартире он не стал. Точнее, пробыл ровно столько времени, сколько понадобилось, чтобы перетаскать чемоданы с вещами в багажник Барро, после чего ван Лоу оставил ключ управляющему домом и, попрощавшись, укатил прочь.
   Снимать квартиру взамен только что оставленной, Рид даже не думал. Зачем? Он не рассчитывал оставаться в городе надолго, а потому решил обойтись номером в одной из непритязательных гостиниц на окраине Хооглана. Не трущобы Дортланского заречья, конечно, но и не фешенебельные апартаменты на Четвёртой аллее. Скорее, новое жильё чем-то напоминало гостиницу пресловутого Троя, но здесь не драли по три шкуры за пыльный чулан и не считали дополнительно оплачиваемой услугой сломанный лифт. Хотя, если честно, последний здесь отсутствовал в принципе. Да и к чему он в старом трёхэтажном здании? Зато крошечный ресторанчик при гостинице удивил отменной кухней и какой-то совершенно домашней обстановкой, уютной и тёплой... или показавшейся Риду таковой, после проведённого ритуала, ещё ощущавшего дыхание Запределья у себя на затылке. Как бы то ни было, ван Лоу даже сделал в памяти зарубку, при случае сообщить об этом местечке Люке. Ван Рей, как большой любитель хорошей еды, весьма ценит подобные заведения. Особенно те из них, где он не рискует встретиться лицом к лицу с теми, кто считает себя элитой Амсдама. Этих упырей ему и без того в жизни хватает.
   Провожать отъезжавших на следующий день Клинта и Джанни, Рид не стал. Официально. А неофициально... конечно, глянул со стороны, как погрузились в поезд его друзья, отказавшиеся от идеи наматывать мили на колёса нанятого грузовика, но подходить к ним не стал. Лишь проконтролировал процесс, так сказать. Заодно, убедился, что и за ними никто не следит, в чём ему изрядно помог всё тот же дух Запределья, получивший на трое суток вожделенное тело. Благо, эта чёрная птица совершенно не привлекала к себе внимания. Таких, с наступлением холодного времени, под куполом вокзального дебаркадера и без неё хватало.
   Убедившись, что Клинт и Джанни с комфортом расположились в купе роскошного "ребентера", Рид отпустил духа-в-вороне на прогулку и, вздохнув, завёл мотор Барро. Руки развязаны, пора и делом заняться.
  

ЧАСТЬ II. НА ДОБРУЮ ПАМЯТЬ


Глава 1. Не ждали...


   Еле слышный перестук колёс, мягкое, почти неощутимое мерное покачивание вагона... Если бы не это, да редкие, мелькающие в темноте фонари уносящихся прочь станций, можно было бы подумать, что находишься не в каюте ребентера, а в гостиной поклонника имперского стиля... весьма небедного поклонника, стоит заметить. Впрочем, учитывая, что сам поезд, как и железная дорога по которой он сейчас мчался сквозь ночь, были построены по имперскому проекту ещё в те времена, когда ни о Республике Нового Света, ни о её соседях и речи не шло, а все земли от Громового океана до Медландских пустошей являлись колониями Империи, ничего странного в таком оформлении вагонов не было. Имперцы всегда были любителями пустить пыль в глаза, да и некоторая склонность к гигантомании им свойственна не меньше. И первый трансконтинентальный экспресс Нового Света полностью соответствовал своим создателям. Его огромные двухэтажные вагоны, обслуживаемые доброй полудюжиной стюардов каждый, могли похвастаться просторными каютами и салонами, в отделке которых преобладало роскошное чёрное дерево, бронза и даррейнский хрусталь, а меню ресторанов если и уступало по богатству выбора лучшим амсдамским заведениям, то лишь в силу отсутствия на борту поезда наисвежайших морепродуктов. Использовать же замороженные деликатесы Громового океана, поварам Первого экспресса не позволял профессионализм... или снобизм?
   Как бы то ни было, но в независимости от того, кому принадлежали железные дороги Нового Света, поездка по ним в Первом экспрессе, была и оставалась удовольствием не из дешёвых. И если бы не срочность и отсутствие в кассах билетов на поезда попроще, Клинт вряд ли решился бы путешествовать в этом дворце на колёсах. Впрочем, глядя на довольную невесту, с любопытством исследующую каюту и то и дело радостно попискивающую от вида очередной найденной интересности, ван Бор был вынужден признаться, что принятое решение оказалось верным.
   Нет, всё же прав был Рид, когда говорил, что Клинту надо хоть иногда выключать свой внутренний арифмометр, и делать глупости. Если каждая из них будет вознаграждаться Джанни так же, как час назад в спальной части каюты самого дорогого поезда Нового Света, он внакладе не останется, точно.
   Ленивые размышления ван Бора прервал короткий стук в дверь, на который тут же среагировала его асура. Девушка одёрнула сбившуюся юбку-карандаш, бросила короткий взгляд в висящее на двери массивное зеркало и, лишь удовлетворившись собственным отражением, взялась за ручку. Тяжёлая дверь послушно откатилась в сторону и на пороге возникла ресторанная тележка, удерживаемая затянутой в белую перчатку рукой стюарда. Отутюженная белоснежная куртка, нафабренные по имперской моде, тонкие усики... и невозмутимость имперского же дворецкого в энном поколении, девол знает как сочетающаяся с предупредительностью амсдамского официанта.
   - Ваш ужин, вэсс... ван, - произнёс "гость", и Джанни посторонилась, пропуская его в каюту. Тележка тихонько звякнула на плоском медном порожке, а уже через несколько секунд стюард закрутился вокруг стола, только что сооружённого им же из деревянной стенной панели под окном. Обмахнув полотенцем столешницу, он выудил с нижнего отделения тележки накрахмаленную скатерть и одним ловким движением накрыл ею стол. Миг, и на ней уже расположились серебряные приборы и сияющие безупречной фарфоровой белизной тарелки. Ещё один, и несколько накрытых клошами блюд заняли место на небольшом буфете у стены.
   - Приятного аппетита, вэсс... - стюард коротко поклонился Джанни и повернулся к Клинту, - ... ван. Когда закончите ужин, вызовите меня, я приберу посуду.
   - Благодарю, мы так и поступим, - асура с неожиданно привычной небрежностью опустила в руку стюарда серебряный талер, и тот, подхватив тележку, исчез за дверью, не забыв закрыть её за собой. Впрочем, стоило "гостю" покинуть каюту, как от продемонстрированной Джанни эльфийской надменности не осталось и следа.
   - Клинт, что ты расселся?! Давай за стол, я голодна как десяток волков! - чуть не подпрыгивая от нетерпения, заявила вэсс Ноэль и, моментально оказавшись рядом с буфетом, тут же принялась инспектировать принесённые стюардом блюда. - Смотри, здесь вино! Игристое. И в баре я видела алкоголь... А как же акт Боусона?
   - Первый экспресс принадлежит вольным баронствам Тулона, а там сухой закон не действует, - пояснил ван Бор, со вздохом поднимаясь с такого удобного кресла, и нехотя направился к столу. В отличие от невесты, буквально фонтанирующей энергией... как всегда после секса, самому Клинту сейчас хотелось только одного - спать. И даже аппетитные запахи стряпни лучших поваров Западной железной дороги, едва-едва побеждали это желание. Но ведь побеждали же!
   К концу ужина, Джанни всё же удалось растормошить своего жениха и, к вечернему диджестиву тот, наконец, разговорился настолько, что асура смогла вывести его на интересующую тему. А именно, историю их главного инженера.
   - Как я познакомился с Ридом? - задумчиво переспросил Клинт, перекатывая в коротких сильных пальцах стакан с крепким островным рамом, квадратная бутылка которого нашлась в баре, и неожиданно усмехнулся. - "Весело". Я тогда трудился над дипломным проектом в семейной мастерской, а Лоу работал там же... разнорабочим. Вот, отец и приставил его ко мне для помощи в сборке моего кадавра, а этот юнец уже на второй день в пух и прах раскритиковал моё первое самостоятельное творение. Мы подрались.
   - Ты подрался?! Не верю! - изумилась Джанни, на что Клинт передёрнул плечами и отвёл взгляд. Для сдержанного, не слишком щедрого на проявление эмоций ван Бора, это был предел выражения... смущения.
   - Ну, я, всё-таки, цверг, - вздохнул он. - И, признаться честно, в то время я был куда как менее сдержан, чем сейчас.
   - Всё равно, не верю, - покачала головой асура, окидывая жениха долгим изучающим взглядом. Но Клинт уже справился с собой и лишь пожал плечами в ответ.
   - Тем не менее, это факт, - проговорил ван Бор. - Отлежавшись пару дней и хорошенько обдумав доводы Рида, я вернулся в мастерскую и выяснил, что дядюшка уволил "наглого хумана, не ценящего доброго отношения". Ну, выгнал и выгнал, мне-то что? Я снова взялся за свой проект, и уже через неделю обнаружил, что в чём-то Лоу был прав. Пришлось переделывать несколько узлов, те потянули за собой ещё кое-какие изменения... в общем, как-то так. Работу над проектом я закончил в срок, а на представлении кадавра комиссии, вновь столкнулся со своим недавним противником. Надо сказать, что практические экзамены выпускников Технологического колледжа проходят открыто, и увидеть представленные студентами разработки может любой желающий. Что уж говорить об учащихся младших курсов? Их, порой, от испытательных стендов за уши не оттащишь. Вот в компании третьекурсников, столпившихся вокруг моего кадавра, я и обнаружил Рида.
   - Там вы и помирились, и подружились, - понимающе кивнула Джанни, на что Клинт неожиданно фыркнул.
   - Если бы. Мы подрались снова, - произнёс он под ошарашенным взглядом невесты, и развёл руками. - Говорю же, тогда я был весьма вспыльчивым цвергом, а Лоу не сдерживался, критикуя мою работу. Впрочем, его тоже можно понять. Я ведь, фактически, избил Рида, потом дядюшка вышвырнул его из мастерской, а на экзамене выпускников колледжа, Лоу обнаружил, что я использовал его идеи в своём кадавре. Представляешь, как эта ситуация выглядела в его глазах? Особенно после того, как экзаменаторы во всеуслышание отметили новизну некоторых решений в моей работе, добрая половина которых, на самом-то деле, принадлежала самому Риду.
   - Мерзко, - скривилась асура.
   - Вот-вот. Неудивительно, что Лоу взъярился, - покивал Клинт. - Впрочем, я тоже был хорош. Нервы, предэкзаменационный мандраж... а, кого я обманываю?! Он меня просто выбесил, а о причинах такого поведения наглого третьекурсника, я задумался лишь через три дня, когда пришёл в сознание. И то, думаю, если бы Рид не загнал меня на госпитальную койку, я бы ни о чём подобном ещё долго не задумался бы. Но в госпитале всё равно делать было нечего, вот я и размышлял... и доразмышлялся. В общем, когда ко мне в палату был допущен шуцман, чтобы "допросить потерпевшего", я уже проклинал сам себя последними словами. Представляешь моё состояние, когда я понял, что Риду грозит исключение из колледжа и судебное разбирательство за рукоприкладство? А тут ещё и деволов дознаватель! Решил, гнида, превратить обычную драку в расовый спор... такие вопросики задавал, что по итогу, Риду вместо штрафа грозил реальный срок в каменоломнях. В общем, поняв, к чему идёт дело, я отказался от дачи показаний и заявил, что никаких претензий к Риду не имею.
   - А дальше-то что было? - потормошила неожиданно умолкнувшего жениха, любопытная Джанни.
   - Дальше? Дальше было ещё веселее, - мотнув головой, процедил Клинт. Воспоминания его явно не радовали. - Шуцман гаденько так улыбнулся и сообщил, что моё заявление силы не имеет, поскольку в полиции имеется заявление моей родни. Дядюшка постарался, от доброты душевной. Беседа наша на этом, можно сказать, и закончилась. Я сообщил, что по законам Империи уже давно являюсь совершеннолетним, а значит, никто кроме меня самого подобных заявлений делать не может, после чего просто отказался продолжать разговор. Полицейский было подёргался, но, поняв, что на контакт я не иду, развернулся и ушёл. А я... дождался врача и уговорил его выписать меня на домашнее лечение. Ох, знала бы ты, сколько сил я положил, только чтобы сначала уговорить дядьку забрать заявление из полиции, а потом и самого Лоу принять мою помощь. Но уломал обоих. Рида выпустили из участка уже на следующий день. Представляешь, шуцманы, задержав его после драки, даже не удосужились пригласить врача! Лоу так и просидел четверо суток в камере со сломанными рёбрами и рукой. Эх... Пришлось везти его в тот же госпиталь, где лежал я сам. Врач был весьма удивлён, скажу я тебе.
   - Почему? - не поняла Джанни.
   - Маленький провинциальный городок. Там даже украденный кошелёк становится новостью вселенского масштаба. Что уж говорить о драке на выпускном экзамене единственного высшего учебного заведения в городе? - пояснил Клинт. - Собственно, именно после того, как я притащил Рида в госпиталь, мы с ним и помирились. Потом я подошёл к профессору Дайниту, под началом которого вёл свой дипломный проект, и тот помог нам восстановить Лоу в колледже. Правда, лишь после обсуждения тех решений Рида, что я использовал в своём кадавре. Ох и пришлось мне тогда покраснеть, оправдываясь перед старым орком. Но оно того стоило.
   - Да уж, история, - протянула асура. - А что было потом?
   - Потом... потом я рассорился с дядькой и мы с Ридом открыли свою маленькую ремонтную мастерскую, в которой и работали следующие два с половиной года, пока он не закончил колледж и не отправился служить в армию, - задумчиво проговорил Клинт и, заметив недоумение невесты, пояснил: - Рид учился по императорскому гранту на военном факультете и, по окончании колледжа, обязан был отработать минимум пять лет по контракту. По нашей с ним договорённости, за это время я должен был продать нашу лавку и, устроившись в Этельброке, открыть новую, с равным участием и условием направления принадлежащей Риду части дохода на развитие дела. Так я и поступил. А потом грянула война, и в приграничном портовом городе стало слишком... неуютно. Его дважды брали северяне, и я не стал дожидаться третьего взятия Этельброка. Собрал вещи, инструменты, продал за сущие гроши дом-мастерскую и всё, что не влезало в морской контейнер, и переехал в Амсдам, оставив в банковской конторе, обслуживавшей наши с Ридом счета, сообщение, где меня искать. Благо, та работает не только на территории империи, но и в бывших доминионах. И он нашёл.
   Джанни заёрзала, с любопытством посверкивая глазами. Наконец-то они добрались до той части истории, что интересовала её больше всего. Но торопиться не стоит, да.
   - То есть, по сути, вы являетесь совладельцами фирмы ещё со времён учёбы в колледже, да? - протянула асура. - Интересно. А я думала, что вы начали совместное дело только в Амсдаме...
   - Юридически, так и есть, - пожал плечами ван Бор. - Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы организовать участие Рида в создаваемом в Республике предприятии. И если бы не помощь банка, боюсь мне это и вовсе не удалось бы. К счастью, их вполне удовлетворила выданная мне Ридом ещё та, имперская доверенность. Но фактически, да, мы ведём совместное дело уже почти десять лет, пусть большую часть этого времени Лоу и участвовал в делах лишь своей частью дохода.
   - М-да, представляю, каково было Риду, когда он приехал в Этельброк и не нашёл своего компаньона, - проговорила Джанни. - Он на тебя не обиделся за исчезновение?
   Клинт покачал головой, залпом допил остатки рама и, поставив стакан на стол, глухо заговорил:
   - Рид воевал на десантном левиафане, управлял отделением кадавров. После Гейдельсхофской бойни вляпался в дурную историю с участием некоего адмираала Ириенталя. Чудом избежал суда, но был брошен в штурмовые роты, где и воевал вплоть до битвы у Грюнсхау. Там попал в плен. Через год был подписан мир с северянами и возвращающиеся пленные заполнили фильтрационные пункты имперских марок. Риду не повезло, он оказался на фильтре марки, военным комендантом которой был назначен тот самый военачальник, из-за которого в своё время он угодил в штурмовые роты. Ириенталь припомнил Риду давние обиды и тут же обвинил в измене, после чего Императорская канцелярия на удивление быстро лишила его наград и званий, а суд под управлением всё того же Ириенталя моментально приговорил его к повешению. Рид бежал. Добрался до Этельброка, где попал в засаду. Устроил взрыв в порту, бежал снова. Как он добрался до Нового Света, я не знаю. Но если судить по тому, что Лоу нашёл меня, фактически, сразу по приезду в Новый Свет, полагаю, весточку из банка он всё же получил. Правда, тут я не уверен, поскольку специально этот вопрос мы не обсуждали.
   - Неудивительно, - кивнула Джанни. - Он не любитель говорить о прошлом, и теперь я понимаю почему. Это ж не жизнь, а приключенческий роман какой-то! Правда, приключения его... страшненькие.
   - О, ты даже представить себе не можешь, насколько права, - криво ухмыльнулся ван Бор, но, заметив реакцию невесты, тут же замотал головой. - Нет-нет, не проси. ЭТУ историю, пусть тебе сам Рид рассказывает. Я и сам-то её узнал совершенно случайно, и не от него. Так что, извини, милая, но придётся тебе дождаться нашего друга, я и слова не скажу. Собственно, я и о его военных похождениях не рассказал бы, если бы Рид не обозначил своего отношения к этой истории.
   - Ладно-ладно, - прищурившись, с явным предупреждением в голосе отозвалась асура, но увидев, как вздрогнул жених, тут же рассмеялась. - Успокойся, мой колобок. Не буду я тебя терзать. Дождусь Рида, тогда всё и выспрошу. А сейчас... не пора ли нам ещё раз проверить на крепость здешнюю кровать?
  

