Фикрайтер:
  Spyglass (бета: Ливли): Гарри Поттер и Лето Перемен
  
  
  
   Spyglass (бета: Ливли)
  
   После смерти крестного Гарри осознает, что им манипулируют все, кому не лень, и решает взять жизнь в свои руки. Новые друзья и союзники, новые знания и умения, и, конечно, любовь - куда же без нее!
  
   Гарри Поттер, Нимфадора Тонкс
   Приключения/ Любовный роман || гет || R
   Размер: макси || Глав: 6
   Данные о переводе Автор фанфика: lorddwar
   Контакты автора: lorddwar@yahoogroups.com
   Язык оригинала: Английский
   Название фанфика на языке оригинала: Harry Potter And The Summer Of Change
   Ссылка на фанфик: http://www.fanfiction.net/s/2567419/1/Harry_Potter_And_The_Summer_Of_Change
   Разрешение на перевод: автор не ответил
  
  Гарри Поттер и Лето Перемен
  
  
  Глава 1. Снова "дома"
  
  
   Луч заходящего солнца согревал его лицо, и тепло быстро гаснущего дня вселяло надежду, что это лето все же будет не таким, как все предыдущие. Его родственников, - если их так можно назвать, - Грюм, Люпин, мистер Уизли и Тонкс только что предупредили: быть с ним добрее. Вышеупомянутые родственники сейчас шли с ним к автомобилю. Гарри вглядывался в дальний конец ближайшей автостоянки и понимал, что не знает, где припаркован автомобиль, и вряд ли найдет его без посторонней помощи. Судя по всему, Вернон мог просто купить новый, пока Гарри был в Хогвартсе, пытаясь остаться в живых.
  
   И давая другим умереть. И рискуя жизнями своих друзей.
  
   У Гарри был список целей на лето. Он надеялся, что они достаточно просты, когда формулировал их в поезде, идущем на юг.
  
   1. Остаться в живых.
   2. Защитить свой разум.
   3. Обрести контроль над своей жизнью.
   4. Получить информацию.
   5. Защитить своих близких.
   6. Научиться побеждать.
   Не обязательно в таком порядке, но все пункты плана должны быть выполнены. Неудача могла снова привести к чьей-либо смерти. Собственную смерть он счел бы везением - по крайней мере, тогда исчез бы груз вины, не оставлявшей его в последнее время. Имя вины было Сириус. Он был не в состоянии спасти его. Более того - сам толкнул Сириуса к гибели. Он мог бы уберечь его в Министерстве - а сам только стоял и наблюдал за схваткой. Да и затем, когда выпал шанс, он не смог даже отомстить за смерть крестного должным образом. "Я больше не буду никому обузой" - повторял про себя Гарри, пытаясь справиться с охватившей его тоской и душевной болью.
  
   Минувший год состоял едва ли не из сплошных неудач; Амбридж была лишь одной из них. Вздумай Гарри составить список, он бы заполнил целый свиток пергамента. "Я должен добиться успеха. Я должен победить. Я должен... стоп. Для начала, я должен догнать мою кровную, блин, родню", - подумал Гарри, обнаружив, что остался один среди людской массы на улице у вокзала Кингс-Кросс.
  
   Быстро окинув взглядом толпу, Гарри обнаружил две громоздкие туши, прокладывающие себе путь к автостоянке через дорогу. Со вздохом Гарри покатил тяжело нагруженную тележку вслед за этими ужасными людьми, с которыми он вынужден будет провести очередные каникулы.
  
   "Помни, Гарри, им велели обращаться с тобой хорошо. Они станут лучше. Они не будут такими, как прежде".
  
   Гарри увернулся от "Рено", который пронесся мимо него и повернул в сторону. Помня основные уроки детства, Гарри повторял про себя: "Избегай Дадли и его дружков, не удалось избежать - включай ноги... и смотри по сторонам, переходя дорогу, потому что Дадли всегда готов толкнуть тебя под колеса". Миновав, насколько это было возможно, опасности улиц Лондона, Гарри добрался до автомобиля и постучал в дверцу багажника, чтобы дядя открыл замок. Прошло секунд десять, прежде чем багажник открылся с металлическим щелчком. "Родственнички" - Гарри пока планировал именовать их так - уже сидели в машине, Дадли позади отца, Петуния на переднем сиденье.
  
   Сняв свой сундук с тележки и пристраивая его в багажник, Гарри заметил, что автомобиль заметно кренится на одну сторону. Когда юноша понял, в чем дело, он с трудом удержался от смеха: "Интересно, насколько часто автомобиль сам собой поворачивает вправо? Пересел бы Дадлик, что ли...". Хедвиг Гарри взял с собой в машину - это не обсуждалось. Она заслуживала лучшего, но полярная сова в клетке и без того была "достаточно ненормальна". Не хватало еще выпустить ее на ночь глядя на глазах обывателей пригорода.
  
   Гарри захлопнул багажник и занял свое место позади тети Петунии. Дадли, заполнивший собой две трети заднего сиденья, попытался отодвинуться от кузена как можно дальше, но его усилия не увенчались успехом. Дядя Вернон вздрогнул от тихого уханья Хедвиг, когда автомобиль сдал назад и тронулся с места, упорно пытаясь свернуть еще и вправо.
  
   Гарри осторожно присматривался к дяде Вернону, впрочем, придерживая свои юмористические замечания при себе. Следующие два часа были определяющими для всего остального лета. Вернон смотрел прямо перед собой, ведя автомобиль сквозь переполненные улицы. Лицо его пока было нормального цвета. Он еще не решил, как отнестись к сделанному ему предупреждению - согласиться, принять к сведению или поступить наперекор. Юный волшебник подумал, что ситуация, насколько он знал дядю, висит на волоске.
  
   Гарри покосился на тетю Петунию, сидевшую на своем месте нарочито прямо. Она часто оглядывалась, чтобы убедиться, что ее драгоценный Дадли был все таким же - выброшенным на берег китом, - и ни одно заклинание Гарри его не коснулось. Самому же Гарри ее внимания не доставалось, так что здесь все было как обычно.
  
   Дадли, держась за живот, тупо смотрел в окно. Он не поворачивал головы, ни о чем не спрашивал. Гарри вспомнил поговорку, услышанную однажды: "Ничего не вижу, ничего не слышу, никому ничего не скажу". Только в данной ситуации она звучала бы: "Гарри я не вижу, Гарри я не слышу, Гарри я ничего не скажу... трам-пам-пам".
  
   "Это еще куда ни шло, - решил Гарри. - Так жить можно. Целое лето тишины - это было бы неплохо..." Однако так не могло продолжаться долго.
  
   Вскоре Гарри заметил, что лицо дяди Вернона каждые полчаса меняется в цвете. Можно было подумать сначала, что близнецы подсунули ему что-то, но через час поездки "домой" Гарри понял, что Вернон, похоже, пришел в себя. Отъезжая от вокзала, он был бледен, теперь же его лицо стало привычного розово-красного цвета. До полного прихода в себя, иначе говоря, до неуправляемого бешенства, остался только один оттенок... и меньше двадцати минут в запасе до конца поездки.
   "Вроде то же, розово-красное, - отметил Гарри, когда они подъезжали к Прайвит-Драйв, N4. - Я, пожалуй, успею добраться до постели, прежде чем он начнет-таки распускать руки".
  
   Двигатель автомобиля затих, багажник открылся, и Дурсли вышли из машины быстро, насколько это возможно. Гарри выскользнул наружу вслед за ними и закрыл дверцу. Щелкнули, закрываясь, замки, свет внутри погас, оставив его наедине с темнеющим небом. Гарри обошел автомобиль, вытащил свои вещи из багажника и резко захлопнул его. Взяв клетку с Хедвиг в левую руку, правой он подхватил сундук и направился к парадной двери.
  
   Ну, вот и все...
  
   Гарри прикрыл ногой парадную дверь, старательно балансируя на другой ноге. Старшие Дарсли, судя по включенному свету, находились в гостиной. Слабая синеватая вспышка, и невнятный шум, и гудение, донесшиеся сверху, неопровержимо доказывали, что до своей комнаты добрался и Дадли.
  
   "Пока неплохо". Гарри поставил свой сундук на пол и быстро поднялся в свою комнатку с Хедвиг, терпеливо ждавшей в клетке. Он распахнул окно, радуясь, что оно не заколочено наглухо, открыл дверцу клетки и выпустил птицу на свободу. Затем вернулся к лестничной площадке и подхватил сундук, точно готовясь повторить свое внезапное бегство от "родственников" трехлетней давности.
  
   К сожалению, он ощутил позади себя чье-то присутствие. Это не было похоже на появление Волдеморта или Пожирателей Смерти. Это было... словно поскользнуться на гололеде и зависнуть в воздухе, вместо того, чтобы грохнуться со всей дури, когда ноги уже утратили опору. Гарри медленно обернулся - и рука дяди Вернона схватила его за горло и потянула его вверх, силясь поднять над полом.
  
   "Все было слишком хорошо, чтобы быть правдой" - странная мысль мелькнула и исчезла.
  
   - По-твоему, это было смешно, мальчишка?! - Вернон шипел, брызгаясь слюной. - По-твоему, твои чокнутые приятели могут меня напугать, а? Вы славно повеселились. Но теперь ты сполна мне за это заплатишь!
  
   И Вернон со страшной силой ударил Гарри свободной рукой в живот. Гарри согнулся пополам, не в силах вдохнуть. Перед глазами все побелело, легкие жгло огнем...
  
   Определенно, лето начинается неудачно...
  
   Еще удар - и перед затуманенным взором Гарри вспыхнули звезды.
  
   Действуя чисто инстинктивно, Гарри пнул Вернона ногой, и, как оказалось, весьма удачно - противник, судя по ощущениям, свалился с лестницы, приложился лбом о перила и наконец совершил жесткую посадку на сундук, все еще стоящий на полу в прихожей.
  
   Несмотря на шум, никто не стремился помочь Гарри избежать очередных неприятностей. Твою же мать. Очередное нормальное лето у Дурслей... Хватит. У меня есть список вещей, которые нужно сделать, и я не собираюсь отступать. Не могу. Не имею права.
  
   Зрение пришло в норму, Гарри перевел дыхание и поднялся на ноги прежде, чем Вернон снова кинулся с кулаками на племянника. Пальцы сомкнулись на палочке, и Гарри хмуро взглянул на Дарсли-старшего. "Образцово-показательная семья оголтелых магглов в представлении Волдеморта... - подумал юноша. - Этого не будет. Это не для меня. В моей жизни было достаточно дряни, и я не собираюсь позволять этим людям продолжать в том же духе"
  
   - С этого момента, дядюшка, - голос Гарри был холоден, - ни вы, ни кто бы то ни было, больше меня не ударит. Я сыт по горло болью и побоями.
  
   Гарри заметил, что его левый глаз видит все с красноватым оттенком. А проведя рукой по лицу, почувствовал, что оно залито кровью.
  
   Везде кровища. Достало!
  
   Вернон наконец поднялся на ноги и теперь стоял перед женой и сыном. Лицо Дурсля-старшего наконец-то стало густо-фиолетовым, на лбу билась вспухшая вена. Сжав кулаки, он двинулся было вверх, чтобы задушить племянника, но остановился, встретившись с ним взглядом. В глазах Гарри был решительный вызов. Тем страшнее смотрелись эти глаза на залитом кровью лице. Парень не боялся. Не прятался. Он твердо стоял на ногах, спокойный, внимательный, ко всему готовый.
  
   - Думаешь, это все, пацан?! - Вернон попытался овладеть инициативой. - Теперь-то я всю твою магию из тебя выколочу!
  
   - Верится с трудом, толстопузый! - прозвучал знакомый голосок из открытой двери.
  
   Гарри с палочкой наизготовку, уже готовый отразить очередное нападение дяди Вернона, развернулся навстречу новому противнику. Долгую-долгую секунду он всматривался в знакомые черты, сердцевидное лицо и взъерошенные красные волосы неуклюжей девушки-Аврора, затем вновь наставил палочку на Вернона.
  
   - Тонкс, - воскликнул Гарри радостно, не подавая вида, что происходит. - Хорошо, что заглянула. Чаю хочешь? Я мигом, только одного Дурсля замочу, ничего?
  
   - Спасибо за предложение, Гарри, - поддержала игру Тонкс, - только я думаю, что Министерство, пожалуй, осудило бы...
  
   - Ничего не имею возразить, Тонкс, - ответил Гарри. - Я только думал, какое проклятье использовать. Наверняка же есть законы, разрешающие необходимую самооборону, скажем, от диких животных. По крайней мере, один закон, который позволил бы мне защититься от этих? - Гарри небрежно ткнул палочкой в сторону Вернона.
  
   - Может быть, один или два, Гарри, - Тонкс улыбнулась, вникнув в ситуацию. - У меня тоже есть несколько законов, которые я могу применить прямо сейчас. Я видела, что вы напали на Гарри, маггл. Очевидно, наше предупреждение не показалось вам достаточно серьезным... А, к черту все это правовое дерьмо. Слушай, ты, сраный мешок сала. Мне следовало бы проклясть и тебя, и все твое семейство вдоль и поперек за боль, причиненную Гарри. Я могу это сделать. И если кто-то из вас тронет его снова, не поздоровится вам. Я обещаю - вам будет по-настоящему больно.
  
   - Дамблдор не... - пискнула тетя Петуния.
  
   - Дамблдор ничего об этом не узнает, лошадка, - отрезала Тонкс. Ее глаза угрожающе сверкнули в тусклом свете прихожей. - Я из Аврората, вроде вашего Скотланд-Ярда. Вы думаете, кого-нибудь взволнует ваша судьба, когда там узнают, что вы вытворяли с Гарри?
  
   - Да кому какое дело до этого щенка?! - Вернон в первый раз сорвался на крик. - Он - никто, кусок...
  
   - Он - в десять раз больше того, чем ты когда-либо надеялся стать, Дурсль, - ответила Тонкс жестко. - Такого, как Гарри, каждый хотел бы видеть своим сыном или братом, только ты этого в упор не видишь, слепой ублюдок!
  
   Гарри по-прежнему направлял свою палочку на Вернона, но смотрел на Тонкс. Впервые кто-то вступился за него в стенах этого дома. Он думал, что ему делать, чтобы спастись хотя бы на ночь от Вернона, вопящего или хуже того, когда Тонкс все-таки уйдет. Дамблдор велел ему, - и искра гнева вспыхивала в нем всякий раз, когда он вспоминал их последний разговор в директорском кабинете, - велел ему оставаться здесь. Здесь он под защитой... Это нужно было обдумать. Как защита могла все еще действовать? Волдеморт использовал кровь Гарри, чтобы восстать из небытия...
  
   Движение заставило вернуться к реальности, оттеснив все загадки далеко на задний план.
  
   Тонкс приблизилась к Гарри, осмотрела его со всех сторон и увидела кровь, по-прежнему сочащуюся из раны на голове. Намокшие волосы слиплись и обвисли. Однако его глаза по-прежнему впивались в магглов угрожающим взглядом. Пальцы твердо держали палочку, готовую атаковать. И вообще он держался гораздо лучше, чем должен был, после такой трепки.
  
   - Гарри, - окликнула Тонкс парня, - ты сознание не терял?
  
   - Нет, только туман... и звездочки, - ответил Гарри. - Ерунда. Было бы с чего отключаться.
  
   - По крайней мере, чувство юмора не пострадало, - ухмыльнулась Тонкс. - А теперь вот что, тупая семейка магглов, - это я вам говорю, между прочим! - уведомляю вас официально. Если я услышу или увижу здесь снова то, что сегодня было - вы все отправитесь на некоторое время в Азкабан. Это у нас тюрьма такая, если вы не знаете. Вы напали на своего племянника, который является не более, не менее как Гарри Поттером. Так что на мягкий приговор нашего суда можете не рассчитывать. Далее. Я намерена подняться с Гарри наверх, залечить его раны и удостовериться, что вы оставили его в покое. Какие-то проблемы?
  
   - Я не потерплю в моем доме прошмандовок вроде вас! - снова заорал Вернон.
  
   Гарри шагнул вперед, заслоняя собой Тонкс.
  
   - Следи за словами, дядюшка. Она, чтоб ты знал, мой друг, и я готов защищать ее и ее честь, если будет надо.
  
   - Спасибо, Гарри, - ответила Тонкс кокетливо. - Я ценю твое предложение, но то, что там пытался провякать этот мудила, того не стоит. Меня и похуже обзывали.
  
   - Ничего, - спокойно сказал Гарри, глядя на дядю сверху вниз. - Он не повторит эту ошибку, так ведь, Вернон?
  
   Я не позволю ему больше угрожать мне. Я не позволю ему угрожать моим друзьям. И вообще мне угрожать не будет больше никто. Прямо сейчас я беру свою жизнь под свой контроль. Надо будет драться - буду драться. Я слишком долго жил намерениями, настала пора действовать. Ты не тронешь меня, Волдеморт. И никто не тронет. Я начинаю свою войну прямо сейчас. Сначала понемножку, потом - берегись!
  
   Вернон Дурсль был разъярен.Да что там - просто взбешен! Он хотел убить на месте своего никчемного племянника. Он хотел раздавить его, как маленького надоедливого сопляка. Несмотря даже на две волшебные палочки, которыми угрожали ему приблудная маленькая шлюха и тот же самый племянник. Единственное, что его в самом деле удерживало - взгляд парня. Такого еще не бывало. Он был опасен. Такой взгляд бывает у собаки, готовой наброситься. Это... настораживало, по крайней мере. Что-то изменилось за прошедший год. Парень не грустил, не был испуган или подавлен. Он был... колючим. Угрожающим. Пугающим, очень пугающим, до дрожи в коленках. Вечер начался ужасно неправильно, и все это началось, когда они увидели Гарри.
  
   - Это - все еще мой дом, - Вернон попытался сменить тему. Это был его дом, а они были гостями, верно? - Я буду говорить что хочу и как хочу в своем собственном доме...
  
   Слабая вспышка вокруг его племянника заставила его замолчать. О черт, а если будет хуже?
  
   Тонкс ощутила всплеск магии. Несосредоточенной, размытой, но весьма ощутимой. Она смотрела на Гарри и видела его ауру - зеленовато-синюю, пронизанную текучей рябью. Аура... у пятнадцатилетнего подростка? Большинство людей никогда не управляло видимой аурой за всю свою жизнь, не говоря уж о ранней юности. Пятнадцать лет! Тонкс должна была заново определиться со своим мнением о Гарри. Под категорию "подростка" он явно уже не подходил. Слишком велики были способности. Видимая аура - и этим все сказано.
  
   - Ваш дом или нет, дядя, но за речью вам последить придется, - сказал Гарри серьезно. - Вы о Тонкс ничего не знаете, и вы не будете говорить о ней ничего подобного. А теперь я пойду к себе. Надеюсь, занимательный вечер кончился? Но учтите, я это все не забуду. Тонкс?
  
   Гарри спрятал палочку в задний карман, взялся за сундук и двинулся вверх по лестнице в свою комнату. Шаг за шагом. Держи глаза открытыми. Борись с серой мутью. Держись крепче, или все это ни к чему. Один урок Волдеморт мне преподал: появляться и исчезать надо эффектно, это производит впечатление... на тупых скотов.
  
   Тонкс чувствовала больше, чем видела, когда Гарри повернулся и направился к себе. Она также ощутила вспышку ауры, и это было скверно. Смерив взглядом застывшее семейство Дурслей, девушка угрожающе процедила сквозь зубы: "Доброй ночи, м-маглы!", и поспешила по лестнице вслед за Гарри. Она догнала его наверху, бредущего вдоль стены, пошатываясь и касаясь ее кончиками пальцев. Он шагнул в дверь, уронил на пол сундук, отчего все в маленькой комнатке вздрогнуло, сделал еще шаг и неловко
   повалился на старую скрипучую кровать. Тонкс вошла следом и закрыла за собой дверь.
  
   Твою же мать, он без сознания. Его, должно быть, ударили сильнее, чем я думала. Ладно, оказанию первой помощи нас учили. Несколькими касаниями палочки она излечила ссадины на голове юноши, убрала отек у основания черепа. Обнаружилось вдобавок небольшое сотрясение мозга, но этим можно было заняться позже. Тонкс вспомнила рассказ Луни, что Гарри ненавидит больницы. Это, если верить историям экс-Мародера, у Гарри с отцом было общее. Вот именно, комплекс "Мачо Не Плачут"...
  
   Гарри по-прежнему лежал без сознания поперек кровати. Тонкс оказалась в странной ситуации. Гарри Поттер, в глубоком обмороке, находится перед ней, а она, как предполагалось, должна бы патрулировать подходы к дому. Хренушки, я защищаю Гарри, а не дом. И уж точно не магглов. Приняв решение, девушка левитировала бесчувственного героя, повернула и уложила обратно на кровать должным образом. Затем стянула с его ног ботинки, отметив, что они отчаянно нуждаются в замене.
  
   Последующий осмотр показал, что с одеждой дела обстояли еще хуже. Как мог Гарри Поттер ходить в этих обносках? Они хуже, чем даже тряпье, которое раздают всякие там Армии Спасения и прочие благотворители. Он - Гарри-блин-Поттер, Милостью Мерлина... и похож на уличную крысу, на бомжа. У него есть деньги, я знаю - Поттеры были богатой семьей. Как же он так опустился? Разве он не знает о своем финансовом положении? Разве он не...
  
   - Долбаные Дурсли, точно! - воскликнула Тонкс в сердцах. - Это все они!
  
   Она осмотрела комнату. Помещение было крошечным и тесным. От одного ее присутствия стены, казалось, начали трещать по швам. Девушка прикинула, что было бы, будь здесь больше мебели... и решила на этот вопрос не отвечать.
  
   "Лучший способ защитить тебя состоит в том, чтобы присматривать за тобой. Самую большую опасность для тебя представляют люди снизу. Про Пожирателей Смерти пока можно забыть. Я останусь до утра и посмотрю, что можно сделать". Взгляд Тонкс блуждал по фигуре Гарри, пока она пыталась решить, что же делать утром после всего, что случилось.
  
   - Не беспокойся, - прозвучал приглушенный ответ. - Кому какое дело. Меня здесь никто не видит, и все полагают, что Волдеморт тоже. Никаких других опасностей нет, верно? - Гарри приподнял голову и криво улыбнулся. - Дамблдор видит во мне только оружие. Орден хочет, чтобы я сидел тихо и не причинял хлопот. Меня, похоже, все считают чем-то вроде шампиньона. Держат в потемках и подкармливают дерьмом... - Гарри передернуло. Он справился с собой и продолжал:
  
   - Не более того, Тонкс. А я должен быть готов. Ты можешь мне помочь? Сириус погиб потому, что я ничего не знал. Сириус погиб потому, что я ничего не умел, как надо. Сириус погиб из-за меня!
  
   - Гарри! - Тонкс не верила своим ушам. Юноша явно был не в себе. Ничего подобного он просто не мог или не должен был говорить... но и знать некоторые вещи он тоже не мог. - Сириуса погубила его собственная дерзость. Он насмехался над Беллатрикс, и она убила его. Если та ужасная ночь должна была чему-то научить тебя - научись никогда не отвлекаться в бою. Сражайся до конца, живи этим. Злорадство, насмешки, обиды и крики отложи на потом. Действуешь - действуй, а волнения и колебания забудь, пока все не кончится. Слишком много людей погибли у меня на глазах потому, что забыли это правило. Так... постой, что ты говорил насчет оружия?
  
   - Оружие против Волдеморта, - ответил Гарри, не заметив попытки Тонкс аккуратно сменить тему. - Помоги мне выжить - и я потом грохну ублюдка... Ты знаешь, а ведь еще никто не потрудился спросить, стремлюсь ли я к победе. Все вокруг заранее считают дело решенным.
  
   Тонкс была вне себя. Не только из-за слов Гарри, которые, окажись они правдой, лишали ее твердой почвы под ногами, но и из-за того, как это было сказано. Сухим, равнодушным тоном он говорил о Волдеморте... а мысль о смерти ее и вправду обескураживала.
  
   - Так ты стремишься к победе?
  
   - Ну да, - ответил Гарри, с трудом ворочая языком. - В самом деле, ты первая, кого это заинтересовало. Если я проиграю, все погибнут. Все, о ком я забочусь, погибнут. Я не имею права на неудачу. Я дал себе клятву победить. Я только... посплю... ночью.
  
   И Гарри на глазах у Тонкс провалился в сон.
  
   За несколько минут из бессвязной речи Гарри девушка узнала гораздо больше, чем на всех собраниях Ордена за прошлый год. Кое-что из сказанного имело смысл... На самом деле, все имело самый что ни на есть практический смысл. Она слышала разговоры об "оружии" прежде, но - без малейших подробностей. Она никогда не слышала, чтобы кто-нибудь, кроме разве что Луни, говорил бы о Гарри как о человеке, способном чувствовать. Правда, была еще Молли Уизли... Но Молли хотела только нянчиться с ним. Завернуть в вату и спрятать в шкаф поглубже, чтобы уберечь от всего на свете.
  
   - Ох, Гарри, - Тонкс всхлипнула. - Что же с тобой сделали? И что же с тобой делать теперь?
  
   Блуждая взглядом по комнате, девушка мучительно размышляла, что ей предпринять. В голове роилась масса идей, хороших, плохих и просто неосуществимых. "Я помогу тебе, Гарри, обещаю и клянусь. Я помогу тебе - так или иначе".
  
   Тонкс укрыла Гарри одеялом и трансфигурировала для себя стул и подушку. После десяти минут безуспешных попыток устроиться поудобнее девушка раздраженно вскочила и уничтожила стул. А собственно, какого черта?.. Расширив заклинанием кровать, Тонкс улеглась рядом с Гарри и укрылась одеялом, решив обосноваться здесь на ближайшие восемь часов, пока не прибудет смена. Разумеется, палочка должна была разбудить ее на несколько минут раньше.
  
   Стоило Тонкс чуть отодвинуться, как Гарри слегка повернулся и, не просыпаясь, обхватил ее рукой. Девушка застыла на миг, не зная, что делать. Объятие стало крепче, и Тонкс поняла, что не сможет высвободиться, не приложив серьезных усилий. Гарри тихонько посапывал, один раз глубоко вздохнул. И Тонкс решила подождать, пока он проснется.
  
   Неужели он к этому не привык? Да брось, в его постели, наверное, уже половина девчонок Хогвартса перебывала. Привык, похоже, к соседке под боком... Хотя, может, его все еще раны беспокоят?
  
   Гарри не просыпался, и Тонкс задремала сама, думая одновременно о множестве вещей. Мысленно она составила список дел на завтра. Во-первых, доложиться начальнику. Во-вторых, поговорить с Дамблдором. Девушка знала, что защита сработает, только лишь кто-нибудь чужой нарушит ее границы. Она была связана с защитой, так что могла позволить себе спокойно заснуть. В конце концов, пока Гарри рядом, с ним все будет в порядке. А если что-то случится - она узнает.
  
   ...Ветхая кровать дрогнула, мгновенно разбудив Тонкс. Девушка открыла глаза - и встретилась взглядом с Хедвиг, усевшейся на спинку кровати. Тонкс готова была поклясться, что во взгляде птицы была благодарность. Сова встопорщила перья и посмотрела поверх Тонкс на спящего хозяина. Птица казалась заинтригованной. Девушка подумала про себя, что это ей кажется спросонья. Совы не показывают эмоций, как эта. Они всего лишь птицы, хвала Мерлину. Так ведь?
  
   Тут Тонкс обнаружила, что рука Гарри за ночь слегка сдвинулась, и теперь ладонь словно чашечкой накрыла ее грудь. Внутри разливалось ощущение тепла и покоя, и в то же время было удивительно неловко. Как ни пыталась, девушка не могла думать ни о чем, кроме того, насколько уютно прильнули друг к другу их тела. Улучив момент, Тонкс начала осторожно поворачиваться, пока не оказалась лицом к лицу со спящим Гарри. Его непослушные черные волосы совершенно по-мальчишески торчали в разные стороны. Девушка не могла припомнить, когда видела это лицо настолько спокойным и безмятежным. Почувствовав, что в его положении что-то изменилось, юноша, не просыпаясь, сильнее обнял Тонкс и притянул к себе. Ей оставалось только смотреть и ждать. У нее было примерно десять минут, чтобы встать, спуститься вниз, выйти из дому и сдать дежурство сменщику.
  
   Гарри беззвучно дышал, чуть приоткрыв рот. Тонкс не могла отделаться от мысли, насколько трогательно это было. Таким Гарри она еще не видела. Интересно, кто еще мог любоваться этой картиной?.. Ну да, всего лишь все девчонки Гриффиндора и энное количество счастливиц с Хаффлпаффа и Рэйвенкло. Ммм, хочу обратно в школу.
  
   Тонкс выждала еще несколько минут и наконец выскользнула из тесных объятий Гарри. Руки Ловца... о, да. Тихо покинув комнату, она оглянулась, прикрыла за собой дверь и направилась вниз по ступенькам навстречу шуму, доносившемуся из кухни.
  
   Девушка преодолела последний лестничный пролет, споткнувшись и практически пролетев последние пять ступенек, и оказалась в стерильно-чистой кухне, которую помнила с прошлого года. Петуния как раз начала готовить завтрак. Тонкс тихонько кашлянула вместо приветствия, Петуния подскочила, как ужаленная, повернулась и уронила на пол яйцо. Желток, белок и кусочки скорлупы брызнули в стороны, растекаясь по полу лужицей.
  
   - Я не забуду, что случилось вчера вечером, женщина, - сказала Тонкс самым авторитетным тоном, на который была способна. - Вы допустили, чтобы Гарри унижали и оскорбляли всю его жизнь. Вы даже не представляете, что с вами сделают, если правда выйдет наружу.
  
   - Что вы имеете в виду? - Петуния хорохорилась, пытаясь скрыть свой страх перед колдуньей. - Мы дали ему крышу над головой, и это - больше, чем он заслуживает.
  
   - Попробуйте повторить это кому-нибудь из наших - и дня не проживете, - ответила Тонкс, сдерживая гнев.
  
   Петуния чувствовала себя опустошенной. Все ее убеждения, все ее представление о мире рухнуло в одночасье. Следом нахлынуло острое чувство вины. "Он так похож на него. И так же постоянно напоминает о ней. Ее глаза. От них никуда не деться..."
  
   - Гарри - самостоятельная личность, - продолжала Тонкс. - В нем соединилось лучшее от Лили и Джеймса. Я много слышала о них, но то, что я знаю о Гарри... Многие люди готовы на что угодно, лишь бы Гарри провел лето у них. А вам эта привилегия досталась даром. И судя по тому, что я видела, вы не стоите тех усилий Гарри, которые он тратит на ваше семейство.
  
   - Что вы имеете в виду? - Петуния выглядела по-настоящему растерянной и сконфуженной.
  
   - Гарри мог бы отправиться куда угодно в нашем мире, и везде он нашел бы приют, любовь и тепло. У него есть множество друзей, готовых бороться плечом к плечу с ним. Есть множество людей, готовых убивать и умирать за него. Он даже не подозревает, на что люди ради него готовы. Близкие ему люди готовы за ним в огонь и в воду, понимаете?
  
   - У Лили была та же способность, - тихо сказала Петуния, подумав несколько секунд. - Она всегда была в центре внимания, всегда привлекала всех, уж не знаю чем. Может, это и была ма... магия?
  
   - Никогда ее не встречала, так что не знаю. Может быть, одно из проявлений волшебства, а может быть, и нет... Вы знаете что-нибудь о жизни Гарри в школе?
  
   - Нет, - ответила Петуния. - Мы ничего не знаем, кроме того, что ему снились кошмары прошлым летом. Он так кричал во сне, что поднимал на ноги весь дом!
  
   - Пройди вы через то, что он прошел, вы бы еще и не так орали, - сказала Тонкс сердито. Впрочем, тут же она решила не срывать раздражение на женщине, заколдовав ее, а подробно обо всем расспросить. - И вы никогда не спрашивали его об этом?
  
   - Даже если бы я спросила, он бы ничего мне не ответил. Он же знает - о тех вещах нельзя говорить здесь.
  
   - Но вы должны знать, - возразила Тонкс, теряя терпение. - Он столько сделал! Он так много значит для нашего мира. Вы могли бы узнать кое-что, если бы не пожалели времени.
  
   - Он мне все равно не расскажет, - Петуния выглядела потерянно. - У него нет причин мне доверять.
  
   - Если бы сова принесла вам газету, вы бы прочитали ее?
  
   - Одну из ваших газет? - спросила Петуния с тихой паникой в голосе. - Движущиеся картинки и все такое?
  
   - Ага. Лучше было бы, наверное, прислать вам книгу, там все более аккуратно и точно. А газеты, что у нас, что у вас - тридцать процентов правды, двадцать процентов полуправды, остальное - вранье и дрянь. Гарри в свое время тоже поливали грязью всякие мерзавцы... Но он выстоял.
  
   - О нем писали в ваших газетах?!!
  
   - Писали ли про Гарри Поттера в газетах?! - Тонкс не могла поверить, что они настолько не в курсе. - В самом деле, вам же не с чем сравнивать, не так ли? Ну, скажем, про вашего премьера, Тони Блэра, пишут меньше, чем про Гарри. Одно упоминание о нем может поднять тиражи. Скоро год, как он не сходит с первых полос. И вот что я вам скажу - он эту шумиху люто ненавидит. Да, так я найду книгу, где все описано правдиво и точно, и пошлю вам. Обещайте, что прочтете.
  
   Петуния на минуту задумалась и, наконец, решилась, хотя и не без опаски:
  
   - Да, я прочту вашу книгу. Постараюсь только, чтобы Вернон не узнал, и прочту. Если Гарри действительно настолько популярен, как вы говорите.
  
   - Популярен - не то слово! Герой, защитник, чемпион, и просто очаровашка в одном флаконе!
   Петуния ответила неодобрительным взглядом на легкомысленную реплику Тонкс. Да и всю ее пылкую речь восприняла с изрядным скепсисом.
  
   - Ладно, я, пожалуй, пойду - смена скоро. Учтите, мы присматриваем за Гарри, так что не вздумайте третировать его по-прежнему, когда я уйду. Дайте ему сегодня передохнуть. А вечером я вернусь, и мы поговорим хотя бы о предварительном перемирии.
  
   Тонкс вслед за Петунией опустила взгляд к полу, где засыхало разбитое яйцо. Тонкс взмахнула палочкой, и скользкая лужица с осколками скорлупы исчезла без следа. Петуния тихо взвизгнула, но и только.
  
   - Удобная штука - волшебство, - Тонкс повернулась и покинула кухню. Выбежав из парадной двери, девушка поспешила к наблюдательному посту. Менее чем через минуту она услышала чьи-то шаги позади нее.
   - Даже не пытайся прятаться, Дунг, - ухмыльнулась Тонкс. - Я все равно тебя узнаю, не по походке, так по запаху.
  
   - Всего глоточек, Тонкси, - пробурчал Дунг. - Ты ж меня знаешь...
  
   - Ага, опять под мухой, кто бы сомневался, - ответила Тонкс. - Ты прокололся в прошлый раз, Дунг. Если это повторится, даже Дамблдор тебя не отмажет. Наблюдай за маглами в четыре глаза. Наше предупреждение не помогло. В случае чего разрешаю применить к толстяку крайние меры.
  
   - Только к толстяку?
  
   - К нему особенно. Я вернусь в шесть, - и Тонкс аппарировала в Министерство, оставив невидимого Дунга устраиваться в его укрытии на весь день.
  
   Тонкс с хлопком появилась в атриуме и миновала пост охраны. Министерство было тихим в этот ранний час. Кроме ночной смены и нескольких ранних пташек еще никого не было. Лифт, как обычно, поднимался страшно медленно. Наконец прозвенел звонок, Тонкс вошла в кабинку и нажала нужную кнопку. С лязгом и грохотом кабинка поехала вниз, в недра Министерства. Девушка мучительно размышляла о том, что ей предстоит сделать. Может ли она помочь? Можно ли помочь вообще? Или ее действия помешают уже разработанным и осуществляющимся планам?
  
   Это не имело значения. Гарри попросил о помощи, насколько Тонкс его знала, впервые в жизни. Пусть это был бред, вызванный сотрясением мозга, но это было искренне. Остальное можно уточнить и позже. Ему нужна была помощь в борьбе против Сами-Знаете-Кого, и Тонкс могла ему помочь. Более того, она знала, кто может оказать более существенную поддержку. Она все еще не могла ни на что решиться, когда лифт со звоном остановился, и бесплотный голос объявил: "Уровень Девять, Отдел Тайн".
  
   Тонкс вышла из лифта и спустилась в холл. На полпути она повернула налево, вынула палочку, коснулась стены в нужном месте и произнесла несколько слов. В стене появилась дверь, и Тонкс шагнула в открывшийся проем. Сейчас или никогда.
  
  
   Гарри проснулся свежим и полностью отдохнувшим, впервые на своей памяти.
   Потянувшись за очками, он нашел их не там, куда обычно клал перед сном на Прайвит-Драйв. Когда юноша повернул голову, надевая очки, затылок пронзила острая боль.
  
   О черт... что произошло? Гарри смутно припомнил дядю Вернона, накинувшегося на него с кулаками. Удар в лицо. Кровь. Кажется, там была еще Тонкс... затем темнота. Он оглядел комнату, где что-то явно было не так, как обычно. Та же самая старая мебель. Хедвиг спит в клетке, засунув голову под крыло. Сундук в ногах у кровати...
  
   Минуточку! Сундук явно уже, чем кровать. Этого раньше не было! Присмотревшись, Гарри убедился, что кровать стала и шире, и длиннее. Это точно не Дурсли. В их стиле было бы поменять кровать на меньшую. Неужели Тонкс постаралась?..
  
   Гарри огляделся еще раз. Никаких вопилок из Министерства не наблюдалось, так что, по крайней мере, они не могли обвинить Гарри в незаконном применении заклинания расширения, в отличие от памятного случая с левитацией торта перед его вторым годом в Хогвартсе. Гарри поднялся с кровати и тут же присел обратно, борясь с приступом головокружения. Комната завертелась перед глазами, но через некоторое время пришла в норму. Никаких резких движений в течение дня, я полагаю. Надеюсь, Дурсли про меня не вспомнят, пока я окончательно не приду в норму.
  
   Умывшись на скорую руку, Гарри оставил грязную одежду в своей комнатке с разросшейся кроватью и осторожно отправился вниз. Ноги еще плохо слушались, но это не шло ни в какое сравнение с минувшей ночью. Спустившись на первый этаж, Гарри прислушался. Ничего не услышав, юноша заглянул в гостиную в поисках родственников.
  
   Он обнаружил только кушетку с подушками, стул и привычные мерзкие обои. Часы на каминной полке пробили час пополудни. Надеюсь, Тонкс их не поубивала. Это было бы... трагично. Гарри терялся в догадках, с чего бы вдруг его оставили в покое на целый день. Ему никогда не давали выспаться. День был рабочий, так что отсутствие дяди было объяснимо. Дадли наверняка шлялся где-нибудь, терроризируя местную малышню, или того хуже.
  
   Оставалась тетя. Она могла выйти за покупками, или еще за чем-нибудь. Вряд ли она оставила бы его одного надолго. Проверить это можно было лишь одним способом. Гарри подкрался к кухонной двери и прислушался.
  
   Единственное, что он услышал, был шорох перевернутой страницы. Тетя читала время от времени, но это были либо рекламные проспекты, либо бульварные газеты. Книги она брала в руки очень редко.
  
   Решив, что пора "прозондировать почву" и приступить-таки к полноценному летнему отдыху, Гарри открыл дверь и вошел в стерильно-чистую кухню. Тетя Петуния сидела за столом спиной к двери, склонившись над книгой. Гарри сказал бы, что она просидела так с самого завтрака - на столе еще стояла посуда. Даже из еды еще кое-что оставалось, и это окончательно убедило Гарри - в доме настало время перемен.
  
   Призвав всю свою гриффиндорскую храбрость, Гарри пересек кухню и сел за стол напротив тети. Та сначала не заметила его, как не замечала ничего вокруг, но как только поняла, что уже не одна, схватила со стола лист бумаги и торопливо прикрыла им обложку книги.
  
   Такой бури эмоций на лице тети Гарри еще никогда не видел. Главным был испуг, но Гарри не мог понять, чем он вызван. Испуг уступил место тревоге пополам с чем-то, чего юноша никогда не видел во взглядах родственницы, обращенных к нему. Это была... гордость?
  
   - Добрый день, - принужденным тоном поприветствовала его тетя. - Можешь взять со стола все, что тебе нужно. И советую тебе сидеть тише мыши после шести, когда вернется Вернон. Дадли обещал быть дома позже.
  
   - Хорошо, тетя Петуния, - ответил Гарри машинально. Он сделал первый шаг, и это было воспринято если не положительно, то, по крайней мере, нейтрально. Зная, когда вернутся домой дядя и кузен, могло помочь ему избежать ставших привычными за многие годы стычек. Должно быть, Тонкс провела с тетей очередную воспитательную беседу, прежде чем уйти вчера вечером. Иначе с чего бы ей быть такой доброй?
  
   - Я уберу со стола и потом поем, ладно?
  
   Тетя в ответ приподняла бровь не хуже самого Снейпа.
  
   - Не нужно. Бери все, что захочешь, и оставь меня одну.
   - Ладно, - Гарри решил, что день начался гораздо удачнее, чем он рассчитывал. Взяв чистую тарелку, Гарри начал наполнять ее, поминутно ожидая замечания, что набрал слишком много. Тетя, однако, лишь скользнула по нему взглядом, когда он закончил. Гарри взял хлеб, ветчину, сыр, чипсы, яблоко и стакан сока. Он наполнил тарелку с горкой, так и не дождавшись от тети ни малейшего намека остановиться.
  
   Неплохо для начала. Гарри не знал, да и не хотел знать, было ли это взаправду, или так - затишье перед бурей. Наконец, он решил счесть это первой победой и укрыться пока в какой-нибудь тихой гавани, чтобы оценить последствия. Юноша вежливо кивнул тете, вышел из кухни и поспешил вверх по лестнице в свою комнату. И только закрыв за собой дверь, он подумал, что никогда еще так спокойно и сытно не завтракал на Прайвит-Драйв, N4.
  
   Вскоре на тарелке остался только огрызок яблока. Гарри блуждал взглядом по комнате и пытался уверить себя, что это не сон. Получалась какая-то бессмыслица. Нет, тетя не была жестока по отношению к нему, но она всегда была самой вредной. Ее холодность, постоянные упреки и придирки уязвляли куда больше, чем порки Вернона и тумаки Дадли.
  
   Тетя Петуния, как единственный кровный родственник, как предполагалось, должна была стать самым близким и любящим его человеком. Однако она никогда не была добра с ним. Ни крохи тепла Гарри от нее не перепало. Но сегодня что-то изменилось, и Гарри не понимал, что именно и почему. Эту загадку могла разрешить Тонкс - если согласится рассказать, что же она такое сотворила с родственниками, когда Гарри потерял сознание у себя наверху.
  
   Оставив семейные проблемы на потом, Гарри решил приступить к выполнению Великого Плана На Лето. Первый пункт проще всего. Достаточно сидеть дома, не высовывая носа, и положиться на круглосуточную охрану Авроров и Ордена Феникса. Противно, но других вариантов я пока не вижу. Второе - защитить свой разум... да, с этим уже труднее. Терзают меня смутные сомнения, что профессор Нюн... виноват, Снейп согласится на летние факультативы по Окклюменции. Хоть бы книжку какую найти на эту тему, и чем скорее, тем лучше. Точно. Попрошу Тонкс что-нибудь подыскать, если она еще заглянет.
  
   Так. Далее - взять свою жизнь в свои руки. Собственно, с этого я начал, и не далее, как вчера вечером. Продолжай в том же духе - и будет тебе счастье.
  
   Что там еще в списке? - да, информация. Без точных данных делать нечего... а где их взять? Не у Дамблдора же. Старый интриган готов что-то сообщить лишь тогда, когда это выгодно ему - а значит, говорит либо слишком мало, либо слишком поздно.
  
   Защитить своих близких... блин. Это значит, я должен активно им помогать. Что, в свою очередь, означает: а) быть в состоянии помочь и б) не сидеть без движения здесь. Как я отсюда смогу уберечь Гермиону или семью Уизли? Значит, я должен либо сам охранять их, либо еще каким-то образом помешать Волдеморту... да, дрянной расклад получается. Оба варианта одинаково ущербны и невыполнимы. Мои телохранители меня отсюда не выпустят, а Волдеморт вряд ли оставит меня в покое. Да и про Смертожоров не надо забывать, они наверняка захотят отблагодарить меня по-свойски за то, что этой весной я помог кое-кому из них с пропиской в Азкабане.
  
   И, наконец, обучение. Про книги стоит пока забыть, и сделать упор на практику. А это будет самым трудным из намеченного на лето. Хотел бы я знать, как мне практиковаться, если по всем магическим законам первое же заклинание, произнесенное здесь, будет означать для меня суд и высылку! Но с другой стороны - куда деваться?
  
   Дамблдор, конечно, выслать меня не даст. Я - единственный человек, у кого есть шанс одолеть Волдеморта. А выслать меня - значит напрямую подставить под "Аваду". Не может же Дамблдор позволить себе так легко лишиться своего оружия. Он бы сделал все, что мог, чтобы предотвратить это. Что, в свою очередь, значит, что я постоянно под контролем. Он нуждается во мне, весь волшебный мир нуждается во мне, знают люди, что я могу убить Волдеморта, или нет. Я - Избранный в любом случае. И даже сам Волдеморт со своими прихвостнями значит меньше, просто потому, что у меня в этой войне ключевая роль. Даже не первая строчка в рейтинге, а просто вне конкуренции. Ха-ха. Без вариантов. Но если так - то это моя жизнь и мое будущее. Мое, а не Дамблдора. И мне решать, каким путем достичь цели, и кого выбрать спутниками и помощниками. Мне, и никому другому.
  
   Выбор у меня невелик, с тех пор, как я влип в эту историю - победить или умереть. Расклад дерьмовый, но другого нет. Так что теперь, пусть даже и под крышей горячо любимых родственничков, я начинаю действовать. Сам устанавливаю правила, и сам выбираю цели. Такова отныне моя жизнь и смысл жизни.
  
   Гарри, насколько это было возможно, разобрал свой багаж, спрятав самые важные вещи и пакет чипсов, оставшийся от завтрака, в тайник под половицей, а все, что касалось школы - обратно в сундук. Затем принялся штудировать учебник по заклинаниям. Занятие увлекло, так что, оторвавшись от книги, Гарри обнаружил, что тени стали заметно длиннее. Приближался вечер, а значит, возвращение дяди Вернона - а с ним Гарри, не подготовившись как следует, встречаться не хотел. Вряд ли все пройдет так же мирно, как днем с тетей.
  
  
   Тонкс вышла из лифта в гораздо лучшем настроении, чем утром. Разговор с начальством прошел удачно, хотя она не получила окончательного ответа на мучивший ее вопрос. Теперь девушка собиралась в Косой Переулок за книгой для той ненавистной маглы. Возможно, Петуния, прочитав книгу о Гарри, изменится к лучшему, и это ее спасет в конечном итоге, но надежда была слабая.
  
   С привычным хлопком Тонкс аппарировала в Косой Переулок. Первое, что бросилось в глаза - это насколько подавлены и встревожены были все прохожие, поминутно оглядывающиеся в страхе перед очередным нападением. Тонкс миновала нескольких знакомых Авроров, постоянно дежуривших в Косом Переулке с тех пор, как Министерство официально признало возвращение "Сами-Знаете-Кого". Фадж, похоже, удерживался в своем кресле лишь благодаря инерции, с которой действовал хорошо смазанный механизм правительства в течение прошлых лет.
  
   Тонкс была убеждена, что достаточно малейшего толчка - и Фадж вылетит из своего кабинета, как пробка из бутылки. Если бы, скажем, Дамблдор публично потребовал его отставки, то Визенгамот поддержал бы запрос, и Фаджу пришлось бы уйти. Лучшее, что она могла бы представить, это Фадж, полностью контролируемый Дамблдором. Власть уплывала из рук Министра год за годом, и теперь его положение полностью зависело от воли директора Хогвартса.
  
   "Министр правит, Дамблдор управляет. Вот такое разделение труда..." - подумала Тонкс, входя в книжную лавку "Флориш и Блоттс". В зале было почти пусто, лишь несколько человек просматривали книжные полки. В их поведении была та же нервозность и тревога, что и у прохожих снаружи. Они точно так же озирались по сторонам и вздрагивали от малейшего шума.
  
   Тонкс нашла секцию биографий, перепугав до полусмерти двух посетителей. Придя в себя, они любезно указали ей на полку с книгами о Гарри Потере. Недавняя телохранительница Мальчика-Который-Выжил немедленно убедилась, каким успехом пользуются его жизнеописания. Она вспомнила случайно подслушанный разговор Люпина и Сириуса о некоторых из этих книг. Очевидно, ее двоюродный дядя интересовался ими. Зная его своеобразное чувство юмора, Сириус, видимо, планировал ознакомиться с этими шедеврами изящной словесности и потом подшучивать над Гарри, цитируя наиболее занимательные места. Тонкс пыталась припомнить, кто из биографов наименее погрешил против истины.
  
   На глаза попался томик авторства некоего Ф.Л.Д., и в сознании Тонкс словно прозвенел звоночек. Название "Гарри Поттер: Невыдуманная История" укрепило ее надежды. Быстро просмотрев первые главы, Тонкс уверилась в правильности выбора. Первый год был описан подробно, но достаточно деликатно, о жизни у Дурслей упоминалось лишь мельком, зато каждому году в Хогвартсе посвящалось самое меньшее по две главы. Повествование завершалось на четвертом году обучения Гарри. И Тонкс решила, что дальше искать не стоит.
  
   Девушка сомневалась, что из этого выйдет прок, но попытка помочь Гарри все же того стоила. Тонкс купила книгу и тут же с ближайшей совиной почты отправила ее Петунии. По крайней мере, сова должна была напомнить Петунии Дурсль, что Тонкс о ней не забыла и вот-вот вернется. Она покинула почтовое отделение и постаралась собраться с духом перед посещением Хогвартса. Дамблдор был более чем солидной персоной, тем более в стенах родной Alma Mater.
  
   Она знала, что в ближайшие дни директор не появится в штаб-квартире Ордена, а проблема требовала немедленного решения. И, аппарировав очередной раз, Тонкс оказалась перед воротами Хогвартса.
  
   Внушительный замок возвышался на вершине холма, по склону которого пролегала дорога к воротам. Тонкс глубоко вздохнула и зашагала вверх, внутренне готовясь к противостоянию, которого она так боялась прошлой ночью. Она постоянно возвращалась мыслями к вчерашним событиям и словам Гарри. Это было слишком важно, чтобы откладывать в долгий ящик. Путь наверх занял меньше времени, чем казалось поначалу, и Тонкс, переведя дух, открыла дверь и вошла в школу.
  
   Она поднималась по знакомой лестнице, слыша эхо каждого шага, отражающееся от стен. На полпути к кабинету директора девушка услышала противное хихиканье, и перед ней соткался из воздуха Пивз.
  
   - Какие люди к нам вернулись! - воскликнул полтергейст восхищенно. - Лучше бы тебе не забывать трусики, как в прошлый раз, а, Нимфи? Пивз помнит те славные деньки...
  
   - Рискнешь проверить, ты, призрак недоделанный? Я давно научилась изгонять духов, подобных тебе. А теперь скажи, почему бы мне это не сделать?
  
   - Ой, ну ты какая-то не смешная! А я помню, как забавно ты выглядела, когда мальчишки просили тебя кого-нибудь изобразить. Пивз помнит, как это доводило тебя до слез! - Пивз поспешил отплыть в сторонку, спасаясь от заклинания, отскочившего от стены, где он был только что. Тонкс попробовала успокоиться. Вышло плохо. Девушка была взбешена, расстроена и ненавидела себя за свою слабость.
  
   Долбаный призрак не мог упустить случай позабавиться, не так ли? Не мог не напомнить, какой я была тогда, что делала. В следующий раз я не буду расстраиваться. Я его просто убью на месте. Тонкс призвала на помощь все свое чувство юмора, так как ощутила, что Дамблдор исследует ее ум. Он был готов на все, чтобы прочесть ее полностью. Тонкс же, напротив, стремилась открыть директору не больше, чем он должен был знать.
  
   Тонкс достигла лестничной площади и послала Дамблдору сообщение с помощью его личного заклинания Вызова. Серебристая стрела вырвалась из ее палочки и исчезла в стене. Несколько секунд спустя горгулия сдвинулась в сторону и Тонкс на движущейся лестнице поехала вверх. Перед дверью кабинета девушка остановилась, не решаясь войти. Она очистила разум и поставила самый мощный мысленный блок. И только после этого шагнула в открывшуюся перед ней дверь.
  
   Тонкс вошла в круглый кабинет и увидела Дамблдора, сидящего за столом с каким-то явно неисправным серебряным механизмом в руках. Возле стола стоял ящик, доверху набитый покореженными серебряными детальками. Дамблдор сосредоточенно двигал палочкой, и Тонкс явственно ощутила напряжение магии. Устройство дрожало и медленно крутилось, затем раздался треск и вращение остановилось. В следующую секунду устройство развалилось, и детали запрыгали по столу и по полу. Старик вздохнул и чуть улыбнулся.
  
   - Нимфадора, - начал он. - На будущее я посоветовал бы вам не доводить Гарри Поттера до такой степени возмущения, когда он начинает разрушать ценные для вас вещи. В отличие от большинства людей, если он что-то сломает, то восстановлению оно уже не поддается. Должен вам сказать, что я был не в состоянии починить некоторые из своих самых сложных э-э... безделушек. Уверяю вас, я пробовал - и каждый раз терпел неудачу. Остальные находятся в почти таком же состоянии.
  
   Отодвинув в сторону детали прибора, Дамблдор продолжил:
  
   - Ладно. Не будем больше болтать об этой куче хлама. Вы бы не пришли сюда, если бы это не было достаточно важно. Вы вряд ли рискнули бы столкнуться с Пивзом ради тривиального вопроса.
  
   - Да, Альбус, это важно, - Тонкс вздохнула про себя. Она не понимала, как директор узнал о ее стычке с Пивзом. - Я была у Гарри, когда они вернулись. Дядя чуть не убил Гарри, стоило ему переступить порог. И я хочу спросить вас - Гарри перевезли действительно ради его безопасности?
  
   - Гарри не пострадал? - казалось, Дамблдора более интересовало состояние Гарри, чем причина визита Тонкс.
  
   - Знаете, если бы я не успела вовремя, вам пришлось бы объясняться, почему Гарри Поттер мертв... и избавиться от одного жирного магла. С Гарри пока все в порядке. Он отдыхает. Однако ему сильно досталось, и мне пришлось использовать исцеляющие заклинания. И теперь я хочу знать - что мы собираемся с этим делать?
  
   - Что вы сделали с Дурслями?
  
   - Гораздо меньше, чем хотелось, - ответила Тонкс, начиная злиться. - Я должна была бы убить дядю Гарри, но не успела. Гарри добрался до него первым. Вам повезло, что он не использовал для самозащиты магию. Насколько я знаю, в списке потенциальных нарушителей закона о неприменении волшебства несовершеннолетними Гарри стоит под первым номером?
  
   - Да, он получил одно или два предупреждения, но, полагаю, у Министра Фаджа сейчас есть более важные дела, чем начинать очередное публичное разбирательство, вправе был мистер Поттер применять магию, или нет. В целом, Гарри сейчас находится в гораздо более безопасных отношениях с Министерством, мне кажется.
  
   - И всё же, каковы ваши планы в данной ситуации?
  
   - Вы ведь позаботились о ранах Гарри? И семейству Дурслей сделали повторное предупреждение, не так ли? - уточнил Дамблдор, явно намекая, что тема исчерпана.
  
   - Да, они были предупреждены, но я сомневаюсь, что до твердолобого дядюшки дойдет даже со второго раза. Неужели это - все, что вы планируете сделать?
  
   - Нимфадора, этот вопрос я считаю закрытым. Если в дальнейшем случится нечто из ряда вон выходящее, я разберусь с этим лично. Еще что-нибудь вы хотели бы обсудить?
  
   Тонкс не верила своим ушам. Студент, - самый важный и нужный студент! - подвергался постоянным оскорблениям, вплоть до насилия, людьми, у которых Альбус поселил его - и он ничего не делал!
  
   - По-вашему, этот вопрос закрыт?! Гарри Поттера постоянно оскорбляют, унижают, да просто избивают его так называемые родственники, а для вас этот вопрос закрыт! Это же продолжается из года в год! С тех самых пор, как вы поселили его там, это не прекращалось ни на минуту. По-вашему, так и надо?!
  
   - Посмотрите на ситуацию со стороны, мисс Тонкс. Гарри, согласитесь, в итоге вырос замечательным человеком. К тому же ему осталось провести всего одно лето в этом доме, а затем у него не будет никакой причины возвратиться туда снова. Да, кстати, сколько вы спали в последнее время? Ночами дежурить, потом работать целый день - это может сказаться на вашем здоровье.
  
   - Альбус. Я - в порядке, в отличие от Гарри. Мне очень трудно поверить, что вы ничего не собираетесь делать с тем, что произошло, и происходило до сих пор. В конце концов, Орден должен быть извещен, что...
  
   - Нам и без того известно достаточно, поверьте. Если об этом узнают другие, рано или поздно информация дойдет и до Волдеморта. Мы должны ограничить число осведомленных людей, вы меня понимаете, Нимфадора?
  
   - Не называйте меня этим именем, сэр. Вы знаете, что я его ненавижу. - Тонкс замолчала и постаралась взять себя в руки. - Мне пора, сэр. У меня есть еще несколько дел, которые я должна закончить, прежде чем вернусь к Гарри. Я могу поменяться вахтами с Флетчером послезавтра? Мне кажется, такая перестановка будет полезна для нас обоих.
  
   Дамблдор колебался, и Тонкс почувствовала осторожное проникновение в свой разум. Она закрылась блоком и Дамблдор, озадаченный, отступил.
  
   - Хорошо. Я верю, что подобная перестановка имеет смысл, но... у вас что, так изменился распорядок дня? Это была бы оригинальная причина требовать ночные дежурства.
  
   - Да, я хочу, чтобы мне оставили только ночи, - сказала Тонкс. - Так будет лучше для всех.
  
   - Очень хорошо, начиная со среды все ночи - ваши. Только передайте Мундунгусу, чтобы он тоже подкорректировал планы своей насыщенной общественной жизни, - Дамблдор одними глазами улыбнулся собственной шутке.
  
   - Тогда я заступаю на дежурство во вторник вечером до утра среды. Спасибо, что уделили мне время, сэр.
  
   Тонкс повернулась и вышла из кабинета. В душе у нее бушевала настоящая буря. Директор даже бровью не повел после ее рассказа. Он или знал все заранее, или ему было все равно. Так или иначе, Гарри оказался прав. Он сказал, что никому нет дела до его жизни, и меньше всего - тому, кому он нужен в первую очередь. Тонкс стремительно сбежала по лестнице и покинула замок. Теперь, когда ее подозрения подтвердились, собственный план Тонкс обрел новый смысл. Девушка взглянула на часы. У нее было еще примерно два часа в запасе, прежде чем она должна была добраться до дома Гарри, опередив, если повезет, дядю Вернона. Она знала, что одного урока ему явно будет мало.
  
   Разобравшись с основными делами, намеченными на день, причем гораздо быстрее, чем предполагалось, Тонкс второй раз за сегодня появилась в Министерстве. Чтобы привести свой замысел в действие и исключить возможность провала, Тонкс отправилась на поиски Кингсли. Надо было уведомить его, где она будет... или, по крайней мере, придумать достойное оправдание, чтобы избежать лишних вопросов.
  
  
   Гарри тем временем, сидя в своей комнате, читал главу о заклятиях, условно разрешенных Министерством.
  
   - Парализующее, режущее, скручивающее, сдавливающее, ударное... и прочая дрянь в том же духе. Лопни мои глаза, как это может быть легальным? - Гарри перевернул страницу и удостоверился, что эти заклятия действительно входили в список "дозволенных". - Ага, есть контрзаклятия и восстановительные зелья... Но в настоящем бою на них просто не будет времени. Костоломные чары тоже весьма эффектная штука... Ох, а вот ВзрывоКость выглядит по-настоящему страшно. Это верная смерть, если попасть куда надо. В самом деле уязвимых мест немного, но... a la guerre comme a la guerre(1), как сказала бы Флер Делакур. Я буквально борюсь за свою жизнь, не так ли? - Гарри поймал настороженный взгляд Хедвиг, наблюдающей за ним. - Прости, девочка, я, похоже, схожу с ума, так как говорю сам с собой.
  
   Хедвиг шумно взъерошила перья и щелкнула клювом в воздухе.
  
   - Прости, Хедвиг, я ничего такого не имел в виду. Будем считать, что я разговариваю с тобой, ладно? Ты - единственная, кто был верен мне с самого начала, кто бы что ни говорил. - Птица успокоилась и, казалось, задремала. Гарри снова погрузился в чтение. Перелистывая страницу за страницей, Гарри находил все новые и новые чары, которыми можно было бы обороняться самому и защитить других. Некоторые из них могли бы оказаться серьезным подспорьем в ситуациях вроде боя в Министерстве или на кладбище у могилы Риддла-старшего. Мне жаль, что тогда я этого не знал. Все могло пойти по-другому. Многие люди по-прежнему были бы живы, наслаждались бы жизнью, изменяли ее к лучшему... Я больше не подведу тебя, Сириус.
  
   Время текло в покое и тишине, но в душе Гарри покоя не было. Весь прежний опыт Гарри, его характер, моральные принципы и идеалы столкнулись с жестокой действительностью, и примириться с ней было по-настоящему тяжело. Чтобы выжить, мне придется в чем-то стать таким же, как мои враги. Научиться не просто защищаться, а воевать по-настоящему. А это значит - атаковать первым, причинять боль... в конце концов, убивать. Попытка разобраться с сумбуром, царящим в голове, заставила Гарри переоценить многое из того, что он видел и делал. Альтернативы, словно уродливые змеи, расползались от каждого переломного момента его жизни, приводя к лучшим или, что было гораздо чаще, худшим исходам. Выкинув из головы огромным усилием воли нахлынувшие дурные мысли, Гарри произнес громко: "Что там говорила Тонкс? Дерешься - так дерись, а волнения и колебания оставь на потом". Гарри со вздохом понял, что это было единственным способом выиграть войну по-настоящему. Пожиратели Смерти не колебались никогда. Волдеморт тем более. И никто из них никогда не сожалел о своих действиях.
  
   Теоретическое изучение боевых заклятий и попытки убедить себя в правомерности их использования продолжались до тех пор, пока желудок голодным бурчанием настойчиво не напомнил о себе. Гарри заложил страницу, закрыл книгу и встал. Днем удача улыбнулась ему, и он опасался лишний раз испытывать ее терпение. Напомнив себе очередной раз Пункт Третий - взять свою жизнь в свои руки - Гарри решительно вышел из комнаты и двинулся вниз по лестнице курсом на кухню. В конце концов, с какой радости я должен позволить Дурслям испортить мои законные каникулы? А тем более отказать в хлебе насущном после трудов праведных?
  
   Когда он открыл кухонную дверь, тетя Петуния по-прежнему сидела на том же месте. Посуда была убрана, но на столе перед тетей лежала все та же книга. Петуния то покачивала головой, то наклонялась к самым страницам, как будто пытаясь глубже вникнуть во что-то.
  
   Гарри кашлянул, обозначив свое присутствие. Тетя подскочила на месте, резко обернулась и, как в прошлый раз, прикрыла книгу листом бумаги. Гарри поразило выражение ужаса, застывшее на ее лице. Не зная, как вести себя в сложившейся ситуации, Гарри остановился и уставился на тетю с угрюмым видом. Так и знал, что долго это не продлится. Сейчас начнет скандалить...
  
   - Г-гарри, - произнесла тетя с запинкой, словно не могла справиться с голосом. - Возьми все, что нужно, в кладовке и в холодильнике. Вернон съездил за продуктами. Ты знаешь, он не позволил бы тебе их касаться, так что поторопись, пока его нет дома.
  
   - Спасибо... - промямлил Гарри, пытаясь понять, что случилось с его тетей. "Не ждали". Картина маслом по хлебу. Она что, под Империо? Или Тонкс пригрозила, что Дадлика поджарит? Гарри быстро вытащил из холодильника половину цыпленка на тарелке и налил себе немного сока.
  
   Мысли, все еще блуждавшие в голове, настолько его отвлекли, что, открыв кладовку, Гарри уронил стеклянную банку с особым маринадом, который тетя делала раз в год по уникальному рецепту. Не прерывая работу мысли, Гарри инстинктивно подхватил банку в воздухе, не дав упасть. Вернув ее на полку, он взял еще пакет чипсов и закрыл дверцу.
  
   Петуния только что закончила читать о квиддичном матче, который Гарри выиграл несколько лет назад. Она сомневалась, что ее племянник мог заниматься каким-либо видом спорта, и потому отнеслась к прочитанной главе с недоверием. Он всегда выглядел таким тощим и слабым. Даже во время какой-нибудь спортивной игры он мог бы покалечиться, что уж тут говорить о профессиональном спорте. Разрешив племяннику поесть, Петуния наблюдала, как он двигается по кухне. Его движения были плавными и точными - ни следа подростковой угловатости.
  
   Когда упала банка, Петуния была готова поднять крик, но замолчала, увидев, как рука Гарри ловко подхватила тяжелый сосуд. Она и представить не могла, что он способен на такое. Описание квиддича было ей непонятно, потому что предназначалось для читателя, знакомого как минимум с азами этого спорта. Но Петуния догадалась, что точность и скорость реакции были ключевыми качествами для "Ловца"... и Гарри только что продемонстрировал их в полной мере. Петуния почти поверила, но ей все же нужно было убедиться до конца.
  
   Женщина вдруг поймала себя на мысли - внезапной, озорной, совершенно не-петуниевской, - подхватила со стола пустую чашку и, окликнув Гарри по имени, подбросила ее в воздух. Она увидела, как Гарри обернулся и встретилась с ним взглядом. Это продолжалось какую-то секунду, затем рука юноши протянулась и подхватила чашку, спасая от громкого фатального приземления.
  
   Гарри сразу все понял. Его взгляд словно пригвоздил Петунию к стулу. Она смотрела, как юноша ставит чашку на полку буфета, в то же время не сводя с тети глаз, как кошка с мыши. И лишь когда он спросил, в чем дело, она почувствовала себя легче, избавившись от тяжести пристального взгляда.
  
   - Я просто хотела увидеть это своими глазами, и все, - сказала она. - Это то, во что ты играешь? Этот твой спорт. Ты должен что-то ловить, да?
  
   Гарри не знал, что и думать. Тетя Петуния только что, в этом доме, сама спросила его про квиддич. Про спорт волшебников. Гарри окинул взглядом комнату в поисках чего-нибудь необычного, и обнаружил единственную вещь, которую тетя от него прятала. Книга. Бумага по цвету была похожа на пергамент, в который заворачивали книги во "Флориш и Блоттс" перед тем, как отправить совиной почтой. И упаковочный шпагат был оттуда же.
  
   Что-то с этой книгой было не так. Гарри шагнул к столу. Тетя Петуния, не отрывая глаз от бумаги, отодвинулась вместе со стулом. Ножки с неприятным скрежетом скребли пол. Пергамент съехал, и Гарри нахмурился, увидев на обложке собственный движущийся портрет.
  
   - Откуда у вас эта книга? - юноша хотел услышать правду, и добился бы ее любой ценой.
  
   - Как же так? - Петуния улыбнулась жалкой, кривой улыбкой. - Это ведь все - ложь? Ну, скажи, ты попросил кого-то написать все это как шутку?
  
   - Я даже не знал, что эта книга существует, - жестко ответил Гарри. - Но вы не ответили. Откуда?
  
   - От меня, Гарри! - радостно ответила Тонкс, появившись на пороге. - Я купила это и послала ей, чтобы она прочла. Она хотела знать... - Тонкс сделала паузу, - ну хорошо, хорошо, ей стало немного любопытно, - поправилась она, взглянув на недоверчивое лицо Гарри. - И, похоже, она-таки кое-что прочла. Почему бы не дать ей закончить? Она стала бы относиться к тебе лучше, узнав всю правду.
  
   - Я чрезвычайно сомневаюсь, что все, обо мне написанное, тем более в книге, будет верно. Никто не знает настоящую правду обо всех этих событиях, кроме меня и тех немногих, кто со мной был. Только одна статья была совершенно точна, и то потому, что ее Гермиона написала. А здесь либо откровенное вранье, либо попытки сделать меня лучше или хуже, чем на самом деле.
  
   Гарри обескуражил обеих женщин в комнате. Ему хотелось остаться и выплеснуть весь свой гнев. Ну почему я не могу быть нормальным, обычным человеком?!
  
   - Ты действительно лишился всех костей в руке? - спросила Петуния наугад, не замечая негодования, которое Гарри пытался сдержать.
  
   - Что? - Гарри решил, что ослышался. Петуния терпеливо повторила вопрос. - На втором курсе?
  
   Тетя кивнула.
  
   - Ну... да. Один придурок-преподаватель попытался срастить кости, а вместо этого удалил их напрочь Их потом вырастили снова, но это было чертовски больно, и у зелья Костерост вкус ужасный. Вот, кстати: о самом факте упомянули, - спасибо, хоть тут не соврали! - а об истинных причинах ни полслова, я уверен. И так везде.
  
   - А вот... про множество Дементоров... Это вроде тех, что прошлым летом?..
  
   - На третьем курсе, или когда? - Гарри казалось, что привычный мир как будто выворачивается наизнанку самым противоестественным, причудливым образом.
  
   - В конце учебного года, кажется, - впервые в жизни Петуния проявила интерес, более глубокий, чем простое любопытство.
  
   - Они пытались убить Сириуса, - Гарри сделал паузу, отгоняя нахлынувшие грустные воспоминания. - Я предполагаю, что они пытались убить также и меня, но главной их целью была душа Сириуса. И они почти получили ее. Но я смог вызвать Патронус и спас нас обоих. Их там было около сотни. Это было хуже, чем попасть под какое-нибудь заклятье... как на следующий год.
  
   Юноша умолк, поглощенный темными мыслями и чувствами.
  
   - Ты сказал - около сотни? - Тонкс слышала про тот инцидент, но не знала подробностей. - Как, во имя Мерлина, ты отбился от сотни Дементоров?! Да большинство людей и от одного Дементора отбиться не могут, не говоря уже о такой толпище!
  
   - Он отбился от двоих прошлым летом, и спас от них моего Дадли, - вступилась за Гарри Петуния, к его изумлению. - Один, два или больше - какая разница?
  
   - Вы понятия не имеете, о чем говорите, - ответила Тонкс, изумленно взглянув на Гарри. - В свое время мне одной изо всей нашей группы удалось справиться с двумя Дементорами. Будь их трое - меня пришлось бы откачивать. Это было на выпускных экзаменах в Академии Аврората.
  
   - Я сделал то, что должен был сделать, - сказал Гарри спокойно. - Всегда так выходило. Да и потом - у меня и выбора-то особо не было. Остаться в живых, и все, верно?
  
   В совершенно подавленном настроении, Тонкс слушала, как Гарри обыденным тоном рассказывает о смертельно опасных ситуациях.
  
   - Гарри... сколько же раз твоя жизнь была в неизбежной опасности?
  
   Юноша невесело рассмеялся:
  
   - Дайте мне определение "неизбежной опасности"! Да я из нее не вылезаю, если вдуматься. Свидание с Волдемортом, падение с метлы, догонялки с Венгерским Хвосторогом... хватит?
  
   - И ведь каждый раз был кто-то, желавший тебя убить... дракон в том числе, - подумала вслух Тонкс, в то время как Гарри стал необычайно серьезен и начал что-то считать на пальцах. Пальцы быстро кончились.
  
   - Я бы сказал, по меньшей мере, раз двадцать, но я, вероятно, что-то пропустил, или оценил степень опасности не так, как оценили бы вы. Гермиону бы сюда - она, честное слово, помнит все мои приключения лучше, чем я сам! Она изложила бы все с детальным анализом и в хронологическом порядке.
  
   - Все же ты еще с нами, - улыбнулась Тонкс, пытаясь скрыть душевный трепет. - Так или иначе, я решила, что твоей тете было бы интересно почитать о твоей жизни. Эта книга показалась мне самой подходящей.
  
   - А Василиск... он тоже был на самом деле? - спросила Петуния.
  
   - Ага. Мерзкая громадная змея. Мне повезло тогда. Если бы не Фоукс... Ладно. Я, пожалуй, пойду, пока дядя Вернон не вернулся. И, Тонкс, надо поговорить.
  
   - Я сейчас, Гарри, - ответила Тонкс. - Мне еще надо кое-что обсудить с твоей тетей. Иди, все будет нормально.
  
   Гарри подхватил тарелку с цыпленком и вышел из кухни, на прощание бросив Тонкс внимательный острый взгляд. Зайдя в комнату, он присел на кровать и занялся ужином, время от времени нетерпеливо поглядывая на дверь.
  
