Скляренко Алексей
   Фил.
  
   Глава 1
  
   - планета Рогора -
   Задание совета Высших провалено, до намеченной цели они не дошли. Помешал досадный случай, в полусутках быстрого хода от конечной точки маршрута их небольшую группу засёк сторожевой локатор большого поселения людей. Мягкотелых... Идентифицировал как извечных врагов своей расы, спутал с их отдалёнными родственниками, полуразумными Архами. Итог этой ошибки печален, до объекта интересов гнезда, не дошли, что там конкретно находится не знают и последний, ещё живой Тири...
   На этом месте мысль оборвалась и если бы мог, то разумный паук усмехнулся... Ещё живой? Ненадолго. Жертва его отряда, спасавшего своего командира, Высшего по иерархии, оказалась напрасной. Не повезло с самый последний момент, плазменные заряды из ручного оружия какого-то мягкотелого достали его и пробив слабый хитин брюха, выжгли две трети жизненно важных органов его организма. Оба основных сердца с их независимыми системами кровообращения и самое важное, непоправимое, орган отвечающий за регенерацию.
   Вырастить новый, симбиот не успеет, третье, малое сердце лишь поддерживает жизнь, гонит остатки крови по малому кругу и в таком режиме протянет не больше часа. До исполнения задуманного. Гибель отряда не избавляет от выполнения задания и он уже продумал как это сделать...
   Затаившийся было, его единственный противник, человек, зашевелился. Несмотря на слабость его сенсоры ощущали это сквозь камень. Пополз по ходу, решил покончить с ним... Осталось собрать последние силы, оглушить его пси ударом и завершить задуманное...
   Неподвижный, до этого момента, шестиногий разумный паук расы Тири зашевелился и переместившись в противоположный угол небольшой, вымытой потоком воды каверны, готовясь к последнему в жизни броску, подобрался...
  
   ***
  
   Кромешная тьма подземного хода, промытого в теле холма каким-то потоком воды, узкого, на человека в полусогнутом положении, уходящего куда-то вдаль и извивающегося как змея, уже не пугала. Поздно было пугаться и бесполезно. Глухой взрыв позади швырнувший взрывной волной тело о камень и, сразу за ним, тяжёлый вздох оседающей породы, и наступившая после него относительная тишина, наглухо отрезала глухие звуки боя, перестрелку, неизбежные во время него крики и команды по общей связи. Дала понять, что из всей их группы в этом месте он остался один.
   Без поддержки, один на один с упорно ползущим где-то впереди, за сужающимся поворотом боевым пауком, Архом, будь он неладен. Немного странным, отличающимся от встречавшихся ранее, если приглядеться, чем-то смахивающим на шестиногую худую собаку, с двумя дополнительными, хорошо развитыми рабочими конечностями в районе головы. Так запечатлела эту тварь мгновенная память нейросети. Попытка отстать, потерять странного паука из виду, не получилась. Не дал резким ударом боли тупо выполняющий последнюю команду капитана имплант подчинения рабской нейросети.
   Старый потрёпанный жизнью, сменивший за это время не одного хозяина, лёгкий абордажный скафандр марки "Ёши" хрипел системой жизнеобеспечения, кидая то в жар, то в холод, но ночное видение шлема работало нормально. Почти как днём показывало уходящую вдаль неровную, с выпирающими из породы острыми гранями камней, кишку хода и на его дне широкую полосу слизи перемешанную с внутренностями и кровью паука.
   Последний подарок оставшегося где-то позади единственного друга, Дока, успевшего всадить в брюхо этой твари очередь из штурмового комплекса "Шакл". Брезгливо вытерев о камень стены с перчаток скафандра слизь, боец с позывным Фил, пробормотал.
   - Когда же ты сдохнешь зараза? - и вздохнув, с сомнением в голосе, добавил, - Ты, или я?
   Пути назад не было, маломощный локатор скафандра показывал на его месте сплошную каменистую породу и судя по заглохшей связи обвал хода произошёл на достаточно большом протяжении. Кто постарался, коллеги по несчастью из его боевой группы, или дающие уйти своему главному пауки, значения уже не имело. Самому отсюда не откопаться, а оттуда, ради одного раба, даже не будут и пытаться. Пятый год с рабской нейросетью, последний с относительно нормальной работой мозга... Из-за такого рисковать не станут, спишут...
   Позади завал, впереди, за поворотом, подыхающий но ещё крайне опасный паук. Именно туда, нарастающим звоном в ушах и периодической судоргой в мышцах, гонит его имплант подчинения. Сидящая в районе затылка тупая биокибернетическая зараза бездумно исполняет вложенные в него императивы. Пока терпимо, но с каждой просроченной минутой эта боль будет нарастать и перейдёт в нестерпимую. Ни капитана Гера отдавшего этот безумный приказ, ни связи с ним не предвидится и отменить его выполнение некому.
  
   На лицевом щитке шлема в режиме теплового сканера, смутное пятно затаившегося за первым поворотом паука начало бледнеть, терять температуру.
   - Подыхает, что ли? - задумчиво пробормотал Фил, - и сколько это продлится?
   По логике нормального человека надо бы подождать развития событий, куда качнётся, в сторону неизбежной схватки с подыхающим пауком, или этот процесс рассосётся сам по себе. Второй вариант предпочтительней если бы не имплант подчинения, уколы болью которого становились всё настойчивее, переходили в серию и так долго не выдержать.
   И если бы только боль, в крайнем случае, сцепив зубы её можно перетерпеть, гораздо серьёзнее проблема с дыхательной смесью скафандра. В запасе остался всего один патрон с ней, а долго дышать ядовитыми примесями атмосферы этого дикого мира не хотелось бы. Без медкапсулы под боком это чревато последствиями.
  
   - Сорок пять часов,- с сожалением, вздохнул Фил, - придётся идти, кончать этот цирк.
   И так еле различимое пятно паука ещё больше потускнело и шанс что обойдётся и на какое-то время удастся избавится от назойливой опеки рабского импланта подчинения и выбраться из этой ловушки начал приобретать реальную основу. С риском, но реальную. Тут главное не замешкаться, ударить из "Шакла" первым. Несмотря на кажущуюся неподвижность и, вроде бы, остывающее тело шестиногого эти твари быстры, крайне опасны и дерутся до последнего. Опыт встречи с ними был. За пять лет в рабской шкуре в двух серьёзных стычках с ними довелось участвовать и каждая с большими потерями в их отряде.
   Все эти мысли крутились в голове пока полз тридцать метров до поворота и небольшой, вымытой водой каверны, площадки с застывшим в дальнем углу пауком. До поворота, дальше стало не до них, резко оттолкнувшись падая на бок уже на площадке всадил из "Шакла" короткую очередь плазмы в место где только что был паук. Только что... Подыхающей твари там не оказалось...
   Что произошло дальше, понять не мог и после всего. Удар по мозгу погасил сознание и Фил уже не видел, как к его лежащему лицом вниз телу, подволакивая задние лапы подполз паук и безошибочно ткнул левой передней рабочей конечностью в сенсор открытия шлема...
   ***
   Долгий кошмар, полуявь с невнятным, плохо различимым, словно сквозь вату, бормотанием и пульсирующей болью в голове, калейдоскопом быстро сменяющих друг друга видов какой-то местности и непонятных предметов, закончился холодным душем воды льющейся за воротник и шелестом закрывающегося шлема.
   - Что за хрень, откуда тут вода? - не открывая глаз выругался Фил и, со стоном приподнявшись на локтях, огляделся.
   Внутренняя подложка скафандра неприятно холодила тело влажность, но все основные функции старого "Ёши" были исправны. Мысленно включив климат контроль, Фил огляделся. Серая картинка ночного зрения показывала уже надоевшую картину. Судя по его неестественно вывернутым опорным конечностям, наполовину покрытого водой шестиногого, паук на этот раз сдох Тропики, дождь шёл тут почти каждый день, к нему и частому сильному ветру привыкли и лёгкий скафандр защищал от них хорошо. Плюсом в нынешнем моменте был её напор. Значит проход к её истоку достаточно широк, через мелкие протоки так не течёт, есть шанс выбраться из этой ловушки.
   Фил подобрал отлетевший в дальний угол "Шакл" и, убедившись что треть заряда в батарее ещё есть, задумался. Спешить было некуда, позади завал, единственный противник не подаёт признаков жизни, если не врёт тепловой сканер, уже давно. Непонятно одно каким образом сдохла эта шестиногая тварь и почему у него был деактивирован шлем скафандра?
   Последнее, что отложилось в памяти, это его очередь плазмы из "Шакла" по пустому месту.
  