* * *


   - Опять ищешь неприятности на свою шею? - Люка с любопытством поглядывал на Рида поверх поднесённой ко рту, белоснежной чашки с кофе, аромат которого, смешиваясь с запахом недавно прошедшего ночного дождя и мокрой листвы, приятно тревожил ноздри. Да, всё же Хооглан, это не Амсдам-илл и не Статен. Там никаких иных запахов, кроме вечной автомобильной гари и тяжёлого духа паровых машин, и быть не может. А здесь... тихий зелёный район, какой не ожидаешь найти в неофициальной, но от этого не менее суматошной столице Республики. И так славно дышится! Пожалуй, даже лучше, чем в резиденции на берегу залива.
   Люка вновь с наслаждением втянул носом воздух и тут же недовольно фыркнул от ударившего по обонянию запаха табачного дыма. Несносный ван Лоу снова закурил!
   - Не ищу, Люка, совсем не ищу, - щёлкнув серебряной зажигалкой, проговорил собеседник, кажется, даже не заметивший гримасы ван Рея. Или сделавший вид, что не заметил. - Но вот они, почему-то, настойчиво ищут меня. А кто я такой, чтобы избегать встреч, пусть и назначенных не мной? В конце концов, это просто невежливо. Не так ли?
   - Может быть, но некоторые встречи, на мой взгляд, стоят того, чтобы на них не являться, - задумчиво произнёс Люка, вернув чашку на блюдце и водрузив законченную конструкцию на стол. - Впрочем, это твоё дело. Надеюсь только, что результат тебя устроит, а мне не придётся искать нового собутыльника с нюхом на хорошие рестораны. Держи, здесь всё, что я сумел найти по твоему вопросу.
   С этими словами, ван Рей выудил из-за отворота щёгольского двубортного белоснежного пиджака узкий, но довольно пухлый конверт и, положив его на мраморную столешницу, щелчком пальца отправил прямо в ладонь собеседника.
   - Что за манера, пугать, ничего не объясняя? - возвёл очи горе Рид, прихлопнув рукой послание приятеля. - Этот город, по-моему, дурно влияет даже на самых лучших представителей разумных рас.
   - О, так я не первый предупреждаю тебя об опасности твоего интереса? - Люка не мог не задать этот вопрос. Всё же, журналист и любопытство, слова - синонимы. Кто бы что ни говорил.
   - Представь себе. В Амсдаме, оказывается, проживает до девола людей и нелюдей, обеспокоенных сохранностью моего бренного тела, - хмыкнул в ответ ван Лоу, убирая конверт в карман собственного, не менее щёгольского, но однобортного, синего в тонкую чёрную полоску пиджака. - Странно другое. Ни один из этих сердобольных жителей нашего города почему-то никак не может взять в толк, что от меня здесь ничего не зависит... ну, почти ничего.
   - Ты можешь уехать, - за насмешливым выражением лица журналиста легко читалось неподдельное беспокойство.
   - Могу, и уеду, - кивнул Рид, а стоило Люке облегчённо вздохнуть и откинуться на спинку полукресла, договорил: - как только разберусь, кому и где я перешёл дорогу.
   - Ри-ид! Упёртый осёл! - едва ли не простонал ван Рей.
   - Достали здесь, достанут и в Новоземье, - невозмутимо пожал тот плечами в ответ. - А я не хочу тянуть свои проблемы туда, где живут небезразличные мне люди, Люка. Хотя бы потому, что там придётся драться всерьёз и всё равно останется опасность, что меня достанут через них. Так зачем рисковать?
   - А с кем ты собрался драться здесь? С РСУ? С Семьями? Или со всеми разом? - нервно дёрнув уголком губ, ядовито произнёс журналист.
   - Да не собираюсь я воевать, Люка! - отмахнулся Рид. - Но понять, какая сволочь меня донимает - обязан. Понимаешь ты это или нет?
   - Да понимаю, понимаю, - отозвался тот. - Просто, зная тебя... дело опять закончится стрельбой и взрывами. А мне мой город нравится, знаешь ли! К тому же, где гарантия, что в результате мне не придётся верстать в набор твой некролог?
   - Люка, не делай из меня монстра, будь добр! С тех пор, как я поселился в этом славном городе, от моей руки не пострадал ни один разумный, - уже всерьёз возмутился ван Лоу.
   - О, да? - прищурился ван Рей. - Семья Цорен?
   - А я здесь причём? - удивился Рид. - Эти зеленовласые недоумки, в своей непомерной жадности, умудрились наступить на хвост Цатти, за что и поплатились, в конце концов.
   - Ну, конечно, - с явным сомнением в голосе, протянул Люка и, резко подавшись вперёд, перешёл на полушёпот, правда, весьма экспрессивный. - И тот факт, что незадолго до сего прискорбного случая, у вашей конторы произошёл конфликт с Цоренами, роли не играет, да?
   - Эти коротышки требовали сорок процентов дохода "за крышу", Люка! Конечно, это играет огромную роль, - вскинулся Рид. - Более того, я тебе честно признаюсь, что выпил бутылку твоего лучшего полугара, когда узнал, что Цатти раскатали резиденцию проклятых лепреконов в щебень!
   - Твоими кадаврами, - ткнул пальцев в грудь собеседника, ван Рей. - Скажешь, нет?
   - Наша контора не занимается производством боевых машин, Люка. Это запрещено законом, помнишь? - вопросом на вопрос ответил Рид и, откинувшись на спинку своего кресла, вновь щёлкнул зажигалкой.
   - Помню, - выдрав из руки собеседника портсигар, Люка нервно прикурил сигарету от вспыхнувшего над указательным пальцем огонька и, брякнув серебряную коробку на стол, договорил: - а ещё я помню зарево пожара над заливом и грохот взрывов, от которых у меня в доме повылетала половина стёкол! И помню, между прочим, как через пару дней после тех событий, навещал одного внезапно "заболевшего" инженера у него дома. Как, нога к непогоде не ноет, нет? Рид?
   - Я тебе уже говорил, но повторю ещё раз, - скривился тот. - Это был несчастный случай на производстве. Рванул клапан паровика, и меня задело осколком. И только.
   - К демонам! - выдохнул журналист и резко поднялся из-за стола. - Упрямый ты осёл. Поступай, как хочешь, но не дай тебе Создатель сдохнуть, Рид! Я напишу для тебя самый паскудно-скандальный некролог, а потом приду на могилу и насру тебе на голову, так и знай.
   Развернувшись, ван Рей решительно направился к выходу из кафе
   - Эй, Люка! - окликнул его Рид. А когда тот на миг оглянулся, хлопнул себя по пиджаку. - Спасибо, дружище!
   - Главное, выживи, дружище, - бросил журналист и исчез за дверью. А через минуту до Рида донёсся рык мощного мотора и визг прожигаемых шин. Ван Рей уехал.
   Расплатившись по счёту, Рид поднялся в свой номер и, лишь оказавшись в одиночестве, вскрыл переданный ему Люкой конверт. На кровать посыпались рукописные записки, отпечатанные на машинке заметки, вырезки из газет и... несколько бумаг, сверкнувших оттисками полицейского управления Амсдама. Копии, разумеется, но даже само их наличие говорило о том, что журналист отнёсся к просьбе друга со всей возможной ответственностью. И ван Лоу даже знать не хотел, как тому удалось достать эти документы.
   На разбор полученной информации у Рида ушло добрых четыре часа, и в результате...
   - А ведь так не хотелось к нему обращаться... - протянул ван Лоу, с тоской покосившись на окно, за которым солнце уже перевалило через зенит. Вздохнув, Рид уселся за стол и, выудив из саквояжа письменный прибор и стопку чистой, лишённой каких-либо вензелей, бумаги, быстро набросал короткую записку. Свернув листок в трубку, он достал из того же саквояжа кадавра-посланца и, включив "питомца", запихнул письмо в зажатый лапами металлической птицы тубус. Дайди пыхнул паром из клюва, сверкнул линзами окуляров и, тихо загудев двигателем, расправил перепончатые крылья, по которым тут же побежали всполохи электроразрядов. Воспарив над столом, птица выслушала задание и, дождавшись, пока хозяин откроет окно, взмыла в небо. А следом за ней, чёрной стремительной тенью ввинтился в облака, сорвавшийся с ветки старого дуба, молодой чёрный ворон. На всякий случай, для присмотра. Мало ли кто позарится на изящную игрушку-посланника?
   В ожидании ответа, Рид успел собрать вещи и пообедать всё в том же уютном кафе при гостинице. А когда поднялся в номер, то увидел сидящего на подоконнике у открытого окна посланца и сопровождавшего его ворона-телохранителя. Механическая и живая птицы замерли напротив друг друга и, казалось, вели беззвучный разговор. Но ведь так только казалось, не правда ли?
   Усмехнувшись, Рид протянул руку Дайди и тот, отпустив зажатый в лапе тубус, аккуратно катнул его по столу в сторону хозяина. Ворон проводил цилиндр взглядом, но почти тут же вновь уставился на своего механического соседа, начисто проигнорировав хозяина номера, тут же углубившегося в чтение ответа, принесённого посланцем.
   - Наговорились? - закончив чтение, спросил Рид. В ответ, ворон каркнул, а Дайди выпустил из клюва очередное облачко пара. - Ладно-ладно, не ершитесь. У вас ещё будет время, наболтаетесь вдоволь. А сейчас - доклад. Дайди, ты первый.
   Трёхлинзовые окуляры сфокусировались на Риде, и тот замер, будто пытаясь что-то прочесть в глубине сияющих рубиновым светом линз. Наконец, ван Лоу тряхнул головой и, повернувшись к живой птице, кивнул.
   - Теперь ты, Чёрный, - скомандовал он. Дух-в-вороне протяжно скрипнул и так же уставился в глаза хозяина, как и Дайди минутой ранее. На этот раз, игра в гляделки оказалась куда короче. Отведя взгляд от чёрных, круглых словно бусины, глаз птицы, ван Лоу поднялся из-за стола и, задумчиво покачав головой, покосился на лежащую перед его пернатыми помощниками записку. Миг, и та осыпалась невесомым пеплом. Ворон тут же взмахнул крыльями, и поднятый им ветер вынес серую пыль в окно. Проводив взглядом быстро развеивающееся облачко пепла, Рид вздохнул. - Вот, значит, как. Что ж... может, оно и к лучшему, а? Птицы?
   - Кр-рар! - высказался ворон.
   - Пш-ш-ха-а! - выстрелил струёй пара в потолок Дайди.
   - Вот и пообщались, - усмехнулся ван Лоу. - Что ж, до встречи с нашим визави ещё пара дней, значит, у нас есть время на другие дела. Глядишь, решим вопрос иначе... Хм, как вариант... почему бы и нет? Чёрный, адрес ты знаешь, кого искать - тоже, так что, давай, дуй на разведку. Дайди, не возражай! Ты слишком приметный, а значит, остаёшься дома. На место, я сказал!
   Ворон довольно каркнул, сорвался с места и исчез за окном, а механический посланец натужно и явно разочарованно скрипнув, подхватил со стола пустой тубус и нырнул в саквояж, где и выключился. Рид же, проследив за действиями "питомцев", удовлетворённо кивнул и принялся собираться на прогулку. Не сказать, что это был долгий процесс, но нужно же было чем-то заняться, пока дух-в-вороне не подаст сигнал.
   Чем хороши духи? Даже призванным из Запределья сущностям, достаточно отпечатка искомого разумного на любом предмете, чтобы указать путь к нему. А уж воплощённому в реальности духу, не нужно и этого. Прирождённые ищейки! Вопрошающий может ни разу не встречать того, кого хочет найти, может даже не знать как тот выглядит, не говоря уж об отсутствии в его руках принадлежавшей или использовавшейся объектом поиска вещи. Для воплощённого духа всё равно не составит труда найти нужного разумного. Было бы известно его имя или часто используемое прозвище. А уж если известно место, где искомый объект живёт или бывает, то задача ищейки упрощается до минимума. И именно этим умением духа-в-вороне и воспользовался Рид.
   Зов ворона настиг его в тот самый момент, когда ван Лоу решал, стоит ли ему заказать ужин в номер, или ограничиться парой бутербродов, чтобы хотя бы не идти "в гости" на голодный желудок. В результате, вопрос решился сам собой и Рид, ссыпавшись по лестнице, плюхнулся за руль своего Барро.
   Словно чувствуя настроение хозяина, машина нетерпеливо взревела двигателем и буквально прыгнула вперёд, стремясь вырваться из кривых улочек Хооглана на просторные аллеи центрального Амсдама.
   Вот промелькнул Синий мост и Барро оказался на Амсдам-илл. Прибавив ходу на полупустой улице, машина обогнала какой-то помпезный лимузин и, заложив вираж, нырнула в тоннель, чтобы уже через пять минут оказаться на центральной аллее Статен-илл, ещё один поворот и вот, впереди уже мост ведущий к Малому Тайлону. А за ним заречье Дортлана и... порт. Здесь Барро пришлось сбросить скорость, уж больно узки улочки двух старейших боргов Амсдама. Но, полчаса петляний, и Рид на месте, что подтверждается устроившимся на разболтанной трубе явно не работающей пневмопочты, вороном, напряжённо сверлящим взглядом окна одной из старых деревянных пятиэтажек, когда-то для солидности обложенных кипричом, ныне закопчённым до неопределённого серо-коричневого цвета.
   Разбитые тротуары, грунтовая дорога с непросыхающими лужами, стоящие вплотную дома с редкими и узкими проходами меж ними, замызганные, чёрные провалы подъездов, из которых тянет сыростью, пыльные стёкла в рассохшихся, давно не знавших краски оконных рамах... И люди. На улице - докеры в грубой одежде, с застарелой усталостью во взглядах, во дворах, среди лабиринтов развешанного на просушку белья, перекрикиваются матроны в платьях, яркая расцветка которых, кажется, пытается бороться с окружающей серостью... безуспешно. Мелькающие тут и там дети, замурзанные, в старых разбитых ботинках, а то и вовсе босые, не менее крикливые, чем их мамаши, крутятся под ногами, с любопытством поглядывают на замерший у въезда во двор Барро. Не Дортлан, конечно, но почти, почти. Унылое местечко могло бы быть, если бы не солнечный, не по-амсдамски погожий день, и детский смех.
   Порадовавшись, что не стал надевать "сосватанный" рыжей Тарной костюм, в котором он здесь смотрелся бы, как статуя императора в клозете, Рид выбрался из-за руля машины и, расстегнув заедающую молнию кожаной куртки, нацепил на голову кепку-восьмиклинку. Забрав из салона старый саквояж, он тщательно запер Барро, и решительно шагнул к нужному подъезду, указанному духом-в-вороне.
   Стоило ему открыть дверь, как в нос ударил характерный аммиачный запах, а из-за двери ближайшей квартиры потянуло чем-то кислым. Где-то рядом слышался бубнёж радиоведущего, а откуда-то сверху доносились крики домашнего скандала. Обстановочка...
   Рид вздохнул и шагнул на обшарпанную лестницу. Ему приходилось жить и в худших условиях, но с тех пор прошло достаточно времени, чтобы он позабыл некоторые "прелести" обитания в подобных домах. И напоминание о них, ему совсем не понравилось. В результате, шесть лестничных маршей, каждый из которых "радовал" новой палитрой ароматов и звуков, ван Лоу пролетел как на крыльях, и сам не заметил, как оказался у двери в нужную квартиру. Звонить или не звонить, вот в чём вопрос.
   Посверлив взглядом дверь, Рид мотнул головой и отдал мысленный приказ духу-в-вороне. Секунда, другая... и за хлипкой филёнкой послышался чей-то грубый голос.
   - Деволова птица! Да уберёшься ты от моего окна или нет?! - И мат, мат, мат...
   Пока ворон отвлекал стуком в окно хозяина "апартаментов", Рид осмотрел дверной замок и, беззвучно, но от этого не менее презрительно хмыкнув, извлёк из кармана обычный складной нож. Вытащив из рукоятки тонкое шило, Рид аккуратно ввёл его в личинку замка, поджал плоскостью разложенного клинка... и через пару секунд дрянной замок сдался.
   Прислушавшись и убедившись, что хозяин квартиры до сих пор пытается отогнать от окна доставучего ворона, ван Лоу осторожно приоткрыл дверь и проскользнул в тёмную прихожую. Шаг, другой... и аккуратный удар по затылку прыгающего у окна словно обезьяна, жильца. Крупное тело, наряженное лишь в трусы и линялую майку, грузно осело на грязный, давно не мытый пол, а Рид, наконец, получил возможность осмотреться вокруг. И нет, он не был беспечен. Если бы в квартире был ещё кто-то кроме хозяина, дух-в-вороне непременно предупредил бы своего призывателя. Потому-то ван Лоу действовал столь уверенно. Но оглядеться всё же необходимо, хотя бы ради того, чтобы оценить хозяина дома. Вещи, вообще, могут очень много рассказать о своём обладателе, уж кому как не запретнику это знать... Впрочем, сначала, лучше решить вопрос с самим "обладателем". А то очнётся не вовремя, начнёт орать, шуметь, угрожать. Оно кому-нибудь нужно? Вот-вот.
   Сняв с руки тяжёлый кастет, Рид усадил бесчувственное тело жильца на стул, связал выуженной из саквояжа, предусмотрительно прихваченной "на дело" верёвкой и... затолкал в пасть пленника подобранный с пола, старый носок. Вот теперь можно спокойно, не отвлекаясь на возможную истерику и ругань, заняться осмотром квартиры.
  