   Тонкс смотрела на книгу в руках Петунии.
  
   - Знаете, я очень рада, что вы решились прочесть эту книгу. Многое в ней наверняка оказалось для вас новым и неожиданным - Гарри ведь редко рассказывал о своих неприятностях. Даже нам.
  
   - Мне все же очень трудно поверить, как я ни стараюсь. Это все так... неестественно. Как могли все эти вещи с ним случиться? Тем более - в школе?
  
   - Хогвартс, без сомнения, очень необычная школа. Но она - лучшая из тех, что у нас есть. Да и Гарри - не самый обычный студент. Он не похож ни на кого, он - Гарри Поттер, и этим все сказано. Он стал знаменит, когда ему исполнился всего год, и с тех пор его слава только росла. И никто ничего с этим поделать не может, разве что он сам. Каждый маг и волшебница в мире знают его имя. Подумайте об этом. Продолжайте читать, и помните о мальчике, который рос здесь. Он - тот же самый человек... Так, все, - спохватилась Тонкс. - Меня тут ждет кое-кто, готовый закатить грандиозный скандал из-за этой книжки. Так что лучше не откладывать это дело. С парнем надо поговорить, иначе начнется такое, что вчерашний вечер покажется вам милой вечеринкой.
  
   Тонкс повернулась и покинула кухню, одновременно стараясь собраться с духом в предчувствии бури. Гарри наверняка был в бешенстве.
  
   Тонкс поднялась в комнату, прикрыла за собой дверь и взмахом палочки наложила заклятье тишины. Гарри встретил девушку взглядом, гневного пламени в котором хватило бы на приличный пожар. Она знает, что происходит. Она знает, и все-таки она здесь, хотя понимает, что натворила.
  
   - Тонкс!!! Каким, нахрен, местом ты думала, когда посылала моей тетке эту книгу?!! - заорал Гарри. Слова не поспевали за бурей эмоций. - Чего ты надеялась добиться, а?! На хрена это вообще было надо? Ответь!
  
   - У нас с ней был разговор утром на эту тему, и мне показалось, что ей будет интересно...
  
   - Ха, щаз! "Интересно"... Вот меня достать лишний раз ей и вправду интересно - а тут такой шикарный повод! Или просто сдать меня Волдеморту ни за понюшку табаку. Вот увидишь, дядюшка Вернон провентилирует это предложение и с радостью ухватится за шанс от меня избавиться, да еще и деньгу зашибить впридачу!
   Кроме того, ты не имела никакого права это делать, с какой стороны ни посмотри. Каждое лето я заперт здесь, пока Дамблдор не сочтет целесообразным выпустить меня отсюда. А теперь ты пытаешься сделать все еще хуже. За что ты меня ненавидишь? Я так тебя достал?!
  
   - Гарри! Я вовсе не ненавижу тебя, как раз наоборот! Я пыталась помочь, и, кажется, у меня получилось. Вот скажи: твоя тетя сегодня как к тебе относилась? Была заинтригована, или кричала на тебя, запрещала что-то?
  
   - Пока нет...
  
   - Вот видишь! - победно заключила Тонкс.
  
   - Это ничего не значит. Дай только срок, она присмотрится, приноровится и ударит исподтишка в самый неподходящий момент. Это в ее манере, знаешь ли. Хотя, откуда тебе знать, верно? А я это знаю, потому что вырос здесь, знаю, как тут принято. И вообще - не нужна мне твоя помощь. Сам справлюсь. У меня есть план на этот счет.
  
   Терпение Тонкс было на исходе. Она уже хотела сама огрызнуться в ответ, но усилием воли заставила себя успокоиться.
  
   - И что ты собирался сделать? Заколдовать их и гордо отправиться в ссылку?
  
   - Никаких ссылок, - ответил Гарри твердо. - Я слишком необходим Дамблдору, чтобы он позволил меня судить. Если меня вышлют, Волдеморт поставит ему мат в два хода. Так что - ничего не выйдет.
  
   - Ты уверен?
  
   - Совершенно. Это одна из немногих вещей, в которых я уверен. Я не знаю, кому мог бы довериться, но знаю точно, что не могу быть выслан. Дамблдор же тогда потеряет контроль надо мной! И не сможет управлять мной, как хочет. Я был бы свободен, а он никогда бы этого не допустил. С Сириусом было то же самое - и сама видишь, чем все кончилось. А я так не хочу. Ну вот. Я все сказал, а теперь, если хочешь, отправляйся с докладом к Дамблдору.
  
   - Гарри! Я не шпионю за тобой! - Тонкс начала понимать, что книга, в сущности, уже ни при чем, а настоящая проблема - это директор. - Я охраняю тебя этой ночью, и... я твой друг. Ты попросил вчера вечером, чтобы я тебе помогла, и я планирую тебе помочь, и только. Ты что, не помнишь?
  
   - Нет... я ведь ничего не помню о прошлой ночи после того, как поднялся наверх. Что я говорил? - Тонкс впервые увидела Гарри настолько нервным и растерянным, и это было скверно.
  
   - Ты попросил, чтобы я тебя обучала. Ты сказал еще, что твое предназначение - убить Его. И если ты умрешь - Он победит. Я не знаю, почему ты так решил, но смысл был такой.
  
   Гарри без сил опустился на кровать. Взгляд его бесцельно блуждал по комнате. Юноша чувствовал себя зверем, запертым в клетке. Тонкс испуганно отступила к двери, не зная, чего можно ждать от этого человека, когда он придет в себя. Он не раз и не два противостоял "Сами-Знаете-Кому" и остался жив. Он сделал что-то, на что никто больше не был способен, и Тонкс не хотела испытать эти способности на себе.
  
   - Гарри, что не так? Ты ничего страшного не сказал. Пожалуйста, успокойся. Все не так плохо, верно?
  
   Тонкс физически ощутила, как самые темные страхи Гарри хлынули наружу. После секундного замешательства юноша решил попробовать высказать то, что последние годы приводило его в ужас, спокойно и по порядку, ничего не скрывая и не домысливая сверх нужного.
  
   - Сама подумай, Тонкс. Как еще это могло закончиться? Ни с кем другим у Него ничего подобного не случалось, так? Я единственный, кто выжил после его "Авады". Я - живое напоминание его провала. Каждый лишний день, прожитый мной, распаляет его ярость еще больше. Я - доказательство того, что и он может ошибаться... тем сильнее он меня ненавидит. Кроме того, Дамблдор сам, лично, убивать его не станет. Тогда, в Министерстве, он мог - но не стал! Я сам видел, как Дамблдор отпустил его.
  
   - Тогда дело за тобой, Гарри. Ты - пример для всех.
  
   - И как бы я сделал это отсюда? Министерство только и ждет повода исключить меня из школы, или запихнуть в Азкабан, если это не поможет. Они уже пробовали. И кто знает, чего на самом деле ждет Дамблдор. Так что с какой стати мне заботиться о них обо всех? Да они все свалят на меня при первой же возможности, так всегда бывает!
  
   - Гарри, погоди! Давай решать проблемы по мере поступления. Не пытайся думать обо всем одновременно. Ты быстр и в решениях, и в поступках, но стратегия - не самая сильная твоя сторона.
  
   - И не говори. Взять хоть шахматы. Рона, к примеру, я обыграю разве что спящего.
  
   - Ну, наконец-то Гарри начал шутить. Таким ты мне гораздо больше нравишься. Кстати, у меня та же самая беда. Я могу, как говориться, думать ногами, но на серьезные планы меня уже не хватает, - с хищной усмешкой Тонкс вдруг налетела на Гарри, опрокинула и села на него верхом. - А ну колись, негодяй, что ты там собирался ляпнуть насчет моих проблем с равновесием?!
  
   - А я собирался? - Гарри попытался пошутить, но поймал суровый взгляд Тонкс. - Все, что я хотел сказать, это что в своих ногах ты всегда уверена, ведь так?
  
   Вместе с Тонкс, изрядно сбитой с толку, Гарри перекатился, и теперь оказался сверху.
  
   - И все-таки - зачем ты дала ей ту книгу?
  
   - Ну, Гарри, я ведь уже говорила - чтобы помочь тебе, пока ты здесь. Так что теперь, уже со среды, мне будет гораздо легче тебе помогать. Я буду здесь всю ночь со вторника на среду. А теперь, если ты, конечно, не хочешь познакомиться со мной поближе, милый, давай присядем, как взрослые культурные люди.
  
   Только сейчас Гарри сообразил, в каком положении они оказались. Девушка обхватила его ногами, а он сам удерживал ее руки над головой. Его лицо нависало в каких-то дюймах над лицом Тонкс, а живот касался нежного живота девушки, тихонько колышущегося в такт дыханию. Осознав всю двусмысленность ситуации, Гарри вскочил, покраснев, как помидор.
  
   Тонкс, довольная действием своей игривой фразы, откровенно наблюдала за Гарри. Таким, растерянным и смущенным, он нравился ей еще больше. Она вспомнила один разговор на Гриммо-Плейс в чисто девичьей компании. Джинни тогда была ужасно, безумно увлечена Гарри, и Гермиона, будучи дипломатом по натуре, призналась, что он не знал, как к этому отнестись, потому что никогда раньше не знал любви и привязанности. Тонкс полагала, что Гарри должен был преодолеть это за прошлый год, вырасти и повзрослеть, став самим собой.
  
   Гарри тем временем сражался с краской смущения на лице. Я не собираюсь краснеть перед ней. Она помогает мне, и я не должен краснеть и смущаться. Она ведь одна из немногих людей, кто относится ко мне нормально.
  
   Тонкс обратила внимание, насколько быстро румянец исчез со щек Гарри. Это было странно. Несвойственно обычным людям. И девушка спросила напрямик:
  
   - Гарри, как ты это сделал?
  
   - Что, хочешь попробовать еще раз? - ответил Гарри, отчаянно пытаясь держать голову прямо и смело.
  
   - Ничего подобного, Гарри. Люди не могут избавляться от румянца настолько быстро. Я так умею, но ты знаешь, почему. Теперь попробуй вспомнить: ты делал раньше что-нибудь подобное? Ну, менял в себе что-нибудь, что обычно не меняется?
  
   - Не то, чтобы я вспомнил... - Гарри старался думать о чем угодно, только не о Тонкс, вольготно расположившейся на его постели. Эти мысли опасно кружили голову. - Я, кажется, понял, о чем ты. Да, как-то раз я заставил свои волосы отрасти. Тете Петунии однажды взбрело в голову постричь меня наголо, а я не хотел появляться в школе в таком виде. Я и без того был изгоем в классе, а так меня задразнили бы скинхедом, лысым уродом или еще как-нибудь. - Гарри увидел, как расширились удивленно ее глаза, но решил, что она таким образом пытается его ободрить. - Спасибо за попытку, Тонкс, но я уж как-нибудь сам справлюсь.
  
   - Гарри, я серьезно. Ты мог бы стать таким, как я. Если то, что ты говоришь, было в самом деле, то ты - метаморф. Не такой сильный, как я, но все-таки. Большинство из нас могут разве что скрыть морщины или изменить цвет волос. Ни один из известных мне метаморфов не может изменяться настолько сильно, как я. Теперь, - Тонкс возбужденно подскочила на кровати, заставив ее жалобно заскрипеть, - что еще ты делал?
  
   Глаза Тонкс горели азартом. Она подпрыгивала на кровати, как расшалившаяся девчонка. Гарри видел, что она, постепенно съезжая все ближе к краю, вот-вот свалится на пол, но молчал, сдерживая смех. С трудом заставив себя отвлечься от столь занимательного зрелища, Гарри честно попытался вспомнить, изменял ли он еще когда-нибудь свою внешность. Ничего не вспоминалось. Гарри удрученно покачал головой:
  
   - Прости, Тонкс. Это бесполезно. Вот от шрама на лбу я всегда мечтал избавиться, но ничего не помогало.
  
   - А ты хотя бы попытался? Это же часть тебя, он у тебя с рождения. Может, ты просто не смог по-настоящему сильно захотеть его убрать?
  
   - Да я просто ненавижу эту проклятую штуку! Она заставляет меня выделяться, из-за нее я не могу быть, как все.
  
   - Ну и что в этом плохого? Ты не как все. Я не как все. Да все мы!
  
   - А ты знаешь, каково это, если даже на улицу не выйти, чтобы кто-нибудь тут же не начал на меня таращиться?! Если начинают отслеживать и описывать каждый твой шаг просто из-за того, что ты что-то там сделал или не сделал?! Да, получил "Аваду" в лоб и не умер. Все в восторге. Большое дело! А в самом-то деле вся моя жизнь - либо сижу под замком здесь, либо пытаюсь не сдохнуть там!
  
   - Гарри, ты - это ты. Людям интересен ты сам, а не то, что ты должен сделать. И вообще - хватит заниматься самокопанием. Это тебе не идет. Вот как надо, - и Тонкс гордо вскинула голову, превратив нос в подобие величественного орлиного клюва.
  
   - Очаровательно. Думаю, мою тетю это впечатлит. Ты бы неплохо вписалась в ее компанию. Они настолько любят задирать нос, что я удивляюсь, как они не путают туфли, когда обуваются.
  
   - Забавно, Гарри. Только я почти все время смотрю себе под ноги, чтобы не спотыкаться.
  
   - Тонкс... Ты и вправду думаешь, что я метаморф? Не шутишь?
  
   - Вот сейчас и проверю. Позволишь? - Тонкс достала палочку и провела несколько раз вдоль тела Гарри, что-то бормоча под нос. - Кстати, а что ты вообще знаешь о нас, Гарри? О наших возможностях, ограничениях?
  
   - Только то, что видел в твоем исполнении, Тонкс. А бывает что-то еще?
  
   - Я - самый опытный метаморф в стране, из известных Министерству, по крайней мере. Я могу изменить свое лицо, длину и цвет волос, тон кожи, цвет глаз и еще кучу всего - долго перечислять. Но пределы все же есть. К примеру, я не могу изменять размеры тела, разве что чуть-чуть. Мои кости и суставы изменениям не поддаются. Я могу стать выше или ниже на дюйм-другой, но вытянуться, например, с тебя ростом у меня уже не получится. Я могу управлять своими мягкими тканями, если ты понимаешь, о чем я, но твердые остаются неизменными. Еще вопросы?
  
   - То есть как бы ты не изменяла внешность, все остальное тело остается, как было?
  
   - Да, изнутри я меняться не могу. К примеру, сердце или легкие лучше не трогать. Я, конечно, могу попробовать, но это почти наверняка меня убьет. Так что от подобных опытов я давным-давно отказалась. Оно того не стоит, правда.
  
   - Понятно... Скажи, а какая ты на самом деле? Ну, когда ничего в себе не меняешь? Как выглядит настоящая Тонкс?
  
   - Как я выгляжу по-настоящему, да? Простенько и скромно, Гарри. Поэтому мне и нравится играть со своей внешностью, честно. Но если ты и вправду этого хочешь... - Тонкс сделала Гарри шутливый реверанс и прикрыла глаза, сосредоточившись.
  
   Гарри внимательно наблюдал за переменами. Сердцевидный контур лица остался прежним, волосы удлинились до плеч и стали темно-каштановыми. Опустив глаза, Гарри обнаружил, что рубашка Тонкс туго обтянула увеличившуюся грудь. Именно в этот момент Тонкс открыла глаза и посмотрела прямо на Гарри, который смущенно отвел взгляд в сторону.
  
   - Мне нравится, Тонкс. Примерно такой я тебя и представлял, - Гарри позволил своему взгляду свободно блуждать по ее лицу, пристально изучая его черты. Тонкс перехватила его взгляд, улыбнулась, и Гарри почувствовал, что нервозность и смущение покидают его.
  
   - Ты знаешь, большинству людей интереснее, до чего я могу доизменяться, чем мой исходный вид. Между прочим, тот цвет мне нравится больше, так что, с вашего позволения, достопочтенный сэр... - Тонкс сморщила лицо, волосы ее укоротились и порозовели, а грудь вернулась к прежнему объему. - Хочешь сам попробовать? Способности у тебя есть, так что действуй.
  
   - А без палочки у меня получится? Что-то мне не хочется пробовать на прочность терпение Министерства.
  
   - Палочка не понадобится. Как и в любом колдовстве, здесь все зависит от силы воли и желания... - Гарри ответил на это озадаченным взглядом. - Ох, прости, я забыла, ты же только на пятом курсе! А это вы будете проходить только на следующем. Ну, ничего, сейчас самое подходящее время.
  
   Тонкс придвинулась поближе и заговорила преувеличенно строгим учительским тоном:
  
   - Итак, класс. Три основных источника волшебства: сила воли, желание и волшебные способности. Движения палочкой и слова только помогают волшебникам колдовать, потому что вызывают надлежащее психическое состояние и намерение сотворить заклятие. Теперь, класс, вы когда-либо замечали, чтобы Дамблдор, колдуя, свистел, щелкал или произносил что-то вроде Wingardium Leviosa?
  
   Гарри с трудом сдерживал смех, однако вынужден был честно признаться: он ни разу не слышал, чтобы Дамблдор произносил заклинания вслух. Кивнув, Гарри подумал, смог бы он сделать то же самое. Выкрикивать магические формулы в бою означало дать дополнительную фору противнику.
  
   - Все верно, никогда. Дамблдор использует невербальную или мысленно управляемую магию. Ему уже не нужны слова, достаточно намерения. Он приказывает волшебству случиться, и оно случается. Конечно, играет свою роль и его огромный магический потенциал... но это к делу не относится. Никто ничего не может сделать со своим магическим даром, разве что решит углубиться в самую что ни на есть Темную магию. Теперь, поскольку остались только вы, молодой человек, - Тонкс широко улыбнулась Гарри, - приведите-ка мне некоторые примеры внутренней магии.
  
   Гарри охотно включился в игру:
  
   - В качестве примера, профессор, могу рассказать о проявлениях стихийного волшебства, случившихся у меня примерно в три года...
  
   - Гарри, Ремус мне рассказывал о проблемах, которые ты создавал уже месяц от роду. Попытка твоего отца поддразнить тебя закончилась подгузником на его голове. А Сириус получал такие "подарки" неоднократно... видимо, он был более настойчивым в ваших забавах. И еще я слышала, что у тебя было мало случайных проявлений магии, гораздо меньше, чем намеренных. Подумай хорошенько об этом.
  
   Гарри ломал голову, старательно припоминая все необычные или невероятные случаи из своего детства.
  
   - Ну... однажды я удирал от Дадли и его дружков, и вдруг оказался на крыше, непонятно как. Сделал волосы учителя синими. Отрастил свои волосы ... Да, еще надул тетю Мардж перед третьим курсом.
  
   - На третьем курсе, Гарри, ты уже контролировал свои магические способности, если дело не касалось жизни и смерти. Мне кажется, тот случай был комбинацией случайного и намеренного волшебства. Создается впечатление, что гнев - эффективный спусковой механизм для твоих способностей, судя по тому, что я видела вчера вечером.
  
   - Ты о чем?
  
   - Ты был в бешенстве, и я видела твою ауру, Гарри. Настоящую, видимую ауру, и она держалась, пока ты не поднялся вверх по лестнице и не начал терять сознание. Это - волевое проявление волшебства, редкое, но не какая-то отдельная его разновидность. Это - движущая сила в чистом виде, которая взаимодействует с желанием. Потом я тебе все подробнее объясню, а пока подумай еще о примерах.
  
   - Еще? По-моему, однажды я так открыл свой чулан, когда меня там забыли. В прошлом году, когда на нас напали Дементоры, я потерял свою палочку, не мог найти ее, но вызвал Lumos. И палочка засветилась, хотя лежала в нескольких футах от меня. Вроде все, больше ничего не вспоминается. Этого хватит?
  
   - Да, вполне. Ты вспомнил достаточно подобных случаев, Гарри, и это здорово, потому что так ты скорее все поймешь. Я уже говорила, что слова и жесты - только спусковой механизм для волшебства. Они нужны в первую очередь людям со слабым магическим даром или с недостатком воображения. Неопытные маги тоже в них нуждаются, именно поэтому обращению с волшебной палочкой и заклинаниям учат в школе в первую очередь. Мы все начинаем с одного уровня, сильные и слабые, таланты и тупицы.
   Далее. В большинстве случаев, которые ты вспомнил, можно заметить желание и усилие воли. Ты в чем-то нуждался, чего-то хотел, и желание исполнялось. Ты хотел отомстить Сириусу за причиненную обиду - и грязный подгузник оказывался у него на голове. Между прочим, он любил эту историю. Он гордился своим "Мародером-стажером", как он выразился. Он вообще был немного чокнутым, но я все равно его любила... ладно, не об этом речь. Ты, удирающий от кузена; твои отросшие волосы; твоя светящаяся палочка; везде одно и то же - воля, желание и результат. Волевое усилие воплощает желание в меру способности. Вздумай я, скажем, аппарировать в Китай, вложи в это желание всю свою волю - у меня все равно ничего не выйдет. Сил не хватит. Но если я вступлю в мысленный поединок с кем-нибудь, равным мне по магическим способностям, то лишь сила воли решит, чья победа. Понимаешь?
  
   - Ты имеешь в виду Легилименцию и Окклюменцию?
  
   - Ты и об этом знаешь? Откуда? То есть, зачем?
  
   - Дамблдор поручил Снейпу проникнуть в мое сознание, когда узнал, что это проделал Волдеморт. По его замыслу, я должен был научиться блокировать подобные вторжения. У меня ничего не вышло. Снейп, разумеется, вломился ко мне в голову с легкостью, но учитель защиты из него... ну, ты меня понимаешь.
  
   Тонкс поняла. Лицо ее исказило негодование.
  
   - Дамблдор поручил обучать тебя Снейпу?! Он что, рехнулся?! Или он был пьян, когда принимал столь блестящее решение?
  
   - Он сказал, что лучшего специалиста не найти, раз уж Волдеморт начал использовать Легилименцию... Это были не уроки, а жуть кошмарная. И помогли они, как мертвому припарки.
  
   - Это точно, ни фига и не могло выйти. Этот гад и кошку мяукать не научит, не говоря уж о защите разума. Да и вряд ли он учил чему-то всерьез. Бьюсь об заклад, этот нетопырь просто издевался над тобой, так ведь?
  
   - В точку, Тонкс. Это продолжалось, пока я не заглянул в его Думосбор и не обнаружил там кое-какие воспоминания, которые он хотел скрыть. После этого он меня выгнал. Правда, мне все же удалось пробить его блок и кое-что увидеть, но перед этим он довел меня до бешенства... Кажется, ты права. Если вдуматься, гнев мне здорово помогает.
  
   - Обсудим это позже. В любом случае, суть ты уловил. Желание может быть любым, но только усилие воли поможет ему осуществиться как должно. А магический дар, по большому счету, здесь не играет роли. Ты знаешь о заклятии Imperious, верно?
  
   - Знаю. Лже-Грюм применял его на нас на четвертом курсе. Я был единственным, кто сумел его отбить.
  
   Новая волна испуга во взгляде собеседницы подсказала Гарри, что он опять совершил что-то невероятное.
  
   - И Альбус это разрешил? Нет, он точно сошел с ума, - Тонкс говорила, скорее, сама с собой. - Так только с тобой оно не сработало? Ну ты даешь... была бы шляпа, сняла бы. Вот о чем мы и говорим: пример силы воли, в чистом виде. Надеюсь, больше с тобой такого не было?
  
   - Было. Волдеморт пытался подчинить меня заклятьем Imperious, на кладбище после Турнира Трех Волшебников. У него, кстати, тоже не вышло. Потом еще случилась эта штука... инверсия заклинаний. Она тоже зависит от силы воли, правильно?
  
   На лице Тонкс застыло крайнее изумление пополам с запредельным ужасом. В исполнении метаморфа это было забавно... и жутко. Девушка на минуту лишилась дара речи. Наконец, с трудом призвав рот к порядку, она смогла выдавить:
  
   - Ты... отбил... проклятие Imperious... Сам-Знаешь-Кого?! Именно это ты сказал, правильно? - Она не верила своим ушам. Она не могла поверить, что юноша говорит об этом, как о чем-то обыденном и привычном. - Гарри... я трепещу. Это удивительный подвиг. Я понятия не имею, что такое эта самая инверсия, но верю тебе на слово.
  
   - Ну, хорошо. Про волю и желание я понял. А как насчет магических способностей? - Гарри поспешил увести разговор подальше от очередного обсуждения его подвигов.
  
   - Это природная магия в нас. То, с чем мы появляемся на свет. Чистокровные маги ошибаются, думая, что рождаются с большим количеством "волшебства", чем остальные. Будь это так, в чистокровных семьях не было бы сквибов, как ты считаешь? Что касается способностей, вспомни заклятие Patronus. Оно использует и желание, и магический дар. Если он невелик, у тебя получится в лучшем случае серебристая дымка, или вовсе ничего. Да, я вижу, ты хочешь сказать: нужные эмоции, воспоминания, которые их вызывают, так? Но что такое эмоции, как не то же самое желание, только в другой форме? У них есть своя власть, своя сила. Счастье, грусть, гнев, ненависть - каждое из этих чувств может по-своему помочь.
  
   Непростительные заклятия потому и непростительны, что их нельзя бросить случайно. Только намеренно. Вы должны хотеть убить, причинить боль или управлять другим. Двум из них можно противостоять. Проще всего отразить Imperious - если об этом можно так сказать. У меня, к примеру, не получилось бы. Достаточно кому-нибудь, пусть даже более слабому магу, чем я, застать меня врасплох - и все. Проклятие Cruciatus - следующее. Я знаю, что всего несколько человек могли преодолеть действие этого проклятия за всю нашу историю, и то - это скорее слухи, чем факты.
  
   Я знаю, что ты испытал его на себе, Гарри. Знаю, что Сам-Знаешь-Кто подверг тебя этой пытке. Она и без того ужасна, а когда ее применяет Он... Знаешь, нас в свое время проверяли на устойчивость к Crucio. Так я чуть не умерла - я же метаморф, мы гораздо тоньше чувствуем свое тело, чем обычные люди. Так что мне досталось сильнее, чем остальным.
  
   - У Беллатрикс тоже неплохо получалось. Я... этот разговор ведь останется между нами? - Тонкс кивнула, подтверждая. - Так вот, я попробовал это на ней. Когда она убила Сириуса, я просто порвать ее хотел. Я чувствовал, что так и надо. И попытался применить Crucio, но что-то пошло не так, как надо. Проклятие действовало всего несколько секунд, а потом она встала, как ни в чем не бывало. Да еще и издевалась, предлагала брать у нее уроки по использованию этого проклятия... а затем ударила сама. Я ей это еще припомню, когда встретимся в следующий раз.
  
   Голос Гарри звенел от жажды мести. В комнате, казалось, стало холоднее от темных мыслей, овладевших юношей. Тонкс стало тяжело и неуютно, такая сила была в его голосе. Она не знала, соглашаться с ним или возразить. Подросток только что признался, что применил Непростительное заклятье, впервые в жизни, ничего о нем не зная, и к кому! - к одной из самых опытных и опасных ведьм в новейшей истории.
  
   - Гарри, удивительно, что у тебя вообще хоть что-то получилось! Гнев здесь не помощник. Чтобы начать, нужны желание и сила, как и везде, но довести дело до конца можно, только будучи хладнокровным и абсолютно уверенным в своей цели. Заклятие очень сложное, и ты удерживал им, пусть недолго, очень опасного человека. Моя тетя убила и замучила очень много людей за свою жизнь. То, что ты пережил схватку с ней, очень много для меня значит.
  
   И, Гарри, я хочу рассказать тебе, что это такое - быть Аврором. Мы - те же самые солдаты. Каждый вечер я возвращаюсь домой потому, что осталась жива сегодня, и думаю, как выжить завтра. Я дерусь за себя и за того, кто стоит со мной плечом к плечу. Я дерусь, потому что и он дерется за меня. Я побеждаю, потому что он побеждает. И когда все кончено, я жива и мои друзья живы, я понимаю, что все было правильно.
   Ты сожалеешь о том, что сделал, Гарри?
  
   - Нет. Мне только жаль, что заклятие не сработало лучше. И все. Я хочу, чтобы ей было больно. Я хочу видеть, как она мучается. В тот день она погубила хорошего человека, и была от этого счастлива. Я хочу, чтобы она на себе почувствовала, что такое настоящая боль. Она сказала мне, что я должен наслаждаться чужими муками, но, Тонкс, мне твой способ больше подходит. Я думаю, скоро мы встретимся, и у меня будет возможность сравнить, чей способ лучше, - Гарри пылал жаждой мести, а перед мысленным взором его стоял крестный, проваливающийся в Арку Смерти.
  
   - Ну хорошо... На этой оптимистической ноте вернемся все же к дару волшебства. Продолжительность и эффект заклятия зависит главным образом от твоего магического потенциала. Чем ты сильнее, тем дольше заклятие действует. Простейший пример - Трансфигурация. Нельзя превратить один предмет в другой навсегда, только на определенный срок. Разные вещества поддаются колдовству по-разному, размер предмета тоже имеет значение. Чем больше размер, тем больше сил нужно приложить, и больше времени потратить... Кстати, именно поэтому мы покупаем одежду вместо того, чтобы ее наколдовывать. Действие заклятия может закончиться в самый неподходящий момент, так ведь? Не при девочках будь сказано, но ты меня понял. То же самое касается пищи. Неприятно будет, если обед вдруг исчезнет из желудка или того хуже - превратится во что-нибудь несъедобное. Вопросы есть?
  
   - Нет, все ясно, как день. Итак, с чем мне больше всего повезло? - спросил Гарри, стараясь настроиться на деловой лад.
  
   - У тебя есть воля, это бесспорно. У тебя есть сила. Я сама ее почувствовала пару раз, и то, какими заклятьями ты уже овладел, тоже говорит о многом. Ты можешь управлять намерениями, когда это необходимо. Не побоюсь сказать, что у тебя есть все, что нужно, Гарри. Не хотела бы я оказаться под прицелом твоей палочки. Тебе остается научиться грамотно использовать свои возможности. Вот задание на сегодня и на завтра: подумай, чего тебе не хватает в Хогвартской учебной программе. А я попробую сообразить что-нибудь с практикой.
  
   Гарри вдруг показалось, что Тонкс что-то недоговаривает, и он решил выяснить, что именно. Ему надоело узнавать новости последним. Гарри посмотрел в глаза Тонкс с неосознанным, но сильным желанием увидеть ее насквозь. На какое-то мгновение он увидел себя самого, бросающего заклинания под наблюдением Тонкс, в большом помещении... а затем почувствовал мягкое, но настойчивое сопротивление чужого разума. Следующее, что увидел Гарри, были удивленные глаза Тонкс.
  
   Девушка почувствовала легкое проникновение в свой разум, но не поняла, как это случилось. Это сделал Гарри, и сделал на удивление легко. Собравшись с силами и выдворив непрошенного визитера, Тонкс, тяжело дыша, уставилась на Гарри, ошарашенного не меньше, чем она сама.
  
   - Как ты это сделал?
  
   - Ты что-то от меня скрывала. А у меня слишком печальный опыт общения с людьми, которые что-то от меня скрывают. Я только хотел узнать, в чем дело, и проник в твой разум. Я прошу прощения, но так уж получилось...
  
   - Скажи еще: "Я больше не буду"! У тебя неплохо получилось для первого раза. Мне даже пришлось напрячься, чтобы тебя выгнать. Ты пытался задержаться?
  
   - Нет. Как только я узнал, что хотел, я и сам ждал, когда ты выставишь меня вон.
  
   - Ты хочешь сказать, что просто ждал? И не пытался остаться, закрепиться, влезть поглубже?
  
   - Хорошо же ты обо мне думаешь, Тонкс! Слишком часто Снейп копался в моей памяти, как в собственных карманах, чтобы я пожелал кому-то подобной радости... тем более, тебе, Тонкс.
  
   - Спасибо. Кстати, вот тебе еще один пример силы воли. Твое намерение открыло тебе двери в мой разум, но только волевое усилие удержало тебя там... и удержало крепко, поверь. Я неплохо разбираюсь, и в Легилименции, и в Окклюменции. Если хочешь, попробую помочь тебе и с этим. По крайней мере, хуже, чем со Снейпом, уже не будет.
  
   - И не говори. Ты была бы лучшим учителем, чем он мог когда-либо быть. Ты хотя бы не ненавидишь меня за то, что я вообще существую. Я с удовольствием буду учиться у тебя, Тонкс. Мне нужна любая крупица знаний, до которой я могу добраться. Твое объяснение природы волшебства здорово помогло. И почему нам не говорят эти вещи, когда мы приходим в школу? Это здорово пригодилось бы уже тогда. Только... знаешь, у меня не получается учиться по книжкам. Я могу что-то понять, только если сам это сделаю.
  
   - Я буду стараться изо всех сил, Гарри. Я счастлива, что могу тебе хоть чем-то помочь.
  
   Тонкс и вправду была счастлива. Отныне я - Учитель Гарри Поттера! С ума сдуреть...
  
   - Ты - настоящее сокровище, Тонкс. Спасибо!
  
   Тонкс, безумно довольная собой, очередной раз подпрыгнула на ветхой кровати...
  
   Дальнейшее Гарри видел словно в замедленном движении. Кровать громко скрипела и раскачивалась с каждым толчком. Подпрыгнув очередной раз, Тонкс чуть зависла в воздухе и, к своему несчастью, промахнулась мимо края матраца. Гарри в некотором ступоре наблюдал действие неумолимой силы притяжения. Тонкс, скользнув по краю кровати, звучно приземлилась на пол.
  
   - Уфф, бедные мои булочки!
  
   Гарри словно прорвало. Это была самая забавная вещь, случившаяся за весь день. Гарри хохотал, всхлипывая и утирая слезы, и Тонкс, охая, рассмеялась в ответ. Гарри поправил кровать и протянул руку. Сверкающая улыбка девушки уверила его, что все в порядке. Тонкс приняла его руку и начала вставать.
  
   Внезапно дверь распахнулась, и дядя Вернон, в самых расстроенных чувствах, воздвигся в дверном проеме, багровый и пыхтящий после бега вверх по лестнице. Гарри повернулся к нему и тяжело вздохнул, понимая, что все хорошее слишком быстро кончается. Оглянувшись, Гарри увидел, что улыбка Тонкс несколько угасла.
  
   - Я так и знал!!! - взревел Вернон. - Я знал, что ты - всего лишь шлюха! Я знаю, чем ты тут занималась с этим мальчишкой! Я слышал, как кровать скрипела. Думаете, я это так и оставлю?! А ну пошла вон, ЖИВО!!!
  
   Гарри помог Тонкс сесть обратно на кровать и шагнул к дяде.
  
   - Я предупреждал: выбирайте выражения, говоря о Тонкс. Вы зашли слишком далеко. Я не позволю вам больше так о ней говорить, - в комнате ощутимо похолодало. Гарри продолжал тем же ледяным тоном. - А теперь вы извинитесь. Немедленно. И оставите нас в покое. То, что мы оба одеты, должно бы вам хотя бы намекнуть, насколько вы неправы в своих... догадках.
  
   - Извиняться?! И не подумаю, неблагодарный ты сукин сын! - Вернон ревел по-прежнему, но переступать порог не решался. - Будь проклят тот день, когда мы нашли тебя на пороге! Я знал, что ты будешь позором семьи! Чтоб духу твоего здесь больше не было! Вон, вон, ВОН!!!
  
   - Вернон, - донесся из прихожей тихий, но твердый голос. - Ты же сам видишь, они оба одеты, так что ничего такого не было. Оставь их в покое, Вернон. Могут быть неприятности. Пожалуйста, спускайся вниз. - Тетя Петуния стояла позади Вернона в прихожей, тоненькая и строгая. - Ты помнишь, что было, когда он рассердился на Мардж? Я не хочу, чтобы то же самое случилось с тобой. Пойдем, дорогой, пожалуйста.
  
   Вернон оглянулся на свою жену. Он и вправду забыл о том случае. Тогда мальчишка проделал это без своей палки... а сейчас, к тому же, он был не один. Гарри был одет, его гостья тоже. Вернон видел, что ее палочка направлена на него, и на кончике разгорается опасный огонек. Решившись на тактическое отступление, Вернон проглотил очередную порцию брани и попятился из комнаты, стараясь не поворачиваться к племяннику спиной. Оказавшись в коридоре, Вернон перевел дух, выпятил грудь и пошел вниз. Петуния быстро прикрыла дверь и поспешила вслед за мужем.
  
   - Она с ним спорила! Она ведь никогда не делала этого прежде, а позволяла ему делать все, что он хотел! В Запретном Лесу, наверное, что-то большое сдохло...
  
   - Возможно, она, наконец, увидела то, что весь волшебный мир заметил давным-давно. Хорошо. Так ты вправду понял, как заставить волшебство работать? - Тонкс вернулась к прерванной теме. - Я старалась объяснить, как сама это понимаю, но ты, возможно, воспринимаешь это по-другому. Вообще, каждый воспринимает магию по-своему.
  
   - Я понял, Тонкс, понял. Ты замечательно все объяснила. Единственная проблема теперь - практика. Не здесь же мне упражняться?
  
   - Через пару-тройку дней все решится, Гарри, - юноша недоверчиво приподнял бровь, и Тонкс сочла нужным объясниться. - Я пока не могу сказать больше, так что не грузись сверх меры... и в мысли мои больше не лезь. Мне одного раза хватило за глаза и за уши. Потренируйся пока в беспалочковой магии. Помнишь: желание, волевое усилие - и волшебство свершилось. Беспалочковая магия доступна всем, хоть чуть-чуть, а ты, как мне кажется, куда сильнее среднего уровня. Кроме того, она не отслеживается Министерством... Ладно, заболтались. Поздно уже. Если есть еще какие-то вопросы, задавай. А потом постарайся заставить себя выспаться.
  
   - Только один вопрос. Где ты будешь спать? - Гарри окинул взглядом тесную комнатку. Кровать была только одна, явно слишком мала для двух человек.
  
   - Там же, где и прошлой ночью, Гарри, - Тонкс уставилась на юношу, ожидая его приготовлений ко сну. - Что такое? Ты не собираешься чистить зубы, или еще что-нибудь?
  
   - Тонкс, я серьезно. Где ты собираешься спать?
  
   - С тобой, конечно. Что, какие-то проблемы?
  
   Сказать, что Гарри был озадачен, значит не сказать ничего.
  
   - Нет, нет, никаких проблем... только как ты это себе представляешь?
  
   - Как легко все было, пока ты был без сознания... Все просто. Ты ложишься. Я ложусь. Устраиваемся поудобнее и начинаем смотреть сны. Гарри, малыш, я почти поверила, что ты никогда не делал этого прежде.
  
   - Так поверь. Это будет первый раз, насколько я помню.
  
   В который уж раз за сегодня Тонкс не верила своим ушам.
  
   - Уж не хочешь ли ты сказать, что ни разу в жизни не спал с женщиной? В смысле - даже просто не засыпал в одной постели? - Гарри покачал головой, разрушая все ее представления о "Мальчике-Который-выжил". - А я представляла тебя героем девичьих грез, Гарри. Спортсмен, красавец, герой; это ведь все про тебя. Я-то думала, что первые красотки Хогвартса выстраиваются в очередь, чтобы согревать тебя по ночам.
  
   - Если бы... Моя первая попытка ухаживания провалилась с треском. А потом мне было не до того. Турнир, Волдеморт... Потом жаба эта министерская, Амбридж... И вообще, я сомневаюсь, что много женщин польстились бы на кого-то вроде меня.
  
   - Ну да, им подавай урода или полную жопу... - Тонкс улыбнулась собственной шутке. - Ты просто не пытался, Гарри. У тебя все еще впереди, вот увидишь - придется еще девчонок метлой разгонять.
  
   Пытаясь сменить рискованную тему и избежать еще большего стыда, Гарри ляпнул первое, что пришло в голову:
  
   - Судишь по опыту, Тонкс?
  
   - Может быть. Но я это уже проходила, а ты еще и шагу не ступил по этой дорожке.
  
   Гарри опустил пылающее лицо. Вот так. Нарвался? Получил? Теперь не жалуйся... Отдав себя на съедение упрекам совести, Гарри побрел в ванную чистить зубы перед сном. Тонкс тихонько смеялась про себя. Она заставила Гарри покраснеть дважды за день. Он вовсе не был учтивым кавалером, как она ожидала. Обыкновенный подросток, неотесанный и застенчивый, как и все в его возрасте.
  
   Гарри наконец вернулся и понуро встал у двери.
  
   - Ну, давай, Гарри, забирайся. Я подвинусь, и мы поместимся. - Видя его недоверие, Тонкс приобняла его за плечи и подтолкнула к кровати. - Ну, в самом же деле, неужели женщина должна показать мужчине еще и это?!
  
   - Ладно, Тонкс, может, хватит на сегодня? Хоть ты не подкалывай. Пожалуйста! - Гарри улегся, выбрав сторону кровати, обращенную к двери. Если дяде опять придет в голову очередная безумная идея, Гарри будет первым, кого он встретит. А Тонкс тем временем успеет скрыться.
  
   - Тебе удобно, Гарри? - Получив в ответ недовольный взгляд, Тонкс ловко перепрыгнула через Гарри и заняла другую половину кровати. - Места более чем достаточно. А если мы устроимся сейчас так же, как прошлой ночью, то места хватит и на троих, если у тебя есть кто-нибудь на примете. Что скажешь?
  
   - И так неплохо, спасибо. Я бы не хотел торопить события, ладно?
  
   - О, ты рассудителен не по годам, Гарри. Но имей в виду: будешь приставать - отшлепаю!
  
   Шаг вперед и два назад... Ну, зачем она так, а?
  
   - Спасибо за предупреждение, Тонкс. Учту на будущее. - Гарри изучал пару темных глаз, которые неудержимо влекли в искристую глубину. Волосы девушки удлинились и потемнели. Перед ним снова была Тонкс-настоящая. - А вчера ты это делала?
  
   - Нет, вчера я была такой, какой бываю обычно. Но сегодня я подарю тебе мой истинный облик... в качестве извинения за плохое поведение. - Тонкс хихикнула. - Только сегодня. А то еще привыкну...
  
   Чувствуя неумолимое приближение сна, Гарри не мог не думать, насколько хорошо ему в эту минуту.
  
   - Спасибо, Нимфадора, я ценю это.
  
   Тонкс хотела было привычно возмутиться, но не смогла - так искренне прозвучали его слова. Он мог бы быть еще симпатичнее во сне... и никогда еще он не засыпал под стук сердца. Тонкс еще несколько минут любовалась спящим Гарри, пока ее саму не начало клонить в сон. Проверив охранные заклинания, Тонкс убедилась, что они действуют и не нарушены, после чего позволила себе расслабиться. Последняя мысль - уже почти сон - была о том, как изменится жизнь Гарри, да и он сам, в следующие несколько дней. Он станет другим человеком, если дела пойдут так, как должно. Он будет видеть мир по-другому и действовать по-другому. И правильно ли я поступаю, помогая ему?
  
   (1)a la guerre comme a la guerre (фр.) - "На войне как на войне", французская поговорка.
  
   И на сладкое - что-то вроде иллюстрации:
   http://i212.photobucket.com/albums/cc115/Brian64_album/Honks2.jpg
  
  
   Глава 2
  
  
   2. Соблазнение и Уильямсы
  
   Гарри проснулся от мягкого трепетного звука где-то рядом с ним. Решив, что это Хедвиг вернулась с ночной охоты и пытается привлечь внимание, Гарри попробовал заснуть снова. Шум продолжался, и Гарри понял, что просто так не отделается. С Хедвиг сталось бы приземлиться на голову или даже пустить в ход когти.
  
   Гарри открыл глаза. Первое, что он увидел, была масса темно-каштановых волос, заслонивших все остальное. Потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, кому они принадлежат, зато теперь Гарри точно знал, что причиной его пробуждения точно была не Хедвиг. Тонкс, Аврор и его телохранитель, сладко спала в его постели. Девушка тихонько похрапывала - именно этот звук и разбудил Гарри. Он не мог сдержать улыбки - настолько ново это было для него.
  
   Проснуться в столь очаровательном соседстве... здорово. Да и выспался я лучше, чем обычно. Гарри осмотрелся, насколько мог без очков. Единственное, что не расплывалось перед глазами, была Тонкс. Ее плечи тихонько двигались в такт дыханию. Только сейчас он заметил, что девушка полностью в его объятиях. Как так вышло, Гарри не помнил, но случилось это, должно быть, в течение ночи. Судя по безмятежному, даже счастливому выражению лица, она была вполне довольна таким поворотом событий. Тут же Гарри ощутил, что тыл его соседки прижимается... ну, словом, не только к животу и, почувствовав некое волнение, принялся старательно изгонять грешные мысли. Это не тот способ, которым я хотел бы ее разбудить сегодня... Я же тогда со стыда сгорю!
  
   Гарри почувствовал легкую вибрацию, исходящую из-под подушки. Девушка просунула руку под подушку, и вибрация прекратилась. Из-за ее движения Гарри осознал, где покоилась до сих пор его левая рука, и замер, не зная, что делать. Когда Тонкс потянулась за палочкой, ладонь Гарри оказалась плотно прижатой к ее груди.
  
   О, черт. Это уже хуже. Гарри обреченно ждал, что Тонкс вот-вот проснется и отвесит ему оплеуху, как и предупреждала. Тонкс поворочалась немного и, казалось, снова задремала. Изо всех сил стараясь не потревожить девушку, Гарри медленно убрал руку с ее мягкой теплой груди на более безопасную территорию. Когда ладонь благополучно устроилась на ее бедре, Гарри позволил себе расслабиться.
  
   - Как и все пацаны - потискал и бежать? Вот ты какой, Гарри! - Тонкс явно только что проснулась, но в ее тихом голосе звучали игривые нотки.
  
   Гарри, совершенно не представляя, что теперь делать, решил для начала извиниться:
  
   - Тонкс, прости, я сам не знал, где она была... в смысле рука... пока ты не пошевелилась. Правда, я не...
  
   - Да ладно, не шуми! Прошлой ночью было то же самое, так что не грузись. Кстати, сегодня у тебя получилось гораздо лучше.
  
   - Тебе это так нравится, да? - Гарри чуть не задохнулся от обиды. - Нравится чувствовать себя белой и пушистой, а меня выставлять виноватым? Вот, значит, ты какая...
  
   - Уж не хочешь ли ты сказать, будто знаешь, что я чувствую? И твоя вина тут ни при чём. Я - взрослая, Гарри, и если уж кто и должен ощущать себя виноватым, так это я. Только я такая, какая есть, и никакой вины за собой в упор не вижу. Мне даже понравилось, если совсем честно. Я, конечно, могу держаться с тобой и по-другому, хочешь? - Тонкс, улучив момент, повернулась и внимательно посмотрела Гарри в глаза. В душе юноши шло настоящее сражение - то ли согласиться на предложение Тонкс, то ли оставить все как есть. - Да, я дразню тебя, Гарри, и ничего не могу с собой поделать. Узнав меня получше, ты сразу поймешь, когда я забавляюсь, когда серьезна, а когда - то и другое вместе. Кстати, как по-твоему, сейчас я серьезна или не совсем?
  
   - По-моему, мне стоит сохранить остатки чувства собственного достоинства и придержать язык. Благодарю покорно.
  
   - А я вот не уверена, что смогу удержаться... особенно после того, как некто разбудил меня, попытавшись атаковать своим копьем с тыла, - Тонкс знала, что слегка хватила через край, но ничего не могла с собой поделать. Она откровенно наслаждалась ситуацией... да и Гарри выглядел чрезвычайно потешно. - Не беспокойся о достоинстве, я думаю, тут не из-за чего вставать на дыбы, как обиженный гиппогриф.
  
   Гарри глубоко вздохнул и постарался взять себя в руки.
  
   - Я, пожалуй, встану, э, с постели прежде, чем ты со своими подначками зайдешь слишком далеко. Да, тебя разве не ждет твой сменщик из Ордена?
  
   - Да, но это всего лишь Дунг, и он опоздает, как всегда. Кроме того, с тобой гораздо интереснее.
  
   - Я рад, что могу развлечь тебя, Тонкс. Но если ты будешь продолжать в том же духе, я в долгу не останусь. И что ты будешь делать тогда, а?
  
   - Жду не дождусь этого дня, Гарри Поттер. Может быть, ты хоть тогда поймешь, шучу я с тобой или всерьез или все сразу, - Тонкс решила было, что выиграла поединок, однако тут же заметила в глазах Гарри опасный блеск, сразу вспомнив о предупреждении Директора школы.
  
   - Осторожнее с желаниями, Нимфадора. Они могут и исполниться.
  
   - Зови меня "Тонкс", Гарри, - после секундного колебания ответила Тонкс очень мягко. О, Мерлин. Не перегнуть бы палку. Он должен бы все понять и прекратить сверкать глазами. Так что держись, он, наверное, просто грозится, и не более того.
  
   Гарри заметил ее колебание. Он понял, что собеседница не так уверенна, как старается показать. И это давало прекрасную возможность спасти репутацию. Гарри наклонился вперед, сохраняя на лице как можно более бесстрастное выражение. Это был решающий момент, и его нельзя было упустить.
  
   - Вчера вечером ты об этом не говорила. Что вдруг изменилось? - Гарри ухмыльнулся с видом прожженного сердцееда и неторопливо покинул нагретую постель. Удивляй их. Как сказал Оливер Вуд в позапрошлом году, поцеловав на вечеринке ту блондиночку: "Удивляй их - и последнее слово всегда останется за тобой, Гарри".
  
   Гарри достал из комода свежую футболку и отправился умываться. Он не заметил, как Тонкс с трудом перевела дыхание и нервно сглотнула. Расправив помятую одежду и поводив над ней палочкой, чтобы выгладить на скорую руку, девушка аппарировала наружу, чтобы встретить Дунга.
  
   Вот так. Он понял, что я блефую. Так что - никаких больше игр. Остается только ждать его реакции. Ненавижу идти на поводу у событий, но что поделаешь? Ее раздумья были прерваны внезапным появлением пьяного разгильдяя Флетчера.
  
   - Прячешься как Хагрид. Дунг, ты действительно уверен, что это задание тебе по плечу? Даже в мантии-невидимке, тебя мигом найдет любой, у кого хоть иногда бывает пульс.
  
   - Что за шлея тебе под хвост попала прямо с утра, Тонкси? Дружок в постели ленится? Или того... критические дни?
  
   - Смотри у меня, мерзавец! Я тебя везде найду, по каким бы закоулкам и помойкам ты не шлялся. Ладно. Как и вчера, особо приглядывай за толстяком. Вчера вечером у нас чуть до убийства не дошло. Прошлые уроки ему явно не пошли впрок. Наверное, лишний холестерин мешает.
  
   - Все будет в лучшем виде, Тонкси, ты ж меня знаешь!
  
   - Я буду в шесть, может, чуть раньше. Ты уже знаешь о новом графике?
  
   - Ага, слыхал. Спасибки, что напомнила... ненавижу днем светиться. Скорей бы опять стемнело.
  
   - До скорого, Дунг, - с этими словами Тонкс аппарировала прочь.
  
  
   Не попавшись по пути из ванной никому из Дурслей, Гарри вернулся в спальню и нисколько не удивился, не застав там Тонкс. Слава Мерлину, она ушла. Сомневаюсь, что она теперь будет обо мне лучшего мнения, чем раньше. Оставшись наедине с мелкими, но неотложными делами, Гарри в первую очередь обратил внимание на клетку Хедвиг. Птица дремала на жердочке, а на полу клетки, давно требующей уборки, среди прочего мусора обнаружились останки мыши.
  
   Ну, решай уже что-нибудь. Почистишь клетку или перекусишь? Гарри поднял секретную половицу и вытащил припрятанный с вечера пакет чипсов. Не лучший завтрак, но пока сгодится.
  
   Оглядев комнату, Гарри решил, что неплохо было бы также попрактиковаться в Беспалочковой магии, о которой Тонкс говорила прошлым вечером. И начать можно с левитации книги. Вынув из сундука экземпляр "Квиддича Сквозь Века", Гарри положил книгу на середину стола и приготовился.
  
   Итак, это всего лишь волевое усилие и намерение. У меня получится. Я это уже делал, так что невелик труд. Просто сотвори заклятие, и можно двигаться дальше. Гарри попытался заставить книгу взлететь. Затем он попробовал сосредоточиться и пожелать того же самого, только сильнее...
  
   Полчаса попыток закончились приступом головной боли, книга же, словно в насмешку, не сдвинулась ни на дюйм. Гарри вспоминал объяснения Тонкс. Слова, как и движения волшебной палочкой, были не более чем спусковым механизмом, высвобождающим магию. Тонкс еще говорила, что для него лично таким спусковым механизмом может послужить вспышка гнева.
  
   Прекрасно, значит, я сейчас разозлюсь на эту проклятую книжку, и пусть она только попробует не взлететь! Он попробовал рассердиться на книгу, но ничего не произошло. Тогда Гарри попытался сосредоточить на книге весь свой гнев на Беллатрикс и Волдеморта, но вынужден был остановиться, когда обложка задымилась. Здорово... ну хоть что-то получилось. Теперь, если мне надо будет закурить сигарету, я знаю, что делать.
  
   Гарри задумался. Он использовал несколько различных подходов, но ни один из них не сработал. Если концентрация внимания не помогает, может быть, что-то более общее, абстрактное, сработает лучше? Гарри решил отвлечься от деталей и думать только о перемещении. Никаких уточнений, только заставить это случиться, как самую обыденную вещь...
  
   Несколько минут спустя Гарри почувствовал в себе некое движение. Он не знал, что это было, но тем не менее это было именно движение. Юноша почувствовал, как это касается книги... и был потрясен, увидев книгу, парящую в воздухе.
  
   Ага! Я. Это. Сделал!!! Так вот на что оно похоже... Наверное, раньше у меня просто не было времени обратить внимание на это чувство. Я просто заставлял это случаться... Гарри попробовал повторить то же самое, чтобы заставить книгу опуститься. Ничего не произошло.
  
   Попытайся вызвать это ощущение снова и затем направить его на книгу. Может быть, я делаю все наоборот. Тонкс говорила - это разные вещи... Гарри вызвал чувство движения и коснулся им книги. Книга опустилась, послушная его желанию.
  
   - Теперь, когда я понял принцип, мне остается только тренировать точность и быстроту. Итак, задача на день: отработать четыре заклятия без палочки прежде, чем Тонкс вернется. Теперь это будет нетрудно, к тому же целый день впереди, - Гарри обращался преимущественно к сове, крепко спящей после ночной охоты. - Ну вот, для тебя даже выслушать меня - и то уже слишком.
  
   Еще через четыре часа Гарри управлял перемещениями книги быстро и уверенно. Он заставлял ее подниматься, опускаться и просто летать туда-сюда по комнате. Хедвиг один раз выразила свое неодобрение, когда книга, улетая от Гарри, едва не угодила в клетку. Гарри извинился и целый час после этого левитировал для птицы разные вкусности, чтобы загладить вину.
  
   Покончив с левитацией, Гарри принялся за Призывающее заклятие. Воспоминания о потере палочки в переулке заставили его приложить все старание, чтобы впредь не оказываться безоружным слишком надолго. Затем пришла очередь Очищающего заклинания. Клетка Хедвиг теперь сияла чистотой - ни помёта, ни мышиных косточек.
  
   Гарри не мог вспомнить больше ни одного заклятия, одинаково легкого в исполнении и полезного для выживания. Он подумал было об атакующих заклятиях, но не был уверен, что Министерство не отследит их применение, с палочкой или без нее. Кроме того, мог пострадать дом Дурслей, а это означало конец любых тренировок и вообще кучу неприятностей. Пораскинув мозгами, Гарри наконец остановился на заклятии Глушения. Оно могло оказаться очень полезно, если подумать, что ждет его в Хогвартсе в этом году.
  
   Голодное бурчание в животе стало серьезной помехой концентрации вскоре после того, как Гарри уже уверенно заглушал магией звук своих шагов. Пожалуй, пришло время проведать тетю Петунию. Интересно, как она отреагирует на этот раз?
  
   Гарри открыл дверь и прислушался. Не услышав ничего подозрительного, он спустился вниз, тихонько открыл кухонную дверь и обнаружил тетю и Дадли за обеденным столом. Дадли молча вгрызался в сандвич изрядной толщины, Петуния все еще читала книгу, подарок Тонкс. Подумав "теперь или никогда", Гарри решительно вошел в кухню и направился прямиком к разделочному столу, уставленному блюдами с едой.
  
   Дадли прекратил жевать и впился в кузена взглядом. Гарри отметил это про себя, но вида не подал. Все, чего он хотел - побыстрее разобраться с обедом и ни на что не отвлекаться. Первая треть дня прошла удачно, и юноша был не против продолжения в том же духе.
  
   Положив между двух ломтей хлеба сыру и добрый кусок индейки, Гарри сделал себе сандвич. Прихватив еще яблоко, Гарри повернулся к двери и снова перехватил взгляд Дадли. Поросячьи глазки кузена сияли торжеством, и это настораживало.
  
   - Ты что это вытворяешь, Поттер? Совсем страх потерял? - не получив ответа, Дадли обернулся к матери. - Мам, он еду стащил! Без разрешения!
  
   - Оставь его в покое, Даддикинс, - ответила Петуния ласково, насколько могла. - Хочешь еще чего-нибудь, Гарри? - Гарри в ответ отрицательно покачал головой.
  
   Дадли едва не сел мимо стула. Ещё бы! Его мать спросила Гарри, хочет ли он ещё. Он вообще впервые в жизни слышал, чтобы кто-то поинтересовался желаниями кузена.
  
   - Ма, какого черта ты делаешь? Ты что, тронулась? Или он... он тебя... он тебя... заколдовал?!
  
   - Довольно, Пирожок, помолчи, - мягко упрекнула сына Петуния. - Ты уверен, Гарри?
  
   - Да, конечно. Спасибо, тетя Петуния.
  
   - Могу я... - начала было тетя, но запнулась, словно не знала как закончить. - Ты действительно?..
  
   - Что?
  
   - У тебя действительно был поединок с человеком, который убил Лили?
  
   - Да. И я сам чуть не погиб. Если он вдруг вам повстречается - бегите. У вас против него нет ни единого шанса. Он убивает, не колеблясь ни минуты.
  
   - Но как же ты боролся с ним? Как смог его... побить?
  
   - А я и не смог, - Гарри, в который уж раз за последние дни, не мог поверить, что эта беседа происходит на самом деле. - Я сбежал прежде, чем он убил бы меня.
  
   - Что, очко сыграло? - прокомментировал Дадли.
  
   - На моем месте, Дад, ты бы удирал, спотыкаясь о собственные ноги. Когда дело касается Волдеморта, речь уже не идет о трусости или храбрости. Ты или мертв, как почти любой, или жив - если уж невероятно повезет.
  
   - Но хоть кто-нибудь уцелел после схватки с ним? - спросила Петуния дрожащим голосом.
  
   - Насколько мне известно, только двое, - ответил Гарри. - Второй, о котором я знаю - это Дамблдор. Он при мне вступил в бой с Волдемортом и остался жив.
  
   - А другой - это ты?
  
   - Да, тетя Петуния, я - единственный, кого Волдеморт попытался убить и не смог. Вот так, выходит, я и оказался героем.
  
   - Ма, что за фигню он несет? - не унимался Дадли, но Петуния ничего не ответила. - Мама?
  
   - И сколько раз ты сталкивался с ним?
  
   - Хотите список? - Петуния кивнула, и Гарри принялся перечислять. - Первый раз, когда мне был год. Мама с папой погибли, а я остался жив. На первом курсе целых два раза, но он тогда был не в человеческой форме. Один раз на втором курсе, правда, он был памятью из дневника. Потом на четвертом курсе, на кладбище. Он как раз снова обрел человеческое тело. Ну и на пятом, этой весной, в атриуме Министерства. Итого - шесть раз, когда я оказывался с ним лицом к лицу и оставался жив. Что еще вы хотите узнать?
  
   - Гм, у тебя есть книга про этот ваш спорт, как его... квиддич? А то здесь я ничего не поняла. Только результаты матчей, и все.
  
   Гарри кивнул и мысленно призвал свой многострадальный экземпляр "Квиддича Сквозь Века". Книга влетела в кухню почти сразу, и Гарри поймал ее в воздухе. Тетя Петуния вскрикнула. Дадли же довольно ухмыльнулся.
  
   - Ты колдовал! - голос кузена смахивал на торжествующее кудахтанье. - Теперь все, тебя арестуют, тебя вышлют!
  
   - Рано радуешься, Дадди. Беспалочковая магия не отслеживается. Я, правда, только начал ей заниматься, но у меня неплохо получается. Не желаешь полетать по комнате, а?
  
   Дадли нервно следил, как лицо Гарри расплывалось в многозначительной улыбке. Судя по всему, проклятый приемыш был в себе уверен, и Дадли это отчаянно не нравилось.
  
   - Н-нет, все в порядке. Я лучше так постою, с-спасибо.
  
   - Как хочешь, Дадди, - Гарри был рад, что кузен не стал торопить события. Юный маг отнюдь не был уверен, что справится с левитацией Дадли, если удастся оторвать его от пола. Гарри вручил Петунии книгу и по ее взгляду, брошенному на обложку, понял, что ей действительно интересно. Однако привычное недоверие тут же взяло верх. Похоже, это для нее теперь куда занимательнее, чем поднадоевшие таблоиды...
  
   Гарри, быстро оглядевшись, направился в свою комнату, с сандвичем в руке и в сопровождении яблока, плывущего следом. После его ухода в кухне воцарилось молчание. Дадли обалдело уставился на мать, не зная, что и думать.
  
   - Мама... что это было?
  
   - Я тут прочитала кое-что о Гарри. В это трудно поверить, но если все это правда, то нам не стоит обращаться с ним так, как прежде - это может для нас плохо закончиться. Я только что закончила читать книгу про него и теперь пытаюсь разобраться, что там правда, а что придумано.
  
   - Книгу? Про этого?! Да кому могло понадобиться книгу про него писать?
  
   - Вот, - Петуния протянула томик Дадли. - Прочти и сам увидишь. Кстати, тебе ведь не надо напоминать, чтобы ты не показывал это отцу, правда?
  
   - А если как-нибудь намекнуть? Папа, я думаю, придет в ярость и задаст перцу и Гарри, и его сучке - вот смеху-то будет!
  
   - Не смей так ее называть! Я, может быть, от нее тоже не в восторге, но если Гарри покажется... короче, когда ты это прочитаешь, то сам поймешь, почему его лучше не злить. Ну ладно, иди и спрячь книгу получше, Дидди!
  
   - Хорошо, ма, - Дадли ухватился за томик, с обложки которого на него глядел улыбающийся Гарри. Картинка слегка шевельнулась, и Дадли едва не выронил книгу.
  
   - Мама... оно двигается!
  
   - Я знаю, Дидди. Их движущиеся картинки. Всего лишь очередное отличие между ними и нами. Ничего страшного, Пирожок, не обращай внимания. Там на некоторых картинках то, чего просто не может быть, к примеру, дракон гонится за ним, а он на метле, выдумка в чистом виде, я бы сказала, но в книге об этом говорится, как о чем-то нормальном.
  
   - Дракон? Их же не бывает! Иначе мы бы их видели.
  
   - Думай как хочешь, но никто больше не знает о... них и их жизни, не так ли? - ответила Петуния, испуганно оглянувшись.
  
  
  
   Что за чертовщина тут происходит? Что случилось с тетей - вернее, что Тонкс с ней сотворила? Гарри не мог поверить в происходящее на Прайвит-Драйв, 4. Ни разу в жизни ничего подобного с ним не случалось. Ладно, пусть все идет, как идет. От беспокойства ответов не прибавится. Спрошу Тонкс, когда она вернется. Так. Теперь пора перекусить и продолжить практику. Забавно было напугать родственничков тем Заклинанием Вызова, так что надо приготовить для них что-нибудь новенькое.
  
   Расправившись с сандвичем, Гарри быстро повторил заклятия, над которыми трудился утром. Убедившись, что они получаются легко и уверенно, Гарри выбрал еще четыре и принялся за работу. Программа-минимум на день уже была выполнена, и очередной серией заклятий юный чародей занимался уже для собственного удовольствия.
  
   Следующие четыре часа Гарри провел, упражняясь в Беспалочковой магии. Огарок свечи, случайно прихваченный из Хогвартса, стал мишенью для Воспламеняющего заклятия. Чудом не спалив собственную комнату, Гарри решил, что, коль скоро он овладел умением поджигать, то должен быть и в состоянии защититься от пожара. Так что следующим заклятием, за которое он принялся, стали Чары Замерзшего Пламени. Час с лишним ушел на то, чтобы мгновенно переключаться с одного заклятия на другое. Кроме того, Замораживающие чары создали совершенно особенную проблему. Когда Гарри промахивался мимо свечи, и заклятие попадало в стену, краска с нее начинала отслаиваться быстрее, чем должна бы, даже в его изрядно запущенной комнате.
  
   Когда стены обильно усеяли грубые пятна облупившейся краски, оставленные промахами, снизу донесся какой-то шум. Для возвращения Тонкс было слишком рано, и Гарри приоткрыл дверь, вслушиваясь. Голоса в прихожей были слишком тихи, чтобы их узнать. Обрадовавшись возможности применить новые знания на практике, Гарри выскользнул на лестницу, заглушив звук шагов нужным заклятием, и вновь напряг слух.
  
   Голос гостя казался знакомым, но все равно слишком тихим, чтобы узнать точно. Гарри невольно пожалел, что под рукой нет парочки ДлинноУшей, чтобы спустить их прямо в прихожую. Других вариантов не было, и юноша начал спускаться по лестнице, пока не увидел спину волшебника, уже входящего в гостиную. Присев, Гарри разглядел знакомую поношенную мантию со следами неоднократной починки. Только один из его знакомых носил такую, и Гарри задумался, хочет ли он действительно говорить с нежданным гостем или нет.
  
   Понурив голову, Гарри спустился на первый этаж, вошел в гостиную и оказался прямо за спиной Ремуса, беседующего с тетей Петунией. Его появления никто не услышал.
  
   - Вам не кажется, что вас здесь на одного больше, чем надо? - спросила Петуния, старательно выдерживая привычный заносчивый тон.
  
   - Петуния, мне нужно сказать Гарри буквально пару слов, - объяснил Ремус. - Я уйду прежде, чем мистер Дурсль вернется, уверяю вас.
  
   - Ну, хорошо. Хотя и двое - уже слишком. Последнее, что мне нужно, или чего бы мне хотелось - это видеть здесь ваших!
  
   - Тем не менее, спасибо за гостеприимство, Петуния, - отозвался Ремус как можно мягче. - А теперь я хотел бы подняться в его комнату и поговорить с ним.
  
   - Я здесь, профессор Люпин, - Гарри решил обозначить свое присутствие. Ремус обернулся с грустной улыбкой.
  
   - А я тебя не услышал, Гарри. Не удивлюсь, если ты в школе опять найдешь приключений на свою голову, такой бесшумный. А ведь мой слух куда острее, чем у прочих.
  
   - Даже чем у Нетопыря или старины Филча? Не сочтите за грубость, но зачем вы здесь, профессор?
  
   - Ремус, Гарри, Ремус, - мягко поправил Люпин. - Я не преподаю у вас уже несколько лет, так что можешь общаться со мной на равных.
  
   - Прекрасно, Ремус. Так зачем вы здесь?
  
   - Я думаю, нам стоит поговорить наедине. Я уверен, ты предпочтешь сохранить в тайне то, что я хочу тебе сказать.
  
   - О чем это вы? - спросил Гарри, начиная терять терпение: очередной надзиратель чуть ли не с порога командует, куда ему идти и что делать.
  
   - Сириус, - только и сказал Ремус и умолк в ожидании реакции юноши.
  
   - Ах, вот оно что... Я понял. Тогда ко мне? - Гарри, не ожидая ответа, повернулся и направился в свою комнату, незаметно убрав заклятие Глушения со своих ног. Все же хвастать новыми умениями пока не стоит. Сами всё узнают.
  
   Входя в комнату, Гарри по-прежнему задавался вопросом: почему именно Ремус? Неужели известие настолько важно, что его нельзя отправить с совиной почтой или, на крайний случай, через Тонкс? Убедившись, что Ремус последовал за ним, юноша был заинтригован окончательно: дело явно чрезвычайно серьезное, но что это за дело? Как только дверь в комнату закрылась, Гарри выжидающе взглянул на бывшего учителя. Тот, однако, молча осматривал комнату, обратив особое внимание на увеличенную кровать. Гарри кашлянул, заставив гостя наконец взглянуть на него.
  
   - Хорошо выглядишь, Гарри. Как спится? Кормят нормально? - Люпин явно нервничал.
  
   - Ремус, хватит. Что вам от меня нужно? - Гарри поддерживать светскую беседу не собирался. Он хотел получить ответ на свой вопрос, и получить быстро.
  
   - Хорошо. Ну, в общем, я должен обсудить кое-что, касающееся Сириуса. Я знаю, что ты предпочел бы о нем не говорить, но некоторые вещи нельзя оставлять без внимания. Я скучаю по нему, как и ты, Гарри, а может, и больше, но не в этом дело. В ближайшие дни ты должен получить кое-что из Гринготтса относительно завещания Сириуса. Я не хотел бы, чтобы в результате ты остался без охраны, потому и пришел, чтобы сообщить заранее и лично.
  
   Я знаю, что он упомянул тебя в завещании, Гарри. Большая часть его наследства наверняка достанется тебе. Я хочу сказать тебе, что жизнь продолжается. Сириус хотел бы оставить тебе все свое достояние, при любых обстоятельствах, какой бы скандал это не вызвало. По крайней мере, именно таков был его план, когда его мать умерла. И еще я хочу тебе сказать, что ты тут ни при чем, и тебе не надо себя винить.
  
   Гарри только и смог, что уставиться на друга своего отца. Завещание крестного было последней вещью, которой он хотел бы заняться именно сейчас. Он не хотел даже думать ни о наследстве Сириуса, ни о нём самом. Вздохнув, Гарри понял, что выбора у него в общем-то нет.
  
   - Прекрасно, - ответил юноша ровным голосом, подавляя печаль и гнев. - Что-то еще?
  
   Ремус не был удивлен реакцией Гарри. Он сам чувствовал себя точно так же пятнадцать лет назад, когда их жизни были разрушены в ночь Хэллоуина.
  
   - Если тебе нужно обсудить ситуацию, я здесь к твоим услугам.
  
   - Хотите сказать, что вы к моим услугам еще где-то... Я - здесь, и только. Вот, Хедвиг тоже здесь, но она может сказать не больше, чем любая другая сова.
  
   - Я знаю, что тебе больно, Гарри, но дела требуют...
  
   - Стоп, - Гарри не желал ничего слушать. - Мне не нужно ни сочувствие, ни советы. Я справлюсь сам, как всегда справлялся до сих пор, - Гарри не высказал вслух того, о чем он на самом деле думал. Я собираюсь разделаться с той сукой, так или иначе. Вот в чем мой долг и мое настоящее наследство, если речь об этом.
  
   Ремус выглядел довольным и обеспокоенным одновременно. Он не знал, как отнестись к словам Гарри - они могли означать все, что угодно.
  
   - Я надеюсь, ты в порядке, Гарри. Постарайся чересчур не зацикливаться на этом, если я правильно тебя понял. Поверь моему опыту, ни к чему хорошему это не приведет.
  
   - Да, но вы приобретали свой опыт, когда одни были мертвы, другие - в тюрьме. Так что вы по-настоящему ничего не могли изменить, не так ли? А у меня ситуация другая. И друзья, и враги - все пока живы, - Гарри едва ли не силой заставил себя замолчать. Он чувствовал, что еще немного, и эмоции возьмут верх над здравым рассудком. Гарри полагал, что в этом состоянии легко заставил бы летать и книгу, и все, что угодно, но применять это заклинание не хотел. - Ремус, если у вас все, то я очень хотел бы побыть один. Прямо сейчас. За то, что рассказали - спасибо. Будут другие новости - шлите сову.
  
   Ремус видел, что юноша борется с обуревавшими его чувствами. Он знал, что Гарри предстоит еще немало пройти, прежде чем прошлое отпустит его.
  
   - Я понимаю тебя, Гарри. Постарайся все же думать о хорошем. Слышал пословицу: "Лучше умереть стоя, чем жить на коленях"? Сириус так и умер - стоя. Он сам так хотел. Я не уверен, стоит ли тебе это слышать... "Настоящий мужчина должен умереть или в бою, или в постели с красоткой" - говаривал он, и расписывал свою предполагаемую кончину в красочных деталях всякий раз, когда мы ему очень уж надоедали, - Ремус грустно улыбнулся, припомнив, насколько часто Сириус пускался в подобные рассуждения.
  
   - Ну, спасибо за картинку юности, Ремус. Я же теперь из-за вас ночью спать не буду. Так что, если вы закончили компостировать мне мозги...
  
   - Да, я думаю, и вправду пора заканчивать. Спасибо, что выслушал, Гарри. Постарайся думать о хорошем, ладно? А я пойду, пожалуй, - и Ремус повернулся и покинул комнату. Простучали по ступенькам шаги, скрипнула входная дверь, и Гарри услышал со двора хлопок аппарации.
  