   От неловкого движения головой затылок прострелила дикая режущая боль и потянувшись рукой потрогать, и наткнувшись на гладкую поверхность мелаллопластика шлема, Фил невольно чертыхнулся, - Вот же зараза!
   Вода прибывала довольно медленно, не мешала посмотреть что там случилось и дождавшись пока шлем скроется в заплечном валике скафандра правой рукой осторожно полез к затылку.
   - Что за хрень? - непроизвольно вырвалось у него, - чем это меня?
   Глубокая рана под основанием черепа покрытая подсохшей коркой крови, её потёки на шее... Каким образом, как? Странности накапливались, сначала открытый шлем, теперь практически смертельная рана... Что будет в следующий раз, лишится головы?
  
   Скафандр цел, расходники на прежнем уровне, разве что пуста аптечка кибердока, но при такой ране это неудивительно, команды на применение ему не надо. Спрашивать нейросеть о том что случилось, бесполезно, просмотреть запись событий не даст, эта функция доступна только хозяевам. Единственное что доступно сейчас, это диагностика, пусть неполная, полевой вариант, но в его ситуации и то хлеб...
   - Нейросеть! Диагностика организма, - распорядился Фил и присмотревшись, только сейчас обнаружил что виртуальный дисплей его устаревшего на два поколения "Абордажника 3" изменился.
   Стал ярче, появились иконки функций, до этого момента недоступных, блокируемых рабским имплантом подчинения. Откуда?
   - Полное истощение организма, рваная рана на затылке, - начал перечислять надоевший за пять лет рабства до смерти, сухой, лишённый признаков пола, безэмоциональный голос нейросети и, не дав опомниться, выдал непонятное.
   - Отсутствует имплант подчинения...
   - Отключился? - ещё не врубившись, переспросил Фил.
   - Нет в наличии, - уточнил тот же голос и добавил, - диагностика не окончена...
  
   Единственное, что хоть как-то объясняло рану в затылке и деактивированный шлем скафандра, это внешнее вмешательство. Ещё бы понять чьё и для чего? Судя по тому, что его вырубило в момент атаки, паук применил пси удар. Такое встречалось, редко, не с ним, но встречалось и чтобы убить беспомощного противника совсем было необязательно открывать шлем скафандра и ковыряться в его голове? Осторожно открывать, штатным способом...
   - Паук? - бормотнул он задумчиво, - зачем?
   Так просто в этом мире ничего не делалось, а такой подарок врагу, тем более. Какая-то цель у шестиногой твари была...
   Додумать не дал истерический вопль нейросети, - Обнаружен враждебный орган!!! Попытка подключения к мозгу!!!
   - Ну вот, - хмыкнул Фил, - не успел порадоваться и на тебе...
   Всё таки паук... Вырвал одно и внедрил другое... Зачем?
   Страха не было. Пять лет рабства и все пять в бесконечных мелких и крупных стычках, а то и в полномасшабных боевых действиях за интересы хозяина, приучили к мысли, что любой момент этой собачей жизни может быть последним. Кроме того, немного времени быть у него должно, на то чтобы застрелиться хватит.
   Насколько он помнил из рассказов друга Дока, до попадания в рабство служившего во флоте федерации Селур врачом, в живом организме, мгновенно, мало что происходит. Разве что, отравление сильным ядом.
  
   - Справиться, с ним, можешь? - уточнил он у нейросети и услышав непределённое, - Пытаюсь... не хватает ресурсов... без медкапсулы нет! - жёстким тоном потребовал.
   - Уточни, сколько у нас времени?
   Устаревшая и пережившая не одного носителя нейросеть Абордажник 3, к тому же, угнетённая все эти годы имплантом подчинения откровенно тупила. Способ избавить своего временного хозяина от начинавшего сбоить, вредить его организму, внедрённого импланта был.
   Не проверенный, знакомый Доку по отчётам коллег и возможно смертельный для слабой нейросети, но рассуждать на эту тему в её задачи не входит. Не дано ей, не прописано в заводских установках. Устаревший на два поколения третий ранг, переживший не одну установку, на полуразумного не тянет. По нынешним меркам мусор...
  
   - Пятнадцать минут, - наконец, разродилась нейросеть...
   Фил огляделся по сторонам, добравшись до пояса, подъём воды прекратился. Радикальные процессы в районе собственного мозга не шутки, не мешало бы подготовиться к возможным осложнениям, потере сознания, или ещё какого взбрыка организма.
   Иначе нельзя. Пять лет под гнётом одного надсмотрщика вымотали морально и физически, и только избавившись от него, в подчинение к другому он не пойдёт. Что бы не случилось, вплоть до летального исхода.
   Вызвав на лицевой щиток шлема отчёт по функционалу скафандра и его основных расходников, скривился от пятидесяти процентного заряда батареи питания скафандра и решил заменить что было у него в наличии. Патрон дыхательной смеси с ресурсом пятнадцать процентов на новый, последний, и батарею штурмового комплекса.
   С запасом будет спокойнее, судя по закупоренному взрывом стоку вода скоро не уйдёт и если потеряет сознание, то в закрытом скафандре не задохнётся, переждёт его возвращения и под ней.
   Убедившись, что всё работает, воздуха на полный цикл, игольник и вибронож на поясе, а "Шакл" в походном положении на своём штатном месте, на груди, громко, и, на этот раз, вслух, скомандовал.
   - Нейросеть! Код семнадцать, дробь, тридцать один! - и не дождавшись ответа, рявкнул, - Выполнять приказ, железяка!
  
   Неожиданно тихое нейросети, - Выполняю! - заглушила дикая сверлящая боль где-то внутри головы.
   К счастью ненадолго, сознание вымотанного последними событиями тела уплыло за грань, избавило его от боли и нервного ожидания результата.
  
   ***
  
   Возвращение к жизни оказалось долгим, рваным, с периодами полной темноты и просветления и когда, наконец, перед глазами Зота окончательно закрепилось чуть колеблющаяся поверхность воды индикатор времени на дисплее лицевого щитка шлема показывал семь часов тридцать минут от момента замены патрона с дыхательной смесью.
   Перетерпев внезапный, до тошноты, спазм голодного желудка, осторожно, боясь повредить рану, поднялся на ноги и выдохнул, - Живой! - и сразу же, по намертво вбитой мозг за годы службы привычке, потребовал, - Нейросеть, отчёт!
   Полминуты ожидания и тревоги за результат его дикого эксперимента, за которые успел убедиться что вокруг, в его временном подземном убежище, каверне водостока, за исключением понизившегося вдвое уровня воды, ничего не изменилось, дохлый паук не сбежал и не протух, завершились ничем. Служившая ему все эти пять лет нейросеть, отсвечивала на внутреннем зрении еле различимым полупрозрачным виртуальным дисплеем и молчала.
  
   - Нейросеть!
   Ещё раз, уже громче и вслух, позвал Фил и забыв о рваной ране на затылке, до хруста в шейных позвонках, резко крутнул головой. Немного кольнуло, но прежней, режущей боли не было...
   Пока убирал шлем и осторожно трогал затылок, рану, на ощупь двух дневной давности, с глубоким, но уже затянувшимся молодой кожей шрамом, проблема отсутствия нейросети, её обязательного ответа на приказ хозяина, ушла для него на второй план и вспомнилась от ярко вспыхнувшего виртуального дисплея и странного объявления на нём.
   Перезагрузка!
   - Что за хрень? - опешил Фил, - Какая, такая, перезагрузка? Компьютер, что ли? Винда?
   Такого режима у нейросети не было, не слышал и не встречался и вопреки непонятной ситуации резко успокоился. Проявится, вернётся в прежний режим, хорошо, нет, значит так и останется. Вариантов что-то изменить в нынешней ситуации, выковырять неисправный девайс из головы нечем и некому, а быстро убывающий запас дыхательной смеси для скафандра подгоняет к действиям.
  
