Шизофрения

Брат


Когда всё началось, точно не помню, даже год. Но ещё перед школой, зимой. Мы тогда жили в бревенчатом двухэтажном доме, в коммунальной квартире. Почти центр Москвы, 2-ой Спасский тупик. Раз тупик, то туда не заезжали автомобили. А коли не заезжали, то от высокого каменного забора почти до середины тупика насыпали и раскатали снежную горку. Окрестные детишки катались с неё, кто, на чём мог. Я, понятно, тоже. До сих пор помню - лежу на санках, физиономией вперёд, как положено космонавту в ракете. Ребята во дворе почему-то считали, что Гагарин именно так летает в космос. Друзья меня, изо всех своих невеликих сил, толкают вниз. Лечу, аж дух захватывает. И тут к нам под кирпич заворачивает грузовик...
Да... Были бы современные санки с задним поручнем для спины, может и не было бы рассказа. А так, сам не знаю как, сполз с санок, они уехали вперёд, я лечу за ними, пытаясь тормозить. В общем, санки раньше, я чуть позже, аккурат промеж колёс вписались. Но водитель тоже тормозил. Детей давить, видать, не собирался.
Помню, вылезаю из-под колес, реву, хоть вроде уже большим считаюсь. Шапки нет, голова в крови, о какую-то железяку днища разбил. Но реву не из-за боли. Раздавленные санки под задним колесом лежат. Жалко мне их, спасу нет.
Что случилось потом, не помню. По рассказам, девчонка, что передо мной ехала, проскочила, а парень, который после, успел отвернуть, один я под машиной оказался. Если бы с санок не сполз, не понятно, чем бы дело кончилось, а так только в больницу, с сотрясением мозга попал. И шофёра родители чуть не убили.
Ну, случилось и случилось, со временем наезд не то что забылся, просто вспоминать повода не было. И не вспоминали до второй четверти моего четвёртого класса, вот тогда с моим братом Славиком случилось несчастье.
Соседка по коммуналке, старушка, бывшая дворянка, сочла своим долгом, мне, тогда ещё дошкольнику, всю правду про мою мать рассказать. Самое главное рассказала - про то, что у брата Славы другой отец, а моя родительница уголовница, которой место в тюрьме.
После войны мама, семнадцатилетней девчонкой, работала на хлебозаводе в Сокольниках. Не знаю подробно, как и что, но обнаружились хищения, надо было кому-то сесть. Уговорили её, как самую молодую, взять на себя вину. Объяснили - несовершеннолетняя, много не дадут. А уж ей и передачи будут, и плащ-пыльник подарят. Пару крепдешиновых платьев обещали... Такой ещё момент - в 1947 году отпускали из-под стражи беременных и только родивших. Амнистия или не знаю что, но если по мелочи села, да брюхатая, то отпускали. А уж с этим-то делом нашёлся сердечный дружок, который вызвался помочь. Сынок начальника цеха, который её уговаривал помочь.
Не обманули, кстати. И передачи были, и одёжка. Даже из-под стражи через два месяца после суда освободили. Вот так родился мой старший брат Слава.
Хотя мать ребёнка родила, за его отца на себя вину взяла, тот на ней не женился. Дед Славки помогал деньгами и продуктами, вполне прилично помогал. А отец семью создавать не захотел. Зачем? Баб после войны избыток, надо всем внимание оказать. Да и спился скоро.
Только к середине 50-х мама вышла замуж. Решила, лет уже прилично сколько, потешилась и хватит, пора остепениться. Женщина она была видная, весёлая, красивая. Погулять любила, однако меру знала. Поклонники были, но сплетни ходили умеренно. Где-то познакомилась с молодым, интересным мужчиной. Да, он рабочий на заводе, зато любит её и берёт замуж с сыном. Заодно, им целых две комнаты от работы дают. Пусть в коммуналке, так ведь не в бараке. Почти все живут в коммунальных квартирах. Водопровод есть, горячая вода из колонки. Только живи и радуйся. Словом, поженились, а вскоре родился я.
Отец меня любил, мать... тоже любила, конечно, но брата любила больше. Кстати, было за что. Красавец, модник. Из дому не выйдет, не начистив ботинки. Мама подшивала брюки, чтобы штанины по-особому падали на задник обувки. Музыкант. Ксилофон, ударные и гитара. Все девчонки его были. Меня к ним с записочками посылал. А я гордился. Хотя не понимал, в чём интерес с девчонками целоваться, да ещё их конфетами кормить.
Денег брату вечно не хватало, даже из моей копилки вытаскивал. Была такая глиняная кошечка, с прорезью на затылке. Так Славка умудрялся оттуда новые монеты вытрясти, а старые, дореформенные гривенники для звону кинуть. Я не обижался, он и меня конфетами угощал.
Потом его забрали на Северный Флот. Три года надо было отслужить. Помню, как он из Североморска в отпуск приехал. Флотская форма, бескозырка с развевающимися лентами, большой синий воротник с тремя белыми полосками. Я братом гордился. Мама тоже на сына налюбоваться не могла. Когда он попросил добавить 10 рублей на самолёт, чтобы дома подольше побыть, дала, хотя у нас самих было с деньгами не очень. Заняла у подружек. Моего отца она, к тому времени, выгнала. До сих пор не знаю, что у них не сложилось.
Больше брата не видел. Мать была на похоронах, а я нет. Какой-то корабельный трос лопнул, и по Славику попало оборвавшимся концом стального каната. Его не только поломало, ещё и с палубы выкинуло. А море на Севере холодное. Вытащили быстро, однако в госпитале он умер. Не то канат ему внутренности отбил, не то воспаление лёгких доконало. Хотя, по большому счёту, какая разница? Умер человек, похоронили. А мелкие подробности... Лично мне, они не особо интересны. Мать с похорон приехала вся чёрная. Меня обнимает, плачет, говорит: "В армию тебя ни за что не пущу!"


Военкомат


В то время на месте всего 2-ого Спасского тупика уже построили одно высотное здание с кинотеатром. Старый бревенчатый дом разобрали, и наша семья получила двухкомнатную квартиру в девятиэтажке. Малогабаритную, правда, но тогда всякая отдельная квартира ценилась. Пусть санузел смежный и ванна сидячая, зато балкон есть. И лифт. Пол из досок, крашенных суриком. Кухня больше 8 метров. Хорошая квартира, однако сразу после заселения у матери с батей разлад и пошёл.
Ближайшим соседом у нас был врач, психиатр из диспансера. Мама после похорон брата про тот случай, когда я под машиной санки потерял, вспомнила и отвела меня ко Льву Ароновичу. Тот с мамой поговорил, старую выписку из больницы прочитал, рентгеновский снимок посмотрел, потом со мной пообщался, затем опять с мамой. По результату, доктор объяснил, что я хоть не сильно, но болен. Это не страшно, здоровых людей вообще нет, есть только недообследованные. Рассказал, что после попадания под автомобиль я машин боюсь, считаю их немного живыми. Что... Много чего мне про меня рассказал... В четвёртом классе тогда учился, верил взрослым и говорил, что мне было велено другим врачам, когда пару раз меня в санаторий отправляли.
Я, в принципе, ни о чём таком не думал, пока в начале 1972 года, в 17 лет не попал на медкомиссию по приписке. В школе мальчишки знали - в армию положено идти, если не был, значит ущербный. Или умный, в институт попал, тогда оно понятно. В семнадцать лет я вымахал здоровым жлобом. Приятели ласково кликали Кабаном, Шкафом или Шифоньером. Год я отходил в секцию бокса, три года занимался самбо, за школу бегал на лыжах и кросс. Самый сладкий клиент военкомата. Бери такого, тут даже думать нечего. Ан нет! Они посмотрели карточку из поликлиники и отправили по врачам.
Стайка парней босиком, в одних трусах, ходила по кабинетам. И ведь не мёрзли. Нам мерили рост, взвешивали, заставляли дышать в шланг, чтобы измерить объём лёгких. У окулиста мы читали буквы в таблице для проверки остроты зрения, в альбоме разглядывали пятнышки, складывающиеся в цифры. Кто их не видел, того объявляли дальтоником. Правда, в армию таких всё равно брали.
Когда ждали очереди перед кабинетом психиатра, выясняли у только вышедших, о чём там спрашивают. Один рассказал:
- Меня просили: "Что общего между птицей и человеком?" А я им отвечаю: "Оба какают!" Гы-гы!
Другой кивнул и авторитетно поставил диагноз:
- Стройбат. Где-нибудь за Уралом.
- С чего бы вдруг?! - возмутился рассказчик.
- Знаешь, почему в армии не играют в КВН? Весёлые по одну сторону Урала, находчивые по другую. А раз ты ещё и приколист, то будешь в стройбате лёд колоть.
Когда меня вызвали, доктор выяснять ничего не выяснял и ни о чём не спрашивал, сразу сказал, что придётся 10 календарных дней отлежать в больнице. Там решат - гожусь в армию или нет. Я попытался было заикнуться, дескать, полностью здоров, но врач понимающе кивнул:
- Вот там это и подтвердят.
Прочие врачи ничего такого не нашли. В конце концов, нас отпустили, только некоторым велели прийти повторно. Меня же сразу обрадовали, сказали, офицерское училище мне точно не светит, хоть я туда и не просился. Вот если хочу получить направление от военкомата на автокурсы в ДОСААФ, то зря. Зато на курсы радиотелеграфистов меня тоже не пошлют. С таким диагнозом в армии вообще делать нечего. Хотя, конечно, в больнице полежать придётся, но даже если вдруг случайно скажут "годен" ни в одно нормальное место таких не посылают.
Подсуропила мне мама. Главное, вернуть ничего нельзя - я же с четвёртого класса в диспансере наблюдаюсь, значит, по-любому придётся проверяться в психушке.
Из диспансера позвонили, вызвали на консультацию. Лечащий врач у меня не изменился, хотя я опять был прописан в коммуналке. Другой, понятно. У бабушки стало плохо со здоровьем, вот она и прописала меня к себе, чтобы площадь не пропала. Дело было сложное, пришлось походить по кабинетам районных инстанций, однако увенчалось успехом. Когда бабушка умерла, я остался прописанным в её комнате. Жить там не жил, но приезжал часто.
Так вот, Лев Аронович, психиатр, ведущий меня с четвёртого класса, когда я пришёл на приём, объяснил, что миновать больницу нельзя, без неё мне просто не выдадут приписное свидетельство. Однако при правильном поведении лежать придётся всего один раз, затем получу освобождение и дальше уже буду жить спокойно. Деваться некуда, пришлось соглашаться на обследование.
В начале марта позвонили, велели в понедельник утром явиться с документами. Причём, надо рассчитывать ровно на 10 дней, раньше не отпустят, но и позже не задержат. Больница, понятно, была психушкой, самой старой из московских. Матросская Тишина. Забор к забору с тюрьмой. Возмущаться и отказываться ложиться бесполезно. Дело не в том, что в армию заберут или нет, в любом случае приедет скорая, и всё едино тебя туда отвезут.
Раз делать нечего, то и делать ничего не надо. Хорошо, что не в каникулы забирают, можно от школы отдохнуть. С оценками у меня нормально, твёрдый хорошист. Наверное, мог бы быть отличником, но уроки делать ленюсь. По математике и физике давно перерешал все задачи до конца 10-ого класса. Задачник Зубова-Шальнова отработал полностью. Перельмана читаю запоем, а вот с остальными предметами немного хуже, приходится заставлять себя делать домашку.
Причём на секцию хожу с удовольствием, а за уроки сесть, сил нет. Ефремова глотаю запоем, а про Иудушку Головлева и Раскольникова с Базаровым читать не могу. В музыкальную школу мама чуть не пинками загоняла, а в школе на праздниках играю с удовольствием. Ксилофон, который от Славки остался, мне сразу не понравился. До девятого класса с ним мучился!


Шиза


Вместе со мной на обследование явилось трое таких же допризывников. Нас переодели в больничные пижамы и распределили по палатам. Отделение диагностическое, "острых" пациентов здесь не держат. Если у кого появляются странности, тех сразу отправляют в другой корпус.
В палате шестеро. Из допризывников я один. Спрашивать про причины нахождения здесь не принято, а у некоторых даже опасно - обидятся.
Моё достояние на ближайшие десять дней - заслуженная железная койка с полосатым ватным матрасом и тумбочка на двоих. Одеяло, подушка. Постельное бельё. Изрядно застиранное, с большими чёрными блямбами больничных печатей, но чистое. Вафельное и простое полотенца.
Мужики в палате просветили про распорядок дня. Рассказали, что кормят не очень, с куревом совсем беда. В магазин не отпускают. Однако если подлизаться к медперсоналу, то могут звать на помощь в отделение этажом ниже. А там санитарки в благодарность и курева купят, за твои, понятно, и дополнительный хавчик организуют. В том отделении бабульки с маразмом лежат, едят мало. У них и хлеба, и супа, и гарнира изрядно остаётся, можно подхарчиться.
Только застелил постель, позвали к врачу. Всех поступивших сегодня собрали. У одного было сотрясение мозга, случайно с лестницы упал. Вылечили, но зачем-то на учёт поставили. Другой, подмигнул и зашептал, что от армии откосить хочет, институтские учебники по психиатрии читал, будет притворяться параноиком. Третий, просто эпилептик. Я про себя сказал, что полностью здоров. Стукнутый зашёл в кабинет, мы сидим, болтаем. Тот, который симулянт, начал объяснять, что ему в армии делать нечего, и уж если он сюда пробился, то будет пользоваться случаем, выбивать себе нужный диагноз. Вторым вызвали меня, задали пару вопросов и отправили в палату.
В обед кормили так себе. Жидкие щи с малюсеньким кусочком мяса. Разваливающаяся котлета, тушённая в томатном соусе с блёкло-синеватым, водянистым пюре. Видать, вместо молока мятую картошку разбавляли той же водой, в которой её варили. Стакан компота из сухофруктов. Хлеб серый, который продаётся в больших буханках по двадцать копеек. Самый дешёвый и невкусный. Однако больные его съели весь до кусочка.
После обеда нас, свежеприбывших, вызвали в процедурную, выдали каждому порошок и заставили выпить. Не выпить нельзя, смотрят. Я принял, эпилептик принял, стукнутый тоже принял. Запили водой и пошли по палатам. Мы не первый раз в таких заведениях, понимаем, что надо слушаться. А симулянт начал права качать. Дескать, зачем лекарствами пичкают, если ему ещё диагноз не поставили. Тупой он. Возмущаться и отказываться глупо и бесполезно. А спорить и, тем более, ругаться с медперсоналом просто опасно.
Я давно понял, ещё по санаториям, что проще и быстрее соглашаться. Бывали случаи. Сегодня мальчик хамит медсестре, а завтра после "укольчика" сидит такой спокойный-спокойный, только слюни изо рта текут. А если с медиками не ругаться, то они ничего такого и не прописывают. Или если даже пропишут, а ты зарекомендовал себя исполнительным больным, не особо смотрят, проглотил ты "таблеточку" или нет. Но первые разы контролируют обязательно.
Меня с порошка спать потянуло. Лёг, здесь это дело обычное. После лекарств многие кемарить укладываются. Только было задремал, тут ко мне шиза и пришла. Ну, это я так подумал, когда голос в голове спросил:
- Серый, это ты?
- Я, - соглашаюсь.
Меня приятели Серым зовут. Сергей, Серёжа, Серёга, Серый - это всё я. Но раз голос в башке появился, значит, не зря меня сюда отправили. Похоже, я действительно того... псих. А тот в голове продолжает:
- Сейчас какая дата?
- 6 марта 1972 года.
- Ты где находишься?
- Нахожусь, где и должен - в психушке.
Честно говоря, я сильно расстроился. Всё же понять, что ты действительно с ума спрыгнул, очень неприятно. Но голос меня успокаивать стал:
- Не бойся, ты с ума не сошёл. Я - это ты, но в будущем. Через четверть века. Год 1997.
- Как там у вас? Коммунизм ещё не построили?
- Погано у нас. Какой коммунизм?! Партийцы развалили Союз в 1991 году. Генсек, Политбюро и ЦК - все они и развалили. В 1993-ем Верховный Совет танками расстреляли. Я его защищать пытался, еле сбежать смог, а потом понял - нас опять предали. Народ ограбили, предприятия под себя забрали. Бандиты среди бела дня по людям стреляют. Всё продаётся и покупается. Фабрики и заводы в руинах. Товары в магазинах есть любые, только денег у народа нет. Зарплаты месяцами не платят. Сейчас приспособился - устроился следить за компьютерами в банк. До того я, кандидат физмат наук, женскими труселями и лифчиками на рынке торговал. А ещё раньше вообще без работы сидел. Из института же сократили. Там хоть копейки, хоть с задержками, но платили. Потом долго никуда пристроиться не мог. Бывало, неделями хлебом с майонезом питался. Ты сейчас под таблетками?
- Заставили выпить порошок.
- Понятно. Потому и смог с тобой связаться.
Хорошо поговорили. Много чего про свою жизнь голос рассказал. Пять с половиной лет отучился в универе. Потом ещё два года аспирантура и переход в академический институт. Год ушёл на защиту дисера. И всё время до получения должности младшего научного сотрудника, он жил на стипендию и копейки за полставки, пусть потом ставку, лаборанта на кафедре. Главное, после этого стал узким, никому, кроме своего научного руководителя, не нужным специалистом. Потому и после защиты получал немного. И перейти некуда. Для работы в другом месте нужно менять тему, а значит переучиваться. Сидел в одной лаборатории, пока не началась перестройка... это когда Союз разваливать начали... Институтские помещения стали сдавать в аренду под магазины и конторы, а большинство сотрудников выперли с работы. Тут ему пришлось хлебнуть лиха. Некоторые смогли уехать за границу, а он там никому не был нужен. Тема диссертации ни разу не военная, чисто академическая, за бугром совсем не интересная. И подобных желающих уехать было, считай, половина страны.
После защиты женился, ребёнка завёл. В самом начале перестройки, пока ещё были надежды на новую, лучшую жизнь, а в институте ещё платили, она ушла к другому. Плохо ушла, со скандалом. Заявила: "Ты вечный неудачник, а Саша - кооператор, хозяин жизни." Причём заявила, что ребёнок не от него. Даже заставила подписать отказ от родительских прав. Хотела и квартиру разменять, но новый муж заявил: "Не трогай убогого. Его помойка копейки стоит. Мы особняк построим." Не спился мужик тогда чудом. Через года два или три, когда у кооператора бандиты отжали фирму, а сам он куда-то пропал, бывшая попыталась вернуться. Говорит: "Прости, я со зла наговорила. И ребёнок твой. Сын тебя любит." А мальчик уже дядей Серёжей, а не папой зовёт. Переучили ребёнка. Не поверил человек бывшей жене, так и остался бобылём.
Как-то приуныл я от такой перспективы. Вдруг щиза и предлагает - дескать, я знаю будущее, давай объединим наши сознания, тогда смогу подсказывать, что делать, направлять. Может, хоть нормально устроимся в жизни. Например, есть тема клады поискать. В 1997 их уже нашли, а в 1972 ещё нет. Он специально информацию собирал, даже в клуб искателей городских кладов вступил.
Не соглашаться с самим собой глупо. К тому же, если действительно он это я, то заранее знать, где упадёшь, полезно, хоть соломки можно будет подстелить. А если он всё-таки шиза, то, как от лекарства отойду, сам пропадёт. В общем, согласился. Тут искры в глазах навроде водоворота закружились, а потом сознание погасло.