   Настроение было безнадежно испорчено. Юноша чувствовал, как в нем бурлит гнев, требуя немедленного выхода. Он понимал, что попытка колдовать вызовет мощный выброс магии, а это означало неприятности. Ничего другого на ум не приходило, и Гарри решил отправиться в парк, надеясь, что прогулка поможет привести мысли в порядок или, по крайней мере, избавит на несколько минут от ненавистного заключения на Прайвит-Драйв.
  
   Легко покинув дом, юноша быстро добрался до парка. Еще в Хогвартсе он научился справляться с колебаниями, сосредоточиваясь на чём-то одном и задавая усиленную работу ногам. Только так он в свое время смог избавиться от переполнявшего его гнева, не позволив ему вырваться наружу всплеском магии. Гарри увидел, как парк словно наклонился навстречу, и поспешил перевести взгляд на облака над головой. Выждав немного, Гарри осторожно огляделся. Парк словно качался взад-вперед, пока не обрел обычный вид.
  
   Внезапно внимание юноши привлекло какое-то движение под кустом. Призвав восприятие к порядку, Гарри успел заметить исчезающий из виду пушистый хвост. Очередной надзиратель... как будто одного мало. Интересно, ты за мной присматриваешь, или за другими надзирателями?
  
   Из кустов выглянула пушистая мордочка и приветственно мяукнула. Гарри решил, что справедливы оба варианта, так как "надежность" Дунга Флетчера была в лучшем случае сомнительна.
  
   В дальнем углу парка появились двое ребятишек. Они, должно быть, плохо знали это место, так как именно в это время шайка Дадли ошивалась поблизости, терроризируя тех, кто помладше. Впрочем, всерьез они распоясывались только с наступлением темноты.
  
   Мальчик и девочка были братом и сестрой, судя по тому, как мальчик дразнил свою спутницу. Ему достаточно было немногих слов или действий, чтобы девочка начала рассерженно грозить кулачком. Они вскарабкались на горку, затем раскрутили карусель. Гарри невольно задался вопросом, каково это - иметь брата или сестру. Он гадал, хотели ли его мама с папой завести много детей прежде, чем Волдеморт убил их.
  
   Думать об этом было слишком грустно, и Гарри стал просто наблюдать за играющими детьми. Им было на вид приблизительно восемь и шесть лет, может быть, девять и семь. Сестра повсюду следовала за братом, пытаясь повторять все, что он делал, пока тот не довел ее до слез. Это было удивительно похоже на близнецов Уизли, поддразнивавших Рона или Джинни, без взрывов, конечно. Они казались вполне счастливыми вместе, и этого Гарри не понимал. У него никогда не было родного брата, чтобы любить его, играть и ссориться. У него был только Дадли, и между ними не было ничего, кроме злобы и ненависти.
  
   Тут Гарри увидел, как девочка соскользнула с качелей и неловко упала. Она старалась сдержать слезы, но безуспешно. Ей явно было больно, она придерживала руку. Брат оставил свои забавы и подбежал к ней, волнуясь и не зная, что делать. Его неуверенность передалась девочке, заставив ее заплакать громче. Ею все больше овладевал страх, потому что ее старший брат сам был испуган.
  
   Гарри встал и направился к детям, размышляя по пути, было ли у него в жизни хоть что-то похожее. Пожалуй, только Гермиону он мог бы назвать своей сестрой, причем сестрой старшей. Она всегда заставляла его делать домашние задания. Она ворчала на него, стараясь заставить добиваться успеха и соблюдать правила. Она прилагала все усилия, помогая ему, как умела. Она верила во взрослых, она доверяла им, и они всегда помогали ей в жизни. Её родители были хорошими людьми, они любили её и заботились о ней. Они верят ей и верят в неё. Она никогда не должна была справляться с трудностями в одиночку.
  
   Гарри понимал также, что иногда она оказывалась и младшей сестрой. Всякий раз, когда книжные знания подводили ее, она терялась. И тогда она обращалась к Гарри, чтобы он помог ей разобраться в ситуации и принять решение. Сталкиваясь с непреодолимыми трудностями, она опять-таки обращалась к Гарри в надежде, что он знает, как надо. Она знала, что в большинстве случаев он действовал без подсказки, и ему обычно удавалось справиться. Когда они сталкивались с проблемой лицом к лицу, и Гарри принимал решение, Гермиона следовала за ним без сомнений и вопросов. А если становилось по-настоящему туго, она беспрекословно подчинялась ему, всегда готовая прийти на помощь.
  
   Гарри перебирал в памяти все их совместные приключения. Каждый раз им удавалось выкарабкаться лишь потому, что они действовали сообща. Гарри сразу кидался в бой, мгновенно принимая решения и тут же выполняя их. Гермиона предпочитала сначала тщательно разобрать проблему по косточкам, но если времени на это не было, она легко уступала Гарри лидерство. Она была ему сестрой, и он никогда не мог её перерасти. Она могла бы свести его с ума, пытаясь сделать лучше, но когда доходило до дела, безропотно следовала за ним.
  
   Глядя на детей, он вдруг понял, что всегда в первую очередь действовал, когда это было необходимо. Правильно или нет, но он всегда сразу принимал решение. Гермионе оставалось лишь следить, чтобы он не наломал дров по ходу дела.
  
   - Ты в порядке? - спросил Гарри девочку. Она боролась со слезами, но проигрывала. Брат же только смотрел, не зная, как помочь.
  
   - Я упала, и у меня рука болит!
  
   - Ваши родители здесь?
  
   - Они дома, - ответил брат девочки. - Вон там, внизу, - и указал в сторону Магнолия-роуд.
  
   - Позволь мне осмотреть твою руку, ладно? Я тихонечко, как смогу, хорошо?
  
   Девочка кивнула и убрала правую руку, которой придерживала поврежденную левую. Гарри увидел ушиб выше запястья. Рука быстро отекала. Гарри подумал, что это мог быть перелом, но он не был уверен. Он не помнил, как это было, когда он в первый раз сломал руку, а случай, когда он вовсе лишился костей, тут не годился.
  
   - Как думаешь, ты сможешь идти? - спросил Гарри девочку. Та медленно покачала головой. - Хорошо, тогда я тебя отнесу домой, хочешь?
  
   Девочка кивнула, взглянув на брата, который пожал плечами.
  
   Гарри осторожно подхватил ее, и девочка уютно устроилась у него на руках, тихонько посапывая время от времени. Велев её брату идти вперед и показывать дорогу, Гарри последовал за ним через весь парк и далее вниз до Магнолия-роуд. Он наблюдал за мальчиком и видел страх в его глазах. Гарри задался вопросом, почему сломанная рука может настолько напугать. Поразмыслив, он понял, что для обычных людей перелом руки - грандиозное событие. Гарри почти смеялся, сравнив сломанную руку со своим списком травм - настолько длинным, что конца-края не видно.
  
   Пока они шли, Гарри думал о Роне. Вот кто мог бы стать ему братом, которого никогда не было, так же, как Гермиона - сестрой. Рон одинаково легко мог и рассмешить Гарри, и раздосадовать, и даже разозлить. У Рона были проблемы с деньгами, и еще он был отчаянно ревнив. Самый младший из шести братьев, Рон всегда оказывался последним в очереди и ревновал к ним всех и вся... пока не подружился с Гарри-Чокнутым-Поттером. Отличный выбор, Рон.
  
   Также Рон ужасно комплексовал из-за своего финансового положения. Гарри никогда не считал себя богачом. Он узнал, что у него есть сейф, полный денег, в одиннадцать лет, но тогда это не имело никакого значения. Для Гарри это означало только, что одной проблемой в жизни будет меньше. Рон мог поссориться с Гарри из-за сущей ерунды и тут же забыть о ссоре. Он мог заставить друга хохотать до упаду, отколов что-нибудь невероятно глупое или что-то в своем фирменном стиле a la Рон Уизли.
  
   Оставшись сиротой, Гарри, тем не менее, смог обрести сестру и брата. Это вышло само собой, а как - Гарри не знал, да и знать не хотел. Глядя на маленькую девочку на руках, юноша думал, сделал бы его папа для него то же самое. Мама, вероятно, устроила бы отцу грандиозную головомойку за то, что он недосмотрел и позволил мне пораниться, а затем вылечила бы все за секунду одним взмахом палочки.
  
   Размышления Гарри были прерваны грубейшим образом.
  
   - Оба-на, Поттер! Сначала клеился к тем, кто постарше, а теперь, типа, ограбил колыбель? Тебе чё, типа, мало?
  
   Гарри замедлил шаг, обнаружив Дадли и его дружков, Пирса, Дениса, Гордона и Малкольма, преградивших ему путь. Дадли отпустил мерзкое замечание, но выглядел так, словно сделал это против воли, вынужденный "держать марку". Остальная шайка поглядывала на предводителя, ожидая продолжения.
  
   - Дад, ты больной на всю голову, если так думаешь. Хотя сдается мне, эта гениальная мысль принадлежит Пирсу. В отличие от некоторых, он мог бы поделиться знанием, как он любит тех, кто помладше. А теперь извините нас, мне надо доставить больного ребенка родителям.
  
   - Смотри сюда, Поттер, - прошипел Пирс, - За такие слова я тебе сердце вырежу, понял?! - и, вынув из кармана выкидной нож, щелкнул кнопкой.
  
   Дадли оторопело смотрел то на нож, то на Гарри. Его дружки ожидали, что он изобьет Гарри, как всегда бывало, когда он заставал кузена вне дома. Мать же потребовала оставить Гарри в покое. И он её понимал, после того, что Гарри сделал с его отцом позапрошлым вечером, и волшебства на кухне сегодня днем. Книга, которую дала ему мать, лежала запертая в его комнате.
  
   Гарри меньше всего хотел бы, чтобы дети оказались посреди разборки между ним и шайкой Дадли. Он решил любым способом избежать драки.
  
   - Как скажешь, Пирс. Дай мне пару минут, я вернусь и позволю тебе попытаться. Правда, я сомневаюсь, что у тебя получится. То же самое пробовали и более опасные люди, чем ты, и ни один не справился. Так что я займусь пока более срочными делами, а с тобой разберемся попозже. Пойдем, малыш, - с этими словами Гарри аккуратно обошел ошарашенных хулиганов и вслед мальчиком двинулся прочь в прежнем темпе.
  
   Девочка, как только шайка Дадли преградила дорогу, уткнулась лицом в плечо Гарри, и боялась поднять голову. Гарри надеялся, что им все же дадут уйти без драки.
  
   Малькольм выбрал этот момент, чтобы вставить слово:
  
   - Ты чё, на нас на всех, Поттер?! Пирс, мне кажется, или он на тебя наехал? И чё теперь?
  
   Гарри только вздохнул и продолжал идти. Если нужный дом достаточно близко, ему не придется ни причинять кому-либо боль, ни влипать в очередные неприятности.
  
   - Я тебя замочу, Поттер, понял? - заявил Пирс холодно.
  
   Гарри остановился и медленно развернулся, уставившись на противника самым угрожающим взглядом, на который был способен.
  
   - Ты и вправду уверен, что хочешь попробовать, Пирс? - Гарри говорил медленно, выделяя каждое слово. - Некоторые уже говорили мне то же самое. Я все еще здесь. А они все где, как по-вашему?
  
   Гарри по очереди зафиксировал взглядом каждого члена шайки, особое внимание уделив Дадли и Пирсу. Зыркнув на всех разом напоследок, юноша повернулся, чтобы вновь последовать за мальчиком.
  
   Он не оборачивался и не видел, что делала шайка Дадли после его отповеди. Так они втроем дошли до Переулка Глициний, не сказав ни слова. Наконец девочка подняла голову и сказала доверчиво:
  
   - Когда надо, вы можете быть таким страшным, правда? А мне с вами все равно так спокойно. Я вас вовсе и не боюсь.
  
   - Э-э-э... спасибо. Не знаю, что и сказать, - Гарри и вправду не знал. Это было одновременно и хорошо, и плохо. Они миновали еще пару домов, и мальчик вдруг метнулся по тротуару к дому с красной входной дверью. Он влетел в прихожую, изо всех сил зовя маму и папу. Гарри медленно шел следом, осматриваясь в поисках то ли родителей своих новых знакомцев, то ли шайки Дадли и старательно не думая о Пожирателях Смерти, которые могли оказаться рядом в любой момент.
  
   Дверь снова распахнулась, и на крыльцо выскочила женщина. Мальчик от нее не отставал. Гарри улыбнулся женщине, осторожно поставил девочку на ноги и отступил на шаг, не зная, что полагается делать в подобных случаях.
  
   Мать опустилась на колени перед дочерью, спрашивая, что случилось. Девочка быстро все объяснила, показав матери опухшую руку. Гарри видел любовь в глазах женщины, и на миг остро пожалел, что не может помнить то же в глазах собственной матери. Женщина осторожно коснулась больной руки дочки и сокрушенно вздохнула. Она тут же велела сыну бежать в дом и передать отцу, чтобы тот немедленно собирался ехать в больницу. Мальчик тут же исчез в дверях, и Гарри услышал его звонкий голос, старательно повторяющий ее распоряжения. Мать тем временем осторожно обняла дочку.
  
   Гарри повернулся и двинулся было обратно в ожидающую его "одиночную камеру" на Прайвит-Драйв 4. Шорох шагов позади заставил его остановиться, и юноша увидел спешащую к нему женщину. У нее был благодарный, но взволнованный взгляд. Гарри слегка растерялся, не зная, чего ожидать, хотя испытывал схожие чувства.
  
   - Спасибо, что помогли Эмме добраться домой. Не знаю, как и благодарить вас.
  
   - Не стоит, мэм. Всегда к вашим услугам.
  
   - Там какие-то мальчишки грозились его убить, мам. Они меня напугали, - девочка пряталась за спиной матери, держа ее за руку.
  
   - Не беспокойся из-за них, Эмма. У меня бывало и похуже, - Гарри улыбнулся матери с дочерью и повернулся, чтобы уйти.
  
   - Они в самом деле угрожали вам, или она выдумывает? - спросила женщина встревожено.
  
   - Они не шутили, но все равно - невелика беда. Я не беспокоюсь. По сравнению с тем, с чем я обычно имею дело, это - сущий пустяк.
  
   Гарри, наконец, попрощался с Эммой и её матерью и вышел на улицу. Без особых проблем он добрался почти до самой Прайвит-Драйв, когда его вдруг остановило странное ощущение некой неправильностивокруг. Выхватив из потайного чехла палочку, теперь всегда готовую к бою, юноша развернулся на пятках, тщательно осматривая улицу в поисках источника угрозы.
  
   Ощутив слева движение, Гарри наугад ткнул палочкой и угодил кому-то прямо в грудь. Знакомая ткань мантии-невидимки и девичье "уфф" развеяли последние сомнения.
  
   - Тонкс! - Гарри сам с трудом удержался на ногах. - Слушай, ангел-хранитель, в следующий раз не надо ко мне так подкрадываться. Это может кончиться плохо.
  
   - Ох, теперь точно синяк останется... Гарри, это было жестоко, ты это знаешь?! Проводи меня в дом, чтобы я могла бы снять эту дурацкую штуку и проверить, что со мной такое.
  
   - Сюда, Нимфадора, - Гарри ускорил шаг, чтобы избежать любой возможной мести рассерженной аврорши. Он открыл дверь и дождался звука шагов с лестницы, после чего двинулся следом за Тонкс. Её походка была не столь легкой, как обычно, но по крайней мере она не спотыкалась.
  
   Дверь комнаты открылась, затем послышался шорох ткани. Закрыв дверь за собой, Гарри увидел Тонкс, раздраженно стягивающую мантию с плеч. Форменная серая мантия упала поверх плаща-невидимки, брошенного в ногах кровати. Гарри хотел было прокомментировать столь торопливое разоблачение, но Тонкс на этом не остановилась. Вытащив рубашку из брюк, она расстегнула пуговку на поясе и потянула брюки вниз, открыв для обозрения плоский животик и, примерно до половины, подтянутые упругие ягодицы. Повернувшись, девушка критически осмотрела себя в зеркале и нахмурилась, перехватив взгляд Гарри на ее обнаженные прелести.
  
   - Вот видишь, синяк остался, я же говорила! - воскликнула Тонкс. - Налетел на меня, как этот... Я, может быть, только пощекотать тебя хотела! - Она повернулась, демонстрируя солидных размеров красное пятно чуть ниже поясницы. - Я, похоже, налетела на камень. Больно же!
  
   Только теперь Тонкс обратила внимание на выпученные глаза Гарри. Игривое настроение вновь овладело девушкой, и она решила взять реванш за утро.
  
   - Ну как, нравится? Хочешь потрогать? Может быть, даже поцелуешь - вдруг все пройдет? - На мгновение Гарри залился краской, но тут же овладел собой.
  
   Она наслаждается каждой минутой этой игры... Спокойно, Гарри, не тушуйся. Я ей покажу, как меня дразнить! Гарри в упор посмотрел на Тонкс, выдержав паузу в несколько секунд, перед тем, как ответить.
  
   - Ну, если ты так настаиваешь... Я не против взглянуть поближе, - Гарри приподнял бровь. Продолжай в том же духе. Вспомни близнецов, вспомни Симуса с их подружками. Уверенность и настойчивость - вот в чем штука. Тонкс ошарашено взглянула на юношу, приоткрыв рот. Вот так. Получила?!
  
   - Ну, так как, ты позволишь мне взглянуть, или так и будешь сверкать своим бикини на всю комнату? - Гарри изо всех сил старался сохранить бесстрастное выражение лица в ожидании ответа. Впрочем, он сам не знал, чего ждать.
  
   Тонкс закрыла рот и, кажется, на что-то решилась. Подойдя к Гарри, она повернулась к нему ушибленным местом. Некоторое время она напряженно смотрела ему в глаза, но затем опустила взгляд на ссадину.
  
   - Мне, правда, больно, и я хочу попросить тебя мне помочь. Я владею исцеляющими заклинаниями в лучшем случае на начальном уровне, и к тому же никогда не применяла их к самой себе.
  
   Гарри внимательно осмотрел ушиб. Изрядный клочок кожи был сорван, и синяк вокруг ссадины все еще рос. Юноша не мог не заметить гладкую кожу бедер и их совершенную форму. Ему пришлось сглотнуть, прежде чем продолжить:
  
   - Чем я могу тебе помочь?
  
   Тонкс удивилась, насколько быстро юноша справился с ситуацией.
  
   - Нужно, чтобы ты направил мою палочку вокруг ушиба круговым движением. Движение должно быть плавным, текучим, иначе оно не сработает. Я могу произнести заклинание, но его надо направить точно в нужное место и постоянно контролировать.
  
   - Я сделаю, что смогу, Тонкс, только покажи мне, как.
  
   - С удовольствием, Гарри, - Тонкс не смогла удержаться, выделив голосом это "с удовольствием", и была вознаграждена: Гарри вздрогнул, явно услышав больше, чем было сказано. Девушка закатала рубашку и подоткнула край, чтобы не мешала. Затем еще ниже спустила брюки, открыв куда больше, чем краешек синего нижнего белья. Она видела, как Гарри дважды нервно сглотнул и отвел глаза подальше от открывшейся соблазнительной картины.
  
   Ой, все-таки это слишком забавно... Пусть словесную битву я и проиграла, но в визуальном поединке я побеждаю без вопросов.
  
   - Гарри, мне нужно, чтобы ты слегка придерживал мою палочку и медленно и плавно двигал ею вокруг ссадины. Да, и насчет колдовства не волнуйся - это моя палочка, и я знаю, что делать.
  
   Тонкс подождала, пока Гарри возьмется за ее палочку, и начала движение. Удерживать палочку над нужным местом оказалось неожиданно трудно.
  
   - Тонкс, ты дергаешься каждый раз, когда двигаешь палочкой. Как же я удержу ее над раной, как ты сказала?
  
   - Это уже твоя забота, Гарри. Я должна сосредоточиться на заклинании.
  
   Не найдя лучшего варианта, Гарри обнял девушку за бедра свободной рукой и продолжил круговые движения палочкой.
  
   Тонкс попыталась сконцентрироваться, но внезапно нахлынувшее необъяснимое чувство покоя и безопасности свело на нет все попытки. Это было точь-в-точь как прошлой ночью в объятиях Гарри, только еще острее. Прикосновение его руки к обнаженному бедру вызывало удивительное ощущение тепла. Может, я и выиграла визуальный поединок, но стоит ему коснуться меня - и я просто таю, как мороженое. О, эти руки... Стоп. СТОП!!! Ты должна сосредоточиться, или это затянется на весь день... и разве это было бы плохо?
  
   Тонкс пришлось прибегнуть к Окклюменции, чтобы успокоиться и сконцентрироваться на насущной проблеме. Ей удалось с помощью Гарри избавиться от ушиба за несколько минут. Прекратив пассы палочкой, Тонкс бросила ее на кровать. На месте ссадины теперь была чистая кожа без единого пятнышка, сияющая под лучами заходящего солнца. Оглянувшись, девушка обнаружила Гарри, все еще любующегося ею.
  
   - Ну, как я тебе нравлюсь, Гарри? Если будешь паинькой, может быть, разрешу увидеть больше... когда-нибудь потом. - Гарри вскинул голову, и Тонкс показалось, что его взгляд проникает в ее сознание до самых глубин. - Шутки в сторону, ты мне здорово помог, спасибо; шутки, назад! - а вот причинять мне боль не стоило ни в коем случае!
  
   - Ты собиралась на меня напасть - чего же ты ожидала?
  
   - Подкрасться и не попасться, вот чего! Я хотела проделать это еще в парке, но там оказалась та девочка... кстати, ты все правильно сделал. Герой всегда герой, не так ли?
  
   - Я сделал то, что считал необходимым. Надеюсь, она просто ушиблась, а не сломала руку. Маглы должны ждать месяц или дольше, чтобы кости срослись, по себе знаю. Я, например, шесть недель в гипсе проходил, когда мне руку сломали.
  
   - Кто - они?
  
   - Ну... доктор еще должен был снова сломать ее, потому что она срасталась неправильно.
  
   - Не поняла... Во-первых, что это значит - срасталась неправильно?
  
   - Я попал к доктору только через неделю после того, как сломал руку, - Гарри опустил голову, пряча взгляд.
  
   - Гребаные Дурсли! Это из-за них, да?! - Тонкс почти кричала. - Им что, было наплевать, что у тебя с рукой?!
  
   - Да нет, они просто не заметили. Заперли в чулане на неделю, когда это случилось. Такое вот наказание. Правда, потом тетя Петуния вынуждена была отвести меня к доктору - рука выглядела ужасно, а она не хотела пересудов соседей. Кости уже начали срастаться, но криво. Может быть, я тогда неосознанно использовал волшебство... не знаю. Как бы то ни было, я выздоровел быстрее, и Дадли не пытался бить меня по руке, когда была возможность.
  
   Тонкс испытала гораздо более острое, чем прежде, желание истребить всех маглов под крышей этого дома.
  
   - Дьявольщина! Как они могли поступить так с тобой?! Да и вообще с кем угодно?!
  
   - Оставь, Тонкс. Все это давно прошло и забыто... Да, так ты что же, следила за мной, начиная с парка?
  
   - Ага, и я так надеялась, что тот идиот нападет на тебя. Такой был шанс спасти спасителя! - Тонкс рассмеялась собственной шутке, но Гарри нахмурился.
  
   - Если ты была рядом тогда, почему я этого не заметил, а почувствовал только здесь?
  
   - Я откуда знаю? Может быть, ты был занят другой женщиной, у тебя на руках, а про меня забыл... у, изменщик коварный! - Тонкс надулась, пряча улыбку.
  
   - Вряд ли, Тонкс. Я знал, что кто-то был рядом, когда возвратился сюда. Ты говорила, что хотела напасть на меня?
  
   - Только пощекотать, и ничего больше! А ты решил сбить меня с ног, приложить задницей об камень... и устроить себе маленькое стрип-шоу.
  
   - Но ты же хотела подкрасться ко мне и напасть исподтишка!
  
   - Да ладно тебе, Гарри! Подумаешь, большое дело. У всех иногда бывают предчувствия. Шестое чувство называется.
  
   - Поскольку такое ощущение у меня бывало и раньше, я, видимо, могу чувствовать чужие агрессивные намерения. Большинство людей полагает, что это не более чем рефлексы, но я зачастую могу знать наверняка, что мне что-то угрожает. Я всегда чувствовал такие вещи.
  
   - Еще и это вдобавок... - подумала Тонкс, не замечая, что говорит вслух.
  
   - Ты о чем, Тонкс?
  
   - Так, ни о чем, Гарри. Ни о чем. А теперь я хочу услышать, чем ты сегодня занимался. Я просила тебя поупражняться в беспалочковой магии, так что покажи мне, чему ты научился.
  
   Гарри невербально призвал учебник и заставил его несколько раз пересечь комнату. Тонкс, затаив дыхание, пораженно наблюдала за его действиями.
  
   - Что? Ты сказала, чтобы я практиковался, я так и сделал. Я делаю что-то неправильно?
  
   - Ты - без единого слова и жеста - сотворил два различных заклятия?!
  
   - То есть ты хочешь сказать, что я, изучая беспалочковую магию, мог произносить заклинания вслух? Я-то думал, что так и надо было - молча и без движений...
  
   - Гарри... Я оставила тебя самостоятельно изучать беспалочковую магию. Я думала, что ты повторишь уже знакомые заклинания, просто без палочки. Я и представить не могла, что ты проделаешь все это молча и не двигаясь. Гарри, ты что, и в школе так - сначала делаешь, а потом открываешь учебник?
  
   - Нет, конечно, у меня для этого Гермиона есть. Она читает, Рон переживает и волнуется, а я действую... я просто действую.
  
   - Что и доказывает в конечном итоге твою силу воли и магический потенциал. Итак, ты освоил левитацию и призывающее заклинание. Это огромная работа для одного дня, я тобой восхищаюсь.
  
   - Вообще-то я изучил восемь заклинаний, - и Гарри перечислил их все. - И то я не уверен, что Замораживающее заклятие работает как надо - я ведь пробовал его только на неодушевленных объектах.
  
   Тонкс только головой покачала.
  
   - Во имя Мерлина, КАК?.. впрочем, неважно. Продолжай в том же духе, Гарри. Это лучшее, что я могу предложить, - Тонкс задумалась, о чем еще спросить, - Гарри, что ты знаешь о магических ограничениях?
  
   Гарри честно задумался, пытаясь вспомнить.
  
   - Ну... нельзя аппарировать из Хогвартса, из-за защитных заклятий. Потом Убийство... впрочем, это не всегда верно, если судить на моем примере, - Гарри задумался снова и, как показалось Тонкс, встревоженно заключил:
  
   - Это все, что я помню, Тонкс. Гермиона могла бы перечислить примеров на несколько страниц, если тебе действительно это нужно.
  
   - Думаю, теперь я лучше понимаю тебя, Гарри. Ты знаешь только то, что тебе рассказали, а рассказали тебе немного. Значит, тебе стоит считать, что ты знаешь все, что надо, потому, что ты - Гарри Поттер, в конце концов.
  
   - Ага, например Парселтонг, на втором курсе. Насколько я знал тогда, только темные маги - змееусты. Впрочем, теперь я вспомнил, что умел говорить со змеями и раньше. Был один случай в зоопарке. Но потом случилось столько всего, что про тот разговор со змеей я просто забыл.
  
   - Ясно. Ты не можешь судить, что мы можем и чего не можем, основываясь на чужих мнениях. Ты знаешь только, что можешь или не можешь ты сам. Так чего ты не можешь?
  
   - Обыграть Рона в шахматы. Прочитать больше, чем Гермиона, или знать больше, чем она, так или иначе. М-м... аппарировать в Хогвартсе. Больше ничего не придумывается.
  
   Тонкс рассмеялась:
  
   - А еще ты не имеешь понятия об основных законах магии. Ты просто берёшь и делаешь. Я могу сказать, что обычно волшебники начинают учиться беспалочковой магии, опираясь на применение палочки и постепенно отказываясь от нее. Беспалочковая магия без слов и движений - и вовсе редкость. А ты освоил ее в первый же день... как-то это страшновато. А тот факт, что ты овладел восемью заклятиями кряду, еще страшнее.
  
   - Мне всю жизнь внушали, что я ничего не стою и ни на что не способен. Волшебство - единственное, что у меня получалось, в отличие от них. И я не собираюсь подтверждать их мнение еще и в этом. И еще я не хочу подводить отца и мать.
  
   Тонкс кивнула, соглашаясь с убеждениями Гарри. Она знала, что ее жизнь слишком отличалась от жизни Мальчика-Который-Выжил. У нее всегда была поддержка родителей. Она никогда не должна была доказывать им, чего она стоит. Они всегда ее любили. У Гарри же всего этого не было. Вся его жизнь была непрерывной борьбой. Магия была его стихией, и он стремился быть в ней лучшим, чем кто бы то ни было, о чем свидетельствовали и запреты Директора, и атаки Сами-Знаете-Кого.
  
   Тонкс убедилась, что Гарри расслабился и привел мысли в порядок. Она могла ощущать его эмоции и понимала, какую битву с самим собой он только что выиграл. Тонкс знала, что использовала Легилименцию, чтобы прочитать его, но ей было необходимо знать, что он чувствовал.
  
   Тело юноши вдруг напряглось. Тонкс не понимала, в чем причина. Гарри внезапно осознал, что его рука все еще обнимает стройные девичьи бедра, а их обладательница стоит перед ним со спущенными штанами. Прямо перед его глазами маячили узенькие ярко-синие трусики, и Гарри вдруг подумал, что она чувствует сейчас там. Зная, что Тонкс только что применила к нему Легилименцию, юноша поспешил изгнать прочь непрошеные мысли.
  
   - Э-э... Тонкс, в принципе, брюки уже можно подтянуть. Я думаю, если кто-нибудь из Дурслей заглянет сюда сейчас, они будут... э-э... весьма впечатлены, увидев нас в таком виде. Хорошо-хорошо, Дадли мог бы, но я предпочитаю об этом не думать.
  
   Тонкс опустила глаза и обнаружила, что Гарри прав: ее брюки неумолимо сползают все ниже, а трусики выставлены на всеобщее обозрение. Наблюдая за выражением лица Гарри, девушка медленно потянула брюки вверх, пытаясь выяснить, нравится ли ему такая ситуация.
  
   - Ты действительно не хочешь, чтобы они упали совсем? Я уверена, мы тогда нашли бы способ приятно провести время.
  
   - Спасибо за предложение, Тонкс, но я сомневаюсь, что тебе и в самом деле хочется связаться с парнем вроде меня. Обреченных на смерть, знаешь ли, обычно побаиваются.
  
   - Ты и вправду ничегошеньки не понимаешь в человеческих чувствах, - снова покачала головой Тонкс. В ее планах на вечер появились изрядные коррективы. - Я хочу помочь тебе с Окклюменцией, Гарри. Ты должен уверенно овладеть ею, чтобы осуществились мои планы на лето. Но это должно остаться в абсолютной тайне ото всех. Как тебе моя идея?
  
   - Я должен научиться Окклюменции, это верно, но я не узнаю твои планы на лето, пока ты мне не расскажешь. Итак?
  
   - Не сейчас, Гарри. Ты обо всем узнаешь завтра, если все пойдет как надо. Так или иначе, я это выясню сегодня вечером. А сейчас давай-ка займемся Окклюменцией. Ты немного знаешь, как очищать разум, но не знаешь всего остального. Тебе необходимо для начала сконцентрироваться на защите собственного разума, Гарри. Затем ты должен научиться чувствовать вторжения и бороться с ними, или направлять на что-нибудь безобидное. По-настоящему умелый Окклюмент способен показать Легилименту то, что он хочет видеть, а истину надежно укрыть. Некоторые люди способны закрыть свой разум от любого проникновения, но настоящая цель Окклюменции - продемонстрировать агрессору фальшивые или нейтральные воспоминания. Следишь за моей мыслью?
  
   - Да. Цель я вижу, но пока не знаю, как ее достичь.
  
   - Сила воли - ключ ко всему, Гарри, а ее у тебя более чем достаточно. А теперь внимание: я произношу заклинание, а ты постарайся показать мне самые безобидные воспоминания. В случае чего можешь просто выбросить меня прочь.
  
   Тонкс произнесла заклинание и медленно погрузилась в воспоминания Гарри. Она начала с самых безопасных мест, сосредоточившись на впечатлениях первого курса. Она увидела отражение в Зеркале Еиналеж и ощутила счастье мальчика, впервые увидевшего свою настоящую семью. Тонкс смахнула с глаз слезы, вызванные этим воспоминанием, и нырнула назад в море мыслей. Дальше были сцены квиддичных игр, волнение и восторг от полета на метле... Разговоры с Роном и Гермионой - без связи, в беспорядке, но она слышала слова.
  
   Тонкс сделала паузу и увидела Гарри, с сосредоточенным лицом, ушедшего в себя. Новое погружение в пучины памяти было более тревожным. Мелькнули виды ночного Запретного Леса и неясные тени, надвигающиеся на Гарри. Картина изменилась снова, теперь это была громадная шахматная фигура, движущаяся по клетчатому полю. Очередное воспоминание - тролль, занесший дубину над Гермионой. Затем был ощутимый толчок, и Тонкс снова оказалась в комнате Гарри. Тот сидел на кровати, закрыв глаза и тяжело дыша.
  
   - Очень хорошо, Гарри. Учитывая все обстоятельства, у тебя хорошо получилось.
  
   - Но я не смог удержать тебя в каком-то одном воспоминании или не пустить тебя туда, куда ты хотела. И еще ты специально избегала плохих воспоминаний, так ведь?
  
   - Начинать надо с самого легкого, а затем продвигаться дальше - вот мой метод, Гарри. Начни я с самых плохих воспоминаний, ты бы так ничему и не научился. Позволь предположить, что тот мерзавец раз за разом вызывал в твоей памяти самые худшие события и вцеплялся в них, не так ли?
  
   - А чего еще от него ждать? Я видел смерть Седрика несчетное число раз. Нападение на мистера Уизли и возрождение Волдеморта тоже были среди его любимых сцен.
  
   - Не могу сказать по этому поводу ничего хорошего или нейтрального, поэтому лучше промолчу. Удивительно, что при таком методе преподавания ты научился хоть чему-то. А сейчас, если ты хоть чуть-чуть отдохнул, мы попробуем еще раз. Я буду действовать полегоньку, пока ты не научишься справляться со мной. Затем я выберу воспоминания потемнее и усилю давление. Боюсь, иначе ничего путного не выйдет.
  
   - Тогда приступим, Тонкс. Больше дела, меньше слов.
  
   Как только зрительный контакт был установлен, Тонкс произнесла формулу, и воспоминания Гарри снова предстали перед ней. Это был уже второй курс, и Тонкс увидела драматическое путешествие в Хогвартс. Летающий "фордик" Уизли вызвал у девушки неудержимый приступ хохота. Да... влипнуть по уши в неприятности из-за нетрадиционного использования магловского артефакта. Они с Сириусом стали бы не-разлей-вода приятелями, будь у них время... Тонкс продолжила просмотр Квиддичного матча. Навыки, продемонстрированные Гарри, были удивительны. Волшебница была убеждена, что после школы Гарри мог бы играть за любую профессиональную команду, если бы захотел.
  
   Вернулось воспоминание о Зеркале Еиналеж с первого курса, правда, теперь ненадолго. Затем Тонкс просмотрела дуэль Гарри и Драко, наслаждаясь каждой минутой зрелища. Картинка сменилась на уборную Плаксы Миртл и котел с дозревающим Оборотным Зельем. Ох, Гарри, это же безумно сложное варево... и зачем только оно тебе понадобилось? Затем она увидела Локхарта, гордо дефилирующего походкой жиголо в своей знаменитой васильковой мантии.
  
   Изображение снова сменилось Зеркалом и удерживалось несколько минут, пока Тонкс пыталась продолжить просмотр. Волшебница ощутила сопротивление ее усилиям. Давай, Гарри! Так держать! Ты быстро учишься... Она усилила давление, и картинка неохотно сменилась, но теперь все расплывалось, словно не в фокусе. Дальнейшие попытки исправить изображение ни к чему не привели - всё виделось словно сквозь морозный туман. Сняв заклятие, Тонкс увидела, что Гарри смотрит на нее с еле заметной улыбкой.
  
   - Хорошая работа, Гарри. Ты удержал меня на месте. Я не могла сменить сцену, но я все еще оставалась там. Ты пытался меня выгнать?
  
   - Нет. Я пытался перенаправить тебя, но так как это не сработало, я просто удерживал тебя там, где ты была. Я, кажется, только один раз попытался сменить изображение, иначе все осталось бы как прежде.
  
   - Ты быстро совершенствуешься, Гарри. Давай закрепим наши успехи, а потом сходим куда-нибудь пообедать. Только плачу я, ладно? Ты же у нас бедный студент и все такое...
  
   И все началось снова. Перед внутренним взором обоих волшебников замелькали сцены третьего курса, но теперь кое-что изменилось. Каждое изображение казалось немного искаженным, словно увиденным чужими глазами. Когда Гарри третий раз кряду надул тетушку Мардж, картинка снова стала ясной и четкой. Тонкс попробовала переместиться в воспоминания Гарри о квиддиче, но вместо этого обнаружила, что просматривает его первое посещение Косого Переулка в компании с Хагридом. Собравшись с силами, она попыталась вызвать память о первом письме Гарри из Хогвартса, однако все, что она увидела, было снова Зеркало Еиналеж.
  
   Отменив заклятие, Тонкс заметила, что Гарри тяжело дышит.
  
   - Великолепно, Гарри! Я думаю, ты и сам это почувствовал. Попробуем еще раз, но теперь я буду работать в полную силу, - Гарри кивнул, колдунья произнесла: "Легилеменс!" и ворвалась в его память.
  
   Первая встреча с Орденом Феникса прошлым летом; поезд, купе Малфоя, Petrificus и удар в лицо. Тонкс попробовала добраться до сцены нападения змеи на Артура Уизли, но тут же опрокинулась навзничь, глядя в потолок, с раскалывающейся от боли головой. Девушка застонала и села на кровати. Гарри, уже не улыбающийся, а смущенный донельзя, поддержал ее.
  
   - Я попробовала кое-что изменить. Мне хотелось проверить, справишься ли ты с внезапным вторжением, и ты вытолкнул меня почти сразу. А с нашим Главным Гадом у тебя так получалось?
  
   - Да, один раз. Тонкс, ты в самом деле хотела увидеть те воспоминания?
  
   - Нет, Гарри, разумеется, нет! Мне кажется, с дружественными воспоминаниями ты управляешься достаточно хорошо. Я хотела тебя немного проверить. Я знаю, тебе никто не объяснял, но во время обучения ты начинаешь с приятных событий и постепенно продвигаешься к худшим. Ты уже научился удерживать меня в воспоминаниях, а также переадресовать, куда нужно тебе. Я могла бы сказать, что ты переадресовал меня, но я тогда знала, о чем эти воспоминания, и что там должно случиться. Настоящий высший пилотаж - показать мне что-то, чего я не знаю. Или вообще создать ложную память, демонстрируя мне все, что угодно.
  
   - Я пробовал, но все, на что меня хватило, это показывать тебе различные случайные воспоминания, а не то, о чем ты говоришь.
  
   - Но и это у тебя прекрасно получается, Гарри, так что не падай духом оттого, что не справился с самой трудной частью этой науки. У нас еще будет время этим заняться. А сейчас я чертовски проголодалась. А ты, Гарри?
  
   - Я бы тоже не отказался перекусить. У тебя есть местечко на примете?
  
   - В смысле поблизости? Я думаю, маглы же куда-то ходят обедать.
  
   - Я знаю несколько заведений по ту сторону парка и на дальних улицах. Мы можем поесть там. Желаешь чего-то определенного?
  
   - Если обед окажется достаточно вкусным и сытным, я буду просто счастлива.
  
   Гарри и Тонкс покинули комнату. Спуск по лестнице превратился в настоящее приключение: Тонкс изо всех сил старалась не спотыкаться, Гарри держал ушки на макушке, чтобы не пропустить появление дяди Вернона или Дадли. До парадной двери добрались без особых проблем; Гарри тщательно следил за дорогой, и, к обоюдному удивлению и радости, Тонкс несколько раз избежала неминуемых падений. Подшучивая над своевольными конечностями, которые так и ищут, обо что бы запнуться, парочка направилась на север, к ресторанам на Магнолия-Роуд. Добравшись до места, Гарри широким жестом обвел улицу, предлагая спутнице выбирать:
  
   - Куда теперь, Тонкс? Тут у нас есть итальянская пиццерия, китайский ресторанчик, закусочная и паб. Что скажешь?
  
   - Мне кажется, "пицца" в такой вечер звучит неплохо. Пошли!
  
   Гарри открыл двери перед Тонкс, и они вошли в просторный зал ресторана. Официант усадил их за угловой столик между семьей с одной стороны и влюбленной парочкой с другой. Гарри открыл меню и подумал, сколько раз в жизни он мог вот так, самостоятельно, заказать себе обед. Не считая Хогвартса и магического мира, такие случаи можно было пересчитать на пальцах. И каждый раз Дурсли оставляли выбор за собой, заказывая самые дешевые блюда в меню.
  
   Решив, что ограничивать себя было бы глупо, Гарри выбрал толстую хрустящую пиццу пепперони с двойным сыром. Определившись с заказом, юноша взглянул на спутницу, и обнаружил ее погруженной в некие размышления. Девушка напряженно морщила лоб, высунув от усердия розовый кончик языка. Гарри наслаждался этой картиной несколько секунд, пока его не посетила дьявольская идея.
  
   - То-онкс! Осторожнее, слишком тяжелые мысли опасны для здоровья! Если нужна помощь - только скажи, и моя рука к твоим услугам, - Гарри усмехнулся, встретив рассеянный взгляд молодой аврорши.
  
   - Что такое, Гарри?.. Черт, я еле удержалась, чтоб не пнуть тебя под столом со всей дури. А теперь, будь добр - то же самое, помедленнее и большими буквами.
  
   - Нет, спасибо, Тонкс. Лучше я посижу тут тихонько, пока ты не разберешься с собой. А пинать меня не надо - чего доброго, опрокинешься еще, - Гарри стремительно отодвинулся, едва закончив фразу, так как маленькая ступня буквально на доли дюйма разминулась с его голенью. Тонкс была явно разочарована промахом.
  
   - Смотрите у меня, мистер! Я не злопамятная, но обиды не прощаю, и память у меня хорошая. С другой стороны, я рада, что ты, наконец, немножко расслабился в моей компании. Ты можешь спокойно общаться со мной так же, как и с остальными твоими друзьями. Поверь, в глубине души я всего лишь большой ребенок, а если я иногда выгляжу строгой и суровой - не верь глазам своим... - Тонкс заметила коварную усмешку, вернувшуюся на лицо Гарри. - А вот свои комментарии придержите при себе, молодой человек!
  
   Их прервало появление официанта, который принес напитки и осведомился, готовы ли клиенты сделать заказ. Гарри кивнул и предложил Тонкс заказывать первой.
  
   - Я хотела бы маленькую пиццу пепперони, толстую, хрустящую, с двойным сыром, и содовую, - Тонкс улыбнулась официанту и поправилась, - хотя нет, лучше среднюю.
  
   В ожидании заказа молодые маги продолжали пикироваться между собой. Гарри время от времени окидывал зал настороженным взглядом, однако ничего подозрительного не обнаруживалось. Наконец официант принес заказ, и пара приступила к ужину, болтая ни о чем и время от времени по-дружески подтрунивая друг над другом. Последний кусок своей пиццы Гарри предложил Тонкс.
  
   - Да ну, Гарри, ешь сам, тебе нужнее. А мне надо следить за фигурой, - заявила Тонкс с воинственным видом в ответ на фырканье Гарри. - Эй, я же не уродина какая-нибудь, и ничего смешного в этом нет! И вообще, я обиделась, и буду громко плакать! - девушка смахнула с глаз воображаемые слезинки.
  
   - Ну ладно, ладно, тогда давай его поделим. Так лучше? - Тонкс кивнула, и Гарри, разрезав кусок пополам, передал спутнице ее долю. Вскоре с пиццей было покончено. Гарри наслаждался ощущением сытости. Тонкс, отдуваясь, погладила себя по животу:
  
   - Уфф, я просто лопну. Надо было оставить весь тот кусок тебе.
  
   - Я предложил, ты согласилась. Мне не жалко, - ответил Гарри, откинувшись на стуле.
  
   Тонкс оплатила счет, как и предлагала. Но едва волшебники занялись обсуждением методов обучения Беспалочковой магии, наиболее подходящих для Гарри, как из-за спинки его стула выглянула детская головка. Тонкс с улыбкой махнула рукой, заставив Гарри обернуться навстречу знакомому лицу. Это оказалась Эмма, девочка из парка. Она улыбнулась, тихонько хихикнула, затем ее лицо исчезло, и звонкий голосок радостно оповестил весь ресторан:
  
   - Мама! Папа! Это же Гарри, идите скорее сюда!
  
   - Удивительное совпадение - встретить вас здесь, молодой человек! - сказал отец Эммы, подходя к столу. - Я хочу поблагодарить вас за вашу помощь сегодня днем. Я вам весьма признателен.
  
   - Как я уже сказал - всегда к вашим услугам. Эмма, как твои дела? - спросил Гарри.
  
   - Мне уже лучше, - ответила та мягко. - Доктор дал мне лекарства, и мне больше не больно. А еще мне сделали фиолетовый гипс на руку, вот, посмотри! - и девочка приподняла левую руку, хвастаясь "обновкой".
  
   Личико Эммы, как она ни крепилась, выглядело усталым.
  
   - Фиолетовый, ну надо же! - восхищение Гарри было совершенно неподдельным. - В свое время, когда я сломал руку, мне наложили самый обычный, белый... О, и твой брат здесь! Спасибо, без тебя я бы не справился.
  
   Эти слова, сказанные от души, заслужили одобрительную улыбку уже обоих родителей.
  
   - Еще раз спасибо, молодой человек! - сказала женщина. - Мы ведь еще не представлены, как положено? Меня зовут Кэти Уильямс, это - мой муж Чарльз, а с Джонатаном вы уже встречались. Эмма весь день только про вас и говорила.
  
   Пропустив мимо ушей последнее замечание, Гарри постарался выбрать для беседы нейтральную тему:
  
   - Э-э... добрый вечер. Вы тоже решили поужинать здесь?
  
   - Из-за всех этих больниц мы подумали, что это будет лучший выбор. Вы, я вижу, решили то же самое. А ваша подруга?.. - Миссис Уильямс улыбнулась, взглянув, однако, на Тонкс довольно строго.
  
   - Ну, Тонкс - мой друг, и... - Гарри замялся.
  
   - Да, я - его девушка, - сказала Тонкс без колебаний. - И, как я понимаю, вы уже успели убедиться, насколько он замечательный человек.
  
   - Он замечательный, Тонкс, но, - Кэти, казалось, очень осторожно подбирала слова, - но вы не слишком э-э... взрослая для него? Ни в коей мере не желала бы вас задеть, конечно...
  
   - Ничего страшного, - Тонкс восприняла вопрос совершенно спокойно. - Гарри намного взрослее, чем выглядит. По крайней мере, действует он зрело не по годам. А я, в свою очередь, в душе гораздо моложе, чем выгляжу, так что в итоге получается полная гармония, если вы понимаете, о чем я, - и Тонкс улыбнулась самой озорной из своих улыбок.
  
   - Мне кажется, я вас понимаю, - ответила Кэти. - Он настоящий джентльмен. И я счастлива, что тогда, в парке, он оказался рядом.
  
   - Вы среди растущего списка людей, которые сказали это, - сказала Тонкс очень серьезно.
  
   - Тонкс, прекрати, - произнес Гарри одними губами, но все его прекрасно расслышали.
  
   - Тише, Гарри. Ты же знаешь, что это - чистая правда.
  
   - Ничего подобного! И вообще - сейчас не время и не место для таких разговоров. Тем более при детях.
  
   - Да ну тебя нафиг! - Тонкс в шутку надулась и подмигнула Эмме, заслужив ответную улыбку маленькой утомленной девочки.
  
   Миссис Уильямс не могла не заметить, что Гарри старательно избегал разговора о сегодняшнем происшествии и прерывал Тонкс, когда та упоминала о других его добрых делах. Женщина понятия не имела, что еще совершил этот юноша, но догадывалась, что помочь ее дочери было для него сущим пустяком.
  
   - Еще раз спасибо, Гарри, - вмешался в беседу Чарльз. - А теперь, с вашего позволения, нам пора отвести этих сонных детей домой, иначе нам придется их нести всю дорогу.
  
   Тонкс встала и направилась к выходу, захватив по пути горсть мятных пастилок. Гарри придержал дверь перед новыми знакомыми, и вся компания дружно двинулась вниз по Магнолия-Роуд. У входа в парк, возле ворот, Гарри снова посетило острое чувство опасности. Он замер и быстро огляделся по сторонам, заставив Тонкс насторожиться. Девушка положила руку на спрятанную до поры палочку и теперь ждала только повода, оправдывающего применение волшебства при маглах.
  
   Кэти и Чарльз тоже обратили внимание на поведение Гарри, и инстинктивно обняли обоих детей. Гарри же заметил группу людей, появившихся из густой тени деревьев в глубине аллеи. Во главе их был Пирс.
  
   - Ага, Поттер! Явился закончить то, что мы начали?
  
   - Мама, вот этот мальчик и угрожал Гарри, - сказала Эмма спокойно. - Он еще сказал, что его убьет.
  
   Гарри смотрел прямо на Пирса, в душе желая выглядеть как можно более грозным. Только сейчас супруги Уильямс убедились, насколько права была Эмма, рассказывая, что Гарри, когда того захочет, может быть по-настоящему страшен. Кэти обернулась к Тонкс. Девушка с розовыми волосами расслабилась, но рука ее по-прежнему сжимала что-то в кармане.
  
   Мистер Уильямс, вспомнив, что он отец и защитник, выступил вперед и велел дружкам Дадли убираться прочь.
  
   - Я сам с ними разберусь, Чарльз, - заявил Гарри уверенно. - А вы... почему бы вам не отправиться домой не провести там остаток вечера в кругу семьи?
  
   Чарльз никогда еще не видел, чтобы юноша, почти подросток, держался и говорил столь твердо и уверенно, одним своим видом осадив четверку весьма решительно настроенных хулиганов. И семейство Уильямс начало потихоньку отступать вниз к дороге, пока дело не дошло до драки.
  
   - Пирс, прежде чем лезть в драку, ты спросил бы у Дадли, что случилось с его отцом прошлым вечером.
  
   - Пошел на хрен, Поттер! - выкрикнул Пирс. - Что хочу, то и делаю!
  
   - Придержи язык, Пирс. Дети рядом. Не заставляй меня собственноручно заткнуть тебе глотку.
  
   Гарри оглянулся и увидел, что все Уильямсы, кроме Чарльза, движутся по дороге прочь.
  
   - Чарльз, пожалуйста, идите к своим. Помощь мне не нужна. А вам, честное слово, совершенно незачем попадать в больницу второй раз подряд.
  
   - Да, Чарльз, пожалуйста. Оставьте их Гарри, - Тонкс была совершенно серьезна. - Он справится, правда. А мы сейчас будем только путаться у него под ногами.
  
   Чарльз увидел, как Тонкс шагнула вслед за Гарри. Тот закрыл ее собой, полностью проигнорировав ее оскорбленный взгляд.
  
   - Я в порядке, Тонкс. Я не хочу, чтобы ты оказалась между нами.
  
   Пирс угрожающе подался вперед, выставив перед собой нож.
  
   - Защищаешь свою шлюшку, Поттер?
  
   Стоило Пирсу произнести эту фразу, как его ноги утратили опору, а тело выгнулось дугой от жестокого удара в челюсть. Пирс рухнул навзничь и обмяк, как проколотый мяч. Дружки его застыли в ужасе. Дадли увидел повторение вчерашней стычки между его отцом и Гарри, со столь же впечатляющим финалом. Вспомнив, что кузен обещал сделать с Верноном, если тот посмеет оскорбить Тонкс, Дадли захотел немедленно оказаться дома, в своей комнате... может быть, даже читая ту ненормальную книгу.
  
   - Думай в следующий раз, на кого наезжаешь, Пирс. Остальных это тоже касается. Я не позволю никому из вас оскорблять моих друзей, - Гарри усмехнулся, глядя на кучку подростков, обступивших незадачливого приятеля, не в добрый час открывшего охоту на Поттера. - Да, и уберите его от греха подальше. Еще полиция заинтересуется, а вам это надо?
  
   Гарри повернулся к Тонкс и увлек ее прочь от шайки Дадли. При мысли о его манере решать проблемы девушку разбирал неудержимый смех.
  
   - Гарри, честное слово, ты просто жить не можешь, не заступаясь за кого-то!
  
   - Ну не могу, Тонкс, и что из этого? Теперь давай-ка проводим Уильямсов, пока Дадли и компания не вздумали отомстить за побитую морду Пирса. Пойдемте, Чарльз, позвольте проводить вашу семью домой.
  
   Чарльз поспешил за женой и детьми, время от времени незаметно бросая внимательные изучающие взгляды на своего спутника. Остаток пути домой не был омрачен никакими неприятностями, и Уильямсы тепло попрощались с провожатыми. Чарльз крепко пожал руку Гарри, снова благодаря за помощь дочери и всей семье. Гарри смущенно отмолчался и лишь пожелал в ответ спокойной ночи.
  
   Когда Гарри и Тонкс повернулись, чтобы отправиться обратно на Прайвит-Драйв, девушка взяла под руку своего спутника и привлекла к себе. Гарри чуть не подскочил и еле удержался, чтобы не высвободиться.
  
   - Гарри, расслабься и хотя бы попробуй мне подыграть. Не забывай, я ведь твоя девушка, по крайней мере, они так считают. Так что не будем портить впечатление.
  
   Гарри не знал, что делать, и послушно взял маленькую теплую ладонь Тонкс в свою. Так, рука об руку, они спустились до поворота к Прайвит-Драйв N 4. Гарри тихо наслаждался ощущением нежной девичьей ладошки, удивительно уютно обхватившей его ладонь. Внезапно раздавшийся над самым ухом треск пластика вернул юношу на грешную землю.
  
   Гарри обернулся и увидел, что его спутница свободной рукой и зубами пытается вскрыть упаковку мятной пастилки. Гарри готов был рассмеяться, когда Тонкс, наконец, справилась с оберткой и немедленно сунула конфету в рот. Еще одну она предложила Гарри. Остаток пути до Прайвит-Драйв прошел в молчании. Тонкс думала о том, как Гарри разделался с дружком Дадли, Гарри, перекатывая за щекой мятную пастилку, по-прежнему не мог думать ни о чем, кроме руки Тонкс в его руке. Девушка первой нарушила молчание, когда до двери дома N4 оставалось всего ничего:
  
   - Гарри, почему ты встал между нами и теми хулиганами?
  
   - Они пришли за мной, и только за мной. И я не хотел, чтобы еще кто-то из-за меня подвергался опасности. Это был трудный урок, но я его выучил, - и Гарри снова замолчал, пока они поднимались на крыльцо дома Дурслей.
  
   Гарри вздохнул, и Тонкс заметила, что он опять загрустил.
  
   - Гарри, ты чего? Все пошло на лад, неужели ты не заметил?
  
   - На лад? Нет, просто по-другому. Я не знаю, что ты сделала с моей тетей, но я уверен, что это ненадолго. Дядя Вернон рано или поздно сделает ее прежней. Это лишь вопрос времени, - Гарри замолчал на секунду. - Ты ее точно не заколдовала?
  
   - Конечно, нет, Гарри! Я только сказала ей правду. Возможно, слегка напугала, чтобы заставить ее слушать, но изменилась она самостоятельно. Так что теперь она наверняка будет по-настоящему заботиться о тебе, зная, что тебя ждет за пределами ее дома. Этого ей хватило.
  
   - Я благодарен тебе за все, но, прости, пожалуйста - прыгать от радости что-то не хочется. Ну не верю я, что после стольких лет все может в одночасье измениться. Так что не надейся по-пустому, ладно?
  
   - Как скажешь. Гарри. Я тебя понимаю, я ведь не слепая и вижу, как тебе тут жилось.
  
   От внимания Тонкс не укрылось, что Гарри собирается с духом перед тем, как открыть дверь и встретиться с дядей, который уже должен быть дома. Лицо его вновь осунулось, на нем появилось выражение угрюмой покорности. Не зная, что еще предпринять, Тонкс потянула Гарри за руку, поворачивая лицом к себе, приподнялась на носках и крепко и решительно поцеловала его в губы.
  
   Гарри застыл, как громом пораженный, прежде чем решился поцеловать девушку в ответ. Это было совсем не похоже на те поцелуи с Чоу в прошлом году, робкие и влажные. Все мысли покинули голову, кроме одной: насколько ему сейчас тепло и хорошо. Свободной рукой Гарри инстинктивно обнял Тонкс и привлек ее к себе. Он не знал, как отреагирует его спутница на такую вольность - убежит, оттолкнет или влепит пощечину. Гарри был готов к любому исходу - великолепный поцелуй искупил бы все.
  
   Через некоторое время Тонкс прервала поцелуй, чтобы перевести дыхание. Открыв глаза, она усмехнулась, и Гарри вздрогнул, чуть отпрянув. Решив, что тот ждет если не пощечины, то уничижительного замечания, Тонкс задумалась, чем разрядить обстановку.
  
   - Бесконечно свежее дыхание... - улыбнулась девушка, прижавшись к Гарри еще теснее. - Наверное, стоит как-нибудь попробовать еще раз. А ты, оказывается, и целуешься неплохо. Интересно, на что еще ты способен? - Тонкс повела бровью и, вытянув длиннющие, как у кинозвезды, ресницы, томно заморгала,
  
   Гарри, ошеломленный, растерянный, едва держался на ногах. И мысли, и слова всё разом куда-то подевались. Напряженную нервную паузу прервал грохот распахнувшейся двери, и на пороге воздвигся дядя Вернон, пыхтящий, багровый и злой, как черт.
  
   - Мальчишка, ты идиот!!! - рявкнул он вместо приветствия. - Хочешь, чтобы на вас все соседи пялились?! А ну живо в дом! - Дядя схватил Гарри за руку и втащил его в прихожую, совершенно забыв про Тонкс. - Мало того, что ты шляешься черт-те где, так теперь еще и этим занимаешься, прямо перед домом, у всех на виду! Да я с тебя за это семь шкур спущу!
  
   Тонкс встревожило возможное развитие ситуации. Гарри, осознанно или нет, мог применить магию, и тогда ей пришлось бы вмешаться и погасить конфликт. Вернон пока не перешел от обещаний к делу, но это могло произойти в любой момент.
  
   Гарри выпрямился и повернулся к дяде.
  
   - Я буду делать то, что мне нравится, Вернон. И руки распускать вам больше не позволю, - Гарри говорил тихо, но веско. - Я уже говорил вам, чтобы вы от меня отстали. Я предупреждал вас: не вздумайте относиться ко мне так, как прежде. Я обещал вам, что все изменится, так или иначе. И я свое слово сдержу. Прямо сейчас. А если вы не готовы жить по-новому - пеняйте на себя.
  
   Тонкс на миг охватил лютый пронизывающий холод; затем глаза Гарри вновь ожили. Шум с лестницы на втором этаже предупредил Тонкс о присутствии Дадли. Причитания, доносившиеся из гостиной, означали, что и Петуния также дома. Все Дурсли были в сборе. И явно всё слышали. В отношениях Гарри и его родственников наступил поворотный момент.
  
   - Ты что, мальчишка, угрожать мне вздумал? Да что ты можешь мне сделать?!
  
   - Да, дядя Вернон, именно угрожаю, - спокойно ответил Гарри. - А могу я много чего. И это подтвердили бы люди, которые гораздо опаснее вас.
  
   - Ах да, конечно! Люди поважнее меня, которых ты защищаешь там, в своей ненормальной школе! Ну, так давай, щенок, попробуй! Ты же такой крутой - уделай меня! Только не жалуйся потом, если будет больно, - дядя еще никогда не провоцировал Гарри вот так, напрямую, с тех пор, как тот поступил в Хогвартс. Вернон был убежден, что Гарри отступит и на сей раз, как всегда бывало, пока он рос здесь. Однако его уверенность начала стремительно таять под жестким и, прямо скажем, весьма недобрым взглядом племянника.
  
   - Ладно. Твой ход, дядюшка, - ответил Гарри, словно выплюнул конфету Берти Боттс с каким-нибудь противным вкусом. Юноша не знал, сможет ли он одолеть дядю, если дело дойдет до кулаков, но и уклоняться от схватки ни в коем случае не собирался. От взгляда Гарри не укрылось, что Тонкс за спиной Вернона уже взялась за палочку.
  
   - Вернон! - воскликнула Петуния, кажется, впервые в жизни повысив голос на мужа. - Не вздумай! Только не здесь, и вообще где бы то ни было! Не хватало еще, чтобы вы тут сцепились. Этого не будет! - тетя, высокая и внушительная, стояла на пороге гостиной. - Вернон, прекрати, я кому сказала?! Во-первых, вон та особа уже направила на тебя палочку. Ты вправду думаешь, что она не причинит тебе вреда? И знай, Гарри делает лишь то, что должен, чтобы остаться в живых!
  
   После гневной тирады Петунии в прихожей воцарилась тишина. Всем присутствующим было о чём задуматься.
  
   - Вот что, Гарри. Ты и мисс Тонкс сейчас подниметесь наверх и останетесь там на всю ночь. Я думаю, вы понимаете, что это будет наилучший выход, не так ли?
  
   - Да, тетя Петуния. Мы, собственно, именно туда и собирались. Тонкс?
  
   Тонкс с силой ткнула Вернона в спину палочкой, и тот отпрыгнул в сторону, не сводя глаз с тонкого деревянного стержня. Девушка поднялась на пару ступенек и остановилась, поджидая Гарри. Тот, уже привычно закрыв ее собой, обратился к Вернону:
  
   - В следующий раз, дядя, если вы решите на меня напасть, я покажу вам, что такое настоящая боль. И никто мне не помешает. Это моё вам первое и последнее предупреждение, учтите это, - и, оставив смущенного Вернона за спиной, повернулся и легонько подтолкнул Тонкс в направлении своей комнаты.
  
   Они миновали Дадли, который стоял с отвисшей челюстью, ошеломленный разыгравшейся перед ним сценой. При виде кузена и его спутницы он отступил назад так далеко, как смог, пока не уперся в стену комнаты.
  
   Как только за ее спиной закрылась дверь спальни Гарри, Тонкс крепко обняла его.
  
   - Ох, Гарри, я так перепугалась! Я боялась - или он причинит тебе боль, или ты его убьешь. Не пойми меня неправильно, тебя бы непременно оправдали, но это был бы чрезвычайно сложный процесс, - и, стараясь поднять настроение, Тонкс пояснила. - Только представь себе, сколько всяческих бумажек мне пришлось бы заполнить! Это заняло бы всё оставшееся лето.
  
   Гарри невольно улыбнулся:
  
   - А Гермиона на что? Я попросил бы ее помочь тебе, и вместе вы управились бы самое большее за неделю. С другой стороны, и Дамблдор не позволил бы себе лишиться столь ценного сотрудника. К тому же я уверен, что аврору гораздо проще управиться со всей этой мудреной писаниной.
  
   - Это только в том случае, если бы его убила я, а не ты. И вообще - не хватит ли развлечений на сегодня? Ты сегодня трижды дрался, дважды спас маленькую девочку, и один раз - целую семью. Так что ты честно заслужил свой отдых!
  
   - Тонкс, прекрати. Я просто делал то, что было необходимо. Как и всегда, - и Гарри отправился в ванную.
  
   Оставшись одна, Тонкс рассеянно оглядывала комнату и размышляла, осознает ли Гарри, что он значит для других. Дождавшись Гарри, она повторила его маршрут.
  
   Гарри разобрал постель и улегся. Ему уже начало нравиться засыпать не в одиночку. По крайней мере, так он впервые за много лет нормально выспался, спокойно и без кошмаров. Юноша ждал, прислушиваясь к звукам в доме и во дворе. Он слышал, как вода текла по трубам, слышал, как возится Дадли в своей комнате. Он слышал даже сову на дереве за окном. Гарри решил, что это была Хедвиг, потому что других сов в округе он не видел. Снизу донесся тихий ропот. Гарри надеялся, что тетя в стремлении спасти супруга не сорвется в очередной раз на крик.
  
   Тонкс открыла дверь и вошла в комнату. Внешность девушки за время ее отсутствия неуловимо изменилась. Шепнув что-то палочке, отчего та слегка завибрировала, девушка сунула ее под подушку. Взглянув на Гарри, уже укрывшегося одеялом, Тонкс улыбнулась ему и сняла рубашку.
  
   Гарри застыл, в который уже раз за сегодня, мысленно благодаря за предусмотрительность Тонкс, надевшую под рубашку топик. Подмигнув, Тонкс стянула брюки. Гарри ожидал увидеть шорты или что-то подобное, в пару к топику, однако его округлившимся глазам предстали уже знакомые узенькие трусики ярко-синего цвета. Когда девушка нагнулась, чтобы окончательно избавиться от брюк, топик задрался вверх, а тоненькая полоска синей ткани натянулась и почти пропала в ложбинке, так что глазам ошеломленного подростка во всей красе предстала почти полностью обнаженная спина и всё, что ниже.
  
   Во рту Гарри мгновенно пересохло. Не представляя, что теперь делать, он едва ли не силой заставил себя встретить взгляд смеющихся карих глаз. Только сейчас он понял, что Тонкс успела принять свой истинный облик. Гарри с трудом отвел взгляд от груди девушки, туго натянувшей тонкую ткань.
  
   - Мм, э-э, Тонкс? Что ты де...
  
   - Тише, Гарри, - выдохнула Тонкс, шагнув к кровати, и нырнула под одеяло. Она медленно придвинулась к Гарри, не отрывая от него взгляда. Её левая рука обвила его спину, коснувшись шеи, правая, скользнув под голову, добралась до плеч, и девушка привлекла его к себе. Лицо ее озарилось улыбкой, которую Гарри смог описать только как "улыбка нимфы".
  
   Гарри затаил дыхание, когда Тонкс обняла его. Стремление обуздать великое множество шальных мыслей одновременно заставило его лишний раз прибегнуть к Окклюменции. Лицо Тонкс тем временем приблизилось к его лицу, и она его поцеловала. Это было почти так же, как на крыльце, но на этот раз девушка пошла дальше. Она прижалась сильнее, и кончик её языка коснулся его губ.
  
   Гарри приоткрыл рот, и язычок Тонкс проник внутрь, исследуя его. Ради опыта юноша лизнул ее язычок, и девушка отреагировала, проникнув глубже. Он никогда до сих пор не думал о поцелуе как о "борьбе языков". Побеждала в этой борьбе неизменно Тонкс, и её язык чаще оказывался во рту Гарри, чем наоборот. Затем поцелуи стали нежнее, но не менее страстными и горячими.
  
   Голова Гарри закружилась. Он не знал, что делал, но наслаждался каждым мгновением. Тонкс обхватила его ногой и теперь практически лежала на Гарри. Поцелуи становились мягче, и юноша попытался вздохнуть.
  
   - Дыши носом, Гарри, - подсказала Тонкс, оторвавшись, чтобы самой перевести дыхание. Девушка слегка повела бедрами, чем вызвала немедленную реакцию Гарри. Чуть отстранившись, она заглянула в его широко открытые глаза. Покусывая раскрасневшиеся припухшие губы, Тонкс снова задвигалась, прижимаясь бедрами к животу Гарри, и еще раз насладилась той же реакцией. Прерывисто вздохнув, она вновь прильнула к его губам.
  
   Гарри был полностью поглощен разбушевавшимися гормонами и подростковыми переживаниями. Он не был точно уверен, что все делает правильно, но ему хотелось ещё и ещё. Обхватив руками напряженное тело Тонкс, он полностью уложил ее поверх себя. Подвигавшись, девушка, наконец, приняла самое удобное положение, обхватив Гарри ногами. Тот крепко обнял её и принялся целовать, используя весь свежеприобретенный опыт.
  
   Несколько минут спустя Гарри открыл глаза. Тонкс приподняла голову, и теперь юноша мог любоваться ее карими глазами, переливающимися множеством неуловимых оттенков в свете, падающем из окна. Ему захотелось узнать, о чём она думает. Он действительно хотел знать, что ему теперь делать, и хочет ли она, чтобы он делал что-нибудь вообще. И тут произошло нечто странное. Юноша ощутил, что куда-то движется, совсем недалеко, рядом, а затем вдруг увидел... самого себя. Незнакомое желание, похожее на голод, но не являющееся им, жгучей волной поднималось из промежности.
  
   Все еще не понимая, что происходит, Гарри наблюдал, как он - или его двойник -приближается и целует... себя самого? Ощущения перехлестывали через край. Умом он понимал, что не целовался с самим собой, однако именно это видели его глаза, пока не сомкнулись веки. Чувство странного нарастало, но образ разделился на него самого и Тонкс. Он слышал её голос, словно издалека, требующий большего, и другой голос, более серьезный, говорящий, что она - слишком взрослая для него.
  
   Гарри открыл глаза и приказал себе немедленно прекратить это, чем бы оно ни было. Он снова ощутил перемещение, а затем обнаружил Тонкс, глядящую на него сверху вниз, полуприкрыв веки и чуть улыбаясь. Она тяжело дышала и медленно покачивала бедрами. Гарри не смог удержаться и, поймав ритм, задвигался навстречу. Он привлек Тонкс к себе, чтобы поцеловать, и она нетерпеливо подчинилась. Глубокий страстный поцелуй продолжался несколько минут, прежде чем Тонкс неохотно отстранилась, подняв голову. Она уставилась на Гарри, глубоко дыша. Моргнув несколько раз, она, наконец, произнесла:
  
   - Я понятия не имею, Гарри, как ты это сделал, но я надеюсь, что ты сможешь сделать это снова, - закрыв глаза, девушка помолчала несколько минут, чтобы собраться с духом и успокоиться. - Я планировала поцеловать тебя разок, а потом долго дразнить. Но, как видишь, все мои планы провалились с треском. Ты выиграл и в поединке прикосновений, Гарри. Я честно признаю, что боролась, потому что меня превзошли целиком и полностью. Скажи честно - скольких девушек ты уже целовал?
  
   - Одну.
  
   - Мерлин... и уже такие способности! - сказала Тонкс со вздохом. - Мы могли бы еще когда-нибудь поработать в этом направлении, Гарри. Но теперь, как бы тебе ни хотелось продолжения, пора остановиться. Надеюсь, утром ты не будешь сильно страдать от этого, но если я ошибаюсь - заранее прошу прощения.
  
   Тонкс наклонилась и нежно поцеловала Гарри в губы. Затем соскользнула на матрац, повернулась на бок, прижавшись спиной и задом к животу юноши, и опустила голову на подушку. Она тихонько ойкнула, когда Гарри, устраиваясь поудобнее, уперся в ее ягодицы некой частью тела. Прилагая все усилия, чтобы оставаться невозмутимым, Гарри нерешительно обнял девушку так, что руки оказались выше и ниже ее груди. Только после этого он позволил себе расслабиться.
  
   Дружно вздохнув, обнявшаяся пара задремала. Однако не прошло и минуты, как сквозь сомкнутые веки Гарри пробилась вспышка серебристого света. Он почувствовал, как вздрогнула Тонкс, открыл глаза и спросил, что случилось.
  
   - Все в порядке, Гарри. Я только что получила ответ, которого ждала весь день. Думаешь, завтра мы на прогулку собираемся? Есть кое-кто, с кем я хочу тебя познакомить, да и приодеть тебя не помешало бы. Только учти, Директору об этом ни слова!
  
   - Я тебе верю, Тонкс. Если ты считаешь, что мне надо с кем-то встретиться, я встречусь. А о том, чтобы держать это в тайне от Директора, можно было и не говорить. Довольно он держал меня в неведении все эти годы.
  
   - Он хотел как лучше, Гарри. Пожалуйста, не обижайся на него чересчур. Я знаю, что он предпочел бы держать тебя в полном неведении, и согласна, что здесь есть от чего прийти в бешенство, но, пожалуйста, не надо делать врага из того, кто мог бы тебе помочь. И помни: манипуляция - вещь обоюдоострая, и у тебя есть свои рычаги воздействия. А теперь давай-ка спать. Нас ждут к семи часам.
  
   Тонкс сунула руку под подушку и пробормотала что-то, прежде чем снова прижаться к Гарри. Тот не мог видеть ухмылку, но отчетливо услышал хихиканье.
  
   - Опять соблазняешь?
  
   - Соблазняю. И тебе это нравится больше, чем ты можешь себе представить, так ведь? Я знаю, как мужской ум работает.
  
   - Действительно, - ответил Гарри, стараясь придать голосу таинственную глубину. Губы его почти касались уха Тонкс. - И мне кажется, что ты наслаждаешься этим не меньше, Нимфадора.
  