   Первые на очереди, выбраться из этой норы и определиться как ему быть дальше. Вернуться к хозяину, в награду получить в башку нового надсмотрщика и дотянуть лямку раба сколько там ему осталось, или, пользуясь отсутствием на нейросети отметки раба, каким-то образом попытаться скрыться. Уйти на вольные хлеба, если они тут есть.
   Жаркая и дикая планета богата на редкие минералы, у его хозяина месторождение мерлита. Насчёт трёх соседей, его конкурентов, информации у него нет. В такие тонкости рабов не посвящали, но по пяти крупномасштабным стычкам с применением тяжёлых десантных ботов и потерям его отряда в сто десять человек, понятно что, что-то ценное.
   - Не пойдёт, не выжить, - тихо бормотнул Фил.
   Вряд ли тут есть старатели одиночки. Атмосфера с большим содержанием сероводорода, аммиака и ещё каких-то вредных газов, дикие флора и фауна... Дорого. Расходники скафандров, транспорт пустотного уровня для передвижения и проживания, сторожевые системы против местных хищников. На всё это надо прорву кредитов. В таких условиях беглый раб одиночка, только, сменит хозяев...
  
   От невесёлых мыслей отвлёк мигнувший экран нейросети и через мгновение, когда уже перешёл на внутреннее зрение, поменялось его оформление. Значок "Абордажника 3", все эти годы висевший в левом верхнем углу полупрозрачного дисплея, сменился на "Спасатель 4", а ниже него появились две незнакомых и неактивных иконки.
   - Нейросеть! Какой на хрен "Спасатель"? Что это за фокусы? - рявкнул Фил, - Почему молчишь? Я заказывал диагностику организма.
   - В результате исполнения кода семнадцать, дробь, тридцать один использованы семьдесят процентов ресурса...
   Мгновенно сменяющие друг друга строчки текста на виртуальном экране замерли и через пару секунд появилось главное, - Агрессивная часть чужого органа уничтожена, оставшаяся блокирована, угрозы не представляет. Мои потери, импланты, функция мыслеречи, наниты...
  
   - Стоп! - резко оборвал Фил дальнейший поток мысли нейросети, - остальное потом. Проясни мне три главных момента, этот чужой орган, что с ним делать дальше, почему "Спасатель" и как теперь с тобой ущербным будем жить?
   - Начну со "Спасателя", - появилось на дисплее после короткой паузы, - это моё первоначальное ядро, "Абордажник" и знакомая тебе внешняя оболочка появилась потом, после кустарной переработки пятнадцать циклов назад. Выполняя заданный код, ей и многим другим пришлось пожертвовать...
   Забывшись, что говорит с нейросетью и притормаживая этот поток сознания, Фил выставил перед собой руку.
   - Стоп! Погоды, не так быстро. Кем тебя выпустили с фабрики, не столь важно. Меня интересуют твои основные функции: контроль за состоянием организма, управление механизмами, внешняя связь и прочее... С этим что?
   Ответ на дисплее, - Всё сохранилось, - появился мгновенно и провисев пару секунд сменился бегущим текстом, - По чужому органу... По всем параметрам это...
  
   Внимательно прочитав, надолго задумался. Если его калеченный "Спасатель" не ошибается, то шестиногая тварь всадила в его голову что-то похуже рабского импланта подчинения. Живого паразита, живущего за счёт организма носителя и, по всему, составляющего с ним одно целое. Чужого паразита, чужой, никак не стыкующейся с человеком, расы.
   Что заставило паука вырвать его из своего нервного узла, а может и прямо из мозга и попытаться наградить им Фила, первого попавшегося на глаза шестиногому человека?
   На счастье, вырвал он этого паразита из своего тела неудачно, в спешке, по его разорванным плазмой брюху и груди, скорее всего, на последнем издыхании и эти оборванные под корень нервные окончания не позволили тому вовремя внедриться в нервную систему человека. Пока отращивал новые и пытался приспособиться к чужому для него организму, не успел, не позволил запуск кода и пущенное нейросетью на производство блокирующих нанитов всё лишнее, без чего можно жить.
  
   - Что ж, неплохо, - пришлось согласиться Филу, - Из того что у тебя было, справился. Остался вопрос с оставшейся частью паразита, что это такое и зачем оно мне?
   Как ему показалось по долгой паузе его нейросеть колебалась с ответом и наконец на дисплее появились слова.
   - Протянуть два щупа к нему в неразберихе я сумел, - опять короткая пауза и после неё, - и подключился к обоим сегментам...
   - Ну и! - не выдержав рявкнул Фил.
   - Два отдельных не связанных с собой блока - блок памяти и блок регенерации...
   Его обновившаяся нейросеть затихла, не проявляла активности, но чёткие буквы последней фразы с дисплея не исчезли, как бы приглашали сделать выводы самому. Немного покалывало в области затылка и страшно хотелось пить и есть.
  
   Нарушивших охранный периметр пауков, каким-то образом сумевших пройти сигнальную систему, обнаружили случайно. Почти на подходе к главному охраняемому объекту, шахтам по добыче мерлита и отряд для их перехвата и уничтожения собирали в спешке.
   Из тех кто попался под руку. Отстояв сутки вахты, их боевая пара, Фил с Доком, в него попали. С тем что у них было при себе, штатным оружием с полным боекомплектом и почти пустыми сменными тубами с жидкой и безвкусной синтетической пищей и водой. Сутки вахты, пятнадцать часов погони с периодической перестрелкой, около десяти часов беспамятства, сначала от пси удара шестиногой твари, потом больше семи по собственной инициативе, в попытке уничтожить её подарок.
   Больше суток без крошки пищи в режиме интенсивного движения и максимального напряжения сил, от такого можно было загнуться и сейчас организм хотел, чтобы на него обратили внимание, напоили и накормили досыта. Неважно чем, главное чтобы оно было съедобным.
  
   Тем не менее, проблема с едой, думать не мешала. Что-то в последних словах его "Спасателя" было не так. Какой-то ускользающий от внимания нюанс. Догадка мелькнула когда вспомнил про странно быстро затянувшуюся рваную рану в основании черепа.
   При всей оперативности кибердока и нанитов нейросети такого не могло быть. Не первый раз он получает отметины на своём теле и примерную картину их заживления знает. Судя по недомолвкам в докладе обновившейся нейросети причину этого она знала. Не мог сказать, или искал противоядие?
   Не то время играть в прятки, пора двигать из этого унылого места, искать выход на поверхность и определяться с дальнейшими действиями, и откинув в сторону все сомнения Фил спросил в лоб.
   - Рану на затылке кто лечит, твои наниты, или паучий подарок?
   - Подарок.. - как показалось виновато, согласился "Спасатель" и попытался оправдаться, - не хватило ресурсов уничтожить всё...
  
   На что, Фил недовольно хмыкнул, - Не хватило у него ресурсов...
   И раздражённо пнув тушу паука, поинтересовался, - А в его подобие, я теперь не превращусь?
   - В него, нет, я заблокирую, - мгновенно отреагировал "Спасатель" и мгновенно добавил ложку дёгтя, - но биохимический состав крови и тканей может измениться. В медкапсулу какое-то время лучше не попадать.
   После чего, не давая опомниться, выдал, - Для контроля над нашим новым органом мне нужны ресурсы, наниты, а для их производства пища, мясо...
   - Мясо и мне нужно, желудок скоро сам себя съест, - буркнул Фил, - где его тут взять?
   - Паук!
   Короткая подсказка так и осталась на виртуальном дисплее, и заставила задуматься.
   Чтобы кто-то пробовал на вкус Арха он не помнил, не было таких даже в рабской среде. В рейдах, в боевых условиях ели безвкусный пластилин синтетических пайков с целью лишь бы набить брюхо, не ослабеть, изредка, по случаю, когда не видит начальство, перепадала дичь. Неизвестных видов, часто отвратного вида, но всё же дичь, не насекомое переросток.
   Хотя, логика в предложении "Спасателя" была, рискнуть можно, не отправится, наниты не дадут. Только чем оторвать мясистый кусок, насколько он помнил из личного опыта, хитин Арха вибронож брал плохо. На груди и спине, единственных местах, где эта мясистость присутствовала, никак, разве что повреждённый выстрелом.
   Вспомнив брюхо и грудь шестиногого разорванные очередью из "Шакла" Дока, Фил невольно поморщился. После плазмы ловить там было нечего, пустая трата времени и сил и, вздохнув, упёр активированный вибронож в спинную пластину хитина.
  