Прибытие


- Больной! - кто-то трясёт меня за плечо. - Больной, просыпайтесь! Ужин скоро!
Открываю глаза. Тётка в белом халате. Скорее санитарка, чем медсестра.
- Сейчас встану, - говорю.
Сам чувствую - в юность переместился. Где я старый, где я молодой - не понятно. Однако вроде всё помню. И недавние знания, и знания прошлой жизни остались. Надо бы кое-что записать, а то вдруг забуду. Я же не просто так в молодость вернулся. Есть план, как заново жизнь прожить и не повторить старых ошибок.
Первое, если не возьмут в армию, не надо поступать в ВУЗ на дневное отделение. Жить, экономя каждую копейку, весьма погано для собственного самолюбия. Опять же мать всю плешь проест. Она материально не помогала, особо не с чего было, опять же у неё принцип - мужчина должен сам себя обеспечивать. Лучше пойти на вечерний, например, по той же "Прикладной математике", и начинать работать. Наверное, программистом. Они сейчас крайне востребованы, а с моими знаниями о численных методах, я смогу быстро подняться. И рабочий график удобный - днём машинного времени не хватает, выходишь ночью, а весь день гуляешь. Можно требовать соавторства в научных статьях. Не захотят, пусть ищут более покладистого дурачка.
Во-вторых, надо обязательно выучить английский. Перевожу тексты я вполне нормально, а вот разговорный надо поднять на приличный уровень. Тогда задел на будущее будет, никакая перестройка не страшна. На школьный и институтский курс надежды нет, там учат кое-как. Придётся заниматься с учителем. Для начала, поговорю с Илонкой, она в Мориса Тореза собирается. Конечно, можно найти учителя и посерьёзнее, но надо платить. Вопрос - где взять деньги?
Тут плавно переходим к третьему пункту, к кладам. Надо изъять те, которые доступны. Далее проверить три тайника, которые предположительно никто точно не вскроет до 1997 года. Я специально такие искал, много времени потратил, но вроде нашёл. Кое-какие вещи из кладов надо будет туда заложить. В первую очередь, доллары и оружие. Доллары - потому, что их принимают вне зависимости от года выпуска. Оружие, понятно, чтобы доллары сохранить. Золото, камни и прочие ценности тоже можно, но их ещё продавать придётся. Одним выстрелом убью сразу двух зайцев - себя-будущего подкормлю и смогу выяснить в одинаковой ли мы временной линии живём или в разных, слабо зависимых параллельных мирах. Торопиться делать закладки не буду, есть ещё время. До той минуты, как я перешёл, будущий ничего взять не сможет, только после.

На столь важном вопросе пришлось прекратить мудрствования. Товарищи по палате повели на ужин. Кормили так себе. Очень густая пшённая каша, политая растительным маслом, с четвертинкой солёного огурца и кусочком костистой варёной рыбы. Стакан слабенького, сладкого чая. Хлеб, понятно, тот же, двадцать копеек за огромный батон. В отделении мужики лежат, а порции невелики, вот хлебом объём и добирают.
Вечером лекарствами меня больше не пичкали. Лёша, который стукнутый, предложил нам, четверым допризывникам, пойти покурить и познакомиться. Я пока некурящий, может и не буду начинать. Опять же, одно дело "Герцеговину Флор", любимые папиросы Сталина, курить, другое дело "Беломор" или даже "Волну" с перекатом. Но составить компанию и просто посидеть согласился. У Лёши были припасены сигареты "Астра". Страшная гадость, кстати. Зато захватил он с собой целый блок. В курилке было налетели желающие "стрЕльнуть" сигаретку, но были сразу посланы резким ПТУшным мальчиком далеко и надолго. На него посмотрели с уважением и больше не просили.
Между прочим, парень рассказал, что с лестницы не падал. Сосед по двору в драке кастетом отоварил. Приходил потом в больницу, просил прощения. Его маме денег занёс, чуть не триста рублей. Очень сесть боялся. Лёша и сам ментам сдавать человека не собирался, а за такие бабки тем более. Ведь без отца рос, столько денег в семье никогда не видели. А голова... Что голова? Поболит и перестанет.
Сева, который симулянт, оказался из семьи интеллигентов. Кроме обычной школы, учится в ИЗО-студии. Рисует гипсы карандашом, акварелью натюрморты, а недавно начал работать с маслом. Ему, как и Лёше, уже 18 лет. В прошлом году поступал в Суриковский МГХИ, не прошёл, не понравились представленные работы. В этом году будет пробовать снова. Если не пройдёт, будет поступать в автодорожный, к отцу. Иначе придётся идти работать, участковый уже приходил, еле удалось отмазаться.
Саша-эпилептик пока школьник, учится плоховато. У него отец работает на дальнобое - гоняет грузы в Европу и обратно. Понятно, кое-что возит. Туда водку и икру, обратно джинсУ.
Я сказал про себя, что полностью здоров. Давным-давно, ещё до школы, попал под машину, а потом лежал с сотрясением мозга в больнице. Только потому сюда и направили.
Посплетничали о больных - мужики, как мужики, даром, что психи. Позлословили про больничную кормёжку - кормят хреновато, но десять дней по-любому выдержим. Стали прикидывать, что нас завтра ждёт, решили - ничего хорошего. Поболтали, затем пошли ложиться спать.


Один больничный день


Утром анализы, затем завтрак: манная каша на жидком молоке, серый хлеб с кусочком масла и сладкий чай. В другой больнице кормили получше. Может, из-за того, что тогда в детском отделении лежал? Соседи сказали, что в психушке действительно кормят так себе. В простой больнице лечатся работяги, а здесь хронические больные. Денег на хроников отпускают меньше. Однако, по сравнению с другими местами, у нас неплохо. В воскресенье на завтрак яйцо дают. Сегодня вторник? На ужин дадут пирог со сладким джемом. Опять же, пока валяешься здесь, пенсию платят, а ты её не тратишь, на что-нибудь экономишь.
После завтрака всех больных погнали на трудотерапию. Очень для них полезно, в плане выздоровления, коробочки клеить. Не шучу, именно так нам сказали. Принесли большую коробку острых ножниц с перемотанными пластырем ручками и кучу картонных квадратиков с выдавленными полосками для сгиба. Технология проста - надо вырезать маленькие квадратики по углам, образовавшиеся пересечением выдавленных линий. Затем полоски сгибаются, обмазываются клеем и фиксируются узкой бумажкой, получается коробочка для лекарств. Крышку для неё тоже сделают в отделении, но не сегодня. Работа простая, однако кому-то её надо делать. Миша, взрослый мужик из моей палаты, первым схватил ножницы и начал резать сразу по нескольку листов. Я тогда понял, зачем нужен пластырь - иначе, при такой толщине картона, тонкие кольца ручек больно давят на пальцы.
Зачем с таким пылом бросаться в работу, узнал не сразу. Я резал по одной картонке, и то с непривычки пальцы заболели. А некоторые, вроде Миши, старались не хуже стахановцев. Я вслух удивился такому трудолюбию, сосед тогда нас и просветил. За коробочки инвалидам платят деньги. Пусть немного, но платят. В прошлый месяц он заработал сколько-то, получилась прибавка к пенсии. Пенсия в тридцать с небольшим лет? Оказалось, что Михаил "хроник", инвалид 2-ой группы. Живёт с матерью. Её пенсия по старости и его пенсия по инвалидности, её зарплата уборщицы и его сдельщина от "ёлочек" - вот им на жизнь и хватает. "Ёлочки" - это зелёные пластиковые ветки для искусственных новогодних ёлок. Работа простая. Всего-то надо нарезать куски проволоки определённого размера и втолкнуть их внутрь заготовок. Для крепости и чтобы потом было за что крепить ветку к стволу. За день он может отработать несколько сотен веток, но больше положенной нормы ему не привозят. Есть и другие инвалиды-надомники, те тоже заработать хотят.
Видимо, мужику никак не хватает пенсии. Решил помочь и стал подкладывать картонки в Мишину стопку. Рядом сидящие Лёша и Саша последовали примеру. Денег нам всё едино не положено, чай не на пенсии, а так хоть человека поддержим. Всеволод просто сидел и ничего не делал из принципа. Резать, даже по одной штуке, как мы - работа не для него. Когда закончились картонки, заготовки стали складывать по выдавленным полоскам, а вот клеить нам не доверили. Побоялись, что конечный продукт испачкаем. К отчётливой досаде желающих подработать, трудотерапия закончилась задолго до обеда. Ножницы унесли, а за больными записали количество сделанных изделий. Для расчёта, пояснил Миша. Нас троих включили к нему в бригаду и вывели общий итог. А Севе поставили ноль, что, впрочем, его не расстроило.
Кстати, зря. Михаил, как старожил, много полежавший по больницам, просветил - отказывающиеся работать считаются невписавшимися в коллектив, личностями с асоциальными наклонностями. Что для первичного анамнеза весьма погано. Проще говоря, диагноз будет тяжелее. Отказ от приёма лекарств проходит только у таких как мы, новичков, но лишь один раз, и то в целях диагностики, с постановкой жирного минуса в истории болезни.
С пенсией по инвалидности понятно. Моя бабушка-покойница, которая мне жильё оставила, жила на минимальную пенсию по старости - 45 рублей. Старушке не так много надо, ей хватало. Она иногда ещё могла сунуть рублишко мне "на кино". Когда я приезжал к ней, помогать по дому, к чаю обязательно была горстка конфет, причём среди прочих в вазочке лежали несколько шоколадных.
Помогать приходилось раз в пять недель. В коммуналке пять комнат, и жилец каждой комнаты дежурил по квартире неделю. Кроме бабушки там жили ещё три пенсионерки и молодая женщина с маленьким ребёнком. В своих комнатах жильцы наводили порядок сами. Дежурство заключалось в мытье пола в пятницу. Огромный коридор, застеленный когда-то дорогим дубовым паркетом, а затем почему-то покрашенный дешёвым суриком - основной объект приложения сил. Туалет и ванная застелены плиткой, и их надо было просто подмахнуть мокрой тряпкой. На моей памяти в ванной часто стирали и полоскали бельё, но никогда не мылись, предпочитая ходить в баню. Над раковиной, понятно, умывались и чистили зубы, но в саму ванну редко залезали. Унитаз был всегда идеально чист и благоухал хлоркой. У пенсионерки из первой комнаты был такой бзик - каждое утро она дезинфицировала унитаз.
Раньше в квартире было шесть комнат. Задолго до вселения моей бабушки, одна освободилась и её превратили во вторую кухню, более просторную и светлую, чем первая. Туда поставили кухонные столы первых трёх комнат и газовую плиту. Старая кухня осталась во владении последних двух комнат. Дежурный кухни никогда не мыл.
Кстати, пока была жива тётя Поля, за рубль она могла вымыть полы вместо другого жильца.
До обеда нам троим выдали по кругленькой кисленькой витаминке "С". А Севе вкололи какую-то гадость, он сразу стал совсем спокойным и только с помощью санитара добрался до койки.
Затем нас по очереди вызывали в кабинет. Там с нами беседовали сразу три врача. У меня ничего такого не спрашивали, единственно поинтересовались - в какой род войск хочу идти? Сказал - в десант. В прошлой жизни меня никуда не взяли, думаю, и сейчас не возьмут.
После обеда, вместо тихого часа, желающих повели на прогулку. В раздевалке висят колючие безразмерные бушлаты, суконные ушанки и огромные боты. Их положено надевать, когда гуляешь по улице. Бродили по принадлежащему нашему отделению, огороженному сетчатым забором, маленькому участку с несколькими лавочками и чахлыми деревцами, зато с видом, через высокий кирпичный забор с колючей проволокой, на зарешеченные тюремные окна.
На соседнем участке гуляли старушки в таких же бушлатах и укутанные в платки. На нас они внимания не обращали.
Несколько других участков стояли пустыми. Но один, через два от нашего, привлекал пристальное внимание прогуливающихся.
- Туда женское отделение часто ходит, - пояснили старожилы. - Нормальные, не психические, такие же, как мы. Они с нами перекрикиваются. Игорь, который наркоман, с одной на свиданку забился. Как из больницы выпустят, понятно.
Игорёк, польщённый вниманием, в самых красочных подробностях стал рассказывать что, как и в каких позах, он будет делать с женщиной при встрече.
- Ты же нарик! - ревниво выступил зачуханный мужичишка. - С марьиванны на марки перепрыгнул, потому сюда и попал. У тебя от кислоты уже не стоит.
- Это у меня-то не стоит?! - разъярился оскорблённый в лучших чувствах человек и схватил клеветника за грудки.
Смотрящая за нами нянечка нажала на кнопку. Раздался громкий "Дзынь!" и спорщики резво отпрыгнули друг от друга.
На обратном пути в отделение медработница суровым голосом им посулила:
- В другой раз не стану выключать звонок. Прибегут санитары, и пусть врач вас переводит к буйным.
- Да мы что? Мы ничего! Чуток погорячились, потому и разговор громкий начали. Прощения просим.
- Смотрите мне!
Видать, угроза была не шуточная. Когда пришли в палату, Миша пояснил:
- Повезло дуракам. Матрёна - баба невредная и ленивая. Отписываться не захотела, потому спустила на тормозах. Здесь не то, что драться, здесь громко говорить не стоит. Ты, Серёга, парень хороший, а здесь всякие лежат, могут специально завести, чтобы вспылил и надолго тут остался.
- Зачем им заводить меня?
- Вроде и незачем, однако не так обидно. Он, может, здесь месяцами парится, а ты чуть полежал и уходишь. Так что осторожнее будь. Не поддавайся на провокации.
До ужина половина палаты легла покемарить. Я взял тетрадку, шариковую ручку и карандаш, захваченные из дома вместе с учебником, на случай, если вдруг захочется задачки порешать. Сейчас они пригодились. Я про клады много знаю, читал специальные издания, запоминал места и приметы, изучал в жёлтой прессе статейки про старые уголовные дела, при расследовании которых изымали заныканные ценности.
Знаю, например, что три кладовые в разных городах Союза ждут, когда их найдут. Я мог бы легко открыть, например, ленинградскую. Но скажите на милость, как мне вытащить две тонны серебра, куда спрятать и, главное, что с ними делать? Координаты десяти мест кораблекрушений и пиратских захоронок. Градусы, минуты, секунды. Широта и долгота. Долго зубрил пары групп по шесть цифр, но таки запомнил. Но вот вы подскажите, как нырнуть на глубину в сотню метров? Причём в тропическом море? Ладно "нырнуть", как мне туда просто попасть?! Или самый большой клад в мире. Индийский храм. Двери, которые не открывались столетия. И тут прихожу я такой: "Тук-тук! Сезам откройся!" А мне жрецы: "Пока нас грабить будете, вам мешочек подержать?" Так что, ну их на фиг! Эти огромные клады трудов не стоят.
Исторические клады с древними монетами и украшениями ценятся дороже золота, но зачем мне мешать археологам? Да и неприлично становиться чёрным копателем. Я лучше что-нибудь попроще искать буду. Клады времён Революции, заначки уголовников и цеховиков. Мне и их хватит с избытком.
Первый клад лежит в моей квартире, в коммуналке. Тётя Поля сразу после революции спрятала. Я обалдел, когда узнал. Она же всю жизнь ходила в прислугах! В 1994 году оставшихся жильцов переселили, квартиру под офис переделывали, тогда и нашли. Я оттуда давно уехал, но один знакомый в том же доме, на втором этаже, остался жить, он и рассказал. Клад нашли на старой кухне. В тайнике вроде был ящик с оружием, патронами и ценностями. Из-за оружия про клад и узнали. Один работяга на радостях начал палить в потолок, менты и набежали. Как узнал, с чем столько лет рядом жил, сразу решил кладами заняться. В общем, первый схрон у меня прямо под рукой, причём тётю Полю ещё в феврале похоронили. В её комнату подселили разведённого алкаша с кондитерской фабрики. Если достану, будет хорошо, но клад не деньги, а лишь драгоценности. Их продать сложно. Начнёшь толкать, на тебя ОБХСС или КГБ выйдет, и всё... сушите сухари - пишите письма.
На Ордынке, в углу чердака, в шлак закопаны воровские инструменты. Они могут пригодиться. Сретенка, тоже чердак. Браунинг в кобуре. Писали, в рабочем состоянии. Пусть будет для случая. Что у тёти Паши в чемодане не понятно, может ружьё. А после перестройки, без пистолета с деньгами по улице лучше не ходить. Кстати, есть верная примета - если на чердаке старинного дома пол засыпан шлаком, то после войны здесь проводили капитальный ремонт. Довоенные, а тем более клады гражданской войны искать бесполезно, их уже нашли. До революции засыпку чердака делали из перемешанной щепы, земли и подобного мусора.
Одну захоронку из сносимого дома я должен взять в этом году. Её в августе найдут, жалко отдавать в чужие руки, ведь разворуют. Говорят, из самого Алмазного Фонда в перестройку спёрли бидон бриллиантов. Наилучшей чистоты и размером не меньше 10 карат. Ну и зачем мне отдавать государству найденное? Чтобы тоже спёрли?
Есть приличные клады наличными в советских рублях, а иногда и в валюте. Причём их можно постараться взять без особого криминала. Сокольники, стандартная блочная девятиэтажка. На балконе седьмого этажа, с внешней стороны, привязан портфель. При обыске хозяин перерезал верёвку, и портфель упал вниз, под ноги прохожему. Я не верю, но говорят, там было двести тысяч рублей. Десять тысяч долларов закопаны у платформы Плющево.
Знаю и другие адреса. Взять оттуда ценности было бы не сложно, но что с жильцами прикажете делать? При них стены-полы ломать не будешь. В госучреждениях немного проще, там по праздникам народу мало. Но ведь будет нужен пропуск на вход, пропуск на вынос. Охрана сидит и бдит, от нечего делать. Обойти их можно, но сложно.
Однако вопрос сбыта остаётся. Продавать до развала страны - рисковать попасть под расстрельную статью. Продавать после - привлечь внимание уголовников. Получается, буду просто собирать коллекцию драгоценностей, такое, понимаешь, редкое хобби.
Пока не позвали на ужин, записывал в тетрадку адреса и приметы кладов. В первую очередь географические координаты морских кладов, их проще всего забыть. Цифры замаскировал решением задачек. Адреса записал на последней странице, против каждого поставил имя. Может, мои приятели там живут? Если кто мельком смотреть будет, особого внимания не обратит.
Записал не всё, но пришлось идти на ужин. Действительно, дали по куску пирога с повидлом. Завтра, на завтрак, по традиции, будет бутерброд с полукопчёной колбасой. Каждый день больным хоть что-то вкусненькое, но дают.
Перед отбоем зашёл расстроенный Миша. Оказывается, на одного из соседней палаты "накатило". Сидит человек, качается влево-вправо, никого не слушает, ничего не слышит. Его в "острую" палату перевели. Больной тихий, лечить будут в нашем же отделении. Из-за похожих приступов и Михаила никуда на работу не берут. Боятся, вдруг с ним чего случится.