   Девушка вздрогнула и прижалась к нему сильнее.
  
   - Не называй меня Нимфадорой, Гарри. Пожалуйста! Придумай что-нибудь другое, - ответила она тихо, почти просительным тоном.
  
   - Мне нравится твое имя. Но если ты настаиваешь... Как насчет Нимфы?
  
   - Это еще хуже. Звучит так, словно я - сексуальная маньячка, или того хуже - сексуальная игрушка. Знаешь, это и без того очень трудно - завоевать уважение мужчин, которые прежде всего пялятся на мои сиськи, а с именем, которое впору лишь выкрикивать в постели, это и вовсе невозможно.
  
   - Неужели ты считаешь, что я так к тебе отношусь?
  
   - Нет, Гарри, конечно, нет! Просто я... у меня... Понимаешь, Гарри, я всю жизнь только и делала, что старалась добиться уважения окружающих, тем более при моей-то работе. Я требую называть меня Тонкс, потому что это имя не работает против меня. Я просто не знаю, что еще придумать. Конечно, ты произносишь мое имя с уважением, и мне нравится это слышать, но я боюсь, что не могу тебе этого позволить. Если я нарушу ради тебя свой собственный запрет, то кто окажется следующим?
  
   - Как ты позволишь мне тебя называть, так и будет, только скажи. А до тех пор пусть остаётся "Тонкс".
  
   - Спасибо, Гарри. Это очень много для меня значит. А теперь - спокойной ночи. Завтра будет долгий день.
  
   Гарри заснул, не в силах думать ни о чем, кроме Тонкс и ее соблазнительной попки, прижимающейся к нему, и совершенно не заботясь о том, что готовит грядущий день.
  
   Тонкс же, напротив, засыпая, размышляла, чем может обернуться завтрашняя встреча. Также она думала о том, как Гарри удалось покорить ее, и эмоционально, и мысленно. Он проник в ее разум и узнал о ее желаниях относительно него. И она чувствовала ответное желание, которое чуть не заставило её переступить границы.
  
   Последнее, о чем Тонкс успела подумать прежде, чем провалиться в сон, было то, насколько защищенной она чувствует себя в его объятиях.
  
  
   Глава 3
  
  
   3. Отдел Тайн.
  
  
   Гарри целовался с Тонкс. Девушка была сверху, и ее маленькие теплые руки вовсю путешествовали по его телу. Ее пальцы то скользили по его груди, то зарывались в волосы, заставляя еще сильнее прижиматься губами к губам.
  
   Напряженное, едва прикрытое тело Тонкс скользило вдоль его тела, и Гарри упивался каждым мигом острого наслаждения. Он чувствовал, как грудь девушки прижалась к его груди, как под тонкой тканью напряглись соски... Рубашка Тонкс была завязана узлом под самой грудью и держалась буквально на честном слове.
  
   Руки Гарри ласкали бока и спину Тонкс. Он уже готов был сорвать с нее нижнее белье, чтобы ощущать ее тело в полной мере. Охваченный волнением, юноша чувствовал приближение пика наслаждения. Тонкс с тихим стоном прижалась к нему изо всех сил, и Гарри ощутил себя почти на вершине блаженства...
  
   Гарри проснулся, как от толчка, тяжело дыша. Его руки по-прежнему обнимали Тонкс, мирно спящую рядом. Осторожно сжав левую ладонь, Гарри ощутил нежную упругую округлость. Правая же рука обнимала Тонкс поперек груди, словно защищая.
  
   Гарри знал, что его сон взволновал определенные области, но боялся даже предположить, до какой степени. Пытаясь успокоиться, Гарри сделал несколько глубоких вдохов, ощутив при этом исходящий от волос Тонкс тонкий аромат каких-то незнакомых цветов. Отдышавшись и расслабившись, юноша постарался настроиться на грядущее объяснение с Тонкс, когда та проснется.
  
   Впрочем, прислушавшись к себе, Гарри с удивлением и радостью обнаружил, что все части его тела ведут себя исключительно чинно и пристойно. Единственное, что он чувствовал в полной мере, было тепло и нежность Тонкс, доверчиво прильнувшей к нему всем телом. Поразмыслив, Гарри пришел к выводу, что справиться с непрошенными реакциями он смог, неосознанно применив Окклюменцию.
  
   О том, что произошло между ними вчера вечером, Гарри старался не думать - воспоминания неизменно вгоняли его в краску. Если Тонкс вспомнит об этом первая - прекрасно, Гарри будет только рад. Если нет - что ж, он также намерен держать рот на замке.
  
   В то время, как Гарри лежал, погруженный в размышления, Тонкс безмятежно спала, не подозревая, какое бедствие доставила своему подопечному. Она все еще тихо похрапывала, и юноша не мог сдержать улыбки, настолько умилял его этот звук - мирный и покоряющий. Гарри решил, что сегодня утром ее отношение к нему будет гораздо лучше, чем вчера. Некое чувство подсказывало ему, что это именно так.
  
   Гарри понятия не имел, который час, и, решив довериться чувству времени Тонкс, задумался о том, каким волшебством он должен заняться сегодня. Он не знал, что она запланировала на день, но подозревал, что они навестят кого-нибудь из старых друзей, после чего остаток дня можно будет посвятить урокам беспалочковой магии.
  
   Гарри быстро пробежался по заклятиям, которые уже освоил, и проверил способность вызывать то самое чувство, что заставляло волшебство свершаться. Еще во время вчерашних упражнений он обнаружил, что чем больше он обращается к своей магии, прежде всего для колдовства без палочки, тем лучше у него выходит. Он мог вызвать нужное чувство быстрее и использовать эффективнее, чем поначалу.
  
   Юноша также думал, какие заклятия ему надо сегодня отработать. Он знал, что особое внимание должен обратить на магические щиты и основные атакующие заклятия. Надо будет спросить у Тонкс, когда та проснется, отслеживаются ли боевые заклятия, сотворенные без палочки. Он также вспомнил ту часть справочника магических формул, где перечислялись некоторые по-настоящему вредоносные заклятия. Неплохо было бы овладеть ими прежде, чем встретиться в ближайшем будущем с Беллатрикс или Червехвостом где-нибудь на узкой дорожке.
  
   Надеюсь, Тонкс действительно может найти для меня способ легально практиковаться в магии с палочкой. Не хотелось бы начинать осваивать боевую магию беспалочковым способом. Я могу кончить тем, что приложу невзначай сам себя - и где я тогда окажусь? В Сент-Мунго, и то, если я проживу достаточно долго, чтобы добраться туда... и как бы я там объяснил, что со мной приключилось?
  
   Помимо воли Гарри начал повторять про себя одно заклятие за другим. Он раз за разом вызывал чувство "внутреннего движения" и снова отпускал его. Юный маг был настолько сосредоточен, что даже не заметил, как Тонкс проснулась.
  
   Тонкс почувствовала, как волна магии нахлынула и тут же стремительно исчезла. Она никогда не испытывала ничего подобного. Это можно было описать лишь как плавание в волшебстве. Девушка открыла глаза и почувствовала то же самое ощущение, накатывающееся снова и снова, как прибой. Воздух над ней слегка мерцал, и мерцание это исходило у нее из-за спины. Источником его мог быть только Гарри.
  
   Призрачное мерцание над Тонкс продолжалось в течение нескольких минут. Она не знала, догадывается ли Гарри, что происходит, тем не менее выглядело оно впечатляюще. Мерцание погасло, и колдунья услышала невнятный шепот Гарри. Прислушавшись, она с удивлением распознала формулы некоторых весьма зловредных проклятий, услышать которые от Гарри она ожидала менее всего.
  
   Тонкс медленно повернулась лицом к Гарри, заставив того сделать паузу в его упражнениях.
  
   - Ты чего, Гарри?
  
   - Вот, занимаюсь беспалочковой магией, а заодно повторяю заклятия, о которых читал на днях. Кстати, я хочу у тебя спросить: Министерство может отследить атакующие заклятия, если они брошены без палочки? Я хотел бы отработать некоторые из них сегодня после того, как мы сходим, куда собирались.
  
   - Честное слово, Гарри, ты бы очень удивился, если бы знал, куда мы собираемся. И я сомневаюсь, что тебе захочется колдовать, когда мы вернемся.
  
   - Даже так? Что же ты такое запланировала, Тонкс?
  
   - Не спрашивай, и я не совру, Гарри. Постарайся сегодня просто "плыть по течению", ладно? Возможно, тебе придется пройти кое-какие испытания, но ты поступай так, как поступаешь всегда.
  
   - Это как же, Тонкс?
  
   - Преодолей их, Гарри. Ты же всегда побеждаешь... или, по крайней мере, достойно выходишь из затруднительных положений, в которые случается попасть. Продолжай в том же духе, и все будет прекрасно, - и, видя его несчастное лицо, она добавила, - если у тебя все получится - поцелую!
  
   Гарри обдумал ситуацию. Предложение Тонкс было весьма заманчивым - целоваться ему понравилось, недаром же ему под утро приснился этот сон! - но он не думал, что смог бы справиться со смущением, говори она серьёзно.
  
   - По рукам, Тонкс. Сколько у меня времени?
  
   Тонкс уставилась на него, понимая, что должна будет сдержать свое обещание в случае успеха.
  
   - Если ты сумеешь управиться за день и обойтись без серьезных травм - поцелую перед сном. Годится? - и Тонкс протянула Гарри руку, чтобы скрепить уговор.
  
   - То есть как это - без серьезных травм? Куда, черт побери, мы идем?
  
   - Уверяю тебя, ничего по-настоящему опасного там не будет. Даже здесь, судя по вчерашнему дню, бывало похуже. Обещаю, что до свидания с мадам Помфри дело не дойдет.
  
   - Невелика гарантия, но... так и быть, я принимаю твое предложение, - и с этими словами Гарри пожал протянутую руку Тонкс.
  
   - Великолепно. Тогда давай собираться. Мы должны выйти в... - Тонкс вынула палочку из-под подушки. - Пора.
  
   На появившемся перед ней циферблате стрелки показывали полседьмого утра.
  
   - У нас есть полчаса, чтобы добраться, Гарри, так что поторопимся. Я соображу что-нибудь пожевать, а ты иди пока ополоснись.
  
   Прихватив чистую одежду, Гарри покинул комнату. Он знал, что Вернон проснется минут через двадцать и будет в бешенстве, обнаружив Гарри где-нибудь поблизости. Не то чтобы меня это заботило, но начинать день с драки как-то не хочется. Так. Быстренько в ванную и обратно. Тонкс - следующая...
  
   Вернувшись в комнату, Гарри обнаружил Тонкс, доедающую бутерброд с джемом. Протянув Гарри такой же бутерброд, она поспешила в ванную. Юноша мгновенно расправился со скудным завтраком и поднял секретную половицу, чтобы достать из тайника деньги, оставшиеся у него после учебного года. Приладив половицу на место, Гарри услышал, как хлопнула дверь прихожей и почти сразу - гневный вопль дяди Вернона. Захватив мантию и палочку, Гарри вышел из комнаты.
  
   - Открой эту чертову дверь, ты, никчемный ублюдок! Ты что, хочешь, чтобы я опоздал?!
  
   - Меня там нет, дядя Вернон. И орите потише, а то соседи, наверное, слышали каждое слово.
  
   - Смотри у меня, Поттер!.. Постой! Если ты не в ванной, то кто там?
  
   - Там Тонкс. И советую вам ей не мешать.
  
   - Кто тебе разрешил пускать свою шлюху в нашу ванную?! Вода денег стоит!
  
   Гарри выхватил свою палочку и шагнул к Вернону.
  
   - У вас со слухом плохо или с памятью? Я просил вас говорить о ней с уважением, - Гарри был вне себя от бешенства. Он хотел заставить дядю наконец понять, что уважать надо всех. - Когда она выйдет, вы перед ней извинитесь. Или я заставлю вас извиниться. Вы меня поняли?
  
   - И что, по-твоему, сможет меня заставить? Она оттуда тебе вряд ли сейчас поможет!
  
   - Я в любом случае могу вас заставить, дядя. Вопрос в другом - хочу я этого или нет. Лично я был бы счастлив век вас не видеть, но, увы, в ближайшие планы это не входит. Надеюсь, что чуть позже... Как бы то ни было, вы извинитесь перед Тонкс за ваши слова.
  
   - А если нет, что тогда, парень? - Вернон упрямо стоял на своем, и Гарри понял: если он уступит сейчас, другого шанса у него не будет. Придав лицу самое серьезное выражение, со зловещим колдовским огнем в глазах юный волшебник ответил:
  
   - Руки и ноги переломаю. До последней косточки. А потом вызову магловского врача и скажу, что так и было. Знаете, есть одно заклинание, совсем простенькое...
  
   Под взглядом племянника Вернон словно бы слегка съежился. Он явно потерял уверенность и начал потихоньку оглядываться в поисках путей безопасного отхода. Гарри оставалось только "дожать" противника, что он и сделал:
  
   - Я вижу, вы все же поняли, что я хочу сказать. Теперь вот что. Тонкс выйдет примерно через минуту, и вы принесете ей извинения, как только ее увидите. И имейте в виду: если что - прокляну, не задумываясь.
  
   Теперь тишину нарушали только звуки, доносившиеся из ванной. Тонкс плескалась под душем и тихонько что-то напевала себе под нос. Вернон притих и опасливо поглядывал на племянника, убедившись в серьезности его намерений. Простой обыденный тон, с которым Гарри описывал, что ожидает дядю, если тот не извинится, пугал гораздо сильнее откровенной угрозы. За прошедший год племянник стал... угрожающим, и запугать его было уже непросто. Он теперь был по-настоящему опасен, и Вернону это ужасно не нравилось.
  
   Дверь открылась, и Тонкс с мокрой головой шагнула наружу, едва не столкнувшись с Верноном. Поросячьи глазки дяди сверкнули еле сдерживаемым гневом. Оглянувшись, Тонкс увидела и самого Гарри в прихожей, с палочкой наизготовку, отслеживающего каждое движение родственника.
  
   - Я что-то пропустила, Гарри? - поинтересовалась Тонкс с искренним недоумением. Она слышала хлопки дверей и крики, но не обратила на них внимания - настолько эти звуки были похожи на то, что она привыкла слышать каждое утро в родительском доме.
  
   - Вы хотели кое-что сказать, дядя, - напомнил Гарри, не отводя от Вернона пристальный взгляд.
  
   - Я... - Вернон замялся, вновь оценивая ситуацию и возможный риск. Гарри чуть склонил голову, но не двинулся с места. - Я, э-э, хотел бы принести извинения за мои, э-э, слова, когда вы были в ванной, - с трудом выдавил Вернон наконец. Гарри приподнял голову, намекая, что это еще не все. - И... и за остальные тоже. Достаточно? Теперь ты доволен? - последние слова были обращены к Гарри.
  
   - Да, вполне. И учтите, дядя Вернон - другого шанса извиниться у вас не будет.
  
   Вернон, дождавшись, когда Тонкс покинет ванную, дал пройти Гарри и только тогда приступил к утреннему туалету, тщательно заперев за собой дверь. Тонкс обернулась и взглянула на Гарри, изо всех сил сдерживающегося, чтобы не применить магию.
  
   - Спасибо, Гарри. Ты мой герой, - и, наклонившись, Тонкс поцеловала его в губы прежде, чем вернуться в комнату и закончить сборы.
  
   Гарри же пытался успокоиться после того, как едва не проклял собственного дядю. Он чувствовал, что на Прайвит-Драйв неуловимо изменилось что-то главное. Он никогда еще не противостоял дяде так, как в последние несколько дней. Он никогда не чувствовал, что способен постоять за себя. Но теперь он ощущал абсолютную необходимость взять жизнь в свои руки - и это объясняло все.
  
   На Прайвит-Драйв его жизнью управляли Дурсли. Десять лет подряд они измывались над ним, пока волшебный мир не принял его. Но и тогда они продолжали отравлять его жизнь каждое лето. В Хогвартсе жизнью Гарри управляли Дамблдор, Макгонагалл да и любой другой учитель, кого жизнь Мальчика-Который-Выжил хоть как-то касалась. И никто и никогда не спрашивал Гарри, чего же хочет от жизни он сам.
  
   Именно отсутствие выбора привело Гарри к жизни отверженного в доме родственников, и к постоянной смертельной опасности в школе. Чем больше юноша размышлял о сложившемся положении вещей, тем более бессмысленным оно выглядело. Прежде всего - как вообще могло случиться все то, что случалось со мной в Хогвартсе? Если там настолько опасно, то какой нормальный родитель позволил бы своему ребенку там учиться? Это просто нелогично, в конце концов. Хм, но с другой стороны можно предположить, что в мире магии только так и делается. Видимо, все волшебники по природе своей чуть-чуть того... тронутые на голову. Разве я встречал до сих пор хоть одного мага, который не был бы слегка чокнутым? Вспомнить, к примеру, Гермиону...
  
   Гарри продолжал сравнивать и оценивать то, что он делал прежде, и как поступает теперь. Единственный вывод, к которому он пришел - что-то должно измениться, иначе он просто погибнет через считанные месяцы. И что еще хуже, не он один, причем по его вине, а этого никак нельзя было допустить снова. Слишком многие умерли за него, и Гарри твердо решил это прекратить.
  
   Поцелуй Тонкс выдернул юношу из пучины самоанализа. В приоткрытую дверь Гарри видел, как она торопливо накидывает форменную мантию, как сворачивает плащ-невидимку, осматривается в поисках забытых вещей и подхватывает палочку с кровати.
  
   Закончив сборы, Тонкс шагнула к Гарри, тут же споткнувшись о порожек. Впрочем, она сразу восстановила равновесие и улыбнулась, как ни в чем не бывало. Гарри улыбнулся в ответ, - Тонкс в своем репертуаре, - прежде, чем спросить о планах на сегодня.
  
   - Для начала - покинем это веселенькое местечко быстро, как только возможно, и выберемся наружу, чтобы я могла создать портключ до Министерства. Да, и надо наложить на тебя Чары Обаяния, на тот случай, если тебя там узнают. Имей в виду, это ненадолго. Нам надо войти в здание должным образом, или все силы ада набросятся на нас. Если все пойдет как надо, дальше мы сможем пройти через служебный вход...
  
   - В Министерство? С какой бы радости мне идти туда очередной раз? Да меня там арестуют, как только увидят. Я же им чуть ли не весь Отдел Тайн разнес, если ты не в курсе. Наверняка есть какой-нибудь закон, который это запрещает. А даже если и нет, Фадж тут же его сочинит, и - привет Азкабану!
  
   - Успокойся, Гарри. Я могу сказать тебе наверняка: когда мы попадем в Министерство, никто тебя арестовывать не будет. Более того, Невыразимцы тоже не собираются арестовывать тебя за все, что ты натворил у них в Отделе. Кое-кто из них, конечно, хочет побеседовать с тобой, но они - хорошие люди. Так что не волнуйся.
  
   - Угу. В последний раз, когда меня убеждали не волноваться... лучше тебе этого не знать, Тонкс.
  
   - Да ладно тебе! Позволь доставить твою светлую личность на нашу встречу. Я только хотела спросить, доверяешь ли ты мне до конца, Гарри. Пожалуйста, доверься мне - я думаю, так будет лучше для тебя! - и, видя, что Гарри собрался возразить, она поспешно добавила, - я делаю все, что в моих силах, потому что ты просил меня помочь тебе, помнишь ты это или нет. И это не одни только благие намерения. Я открываю тебе новые возможности, но работать над ними ты будешь сам. И результат будет зависеть только от тебя, а не от кого-либо ещё. Если ты потерпишь провал - это будет только твой собственный провал. Ну как, это лучше, чем твои прежние договоренности?
  
   - Хм... пожалуй, да. Я должен бы, наверное, поблагодарить тебя, но я не знаю, к чему приведет сегодняшняя встреча, поэтому, уж прости, от благодарностей пока воздержусь.
  
   - Ну и ладно. Я знаю, Гарри, что ты пока не можешь довериться мне до конца, но я надеюсь заслужить твое доверие.
  
   Выйдя на улицу, Тонкс вынула из внутреннего кармана маленькую деревянную шкатулку и коснулась ее палочкой. Шкатулка на мгновение вспыхнула ярко-синим светом, затем стала прежней. С улыбкой Тонкс жестом велела Гарри надеть плащ-невидимку и одновременно с ним накинула поверх мантии свой. Закутываться полностью они не стали, так что все еще могли видеть друг друга. Тонкс протянула Гарри шкатулку-портключ, тот схватился за него, затем последовала еще одна голубая вспышка, и Гарри вновь испытал знакомые малоприятные ощущения путешествия через портал.
  
   Они приземлились в пустом атриуме Министерства. Гарри чуть не упал, но Тонкс крепко схватила его за руку и помогла удержаться на ногах.
  
   - Иди за мной и не говори ни слова, - и, стянув плащ-невидимку, аврорша направилась к посту охраны. Гарри последовал за ней.
  
   Охранник на посту был всего один, молоденький и перепуганный. Тонкс сверкнула своим аврорским значком и, нахально улыбнувшись, двинулась к лифтам. Ее смущало, что охранные заклинания все же отреагировали на Гарри, миновавшего КПП, и на пульте вспыхнул тревожный сигнал. Впрочем, охранник, провожая Тонкс взглядом, ничего не заметил, и сигнал медленно погас.
  
   Нажав на кнопку, Тонкс вызвала лифт. Кабинка прибыла почти мгновенно, и она вошла внутрь, коснувшись кнопки с цифрой "девять". Невидимый Гарри легонько толкнул ее в бок, обозначив свое присутствие, девушка махнула рукой охраннику, прежде чем дверцы лифта закрылись, и кабинка поехала на девятый уровень.
  
   Прозвенел звонок, и Тонкс вышла из лифта. Отойдя на несколько шагов, она выждала несколько секунд и сказала Гарри, что плащ-невидимку уже можно снимать. Когда юноша избавился от плаща, Тонкс поняла, что ее спутник пришел к какому-то неприятному заключению. Его аура снова была видима, а глаза опасно поблескивали.
  
   - Так, Гарри, постой! Прежде выслушай, а потом можешь поджарить меня до хрустящей корочки.
  
   Гарри ничего не ответил, и палочка его по-прежнему была наготове.
  
   - Хочешь узнать всю правду обо мне? Вот она. Я - Аврор. Когда я еще училась, мною заинтересовалось другое подразделение. Они знали о моих способностях метаморфа, и решили привлечь меня к своей работе. Мне, при моем складе ума, не могла не понравиться такая перспектива - жить тайной жизнью, человеком с тысячью лиц... весьма подходит для меня, верно?
  
   Я, до известной степени, могу быть похожей на других людей, и это чертовски полезно для работы Невыразимца. Я поступила к ним уже на третьем курсе Академии Аврората. Ты еще узнаешь, как устроена наша организация, и как я вступила в нее. Я рассказываю это тебе, чтобы ты не думал, будто это устроено лишь для того, чтобы заставить тебя исправить ту ошибку с Сириусом. Я тоже скучаю по нему. Ты еще оправишься после его смерти, рано или поздно, так или иначе. Что касается Невыразимцев - я спросила их, могут ли они оказать тебе содействие, потому что ты просил меня помочь. И они готовы взять тебя стажером.
  
   Я могу сказать, что ты пройдешь самую полную и всестороннюю проверку и оценку всех твоих качеств: магического потенциала, рефлексов, инстинктов и способности применять их вовремя и к месту. Это будет нелегко, но это великолепная возможность научиться всему необходимому, чтобы не только выжить, но и выиграть любую схватку. Ты говорил мне, что хочешь победить, что это - твой долг. Я даю тебе шанс. Как я и говорила, все в твоих руках. И даже если ты потерпишь неудачу, то не потому, что Альбус принял неверное решение за тебя.
  
   Ну а теперь... Если ты против, скажи сразу, и я могу проводить тебя из Министерства обратно на Прайвит-Драйв. Но если ты готов показать Невыразимцам, на что ты способен - пойдем и покажем. Я лично считаю, что у тебя получится. Я не стала бы обращаться к ним, если бы сомневалась в тебе.
  
   Тонкс замолчала в ожидании ответа Гарри. Тот не проронил ни слова за все время ее пламенной речи и даже не пошевелился. Сперва она опасалась, что Гарри потеряет контроль над собой, судя по тому, как он держался поначалу. Теперь она беспокоилась, что юноша просто развернется и уйдет. Минуты шли, и Тонкс увидела, что он, наконец, решился ответить.
  
   - Ты... сделала это потому, что я попросил тебя о помощи?
  
   Тонкс кивнула.
  
   - Ты устроила все это, чтобы мне помочь?
  
   Тонкс кивнула снова.
  
   - Ты предлагаешь мне шанс выжить и, возможно, победить в этой войне?
  
   Тонкс кивнула в третий раз, как можно более решительно.
  
   - Этот шанс... моя слава помогла мне получить его, или только мои способности?
  
   - Уверяю тебя, Гарри, здесь ничто не предлагается из-за того, кто ты или что ты. Каждый из нас должен заслужить право работать здесь. Ты здесь потому, что я представила тебя как достойного кандидата. Если ты не пройдешь отбор - мне это будет неважно. - Для меня ты все равно останешься героем. Не говоря уже о том, что ты замечательно целуешься... впрочем, во время тестов это вряд ли поможет, - Тонкс попыталась шуткой и игривым тоном поднять Гарри настроение.
  
   - Зараза ты! Какие еще тесты?!
  
   - Не знаю точно. Они подбираются индивидуально, основываясь на навыках кандидата и на том, где нужно пополнение. О командах, я думаю, ты узнаешь уже сегодня, но чуть позже. Ну так что - заходим или уходим?
  
   Гарри рассмотрел ситуацию целиком. У него появился прекрасный шанс изучить науки, которые в Хогвартсе никогда не стали бы ему преподавать; он сомневался, что сможет хоть как-то противостоять Волдеморту, используя заклинания из школьного курса. Выбор был невелик, и Гарри принял решение, шагнув к Тонкс.
  
   - Превосходно, Гарри. Я так счастлива! А теперь, раз уж ты решился следовать за мной, я все-таки отведу тебя на нашу встречу.
  
   Тонкс спустилась в холл и примерно на середине повернула налево. Она дважды коснулась стены на уровне плеч, затем еще несколько раз, словно очерчивая прямоугольник, одновременно бормоча что-то на латыни. Раздался щелчок, и кусок стены вдвинулся вглубь, открывая дверной проем.
  
   Гарри дождался, пока дверь откроется полностью, и вошел внутрь вслед за Тонкс, стараясь держаться к спутнице поближе. Они оказались в тускло освещенном помещении со столом и стулом посередине. Позади стола были две двери. На каждой поблескивала медная пластина с названием, на правой "Исследования", на левой "Другое". Вывески рассмешили Гарри, еще более укрепив в убеждении, что все волшебники, что ни говори, слегка сумасшедшие.
  
   Тонкс подошла к "Другой" двери и дважды постучала. Дверь открылась почти сразу, и девушка пригласила Гарри следовать за ней. За дверью обнаружился коридор, длинный и прямой, с пронумерованными дверями по обе стороны. Пол коридора во всю его длину был застелен темно-красной ковровой дорожкой, и Тонкс спотыкалась об нее едва ли не каждую дюжину шагов.
  
   Она остановилась перед дверью номер девять и сказала, что это зал заседаний. Коротко постучавшись, она вошла, Гарри следом. Перед ним предстал темный деревянный стол в центре помещения и несколько стульев антикварного вида вокруг него. Свет падал откуда-то сверху, освещая только стол и ничего более. В центре светового пятна тускло поблескивал графин с водой и несколько стаканов.
  
   Гарри окинул взглядом кабинет, пересчитал стулья. Их оказалось тринадцать, но заняты были только два. Гарри подошел к столу вслед за Тонкс, готовый ко всему. Девушка села прямо напротив одного из ожидавших людей, жестом пригласив Гарри сесть рядом. Тот сел, держа палочку под столом, готовый защищаться.
  
   Человек напротив Тонкс чуть наклонился вперед, так, чтобы свет упал на его лицо. Это оказался мужчина старше средних лет, с мягким, внимательным лицом самого заурядного вида. Телосложение и рост его тоже были самыми обычными, светло-каштановые волосы изрядно попятнала седина. Он сложил руки и чуть заметно улыбнулся.
  
   - Доброе утро, Шамель. Я вижу, твой подающий большие надежды друг тоже с тобой?
  
   - Доброе утро, Маркус, - ответила Тонкс. - Надеюсь, вам нравится то, что вы видите.
  
   - Предоставь судить об этом мне, Шамель, - второй человек, все еще скрытый в тени, явно обладал правом решающего голоса. - Я предпочел бы не тратить свое время, употребив его для других надобностей с гораздо большей пользой.
  
   - Успокойтесь, Хорас, - сказал Маркус. - Я уверен, что Шамель не потратила бы наше время попусту, не так ли?
  
   - Да, Маркус, я уверена, вы будете счастливы, узнав, на что Гарри способен, - Тонкс скромно улыбнулась и умолкла в ожидании ответа.
  
   Гарри слушал внимательно и задавался вопросом, почему Тонкс назвали "Шамель". Он также настороженно присматривался к человеку, сидевшему на виду и прикидывал, насколько он может представлять угрозу. Относительно второго, скрытого тенью, таких сомнений не было: опасен однозначно.
  
   Маркус впервые обратился непосредственно к Гарри:
  
   - Итак, Поттер, Гарри Джеймс. Проживает в настоящее время по адресу Прайвит-Драйв, N4, Литтл-Уининг, Суррей. Предыдущие места жительства: коттедж в Годриковой Лощине, более точно не установлено, до того - усадьба Поттер-Эстейт возле Годриковой Лощины. Родители: Джеймс Карлос Поттер и Лили Поттер, урожденная Эванс. Дата рождения: 31 июля 1980 года. Распределен на факультет Гриффиндор. Самый молодой Ловец столетия. Спаситель Философского Камня. Змееуст. Уничтожил Василиска. Удостоен специальной награды за особые услуги, оказанные школе. Знаком с использованием хроноворота. В совершенстве владеет заклятием Patronus. Победитель Турнира Трех Волшебников, хотя участвовал четвертым. Способен противостоять заклятию Imperious и, возможно, Убийственному заклятию. Лидер Отряда Дамблдора. Сражался в поединке с Волдемортом и остался в живых. Сражался в поединке с Беллатрикс Лестрейндж и остался в живых... Кроме этого, во главе компании друзей вломился в наш тихий скромный Отдел. То есть продемонстрировал некоторые способности к магии высшего уровня. Что я не упомянул?
  
   Гарри сидел тихо, переваривая обрушившуюся на него информацию. Что за, черт возьми, Поттер-Эстейт?! Они знали о нем слишком много, и Гарри не был уверен, что это к добру. Он чувствовал изучающее проникновение в свой разум, и позволил незваному гостю войти ровно настолько, чтобы изо всех сил вышвырнуть его прочь. Скрытый тенью человек отшатнулся на спинку стула.
  
   - Прибавьте к тому списку некоторое знакомство с Окклюменцией. Какими трюками вы еще владеете, Поттер? - спросил Хорас.
  
   - Возможно, еще несколькими, - ответил Гарри настороженно. Ему все же удалось смутить этого упорно скрывающегося в тени человека, увидевшего в нем прямую и явную угрозу своей безопасности и благополучию.
  
   - Весьма недурно для начала, Шамель, - заметил Маркус. - Я принимаю его как кандидата. А вы что скажете, Хорас?
  
   - Что я скажу? Дайте мне сначала проверить его как следует. Я должен удостовериться, что тут есть ещё что-то помимо имени и бумажек, прежде чем пойду ставить одобрительную резолюцию.
  
   - Это - самое положительное, что я до сих пор слышал из ваших уст об очередном кандидате, Хорас. Стареете, теряете хватку, - Маркус, казалось, принадлежал к тому сорту людей, которым достаточно лишь контролировать течение событий, идущих естественным порядком.
  
   - Не пори чушь! Я не стар, и хватка у меня прежняя! - решительно возразил Хорас.
  
   - Да, ну что ж, все, как обычно. Меня зовут Маркус, - Гарри молча кивнул в ответ: после подробного изложения его досье представляться не было смысла. - Я возглавляю Отдел Тайн. Наблюдаю за всем, что касается деятельности Отдела, и являюсь, так сказать, связующим звеном обоих наших подразделений. А это мой коллега Хорас. Немного грубоват, ровно настолько, насколько необходимо, но дело свое знает туго. Его работа - обучение сотрудников и назначение заданий оперативникам. Ну, а об остальном, Гарри, вам расскажет Шамель.
  
   - Спасибо, Маркус, - улыбнулась Тонкс. - Итак, Гарри, Маркус управляет всем Отделом Тайн. У нас есть два подразделения: Оперативное, к которому принадлежу я, и Исследовательское, им руководит Крокер. Исследовательское отделение - наш фасад для публики. Люди знают, что они существуют, и им этого достаточно. Сотрудники Исследовательского отделения именно тем и занимаются, что исследуют магию, как бы нелепо это ни звучало. Обыватели знают, кто они и чем заняты, и в большинстве случаев это всех устраивает. Таким образом Исследовательское отделение вовлечено во все дела внутри нашего Министерства и даже в Министерствах Магии других стран. Маркус частично руководит их работой, но в основном исследователями управляет Крокер. Основная же работа Маркуса здесь, в Оперативном отделении. Мы - по-настоящему тайная сторона Отдела Тайн. Мы выполняем самые важные и секретные задания, о которых никто не должен знать. Ни одного из сотрудников не знает по имени никто, кроме таких же, как мы, Невыразимцев из Оперативного отделения. Только несколько человек в Министерстве знают о нас в общих чертах. Министр - один из них, - Тонкс проигнорировала усмешку Гарри. - Другой - глава Визенгамота. Да, Альбус знает, что мы существуем, но и только.
  
   Оперативное отделение занимается опасными исследовательскими миссиями, для которых у Исследователей нет нужной подготовки. Мы также улаживаем дела, ммм, деликатного свойства. Ты ведь знаешь о магловском MI5? Мы - их магический эквивалент, только еще более засекреченный. Мы обращаемся с такими тварями, как Василиски, дикие Сфинксы и с другими, не менее опасными животными. Сотрудники Исследовательского подразделения не всегда в достаточной мере обучены или оснащены для работы с подобными вещами, и мы их поддерживаем.
  
   В пределах нашего отделения у нас есть Маркус - наш глава, и Хорас - наш наставник и своего рода командующий. Еще у нас шесть команд, оперативных троек. Я - член Команды Три. У нас, правда, всего два человека в команде - третьего мы потеряли в этом году. Он был слегка самоуверенным, и в результате лишился головы во время очередного задания. Остальные команды укомплектованы полностью. Я знаю, что бригада исследователей тоже лишилась одного сотрудника, когда Бод погиб.
  
   - Я помню. Я должен был распознать Дьявольские Силки, когда заглянул в его палату в больнице. Мне очень жаль, - Гарри подал голос впервые с того момента, как Тонкс начала свой рассказ.
  
   - Бывает, Гарри, не беспокойтесь об этом, - ответил Маркус. - Вы уже видели раньше Дьявольские Силки?
  
   - Да, еще на первом курсе. Угодил прямо в здоровенный клубок.
  
   - Интересное дело. Вот уж не знал, что в Хогвартсе разбрасывают эту дрянь чуть ли не под ноги студентам... Тем не менее, сейчас вы здесь, и наверняка задаетесь вопросом, что вам предстоит.
  
   - Да, я уже пару раз задумывался об этом, сэр, - Гарри старался быть почтительным.
  
   - Маркус, а не "сэр". Мы здесь зовем друг друга по именам или по оперативным псевдонимам. Со временем вам тоже его присвоят. Только товарищи по команде, Хорас и я будем знать ваши настоящие имена. Более того - наши сотрудники на задании обязаны всегда скрывать лицо. Вы, конечно, можете назвать свое имя членам своей команды, если захотите, но большинство предпочитает обходиться и без этого. Наши оперативники - работники со свободным графиком, а это значит, что у каждого из них есть другая, официальная работа в магическом сообществе. Вам понятно, как мы работаем?
  
   - Да, вполне, - ответил Гарри. - Но как я впишусь в вашу систему? Я же еще школу не закончил; чем я могу помочь вам?
  
   - Ничем, - прервал его Хорас жестко. - Ты ничего не знаешь, и ни на что не годен.
  
   - Но это работа Хораса - обучать новичков, чтобы они были в состоянии помочь нам. И он любит свою работу, не так ли, Хорас? - произнес Маркус самым дружественным тоном, пытаясь прервать поток критики.
  
   - Да в гробу я ее видел, - был ответ. - Я тут жопу рву, пытаясь научить этих недоумков, как по ходу миссии не поубивать друг друга или не лишиться головы. А теперь мне этого молокососа подсовывают, мелкого и тощего вдобавок, если кому интересно мое мнение. И что с ним делать прикажете?
  
   - Все это легко поправимо, Хорас, - невозмутимо заметил Маркус. - Я возлагаю на вас большие надежды, Гарри.
  
   - И вы, и все остальные... - ответил Гарри с тихим вздохом. И тут Хорас впервые вышел на свет. Он оказался пожилым, с лицом, иссеченным изрядным количеством морщин. Голова его была почти совсем седая, лишь кое-где оставались черные волосы. Коренастый, с тяжелым взглядом, он был чем-то похож на Грюма, хотя, разумеется, выглядел куда лучше.
  
   - У меня превосходный слух, Поттер, - заметил он тоном, весьма далеким от презрительного. - Я и вправду хотел бы увидеть, на что ты способен. Может быть, даже на нечто большее, чем те подвиги, которые так расхваливали в газетах.
  
   - А я не верил бы ничему, написанному обо мне в газетах, Хорас. Правдивые статьи обо мне можно пересчитать на пальцах одной руки, - Гарри вдруг подумал, что его язвительный собеседник здорово напоминает дядю Вернона и одновременно - свихнувшегося мракоборца Грюма.
  
   - Есть такое дело, Поттер, - Хорас улыбнулся впервые с начала встречи, и Гарри ощутил в нем нечто большее, нежели просто служебное рвение, которое тот демонстрировал. - Я буду готов, когда вы закончите, Маркус. Отправьте его ко мне, как только разберетесь со всеми бумажками, - с этими словами Хорас встал и тихо покинул кабинет.
  
   - Очень дружелюбный человек, как вы считаете, Гарри? - широко улыбнулся Маркус. - Не волнуйтесь, со временем он будет относиться к вам гораздо теплее.
  
   - Ну-ну... свежо предание, да верится с трудом, - пробормотал Гарри с сомнением в голосе.
  
   - Итак, вернемся к нашей скучной рутине, - Маркус взял со стула, стоявшего рядом с ним, папку с документами. - Прежде, чем вы приступите к подвижным играм в компании Хораса, нам надо уладить еще кое-какие дела. Мы должны заключить Договор о сотрудничестве, потом - подписка о неразглашении тайны, еще кое-какие документы, с которыми вы должны ознакомиться. Да, и я должен наложить заклятие, которое мы используем для защиты нашего Отдела. Так что будьте любезны ознакомиться, - и Маркус отправил папку через стол к Гарри.
  
   Обернувшись к Тонкс и получив кивок в подтверждение, Гарри открыл папку и приступил к чтению первого документа:
  
   - "Я, нижеподписавшийся, сим приношу клятву мага в том, что обязуюсь хранить в тайне мои задания, приказы, имена командиров и секреты подразделений от любого непосвященного. Я буду хранить эти тайны вплоть до самой моей смерти или прямого приказа командира открыть их..."
  
   Дочитав документ до конца, Гарри взял предложенное перо - черное, неприятно знакомое.
  
   - Кровавое Перо? Я должен подписать это Кровавым Пером?
  
   - Так вы и Кровавое Перо видели? Когда и где, хотел бы я знать... - Маркус был заинтригован. - Это редкая вещь, мало кто имеет право владеть им законным порядком.
  
   - В прошлом году у Долорес Амбридж. Она использовала его для наказаний - у меня даже шрамы на руке остались.
  
   - Что?! - не выдержала Тонкс. - Да как могла эта несчастная ведьма?..
  
   - Вот и мне интересно, - сказал Маркус спокойно, в то время как волосы разъяренной Тонкс меняли цвета в весьма "сердитой" гамме. - Она могла схлопотать за это как минимум письменный выговор, если не понижение в должности, а Фадж сейчас не в том положении, чтобы вытаскивать кого-либо. Кстати, надо запомнить на будущее. Она мне никогда не нравилась... Да, Гарри, вам придется использовать Кровавое перо. Только так присяга вступит в силу.
  
   - Прекрасно, - ответил Гарри кратко. Он поставил под текстом присяги свою подпись с росчерком, не обращая внимания на царапающую боль в руке. Не отрывая взгляда от Маркуса, юноша протянул ему подписанную присягу, и тот забрал лист немедленно.
  
   - Я думал, это должно было вас смутить, Гарри. Кажется, теперь я вижу, почему некоторые люди вас побаиваются... Ладно. Покончим с формальностями. Вот это - отказ от претензий Отделу в случае увечий или гибели.
  
   - Могу себе представить... - Гарри начал понимать специфику работы в Министерстве. Утопить все в бумагах, вплоть до смерти, если получится. - А в Хогвартсе тоже так принято? Я это спрашиваю, учитывая, сколько раз я попадал в Больничное Крыло.
  
   - Разумеется, - ответил Маркус. - Наверняка ваши опекуны подписали соответствующий документ перед твоим первым курсом.
  
   - Вряд ли, - возразил Гарри быстро, - вот если бы документ гарантировал увечья, они бы подписались тут же... С другой стороны, кто-то же его должен был подписать, насколько я знаю.
  
   - Действительно, кто-то должен был это подписать, чтобы вы поступили в Хогвартс... - Маркус выглядел озадаченным. - Впрочем, вы сможете уточнить это во время своего первого задания. Первое задание всем нравится, верно, Шамель?
  
   - Первое всегда самое веселое, Маркус. Вспомнить хотя бы мое. Славное было время!.. - Тонкс погрузилась в воспоминания.
  
   - Почему тебя называют Шамель?
  
   - Это сокращение от "хамелеон", Гарри. Хорас две недели ломал голову, пока не придумал для меня подходящий псевдоним. С тех пор я и стала Шамель. Мне понравилось. Забавное имя, совсем как я, - и Тонкс подпрыгнула на стуле.
  
   - Как же мало тебе нужно для счастья, Тонкс, - Гарри укоризненно покачал головой, но тут же прекратил, получив шутливый подзатыльник.
  
   - Интересно... - Маркус обращался скорее к самому себе, чем к присутствующим. - Теперь покончим со скучными материями, и можно перейти к вещам позабавнее.
  
   Гарри заполнил форму и платежный ордер, из которого узнал, что ему причитается единовременно выдаваемая сумма за обучение в размере 200 галлеонов плюс оснащение и экипировка. Сумма определялась как аванс за ближайшие стандартные задания. Дальше обнаружился бланк "Ближайшие Родственники", и Гарри отложил перо.
  
   - У меня нет близких родственников.
   - Тогда вы можете назвать человека, или людей, которым могли бы поручить управление вашими делами. Если у вас есть такое желание, мы всегда готовы пойти вам навстречу, - Маркус был сама гибкость.
  
   - Займемся этим потом, - Гарри не знал, что еще можно сделать, и принял единственное доступное ему решение. Позабочусь об этом, когда разберусь с завещанием Сириуса.
  
   Гарри добрался до последнего документа и заметил, что пергамент словно слегка мерцает. Прочитав заголовок, юноша обратил внимание на множество магических формул в тексте. Подняв глаза, Гарри увидел, что Маркус встал, впервые за все время. Росту в нём оказалось пять футов десять дюймов, и он легко и непринужденно держался на ногах. Когда он потянулся за палочкой, Гарри отреагировал единственным привычным способом - выхватил свою, вскочил, с грохотом отшвырнув стул, и принял защитную стойку, наставив палочку на Маркуса:
  
   - Это ещё зачем? Что вы собираетесь делать с палочкой?
  
   Маркус замер, отведя свою палочку в сторону, как можно дальше от Гарри.
  
   - Мои извинения, Гарри. Я должен был объяснить, в чем дело прежде, чем браться за палочку. Как ни необычно это звучит, но здесь редко появляются люди, которым уже приходилось бы сражаться за свою жизнь. Еще реже - люди с опытом вроде вашего. Это моя ошибка, и больше она не повторится.
  
   Гарри изучал взглядом Маркуса, пытаясь понять, искренен он или просто подстраивается под ситуацию. Все, что он пока выяснил - Невыразимец был совершенно спокоен, что бы ни происходило вокруг. Он невозмутимо подписал все документы, затем взглянул на Тонкс, которая выжидающе наблюдала за этой сценой.
  
   - Все нормально, Гарри, - сказала Тонкс. - Маркус - наш человек, и я ему доверяю. Я ведь тоже сплоховала: надо было тебя предупредить. Помню же, что происходит, если тебя внезапно напугать. Например, вчера, когда ты сбил меня с ног, - помнишь, что потом было? - Тонкс держалась весьма нахально, не стесняясь даже присутствия начальства.
  
   - Тонкс! Тебе и вправду настолько понравилось? - Гарри отчаянно боролся с румянцем, от которого уже пылали щеки. - Ладно, прошу прощения за свою реакцию, но встречи с некоторыми людьми помимо вас сделали меня несколько нервным.
  
   - Я все отлично понимаю, Гарри, - Маркус откровенно улыбался. - Я впечатлен вашей реакцией. Надо будет заключить пари с Хорасом прежде, чем он возьмется вас обучать. Думаю, на сей раз это будет беспроигрышный вариант... Ладно. Вернемся к тому, что у нас под рукой. Вы должны подписать этот документ прежде, чем мы двинемся дальше. Вторую подпись вы поставите в другом месте, после вступительного испытания. Да, и я должен наложить на вас заклятие, когда вы поставите обе подписи.
  
   - Какое еще заклятие? - спросил Гарри жестко и недоверчиво. Или мне все объяснят сразу и подробно, или я ухожу. Хватит уже доверять кому ни попадя, потому что, видите ли, так лучше для меня.
  
   - Заклинание - разновидность чар Fidelius. Мы приспособили их для защиты наших сведений, личностей и прочих секретов. Сведения, защищенные этими чарами, нельзя извлечь с помощью Легилименции. По тем же самым причинам ты не сможешь сообщить эти сведения никому, кроме тех, на кого наложены такие же чары. Этот вид защиты используем только мы, Оперативное отделение. Как только вы подпишете договор, я брошу заклятие, и вы некоторое время будете ощущать проникновение в свой разум. Это нормально, и через несколько секунд пройдет. Это заклинание мало чем отличается от исходной формы чар Fidelius, разве что тем, что им не скрывают места или предметы.
  
   - Ладно, давайте закончим, - Гарри снова взялся за перо, и, как только угловатые буквы росписи легли на пергамент, услышал Маркуса, бормочущего формулу заклятия. Когда он умолк, Гарри почувствовал чужеродное проникновение, как его и предупреждали. Ощущение оставалось в течение нескольких секунд, затем исчезло, и Гарри не мог сказать, куда. Он вручил Маркусу папку с подписанным договором.
  
   - Замечательно. Теперь поручаю вас Хорасу. Я уверен, у него было более чем достаточно времени, чтобы подготовиться. Следуйте за мной и, пока Хорас вас не вызвал, мы можем говорить о чем угодно, не стесняйтесь.
  
   Они покинули кабинет N9 и двинулись дальше по коридору. Тонкс то и дело спотыкалась о ковровую дорожку, так что Гарри держался чуть впереди, готовый в любой момент ее поймать, если она не удержится на ногах. В той части коридора, куда они пришли, по правой стороне на довольно долгой протяженности не было дверей, кроме одной, за которой снова тянулась длинная глухая стена.
  
   - Прежде чем ты спросишь, Гари, это - тренировочный зал, - сказала Тонкс, споткнувшись очередной раз и хватаясь за руку Гарри, чтобы удержать равновесие. - Это место ты сначала возненавидишь, чтобы потом, со временем, полюбить. Я знаю, я долго его ненавидела.
  
   - Это здесь меня будут проверять? - спросил Гарри.
  
   - Да, - ответила Тонкс. - Выкладывайся изо всех сил, что бы в тебя ни летело. Не сдерживай себя ни при каких обстоятельствах, ладно? Считай, что это - реальная ситуация, а каждый твой противник - Пожиратель Смерти.
  
   - Все будет в порядке, я думаю, - Гарри не знал, чего ожидать.
  
   Маркус пробормотал пароль, и одинокая дверь открылась. Он шагнул в комнату, Гарри и Тонкс следовали за ним. Гарри огляделся, не веря своим глазам. Помещение было гораздо больше, чем можно было предположить по глухой стене снаружи, шириной около восьмидесяти футов, потолок уходил в высоту по крайней мере на сорок футов и местами терялся во тьме. В глубину же зал простирался футов на сто пятьдесят. Объем помещения был огромен, и Гарри чувствовал напряжение, висящее в воздухе. По залу гуляли сквозняки. Юноша замер у дверей и просто озирался в течение нескольких минут.
  
   - Удивительный зал, правда? - сказала Тонкс с некоторым трепетом в голосе. - Я люблю приходить сюда. Он кажется живым, верно? Ты чувствуешь магию этого места, но здесь нет ничего незнакомого для тебя.
  
   - Он кажется живым, - Хорас говорил отрывисто, подавляющим тоном, - потому, что он и есть живой. Отчасти. Видишь - стены как бы из серого металла? Они целиком обиты шкурой Украинского Бронебрюха. Нашему исследовательскому отделению удалось найти способ поддерживать шкуру живой, или вроде того, так что она сама заживает после боевых заклятий. Это, Поттер, и есть наш учебный зал. Это великолепное помещение полностью непроницаемо для обнаружения извне, таким образом даже то, что ты несовершеннолетний - не проблема.
  
   Оперативники Отдела Тайн - лучше всех подготовленные сотрудники Министерства. Моя задача состоит в том, чтобы проверить вас и гарантировать, что вы в случае необходимости используете мои уроки как должно. Был у меня один знакомый, который знал наизусть любое заклинание, если оно хоть где-нибудь было записано. И владел ими мастерски. Однако был у него один недостаток, который стоил жизни и ему, и членам его команды. Он не мог использовать свои заклятия против врага, когда его припекало по-настоящему. В итоге он был сбит с толку и погиб. И если ты хоть чем-то на него похож, я сам тебя убью прежде, чем ты угодишь в такую же ситуацию. Понятно?
  
   - Да, - просто ответил Гарри, слушавший Хораса чрезвычайно внимательно. Он успел заметить, что Тонкс и Маркус покинули зал через дверь справа от входа.
  
   - Рад, что ты слышишь меня, Поттер, - ответил Хорас с нажимом. - Правила испытания таковы, - кстати, к последующему обучению это тоже относится. Итак. Разрешено все. Все заклятия - в полную силу и без обмана. Ты можешь использовать любые заклятия, что угодно, любую срань, лишь бы ты мог ее сотворить. Есть только одно необратимое проклятие - Смертельное. В этом зале нельзя использовать Смертельное проклятие на живых противниках. Все остальное - пожалуйста. Если ты кого-нибудь убьешь, используя любые другие чары - пусть будет так. Забудь и двигайся дальше. Я потерял всего двоих во время тренировок в этом зале, и то из-за их собственных ошибок, а не из-за действий других. Правила понятны?
  
   - Да, - Гарри не мог даже предполагать, что его ждет, но все это предприятие выглядело с самого начала по-настоящему серьезно.
  
   - Итак, тест номер один, Поттер, - объявил Хорас. - Я бросаю в тебя заклятие обезглавливания. Твои действия?
  
   - Попробую парализовать вас.
  
   - Неправильный ответ, - Хорас шагнул вперед и угрожающе навис над Гарри. - Идеалы школьника, как это мило. Нет, Поттер. Ты отвечаешь мне настолько же опасным заклятием. Ты знаешь хоть одно, близкое по действию?
  
   - ВзрывоКость, может быть. Я, правда, ни разу его не пробовал...
  
   - Превосходно. Хоть со второй попытки, но дошло. Плохо, что ты слишком долго думаешь, а ведь у тебя считанные секунды, чтобы ответить на удар. Ты должен думать быстро, Поттер, принимать решения сходу, или погибнут люди. Так. Назови мне еще хоть одно похожее заклинание, которое ты использовал, а не только слышал о нем.
  
   - Проклятье Cruciatus.
  
   - Ты уверен, что сможешь его использовать? Его могущество слишком опасно, чтобы играть с ним. Ты когда-нибудь бросал это заклятие? - Хорас видел, что Гарри колеблется. - Эти стены непроницаемы не только для заклинаний, но и для слов. Мы все присягали хранить тайну, и подчиняемся только себе. Считай, что Министерство осталось по ту сторону двери, и говори спокойно.
  
   - Да, я его использовал... один раз.
  
   - Ушиби меня пером, а наш вундеркинд, оказывается, не такой уж белый и пушистый! И кому же посчастливилось изведать жало твоего первого Cruciatus?
  
   - Беллатрикс Лестрейндж.
  
   Хорас удержался от комментария, видя, как потемнело лицо юноши. Он взглянул через плечо Гарри, чуть улыбнувшись.
  
   - Надо же, какой сюрприз! Возможно, ты все-таки не совсем безнадежен, Поттер. Возможно, ты единственный, не считая того долбанутого лунатика, именующего себя Темным Лордом, кто решился на этот подвиг. Пожалуй, я не буду тебя щадить. Вдруг ты выдержишь настоящий тест, а не детскую версию. Что скажешь?
  
   - Скажу, что готов, насколько это возможно, - Гарри хмуро зыркнул в ответ. Он был зол, и даже не пытался прибегнуть к Окклюменции, чтобы успокоиться. Хорас старался вывести его из себя, Гарри же стремился доказать, что он достаточно хорош для изучения того, что здесь могли предложить.
  
   - Прекрасно. Тогда начнем наш тест. Никаких Смертельных Проклятий; когда решишь, что с тебя достаточно - кричи. Иначе я остановлюсь, когда ты потеряешь сознание.
  
   Хорас взмахнул палочкой и исчез. Исчезла и комната, превратившись в уголок леса. Гарри огляделся вокруг и увидел только старые деревья, которых прежде тут не было. Отступив на шаг влево, он коснулся дерева. Оно казалось совершенно настоящим. Кора была грубой, а почва под ногами - неровной. Юный маг ощущал свежесть воздуха, запахи травы и лесной сырости вокруг. Похоже на Выручай-Комнату. Гарри решил, что не стоит оставаться на одном месте, и двинулся влево в поисках строений или хотя бы просвета в чаще.
  
   Гарри шел несколько минут, пока знакомое чувство угрозы нападения не заставило его стремительно обернуться и нацелить палочку в сторону источника угрозы. Серебристая лента заклятия вылетела из-за дерева, на которое указывала палочка. Гарри отреагировал мгновенно, пригнувшись и послав в ответ проклятье Reductor. Серебряная лента пролетела у него над головой и ударила в ствол дерева толщиной около фута. Дерево застонало от удара. В том месте, куда пришелся удар заклятия, дерево переломилось, и вершина врезалась в землю с гулким грохотом.
  
   Гарри двигался, укрываясь за деревьями и редким кустарником. От вспышки огня кусты запылали, и Гарри, наложив на себя заклятие Замерзшего Пламени, шагнул в огонь. Заметив движение справа, он запустил в том направлении Взрывающееся Проклятие и выскочил из огня. Услышав громкий треск, Гарри понял, что заклятие угодило в какое-то несчастное дерево.
  
   Он отступал в течение нескольких минут, пока не припал к земле в поисках защиты от нападавшего. Он двигался по склону то вверх, то вниз, пока знакомое чувство не вернулось. Приблизительно определив направление, Гарри выпустил подряд несколько Останавливающих и Парализующих заклятий. Вращающийся алый поток света ударил с той стороны, куда Гарри направлял свои атаки. Заклятие чуть не настигло Гарри, но тот скатился по склону вниз прежде, чем удар попал в цель. О черт, он не шутил. Это был Cruciatus!
  
   Увидев, какое заклятие пошло в ход, Гарри понял, что проиграл. Он подумал, что может использовать преимущество в подвижности, однако вряд ли смог бы противопоставить свои заклятия боевой магии Хораса. Гари огляделся в поисках пространства для маневра и ничего не увидел. Он нуждался в любой возможности помешать противнику, и подумал о заклятье Дыма. Гарри размахивал палочкой, извергающей густую дымовую струю, до тех пор, пока его не накрыла сплошная пелена мглы. Чувство опасности вернулось, и Гарри почти наугад запустил Режущее проклятие. Раздался треск, словно что-то порвалось, и гневное рычание.
  
   Гарри понимал, что должен использовать любое, даже малейшее преимущество, и принялся посылать заклятия Reductor под небольшими углами туда, где Хорас попал под его Режущее. Деревья валились с грохотом. Треск и скрип раздавался там, где деревья расщеплялись и разлетались в щепки. Гарри метнулся вбок и увидел желтый шлейф заклятия, мелькнувший там, где он только что стоял.
  
   Гарри двигался дальше, жалея, что не изучил в прошлом году Дезиллюминационное заклятие. Это, пожалуй, было бы единственным способом скрыться от Хораса. Внезапно Гарри вспомнил, что сказал тот в зале заседаний: "У меня превосходный слух, Поттер". Идиот! - выругал себя Гарри, бросая на ноги беспалочковое Заклятие Глушения, и продолжил отступление.
  
   Гарри двигался более десяти минут, и ни одно заклятие пока не прилетело в его сторону. Он попытался уже подумать и об атаке, но, не зная, где враг, наступать было бессмысленно. Услышав шум ручья, Гарри пошел на звук. Продравшись сквозь подлесок, он обнаружил довольно широкий быстрый поток и валуны, создающие нечто вроде переправы. Валуны торчали из воды далеко друг от друга, так что пришлось прыгать, к тому же они шатались.
  
   Примерно на полпути Гарри остановился, полил водой небольшой валун и бросил Замораживающее заклятие, так что валун, выглядевший всего лишь мокрым, весь покрылся слоем льда. Преодолев поток, Гарри поднялся вверх по холму и притаился позади нескольких живых деревьев и одного упавшего. Обзор на поток и валуны в нем отсюда открывался отличный. Гарри ждал, переводя дыхание.
  
   Минуты шли, Гарри наблюдал за переправой. Легкое движение первого валуна заставило его вскинуть палочку, указав приблизительное местонахождение противника. Гарри знал, что должен максимально сосредоточиться и вложить как можно больше магической силы в свои заклятия. Тонкс помогла развить его навыки, объясняя, как лучше управлять внутренней магией. Она знала, что должно случиться, и помогала ему, как могла, эти два дня. Гарри выбрал заклинание, собрался с силой и сосредоточился. Осталось только дождаться явных признаков того, что Хорас двинулся через поток.
  
   Услышав громкий всплеск и не менее громкое: "Срань!", Гарри выпустил целый залп обездвиживающих заклятий чуть ниже обледенелого камня. Серебряный щит, появившийся в ответ, юноша использовал, как мишень. Он выпускал заклятие за заклятием, и щит звенел при каждом попадании. Гарри щедро вливал свое волшебство в заклятия. Он начал чувствовать "внутреннее движение", как при беспалочковой магии.
  
   Серебряный щит держался, но контратак не было. Гарри продолжал без перерыва лупить по нему заклятиями, не зная, что будет, если он прекратит атаку. Чувство пронзительного холода нарушило его концентрацию. А затем он услышал в голове крик матери. Дементоры...
  
   Гарри пригнулся и бросился прочь от потока. Он собрал волю в кулак, вспоминая, как когда-то спас Сириуса. Он думал также о самом радостном воспоминании, на котором можно сосредоточиться. Первое, что пришло в голову - это Тонкс, в коротенькой маечке и без брюк, Тонкс, целующая его. Гарри вложил всю магическую энергию в вопль "Expecto Patronum!!!", серебряный олень вырвался из его палочки и помчался в чащу справа. Гарри мимоходом отметил, что олень был крупнее и ярче, чем прежде, но сейчас не было времени на размышления о чем-либо, кроме выживания.
  
   Решив, что справа полно дементоров, Гарри побежал налево. Он петлял между деревьями, продирался сквозь частый, как щетка, кустарник. Ветки больно хлестали его по лицу, цеплялись за одежду, когда он пробегал мимо. Олень теперь бежал - плыл? - чуть впереди. Мерзкий свистящий звук подсказал Гарри, что дементоры и впереди, и позади него. Он повернул чуть вправо и увидел впереди просвет.
  
   Надеясь, что просвет означает шанс лучше видеть противника, Гарри устремился на открытое место. Шипение дементоров стихло, Гарри явно оторвался от них, и это придало ему уверенности. Открытое пространство оказалось двором старого фермерского дома. Гарри увидел загон позади дома и поилку для скота, полную воды. Дом казался хорошо ухоженным, и соломенная крыша выглядела совершенно новой в солнечном свете. Не заметив никакого движения ни в доме, ни вокруг, Гарри направился прямиком к боковой двери.
  
   Быстрое Alohomora, и дверь распахнулась, так что Гарри даже не замедлил бег. Он захлопнул дверь и пробормотал: "Colloportus", закрывая ее за собой. Взбежав по лестнице, Гарри попал в спальню с окном, из которого открывался вид на пройденный им путь. Открыв окна, юноша отступил в тень и расслабился, убедившись прежде, что опушка леса просматривается хорошо. Теперь можно было передохнуть, никуда не торопясь. Это - самая дурацкая вещь, которую ты когда-либо делал, Гарри. Какого хрена ты тут пытаешься доказать? И кому? И зачем тебе это надо?.. Ах, чтоб тебя!
  
   Гарри прекратил ругать себя, увидев смутный абрис фигуры, появившейся на опушке. Хорас использовал Дезиллюминационное заклятие, но солнечный свет позволил Гарри увидеть фигуру своего преследователя, а не скрывающие ее листья и ветви. Тщательно прицелившись палочкой, Гарри вызвал в себе волну волшебства и произнес спокойно: "Incarcerous". Веревки мигом опутали невидимое тело, и оно неряшливым коконом упало на траву.
  
   Гарри сбежал вниз по лестнице, распахнул дверь, минуту назад запертую им же, и вылетел наружу. Веревки лежали кучей на месте падения Хораса. Гарри успел воскликнуть "Будь ты проклят!", прежде, чем Ударное заклятье угодило ему в грудь и сбило с ног. Юноша покатился по земле, но тут же встал, мучительно пытаясь вздохнуть.
  
   Гарри запустил Режущим заклятьем в ту сторону, откуда , как ему показалось, был нанесен удар. Не услышав звука попадания, Гарри повел палочку по дуге, посылая Flagrate во всех направлениях. Увидев блеск щита с левой стороны, он сосредоточил атаку на нем. Stunner, Reductor, и Impedimenta посыпались градом. Гарри видел, что щит слабеет, а вместе с ним и Дезиллюминационное заклятие.
  
   Хорас предстал перед ним, избитый, сам на себя не похожий от синяков, порезов и ожогов, оставленных атаками Гарри. С угрюмым взглядом Хорас пригнулся и направил в Гарри проклятие Cruciatus, заставив того нырком уйти от удара. За Пыточным последовало заклятие Incarcerous. Гарри ответил Режущим и сразу за ним - Останавливающим.
  
   Хорас отбил Останавливающее заклятие с таким видом, словно Гарри оскорбил его самой попыткой атаки. Гарри знал, что должен использовать что-нибудь посильнее школярского колдовства. Припомнив некоторые "условно легальные" заклятия, о которых он читал в первый день дома, Гарри тихо произнес: "Ossis Fragmen", зная, что крик действие заклятия не усилит. Заклятие угодило Хорасу в левую руку. Громко треснула кость. Вопль Хорас сдержал, но стон все же вырвался.
  
   Гарри продолжил атаку очередным заклятием Reductor, которое было заблокировано. Хорас нацелил еще один Cruciatus на Гарри, заставив того залечь. Гарри ответил Ossis Disffringo, поразив Хораса в левую ногу. Хруст костей был заглушен воплем боли, и Невыразимец тут же рухнул наземь.
  
   Гарри поднялся было на ноги, но тут же упал на колени, когда Хорас все же попал в него Crucio. Гарри изо всех сил сдерживал крик, но был совершенно ослеплен болью. Он видел звезды, и раскаленные ножи пронзали его суставы. Гарри попытался откатиться прочь от источника боли, но в действительности он всего лишь катался по кругу, не двигаясь с места.
  
   Хорас, видимо, снял заклятие, так как Гарри вновь обрел контроль над своим телом. Чтоб я еще раз подставился под эту пытку?! Ну, где этот засранец, сейчас я его... Гарри, весь дрожа от напряжения, приподнялся, встал на колени и увидел Хораса. Тот лежал на земле футах в десяти и пытался навести палочку на него. Несмотря на увечья, он все еще пытался атаковать.
  
   Гарри поднял палочку и, твердо глядя в глаза Хорасу, выкрикнул: "Crucio!" Гарри вложил всю боль, которую он испытал за последние дни от Хораса и Дурслей, в это заклятие. Добавил ненависть к Беллатрикс. Хорас распластался по земле, срывая горло в вопле.
  
   Гарри безжалостно держал его под заклятием, желая, чтобы тот прочувствовал до последней частицы весь гнев и все страдание, что испытал он.
  
   Чей-то оклик со стороны заставил Гарри прервать заклятие и повернуться на голос. Проклятие Reductor сорвалось с его палочки и полетело на звук. Гарри не мог видеть, кто его зовет, он все еще был не в себе от длительного Cruciatus. Знакомый женский голос, выкрикивающий заклинание Щита, вернул Гарри к действительности. Зрение снова сфокусировалось, и Гарри увидел Тонкс, осторожно приближающуюся к нему с палочкой наготове, все еще пригнувшись, чтобы избежать очередного Crucio.
  
   Гарри взглянул на палочку в своей руке, затем опять на Тонкс. Он выронил палочку, и она мягко упала на траву. Девушка убрала свою палочку и, не задумываясь, упала на колени прямо перед ним, обняла, прижала к себе. Гарри тяжело дышал, пытаясь оценить степень повреждений.
  
   - Все кончилось, Гарри, - сказала Тонкс со слезами в голосе. - Прости, что привела тебя сюда. Я не знала, что они устроят такое... реальное испытание. Мне так жаль, Гарри, прости меня!
  
   Гарри не понимал, чем вызвана такая буря эмоций, но знал, что Тонкс должна успокоиться.
  
   - Тише, Тонкс, тише. Я в порядке. Подумаешь, большое дело. Ну, больно немного, и только. Ничего такого, что я бы не испытал прежде. Это для меня дело плевое, помнишь?
  
   - Гарри, ты серьезно ранен, и пробыл под Пыточным заклятием неизвестно сколько времени. Мы прибежали сюда, как только Crucio попало в тебя. Тебе надо к целителям, прямо сейчас!
  
   - То есть как - ранен? Ну, устал, саднит немного, и только. Подумаешь! - Гарри осторожно отстранил Тонкс и попытался встать на ноги. Ноги дрожали и не слушались, но он справился.
  
   Тонкс не знала, что предпринять. Все, что она могла - это помочь Гарри подняться и удержаться на ногах. Маркус наблюдал, как Гарри встает, а Хорас продолжает корчиться на земле. Он видел, как Гарри пошатнулся, но когда палочка юноши влетела в подставленную ладонь, Маркус понял, что ничего еще не кончилось, и это хороший признак.
  
   - Вы проиграли, старина, - сказал Маркус со смехом. Хорас издал гневное рычание, перемежаемое стонами боли. - Я вызываю санитаров.
  
   Маркус направил свою палочку в сторону двери и выпустил из нее некую серебристую форму. Затем подошел к Гарри и Тонкс, оценив состояние юноши более тщательно.
  
   - Целители уже на пути сюда, Гарри. А значит, нужно прикрыть вам лицо, так как тест вы определенно прошли, - Невыразимец наложил заклятие на капюшон мантии Гарри и набросил его на голову юноши. - Гарри, я хочу залечить раны у вас на лице, и затем закрою его, чтобы никто не знал, кто вы, хорошо?
  
   Гарри обернулся к Тонкс, та кивнула. Гарри вздохнул и дал согласие. Маркус аккуратными движениями палочки убрал ссадины и царапины от веток. Лицо Гарри было закрыто капюшоном, но он все еще мог видеть взволнованное лицо Тонкс.
  
   Тонкс опустила капюшон своей мантии, и ее лицо немедленно скрылось в тени.
  
   - Не забывай называть меня Шамель, Гарри. Я не буду называть твое имя, когда прибудут целители. Они должны будут доставить тебя в медицинское крыло и заняться твоими ранами.
  
   - Какие раны? Мне вроде как не очень и досталось...
  
   - У тебя сломана левая рука, - начала перечислять Тонкс. - Еще колотая рана на левой ноге и ожог на груди, не говоря уж о последствиях проклятия Cruciatus.
  
   - Ничего не помню, кроме проклятия, и то под конец. А когда случилось все остальное?
  
   - Пока ты сражался, - Тонкс всерьез беспокоило, что Гарри не помнит, когда попал под то или иное заклинание. - А теперь отдыхай, и мы позволим целителям заняться их работой.
  
   Открылась дверь, и в зал, вернувшийся к прежнему виду, вошли целители. Их было пятеро, трое мужчин и две женщины. Они поспешили к Гарри и Маркусу. Одна из женщин начала отдавать распоряжения, остальные дружно принялись за дело. Палочки так и летали, творя исцеляющую магию.
  
   - Перелом руки, раздробленная нога, термические ожоги, ссадины от веревки, контузия и последствия Crucio, - сказал один из мужчин.
  
   - Перелом руки, проникающее ранение, термические ожоги и последствия Crucio, - подвела итог вторая женщина.
  
   Старшая целительница покачала головой:
  
   - Что это было, Маркус? Выпускной экзамен или что?
  
   - Не совсем, Спирс. Вступительный, - ответил Маркус беззаботным тоном.
  
   - В задницу такие вступительные, они же серьезно ранены! Если так пойдет и дальше, я буду требовать присутствия медиков во время ваших тестов. И я даже знать не хочу, под какие заклятия они попали, - и Спирс приказала целителям левитировать Хораса и отвести Гарри в медицинское крыло.
  
   Гарри отказался от помощи, лишь наклонился к Тонкс и попросил проводить его. Если я что-то могу - я сделаю это сам. Если нет - попрошу помощи, но только если это будет необходимо. Гарри медленно шел за целителями. Они неоднократно пытались помочь ему, но он каждый раз отмахивался. Это заставило Тонкс потребовать от целителей оставить парня в покое и не досаждать предложениями помощи.
  
   Медицинский блок находился прямо напротив тренировочного зала, и Гарри не мог не одобрить такое расположение - наиболее осмысленное во всем здании Министерства. Его уложили на койку, и команда целителей энергично занялась им, действуя палочками и вливая ему в глотку разнообразные зелья. Его вертели и толкали, осматривали и измеряли. Тонкс все время была рядом, стараясь по мере сил поддержать его.
  
   Гарри слышал голоса в другом конце медблока. Звучали по большей части какие-то медицинские термины, значения которых Гарри не понимал. Впрочем, это его уже не волновало - лечение начало действовать. Гарри еще слышал голос Маркуса и еще чей-то, но мысли уже начали покидать голову. Рука пульсировала от выпитого Костероста. Последнее, что он видел, перед тем, как полностью отключиться, было лицо Тонкс в капюшоне, парящее над ним.
  
   Юноша пришел в себя от резкого запаха дезинфицирующих средств и чьих-то голосов неподалеку. Он открыл глаза и обнаружил, что на нем нет очков. Машинально сотворив заклятье Призыва, он тут же ощутил их в ладони, бережно надел, и мир снова стал цветным и резким... по крайней мере, тот его кусочек, что был виден из-под опущенного капюшона.
  
   Он увидел троих целителей, поправляющих мебель и пополняющих запасы зелий на полках. Также он увидел Хораса, лежащего на соседней койке. Рядом стояла целая батарея разнокалиберных бутылок с зельями. Казалось, Хорас спал, но Гарри отлично помнил, что делал с ним этот человек чуть раньше. Гарри не знал и даже предположить не мог, сколько времени прошло - в палате не было ни часов, ни даже окон.
  
   Обернувшись, Гарри увидел Тонкс, неловко пристроившуюся на стуле рядом. Глаза ее были закрыты, и девушка мурлыкала под нос какую-то мелодию. Гарри огляделся в поисках еще кого-нибудь, но больше в палате никого не было. Палата была поменьше, чем владения мадам Помфри, однако отлично оснащенная и снабженная, судя по стеллажам с зельями, занимавшими всю противоположную стену. Все они были маркированы и, насколько мог судить Гарри, расставлены в идеальном порядке. Вновь обернувшись к Тонкс, юноша тихонько кашлянул.
  
   Глаза Тонкс распахнулись, лицо озарила улыбка. Девушка подалась вперед и наклонилась к Гарри.
  
   - Ты, наверное, ненавидишь меня? - улыбка мигом увяла, а взгляд стал тревожным и виноватым.
  
   - Да ты что! Нет, конечно! С чего бы вдруг? - Гарри был несколько сбит с толку.
  