   Ощутимо идущий вверх промытый водой подземный туннель, то сужался до размеров когда через него приходилось протискиваться ползком, а два раза применять "Шакл", с его помощью расширять это место плазмой, то становился шире и выше на человека в рост. Всё это тянулось почти три часа и в большую пещеру, в пределах семидесяти метров до противоположной стороны, с почти круглым озером в её центре и ясно ощутимым сквозняком откуда-то сбоку, Зот выбрался полностью вымотанным.
   Радовало, что не зря, выход на поверхность был где-то рядом, но прежде чем выбираться, не мешало бы попробовать поесть. Поджарить на костре вырезанный из туши паука трёх килограмовый кусок мяса. На большее не хватило сил и решил остановиться, поберечь энергию источника питания виброножа.
   Перед лицом неожиданно возникших перед ним проблем лишаться единственного бесшумного оружия ближнего боя было бы опрометчиво. Семь лет в шкуре абордажника, два из которых он не помнил, разряд сработавшей Эми боеголовки при захвате их корабля подавил долгосрочную память, и пять тут в рабстве, научили, что этот нехитрый инструмент лишним не бывает.
  
   Пять лет остатки воспоминаний глушились имплантом подчинения. Сейчас же, глядя на шкворчащее на углях мясо, с не очень приятным запахом жареной тряпки, которое смешивалось с вонью сероводородных примесей атмосферы пещеры, мысли о прошлом навёрстывали упущенное.
   Дом, его имя Фил, откуда в его речи проскакивают иногда странные слова и понятия, он не вспомнил, но два года службы, после случайного перехвата его наёмным отрядом транспорта пиратов, под завязку набитого их замороженными тушками, отдельными отрывками в памяти начали проявляться
   Два года, а после судьба вновь сыграла с ним в рулетку, второй раз подряд барабан провернулся на не то положение. От чего ушёл, к тому и пришёл.
   Мотнув головой, Фил выругался, - Суки! Пять лет псу под хвост! - и чуть помолчав подцепил на острие ножа кусок остывающего мяса.
  
   С отвращением, стараясь не обращать внимания вонь местного воздуха и на его фоне специфический запах жареной гадости, на быстро стынущий жир, откусил и с усилием прожевал.
   - В общем-то ничего, - мелькнула мысль, - Сойдёт на безрыбье, могло быть хуже...
   Забыв про критическую ситуацию, ожидающие его на поверхности проблемы и неизбежные неприятности, пятнадцать минут насыщался. Несмотря на непривычный вкус и запах, наслаждался давно забытым чувством покоя. Изрядно подносившийся за пять лет пахоты на хозяев организм требовал подпитки, а его обновлённая нейросеть "Спасатель" четвёртого ранга ресурс для выработки своего основного рабочего материала, нанитов.
   Внедрённый пауком орган, то что от него осталось после атаки нанитами нейросети надо было контролировать, сдерживать от агрессии. Контролировать тот самый случай, где он ничего не мог сделать, разве что попробовать поменять голову. К сожалению до такого не додумались и тут, в Содружестве. Пришло время решать совсем другие проблемы, те что ему по силам.
  
   Вернуться обратно в отряд, прикинуться прежним, с рабочим имплантом подчинения и попробовать что-то выкрутить там вдвоём с Доком, не выйдет. Длительное отсутствие, пребывание вне контроля, неважно по какой причине, тянет за собой обязательный просмотр памяти его нейросети. Обман раскроется сразу, а если нет, проскочит, то обязательным препятствием станет активный имплант подчинения Дока. Не даст, настучит...
   Но, как бы там ни было, на базу, идти ему придётся. Ночью, в самый сложный для дежурной смены час, тихо и незаметно. Через трубу стока отработанной жидкости, канализацию. Насколько он помнил, за исключением металлической решётки на выходе, защиты от местных животных, других препятствий и датчиков слежения она не имела.
   Риск, конечно, смертельный, но на хорошо знакомую ему территорию, а потом и в хранилище, охраняемые людьми с которыми пять лет тянул одну лямку, а теперь есть шанс схлестнуться с ними в перестрелке и, даже, кого-то лишить жизни, лезть придётся. Иначе, ему не выжить. Воздуха в скафандре и энергии в источнике питания его жизнедеятельности в обрез, только на эту операцию, батареи "Шакла" на одну короткую перестрелку.
  
   - Будем пробовать, - тихо бормотнул Фил и уже громче потребовал, - Нейросеть! Что там у тебя с моим заданием?
   Разобраться с причиной неожиданной щедрости паука в итоге убившей его самого Фил поручил обновлённой нейросети, "Спасателю", как она теперь называлась, перед уходом из временно приютившей его каверны. В подарок шестиногого, от всего сердца, верилось с трудом, такого не бывает, надо было разобраться с пережившим атаку нанитами блоком памяти, понять истинную цель паука.
   - Смотрите сюда хозяин, - выскочила на виртуальном дисплее фраза, - ничего не узнаёте?
   В лексиконе его нейросети слово - хозяин и на - вы, прозвучало впервые и Фил это отметил. Судя по всему, период обращения - ни к кому, свыше, как к неодушевлённому предмету, характерный для рабских нейросетей, завершился. "Спасатель" четвёртого ранга определился с приоритетами, со старшинством в их тандеме.
   Перед его внутренним взором висело схематическое изображение какой-то местности и поверх неё ломаная линия маршрута. Немного непривычные, расчитанные не под глаза человека.
   - Что-то знакомое, - пытаясь вспомнить где видел похожее, согласился он, - а что, не могу уловить. Слишком всё непривычно.
   На мгновение, взамен непонятной схемы, на виртуальном дисплее появился и тут же исчез вопрос, - А если так? -
   На схему местности из паучьего архива, поверх неё, стала наползать современная карта местности, с масштабом, обозначенными перепадами высот и градацией зон по опасности. Хорошо знакомая рабочая карта его бывшего отряда. С базой, шахтами по добыче мерлита, резервным командный пунктом, пунктирной линией последнего маршрута и его конечной точкой, местом сшибки с пытающейся уйти последней группой пауков.
  
   - Совпадает, - согласился Фил и, пожав плечами, переспросил, - И что? Какое отношение ко всему этому имею я?
   Потеря мыслесвязи, процесс общения тормозила и то что раньше можно было передать мгновенно, сейчас, занимало какое-то время. Быстрого диалога, не глядя, на слух, не получалось, но в итоге, основную мысль, что пытался донести до него "Спасатель", Фил понял.
   Подыхающей паук, Арх, или, в виду некоторых отличий от хорошо известного врага человечества, представитель чуть другой разновидности шестиногих, хотел от него одного. Завершить начатое его погибшей группой, дойти до конца незавершённого маршрута и вернуться к его началу.
   Что конкретно искать и кому доставить собранную информацию намёков не было. Лишь несколько снимков конечной точки маршрута с разных точек. Плохо освещённый, небольшой скальный амфитеатр и в одной из его стен полузасыпанная породой дыра, вход правильной сводчатой формы.
  