Выписка


Следующие дни проходили в том же стиле. Разница минимальная. Иногда брали анализы на голодный желудок. Каждый день, хоть на пять минут, но вызывали к врачу. Один раз отвели в другое здание, опутали голову проводами с присосками и включили яркие мигающие лампы. Самописцы рисовали что-то вроде кардиограммы, а доктор потом долго рассматривал полученные ленты с графиками. Родственников не пускали, передач не передавали, объясняли "скоро выйдете". Но опытные люди пояснили: "это чтобы другим не было завидно".
Кормили весьма средне. Встаёшь из-за стола вроде сытый, но хочется хоть чего-нибудь такого... вкусненького, остренького или просто необычного. Сева как-то заявил:
- В тюрьме через стену и то зеков лучше кормят!
- А ты там был? - встрепенулся один из соседей по столу. - Был, да? Дай расклад - за что приняли? По какой статье? Номер хаты доложи. Скажи, с кем там чалился? Какая масть у тебя? Давай, говори, не стесняйся.
- Я просто... к слову...
- К слову? Слово, как раз, это совсем не просто. За слово про тюрьму надо уметь ответ держать. Ты молодой, глупый, бакланишь, что ни попадя, даже не подумав. А в тюрьме холодно. И кормят много хуже, чем в больничке. Поверь на слово, и никогда не садись на нары. Ты в тюрьме не выживешь.
Саше, в приём лекарств, давали горсть таблеток. Нам с Лёшей обычно доставались только кругленькие кисленькие витаминки, такие жёлтые шарики. Всеволода, единственного среди нас, кололи какой-то гадостью, от которой он долго сидел и задумчиво смотрел в светлую даль ближайшей стены. Потом его отводили к врачу и подолгу беседовали о всяком разном. Всезнающий Миша считал это плохим признаком, но был отчасти доволен. Вообще, Сева не нравился многим больным. Считаешь себя здоровым - считай дальше, у многих такая мания имеется, но других-то людей, зачем психами обзывать? Ты психов не видел, в наше отделение одних только нормальных кладут.
Время текло скучно. Но я прошлое-будущее вспоминал, прикидывал, как дальше жить буду. Вспоминал, как Союз распался. Как наших разведчиков наши же Америке сдали. Как бывшие союзные республики против России выступать стали. Про другие страны. ГДР объединится с ФРГ. С Китаем мы замиримся, но он тоже от социализма отойдёт. На словах вроде за коммунизм, но по делам у них капитализм строят. Стран, которые на старых позициях остались раз, два, да обчёлся, и те держатся из последних сил. Северная Корея, но там диктатура хуже, чем при Сталине. И Куба, где Фидель командует. Он после развала СССР, даже при отсутствии помощи извне умудрился восстановить экономику. Словом, я много чего полезного записал, и не только про клады.
На девятый день пребывания в больнице, врачи собрали комиссию, и нас по очереди запускали в кабинет. Меня вызвали первым. На моё заявление "я совершенно здоров", снисходительно улыбнулись и просветили - все больные считают себя здоровыми, это один из типичнейших симптомов болезни. Решение - статья "7-Б", не годен в мирное время, годен к нестроевой во время войны. Для многих самый желанный вердикт. В армию не берут, но особых ограничений нет. Разве справку для водительских прав могут не дать. И то есть шансы.
Про Лёшу постановили - пока отсрочка от армии на один год. Понаблюдаем, далее будем решать. Но в любом случае будет ограничение годности и, если есть желание пойти в институт, придётся сразу принести в деканат справку об освобождении от военной кафедры.
Саше посулили белый билет и инвалидность, пока 3-ю группу. Лечение будет продолжено амбулаторно, как оно и раньше было. Когда меня водили в другой корпус на энцефалограмму, оказывается, тоже на эпилепсию проверяли. Так вот, Санёк от мигающего света может посреди дороги упасть в припадке. Хреновато ему в жизни приходится.
Севу вызвали последним. Про бравого солдата Швейка читали? Диагноз помните? Слабоумный симулянт. Та же фигня. Если врачи подтвердят первое слово, то надо лечить. Медицинским работникам больной не подчиняется, от лечения отказывается, в коллектив не вписывается, другие симптомы тоже в наличии. Вроде бы ему место в больнице. Однако больной говорит, что болен - это уже подозрительно. Неоднократно заявлял, что не хочет в армию, на эту тему читал книги по психиатрии и собирался симулировать душевную болезнь. Вдруг правильно второе слово? Тогда не лечить больного надо, а сажать симулянта за уклонение от воинской службы. Но! Здоровый человек будет говорить посторонним людям, что он симулянт? Никогда! Словом, имеем типичную ситуацию "надо разобраться". Оказывается, ему и кололи сильные лекарства на предмет посмотреть, что он будет делать - больные не меняют своих реакций, а Сева их таки менял. Таким образом задал человек докторам работы. Но наши умнейшие врачи докопались до истины - больной, будучи больным, симулировал болезнь, не зная, что уже болен. О, как! Словом, статья "7-А" в зубы и наслаждайся жизнью - тебя признали психом.
Вячеслав обрадовался, спросил у знатоков подробности и сильно загрустил. Оказывается, статья "7-А" показывает, что человек годен к нестроевой службе в МИРНОЕ время. Оружие ему доверять нельзя, а вот лопату вполне. Так что, если летом Сева не поступит в институт, то осенью поедет служить в строительный батальон.
На следующий день, утром, нас отпустили по домам. Решили поддерживать контакты. У Саши телефон имеется, обменялись с ним номерами. Сева дал свой, однако не слишком охотно. У Лёши телефона нет, но он наши номера записал. Ко мне у него есть шкурный интерес. Он слышал, как я рассказывал про свою комнату и сразу сделал вывод. Парню уже 18, возможно пойдёт в армию, точно на завод, а у него девушка есть. Хочет, попросится с ней ко мне в гости. Спокойно посидеть, поболтать... желательно с ночёвкой.


Полина


Степашенька


Стёпа, бывший гимназист выпускного класса, а ныне идейный анархист-синдикалист, чёрноармеец, секретарь боевого клуба "Ураган", входящего в Федерацию анархистских групп Москвы, и начинающий корреспондент газеты "Анархия", был на нервах. По чёрной кожаной тужурке, чёрной кожаной фуражке, а главное, по маузеру в кобуре из орехового дерева и перевязи с множеством карманчиков под обоймы, его сразу можно было отнести к настоящим бойцам революции. Ещё, на всякий случай, карман тужурки оттягивал наган, а на ремне висела патронная сумка с зарядами к нему.
Но сейчас молодой человек решал извечный вопрос российской интеллигенции - что делать? Пока основная часть боевой группы через окна перестреливалась с латышскими стрелками Петерса, идейный вождь клуба, выгребал из несгораемого шкафа экспроприированные у буржуев ценности. И походило на то, что несгибаемый революционер под шумок желает сбежать.
Степашенька, как ласково звали его родители, и сам был не без греха - вместо того, чтобы следуя приказу, сдерживать атаки чекистов до подхода помощи с Донской или из Дома Анархии, он скрылся в относительной безопасности ниши перед лестницей. Слабое оправдание - охранение тыла на случай обхода красных, было неприличным даже в его собственных глазах. Он стыдился до тех пор, пока не заметил крадущегося вождя. А прошмыгнув за ним и увидев такое, задал себе вопрос - как оно возможно?! А если возможно, то...
- Кто здесь? Стёпка, ты?
Рука командира потянулась к кобуре кольта, но юноша первым вырвал из кармана наган. Выстрел, второй, третий... Револьвер плевался пулями, пока боёк не защёлкал вхолостую.
Перезаряжать наган, не было времени. Степан ткнул его обратно в карман и прислушался. В перестрелке на револьверные выстрелы другие черноармейцы не обратили внимание. Тогда умный гимназист и молодой, но уже опытный боец решил отступить. Он сноровисто побросал в саквояж оставшиеся в сейфе ценности. Получилось тяжеловато, сильно больше полупуда, пришлось пренебречь партийными документами. Затем победитель спустился вниз по чёрной лестнице.
Таясь от всех, через заднее окно Стёпа вылез во двор и, скрытый темнотой апрельской ночи, скользнул к воротам дворовых служб. Не то у чекистов было мало людей, не то они не знали планировки двора, но выход совсем не охранялся. Избегая светлых мест, петляя и прячась, уже бывший анархо-синдикалист уходил от революции и соратников по отряду. Куда? Сами подумайте, куда может бежать нашкодивший юнец? Домой, конечно. Пусть кто-то решит, что он трусливо дезертировал, но это не так. Степашенька уходил строить новую, лучшую жизнь. Пусть пока только для себя, но кто знает? Быть может потом, он осчастливит и ещё кого-нибудь.
Родители уехали за границу вскоре после начала февральских событий. Сын категорически отказался их сопровождать, однако пообещав непременно последовать за ними. Квартиру предки оставили на него и горничную Полю. Милая, нежная Полюшка, единственная из прислуги, оставшаяся верной своим хозяевам и не сбежавшая, как многие другие. Степашенька не раз, начиная ещё с прошлого лета, пользовался кроткой податливостью девушки, и на этом основании считал себя причиной верности прислуги. Изредка забегал домой, чтобы оставить в книжном шкафу на память о революционной борьбе кое-какие вещицы, реквизированные у буржуев и экспроприированные у экспроприаторов. Иногда он подкидывал девушке продукты, дрова и... кто из нас не грешен?.. оставался с ней на ночь. Без обязательств, конечно.
Сейчас он доберётся до дома, отдохнёт, переоденется и завтра же оставит город. Жди меня, Париж! С таким золотым запасом можно плюнуть на анархию, монархию, да и на революцию тоже. Нагляделся изнутри, что стоит за словами о свободе, равенстве и братстве - кровь, грязь и грубые мужики, без малейших признаков манер. Год надо переждать, благо сейчас появилось на что, а когда наступит стабильность, вернуться.
Но уезжать придётся непременно завтра с утра. С раннего утра. Кто бы ни победил в схватке, пропажу ценностей не спустит. Полине надо велеть отвечать, что не видела его с прошлого месяца. И дать рублей 50 золотом... Много! Куда ей столько? Хватит и... Посмотрим... Не с собой же её брать, на самом деле. В Тулу со своим самоваром не ездят.
Вот и окошко. Тук-тук.
- Поля, это я. Открой.
- Степан Пудович! Это вы?!
- Я - я. Открывай. Только тихо.
Скрипнула дверь чёрного хода. Фигура в скрипучих кожаных одежках просочилась на кухню.
- Подай чаю и поесть.
- Давно вас не было. Закончились продукты. Чай только морковный. Рафинаду совсем нет. Полы вымыла, полфунта чёрного хлеба дали, тем и сыта.
Юноша недовольно засопел, чувствуя свою вину. Давно пора было подкинуть прислуге продуктов.
- Растопи колонку в ванной. Вымыться хочу.
- Так дров, Степан Пудович, тоже не осталось. Керосину в примусе только-только хватит воды на чай скипятить.
Да, надо было позаботиться о снабжении. А то как-то стыдновато получается. Может всё-таки дать ей пять червонцев?
- Подавай морковный, раз ничего другого не осталось.
Раздевшись до исподнего, накинув халат и плотно зашторив окно, Степан вытряхнул на скатерть содержимое саквояжа.
Груда ценностей впечатляла. Конечно, не так много, как хотелось бы, но прилично, вполне прилично. Дорогих камней маловато, основную цену дадут за тяжесть золотых вещей, но и так хорошо выйдет. В открытой двери появилась служанка с подносом. Увидев такую роскошь, она даже изменилась в лице. Руки её отчётливо дрожали. "Небось, не видела таких богатств," - подумал Стёпушка.
- Поленька, милая, вот - дарю. - Пара дутых серёжек была пододвинута на край стола. - Я тебе дамский пистолетик давал, верни сейчас мне его.
- Премного благодарна, Степан Пудович.
- Я утром уеду. Будут спрашивать - ты меня с прошлого месяца не видела. Поняла?
- Поняла, Степан Пудович. Извольте чаю отведать.
Чай был откровенно плох. Сушёная морковь придавала напитку какой-то горьковатый привкус. Однако кипяток согревал, и Стёпа выпил половину стакана, прежде чем услышал выстрел.