Глава 2. Незваный, не названый...


   Марка ди Бенья родился в Талоде, столице одноимённого княжества, входящего в Унию Городов Тиррена - государства, раскинувшегося на восточном и южном берегах Лисского моря, северный берег которого безраздельно принадлежал Империи. Несмотря на столичный статус, Талод был маленьким небогатым городком, подавляющее большинство жителей которого, промышляло рыболовством и устричным фермерством. Схожая судьба ждала и самого Марку, но уродившийся со склонностью к огненной магии, отпрыск оскудевшего древнего рода, когда-то правившего доброй половиной нынешнего княжества Талод, с детства возненавидел море, рыбу, устриц... и соль, сопровождавшую жизнь талодцев от первого младенческого крика до скрипа прибиваемой гробовой доски. Юный ди Бенья не желал тратить годы своей жизни на ненавистный труд рыбака, к которому его, с упорством достойным лучшего применения, пытался приобщить старший брат - Йерима. Кто знает, может быть, у того, при посильной помощи их матери, и вышло бы переупрямить шебутного младшего братишку, да только перед глазами Марки всё время маячил пример отца, и он вовсе не способствовал принятию юнцом уготованной ему судьбы.
   Арно, глава семьи Бенья, высокий, не по-тирренски массивный жгучий брюнет, сам не терпел "просоленных голоногих вонючек", как он презрительно называл рыбаков и устричных фермеров, и воспитывал в том же духе Марку... ну, когда не был занят проворачиванием очередной аферы, призванной облегчить карманы гостей Талода. Слава Вечности, что из-за авантюрного характера и постоянных отлучек, взросление старшего сына и младших дочерей прошли без участия Арно, как говаривала матушка Марки. Но, возникшие у главы семьи Бенья разногласия с некоторыми личностями за пределами княжества однажды вынудили его вернуться в родной город на весьма долгий срок, и произошло это как раз в тот момент, когда его второй сын уже достаточно вырос, чтобы как губка впитывать любые знания, независимо от их источника. И Марка впитал, да... Кровь отца в юном шалопае и без того была сильна настолько, что если бы не рыжий цвет волос, доставшийся ему от матери, окружающие скорее приняли бы Марку за младшего брата Арно, нежели за сына - настолько они были похожи лицами, повадками и характерами. Нужно ли удивляться, что едва Марка ди Бенья, с подачи отца, узнал о способах извлечения прибыли, не требующих каждодневного труда в море, то тут же сбежал с принадлежащего брату траулера, поклявшись больше никогда не возвращаться на его палубу?
   И ведь не вернулся же. Хотя помотало его по княжеству изрядно, а после - и по всему Тиррену. Результатом стало недолгое заключение в одной из тюрем, побег, обвинение в трёх вскрывшихся мошенничествах и повисший над головой заочный приговор, суливший бессрочную каторгу на Змеиных каменоломнях. А кроме того, Марка, не рассчитав своих сил и умений, перебежал дорогу весьма влиятельным в стране людям. В принципе, если бы не висящий на нём приговор, он мог бы укрыться в том же Талоде, как когда-то в схожей ситуации поступил его отец, но увы, старый князь, благоволивший Арно ди Бенье, давно помер, а наследник никаких дел с их семьёй не имел и иметь не желал, как бы не намекал отец на выгоду от сотрудничества. Не помогло. Пришлось Марке бежать за пределы границ унии прибрежных городов. Не в Империю, нет. Старый договор о выдаче коронных злодеев, некогда заключённый между Тирреном и Тавром, никто не отменял, а имперские шуцманы куда более проворны и умелы, чем ленивые карабинеры подавляющего большинства тирренских городов.
   А вот в Новом Свете дела обстояли несколько иначе, по крайней мере, если судить по доходившим до Марки слухам и... речам отца, чуть постаревшего, но по-прежнему острого умом и пользующегося изрядным уважениям в тех кругах, что никак не могут прийти к мирному сосуществованию с карабинерами, жандармами и прочими шуцманами.
   Иными словами, Марка принял совет отца, получил прощальный подзатыльник от матушки и, распрощавшись с прочей многочисленной роднёй, взошёл на палубу старого парохода, идущего в Амсдам. Океан оказался не так солён, как деволово Лисское море, зато работа кочегаром с лихвой отыгралась за эту маленькую радость. Вот когда Марка с ностальгией вспомнил работу на траулере брата. Но всё когда-то заканчивается, и рейс в Республику Нового Света не стал исключением из этого правила. На берег Марка ди Бенья сошёл чуть ли не вприпрыжку и, вселившись в нужный отель, с удовольствием завалился на кровать. И пусть постельное бельё было не ахти каким дорогим, но оно было чистым, да и... просто было!
   Но долго отдыхать от тяжёлого океанского перехода Марке не позволило фирменное семейное шило. Так что уже через пару дней он принялся за исполнение порученного отцом дела. Письма "от друзей" находили своих получателей и приносили самому Марке весьма полезные знакомства, а визиты в самые разные районы Амсдама позволили ему неплохо изучить город и разузнать обстановку в нём. Так, ди Бенья узнал, что вопреки когда-то слышанным в Тиррене слухам, жизнь криминального мира в Новом Свете, по крайней мере, амсдамской его части, совсем не так проста и привольна. И дело вовсе не в особых умениях здешних законников, которые, стоит признать, кое в чём уступали даже ленивым взяточникам-карабинерам родного Талода. Но легче от этого не становилось. Криминальной вольницей, что, казалось бы, сама собой должна была взрасти в таких приятных условиях, даже не пахло. Теневой мир Амсдама был прочно поделен некими Семьями, жёстко контролировавшими свои "угодья" и крайне нервно реагировавшими на появление конкурентов.
   Признаться, поначалу, такое положение дел сильно разочаровало Марку, привыкшего к аморфным и рыхлым криминальным организациям Тиррена. Но, поразмыслив, ди Бенья, неожиданно даже для самого себя, воспрял духом. Авантюрная отцовская жилка вновь дала о себе знать, и Марка с нетерпением пустился в новую игру под названием "Царь Горы". Одиночка беззащитен перед Семьями? Значит нужно войти в Семью... но, это влечёт за собой то, что Марка ненавидел едва ли не больше, чем море и рыбную ловлю - подчинение. Затык? Ничуть. Не хочешь подчиняться чьей-то Семье? Создай свою собственную.
   Именно этим ди Бенья и занялся. Поиск дела, которое бы не было "окучено" какой-либо из Семей, пожалуй, был одним из самых сложных этапов на этом пути. Но опыт... опыт матёрого мошенника, работающего головой, а не кистенём, принёс весьма нетривиальное решение. По крайней мере, именно так показалось самому Марке, успевшему почти год повариться в местном криминальном котле.
   Что ж, он не ошибся. Почти. Семьи действительно не лезли в производственные предприятия, предпочитая доход от более простых и менее законных промыслов. Контрабанда и торговля ворованным товаром - от "списанного" военного имущества до золотых украшений; дань с окрестных магазинов и лавочек, отдаваемая на откуп уличным мордоворотам, составлявшим силовое крыло Семей; услуги "прачечных", способных как превратить машину угнанную вчера в купленную сегодня, так и обеспечить документы, подтверждающие честность происхождения денег, битком набитых в ваш саквояж. Впрочем, подделка документов шла и отдельной статьёй в списке доходов амсдамских семей. Как и подделка ювелирных изделий, и многое-многое другое.
   С некоторой тоской ди Бенья поглядывал в сторону финансовых спекулянтов, но лезть в это змеиное кубло, плотно прикрываемое не только Семьями, но и реальной властью Республики, не рисковал. Это не Тиррен, здесь никто ни о чём предупреждать не будет, завалят сразу и наглухо.
   Впрочем, полностью оставлять без внимания такой сладкий кусок ди Бенья не собирался. Просто отложил решение вопроса до тех пор, пока не сможет взять свою долю как равный с главами прочих Семей... а то и, чем демоны не шутят... с реальными правителям Республики. Но пока об этом и речи не шло, на очереди стояли задачи попроще. Набрать команду, оказать кое-какие услуги представителям этой Семьи, помочь с решением проблемы другой... получить с этого некоторый доход и... слушать, слушать, слушать. Копить связи, привязывать к себе нужных людей, подкупать чиновников и их семьи, проворачивать новые и новые схемы. Мелкие, на уровне уличного "кидка", но многочисленные, позволяющие держаться на плаву самому и нести всё растущие расходы.
   Вал дел захлестнул Марку с головой, но он справился. Крутился, как белка в колесе, не раз ходил по лезвию ножа, лавируя меж интересов Семей, стараясь пореже мелькать в сводках РСУ, но выплыл, и взялся за основную часть плана. Первыми под него ушли несколько мелких конторок, поставлявших кое-какие материалы на одну не слишком большую, но вполне прибыльную фабрику, дымившую на пол-Дортлана. Спустя полгода, два сгоревших склада и один инфаркт, владелец компании "продал" представителю ди Беньи, уже заработавшему в некоторых кругах прозвище "Лис", солидный пакет привилегированных акций своей фабрики. И это стало первым серьёзным успехом. Но ушлый Марка не стал почивать на лаврах и... предложил одной из Семей услуги "своей" фабрики в качестве "прачечной". Точнее, одного из звеньев таковой, превращавших абсолютно нелегальный товар и деньги в чей-то вполне законный доход. Семья Цорен по достоинству оценила этот жест. Мелкий мошенник не ставил себя вровень с ними, не пытался вытащить изо рта кусок их пирога... он предлагал то, что Семьи, сосредоточившиеся на собственных "делянках", никогда не делали друг для друга - полноценное сотрудничество. Не сразу, но Цорен согласились на эксперимент и не пожалели. Чистая, не светившаяся ни в каких схемах, фабрика стала неплохим подспорьем для их дела. Да и самому предприятию это сотрудничество пошло на пользу. Выросла прибыль, началась модернизация производства, выросли и доходы владельцев. Марка довольно вздохнул и нацелился на следующую "корову".
   Следующие четыре года стали для теперь уже Толстого Лиса периодом бешеного роста. Естественно, без неприятностей не обходилось, но никакие проблемы с законом, наглыми залётными бандами и непокорными "коровами" не могли остановить тирренца на пути к цели. Умелый шантаж и устрашение неплохо срабатывали на недогадливых дельцах, залётные отморозки быстро убеждались в своей несостоятельности... порой, уже после смерти, ну а вопросы с законом решались солидными брикетами с наличностью, перекочёвывавшими в карманы его служителей. И всё было бы совсем замечательно, если бы не письма отца.
   О, нет, как и всякий выходец из Тиррена, Марка чтил и уважал своего батюшку, и даже оказавшись за тысячи миль от него, со всей сыновней искренностью исполнял те задания, что поручал ему в своих письмах Арно ди Бенья из далёкого Толада. Тем более, что они позволяли, особенно в начале его жизни в Амсдаме, свести немало полезных знакомств и показать себя как достойного доверия разумного... насколько таковое вообще можно представить в теневом мире республики.
   Но шло время, и Марка стал замечать, что кое-какие поручения его отца становятся неуместны уже для его собственного дела. И это было плохо. Перечить отцу не хотелось, как и вступать в конфронтацию с теми людьми, что стояли за его спиной, и чью волю в Новом Свете исполняли, возможно, десятки таких, как сам Марка. Вот и выходило, что выполнение заданий из Тиррена начало наносить существенный вред собственным делам Толстого Лиса, а невыполнение их грозило большими неприятностями для самого Марки и, возможно, для его родных, оставшихся в Толаде. А тут ещё и Семья Цорен отчего-то закусила удила. Так-то, оно, конечно, ясно, что с принятием Акта Боусона у Семей Амсдама резко выросли доходы, и Цоренам, ввиду появления огромного количества "чёрного нала", срочно понадобилось расширять список "прачечных", но это ведь не повод, чтобы так давить на "коров"! Как бы кто ни подмазывал законников, но и они не могут просто сидеть и ничего не делать, когда в Дортлане, что ни день, то горит очередной склад какого-то упрямого дельца, а конторы на благопристойном Амсдам-илле то и дело подвергаются налётам каких-то отморозков.
   Толстый Лис вовремя почуял, что над семьёй Цорен начинают сгущаться тучи. Недовольны бурной деятельностью этой Семьи оказались не только полицейские чины Амсдама, под которыми закачались их удобные кресла, но и "друзья по цеху", возмущённые тем, сколько внимания стали привлекать зеленовласые к их тесному мирку. Сам Марка чудом успел отойти в сторону раньше, чем по теневой части города сквозняком прошёл слушок: "Цорены зарвались". А вот вывести активы из совместных с ними дел ему, увы, уже не удалось.
   Так, Марка ди Бенья лишился почти половины своего дела, а тут ещё и письма с поручениями отца зачастили. И были они куда опаснее, чем прежде. Толстый Лис рвал и метал, но отказаться от выполнения... да что уж там, приказов тирренского криминального общества, не посмел. И вскоре на улицах Амсдама стали появляться группы резких, как понос, соплеменников Марки, действовавших под вывеской ди Бенья. Вот только подчиняться Толстому Лису они совершенно не хотели. У них были собственные командиры, прибывшие из Тиррена. А те, в свою очередь, не намерены были советоваться со старожилом, и лишь пользовались его связями и знаниями реалий города.
   Власть, которую Марка уже, кажется, чувствовал кончиками своих длинных пальцев, вдруг махнула хвостом и утекла из раскрытых объятий. Без грызни, без перестрелок... тирренские старшины просто и незатейливо отодвинули в сторону того, кто подготовил им плацдарм в Амсдаме, а его самого низвели с ранга "папо" до советника... временного, как чуял сам Марка.
   Другой бы на его месте возмутился, устроил кавардак, а то и пострелушки, но Марка ди Бенья не зря носил своё прозвище. И он затаился. Принял предложенную роль, демонстративно и показательно, чтобы дошло до последней сошки криминального мира Амсдама, что он не в ответе за тот беспредел, который развели его соплеменники. Правда, от выполнения теперь уже абсолютно точно приказов тирренских папо этот шаг его не избавил. Скорее, наоборот. Хитрые схемы и почти чистые дела канули в воды забвения, и им на смену пришли незаконные, порой весьма грязные делишки. И с каждым разом всё становилось хуже и грязнее. Марка понимал, что его, фактически, топили, и от официального знакомства с республиканской судебной системой его спасал лишь накопленный за годы запас прочности из связей и денег. Но так же было очевидно, что продолжаться сколько-нибудь долго это противостояние не могло, и как только папи надоест один увёртливый лисёнок, его попросту грохнут. И ди Бенья решился на отчаянный шаг
   Ознакомившиеся с методом ведения дел Толстого Лиса, тирренцы решили пойти по уже проторённому Маркой пути. Мало им оказалось лавочников Дортлана, видите ли. Подавай пирог побольше да пожирнее. А тут еще так кстати приказали долго жить владельцы основной сети "прачечных", а занявшие их место Цатти ещё не освоились с доставшимся наследством. Красота же! Собственно, эти факты и привели новоявленного амсдамского папо Вему да Обри к идее вклиниться на рынок отмыва денег и имущества, благо, по количеству стволов и готовых к крови боевиков, тирренцы, сейчас, пожалуй, оказались впереди всех амсдамских Семей, так что возможность поддержать свои "хотелки" силой у них имелись. И даже застрельщик, на которого можно будет скинуть всю вину в случае провала, был уже назначен, и цель для него подобрана со всем тщанием...
   Так, собственно, Марка и получил задание тряхнуть одну небольшую, ничем не примечательную конторку, занимавшуюся мелкосерийным производством самоходных железяк.
   Так, собственно, Марка и получил задание тряхнуть одну небольшую, ничем не примечательную конторку, занимавшуюся мелкосерийным производством самоходных железяк. О чём сам ди Бенья и сообщил, со всей возможной экспрессией продемонстрировав своё реальное отношение к приказу, во время посиделок со "своим" отрядом головорезов в портовом баре, прячущемся за вывеской убогого ломбарда. Ушей и глаз вокруг было достаточно, так что сомневаться в том, что информация вскоре дойдёт до всех заинтересованных разумных, не приходилось. И выводы из его речи будут сделаны верные. Зря, что ли, Марка распинался перед набирающимися дармовой выпивкой тирренскими бойцами, вплетая в чуть пьяную речь намёки и отсылки к делам и происшествиям, о которых рядовые головорезы, приставленные к нему папо Вемой, в принципе не могли знать.
   По сути, своими словами хитрый и наглый, как большинство его предков, Толстый Лис, действуя прямо на глазах своих контролёров, дал понять Семьям, что по завершении предстоящего заказа, отходит от дел, так разочаровавших его соотечественников... и открыт для предложений.
  