   - А поконкретней? - поинтересовался Фил, - что это такое?
   Этого вопроса "Спасатель" ждал и на виртуальном дисплее ответ появился мгновенно.
   - Сейчас, я уже могу утверждать, что этот чужой паразит должен был перехватить управление над телом. Сделать из вас, хозяин, марионетку. По конкретике задания, сказать ничего не могу. Конкретика осталась в уничтоженном нанитами мозге. В управляющем центре...
   - Да понял я, понял, молодец! Спас, век обязан буду, - буркнул Фил и, неожиданно, попросил, - А ну ка, верни на экран последнюю карту...
   Хотелось проверить пришедшую в голову мысль, место где можно спокойней и полезней для сохранности организма добыть необходимое, так нужные для выживания в дикой среде расходники. Идти за ними на главную базу, вариант крайний, на эту авантюру, с крайне низким процентом успеха, он решился от безысходности.
  
   Карта из архива подаренного ему пауком паразита натолкнула на другой вариант. Маршрут его погибшей группы проходил рядом с законсервированным старым командным пунктом времён начала освоения этой планеты. Законсервированным, но полностью оснащённым всем необходимым для возобновления работы. В том числе и складом.
   Живой охраны там не было, последние годы обходились службой звена абордажных дроидов серии "Хирш". Устаревших, практически повсеместно списанных из десантных подразделений, но неутомимых, не знающих усталости и не имеющих желания поспать. Шанс обмануть их был и выделив цветом отметку базы, Фил попросил.
   - Просчитай мне время до этой точки, - и, помолчав, уточнил.
   - Считай по самому плохому варианту...
  
   ***
  
   Глава 2
  
   - Что ты собираешься с ним делать?
   Знакомый голос родственника хозяина, капитана Дата Гера прорвался сквозь завесу беспамятства и жесточайшей боли во всех мышцах. Такой, какая бывает только при попадании под каток, или разряд мощного станера.

   - Как обычно, разберу на составляющие...
   Шипящие звуки и невнятные окончания слов могли принадлежать только Хису, редкой гадине и, в то же время, отрядному врачу ненавидимому всем его составом....
   - На составляющие? Кого, его? - догадка пробила брешь в заторможенном сознании.
   До старого командного пункта он дошёл, почти дошёл. Буквально на последних метрах до цели, технического входа в подземный бункер, рассеянный свет утреннего солнца заслонила резкая, с чёткими очертаниями, тень. Подняв голову узнал зависший над ним десантный бот их отряда "Шорк"...
   - Так меня из "Дырокола" приложили, - осознал Фил, - сколько же я тут лежу?
   Два года тому назад похожий случай с ним уже был. С немного другими стартовыми условиями, маркой станера и чуть меньшей силой удара, но сути эти мелочи не меняли. Тогда его вывели из беспамятства лишь через сутки и в медкапсуле. Стараясь не шевельнуться, внутренним зрением посмотрел на постоянно активный виртуальный дисплей нейросети и не обнаружив его, позвал, - Нейросеть!
   Не дождавшись ответа, повторил, - Спасатель! Ау!
  
   Никакой реакции... Это могло говорить... Нет! Безо всяких допущений, констатировало одно - без защитных имплантов его калеченная нейросеть "Спасатель" не пережила удар стационарного станера. Сгорела! Жаль, очень жаль... Добавила проблем, но всё это вторично. С нейросетью, её отсутствием и непонятным случаем почему он тоже не сдох, можно будет разобраться потом. После всего. Если выживет.
   Угроза серолицего Хису - разобрать его на составляющие, на органы, серьёзна. Резать людей выходец из какого-то глухого угла Империи любил. Мёртвых и живых... Живых больше. Об этом в отряде знали все и, несмотря на его статус свободного, давно бы придушили в тёмном месте. Давно бы... Если бы не одно серьёзное препятствие, странная дружба этой твари с капитаном...
   На этой мысли Фил внутренне дёрнулся и выругался про себя, - Это же надо... На последних метрах...
   Подозрительно быстро для повреждений подобного рода тело начинало приходить в норму, ощущать под собой абсолютную гладкость поверхности и лёгкий озноб кожи.
  
   - Операционный стол, - понял Фил, - Раздет... Значит скоро...
   Ленивую, не по ситуации, мысль оборвал вопрос капитана, - Долго ты, ещё, будешь возиться? Десять часов до встречи с покупателями... Опоздаем! В медкапсулу мясо и пошли... посчитаем, что у нас уже есть в наличии...
   - Ну нет, такое удовольствие я не могу пропустить, - мерзко хихикнул Хису, - разделаю его по старинке, ручками, ножичком... Ты как мясо любишь? С кровью?
   - Маньяк! - с чётко слышимым отвращением, сплюнул на пол капитан и недовольным тоном предупредил, - ты хоть зафиксируй его, очнётся, я тебе не позавидую...
   - Этот труп? - пренебрежительно отозвался Хис, - после такого разряда? Обойдусь...
   Самой сцены со своим невольным участием Фил не видел, но по тону бывшего вояки было заметно, что упрямство врача ему не нравится. Убивать капитан любил, за годы под его началом, Фил видел это бесчисленное множество раз. За интересы хозяина, из прихоти, независимо кто перед ним, взрослые, дети... Быстро и без сожаления. Убивать, но не мучить.
   - Тогда я пошёл, жду тебя в кают компании...
   Голос капитана доносился откуда-то со стороны, по смыслу фразы, от выхода из медотсека, а его последние слова, - Хочешь мараться, флаг тебе в руки... Да! Забыл предупредить. Записи своих художеств можешь не опасаться, контроль искина в этом секторе базы я отключил, - и удаляющиеся шаги, лишь, подтвердили это предположение.
  
   За время их диалога частичная чувствительность рук к Филу вернулась, но выдать это состояние, проколоться в главный, решающий момент своей жизни, боялся. Боялся, но времени на колебания уже не оставалось. Надо было на что-то решаться. В любую секунду и лишь одним движением виброскальпеля, мурлычущий себе под нос что-то весёлое маньяк мог её закончить.
   Но прежде всего надо было бы как-то осторожно, одним глазом посмотреть, где что лежит и чем его лучше всего... Осторожно, не выдавая себя... Это опасение, или ещё какой-то неизвестный фактор его организма сыграли свою роль, но неожиданно Филу показалось, что у него включился ночной режим зрения.
   Резко, без перехода, немного красноватая темнота закрытых век сменилась серыми сумерками. Без скафандра и его участия. Сама собой. Происходящему с ним в последнее время, после вмешательства в его организм инородного тела уже не удивлялся. Не до удивления, на кону собственная жизнь.
  
   Если верить тому, что он видел, то врач стоял к нему спиной, готовил у настежь открытого морозильного шкафа ёмкости длительного хранения и проверить эту картинку на достоверность ничего не мешало. Стараясь не шевельнуться, Фил осторожно приоткрыл правый глаз и до максимума скосил его в ту сторону.
   За исключением освещения обе картинки, виртуальная на его внутреннем зрении и реальная в помещении медотсека, совпадали до мелочей. Открытый контейнер полевого набора военного врача, с готовыми к работе инструментами на небольшом столике рядом с операционным и, в полутора метрах от него, что-то напевающий занятый подготовкой к разделке его тушки, Хис.
   Будь то в другое время, тщедушного и нескладного телом серолицего можно было бы просто задавить. Голыми руками сломать ему шею, или дождаться пока эта гадина задохнётся от нехватки воздуха. В другое, не сейчас, не после, укладывающего крупного зверя насмерть, удара "Дыроколом".
  
   Готовый к работе виброскальпель, ничего другого под рукой он не наблюдал и мысленно прикинув возможность дотянуться до него, и пару раз проиграв порядок движений, успокоился. До решающего момента осталось немного...
  
   ***
  
   На удивление, всё прошло гладко. Ничего не подозревающий Хис с намертво прилипшей к лицу ухмылкой сделал шаг в направлении рабочего места, как ловко скользнувший на пол Фил поймал его за горло жёстким хватом. Особой координации движений от себя не ожидал, но левой рукой поймал чётко, как на тренинге, до хруста позвонков и не отводя взгляда от чуть ли не вылезающих на его лысый череп глаз Хиса, резко воткнул в правый активированный виброскальпель.
   На все его десять сантиметров, через противный хруст какой-то внутренней кости, в мозг, с гарантией. За семь лет в здешней мясорубке привык и, уже спокойно переждав его сдавленный хрип и недолгую агонию, одним движением забросил мёртвое тело на операционный стол, на своё недавнее место.
   - Этот сдох! - промелькнула, где-то, в мозгу равнодушная мысль, - Теперь капитан... С ним как?
   С капитаном, или, по другому, лэром, лордом Датом Гером, (обе эти статусные приставки ходили по отряду на равных), такой фокус мог не пройти. Несмотря на его сволочную натуру, капитан был воякой до мозга костей и чуял опасность не хуже зверя. Прошедший не одну крупную стычку, небольшую корпоративную войну, по другому, не мог не чуять. Иначе не выжить.
  