   - Ты же пострадал из-за меня, - Тонкс глядела испытующе. - Большинство людей после такой переделки послали бы меня куда подальше...
  
   - Я что, хоть когда-то был похож на большинство? Честное слово - я провожу лето, занимаясь беспалочковой магией, что ни день, рискую жизнью, швыряюсь направо и налево смертельно опасными проклятиями в самом секретном отделе Министерства... Это как - типично для большинства? Вот бы не подумал! Кстати,То... то есть Шамель, я уже неплохо себя чувствую, правда, раны слегка побаливают, наверно, не зажили еще.
  
   - Хорошо, - ответила Тонкс неуверенно. - Но ты держался удивительно. У Хораса несколько лет не было такого противника. Обычно он играет с новичками, и заканчивает, когда ему становится скучно. Но когда он добирается до проклятия Cruciatus, знай - ты все делаешь правильно. Обычно он им заканчивает схватку. Я до сих пор не забыла, как он использовал его на мне...
  
   - Мне пришлось туго, но, не пойми меня неправильно, это не было настолько ужасно. Ничего общего с Волдемортом или Беллатрикс, - Тонкс невольно вздрогнула. - Если ты по-прежнему хочешь тратить на меня свое время, привыкай. Я заслужил право называть Волдеморта, как хочу, и впредь буду говорить о нем только так.
  
   - Не все оказывались перед ним лицом к лицу, так что не все воспринимают его так, как ты. Его же почти никто не видел. Как, по-твоему, почему его так боятся? Неизвестность, Гарри, пугает сильнее всего на свете.
  
   - Ладно, я его видел лично, морда страшная, не спорю, но, согласись, это не повод наделять его еще большей властью, трепеща при одном звуке его прозвища. Его настоящее имя - Том Марволо Реддл. А "Волдеморт" - просто игра слов, анаграмма... Как бы то ни было, что мне делать теперь? И который час?
  
   - На это я могу ответить. Скоро два, и мы должны встретиться с Маркусом. Затем тебе выдадут экипировку, оборудование, и ты получишь первое задание. Выполнишь его - и на сегодня все.
  
   - У меня есть задание? Уже?
  
   - О, оно легкое. Тебе даже не придется покидать Министерство. Тебе потом все объяснят. А когда ты с ним разделаешься, мы сможем пройтись по магазинам...
  
   - По магазинам? И почему женщины настолько любят ходить по магазинам?..
  
   - Потому что это приятно, и позволяет обзавестись вещами, которых у нас не было прежде. Ну что, пошли?
  
   - Ладно, ладно, - Гарри спустил ноги с койки и коснулся пола. Осторожно проверив устойчивость, он встал на ноги. Его ощутимо качнуло вправо, но Тонкс обняла его за плечи, не давая упасть.
  
   - Так вы уже встали! - воскликнула целительница. Она засуетилась, как все целители. "Их, должно быть, этому учат в медицинской школе," - подумал Гарри с усмешкой.
  
   - Вот, - женщина протянула Гарри пузырек. - Примите прежде, чем уйти. Это придаст вам сил и поможет с координацией. Через несколько минут вы будете как новенький!
  
   Гарри взял предложенное зеленоватое снадобье и проглотил единым духом. Он ожидал ужасный вкус и мерзкую консистенцию, так что даже не поверил, ощутив на языке приятную сладость. Зелье легко скользнуло в горло. Гарри, как и было обещано, почувствовал прилив сил уже через несколько минут. Следом вернулось, хоть и не сразу, привычное чувство равновесия.
  
   Целительница выпроводила обоих из палаты чуть ли не с радостью. Тонкс проводила Гарри от шестнадцатой комнаты, тренировочного зала, к комнате номер два. Она постучалась и провела Гарри внутрь, когда дверь открылась.
  
   Гарри оказался в старинном кабинете. Все предметы обстановки были старательно выдержаны в стиле XIX века. Помещение освещали старинные газовые рожки, вроде тех, что сохранились в доме на Гриммо-Плейс, только чуть попроще. Книжная полка была тесно уставлена множеством разнокалиберных томов. Хозяин кабинета восседал за старинным письменным столом, перед которым стояли три кожаных кресла. Груды документов громоздились по краям столешницы, свободной оставалась только середина, где лежало несколько перьев в разных стадиях изношенности.
  
   Маркус поднялся со своего кресла с высокой кожаной спинкой и улыбнулся широкой улыбкой, которая очень ему шла.
  
   - Вы можете говорить здесь свободно, Гарри. Этот кабинет защищен от любого прослушивания. Теперь вам остается только поставить последнюю подпись на договоре, если вы, конечно, по-прежнему хотите вступить в нашу организацию.
  
   Гарри переводил взгляд с обнадеженного лица Маркуса на заботливое Тонкс.
  
   - Да, я хочу - по крайней мере, до тех пор, пока не научусь всему, что поможет мне остаться в живых. И вот что: если я вам нужен только как курьер или мальчик для битья - я ухожу.
  
   - Разумеется, Гарри, ничего подобного не будет! У нас нет и не может быть курьеров, при нашей-то секретности! Что же касается битья... всем новичкам так кажется поначалу, но я думаю, что при ваших способностях вы будете быстро прогрессировать. Итак, вот договор, вот столь ненавистное вам перо...
  
   Гарри взял перо и замер, думая о том, о чем должен был подумать уже давно. Неужели я просто меняю одного кукловода на другого? Этот говорит, что будет обучать меня, и у меня есть шанс учиться самостоятельно в случае необходимости. Тот тоже обещал меня учить, но все, что я получил - это Снейп и ноль информации. Разница в одном: я выбрал учителя сам. Раньше у меня никогда не было выбора, вот в чем соль; а теперь я решаю остаться здесь по своей воле. Я. Принимаю. Решение.
  
   - Это все на самом деле? Я действительно изучу все, что видел сегодня, и более того?
  
   - Да, я обещаю, что вы научитесь всему, что видели сегодня, и более того. Вы также научитесь, как и когда применять свои навыки в зависимости от ситуации. Иногда мы действуем прямо и открыто, гораздо чаще - работаем под прикрытием. Если вы готовы принять участие - вам достаточно поставить последнюю подпись. Если что-то не будет получаться, вы всегда сможете оставить нашу работу. Разумеется, действие Присяги продлится всю вашу жизнь, так что по отношению к некоторым нашим секретам мы можем применить Obliviate, если решим, что они слишком опасны для нас. Такова уж наша работа, которая может стать и вашей. Что скажете?
  
   Гарри еще некоторое время обдумывал ситуацию.
  
   - Ладно, я с вами, - и, поставив подпись, юноша вновь ощутил действие заклятия Маркуса. Проникновение в разум было более явственным, чем прежде, и исчезать не торопилось.
  
   - Это нормально, во второй раз оно и должно быть более агрессивным. Воздействие должно быть закреплено, чтобы стать постоянным. Теперь отправляйтесь в комнату 18 и получите экипировку. Я уверен, Тонкс вам поможет. Итак, добро пожаловать в нашу дружную семью, Гарри Поттер! Мы, возможно, нечасто доверяем людям, но на тех, кто дал присягу, можем положиться. Да, кстати. Благодаря вашему выступлению сегодня я выиграл ящик лучшего Огденского. Спасибо!
  
   Тонкс схватила Гарри за руку и вытащила в коридор.
  
   - Он заключил пари насчет тебя и выиграл. Ты сегодня здорово поднялся в его глазах. Я тобой горжусь!
  
   Чем дальше они шли по коридору, тем больше к Тонкс возвращалась ее обычная неуклюжесть. Гарри дважды пришлось удерживать ее от неминуемого падения. Добравшись, наконец, до комнаты 18, Тонкс коснулась двери палочкой, произнесла пароль, дверь вздрогнула и открылась.
  
   Гарри вошел в комнату, и глаза его разбежались от неимоверного количества самых разнообразных вещей. Они заполняли собой почти все свободное пространство. У одной стены находился стенд с длинным рядом мантий. Все они, как одна, были серого цвета и выглядели совершенно обычно. Стена напротив была увешана мечами и кинжалами в кожаных ножнах на ремнях. Третью стену занимали полки с книгами и различными колдовскими приспособлениями, некоторые из них Гарри видел в кабинете Дамблдора и в классе Грюма. Центр комнаты занимал стеллаж с обувью и, ближе к двери, еще один стеллаж со множеством небольших сундучков.
  
   - Итак, настало время снабдить тебя оборудованием и экипировать как следует. Сначала мантия, - и Тонкс двинулась вдоль стенда с одеждой, время от времени проверяя ее длину. Дойдя примерно до середины, девушка сняла с вешалки очередную мантию и примерила на Гарри. Мантия оказалась длиннее, чем нужно, почти на фут. - Типичное не то...
  
   Примерка продолжалась. Другая мантия не доставала до пола примерно на пару дюймов, зато оказалась чуть ли не на шесть дюймов шире плеч.
  
   - Теперь ты видишь, почему мне не получить работу у мадам Малкин, - Тонкс вернула мантию на место и взяла следующую, поуже. - Как будто неплохо. Ну-ка примерь!
  
   Представив себе, что наряжается для нее, Гарри снял капюшон и накинул новую мантию. По длине она оказалась впору, но в плечах была все же широковата. Похоже, прежние предпочтения Гарри в одежде подлежали пересмотру. Материал был мягок и очень удобен. Комната походила на обычное складское помещение, жаркое и душное, однако в новой мантии было комфортно и прохладно.
  
   - Чуть великовата, но это поправимо. Теперь, чтобы дать тебе представление о твоем совершенно новом, - разве что самую чуточку поношенном, - Невыразимском прикиде, позволь описать все его удобства и модные тенденции, - под конец своей тирады Тонкс улыбалась до ушей. - Обожаю это делать, тем более, если у тебя нет слов. Итак, стандартная мантия состоит из двух частей: внешней и внутренней. Что-то вроде бутона, разве что бутоны не бывают такими волокнистыми, ну и как в той загадке - "одежка без застежек", потому что застежек тут и вправду нет.
  
   Гарри дважды кивнул, затем встряхнул головой. Тонкс определенно такая же сумасшедшая, как и все маги, которых я до сих пор видел...
  
   Тонкс тем временем продолжала свою вдохновенную лекцию:
  
   - Внутри здесь обычная мягкая подкладка магловского производства. Верх же - исключительно наш, магический. Ткань состоит из трех различных материалов: основа из шкуры Венгерского Хвосторога покрыта шерстью Полувидимки пополам с кожей Гигантского Хамелеона. Шкура дракона - дополнительная защита от заклятий. Шерсть Полувидимки обеспечивает невидимость, до известной степени, конечно, не так хорошо, как настоящие плащи-невидимки, но зато гораздо дешевле. Помни, мы работаем на правительство, так что экипировка у тебя будет более чем эффективная... Да, и кожа Хамелеона придает способность сливаться с окружающей средой.
  
   Невидимость может быть активизирована прикосновением палочки к мантии, либо беспалочковым способом, - наверное, я не пробовала, - и ключевым словом "Невидимый". Помни, все настоящие магические штучки здесь. Функция "Хамелеон" более универсальна. Тот же самый способ активизации и команда "скрыться" или "цвет" - и мантия либо сольется с окружением, либо примет любой цвет по твоему желанию. Я предпочитаю серый или синий, или любой модный цвет. Ты же, как мне кажется, скорее выберешь черный или нечто в том же духе.
  
   - Черный? Тонкс, по-моему, это как-то скучно.
  
   - Зато с тобой не соскучишься, Гарри. У тебя просто еще повода не было попробовать что-то новое в одежде. Можешь мне поверить, уж я-то знаю, о чем говорю. Ладно, поехали дальше. Самоочистка по команде. Не мнется. Контролирует температуру, либо согревая, либо, наоборот, охлаждая, если надо. На капюшон наложено заклятие Тени, чтобы скрыть лицо, и еще одно, не позволяющее откинуть его никому, кроме тебя или кого-либо из Невыразимцев. Не спрашивай меня, как это работает. Далее. Вшитый чехол для палочки, под любую руку, может быть активирован мысленно. Есть заклятие, чтобы настроить его именно под тебя. Карманов настолько много, что в поисках нужной вещи можно обшаривать их неделю, к тому же на них стоит антипризывная защита. Иначе говоря, если ты забудешь, в каком кармане что, и попытаешься использовать Accio - ничего не выйдет. Вот такое у наших портных чувство юмора. Так, что еще? - Тонкс задумалась. - Нет, вроде ничего не забыла. Теперь, когда одежду подобрали, займемся обувью.
  
   Стеллаж с ботинками подвергся столь же тщательному осмотру, в итоге Гарри подобрал пару ботинок, которые подошли идеально.
  
   - Шкура Венгерского Хвосторога, тоже с самоочисткой, температурным контролем и функцией "хамелеон". Мантия достаточно длинная, так что режим невидимости еще и на обуви не нужен - достаточно просто присесть. Помни - мы работаем на правительство!
  
   Теперь - кофр. Они все одинаковые. На них наложены Уменьшающие чары, так что на самом деле они втрое больше. Можно было, конечно, уменьшить их еще, но тогда их было бы трудно здесь найти. Выбирай любой, и давай его откроем.
  
   Гарри снял с полки первый попавшийся кофр, поставил на пол. Тонкс прикосновением палочки сняла чары, кофр вырос до истинного размера, и Гарри открыл крышку. Внутри обнаружился чистый журнал, набор пузырьков, пока пустых, спальный мешок, фляга, хрустальный шар наподобие Напоминальника Невилла, карманный Вредоскоп и несколько пустых отделений.
  
   - Большая часть этой фигни тебе знакома, так что я поясню только некоторые мелочи. Хрустальный шар применяется для диагностики ран. Скорее всего, с ним работать будет тот из членов команды, кто лучше разбирается в медицине. Журнал отличается от прочих, ему подобных, тем, что является бесконечным. Предполагается, что он будет твоим рабочим дневником. По идее, у тебя должен быть еще справочник заклинаний, так ты его тоже положи сюда. Теперь, у тебя в мантии, на уровне пояса, есть специальный карман для кофра. Уменьши его и спрячь, - Гарри так и сделал.
  
   - Ну, и последнее: холодное оружие. Я слишком неуклюжая, поэтому его не ношу - не хватало еще без руки остаться! А ты подбери себе что-нибудь. Внутри мантии есть держатель для ножен и специальные прорези, чтобы можно было легко добраться до оружия и вообще до внутренних карманов.
  
   Гарри выбрал кинжал примерно восьми дюймов длиной, с прочным клинком. К нему нашлись ножны, тонкие, но прекрасно предохраняющие от любых несчастных случаев. Закрепив кинжал в петле под мантией, Гарри проверил также держатель для палочки в рукаве.
  
   Тонкс произнесла заклинание, подгоняющее мантию под желания владельца. Несколько минут спустя, проверив держатель палочки, Гарри удовлетворенно кивнул. Палочка выхватывалась мгновенно, не застревая, не цепляясь, а в остальное время удерживалась прочно и надежно.
  
   - Ну что ж, я думаю, здесь нам больше нечего делать. Ты говорил, что тебе проще учиться на практике, так что книги пока оставим. Что-нибудь еще отсюда тебе может понадобиться?
  
   - Нет, наверное. Думаю, хватит пока. Что теперь?
  
   - Теперь тебе нужно активировать капюшон. Тебе будет достаточно окликнуть меня, чтобы я могла видеть твое лицо. Не спрашивай меня, как это работает, это очередная тайна отдела, которую я не знаю, и не хочу знать. Приподними капюшон, и, как только будешь готов, коснись его палочкой и скомандуй: "Показаться..." и полное имя человека, - улыбка Тонкс мгновенно увяла, как только до нее дошло: она только что сама попросила Гарри назвать ее полным именем.
  
   Гарри улыбнулся, предвкушая небольшую невинную забаву. Коснувшись капюшона, он медленно и отчетливо произнес: "Показаться Нимфадоре Тонкс". Гарри видел, что Тонкс нахмурилась, но всё же улыбнулась вновь.
  
   - Замечательно, я тебя прекрасно вижу. Теперь я сделаю то же самое, и ты сможешь видеть меня, - Тонкс проделала ту же процедуру, и Гарри смог ясно видеть ее лицо, словно никакого капюшона не было.
  
   - Милый фокус, Тонкс. Куда теперь?
  
   - Обратно к начальнику. Он должен дать тебе твое первое задание. Ты наверняка получишь массу удовольствия, как я в свое время.
  
   Тонкс покинула склад и заторопилась по коридору. Гарри поспешил за ней, видя, что она вот-вот споткнется, но опоздал. Все, что ему оставалось - помочь спутнице подняться на ноги. Остаток пути молодые люди преодолели вполне благополучно.
  
   Дверь кабинета открылась, и Маркус приветствовал Гарри дружественной улыбкой.
  
   - Ну вот, теперь вы выглядите как один из нас. Узковаты в плечах, правда, но наша медицина с этим справится. Вот знак вашего статуса. Шамель потом объяснит вам, что к чему.
  
   Гарри принял значок и внимательно его рассмотрел. Он был прямоугольный, размером примерно дюйм на два, и состоял из нескольких разноцветных вертикальных полосок, опиравшихся на одну горизонтальную. Поразмыслив, Гарри прикрепил его на левую сторону груди, туда, где на школьных мантиях был вышит герб Гриффиндора, и тут же выкинул его из головы.
  
   - Ваше задание на сегодня состоит из нескольких этапов. Так как вы, согласно законам, установленным Министерством, еще несовершеннолетний, вам необходимо проникнуть в Отдел Контроля Магического Законодательства. Точнее, в Отделение Незаконного Использования Магии. Оказавшись там, найдите отслеживающий прибор, который настроен на вас или на ваше текущее местонахождение. Вы должны вывести прибор из строя, но так, чтобы это было незаметно. Однозначно не стоит применять заклятие Reductor или ему подобные, а вот сильное Замораживающее вполне подойдет. Устройство срабатывает только в том случае, если фиксирует применение магии в зоне, на которую оно настроено. И нас вполне устроит, если оно просто перестанет реагировать на что-либо. Я уверен, что вы вряд ли храните какие-либо теплые чувства к этому Отделу.
  
   Второй этап вашего задания заключается в том, что вы должны проникнуть в главный архив Министерства, где хранятся досье на всех магов Британии. Там вы поместите в свое досье вот эту бумагу, и постарайтесь проделать это незаметно. Данный документ - всего лишь подтверждение вашей эмансипации. Так как вам еще не исполнилось 17 лет, вы должны быть эмансипированы, чтобы иметь право работать в любой области за пределами семейного бизнеса. Как только я поставлю печать на документы, которые вы подписали, в вашем досье тут же появится информация о трудоустройстве. По большому счету это мелочи, но если в вашем досье не будет документа, подтверждающего эмансипацию, клерки Визенгамота сразу же будут уведомлены.
  
   Я знаю, это звучит нелепо, но Министерство веками вмешивалось в жизнь людей по поводу и без повода. У них есть некоторые совершенно идиотские правила и законы, но я воспринимаю это как вызов вашим способностям, неплохую забаву и хороший повод опробовать в деле новые игрушки. Вопросы есть?
  
   - После того, как я все сделаю, я должен вернуться сюда, или как? И как я сюда войду в случае чего?
  
   - Хорошие вопросы, Гарри. Да, вы вернетесь сюда, когда выполните задание, и я немедленно завизирую ваши документы. Далее. Чтобы войти сюда, вы, как вам показывала Шамель, коснетесь стены палочкой и произнесете свой пароль. Вы сами выберете его, когда самостоятельно войдете сюда в первый раз, - я уже изменил защиту соответствующим образом. А когда вы овладеете основными методами перемещения, мы можем приспособить их, чтобы позволить вам попадать сюда наиболее удобным способом. Еще вопросы?
  
   - Вряд ли.
  
   - Блестяще. Итак, Шамель будет сопровождать вас, но помогать вам ей запрещено. Разве что выручить вас из неприятной ситуации, если таковая возникнет. Впрочем, если до этого дойдет, просто держитесь, как подобает истинному Невыразимцу, и демонстрируйте значок. Обычно люди стараются избегать и нас, и наших вопросов.
  
   Гарри опустил взгляд и обнаружил, что значок действительно исчез. Вынув из рукава палочку, юноша легким касанием заставил его вновь появиться на некоторое время. Обменявшись рукопожатием с Маркусом, Гарри забрал документ и вслед за Тонкс покинул кабинет. Как только секретная дверь в холле девятого уровня закрылась за спиной, он обернулся, дважды коснулся стены палочкой и очертил прямоугольник, стараясь в точности повторять движения Тонкс, которые видел утром. Та шепотом подсказала, что нужно назвать пароль, и Гарри, задумавшись на миг, произнес: "Мародеры, победа за нами!"
  
   Установив пароль, юноша направился к лифтам. Повинуясь нажатию кнопки, кабинка в глубине шахты неторопливо двинулась на девятый уровень.
  
   - Послушай, э-э, Шамель, а что означают эти цвета на значке?
   Тонкс коснулась значка, делая его видимым. Цвета шли слева направо: красный, синий, зеленый, желтый, фиолетовый и черный.
  
   - Красный - степень владения атакующими заклятиями. Число штрихов - средний уровень, основанный на силе, знании и навыке применения заклятий. Синий - владение защитными заклятиями. Чтобы попасть в команду, в красном и синем секторах должен быть не менее чем третий уровень. Зеленый - скорость и меткость. У хорошего дуэлянта эти качества должны быть на высоте. Желтый - Исцеляющие заклинания, фиолетовый - Хитрости, Слежка, Тайные знания. Последний, черный, показывает степень владения Непростительными заклятиями. Скорость броска, способность выдерживать их, умение им противостоять.
  
   Как видишь, у меня пятый красный уровень из семи. Я - одна из лучших в основной группе. Атакующие заклятия для нас очень важны. Синий тоже пятый из семи. Я достаточно неплохо владею Щитами и контрзаклятиями. Patronus тоже входит в их число, так что у тебя здесь будет очень высокий показатель, когда твои навыки оценят. Далее, у меня пятый уровень по скорости и меткости. Желтый всего лишь второй, это означает, что я могу излечивать лишь незначительные повреждения, и то мне надо их видеть и постоянно контролировать процесс. Ты сам был моим пациентом, и все еще жив, так что второй желтый - не самый худший вариант. У меня еще шестой фиолетовый. Добрать последний балл до семерки мне мешает только моя неуклюжесть. В этой области я - лучшая в нашей команде. И, наконец, у меня третий уровень владения Непростительными. Я не могу долго удерживать Cruciatus, а мое Смертельное проклятие... это будет большая удача, если оно сработает. Заклятием Imperius я владею неплохо, но магический потенциал маловат, так что до четверки совсем чуть-чуть не хватает.
  
   Мы можем проходить проверку и переоценку наших способностей так часто или наоборот, так редко, как захотим, это не является чем-то обязательным. Вначале новички всегда пытаются повысить свои уровни, но рано или поздно соглашаются на то, что имеют. Поперечный сектор сверху указывает наш разряд и нашу команду. У меня здесь римская тройка, это значит, что я член Команды Три. И наконец, два пункта из пяти показывают, что я - оперативник второго ранга. Первый ранг - новобранцы или те, кто все еще учится. Третий ранг - лидер тройки. Четвертый ранг - это командиры подразделений и специалисты по операциям, где необходимо участие нескольких команд, имеющие право на свободу действий, если внешние обстоятельства препятствуют выполнению задания. Проще говоря, если операция накрывается медным тазом, командир четвертого ранга имеет право скорректировать задание по обстоятельствам или вовсе сыграть отбой. Пятый ранг - это Хорас и Маркус. Они определяют цели и планируют задания. Не хотела бы я оказаться на их месте даже за деньги. В прежние времена часто бывало, что руководители пятого ранга сами командовали операциями непосредственно на месте, но это - дела давно минувших дней.
  
   Если хочешь, давай посмотрим, чтобы не волноваться понапрасну, сколько баллов тебе присвоили на первый раз. Они просто обязаны быть высокими... - Тонкс сделала видимым его значок, и рот ее широко открылся. - Ну ни фига себе!.. Ты действительно произвел на них впечатление. Готовься найти друзей и нажить врагов среди оперативников - новичок, и с такими показателями!
  
   Гарри скосил глаза на цветные полоски. Четыре красных, три синих, пять зеленых, ни одного желтого, два фиолетовых и три черных, плюс одинокий пункт в поперечном секторе.
  
   - Все получают по крайней мере один балл во всех областях, многие - два или чуть больше. Ты достигнешь шестых или даже седьмых уровней через считанные годы. Первый ранг и твои уровни в атакующих и защитных заклинаниях позволяют уже сейчас включить тебя в состав команды и поручать задания.
  
   В это время прибыл лифт, и Гарри выбросил из головы все посторонние мысли. Ему хотелось лишь завершить свою первую операцию и отправиться домой. Он устал и нуждался во сне, не говоря уже о том, что с утра у него во рту не было ни крошки. Он знал, что на часах еще не было и четырех, но это не отменяло того факта, что он отчаянно хотел спать. Войдя в лифт, Гарри ткнул пальцем в кнопку второго уровня. Кабинка с грохотом закрылась и поползла на этаж, где располагался Департамент контроля Магического Законодательства, его первая остановка.
  
   Лифт остановился на седьмом уровне, где находился Департамент Магических Игр и Спорта, и два человека робко вошли в кабинку. Тонкс и Гарри отошли к противоположной стене и встали по углам. Вновь прибывшие опасливо оглядели Невыразимцев с головы до ног и продолжили прерванную беседу почти беззвучным шепотом. Гарри обернулся к Тонкс, чтобы понять, беспокоит ли ее предстоящая кампания. Та, казалось, не обращала внимания ни на что, и только волосы ее беспорядочно меняли цвет.
  
   На пятом уровне, Департамента Магического Сотрудничества, в лифт вошел еще один человек, крепкий коротышка с пышными усами чуть ли не до плеч. Он жизнерадостно поприветствовал одного из клерков Департамента Спорта, обратившись к тому по имени, и завязал с ним беседу, совершенно не обращая внимания на Гарри и Тонкс.
  
   Дальше до уровня Департамента Контроля Магического Законодательства лифт доехал без задержек. Гарри вдруг понял, что не может покинуть лифт. Он не знал, что надо сделать или сказать, чтобы его пропустили к выходу. Тонкс, однако, не тратила время впустую. Она грозно кашлянула, и все три спутника отскочили к стенам, освобождая проход и стараясь даже не касаться ее мантии. Тонкс вышла на освободившееся место, каждым шагом излучая уверенность.
  
   Гарри двинулся следом, старательно копируя каждое ее движение. Он не отставал от спутницы, пока лифт не отправился дальше, на первый этаж.
  
   - Неужели так и должно быть? Ну, то, что люди так на нас реагируют?
  
   - Да, большинство из них до смерти нас боится, - ответила Тонкс, остановившись возле одного из зачарованных окон. - Я уже говорила: нет ничего более пугающего, чем полная секретность. Ты еще привыкнешь к трепету и шепотам за спиной. Они считают, нас хоть как-то волнуют их делишки? Случаи, действительно привлекающие наше внимание, бывают один-два раза в год, не больше. А так они мутят что-то с Квиддичными лигами. Они даже между собой договориться не могут, не говоря об остальных. Сразу запомни на будущее одну важную вещь: каждый Департамент считает, что свое дерьмо не пахнет, а их дела - самые важные. Ладно, ну их в задницу.
  
   - То есть мы хотим, чтобы нас боялись? - Гарри начал задаваться вопросом, не напоминают ли Невыразимцы Пожирателей Смерти, отличаясь разве что цветом мантий.
  
   - Нет, но людям свойственно бояться того, чего они не знают. А вся наша деятельность - тайная по самой своей природе. С другой стороны, люди увереннее держатся на ногах, подозревая, что именно благодаря нам жизнь идет должным порядком. Так что чуть ли не половину нашего времени мы ненавязчиво мелькаем там, где происходит что-то важное, и в итоге это весьма полезно для нашей репутации. Ладно, пошли, работа ждет. В Отделе Магического Контроля к нам привыкли, и вряд ли будут столь же быстро убираться с дороги, как эти спортсмены. Кстати, это был намек: не пора ли опробовать в деле новую мантию?
  
   Гарри взглянул на нее с недоумением, затем вспомнил, что его мантия может сделать его почти невидимым. Коснувшись мантии, Гарри скомандовал: "Невидимый!", и исчез из вида. Его выдавало только легкое искажение предметов позади. Для пущей уверенности юноша бросил на ноги беспалочковое заклятье Глушения и извлек из внутреннего кармана собственный Плащ-Невидимку, в котором он вошел в Министерство, и накинул сверху. Теперь он полностью исчез.
  
   Гарри шел по коридору, не обращая внимания на вид из зачарованных окон. Перед дверью штаба Аврората он остановился и глубоко вздохнул. "Сейчас или никогда". Гарри решительно повернул ручку, и был встречен шумом занятой работой канцелярии. Он тихо скользнул в помещение и прижался к стене слева от входа. Мимо него прошли, что-то обсуждая, несколько клерков, под потолком проплыли бумажные самолетики со служебными записками.
  
   Гарри прокрался через весь офис к двери под вывеской: "Отделение Незаконного Использования Магии". Ниже вывески была прикреплена табличка с именем: "Мафальда Хопкирк". Имя было знакомо Гарри. Письма с ее подписью принесли юноше массу неприятностей и прошлым летом, и раньше, перед вторым курсом. Добравшись до двери, Гарри попробовал осторожно открыть ее. Дверь оказалась заперта.
  
   Гарри замер в нерешительности. Обычно в подобных ситуациях появлялась Гермиона, предлагала какую-нибудь идею, и всё шло отлично. Ну, нету здесь Гермионы, нету. Дальше что? Ладно. Если хочешь куда-то войти - попробуй для начала постучаться. Не найдя более подходящего варианта, Гарри тихонько, чтобы Авроры не услышали, постучал в дверь. Я, конечно, мог бы использовать палочку, но тогда сработает прибор в кабинете. Мне это надо?
  
  
   Дверь распахнулась, чуть не ударив Гарри в плечо. Он поспешно отступил к стене. Мафальда, хозяйка кабинета, выглянула наружу в поисках посетителя. Никого не увидев, она заглянула за дверь - не прячется ли шутник там. Гарри хотел было проскочить мимо нее, но расплывшаяся фигура Мафальды полностью блокировала дверной проем. Черт, в ней фунтов триста, не меньше. И как прикажете ЭТО обходить? Шансы Гарри стремительно таяли.
  
   Мафальда, пыхтя и бормоча что-то под нос о малолетних бездельниках и никчемных мерзавцах, начала закрывать дверь. Гарри был близок к панике. Если это здесь в порядке вещей, то, сколько бы я ни стучал, второй раз она ни за что не откроет. Ну, делай же что-нибудь, идиот! Дверь почти закрылась, оставалась щель в несколько дюймов. Вызвав "внутреннее движение" магии, Гарри выпустил Замораживающее заклятье в замок, надеясь, что это поможет.
  
   Дверь закрылась. Гарри, выждав немного, осторожно потянул ее на себя. Дверь поддалась свободно, и Гарри перевел дух. Подождав еще чуть-чуть, он под шумок скользнул в соседний офис и прикрыл за собою дверь. Теперь следовало быть осторожным: если он вдруг попадется, от подмоги в лице Тонкс его отделяли целых две двери и толпа Авроров. Он остался со своим заданием один на один.
  
   Он услышал скрип пера по пергаменту в задней комнате. Невысокая перегородка закрывала обзор небольшого кабинета, в котором, по его предположениям, должна была находиться Мафальда. Подобравшись к перегородке, он выглянул поверх неё. Его глазам предстал ухоженный письменный стол прямо перед ним, и хозяйка кабинета, методично сортирующая какие-то бумаги. Она, наверное, была кумиром Перси прежде, чем он попал в команду Фаджа. В ящике с надписью "Исходящие" уже скопилась изрядная стопка документов. В дальней стене офиса Гарри увидел другую дверь, из-за которой и доносился скрип перьев.
  
   Нужная дверь была открыта, но оставалось единственное препятствие: сама Мафальда, погруженная в свои бумаги. Надо было чем-то занять ее внимание. Обогнув перегородку, Гарри подкрался к столу, и, когда Мафальда отвлеклась, легонько подтолкнул аккуратно сложенную стопку исходящих документов. Стопка развалилась вмиг, и бумаги разлетелись по всему столу. Мафальда заметила угрозу и судорожным жестом попыталась удержать бумаги на месте, но только усугубила бедствие.
  
   Бумаги теперь были разбросаны по всему полу, и хозяйка кабинета, выругавшись, поднялась из кресла и принялась их собирать. Гарри тем временем подскочил к задней двери, открыл ее и оказался в помещении с тремя десятками приборов, похожих на старые самописцы-сейсмографы. В каждом из них был барабан с рулоном пергамента, и перо, вычерчивающее на нем бесконечную ломаную линию. На каждом приборе были бирки: "Уэльс", "Южный Лондон", "Северный Лондон" и так далее. Список был длинный. Почти каждому крупному городу соответствовал свой прибор.
  
   Гарри двинулся вдоль ряда приборов, читая надписи, и через минуту нашел то, что искал. На бирке значилось: "Суррей", и чуть ниже: "Гарри Поттер". Фадж, я тебя ненавижу. Интересно, как долго эта штуковина следила за мной? Ладно, настала пора решить проблему. Гарри уже привычно вызвал импульс магии и, вложив в него все свое желание, выпустил в прибор Замораживающее заклятие.
  
   Ничего не произошло. Гарри смотрел на прибор и ждал. Тот не реагировал. Гарри знал, что сотворил заклятие, он чувствовал, что все было точно так же, как вчера на Прайвит-Драйв. Еще через несколько минут он решил опробовать палочку. Ладно, если даже мое колдовство обнаружат, у меня есть шанс перехватить уведомление прежде, чем оно будет отослано. Гарри вынул палочку из чехла в рукаве и указал ей на потолок: "Wingardium Leviosa".
  
   Прибор остался неподвижен. Гарри попробовал на всякий случай Protego и Accio. Устройство снова никак не отреагировало. Круто. Свобода! И этот долбаный отдел отныне мне не указ! Гарри, улыбаясь во весь рот, вернулся к двери, поправил плащ-невидимку, чтобы тот покрывал его должным образом, и приоткрыл дверь.
  
   Мафальда тем временем почти закончила собирать бумаги. Она стояла спиной к двери, и Гарри был уверен, что слышит, как она сопит и бормочет что-то себе под нос. Он выскользнул из комнаты с датчиками и прикрыл за собой дверь. Двигаясь очень осторожно, Гарри преодолел путь к выходу в штаб Аврората. Мафальда наконец собрала все бумаги и вернулась в кресло. Гарри выглянул из-за перегородки, убедившись, что она достаточно занята на случай, если все-таки обратит внимание на открывшуюся дверь.
  
   Теперь пора. Гарри, действуя как можно быстрее и тише, приоткрыл дверь и выскользнул из кабинета. Внимательно следя за Аврорами и дверью Мафальды, он добрался до выхода из канцелярии. Когда дверь открылась, и вошли двое Авроров, Гарри прошмыгнул мимо них и, наконец, оказался в коридоре.
  
   Гарри огляделся в поисках Тонкс, однако ее поблизости не оказалось. Черт, куда она делась? Просто отлучилась куда-то, или так и было задумано по ходу моей миссии? Вспомнив о свойствах мантий Невыразимцев, Гарри избавился от собственного плаща-невидимки, затем с помощью палочки и ключевого слова снял режим невидимости с форменной мантии.
  
   Несколько секунд спустя в коридоре прозвучали торопливые шаги, и возле окна материализовалась еще одна фигура. Гарри обернулся и с радостью узнал лицо Тонкс под капюшоном. Юноша гордо улыбнулся. Я все-таки это сделал. Сам. Я это сделал, потому что так хотел. Не для Хогвартса, не для Дамблдора. Теперь я действительно свободен. Именно сейчас я по-настоящему держу свою жизнь в своих руках.
  
   Тонкс улыбнулась в ответ и, приблизившись, обняла и прижала к груди.
  
   - Ты справился, Гарри, - прошептала она, - ты молодец. Теперь ты можешь колдовать?
  
   Гарри обнял спутницу в ответ, затем осторожно отстранился и, вынув из рукава палочку, сотворил роскошный букет орхидей. Тонкс тихо ахнула, со счастливой улыбкой принимая подарок.
  
   - Ой, как здорово! Спасибо... Но у нас осталось еще одно дело,- и Тонкс направилась к лифту, наполняя коридор ароматом цветов. В лифте Тонкс нажала на кнопку восьмого уровня. - Теперь в архив, пополнить твое досье. Да, чуть не забыла...
  
   Гарри с улыбкой обернулся к Тонкс, услышав последнюю фразу. Его спутница неожиданно заключила его в объятия и впилась в губы страстным поцелуем. Гарри не ожидал этого, впрочем, неожиданность была более чем приятная. Поцелуй длился и длился, вызывая в памяти прошлую ночь, пока не прозвенел звонок и лифт не остановился - вовсе не на нужном этаже.
  
   Не сговариваясь, Гарри и Тонкс отпрянули друг от друга и замерли в углах кабинки. Лифт остановился на пятом этаже, и человеком, не без колебания шагнувшим внутрь, оказался Артур Уизли. Он принужденно улыбнулся, кивнув Тонкс и Гарри. Та не ответила, вынудив тем самым и Гарри не реагировать. Мистер Уизли-старший повернулся и нажал кнопку с цифрой "семь".
  
   Гарри было любопытно, что понадобилось мистеру Уизли в Департаменте Магических Игр и Спорта, но он постарался сосредоточиться на второй части миссии. Лифт, уже без попутчиков, добрался до места назначения. Тонкс приблизилась к Гарри и положила руку ему на плечо:
  
   - Это будет просто. Сделай то, что должен сделать, - я хочу гордиться тобой!
  
   Гарри кивнул и вышел в коридор, вновь включив режим невидимости и накидывая сверху собственный плащ-невидимку. По обе стороны коридора примерно через каждые двадцать футов были двери, помеченные буквами латинского алфавита. Гарри ускорил шаг, стремясь к двери с буквой "П". Все сильнее наваливалась усталость - схватка с Хорасом дорого обошлась юноше, и он это знал.
  
   На двери слева мелькнула буква "Н". Нужная дверь была следующей. Еще десять шагов - и Гарри был у цели. Дверь оказалась запертой, и, что неприятно удивило Гарри, Отпирающее заклятье на нее не подействовало. Не зная других заклятий того же действия, новоиспеченный Невыразимец продолжил попытки, вкладывая в них всю волю и желание. Наконец, на третий или четвертый раз, когда из палочки вырвался явственно видимый розоватый луч, замок щелкнул и открылся.
  
   Гарри вошел внутрь и запер дверь за собой. Архив оказался именно таким, каким он его себе и представлял: тусклый свет, пыльные стеллажи вдоль стен и посередине комнаты, и бесконечные ряды коробок с папками на полках, рассортированных по фамилиям. Гарри начал поиски с последнего ряда, заканчивавшегося коробкой, помеченной фамилией "Пью".
  
   Еще через несколько минут, задержавшись возле коробки с надписью "Прюитт", Гарри нашел то, что искал. Сняв досье Поттеров с полки, юноша обратил внимание, что на нем нет ни пылинки, в то время как соседние коробки густо заросли пылью. Либо люди, о которых шла речь в этих досье, в течение многих лет не совершали ничего, достойного быть отмеченным... либо никого из них уже не было в живых. Коробка "Прюитт" тоже была покрыта пылью, и Гарри решил, что новейшая информация о миссис Молли находится в досье семейства Уизли.
  
   Гарри поставил коробку на пол и снял крышку. Внутри ровными рядами бок о бок стояли уменьшенные папки. Гарри также обратил внимание, что документы уложены в несколько слоев. Через несколько минут внимательного просмотра Гарри наконец нашел искомую папку с миниатюрной наклейкой: "Поттер Гарри Джеймс, 1980". Вытащив ее из тесного ряда таких же папок, Гарри увеличил ее и открыл. Первым документом в папке оказалось свидетельство о рождении, подтверждавшее, что Гарри родился 31-го июля 1980 года в Сент-Мунго в 12.46, родители - Лили и Джеймс Поттеры.
  
   При виде подписей родителей на свидетельстве у Гарри защипало в глазах. Я никогда раньше не видел их подписи. Папа наверняка подписался на Карте Мародеров, но я и не подозревал, насколько его почерк похож на мой. Угловатые буквы были очень знакомы, а почерк матери сильно напоминал почерк Гермионы. Конечно, она ведь тоже маглорожденная. Да и у парней такого почерка не бывает...
  
   Гарри решил сделать для себя копию этого свидетельства, чтобы у него остался на память о родителях хотя бы документ, подписанный ими. Заклинание копирования, не раз виденное им за годы учебы в исполнении Гермионы, получилось легко и быстро. Единственное, что отличало лист от оригинала, было призрачное слово КОПИЯ поперек текста. Само собой, должны же быть оригиналы как-то защищены от дублирования... Еще раз взглянув на содержимое коробки и вспомнив, что он не должен тратить время зря, перечитывая собственное досье, Гарри быстро перелистнул все документы до конца. Последним добавлением в папке было свидетельство об окончании пятого курса Хогвартса, а перед ним обнаружился документ, восстанавливающий Гарри в квиддичной команде факультета, за подписями МакГонагалл и Дамблдора.
  
   Как мило с их стороны сообщить мне об этом. Гарри достал свидетельство об эмансипации и вложил в папку. Та ощутимо нагрелась, затем все стало как прежде. Гарри снова уменьшил папку, вложил обратно в коробку и хотел было ее закрыть, но остановился.
  
   Здесь же полная информация о моей семье! Я обязан ее заполучить, и пошли все нафиг! Гарри нашел в конце полки пустую коробку, сконцентрировался и бросил мощное заклятие Копирования, сосредоточившись на всем содержимом коробки. Несколько секунд спустя пустая коробка начала заполняться миниатюрными папками. Гарри удерживал заклятие, не понимая, как это у него получается, и не желая понимать. Главное - оно работало.
  
   Примерно через минуту новая коробка заполнилась папками точно так же, как и старая. Гарри вытащил папку, озаглавленную "Поттер Джеймс Карлос, 1960", увеличил ее, открыл и увидел свидетельство о рождении отца, помеченное водяным знаком "КОПИЯ". Заставив себя прекратить чтение, Гарри снова уменьшил папку и вернул ее в коробку. Исходное досье отправилось на прежнее место на стеллаже.
  
   Гарри запечатал коробку с копиями, уменьшил ее и спрятал в карман мантии. Подойдя к двери, юноша погасил свет взмахом палочки и вышел в коридор, распираемый чувством исполненного долга. Тонкс сидела на корточках неподалеку, прислонившись спиной к двери "Q". Услышав шаги, она встретила своего подопечного широкой улыбкой.
  
   - Готово, - сказал Гарри. - Куда теперь?
  
   - Сначала к шефу, затем домой. Ты выглядишь совсем измотанным.
  
   - Ясное дело. Это испытание обошлось мне дорого.
  
   Тонкс поднялась на ноги, и Гарри услышал, как она пробормотала чуть слышно:
  
   - Положим, Хорасу досталось еще сильнее...
  
   Гарри внимательно посмотрел на Тонкс, но та держалась как ни в чем не бывало. Обняв юношу за талию, она увлекла его к лифту. Нажав кнопку вызова, девушка тут же повернулась и снова прильнула к его губам.
  
   Гарри наслаждался поцелуем, недоумевая лишь, чем вызвана такая вспышка страсти. Инициатива в их отношениях всегда принадлежала Тонкс, что неизменно приводило его в смущение. Я не знаю, в чем дело, но будь я проклят, если мне хочется прекратить, настолько это здорово! Гарри обнял стройное трепетное тело девушки и прижал к себе. Внезапно ему пришло на ум попробовать еще раз фокус с Легилименцией - в прошлый раз эффект был довольно интересный.
  
   Приоткрыв глаза, Гарри чуть отстранился, чтобы заставить Тонкс отвлечься и посмотреть на него. Поймав взгляд ее глаз, теперь фиалковых, Гарри мягко проник в ее сознание. Это было похоже на падение в очень мягкую пышную перину. Его охватило чувство безопасности и тепла. Гарри снова поцеловал ее, и Тонкс немедленно отреагировала с еще большим пылом, прижимаясь к нему и тихонько двигаясь в его объятиях.
  
   Гарри чувствовал ответную реакцию своего тела, и поспешил подавить ее. Они находились в самом сердце Министерства, и в любой момент их мог заметить кто угодно, стоило тому выйти из лифта, но это заботило Гарри в последнюю очередь. Он погрузился в чувства Тонкс, в ее ощущения и желания, бушующие в ней. Где-то на грани восприятия прозвенел звонок, сообщая о прибытии лифта. Гарри позволил Тонкс выиграть очередной раунд "борьбы языков", выждал еще секунду и покинул ее сознание.
  
   Тонкс с трудом перевела дух и поправила одежду. Гарри улыбнулся, гадая про себя, собиралась ли она что-то сказать. Они вошли в совершенно пустую кабинку, и Гарри нажал кнопку "девять".
  
   - Ты должен мне объяснить, как ты это делаешь, и что при этом видишь и чувствуешь, - неожиданно застенчивым тоном попросила Тонкс.
  
   Решив быть скромным, Гарри ответил:
  
   - Я подумаю.
  
   От бурной реакции Тонкс Гарри спасло только то, что двери лифта открылись, позволив ему ретироваться. Гарри со смехом бросился прочь по коридору, несмотря на усталость. У тайного входа Тонкс догнала его и позволила Гарри открыть проход. В кабинет Маркуса они вошли уже вместе. Хозяин встретил их, сидя за письменным столом. В одном из кресел сидел также и Хорас.
  
   - Готово? - поинтересовался Маркус.
  
   - Прибор заморожен, свидетельство в папке, - коротко отрапортовал Гарри.
  
   - Блестяще, - ответил Маркус. - С нетерпением жду от вас новых успешных миссий.
  
   - Я жду вас на занятия завтра к семи утра. Советую выспаться как следует, день будет трудным, - Бросив Гарри взгляд, не обещавший ничего хорошего, Хорас поднялся и покинул кабинет.
  
   - Все будет прекрасно, Гарри, - сказал Маркус. - У меня нет никаких сомнений. Теперь, когда у вас есть всё необходимое, вы можете быть свободны. Да, кстати. Медики и Хорас рекомендуют вам принять вечером вот это зелье.
  
   - Это ещё зачем? - Гарри подозрительно взглянул на пузырек с незнакомым снадобьем.
  
   - Это общеукрепляющий состав, - объяснил Маркус. - Все наши сотрудники его используют. Он поможет увеличить силу и выносливость вашего тела. Вы в неплохой форме, не поймите меня превратно, но вам еще стоит подрасти. А это зелье вам поможет. Каждый реагирует на этот состав по-своему, результаты воздействия весьма разнообразны... но вреда он не причинит, если это вас беспокоит.
  
   - Ладно, приму его сегодня же вечером. Он быстро действует?
  
   - Нет, со временем, - ответил Маркус. - Через несколько недель эффект проявится, и вы сами увидите, что будет. Это редкое зелье, и только Невыразимцы имеют к нему доступ.
  
   - Хорошо, спасибо, - сказал Гарри.
  
   - Мы должны идти, - напомнила Тонкс. - День был длинный, а завтра, я думаю, будет еще длиннее.
  
   - Возможно, Шамель, возможно, - согласился Маркус. - Хороший день и добро пожаловать, Гарри.
  
   Тот попрощался и вслед за Тонкс вышел из кабинета.
   В коридоре они одновременно включили режим невидимости на своих мантиях, и Тонкс извлекла из потайного кармана уже знакомую Гарри шкатулку-портключ. Девушка коснулась ее палочкой, заставив вспыхнуть на секунду синим светом, затем палочка скрылась, и Тонкс поманила Гарри пальцем. Тот коснулся шкатулки, и тут же ощутил знакомый рывок в области пупка.
  
   Гарри приземлился в саду позади дома на Прайвит-Драйв и услышал, как Тонкс с тихим "Уфф!" плюхнулась на траву. Гарри снял режим невидимости и увидел, что палочка его спутницы сделала то же самое. Оба теперь были видимы; Гарри помог Тонкс встать, та уткнулась в грудь Гарри и постояла так несколько секунд, прежде чем не торопясь направиться к дому.
  
   Задняя дверь оказалась заперта. Впервые на Прайвит-Драйв Гарри без колебаний извлек палочку из рукава и направил на дверной замок Отпирающее заклятие. Пропустив Тонкс, он закрыл дверь за собой безо всякой магии, повернув ручку замка. Кухня была, как обычно, безупречно чиста, и в доме было тихо.
  
   Миновав прихожую, молодые люди поднялись наверх в комнату Гарри. Оказавшись внутри, Гарри повесил рядом новую форму и старую мантию, затем вынул из кармана уменьшенную коробку с документами, заставив Тонкс выпучить глаза.
  
   - Гарри, что это? - спросила девушка, заранее зная ответ.
  
   - Я сделал копию архива моей семьи. А что?
  
   Тонкс покачала головой:
  
   - Я воспитала чудовище... Ты хоть знаешь, что запрещено выносить документы, вроде этих, из Министерства без надлежащего запроса и так далее? У вас большие проблемы, мистер! - последняя фраза была сказана уже знакомым Гарри озорным тоном.
  
   - Вот как, госпожа Аврор? И что вы намерены предпринять?
  
   - Я вас накажу, - ответила Тонкс с самой сексуальной улыбкой, с каждым мгновением придвигаясь все ближе.
  
   - Да ну?! Вы решили наказать Невыразимца?
  
   - Не забывай, я тоже Невыразимец, и ранг у меня повыше. Но у нас в Отделе рангами козырять не принято, - и Тонкс вовлекла Гарри в долгий нежный поцелуй. Гарри обнял ее, и они целовались некоторое время, прежде чем упасть на кровать и расслабиться. Гарри отчаянно зевнул, и Тонкс поняла, насколько он устал.
  
   - Уже почти шесть, и тебе явно стоит выспаться. Прими зелье и ложись. Тебе даже не надо будет ужинать - зелье вполне тебя насытит.
  
   - А как же ты?
  
   - Я как-нибудь о себе позабочусь, Гарри. Ладно, пей свое зелье и марш в кровать, - и Тонкс через секунду покинула комнату, не сказав, куда направляется.
  
   Гарри опрокинул пузырек в рот, и зелье легко скользнуло в горло. Вкус был незнакомым, но не неприятным. Сняв рубашку и брюки, Гарри вдруг понял, что есть ему совершенно не хочется. Он чувствовал себя совершенно сытым, и единственное, чего хотел - это спать. Забравшись под одеяло, Гарри опустил голову на подушку.
  
   Матрас слегка прогнулся, и теплые руки заключили Гарри в ласковые объятия. Юноша осторожно повернулся и увидел перед собой Тонкс в ее истинном облике.
  
   - Я думал, ты не хочешь к этому привыкать?
  
   - С тобой - можно, - ответила Тонкс очень спокойно. Она заглянула ему в глаза и чмокнула в кончик носа.
  
   - Я уже сплю, Нимфадора, так что скажу тебе "спокойной ночи" заранее, - Гарри подался вперед и крепко поцеловал Тонкс в губы прежде, чем откинуться назад и закрыть глаза.
  
   Девушка долго смотрела на спящего. "Я - Тонкс, Гарри", - произнесла она тихо. С удовлетворенным вздохом она повернулась и уже привычно прижалась к Гарри спиной. Тот, не просыпаясь, обнял ее и привлек к себе.
  
   О, как же мне это нравится, - думала Тонкс. Она прильнула к горячему телу юноши и тоже заснула, успев подумать, как сильно влияет Квиддич на некоторых людей.
  
   И никто не увидел и не услышал, что дверь комнаты через несколько часов приоткрылась. Никто не увидел любопытные глаза и не услышал сдавленный сиплый вздох. Дверь беззвучно закрылась, и половицы тихонько скрипнули под ногами человека, удаляющегося от комнаты, где спали Гарри Поттер, студент и Невыразимец, и Нимфадора Тонкс, его телохранитель и "друг".
  
  
   Глава 4
  
  
   Глава не бечена, поэтому не удивляйтесь примечаниям в скобках.
  
  
   4. Обучение.
   Тонкс заворочалась во сне, но сопротивление, которое она встретила, заставило ее проснуться. Первое, что она ощутила - это нахлынувшее чувство покоя и безопасности, затем глаза ее открылись и сознание прояснилось. Ммм, это рай. Что за дивный способ просыпаться по утрам! Опустив глаза, она обнаружила, в который уж раз, обнимающие ее руки Гарри. Левая рука с длинными изящными пальцами покоилась на ее груди. Девушка сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, тихо наслаждаясь ощущениями.
  
   Любой другой в первую же секунду полез бы мне в трусы, а Гарри только обнимает меня и дико смущается, оказываясь в более интимных ситуациях. Я обожаю его наивность; она настолько покоряет... Тонкс прикрыла глаза и на миг позволила себе поразмышлять отвлеченно. Он - редкостный человек. Я никогда прежде не встречала никого похожего. Конечно, он абсолютно невежествен во всем, что касается интимной жизни, но теперь у него есть я, и все в моих руках. Я попыталась соблазнить его, для забавы, не более, и потерпела сокрушительное поражение. Я попыталась поцеловать его, слегка, ровно настолько, чтобы помучить бедного мальчика, - и сама попалась в собственную ловушку, совершенно потеряв над собой контроль. И то, что он делает, когда целуется... ох, это что-то невероятное. Никто бы не устоял. Независимо от владения Окклюменцией, любая была бы покорена в один момент.
  
   Тонкс погрузилась в воспоминания о прошлых двух днях, упиваясь теплом и покоем, которое дарили ей объятия Гарри. Она остановилась, поймав себя на том, что ее воображение слишком уж разыгралось. Я уверена, он не возражал бы быть разбуженным ТАКИМ способом, но по первому разу он может просто перепугаться до чертиков... Ее мысли стремились обратно к сладостным воспоминаниям, но Тонкс мысленно встряхнула себя за шиворот.
  
   Ты - взрослая, как ни крути. Подумай о том, что сказали бы люди; о том, что написали бы в газетах. "Двадцати-с-лишним-летняя аврорша совратила Мальчика-Который-Выжил" - как тебе заголовочек? Немножко не то, что ты пожелала бы своей маме прочитать в утренней газете за завтраком. Она вначале будет шокирована, затем начнет на меня орать, а под конец будет за меня счастлива. Папа тоже это прочтет. И тоже начнет орать, а Гарри наверняка поздравит. Мужики, блин... Стоп!!! Прекрати! О чем ты думаешь, это же - Гарри, и он на годы младше тебя. До сих пор все было очень мило и забавно. Будь же взрослой, наконец, как и предполагается, и установи дистанцию!
  
   Ход трезвых и здравых размышлений Тонкс прервал Гарри, который пошевелился во сне и привлек ее к себе. Твою же мать. Одно простое объятие - и я таю. Я должна быть сильной. Я должна бороться. Но... он такой симпатичный, такой сексуальный, и... ой. Я что, и вправду такая развратная?
  
   Тонкс вздохнула снова, не зная, что делать с Гарри. Она планировала потратить много времени этим летом, охраняя и обучая его, но такого поворота событий она просто не ожидала. Почему я оказалась такой кокеткой? Почему должна была флиртовать с ним? Это предполагалось как забавная игра, ничего более, но теперь... Теперь я с нетерпением жду очередного соблазнения, так же, как он, потому что мне с ним хорошо. В чем же дело - в нем или во мне? Трезвый ясный голос в ее сознании ответил: это он. В нем заключалось различие.
  
   Тонкс прекратила бессмысленный спор с собой и попыталась ответить на простой вопрос: что делать? Вариантов виделось только два: либо предоставить событиям идти своим чередом, либо полностью закрыться от Гарри. А может, я зря себя накручиваю? Он молод, а я не представляю собой нечто из ряда вон выходящее. Рано или поздно на его пути попадется что-нибудь, более подходящее ему по возрасту, со смазливенькой мордашкой...
  
   Гарри медленно открыл глаза и понял, что снова обнимает Тонкс. Не шевелясь, Гарри попытался уточнить, где именно сейчас находятся его руки. Так. Левая на ее правом бедре. Куда ни шло. Правая... о, черт. Почему они всегда оказываются там?! Потому что это так забавно? Ладно, вот увидишь: сейчас она проснется и будет в бешенстве...
  
   Гарри выждал несколько минут, пока не понял, что Тонкс давно проснулась и бодрствует в его объятиях. Тонкс флиртует со мной. Она говорила мне, что уже одну или две ночи провела в моей постели. Зачем ей нужен этот флирт? Я ничего особенного из себя не представляю. Я не смог даже удержать Чоу, но это была не только моя вина. Да мало ли в чем еще нет моей вины! Что же мне делать? Просить Тонкс не прекращать... не прекращать что? "Мне понравилось целоваться с тобой, можем ли мы сделать это еще раз?" Идиотский вопрос. Она в ответ пошлет меня куда подальше, и правильно сделает.
  
   Гарри пребывал в замешательстве. Он не знал, как ухаживать за девочками в школе, и сейчас не видел разницы в ситуации. Она - взрослая, и знает, что делает. Я должен позволить ей принимать решения. Это не должно выглядеть так, словно она постоянно подсказывает мне, как поступить в том или ином случае. Она знает, что к чему, и знает она куда больше, чем я. Кроме того... мне сейчас с ней так хорошо!
  
   Гарри и Тонкс так и лежали в кровати, погруженные каждый в свои размышления, пока вибрация палочки под подушкой не прервала напряженное молчание. Тонкс остановила вибрацию и облегченно вздохнула, ощутив, как колыхнулась рука Гарри вместе с ее грудью.
  
   - Гарри... пора вставать. Мы должны быть в Отделе через сорок минут.
  
   - Я уже давно не сплю. Какие у нас планы на сегодня? Очередные тесты?
  
   Тонкс повернулась без колебаний, когда рука Гарри прижалась к ее груди. Глубоко вздохнув, она ответила:
  
   - Да. Сегодня проверят твои знания, скорость и силу. Это будет что-то вроде контрольной в школе; никаких полигонов, как вчера, не будет. Я предупрежу тебя, кто еще будет участвовать в тестах, на тот случай, если кого-то возмутят твои высокие баллы. Возможно, тебе придется доказать кому-то из них свое право на эти баллы прежде, чем они станут тебя уважать, как ты того заслуживаешь. Мне в свое время пришлось даже подраться кое с кем, и только тогда меня оставили в покое.
  
   - Хорошо. Что мне еще нужно знать?
  
   - Я еще вчера хотела спросить: когда ты колдуешь с палочкой, насколько сильно ты чувствуешь движение магии?
  
   - Не понял, ты о чем?
  
   - Когда ты творишь заклятия, ты чувствуешь поток волшебства. На что похоже это ощущение?
  
   - Вчера я впервые чувствовал внутреннее движение, или что-то вроде того, когда использовал палочку. Кроме самого первого случая, конечно.
  
   Тонкс удивленно уставилась на Гарри.
  
   - То есть ты не чувствуешь свою магию, используя ее? Никогда? Даже, призывая Patronus?
  
   Гарри не знал, что на это ответить, и признался откровенно:
  
   - Нет, я никогда еще не чувствовал свою магию, творя заклинания. В первый раз я ее ощутил, когда начал заниматься беспалочковой магией. Это был единственный способ заставить ее работать - почувствовать движение волшебства изнутри наружу. Вчера я чувствовал магию, действуя палочкой, потому что использовал те же самые методы. Я вызывал желание и волевой импульс, наполняя их силой, потому что иначе не смог бы противостоять Хорасу с моим небогатым запасом заклятий. Я пытался победить его, атакуя часто и сильно, и много двигаясь.
  
   - И это - еще одно следствие тех времен, когда ты не знал основных правил волшебства, Гарри. Это настолько необычно, что я не знаю, что посоветовать. Почти все волшебники чувствуют внутреннюю магию, колдуя. Творя заклинание, ты ощущаешь поток магии, направленный наружу. Ты чувствуешь, что слабеешь после серии сильных заклятий? Я наблюдала за твоим вчерашним испытанием с начала до конца, Гарри. У Отдела Тайн есть способы контролировать всех, кто находится в тренировочном зале. Число твоих заклятий и сила, которую ты вкладывал в них, истощили бы любого мага. Да одно твое Проклятие Cruciatus выжало бы, как лимон, большинство волшебников!
  
   С возрастом наша способность творить волшебство немного возрастает. Наш магический потенциал достигает некоторого предела, зато мы в состоянии сотворить большее число заклятий. Студент-первокурсник в состоянии бросить какое-нибудь простенькое заклятие много раз подряд, но они не будут сколько-нибудь могущественными. А одно серьезное заклятие истощило бы силы подростка очень быстро. Ты когда-нибудь чувствовал усталость от использования магии?
  
   - Не уверен... Да, бывало, что схватка выматывала меня, но к тому времени я обычно был ранен, так что в чем причина усталости - я не знаю. Да, когда я изучал Patronus, я очень устал, борясь с Дементором. В действительности, это был всего лишь Боггарт, но эффект был тот же.
  
   - А во время занятий ОД в прошлом году? Ты чувствовал усталость после демонстрации заклинаний?
  
   - Нет. Я только повторял их несколько раз, а затем шел помогать другим.
  
   - Извини, что напоминаю... а во время поединков Сам-Знаешь-С-Кем?
  
   - С Волдемортом, - уточнил Гарри, видя, как вздрогнула Тонкс. - Его зовут Волдеморт, или Том Риддл, или Змеерылый, или как угодно, лишь бы обидно было. Потренируйся произносить его прозвище без дрожи, ладно?
  
   - Я попробую, но нас слишком долго отучали его произносить.
  
   - Ну и ладно. Схватка на кладбище чуть не стерла меня в порошок, но я прежде всего объяснил бы это действием проклятия Cruciatus. Imperious и инверсия заклинаний тоже здорово меня вымотали... к тому же у меня была сломана нога, и я не знаю, имело это отношение к моей усталости или нет. Бой в Министерстве тоже был жестоким, но я тогда думал о чем угодно, только не об усталости.
  
   - Значит, ты все же устаешь, используя магию? Я должна сообщить это Маркусу, он хочет знать все о том, что ты можешь, а другие нет. Это было бы важно. Я уверена, что Хорас захочет сегодня же проверить тебя на магическую выносливость.
  
   Тонкс видела, что Гарри хмурится, и не хотела разозлить его еще больше.
  
   - Сегодня тебе надо будет бросать заклинания по мишеням и самодвижущимся целям. Вряд ли Хорас готов к новому тесту на манер вчерашнего. Тебе удалось по-настоящему его удивить, Гарри. Великолепное начало. Я тобой горжусь! - Тонкс подалась вперед и легонько поцеловала Гарри в губы. Что я делаю?! Я всего лишь хотела похвалить его... и опять его целую. Какая же я слабая.
  
   Гарри с удовольствием ответил на поцелуй. Тонкс явно не собиралась его прерывать. Рука юноши легла на ее бедро, уверенно обняла... Гарри заглянул в глаза Тонкс - темные, жаждущие, и это было восхитительно. Он улыбнулся в ожидании ответной реакции. К некоторому разочарованию, девушка прикрыла глаза, а когда открыла вновь, взгляд ее был спокойным и немного озорным.
  
   - Ладно, хорошенького понемножку. Я - в душ, и тебе рекомендую. Ты должен быть чистым и свежим, потому что днем придется здорово попотеть. Я - на пять минут, не дольше, и ты тоже поторопись. О завтраке не беспокойся. Перекусим на месте, я покажу, где у нас там буфет, - Тонкс встала с постели и принялась собираться.
  
   Гарри мог наблюдать свою спутницу в непосредственной близости. Тонкс не успела надеть брюки, и топик на ней был еще короче, чем на днях. Вид ее узеньких танго, светло-лиловых, открытых для обозрения, буквально загипнотизировал Гарри, и единственная мысль, посетившая его затуманенную голову, была о том, что светло-лиловый цвет идет ей не меньше, чем темно-синий. Девушка тем временем захватила мантию и несколько вещей из сумки, стоявшей под кроватью, и вышла из комнаты.
  
   Несколько секунд спустя короткий визг заставил Гарри схватиться за палочку и накинуть первую попавшуюся одежду, которой оказалась его новая мантия. Распахнув дверь, он увидел Тонкс, замершую в вызывающей позе перед тетей Петунией, устремившей на девушку испепеляющий взгляд. Гарри не понимал, что происходит, но это была его семья, ему и разбираться с ситуацией.
  
   - Тонкс, я все улажу. Не обращай внимания, собирайся спокойно, и мы пойдем. Тетя Петуния, если у вас есть, что сказать, скажите это мне.
  
   Тонкс отстранила растерянную Петунию и скрылась в ванной, заперев за собой дверь. Та на несколько секунд застыла на месте, потом перевела взгляд на племянника и молча прошла мимо него в его комнату. Гарри последовал за ней. Тетя обнаружилась в углу комнаты, ее взгляд был направлен на неприбранную кровать. Пауза затягивалась, и Гарри решил начать первым:
  
   - Тонкс наложила заклятие увеличения на кровать, когда впервые попала сюда три дня назад. Мы решили так все и оставить: она - мой охранник, и ей тоже надо было где-то спать. Так в чем проблема?
  
   Петуния наконец оторвала взгляд от кровати. На лице ее отразилась напряженная работа мысли, прежде чем она нашлась с ответом:
  
   - Гарри... вчера я впервые за многие годы заглянула к тебе. И то, что я увидела, меня по меньшей мере шокировало.
  
   - И что же такое вы увидели, тетя? - Гарри был совершенно спокоен и уверен в себе. По закону, установленному Министерством Магии, со вчерашнего дня он считался эмансипированным и сам отвечал за свою жизнь. Согласно тому же закону, тетя Петуния лишилась права даже обсуждать его жизнь с того момента, когда она впервые заперла его в чулане под лестницей.
  
   - Я увидела тебя и эту вместе, да еще и в одной постели! Это и само по себе плохо, но когда она попалась мне навстречу в нашей прихожей в одном белье... Чем вы занимались ночью, молодой человек?!
  
   Взвинченный тон тети весьма удивил Гарри. Она ни разу еще не бранила его с того дня, когда он решил жить собственной жизнью.
  
   - Чем надо, тем и занимался, тетя. И вообще, это уже вас не касается. Да и никогда не касалось, по большому счету. Вы ведете себя как родитель, не позаботившись им стать. До сих пор вы даже вид не делали, что печетесь обо мне. С чего бы вдруг вы решили заняться мной теперь?
  
   - Это - наш дом, Гарри, и ты живешь здесь, таким образом, я не намерена позволять тебе заниматься чем-то... неподобающим. Имей в виду, если вдруг об этом узнает Вернон, тебе грозят большие неприятности. Он будет очень сердит.
  
   - Если он тронет нас хотя бы пальцем, то это обойдется ему очень дорого, как я и обещал. Теперь я имею право использовать магию без каких-либо ограничений, вчера мы об этом позаботились. Кстати, теперь у меня есть работа.
  
   - Работа? У тебя? Ты слишком молод, чтобы работать.
  
   - Но она у меня уже есть, и вам тут возразить нечего. Я сам сделал свой выбор, и никто не в силах его изменить. Хотите остановить меня? Давайте, попытайтесь. Я все сделаю, чтобы взять свою жизнь в свои руки, и больше никто мне не помешает.
  
   Аура Гарри вспыхнула, и Петуния попятилась, пока не вжалась спиной в угол. Гарри был в бешенстве, и его магия буквально сочилась изо всех пор, став видимой. Я больше не позволю ни ей, ни кому угодно управлять моей жизнью. Я только в начале пути, но я - Невыразимец, будь я проклят. Впервые в жизни, я - Гарри-Гребаный-Поттер!
  
   Петуния съежилась в углу, видя, как аура Гарри бурлит и вихрится вокруг него. Она была поражена силой его гнева, которую видела ощущала уже физически. Все, что было написано в книге о ее племяннике, оказалось правдой, с первого до последнего слова. Каждая смертельно опасная ситуация, о которой она читала, произошла на самом деле. Нелюбимый сын ее сестры пережил и испытал слишком много, и теперь не собирался останавливаться. Впервые в жизни Петунии было стыдно за себя. А ведь он мог бы меня убить... Прямо здесь и сейчас. Это видно в его глазах. Он действительно сделает это, если сочтет нужным... Мне так жаль, Лили, я подвела тебя.
  
   Гарри пылал, его ярость и не думала утихать. Он почувствовал чье-то присутствие позади, но прежде, чем успел сделать что-нибудь агрессивное, его ушей достиг знакомый голосок Тонкс:
  
   - Гарри, прошу тебя, успокойся. Ты же опять весь горишь и можешь причинить кому-нибудь боль невзначай. Все хорошо. Успокойся, ладно?
  
   Гарри глубоко вздохнул и с помощью Окклюменции постарался успокоиться. Он закрыл глаза и ощутил прилив магии внутри. Чувство было совершенно незнакомым, но очень бодрящим. Открыв глаза, Гарри увидел Петунию, по-прежнему дрожащую в углу. Обернувшись, он встретился глазами с Тонкс, та стояла в дверях, с мокрыми волосами и лицом, покрытым капельками воды. Она улыбалась ему, но в ее улыбке сквозила робость.
  
   - Что не так? Мне что, уже и разозлиться ни на кого нельзя?
  
   - Гарри, - Тонкс изо всех сил старалась быть спокойной и рассудительной. Получалось с трудом. - Ты все еще пылаешь, хотя и меньше, чем минуту назад, когда злился на Петунию. Ты раньше видел чью-нибудь ауру? - Гарри отрицательно покачал головой. - Твоя тетя до сих пор не может прийти в себя от этого зрелища. Я видела ауры несколько раз в жизни, но твоя сейчас была более внушительная и устрашающая, чем любая другая. Да, кстати. Теперь ты чувствуешь свою магию?
  
   - Да. Это похоже на волну на озере возле Хогвартса, только больше. Я могу чувствовать ее движение, ее циркуляцию. Я никогда раньше ничего подобного не чувствовал.
  
   - Большинство магов примерно так и описывают свое волшебство. С одной только разницей, - Гарри нахмурился, услышав слово "разница", но Тонкс сделала вид, что ничего не заметила, - с единственной разницей: мы уподобляем внутреннюю магию потоку или ряби. Я, например, постоянно ее чувствую - я же метаморф, и всегда нахожусь в контакте со своим волшебством. Я знаю, у тебя есть, по крайней мере, небольшие способности к метаморф-магии, но сильнее всего я чувствовала свое волшебство во время дипломной практики в академии Аврората. Тогда оно напоминало мне сильный ровный поток. Ты ощущаешь его, как волну. Поразмысли об этом на досуге, Гарри. Теперь вот что, - Тонкс обернулась к Петунии. - Чего такого вы ему наговорили, что Гарри настолько разозлился?
  
   Петуния дрожала в своем углу, не в силах оторвать взгляд от Гарри. Толку от нее не было, и Тонкс обратилась к юноше, успевшему прийти в норму:
  
   - Гарри, так что она говорила?
  
   - Если вкратце - что ты слишком взрослая для меня, - буркнул Гарри раздраженно.
  
   - И как прикажете это понимать, Петуния? - сурово обратилась Тонкс к женщине, все еще жмущейся в углу.
  
   - Вы слишком взрослая для пятнадцатилетнего. Сколько вам лет - двадцать пять?
  
   - Ну, спасибо. Вообще-то двадцать два, - фыркнула Тонкс. - Гарри уже говорил вам, что это не ваше дело? Вы - не его мать, и не вам его судить. А теперь нам пора, Гарри. Нас ждут к семи часам.
  
   Тонкс достала палочку из рукава мантии и, не сходя с места, высушила заклинанием волосы. Петуния молча наблюдала за ней. Гарри смутил свою тетю. Он думал, что надо что-то сказать или делать, но не знал, что именно.
  
   - Займись портключом, Тонкс. Я хочу уйти как можно скорее. Я уже сказал, тетя: ничего не изменится. А теперь выйдите из комнаты, - заявил Гарри строгим тоном, не допускающим возражений.
  
   Петуния выбралась из угла и прошмыгнула мимо Гарри и Тонкс в прихожую. Гарри убедился, что ничего не забыл, и вышел из комнаты, хлопнув дверью и запечатав ее заклинанием. Петуния взвизгнула, но тут же умолкла. Тонкс тем временем вынула из кармана знакомую шкатулку и превратила ее в портключ.
  
   Почувствовав прикосновение к плечу, Гарри протянул руку, и Тонкс вложила в нее шкатулку, не выпуская ее из своей руки. Оба накинули капюшоны и теперь ждали, когда портключ доставит их в Министерство. Бросив последний взгляд на тетю, Гарри вновь ощутил приступ гнева. Он не знал, в чем причина, просто хотелось разозлиться на кого-нибудь, а Петуния прекрасно для этого подходила.
  