Полюшка


Глубокой ночью Полю разбудил тихий стук в окошко.
- Поля, это я. Открой.
Девушка соскочила с сундука, накинула на плечи платок и подошла к окну.
Стёпка пришёл. Опять небось снасильничает, сволочь. Повадился с прошлого лета. Судьба у прислуги такая - любой из хозяев юбку задрать норовит. А сейчас власти нет, вовсе мужики распустились.
- Степан Пудович! Это вы?!
- Я - я. Открывай. Только тихо.
Полина открыла чёрный ход. Молодой хозяин, весь в коже, с тяжёлым саквояжем, вошёл в дом и приказал:
- Подай чаю и поесть.
А ты принёс попить-поесть? Тебе своё отдавать? Обойдёшься!
- Давно вас не было. Закончились продукты. Чай только морковный. Рафинаду совсем нет. Полы вымыла, полфунта чёрного хлеба дали, тем и сыта.
Скривился. Не нравится? Бесстыжий! Глаза мои на тебя бы не глядели! Одёжка-то хорошая, не бедствуешь, небось. Насильничать горазд, а как чего поднести девушке, так нет. Я из-за тебя плод стравила, а ты даже бровью не повёл, когда узнал. Красненькую выдал и только. А что на царские сейчас купить можно?
- Растопи колонку в ванной. Вымыться хочу.
Сказала же - обойдёшься!
- Так дров, Степан Пудович, тоже не осталось. Керосину в примусе только-только хватит воды на чай вскипятить.
- Подавай морковный, раз ничего другого не осталось.
Тебе и морковного жирно будет, кобель поганый.
Пока Поля раскочегаривала примус, Степан скинул на подзеркальник в прихожей перевязь и кобуру маузера. За ними последовал поясной ремень с патронной сумкой. Рядом примостился, кисло пахнувший порохом, наган с расстрелянными патронами, последней легла фуражка со звездой. Тужурка заняла своё место на вешалке. С помощью машинки снялись лайковые сапоги. Френч, портянки, галифе и даже нижняя рубаха были брошены прямо на пол у вешалки. Подхватив принесённый саквояж, хозяин удалился в столовую.
Полина увидев гору вещей только вздохнула. Подразумевается, что она всё это выстирает и вычистит до утра. Даже пистолеты. Правильно ей говорила Марфа:
- Хозяева вернутся или нет, один Господь ведает. Если Стёпка пропадёт, никто его искать не будет. А ты и без него устроишься.
- Грех это! Не по-божески...
- А плод стравить по-божески? Он тебя пожалел? Вот и ты его не жалей.
Сквозь приоткрытую дверь виднелась золотая россыпь драгоценностей. Побледневшая девушка дрожащей рукой засыпала сушёную морковь в заварочный чайник. Помешала, чтобы лучше заварилась. Доставила стакан на поднос и вошла в комнату.
- Поленька, милая, вот - дарю. Я тебе дамский пистолетик давал, верни сейчас мне его.
- Премного благодарна, Степан Пудович.
Нищенская подачка укрепила дух Полины, а требование вернуть, подаренный ранее, изящный браунинг, окончательно разозлило. Пистолет - вещь хорошая, полезная и дорогая. А следующая фраза, из которой следовало, что в планах Стёпки для неё нет ни малейшего места, успокоила совесть.
- Я утром уеду. Будут спрашивать - ты меня с прошлого месяца не видела. Поняла?
- Поняла, Степан Пудович. Извольте чаю отведать.
Парень жадно, чуть не пролив, отпил первый глоток, обжёгся и дальше пил аккуратно. К тому времени, как вернулась Полина, он успел ополовинить стакан, и не обратил внимание на прислугу. В натруженной, мозолистой ладони девушки золочёный пистолетик с узорами на корпусе и рукоятью из мерцающего перламутра выглядел неуместной игрушкой. Поля почти в упор сделала два выстрела. Первый попал в спину самоуверенного молодого хозяина, второй - в затылок. Стреляя, девушка со злостью выплёвывала слова:
- Сволочь! Подлец!
Затем стояла рядом, ничего не делая, только крепко сжимая оружие и злорадно, во все глаза, чуть не с восторгом, глядя на агонию Степана. Когда всё закончилось, Поля первым делом убрала ценности со стола обратно в саквояж. Затем завернула в старое покрывало кожаную тужурку, перевязь, оружие. Хозяин не знал об этом, но принесённые золотые вещицы, лежащие за книгами в шкафу, прислуга нашла сразу после его ухода, прикинула стоимость и решила оставить себе. Положено! За работу! Она хозяйство ведёт, а ей, как уехали господа, никто не платит! Не считать же нищенские подачки продуктов жалованием... И насильничал он её, за то тоже положено. Правильно Марфа сказала - Стёпка ни разу её не пожалел. Потому всё ценное из шкафа добавилось к содержимому саквояжа.
Прислуга в точности знала, где что лежит в доме, и до утра перебирала вещи. Что попроще, но попрактичней, складывала в свой сундучок. Более яркие и дорогие вещи отбирались для обмена или в запас. Их она упаковывала в хозяйские чемоданы, коробки, ящики, связывала в узлы и опускала под половицы. В детской комнате с времён постройки остался маленький лючок, только-только залезть туда и протолкнуть вещи в неширокий проём между уложенным на доски паркетом и потолком подвала. В холодильный шкаф, сделанный под кухонным окном, прятались самые ценные вещи, саквояж, патроны и все найденные пистолеты. Себе Полина оставила не браунинг, справедливо считая его красивой игрушкой, а более простой и надёжный офицерский наган Степана. Огромный маузер, экзотического вида, даже не рассматривался женщиной, как оружие самообороны.
Зашедшая утром Марфа пособила близкой подружке, договорилась со знакомым возчиком и помогла увезти тело с квартиры. За то Полина отдала мужчине кожаную фуражку и лаковые сапоги Степана, а наперснице кое-что из хозяйских вещей. Тужурка была сменяна чуть позже на два мешка картошки, изрядный кус сала и куль муки. Позже пришёл черёд и других вещей уехавших хозяев, они помогли дожить до лучших времён. ЧеКа и милиция считали обмен вещей на продукты мелкой спекуляцией, однако понимали, что без этого не прожить.
Ни единой золотинки продано не было. Поля знала, что за ней присматривают завистливые соседи, да и власти ждут - не всплывут ли ценности её хозяев. Однажды был обыск, но ничего "такого" не нашли и даже не изъяли. Лишь один солдатик попросил поделиться с ним парой хозяйского белья.
В тот же день, к вечеру он вновь зашёл, принеся в благодарность три пайковые селёдки, буханку хлеба и кусок рафинада. В августе квартиру уплотнили и в комнаты подселили госслужащих. К тому времени Полина переехала из кухонной кладовки в бывшую детскую комнату, обставленную мебелью, собранной по всей квартире. Солдату такое жильё показалось верхом комфорта. Особенно, когда женщина достала щепоть старой, ещё с прежних времён, заварки. Словом, он остался до утра, а затем и вовсе переехал сюда жить. Семейная идиллия продлилась несколько месяцев, затем его отряд перебросили, затыкая прорыв на фронте. В первом же бою Полин сожитель погиб. На память о нём осталась справка, выданная вдове солдата, говорящая, что её муж героически погиб, защищая Революцию. С таким документом жить стало полегче, вдове красноармейца даже положили ежемесячный паёк.
Холодильный шкаф под кухонным окном остался надёжно скрытым, никто из новых соседей и не подозревал о нём. Владелица клада служила у разных хозяев домработницей по договору и ждала возвращения стабильности. В своих мечтах она открывала швейный салон или мелочную лавочку, а иногда даже питейное заведение с граммофоном и самоваром. Когда объявили НЭП и стало возможно осуществить мечты, Поля испугалась прогореть и решила обождать. Почему прогореть? Она же всего лишь прислуга. Малограмотная. Читает еле-еле по складам, написать может только закорючку своей подписи. Считает, правда, хорошо. Удобного момента Полина ждала до самого начала гонений властей на нэпманов, и лишь тогда с облегчением вздохнула - правильно сделала, что сидела тихо и не показывала свои богатства. До войны сменила нескольких хозяев, причём последние жили в той же квартире, что и она.
Когда немец подошёл к Москве, в эвакуацию Полина не поехала. Сначала про неё забыли, она же не работала на производстве, а когда вспомнили, женщина уже пристроилась нянечкой в офицерском госпитале, организованном в ближайшей школе. Начальство любило Полю за усердие и безотказность. Больные ценили в ней доброту, и что через неё можно было сменять трофеи на нужные вещи, выпивку или курево. В 44-ом из эвакуации вернулась хозяйка, и смогла перевести свою домработницу из госпиталя на номинальное место где-то в госучреждении, а реально вернуть себе в прислуги.
В конце сороковых хозяйку посадили. В две её комнаты заселили семью другого ответственного работника, и у Поли в очередной раз сменились хозяева. Даже выйдя на пенсию, она продолжала работать домработницей. Только неожиданная смерть нанимателя прервала долгую службу женщины.
Не надо думать, что золото было забыто. Нет! Несколько раз в году, когда никто не мог видеть, Полина доставала вещи, относила к себе в комнату, любовно перебирала драгоценности, чистила оружие, смазывала кожу ремней, кобуры и перевязи касторовым маслом, затем упаковывала заново и возвращала в тайник. За все эти годы из холодильника ничего не ушло.
В одну из ночей середины января 1972 года старушка не проснулась, тихо скончавшись во сне. После похорон соседки, тоже пенсионерки, разделили немудрящий скарб покойной. Причём, недовольно сетовали на отсутствие отложенных на поминки денег.
В самом начале марта в комнату заселился разведённый мужчина. Он выкинул ненужные вещи, побелил потолок и заменил обои. Холодильный шкаф продолжил оставаться незамеченным.
За прошедшие годы никто ни разу не поинтересовался судьбой Степана или его родителей.