* * *


   Рид откинулся на потёртую спинку продавленного кресла и, прикрыв глаза, принялся массировать виски. Допрос с помощью духов - та ещё задачка, и выматывает страшно. Но результат! Результат определённо стоил приложенных усилий. Понять бы только теперь, что с ним делать?
   Информация о том, что поджог их конторы был спровоцирован тирренской диаспорой, несколько выбила Рида из колеи. Прежде всего, потому, что предположение ныне беззвучно пускающего слюни ди Беньи о том, что его соплеменники таким образом пытаются влезть в очередное чистое дело, чтобы использовать его по примеру самого Марки, не выдерживают никакой критики. Ван Лоу мог бы поклясться, что тирренцы ни разу не выходили на Клинта для переговоров на эту тему. Уж о таких новостях, ван Бор молчать не стал бы. Так зачем же жечь контору? Ладно бы они отказались от "мирного" предложения папо да Обри, и последнему требовалось привести наглых "коров" в чувство. В этом случае поджог конторы был бы хоть как-то оправдан. В реальности же... больше похоже на то, что тирренцы получили заказ и решили обыграть его к своей пользе, заодно окончательно поставив Марку на тот уровень, которого он, по мнению папо, и заслуживает. То есть, спихнув его в бригадиры низового звена, и будет ди Бенья командовать подставленными ему людьми, пока полностью не исчерпает свою ценность знатока местных реалий, после чего, скорее всего, отправиться плавать в Скинзонский залив... в бетонных ластах.
   Рид проводил взглядом ворона, тяжело взлетевшего со спинки кресла, в котором оплыло бесчувственное тело только что допрошенного бандита, и, проследив за тем, как помощник исчезает в распахнутом окне, вздохнул. Да, чтение памяти посредством духа Запределья - штука, несомненно, полезная, но как же оно выматывает!
   Скривившись от пронзившей виски боли, ван Лоу аккуратно поднялся на ноги и, убедившись, что пол под ним не ходит ходуном, осторожно направился к выходу из квартиры. Не спеша, но и не мешкая. Всё же, оставаться здесь до тех пор, пока не очнётся хозяин, было бы совершенно неблагоразумно.
   Вечер ван Лоу встретил в тиши своего номера, с пустой двухпинтовой бутылкой из-под апельсинового сока и полной пепельницей окурков. Затянувшийся на добрых семь часов разбор памяти Толстого Лиса принёс немало интересных сведений, часть которых можно было бы недёшево продать тому же Люке... или Семье Цатти. Думается, старый Харкон будет весьма благодарен за некоторую информацию. Конечно, было бы глупо думать, что старик не подозревает об аппетитах тирренцев, но одно дело предполагать, и совсем другое - знать точно. А уж когда к этому знанию прилагается информация об уже сделанных противником шагах... В общем, Риду теперь точно есть чем расплатиться со старым орком за грядущую беседу, и это не могло не радовать. Оставаться должным такому разумному, как Харкон, даже если твёрдо намерен слинять на край земли, где точно нет ни одного его родственника, друга или знакомого... не стоит, право слово, не стоит. Семьи, конечно, не так всесильны, как гласит о них молва, но свой должок при случае возьмут всегда, даже если судьба сведёт с ними вновь лишь через добрую сотню лет.
   Но, прежде чем закрывать расчёты с Цатти, стоит прошерстить те каналы, что стали известны, благодаря потрошению памяти ди Беньи. Придя к такому заключению, ван Лоу поднялся с кресла и, потушив свет, отправился на боковую. Следующий день обещал быть богатым на события ничуть не меньше, чем нынешний. А значит, следует хорошенько отдохнуть.
   На этот раз Рид не стал устраивать маскарад с переодеваниями, удовлетворившись привычным костюмом-тройкой и мягкой летней шляпой, поскольку следующая его цель жила в самом респектабельном из старых боргов города - Малом Тайлоне. Не Четвёртый перекрёсток на Амсдам-илл, конечно, и уж тем более не прибрежный район того же острова, но местечко не из дешёвых. Можно сказать, прилизано-исторический центр Амсдама, застроенный двух- и трёхэтажными домами, на первых этажах которых когда-то располагались конторы и магазины имперских колониальных компаний, а выше квартировали их сотрудники и представители. Учитывая же известную манеру имперцев даже деревенские нужники возводить на века, построенные ими дома Малого Тайлона до сих пор красуются кирпично-красными черепичными крышами, прорастающими сквозь зелень Колокольного Холма, словно грибы-красноголовики сквозь лесную подстилку.
   Именно в этот борг и лежал ныне путь Рида. Барро недовольно ворчал на многочисленных поворотах и подъёмах, петляя по узким тенистым улочкам, а сам ван Лоу, крутя руль и то и дело притормаживая перед пешеходами, неспешно пересекающими дорогу, где им вздумается, с интересом выглядывал нужный ему дом, мысленно костеря любовь республиканцев к сохранению даже самых идиотских традиций. Нет, для молодой страны, история которой едва ли насчитывает несколько веков, такая тяга вполне понятна и даже простительна, местами. Но... деволова печень! Если в колониальные времена здешние улицы не имели названий, а дома - номеров, это же не повод оставить их как есть! Трудно, что ли, было хотя бы общую нумерацию ввести?!
   Тёмно-серый дом с характерными бульдожьими мордами на белоснежных карнизах Рид чуть было не пропустил. Тот прятался в зелени запущенного сада, и если бы не мелькнувший за увитой плющом кованой решёткой забора тонкий шпиль с вычурным флюгером, ван Лоу мог ещё очень долго плутать по здешним закоулкам, привлекая к себе ненужное внимание местных жителей.
   Барро притормозил перед гостеприимно распахнутыми настежь воротами и, заскрипев щебнем подъездной дорожки, медленно вкатился во двор. Остановив машину на площадке перед домом, Рид заглушил двигатель и, выбравшись из-за руля, огляделся по сторонам. Запертые ворота гаража, явно рассчитанные на пару авто, его внимания не привлекли, а вот сам особняк...
   - Чем могу помочь, ван... - в дверях, ведущих в дом, появился классический дворецкий. Пожилой седой мужчина в визитке и белых перчатках был прям, будто имперский гвардеец на параде, и благообразен, как официальная история Императорского Дома.
   - Ван Рур, уважаемый, - поднявшись по широким ступеням каменной лестницы, ответил Рид, небрежно сунув дворецкому свою шляпу. - Доложите хозяину, что я желаю с ним переговорить по конфиденциальному делу.
   - Следуйте за мной, ван Рур, - ни на секунду не изменившись в лице, ответил тот. Шляпа Рида исчезла из его рук, словно её и не было, а сам дворецкий направился куда-то вглубь дома, даже не посмотрев, идёт ли посетитель за ним или уже потерялся в огромном отделанном мрамором холле. М-да, это ж сколько денег было потрачено первым хозяином сего строения, чтобы привезти из метрополии тонны дорогущего сельдинского камня?! А в том, что это было дело рук первого владельца, Рид не сомневался. Уж очень характерный цвет. Такой нежно-фисташковый оттенок сельдинский мрамор приобретает лишь через двести-двести пятьдесят лет после укладки, и то лишь при условии, что за ним должным образом ухаживают. Да, эльфы всегда знали толк в извращениях...
   Пока Рид разглядывал классическую эльфийскую обстановку дома, выполненную в столь любимом остроухими стиле неброской роскоши, дворецкий привёл его в небольшую гостиную, когда-то, должно быть, игравшую роль официальной приёмной, а ныне... ну, судя по ощущениям ван Лоу, теперь это был бункер для приёма неизвестных или попросту опасных гостей. Дорого и со вкусом обставленный, но от этого не менее надёжный.
   - Располагайтесь, ван Рур, я пока доложу о вашем приходе, - поведя рукой в сторону одного из монументальных кресел у раззявившего огромную пасть камина, проговорил дворецкий и, получив в ответ благодарный кивок от гостя, исчез за бесшумно закрывшейся дверью. Даже замок не лязгнул. Впрочем, это не говорило ровным счётом ни о чём. А вот чутьё Рида чуть ворохнулось. Заперт.
   Ждать хозяина долго не пришлось. Ван Лоу едва успел обойти комнату, разглядывая обстановку, когда высокие двойные двери в противоположной от камина стене, отворились, и на пороге возник улыбчивый, лысый господин, невысокий и весь какой-то округлый, словно пончик. Пончик, наряженный в лакированные туфли с белоснежными гамашами и домашний костюм... Бордовый, с золочёными кистями на поясе.
   - Добрый день, ван Рур, - расплылся в ещё более широкой улыбке "пончик" и, потерев ладони, кивнул своему дворецкому, застывшему у дверей. - Томаш, вели подать прохладительные. Такая жара сегодня... даже не верится, что осень на дворе.
   - Сию секунду, ван, - дворецкий вновь бесшумно растворился за дверью, не забыв прикрыть её за собой, а хозяин дома тут же стёр улыбку с лица.
   - Итак, ван... Рур, - протянул он, - поведайте, какое дело привело вас ко мне.
   - К вам? - Рид демонстративно огляделся вокруг, после чего смерил взглядом собеседника и, пожав плечами, рухнул в кресло. - К вам, уважаемый, у меня нет ровным счётом никаких дел. Я пришёл к господину Лоенвалю, Ги Лоеру Лоенвалю, если угодно, и именно с ним желаю побеседовать.
   Ничуть не смущённый этой отповедью, толстячок забавно вытянул губы трубочкой и, чему-то задумчиво покивав, неожиданно вновь усмехнулся. Вот только теперь улыбка не казалась чересчур сладкой, да и вообще, лицо "пончика" словно потекло, а сам он как-то резко вытянулся и явственно похудел. Последним сменился аляповатый костюм. Подёрнулся рябью и превратился в классический эльфийский сюртук. Правда, на шитьё бедноват.
   К соседнему креслу уже подошёл не смешно смотрящийся в местной обстановке нувориш, а статный и, как положено всем остроухим, надменный эльф.
   - Итак, - опустившись в кресло и водрузив ладони на высокие подлокотники, произнёс он. - Чем могу помочь, ван...
   - Ван Рур, - напомнил Рид.
   - Пусть так, - небрежно шевельнув кистью, эльф снисходительно кивнул и выжидающе взглянул на собеседника.
   - Меня интересует информация... - протянул Рид и был тут же перебит лёгким фырком хозяина дома.
   - Удивительно! Прийти к торговцу информацией, чтобы купить у него информацию! - Лоер так и источал сарказм. Но уже через секунду сменил тон. - Уважаемый ван... Рур, не мнитесь и не тратьте зря моё время, оно слишком дорого стоит. Говорите прямо, что именно вам нужно, а я назову цену. Устроит - купите, не устроит - четверть от объявленной цены информации на стол, и можете уходить.
   - Замечательное предприятие, - ухмыльнулся Рид в ответ, пропуская мимо ушей очередной намёк на своё фальшивое имя. - Как бы не повернулось дело, вы всё равно в прибыли, не так ли?
   - А ваш интерес остаётся неизвестен кому бы то ни было, - развёл руками эльф. - Обычная практика в моём деле. Но если вас не устраивает такой подход, можете, конечно, не платить. Правда, и гарантий, что информация о нём не станет известна другим покупателям, я дать не смогу. Итак, ван Лоу?
   - Толстый Лис, поджог конторы на Амсдам-илл, нужна информация по заказчикам, - коротко отозвался Рид, постаравшись скрыть то неприятное удивление, что испытал от раскрытия своего имени.
   - М-м, ну да, так я и думал, - после недолгой паузы протянул Лоенваль. В этот момент в гостиную вновь заявился дворецкий, на этот раз с небольшим сервировочным столиком, заставленным запотевшими бутылками и графинами с безалкогольными напитками. - Томаш, будь любезен, принеси папки из Зелёного кабинета. Литеры "Лей" и "Дей". Нужно немного освежить память, всё же это были не самые громкие события прошедшей декады.
   - Сию секунду, мессир, - дворецкий кивнул и, оставив столик меж собеседниками, покинул комнату. Эльф же, не открывая глаз, прищёлкнул пальцами и один из графинов, тут же поднялся в воздух. Услужливо наполнив бокал каким-то алым соком, графин мягко опустился на столик, а бокал влетел в руку Лоенваля, тут же задумчиво отхлебнувшим его содержимое.
   Рид недовольно покосился на эту демонстрацию магических способностей и... отыскав среди посуды толстостенный хрустальный стакан, мстительно щёлкнул зажигалкой. А что, за пепельницу сойдёт.
   Эльф приоткрыл один глаз и еле заметно поморщился, но комментировать действия гостя не стал. Воспитанный, наверное.
   На работу с папками, содержимое которых под взглядом Рида просто размывалось до полной нечитаемости, Лоенваль потратил едва ли больше четверти часа, и ещё столько же ван Лоу вынужден был провести в полной тишине, пока эльф о чём-то размышлял... или вспоминал. Кто знает. Но, в конце концов, Ги Лоер встрепенулся и, открыв глаза, со стуком вернул опустевший бокал на столик.
   - Благодарю, что не стали прерывать мои размышления, ван... Рур, - проговорил эльф. - Итак, что получается. Заказ на "взятие за жабры" ва... указанной вами конторы пришёл в тирренскую общину Амсдама с их исторической родины. Никаких условий не выставлено. Задача - трясти дерево, пока не осыплется вся листва. Время не ограничено, пределы воздействия не обозначены. Вывод прост: кто-то очень хочет сделать владельцам конторы гадость. Большую такую, чтобы вы... прошу прощения, они взвыли и не знали покоя.
   - Кто? - хмуро спросил Рид.
   - Владельцы? - изобразил простодушие эльф, но тут же махнул рукой, мол, да понял я, понял. - Заказчик неизвестен, ван Рур. И, боюсь, выйти на него даже через связи в самом Тиррене не в моих силах. Тамошнее криминальное сообщество... очень закрытое. Эти дикари... Закон молчания, рыба на столе... ну, вы же понимаете. А Толстому Лису повезло. Если бы контора не исчезла в неведомые дали, его репутации пришёл бы полный и окончательный конец. Бессмысленные издевательства никого не красят, даже если они достойно оплачены. Семьи не приемлют подобные вещи, слишком велики репутационные риски.
   - Меня не интересует Толстый Лис, - мотнул головой Рид.
   - Понимаю-понимаю, - с намёком на улыбку покивал в ответ эльф. - Но, как я уже сказал, сообщить что-либо о заказчике не в силах. У меня попросту нет такой информации. Впрочем... в качестве компенсации, если желаете, могу дать небольшой совет. Попробуйте потянуть не чёрную, а, так сказать, белую ниточку.
   - Что... - Рид нахмурился. - РСУ?
   - Браво, ван Рур, - Лоер беззвучно изобразил аплодисменты. - Так как? Интересует?
   - Внимательно вас слушаю, господин Лоенваль.
   - Итак, буквально за неделю до пожара следователь ван Ротт имел непродолжительную беседу с гостем имперского посольства, что зафиксировано службой внутренних расследований республиканского следственного управления, после которого у известного вам здания на Амсдам-илл был выставлен наблюдательный пост. А сняли его лишь через двое суток после пожара... и второй встречи указанного следователя всё с той же личностью. Фотографий их встречи в доказательство предоставить не могу, но за верность сведений ручаюсь. Этот пост попортил немало крови одному из моих клиентов. Он, видите ли, арендует помещение в том же здании, и очень не любит, когда рядом отирается полиция или ищейки РСУ. Острая форма аллергии, полагаю, - развёл руками Лоенваль.
   - А личность имперского представителя вам известна? - вздохнул Рид.
   - Разумеется, - кивнул тот в ответ, и на стол перед собеседником легла небольшая фотокарточка. - Норра Тибери, к вашим услугам. Если верить документам, разумеется.
   - Если верить, - машинально проговорил ван Лоу, вглядываясь в черты лица благообразной дамы, с чуть насмешливым прищуром глядящей на него с фотографии.
   - Вижу, сия дама вам знакома под иным именем, - усмехнулся Лоер. - Не желаете поделиться информацией?
   - Увы, но вынужден отказать. Поверьте, это не те сведения, которые легко продать, нор Лоенваль, - Рид поднялся на ноги и, выудив из бумажника несколько крупных купюр, положил их поверх фото. - Всего хорошего.
   - Прощайте, ван Лоу, - отозвался эльф, поднимаясь с кресла. - И примите напоследок добрый совет... Уезжайте.
   - Второй, - со вздохом констатировал Рид, выходя из кабинета через услужливо распахнутую дворецким дверь.
  

Глава 3. Известия от неизвестных...