   Знакомый рывок - и Гарри вновь оказался в атриуме Министерства. Он подождал, пока Тонкс спрячет шкатулку, и устремился к лифтам. Он даже не задержался возле поста охраны, полностью проигнорировав молодого охранника, отшатнувшегося при его приближении. Двинув кулаком по кнопке вызова, Гарри замер в ожидании лифта. Тонкс догнала его и встала рядом, на случай, если он потеряет контроль над своей магией.
  
   Лифт прибыл и с грохотом и лязгом доставил обоих Невыразимцев на нужный этаж. Гарри подошел к тайному входу и проделал все необходимые действия, назвав пароль. Оказавшись в Отделе, Гарри сразу устремился к тренировочному залу.
  
   - Может, позавтракаешь сначала? - спросила Тонкс, тут же усомнившись в уместности своего предложения. Ответа она не получила, и теперь молча наблюдала за поведением Гарри. Он по-прежнему был зол, и это ее серьезно беспокоило. Долгие годы юноша подавлял гнев, но теперь он, похоже, вырвался наружу. Он берет под контроль свою жизнь, и Петуния первая испытала на себе, что это значит. Потому-то он и вышел из себя. Надеюсь, он не ввяжется сегодня ни в какие драки. У него же просто на лбу написано: "Внимание: новичок!"
  
   Гарри подошел к двери тренировочного зала и назвал пароль. Дверь открылась, пропуская его. Внутри было несколько человек, но Гарри хотел немедленно приступить к занятиям, и искал прежде всего Хораса. Тот разговаривал с незнакомцем в мантии Невыразимца прямо посреди зала, разительно изменившегося по сравнению со вчерашним днем.
  
   У правой стены было устроено нечто вроде стрелкового стенда с рядом мишеней-манекенов. Они висели в воздухе невысоко над полом и перемещались из стороны в сторону безо всякой системы. Двое оперативников уже обстреливали манекены заклинаниями. Над головами стрелков висели какие-то черные панели, по одной на каждом рубеже. При каждом попадании в цель на панелях отображались какие-то числа. Гарри был слишком занят своими мыслями, чтобы обращать внимание на эти цифры, вспыхивавшие при каждом броске заклятия. Он подошел к Хорасу и стал ждать, когда тот закончит разговор с другим Невыразимцем.
  
   Гарри терпеливо ждал, чувствуя, что волна гнева потихоньку пошла на спад. Оно и к лучшему: стоило успокоиться, прежде чем беседовать с Хорасом, который наверняка не прочь поквитаться за вчерашнее. Хорас тем временем отправил своего собеседника на огневой рубеж и обратил внимание на Гарри, ждавшего своей очереди.
  
   - Так-так, наш новобранец готов начать свой первый день, как я погляжу, - заявил Хорас достаточно громко, чтобы на них начали оборачиваться. - Думаете, вам повезет еще раз, новобранец?
  
   - С чего мне начать, Хорас? - Гарри вступать в перепалку не собирался. Хорас, подобно Снейпу, сразу попытался осадить его; только Хорас, в отличие от профессора, в любой удобный момент готов был перейти от слов к боевым заклятиям.
  
   - Умный ответ, новобранец. Для начала я хочу проверить ваши знания. Я сделаю так, чтобы вы исчерпали все заклятия, которые вам известны, и таким образом пойму, чему стоит вас учить.
  
   Гарри подошел к своему стрелковому сектору, мгновенно преобразившемуся перед его глазами. Теперь это была равнина с торчащими из травы валунами. Хорас встал за плечом Гарри и скомандовал открыть огонь. Гарри начал с самых простых заклятий, изученных в Хогвартсе. Его выстрелы неизменно поражали мишени-валуны. Хорас молча следил за демонстрацией. Гарри быстро повторил все обычные заклятия, завершив серию мощным Останавливающим.
  
   Затем Гарри перешел к более серьезным заклятиям, о которых он читал перед занятиями ОД, и другим, изученным этим летом. Когда Гарри бросал заклятия, ломающие кости, он услышал возглас Хораса, но стрельбу не прекратил. Новую серию Гарри закончил проклятием Cruciatus, затем повернулся, изучающее глядя в лицо Хораса в ожидании следующей команды.
  
   - Неплохо для новичка, неплохо, - признал Хорас, словно нехотя, глядя на Гарри сверху вниз. Прямо как тетя Петуния - цедит сквозь зубы, и нос до небес... - С изрядной натяжкой это можно даже назвать приемлемым, но вам надо еще очень многому научиться. Теперь вернемся на исходную и посмотрим результаты.
  
   Гарри ощутил, что гнев, утихший было после утра на Прайвит-Драйв, снова закипает в нем. Пренебрежительный взгляд Хораса провоцировал его, и Гарри решил доказать этому человеку, во что бы то ни стало, что он достоин находиться здесь, нравится это ему или нет.
  
   Остальные стрелки, увидев приближающегося Хораса с Гарри, прекратили тренировку и уступили огневой рубеж стажеру. Хорас вышел к мишеням и подождал, прока Гарри займет позицию. Серебристая вспышка заклятия, пролетев через весь зал, угодила Хорасу в голову, однако тот выдержал короткую паузу и только улыбнулся. Другой Невыразимец заметил это и отпрянул, бормоча какие-то заклинания и постаравшись оказаться подальше от Гарри и огневого рубежа. Едва ноги юноши коснулись линии, Хорас заговорил:
  
   - Думаешь, ты - это нечто особенное, не так ли? Думаешь, что находишься здесь по праву? То испытание вчера было лишь вступительным, и не более того. Я все еще могу вышвырнуть тебя, если пойму, что ты ничего не стоишь, парень. Докажи мне, что заслуживаешь право приходить сюда каждый день. Готов принять такой вызов?
  
   - Да! - Гарри не собирался давать Хорасу ни малейшего повода выгнать его. Юноша знал одно: ему необходимо пройти здесь обучение, чтобы остаться в живых, научиться защищать себя и других.
  
   - Готов или нет - судить мне, - с каждым словом голос Хораса все больше напоминал Снейпа. Время шло, Гарри распалялся все больше. - Это твой первый раз, так что я за тебя спокоен.
  
   У стены появилось шесть мишеней, на дистанции примерно двадцать пять ярдов. Гарри не видел, что зрители пораженно отпрянули.
  
   - Этот стенд разработан специально, чтобы оценить силу и меткость заклятий. С меткостью все просто: чем ближе к "яблочку", тем выше счет. Кстати, меткость заклятий, воздействующих на некоторую площадь, определяется по-другому, чем для нацеливаемых точечно. Прочувствуй эту разницу как следует.
  
   Сила заклятий оценивается совершенно иначе. Существует логарифмическая шкала. От десяти до двадцати и далее по экспоненте. Если нужно лучшее объяснение - загляни в библиотеку. Обычный маг творит заклятия силой не выше тридцати-пятидесяти единиц. Наши оперативники - не менее шестидесяти-семидесяти, по крайней мере, такого результата от них ожидаю я. Сверх этого... я, конечно, сомневаюсь, что так случится, так что начнем.
  
   Гарри поднял глаза, однако никакого табло с результатами не увидел. Вновь взглянув на Хораса, он обнаружил, что тот уже успел наставить на него палочку и произносил заклятие. Свою палочку Гарри еле успел перехватить уже в воздухе. Очередное заклятие уже летело в него, Гарри бросил Protego и тут же контратаковал, запустив в противника Останавливающее заклятие.
  
   Хорас с улыбкой на лице отбил Останавливающее и проследил взглядом его полет. Заклятие Гарри ударило в щит со звоном, отозвавшимся эхом в комнате. Прежде Гарри такого не замечал. И зрители, и Хорас, все, кроме Гарри, видели цифры на табло. Хорас оставался невозмутим, но другие не могли сдержать возглас удивления, когда на табло появился результат 40/72. Хорас с прежним угрюмым видом бросил заклятие Купола Тишины, изолировав стрелковый сектор от любых звуков извне.
  
   - Как трогательно, Поттер... Никогда не выпускай противника из виду, что бы ни происходило вокруг, - и Хорас пояснил в ответ на изумленный взгляд Гарри, - Они не могут услышать нас, а мы не слышим их. Последнее, что мне нужно - это отвлекающие тебя крики поклонников. Ты и сам по себе практически безнадежен, не говоря уж о внешних препятствиях.
  
   Хорас явно добился того, чего желал: яростный взгляд стажера готов был прожечь его насквозь. Превосходно, парень. Давай, посмотрим, чего ты стоишь.
  
   - Тебе что, особое приглашение нужно? Дай мне убедиться в твоей беспомощности, чтобы я мог поскорее перейти к следующему. Начинай, - Теперь, кроме ярости, Хорас увидел в глазах парня вызов.
  
   Твою мать. Я докажу этой заднице, что мое место - здесь. Ты хотел заклятий? Ты их получишь! И Гарри открыл стрельбу по мишеням, бросая заклятия так быстро, как только мог. Примерно через полчаса Хорас остановил его:
  
   - Если это лучшее, что ты можешь мне предложить, можешь быть свободен, мальчик, - Хорас сделал акцент на последнем слове. Он ждал новой вспышки, и дождался: глаза Гарри излучали кристально-чистую ненависть. Именно это я вчера видел прежде, чем ты уложил меня. Используй свой гнев, черт тебя побери, используй!
  
   - Ты собираешься использовать свою палочку по назначению? Или она у тебя так, помахать? Я здесь, Поттер! Хочешь меня ударить - ударь! - Хорас продолжал глумиться над Гарри, надеясь довести его до белого каления. И это ему удалось.
  
   Гарри запустил в Хораса серией из Костоломного заклятия и ВзрывоКости. Тот не торопясь отступил к мишеням, держа дистанцию и уходя от атаки. Заклятия попали в мишени, на табло высветилось 45/78, 51/81.
  
   - Слабо, мальчик, слабо, - Хорас наслаждался своей работой. Ему платили за то, чтобы он раздражал стажеров, вынуждая их использовать свою магию в полную силу. Гарри продолжал бросать заклятие за заклятием, и Хорас мог позволить себе отвлечься для взгляда на табло на секунду, не больше, иначе рисковал угодить под удар очередного опасного заклятия, в котором осталась еще хоть капелька силы. < that had quite a bit of power behind it - а почему, собственно? > Увидев вращающийся красный луч, нацеленный прямо на него, наставник припал к полу, зная, насколько дорого ему может обойтись недостаточное проворство.
  
   Аудитория, затаив дыхание, наблюдала за поединком Хораса и новобранца. Все оперативники однажды прошли через это, и знали, на что способен наставник, чтобы заставить их использовать свои способности в полной мере. Они видели, что новичок принял борцовскую стойку, и кто-то уже отпустил шуточку по этому поводу. Все были готовы безжалостно высмеять новобранца, когда тот сядет в лужу. Первые результаты на табло были невысоки. 72 единицы магической силы в самом начале были сочтены случайностью, но затем заклятия полетели одно за другим, Хорас еле успевал уворачиваться, и все поняли, что с этим новобранцем все не так просто. 60 сверху и 70 снизу сменились 80-ю единицами силы в течение нескольких заклятий подряд.
  
   Однако Хорас все еще издевался над новичком и не показывал признаков усталости.
  
   - Черт побери, как этот пацан удерживается на таком уровне? - не выдержал один из оперативников. - Его гоняют уже минут сорок, а ему хоть бы что.
  
   - Не уверен. Хорас только разминается. Я в свой первый день еле смог заставить его шевелиться, - ответил другой.
  
   Чуть не попал, - думал Хорас, поднимаясь на ноги, - Этот парень дорогого стоит, и я сделаю из него настоящего бойца. Похоже, настал момент истины. Мне придется уйти и оставить Сима, для собственной безопасности.
  
   - Так в тебе все же есть бойцовский дух, а? Или ты предпочтешь сражаться, как твой папаша, когда его завалили, словно загнанное животное?
  
   Хорас увидел, что угасший было гнев в глазах стажера вспыхнул вновь; опасность, исходящая от него, была физически ощутима.
  
   - Ты слышал крик своей матери, Поттер? - Хорас чуть не залег снова, когда Гарри вздоргнул. Это и называется - дать дракону в глаз и улыбаться...
  
   Гарри ясно слышал слова Хораса, но оставался на месте и только молча злился. Слишком часто в своей жизни он слышал похожие слова, научившись не слишком обращать на них внимания. Разве что сейчас Гарри научился чувствовать свою магию, и хотел испытать это чувство снова. А единственный способ пробудить его, известный Гарри, заключался в том, чтобы рассердиться. Он пытался вызвать знакомое внутреннее движение, когда очередной выпад Хораса попал в цель:
  
   - Твой крестный погиб из-за твоей собственной глупости. Как думаешь, кто будет следующим - Тонкс?
  
   Гарри чувствовал свою магию, она искала выхода. Она желала причинять боль, и желание это было ужасно. Сириус погиб не из-за моей ошибки. Никто не посмеет тронуть ни Тонкс, ни кого бы то ни было из моих друзей. Я этого не допущу! Гарри услышал предсмертный крик матери, увидел Джинни, лежащую на полу Тайной Комнаты, увидел Гермиону, пораженную ударом заклятия в Отделе Тайн... Магия переполняла его, готова была вырваться. И Гарри направил ее на Хораса.
  
   Заклятие летело за заклятием. Вначале Хорас уклонялся от атак, затем из пола внезапно вырос барьер, и наставник скрылся за ним. Переведя дух и покинув укрытие, он принялся двигаться с удвоенной энергией. Палочка Гарри отслеживала каждое его движение. Юноша каждую унцию магии вливал в очередное заклятие, стремясь поразить верткую цель. Заклятия Reductor били в мишени, оставляя дымящиеся дыры.
  
   Выпустив еще несколько заклятий, Гарри двинулся навстречу Хорасу. Тот отступал, и преграда за преградой поднимались из пола, создавая укрытия. Ублюдок! Он использует зал, чтобы защищаться! Гарри продолжал преследование, методично разрушая все преграды на своем пути.
  
   Аудитория наблюдала за небывалым поединком. Хорас продолжал говорить, новобранец все более впадал в ярость. Оперативники успели выучить метод Хораса: вынудить новичка лезть из шкуры вон в первый день, вплоть до обеда, и лишь затем приступить к настоящим урокам заклинаний и техники их применения.
  
   Все ждали, когда Хорас заставит новичка растеряться. Под конец это происходило неизменно. Хорас и Маркус досконально исследовали каждого нового кандидата, извлекая любую кроху информации. Они знали, на какие болевые точки следует давить, чтобы заставить людей выложиться по полной программе. Хороший лидер должен знать предел возможности своих людей, чтобы определить, достижима ли поставленная перед ними цель.
  
   Улыбки росли: Хорас продолжал словесное нападение, а новичок все еще не достиг своего предела. Вокруг него вспыхнула аура, и все зрители отшатнулись на стульях. Кто-то бранился потрясенно, кто-то спрашивал соседа: "Ты видел когда-нибудь, чтобы кто-то так светился?". Все трое видели, что в Хораса полетела новая серия заклятий. Числа на табло выскакивали настолько быстро, что один из Невыразимцев вынужден был включить функцию памяти. 55/84, 44/86, 72/83, 75/88, 67/86, 66\89, 50/91...
  
   - Мерлин, девяносто! Из какой преисподней взялся этот парень?! - спросил один.
  
   - Десять галеонов, что он свалится в обморок через пять минут. Никто не может удерживать ауру видимой долго, - сказал третий.
  
   - Шесть минут, - ответил первый.
  
   - Семь, - сказал второй.
  
   - Принимаю ставку, но он будет бросать заклятия и удерживать ауру в течение по крайней мере десяти минут. Мое предположение - он может сражаться вплоть до обеда, и останется на ногах, - высказал четвертый, присоединившийся к группе.
  
   - Ты так в нем уверена, Шамель? - усомнился третий.
  
   - Именно, Мигель.
  
   - Ставки приняты, - объявил Мигель. - Еще будут?
  
   - Я бы сказал - восемь минут, - произнес Хорас, появившись среди спорщиков. Он выглядел усталым и взъерошенным.
  
   - Используете Сима в первый же день? Стареете, Хорас, - заметил первый.
  
   - Хочешь пойти проверить, Биттон? Вперед! - рявкнул Хорас, просматривая ряд чисел. - Я думал, вы шутили насчет ауры, Шамель. Но теперь я убедился в вашей правоте. Он что, каждый раз становится настолько бешеным?
  
   - Да, с того момента, когда он начал заниматься беспалочковой магией. Он сказал, что до того свое волшебство совсем не чувствовал, - Тонкс, широко улыбаясь, следила за реакцией наставника.
  
   - Беспалочковой, говоришь? Я знал, что он использовал ее несколько раз во время первого теста, но не так чтобы очень широко. И сколькими заклятиями он владеет? - спросил Хорас.
  
   - Он говорил мне, что отработал пока только восемь, и он учился самостоятельно. У него получилось, и вот, сами видите, - она повела рукой в сторону Гарри, который избивал заклятиями Сима, мечущегося по всему сектору.
  
   - Хорошо, и сколько времени он на них потратил? - Хорас выглядел по-настоящему заинтересованным.
  
   - Это заняло у него один день, к тому же раньше он и не слышал о беспалочковой магии, - просто ответила Тонкс, игнорируя обращенные на нее изумленные взгляды.
  
   - Вы нашли нам настоящее сокровище, Шамель. Я насчитал уже пять заклятий силой выше девяноста единиц, и он все еще силен. Я оставил Сима издеваться над ним, чтобы поддержать мотивацию. Мне интересно, как долго он сможет выдержать. Я думаю, вы с таким темпом выдохлись бы уже через пять минут.
  
   - Он продержится намного дольше, - ответила Тонкс спокойно. - Я чувствовала его магию, когда он работал с беспалочковыми заклятьями. Это было нечто... подавляющее. А ведь раньше он даже не пробовал делать такие вещи со своей магией. Аура, беспалочковое волшебство, полное раскрытие своего потенциала; прежде он об этом и помыслить не мог. Он просто делал то, что было необходимо, и его магия позволяла ему действовать, не задумываясь. И если в будущем мне случиться довести его до настоящей ярости, все, что мне останется - бежать со всех ног.
  
   В этот момент Гарри выпустил в Сима проклятие Cruciatus, и, наконец, попал в цель. На табло высветилось: 98/87.
  
   - Охренеть!.. Ладно, пора заканчивать, потому что я теперь, по идее - жалкая дрожащая туша мяса. Парень великолепен, но я еще не могу ему этого сказать, - и Хорас вернулся в стрелковый сектор, скользнув позади очередного барьера.
  
   Гарри непрерывно поливал Хораса заклятиями, однако тот ухитрялся постоянно избегать их в последний момент. Почему я не могу в него попасть? Я заставлю тебя заплатить за все, ублюдок! Гарри пытался увеличить плотность огня и целиться точнее, но независимо от его стараний Хорас по-прежнему был недосягаем. Наконец, подобравшись почти вплотную, Гарри выпустил одно за другим два Crucio, и удар второго заклятия заставил противника тяжело рухнуть на пол.
  
   Гарри удерживал заклятие до тех пор, пока не заметил какое-то движение слева. Развернувшись, он выпустил в ту сторону ВзрывоКость - это заклятие получалось у него лучше всего, к тому же, как Гарри успел заметить, именно ВзрывоКости Хорас больше всего опасался. Новая цель увернулась и подняла руки. Это оказался Хорас. Второй. Гарри молниеносно обернулся, но там, где лежал его Хорас, было пусто.
  
   - Отставить, новичок. Это был всего лишь второй тест. Я хотел выяснить, на что ты уже способен, и что с тобой делать дальше. Для начинающего ты весьма неплох, но тебе еще придется здорово потрудиться. Ты сосредоточен на цели, но магия твоя пока нестабильна. Обрати внимание на оба эти момента. Далее, твой выбор заклинаний ограничен, и тебе предстоит изучить много новых. Кроме того, ты должен работать над своими навыками в беспалочковой магии, к Мерлиновой пользе. Займись прежде всего защитными заклятиями, так как они наиболее подходят для применения без палочки. Атакующие заклятия будут следующими, вместе со вспомогательными чарами, такими как маскировочные и обманные.
  
   Гарри, усталый и все еще злой, его не слушал.
  
   - То есть вас даже не было здесь?!
  
   - Сначала был, но когда ты запылал и всерьез принялся убивать меня, предпочел понаблюдать за тобой со стороны. Умный человек вступает только в те поединки, где есть шанс на победу. Заведомо проигрышных он избегает, оставляя их для глупцов, стремящихся к гибели. Борись, только если это может принести пользу; борьба ради борьбы - пустая трата времени, бессмысленный риск - глупость. Думай, сам выбирай свои сражения, врагов, время и место; всегда сам управляй схваткой и не позволяй никому перехватить контроль. Никогда не позволяй другому получать преимущество над тобой, если ты способен это предотвратить.
  
   Мы - умные бойцы. Мы не ввязываемся в бой вслепую< and just wing it чего мы делаем с ситуацией? Ни один из синонимов не влезает в контекст!> Именно так погибли многие из тех, кто мог бы остаться в живых. Я знаю, ты способен импровизировать, чтобы выжить, но не все обладают такими способностями. Наши сотрудники должны уметь воспринимать картину событий целиком и всегда помнить о цели. Мы не занимаемся расплатой по долгам, если миссия этого не подразумевает. Пришел, выполнил задание, ушел. Все. Понятно?
  
   - Да, - выдавил Гарри, задыхаясь. Ярость еще не до конца покинула его, но он уже был способен воспринимать смысл слов наставника. Беда случилась, потому что я не думал о своих друзьях. Я думал только о Сириусе. Я потерял его, потому что не было никакого плана. Гермиона пыталась сказать мне, но я ее не послушал... Многому же мне надо будет научиться.
  
   - Теперь, когда ты успокоился, позволь мне все же взять палочку и подправить твой значок, - с этими словами Хорас коснулся палочкой груди Гарри, и, когда значок стал видимым, принялся над ним колдовать. Когда с этим было покончено, Гарри с интересом взглянул на обновленные символы.
  
   Он увидел пять красных баллов, четыре синих, шесть зеленых, все еще ни одного желтого, два фиолетовых и четыре черных. Впервые с раннего утра Гарри чувствовал себя счастливым. Ему удалось показать кое-что во время этого теста, чтобы добиться столь впечатляющего результата. Юноша все еще помнил, что Хорас наговорил ему в стрелковом секторе, но только сейчас начал понимать скрытый смысл. Он знает, что гнев увеличивает мои магические способности. Это, должно быть, и было его целью все время - увидеть, на что я способен... вот он и увидел.
  
   - Расширяй свои познания, работай над меткостью, обрати внимание на защиту, и я могу гарантировать тебе еще более высокие результаты. Если ты и дальше будешь способен вкладывать столько силы в каждое свое заклятье, я могу не обращать внимания на твою столь трогательную слабость < I might leave you alone about being so pathetically weak Не уверен...>. Я бы даже сказал, что ты подходишь нам, но это еще не так, мальчик, - Хорас заметил, что улыбка на лице Гарри сменилась выражением мрачной решительности. Именно этого я и хотел. Решительность - ключевой момент в нашей работе. О, учить тебя будет весьма забавно! - А теперь, я думаю, тебе стоит отправиться на обед. Шамель тебя проводит. Мне вовсе не улыбается видеть тебя упавшим в обморок от истощения на моих сегодняшних занятиях.
  
   Гарри коротко кивнул и покинул стрелковый сектор, принявший прежний вид. Он подошел к Тонкс, которая как раз собирала в пригоршню галеоны у остальных Невыразимцев. Девушка наконец обернулась к нему, и Гарри увидел улыбку, сияющую в тени капюшона. Тонкс медленно вытащила палочку и коснулась значка.
  
   - Еще четыре балла, о Мерлин! Неплохо для первого дня. И я предполагаю, что после всего ты страшно проголодался, - заметила Тонкс, пересыпая в кошелек выигрыш.
  
   - Да, ты права, есть очень хочется. Куда пойдем? - Гарри рад был на некоторое время вырваться из атмосферы учебной комнаты.
  
   - Предлагаю на выбор: наш собственный буфет или кафетерий Министерства. Что скажешь?
  
   - Хотелось бы хоть на немножко вырваться отсюда... Пусть нас накормит Министерство!
  
   - Принято. За мной!
  
   Пока они шли по коридору от тренировочного зала к выходу из Отдела и дальше к лифтам, Гарри пытался расслабиться после переполненного событиями утра. Лифт прибыл на удивление быстро, и Тонкс нажала на кнопку "атриум". Едва Гарри устроился поудобнее, как двери распахнулись, открыв огромное шумное помещение. Множество людей в самых разнообразных одеждах двигались от лифтов к постам охраны и обратно.
  
   Несколько групп волшебников слаженно пробивались через людскую толпу. Гарри узнал одного или двух из них - он видел их прежде, но не мог назвать. Выйдя в атриум, Тонкс повернула к дальней стене позади лифтов. Вдоль стены тянулся ряд закрытых дверей, сразу заинтересовавших Гарри. Интерес его был удовлетворен немедленно, когда Тонкс открыла одну из дверей, и юноша вошел в обширный зал.
  
   Помещение, вместе с рядами столов и стульев, было почти точной копией Большого Зала Хогвартса, за исключением разве что зачарованного потолка. Длинная очередь ведьм и магов двигалась вдоль стойки раздачи у левой стены. Гарри видел на стойке множество котлов и подносов с готовыми блюдами. Стоило одному из подносов опустеть, его тут же заменял полный. Из начала очереди слышался звон монет: клиенты рассчитывались у касс.
  
   Тонкс коснулась его плеча, и Гарри вместе с ней пристроился в хвост очереди. Парочка магов с готовностью уступила очередь двоим Невыразимцам, робко заняв место позади них. Гарри не был уверен, что ему нравится, как встречные реагируют на него теперь, но все же это было лучше, чем выпученные глаза, обращенные на него и его шрам.
  
   Юноша молчал и старался держаться поближе к Тонкс, так как не знал здешних порядков. Тонкс взяла поднос из стопки, поставила на него кубок, тарелки и столовый прибор. Старательно повторив ее действия, Гарри двинулся вдоль стойки раздачи. Он взял стейк, порцию пирога с почками, рулет с картофельным пюре, пирог с патокой и тыквенный сок.
  
   Очередь кончилась. Тонкс в сопровождении Гарри как ни в чем не бывало прошла мимо касс и направилась в зал на поиски свободных мест за столом. Гарри еще слышал голоса позади. Кто-то возмутился, что они не заплатили. На него зашикали, и другой голос опасливо пояснил, что Невыразимцы в Министерстве обедают бесплатно.
  
   Они нашли пустой столик в углу и сели у стены, так, чтобы можно было наблюдать за всем, происходящим в зале. Тонкс приступила к обеду, с улыбкой поглядывая на Гарри. В животе юноши громко заурчало, и он с жадностью набросился на еду. Всего несколько минут понадобилось, чтобы Гарри расправился со своей порцией и добрался до десерта. Аппетит Тонкс был куда скромнее, тем не менее она закончила почти одновременно с Гарри и теперь сидела, рассеянно наблюдая за обедающими магами и за своим соседом.
  
   - Ну как, пока весело? - поинтересовалась Тонкс озорным тоном.
  
   - Не то слово. Как по-твоему, это весело - весь урок пытаться убить своего учителя?
  
   - Это зависит прежде всего от учителя. Но ты же не всерьез пытался убить его, так ведь?
  
   - Знаешь, сейчас я уже и сам не пойму, что пытался с ним сделать. Убить не убить, но крепко помучить хотел точно.
  
   - Каждый из нас хоть раз за время обучения хотел причинить боль Хорасу, так или иначе. У него такой метод работы. Сначала доводит до белого каления, затем становится жутко въедливым. Обычно он выпускает Сима прежде, чем в него начинают лететь Смертельные заклятия. Он великолепно разбирается в людях, и знает, какой реакции от кого ждать. Если тебе удастся удивить его во время занятий, ты заслужишь его уважение. Ему нравится удивляться - это означает, что ты лучше, чем он ожидал, изучив твою подноготную.
  
   - Откуда он знал, что надо сказать, чтобы вывести меня из себя?
  
   - Маркус и Хорас тщательно изучают каждого кандидата. Выясняют о нем все, что только можно выяснить. Расспрашивают людей, чтобы составить о новичке самое полное представление.
  
   - Хочешь сказать, обо мне тоже так... расспрашивали?
  
   - Разумеется, это - единственный по-настоящему эффективный метод. Не волнуйся, после Obliviate никто и не вспомнит, что кто-то наводил о тебе справки.
  
   - И кого они расспрашивали?
  
   - Друзей, родственников, знакомых, и так далее.
  
   - Гермиону, Рона, остальных Уизли?
  
   - Да, их в том числе. Меня, кстати, тоже, но поскольку я - твой поручитель, мне стирать память не стали. Мы - профессионалы, и ты это знаешь. Такова наша работа. А теперь постарайся расслабиться. Я не знаю, что приготовил тебе Хорас на остаток дня.
  
   Гарри, чуть сгорбившись на стуле, наблюдал, как сотрудники Министерства, закончив ленч, покидают зал. Он увидел мистера Уизли, идущего к дверям вместе со своим коллегой, Перкинсом. Гарри узнал нескольких Авроров, знакомых по прежним встречам, и нескольких членов Визенгамота, беседующих с другими магами и ведьмами.
  
   Гарри закрыл глаза и в течение нескольких минут постарался подвести итог первой половины дня. Итак, он успел продемонстрировать Невыразимцам свое владение боевой магией и попытался запытать насмерть наставника. Если подумать, все не так уж плохо. Возможно, к вечеру будет еще лучше, так как хуже, чем утром, просто быть не может. План на лето, похоже, заработал. Я наконец-то зажил собственной жизнью. Информация появилась, и появится еще - люди поймут, что я нуждаюсь в ней, или я заставлю их расколоться. Я остаюсь в живых, но я должен изучить как можно больше, чтобы защитить себя и других, так же, как и свой разум. И я не имею права на неудачу. Если не я, то кто же? У меня есть возможность победить, и я должен ею воспользоваться.
  
   Гарри ощутил движение Тонкс и открыл глаза. К ним приближалась тесная группа из пяти человек. Тонкс плавным движением потянула наружу палочку, Гарри вслед за ней сделал то же самое. Группа состояла из Авроров, возглавлял ее шкафообразный верзила с жесткими, как проволока, усами и густой гривой волос. Если бы Гарри спросили, он сравнил бы верзилу с горным дикарем. Спутники его были самыми обычными людьми без особых примет.
  
   Тонкс явно привлекла внимание громадины-Аврора, поскольку он направился к их столу.
  
   - Так-так, что это тут у нас? Парочка потерявшихся "молчальников" выбралась из своего подвала? И что им тут понадобилось? Заблудились или решили потусоваться с простым народом? - Он повышал голос с каждым словом, привлекая внимание чуть ли не всего зала.
  
   Тонкс, не желая потакать грубияну, ответила также нарочито громко:
  
   - Теперь, когда ты здесь, тусовка что надо: и народу тьма, и ты до кучи... Голова всегда была твоим слабым местом, Брэк, так что убери-ка ты отсюда свою шайку, пока не влип в историю.
  
   - Какая злючка... - заявил громила, - Может, потанцуешь< Maybe you would like a turn - "покружишься"? "покуролесишь"? или даже "повальсируешь"?> со стариной Брэком прежде, чем уползти обратно в свою нору?
  
   Тонкс усмехнулась, но Гарри ответил на вызов раньше:
  
   - Забирай своих шестерок и вали отсюда, - и угрожающе взглянул на Брэка в ожидании ответных действий.
  
   - Держи своего щенка на привязи, сучка, не то он получит пинка, - ответил Брэк.
  
   - Извинись перед ней. Или я тебя заставлю, - Гарри встал, отодвинув стул ногой. Палочка пока скрывалась в чехле, но Гарри готов был пустить ее в ход в любой момент.
  
   Брэк смерил презрительным взглядом субтильного Невыразимца, решившегося ему угрожать:
  
   - Предполагается, что я должен испугаться? И кого? Уж не тебя ли, недоделок тощий? Почему бы тебе не убраться отсюда самому, пока тебе не сделали больно?
  
   - Сделать мне больно? Кишка тонка, - ответил Гарри ровно. - Извинись. Или я тебя заставлю.
  
   Тонкс также поднялась и наставила палочку на группу в аврорских мантиях:
  
   - Джулиан, Бри, Майклз и... Моррис, так? Почему бы вам всем не убраться? Больным на голову, вроде вас, делать здесь больше нечего, - Услышав свои имена, спутники незадачливого громилы начали переглядываться, явно склоняясь к тому, чтобы предоставить своему предводителю разбираться с ситуацией в одиночку. - Брэк, лучше сделай, что он говорит, и уйдешь отсюда на своих ногах. Он способен на такие вещи, которые ты можешь только надеяться повторить.
  
   - Тебя трахнуть, что ли? Так это нетруд...
  
   Удар ВзрывоКости заставил Брэка замолчать на полуслове. Правая нога его подломилась, и верзила рухнул на пол, с грохотом опрокидывая стулья. Авроры потянулись было за палочками, но Гарри Призывающим заклинанием уже собрал их оружие на столе аккуратной кучкой.
  
   Гарри обошел стол и жестом отстранил ошарашенную четверку. Те беспрекословно подчинились. Присев на корточки над распростертым на полу верзилой, который едва сдерживал крик боли, Гарри взглянул ему в лицо:
  
   - Проси прощения.
  
   Брэк переводил взгляд с Тонкс на Гарри и обратно. Наконец он просипел, задыхаясь: "Извините".
  
   Гарри еще некоторое время сверлил его взглядом, прежде чем подняться и направиться к выходу. Тонкс догнала его, но ничего не сказала. Взгляды всех обедающих работников Министерства провожали обоих Невыразимцев, пока те не скрылись за двустворчатыми дверями. Гарри вызвал лифт, и кабинка доставила их обратно на девятый уровень.
  
   Гарри первый нарушил молчание:
  
   - Скажи, когда ты говорила, что мне придется с большим трудом завоевывать уважение, ты это имела в виду? Неужели им всем понравилось?
  
   - Что ты, нет, конечно! Ну разве что кое-кому. Увы, это происходит всегда и всюду. В любой компании обязательно находится несколько таких вот моральных уродов. Не бери в голову. Но ты, как всегда, мой герой! - улыбнулась Тонкс, мягко подтрунивая над своим подопечным.
  
   - Очень смешно, Шамель. Но, честное слово, что я еще мог сделать?
  
   - В следующий раз не вмешивайся, ладно? Я сама разберусь. Ничего такого из ряда вон выходящего не случилось. Я уже несколько раз сталкивалась с этим идиотом. Но, если честно, ни разу не отшивала его так, как ты. Со стороны это выглядело действительно забавно. Надо мне быть осторожной в компании с тобой. Есть такие места, где тебе пришлось бы ломать ноги каждому, кто заговорит со мной... а это сделало бы вечер чересчур шумным.
  
   - Я сделал то, что считал нужным. Должен же я заботиться о своих друзьях? - и весь остаток пути до тренировочного зала в Отделе Тайн Гарри не проронил ни слова.
  
   Тонкс следом за Гарри вошла в зал. Оба заняли места возле сектора с мишенями. Из Невыразимцев, тренировавшихся утром, остались только Биттон и Мигель. Третий, появившийся за время их отсутствия, дружески приветствовал Тонкс.
  
   - Шамель, ходят слухи, что ты кого-то привела. Это он и есть?
  
   - Да, Кэл, это - мой новичок, - ответила Тонкс. - Это - Кэл, мой напарник. Мы скоро два года как в одной команде.
  
   - Привет, Кэл, - сказал Гарри. - Рад познакомиться.
  
   - Взаимно, новичок, взаимно, - Кэл просиял в ответ. - Тебе нужен оперативный псевдоним, и поскорее. Новичок, Рекрут, Новобранец - как-то это не звучит. Теперь, позволь взглянуть на твои успехи первых дней, если не возражаешь, конечно, - Кэл медленно извлек палочку и коснулся значка Гарри. Глаза парня полезли на лоб, и он потрясенно замолчал на несколько минут. Он, казалось, тщательно обдумал следующую реплику прежде, чем продолжить, - Хорошо, это все объясняет, не так ли?
  
   - Объясняет что? - Гарри был совершенно сбит с толку. К тому же остальные тоже молча взирали на его значок. - Эй, что происходит?
  
   - У них просто в голове не укладывается, только и всего, - Тонкс успокаивающе коснулась плеча Гарри. - Не обращай внимания. Кэл - целитель в нашей команде, и у него есть еще несколько специальностей, полезных во время заданий.
  
   Кэл сделал видимым свой значок, и Гарри увидел три красных балла, четыре синих, три зеленых, шесть желтых, четыре фиолетовых и два черных.
  
   - Его работа - поддержка. Обычно он остается в тылу и обеспечивает выполнение миссии. Он снабжает нас разведданными и, разумеется, латает наши раны. Также он отличный стрелок - если есть время прицелиться как следует. Если же дело доходит до скоротечной схватки, он по большей части прикрывает наши дурные головы, верно, Кэл? - Тонкс под конец своей тирады широко улыбалась собственным словам.
  
   - Да, Шамель, ты блестяще описала мои обязанности в команде. Твоя же роль - не то чтобы очень скромный персонаж, равно готовый и ввязаться в драку, и защитить, и задурить голову кому угодно. Правильно я говорю? - парировал Кэл.
  
   - Справедливая характеристика. Как и твоя, между прочим, - ответила Тонкс< replied waving off the backhanded insult ???>.
  
   Гарри слушал их пикировку, догадываясь, насколько долго они работают вместе. Он сам, Рон и Гермиона, вероятно, в похожей ситуации давали бы друг другу характеристики в той же манере. Следующие несколько минут Гарри провел, наблюдая за привычным взаимным подтруниванием двоих коллег. Их взаимоотношения напоминали те, что сложились между членами квиддичной команды Гриффиндора. У каждого была своя специализация, свои недостатки и достоинства, но прежде всего они были командой.
  
   В то же самое время в небольшой потайной комнатке, из которой открывался великолепный обзор на тренировочный зал, происходила еще одна, скрытая ото всех беседа.
  
   - Ну, как все прошло? - спросил Маркус.
  
   - Что именно? - уточнил Хорас.
  
   - Прежде всего - кафетерий.
  
   - Как ты и предполагал, уложил того придурка одним ударом. Я должен тебе еще одну бутылку. Этот мальчишка меня разорит, ты это знаешь? - пожаловался Хорас.
  
   - Я всегда учился на чужих ошибках, Хорас. Я никогда не буду держать пари против него. Этот урок он заставил выучить нас обоих. Он постоянно будет вырываться вперед, как только сможет. Я думаю, он даже не знает, что такое проиграть с честью. Да, Брэка вылечили?
  
   - Более или менее, но именно поэтому мы его и послали, разве не так? - спросил Хорас. - Он был паршивой овцой среди авроров, и постоянно искал ссор с кем-нибудь из наших. Ты знал, что он наткнется на них и полезет на рожон. Ты также знал, что он ни во грош не ставит женщин. Ты надеялся, что Шамель с ним разберется, или это была очередная проверка для Поттера?
  
   - Такие вещи я кишками чую, Хорас, но мне надо было убедиться. И я оказался прав. Гарри защитит Шамель без колебаний. Мы знаем из разговоров с его друзьями, что он всегда готов прийти на помощь, особенно, если дело касается друзей. Он привел пятерых из них в наш Отдел, пытаясь спасти Блэка. Он знал, что Волдеморт тоже будет здесь, и тем не менее пришел, так или иначе. Ты мог бы сказать это о любом из наших? Кто из них следовал бы нашим приказам, если бы целью был Волдеморт? Думаю, никто. Даже учитывая, что Внутренний Круг полностью обескровлен, в смысле обучения и планирования.
  
   Он и еще пятеро школьников выступили против двенадцати Пожирателей Смерти высшего ранга, членов Внутреннего Круга Волдеморта, и с минимальной помощью захватили всех, кроме одного. Он дрался один на один с Беллатрикс и Волдемортом. Наши команды не планируют, они действуют. Я думаю, для него у нас есть только одно место. Ты знаешь, какое.
  
   - Да, но он новичок, и заслужить уважение, необходимое для этой должности, ему будет крайне трудно.
  
   - Хорас, нет более подходящей для него команды, чем Третья. Уважение Шамель он уже завоевал, это очевидно из ее слов и действий. А Кэл - прирожденный ведомый.
  
   По селектору они услышали голос Кэла: "...это все объясняет, не так ли?"
  
   - Именно это я и имел в виду. Он уже в курсе дела, и мог бы стать единственной помехой. Но не станет, - сказал Маркус.
  
   - Ладно, эта проблема улажена. Но ему придется много и долго трудиться прежде, чем он будет готов, - заметил Хорас.
  
   - Насколько долго? - спросил Маркус. - Я никогда не видел, чтобы ты так рано покидал сектор во время второго теста. Его показатели были внушительны, чтоб не сказать больше. Я просматривал их весь обеденный перерыв.
  
   - Так же, как и я, но ты видел его ауру? Это что-то зверское. Я был бы круглым идиотом, если бы остался там и скрестил с ним палочки. Одна его ВзрывоКость в голову - и я труп. Мозги пришлось бы ложкой собирать, и никакая магия не помогла бы. Так что я спасал свою жизнь, как и любой другой на моем месте. Он знает слишком мало заклятий, и только это ограничение не позволяет ему приступить к работе прямо сейчас. Кроме того, исцеляющей магией он не владеет вообще, Скрытность исчерпывается Заглушающим заклятьем, хотя и беспалочковым, а защит он знает так мало, что опытный дуэлянт раскусит его в первые же секунды. Мы должны также поработать над его Непростительными. Он слишком хорошо владеет Crucio, чтобы не знать остальные.
  
   - Итак, каков твой план на конец недели?
  
   - Прежде всего - Щиты, чтобы я мог спать спокойно. Затем перемещения, ими он тоже совершенно не владеет. Возможно, преподам несколько общих лечебных заклинаний от ушибов и поработаю со скрытностью. Я хочу также поднатаскать его с Непростительными как можно скорее. Слишком уж большие у парня способности к ним. А вот мотивация отстает, и сильно. Его надо довести до бешенства, чтобы заставить работать по-настоящему эффективно. Ты видел его первые заклятия: 60-70 единиц, редко 80. Но стоило ему как следует разозлиться, и готово - сразу зашкалило за 80, вплоть до 90. Я должен научить его использовать силу грамотно, не позволяя растрачивать ее впустую, на обогрев атмосферы. Как будто ему нужно привлекать к себе лишнее внимание в бою еще и светом своей ауры!
  
   - Ты знаешь, что нужно делать, Хорас. У тебя получится.
  
   - Я буду совершенно искренен, Маркус, не для печати, конечно: у парня потенциал, какого я никогда в жизни не видел. Я готов даже предположить, что он может составить достойную конкуренцию Дамблдору, если найдет в себе достаточно желания и упорства, чтобы продолжить совершенствоваться. Я люблю вызовы, но тут любая ошибка чревата взрывом. Готовы ли мы пойти на такой риск? Достаточно ли Поттер силен, чтобы достойно справиться со знаниями и навыками, которые он получит от нас?
  
   - Я вряд ли смогу ответить тебе определенно, но что-то подсказывает мне: Гарри - это нечто гораздо большее, чем кажется.
  
   - Надеюсь, что ты окажешься прав, Маркус. Очень надеюсь. А теперь мне пора: я должен научить мальчишку использовать для защиты кое-что посерьезнее, чем Protego и природная прыткость. Только подумай, как он мог бы ловить заклятие за заклятием от тех придурков и тут же отправлять их назад... мечта учителя!
  
   С этими словами Хорас покинул комнату наблюдателей и вернулся в зал, а Маркус устроился поудобнее в кресле, готовясь к продолжению утреннего шоу.
  
   Гарри скромно молчал, пока его новые соратники превозносили достоинства каждый своей команды и подтрунивали над другими. Хорас приблизился и отослал прочь всех, кроме Шамель и Гарри.
  
   - Я слышал, вы успели не только пообедать, но и слегка размяться, "выпустить пар"? Это хорошо. Настало время преподать тебе несколько заклинаний Защиты. Известное тебе Protego - заклинание начального уровня, и весьма слабое по сравнению с более продвинутыми Щитами. Начнем с него, затем двинемся дальше. Я хочу, чтобы ты научился ставить защиту как с палочкой, так и без нее - способности у тебя есть. И отметь это в своем рабочем дневнике, как и все, что я тебе задаю.
  
   Правый угол зала, между дверью и стрелковым сектором, превратился в подобие классной комнаты, с доской на стене, партой и стулом. Хорас занял место у доски, как заправский преподаватель, Гарри сел за парту, вынул из увеличенного кофра дневник и перо, затем снова уменьшил кофр, спрятал обратно в карман и приготовился записывать.
  
   - Итак, Protego. Самый простой щит. Тем не менее, некоторые не могут сотворить даже его. Понятно? Хорошо. Fortis Aegis, она же Эгида, более трудная в исполнении и поддержании. Работает так же, как Protego, но более эффективно. Движения палочки те же, - Хорас изобразил нисходящее спиральное движение. - Затем мое любимое, Absolvo Ancile. Я люблю это заклятие за эффективность, и еще потому, что оно надежно укрывает все тело. Прекрасно подходит для засады или против пламени, вышедшего из-под контроля. Движения палочки не имеют значения, так как основную роль играет воля и желание сотворить этот щит. И наконец Imprimis Patrocinor. Очень крепкий щит, однако локальный, рассчитанный на укрытие определенной области. Я полагаю, ты мог наблюдать его действие в финале схватки в Атриуме. Далее, бросая заклятия защиты, можно по желанию придать эффективной поверхности любой вид и цвет, за исключением Protego и Эгиды. Они серебристые или золотистые по своей природе. Как только закончишь с записями, приступим к практике.
  
   Гарри торопливо конспектировал все, что было на доске, вместе с комментариями Хораса. Тот пристально наблюдал за учеником. Закончив, под неодобрительное ворчание наставника юноша поспешил вслед за ним в сектор для практических занятий.
  
   - Теперь я хочу убедиться, что ты способен не только повторять пройденное, но и усваивать новый материал. Приступим, - и Хорас хмуро взглянул на Гарри, который ловил каждое слово.
  
   Гарри, сосредоточившись на точном воспроизведении слов и жестов, произнес "Fortis Aegis" и описал концом палочки нисходящую спираль. Перед ним возник небольшой серебристый щит, поверхность которого чуть заметно мерцала медленной рябью. Гарри взирал на свое творение, очень довольный собой: заклинание сработало с первой попытки.
  
   - Если ты перестанешь таращить глаза, - проскрипел Хорас, уничтожив щит Гарри одним ударом простого Останавливающего заклятия, - я мог бы научить тебя создавать настоящую Эгиду, а это... слишком жалкий итог даже для первого раза. - Хорас улыбнулся, видя, что его уничтожающее замечание стерло удивление с лица стажера. - Работай, а если что не так - я скажу сразу. Еще раз! И старайся, как следует.
  
   Гарри снова ощутил прилив ярости. Он хотел нападать, а не защищаться, и потому не был уверен в успехе. Сегодня он как никогда отчетливо ощущал свою магию в поединке с Хорасом, независимо от того, что происходящее было тренировкой в учебном зале . Он попытался вложить чувство, поднявшееся в нем, в создание щита. Снова формула, спиральный взмах палочкой, но теперь Гарри не смотрел на появившийся перед ним серебристый щит. Он смотрел на Хораса.
  
   Наставник с безразличным выражением лица осмотрел новое творение ученика. Мерцание серебристой поверхности было чуть заметным и очень быстрым. Вторая попытка - и все получилось. Мальчишка чертовски удачлив, или чертовски хорош, или то и другое вместе. Теперь посмотрим, на что он в самом деле способен...
  
   - Хм, недурно. А теперь то же самое, но невербально и без палочки. Запомни, это может быть ключом к победе - мысленно выставить щит, одновременно нацеливая проклятие на глупого ублюдка, рискнувшего на тебя напасть. Работаем, новичок, работаем!
  
   Под наблюдением Хораса Гарри сделал еще несколько попыток поставить щит. И хотя каждая последующая была лучше предыдущей, даже после четырех попыток ни один щит не был достаточно устойчив, чтобы выдержать более одного удара.
  
   - У тебя с головой не в порядке, новичок? За сегодня ты должен освоить как минимум еще два Щита и кое-что сверх того, прежде чем я тебя отпущу. Пойми это правильно, и начинай работать, немедленно. Или я буду проклинать тебя до тех пор, пока у тебя не начнет получаться хоть что-то.
  
   Он видел, что глаза Гарри сузились, и во взгляде сверкнуло пламя. Так, дело пошло, все правильно, двигаемся дальше... Гарри сделал еще две попытки, каждая лучше прежней. Хорас хмуро взглянул на Гарри, готового к седьмой попытке. Я должен буду подтвердить свои слова, если он сорвется и в этот раз. А в схватке он может зайти дальше, чем я. Давай же, будь ты проклят!
  
   Хорас увидел, как перед Гарри в седьмой раз подряд появилась Эгида, и физически ощутил нахлынувшую волну чистой магии. Святой Мерлин... И это он только заставляет работать простые заклятия! Однажды он научится контролировать свои способности в полной мере, и тогда... О, это будет сила, с которой придется всерьез считаться!
  
   Хорас тщательно исследовал щит, прежде чем вынести решение:
  
   - Пожалуй, на проходной балл потянет. Поработай дополнительно сегодня вечером. Я хочу, чтобы завтра Эгида получалась у тебя с первой попытки, иначе у нас будет очень неприятный разговор, - это замечание еще более повысило градус ярости Гарри. Как же просто его обработать... Но по крайней мере, он способен использовать свою силу в случае нужды, иначе он был бы совсем безнадежен.
  
   - Теперь переходим к Absolvo Ancile. Порядок действий тот же, но попытайся справиться побыстрее - наше время на исходе!
  
   Для того, чтобы при помощи палочки должным образом сотворить щит Absolvo Ancile - полупрозрачный туманный купол вокруг всего тела - Гарри понадобилось три попытки; и сразу, повинуясь безжалостному руководству, юноша принялся осваивать то же заклятие без палочки. Каждый раз Хорас чувствовал, с каким напряжением работает стажер. Наконец, еще через три попытки, щит снова получился как надо, но Хорас не позволил ученику перевести дух. С угрюмым видом Гарри поставил купол защиты еще раз, и Хорас почувствовал на себе, что имела в виду Шамель, говоря о "подавляющей магии". Его чувства буквально захлестывала волна волшебства, источником которой был Гарри.
  
   Юноша угрюмо следил сквозь полупрозрачную стенку купола, - уже четвертого, поставленного невербально и без палочки, - как Хорас не менее угрюмо изучает его защиту. Опять двадцать пять... Вот ведь сволочь! Да что ты еще можешь, кроме как орать на меня? Мало мне было Снейпа, не ценил... Ну получилось у меня, получилось, что тебе еще надо? Давай уже дальше!
  
   - Пожалуй, я зачту тебе и это, хотя здесь тоже есть над чем поработать. Когда ты наконец начнешь ставить настоящую защиту с первой попытки?
  
   Да загребись ты в доску!.. Спокойствие и терпение, обретенное было после сытного обеда, грозило вот-вот лопнуть; да и обед, судя по ощущениям, состоялся едва ли не в прошлом веке.
  
   - Итак, мы добрались до последнего Щита на сегодня. Попробуй соорудить Imprimus Patrocinor, если сможешь. Судя по твоим предыдущим попыткам, у тебя один шанс из пяти справиться с ним в течение десяти минут. Я засекаю время. Пошел!
  
   В который уж раз, Гарри вызвал в себе чувство "внутреннего движения", которым он уже понемногу учился управлять. Уроки волшебства за последние дни позволяли ему чувствовать свою магию все более явственно и точно. Он не был уверен в нужной последовательности действий, но точно знал главное: волшебство всегда в нем, и он может призвать его при первой же необходимости. И теперь был именно такой случай.
  
   Сосредоточившись на желании и намерении, точно так же, как во время занятий беспалочковой магией, Гарри направил небольшой поток магии наружу и попробовал создать щит Imprimus. Над левой рукой сгустилось призрачное облачко вращающегося металлически-синего тумана. Облачко держало форму, но Хорас добивался не этого. Работай над фактурой!
  
   Гарри повторил попытку, вложив в нее больше силы. Щит стал больше, но по-прежнему походил на облачко синего тумана. Трудно, блин! Ладно, попробуем по-другому. Помнишь щит Тома? Теперь создай такой же.
  
   Гарри представил себе щит на своей руке в мельчайших подробностях, затем сосредоточился и произнес формулу заклятия, вложив в нее всю свою энергию. И щит появился - твердый, звонкий, сверкающий синим металлом. Гарри, совершенно счастливый, вздохнул с облегчением: создать этот щит оказалось гораздо труднее, чем поддерживать. Изо всех щитов, освоенных за сегодня, этот оказался самым легким в поддержании и управлении. Гарри повел рукой для пробы, щит послушно следовал за движением, и юноша начал прикидывать, как использовать в бою новые возможности, которые давал этот щит.
  
   Неизбежный комментарий Хораса не заставил себя ждать:
  
   - Недурно, недурно. А теперь - то же самое, но без палочки. Нет ничего более обескураживающего, чем противник, окруженный защитой высокого уровня и одновременно - с подвижным щитом на руке. Если ты понял, что я имею в виду - у тебя четыре минуты.
  
   Понимающе усмехнувшись, Гарри убрал палочку и повторил все снова. Вызвать всплеск магии; представить себе щит на руке; сосредоточиться; желание и волевой импульс... После первой неудачной попытки Гарри заметил, что Хорас сместился в сторону. Гарри продолжал работать над щитом, предчувствуя, что он вот-вот понадобится. На второй неудачной попытке Гарри заметил, что Хорас, стараясь не держать руки на виду, потянул палочку из рукава.
  
   Третья попытка провалилась, как и первые две. Хорас выждал секунду, позволив Гарри заметить его приготовления, и атаковал. Знакомое чувство опасности заставило Гарри обернуться и увидеть наставника справа. Без колебаний Гарри создал щит, отбил им Рассекающее заклятие и ответил Reductor'ом, заставив Хораса припасть к полу. Атака-защита-контратака заняли менее секунды, и зрители, наблюдавшие за уроком Гарри, были ошеломлены быстротой обмена магическими ударами.
  
   - Ни фига себе скорость... А палочка где? Ребята, кто-нибудь видел его палочку? - спросил Биттон.
  
   - Я уже люблю этого парня... - заметил Кэл, улыбаясь до ушей. - Это новый член моей команды, все поняли?
  
   - Неплохо, но ты должен быть в состоянии сделать это и без угрозы нападения, - проворчал Хорас. - Пока не научишься ставить щит осознанно - не видать тебе семи баллов зеленых. И над точностью поработай, - Хорас взглянул на часы и усмехнулся. - В выделенное время ты уложился, но с моей помощью, так что результат не засчитывается.
  
   Да пошел ты в задницу со своей помощью, ублюдок! А теперь какую пытку ты мне приготовил, психопат?
  
   - Теперь мне нужно выяснить, какими формами транспортировки ты владеешь. Иначе ты при путешествии на большие расстояния будешь слишком зависим от людей или устройств. Какие виды перемещений тебе знакомы?
  
   - Автобус "Ночной Рыцарь", портключи, Летучий Порох, Аппарация, метла, ковер-самолет, вагонетки гоблинов. Все?
  
   - Устал, новичок? Даже на словах экономишь...
  
   - Я в порядке. Какие еще заклятия мне предстоит освоить? - Гарри приложил все свои силы, чтобы успокоиться и не вызвать новой вспышки раздражения наставника.
  
   - Не уверен насчет "освоить", но преподать хотя бы азы стоит прямо сейчас. Начнем с фаворита Министерства - с портключей. Изучить и применять просто, гораздо труднее точно нацелиться в нужное место. Заклинание многоступенчатое: непосредственно создание, пункт назначения, метод активации и возможность возврата в исходную точку. Любые защитные барьеры между тобой и пунктом назначения... ладно, по этому поводу волноваться еще рано.
  
   Хорас вынул из кармана металлическое кольцо и бросил его Гарри.
  
   - Общие замечания таковы. Касаешься палочкой предмета, который станет портключом. Сосредотачиваешься на пункте назначения, чем точнее и подробнее, тем лучше, затем
   произносишь "Portus". Отличие от процесса Аппарации здесь единственное: для перемещения человека используется предмет. Далее. Определившись с пунктом назначения, ты должен выбрать метод активации, - обычно это прикосновение, - время срабатывания и количество перемещаемых лиц. Последнее, на что следует обратить внимание - возможность возврата в исходную точку. Обычно портключи используют для перемещения в один конец, и затем перенацеливают.
  
   Большинство людей прежде всего обращают внимание на механику перемещения, прежде чем произнести заклинание, но с тобой это не пройдет. Ты прежде Аппарировал когда-нибудь?
  
   - Нет, никогда.
  
   - Вечно ты тащишь себя за волосы из болота... - Хорас только головой покачал. - Ладно, плюнь и забудь. Справишься с портключом - Аппарация пройдет как по маслу. Итак, процесс создания портключа. Ты должен сосредоточиться на пункте назначения: расположение, высота, ориентиры. У каждого свой метод нацеливания портключа, но суть одна: точность и еще раз точность. Если отнесешься к этому моменту спустя рукава, то человек, рискнувший воспользоваться твоим портключом, окажется где угодно, только не там, где нужно. И хорошо, если не в стене, не в дереве или не в другом человеке.
  
   После того, как точные координаты точки выхода выбраны, ты мысленно сосредотачиваешься на типе активации. И ни на секунду не забывай о координатах! Иначе все развалится. Наконец, если ты хочешь создать двусторонний портключ, сосредоточься на координатах или ориентирах исходной точки. Все понятно? Если ты смог без палочки справиться со щитами, то справишься и с портключом. Поработай с этим кольцом, а мне надо отлучиться по делам. Да, и не бойся застрять в стене: этот зал зачарован специально, чтобы не допустить расщепления. В крайнем случае портключ перенастроится, и тебя выкинет где-нибудь неподалеку. Это я говорю на тот случай, если ты вдруг обнаружишь себя по ту сторону дверей. Когда и если все поймешь - дай мне знать, - и Хорас, не оглядываясь, вышел из зала.
  
   Никем не замеченный, наставник вернулся в комнату для наблюдения, где обнаружил беседующих вполголоса Маркуса и Шамель. Впрочем, судя по напряженному выражению лица девушки, беседа была отнюдь не мирной. Маркус ответил на очередную реплику собеседницы и повернулся к Хорасу.
  
   - А ты не слишком мягок с новичком, как я погляжу. Есть веские причины?
  
   - Разумеется. Всю жизнь его подавляли и оскорбляли, и сами видите, к чему это привело. Стоит сказать ему, что он не способен сделать что-либо, и при этом как следует разозлить - и он из кожи вон вылезет, лишь бы доказать, что это не так. Вся его жизнь - сплошное противостояние, и только сопротивляясь давлению, он демонстрирует свои лучшие качества. Если сомневаешься - брось ему вызов, пусть даже понарошку, и он испытает на тебе свои Костоломные заклятия. А в его исполнении они - чертовски болезненная штука. Парень слишком хорошо знает по себе, что такое сломанные кости, и это делает его заклятия действительно... эффективными.
  
   Он побеждает там, где остальных ждет неминуемый провал, только потому, что не умеет иначе. Это - его способ существования. Ты сам видел его работу со щитами, и скажи мне - чего он не сможет добиться, если его не мотивировать должным образом?
  
   - Хорас, Хорас! - воскликнул Маркус с упреком. - Я хочу сказать, что ты чересчур круто взялся за новичка. Я таким тебя не видел многие годы.
  
   - Прекрати нести чушь! Я только делаю свое дело, и с этим парнем оно того стоит. Я знаю, что эта задница, школьный зельевар, пытался сломать его, но парень не из тех, кого можно превратить в бесхребетную тварь. Он - боец, не более, не менее. Гнев заставляет его магию возрастать до пределов, которых остальные могут только надеяться достичь. Мне необходимо помочь ему достичь того уровня, когда он сможет без проблем защитить себя, и затем двигаться дальше. Я научу его управлять своим гневом, чтобы гнев не управлял им.
  
   Уже сейчас, если вы решите встать ему поперек дороги, он может проделать в вас дыру и продолжит идти дальше. Беда в том, что в бою он не видит ничего, кроме своих врагов. Гнев, как шоры, сужает зрение. Я должен заставить его быть более уравновешенным. Кроме того, он слишком разбрасывается своей магией. Он вкладывал столько силы в заклятия, что мне интересно, сможет ли он к концу дня просто держаться на ногах.
  
   - Вот что я имела в виду, когда говорила о подавляющей силе! - прервала его Тонкс. - Это удивительно!
  
   - Да, кстати, Шамель, - начал Маркус, - ваши намерения относительно Поттера вызывают некоторые вопросы.
  
   - Мои намерения вас не касаются, Маркус, - Тонкс скрестила руки на груди, вызывающе глядя на главу Отдела.
  
   - Даже если вы еще не определились, последствия уже могут быть, - продолжал Маркус. - Он уже несколько раз заступался за вас, я прав? Он вас защищал?
  
   - Да, но он - это он. Он не думал, он просто делал это, и все, - Тонкс пыталась подавить свою злость на себя и свой детский лепет.
  
   Маркус со вздохом опустил голову:
  
   - Меня беспокоит не разница в возрасте, Шамель, а влияние, которое ваши отношения окажут на Гарри, на вас и на команду в целом. Мне нет дела до частной жизни моих сотрудников, кроме тех случаев, когда она напрямую влияет на результат их работы, вы слышите меня?
  
   - Слышу, но нашего случая это не касается, - возразила Тонкс. - Ему всего шестнадцать, и вы знаете, насколько кратки периоды интереса в этом возрасте. Что бы ни случилось, я буду не более чем мимолетным увлечением, и я готова согласиться на это. Мои глаза открыты, и я знаю, что делаю. Никто из вас не понимает меня настолько, чтобы видеть, откуда я прихожу < ???enough to see where I am coming from ??? Может быть, что-то вроде "как я дошла до жизни такой"? Странная какая-то фраза...>. Прежде всего - это не ваша головная боль, и вы сами сказали, что он боец по натуре и всегда добивается успеха, рано или поздно, так или иначе. Вы ведь не хотите встать у него на пути? Кроме того, если проблемы все же будут, я с ними разберусь.
  
   Все трое замолчали, глядя, как Гарри касается кольца, заставляя его вспыхивать синим светом, затем исчезает и появляется в противоположном углу зала. Они видели, что несколько раз Гарри потерпел неудачу, и каждая новая попытка давалась ему все тяжелее. Однако через полчаса юноша уже перемещался по залу с помощью портключа быстро и уверенно.
  
   - Пожалуй, пойду-ка я туда. Он должен попробовать переместиться куда-нибудь за пределы комнаты, дальше, чем на расстояние прямой видимости. Только будут сложности с защитными барьерами, и так далее...
  
   - Хорас, - Тонкс остановила наставника, - Не надо про барьеры. Просто проследите за ним, если что случится.
  
   - Хорошо, оставлю это до того момента, когда он застрянет в стене какого-нибудь дома. Мне это не повредит, - усмехнулся Хорас в ответ.
  
   Чем больше я тренируюсь, тем легче у меня получается... и тем меньше я ожидаю встретить Седрика в конце пути. По крайней мере я не падаю больше, когда приземляюсь. А то что за позорище: Гарри Поттер не может переместиться с помощью магии, не финишировав на "пятой точке"!
  
   Гарри ощутил рывок, и появился точно там, куда целился. Через пять секунд портключ должен был отправить его обратно. Четыре, три, два, один, рывок! Гарри вернулся на точку старта, легко удержавшись на ногах. Думается мне, с этой наукой я справился. Представь точку финиша ясно и вперед... о, нет. Ну что еще ему нужно? Гарри едва не застонал, увидев приближающегося Хораса с мрачной миной на лице.
  
   - Итак, я полагаю, что к настоящему моменту хотя бы основами ты овладел. Пора опробовать твои навыки по-настоящему. Я хочу, чтобы ты выбрал какое-либо место на территории Британии и создал портключ туда. Мы не используем портключи для прыжков по комнате. Они придуманы для путешествий по странам и континентам. Мы применяем портключи, когда аппарировать нежелательно. Назови мне место, куда ты хочешь попасть, и я наложу на тебя Следящие чары, чтобы убедиться, что ты не промахнулся.
  
   Хорас коснулся палочкой плеча стажера, и ткань мантии замерцала в этом месте слабым призрачно-серебристым светом. Гарри взглянул на Хораса, нетерпеливо ожидавшего ответа. Какое место я знаю достаточно хорошо, чтобы создать туда портключ? И чтобы точно не попасться на глаза случайным прохожим-маглам? Хм... Разве что Уизли?
  
   - Поле позади "Норы". То есть дома семьи Уизли. Вы знаете, где это?
  
   - Дом Уизли я знаю. Если ты туда попадешь, я легко найду тебя там, - и Хорас отпустил Гарри взглядом.
  
   Гарри сосредоточился на кольце и представил местоположение "Норы", используя только что выученные приемы. Он выбрал трехсекундную задержку и возвращение в точку старта. Коснувшись портключа, он ощутил вибрацию и увидел короткую синюю вспышку. Гарри успел перехватить изучающий взгляд Хораса прежде, чем портключ унес его к родовому гнезду Уизли.
  
   Незнакомое ощущение нахлынуло на Гарри, когда мир снова обрел четкость. От странной легкости в голове и во всем теле путешественник едва не споткнулся на ровном месте, но тут же пришел в себя. Он огляделся по сторонам и с радостью узнал знакомый пейзаж: деревья, поросшее травой поле и неподалеку - нелепое строение, именуемое "Норой". Одного взгляда на него Гарри хватило, чтобы погрузиться в сладостные мечты: как это было бы здорово - расти в большой дружной семье, где все друг друга любят и заботятся друг о друге. Стоя среди высокой травы, он закрыл глаза, наслаждаясь солнечным теплом и светом. Он слышал птичий щебет в ветвях деревьев и шорох листьев и травы на ветру.
  
   Внезапно чьи-то голоса заставили его открыть глаза и взглянуть в направлении "Норы". Он увидел Джинни, скрывшуюся в саду за домом. Девушка размахнулась и бросила вдаль что-то, Гарри издали не разглядел, что именно. Затем к ее занятию присоединился долговязый рыжий парень.
  
   Похоже, что сегодня очередь Рона и Джинни разгномливать сад. Хотел бы я быть сейчас с ними, чтобы волноваться лишь о чем-нибудь мирном, вроде куска пирога в награду... Гарри вздохнул; печаль внезапно сменилась испугом. Из дома донесся какой-то шум, и Рон с Джинни наперегонки бросились к двери.
  
   Что не так? Почему они прячутся? Гарри поспешил к дому, чтобы узнать, в чем дело и, если получится, помочь, но приглушенный хлопок Аппарации остановил его. Гарри мгновенно развернулся на пятках, бросая щит Absolvo и направляя палочку на пришельца. Заклятие Reductor уже готово было сорваться, когда он узнал под капюшоном мантии Невыразимца лицо Тонкс.
  
   - Гарри, уходим! - скомандовала девушка с некоторым беспокойством в голосе.
  
   - Да что происходит? Шум, крики, беготня... Уизли в беде? Тонкс, скажи мне!
  
   - Успокойся, Гарри, им ничего не грозит, а вот нам... Клянусь, у них все прекрасно, но мы должны немедленно вернуться в Отдел, пока не поздно.
  
   - Ты уверена? - Гарри не собирался позволять друзьям оставаться под угрозой, если он мог их выручить. Тонкс энергично закивала в ответ и подтолкнула Гарри. - Ладно, верю, но когда вернемся, ты мне все объяснишь. И если твой ответ меня не удовлетворит, я вернусь и разберусь во всем сам.
  
   Гарри протянул кольцо-портключ Тонкс, и та с силой ухватилась за него. Гарри коснулся кольца, активируя его на возвращение. Прежде чем покинуть поле, Гарри услышал многократные хлопки Аппарации. Оказавшись снова в тренировочном зале, юноша схватил Тонкс за плечо и развернул лицом к себе:
  
   - Что произошло? И кто были те люди, которые Аппарировали?
  
   - Ничего серьезного, но... давай поговорим об этом где-нибудь наедине. Тренировочный зал - не самое удачное место, - Тонкс ждала согласия Гарри, но тот молчал и не двигался с места. - Если ты решился довериться мне, поверь и сейчас.
  
   Гарри обдумал ее слова и, наконец, неохотно кивнул.
  
   Тонкс вышла из зала и проводила Гарри к двери с номером 12. Девушка назвала пароль, дверь открылась, и спутники оказались в средних размеров помещении с парой мягких кушеток и кресел, рабочим столом, шкафом и несколькими стульями. Стена в глубине была украшена движущейся фреской, изображающей группу ведьм и магов, творящих какое-то сложное колдовство палочками и мечами. Над картиной была надпись: "Команда 3". Тонкс закрыла дверь, заставила Гарри сесть на кушетку и устроилась рядом.
  
   - Вот теперь мы можем поговорить спокойно, - начала Тонкс, глядя собеседнику в глаза. - Ты создал портключ до "Норы". Хорас, используя Следящие чары, отправился за тобой, но был остановлен защитным барьером, окружающим "Нору". Он тут же вернулся сюда, сказал мне, что ты - на охраняемой территории, и уточнил, где именно. Короче говоря, навестив Уизли с помощью портключа, ты заставил сработать Сигнальные чары, правда, этим бы и ограничилось, так как у тебя право доступа на территорию "Норы" есть. А вот Хорас потревожил не только сигнализацию, но и Антиаппарацианный барьер, и еще тьму защитных чар, наложенных Орденом на дом Уизли.
  
   Рон с Джинни спрятались в доме потому, что услышали сигнал тревоги: кто-то проник сквозь защитные барьеры. Так что сегодня вечером будет экстренное собрание Ордена, еще бы - атака с использованием Аппарации и портключей!
  
   - Так те хлопки были...
  
   - Вот именно. Это прибыли по тревоге члены Ордена Феникса, чтобы защитить семью Уизли от нападения. Если бы мы задержались, то нас приняли бы за Пожирателей Смерти, со всеми вытекающими последствиями. Поверь, ты не сделал что-то не так, но я обязана была увести тебя оттуда, пока мы не попались. А теперь нам пора возвращаться на Прайвит-Драйв, пока Орден не начал проверять всех, кто под его присмотром. И если нас не найдут на месте, то посчитают без вести пропавшими, Альбус забьет тревогу, и все члены Ордена начнут прочесывать страну в поисках тебя. Более подробно поговорим, когда будем дома.
  
   - Ладно, пойдем, если так, - Гарри не знал, что делать, но решил отложить все вопросы и волнения до возвращения домой. Он чувствовал себя виноватым из-за переполоха в "Норе".
  
   Они вернулись в тренировочный зал, Тонкс быстро переговорила с Хорасом, тот с кислой миной взглянул на Гарри и кивнул. Девушка вернулась к Гарри, взяла его за руку и велела ему создать портключ до дома. Гарри, вызвав в воображении картину своей унылой комнатушки с волшебным образом расширенной кроватью, наложил заклятие на кольцо. Оба взялись за него, и Гарри одним прикосновением палочки отправил себя и свою спутницу "домой".
  
   Как только они приземлились в комнате, Гарри рухнул на кровать, чувствуя себя в ответе за все сегодняшние тревоги. Тонкс присела рядом и ободряюще улыбнулась:
  
   - Что не так, Гарри? Ты здорово поработал сегодня!
  
   - Я правда нарушил защиту "Норы"?
  
   - Ты всего лишь активировал сигнализацию, настроенную на портключи, но ты имешь право доступа, так что это ерунда. А вот Хорас, ломанувшись за тобой, и вправду поставил всех на уши. Несанкционированная попытка Аппарации, надо думать! И как только он сказал мне, где ты был и что случилось, я поняла, чтонадо поспешить, пока тебя не взяли тепленьким.
  
   - А откуда ты знаешь, какая защита в "Норе"?
  
   - Мне ли не знать, я сама ее ставила. Гарри, я - не только милая улыбка и лиловые волосы, которые тебе знакомы, - Тонкс оттянула вниз прядку волос, убедившись, что сейчас они как раз лиловые. Кивнув скорее самой себе, чем кому-то еще, она продолжала. - Я могу поставить защиту действительно хорошо. Не так, конечно, как Альбус, Филиус или Билл Уизли, но тоже хорошо, - она озорно улыбнулась и подмигнула Гарри, пытаясь поднять ему настроение.
  
   - Так ты освоил все щиты, которые Хорас тебе показывал? Знаешь, я была удивлена, когда увидела, чем ты собираешься от меня защищаться, когда Аппарировала к тебе. Между прочим, а что за заклинание ты собирался на мне испробовать?
  
   - Reducto. Я решил, что это будет лучший выбор: и быстро, и почти любой щит пробьет.
  