Коммунальная квартира


Пришёл домой, сразу вспомнил прошлую жизнь. Моя комната маленькая, вся заставленная мебелью - малюсенький диван, при откинутых поручнях, превращающийся в койку, платяной шкаф, у окна письменный стол и стул. Больше здесь ничего не помещается, кроме люстры на потолке и полок с книгами на стенах.
На завтра я прогулял школу. Маме честно объявил, что надо зайти в военкомат, отметиться после лечения. Правда, не сказал, что это не обязательно. В военкомат пришёл, стребовал бумажку про то, что был в больнице. Её и повестку для школы дали без напряга. На сегодняшний день планов у меня громадьё. Хочу поехать в комнату, посмотреть, что там творится, а при возможности разобраться с тайником. А что? Рабочий день, дома максимум будут две соседки-пенсионерки.
Сказано - сделано. Приехал, открываю своим ключом входную дверь, тут же из комнат, выглядывают бдительные старушки. Я вежливо здороваюсь, и они скрываются обратно. Был бы не один, обе бабуси точно прошествовали бы на кухню, разглядеть в подробностях что, как и с кем я пришёл. Ко мне относятся нейтрально, а вот с другим соседом они сильно не дружат. Сразу после его заселения в квартиру, попытались высказать недовольство Грише, это жилец, который вместо тёти Паши вселился. Причина - в первый же день привёл к себе женщину. Но мужчина их так обложил матом, что теперь при нём они сидят и молчат в тряпочку.
Сосед вообще делает в квартире что считает нужным. Например, сразу после ремонта в своей комнате, стал разбирать общую кладовку. На нашей кухне есть такая. Обе пенсионерки были против. Гриша разложил в коридоре, наверное, тонну разных ржавых вёдер, шаек, тазов, корыт, стиральных досок и всего такого прочего, часто дырявого и обязательно помятого. Спросил: "Надо? Берите!" Бабуськи не взяли, но обиделись. Тряпок из кладовки набрался чуть не мешок. Ещё там нашёлся огромный сундук с плоской крышкой, сказали, на нём было положено спать кухарке. В сундуке лежал тяжеленный велосипед без колёс, понятно, тоже ржавый, и части от разобранной швейной машинки. Алевтина Кондратьевна, из первой комнаты, её помнила. Машинка была уже разобранной, когда Хрущёв в Америку летал.
Целую неделю квартиру лихорадило, зато кладовка стала пустой и чистой. Гриша забрал себе древний угольный утюг, а мне пытался подарить два чугунных, но я их не взял. Розе, молодой соседке с ребёнком, хотя она еврейка, всучил форму для кулича в виде креста. Алевтине Кондратьевне толстую подшивку дореволюционных газет, а бабе Дусе, из второй комнаты, бронзовый подсвечник и отвергнутые мною утюги.
Обрывки проводов, куски стёкол, кривые отвёртки, молотки без ручек и прочий подобный хлам растворился в недрах ближайшей помойки. Хорошее дело сделал человек, но оценил его только я один. Даже Роза ругала Гришу за самоуправство.
В качестве пережитка прошлого, на нашей кухне было две лампочки, и включались они двумя выключателями. Один был четвёртой комнаты, то есть Гришин, другой пятой, то есть мой. Идея такая - заходишь на кухню, включаешь свой выключатель, соответственно, платишь только за свой свет, ведь провода идут к твоему личному счётчику. На соседней кухне было три выключателя. Думаете, маразм? Не скажите... Баба Дуся никогда не включала свою лампочку, если горела соседская. Зачем? Ей и так светло. Розе было всё равно, а Алевтина Кондратьевна в таком случае выходила из кухни и выключала свой свет. И наоборот, никогда не включала, если горела лампочка бабы Дуси. Если горела лампа Розы, то зажигала, считая, что Роза честная, не пользуется чужим электричеством на халяву.
Раньше в коридоре, туалете и ванной было по пять выключателей, но почему-то вдруг, ещё до переезда бабушки, решили оставить по одному и платить по общему счётчику, конечно, пропорционально числу проживающих в каждой комнате. Не знаю... Может пересчёт платы за электричество был для старушек одним из немногих развлечений?
Так вот, при подведении итогов за февраль, пенсионерки мне донесли - я ПЕРЕПЛАЧИВАЮ!!! Гришка раза три, если не четыре, зажигал мою лампу вместо своей. Очень они расстроились, когда я не пошёл ругаться с соседом. Правда, Григорий тоже хорош, чуть позже, на глазах у старушек, предложил мне рубль за использованный им свет и гоготал, глядя на их лица, когда я его не взял. Четыре раза... пусть по четверти часа, больше холостяк на кухне не проводит, он только воду для чая кипятит. Итак, четыре раза, по четверти часа горела лампочка в сорок или шестьдесят свечей. Сколько десятых долей копейки нагорело?
Я понимаю, женщины не корысти ради следили за ним, а порядка для. Ну, не нравился он старушкам! Не любят они его! Почти каждый день к соседу приходит женщина. Причём не всегда одна и та же. Затем он с женщиной пьёт. Потом из комнаты слышатся неприличные звуки. Какая одинокая пенсионерка такое вынесет? Тем более, часто даже трезвым, а пьяным всегда, Гришка выражается нехорошими словами. Матерными, если говорить прямо.
Сейчас соседа нет, он на работе. Розы тоже нет, она тоже работает, ребёнок в яслях. Так что, часов до пяти или до шести вечера в квартире находятся только две пенсионерки. Причём на мою кухню они не зайдут, хотя могут проходить мимо, если двинутся на свою. Тогда точно посмотрят, чем я там занимаюсь, у них это на уровне рефлекса. Соответственно, разглядеть крепление подоконника я успею, но вот открыть тайник навряд ли. Даже если пойму, возможно ли оно?
Моя комната последняя в коридоре, за ней в торце прохода вторая кухня, а напротив меня, первая, наша с Гришей. В ней кладовка и чёрный ход. Он выходит в другой, не парадный подъезд с выходом во двор. Запирается на могучий засов и снаружи не открывается, на двери просто нет замка.
Ещё в кухне имеется окно, вот якобы под его подоконником и нашли тайник. Вы спросите - как такое возможно? Я вам прозрачно намекну - у нашего дома кирпичные стены, толщиной более метра. Там человека спокойно замуровать можно. Окно глядит во двор и... облом!.. на окно второй кухни. Как-то я про это не подумал. Если кто-то из соседок там будет, то меня сразу засечёт. Ладно, пока пойду поставлю чайник. Чай, сахар и сушки у меня лежат в запасе. Понятно, на кухне есть газовая плита, раковина с краном и два кухонных стола. Гришин, бывший тёти Полин, у окна, мой - у противоположной стены. Не успел набрать воды, как мимо, к себе на кухню, прошествовала Алевтина Кондратьевна. Да... Боюсь осмотр придётся отложить. Следом за первой соседкой, сразу вышла вторая.
- Дусечка, вы сейчас идёте? - вдруг слышу речи пенсионерок.
- Даже не знаю. Алевтина, я бы не пошла, но хлебушек закончился, и мне бы купить колбаски, грамм двести.
- Ну вот! Заодно и прогуляемся. Я тоже булку хлеба куплю, маслица и рыбки. Хочу супчик себе сварить.
Из дальнейшего разговора стало понятно, что бабушки собираются в магазин. Одной скучновато, вот они и скооперировались. Действительно, не прошло и получаса, как бабуси ушли. Доложили, что они пойдут на Пятницкую по магазинам, хотя могут завернуть в колбасный на Добрынке. Уходя, велели никого в квартиру не пускать. На телефонные звонки отвечать, обязательно записывать, кто кому звонил. У телефона висит специальная бумажка и карандаш.
Я еле смог сдержать своё нетерпение. И сразу после того, как закрыл за соседками дверь, рванул на кухню к подоконнику.


Клад


Первый осмотр подоконника ничего не дал. Толстая, массивная деревянная доска, такая же, как на других окнах. Держится непоколебимо. Однако присев, увидел два, забитых в стену, металлических костыля, крепящих скобы, фиксирующие доску. Их легко смог вытащить рукой. Встал, попробовал подвигать подоконник, оказалось - это крышка. Легко и просто поворачивается на скрытой оси, открывая нишу в стене под окном. Точнее, ларь. Очень похоже, что когда-то он служил для хранения скоропортящихся продуктов. Пусть может использоваться только в холодное время, но всё-таки половину года работоспособен. Понятно, почему батарея не как в комнатах, под окном, а около двери чёрного хода. Я думал, небось, когда кухонную печь топили дровами, с ней батарея парового отопления была совсем лишней. А оказывается, её так поставили для того, чтобы она не нагревала холодильник.
Внутри ларя первой увидел затёртую женскую лаковую сумочку, в старое время ласково называемую ридикюлем, а сейчас - барахлом на выброс. Она лежит на кожаном, неплохо сохранившемся саквояже. Саквояж же стоит на небольшом фибровом чемоданчике. Все они довольно увесисты для своего размера. Больше в холодильнике ничего не нашлось.
Быстро отношу вещи к себе, закидываю в шкаф. Затем бросаюсь закрывать подоконник. Привожу более-менее к исходному виду, но хлопья краски из трещины выдают мою деятельность. Теперь понятно, почему тётя Поля вечно протирала тряпочкой свой стол и подоконник. Наметил себе - раздобыть эпоксидки и залить гнёзда костылей. Тогда их точно никто случайно не вытащит. А вот со щелями надо будет хорошенько подумать, как поступить. Прошпаклевать и закрасить? Можно. Но как объяснить это Грише? Он наверняка заметит такие изменения и заинтересуется.
Ладно, потом что-нибудь придумаю. Хотя на мой пристрастный взгляд, щель вдоль рамы со стеклом широковата. И краска как-то странно там облупилась. Как можно такое не заметить? Впрочем, сколько лет никто на это не обращал внимания. Может и обойдётся. Кстати, открывается крышка легко, значит, тётя Поля регулярно смазывала ось.
Не то я долго возился с уборкой, не то бабуси решили вернуться раньше и посмотреть, что я тут делаю, но заскрежетал древний звонок у входной двери. Я открыл, отрапортовал об отсутствии вторжений и скрылся к себе в комнату, а вернувшиеся соседки ещё долго ходили по коридору, делая какие-то свои дела. Вскоре пришла мама Розы, привела ребёнка из яселек. Затем появилась и сама Роза. Получается, что я еле-еле успел сделать дело, до прихода соседей.

Если смотреть на улицу, то голова прохожего будет на уровне чуть выше нижнего края рамы. Именно для такого случая на окнах, кроме тюли и штор, сразу под форточкой вешают на верёвочках простые белые занавесочки. Ведь, если в комнате горит свет, то тюль не задерживает нескромные взгляды, а шторы сложновато задёрнуть без щелей. Я убедился, что занавесочки задёрнуты, запер дверь на крючок, для полноты конфиденциальности включил телевизор и... вспомнил - со всеми хлопотами я так и не выпил чаю.
Интересно, какую болезнь мне диагностировали? Быть может мазохизм? Сам себе оттягиваю момент изучения найденной захоронки. Или может просто боюсь начинать? Ладно! Чаю, так чаю. Перекусить действительно хочется. Иду на кухню, кипячу воду, завариваю чай, наливаю большую бабушкину кружку, добавляю три ложки сахара. Всё! Больше нет поводов оттягивать осмотр.
Первым делом беру женскую сумочку. Открываю и вижу, почему она такая тяжёлая - наверху лежит револьвер, похоже, наган. Хотя я в оружии особо не разбираюсь. Между прочим, заряженный, в барабане 7 патронов. Под ним толстый вязанный шерстяной носок, плотно набитый мелочью. Я даже посчитал, там 33 рубля, монетами от копейки до полтинника. Рублёвых монет не было. Под носком, завёрнутая во фланелевую тряпочку, лежит пухлая пачка денег. Обалдеть - там две тысячи триста двадцать рублей, купюрами от трояка до четвертного. Сотенных, пятидесятирублёвых и рублёвых бумажек нет вообще. Откуда столько денег у пенсионерки? Хотя... Семьи у неё нет, всю жизнь работала. Даже на пенсии ходила убирать квартиры за деньги. Но две тысячи, это реально много. Ни писем, ни документов, ни фотографий в сумочке не нашлось. Только наган и деньги.
Очень полезная находка. Мне живые деньги нужнее любого золота. Почему про них не говорили? Наверное, в момент нахождения клада, в 1994 году не придали купюрам значения, ведь они уже давно вышли из употребления и стали курьёзом. Наган явно рабочий. Смазанный, ухоженный. Наверное, из него и салютовали работяги, когда разбирали добычу.
Саквояж хорош. Кожа не потрескалась и не рассохлась, очевидно, за ней ухаживали. Внутри лежат жестяные коробочки самого разного размера, от печенья, от конфет, от зубного порошка. В них золото, почти всегда завёрнутое в бумагу, типа кальки. Я не взвешивал, однако думаю, килограмм около десяти будет. Одних золотых николаевских червонцев значительно больше сотни. Шесть часов с цепочками, десяток массивных портсигаров, много перстней, цепочек, крестов, брошек и других штучек. Хорошо, конечно, но что с этим богатством делать?
Сразу понятно, что предыдущая хозяйка любила золотишко - ценности разобраны и по комплектам уложены в коробочки. Изделия обернуты в кальку, а комплекты ещё и в мягкую фланельку. Были баночки с женскими украшениями, отдельно с мужскими. Например, в одной жестянке лежали узкий, вытянутый портсигар на две сигары, пепельница-подставка и карманная гильотина, всё из золота, понятно. В другой, массивный перстень, запонки и заколка для галстука. Они украшены большими синими камнями. Вообще, вещей с камнями было немного, больше просто золотых. Часы, ладно. Как вам изящная малюсенькая фляжка? При отвинчивании крышечки обнаруживалась уходящая внутрь ложечка. Это кокаинница, модная вещь Серебряного Века.
Что странно, в упаковке из-под вазелина нашлись простенькие, дешёвенькие, слегка помятые, дутые серёжки-колечки. Зачем они лежат отдельно не понятно. Наверное, были чем-то особенно дороги хозяйке.
В фибровом чемоданчике, прямо на откидной крышке, в кармашке нашлась стопка бумажек, в основном, всякие справки на имя Уховой Полины Фомевны. Чувствовалось, что ими не дорожили и держали на всякий случай.
В основном отделении несколько свёртков. В большом узле нашёлся маузер в красивой деревянной кобуре на длинной кожаной портупее. С шомполом и кармашком для запасной обоймы на ремнях, держащих кобуру. Сам воронёный, деревянная рукоятка под цвет кобуры. Выглядит новым, как с завода. Разряжен, но к нему есть не то перевязь, не то пояс с 12 карманчиками под обоймы. В них ничего нет, заряды переложены в жестяную коробку из-под печенья. Патронов ровно 140 штук - 12 обойм по 10 из карманчиков пояса, 1 обойма из кармашка кобуры и 10 патронов россыпью, думаю, разряженных из пистолета.
В коробке хранится и кожаный подсумок с патронами. Там свободно болтаются 21 патрон для нагана. Если его забить полностью, поместится ровно 28 штук. В отдельном свёртке хранятся револьверные патроны в двух коробках по 25 штук.
Но великолепие маузера затмила стильная шкатулка, обтянутая синей кожей, с дарственной надписью на пластинке "Васеньке от любящей мамочки". В шкатулке лежит вызолоченный маленький браунинг с гравированным узорами корпусом и перламутровыми накладками на рукояти. Внутри куча разных прибамбасов, аккуратно лежащих по ячейкам. Интересна вложенная в коробку типографская листовка с подсчитанной общей ценой. Там на пожелтевшей бумаге, старым шрифтом с ятями, напечатано:

Автоматическiй 6-ти зарядный пистолетъ системы Браунингъ, самозаряжающiйся. (Fabrique Nationale de guerre Herstal Liege). Ц?на 60 руб.
Длина пистолета 2 1/2 вершка, вышина 1 3/4 вершка. Весъ 65 золотниковъ. Кал. 6,35 м/м, золот., гравир., перламутр. руч. Предохранитель находится въ рукоятк
?
Къ пистолету магазинъ прилагает безплатно:
Подробное наставленiе къ обращенiю с пистолетомъ, шомполъ, отвертку, три учебныхъ патрона, щетинную щетку и флаконъ костяного масла.
Запасной магазинъ на 6 патр. 6,35 м/м
Ц?на 1 руб. 50 коп.
Кобура жёлтая из загран. цв
?тной кожи Ц?на 2 руб. 50 коп.
Ящикъ, обтянутый цв
?тной загран. кожей, с местами для приборовъ для чистки, запасной обоймы и коробки с патронами Ц?на 5 руб.
100 патроновъ 6,35 м/м съ бездымнымъ порохомъ и пулей в никелевой оболочк
?. изготовленные на той же Нацiональной фабрике Ц?на 8 руб.
Итого 77 руб.
Прим
?чанiе. Патроны для пистолетов Браунингъ работы Нацiональной фабрики, сов?тую прiобр?тать этой же фабрики, съ подписью самого изобр?тателя г.Браунинга.
Патроновъ съ заграничными этикетками, но Русскаго снаряженiя, а такъ же Русскихъ фабрикъ какъ бол
?е дешевыхъ и слабыхъ магазинъ не держитъ.

Внутри ящика, на зелёном бархате, помимо изящного пистолета, больше похожего на игрушку, в специальных выемках расположились запасной магазин, учебные патроны, принадлежности для чистки. Флакон для масла есть, но уже пустой. С краю даже вписалась коробка с сотней патронов, хотя в ней не хватает 2-х штук. В откинутой крышке поместилась книжка с инструкцией.
Кобура скорее красивая, чем нужная, но дарёному коню в зубы не смотрят. Тем более, не понятно, куда её можно повесить. Положено на пояс, но так ты сможешь дойти только до первого милиционера.
Вообще, поздновато уже, мама с работы домой вернулась. Мне тоже пора, а то искать меня начнёт. Книжку возьму с собой, интересно почитать про настоящий пистолет. Деньги... рублей 10 тоже с собой, больше пока не нужно.