   В отель Рид заявился в самом дурном расположении духа.
И дело было не только в том, что полученная от эльфа информация выбила его из колеи. Хотя само знакомство с этим господином... м-да, всё же Марка ди Бенья умеет обзаводиться не только проблемами, но и очень интересными связями, надо отдать ему должное. Отыскать в Новом свете, такую редкость, как свободный маг-аналитик, это... это сильно. Обычно, умельцам подобным Ги Лоенвалю очень быстро и доходчиво объясняют, что под крылом сильного и богатого разумного жить куда лучше, чем гнить в какой-нибудь канаве, так что встретить "дикого" мага этого направления почти нереально.
   Вычисляют их обычно ещё в юности, когда Дар только-только просыпается, и будущий аналитик начинает чудить. Проблема в одном: отличить чудачество талантливого юнца от банального сумасшествия. Но за века исследований был накоплен неплохой опыт в этом вопросе, так что это даже проблемой-то не стоит называть. Так, неудобство связанное с отделением зёрен от плевел... Правда, плевел обычно попадается куда больше. Согласно статистике, на одного будущего мага-аналитика приходится порядка двух-трёх тысяч сумасшедших, по крайней мере, в империи, как утверждал нор Лоу-старший. А ему в этом вопросе можно было верить. Как-никак, отец и сам аналитик не из последних, так что, он точно знал, о чём говорил.
   Как бы то ни было, знакомство с Лоенвалем, само по себе, можно считать единственным светлым пятном этого дня. Всё остальные события, начиная с фотографии "госпожи Тибери", и заканчивая беседой с главой семьи Цатти, просто утопили не по-осеннему ясный и погожий денёк в бочке чернил.
   Вновь вспомнив старого клыкастого хрыча, Рид скривился. Беседа с Харконом Цатти не задалась с самого начала. Сперва, его впервые за два года остановили на въезде в поместье Шануш, где уже полвека поживал глава одной из одиознейших семей Амсдама. Изображавшие суровых охранников, мордовороты в трёхсотталлеровых костюмах, караулившие въезд в поместье, промурыжили его у ворот добрых четверть часа, пока всё же не пропустили на свою территорию. И ладно бы если бы на том всё и закончилось, так ведь нет же! Добравшись до главного особняка имения, расположившегося на пологом, покрытом зелёным "ковром" холме, Рид вынужден был ждать ещё больше получаса, пока глава семьи соизволит принять его в своём кабинете. И там не обошлось без сюрпризов. Вместо старого, хитрого и жестокого, но весьма мудрого Харкона, обычно коротавшего время в огромном кресле за массивным двухтумбовым столом, ван Лоу встретил старший из его сыновей, с удобством устроившийся на месте отца.
   - Бренн? - удивился Рид, поняв, кого именно видит перед собой. Орк в ответ оскалился в широчайшей, но совсем не доброй ухмылке.
   - Вежливость, ван Лоу. Вам должно быть известно это слово, - произнёс орк хриплым, скорее даже скрипучим голосом в котором, однако, легко можно было различить издевательские нотки, сдобренные немалой толикой самодовольства. Впрочем, на самом деле, тут и прислушиваться не нужно было. О скверном характере старшего сына Харкона, в Амсдаме не было известно разве что тем, кто никогда не слышал самой фамилии Цатти. А Рид имел "удовольствие" общаться с этим орком не в первый раз, так что никаких иллюзий насчёт сидящего в кресле Бренна, кстати, даже не подумавшего предложить гостю присесть, он не питал.
   - Прошу прощения за мою несдержанность, наследник Цатти, - Рид не поленился отвесить орку лёгкий эльфийский поклон, увидев который, тот яростно засопел. Сероватые щёки Бренна явственно потемнели, а под кожей заходили желваки. Ещё бы! Повёрнутые на официозе, ушастые долгожители придумали не один десяток знаков для выражения своего отношения к окружающим, и поклон старшего младшему был не самым затейливым из них. А уж вкупе с упоминанием статуса собеседника... Ну да, в силу некоторых условностей, Рид вполне мог позволить себе подобное действо. Издёвка? Вовсе нет. Просто напоминание, что он является гостем главы семьи и находится вне её иерархии, дабы Бренна не заносило на поворотах. А это было вполне возможно, с его-то характером!
   - Глава Цатти, ван Лоу. Глава, - клацнув тяжёлой челюстью, проскрипел Бренн, наконец, справившись с собственным раздражением. - Уже год, как я сменил отца в этом кресле. Так что, изволь проявить должное уважение.
   - Во-от как, - протянул Рид. - Занятно. Нет, я предполагал, что Харкон выжил из ума, но чтобы настолько... хм.
   - Извинения, ван Лоу, - уже явственно рыкнул Бренн. - Я жду твоих извинений.
   - Только после разговора со стариком, - сложив руки на груди, отрезал Рид, настроение которого стремительно пошло вниз. Всё же, одно дело, привычная пикировка с почти рядовым представителем семьи Цатти, и совсем другое - спор с главой орочьего клана. Но отступать? Ха, да Бренн только этого и ждёт. С момента их знакомства, деволов орк будто поставил себе целью задавить Рида... и до сих пор не достиг в этом успеха. Впрочем, и самому Риду довольно редко удавалось пробить броню самодовольства этого типа.
   - Наглый хуманс-с! - Цатти вскочил с места, да так резко, что кресло отлетело к стене. Сжав кулаки, он с силой ударил ими в столешницу, отчего та жалобно скрипнула, но всё же выдержала гнев хозяина. - Да я же тебя по стенке размажу!
   - Ты можешь, верю, - ровным тоном произнёс Рид, не обращая внимания на сверлящий его яростный взгляд орка. - Но предлагаю перенести это "радостное" событие, по крайней мере, до тех пор, пока я, как гость этого дома, не засвидетельствую своё почтение его хозяину.
   Бренн смерил ван Лоу долгим испытующим взглядом и, неожиданно резко успокоившись... ну, насколько он вообще может быть спокойным, махнул рукой.
   - Эй, кто там! - рявкнул орк, глянув на входную дверь. А когда та распахнулась, и на пороге возник один из бойцов семьи, кивнул в сторону Рида. - Проводите этого засранца к отцу, пока я его не прибил. Да, повежливей, дебил! Он, всё же, гость дома, как-никак.
   Потянувшийся было лапой к ван Лоу, мордоворот охранник, услышав последние слова главы, тут же сделал шаг назад и повёл рукой в сторону двери, указывая на неё Риду. А неплохо соображает... для рядового бойца.
   - Благодарю вас, глава Цатти, - на этот раз Рид не поленился отвесить Бренну вполне вежливый поклон... эльфийский, конечно же. Отчего у орка явственно дёрнулся глаз.
   - После встречи с отцом, зайди в этот кабинет, Рид. Надо поговорить, - тихим, безэмоциональным тоном проговорил он в спину уходящему гостю. Тот замер на самом пороге, и, удивлённо глянув через плечо на Бренна, согласно кивнул. Миг, и дверь за ним захлопнулась.
   Орк-охранник довольно долго вёл Рида по коридорам и галереям просторного особняка, пока, наконец, они не оказались в части, отведённой под личные покои основной ветви семьи, куда обычно посторонние лица не допускались. Именно поэтому, оказавшись здесь, Рид тут же принялся с любопытством оглядываться по сторонам. Всё же, он и сам ещё ни разу не бывал в этой части дома... официально, по крайней мере. И очень не хотел, чтобы о его неофициальных визитах кто-то знал. Иначе, Бренн точно сорвётся и открутит ему голову, а то и папу к этому процессу подключит. А старик Харкон, это не тот разумный, которому стоит попадаться под горячую руку. Несмотря на возраст, старший Цатти по-прежнему силён, как и положено главе орочьего клана. Раздавит и не заметит. А уж если узнает, причину, по которой Рид неоднократно заглядывал в частные покои его особняка... м-м, лучше об этом даже не думать. Орки славятся своей любовью к традициям, а среди них встречаются самые разные обычаи. Например, ритуальные пытки. М-да...
   Словно отвечая на мысли Рида, из-за поворота широкого коридора, навстречу ему вышла высокая статная девушка, затянутая в плотно облегающий её стройную фигурку, костюм для верховой езды, тёмно-синий цвет которого, идеально сочетался с матово-серой кожей хозяйки. Чёрные, блестящие волосы, стянутые в высокий хвост, чуть заострённые ушки, трепещущие крылья не по-орочьи тонкого носика и тёмные пухлые губки, из-под которых едва виднеются кончики клыков. Красавица с фиолетовыми глазами, на мгновение замерла, увидев идущего ей навстречу ван Лоу, но, заметив его сопровождающего, тут же опомнилась и, прибавив шаг, прошла мимо, не проронив и слова. Рид же не удержался и, повернув голову, проводил взглядом удаляющуюся фигурку, соблазнительно покачивающую упругими бёдрами.
   - Хороша, да? - неожиданно прервал молчание сопровождавший гостя охранник, и ухмыльнулся. - Да не про тебя конфетка. Ирида - младшая дочь хозяина. Будешь подбивать к ней клинья, мигом окажешься на жертвенном столбе, хуманс. И никакой статус гостя дома не спасёт.
   - Понимаю, - вздохнул Рид. - Но красива же... девол! И как у старика Харкона получилось такое?
   - Это что, - аккуратно подталкивая собеседника вперёд, охранник повторил его вздох. - Видел бы ты её матушку в юности... Вот уж красотка была, все парни дома по ней сохли. Ирида, фигурой и лицом в неё пошла, а ростом в отца. Стоп. Пришли.
   Комната, куда привёл Рида его сопровождающий, оказалась библиотекой. Высокие книжные шкафы в два яруса громоздились вдоль высоких стен, сверкая полировкой деревянных панелей и блеском застеклённых створок, за которыми прятались многочисленные тома. Хозяин же всего этого великолепия нашёлся в самом дальнем углу библиотеки. Харкон читал, удобно устроившись у высокого окна, в точно таком же массивном, глубоком кресле, что стояло в его кабинете, бывшем, судя по всему. И надо сказать, огромный лысый орк в атласном халате до пят, и с пенсне на широком носу смотрелся весьма и весьма импозантно... хотя и диковато, конечно. Впрочем, не для Рида. Уж кто-кто, а бывший техфеентриг никогда не смотрел на расу разумных, с которыми его сталкивала судьба, прекрасно зная, что за клыкастой мордой "дикаря" и "варвара" вполне может скрываться недюжинный ум, подчас куда более изощрённый, нежели у тех, кто вслепую подражает ксенофобии долгоживущих рас. И ведь примеров тому не счесть! Начиная с Домыча и его собратьев с Белых гор, и заканчивая сидящим сейчас перед ним Харконом Цатти, умудрившимся взобраться на самую вершину власти в теневой части Амсдама... если не всей республики.
   - Уже виделся с Бренном? - не размениваясь на приветствия, осведомился хозяин дома, откладывая в сторону книгу и одним кивком отсылая охранника прочь.
   - Ну, он же не мог не похвастаться своим новым положением, - пожал плечами Рид, и, следуя примеру Харкона, без приглашения уселся в кресло напротив хозяйского.
   - О да, - хмыкнул орк, поправляя укрывающий его ноги плед. - Если перед кем он и стал бы хвастаться той кучей проблем, что я свалил на его плечи, то именно перед тобой. Ты для него, что варрама для жертвенного быка... и я до сих пор не могу понять, почему. Скажи, Рид, вам самим не надоело грызться, словно кошка с собакой?
   - Надоело, не то слово, по крайней мере, мне, - деланно печально вздохнул ван Лоу. - Но, увы, прекратить это противостояние я не в силах. Мне просто не справиться с самовлюблённостью вашего сына, не позволяющей ему признать моё превосходство.
   - Вы даже рассуждаете одинаково. Знаешь, Рид, если бы я точно не знал, чей характер унаследовал Бренн, то, пожалуй, решил бы, что ты мой потерянный сын, - покачал головой Харкон и, сняв с носа золотое пенсне, устало потёр пальцами переносицу. Впрочем, уже через секунду старик встряхнулся. - Ладно, всё это лирика. Надеюсь только, что когда я переправлюсь через Небесную Реку, вы, в своём противостоянии не разнесёте этот деволов городок на клочки. А теперь, к делу, малец.
   Из голоса Хракона напрочь пропала ирония, и Рид насторожился. Такой резкий переход от старческого "домашнего" ворчания к деловому тону не сулил ничего хорошего. И ван Лоу оказался прав. Известие о том, что тирренцы оказались не единственными, кто получил заказ на организацию проблем для одной маленькой производственной компании, ему совсем не понравилось.
   - То есть, нашу компанию собирались травить всеми семью Семьями Амсдама? - неподдельно изумился Рид.
   - Четырьмя, - невозмутимо ответил старик. - Кем бы ни был заказчик травли, о нашем с тобой сотрудничестве он осведомлён, по крайней мере, я не вижу иных причин тому, что ни наша Семья, ни наши союзники такого предложения не получили. И кто тебе сказал, что только собирались? Заказ ведь до сих пор не снят, а гонорар за работу достаточен, чтобы тебя не оставили в покое, даже заберись ты в приморскую глушь.
   - Я? - прищурился Рид. - Или всё же, "мы"? В смысле, наша компания?
   - Догадливый, - раскурив трубку с длиннющим чубуком, пыхнул дымом Харкон. - Тебе повезло, что Бренн прочёл записку, переданную твоим Дайди. Этого оказалось достаточно, чтобы сын развил бурную деятельность и этой же ночью его ребятки, действуя по наводке одного жадного болтуна, взяли посредника, предлагавшего заказ. А тот не стал запираться. Эльфы, вообще, почему-то становятся очень сговорчивыми, стоит им обнять жертвенный столб. Не знаешь, почему?
   - Понятия не имею, - слабо улыбнулся Рид. - Может, это просто врождённая особенность их племени?
   - Вроде генетического страха, а? - оскалился орк, наверное, помнивший ещё те времена, когда эльфы и впрямь регулярно обагряли своей кровью разбросанные по Великой степи жертвенные столбы орочьих кочевий. - Может быть, может быть. Впрочем, сейчас не о том. Посредник оказался на диво говорлив, и честно признался, что хоть в заказе и не прописывались какие-то конкретные личности, но давление на некоего главного инженера оговаривалось устно, как самый предпочтительный способ воздействия.
   - Это все новости? - пригорюнился ван Лоу.
   - В принципе... да, - чуть подумав, кивнул Харкон, и щёлкнул пальцами. - Хотя, вру! Есть ещё кое-что. В заказе имеется пара интересных моментов. Первый - ваше предприятие должно быть закрыто, во что бы то ни стало. Второе - я не зря говорил, что тебя не спасёт даже поездка в приморье. Заказ действителен до тех пор, пока ты находишься на территории республики.
   - То есть, даже если я вернусь в империю, конторе здесь всё равно никто не даст работать, я правильно понимаю расклад? - хмуро уточнил Рид и, получив в ответ кивок Харкона, глухо выругался. - А этот посредник, случайно, не называл имени заказчика?
   - Что, хочешь заглянуть в глазки твари и задать пару вежливых вопросов? - понимающе усмехнулся старик. - Я бы тоже этого хотел, Рид. О-очень хотел. Но, увы, то ли Бренн перестарался, то ли у посредника оказалось слишком слабое сердце, но ответа на этот вопрос мы получить не успели. Ушастый кончился.
   - Это было... - Ван Лоу скривился.
   - Непрофессионально? - подхватил Харкон. - Согласен, я уже высказал своё неудовольствие Бренну и его подчинённым по этому поводу. Но, вообще-то, есть основания полагать, что эльф ушёл сам. Сбежал, как сумел, трус ушастый. По крайней мере, наш домашний доктор подозревает именно такой вариант и даже настоял на вскрытии тела для подтверждения своей гипотезы. К сожалению, его произведут не раньше завтрашнего дня. А до тех пор, мы можем только предполагать о причинах такого конфуза.
   - Да мне как-то без разницы, от чего на самом деле загнулся посредник, - отмахнулся было Рид, но его собеседник в ответ сверкнул глазами.