   Тонкс скорчила рожу, затем изобразила на лице "святую невинность", прежде чем вернуться к прежней озорной улыбке:
  
   - Как?! Неужели вы способны применить столь ужасную вещь, как Reducto, к леди совсем чуть-чуть старше вас? - Тонкс комично заморгала, и Гарри наконец рассмеялся. - Ты сегодня удивил всех, Гарри, честное слово, удивил. И... ты не представляешь, насколько забавно было за тобой наблюдать! - добавила Тонкс почти шепотом.
  
   Гарри целую минуту смотрел в ее темные мерцающие глаза. Она сказала мне все, что я должен был знать. Она была честна со мной. Она могла утаить от меня все, что угодно, но не сделала этого.
  
   - Спасибо, что честно ответила на все мои вопросы. Это очень много для меня значит.
  
   - Нет проблем, Гарри, - тихо ответила Тонкс. Затем вновь улыбнулась и, не в силах удержаться, придвинулась к Гарри поближе.
  
   - Спасибо, что помогаешь мне. Мне нужна каждая крупица знаний, до которой я смогу добраться, - Гарри заметил, как улыбка Тонкс в ответ на его слова слегка увяла. Он не знал, что должен был сделать, но что хотел сделать - знал точно. - Единственное, за что я не стал бы благодарить тебя - это Хорас. Уверен, Снейп ему и в подметки не годится.
  
   - Сейчас ты его ненавидишь, но скоро будешь благодарен за то, что у тебя есть такой учитель. Хорас знает, как заставить своих учеников выложиться на все сто. Это ничего, если я скажу, что он и тебя заставил стараться изо всех сил?
  
   - Он так часто доводил меня до белого каления, что я теперь любые заклятия бросаю, не задумываясь.
  
   - Такой уж у него дар, Гарри. Он заставляет тебя делать такое, о чем ты раньше и подумать не мог.
  
   - Ну да, убить его, например, - Гарри был уверен, что шутит, хотя мысль об убийстве не раз посещала его в течение дня.
  
   Тонкс рассмеялась и приобняла Гарри за талию.
  
   - Я уверена, что другой человек на его месте давно уже получил бы дозу проклятий, несовместимую с жизнью, а он до сих пор засоряет собой землю. Думается мне, он - слишком большой ублюдок, чтобы откинуть копыта, как бы нам этого ни хотелось.
  
   - Вот и я сегодня так подумал, - Гарри не мог отвести глаз от лица Тонкс. Она подалась вперед, еще ближе, чем прежде, и теперь их лица разделяло не более шести дюймов. Губы девушки притягивали его взгляд. Гарри нервно сглотнул, чувствуя, что и сам склоняется ей навстречу. Что я делаю? Я этого не делаю... Это не я...
  
   Тонкс, первой сократив дистанцию до нуля, прильнула к губам Гарри теплым жадным поцелуем. На несколько секунд она замерла, затем приоткрыла рот, и ее язычок нежно коснулся губ Гарри. Она испробовала несколько способов поцелуя, пока обнявшаяся пара медленно падала на кровать. Ее руки откинули капюшон мантии Гарри и зарылись в его волосы. Не прерывая поцелуя, Тонкс, как могла, помогла Гарри стянуть мантию.
  
   Ей удалось избавиться от собственной мантии, не выпуская юношу из объятий. Освободившись от верхней одежды, Тонкс позволила себе немного поиграть в дикарку. Не отрываясь от губ Гарри, она ухватила его за рубашку и одним рывком выдернула одну ее полу из-за пояса. Затем повторила то же самое с другой стороны, при полном непротивлении партнера.
  
   Я понятия не имею, что происходит, но я обожаю каждую минуту этого. Надеюсь, она не видит, насколько я сейчас жалок... ой, это была ее рука или что-то еще?
  
   Тонкс запустила руки под рубашку Гарри, и теперь исступленно ласкала его грудь. Что ты делаешь?! Зачем ты пытаешься соблазнить его снова? Чего ты от него добиваешься? Кажется, разговор на эту тему с тобой уже был. Ты говорила с Маркусом, и... а ну вас всех к черту. Это - лучшее, что я чувствовала за последние годы. Гарри заставляет меня просто наслаждаться. Он не ждет от меня ничего, кроме дружбы. Кроме того, я не могу остановиться. И, по-моему, никто бы не смог. Лучшая и худшая вещь на свете, которую я когда либо делала, это - соблазнить Гарри Поттера...
  
   Тонкс обняла Гарри за шею, прижимаясь губами к его губам, одновременно лаская свободной рукой его под рубашкой. Увлеченная поцелуем, она не заметила, что рука скользнула несколько ниже, чем планировалось...
  
   Ой... чесслово, я нечаянно! А он как это воспринял? Замер на миг, и вот - опять целуется. Вот это парень... Как же мне с ним здорово. Я готова делать это часы напролет... Тонкс продолжала поцелуи и ласки, пока не почувствовала некое неудобство. Ее палочка вибрировала и переливалась серебристым светом. Вызов... Ну вот, как всегда, на самом интересном месте! Проигнорировав сигнал, Тонкс вернулась к поцелуям. Она почувствовала, что знакомое ощущение тепла поднимается в ней, открыла глаза и увидела, что Гарри сделал то же самое.
  
   Он смотрел на нее с нетерпеливой улыбкой, и желание затуманивало его взгляд. Девушка ждала. Сделай это, Гарри. Ты знаешь, о чем я. Сделай что угодно, лишь бы это повторилось еще раз... Точно в ответ на ее немую мольбу, Тонкс почувствовала проникновение в ее разум, и ощущения поглотили ее. Ей казалось, что они усилились по меньшей мере вдвое и заиграли новыми оттенками, которые она никогда не чувствовала прежде. И кому нужен оргазм, когда у меня есть ЭТО?
  
   И Тонкс, не в силах более сдерживаться, отдалась на волю чувств. Она еще могла контролировать свои руки, которые то зарывались во встрепанные черные волосы Гарри, то поглаживали его грудь или осторожно исследовали другие места... Единственное, что полностью занимало ее - это Гарри, и то, что он делал с нею. Она смогла глотнуть воздуха, когда Гарри оторвался от ее губ и стал целовать ее шею и горло. Тонкс взрогнула, когда он поцеловал ее за ухом и продолжал тихонько ласкать ее там, так что девушка едва не потеряла сознание от удовольствия.
  
   Едва сознавая, что делает, Тонкс прильнула к Гарри всем телом и начала двигаться в медленном ритме накатывающихся волн желания. По коже бежали острые колючие мурашки, сильнее всего тревожа губы, грудь и самые потаенные местечки. Она была уже не в силах думать, осталось только чувство - огромное, всепоглощающее, и это было замечательно. Ее прерывистое дыхание перешло в приглушенные стоны, вырывавшиеся в такт ее движениям.
  
   Гарри тоже не оставался безучастным. Его руки коснулись спины девушки и скользнули вниз. Обняв ее за талию одной рукой, другой Гарри мягко поглаживал ее в такт раскачиванию.
  
   Тонкс была уже почти на пике наслаждения, когда Заклинание Вызова потревожило ее снова. Девушка нечеловеческим усилием удержалась от возмущенного крика. Да будь ты проклята, чертова деревяшка! Просто описать не могу, НАСКОЛЬКО ТЫ НЕ ВОВРЕМЯ!!! Понимая, что чем дальше, тем настойчивее ее будут вызывать, Тонкс с огромной неохотой начала высвобождаться из объятий Гарри. Еще труднее было прервать поцелуй, но ей пришлось пойти и на эту жертву.
  
   Все еще не в силах восстановить дыхание, Тонкс медленно и неохотно отодвинулась от Гарри. О, я была так близко... Я могла причинить ему боль. Мне так жаль... Она прилегла рядом с Гарри и заглянула ему в глаза, встретив его пристальный взгляд.
  
   - У тебя это слишком хорошо получается, Гарри. Я понятия не имею, что и как ты делаешь, но это - самая удивительная вещь на свете. Я не остановила тебя потому, что мне так хотелось, поверь, я готова была пойти и дальше, до конца, и если бы не вызовы Ордена... как же они меня раздражают. Я должна ответить и пойти на собрание на Гриммо-Плейс, и поскорее, иначе они могут заявиться сюда, и у нас будут неприятности. Как только собрание закончится, я вернусь и расскажу тебе все, что смогу. А если не смогу рассказать, это значит, что Альбус взял с меня Нерушимую Клятву молчать, и ничего больше.
  
   Тонкс медленно поднялась с кровати, поправила одежду и накинула мантию. Отправив палочкой ответ на вызов, она повернулась к зеркалу на стене и тщательно изучила свое отражение, чтобы скрыть следы недавней вспышки неуправляемой страсти. Произведя необходимую коррекцию, Тонкс обернулась, и обнаружила Гарри, который сидел на кровати, сконфуженный донельзя.
  
   - Что такое, Гарри?
  
   - Что мы делаем? Мы с тобой, я имею в виду?
  
   - Мы делаем то, что, как предполагается, уже пора делать в твоем возрасте. Ты целуешься с симпатичной девочкой, которая совсем не против, чтобы ее поцеловали. Что не так?
  
   - Все так, все замечательно, - ответил Гарри, неловко улыбнувшись, - В смысле, мне это действительно нравится, но как насчет тебя?
  
   - Насчет меня? - Тонкс задумалась в поисках наиболее приемлемой формулировки - слишком много неприятных слов по этому поводу ей уже пришлось выслушать за последние дни. - Я... знаешь, мне всегда нравилось идти наперекор, делать то, что мне запрещали. В этом я похожа на тебя, если ты понимаешь, о чем я. Люди всегда составляли обо мне однозначное мнение в первую же минуту знакомства, все, кроме тебя. Именно поэтому я и выделяю тебя среди всех моих знакомых, не считая прочих твоих уникальных качеств. Мне нравится быть с тобой, и, надеюсь, тебе со мной тоже.
  
   - Нравится - не то слово. Но что мы делаем?
  
   - Мы наслаждаемся друг другом, весело проводим время, и плевать нам с высокой крыши на мнение прочих, что мы должны делать, а чего не должны. Ну, как это звучит?
  
   - И мы собираемся продолжать в том же духе? - спросил Гарри с волнением, сквозившем в каждом слове.
  
   - Я не вижу ни единой причины останавливаться. А ты? - Гарри поспешно мотнул головой. - Вот и я так думаю, кнопкин.
  
   - Тогда мне кажется, что для меня это звучит замечательно, Нимфадора, - Гарри только широко улыбнулся, когда Тонкс устремила на него угрожающий взгляд.
  
   Тонкс глубоко вздохнула, пытаясь удержаться от желания начать с Гарри шутливую возню. Вместо этого она одарила его страстным поцелуем в знак серьезности ее слов и намерений, отступила на шаг и достала палочку.
  
   - Не уверена, насколько долго это продлится, но я вернусь, как только смогу, Гарри. Раздобудь что-нибудь поесть, пока твоих родственников нет дома.
  
   Гарри кивнул, и Тонкс Аппарировала в парк неподалеку от Гриммаулд-Плейс.
  
   Появившись в пустынном, обильно захламленном парке, Тонкс коснулась палочкой форменной мантии, произнесла: "Цвет: синий", и поспешила к дому номер 12. Поскорее бы разобраться с этим собранием! Хоть раз в жизни должна же я оказаться в месте получше этого? И я все еще бесконечно расстроена... Добравшись до нужного места, Тонкс остановилась и мысленно произнесла адрес. Мрачное здание появилось перед нею, и девушка поднялась к подъезду, дважды споткнувшись о ступеньки.
  
   В ответ на стук дверь открыла Молли Уизли.
  
   - Ты хотя бы не забыла постучаться, в отличие от моих дорогих сыновей, - Молли раздраженно ткнула пальцем в сторону близнецов, которые в углу гостиной дразнили Рона какими-то маленькими разноцветными вещицами. - У нас чрезвычайная ситуация, а все, что они могут - это заниматься форменным вредительством! Если бы я не видела их рождение собственными глазами, я бы подумала, что их подменили в Сент-Мунго.
  
   - О, вы любите своих детей больше, чем можно описать, Молли. И этих двоих любите еще сильнее, чем остальных. Истории о вас я слышала еще в школе. А яблочко от яблони недалеко падает, согласитесь?
  
   - Ох, Тонкс, единственное, в чем нуждается эта парочка, - очередные оправдания их бесконечных шалостей. И как только они это поймут, ничто уже не сможет остановить их от объявления "войны шуток" любому, кому не повезет оказаться ближе, чем за двадцать футов от них. А теперь придержи язык, пока они тебя не услышали.
  
   - Я и так была в эпицентре "войны шуток", пока меня сюда не вызвали, спасибочки, - проворчала Тонкс себе под нос.
  
   - А что случилось, дорогая? Ты какая-то взволнованная сегодня. Все хорошо? Или у тебя неприятности?
  
   - Все было в порядке, пока я не получила вызов, Молли. Все, чего я хочу - это уйти отсюда и вернуться к своим делам.
  
   - Ты присматривала за Гарри, верно? Ты ведь успела вызвать Дунга и не оставила Гарри без защиты?
  
   - Молли, успокойтесь. Я - не этот алкаш. Я присматриваю за Гарри как положено. И то, что я обязана быть постоянно начеку, вовсе не значит, что я не имею права при этом хорошо проводить время.
  
   - Уж не хочешь ли ты сказать, что приводишь к Дурслям своих кавалеров, чтобы они составили тебе компанию на дежурстве? - Молли, как обычно, начала бурно проявлять беспокойство о безопасности Гарри, и Тонкс должна была остановить ее прежде, чем их разговор привлечет излишнее внимание.
  
   - Молли, я делаю свою работу наилучшим известным мне способом. Не беспокойтесь о благополучии Гарри. Хоть он там сейчас и один, так как все мы здесь, но он в состоянии о себе позаботиться.
  
   - Вот именно, один. Покончим с делами побыстрее, и вы сможете немедленно вернуться. Ведь дежурство Дунга заканчивается через час, правильно? - и Молли поспешно ушла на кухню, где и должно было состояться собрание. Рон и Джинни остались в гостиной. Близнецы последовали за матерью, не обращая внимания на ее разочарованные, сердитые и испуганные взгляды.
  
   Тонкс промахала рукой Рону и Джинни и, споткнувшись о порог, ввалилась в кухню. Помещение было полно людей - членов Ордена. Все стулья и табуреты были заняты, и Тонкс достались только ступеньки лестницы. Она нашла себе место напротив стойки и постаралась устроиться поудобнее.
  
   - Наша малышка соизволила явиться, и года не прошло, - раздался резкий голос единственного человека, который не постеснялся отпустить язвительное замечание с противоположного конца комнаты.
  
   - Вот уж не думала, Снейпи, что это тебя беспокоит, - Тонкс позволила прорваться раздражению.
  
   - И какие заботы не позволили вам прибыть раньше? Наблюдение за страданиями мрачного вундеркинда? - не унимался Снейп.
  
   - Мои заботы сильно удивили бы тебя, гадина... И когда начнется эта веселая вечеринка с танцами? - осведомилась Тонкс.
  
   - Прямо сейчас, Нимфадора, - отозвался Дамблдор.
  
   Тонкс, смирив гнев, вызванный упоминанием ее имени, не хотела задерживаться на собрании дольше необходимого. Она выслушала рассказ Молли о том, как был нарушен защитный барьер, как она укрыла детей в доме. Затем со своими отчетами выступили Ремус и Грюм, первыми оказавшиеся на месте происшествия. Они сообщили, что успели заметить двух человек в серых мантиях. Пришельцы, впрочем, при их появлении немедленно исчезли. Осмотр луга не выявил ничего необычного, и защита по-прежнему действовала. Снейп тут же обвинил Тонкс в "очевидной небрежности", так как защитные заклинания в "Норе" устанавливала главным образом она.
  
   Тонкс со скучающим выражением поблагодарила Снейпа за его замечания, про себя послав его ко всем чертям. Пора было уходить: ничего нового она не услышала. Ее мысли были прерваны вопросом Дамблдора:
  
   - Нимфадора, как дела у Гарри?
  
   - Не считая того, о чем я вам говорила, он в порядке, по крайней мере, так все выглядит при сложившихся обстоятельствах, - лихо завернутая фраза озадачила всех, а уточнять, что имеется в виду, Тонкс не собиралась. Альбус приложил все усилия, чтобы избежать вопросов, но было видно, что Молли собирается загнать Директора в угол полсле собрания и вытрясти из него подробности. Тонкс тем временем глядела в пол и считала минуты до конца собрания, который последовал через полчаса. Со вздохом облегчения Тонкс покинула кухню и направилась к выходу.
  
   Наконец-то я могу убраться отсюда... Тонкс пересекла гостиную, до выхода оставалась буквально пара шагов, как вдруг из гостиной донесся голосок Джинни:
  
   - Тонкс, у Гарри правда все в порядке?
  
   Рон стоял рядом с сестрой и, как и она, с нетерпением ждал ответа.
  
   - Да. Вполне прилично, по крайней мере. Есть, конечно, свои трудности, но он справляется. А как у вас дела, ребята? - Тонкс обвела взглядом лица младших Уизли.
  
   - Если не считать сегодняшнего, все нормально. По крайней мере, все оправились от нашего приключения. Первые дни мама просто тряслась над нами. Сегодня в первый раз выпустила в сад, и сами видите, что получилось, - Рон пожал плечами и передразнил выражение беспокойства своей матери.
  
   - Не волнуйтесь из-за сегодняшнего, - посоветовала Тонкс. - Ничего страшного не случилось, и никто не знает, кто это был. Защита сработала как надо. А теперь мне и в самом деле пора. Вы же знаете Гарри - его и на полчаса одного оставить нельзя, непременно во что-нибудь вляпается. Как двухлетний ребенок, чесслово!
  
   Тонкс открыла дверь и наконец покинула нехороший дом. Она Аппарировала с крыльца прямо в комнату Гарри. Когда она появилась посреди комнаты, ее глазам предстала тарелка с несколькими крошками, забытая на столе, и сам Гарри, растянувшийся на кровати. Его очки лежали на столе, одежда была аккуратно развешана. Гарри укрылся простыней, но было видно, что он без рубашки. Тонкс улыбнулась, глядя на юношу.
  
   Вынув из кармана мантии пузырек с буроватым зельем, она осушила его одним глотком. Поели, теперь можно и поспать... Тонкс скинула мантию и повесила на спинку хлипкого стула рядом со столом. Туда же отправились брюки и рубашка. Затем Тонкс расстегнула лифчик и увенчала им груду одежды на стуле. Вытянув из-под кровати сумку, она достала свежую футболку, просунула в нее голову, но надевать до конца не стала.
  
   Украдкой глянув на Гарри, девушка повернулась к зеркалу и прикрыла глаза сосредоточившись. Через пару секунд в зеркале отражалась уже Тонкс-настоящая. Открыв глаза, она опустила взгляд на увеличившуюся грудь и тихо вздохнула. Еще немного полюбовавшись на свое отражение, Тонкс просунула руки в рукава футболки, затем с помощью палочки почистила зубы.
  
   Приподняв простыню, Тонкс скользнула под нее, стараясь не потревожить Гарри. Укрывшись, она осторожно повернулась и расслабилась, чувствуя, что руки юноши уже привычно заключают ее в объятия. Ох, как же мне это нравится... Чувство тепла и безопасности вернулось, сильное как никогда. Тонкс не могла не думать об их ласках и поцелуях перед вызовом на собрание Ордена. Она переживала их вновь, каждое мгновение, когда поняла, что дыхание ее вновь стало прерывистым и тяжелым.
  
   Проведя рукой ниже, она обнаружила, что "переживание опыта" определенно не прошло даром. Он не оставил мне ни одного шанса. Если уже одно воспоминание так на меня действует, то нет никакой надежды остановиться, если наши отношения станут еще более близкими и... э-э... жаркими. Возможно, я все-таки должна держать дистанцию... Да только ничего из этого не выйдет, должна вам сказать. И, к счастью, так оно и есть!
  
   Тонкс уснула в объятиях Гарри и безмятежно спала всю ночь. Дунг бессовестно покинул пост, проворачивая очередную "коммерческую операцию" под прикрытием плаща-невидимки, в то время как другой человек, укрывшийся собственным плащом-невидимкой, изучал дом номер 4 через омниокль. Через несколько минут он со вздохом убрал омниокль в потайной карман мантии, покачал головой и, коснувшись заранее подготовленного портключа, исчез с магловской улицы.
  
   Маркус, - а это был он, - появился в своем собственном доме несколько секунд спустя, задающийся нелегким вопросом, что ему теперь делать.
  
  
  
  
  
   Глава 5
  
  
   Глава не бечена
  
   5. За покупками.
  
   В доме еще царила сонная утренняя тишина, когда Гарри проснулся от боли в правом плече. Видимо, за ночь он умудрился его отлежать, плечо затекло, и теперь назойливое покалывание напрочь прогнало сон. Все еще не до конца проснувшись, он попытался повернуться на другой бок, чтобы унять боль, и обнаружил, что, во-первых, он лежит на спине, и, во-вторых, поверх него пристроилась Тонкс. Стараясь не тревожить ее, юноша принялся массировать сведенное плечо. Боль постепенно унялась, и Гарри переключил все свое внимание на персону, накрывшую его собой почище одеяла.
  
   Темно-каштановые волосы девушки разметались по его груди, чуть шевелясь в такт дыханию. Лица совершенно не было видно, только тихонько сопящий носик выглядывал между прядями. Голова Тонкс уютно устроилась на левом плече Гарри, и он не мог не обнять подругу. Та, в свою очередь, по-хозяйски твердо обнимала его поперек груди, не давая ни сдвинуться, ни повернуться. Гарри улыбнулся удивительному ощущению: наконец-то в его жизни все встало на свои места. И как же мне это нравится! Мне хорошо здесь, и я чувствую, что иначе и быть не может. Неужели все остальные именно так чувствуют себя все время?
  
   И Гарри вернулся к своему увлекательному исследованию. Левая нога Тонкс вытянулась вдоль его ноги, а все тело девушки, - по крайней мере, большая его часть - всем своим весом прижималась к нему. Такого тепла и нежности Гарри не испытывал никогда вплоть до этого лета и теперь, познав это чувство, неистово жаждал его снова и снова, так часто, как только возможно.
  
   Глубокий вздох Тонкс заставил Гарри вновь открыть глаза. Девушка, не просыпаясь, еще сильнее уткнулась лицом в его плечо. Он чувствовал, как прижимаются к нему ее груди, и вступил в борьбу с мыслями, подогреваемыми гормональным штормом. Спокойно!!! Тонкс мне только друг... ага, с которым ты целуешься взасос каждый вечер с тех пор, как вернулся сюда. Для нее это только игра, которая ничего не значит... а вот глаза ее говорят другое. Тонкс заворочалась во сне, и тело юноши отреагировало соответствующим образом. Ой, блииин... если она проснется прямо сейчас, будет неловко.
  
   Еще несколько минут Тонкс пыталась зарыться в плечо юноши, пока наконец не устроилась. Тот не мог видеть ее глаза, но чувствовал, что сердце ее бьется сильно и ровно. Гарри ощущал некое напряжение в своем теле под ее ногой, и изо всех сил надеялся, что она не станет смеяться над ним, когда проснется.
  
   - Доброе утро, Гарри, - промурлыкала Тонкс мягким, очень женственным голосом. Тело Гарри отреагировало совершенно недвусмысленно... - Чувствую я, наш герой бодр и готов к труду и обороне!
  
   О черт, опять она за свое... Тонкс убрала волосы с лица, и Гарри встретил жаркий и голодный взгляд ее глаз. Он замялся прежде, чем ответить:
  
   - Я, мм, извини, Тонкс, я только...
  
   Тонкс прервала его, обняв за шею и притянув к себе. Их губы, а затем и языки, встретились. Тонкс прильнула к нему так, словно от поцелуя зависела ее жизнь, прижимаясь губами к губам в голодном отчаянии. Ее язык метался в его рту в бесконечной гонке. Дыхание девушки учащалось, и ее тело медленно тянулось вверх, облегчая поцелуй.
  
   Одарив Гарри самым жарким поцелуем, которого тот был достоин, Тонкс окончательно устроилась сверху, обвив ногами его ноги. Ее грудь приятно прижималась к телу Гарри, и тот мог чувствовать, как напряглись соски под тонкой тканью футболки.
  
   Поцелуи продолжались, но лихорадочная спешка теперь сменилась более ровным, хотя столь же горячим темпом. Поцелуи стали более глубокими и полными. Гарри решил предоставить Тонкс контролировать темп и все, что угодно. Ей лучше знать, как надо. Я - всего лишь мальчишка... И Тонкс не замедлила воспользоваться преимуществом положения.
  
   Гарри старался восстановить контроль над своим телом, особенно некой весьма взволнованной частью, когда ощутил движение бедер партнерши. Он замер, чувствуя, как плоский животик девушки прижимается к его животу. Она двигалась медленно, но - много ли надо пятнадцатилетнему! Гарри ответил, двинув бедрами навстречу, Тонкс немедленно поймала ритм...
  
   Примерно дюжину движений спустя девушка опустилась, и теперь практически лежала на Гарри. Ее тело скользило вверх и вниз вдоль него, а бедра совершали медленные круговые движения. Гарри мог чувствовать, что первая волна жара схлынула, и наслаждался каждой минутой ласки. Он уловил острый незнакомый запах, но это лишь придало остроты ощущениям. С каждым движениям страсть Тонкс снова начала разгораться, и Гарри испытал некое беспокойство. Он чуть отстранился от ее нетерпеливого рта и хотел было задать один вопрос прежде, чем градус возбуждения чересчур поднимется.
  
   Однако вопрос так и остался незаданным: Тонкс открыла глаза достаточно, чтобы видеть его лицо, и провела рукой по его груди, животу и ниже. Медленное поглаживание дало Гарри все ответы; темп увеличился, и юноша начал чувствовать давление там. Он хотел, чтобы она ощутила то же самое, и, прервав поцелуй, дождался, пока она взглянет ему в глаза.
  
   Он проник в ее разум, как прежде, не встречая сопротивления. Ощущение тепла, охватившее его тело, было разделено и его разумом. Он видел водовороты теплых мягких цветов, чувствовал, как словно порыв горячего ветра прошел ерез его голову. Он чувствовал жар внизу живота, которого не было там прежде. Стон наслаждения сорвался с губ девушки прежде, чем Гарри вновь накрыл их поцелуем.
  
   Тонкс двигала бедрами быстрее и сильнее, чем прежде. Ее дыхание стало тяжелым и прерывистым. Руки Гарри обняли ее за спину, скользнули ниже, когда она двинулась вверх, и обхватили ее упругие ягодицы. Пальцы невольно сжались, стиснув мышцы и кожу, и с губ Тонкс сорвался еще один вскрик.
  
   Гарри чуть подтолкнул ее бедрами, и она ответила, мигом поймав ритм. Теперь уже Гарри не смог сдержать стон. Они продолжали двигаться в едином ритме, пока под простыней не стало слишком жарко. Одним движением руки Тонкс отбросила простыню, и теперь сидела на Гарри верхом.
  
   Обеими руками она уперлась ему в грудь. Ее бедра двигались непрерывно, и Гарри вновь чувствовал нарастающее давление. Он открыл глаза, чтобы видеть Тонкс, оседлавшую его и раскачивающуюся вперед-назад. Ее волосы спутались; она не снижала темпа движений. Гарри обхватил ее за бедра и заставил ее чуть приостановиться. Тонкс открыла глаза и взглянула прямо на него.
  
   Все, что он увидел - это желание, сменившее голод. Чувствуя все возрастающее желание, он вновь проник в ее открытый разум. Тонкс вскинулась и с новой силой прижалась бедрами к низу живота юноши. Она двигалась все быстрее, глядя ему в глаза, и Гарри видел в этом взгляде одну лишь пылающую страсть. Он знал, что еще не достиг предела, но не беспокоился. Это был лишь вопрос времени... к тому же ванная всегда под боком.
  
   Тонкс улыбнулась, и Гарри мог описать эту улыбку лишь как "похотливую". Она нашла свой ритм, и удерживала его, тихо вскрикивая в унисон со стонами Гарри. Партнеры великолепно чувствовали друг друга. Тонкс немного выровняла дыхание, Гарри был быстр и дик. Тонкс чуть замедлила темп, но усилила давление. Гарри чувствовал неминуемое приближение финала, и сам удивлялся, что еще держится.
  
   Дыхание Тонкс снова сорвалось. Взгляд ее затуманился, и девушка вцепилась в плечи Гарри. Ее вскрики стали громче, и Гарри тоже больше не сдерживался. Они двигались вместе, Гарри, чувствуя нарастающий жар, толкнул бедрами еще раз, и почувствовал, что кончает. Тонкс вскрикнула громко, громче, чем до сих пор, и, обессиленная, распласталась у него на груди.
  
   Девушка лежала, тяжело дыша, ее сотрясала мелкая дрожь. Гарри позволил себе немного успокоиться прежде, чем обнять ее стройное тело. Понятия не имея, что сказать или сделать, Гарри начал с самой безобидной вещи, которая пришла на ум:
  
   - Холодно, Тонкс?
  
   Может быть, я и Мальчик-Который-Выжил, но, черт побери, я понятия не имею, что теперь делать!
  
   - У тебя и вправду нет ни единой подсказки, что ты сделал, и что это вообще было? - спросила Тонкс, взглянув ему в глаза. - Какой же ты очаровательно невинный!
  
   - В самый что ни на есть первый раз, я думаю, позволительно быть слегка невежественным, Нимфадора.
  
   Тонкс помедлила мгновение, затем сладко улыбнулась:
  
   - Конечно, Гарри, - Глубоко вздохнув, она продолжала. - Сама не знаю, как это вышло. Сначала я хотела только поцеловать тебя. Потом вошла во вкус. Потом решила приласкать, погладить, и в итоге меня понесло по кочкам... кстати, у тебя нет никаких причин беспокоиться: в будущем ты сможешь осчастливить любую женщину. Даже если ты не мог знать, что делаешь, то импровизировал лучше всех, кого я знаю.
  
   - Ну... спасибо. Не знаю, что и сказать.
  
   - Это комплимент, Гарри. А вот тебе - и вправду огромное спасибо.
  
   - За что это?
  
   - За то, что сделал меня счастливой и заставил почувствовать себя желанной. И это независимо от того, что ты вытворял с Легилименцией. Это было нечто!
  
   - Но я же не применял Легилименцию, правда?
  
   - Еще как применял, Гарри! Это самая приятная разновидность ее применения, но это - то же самое. У тебя здорово получается, и я надеюсь, ты продолжишь практиковаться со мной, - Тонкс прищурила глаза с обнадеженным и полностью удовлетворенным видом.
  
   - Если именно это случается каждый раз, когда... ну, ты понимаешь... то я могу обещать тебе это наверняка, - Гарри попытался скрыть заливающую щеки краску, поскольку только сейчас понял, что происходило между ним и Тонкс.
  
   Тонкс прикрыла глаза и пробормотала под нос: "Хвала Мерлину за это". Расплывшись в улыбке, она уткнулась носом в шею Гарри, так как все еще была сверху:
  
   - А поцеловать?
  
   - Ты так хочешь?
  
   - После такого оргазма ты можешь делать со мной все, что угодно... - тихо произнесла Тонкс, мечтательно улыбаясь. Внезапно глаза ее расширились, а рот стал похож на букву "О". - Ой... я не должна была этого говорить, - и, в ответ на озадаченный донельзя взгляд Гарри, пояснила. - Гарри, ты еще юн. Я это знала, и не должна была делать с тобой то, что сделала.
  
   - Я, вообще-то, тоже принимал участие, Тонкс. И потом, кто говорил, что я действую зрело не по годам?
  
   - Верно, Гарри, все так, но до сих пор это были лишь невинные соблазны и поцелуи. А сегодня я зашла гораздо дальше.
  
   - Я понимаю, - Гарри сразу погрустнел. - Если хочешь, мы можем все забыть, словно ничего и не было.
  
   - Нет! - воскликнула Тонкс поспешно. - Я хочу... Мне нужно... Гарри, я в растерянности. Я знаю, чего я хочу, и думаю, что знаю, в чем нуждаюсь, но для меня это гораздо сложнее, чем для тебя.
  
   - Почему? И о чем ты вообще?
  
   - Прежде всего, ты - парень, Гарри, и хвала Мерлину за это. Вступая во... взаимоотношения, мужчины подчиняются иным правилам, нежели женщины. Во-вторых, я - взрослая, и от меня ожидают осознанного подхода к ситуации. И так бы оно все и было, но я теряю голову, когда дело касается тебя. Целуя тебя, я превращаюсь в школьницу. Не знаю, почему, но я целиком и полностью теряю контроль над собой, и даже если хочу осознать ситуацию, у меня ничего не получается. В-третьих, ты - это ты. Ты - Гарри Поттер, а я никто, и мне с тобой даже рядом не сидеть. Предполагается, что тебе под стать какая-нибудь принцесса с чистой кровью или что-то вроде того, а не растяпа-полукровка.
  
   - А какое мне дело, что там обо мне думают или говорят, Тонкс? Теперь я решаю, на что будет похожа моя жизнь. И я не собираюсь строить ее по чьему-то ожиданию, желанию или капризу. Я беру жизнь в свои руки - сделай то же самое! Ты даешь мне возможность заставить это сбыться, и, если смогу, я сделаю то же самое для тебя.
  
   - Это не то же самое, Гарри. И... я тебе нравлюсь?
  
   Гарри задумался: вопрос был серьезнее, чем казалось.
  
   - Конечно, нравишься, Тонкс. Почему ты спрашиваешь?
  
   - Скажи, кто я для тебя - друг? Любовница? Мимолетное увлечение? Что я для тебя значу?
  
   - Ты - мой друг, Тонкс. Или даже больше, но... я не знаю, как правильно сказать. Слишком это ново для меня, - Гарри не знал, в чем тут дело, но чувствовал, насколько его слова важны для Тонкс.
  
   - Маркус вчера говорил со мной. О нас с тобой, - Гарри выглядел обескураженным. - Он легко читает людские намерения. Тебе пятнадцать лет, так что очень легко предсказать, как мало вещей тебя интересует. Он понял, что ты интересуешь меня, по тому, как я о тебе говорила. Он знал, что рано или поздно я, при моей любви к флирту, не удержусь от интрижки с тобой, и велел мне держаться от тебя подальше.
  
   - Да какое его дело, чем мы занимаемся? - Гарри чувствовал, что начинает злиться.
  
   - Это - его дело, если команда окажется небоеспособной. Такое уже случалось, и с тех пор близкие отношения в командах не приветствуются.
  
   Гарри выслушал Тонкс, но вывод, однозначно следовавший из ее слов, делать отчаянно не хотел.
  
   - Так мы - вместе?
  
   - Я не знаю, - призналась Тонкс. - Это было бы неплохо, но я сомневаюсь, что ты захочешь остаться со мной. Во-первых, я старше. Во-вторых, по сравнению с теми, кто может встретиться на твоем пути, я выгляжу никак... если вообще хоть как-то выгляжу. В-третьих, большую часть времени я неуклюжая растяпа, если не беру на себя труд сосредоточиться.
  
   - Хорошо. Тогда послушай про меня. Я - социально неприспособленный, спасибо милым родственничкам. Я тощий задохлик. У меня на лбу отвратительный шрам. До сих пор я оставался в живых лишь благодаря везению, но однажды оно кончится. Меня преследует банда психопатов. И, наконец, я, как говорится, материально озадачен.
  
   - Ничего подобного, Гарри! Ты - герой, это всем известно. Ты симпатичный, сексуальный... и тебе очень идет свекольный цвет. Да, именно этот, - Тонкс с улыбкой коснулась пылающей щеки юноши.
  
   Гарри постарался избавиться от краски смущения и задумался над достойным ответом.
  
   - Ты - замечательная личность, Тонкс. Ты симпатичная, и сексуальная тоже. Мне с тобой весело, - Гарри подумал о более серьезных вещах. - Ты помогаешь мне остаться в живых. Это очень важно для меня. Остальные заперли бы меня на сто замков для сохранности, ты же дала мне возможность научиться защите самому. И вообще, ты позволяешь мне быть самостоятельным. Я ведь не разочаруюсь в тебе, правда?
  
   Тонкс видела, насколько серьезен был Гарри во время своей страстной речи.
  
   - Ты действительно веришь в меня?
  
   - Конечно. А ты не только веришь в меня, но и хочешь мне помочь. Ты мне нравишься по всем этим причинам, и более того. Ты помогла мне справиться с тоской по крестному. То есть, я еще не совсем справился, конечно, но без тебя я не попал бы туда, где я теперь. И спасибо тебе.
  
   - Всегда пожалуйста, но вернемся к нам. Мне нравится быть с тобой, Гарри. Ты можешь сделать меня счастливой более чем одним способом, - Тонкс обольстительно улыбнулась и хихикнула. - Только тебе придется для этого потрудиться, милый. Помни, я знаю и умею много такого, чему не учат приличных девочек!
  
   В порыве озорства, Гарри ответил самоуверенным не по годам тоном:
  
   - В таком случае ты не должна меня целовать. Это очень, очень непристойно, Нимфадора!
  
   Тонкс в ответ улыбнулась и потянулась к нему. Их губы встретились, и картины раннего утра встали перед внутренним взором обоих. Гарри заставил себя сконцентрироваться на настоящем, а воспоминания оставить на потом.
  
   Поцелуй продлился несколько секунд, пока Гарри не почувствовал, что его тело реагирует снова. Тонкс чуть отстранилась, чтобы дать Гарри больше места, и продолжала целоваться. Наконец, она оторвалась от него и взглянула в его глаза:
  
   - Можешь называть меня Нимфадорой, если хочешь, но только наедине. Из твоих уст я готова это слышать. У меня и без того достаточно имен, чтобы заставлять тебя придумывать еще одно.
  
   - Спасибо, Нимфадора, твоя помощь и дружба очень много для меня значат, - и, не в силах удержаться от озорства, добавил, - и целуешься ты тоже весьма неплохо...
  
   Спасаясь от неминуемого возмездия, Гарри повернулся, отпихнув Тонкс, выскользнул из кровати и попятился к двери. Возмездие запаздывало. Вместо него из-под простыни донеслось явственное хихиканье.
  
   - Что смешного?
  
   - На себя посмотри, - ответила Тонкс, выглядывая из складок простыни. Гарри опустил взгляд, и увидел, что ее так рассмешило. Очередной раз покраснев, как свекла, Гарри поспешно повернулся к кровати спиной, скрывая от нескромного взгляда мокрое пятно на боксерах.
  
   - Когда закончишь смеяться надо мной, кинь мне мою палочку, - буркнул он.
  
   - Вот как выгоню тебя однажды! Ты забываешь, что теперь способен призвать свою палочку самостоятельно. С чего стоит начать, как по-твоему?
  
   Гарри, пристыженный, повесил голову. Тут же призвав палочку в руки, он бросил на свое белье Очищающее заклятие. Приведя себя в порядок, он обернулся со вздохом и предстал перед все еще смеющейся девушкой в его кровати. Просмеявшись, она начала выпутываться из простыней. Наконец, отбросив их полностью, она заметила, что Гарри уставился на нее, выпучив глаза.
  
   - Ну, как я тебе нравлюсь? - промурлыкала она соблазняющим тоном, закинув руки за голову и чуть-чуть разведя колени.
  
   Гарри справился с собой и тоже рассмеялся. Сексуальная улыбка на лице Тонкс сменилась озадаченным выражением:
  
   - Что смешного, мистер?
  
   Гарри не ответил. Сгибаясь пополам от душившего его хохота, он доковылял до стола и плюхнулся на стул.
  
   Тонкс забеспокоилась всерьез. Опустив взгляд на грудь, она убедилась, что все надлежащим образом прикрыто. Присев на кровати, девушка принялась осматривать нижнее белье. Зеленые трусики-танго были на месте, но в промежности расплывалось белесое пятно, показывая, насколько возбуждена была Тонкс несколько минут назад. Тонкс едва не смутилась, но решила, что вернуть шутку Гарри будет гораздо забавнее.
  
   - Вот тебе и доказательство, что ты можешь удовлетворить женщину. Хочешь попробовать снова, Гарри? Мы могли бы попытаться на сей раз разбудить твоих родственников. Я думаю, времени на покувыркаться у нас хватит... - Тонкс замолчала, поскольку улыбка покинула лицо Гарри. Желание и пыл сменили озорство на несколько секунд прежде, чем юноша стал серьезным.
  
   - Я шучу о чем угодно, Гарри, о сексе в том числе, так что привыкай. В этой шутке была доля шутки, конечно, но вообще-то нам пора собираться. Пятница у нас - короткий день. Обычно мы остаемся до обеда, чтобы вторую половину дня посвятить своим делам. Я уверена, Хорас собирается закончить вчерашний урок по перемещениям. С портключами ты справился, так что сегодня будет Аппарация. Подумай, насколько это может быть забавно!
  
   Тонкс медленно соскользнула с кровати, позволяя Гарри наблюдать за каждым своим движением. Свесив ноги, она не сдержалась и соблазнительно покачала ими в воздухе прежде, чем встать, чем заработала пристальный взгляд.
  
   - Гарри... Постарайся сосредоточиться на ближайшей задаче, ладно? Никуда я от тебя не денусь, и в конце дня, когда справишься со всеми делами, ты всегда можешь вернуться к нашим забавам...
  
   - Тонкс, что ты говоришь? Ты - не забава, а мой друг. Я никогда не воспринимал тебя как игрушку.
  
   - Ну и зря. Постарайся все же относиться ко мне как к партнеру для шалостей, хоть иногда, иначе у нас будет крупный разговор! - Тонкс расплылась в улыбке. - И я - Нимфадора, когда мы наедине.
  
   - Хорошо, Нимфадора, я запомню.
  
   Тонкс повернулась и наклонилась, чтобы достать кое-что из сумки с одеждой. Она услышала, как Гарри, увидев ее с тыла, шумно выдохнул сквозь стиснутые зубы. Обожаю его таким... У нас будет очень забавное лето. По крайней мере, я уже не так расстроена, как вчера вечером. Навык у него уже есть, я уверена, а практика сделает его просто великолепным!
  
   Тонкс выбрала одежду на день, взяла свежий комплект белья и накинула на плечи мантию, чтобы не повторить вчерашнего столкновения с Петунией. Одного раза более чем достаточно, к тому же сегодня она могла бы увидеть, что кое-что произошло... и происходит... да, малыш?
  
   Гарри проводил ее взглядом до выхода, пока она не изчезла из поля зрения. Он снова опустился на кровать и прикрыл глаза. Во что я влип на этот раз? Что происходит? Она чертовски горяча... Блин, я не могу не думать о ней, даже когда ее нет в комнате! Как по-твоему, это хорошо? Я не знаю... но я собираюсь наслаждаться этим, пока оно длится.
  
   Чтобы успокоиться и отвлечься, Гарри решил прибраться в комнате, пока есть время. Он собрал всю грязную одежду и свалил кучей в углу, поправил стопку книг и разложил по порядку перья на столе. Осмотрев еще раз комнату, Гарри задержал внимание на клетке Хедвиг, уставившейся на него странным взглядом.
  
   - Что я такого сделал, Хедвиг? - сова не отвечала. - Прекрасно. Что я забыл сделать? - Хедвиг нахохлилась, по-прежнему сидя на жердочке. - Извини, Хедвиг, я понимаю, что где-то в чем-то серьезно облажался. Постарайся простить меня и объяснить, в чем ты нуждаешься, - сова выразительно кивнула в сторону кормушки и миски для воды. - О, черт!.. И как долго это было, девочка?
  
   Гарри открыл школьный сундук и извлек мешочек с совиным кормом. Он немедленно угостил Хедвиг парой кусочков лакомства и не подал вида, когда та "случайно" прищемила ему палец клювом. С миской в руках Гарри покинул комнату в поисках воды. Ванная была занята Тонкс, и Гарри отправился на кухню. Наполнив миску до краев, он вернулся в комнату и придвинул воду и корм к клетке совы.
  
   Хедвиг, сидя на верху клетки, выразительно взглянула на хозяина. Гарри понял намек, и взмахом палочки убрал мусор. Впервые за сегодняшнее утро Хедвиг расслабилась и, спустившись к мискам, сделала глоток.
  
   - Извини, девочка. Похоже, я в последние дни был изрядно озабочен...
  
   - А я все слышал, Поттер!
  
   Гарри развернулся на пятках, нацелив палочку в фигуру, заполнившую почти весь дверной проем.
  
   - Дадли... Отвали, а? Я занят, не до тебя.
  
   Дадли был облачен в футболку и спортивные штаны, едва не лопавшиеся на его расплывшихся телесах.
  
   - Что, больше негде с твоей телкой пообжиматься? Я все слышал через стенку, пока она не ушла. Думается мне, ты с ней не только лизался, а?
  
   - Голова всегда была твоим слабым местом, Дад. Может, предоставишь мыслительный процесс другим? А сам будь мужчиной, и все у тебя получится.
  
   - Почему бы мне не рассказать маме, чем ты тут занимаешься? Назови хоть одну причину!
  
   - Я за тебя гроша ломаного не дам, если ты скажешь ей хоть слово, Дад. Мне плевать, что она думает или чего она от меня ожидает. Моя жизнь - это моя жизнь, и ей нечего сказать по этому поводу.
  
   - Я ведь могу и папе рассказать. Забавно будет посмотреть, как он тебя вздует!
  
   - Я его спущу с лестницы, как мешок с дерьмом. Но если ты вправду хочешь, чтобы твоему отцу было плохо, во что бы то ни стало, - беги, докладывай. Довольно моей жизнью управляли кто ни попадя. Встань мне поперек дороги, Дад, - и я перешагну через тебя, поверь мне на слово, и лучше не пытайся проверять. Но если ты, - Гарри понизил голос, - если ты хоть пальцем коснешься Тонкс, я сломаю каждую кость в твоей тушке. Это не угроза. Это обещание.
  
   Гарри опустил палочку и вернулся к груде грязного белья. Очистив его заклинанием, он принялся развешивать или сворачивать одежду, чтобы потом убрать. Дадли, так и застывший в дверях, отслеживал своими поросячьими глазками все перемещения и действия кузена. Что-то изменилось в Гарри, но что именно - он не понимал.
  
   Дадли сам не заметил, что последнюю мысль он произнес вслух. Гарри прервал уборку и обернулся к своему массивному двоюродному брату:
  
   - Что изменилось, Дад? Я уже говорил - мышление никогда не было твоей сильной стороной. Я - тот же самый, что и был всегда. Разве что теперь веду себя так, как привык в школе. Придется тебе привыкать - возврата к прежнему не будет. Я - это я, Дад.
  
   Дадли хотел было ответить, но укол палочкой в спину заставил его замолчать.
  
   - Подвинься, эй, олух здоровенный!
  
   Тонкс быстро скользнула в комнату, не обращая внимания на ошарашенный взгляд Дадли.
  
   - Ой, Гарри, да ты уже и уборку сделать успел? Чудненько. Слушай, а давай после работы заглянем ко мне, и ты у меня тоже приберешься? Я не самый аккуратный человек, знаешь ли.
  
   - Ни в малейшей степени, Нимфадора, - Гарри еле увернулся от скомканной грязной футболки.
  
   - Вот тебе, нахал! А теперь, будь хорошим мальчиком, займись моей одеждой тоже. У меня чистое белье кончается, и я сомневаюсь, что ты хотел бы завтра увидеть меня разгуливающей по твоей комнате в голом виде. Хотя... - Тонкс отвлеклась от почти пустой сумки с одеждой и лукаво взглянула на Гарри. - Возможно, ты был бы не против, окажись я в твоей комнате голой. Звучит заманчиво...
  
   - Дадли, да уберешься ты, наконец?! - присутствие кузена в дверях отнюдь не улучшало настроение Гарри. - У меня осталось несколько важных дел, знать о которых тебе совершенно незачем.
  
   Убедившись, что Дадли покинул комнату и спустился в прихожую, Гарри закрыл дверь и перевел дух.
  
   - Он слышал нас, Нимфадора.
  
   - Да? И что он слышал, Гарри? - Тонкс улыбалась до ушей в ожидании ответа.
  
   - Тебе это нравится, так ведь?
  
   - Что именно? - уточнила Тонкс с самым невинным видом. - Смущать тебя? Определенно. Соблазнять тебя? Да, и это тоже. Напоминать тебе про нынешнее утро? В любое время, и без малейших опасений, - Тонкс заметила, что Гарри не готов поддержать ее юмор столь ранним утром, и сменила тон. - Ой, Гарри, да плюнь ты на этого мелкого пакостника. Он же идиот, и вряд ли рискнет наябедничать кому бы то ни было. А теперь давай-ка в душ, чтобы мы успели уйти, убедиться, что ключ от твоего хранилища на месте, и пройтись по магазинам.
  
   Гарри вернулся в комнату минут десять спустя и застал Тонкс, бормочущую что-то себе под нос, сидя на кровати.
  
   - Сильно занята, Нимфадора?
  
   Тонкс ярко улыбнулась в ответ:
  
   - Чем чаще ты это повторяешь, тем больше мне нравится. Да, тружусь в поте лица. А теперь вспомни вчерашние уроки, сделай нам портключ, и мы, наконец, покинем это милое местечко.
  
   Гарри взял со стола одно из старых перьев и коснулся его палочкой. Перо полыхнуло синим светом, и юный маг протянул его Тонкс. Та взялась за перо, одновременно опуская на лицо капюшон мантии. Гарри сделал то же самое, и теперь считал секунды. Рывок обозначил начало путешествия, и Гарри настроился на очередной день, полный придирок и гнева.
  
   Они появились в атриуме Министерства. К контрольно-пропускному пункту, несмотря на ранний час, уже выстроилась очередь. Тонкс, не колеблясь ни секунды, двинулась прямо к КПП, минуя ожидающих людей. Несколько человек зароптали, но не слишком громко. Охрану явно нервировал наплыв ранних посетителей, и присутствие двух Невыразимцев тоже не успокаивало. Гарри и Тонкс прошли к лифтам, и вскоре уже спускались на девятый уровень.
  
   - Ты знаешь, что мог бы настроить портключ прямо на наш уровень, верно?
  
   - А что, и так можно? Я не знал, - Гарри смутился.
  
   - Вчера ты вернулся прямо в учебный зал. Что изменилось за ночь?
  
   - Не знаю, я... я как-то не подумал...
  
   - Все портключи проходят барьеры защиты, и защита блокирует всякого, у кого нет доступа. У тебя доступ есть, так почему бы тебе и не воспользоваться им в следующий раз? Помни, ты - Невыразимец. Наша работа дает нам множество льгот и привилегий. Пользуйся ими, когда это необходимо, а иначе - какой в них смысл?
  
   - Постараюсь запомнить, Шамель. Я все еще не привык к новому себе, так что потерпи.
  
   - Без проблем. Между прочим, новый ты мне очень даже нравится. Такой же симпатичный и сексуальный... - Тонкс все же удалось заставить спутника улыбнуться.
  
   - Сомневаюсь, что Хораса заботит данная сторона моей личности...
  
   Прозвенел звонок, и двери лифта открылись в знакомый холл. Тонкс открыла дверь, и Гарри вместе с ней проследовал к тренировочному залу. То, что он увидел там, его удивило.
  
   Сегодня в зале было полно народу. Гарри гораздо быстрее сосчитал число групп, чем всех собравшихся. Он увидел группу, похожую на вчерашнюю тройку. Еще две обособленные группы по три человека собрались у дальней стены. В стрелковом секторе занимались по крайней мере пять человек, впрочем, здесь Гарри мог ошибиться.
  
   Громкий голос прервал его подсчеты:
  
   - Шамель, новичок, сюда! - Хорас нетерпеливо прохаживался по лекционному сектору. Гарри вслед за Тонкс устроился за партой. Он вынул из кофра дневник, перо и приготовился записывать.
  
   - Как сработал его портключ, Шамель?
  
   - Как и предполагалось, Хорас. У вас были сомнения?
  
   - Разумеется. Я был бы не я, если бы не сомневался даже в том, что новобранцы смогут пообедать без должной тренировки. Итак. Сегодня я хочу, чтобы ты, новичок, занялся Аппарацией. Основными навыками ты уже овладел, таким образом, освоение нового способа перемещения большого труда не составит. Существует несколько разновидностей Аппарации: самостоятельная, вынужденная и согласованная. Первый тип пояснений не требует. Второй - ситуация, когда необходимо переместить человека против его воли, либо находящегося в бессознательном состоянии. Перемещаемый может сопротивляться, так что второй тип предназначен прежде всего для боевых действий. Пока не овладеешь основами, прибегать к этому виду Аппарации не советую. Если человек без сознания, то такое перемещение похоже на согласованное, разве что немного труднее. Да, согласованное - когда Аппарируемый желает двигаться и не противится усилиям Аппарирующего. В качестве примера можно привести совместную Аппарацию родителей с детьми.
  
   Теперь попробуй самостоятельно переместиться с места на место. От Portus этот способ отличается лишь тем, что заклятие накладываешь не на предмет, а непосредственно на себя. Вербальной формулы нет; концентрация должна быть максимальной, иначе в пункт назначения ты попадешь не весь целиком. Для тебя это будет болезненно, для меня - забавно. Смысл данного упражнения в том, чтобы заставить меня умереть от скуки. Никаких расщеплений - я не намерен тратить свое время, собирая тебя по кусочкам. Ты будешь чувствовать себя так, словно протискиваешься сквозь шланг или очень узкую щель. Чем более гладко ты будешь продвигаться, тем меньше шума произведешь в точке выхода. Максимально точная и тихая Аппарация добавит тебе балл за Скрытность. Отработке этого навыка удели особое внимание. Дистанция перемещения зависит от навыка и силы. Итак, сосредоточься на месте назначения и перемещайся усилием воли.
  
   Покинув лекционную, Хорас подошел к дверям и начертил на полу большой белый крест. Затем взглянул на Гарри и угрюмо кивнул, после чего направился в стрелковый сектор, где немедленно принялся раздавать громогласные приказы и замечания. Гарри взглянул на Тонкс, она ободряюще улыбнулась в ответ.
  
   - Ну давай, попробуй. Я буду рядом, поработаю над меткостью. Не должна же я отставать от тебя, правда? Первое перемещение может занять много времени, так что не огорчайся, если даже через час останешься на прежнем месте, - и Тонкс присоединилась к стрелкам.
  
   Гарри повернулся и смерил взглядом расстояние до далекого Х на полу. Повторив про себя инструкции, он попробовал применить ту же технику, что и с портключом. После получаса сосредоточения, визуализации, ругани и рычания Гарри не сдвинулся с места ни на дюйм. Блин!!!
  
   Тонкс тем временем посылала в мишени заклятие за заклятием, и никак не могла набрать больше 84 за меткость. И как у него получаются серии 80-х и 90-х? Я могу проводить здесь целые дни и никогда не достичь такого уровня, не говоря уже о том, что я безнадежно проигрываю по силе. 70 с небольшим в лучшем случае, ну 80, если очень повезет. Я могу выбить дверь, он же способен снести дом. Интересно, мог бы он одолеть дракона? Тонкс готова была продолжать стрельбу до бесконечности, когда на плечо ей легла чья-то рука. Она оглянулась. Рядом с ней стоял Маркус. Начальник Отдела поманил ее за собой в дальний угол зала.
  
   Отойдя подальше от чужих ушей, Маркус поставил Заглушающий Купол и произнес:
  
   - Вчера я спросил, что происходит между вами и Гарри. Затем я увидел вас спящими в одной постели. Итак, что происходит, и должен ли я быть обеспокоен сильнее, нежели сейчас?
  
   - Вы... что? Что вы вчера делали в доме Гарри?
  
   - Мою работу, Шамель. Такова моя работа - удостовериться, что команда работает, и внутри нее нет проблем. Вы знаете последствия внутрикомандных отношений в прошлом. Мало того, что они мешали работе - из-за них гибли люди. И кого я должен буду похоронить на этот раз? Вас? Кэла? Гарри? Кого?
  
   - Никого, Маркус. Плохо, что вы шпионили за нами, а не только за Гарри. У нас все прекрасно. Мы увидим, что нас касается, а что нет, вот и все. Я счастлива, и вы тоже будьте счастливы за меня, - Тонкс пыталась укротить свой гнев, но не хотела проиграть, независимо от того, что у нее было с Гарри. Он заставил ее взглянуть на себя по-новому; и теперь ей с ним было хорошо, как ни с кем прежде. Мучительная гримаса исказила ее лицо...
  
   За спиной Маркуса раздался мягкий хлопок. Тот мгновенно развернулся, выхватывая палочку, и оказался лицом к лицу с Гарри. Палочка тут же оказалась в левой руке юноши, а его собственная, одиннадцатидюймовая, с пером феникса внутри, нацелилась Маркусу в горло.
  
   - Что происходит, Шамель?
  
   Маркус на себе испытал то, что пытался описать наставник Невыразимцев. Он видел глаза Гарри, сверкающие решительностью, и чувствовал силу стихийной магии, исходящую от него. Маркус ждал ответа Тонкс, оставив свою палочку в руке Гарри.
  
   - Он спрашивал меня о тебе. Он решил, что наши отношения станут проблемой, как я и говорила. Я заверила его, что все прекрасно, и у нас, по крайней мере, проблем не будет.
  
   - Все так и было, Маркус? - уточнил Гарри. Его взгляд стал острым и колючим, и он был готов вступить в бой немедленно.
  
   - Оставлю этот вопрос до лучших времен. В данный момент я не вижу никаких препятствий вашим текущим обязанностям... Praeceps.
  
   - Praeceps? - переспросил Гарри.
  
   - Да. Отныне таков ваш оперативный псевдоним - Praeceps. Сократим до Кипса. По-латыни это означает "опасный", и именно сейчас, когда ваша палочка готова уложить меня на месте, данный псевдоним кажется мне наиболее подходящим. Я не думаю, что Хорас стал бы возражать или придумывать другие варианты. Если я не ошибаюсь, только что вас здесь не было, и вот вы появились. Это значит, что вы Аппарировали успешно?
  
   - Наверное, - ответил Гарри уклончиво, и попытался описать свои ощущения. - Я чувствовал, что не мог дышать и словно протискивался через узкую щель, если это поможет.
  
   - Вы превосходно Аппарировали, Кипс, - резюмировал Маркус довольно, насколько довольным может быть маг с палочкой в дюйме от горла. - Точно и почти без звука. Я думаю, Хорас захочет закрепить у вас этот навык. А теперь, если позволите, я хотел бы вернуться к менее волнующим занятиям.
  
   Маркус отступил на шаг, спрятал свою палочку, раскланялся с Гарри и Тонкс, и покинул зал. Хорас наблюдал за происходящим из стрелкового сектора, и терялся в догадках. Он знал, что Гарри Аппарировал, так как защита зала зафиксировала сработавшее заклятие. Он уже шел навстречу Гарри, когда Заклятие Вызова, посланное Маркусом, заставило его палочку вспыхнуть серебристым светом.
  
   - Я вижу, ты наконец справился с Аппарацией... всего за час, - не преминул отметить Хорас, посмотрев на часы. - Мои поздравления, и все такое. Теперь повтори то же самое, но быстрее и тише. Шевелись! - и отошел прочь, оставив Гарри самостоятельно выяснять, как справиться с поставленной задачей.
  
   На освоение Аппарации Гарри потратил почти все утро, а результаты были едва заметны. Он обнаружил, что, при кажущемся сходстве с созданием портключей, различий между обоими методами было гораздо больше. Гарри испробовал массу подходов, но ни один не работал должным образом.
  
   - Ты все поймешь, Кипс, - сказала Тонкс тихо. - Опять же, у каждого свои особенности, и время на обучение, соответственно, затрачивается разное. В крайнем случае, ты всегда можешь воспользоваться портключом, если надо быстро куда-нибудь добраться.
  
   - Ничего не понимаю... - Гарри был расстроен. - Вот объясни мне: если я сделал это раньше, почему не могу теперь?
  
   - Легко, - ответила Тонкс, словно это было самой простой вещью в мире, - Нет никакой девушки в беде, поэтому ты все пропускаешь через голову и в результате застреваешь на месте. Не думай, просто делай. Позволь волшебству случиться, и сразу окажешься там, где хотел.
  
   - Кипс, - Хорас обозначил свое присутствие. - Предлагаю прекратить жалкие попытки Аппарировать и перейти к более серьезным вещам. Ты говорил мне, что уже попадал под проклятье Imperious и противостоял ему. Я хочу в этом лично убедиться. Защищайся! - и Хорас, молниеносно выхватив палочку, атаковал.
  
   У Гарри не было времени достать палочку, поэтому он поставил щит Absolvo и отпрыгнул в сторону, перекатом уходя от ударов Хораса. Проклятие попало в щит и пробило его, почти достав Гарри. Он вскочил на ноги, выхватил палочку и наставил ее на Хораса, но его уже не было на месте. Быстро оглядевшись, Гарри убедился, что зал исчез, а сам он оказался посреди травянистой пустоши. Проклятье! Он что, никогда не устает от схватки?
  
   Гарри двинулся прочь, непрерывно оглядываясь по сторонам. Кретин, почему я вечно забываю использовать то, что под рукой? Гарри коснулся плаща и исчез. Бросив на ноги Заклятье Глушения, он искал любую прогалину в траве, чтобы не оставлять признаков движения. Деревьев вокруг не было, но юноша увидел несколько небольших холмиков, пригодных для укрытия. Он двинулся к ним, внимательно высматривая любые признаки угрозы.
  
   За добрых тридцать ярдов до холмов Гарри почувствовал, что нападение началось. Нырком уйдя вбок, он поставил щит Absolvo, и луч заклятия миновал его. Выпустив несколько Reductor'ов и Режущих, Гарри попытался определить количество нападавших. Их было явно больше одного, но меньше четырех, судя по числу летящих в него заклятий. Большинство из них были проклятьями Imperious, но среди залпов мелькали и вращающиеся красные лучи самого зловещего вида.
  
   Гарри ответил серией Костоломных заклятий и, услышав крик и звук падения, понял, что вывел из строя одного врага. Радость, которую он испытал при этом крике, сильно его обеспокоила. Я не похож на него. Я не наслаждаюсь чужой болью. Меня радует, что одним противником стало меньше, и только.
  
   Быстро достигнув холмов и выбрав хорошую точку обзора, Гарри ждал следующей волны проклятий. Он усилил Заглушающее заклятье и теперь внимательно осматривался вокруг в поисках движения в траве. Ничего не происходило в течение нескольких минут, и это его беспокоило. Надеюсь, я не сильно покалечил того парня. Я знаю, что это - очередной тест, и я не хочу причинять людям боль, это всего лишь работа... Он напал на меня с Crucio, я ответил огнем, и совесть моя чиста. В Волдеморте нет ничего симпатичного, и я не смогу одолеть его, тратя впустую время на жалость к тем, кто пытается причинить мне боль. Пусть это всего лишь урок, но он достаточно близок к реальности, значит, и драться нужно тоже всерьез. Так, где они?
  
   Гарри быстро составил план и тут же приступил к его выполнению.
  
   - Accio Невыразимец! - выкрикнул он, направив палочку вправо. Человеческая фигура грузно рухнула перед ним, пролетев над травой пятьдесят футов. Гарри обездвижил противника еще в полете. Тут же откуда-то слева и спереди ударило заклятие, вынуждая уворачиваться. Еще одно, прилетевшее с вершины холма, попало Гарри в спину и сбило его с ног.
  
   Немедленно Гарри ощутил неестественное спокойствие, нахлынувшее на него, и чей-то голос потребовал бросить палочку и сдаться. Гарри, сопротивляясь голосу, поднялся на ноги и повернулся, чтобы встретить нападавшего лицом к лицу. Второй противник снял заклятие невидимости с мантии Гарри, затем к атакующему строю присоединился третий.
  
   - Бросьте палочку, Кипс! - приказал первый.
  
   - Нет! - выкрикнул Гарри, сопротивляясь заклятию и приказу. Его разум боролся с давлением заклятия. Он почти освободился, когда второй наложил на него то же самое заклятие. Теперь сразу двое приказывали Гарри бросить палочку, и тот боролся с чужой магией изо всех сил.
  
   - Я не отдам палочку! - Гарри задыхался. По мере сопротивления он обрел некую опору в борьбе с заклятиями. Третий противник присоединился к первым двум, и теперь разум Гарри изнемогал под тройным натиском. Колени его подгибались, тем более что все трое требовали от него именно этого.
  
   Схватка в его разуме, казалось, длилась целую вечность. Гарри преодолел ощущение покоя и попытался вернуться к действительности. Если Волдеморт не смог одолеть тебя, то эти трое и подавно не смогут. Внутренний голос Гарри заглушил хор трех чужих голосов, пытающихся подчинить его. Наконец, юноше удалось подняться на ноги и направить палочку на третьего.
  
   - Ossis Fragmen, - прошептал Гарри. Человека отбросило мощным магическим ударом, и действие его заклятия прекратилось. Ощутив, что давление ослабло, Гарри развернулся к оставшимся двоим и контратакой заставил их прервать Imperious. Однако враги были слишком далеко, и им удалось среагировать вовремя и уйти от его заклятий. Гарри пожелал тут же оказаться рядом с ними, как можно быстрее и тише. Мгновенное сжатие - и он беззвучно появился за спиной первого.
  
   Вскинув палочку, Гарри оглушил противника прямым попаданием в голову. Оставшиеся двое услышали звук падения тела и немедленно ответили своими заклятиями. Гарри пожелал оказаться позади них, и тут же появился там, где хотел. Еще два быстрых Парализующих, и Гарри остался наедине с тремя обездвиженными противниками. Настороженно следя за поверженными врагами, юноша тяжело дышал: схватка и Аппарация почти лишила его легкие необходимого кислорода.
  
   Чувство опасности заставило Гарри упасть и откатиться подальше в сторону, и красный вращающийся луч заклятия прошел над ним. Вскочив на ноги, юноша увидел футах в двадцати облаченную в черный балахон фигуру. Белая, как кость, маска Пожирателя Смерти скрывала его лицо и смотрелась совершенно по-настоящему. Все мысли об учебе мгновенно испарились, оставив одно-единственное желание: выжить, как множество раз прежде.
  
   Пожиратель Смерти нацелил Смертельное Проклятие в Гарри, тот припал к земле и, не вставая, ответил Cruciatus'ом, промахнувшись на какие-то дюймы. Еще одно Смертельное Проклятие заставило его отпрянуть и метнуться в сторону. Не раздумывая, Гарри решил атаковать всем, что умел.
  
   Однако даже самые мощные заклятия, которые Гарри мог вспомнить, пропадали впустую. Сколько бы силы он ни вкладывал в каждое, Пожиратель уворачивался или умело блокировал удар Щитом. Несколько Crucio и Смертельных Проклятий спустя Гарри понял, что должен бороться огнем против огня. Разрешив себе использовать Cruciatus, юноша продолжил смертельную схватку. Минуты шли, а противник по-прежнему был полон сил.
  
   - Она будет следующей, мальчик. Я убью ее, но сперва с ней позабавлюсь, - раздался голос из-под маски. Голос напоминал Люциуса Малфоя, но Гарри не был уверен. - Я вырву ее сердце и буду любоваться, как она задыхается...
  
   Перед мысленным взором Гарри встала картина смерти Тонкс, описанная Пожирателем. Он не знал, как это вышло, но мог видеть, слышать и чувствовать, как Тонкс умирает у него на глазах. Испуганный, ошеломленный, сбитый с толку, Гарри направил палочку на врага и выпустил заклятие. Он хотел остановить Пожирателя Смерти любым способом, лишь бы тот никогда больше не смог угрожать жизни Тонкс. Он выкрикнул формулу и увидел, как мерцающий поток жуткого мертвенно-зеленого света вырвался из его палочки и ударил Пожирателя Смерти в грудь.
  
   Фигура в черном балахоне вяло, точно лишившись костей, опустилась на землю и замерла без движения. Гарри на секунду задержал взгляд на убитом, затем огляделся по сторонам в поисках остальных противников. Он попытался вновь применить заклятье Призыва, но никто не появился. Пустошь исчезла, вместо нее снова появился учебный зал.
  
   Рядом обнаружилась небольшая группа Невыразимцев, сидевших в ряд на стульях. Некоторые из них пошатывались, словно пьяные, с трудом удерживаясь на сиденьях. Другие были неподвижны; чуть поодаль стоял Хорас.
  
   - Итак, ты все же овладел Аппарацией и сумел бросить Смертельное Проклятие. Возможно, в конце концов из тебя и выйдет толк, Кипс.
  
   Глаза Гарри заволокло красным. Он хотел изувечить Хораса гораздо сильнее, чем когда-либо. Он только что применил Смертельное Проклятие, а наставник ведет себя как ни в чем не бывало! Гарри, чувствуя, что волна магии вскипает в нем, требуя выхода, шагнул к Хорасу, занося палочку...
  
   - Кипс!!! - Чья-то фигура стремительно преградила ему путь. Гарри едва узнал голос Тонкс. - Это был всего лишь тест, и ты его прошел. На самом деле ничего не было, ничего страшного не случилось, если не считать, что ты оглушил троих ребят и сломал плечо бедняге Майклу. Успокойся. Я в порядке, и ты в порядке.
  
   - Я... я в первый раз сотворил Смертельное Проклятие, - произнес Гарри потрясенно < в оригинале dangerously, "опасно", "угрожающе"... Какая нах угроза! Парнишка на грани истерики! Меняю акцент...>. - И как, по-твоему, я должен себя чувствовать? Я хотел убить Пожирателя Смерти и, насколько я понимаю, я его убил. И чем я теперь лучше его? Я такой же, как он. Он... он сказал мне, что я такой же, как он, и я подтвердил его правоту! Я теперь - такое же зло, как они.
  
   Слова Гарри потрясли Тонкс. Она схватила его за руку и подтащила упирающегося подростка к стене. Бросив Заглушающий Купол, она спросила:
  
   - Что ты имел в виду - "такой же, как он"? Ты совсем не такой!
  
   - Я хотел убить человека, и я убил. А до того я был счастлив, услышав, как человек кричит от моего заклятия.
  
   - Майкл решил, что, имея дело с новичком, можно не заботиться о защите, вот и пострадал. Они там должны были свалить тебя с ног и сломать проклятьем Imperious. Ты же поступил так, как было необходимо, чтобы остаться в живых. Смертельное Проклятие ты использовал лишь тогда, когда по приказу Хораса зал стал угрожать моей жизни. Я бывала в разных переделках, и видела убийство своими глазами. Так вот, те, кому нравится убивать, делают это с улыбкой. А ты не улыбался. Ты побледнел, и я знаю, что об убийстве ты думал меньше всего. Ты оборонялся, спасая свою жизнь, Гарри, и только.
  
   Что бы ни происходило, ты борешься за свою жизнь. Мы на войне, и тебе это известно лучше всех, поэтому ты должен выжить. Если ты убиваешь какого-нибудь Пожирателя Смерти, чтобы остаться в живых, ты поступаешь правильно. Никогда не сомневайся в этом, потому что они не сомнений не знают. Делай то, что должен, чтобы остаться в живых, если твоей жизни угрожают. И я горжусь тобой, когда ты остаешься в живых при угрозе неминуемой смерти, вовсе не потому, что ты можешь убить кого-то. А теперь успокойся, и вернемся к нашим.
  
   Тонкс сняла купол и потянула Гарри к остальным Невыразимцам. Те о чем-то говорили между собой, пока Гарри и Тонкс не присоединились к ним. Маркус, укрывшись за спинами собравшихся, кивнул Хорасу, тот кивнул в ответ и подошел к Гарри.
  
   - Правила и обязанности Невыразимцев, Кипс. Правило номер один: в конце дня ты должен быть дома. Независимо от того, что для этого тебе придется сделать. Правило номер два: все члены твоей команды в конце дня должны быть дома. Они должны быть для тебя вторыми по важности. Миссия - третьей. Правило номер три: если враг использует Смертельное Проклятие, отвечай Смертельным Проклятием. Никаких колебаний. Оставайся в живых, а умирать предоставь врагу. Правило номер четыре: всегда побеждай. Ищи любой способ, всегда, когда это необходимо. Командуя группой, ты должен найти способ победить для всех. Иногда победа недостижима. Тогда действует Правило Два: каждый из нас должен оставаться в живых. Быть живым означает быть на пути к победе. Смерть означает поражение. А мы не проигрываем. Никогда.
  
   Хорас вынул палочку, заставив Гарри немедленно выхватить свою.
  
   - Спокойно, Кипс. Мы на одной стороне, что бы ты там обо мне не думал. Я только подправлю твой значок.
  
   Гарри опустил палочку, но по-прежнему держал ее направленной на Хораса. Тот коснулся значка и пробормотал заклинание, затем отстранился, внеся нужные изменения.
  
   - Команда Три отстраняется от заданий до особого распоряжения. Со следующей недели начинайте тренироваться вместе, и, Третья, я хочу видеть вас готовыми к работе не более чем через месяц, - Хорас кивнул Гарри, Тонкс и Кэлу, подойдя к двери.
  
   Гарри взглянул на значок. В верхней полоске все еще стоял одинокий пункт, но рядом с ним чуть заметно проглядывали еще два. Римская тройка в черном квадрате указывала, что он отныне в одной команде с Тонкс. Баллы также изменились. Вместо пяти красных теперь было шесть. Добавился один синий; теперь их было пять. Зеленый и желтый остались без изменений, шесть и ноль соответственно, фиолетовый вырос до трех. Больше всего изменилась черная полоска. Теперь она показывала шесть баллов вместо прежних четырех.
  