   С подготовкой к встрече с ним нужно было спешить. Холерик по натуре, капитан, не выдержит долгого ожидания, выйдет на связь с проверкой сам, или же заявится сюда. Оба варианта реальны, но второй для Фила был бы предпочтительней, играть в прятки с профессионалом в плохо знакомом тебе помещении вариант проигрышный, а если капитан привлечёт к ним искин центра и четвёрку "Хишей", то вообще безнадёжный.
   Обежав взглядом помещение, две медкапсулы в его центре, насколько он помнил, дубовые, безо всякой защиты и пароля, рассчитанные на любого умеющего ткнуть пальцем в иконку из списка доступных программ и под левой, раскрытой, с откинутой вверх прозрачной купольной крышкой, заметил небрежно брошенный на пластобетон пола свой потрёпанный жизнью "Еши".
   Рядом с ним, сорваный с него впопыхах, скомканный в кучу комбинезон и самое важное, на этот момент, своё оружие. Ручной штурмовой комплекс "Шакл" и игольник. Небрежно брошенные на пол из пластобетона но целые, с пристёгнутыми магазинами и элементами питания.
  
   - Спешили, - на автомате, проверяя комплектность игольника, отметил для себя Фил и, потянувшись за комбинезоном, услышал со стороны коридора быстро приближающиеся шаги с раздражённым рыком капитана.
   - Хис! Харгов выкормыш, что это такое?
   Одеться Фил уже не успевал, выпустил из рук комбинезон и шагнув за корпус медкапсулы приготовился. Бликующий в свете потолочных софитов, рабочего освещения операционного стола, лысый череп Хиса не мог не привлечь внимания и смену обстановки звериный нюх капитана почуял сразу. Возможно почуял, возможно помогла высокоранговая военная нейросеть, по вбитому в её мозги протоколу просканировавшая помещение на предмет опасности, но местонахождение Фила капитан обнаружил почти сразу. Откинул в сторону какой-то кейс, что до этого момента держал в руках и выдернул из поясной кобуры оружие.
   Почти мгновенно и за эти доли секунды Фил успел нажать на гашетку своего старого но надёжного игольника. Навскидку, не целясь, в сторону его фигуры, зная что попадёт. Привыкшее за пять лет рабства к каждодневному хождению по краю тело действовало само, на рефлексах, без участия мозга.
  
   Тактику и приёмы ближнего боя капитана, как он будет отвечать в подобной ситуации, за эти годы вбиты в сознание намертво, до состояния условного рефлекса. Первая очередь разрывных игл из игольника ушла в район груди капитана, вторая левее и ниже. Туда, куда он обычно бросает своё тело после первого выстрела.
   И, всё же, в этих условиях профессионализм капитана Дата Гера оказался на высоте, ответить он успел. С противным хрустом разлетелась купольная крышка медкапсулы, что-то резко ударило Фила в левый бок, развернуло его тело в сторону и, только после этого, в помещении медотсека наступила тишина.
   - Вот же, сука! Попал! - упав на правое колено и шипя от боли, зло выругался Фил и, не отводя игольник от неподвижного тела капитана, внимательно осмотрелся.
   По всем признакам, тот должен быть мёртв, первая очередь была удачной, перечеркнувшую грудь, рвущую ткань комбинезон, линию попаданий, резко обострившимся зрением он видел. Обычно, после такого не живут и положение тела капитана с неестественно вывернутой правой рукой, и далеко отлетевший игольник этот вывод подтверждали.
  
   Вроде бы подтверждали, с такими зубрами боя как капитан могут быть исключения. Мощная кибер аптечка, не задевшие жизненно важные органы иглы, особенности организма, да мало ли что может быть... Контрольный выстрел, в любом случае, не помешает. Древнее правило не оставлять за спиной недобитого врага заставило Фила, сцепив зубы, рывком уйти с прежнего места и по дуге обогнув тело капитана, не раздумывая, всадить в его спину короткую очередь.
  
   - Всё! - выдохнул Фил, - с этими двумя всё. Отбегались...
   Самое странное, особой радости от победы над давними врагами не было. Перегорел. Слишком много в последние двое суток на него навалилось. Паучий выводок, подземный бой с последним оставшимся в живых шестиногим, чужой орган в голове, по предположению павшего смертью храбрых "Спасателя", с целью его полного подчинения, новые способности организма, которых у него раньше не было и эта встреча с самыми ненавистными ему людьми.
   - Расклеился, - недовольно буркнул Фил.
   Как ни крути, но в отличие от тушек капитана Гера и Хиса он жив и двое, трое суток относительной безопасности у него появились. Раньше этого срока искать эту парочку никто не будет, на его памяти такие отлучки у них были регулярны, раз в два месяца, это точно, и к ним привыкли. Второй плюс в его положении, для каких-то своих целей, капитан отключил контроль искина в этом секторе. Довольно большом, на треть площади резервного командного центра, включающим в себя медотсек, три, или четыре каюты и ещё какие-то помещения, где он ни разу не был.
   Появилось время и место где можно отдохнуть, подумать, а прежде всего, залечить полученную рану. Кибердоком, или, лучше всего, в медкапсуле. С раной в животе лучше не шутить и хочешь ты этого, или нет, но придётся рискнуть.
  
   С трудом присев на рабочее место Хиса, Фил осторожно осмотрел и прощупал место ранения и невольно присвистнул. Два входных пятимилиметровых отверстия в левой части живота, с самого краю и втрое больших, рваных, выходных на спине, с расстоянием между ними в пять сантиметров.
   Что там находится из внутренних органов он не знал, но если бы чуть правее, то там желудок, если выше, то лёгкие и сердце. Прицел нейросети капитана, а в такой быстротечной схватке работает только она, сбил динамический удар попавших в него разрывных игл.
   - Повезло, - ещё раз, осторожно, чуть касаясь пальцами, прощупав рану, подтвердил сам себе.
   Резкая, дергающая, боль прошла, перешла в тупую, терпимую, но самым странным было не это. Не было крови, два три развода по краям ран за него можно не считать.
   Страшилка "Спасателя" по поводу непрошенного подарка паука, с мясом выдранного у себя и насильно встроенного в его мозг непонятного органа, паразита, не оправдывалась.
  
   Взамен её у организма и мозга добавились три функции которых не было. Функции, или способности, спасшие его. Повышенная регенерация организма, его запредельная стойкость против парализующего оружия, стационарного станера от которого не спасает и мощный имплант, и способность видеть с закрытыми глазами. Ночное зрение, как по аналогии с похожей функцией скафандра, он назвал эту способность. Ни хитина по телу, ни беспричинной тяги к подчинению не наблюдалось даже в зародыше.
   В принципе, кроме пользы, ничего страшного с ним после вмешательства в его жизнь паука, пока не случилось. Имплант подчинения сдох, оба его врага мертвы и относительно свободен. Вот с этим относительно и надо было определиться. Что дальше, куда двигать отсюда и на чём?
   На своих двоих, в надежде на удачу, что до момента как будет поднята тревога успеет забиться в какую-то щель? До убийства капитана этот вариант выглядел реальным, теперь с его трупом, вряд ли. Особой любви между родственниками не замечалось но терять свой иммидж крутого перца в глазах своего окружения хозяин не будет. Кинет все силы на поиски посмевшего поднять руку. Возможно, не только свои.
  