   - А мне - нет! Одно дело, если засранец сбежал от пыток сам, и совсем другое - если это результат неверных действий моих подчинённых! - рыкнул орк.
   - Да что здесь такого-то? - Рид откровенно не понимал гнева Харкона, а тот, заметив удивление собеседника, постарался взять себя в руки.
   - Я всё время забываю, что ты не из наших, - покачал головой старик и пояснил: - померший во время допроса эльф, это позор для допросчика. А если выяснится, что палач п о з в о л и л эльфу помереть, не имея на то приказа от старшего, то это уже повод для подозрения в измене клану. Бренн же, только-только принял на себя обязанности главы Семьи, и такое пятно на репутации может запросто обрушить весь его авторитет. Учитывая же, что никто из моих младших детей и внуков пока не способен принять это бремя... это может привести к переделу власти в клане. Рид, я слишком стар, чтобы пускать кровь своим соклановцам, но ещё не настолько безумен, чтобы позволить им безнаказанно убивать моих детей. Теперь тебе ясно, почему меня так волнует это происшествие?
   - Кристально, - кивнул Рид.
   - Вот и замечательно. А мы, наконец, подошли к вопросу, помочь решить который можешь только ты, - Харкон неожиданно замолк.
   - Внимательно слушаю, - насторожился Рид.
   - Твои машинки, парень. Мне они нужны для охраны поместья. Видишь ли, - Харкон скрылся за облаком густого дыма. - Как я и говорил, Бренн довольно вспыльчив, и не всем соклановцам пришёлся по нраву как глава Семьи...
   - О! - Ван Лоу откинулся на спинку кресла и смерил собеседника долгим взглядом. - То есть, умерший на допросе эльф может быть не единственной причиной бучи в клане, а сама его возможность и без того слишком велика, да?
   - Именно так, - нехотя подтвердил орк.
   - Старик, ты же понимаешь, что без толкового управляющего, кадавры - просто куча скреплённого меж собой железа? - после долгой паузы, проговорил Рид. - А у тебя, насколько мне известно, просто нет необходимых специалистов.
   - Зато есть ты сам, - пожал плечами Харкон.
   - С мишенью на спине, из меня получится хреновый помощник, - поморщился бывший техфеентриг.
   - Две декады, Рид, - глухо, словно через силу, произнёс его собеседник. Впрочем, почему "словно"? Старый орк, действительно, делал усилие над собой. Не в его правилах было просить помощи у кого-либо, тем более, в делах, касающихся только его собственной семьи и клана. - Мне нужно две декады, за которые я разберусь с брожениями в клане, а после... обещаю вывести тебя из-под удара Семей. Ни одна шавка в этом городе не посмеет разинуть пасть на тебя или твоих людей.
   - Эх, а я ведь обещал Клинту, что только осмотрюсь и сразу дам дёру из города, - после недолгого молчания, вздохнул Рид... и открыто улыбнулся старому орку. - Твоя взяла, старик, но при одном условии...
   - Пф! - явно расслабившийся после слов собеседника, орк вытащил из кармана халата широкий серебряный браслет и бросил его прямо в руки ван Лоу.
   - Это что? - не понял тот.
   - Твоё условие, - весело оскалился Харкон. - Пропуск в личные покои моей семьи, чтоб больше не шастал к Ирке через балкон и не грохотал водосточными трубами у окон моей спальни... заодно и Бренн угомонится. Уж не знаю, чем его Ирида за яйца держит, но о ваших с ней встречах в её собственных апартаментах, бедолага молчал до последнего.
   - Ну... спасибо, наверное, - почесал затылок Рид, рассматривая "подарок" старого орка... одновременно пытаясь справиться с накатившим страхом. Запоздалым, конечно, но... да девол знает этого старика! Сегодня он сам ключ от "башни" любимой дочки отдал, а завтра пришибёт за нескромный взгляд в её сторону, и не поморщится!
   - Пожалуйста, - с явным сарказмом в голосе отозвался Харкон и махнул рукой. - И иди уже, тебя там мои детки заждались, поди.
   Рид передёрнул плечами и, кивнув на прощание патриарху орочьего клана, покинул библиотеку. А стоило ему оказаться в коридоре, как рядом появился всё тот же сопровождающий. Заметив браслет, до сих пор зажатый Ридом в ладони, орк еле слышно хмыкнул и поманил гостя за собой.
   - Пропуск пропуском, но я сомневаюсь, что ты успел запомнить дорогу, хуманс, - прогудел он. С этим, ван Лоу мог бы поспорить, но зачем? Если Харкон в курсе визитов Рида в свой дом, это же не значит, что о его умении ориентироваться в запутанных переходах старого особняка, должны знать все окружающие.
   У знакомой двери представительского кабинета главы Семьи, охранник притормозил и, кивнув на прощание, скрылся за поворотом коридора, оставив Рида в одиночестве. Ненадолго. В комнате его уже дожидался Бренн и составившая ему компанию, Ирида.
   - Ван Лоу, объясни этой дуре, что ей не место среди рядовых бойцов, - рыкнул сын Харкона, заметив вошедшего в кабинет человека, но тут же вновь перевёл недовольный взгляд на сестру. Та в ответ, лишь вздёрнула подбородок.
   - Как ты себе это представляешь? - неподдельно изумился Рид. - Её даже отец переупрямить не может, так с чего ты решил, что мне это под силу?!
   - Твоя баба? Вот и вправь ей мозги! - от рявка Бренна, в окнах задрожали стёкла. - Отец всеми силами пытается удержать клан от резни, а эта лезет на амбразуру, словно мухоморов обожралась! Уже трёх идиотов в больницу отправила... ещё немного и будут трупы. Ван Лоу, если уж ты имеешь наглость трахаться с моей сестрой, так будь любезен, возьми и ответственность за её выходки!
   - Братик, я тебе причиндалы отрежу, если ты не заткнёшь свой гнилой фонтан! - взвилась Ирида, разом растеряв всё своё гордое спокойствие. - С кем я сплю, это моё и только моё дело! А ты, Рид... даже не вздумай что-то за меня решать, иначе я тебе живо объясню, чем орчанки отличаются от хумансовских слабачек!
   - Объяснишь, конечно, объяснишь, - неслышно вздохнув, успокаивающим тоном проговорил ван Лоу, скользнув за спину своей пассии. Положил ладони ей на плечи и осторожно, словно взведённую мину, прижал девушку к себе. Та попыталась было вырваться, но почти тут же медленно, очень медленно выдохнула, почувствовав дыхание наглого любовника на своей шее и, прикрыв глаза, всё же постаралась взять себя в руки.
   - Рид, я ведь серьёзно, - проговорила она, не обращая никакого внимания на тихое рычание брата. - Ты хорош... для человека. Но ты мне не муж. Попытаешься остановить, и я тебя просто смету.
   - Верю, - поглаживая девушку по плечам, кивнул Рид. - По крайней мере, в то, что ты попытаешься это сделать.
   - Нос откушу, - дёрнув ухом, произнесла Ирида изрядно похолодевшим тоном. Попыталась было вывернуться из объятий и... с удивлением поняла, что не может этого сделать. Рванула сильнее и, неожиданно даже для самой себя, пискнула, оказавшись в неожиданно жёстком захвате обычно такого нежного и ласкового с ней человека.
   - Я так полагаю, отец рассказал о возникших в клане... сложностях? - как ни в чём не бывало, спросил Бренн, не обращая внимания на дёргающуюся в объятиях его собеседника, сестру.
   - Без подробностей, - пожал плечами Рид. - Но, думаю, ты мне их поведаешь?
   - Харкон... - Бренн хотел было задать вопрос, но был перебит очередным писком Ириды, попытавшейся укусить Рида за руку и схлопотавшей за это ощутимый шлепок по правому полупопию.
   - Мы с ним договорились, но лишь в общих чертах, - проговорил ван Лоу, правильно поняв так и не заданный вопрос. - Мои железяки прибудут в поместье завтра... если, конечно, ты не подыщешь для них другую базу. Но мне хотелось бы знать цель. Нужны они лишь для демонстрации силы, или вы хотите использовать машины в... более агрессивной манере, скажем так?
   - Надеюсь, хватит одной демонстрации, - хмуро ответил орк и, чуть помолчав, договорил с едва заметной вопросительной интонацией: - Но если дело обернётся бойней...
   - Бренн, ты же знаешь, я не люблю кровопролитие, - поморщился Рид. - Навоевался уже, надоело. Но если ваши противники решатся на резню, можешь на меня рассчитывать.
   - Почему? - спросила вдруг Ирида, прекратив попытки вырваться из мёртвой хватки любовника.
   - Ты мне, конечно, не жена, но позволить умереть такой красавице, было бы свинством, милая. Моё чувство прекрасного просто не может позволить случиться такому святотатству, - чуть потискав недовольно запыхтевшую орчанку, ответил он. - А такой вариант вполне возможен, если ваши недруги решатся на кровавый переворот в клане. Орки же проигравших не жалуют, верно, Бренн?
   - Именно, - резко кивнул тот и, чуть помолчав, добавил с лёгкой, почти незаметной усмешкой: - А ты неплохо знаешь наши традиции, Рид... но недостаточно.
   - Вот как? - удивился ван Лоу, усаживаясь в кресло, при этом, так и не выпустив Ириду из объятий. - И чего же я ещё не знаю?
   - Бренн, не вздумай, - веско проговорила девушка, с угрозой во взгляде уставившись на брата. Но тот только ухмыльнулся в ответ.
   - Отчего же? - пророкотал он. - Смотри, как хорошо он с тобой справляется...
   Рид насторожился. Под давлением очень нехорошего предчувствия, его настроение, и без того подпорченное полученными новостями, устремилось вниз. И даже очаровательная барышня, ёрзающая у него на коленях, сейчас была не в силах исправить ситуацию. Да и сама девица отнюдь не стремилась исправить ситуацию. По крайней мере, следующие её слова Рида совсем не успокоили.
   - Я потребую поединка, - в голосе Ириды явно слышалось предупреждение брату, предупреждение о чём-то, понятном лишь им двоим.
   - Твоё право, сестричка, - кивнул глава Семьи. - Но... только после того, как разрешится ситуация в клане. Не раньше.
   - Гр-р! - Ирида рванулась вперёд, и ван Лоу пришлось приложить максимум усилий, чтобы удержать в объятиях явно чем-то взбешённую орчанку... а после, он едва успел уклониться от укуса. Зубы извернувшейся змеёй Ириды щёлкнули в опасной близости от его носа. - Отпусти меня, хуманс! Пор-рву!
   - Достала, - вздохнул Рид и, плюнув на присутствие рядом Бренна, аккуратно ткнул указательным пальцем в лоб девушки. Та на миг застыла, словно истукан и тут же обмякла, потеряв сознание.
   Сняв с себя безвольное тело орчанки, ван Лоу поднялся на ноги и, устроив девушку в кресле, обернулся к Бренну, с неподдельным интересом наблюдавшему за происходящим.
   - Может, оттащишь её в апартаменты, или... - спросил орка Рид. Тот в ответ хохотнул.
   - Нет уж! Сам укротил, сам и таскай, - произнёс Бренн, но тут же посерьёзнел. - А вообще, по уму, убрать бы её из города, пока вся эта катавасия не закончится... так ведь, сбежит же, шалая, и сама резню устроит. Эх... знал бы ты, Рид, как я счастлив, что остальные сёстры, характером пошли в мать, а не отца. Трёх таких фурий, наш клан точно не выдержал бы.
   - А с чего она взбесилась-то? - спросил Рид. - Вроде бы, раньше таких проблем не было?
   - Не было, - кивнул орк. - Пока сын Хромого Нарда к ней не посватался... по старому обычаю.
   - Это, случаем, не тот, которого я не знаю? - прищурился ван Лоу. Бренн оскалился.
   - А то ж, - кивнул он и, чуть помолчав, всё же ответил на невысказанный вопрос: - Мы, орки, никогда не делили дела на мужские и женские. Война ли, охота ли, выпас скота или домашняя работа, всё это вопрос умения и прилежания, а не слабости или силы. Так считали наши предки, так считаем и мы. Да, орчанки, в общем, слабее орков, но с лихвой компенсируют недостаток силы ловкостью и выносливостью. Да, руки орка хуже приспособлены для мелкой работы, но при желании и интересе к делу, это не препятствие. А уж упёртости у любого представителя нашего народа, хватит на десяток троллей.
   - Равноправие, а?
   - Равноправие при равной ответственности, - воздев указательный палец вверх, уточнил Бренн тоном лектора. - Но, разумеется, как и в любом другом деле, здесь не обошлось без некоторых... тонкостей.
   - А если короче?
   - Короче? - орк потёр подбородок и кивнул. - Что ж, можно и короче. У нас есть традиция поединка за трофей. После набега, войны или совместной охоты, орк может потребовать поединка за понравившуюся ему вещь, шкуру или кусок мяса, доставшийся при дележе другому орку. С равной ставкой взамен, оцениваемой советом старейшин клана.
   - Стоп-стоп-стоп, - мозги Рида лихорадочно заработали, сопоставляя факты. Секунда... и он уставился на Бренна совершенно ошалевшим взглядом. - Ты хочешь сказать, что орк может вызвать понравившуюся ему девицу на поединок за её...
   - Ага, - кивнул Бренн. - И Боер Нарди воспользовался этим правом. А Хромец, орк не бедный, и помог сыну с солидной ставкой. Старейшины её оценили... и назначили поединок на окку первой декады нунабора. Вообще-то, это давно уже просто традиция, часть свадебного ритуала, можно сказать, но сам-то обычай никто не отменял.
   - А семья Цатти, значит, не проникшись чувствами влюблённого орка, решила отказать ему самым простым способом, да? - осведомился Рид. - Столкнув лоб в лоб с соперником? Я ведь верно понимаю, что при появлении другого претендента, Ирида не выйдет на поединок, пока два барана не решат, кто из них баранис... достойнее?
   - Догадливый, - ухмыльнулся Бренн. - Всё верно.
   - А я-то голову ломал, почему старик не переломал мне все кости, узнав о наших с Иридой кувырканиях... - с тяжким вздохом проговорил Рид и неожиданно оскалился не хуже своего собеседника. - Вот только с чего вы взяли, что я намерен на ней жениться, а?
   - Да ни с чего, - пожал плечами орк, правда, несмотря на показное равнодушие, в глазах его всё же сверкнул недобрый огонёк. - Ирка - взрослая девка, пусть сама решает, кого в постели привечать... Но нам нужна отсрочка для поединка.
   - По-онял, - протянул ван Лоу. - А скажи-ка мне, Бренн Цатти, этот ваш Боер Нарди, случаем, не состоит ли в партии недовольных твоим назначением соклановцев?
   - Он - нет. А вот его отец... - со вздохом отозвался орк. - Хромой Нард, один из старейшин клана, и очень давно желает погреть руки на делах Семьи. Пока старик был в силе, Хромец молчал, а стоило Харкону отойти от дел, как он тут же принялся мутить воду. Собственно...
   - И грядущий переворот, его рук дело, - закончил за своего собеседника, Рид. Покосился на сладко посапывающую в кресле Ириду и перевёл взгляд на Бренна. - Слушай, а оно вам надо? Может, я просто притащу своих железяк, да раскатаю вашего Хромца вместе с сыном? Чего огород-то городить? Переговоры, альянсы, уступки... оно тебе надо? Лишние обязательства, которые потом придётся тащить на своём горбу, хрен знает сколько лет. А если будет переворот... Семья ослабнет, тут же найдутся шакалы, что пожелают отхватить кусок от ослабевшего конкурента. Сколько времени уйдёт на восстановление. А вы ведь ещё и наследство Цоренов толком не переварили.
   - Прав был отец, - смерив собеседника долгим изучающим взглядом, проговорил Бренн. - Из тебя получится замечательный советник, Рид.
   - Э-э, нет! - тут же замотал головой тот. - Окстись, орчара! Мы ж друг другу глотки перегрызём. Одно дело, помочь по-дружески, но работать вместе?! Не-не-не! Я на такую каторгу не подпишусь, даже ради прекрасных глаз Ириды! Точнее, именно из-за неё и не подпишусь. Я ещё не нагулялся.
   - Скотина ты, ван Лоу, - фыркнула неожиданно очнувшаяся орчанка. - Кобель. Патентованный.
   - Какой есть, - ответил тот и, подхватив Ириду на руки, покинул кабинет, даже не попрощавшись с его хозяином.
   - Прав папа. Хана Нарди, - довольно протянул Бренн, глядя в потолок, едва за посетителями закрылась дверь.
  