   Гарри переглянулся с Тонкс и пожал плечами. Та взяла его за руку и проводила в комнату отдыха Команды Три, под двенадцатым номером. Как только следом за ними вошел Кэл, и закрыл дверь, Тонкс откинула капюшон.
  
   - Кэл знает, кто я на самом деле, Кипс. Я доверяю ему свою жизнь уже два года кряду. Если захочешь, можешьтакже сообщить ему свое настоящее имя. Теперь, у тебя есть вопросы?
  
   - Тонкс, что это было? Только что, в зале?
  
   - Кипс, ты показал Хорасу, на что ты способен в случае необходимости, и что ты не собираешься тупо следовать правилам. Я знала, что ты сделаешь так рано или поздно, но ты доказал ему, что способен на это уже сейчас. Ты отбил не одно проклятие Imperious, а целых три, причем от трех лучших наших сотрудников. Одно это добавило тебе дополнительный балл. Если ты и сам сможешь сотворить это заклятие, я уверена, ты сразу получишь последний.
  
   Еще тебе необходимо поработать со скоростью Смертельного Проклятия. Слишком уж долго ты собираешься с духом, чтобы его применить. При нашей работе, если кто-то пытается убить тебя, ты должен быть готов ответить тем же, без колебаний. Мы играем в защите, и наши жизни - главный приз. Овладей оставшимися двумя Непростительными - заработаешь семь баллов. И чтоб ты знал, не провалилась еще ни одна миссия, в которой участвовали "черные семерки".
  
   Ты использовал гораздо больше атакующих и защитных заклятий, чем раньше, и наверняка не заметил, что многие из них сотворил без палочки, - Гарри только головой покачал. - Я точно тебе говорю, все твои щиты были беспалочковыми, и ты одновременно посылал атакующие заклятия. Поэтому ты и получил еще по одному красному и синему баллу. Того гляди, ты три семерки заработаешь, и это только на третий день!.. Я знала, что у тебя получится, но ты нуждаешься в надлежащей мотивации.
  
   - Мотивации?
  
   - Если бы на тебя не напали, ты бы смог так же драться? Ты прекрасно учишься, но лучше всего - когда оказываешься в реальной боевой обстановке, или, по крайней мере, когда думаешь, что все реально. Я уже говорила - ты не думаешь, а действуешь. Так что быть тебе командиром нашей тройки, как только мы поймем, как нам сработаться.
  
   - Что?! Я же новичок, командовать должен один из вас!
  
   - Ничего подобного, - прервал его Кэл. - Моя работа - прикрытие, и не более того. Какой из меня командир? С Шамель та же история. Она лучше всего действует на фланге. А вот ты, мальчик мой, совсем другое дело. Ты можешь первым подняться в атаку и увлечь за собой. Мы можем разве что придержать тебя, если это окажется необходимо, но заставить тебя идти вперед - вряд ли. А у тебя есть и лидерские способности, и напор. Именно поэтому у тебя - третий ранг в ближайшей перспективе.
  
   - Но я же ничего не знаю!
  
   - Может быть, и нет, - ответил Кэл с улыбкой, - Зато ты хорошо притворяешься уверенным. Настолько хорошо, что я готов следовать за тобой. А теперь, если вы не возражаете, я жду не дождусь, когда завершится эта замечательная пятница. Общий привет, коллеги, - с этими словами Кэл покинул комнату.
  
   - Он идиот, если собирается следовать за мной, - выдохнул Гарри, едва за Кэлом закрылась дверь.
  
   - Тогда я тоже идиотка, - ответила Тонкс шутливым тоном. - Я буду следовать за тобой, Гарри, потому что именно такое желание ты вызываешь в людях. Ты - лидер от природы. Люди слушают тебя.
  
   - Да ну? Никто никогда меня не слушал. Дурсли, Дамблдор, черт побери, большая часть школы не верили мне! Только Гермиона однажды прислушалась ко мне и поверила, что я перед Турниром Трех Волшебников не кидал свое имя в Кубок. И все!
  
   - Я не была знакома с тобой тогда, но я тебе верю, - Тонкс наклонилась и крепко поцеловала Гарри в губы. Она не прерывала поцелуй, пока не почувствовала, что слишком разгорячилась. - Ладно, я думаю, мы можем себе позволить весело провести остаток дня... да и приодеть тебя не помешает. Я не собираюсь держать тебя взаперти у Дурслей все выходные. Повеселимся, как и полагается подросткам!
  
   - Но ты же не подросток, Нимфадора!
  
   - Ну и что? Зато я обожаю вести себя соответственно, так что вполне могу считаться твоей ровестницей, вот! - девушка вскочила и, показав Гарри язык, потянула того за руку, заставив подняться на ноги. Затем она сбросила мантию, и у Гарри глаза на лоб полезли: под формой Невыразимца оказался короткий розовый топик "в облипочку" и идеально сидящие магловские летние брючки. - Мы Аппарируем отсюда прямо в Пункт Появления в Косом Переулке. Знаешь, где это?
  
   Гарри заставил себя сосредоточиться на вопросе, а не на Тонкс.
  
   - Я знаю, где Пункт Появления, но не уверен, что смогу туда Аппарировать.
  
   - Уверена, у тебя получится. Просто сделай это, и присоединяйся ко мне, - и, видя сомнение на лице Гарри, добавила. - А если доберешься туда весь целиком, обещаю долгий-предолгий поцелуй!
  
   Гарри постарался взять себя в руки:
  
   - Всего один?
  
   - Учитывая, что любой поцелуй между нами неизменно превращается в форменное софтпорно, я уверена, что одним дело не ограничится. Ладно. Снимай мантию и пошли.
  
   По примеру Тонкс Гарри убрал мантию Невыразимца в кофр, уменьшил его и спрятал в карман. Тонкс окинула его с головы до ног критическим взглядом:
  
   - М-да... ты отчаянно нуждаешься в одежде. Эпоху Дурслей пора оставить за кормой.
  
   - Никаких возражений. Только я понятия не имею, какая одежда мне понадобится. Придется положиться на твои советы, но пока у тебя не снесло крышу, должен предупредить: на какие-нибудь дикие расцветки я не согласен. Тебе они пойдут, но я и так чересчур заметен, чтобы еще выделяться.
  
   - Нет в тебе азарта, - ответила с упреком Тонкс, затем еще раз показала Гарри язык и воскликнула. - Итак, в Косой Переулок - за деньгами, шмотками и кучей неприятностей, если очень повезет! - и девушка исчезла с тихим хлопком.
  
   Ехать так ехать. Гарри пожелал оказаться в начале Косого Переулка. После нескольких секунд попыток он испытал знакомое ощущение сжатия, и, открыв глаза, обнаружил себя в Косом Переулке. Теплая ладошка мягко коснулась его затылка, и Гарри обернулся навстречу Тонкс.
  
   - Хорошо сработано: появился тихо, и спиной к улице. Я не думаю, чтобы кто-то заметил твое прибытие. Теперь нам надо в "Гринготтс", я возьму денег, чтобы было чем заплатить за твои обновки.
  
   - У меня есть деньги, Нимфадора. Ты не должна платить за меня.
  
   - Ладно, так и быть. Поскольку я не знаю, сколько денег у тебя, сначала заглянем в твое хранилище, а затем я намерена снять деньги со своего счета, и намного больше, чем нам понадобится. Мне это только в удовольствие... и не вздумайте его портить, молодой человек! - Тонкс пыталась быть серьезной, но ухмылка выдала ее с головой. - У меня сейчас слишком игривое настроение, так что хотя бы притворись, что я была с тобой строгой.
  
   - Как скажешь, Нимфадора, - ответил Гарри, мягко улыбнувшись, и вытянул губы трубочкой.
  
   - Я помню о своем обещании, но не здесь, ладно? Мы немножко слишком на виду даже на мой вкус. А теперь давай-ка шевелиться, пока магазины не закрылись.
  
   - А магазины сегодня работают где-то до пяти часов, так? - спросил Гарри.
  
   - Верно, - ответила Тонкс, увлекая Гарри за собой вдоль почти пустой улицы.
  
   - Сейчас около полудня, правильно?
  
   - Снова в точку, Гарри. Часы тебе тоже нужны?
  
   - Не помешали бы. Но почему нас должно беспокоить закрытие магазинов, когда впереди по меньшей мере пять часов до того, как можно начинать волноваться?
  
   - О, я думаю, что в магазине мы проведем никак не меньше, Гарри. Тебе необходимо полностью сменить гардероб, - Гарри нервно сглотнул и оглянулся в поисках пути для бегства. - Эй, куда это ты? Удрать от меня решил? Не вздумай! Будь добр выдержать до конца. Это всего лишь поход за покупками. Тебе же нравится делать покупки?
  
   - Я думаю, ты перепутала меня с девочкой, Нимфадора, - ответил Гарри невозмутимо. - Мне достаточно самого необходимого. И вообще, я никогда еще ничего себе не покупал, если не считать тех случаев, когда Хагрид взял меня сюда перед моим первым курсом, и миссис Уизли перед вторым.
  
   - Ладно, тогда сейчас самое время, чтобы купить себе что-нибудь хорошее, не так ли? - бестрепетно ответила Тонкс.
  
   Гарри не отрывал взгляда от своей спутницы, следуя за ней по улице к банку. Только когда она замедлила шаг, Гарри понял, что они уже у входа в "Гринготтс". Быстро оглянувшись через плечо, Гарри убедился, что ни одна живая душа в переулке, хоть и почти безлюдном, не обратила внимание на присутствие здесь Гарри Поттера.
  
   Двери открылись, и они вошли в холл. В банке народу оказалось гораздо больше, чем на улице. К прилавкам выстроилось несколько очередей, и Тонкс пристроилась в хвост самой короткой. Гарри встал рядом, стараясь казаться как можно незаметнее рядом с девушкой, облаченной в ярко-розовый топик.
  
   Услышав за спиной звук шагов, Гарри обернулся и увидел знакомого гоблина, Грипхука, с конвертом официального вида в длинных пальцах. Решив, что гоблин направляется к нему, Гарри легонько толкнул Тонкс в бок.
  
   - Привет, Грипхук, - сказал Гарри потрясенному гоблину.
  
   - Вы помните меня, мистер Поттер?
  
   - Конечно. Вы были первым гоблином, которого я встретил, как же мне не помнить вас?
  
   - Вы - человек, мистер Поттер, - заявил Грипхук, как будто это все объясняло. - Я не ответил на ваш вопрос?
  
   - Не то чтобы не ответили, но я буду иметь это в виду, - Гарри изо всех сил старался скрыть свое недовольство этой демонстрацией.
  
   - Мистер Поттер, у меня для вас письмо от Директора Рагнока. Если у вас есть еще какое-нибудь дело, прошу пройти к главному кассиру, вас обслужат, - и Грипхук, отвесив короткий поклон, прошел вглубь помещения и скрылся за позолоченной дверью.
  
   Гарри внимательно осмотрел конверт прежде, чем сломать печать "Гринготтса" и вскрыть его. Он вытащил документ и углубился в чтение формального и вычурного текста. Настроение Гарри сразу упало, что не укрылось от внимания Тонкс. Одного взгляда поверх плеча хватило, чтобы понять, о чем речь в письме.
  
   Гарри закончил читать и вложил письмо обратно в конверт.
  
   - Я ничего не хочу из этого. Я только хочу, чтобы он вернулся.
  
   - Я знаю, Гарри, но мы оба знаем, что это невозможно. Прими то, что он завещал тебе, с легким сердцем. Деньги потрать на любые глупости, все остальное хоть по кусочкам разнеси. Именно этого хотел бы Сириус. Теперь, возвращаясь к нашим насущным делам, раз уж у нас появились льготы, почему бы не воспользоваться ими прямо сейчас?
  
   Тонкс направила Гарри к главному кассиру, обратив этим на себя внимание нескольких человек в соседних очередях. Гарри спрятал конверт и поднял взгляд на гоблина, который, в свою очередь, пристально изучал его. Гоблин выглядел старше Грипхука, из его ушей торчали пучки седых волос. Выражение его лица не изменилось; он смотрел на Гарри и только на Гарри.
  
   - Я хотел бы пройти в свое хранилище, сэр, - сказал Гарри, вручая гоблину ключ.
  
   Гоблин придирчиво осмотрел ключ.
  
   - Конечно, мистер Поттер. У вашей подруги сегодня тоже есть какие-то дела у нас?
  
   - Возможно, но это зависит от того, сколько у Гарри денег в хранилище. Он собрался за покупками, и на сей раз делает это как полагается, - ответила Тонкс с улыбкой, в то время как гоблин уткнулся в громадный гроссбух.
  
   - Если мистер Поттер намерен совершать покупки в пределах размеров своего состояния, я уверен, вам не понадобится помогать ему из своих средств, - Гоблин нажал на кнопку, дверь в глубине зала открылась, пропуская Грипхука. - Грипхук поможет вам в ваших делах сегодня, мистер Поттер. Удачного дня.
  
   Гарри следом за Грипхуком прошел к ожидающей их вагонетке. Тонкс присоединилась к ним в безумной поездке в недрах банка. Гарри сидел спокойно, Тонкс же визжала от души. На одном особенно крутом повороте Тонкс наклонилась как бы невзначай и одарила Гарри глубоким сочным поцелуем, пытаясь нарушить его мрачное настроение. Впервые с момента получения письма Гарри улыбнулся.
  
   - Этот не считается, ладно? - спросил Гарри с надеждой.
  
   - Нет, конечно, это мой маленький подарок.
  
   Они достигли хранилища номер 687. Гарри передал ключ Грипхуку, тот открыл тяжелую стальную дверь, Гарри вошел внутрь и начал бросать галеоны в кошелек. Тонкс, не переступая порога, заглянула внутрь.
  
   - Ни фига себе... Мои деньги и впрямь не понадобятся. Даже не окончив школу, ты, Гарри, все равно останешься богаче, чем большинство населения магической Англии. Если захочешь сделать мне подарок на Рождество, мне понравился бы Деликатный Туалет Волшебницы. Подарочный сертификат меня более чем устроит.
  
   - Хорошо, Нимфадора, я запомню.
  
   Как только Гарри наполнил кошелек монетами, он покинул хранилище и вернулся в вагонетку. Заперев и опечатав дверь, гоблин направил вагонетку к поверхности. Гарри присоединился к Тонкс в восторгах от обратной поездки.
  
   Когда вагонетка остановилась, Гарри подал руку Тонкс, помогая ей выйти. Подойдя к двери, Гарри отсчитал десять галеонов и вручил их Грипхуку.
  
   - Спасибо, Грипхук, и... что бы ни случилось, меня здесь не было, хорошо?
  
   - Мистер Поттер! - гоблин возмущенно оттолкнул монеты. - Весь бизнес в стенах "Гринготтса" ведется с соблюдением строжайшей секретности. Что-то произошло, пока вы занимались своими делами?
  
   Гарри только улыбнулся в ответ:
  
   - Все равно спасибо, - повернулся и вышел в зал в сопровождении совершенно сбитой с толку Тонкс.
  
   - Гарри, зачем ты предлагал ему деньги?
  
   - Если их у меня настолько много, то я планирую держать все мои деловые отношения в тайне, насколько это возможно. Десять галеонов - мелочь, но если это воспрепятствует определенным людям узнать, что мы с тобой побывали здесь, оно того стоит.
  
   - Мы не делали секрета из нашей прогулки по Косому Переулку. Так что определенные люди все узнают, рано или поздно, - они спустились с лестницы, и Тонкс уверенно направилась к ателье мадам Малкин.
  
   - Все верно, но я уверен, что Дамблдор имеет какие-то рычаги воздействия и на гоблинов. Таким способом я, по крайней мере, скрою от любопытных глаз более интересные вещи.
  
   - Ты только посмотри! - воскликнула Тонкс, окинув Гарри преувеличенно-восхищенным взглядом. - Быстро же ты вошел во вкус, прямо-таки рыцарь плаща и кинжала, Слизерин нервно курит в сторонке! Мальчик мой, ты растешь на глазах... - Тонкс утерла воображаемые слезы. Гарри скривился - и это выражение оставалось на его лице в течение ближайших четырех часов.
  
   Время для Гарри текло чрезвычайно медленно. Тонкс притащила мадам Малкин собственной персоной, и обе дамы блокировали свою невинную жертву в задней комнате. Тонкс исчезла на несколько минут, чтобы вернуться с целой охапкой самой разнообразной одежды, и началась примерка. Чувства юмора Гарри хватило примерно на сорок пять минут, затем оно уступило место раздражению. Тонкс была непоколебима в своем стремлении одеть Гарри с головы до пят. Раздражение сменилось апатией через полтора часа, и оставшееся время Гарри покорно примерял то, что ему предлагали, не говоря ни слова. Он поворачивался, когда его просили, вытягивался, когда приказывали, он даже примерял одни и те же вещи многократно в ответ на умоляющие взгляды аврорши-метаморфа, принявшей самый трогательный вид. Приблизительно на сотом страдальческом вздохе Гарри Тонкс наконец смягчилась.
  
   - Прекрасно, Гарри, ты готов. Ты стойко выдержал все время, пока я забавлялась, подбирая тебе парадно-выходные наряды. Теперь можешь переодеться во все новое на остаток дня, а эти старые тряпки можно с чистой совестью сжечь, - Гарри подхватил джинсы и белую футболку и скрылся в примерочной, ставшей почти родным домом за минувшие часы.
  
   - Ты уверен, что не хочешь надеть новые слаксы и костюмную рубашку? - спросила Тонкс и получила в ответ возмущенное фырканье. - Эй, ты в них такой сексуальный... - Новое фырканье донеслось из закрытой примерочной. - Вот и славно, теперь ты выглядишь, как нормальный подросток. Видишь, какая я заботливая!
  
   Гарри оделся и присел, чтобы надеть новые кроссовки. Ботинки, выданные в Отделе Тайн, были уложены в кофр вместе с остальной одеждой, которую он купил. Ценники были сняты мадам Малкин, или, точнее, Тонкс, решившей, что так будет лучше. Завязав шнурки, Гарри расслабился на секунду и оценил минувший день.
  
   Я учусь Аппарировать, я пытаюсь кого-то убить, ввязываюсь в очередную схватку, которая на поверку оказывается очередным тестом, я - новый лидер Команды Три, у меня есть новая одежда, и завтра я должен присутствовать в "Гринготтсе" на оглашении завещания Сириуса. Не самый ужасный день, хотя бывало и получше. Гарри покинул свое убежище и вернулся в комнатку, еще недавно охваченную модным безумием.
  
   Ни Тонкс, ни мадам Малкин в комнате не оказалось, дверь была закрыта, и он остался совершенно один. Что-то было не так. Гарри потянул палочку из потайного кармана в джинсах, который мадам Малкин добавила в качестве бонуса при большой покупке. Он принял защитную стойку и осмотрел комнату, в которой было несколько стоек с одеждой на разных стадиях готовности.
  
   Гарри ждал: что-то должно было случиться. Он услышал очень мягкий звук из примерочной по соседству с той, которую он только что покинул. Скользнув к двери, юноша затаил дыхание, готовый открыть дверь и оглушить того, кто скрывался за нею. Одним стремительным движением он распахнул дверь и присел, чтобы избежать выстрела с той стороны. То, что предстало его глазам, сразило юношу наповал вернее Смертельного Проклятия.
  
   Тонкс отвлеклась от зеркала, в которое только что смотрелась, и взглянула в глаза Гарри.
  
   - Что я пропустила? Ты ввязался в очередную драку, а я не услышала? - Тонкс широко улыбнулась, наблюдая за реакцией Гарри на увлекательное зрелище. Она видела, как густой румянец заливает его шею, достигает щек. Как только запылали его уши, она нарушила тишину:
  
   - Тебе нравится? Я хотела купить это для особого случая.
  
   Гарри мог только молча любоваться девушкой. Тонкс была в своем истинном облике: каштановые волосы, красивые ноги, полная высокая грудь. Она была одета не в сексуальный облегающий топик и брюки, которые она носила в переулке, а в короткую, серо-голубую, очень шелковистую ночную рубашку, выгодно подчеркивающую формы тела. Гарри еле удержал палочку, но, пытаясь справиться с собственными реакциями, потерпел неудачу.
  
   Тонкс, с кокетливой улыбкой, превратившейся в выражение откровенной страсти, протянула руку и слегка коснулась груди Гарри.
  
   - Тебе нравится... это? - спросила Тонкс низким обольстительным голосом. Она наблюдала за Гарри, пытающемся выдавить хоть слово. После нескольких безуспешных попыток ему это удалось:
  
   - Это... очень даже неплохо, Нимфадора. А о каком, э-э, особом случае ты думала? - Гарри сглотнул и попытался поднять взгляд на лицо Тонкс.
  
   - Ты знаешь, такой случай... особенный. То и дело они случаются, - Тонкс ждала реакции Гарри. Удивленная его сдержанностью, она продолжала самым соблазнительным тоном. - Так это всего лишь "неплохо"? Проклятье, а я-то надеялась на что-нибудь вроде "очень симпатично", или "сексуально", или, может быть, даже "чертовски горячо".
  
   - Я думаю, можно сказать, что ты заслужила все эти слова, и гораздо более того, Нимфадора, - Гарри глубоко вздохнул и призвал воображение к порядку. Уловка Тонкс была как на ладони. - Опять дразнишь, да?
  
   - Ты сам уже все понял, Гарри. Вначале я немножко дразню, но затем просто рассыпаюсь. Обычно это - последнее, что я позволяю когда-либо увидеть парню, но у меня такое чувство, что ты увидишь это снова, и, весьма вероятно, немного больше. Я все еще должна тебе поцелуй за сегодня, можешь прибавить к нему еще один - за то, каким лапочкой ты был, позволив мне выбрать для тебя одежду. А теперь, если ты позволишь, мне нужно переодеться, да и тебе не мешало бы потратить пару минут, чтобы прийти в себя.
  
   Гарри медленно кивнул и закрыл дверь примерочной. Выйдя из комнаты, он присел на стул и опустил голову на руки. Ему потребовалось прибегнуть к Окклюменции, чтобы восстановить контроль над телом и разумом.
  
   Откинувшись назад, Гарри сказал громко:
  
   - Извини, Нимфадора. Я вышел из примерочной, а в комнате никого, так что я среагировал немного слишком остро. Я думал, с тобой и мадам Малкин что-то случилось.
  
   - Не беда, Гарри, - ответила Тонкс. - В конце концов, это было даже забавно. Ты уже видел меня в нижнем белье, видел в футболке, так что разница невелика. С другой стороны, я рада, что ты так одобрил мой вид, - Тонкс хихикнула в ответ на страдальческий стон Гарри.
  
   Дверь наконец открылась, и из примерочной вышла Тонкс, полностью одетая. В одной руке у нее была ночнушка, в другой ценник. Она протянула все это Гарри, и после молчаливого обмена кивками тот спрятал деликатный предмет в кофр вместе с остальными покупками.
  
   Выйдя из задней комнаты, они подошли к прилавку, где лежала груда ценников. Не слушая возражений Тонкс, Гарри присоединил к ним и тот, что был в руке девушки, пояснив кратко:
  
   - Твой рождественский подарок.
  
   - Но до Рождества еще полгода!
  
   - Хорошо, тогда на день рождения, - Гарри не мог понять, почему это ее так задевает. Вряд ли дело было в паре лишних галеонов, тем более что покупок этого дня хватило бы набить до отказа приличный платяной шкаф.
  
   - Мой день рождения был пару месяцев назад, Гарри. Я сама за нее заплачу.
  
   - Значит, это запоздалый подарок на день рождения. О Мерлин, Тонкс, ну почему бы тебе просто не улыбнуться и принять его?
  
   - Хорошо, Гарри. Я его приму, но при одном условии: ты позволишь мне заплатить за обед.
  
   Гарри пришел к выводу, что, так или иначе, но успеха он добился.
  
   - Будь по-твоему, Тонкс. Куда теперь?
  
   - Как насчет ресторана? Ты раньше бывал здесь где-нибудь?
  
   - Нет, если не считать кафе Флориана Фортескью.
  
   Тонкс улыбнулась и перечислила названия нескольких мест, о которых Гарри никогда не слышал. Пожав плечами, юноша предоставил выбор спутнице. Тем временем мадам Малкин еще раз проверила сумму счета и теперь ждала у кассы. Мимоходом взглянув на чек, Гарри открыл кошелек, высыпал на прилавок горсть монет и быстро отсчитал нужное количество, добавив еще некоторую сумму сверх того. Уже выходя из ателье, юноша обернулся и небрежно заметил:
  
   - Если кто спросит, мадам... нас здесь не было.
  
   Вернувшись в Косой Переулок, молодые люди обнаружили, что народу на улице стало заметно больше, однако почти все двигались торопливо, глядя себе под ноги. Гарри позволил Тонкс выбирать маршрут, и та направилась обратно в сторону банка. Когда они проходили мимо "Универсальных Удивлялок Уизли", из дверей появился Фред с плакатом, рекламирующим очередные новинки. Гарри хотел было скрыться, но, обернувшись к Тонкс, понял, что ничего не выйдет. В таком розовом топике можно было смешаться с толпой разве что в Хогсмиде на День Святого Валентина.
  
   Гарри обреченно вздохнул и принялся считать секунды. На счете "шесть" Фред обернулся и увидел пару. Он едва сдержал крик, и Гарри пришлось его утихомиривать.
  
   - Гарри, Тонкс, что вы здесь делаете? У мамы башню бы снесло, если бы она узнала, что ты не заперт... ой, то есть, не под защитой в той тюряге... ой, чего это я... в смысле, в доме твоих родственников.
  
   - Сегодня у нас по плану поход по магазинам, Близнец Уизли Номер Один, - ответила Тонкс. - Я - телохранитель Гарри, и охраняю его, где бы он ни оказался. А в данный момент он оказался здесь, так что дай пройти.
  
   - Близнец Номер Один, значит? - переспросил Фред.
  
   - Ну раз уж перед нами только один из вас, "номер один" вполне годится.
  
   - Фред, пожалуйста, не говори никому, что мы здесь сегодня были, - попросил Гарри. - Сам знаешь, скандал мне совсем ни к чему.
  
   - Не парься, приятель, - отмахнулся Фред. - Я все отлично понимаю. И потом - разве я похож на человека, который орет на всех углах, что кто-то где-то сделал что-то не то? Честное слово, я думал, что ты обо мне лучшего мнения, - Фред сокрушенно покачал головой. - Ты отдаешь этим детям пять лет жизни, объясняешь им, что такое хорошо, а что такое плохо... и что взамен? Я разочарован, Гарри. Я еще понимаю Рона, ему не у кого было спросить совета, но ты же всегда был самым умным в вашей компании! Неужели Джинни - последняя надежда семьи Уизли?
  
   - Умная у нас Гермиона. Я - везучий, - уточнил Гарри.
  
   - Книги не добавляют ума, Гарри. Гермиона предпочитает играть по правилам, и если бы не вы, клянусь, она уже работала бы в Министерстве, угнетающем нас все новыми и новыми правилами. Тонкс, умоляю, спасите эту потерянную душу, не дайте ему стать прямолинейным и ограниченным! - Фред бухнулся на колени, протягивая к Тонкс молитвенно сложенные руки.
  
   - Прекрати балаган, придурок! - рявкнул Гарри, быстро оглядевшись. - Меня не должны видеть, а ты тут выделываешься прямо посреди улицы.
  
   Фред улыбнулся и легко поднялся на ноги.
  
   - Сказано же - не парься! Буквально пары дней хватило, чтобы весь Косой Переулок перестал обращать внимание на то, что мы здесь вытворяем. Кстати, у меня кое-что есть для тебя. Давно хотел переслать... - Фред порылся в карманах жилета и извлек ключ от хранилища "Гринготтса". - Номер 1969, и, да, мы сами попросили этот номер. Туда переводится твоя доля.
  
   - Доля? Какая доля? - поинтересовалась Тонкс прежним беззаботным тоном, готовая узнать чей-то секрет.
  
   - Доля Гарри в прибылях, разумеется! - без колебаний ответил Фред.
  
   - Да не нужна мне никакая доля! Те деньги были подарком, и если вам их некуда девать - отдайте семье. А я их не хочу.
  
   - Да ладно тебе, Гарри! Мы и так поддерживаем семью, но твоя половина - все равно твоя половина.
  
   - Половина?!! - возопил Гарри.
  
   - Ну и кто теперь устраивает балаган? - язвительно усмехнулся Фред, положив руку Гарри на плечо. - По итогам голосования пайщиков ты получаешь половину.
  
   - Я не голосовал, - возразил Гарри, скрестив руки на груди.
  
   - Да, но поскольку ты не присутствовал на собрании акционеров, твое молчание было воспринято как знак согласия. Так что абсолютным большинством голосов половина прибылей твоя, и ничего с этим не поделаешь.
  
   - Проклятые Уизли... - пробормотал Гарри со вздохом.
  
   - Не сегодня, но вчера наверняка, - продолжал Фред явно о чем-то своем. - Наконец-то мы вычислили, что было не так с тем леденцом. Мы чуть не потеряли Ли на стадии испытаний... В любом случае, когда найдешь время, и не будешь опасаться любопытных глаз - заходи. Ладно, ребята, веселитесь, - Фред выразительно шевельнул бровями и проводил взглядом Гарри и Тонкс, пока те не скрылись из виду.
  
   "Фред будет держать рот на замке и не скажет ни слова" - повторял про себя Гарри, словно заклинание.
  
   - Гарри, ну что опять за беда? - невинно осведомилась Тонкс. - Не хочешь, чтобы тебя видели со мной?
  
   - Что ты, вовсе нет! Но если Дамблдор или даже миссис Молли услышит об этом, меня точно запрут на сто замков - "для моей же собственной безопасности"!
  
   - Не думай об этом, Гарри. Я первая буду требовать твоего освобождения. В конце концов, я твой телохранитель, или кто? И потом, - Тонкс хихикнула, - смена Дунга кончилась двадцать минут назад.
  
   Гарри пытался оставаться взволнованным, но рядом с заразительно смеющейся Тонкс это плохо получалось. Наконец он тоже широко улыбнулся, не в силах сдержать веселье. Тонкс указала нужный поворот, и теперь они шли вдоль витрин ресторанов и ночных клубов, выглядевших весьма заманчиво для неискушенного взгляда Гарри.
  
   Тонкс потянула Гарри за руку, и они подошли к стоящему в тени старинному деревянному зданию. Около входа была табличка с названием, но прочитать его можно было только под определенным углом, и Гарри успел заметить только витиеватые буквы прежде, чем его втянули внутрь. Холл был выдержан в том же стиле, что и фасад - стены темного дерева, мраморный пол. Вся обстановка внушала мысль, что это - очень дорогое заведение.
  
   Швейцар встретил их прямо у дверей, надменно глядя сверху вниз.
  
   - Я могу вам помочь?
  
   По его реакции Гарри понял, что здесь они явно не к месту - в дорогие рестораны в джинсах и футболках не ходят. Гарри обратил внимание, что взгляд швейцара слишком задержался на топике Тонкс, и это было противно.
  
   - Да, вы можете нам помочь, - ответил Гарри тем же тоном. - Нам нужен столик на двоих, и подальше от толпы.
  
   Швейцар оторвал наконец неодобрительный взгляд от Тонкс, которая озиралась, как ни в чем не бывало, и взглянул на Гарри, явно готовый указать нахальной молодежи на дверь. Но тут луч света упал на лицо юноши, осветив лоб со шрамом, и швейцар прикусил язык. Он отступил в сторону, мгновенно изменив стиль поведения.
  
   - Прошу вас, сэр, леди.
  
   - Я так и думал, - ответил Гарри с презрением в голосе. Если Тонкс решила пообедать здесь, то мы обедаем здесь, и никакой холуй нам не помешает.
  
   Они миновали холл ресторана и, завернув за угол, вошли в предупредительно открытую дверь с табличкой "VIP". Гарри видел, какими взглядами провожала их публика в этом зале. Он не отрывал глаз от Тонкс, надеясь, что она не заметит, насколько нежеланными гостями здесь они оказались. Метрдотель открыл еще одну дверь, проводив обоих в роскошно убранный кабинет.
  
   Гарри вошел в кабинет вслед за метрдотелем и помог Тонкс сесть, сам же расположился напротив, ожидая, что будет дальше. Официант принес меню в кожаном переплете и винную карту, затем удалился с низким поклоном.
  
   Гарри открыл меню и погрузился в его изучение. Первое, что бросилось в глаза - это отсутствие цен. Со времен своей жизни у Дурслей Гарри знал, что это означает - обед обойдется в более чем солидную сумму.
  
   Гарри поднял глаза и увидел, что Тонкс смотрит на него взволнованно и виновато:
  
   - Спасибо, что позаботился об идиотке, Гарри. Знала же, что он собирался выгнать нас, но ты преодолел и это препятствие, как я и думала.
  
   - Что?
  
   - Видишь, что это за место, Гарри? Кто бы пустил меня сюда в этой одежде, да еще и прямо в VIP-зал? Это все ты, малыш.
  
   - Но я ничего не сделал, Нимфадора.
  
   - Ты был там, и понял, что нас собираются вышвырнуть. Ты предъявил свой шрам, и вот мы здесь. Я знаю, как ты ненавидишь этим пользоваться, но раз уж он у тебя есть...
  
   - Если есть возможность сделать тебя счастливой, почему бы и не показать разок?
  
   - Точно, Гарри. И кто сказал, что ты не умеешь ухаживать за девушками?
  
   - Э-э... Гермиона на четвертом курсе, Парвати тогда же. Наверняка и Чоу в прошлом году пришла к тому же выводу.
  
   - Но ты быстро учишься, Гарри. Спасибо. Всегда хотела пообедать здесь, и ты предоставил мне эту возможность.
  
   - Это ведь дорогое заведение, не так ли? - спросил Гарри, заранее зная ответ.
  
   - Да, но оно того стоит. Это мой маленький праздник, так что не волнуйся.
  
   - Если надо, я могу помочь. После мадам Малкин вроде еще какие-то деньги остались...
  
   - Ничего, Гарри. Я же аврор, насколько тебе известно, - Тонкс подмигнула и раскрыла свое меню.
  
   Гарри просмотрел меню и решил ограничиться стейком. Без указания цен он не знал, какие из блюд дешевле. К тому же у многих из них были иностранные названия, так что Гарри понятия не имел, что это такое. Он закрыл меню и теперь следил за Тонкс, прикусившей кончик языка от усердия при выборе. Гарри заставил себя отвести взгляд, так как в голове помимо воли зашевелились озорные мысли.
  
   - Ты уже решил, чего ты хочешь? - спросила Тонкс, вновь овладев его вниманием.
  
   Гарри поспешил взять на короткий поводок разыгравшееся воображение.
  
   - Я подумал о стейке, так как это единственное, что мне здесь знакомо. А ты?
  
   - Присоединяюсь. Вино к обеду заказывать будем? - не дожидаясь ответа, Тонкс открыла винную карту и принялась перечислять марки красных вин. Гарри наблюдал за этой сценой с удивленной улыбкой. Его спутница была готова в любой момент получать от жизни максимум удовольствия. Через несколько минут в кабинет вошла официантка. С поразительным достоинством и грацией она подошла к столу и теперь ждала, пока Тонкс сделает свой выбор.
  
   - Вы желаете выбрать вино из карты, или предпочитаете что-нибудь из вашей личной коллекции, мистер Поттер?
  
   - Простите? - переспросил Гарри напрямик.
  
   - Ваша семья, а именно ваш дедушка, был у нас частым гостем, и поэтому он держал коллекцию избранных сортов вин в нашем погребе, и это лучшие вина, о которых я могу помнить. Если вы захотите проверить имеющиеся запасы, можете прислать к нам вашего домового эльфа.
  
   - Конечно, это звучит неплохо, - ответил Гарри в полном смущении.
  
   Официантка скрылась за дверью. Тонкс взирала на Гарри со счастливой улыбкой.
  
   - Так у тебя здесь и собственное вино есть? Круто! Интересно, что бы ты выбрал?
  
   - Понятия не имею. Но судя по тому, что моего деда нет на свете уже по крайней мере шестнадцать лет, я предполагаю, что вина должны быть довольно старыми.
  
   Обмен легкими колкостями продолжался до тех пор, пока не вернулась официантка с листком бумаги и не приняла заказ. Гарри выбрал средний стейк, то же самое заказала Тонкс.
  
   - Очень хорошо, это значит, что вы хотите заказать красное. У нас весьма обширный выбор, но я, если позволите, предложила бы вам Мутон-Ротшильд 1956 года. Это соответствует вашим ожиданиям?
  
   Гарри после некоторого колебания согласился с выбором. Официантка бесшумно покинула кабинет. Тонкс внимательно посмотрела на Гарри.
  
   - Ты заказал вино 1956 года к нашему обеду? О, это будет настоящий праздник. Благодарю.
  
   - Я же ничего не знаю о своей семье. Когда будет время, надо будет ознакомиться с архивными документами о них. Никто и никогда прежде не упоминал моих дедушек и бабушек.
  
   Как-то незаметно разговор свернул на семью Тонкс и ее детство. Гарри узнал, что ее способности проявились далеко не сразу. Она почувствовала их в шесть лет и с того момента трудилась над тем, чтобы развивать их и управлять ими. Гарри сразу проникся сочувствием к ней, когда она описала, как к ней относились другие дети в первые три года в Хогвартсе.
  
   Они постоянно просили, чтобы она изменила свою внешность или изобразила кого-нибудь ради шутки. Она могла назвать только двух человек, кого заинтересовало, как Нимфадора Тонкс выглядит на самом деле. Гарри не мог не понять причину, заставившую ее держаться особняком ото всех остальных.
  
   Принесли вино и стейк, и после полутора бокалов очень старого вина Гарри почувствовал некоторую легкость в мыслях. Тонкс старалась развлечь его, поминутно меняя внешность. Когда принесли счет, Гарри попытался втихомолку оплатить его. Тонкс в этот момент была слишком занята, возвращая исходную форму заостренным ушам.
  
   - Э-эй, Гарри, я же сказала, что заплачу! Убери деньги сейчас же! - Тонкс выхватила у него счет, поставила подпись и номер хранилища на листочке. - С учетом того, что поставщиком вина оказался ты, счет не так уж обременителен. Спасибо и за это.
  
   - Про вино я понятия не имел. Так, а что делать с остальным?
  
   - С собой возьмем - не пропадать же впустую такому нектару. Дурсли наверняка лопнут от зависти, когда его увидят. Зная, что они такое, я даю гарантию - они понятия иметь не будут, что делать, увидев такую бутылку. Она наверняка стоит больше, чем толстобрюхий папочка зарабатывает за неделю. Ну может, почти столько. Пошли?
  
   Гарри спрятал початую бутылку в кофр, и вслед за Тонкс встал из-за стола. Девушка держалась как можно ближе к Гарри, когда они подошли к выходу на улицу. Швейцар низко поклонился, когда Гарри приблизился к нему. Тонкс смеялась, но Гарри остановился перед почтительным стражем.
  
   - Рекомендую вам принимать клиентов, - особенно моих друзей, - лучше, чем вы сделали это сегодня, - Гарри поймал взгляд швейцара и удерживал несколько секунд прежде, чем повернуться к выходу. Приобняв Тонкс чуть ниже талии, Гарри легонько ее подтолкнул. Она послушалась немедленно и первой покинула ресторан.
  
   - Не надо было этого делать, Гарри, - заметила Тонкс спокойным, но чрезмерно дружественным тоном. - Тебе постоянно нужно быть героем?
  
   - Нимфадора, он осудил тебя лишь за то, что ты не так одета. Это неправильно - мне ли не знать, как меня воспринимали, пока ты не заставила меня купить новую одежду. Меня не интересуют места, где людей встречают так, как здесь. Это предубеждение той же природы, что и у Волдеморта. Или ты чистокровный, или никто. И то, что тот парень никого не убивает, не служит ему оправданием. Ты - мой друг, и я сделаю все, чтобы ты была счастлива.
  
   Тонкс в ответ увлекла Гарри на теневую сторону Косого Переулка, прижалась к нему и крепко поцеловала. Гарри поддался ей без малейшего сопротивления. Голова его немного кружилась от вина, и единственное, что занимало его мысли - это поцелуй женщины в его объятиях. Они не могли оторваться друг от друга несколько минут, пока, наконец, Тонкс не произнесла, тяжело дыша:
  
   - Сделай портключ до своей комнаты. Аппарация на пьяную голову не для новичков.
  
   Гарри вынул палочку и металлическое кольцо, которое он использовал для обучения. Заставив себя максимально сконцентрироваться, он коснулся кольца. Оно, вспыхнуло голубым светом, как и положено, и Гарри протянул кольцо Тонкс. Та ухватилась за него и снова крепко поцеловала юношу. Гарри ощутил рывок, и, отстранившись на секунду, чтобы вздохнуть, увидел, что они уже в его комнате.
  
   Тонкс открыла глаза и, с шумом уронив кольцо на пол, толкнула Гарри на кровать. Затем последовала за ним, двигаясь вдоль его тела навстречу жаждущим губам. Не прерывая поцелуя, Тонкс медленно стянула с юноши футболку, обнажая его грудь, и продолжала целовать его, спускаясь все ниже, вызвав тихий стон наслаждения. Она думала, что держит ситуацию под контролем, пока руки Гарри не коснулись ее спины, потянув ее собственный топик через голову. Она лежала на Гарри в одном лифчике и брюках, и его руки вовсю ласкали ее нежную кожу.
  
   Тонкс тоже тихо застонала, и Гарри закрыл ее рот своим. Некоторое время они страстно целовались, пока стук в дверь не заставил их отпрянуть друг от друга и торопливо привести в порядок одежду. Гарри заворчал, когда Тонкс соскользнула с кровати, собрала свою одежду и быстро накинула первую попавшуюся рубашку. Гарри сделал то же самое и застегнул джинсы.
  
   Окинув взглядом комнату, Гарри открыл дверь. Из коридора на него уставился Дадли.
  
   - Ну и чего надо? - поинтересовался Гарри нарочито медленно, угрожающим тоном.
  
   - Я снова все слышал, - ответил Дадли вполголоса, пытаясь украдкой заглянуть в комнату. - Ма и па скоро вернутся. Ты же не хочешь, чтобы они услышали, как вы там обжимаетесь с твоей подружкой?
  
   - Если ты сможешь не пялиться куда не надо хотя бы секунду, я тебе скажу, что мне глубоко плевать, услышат они нас или нет. Я это уже говорил, и еще раз повторю: они не будут мной командовать. Моя жизнь - это моя жизнь, и не им ею управлять. Я не хотел бы ненароком уронить дядю Вернона и причинить ему боль. А ему будет очень больно, знаешь ли. А уж стыд-то какой будет, я и не говорю.
  
   Тонкс выбрала именно этот момент, чтобы предстать перед взором Дадли. Она взъерошила волосы, приспустила с плеча рубашку. Левая рука девушки обвилась вокруг плеч Гарри, а правая мягко поглаживала его по животу. Изобразив на лице самую сексуальную улыбку, она заговорила очень обольстительным тоном:
  
   - Гарри, почему бы тебе не закрыть дверь и не продолжить с того момента, на котором нас прервали? Я замерзла, и хочу, чтобы ты меня согрел... так, как ты умеешь... ладно? - Тонкс на мгновение отвлеклась от Гарри и, взглянув на Дадли, выразительно шевельнула бровью.
  
   Дадли, огорошенный, застыл посреди коридора, в то время как Тонкс продолжила свои ласки. Гарри не мог не отреагировать, и его внимание начало потихоньку уплывать далеко-далеко от незадачливого кузена.
  
   - Дад, почему бы тебе не оказаться сейчас где-нибудь в другом месте, где угодно, только не перед моей дверью? Я сейчас занят, не видишь? - Гарри с немалым трудом удавалось формулировать предложения, но он справился лучше, чем мог. Дадли молчал, и Гарри медленно закрыл дверь перед его носом. Как только щелкнул замок, Тонкс бросила Заглушающее заклятие и расхохоталась от души.
  
   Гарри понадобилась примерно минута, чтобы понять, в чем дело, прежде чем он тоже начал смеяться.
  
   - Наверное, забавно было так над ним поиздеваться, но я чувствую, что цена была для меня немного слишком велика, - Гарри был похож на побитого щенка, и Тонкс немедленно оборвала смех.
  
   Пристально посмотрев на него секунду-другую, девушка прижала его к себе и снова впилась в губы страстным поцелуем. Пальцы ее зарылись в волосы Гарри, приведя их в совершеннейший беспорядок. Она вновь толкнула юношу на кровать, обхватив его ногами, и, медленно двигая бедрами, вызвала ту реакцию, которой добивалась.
  
   - На этот раз я знаю, что я делаю, - заявила Тонкс между поцелуями.
  
   - Видимо, я полный невежда, но что ты собираешься делать? - спросил Гарри.
  
   - Я собираюсь позабавиться еще немного, а затем я хочу остановиться и свести тебя с ума. Абсолютно, - Тонкс широко улыбалась, не прекращая ластиться.
  
   Гарри позволил ей продолжать еще несколько минут прежде, чем взглянул в ее темные глаза:
  
   - Нимфадора, я не хочу, чтобы меня свели с ума, - и, дождавшись ответного взгляда, проник в ее разум. В ответ она застонала, глаза ее метались под сомкнутыми веками.
  
   - Будь ты проклят, Гарри, - прошептала она еле слышно.
  
   - Возможно, Нимф, возможно, - Гарри прильнул к ее губам и не прерывал поцелуй, пока нехватка воздуха не вынудила его прерваться. Тонкс тоже задыхалась и дрожала всем телом. Она открыла глаза, и Гарри увидел в них голод и неутоленное желание. Он снова начал стягивать с нее топик, но она сама стянула его через голову и отбросила через плечо. Затем она помогла избавиться от футболки Гарри.
  
   Юноша вновь установил зрительный контакт и пожелал полного слияния разумов. Он с тревогой наблюдал, как Тонкс пытается вдохнуть, не отрываясь от его губ. Ее язык неутомимо исследовал его рот. Она продолжала двигаться, прижимаясь к Гарри всем телом, все больше возбуждая его с каждым движением. Они продолжали, Гарри чувствовал трепет тела Тонкс, и лишь открыв глаза, он убедился, что в самом деле Тонкс сидит на нем верхом. Все прекратилось; Тонкс вернула контроль над своими руками, телом и головой.
  
   Со стоном девушка слезла с Гарри и улеглась рядом с ним. Глаза ее были закрыты, изо рта вырывалось тяжелое дыхание.
  
   - Гарри... я должна остановиться прежде, чем это зайдет слишком далеко. Ты понятия не имеешь, как близко я была к тому, чтобы сорвать одежду и отдаться тебе окончательно. Я боюсь открыть глаза, или я сделаю только это. Извини, но ты получаешь слишком много и слишком быстро... какой талант.
  
   - Ну... и что теперь?
  
   - Гарри, я, как предполагается, присматриваю за тобой. Я чувствую, что слегка нарушаю присягу, или что-то в этом роде. Я знаю, что ожидается от меня, но я также знаю, чего хочу я сама. Это несочетаемо. Я не могу сделать и то, и другое.
  
   - Знаешь, от меня тоже все чего-то ожидают. Большинство из них заставляют меня спасать их от Волдеморта. А я впервые в жизни делаю то, что хочу. Я принимаю решения и отвечаю за их последствия. И сейчас меня гораздо меньше заботит, чего ожидают от меня остальные.
  
   Гарри приподнял Тонкс за подбородок так, чтобы можно было ее поцеловать. Она не сопротивлялась, сразу покорившись его рукам. Они продолжали целоваться, пока требовательный крик Хедвиг не заставил их прекратить. Гари недовольно посмотрел на сову и увидел письмо у нее в клюве. Со вздохом Гарри высвободился из теплых объятий полуодетой Тонкс и взял письмо.
  
   Это было послание от Ремуса, и Гарри сел обратно на кровать. Он медленно вскрыл конверт и прочел письмо. Не оборачиваясь, он пояснил специально для Тонкс:
  
   - Ремус интересуется, должен ли он зайти за мной завтра, чтобы доставить на оглашение завещания. Мне принять его предложение? Все что от меня требуется - написать "да" или "нет" и отправить Хедвиг с ответом.
  
   - Ну, проводить тебя могу и я. Когда назначено время?
  
   - Оглашение в десять часов. Нам неплохо бы быть на месте немного раньше. Ремус пишет, что Дамблдор тоже будет там, так как он получил письмо из "Гринготтса". Не хотел бы я встретиться с ним сейчас. Я еще не настолько хороший Окклюмент. Только дело дошло до...
  
   - Да, Гарри? Ты начал, и вдруг замолчал. Только дело дошло до... чего?
  
   Гарри обернулся и увидел Тонкс на другом краю постели, в одном только лифчике и трусиках. Она шаловливо улыбнулась и подпрыгнула несколько раз. Гарри сглотнул и перевел дух.
  
   - Вот именно, - только и смог произнести юноша, не в силах оторвать глаз от почти обнаженного тела Тонкс, залитого лунным светом из окна. Гарри поймал ее взгляд и ждал ответных действий. Продолжая улыбаться, Тонкс натянула розовую майку и запустила руки под нее. Немного повозившись, девушка вытянула за лямку лифчик и кинула его в Гарри, угодив прямо в грудь. Гарри видел, как ткань натянулась на напряженных сосках, Тонкс перехватила его взгляд и улыбнулась еще шире.
  
   - Именно так оно и бывает, когда я снимаю лифчик.
  
   - Ты меня дразнишь, или проверяешь навыки Окклюменции?
  
   - А что предпочел бы ты?
  
   - Ага, так я тебе и сказал... Нарвусь еще на неприятности!
  
   - Никаких неприятностей, Гарри, не сомневайся. Ты мог бы обнаружить, что получил все, что хотел, и даже больше...
  
   Гарри посмотрел ей в лицо, встретив взгляд смеющихся глаз, полный неутоленного пыла.
  
   - Обещаешь, обещаешь... - сказал Гарри мягко.
  
   Тонкс легла и укрылась простыней, оставив снаружи только ногу.
  
   - Не желаешь присоединиться ко мне, Гарри?
  
   Глубоко вздохнув, Гарри снял джинсы и нырнул под простыню. Тонкс приблизилась к нему и улыбнулась:
  
   - Мы можем позаниматься Окклюменцией завтра утром, перед уходом. А сейчас нам нужно хотя бы немного отдохнуть, - Тонкс чмокнула Гарри в кончик носа и отвернулась.
  
   Гарри замер на секунду, а затем ухватил подругу за бока и начал щекотать.
  
   - Ты - самая большая кокетка и соблазнительница изо всех, кого я знаю, Нимф! Я буду щекотать тебя до тех пор, пока ты не попросишь прощения!
  
   Тонкс смеялась и яростно корчилась на кровати, стараясь увернуться от рук Гарри, но без особого старания. Гарри не унимался, пока не заметил, что Тонкс уже задыхается. Как только он остановился, Тонкс попыталась отдышаться, по-прежнему хихикая в паузах между вдохами.
  
   Немного придя в себя, девушка повернулась, обняла Гарри и поцеловала его глубоко и нежно.
  
   - Это озорство, которое я хочу видеть и в тебе, Гарри. Ты уже догадался, что я всегда готова бороться и никогда не скрываю чувств, - Тонкс понизила голос, сразу став серьезной. - С тобой весело, и ты всегда знаешь, что делать в нужные моменты. Продолжай в том же духе, и ты сам не представляешь, насколько далеко пойдешь... Ой, и прошу прощения за мое прошлое поведение!
  
   - Не беспокойся об этом, Нимфадора, - Гарри подался вперед и поцеловал Тонкс, как и хотел. Они продолжали целоваться, пока сон не охватил обоих.
  
  
  
   Глава 6
  
  
   Глава не бечена
  
   6. История и завещание.
  
   Солнце встало едва ли полчаса назад, когда Нимфадора Тонкс вдруг проснулась. Она еще пыталась вернуться в объятия сна, когда услышала шелест перевернутой страницы. Девушка приоткрыла веки и тут же зажмурилась: солнечный свет неприятно резал глаза. Стоило смежить веки, как тут же нахлынули воспоминания о прошедшей ночи.
  
   Ой... Наверняка ведь следы остались... Тонкс прикрылась от света краем простыни и скосила глаза на свой живот. Возле пупка явственно темнел след от поцелуя, и девушка догадывалась, что ее шея должна выглядеть не лучше. Но каждая минута того стоила. Мне с ним настолько здорово... даже чересчур. Благодарение Мерлину, у него хватило самообладания остановить меня, когда я попыталась... нет, лучше даже не вспоминать. Вчерашнее безумие закончилось только затем, чтобы повториться снова, а ты ведь не хочешь этого... или все-таки хочешь?!
  
   Тонкс пришлось применить способности метаморфа, чтобы скрыть синяки от засосов. Главное, чтобы он не начал волноваться с утра пораньше, будто причинил мне какой-то вред. Мерлин его знает, до чего он может допереживаться. Он все принимает чересчур близко к сердцу... впрочем, оно и к лучшему. Глаза Тонкс постепенно привыкли к свету, она опустила простыню и обнаружила Гарри сидящим на полу, прислонившись к кровати. Встрепанные черные волосы шевельнулись, и снова зашуршала бумага.
  
   - Гарри, что ты делаешь?
  
   Тот не ответил, однако Тонкс ощутила, как волна магии захлестнула ее чувства. Девушке показалось, что она тонет. Даже во время поединков Гарри с Хорасом или дядей Верноном ее ощущения были куда слабее. С встревоженным вскриком: "Гарри!" Тонкс соскочила с кровати на пол перед своим подопечным. Тот сидел, скрестив ноги, между открытой коробкой из архива справа и кипой бумаг и папок слева. Одна из папок была в его руках, и юноша внимательно вчитывался в ее содержание.
  
   - Гарри, ты меня пугаешь! Что тебя настолько разозлило?
  
   Гарри оторвал взгляд от бумаг, посмотрел на Тонкс, и та отшатнулась - такой лютой злобой сверкнули его глаза. Он выглядел опасным, как никогда прежде. Тонкс и предположить не могла, что пятнадцатилетний подросток может внушать такой ужас. Она нерешительно спросила еще раз:
  
   - Что не так, Гарри?
  
   - Как же много мне не рассказали... - волны стихийной магии пополам с ненавистью исходили от юноши. - Мне врали. Меня держали в темноте и неведении, всем на меня было наплевать. От меня скрывали до последнего, кто я на самом деле. Тонкс, я хочу кого-нибудь убить, прямо сейчас... я сам себя боюсь.
  
   Тонкс со страхом и нетерпением следила за свирепой гримасой, исказившей лицо юноши. Ей необходимо было знать больше, чтобы предотвратить надвигающуюся катастрофу. Тонкс надеялась только, что ни Гарри, ни она сама не окажутся среди пострадавших.
  
   - Гарри, пожалуйста, объясни мне, в чем дело. Я не знаю, что в этих папках. Со своими я ознакомилась, но к информации, не относящейся непосредственно к заданию, нас не допустили. Расскажи мне, и я, может быть, смогу помочь.
  
   Гарри боролся со всепоглощающим желанием сравнять дом Дурслей с землей. Его внутренняя магия рвалась наружу, и юноша старался подавить желание пустить ее в ход. Ему пришлось сделать несколько глубоких вдохов прежде, чем ответить на вопрос до смерти перепуганной девушки:
  
   - Мои бабушка и дед, родители отца, умерли от старости и магической болезни. Ты это знала? Родители моей мамы погибли в автокатастрофе. Кому стало бы хуже, если бы мне это рассказали? Почему я должен сам раскапывать всю эту хрень? Неужели нельзя было просто рассказать мне?
  
   - И ты из-за этого вышел из себя? - осторожно поинтересовалась Тонкс.
  
   - Не только. Я узнал, что мой отец официально не работал потому, что управлял семейными инвестициями. Очевидно, Поттеры имеют долю во многих фирмах, как в магловском, так и в волшебном мире. Моя мама где-то работала, но здесь не сказано, где именно, и какие обязанности у нее были, я тоже не узнал.
  
   Еще я обнаружил, что мои вступительные документы для Хогвартса заполнял Дамблдор. Он имел на это право как мой опекун в магическом мире. Оказывается, через несколько дней после того, как Сириус попал в Азкабан, Дамблдор переоформил опеку на свое имя, а документы скрыл. Очевидно, он провернул это как Верховный Маг, Самая Важная Шишка и так далее. Бумаги - в архив под замок, и концы в воду. Никто ничего не узнал бы. А еще я прочитал расшифровку стенограммы допроса Сириуса. Дамблдор палец о палец не ударил, чтобы помочь ему. По сути, он своим бездействием и отправил его в Азкабан, даже не попытавшись узнать правду. Когда ему предоставили последнее слово, Сириус почти ничего не сказал в свою защиту, но Дамблдор же должен был захотеть выяснить, что там произошло на самом деле!
  
   Я знаю, что именно Дамблдор лично установил датчик магии, чтобы следить за этим домом и всеми окрестностями. Фадж только настроил прибор непосредственно на меня, стоило мне начать портить ему жизнь. Старик поселил здесь миссис Фигг, чтобы она наблюдала за мной. Не знаю, что она ему рассказывала, но он не предпринимал ничего, кроме подглядывания и подслушивания, так?
  
   - Когда я ему рассказала, что твой дядя на тебя напал, - начала Тонкс нерешительно, опасаясь, что правда принесет больше вреда, чем сочувствие, но зная мнение Гарри по этому поводу, - он спросил только, не пострадал ли ты. Казалось, его вообще не волновало, чем закончилась для тебя та стычка. Да я сама чуть не полезла в драку, когда он велел оставить все как есть! И еще он приказал мне ничего не сообщать Ордену.
  
   - Исходя из того, что я узнал, это на него похоже. Он с ногами влез в мою жизнь, так как все умерли. Меня должны были передать Ремусу, чтобы он обо мне заботился. Он был следующим после крестного в списке, который составили мои родители, когда укрылись в Годриковой Лощине. Дамблдора в том списке и близко не было, однако он здесь, и дергает за все ниточки. Ремус даже не знал об их выборе. Дамблдор сделал все, чтобы сообщение о той ночи не было отправлено. Он его просто отфутболил! А в списке, который составили мои родители, прямо сказано: ни в коем случае не передавать меня под опеку Петунии. Ни-ког-да! Моя мама запретила это; и что делает Дамблдор? Именно ей он меня и отдает, вопреки воле моей мамы.
  
   Я должен был жить в доме моей семьи, в Поттер-Эстейт, а не в этой чертовой дыре. У нас есть домовые эльфы, были, по крайней мере, прежде чем мы начали скрываться. В архивах Министерства упоминается о существовании дома, но где он - неизвестно.
  
   Моя жизнь превратилась в сплошной гребаный кошмар, едва мне исполнился год, и прежде всего - из-за Дамблдора. А с чего он решил, что имеет на это право? Из-за того, что он - всесильный Альбус Дамблдор? Да пошел он!.. Как он смел вообще сделать то, что он сделал?! Я ведь мог вырасти в нормальном доме, подальше от этих... людей. Да, там был бы только оборотень и домовые эльфы, но там было бы лучше, чем в этом Богом забытом месте. Нормальное детство - вот и все, чего я хотел! Каждую ночь, сколько я себя помню, я мечтал, чтобы хоть кто-нибудь пришел и забрал меня отсюда!
  
   Ночь, когда ко мне явился Хагрид, была одной из счастливейших в моей жизни. Он забрал меня отсюда, от этих людей, и я перед ним в долгу. Но Дамблдор меня сюда вернул. И за это я ему тоже должен, - настроение Гарри стремительно падало, так что это чувствовалось даже в воздухе.
  
   - Гарри, пожалуйста, выслушай, что я должна сказать, - Гарри внимательно смотрел на нее. - Магия, которую ты изучал, опасна и при освоении, и при использовании. Ты проделал огромную работу, чтобы ей овладеть, однако просто умение ее использовать - это далеко не все. Ты должен четко знать, когда стоит ее применить, а когда - нет. Темное волшебство коварно. Оно может изменить человека к худшему. Я наблюдала за тобой, и знаю, что ты справишься. Ты ненавидишь темные заклятия, но они дают ощущение силы и власти. Это опасно, тем более что ты до сих пор никогда не управлял своей жизнью сам.
  
   Не думай, что магия придаст тебе силу. Только ты, ты сам - тот, кто взял на себя управление твоей жизнью. Ты стал властен над ней потому, что не позволяешь другим отнимать у тебя власть распоряжаться собой. Но не думай, что владение магией означает силу само по себе. Это - неправильный способ мыслить, а тем более действовать.
  
   - Но я и не думаю так, Тонкс. Я же вижу, что происходит.
  
   - Я знаю, Гарри. Я только хочу, чтобы ты не забывал оглядываться, следить за собой. Я вижу, как ты подавляешь желание причинить кому-нибудь вред, потому что понимаешь - иначе стало бы только хуже. Ты - хороший человек, оказавшийся в трудной ситуации. Ты достаточно сильный, чтобы найти верный выход из положения. Если понадобится - я всегда приду на помощь. Хорас, кстати, должен был обсудить с тобой заклятия, которые ты используешь - я думаю, у него просто крышу сносит от твоего темпа обучения.
  
   - Ага, темпа! Да он каждый раз попрекает меня: я, мол, тупица и тормоз, вечно ему то не так, это не этак...
  
   - А если бы наоборот, стал бы ты так выкладываться? Стал бы ты пытаться доказать себе, что не согласен с таким определением, если бы он тебя только поощрял и хвалил? Он знает, как мотивировать тебя, Гарри. Он использует твой характер, чтобы заставить тебя стараться изо всех сил. Мне, например, в свое время потребовалась неделя, чтобы овладеть теми щитами, которые он мне показал, к тому же мне обязательно нужна была палочка. А ты управился с ними за день, да еще и без палочки. И не говори мне, что не знаешь, насколько хорошо они у тебя получаются.
  
   - Я старался справиться как можно лучше, Тонкс. Так же, как и всегда.
  
   - И твое лучшее - лучше, чем у кого угодно. Всего-то навсего. Ты удивительный, и я так тобой горжусь! Гордись и ты, что ты такой, каков есть, а не кто-то еще. Ты - Гарри Поттер, и ты достаточно силен, чтобы заставить добро свершаться в этом мире. И если тебе придется красться по коридорам Министерства, чтобы выкрасть пару-тройку папок из архива, или одурачить кучку старперов, ты все равно сделаешь так, что это окажется к добру. Я не хочу, чтобы ты скатился до слишком простых решений, подобно Пожирателям Смерти. < ??? I do not want you to fall into what is easy like the Death Eaters.??? >
  
   - Но я вовсе не такой, как они!
  
   - Я знаю, что ты не такой, Гарри. Я лишь хочу напомнить, что наша деятельность - это вечная борьба за то, чтобы остаться на стороне добра. Люди воспринимают нас как нечто запредельное, тем не менее ни связи с ними, ни их поддержки мы не теряем. Наша работа пронизана искушением, жертвой которого всегда становятся малодушные. Не позволяй магической силе, которой ты владеешь, подавить тебя. Я знаю, ты владеешь собой лучше, чем кто угодно, тем не менее, прошу тебя - будь осторожен! Кроме того, ты слишком симпатичен, чтобы испортиться, - Тонкс улыбнулась, и ее уши заострились, как у эльфа.
  
   Настроение Гарри несколько выправилось, но он все еще чувствовал циркуляцию магии.
  
   - Я не разочарую тебя, Нимф.
  
   - А я и не говорила, что разочаруешь. Ладно, пойду-ка я в душ... посмотрю заодно, что ты со мной сотворил прошлой ночью. А когда вернусь, займемся Окклюменцией. Последнее, что нам нужно, это чтобы Альбус обнаружил у тебя в голове очередную тайну. Он непременно начнет копаться в твоей памяти, пытаясь вытащить ее на свет.
  
   - Ты права, - ответил Гарри очень серьезно. - Я еще почитаю, пока ты не вернешься.
  
   Тонкс взяла чистую одежду и накинула на плечи мантию - оказаться перед Дурслями в одном белье было слишком неприятным опытом, чтобы повторить его еще раз. Гарри проводил ее взглядом до дверей. Заметив это, Тонкс как бы невзначай обнажила ногу, прежде чем выйти из комнаты.
  
   Она совершенно безбашенная, но такая забавная! За всю мою жизнь мне никогда не было так весело, как сейчас с ней. Я намерен продолжать веселиться и наслаждаться жизнью. И к черту Темного Лорда-змееморда с его идиотами! К черту Министерство! К черту всех, кто захочет мне помешать. Что бы ни случилось - я переживу это, причем со всем возможным удовольствием. А теперь продолжим. Что мне еще не рассказали?
  
   Гарри примостил на коленях отложенную папку и продолжил чтение с того места, на котором остановился. Каждая страница рассказывала ему нечто новое о его жизни и его семье. Каждый новый факт требовал обдумывания. Каждая нерассказанная история заполняла собой пустоту прошлого.
  
   Гарри читал школьные отчеты отца. Одни только записи в дисциплинарном журнале заставили Гарри несколько раз хохотать до слез и подарили множество мыслей, которыми недурно было бы поделиться с близнецами Уизли. Он даже начал составлять список идей, достойных воплощения с их своеобразным талантом.
  
   У его отца, определенно, были проблемы со Снейпом. В большинстве случаев, за которые Джеймсу Поттеру назначались отработки, жертвой оказывался Снейп. Обдумывая этот факт, Гарри начал прикидывать, сколько раз именно Снейп подвел отца под наказание. Слишком уж много ситуаций напоминало те, в которых Драко на первом курсе пытался подставить Гарри.
  
   Школьная папка его матери доставила почти столько же веселья, но по другим причинам. По мнению Гарри, Гермиона со временем могла бы прочитать о себе почти то же самое, с той лишь разницей, что рядом с фамилией "Поттер" стояла бы ее фамилия. Множество попыток мамы наставить Джеймса на путь истинный пропали впустую. И как только мама, такая правильная и умная, тем не менее в конце концов сошлась с папой? Их отчеты - полярная противоположность друг другу.
  
   За все годы учебы мама была наказана только раз, и то примечание на соответствующем листе гласило, что Лили Эванс покрывала проступок другого студента, кого именно - выяснить не удалось. Отработка случилась на последнем курсе, и проходила ее Лили вместе с Джеймсом Поттером под наблюдением декана МакГонагалл.
  
   Гарри сравнил отчеты обоих родителей за седьмой курс и обнаружил, что после отработки, которую его отец прошел вместе с его матерью, наказаний по вечерам у него стало гораздо меньше. Вывод, к которому пришел Гарри, вызвал у него очередной приступ неудержимого веселья. Неужели мама перевоспитала его всего за три часа?
  
   Именно таким - смеющимся - и застала его Тонкс, вернувшись из ванной.
  
   - Что ты там нашел такое забавное, Гарри?
  
   Тот объяснил, как смог, сходство ситуаций и снова расхохотался. Тонкс улыбнулась в ответ:
  
   - Женщина может изменить мужчину гораздо быстрее, чем за три часа, Гарри. Запомни, что и ты сможешь далеко пойти в жизни, пока принимаешь тот факт, что изменения зависят в первую очередь от тебя, - Тонкс больше не улыбалась, наблюдая за реакцией Гарри на ее слова. Смех ее оборвался, когда Гарри повалил ее на кровать и прижал.
  
   - Становишься агрессивным, как я погляжу?
  
   - Ты сама хотела, чтобы я стал более озорным, Нимфадора - так вот, пожалуйста!
  
   - Хм... Да, весьма неплохо, Гарри, но у нас есть и другие дела помимо попыток задушить друг друга. О, и в следующий раз не целуй меня так яростно - мне потребовалось десять минут, чтобы убрать все засосы, что ты наоставлял. И это я еще до спины не добралась - те, что там, мне не видны, а я старалась. Так что у тебя осталась единственная надежда, что сегодня мне не надо будет раздеваться при свидетелях, иначе придется отвечать на неудобные вопросы, мистер.
  
   Гарри колебался мгновение, прежде чем его лицо растянулось в хищной усмешке. Тонкс тихонько вздохнула, когда он склонился к ней, чтобы поцеловать.
  
   - Как я сказал вчера вечером, это - моя жизнь, а те, кого это беспокоит, могут идти на...!
  
   - Я знаю, и полностью на твоей стороне, но я даже думать не хочу, какие вопросы нам могли бы задать... какой позор! - промурлыкала Тонкс самым соблазнительным тоном и погладила Гарри ногой ниже поясницы.
  
   - Ты что делаешь?! Прекрати немедленно... заразка игривая! Мы же вроде чем-то другим хотели заняться?
  
   - Ты уверен?.. Ах, да! Мы должны проверить твои навыки Окклюменции. Я не жду от тебя совершенства, против Дамблдора достаточно будет обычного уровня защиты. По крайней мере, ты должен знать, когда он попытается забраться в твою голову. Тогда ты просто подашь мне знак, и вместе мы его остановим.
  
   - Мы его остановим? Нимф, каким образом?
  
   - Не знаю. Я могу задать ему вопрос, или встать между вами - есть легкие способы помешать Легилименту. Да и сомневаюсь я, что он полезет к тебе в память напрямую. Мы же будем не одни, и он вряд ли решится на это при свидетелях. К тому же пресса... Представляешь заголовок: "Альбус Дамблдор атакует разум Гарри Поттера"? Это было бы покруче, чем Фадж, выигравший первый приз в конкурсе на Самую Очаровательную Улыбку этого лета. Но на самом деле этот приз твой, согласен?
  
   - Не думаю... как-то не обращал внимания на такие вещи. Спроси Гермиону или миссис Уизли. Одна все знает, другая не пропускает ни одной публикации на эту тему.
  
   - Ты что, правда во всем полагаешься на Гермиону?
  
   - Ну да. Или ты полагаешься на нее сам, или она заставит. Проще не сопротивляться. Ты ее просто еще не знаешь достаточно близко.
  
   - В общем, да, если не считать того, что я о ней слышала, и нескольких дней в штабе Ордена, когда она жила там. С Джинни мы сошлись как-то ближе. Она забавная, не то, что Гермиона. И в книжки не закапывается.
  
   - Ладно, давай прекратим и займемся делом. Может, кому и кажется забавным, когда у него шарят в голове, но мне-то нет!
  
   - Ну а я не против пошарить у тебя в голове, Гарри. Там можно найти столько веселого и интересного!
  
   - Всегда рад помочь, Нимф.
  
   - Премного благодарна, Гарри. Ну что, готов?
  
   Гарри кивнул и тут же ощутил чужое присутствие в своем сознании, о чем немедленно дал знать Тонкс. Та, в свою очередь, двинулась вглубь его разума. Перед внутренним взором парня сами собой замелькали какие-то картинки. Гарри попытался определить источник помех, однако каждый раз он ускользал, оказываясь где-то в другом месте.
  
   - Попробуй запереть меня, Гарри. Я не собираюсь облегчать тебе задачу, но и метаться туда-сюда тоже не буду. Замани меня в ловушку в своем сознании. Используй немножко магии, если понадобится, только смотри не поджарь меня по ходу дела. Я слишком симпатична, чтобы погибнуть от твоей руки.
  
   - Вот ты где, Нимфадора! - Гарри попытался поймать Тонкс в ловушку, но каждый раз, когда он оказывался рядом, она успевала ускользнуть. Изрядно раздосадованный, Гарри вкладывал все больше внутренней магии в очередные попытки блокировать ее. Один раз ему все же удалось загнать Тонкс в угол, однако она прорвалась сквозь хлипкую, неумело возведенную преграду.
  
   Расстроенный и злой на самого себя, Гарри усилил напряжение магии, и наконец ловушка в его сознании захлопнулась, крепко заперев добычу. Он открыл глаза и увидел, что Тонкс лежит на его кровати, отбиваясь от невидимого врага. Отставив концентрацию, Гарри кинулся к девушке - помочь, поддержать. Однако, стоило ему отвлечься, Тонкс уже сама пришла в себя, высвободившись из ментальной западни. Она с трудом восстановила дыхание, когда Гарри обнял ее и привлек к себе.
  
   - Я в порядке. Сколько бы я не ускользала, ты меня переиграл. Так что я получила по заслугам. Точно так же ты сможешь заманить в ментальную западню любого, кто посмеет вторгнуться в твой разум. Запомни на будущее. Также, прилагая такие усилия, как сейчас, ты достаточно легко задавишь любого агрессора. Что до меня, - Тонкс широко улыбнулась и облизнула губы, - я предпочитаю душить друг друга другим способом - к примеру, в страстных объятиях!
  
   Гарри придвинулся ближе к Тонкс, все еще поддерживая ее.
  
   - А Дамблдора я смогу заблокировать, как ты думаешь?
  
   - Если понадобится - определенно да. Не думаю, что ты смог бы отразить первый натиск или сам ворваться в его сознание, но надолго удержать его на месте ты должен. Он ведь и представить себе не может после жалких усилий Снейпа, насколько ты хороший Окклюмент... Теперь, как насч