Вечер трудного дня


Позвонил маме, сказал, что еду. Вытащил деньги, две пятёрки и горсть мелочи. У меня монетница есть, вот и пригодится. Положил в сумку книжку про пистолет, почитаю в дороге. Ещё взял самые маленькие часы, однако широкую плоскую цепочку с них снял - жалко. Я не жадный, я экономный. Пусть часы старые, может и сломанные, зато золотые. Зачем взял? Подарить хочу. Я раньше молодой был, глупый. Не понимал, как мне психиатр удружил, отмазав от армии. Не поступив в институт, после двух лет службы про научную работу можно будет забыть. А сейчас, с прошлым жизненным опытом, мне в армию не хочется. Сейчас там только зря время потеряю. Раз всё так сложилось, надо бы успеть хоть что-то сделать. Тем более появились денежные ресурсы. Удивительно, что клад раньше не нашли.
Кстати, его хорошо бы припрятать, хоть временно. Пусть у меня никого не бывает, но вдруг кто зайдёт и увидит? Тогда нехорошо может получиться. Вопрос - куда убрать? Комната вроде и большая, но идей нет. Заходишь в неё, оказываешься рядом с левой стеной, там ещё висит вешалка. В коридоре тоже есть, но жильцы предпочитают вешать у себя. Рядом стоит могучий платяной шкаф для одежды. За ним до самого окна кушетка. Это окно, одно из двух. Понятно, они уже на другой стене, напротив входа. Между окон стоит тумбочка, на ней телевизор. Узкой стороной возле второго окна, широкой вдоль правой стены, расположился двухтумбовый письменный стол. Перед ним высокий деревянный стул. Над ним две полки для книг. Следующим вдоль стены притулился расшатанный венский стул, затем маленький современный раздвижной обеденный стол-книжка и второй венский стул. Вдоль последней стены с входной дверью стоит раскладной диван, тоже довольно современный. Завершает убранство этажерка, на ней стоят бабушкины фаянсовые слоники. Восемь штук по убыванию.
Вам не кажется, что комната излишне загромождена? И вот мне кажется. После похорон мама устроила здесь генеральную уборку, от бабушкиных вещей остался самый минимум посуды. Кое-что соседки забрали. Треснувшие тарелки, чашки без ручек, надколотый фаянсовый молочник и многое другое в том духе было безжалостно выкинуто. Старая одежда, тряпки и узел слабо опознаваемых вещей пошли следом за посудой. Словом, сейчас у меня шкафы, полки и ящики идеально чистые. И пустые. На них лежит лишь пара комплектов спального белья и несколько полотенец, да и те привезены из дома. Временно задвинул вещи под диван, потом спрячу получше.
Две триста с небольшим рублей моё самое ценное приобретение. Что делать с золотом, а тем более с оружием, не представляю. Хотя браунинг оставлю себе. Не из-за того, что красив, просто он самый бестолковый. Больше всего патронов к маузеру, но как с такой дубиной ходить? Его же не спрячешь! Наган, наверное, тоже отдам. Опять же, слышал про Брамит, прибор для бесшумной стрельбы. В тайник для будущего вполне годятся и маузер, и наган. Из-за патронов, в первую очередь. Калибр браунинга маленький, хуже калибра 7.62 у маузера и нагана. В магазине всего 6 патронов, правда, есть запасной. Браунинг наименьший и по размеру, и по весу. Плоский, его легко спрятать даже в карман. Зато к маузеру подходят патроны от ТТ, и для Нагана ещё можно достать заряды.
Мне же сейчас воевать не с кем, до перестройки ещё далеко. Чтобы черкануть пару писем, оружие не нужно, достаточно взять ручку, сесть и написать. Значительно сложнее придумать, как передать написанное.
Самое срочное послание должно попасть к адресату хоть за несколько дней до начала июня. Времени не так много - пока смогу подсунуть конверт, пока его будут читать и анализировать, пока сообщат информацию получателю. При том, мне бы самому не засветиться перед нашим родным и любимым КГБ. Есть мысли, как сделать дело и не оказаться под колпаком, специально читал мемуары всяких "бывших". Надо будет тихонечко сходить, посмотреть и определиться на месте. Наверное, лучше с уже написанным письмом. Случаи всякие бывают, вдруг удобный настанет, а у меня ничего с собой не будет. Успешный экспромт должен быть заранее подготовлен.
С такими мыслями доехал до дома. Тут не так далеко, всего минут двадцать на троллейбусе. Можно на метро, даже чуть быстрее, но пока пешком дойдёшь до станции, пока от станции доберёшься до дома... Троллейбус - просто сел и едешь. Мама покормила, напомнила, что завтра в школу и отправилась к подружке в соседний дом, любят они собраться и посплетничать. Как будто на работе не занимаются тем же самым. Они работают вместе, в Гипрорыбпроме, обе что-то чертят на кульманах. Обе подчёркивают, что они не чертёжницы, а работают на должности чертёжник-КОНСТРУКТОР! В чём разница, помимо названия, мне так и не объяснили.
Я же занялся сбором портфеля и приведением в порядок школьной формы. Свои вещи я всегда чищу и глажу сам, из принципа. Маминого принципа, а не моего.
Когда отгладил брюки, решил было зайти к соседу, внезапно зазвонил телефон. Саша из больницы. Мы же при расставании обменялись номерами. Его сегодня дёрнул Лёша, мне он не дозвонился, тогда перезвонил Сашку. Рассказал про мою комнату и сделал интересное предложение. У него есть девушка, у меня комната. Интересно получается, да? В его доме полно народу, не уединишься, даже поговорить нельзя. По улицам гулять холодно и противно. А Ленка живёт с мамой, и вообще, она из Ногинска. Город текстильных фабрик и ткачих, там есть много симпатичных девчат. Его милая, для меня и Сашки, хочет привезти подружек, на предмет познакомить. Можно с ними посидеть, если ко мне в гости напроситься. Саша немного смутился от столь интересной постановки вопроса, но познакомиться с девочками захотел. Соответственно, решение за мной.
Договорились встретиться в субботу, часов в пять вечера, мы же с Сашком учимся. Если девчатам покажется поздно, то в воскресенье утром, в любое время. Я ведь там и переночевать могу, приму гостей в любое время. С меня комната, хлеб и чай с тортиком. Ребята взяли на себя колбасу для бутербродов и бутылочку вина. Посидим, поболтаем. Саша обещал принести переносной магнитофон, если девчата не будут против, потанцуем.
Тортик с бутербродами это хорошо, но нас же шестеро. Девочки, конечно, создания хрупкие и воздушные, но когда перестают стесняться, наворачивают не хуже парней. Я сам жрец не из последних. Жрец, понятно, от слова кушать. Лёшка тоже ложкой помахать любит. А если судить по больнице, Сашок вообще не ест, хавчик он просто уничтожает со страшной скоростью. Значит, придётся серьёзно подумать.
Как только положил трубку, сразу оделся поприличней обычного, вышел на лестничную клетку и позвонил в соседнюю дверь Льву Ароновичу. Открыл психиатр, зазвал меня к себе, после приветствий усадил на кухне и спрашивает:
- Вернулся? И что тебе сказали?
- Статья "7-Б", не годен в мирное время, годен к нестроевой во время войны.
- Вот и хорошо! В армию не идёшь, а для гражданки почти чист. Ты ещё всего не понимаешь...
- Понимаю, Лев Аронович, - перебиваю я доктора. - Спасибо. Вот, возьмите. Подарок.
Протягиваю часы. Врач берёт их и недоверчиво разглядывает. Потом переводит взгляд на меня.
- Даже боюсь спросить, где ты взял такую прелесть?
- Взято - не украдено, Лев Аронович. Наследство от бабушки.
- Я так понимаю, твоя мама не в курсе.
- Нет. И бабушка не её.
- А! Родственники со стороны отца?!
По семейной легенде, папин дедушка был большим человеком, но в 37-ом его расстреляли, а в 39-ом, разобрались, реабилитировали и извинились. Отец возражал: "Враки!" Говорил, папина мама, моя другая бабушка, это придумала в 53-ем, для поднятия вопроса о дополнительной пенсии. На самом деле, дед был работягой на "Серпе и Молоте", записался в ополчение и погиб в боях под Москвой. Моя мама свято верила свекрови, и с удовольствием рассказывала знакомым про больших людей в семье. Видать, и тут по ушам проехалась. Мне же лучше, доктор сам себе обоснование нашёл.
- Ну... Почти...
- Понял - понял, - врач добродушно потрепал меня по плечу и позвал жену. - Браха! Иди к нам, посмотри, что мне пациент подарил!
- Да? Покажи, - жена немедленно возникла рядом, и часы перекочевали к ней в руки.
Лев Аронович низенький, полненький человек, с седеющими кудряшками вокруг весьма обширной лысины. Браха Менделевна, наоборот, статная, подтянутая женщина, всегда изящно одетая и причёсанная волосок к волоску. У неё ещё остались следы былой красоты. Работает в каком-то издательстве и... Увы, нам мужчинам!.. И плотно держит мужа под каблучком.
- Лёва, ты почему не угостишь мальчика кофе? Хотя, у вас дела. Разговаривайте, я сама ему сварю.
Женщина быстрыми, отточенными долгой практикой, движениями засыпала в джезву сахар, подогрела её на огне. Добавила кофе, залила воды и через несколько минут оказалось, что чудесный аромат полностью соответствует великолепному вкусу. Единственно, во время готовки она не молчала, а говорила сама. Несколькими быстрыми и якобы небрежными вопросами она попыталась выяснить: Есть ли ещё что-нибудь? И не надо ли помочь в реализации?
Я сказал, что не знаю про оставшийся ассортимент, но пообещал спросить. Меня же пообещали познакомить с отличным часовщиком и немножко ювелиром. Так как я хороший мальчик и всё правильно понимаю, то она мне скажет, что некоторые евреи уезжают в Израиль, и им хочется приехать туда не совсем голыми. Рубли не вывезешь, да и не нужны они там, а вот купить немножко золотых изделий, людям было бы интересно. Ещё, чтобы я понимал серьёзность темы, проинформировали о цене за грамм. Если в магазине золото продают по 10, то с рук хорошая вещь уходит и по 15, и даже по 20 рублей. Особенно, если брать не деньгами, а менять на дефицитные вещи. Ту же мебель, технику или даже машину, если удастся найти столько золота. Намёк понял, буду думать.
Судя по реакции, я поступил неожиданно для Льва Ароновича, но отблагодарить врача было правильной идеей. Хозяйка бросила строгий взгляд на мужа и сурово приказала:
- Лёва, позвони Натану. В пятницу они должны будут отправить результаты обследования в военкомат. Мальчику надо поменять статью с 7-б на 8-б.
- Да, милая. Ты права, так Серёже будет совсем хорошо.
Мне объяснили, что 7-б - это умеренное психическое расстройство, а 8-б - невротическая реакция на основе личностных особенностей. Грубо говоря, пациент невротик, а не психопат. А вот Севина статья 7-а, это полное издевательство. То, что он симулировал, специалисту понятно сразу. Опять же, больные подробно рассказывают персоналу о словах и о поведении друг друга. Так что медперсонал много чего фиксирует в истории болезни. Но бодаться и доказывать столь серьёзные обвинения без особой нужды никому не хочется. Но ведь здоровых людей почти нет, проще найти подходящую статью. В общем, Всеволод, получил те же ограничения и неудобства, что и со статьёй 7-б, но вдобавок ещё пойдёт в армию, в не самые престижные войска. Обычно там собирают ребят из среднеазиатских республик, плохо знающих русский язык, приблатнённых, выпущенных из колоний, ну и в меру больных психическими расстройствами. Причём обвинение в симуляции можно попробовать и оспорить, а вот такой диагноз трудно опровергнуть, но крайне просто подтвердить. К тому же, выписка из истории болезни с характерными высказываньями пациента ляжет в личное дело призывника, и будет характеризовать его и перед другими компетентными органами. Да... Добрые люди психиатры...
По моему поводу при мне звонить не стали, отправили домой, пообещав "всё будет".


Клавка



Клавдия Вавиловна


Директриса большого продуктового магазина Клавдия Вавиловна, за глаза всеми называемая просто Клавкой, только присела у себя в кабинете. Первый раз за день, между прочим. Кругом дела, дела... На улице дождь, а Петровна, уборщица, ленится лишний раз подмахнуть тряпкой зал. Рабочий овощного отдела накирялся, а кто за него работать будет? Ту же картошку перебирать? От каждого привоза с базы, магазину положен отсев на гниль и порченый продукт, потому сразу после поступления рабочие бросаются на переборку. В счёт отходов отбирается крупный, непорченый клубень, перефасовывается и увозится на рынок, остальное идёт в продажу. Знакомая, по документам колхозница, продаёт картошку от себя. И с морковью та же история, и с луком. Работы непочатый край, а он в нажоре! Придётся штрафовать... Пусть живёт на одну зарплату! Распустился! Нет работы, нет денег!
Молодая пришла в буфет. Сколько раз было сказано "молочный коктейль сбивать четыре минуты"? Четыре минуты! Тогда в миксере не три, а четыре стакана получается. Нет! Торопится! В молочном молоком сметану разбавили! Ведь каждый день твержу - разбавлять кефиром. И так везде, куда ни ткни! В колбасный привезли колбасу с завода, ещё тёплую. Чуть в холодильник до утра не поставили! Забыли, что она вымораживается, 13 килограмм на тонну за ночь! Куда ни глянь, везде глаз нужен. В кондитерском у мешков с сахарным песком вёдра поставили, чтобы влагу сахар впитал и потяжелее стал. Так что? Песок пожелтел! Ну что за сволочизм такой! Работнички, понимаешь! Сами делать ничего не хотят, а сверх зарплаты денег просят. Рабочим дай! Ментам дай! Торговой базе, как в пропасть бросаешь! А себе чего?!
Трудно, очень трудно зарабатываются деньги. Ещё эти... покупатели... скандалить норовят. Глаза бы на них не смотрели! Впрочем, на сегодня рабочий день закончен.
Усталая женщина шла домой и мечтала отдохнуть. Муж с дочкой поехали подлечиться на курорт. Звонил, говорит, вода тёплая, купаются. Звал к ним, но как она может бросить магазин? Сейчас самый пик фруктов, сезонный товар, лучший для пересортицы. Зимой на Юге делать нечего, разве весной поехать? Сразу после майских? Урвать хоть недельку. Всех денег не заработаешь...
С такими мыслями Клава зашла в квартиру и сразу почувствовала неправильность в обстановке. Увидев сброшенные на пол вещи, не снимая уличных туфлей, метнулась к шкафу, к серванту, потом на кухню, в туалет, опять в комнату... Всё! Всё нажитое! Всё пропало! Женщина рухнула на стул и горько заплакала.
В слезах она потянулась было к телефону, но тут же отдёрнула руку. Какая милиция! Молчать надо! Никому, даже мужу, а то он расстроится. Хотя, от мужа не утаишь - его часы взяли. Он их в шкатулочке оставил, когда на Юг поехал. Боялся, на пляже украдут. И брюлики украли, сволочи. Любимые серёжки - малинка... И остальное... Голая теперь! Нищая! Осталось только то, что на себе надето и что в кошельке... Надо на даче закопанную банку проверить. Из хранимого у мамы, придётся взять немного денег на первое время. Тыщоночку, не больше. И кого бы попросить достать новых бриллиантиков? Без них не выйдешь... Часы для мужа... Опять расходы! Как так жить можно?! Кругом одно жульё! Честных людей совсем не осталось! И ведь, небось, кто-то из своих навёл. Завидуют, подлые...