Глава 4. Подготовка никогда не бывает лишней

   Застрять в городе на добрых двадцать дней, когда рассчитывал убраться из него, не больше чем через двое-трое суток, не самое весёлое известие. И пусть за время службы Рид привык к тому, что каждый встречный офицер может одним приказом превратить любые его планы в ничто, последние несколько лет с полным отсутствием какого-либо начальства над головой, изрядно разбаловали бывшего техфеентрига. Так что, новость о необходимости задержаться в городе ради помощи семейству Цатти, оказалась довольно... удручающей.
   С другой стороны, не мог же Рид отказать в помощи прекрасной Ириде? Пусть, ни о какой внеземной любви между ним и дочерью недавнего главы клана Цатти, и речи не шло, но и оставлять шебутную, вечно влезающую в неприятности подругу, Рид не желал. Тем более, что в нынешней ситуации, ей грозили несколько более серьёзные проблемы, чем фингал под глазом или штраф с ночёвкой в участке. Да и старый Харкон... старик, может быть, и бандит, но на фоне иных криминальных отцов Амсдама, он почти паинька. Да, Цатти держат за жабры практически весь бутлегерский рынок Амсдама, а с недавних пор взялись и за городские "прачечные", но ни торговлей живым товаром, ни убийствами на заказ, ходящие под рукой старика орки не промышляют. Крышевание же лавок Большого Тайлона, и вовсе можно отнести к благодетели. Учитывая, что в этот район полиция заглядывает только для облав, да и то, лишь когда начальству срочно требуется показать своё рвение перед мэром города или его избирателями, без твёрдой руки Цатти, кривые улочки второго по древности борга Амсдама, давно уже превратились бы в клоаку. Ну а то, что владельцам местных лавчонок приходится платить за охрану своего имущества... так эти деньги можно считать всего лишь небольшим налогом. Не единственным, конечно, но и не самым большим из тех, что приходится платить городу за право торговать на его улицах.
   При мысли о том, что чуть не возвёл старого орка в ранг местночтимых святых, Рид невольно фыркнул. М-да, уж кем-кем, а святым Харкон точно не был, иначе не стал бы главой одной из сильнейших криминальных организаций Амсдама, если не всей Республики. Впрочем, и отрицать наличие у Харкона определённого кодекса чести, было невозможно. Орк, как-никак, а эти ребятки, как и многие иные долгоживущие, до сих пор крайне трепетно относятся к своим традициям, в том числе и тем, что определяют их поведение и отношение к иным людям и нелюдям. И кто же виноват, что орочий "путь удачи" так легко позволяет им совмещать честь и откровенный криминал?
   Рид вздохнул и, глянув в окно, за которым уже брезжил мутный осенний рассвет, поднялся с тёплой кровати. Разлёживаться сегодня ему было не с руки. Дел на это день запланировано пусть и немного, но все они потребуют немалого времени, а если Бренн не соврал, обстановка у Цатти такова, что затягивать с обещанной ему и Харкону помощью, не стоит.
   Осталось решить один небольшой вопрос... доставка. Кадавр - штука немаленькая, и даже в транспортировочном режиме, представляет собой сферу диаметром добрых шесть стоп, а их ведь девять штук! Теоретически, можно было бы, конечно, воспользоваться уже опробованным методом и доставить железяки на грузовиках. Пары машин вполне хватит для этой цели... одно "но"! Проблема в том, что как бы Рид не отнекивался в разговоре с Люкой, но именно так его кадавры были доставлены к базе Цоренов. И орки их видели. А значит, нельзя исключать вероятности, что в случае появления в поместье Цатти совсем не приличествующих этому пафосному месту грузовых машин, кое-кто вполне может сложить два плюс два и даже получить в результате правильный ответ. А демонстрировать подобную подготовку к решению кланового спора, ни старый Харкон ни Бренн не желают.
   Собственно, именно из-за обсуждения путей доставки кадавров в поместье, Рид вчера и задержался до позднего вечера в гостях у Цатти. Нет, была ещё пара вопросов достойных обсуждения, но они не заняли и трети того времени, что потребовалось для решения проблемы доставки железяк. В результате, в свой гостиничный номер, ван Лоу вернулся уже далеко за полночь, хотя... нет, он бы, может, и воспользовался гостеприимством старика Харкона, и остался на ночь в доме Цатти, но Ирида ясно дала понять, что не желает видеть бывшего любовника в своих апартаментах... по крайней мере, нож, приставленный ею к горлу Рида, на это прозрачно намекал.
   Как бы то ни было, но решение проблемы доставки кадавров к месту возможного конфликта, Рид всё же нашёл. Весьма наглый и совершенно непривычный для местного населения, но не менее привычный для самого владельца боевых машин. Собственно, дело оставалось за малым: договориться с хозяевами будущего транспорта, но здесь ван Лоу никаких проблем не ожидал, благо, средства, выделенные Бренном для этой цели, были достаточно велики, чтобы решить этот вопрос без лишних проволочек. Во всяком случае, и орки и сам Рид на это рассчитывали, и не безосновательно, надо заметить. Всё же, если где-то в мире и есть место, где практически любой вопрос можно решить без бумажной волокиты и хождения по чиновничьим кабинетам, просто положив на стойку внушительную пачку наличных, так это неформальная столица Республики Нового Света. Впрочем, другие страны этого материка так же не страдают от избытка бюрократии, и вовсю следуют принципу: любой каприз за ваши деньги. Правда, и здесь были свои нюансы, но в данном случае, Рид почти наверняка знал, с кем именно ему нужно договариваться, чтобы минимизировать возможность отказа.
   Именно поэтому, приведя себя в порядок и расправившись с сытным завтраком, он направил Барро на выезд из города, мимо Большого Тайлона и дальше, за Дортланские предместья. Туда, где в десятке лиг от Амсдама, в небольшой долине меж пологих холмов, обосновались местные коллеги его опростоволосившегося остроухого друга, Инэлла.
   Чем хороши штурмовые кадавры? Тем, что они буквально предназначены для жёсткого десантирования, хоть с аэромобилей, хоть с дирижаблей. А железяки, над которыми поработал один бывший техфеентриг, при сохранении всех своих боевых свойств, отличаются ещё и довольно продвинутой маскировкой. По крайней мере, Рид был уверен, что даже его коллеги, доведись им увидеть приведённых в транспортное положение кадавров, собранных ван Лоу по собственным чертежам, не узнали бы в этих сферах боевые машины. Что уж тут говорить о гражданских пилотах?
   Как Рид предполагал, так и вышло. Ему, конечно, пришлось угостить капитана "Ласточки" весьма сытным обедом в ресторане при аэродроме, и заплатить добрых три сотни таллеров, но согласие командира экипажа малого почтовика было получено без особых проблем. Риду даже не пришлось озвучивать заранее придуманную легенду. Кэп просто попросил ткнуть в место на карте, пролетая над которым он должен будет открыть грузовую аппарель своего дирижабля... и ушёл готовить машину к скорому полёту над Амсдамом. А несколько обескураженному таким лёгким завершением переговоров, ван Лоу не оставалось ничего иного, как вновь сесть за руль Барро, и отправиться в обратный путь. Благо, вновь пересекать половину города, ему не пришлось. Кадавры хранились в одном из дортланских портовых складов. Здесь Рид без проблем договорился с начальником бригады портовых водил, и, спустя всего три часа, огромные ящики с упакованными в них кадаврами покоились в трюме набиравшей высоту "Ласточки".
   Бренн в очередной раз взглянул на часы, по последней моде украшавших его запястье и нахмурился.
   - Переживаешь, братец? - с ленцой спросила Ирида, не переставая полировать пилочкой свой и без того безупречный маникюр. Иначе говоря, правила и так идеальные коготки, доводя их до бритвенной остроты.
   - Есть о чём, - протянул глава Цатти, отворачиваясь от окна, за которым уже догорал закат, оставляя лишь тонкую, но яркую багровую линию на горизонте. Линию цвета орочьей крови... словно предвестник грядущих событий.
   - Если ты так волнуешься о том, сдержит ли Рид данное слово, то стоило ли вообще затевать всю эту... возню с его участием? - чуть споткнувшись на последних словах, произнесла девушка, сохраняя тем не менее совершенно невозмутимое выражение лица.
   - Я беспокоюсь не о слове хуманса, а о том, что с ним могло что-то случиться, - передёрнув плечами, хмуро заметил Бренн. - Уже вечер, а о нём ни слуху ни духу.
   - Ого! Это похоже на комплимент в твоих устах. Братик, мы же говорим о Риде! - орчанка окинула Бренна преувеличенно удивлённым взглядом. - Ты не заболел?
   - Ирка, не играй на моих нервах, они не стальные, - буркнул в ответ тот. - И ты давно должна была понять, что мы с твоим любовничком совершенно не желаем порвать друг другу глотки, как это могло выглядеть со стороны.
   - Пф! - Ирида вздёрнула носик, но тут же спохватившись, вновь обратила всё своё внимание на маникюр. - Бывшим любовником, братец. Между мной и Ридом давно всё кончено... И вообще, с чего вдруг такое беспокойство о "наглом хумансе", которого ты грозился прибить во время каждой вашей встречи, а?
   - Так не прибил же, - хмыкнул Бренн. - А значит, и не хотел. Скажу больше, сестрёнка. Мы с твоим БЫВШИМ любовником весьма неплохо ладим, и, хотя друзьями не являемся, нас вполне можно назвать союзниками. Или ты думаешь, что твой глупый и неуклюжий шантаж действительно мог удержать меня от доклада отцу о ваших потрахушках, если бы я поставил себе целью сжить твоего ухажёра со свету? Сестрёнка, не разочаровывай меня... ещё больше. Если бы я и в самом деле желал крови Рида, твой финт не сработал бы. Тем более, что для отца, тот мой секрет давно таковым не является.
   - Врёшь, - не удержалась Ирида. Орк тяжко вздохнул в ответ.
   - Знала бы ты, как я жалею, что старик так противится введению младших в курс дел нашего клана, - с совершенно неожиданной печалью в голосе, проговорил он. - "Рано", видите ли. А скольких проблем и недопониманий мы могли бы избежать, знай ты, например, о причинах некоторых действий и событий. Скольких костей и клыков удалось бы сберечь!
   - Бренн!
   - Что "Бренн"? - рыкнул глава Цатти, явно раздражаясь. Но продолжить речь ему не дал стук в дверь кабинета, где они с сестрой обосновались с самого обеда. - Да! Кого там ещё несёт?
   - Доставку паддо заказывали? - в распахнувшуюся от удара ноги дверь ввалился странный дёрганный человек в жёлтой куртке со значком известной в Амсдаме закусочной и в такой же канареечно-жёлтой фирменной кепке с длиннющим козырьком. В руках у незваного гостя была стопка коробок со знаменитым "паддо", блюдом, завезённым в Новый Свет выходцами из Тиррена, и неожиданно, получившим здесь такое количество поклонников, каким никогда не могло похвастаться на своей "исторической родине".
   Впрочем, Бренну было не до ароматных лепёшек с различной начинкой. Стоило курьеру только ввалиться в комнату, как орк, моментально задвинув за спину недовольно фыркнувшую сестру, направил на него выхваченный из подмышечной кобуры, здоровенный "Таур" совершенно убойного пятидесятого калибра.
   - Какого девола здесь творится?! - Взревел орк... и осёкся, стоило гостю снять кепку и поднять на хозяина кабинета смеющийся взгляд. - Рид?
   - А ты кого ждал? - развёл руками довольный шуткой ван Лоу. - Доставщика паддо?
   - Демонов идиот! - опускаясь в кресло, и снимая со взвода пистолет, вздохнул Бренн. - А если бы я выстрелил?
   - Так не выстрелил же, - беспечно пожал плечами тот. Орк хлопнул себя пятернёй по лицу.
   - Два сапога - пара, - пробормотал Бренн, глядя на уже успевшего облапать его сестру, Рида. - Ты привёз их?
   - Зачем? - пожал плечами ван Лоу, отвлекаясь от изучения губ своей бывшей любовницы. - Сами прикатятся. Ночью.
   - Как? - не понял орк. В этот момент Ирида, пусть и явно нехотя, выбралась из объятий ван Лоу, и тот вынужден был переключить всё своё внимание на разговор с хозяином кабинета. Проводив взглядом перекочевавшую за спинку кресла брата, Ириду, бывший техфеентриг вздохнул, и, усевшись на стул, пояснил:
   - Мы их сбросили над заливом, так что сейчас кадавры уверенно ползут по дну морскому в сторону вашей резиденции. И судя по тому, с какой скоростью они движутся, прибудут сюда аккурат к полуночи.
   - А ты? - нахмурился Бренн. - Ты же вроде собирался сопровождать груз до самого сброса?
   - Прыгнул следом, разумеется, - развёл руками Рид. - Но у меня, в отличие от кадавров, имелся управляемый парашют, а мальчикам пришлось лететь без страховки. Так железными шариками в воду и попадали.
   - М-да... и тебя, конечно, никто не заметил, - протянул орк.
   - В чёрном костюме, под чёрным парашютом, в чёрном небе? - ухмыльнулся Рид, ткнув пальцем в сторону окна, за которым уже, действительно успела сгуститься ночная тьма. - Тебе, уважаемый глава Цатти, следует хорошенько поработать над системой охраны поместья. Поскольку, ручаюсь, ваши мордовороты в модных костюмах не только меня прозевали, они и вышедших из моря кадавров не заметят.
   - Хм, похоже, ты прав, - кивнул Бренн. - Ни о об опасности с воздуха ни о возможной атаке с моря мы как-то не подумали. А стоило бы, на самом деле.
   - Ещё как, - поддержал его Рид.
   - Останешься на ужин? - неожиданно переключился на другую тему орк, и ван Лоу утвердительно кивнул.
   - Обязательно, и даже дольше, - ответил он. - Кадавры настроены на меня и идут сюда только потому, что я сам нахожусь именно здесь.
   - Подождите, вы что... вы, действительно... - не выдержала, наконец, Ирида. Запнулась, не в силах подобрать слова, но, кое-как справившись с собой, всё же договорила с неподдельным удивлением в голосе: - Вы - друзья?
   - Союзники, - в унисон ответили мужчины и, переглянувшись, понимающе усмехнулись.
   - Бре-ед, - девушка схватилась было за голову, но, услышав смешок своего бывшего любовника, встряхнулась и уставилась на него злым взглядом. - Ты! Не надейся, что со вчерашнего вечера что-то изменилось! Попробуешь влезть в мою постель, зарежу! А ты... - Ирида ткнула пальцем в тихо посмеивающегося брата, - ты мне всё расскажешь. Слышишь?
   - Да вроде бы не глухой, - индифферентно пожал плечами Бренн. - Но лучше тебе поговорить с отцом... для начала. А вот потом, потом, добро пожаловать. С удовольствием всё расскажу и объясню. Не поверишь, год как об этом мечтаю.
   Орчанка недоверчиво покосилась на брата, но тот всем своим видом демонстрировал такую серьёзность, что... в общем, издёвки или сарказма в его голосе не было ни грана, и это, пожалуй, убедило девушку в его искренности лучше, чем любые клятвы и заверения.
   - Бренн, ты что-то говорил об ужине? - прервал слишком уж затянувшееся молчание Рид, обращаясь к хозяину кабинета.
   - Точно! - хлопнул ладонью по подлокотнику кресла тот и, поднимаясь с кресла, заметил, - Идёмте в столовую, перекусим, а Рид, заодно, познакомится с участниками грядущих событий.
   - Ты не говорил, что старейшины прибудут сегодня! - неожиданно взвилась Ирида, на что Бренн лишь пожал плечами.
   - А что бы это изменило? - спросил он, открывая входную дверь.
   - Я бы подготовилась!
   - Как? Нацепила бы прадедов доспех и вышла поприветствовать родичей с его же булавой в руке? - фыркнул орк и, не слушая дальнейших возмущений сестры, шагнул за порог. Та аж поперхнулась от такой наглости, но надо отдать ей должное, быстро прекратила сотрясать воздух и устремилась за Бренном. Наблюдавший за этой семейной сценкой, Рид тихо хохотнул, но, получив обжигающий взгляд от Ириды, тут же изобразил абсолютную невозмутимость и молча последовал за хозяевами дома в обеденный зал, где, если верить Бренну, их уже ожидали другие гости дома.
   Вечерняя трапеза в поместье Шануш совсем не походила на те чопорные деловые ужины, в которых Риду приходилось порой принимать участие с подачи Люки ван Рея. Сыновья и дочери Великих Степей не стремились поразить вычурностью сервировки стола, затейливостью подаваемых блюд или совершенством своих манер. Нет, члены клана Цатти не хватали с тарелок полуобугленные куски мяса и не вытирали испачканные жиром руки о белоснежную скатерть, укрывавшую огромный стол, но и изображать имперских аристократов, лениво ковыряющихся в плодах безумного творчества эльфийских поваров, они тоже не собирались.
   За длинным столом, вмещавшим почти три десятка орков и орчанок, царила немного безалаберная, по-домашнему уютная атмосфера, полная смеха и довольства. Хотя, если присмотреться к сидящим за столом повнимательнее, то можно было заметить, что далеко не все они так уж беззаботны и довольны жизнью. Что, впрочем, не мешало им посмеиваться над удачными шутками соседей, не забывая при этом с нескрываемым аппетитом налегать на простые, но от этого не менее вкусные, и очень сытные блюда традиционной орочьей кухни. Если бы ещё не настороженные взгляды в сторону единственного "неорка" за столом...
   И надо признать, у гостей были основания для некоторого беспокойства. Уж очень спокойно, скорее даже, по-свойски чувствовал себя круглоухий в их обществе, да и со старым Харконом он общался уж слишком вольно. И тот не возражал, весело скалил хоть и пожелтевшие, но ещё крепкие клыки в ответ на шуточки хуманса, и нет-нет, да бросал острые взгляды на остальных присутствующих... что нервировало кое-кого из гостей ещё больше. А уж когда круглоухий зацепился языками с новым главой Семьи, и воздух только что не заискрил от их взаимного рычания, кажется, лишь чудом не переходящим в откровенную свару, ниточки беспокойства дотянулись даже до противоположного конца стола.
   А Рид... Риду было откровенно наплевать на эти взгляды. Не сказать, что его совсем не напрягало общество долгоживущих здоровяков, слегка разбавленное весьма миловидными, хотя в большинстве своём и отличающимися определённой монументальностью форм, представительницами "слабого" пола, но и какого-то пиетета перед собравшимися за столом Детьми Степей, он не испытывал... как и страха. Да и небольшой разговор, состоявшийся между ним и старым Харконом, буквально перед входом в обеденный зал, привёл Рида в "рабочее" настроение, а в таком состоянии, он, пожалуй, смог бы игнорировать даже пресловутого адмираала Ириенталя, если бы того каким-то гнилым ветром занесло на это застолье. Может быть, ещё и поэтому, когда Бренн представил его "почтенному собранию", как претендента на руку, сердце и прочий ливер его любимой сестры, Рид не стал поднимать шума, а лишь криво усмехнулся и, отвесив несколько ошарашенным такой новостью оркам, короткий поклон, демонстративно уселся за стол по правую руку от отца Ириды. Учитывая же, кислый вид и странную молчаливость самой "невесты", известной в клане своим вспыльчивым характером... да, старейшинам и их приближенным было от чего насторожиться.
   Впрочем, нашлись среди гостей и такие, которых происходящее во главе стола действа не просто обеспокоило и насторожило...
   - Думаешь, рискнут? - тихо поинтересовался Рид у сидящего рядом Харкона.
   - Обязательно, - осклабился тот. - Посмотри на Нарда и его сынка... третий и четвёртый справа.
   - Злятся, - кивнул ван Лоу, мазнув взглядом по указанным стариком лицам. - А вот дамочка по левую руку от старшего... кажется, просто беспокоится.
   - Мирна всегда была умной женщиной. Жаль, что сам Нард никогда не ценил в ней это качество, - со вздохом произнёс Харкон. - Понимает, что я не просто так объявил о твоей претензии на дочку, но вмешиваться... нет, пока её мужчины не пойдут "в атаку", она и высовываться со своими советами не станет, знает, что это бесполезно. Ни муж ни сын её просто не послушают. А там уж и поздно будет. Как говорят твои соплеменники: "коготок увяз, всей птичке пропасть", да?
   Собственно, правота старого орка подтвердилась не позднее чем через час, когда гости, выбравшись из-за стола, разбрелись по саду и гостиным, но о том, чтобы разойтись по предоставленным им комнатам для отдыха ещё не было и речи. Именно в саду, прогуливающийся под руку с Иридой, тихо шипящей на него, но не смеющей нарушить приказ отца и смыться в свои апартаменты, ван Лоу и наткнулся на Боера и Нарда, явно поджидающих странную парочку на пересечении нескольких тропинок. Надо ли говорить, что вокруг оказалось достаточно орков и орчанок, словно невзначай дефилирующих по соседним тропкам или с внезапно проснувшейся страстью к ботанике обсуждающих растущий именно здесь куст медландского вереска. Некоторые поступили проще и заняли увитую плющом беседку, из которой открывался такой замечательный, совершенно уникальный вид. В общем, любопытных хватало. И лишь супруга Нарда - Мирна, стоящая чуть в стороне, не проявляла никакого интереса к надвигающемуся зрелищу. А вот беспокойства и тревоги за мужа и сына, в её глазах было в избытке.
   - Не знаю отец, - проговорил Боер, словно продолжая начатую беседу, когда Рид и Ирида оказались в нескольких шагах от них. - По-моему, скоротечность жизни хумансов определяется не физиологией их расы, а обычной недоразвитостью.
   - Поясни? - с деланным интересом бросил старший Нарди.
   - Нет ничего проще. Их беспримерная наглость и глупость просто не позволяют дожить до хоть сколько-нибудь вменяемого возраста, - с готовностью отозвался Боер, не сводя взгляда с ван Лоу и идущей с ним под руки Ириды. - Но что хуже всего... это, оказывается, заразно! И ладно бы, если бы жертвой этой хумансовской болезни пали лишь выжившие из ума старики, вроде бывшего главы Харкона, но ведь и некоторых из его детей, как мы можем видеть, не обошла стороной эта напасть.
   - Ух ты, - оскалился Рид, с готовностью ввязываясь в спор, и громким голосом пытаясь заглушить скрип зубов своей пассии. - Набиваться в женихи к девушке, оскорбляя её родичей и её саму... поистине, великолепный образчик орочьих ухаживаний. У вас в самом деле так принято, Ир?
   - Нет, просто некоторые дуболомы настолько уверены в своей неотразимости, что не считают нужным скрывать отсутствие ума... - фыркнула девушка, вырывая руку из хватки сопровождающего. - Это ведь такая мелочь, что отсутствие её в списке их многочисленных достоинств просто незаметно!
   - А тебе не нравится этот клыкастый, да? - с почти искренним сочувствием спросил Рид.
   - Естественно, ты на него посмотри! У него же кроме батюшкиных денег, ничего нет! Ни силы, ни ума, ни характера! Впрочем, кому я это говорю?! Вы же с ним, словно близнецы-братья - фыркнула в ответ Ирида и, чуть подумав, вздохнула: - но вообще-то, он просто хочет вызвать тебя на поединок, чтобы показать всем свою самцовость...
   - Харкону следовало бы лучше воспитывать свою дочь, - проскрипел кряжистый седой орк, выглядящий как изрядно потрёпанная версия своего собственного сына. - Но это поправимо. А вот насчёт хуманса, Боер, ты прав. С такой наглостью долго не живут.
   - Сколько раз я это слышал, - усмехнулся Рид. - От эльфов, орков и даже троллей... но почему-то до сих пор жив, заметили?
   - Я это исправлю, - оскалился Боер, демонстративно закатывая рукава белоснежной рубахи. - А потом займусь перевоспитанием Ирки.
   - Какие чудесные традиции у вашей братии, - вздохнул ван Лоу и, едва дождавшись, когда Боер кинется в атаку, скользнул ему навстречу. Короткий удар в печень не должен был пробить мощного мышечного каркаса орка. Обычному человеку на это просто не хватит сил, но, если напитать кулак энергией, то задача значительно упрощается. Но уж что-что, а усиление тела энергией в солдат Империи вбивали на славу ещё в учебке, в независимости от степени одарённости. Кое-кто даже утверждал, что у лишённых дара к магии, возможность усиления собственно тела в потенциале намного выше, чем у одарённых. Так это или нет, Рид не знал, но его собственного умения вполне хватало на то, чтобы бежать сутки напролёт или расколоть одним ударом кулака бетонный блок, и сейчас он не стал сдерживаться.
   Боер словно на стену налетел. Замер... и навалившись на кулак противника, с хрипом опрокинулся наземь.
   - Сюрприз, - растянул губы в широкой улыбке Рид. Но уже в следующую секунду, гримаса исчезла будто её и не было, и ван Лоу поднял на ошарашенного таким неожиданным исходом столкновения отца своего противника, абсолютно бесстрастный взгляд. - Традиции, это хорошо. Традиции следует уважать. Но к ним неплохо было бы добавить вежливость. У вас в чести поединки за право предложить женщине руку и сердце? Понимаю и даже где-то одобряю. Но кто знает, может быть по обычаям моего народа, за слова Боера я обязан вырезать весь ваш род? И как быть в этом случае?
   - Угрожаешь мне в моём доме, х-хуманс? - ощерился Нард, даже не обратив внимания на жену, уже оказавшуюся рядом с сыном.
   - В твоём доме? - раздавшийся из-за спины ван Лоу голос, заставил обоих спорщиков дёрнуться. - А ты ничего не перепутал, старейшина?
   - Что я слышу, Харкон! Разве дом Семьи Цатти, это уже не часть клана Цатти? - скривившись, словно проглотил лимон целиком, откликнулся Нард.
   - Тогда, может быть и дом семьи Нарди, теперь дом клана Цатти? - рыкнул старик. - Рискнёшь объявить об этом во всеуслышание?
   - Не передёргивай, Харкон, - процедил в ответ Нард. - Я имел в виду совсем другое.
   - Знаю я, что ты имел в виду... ну да ладно, будем считать, что мы друг друга поняли, - кивнул тот, не обращая внимания на пылающие взгляды собеседника. - И да, если уж твой отпрыск решил бросить вызов сопернику за внимание Ириды, так пусть делает это по правилам, и не оскорбляет гостя моего дома. Слышишь, ты... золотой мальчик?
   Последние слова старик явно адресовал пытающемуся подняться с земли Боеру. А когда тот что-то невнятно прохрипел в ответ, Харкон усмехнулся. - Помоги жене поднять твоего сына, Нард, и приведи в порядок, я ни девола не понял из его бормотания.
   - Хуманса ценишь дороже соклановца, да? - прошипел Нард.
   - Всего лишь следую традициям, о которых ты якобы так печёшься, - развёл руками Харкон, не скрывая злой, издевательской улыбки, не заметить которую было просто невозможно, даже в наступившей ночной темноте. Тем более, что её разгонял свет садовых фонарей, под одним из которых, собственно, и стояла вся компания. - Или ты просто забыл, что гость клана неприкосновенен?
   В этот момент Боер глухо застонал и подлетевшая к сыну, Мирна всё же заставила Хромого Нарда отвлечься от спора с Харконом.
   - Мы потом договорим, - произнёс он, помогая жене водрузить сына на ноги.
   - Как пожелаешь... Рид? - повернулся к ван Лоу старик.
   - Поединок, так поединок, - пожал плечами тот. - Буду ждать вызов... декаду. Если по истечении этого срока, картель не придёт, а Боер по-прежнему будет крутиться вокруг моей будущей невесты... я его просто пристрелю. Без всяких дуэлей.
   - У нас ни картели ни дуэли не в ходу, - на этот раз улыбка Харкона была совсем иной. - Мы же не эльфы. Но в остальном... поединок, он поединок и есть. Правда, без оружия.
   - Жди вызов, х-хуманс, - наконец отдышавшись, кое-как выдавил из себя Боер. - В течение декады пришлю.
   Нард скривился в очередной раз и, подхватив сына под руку, повлёк его к выходу из сада, а за ними следом пошла и по-прежнему безмолвная Мирна, лишь на миг задержавшись, чтобы взглянуть на Харкона. Грустно, безнадёжно...
   Рид услышал, как заскрипели сжимаемые стариком пудовые кулаки, но лицом, лицом тот так и остался недвижим. И лишь увидев, что гости, с любопытством наблюдавшие за этим представлением, разошлись, Харкон чуть расслабился и даже улыбнулся. Попытался улыбнуться.
   - Я же говорил, что они не выдержат. Всего-то и нужно было чуть-чуть подтолкнуть, - усталым голосом произнёс он и повернулся к Ириде. - Умница, доча. Хорошо получилось.
   - Если ты думаешь, что твои комплименты избавят его, - Ирида кивнула в сторону ван Лоу, - от поединка со мной, то ты сильно ошибаешься, отец!
   - Значит, в том, что Рид сможет вбить Боера в землю, ты уже не сомневаешься, да? - глаза Харкона ожили, а губы разошлись в настоящей, а не вымученной улыбке, какой она была ещё полминуты назад. И пока дочь не успела ничего сказать, добавил: - мне вот интересно, а в вашем с ним поединке, ты всё же надеешься выиграть или проиграть?
   - Отец! - возмутилась Ирида и, топнув ногой, умчалась в темноту сада.
   - Уже сорок лет девке, а всё как маленькая, - проводив взглядом стремительно уносящуюся прочь по тропинке дочь, покачал головой Харкон.
   - Старик, ты же понимаешь, что мы с ней не... как там у вас говорится... не будем делить жизнь и шатёр, да? - с некоторой опаской спросил Рид.
   - Да вижу, не дурак. Но её возмущение выглядит так забавно, что я просто не в силах удержаться, - усмехнулся тот, но почти тут же веселье исчезло из его голоса. - Ладно, идём, поговорим с Бренном. Посмотрим, что он успел увидеть за время нашего представления.
  