   Вариант уйти отсюда на "Шорке" выглядел привлекательней, надёжнее, давал возможность уйти дальше и найдя подходящую щель какое-то время отсидеться в ней. Тем более, что навыки управления им у него есть. Остались от службы в наёмном отряде. Удар по мозгу излучения от взрыва эми боеголовки начисто заглушил практически всю долговременную память о прошлой жизни, до Содружества, но оставил большую часть из приобретённого уже здесь.
   - Нужна нейросеть, - тихо, для себя, задумчиво произнёс Фил.
   Без неё в этом мире никуда. Никуда, даже, тут на территории базы. Её искину безразлично, накрылся от перегрузки этот высокотехнологичный девайс, у тебя, или его не было, отсканирует его отсутствие и автоматически занесёт нарушителя в список враждебных объектов.
   Бороться с тараканами в его кристаллических мозгах и основными законами этого мира бессмысленно и Фил не собирался это делать. Два, три часа, а может и больше, без медкапсулы он выдержит и за это время надо, кровь из носу, изъять нейросеть у одного из этих жмуриков. Хис не подходил по специализации и кроме того, представить его нейросеть в своей голове, Фил не мог. Было противно... Значит, капитан...
  
   Занемевшая было рана в боку, от нагрузки проявила себя тупой болью и слабостью во всём теле, и с трудом перевалив тяжёлое тело капитана через невысокий борт медкапсулы, Фил вытер пот со лба и недовольно покачал головой. В таком состоянии он не боец и далеко от базы не уйдёт. Медкапсула... Только она поможет...
   "Никус" третьей серии, модель времён войны с Архами, дубовая рабочая лошадка десантных подразделений, без особых наворотов и лишних функций, и, самое главное в его положении, без блокировки. Всё рассчитано на применение в боевых условиях, когда не до допуска и обязательного штатного врача в подразделении. Под тупого, без лишних извилин в мозгу, служаку.
   Фил закрыл крышку и дождавшись автоматической активации экрана управления, с интересом пробормотал, - И что мы тут имеем?
   Умный агрегат уже определил, что пациент готов к операции и на рабочем экране, зелёным цветом, горели две пиктограммы - "Экспресс диагностика" и "Полная диагностика".
  
   Усмехнувшись, Фил ткнул пальцем в "Экспресс", полная ни к чему, да и не будет делать её искин медкапсулы мёртвому человеку. Десять, пятнадцать минут до сигнала готовности можно было расслабиться, посмотреть кейс, или скорее бронированный кофр, что вылетел из рук взбешенного чем-то капитана, его содержимое. Определиться, чем занималась эта парочка.
   Сексуальные пристрастия отпадали сразу, в чём, чём, но в подобном капитан замечен не был. Значит, незаконный, тайный от брата, бизнес.
   - Нейросети! - Подняв один из разлетевшихся по полу герметичних пластиковых пеналов прошептал Фил.
   Двадцать восемь, или чуть больше, на виду, и что-то может быть под столом и другими предметами интерьера медотсека. В тот момент капитану было не до них, заметив направленный в его сторону игольник, пытался спастись и кофр длительного хранения кидал наотмашь.
   А если вспомнить его раздражённый рык в коридоре, - Хис! Харгов выкормыш, что это такое? - то до последнего момента жизни, о их наличии у доктора он не знал.
  
   Перебрав с десяток пеналов, Фил с раздражением отложил их в сторону, - Вторичка! Рабские. Не подходят...
   А по надписям на сопровождающих бирках - Пат, Жор, Оти, и прочих знакомых ему позывных, догадался о их происхождении.
   Рабы, из его отряда, из рабочих, с шахт по добыче мерлита. Время от времени странные пропажи людей в его окружении происходили. Бесследно, с концами и это в мире, где каждый твой чих записан камерами наблюдения.
   Сразу вспомнилась фраза Хиса, - Как обычно, разберу на составляющие...
   В последние минуты своей жизни врач ковырялся в районе вмонтированного в стену большого морозильного шкафа и потянув на себя его дверку невольно присвистнул. Откуда нейросети у Хиса искать уже не стоило. Двадцать упакованных к перевозке ёмкостей длительного и автономного хранения, с теми же позывными что и на нейросетях, на сопроводительных бирках вызвали непрошенный озноб по телу. Двадцать первая, не успей ударить первым, могла стать его.
  
   Чёрный рынок человеческих органов существовал всегда. Цены на частичное, а тем более полное омоложение организма начинались со ста миллионов кредитов и для подавляющей массы населения Империи были недоступны. На порядок дешевле запатентованый кем-то способ обновлять себя по частям. С помощью донорских органов. Незаконный и не столь эффективный, но крайне популярный...
   Судя по всему эта сладкая парочка занималась поставкой этого товара на чёрный рынок и предупреждение капитана о встрече с покупателями через десять часов в это предположение укладыаалось. На продаже бесплатных для него органов, легально, с согласия брата, или втихую от него, лорд Дат Гер крутил большими деньгами.
   Примерные цены на этот товар Фил знал. Тридцать, пятьдесят миллионов кредитов влёгкую, без торга... Цена не нового, но достаточно надёжного среднего крейсера... И что теперь делать с этим товаром? Бросить тут, или...
  
   Мысль на эту достаточно сложную тему, прервал мелодичный сигнал медкапсулы.
   - Закончила, - догадался Фил, - есть результат, - и прочитав на её рабочем экране короткий текст, столбиком.
   - Мёртв! Нейросеть - "Универсал 5ВМ", два импланта на память - "Расширение - 200" и по одному на скорость реакции и противодействие парализующему изучению.
   Машинально отметил, для себя, - Военная! - и задумался.
   Пять лет назад, до попадания в рабство, коэффициент его интеллекта чуть не дотягивал до ста восьмидесяти единиц, сколько теперь, после пяти лет издевательства над мозгом рабского импланта подчинения, неизвестно. Хватит оставшегося на этот продвинутый девайс здешней технологии, или придётся искать другие варианты.
   Выбирать одну из рабских, или попробовать выпотрошить Хиса? Ни то, ни другое не по душе, не подходит под сложившуюся ситуацию. Одиночка против всех и в чужом мире? Не потянут.
  
   Придётся устанавливать эту, пусть на семьдесят, или даже пятьдесят процентов от своего максимального потенциала она всё равно заработает и это будет лучше мусора, что он таскал в голове последние пять лет.
   - Рискну, - решил Фил и тронул против каждой строчки иконку, - Извлечь!
   Иконки напротив имплантов мигнули и сменились на, - Выполнение!
   Только имплантов, с нейросетью оказалось сложнее, ниже её названия добавился вопрос, - Очистить память нейросети? - и две новые иконки, - Да! и Нет!
   - Опять, двадцать пять, - вздохнул Фил.
   Особых знаний по устройству нейросетей, нюансов при их извлечении и установки, у него не было. Не успел, не удосужился приобрести за два года свободной жизни, а потом стало не до новых знаний. Рабство, не дающий отклониться от заданной линии поведения имплант подчинения. Короткий ознакомительный ликбез, что в редкие часы отдыха получил от единственного друга, в этой мутной компании, Дока, уже применил, а дальше?
   Дока тут не было и выбирать из этих двух вариантов придётся самому, и выбирать быстро. Поколебавшись, ещё минуту, Фил решительно ткнул пальцем в - "Нет!" и, дождавшись появления на экране обратного отсчёта времени на выполнение операции - один час, десять минут, с облегчением выдохнул.
   Период неопределённости закончился, или почти закончился...
  
   ***
  
   Мыслящий, похожий на морскую звезду размером с грецкий орех, комок серого вещества, отзывающийся на определение - Модуль, последние трое суток находился в состоянии перманентной тревоги, восстановления полученных повреждений и обживания в новой для него среде. Судя по всему, период в триста больших циклов служения чуждой ему расе завершился.
   Организм нового носителя. - хозяина, оказался значительно ближе к заложенному в его память Создателями эталону, почти идентичным с их видом и встроиться в него оказалось легче.
   Не помешали этому, небрежный перенос, под корень оборванные нервные отростки и остатки блока контроля.
   Безумная операция по переносу, без необходимых для этого процесса условий, задумывалась прежним хозяином под него, под блок контроля и выполнение определённого задания, и, по иронии судьбы, процесс его уничтожения запустил он же. Неловкое движение неприспособленной для выполнения тонкой операции конечности, доживающего последние мгновения своей короткой жизни паука, разорвало блок. Оставило большую часть его тела на прежнем месте, а завершила процесс уничтожения безумная атака кибер биологического устройства, уже тут, в организме нового носителя.
  