Петя-Петушок


Есть среди домушников отвратительные люди, выходящие на дело в грязных отрепьях или наоборот в одетые с иголочки, но и в том, и в другом случае не гнушающиеся дочиста обобрать квартиру простого рабочего человека. Если судить по фильмам, их быстро находит возмездие. Есть благородные воры, Арсен Люпен, тому пример. Но те чаще встречаются в книгах с мягкой обложкой и с броским названием. Пётр Сергеевич Толоконников, по погонялу Петя-Петушок, причислял себя к среднему арифметическому между двумя крайностями, но всё же ближе к благородным ворам. Да, он воровал! Но! Исключительно только у богатых! Бедным деньги никогда не раздавал, не имел такой глупой привычки, однако, когда уходил в загул, обмывая удачное дело, мог угостить собутыльников. Хотя, конечно, ожидая ответной любезности в виде встречного налива или иной благодарности.
В тюрьме ему пришлось посидеть, причём, целых два года. Не самый приятный опыт, однако так сложились обстоятельства. Там он и заработал себе кликуху. Сел по глупости. Кто мог знать, что партнёр сдаст его с потрохами ментам? Казалось бы, приняли тебя одного, напарник успел сбежать, так возьми на себя дело! И сообщнику хорошо, и ты вместо "совершённого группой" от 4-х лет, получаешь всего до 2-х. Но свою умную голову дураку не приставишь, пришлось перед следаками крутиться, как вошь на сковородке. Там что-то шепнул, здесь словечко молвил, удалось натянуть на явку с повинной. Но 2 года лагерей судья всё равно прописал. Уж теперь Пётр такую глупость не совершит, будет ходить на дело только в одиночку, только по верным наколкам, пусть и придётся платить наводчику.
Кроме того, Петя разработал собственную манеру работы, так мягко им называлась кража. Первый раз он приходил на место в грязной спецовке, с небольшим чемоданом инструментов и запахом перегара. Нет, он не пил, только полоскал водкой рот и чуть-чуть брызгал на ворот спецовки. В таком наряде его никто не спрашивал, что он здесь делает. К самой квартире Петушок даже не подходил. Зачем? Тип замков, наличие сигнализации, расположение комнат, иногда места возможных тайников, продавал посредник. Цель прихода была иная - поиск места, куда на пару недель можно спрятать инструменты. Чердак, подвал, реже шахта лифта, его устраивал почти любой вариант.
Второй раз приходил простой советский человек, одетый неброско и легко, а главное, с пустыми руками. Он вытаскивал чемодан из нычки, шёл к объекту приложения сил и быстро вскрывал дверь. Время, когда хозяев не будет дома, ему тоже сообщали заранее. В квартире Петушок редко находился более половины часа, но успевал склевать много ярких блестяшек и шуршащих бумажек, запрятанных по разным потайным местах. Если в квартире был сейф, он обязательно вскрывался, а запертые замки ящиков взламывались. На поиск тайников у Пети был просто удивительный дар. Найденное упаковывалось вместе с инструментами. Всё, что не помещалось туда, безжалостно оставлялось. Никакие габаритные вещи не подлежали выносу. Разве только под заказ или если находилось что-то совсем экстраординарное. Ведь бывшие хозяева могли отыскать похитителя через барыг. И зачем рисковать за сотни рублей, когда уже взяты тысячи?
После завершения дела чемоданчик вновь прятался в тайник, и из дома выходил человек с пустыми руками, причём даже бабуськи, сидящие у входа на лавочке, не могли заметить ничего противозаконного. В третий, последний, раз, ещё через недельку, на месте вновь появлялся датый работяга, а когда уходил, уносил свои инструменты. Его никто не связывал с кражей - проходило уже прилично времени, все посвящённые считали, что ценности давно проданы и пропиты. Вы поняли? Посвящённые. Обворованные крайне редко вызывали милицию. Завмаг, завпроизводством, продавец, а то и простой истопник или дворник редко, когда желали объяснять милиции, откуда в доме простого работяги нашлось столько денег и дорогих вещей. Ведь после заявления о краже, могла прийти повестка из ОБХСС. Общаться с этой конторой мало кто желал. Потому, проглотив тяжкую обиду и горькое разочарование в человечестве, несчастная жертва обиженно молчала о своей финансовой потере. Именно по этой причине, кроме крупного аванса, наводчик получал целую треть от добычи.
В этот раз дело обещало быть удачным и прибыльным. Сегодня у подъезда не сидели вездесущие старушки. Люк на чердак не был заперт. Закопанные в шлак инструменты никто не нашёл. У Пети даже были выданные наводчиком ключи от квартиры. Под стопкой наволочек нашлась толстая котлета. На первый взгляд, в карман упала чуть не целая тысяча рублей. Про них посредник точно не узнает. В серванте лежала шкатулка с золотыми украшениями и импортными часами. В бачке унитаза затонул свёрток, запакованный в толстый целлофан. Ещё один спрятался в банке с пшёнкой на кухне. Очень хотелось взять хозяйский баул, да и забить его барахлом, но, пусть жаба сильно душила, у Петра был принцип - уходить из квартиры с самым минимумом вещей. Так что, в тайник лёг лишь профессионального вида, фанерный чемодан. Троллейбус подъехал на остановку в тот самый момент, когда человек дошёл до неё. "Господи! Как сегодня всё удачно складывается!" - про себя воскликнул счастливчик.
С сознанием хорошо выполненной работы Петя поехал в "Зелёный Огонёк", кафешку на Пушкинской, в самом центре Москвы. Организованна она для таксистов, но туда в середине дня часто собирались деловые. Не гулеванить, просто пообедать. Здесь удачливые воры, кормили коллег, которым не фартило. Некоторые просто приходили спросить знакомых "нет ли дела?", а если есть, то выяснить, к кому обращаться за подробностями. Вот и Петя поехал туда.
После успешной работы не грех было заказать в кафе графинчик водочки и сидеть, благостно её потягивая под котлетку с пюре и овощной салатик. И в этот приятнейший момент в кафешку зашёл знакомый по зоне. Помятый, потёртый, с блаженством в глазах и улыбкой на лице. Всем понимающим людям было ясно - человек недавно освободился и прибыл в первопрестольную. Петя встрепенулся и подскочил к вошедшему.
- Какие люди! И без конвоя! Давно откинулся?
- Хромай отсюда, Петушок, - невежливо отозвался знакомец.
- Да, ладно тебе, мы же не на зоне, - Пётр, в порыве чувств, полуобнял сидельца и заорал от нестерпимой боли в печени.
- Сука! Получай пидор! Получай! - при каждом слове заточка входила в живот Пети-Петушка.
До больницы бедолагу живым не довезли. Убийца сидел у следователя и объяснял:
- Гражданин начальник, я сяду, базара нет. Пусть всего неделю погулял на воле, но ни один петух не будет меня лапать. Я авторитет потеряю, если такое спущу.
Посредник, услышав про кончину Пети, лишь тяжело вздохнул. Чемодан так и остался лежать под слоем шлака.


Четверг


В школе ребята стали спрашивать, где был, почему в школу не ходил. Ответил честно - лежал в больнице от военкомата. Не сказал, правда, в какой. Позавидовали. Ведь, через неделю весенние каникулы, а я целых десять дней школу прогуливал. На перемене поймал Илонку Черкасову, она в Иняз собирается, хорошо язык знает. Спрашиваю:
- Илон, дело есть. Можешь помочь найти репетитора по английскому? Мне нужен только разговорный, письменный я нормально знаю.
- Знаешь? Ты? - удивилась девчонка. - Я не поняла, это ты так ко мне подкатить хочешь?
- Вот что за мысли у примерной комсомолки?! Я тебя серьёзно спрашиваю.
Девчонка презрительно фыркнула и отошла, задрав нос. Не! Я понимаю - она считает себя первой красавицей класса, хотя другие девчонки с этим не соглашаются, но я-то за ней никогда не бегал.
- С репетитором поздно заниматься, - вмешалась Яна Калитина. - Тебе с пятого класса надо все учебники проработать.
Янка нормальная девчонка, мы с ней давно знакомы, как говорится "в яслях сидели рядом на горшках". Едва ли сидели, я тогда жил на 2-ом Спасском, но с первого класса вместе учимся, да. До 8-ого в параллельных, она в "А", я в "Б", с девятого их объединили в один. Кстати, зря про неё не вспомнил - у девочки мама учительница русского, причём даже в нашем классе, может помочь в поисках. Отвечаю:
- Говорю же, нормально читаю и перевожу. С устной речью плохо. Мне бы её хоть чуть-чуть подтянуть. Может ты кого знаешь?
- Хочешь, я спрошу у мамы, вдруг она что посоветует? Только сначала надо проверить твой уровень.
- Всегда готов!
- Тогда останься после уроков. Может мама чего-то придумает. Сейчас репетиторов многие ищут, дороговато выходит.
- Так и я не бесплатно. Деньги мне отец выделил.
Договорились, в общем. Потом приятель подошёл, Егор. Мы с ним вдвоём на школьную секцию самбо ходим. Нет, уже не ходим. Сейчас он мне это сообщил:
- Денис Тихонович сказал, что нам надо к выпускным экзаменам готовиться. Говорит, на секцию пока лучше не ходить.
Я сразу понял, в чём дело. Мы же уходим из школы, можно сказать уже отрезанные ломти, зачем ему на нас время тратить? К тому же особых спортивных достижений нет, мы даже на районе не выходили на первые места. Но это озвучивать не стал. Тренер ведь никого не выгонял, только посоветовал. Надо будет поблагодарить человека. Он многому нас обучил, много времени потратил.
После уроков две учительницы и Яна стали определять уровень моих знаний. "Лондон - столица..." и так далее из книжки для внеклассного чтения я перевёл с листа. Легко пошла и статья из "Moscow News"... Это газета на английском языке. По-моему, её читали только школьники и студенты, ну может ещё их учителя. Разговорная речь, как ни странно, была признана относительно приличной. Видать, на общем фоне я смотрелся не так плохо.
- И чего ты тогда придуриваешься? Почему на уроках не работаешь? - грозно нависла над моей партой Владилена Егоровна, наша англичанка.
- Ленивый он, - пояснила Кристина Борисовна, мама Яны. - В голове только математика, физика и самбо. Дай-ка, я ему диктантик устрою.
Устроила. Результат не озвучила, но довольно покивала головой.
- Я правильно понимаю, что с точными науками у тебя порядок?
- Да. Я на математический хочу поступать.
- Ну что, Лена, подтянешь его?
Тут я выкладываю взятые из клада две пятёрки. Образно говоря, пускаю в бой тяжёлую артеллерию. Учителя не сказать, что много получают, потому соблазн велик.
- Мне отец на неделю для репетиторов дал. Велел подтянуть всё, что нужно. Сказал, что до экзаменов платить будет.
Женщины переглянулись. Кристина Борисовна обнадёжила:
- Подтянем. Планируй после уроков оставаться на дополнительные занятия. Владилена Егоровна с тобой английским займётся, я - русским и литературой. Посмотрим, может получится.
У нас в июне восемь экзаменов - по алгебре будет контрольная, по русскому - сочинение, остальное устно. Геометрия, литература, физика, химия, английский язык и история. Всю четвёртую четверть будем повторять уже изученное и зубрить билеты. Для среднего балла в аттестате подтянуть ещё и русский с литературой совсем неплохо.
Если буду поступать на вечерний, то оно не важно. Однако при подаче документов на дневной, особенно в престижный ВУЗ, каждая десятая будет на вес золота.
Всё время разговора на задней парте сидела Янка. Вышли из школы вместе, сразу стало понятно, что в её глазах я сильно поднялся. Она даже сказала:
- Надо же! Я думала, ты только по математике сильный.
- Ян, а ничего, что я ещё музыкалку закончил? После восьмого меня в Гнесинку звали.
- Да?! А почему не пошёл?! Помню! Ты на такой штуке из палочек играл на школьном концерте!
- Угу. Ксилофоном, штука называется.
- Так почему не пошёл?
- Ты телевизор смотришь? Там часто говорят: "Сейчас наш известный ксилофонист Вася Пупкин исполнит..." Ты, вообще, хоть раз, кроме моего, ксилофон видела?
- Нет, но...
- Вот и я не видел.
- А Пупкин действительно известный музыкант?
- Это я первую попавшуюся фамилию придумал.
- А! - задумчиво промолвила девочка и несколько не логично перепрыгнула на другую тему. - Серёжа, а почему у тебя девочки нет?
И что ответить на такое? Оправдываться? Не говорить же, что стеснялся девушек даже на танец пригласить на школьном празднике, не то что в кино. Я предпочёл солидно заявить:
- Времени не хватает - школа, уроки, секция. Хорошо, что занятия музыкой закончились. Сейчас и на самбо ходить не буду. Зато другая напасть - выпускные экзамены. Как тут время на подружек выкроить?
Лукавлю, конечно, однако девочка принимает мои слова за чистую монету и сочувственно вздыхает. Но молчит. Тут я предлагаю:
- Давай к экзаменам вместе готовиться? Я тебя по математике, физике и химии подтяну, а ты меня по русскому и английскому.
- По истории тоже, - добавляет Яна и вновь вздыхает, теперь уже довольно.
Идём так же рядом, но каким-то образом она оказалась чуть ближе ко мне. Довёл её до дома, благо живём в одном подъезде, только на разных этажах. Быстро разогреваю оставленный мамой обед, ем и еду в коммуналку, прихватив свой шикарный рюкзак.
Конструкцию батя подсмотрел на какой-то международной туристической выставке. Сам он заядлый походник, магазинные образцы ему не нравятся, потому мастерит собственные модели. Этот считает одним из своих лучших творений. Сшитый из технического капрона, с широкими плечевыми лямками, новинкой на сегодняшний день - поясным ремнём, четырьмя наружными карманами на молниях, боковой шнуровкой, типа яровского образца, клапаном и вытяжным тубусом сверху для увеличения объёма до сотни литров. Прониклись? Теперь завидуйте - с рамой из дюралевых трубок! И даже с колёсиками, на которых конструкцию можно возить по ровной дороге. Причём, когда они не нужны, колёсики легко можно снять. На нынешний момент лучший рюкзак походника. Я получил его в подарок на окончание 8-ого класса.
Новая жена отца меня не сильно любит, но приходить в гости не запрещает. Мой младший брат по отцу наоборот обожает. Его старшая сестра по матери относится нейтрально, хотя моего отца искренне и показательно ненавидит. Правда, своего отца она ненавидит значительно сильнее. Моя мама ту семью тоже демонстративно не любит, но все "приличные" вещи, из которых я вырос, отправляет брату. Когда я хотел скинуть братишке свой ксилофон, выяснилось, что у него нет музыкального слуха. Зато мои детские боксёрские перчатки были приняты с восторгом. Как там сказано у классиков? "Высокие отношения!"
В коммуналке, уже привычно, выглядывают старушки, и я прохожу к себе. Зачем пришёл? Решил убедиться, что гости не найдут мою захоронку. Знаю, шансов мало, что пока меня не будет, влюблённая парочка начнёт по комнате рыскать, но червячок-то точит, потому запер находку в тумбу письменного стола, вместо ящиков. Там дерево только топором расколоть удастся, замок крепкий, без ключа не откроешь. Ящики из тумбы на шкаф положил, они всё равно пустые.
Позвонил Саньку, он сообщил - девчата решили, что пять вечера в субботу слишком поздно и обещали приехать в воскресенье с утра. Получается на целый день. Я и раньше думал, что тортиком и бутербродиками не обойдёмся, а теперь просто уверен. Сесть вшестером сможем - стол раздвинем, два венских стула, один конторский, трое уместятся на диване. Не влезут, тогда с кухни стул принесу. С кастрюлями и сковородками полный порядок, скорее их переизбыток. В глубине нижней полки стола нашлись два чугуна, с крышками в виде небольших сковородок. Один огромный, литров на десять. Ни разу не видел, чтобы бабушка в нём готовила.
Раз нашёлся чугун, я решил блеснуть и приготовить для гостей плов. В будущем, одно время я часто ездил по делам института в Киргизию, в славный город Фрунзе, там один местный научил. С ним, конечно, даже сравниться не могу, но для Москвы плов получался приличным. Все кто ел, хвалили.
Продолжил ревизию. Чайников два, один из них литров на шесть. Ножи-вилки-ложки, пусть разнокалиберные, но от бабушки остались в большом количестве. Вот тарелок и чашек маловато, надо или подкупить, или у соседей в долг просить.
Решил не одалживаться, рванул в Добрынинский, там на первом этаже есть секция посуды. Как бы ни ругали в 90-х СССР, но простые и добротные вещи можно было купить без проблем. Чайный сервиз на 6 персон мне обошёлся в 26 рублей. Такой простенький с розовенькими цветочками. Столовый набор, это тот же столовый сервиз, но без супницы, потянул на 48,60. Он не шедевр изящества, но выглядит симпатично.
Внос в дом полного рюкзака вызвал ажиотаж. Распаковку производил на кухне - мне всё равно мыть придётся, а так хоть старушки от любопытства не помрут. Поинтересоваться вышло всё население квартиры, даже Григорий заглянул посмотреть. В целом мой выбор одобрили. Частности касались комплектации. Например, все сошлись на том, что соусник лишний, только зря место занимает, а вот салатниц нужно будет докупить.