* * *

   - Какие новости от нашего гуляки? - в голосе вопрошающего послышались предвкушающие нотки.
   - Скрылся гуляка, - усмехнулся его собеседник. - Но из города пока не выехал.
   - Интересно. И что же его задержало? Ищет, откуда растут ноги у всех его многочисленных проблем?
   - Скорее, ищет способы противодействия давлению... и надо признать, у него может получиться.
   - Какое противодействие, когда по плану он должен был просто покинуть пределы Амсдама?! Что за... я жду подробности! - нотки веселья пропали из голоса вопрошающего, будто их и не было. И собеседник тут же подтянулся.
   - Наши коллеги несколько перестарались и прижали его так, что даже отъезд может не решить всех проблем, - проговорил он. - По крайней мере, заказ на...м-м... "беспокойство", скинутый амсдамскому криминалу на нашего гуляку, оказался таков, что Семьи не оставят его в покое даже на западном побережье.
   - Девол знает что! Как это могло... так, это не тебе. Приказ уходил в тирренское отделение, вроде бы? Вот с них и спрошу, - начальник проговорил это таким тоном, что его собеседник невольно посочувствовал коллегам. - Сегодня же. А пока... ты говорил, что гуляка ищет способы противодействия. И что он придумал?
   - Обратился к Цатти и довольно лихо влез в проблемы этой Семьи, - проговорил подчинённый.
   - Это называется "снизить давление"?! Насмешил.
   - Мой аналитик считает, что сыграв на разногласиях в Семье, гуляка имеет неплохую возможность полностью снять мишень со спины. По крайней мере, ту, что отдана на откуп криминалу, - осторожно проговорил подчинённый.
   - Знаю я твоего аналитика, - проворчал начальник, но недовольных ноток в голосе у него поубавилось. Чуть помолчав, он спросил: - Каким образом, одна банда может избавить его от внимания всего криминала Амсдама? Я уж не говорю про Республику.
   - Банда не смогла бы, - вздохнул подчинённый. - Но Цатти - орочий клан, и лишь часть его является одноимённой Семьёй. И этот клан связан союзом с двумя другими, что в Амсдаме также представлены именно Семьями. Три из семи. Иными словами, при желании, они вполне могут задавить любое шевеление криминалитета в Амсдаме... и не только. У них же союзники и в других городах имеются. Союзники и немалый авторитет...
   - Этот островитянин, просто феерический везунчик, - вздохнул начальник и договорил после долгой паузы: - Если, конечно, у него и в этот раз всё выгорит.

  
  
  
  
   Массардж - здесь, неофициальное, сленговое сокращение от "мастер-сержант", имеющее хождение в армии Республики. "Мастер-сержант" - название должности командира отделения в армии республики (не путать со званием), замещаемая унтер-офицерами или младшими офицерами, до первого лейтенанта включительно.
   Эрстхёмелёйт - первый лейтенант (офицерское звание в Императорском Небесном Флоте). Порядок офицерских званий по возрастающей: хёмельфеентриг, твидхёмелёйт, эрстхёмелёйт, твидхёмелькапитан, эрстхёмелькапитан, твидхёмельмайр, эрстхёмельмайр, твидхёмельадмираал, эрстхёмельадмираал, адмираал. Приставка "хёмель" иногда опускается, но в официальной обстановке и в письме, подобное упрощение недопустимо.
   Флаппи (сленг.) - Раскованная особа, чья жизнь укладывается в лозунг: noth di jaevs, vins di cains (в переводе с республиканского диалекта: ночь и джайв, вино и кайн). Кайн(кейн) - лёгкий наркотик в виде порошка белого цвета. Одна порция умещается на ногте мизинца человека или эльфа. Употребляется так же, как и нюхательный табак. Наркотик обладает сильным возбуждающим и тонизирующим действием, запрещён к распространению в большинстве стран Старого Света. В Республике и Новоземье вообще, отпускается в аптеках по рецепту врача.
   КШ-112 - Кадавр Штурмовой, серия 112. Указанный образец военной техники предназначен для штурма укреплённых огневых точек, отличается тяжёлой броней и мощным вооружением, представленным автоматической скорострельной пушкой малого калибра и двумя пулемётами.
   Окка... - Восьмой день декады(недели), первый из трёх выходных (дни декады: прима, дуатта, третта, кварра, квинна, сесста, сетта, окка, нунна, декка.)
   "Авиатор" - механические наручные часы. Название закрепилось с момента их появления, поскольку первые наручные часы были созданы специально для пилотов аэромобилей.
   Загорский болванчик - подвижная детская игрушка, изображающая кивающего монаха религии бунья, распространённой в Семицарствии Тан, государстве, расположенном к северо-востоку от империи, за Хребтом Полумесяца.
   "Синее Пламя" - одна из высших военных наград Северного союза, противника империи в войне, о которой говорит Рид.
   Оккабор - восьмой месяц в году, второй месяц осени. Всего в году двенадцать месяцев (приар, дуар, триар, кварт, квинт, сест, сетабор, оккабор, нунабор, декар, ундекар, дедекар), по четыре декады (недели) и восемь безымянных дней по окончании дедекара, в общем именующихся Короткой или Последней декадой (неделей).
   Отметка печатью Большого Регистра производится на документах о создании производственной компании, и документах о приёме на работу в такие компании и увольнении специалистов отвечающих за производство, что является важной составляющей контроля качества производимой продукции и лиц ответственных за него.
   Четвертый перекрёсток - Пересечение Четвертой Аллеи и Четвертой улицы. Всего на Амсдам-илл, основном острове города, двенадцать таких перекрестков, и каждый из них считается весьма престижным местом... со своей спецификой. Так, например, Четвертый перекрёсток - признанный центр Четвертой аллеи, самой фешенебельной торговой улицы. (Пятая аллея если и отстаёт от Четвертой, то лишь потому, что там меньше магазинов и больше дорогих доходных домов). На Первом, Втором и Третьем перекрестках располагаются здания штаб-квартир коммерческих фирм. Шестой перекрёсток - центр искусства. Большая часть музеев, театров и концертных залов расположена именно здесь, как например, известный на весь Новый Свет, Гедеон-халл. И лишь перекрёстки с седьмого по двенадцатый выбиваются из этого ряда, так как аллеи и улицы их образующие, застроены жилыми домами, а самое дорогое жилье на Амсдам-илл располагается на двух набережных, обрамляющих жилые кварталы.
   Дорожный вексель - аналог дорожного чека. Именной платёжный документ определённого номинала, призванный защитить наличные средства владельца от кражи. Обменять дорожный вексель на наличные деньги может только лицо, чье имя указано в векселе. В основном, дорожные векселя используются для перевозки крупных сумм денег, отсюда и термин.
   Метр - здесь, сокращение от "метрический стандарт". 1 м. = 3 1/3 стопы или 40 перстам.
   Архипелаговая война - общее название временного промежутка в сто восемь лет, от открытия Нового Света до заключения "пакта о колониях и свободных поселениях". Был назван так из-за постоянных стычек между Империей и северными странами за острова трёх больших архипелагов в Дальнем океане, расположенных на восточном пути в Новый Свет. Собственно, именно на те времена и пришёлся расцвет каперов, корсаров и неприкрытых пиратов, чьи "подвиги" позднее воспевались в романтических новеллах иных имперских авторов. Впрочем, и в них есть доля правды. Например, архипелагом Кройн, до сих пор управляют потомки одного весьма предприимчивого пирата, умудрившегося получить в Империи титул нора - то есть владетельного дворянина.
   Трущобный мозельский говор -диалект, характерный для жителей западных предместий Мозеля, столицы Северного союза.
   Дом у Бычьей Переправы - она же, Школа Основателя (официальное название - колледж Леона I Императорского Университета), по легенде, первое учебное заведение в империи, построенное самим Основателем, родоначальником нынешней императорской династии. Домом у Бычьей переправы, оно было названо потому, что император, создав учебное заведение, отдал под его нужды замок одного из непокорных владетелей, расположенный на караванном пути, у брода через реку Строну. По названию брода и был дан своеобразный адрес колледжу будущего университета, который, вскоре, превратился в его неофициальное имя, тем не менее фигурировавшее во множестве документов.
   Пенсионер - здесь, студент, обучающийся за счёт государственной казны или казны кого-то из князей, и получающий от них стипендию, именуемую пенсионом.
   Полперста - половина перста. Перст - мера длины, соответствующая 0,0254 метрического стандарта (метр, сокр. м.), или 1/12 стопы.
   "Ребентер" - здесь, народное название железнодорожных вагонов первого класса, производимых на одноимённом заводе. Отличаются роскошью отделки и высоким комфортом, обслуживаются непременно парой стюардов. Имеют собственный буфет и шесть отделений-"купе", рассчитанных, максимум, на двух пассажиров, каждое. При каждом отделении имеются сан.узлы с душевыми кабинами.
   Клош (баранчик) - крышка для блюда, служащая для защиты еды от попадания инородных предметов и/или для сохранения температуры.
   Вольные баронства Тулона - одно из названий Новоземья, бывших колоний Союза Северных Земель в Новом Свете, расположенных на Западном побережье материка.
   Рам - крепкий алкогольный напиток из сахарного тростника, изготавливающийся преимущественно на островных плантациях Огненного моря.
   Шуцман - полицейский. В данном случае, дознаватель городского полицейского управления.
   Папо(или папи) - дословно переводится с тирренского, как "дядюшка" или даже "добрый дядюшка". Но в самой Унии городов Тиррена, этим словом называют уважаемых людей, способных решать проблемы без привлечения властей.
   Варрама - свободная накидка, надеваемая на голый торс, элемент ритуальных одежд в некоторых орочьих кланах. При жертвоприношении быка, варрама использовалась для того, чтобы раздразнить животное перед ритуальным боем в честь верховного бога орочьего пантеона.