   Особых эмоций по поводу гибели своего контролёра и смены носителя Модуль не испытывал. Не умел, не закладывали Создатели в его поведенческую программу. Переключился на исполнение свого прямого назначения, помощь новому хозяину. Как понял из памяти примитивного кибер биологического устройства, нейросети, что успел просмотреть до его гибели от внешнего и довольно слабого излучения низшего порядка, - человеку Филу.
   Его разбитый непомерными нагрузками организм, функционирующий на половину своей мощности мозг нуждались в немедленном восстановлении. Процесс усиленной регенерации был запущен немедленно и появилось время осмотреться, понять что можно улучшить в новой среде обитания.
   Как оказалось, не так-то много, сходство организма его нового хозяина с хранящимся в его памяти эталоном оказалось только внешним. Малая продолжительность жизни, слабый костяк и мышцы, невысокая скорость реакции и движений, всё это было иным, но исправимым, в пределах возможностей Модуля.
  
   Не так быстро, но этот организм он перестроит и даже добавит ему несколько новых возможностей, единственное с чем ему не справиться, это научить нового хозяина управлению внешней энергией. Не рассчитано на это его тело, не заложено природой...
   Все эти задачи вторичны, требуют времени и как понял Модуль из памяти погибшей нейросети, на первом месте у хозяина проблема выжить в сложившейся ситуации. В мозг его с советами не лез, не имел разрешения, но, по доносившися до его рецепторов отголоскам наиболее ярких эмоций, уяснил для себя, что скоро у него появится сосед. Более мощная нейросеть и с этой угрозой ему придётся что-то делать. Не привлекая к этому хозяина, попытаться договориться, или подчинить. Двум им на одной площади не ужиться...
  
   ***
  
   Вопреки опасениям особых проблем медкапсула не доставила. Получасовая диагностика, после чего пришлось вылезать из неё и голым и просматривать список хвороб и повреждений которые необходимо залечить до установки нейросети. И после первой строчки с индексом интеллекта в
   Сто пятьдесят три каких-то единицы, Фил выругался.
   Пять лет ударной пахоты на чужого дядю, с угнетающим мозг рабским имплантом в голове, даром для организма не прошли. Высокоранговая нейросеть Дата Гера, лорда, или лэра, в таких стартовых условиях если и развернётся, то на тридцать, максимум сорок процентов. После такого шока, длинный список болезней даже не стал читать, двадцать часов в медкапсуле на их устранение его, категорически, не устраивают.
   - Сорок процентов, - задумчиво протянул Фил, - хватит их на развёртывание?
   Посоветоваться не с кем, Док если и жив, то далеко отсюда, на рабочей базе, в отряде. Поискать что-то более подходящее на его нынешнее состояние в вещах капитана и Хиса, в каютах, скорее всего не получится. Непонятно на какую территорию базы отключён контроль её искин, не решится он. Гадать и колебаться не позволяет лимит безопасного времени.
  
   Если не врут ходившие по отряду слухи, то на какое-то время Дат Гер остался главным в отряде и на прииске. Его старший брат лорд Нори покинул планету, а вот куда и с какой целью рабам не докладывали, да и не интересно это. Важен сам факт долгого отсутствия ответственного за всё на основной базе и на связи. Сутки ещё могут быть, сутки прокатит, тем более подобные случаи были, но дольше... Если не подчинённые, то искины обязательно поднимут тревогу и до этого момента отсюда надо убраться. Кровь из носу..
   - Обложили суки, - непонятно в чей адрес ругнулся Фил и рядом со строчкой на рабочем экране, - Нейросеть, два часа, - решительно нажал на иконку, - Установить!
  
   ***
  
   Очнувшись пару секунд Фил не мог понять где находится и только сконцентрировав рассеянный до этого момента взгляд увидел привычный матовый купол уже открытой медкапсулы и с облегчением вздохнул, - Жив и свободен, и сейчас это главное, всё остальное приложится.
   Нейросеть не открылась и не должна была, два часа установки, на её адаптацию в новом организме мало. Пора одеваться и чем-то убить время до её проявления. Подтянувшись на руках Фил неожиданно легко выпрыгнул из медкапсулы и с удивлением огляделся.
   Отдохнувшее и немного подлеченое за эти два часа тело двигалось легко и свободно, без тупой боли в простреленом боку. Осторожно пощупал живот в месте попадания, потом спину и довольно улыбнулся. Ни ран, ни рубцов от них не было. Чья это работа, устаревшей на двести лет медкапсулы, или того подсаженного пауком паразита, даже и не задумывался. Выяснится само, и не до этого.
  
   До активации нейросети надо быть готовым у уходу отсюда. В своём старом "Ёши", или в "Архе" капитана если удасться добраться до его каюты. Подготовить два варианта ухода, плохой - на своих двоих, и более предпочтительный на десантом боте. На нём можно уйти дальше и для обоих вариантов крайне необходимо провести полную ревизию в медотсеке.
   В медицинских принадлежностях Хиса, определиться, что из них можно и нужно забрать с собой, и в морозильной камере, с комплектами человеческих органов на продажу. Мысль о них как заноза сидела в мозгу с первой минуты как понял, что это такое.
   Забрать с собой и где-то спрятать до лучших времён? На боте это возможно и позволяет срок автономного хранения в один год. Если бы это был другой товар, да без проблем, хозяин и вся его семейка должны ему больше. Был бы рядом был Док, то уговорил бы, по его понятиям это уже товар. Не ты убил, но продать можешь. В принципе логично, но Дока нет а Фила от этого шага держат моральные принципы прошлой жизни, которую он не помнит.
  
   Руки делали своё дело и эти мысли не мешали перебирать хозяйство Хиса, откидывать ненужное в сторону, нужное аккуратно, как уже своё откладывать в другую. Потом пришла очередь морозильного шкафа с его страшным товаром. Первый взгляд Фила, мельком, оказался верным, двадцать полных комплектов, в переносные контейнерах автономного хранения.
   С описанием, когда и в каком состоянии был донор. В этом отношении Хис был педантом. Оборвал эту работу визгливый женский голос в его голове, - Дат, ты что, сдох? - а через пару секунд паузы, за которые Фил сообразил что раньше срока активировалась нейросеть, продолжение.
   - Сдох! Говорила я тебе... И кто это мне достался? Этот тупица со ста пятью десятью единицами, да я не смогу функциони...
   Скандальная баба в голове неожиданно заткнулась и какое-то время Фил осмысливал, что теперь ему с ней делать. Удалить на хрен нейросеть, поставить себе рабскую и с ней свалить отсюда, или потерпеть, попробовать договориться, как неожиданно тон голоса в его голове изменился.
  
   - Прошу прощения лэр! - смиренно, как ни в чём не бывало, и дополнила, - Развёртывание завершено, функционал нейросети сто процентов. Жду приказаний!
   - Личность поменяй на мужскую, - рявкнул взбешенный Фил, - и не слушая робкого возражения, - потеряю некоторые функции, - потребовал, - Жду!
   Что там произошло с нейросетью, отчего у неё проявилась такая неожиданная покладистость, разбираться было некогда, как нибудь потом, если выживет. Есть возможность, надо ей пользоваться, терпеть скандалистку в своей голове, где от неё некуда деться, он не намерен. Лучше и дешевле застрелиться сразу.
   Через минуту, в его голове раздался нормальный мужской голос и первым был вопрос, - Желаете отставить прежнее имя?
   - Что ты имеешь в виду? - на автомате, не врубившись в тему, переспросил Фил и выслушав ответ, - Дат Гер! - на минуту задумался.
   Заманчиво, не без подводных камней, но заманчиво и, исходя из этого, осторожно спросил, - Доступ к памяти нейросети есть, - и после короткого, - Да, лэр, всё без изменений, - распорядился, - На какое-то время оставляем Дат Гер...
  
   ***