Плов


Что в плове самое важное, особенно, когда ты готовишь его девушкам? Баранина? Рис? Зира? Они тоже, но самое главное другое - антураж. Надо показать восхищённым зрительницам процесс приготовления, а потом заставить подождать и подать на стол красивый, ароматный и вкусный готовый продукт. Вот потому мне пришлось сильно побегать. На рынках Москвы есть любые продукты, которые выращивают в Союзе. Только не надо спрашивать, сколько они стоят, и так понятно, что придётся заплатить две или три цены магазина. Многие хвалят Центральный рынок, хотя он и самый дорогой, однако я предпочитаю Черёмушкинский. Захаживал туда не так часто, но, когда были деньги, мог прикупить что-нибудь вкусненького.
В субботу, как освободился, решил закупиться там. На прилавках изобилие - картошка, бочковые солёные огурцы, толстое сало, по желанию с прожилками или без оных, крепенькие мочёные антоновские яблоки... не устоял, купил три штучки. Их положили в два целлофановых пакета, вложенных один в другой. Не удержался и одно съел сразу. Такой знаете, чуть щиплющий язык сок, немного островатый вкус. Запах даже описать не берусь.
Но я пришёл не из-за яблок, мне нужны разные разности для плова. Как можно обойтись без красного перца? А без сушёного барбариса? Зира, понятно, про неё даже не говорим. Нашёл старичка-узбека, сидящего за столом с множеством открытых, прянопахнущих мешочков. Рассказал про свою нужду и получил свёрнутый фунтиком кусок газетного листа со специальной смесью для плова. Пряности это прекрасно, но магазинный рис и рис, который выращивают для плова в Узбекистане, это две большие разницы. Да, он не такой светлый. Да, он хуже очищен. Но вкус не сравнить! Опять же, не разваривается, как обычный.
Аксакал со мной согласился и подозвал подручного, человека тоже в возрасте, но чуток помоложе. Тот повёл меня по рынку. Иногда останавливался, тыкал пальцем и велел платить. Крупная оранжевая морковь, белые головки чеснока, крепкие луковицы, бутылка темноватого, пахучего, хлопкового масла с осадком, порубленные куски баранины и, как венец путешествия, мешочек чуть красноватого риса оказались в моём рюкзаке. Как хорошо и удобно иметь такую замечательную вещь! Легко и удобно донёс до остановки. Пока доехал до дома, прикончил оставшуюся мочёную антоновку.
Холодильника в комнате у бабушки не было, я тоже пока его себе не завёл, но мясо хорошо легло между рамами окна в моей комнате. На улице ещё достаточно холодно, ночью держится минусовая температура, до готовки баранина нормально долежит.
Утром, чуть не к открытию, сбегал в магазин за хлебом. Кирпич орловского за 18 копеек, батон пшеничного за 25, три городские булки по 7 копеек. Торт взял обычный "Трюфельный", свежий, красивый, немного мокроватый от сладкой пропитки и сплошь засыпанный коричневым, чуть горьковатым, порошком какао. Меня даже слюна прошибла, честное слово! В продуктовом разжился сыром "Пошехонским", триста грамм по два рубля шестьдесят копеек, попросил продавщицу порезать. Полкило варёной колбасы по два тридцать. Она, конечно, грубовата, но мне нравится. Впрочем, полкило "Любительской" по два девяносто, тоже взял и тоже попросил порезать. Масло по три пятьдесят, два вида - солёное и несолёное. Беру полкило несолёного. Яйца лежали по 90 копеек, по рубль десять и по рубль тридцать. Взял десяток самых дешёвых, я же не эстет, мне и такие сгодятся.
Однако и завтракать давно пора, я выскочил, даже стакана чая не выпив. Сковородка. На неё плеснул чуток подсолнечного масла. Нерафинированного, пахучего. Как зашкворчало, кидаю кругляши варёной колбасы, в палец толщиной. Специально по два тридцать взял. Зажарил до корочки, перевернул, кольца порезанного лука добавил. Сверху разбил три яйца, чуть подсолил, чуть обождал и завтрак холостяка готов. Просто, без изысков, но я так очень люблю. Ем прямо со сковородки, так оно вкуснее. И лишняя посуда не пачкается, и можно горбушкой булки за 7 копеек, она же городская, она же французская, ею же хрустят, рабочую поверхность протереть от остатков приготовленного и сразу отправить в рот. Хоть сковородку не мой! Но перед этим колбаску в яишенке так... ножичком разрежешь, а она жирком сочится. Яичко жаренное с наколотого на вилку кусочка свисает. Лучок подтомлённый, но твёрденький, внутри белочка проглядывает. И ты всё это в ротик... Ам! Эх! Как в народе говорят? Люблю повеселиться, особенно пожрать!
Чуть прибрался в комнате, на этажерку положил бумажные салфетки. Не для стола, точнее, не только для стола. Знаете, какой сейчас жуткий дефицит на туалетную бумагу? Хотя многие предпочитают пользоваться кусками газеты. Пардон, у унитаза мешочек вешают для резаной прессы. Анекдот тогда ходил: Агитатор (была такая общественная нагрузка в Союзе) спрашивает работника: "Какую газету будешь выписывать?" Тот: "У меня радио дома есть!" Агитатор: "Задницу тоже приёмником станешь подтирать?" Бесплатных, рекламных газет ведь не было, а за простой туалетной бумагой в очереди стояли. И то, надо было поймать, когда её в магазине "выбросят". Так что салфетки считались дорогой и очень приличной альтернативой.
Всё почистил и приготовил для плова. Даже промытый рис сохнет и ждёт, когда его засыпать начнут, а гостей всё нет и нет. Только около двенадцати позвонили, дескать, встречай. Пришли четверо, Саша, Лёша со своей Светой, и её подружка Вера. Вторая подружка в последний момент не смогла поехать. Причём Вера на Сашка поглядывает, они уже познакомились. Похоже, я один остаюсь. Однако как-то оно не того... неприятно. Ну и ладно, я уже понял, что облом. Зато Янка вполне конкретно стала строить мне глазки.

Парочки сошлись довольно колоритные. Лёша здоровый и сильный парень, до почётного наименования "Шифоньер" немного недотягивает и чуть ниже меня, но тоже ничего, впечатляющий. Света только на полголовы ниже своего милого, тоже неплохо сложена, но, если говорить честно, не очень красива. Черты лица немного грубоваты, волосы коротковато подстрижены. Но это на мой взгляд пожившего человека, обаяние молодости списывает все недостатки. Грудь небольшая, но чувствуется только пока, в дальнейшем будет вполне ничего. В будущем, типичная "бой-баба". Парочка русая, курносая и если бы не взгляды, которые они бросают друг на друга, можно было бы их принять за родственников. Они излучают какую-то надёжность и спокойствие.
Сашка довольно высок и худ, несмотря на количество пожираемых им продуктов. Стиль - Фитиль. В смысле подраться или просто помочь перетащить вещи я бы на него полагаться не стал - переломится. Вера пухленькая, низенькая. Такой симпатичный, смешливый колобок с длинной косой, обёрнутой вокруг головы. Уже успела похвастаться, что у неё распущенные волосы ниже колена. Он брюнет, она скорее блондинка. И оба любители поговорить. Знакомы всего ничего, а уже успели многое узнать друг о друге.
По манере разговоров, одежде и прочим мелким нюансам, видно, что ребята из рабочих семей. Та же Янка, например, тоже одета не в самые дорогие вещи, но носит платья как-то... не могу даже сказать в чём разница, но имеет более "ухоженный" вид. Она может не первая красавица, но очень симпатичная девчонка. С ней поболтать приятно, не то, что лет пять-семь назад, когда она была писклявой врединой. Хотя... может я сам тогда не интересовался девчонками.

Увёл ребят к себе в комнату, посадил за стол. Плов делать часа три буду, проголодаемся. Чтобы дотерпели и для начала знакомства напою чаем, опять же будет общая тема для разговора. Пока крутился на кухне ко мне Сашок подошёл, принёс овальный колясик краковской колбасы
- Серёга, - говорит он, - Уступи мне Верочку? Она такая... А Светка тебя с другой познакомит. Ты извини, что так получилось...
- Да, ладно, - отвечаю я, - что я себе девчонку не найду?
Сразу успокоился парень. Тут Лёша со Светой подошли. Он выставил бутылку немецкого вина, мы его называли "Молоко любимой женщины", надпись на бутылке, которая написана по-немецки, не переводили. Девушка достала большой судок с "Мимозой", но посуду просила вернуть. Ещё появилась кастрюля с пирожками - доля Веры. В принципе, вот так в складчину мы и собирались компаниями.
Обе девочки стали мне помогать, парни вышли помогать им. Тут на кухню зашёл Гриша, увидел вино, скривился:
- Сладенькой водичкой травитесь! Взяли бы лучше водочки, она не в пример лучшЕе идёт.
Высказав своё просвещённое мнение специалиста, он подогрел чайник и величественно удалился.
Плов я делал в несколько приёмов. В самом начале разогрел чугунок и налил хлопкового масла. Положено стакан на килограмм риса. Раскалив масло до появления дымка, бросил луковицу и как следует прожарил. Это нужно, чтобы приглушить излишне резкий вкус и аромат, масло же хлопковое. Луковицу вытащил, а вместо неё бросил баранину и обжарил до появления корочки, а тем временем нарезал лук и зажарил до золотистого цвета. Затем наступила очередь моркови, а потом высыпал пряности из газетного кулёчка и посолил. Чуть укрутил конфорку, довёл зирвак, так называется основа плова, до готовности и добавил воды на два пальца выше смеси. Как закипело, уменьшил огонь и оставил тушиться. Где-то через час ровным слоем выложил в чугунок рис и залил водой выше него на два пальца. Прибавил огня, а как вода впиталась, вдавил целиковые головки чеснока внутрь риса и довёл до готовности на среднем огне. Понять, когда рис готов - это целое искусство, но я справился. Чеснок вытащил и подождал пока на минимальном огне рис "дошёл" до кондиции.
Только не надо думать, что всё время провёл на кухне. Нет, в промежутках мы ели, болтали, танцевали, Сашок принёс магнитофон. Девчата оказались из медицинского училища, тоже заканчивали в этом году. Вера оставалась в Ногинске, медсестрой в реанимации, а Света надеялась устроиться в Москву. При этом признании, она посмотрела на Лёшу и чуть заалела.
Плов удался на славу. По тарелочке, "на пробу", раздал его по соседям. Им понравилось, только Гриша сделал замечание:
- Без водки у плова не тот вкус. К нему бы хоть остограммиться надо. На вкус - нормально.
Около шести вечера Вера сказала, что ей надо возвращаться домой, в Ногинск. Мы с Сашей пошли её провожать, а Лёша со Светой остались мыть посуду. Я проводил девушку до метро, Сашок решил поехать с ней на вокзал. Им-то хорошо, а я час должен буду бродить по улицам, надо же дать время молодым, вдруг им не хватит на тщательное мытьё тарелок. Хорошо у меня есть дело на Ордынке, это не так далеко отсюда. Домик один хочу посмотреть. Съездил, посмотрел. Нормальный дом, сталинский или более ранней постройки. Подъезд открыт, лифта нет. Поднялся до последнего этажа, бросил взгляд на чердачный люк. Замка нет. К нему ведёт узкая лестница, почти стремянка. Подняться? Но у меня с собой ни фонаря, ни лопаты. Да и опасно - выходной, слишком много людей.
Надо будет сюда прийти в рабочее время буднего дня. Захватить фонарик и лопатку. Если кто встретится - не буду подниматься на чердак, да и только. А вот если уже буду спускаться с чемоданом, как объясняться? Пришёл чинить? Чего? Кому? Из ЖЭКа рабочих, наверное, знают. Может сказать, что телевизионную антену настраиваю? А? Нужно всего-то метров двадцать антенного кабеля, удлинитель, пара отверток и кусачки. А главное, маленький переносной телевизор. Я даже знаю, где такой можно легко достать.
Вернулся домой, на диване развалился Лёшка. Довольный, как поросёнок в тёплой луже, разве что не хрюкает. Светка растрёпанная. Услышала, как я в квартиру вошёл, стала искать расчёску. Посуда, что понятно, не вымыта. Зато приятель благодарно на меня смотрит. Но ничего, в три пары рук мы быстро навели порядок и разъехались.


Чемодан


Хорошо, когда есть деньги. В ближайшем магазине переносного телевизора не нашёл, что ожидаемо. Бегать и искать по другим магазинам не стал, шансов мало, я сразу поехал в Центральный Детский Мир. За 100 рублей там продаётся конструктор, телевизор "Электроника ВЛ-100", Владимир Ленин 100 лет. Точно-точно! Модель выпущена к 100-летию Ильича. Приличный переносной телевизор. Чёрно-белый, но цветные сейчас слишком здоровые и тяжёлые. Этот весит килограмма три с блоком питания, но может работать от аккумулятора. В конструкторе все платы спаяны и настроены. Нужно только их установить по местам и немного подпаять провода. Времени на это у меня маловато, зато есть знакомый ПТУшник, который летом заканчивает и становится электро-радиомонтажником. Понятно, кто мне телевизор соберёт? Обещал до каникул. Я ему три рубля за срочность посулил.
Зачем мне нужен телевизор, парню не сказал. Напустил туману про хорошую халтурку у знакомых, про настройку антенны на даче, недалеко от Москвы. Лёша, под это дело, мне даже спецодежду обещал достать. У них ПТУ при заводе, за бутылку водки со склада можно выписать полный комплект - халат, рабочий комбинезон, спецовку, телогрейку и кирзовые ботинки. Новяк, муха не сидела. Бутылки мне кажется маловато, дал парню авансом червонец. Ещё попросил достать антенного кабеля, лучше тонкого.
Что думаете? Через два дня получаю работающий телевизор, даже с запасным аккумулятором, бухту тонкого кабеля, метров 20, униформу в здоровой брезентовой сумке, десяток антенных разъёмов, качеством лучше покупных, и даже активный антенный усилитель. За него пришлось доплатить три рубля. Попробовали тестово включиться у меня в комнате. "ВЛ-100" показывает чётче старенького бабушкиного "Рекорда".
В четверг у нас последний учебный день четверти. Раздали дневники с оценками. Я офигел - в дневнике не только русский-английский-литература, у меня и история с географией, судя по пятёркам, лучше стали. Правда, наша классная на собрании даже не похвалила, видать, дабы не задавали нескромных вопросов, типа "с чего бы вдруг?". То есть, деньги на наём учителей были потрачены не зря. Видать, другие преподаватели тоже в курсе и сочувствуют репетиторам. На каникулах мне дают отдохнуть до понедельника, а дальше продолжаем учёбу. С Янкой решили заниматься и тоже с понедельника, они всей семьёй куда-то выезжают на выходные. Что-то мне кажется, только потому и я получил передышку. Впрочем, продолжение занятий полезно. Я думал разговорный поднять, а получается, что и средний балл аттестата тоже прилично улучшится.
Весь вечер провёл в подготовке, а к 10 утра пошёл на Ордынку. Одет в телогрейку, обут в кирзовые ботинки, на голове старая беретка. В руках сумка из-под спецодежды. На плече бухта кабеля. Поднялся на последний этаж, но на чердак сразу не полез, решил оглядеться. Для начала открыл щиток над счётчиками, там разводка по квартирам. Подключил кабель к крабу, так хреновину для развода сигнала от антенны прозвали. Приходит один провод, от краба выходят провода по квартирам и на следующий этаж. Есть разъём, даже подпаиваться не пришлось. Включаю переносной телевизор, вижу тестовую заставку, её показывают, когда передач нет - ещё рабочий день же.
Оказывается, правильно, что не стал торопиться лезть наверх. Одна из дверей открылась и выглянула женщина в возрасте, спрашивает:
- Ой! Ты нам телевизор настраивать пришёл?
- Нет, - отвечаю. - Меня только антенны проверить послали. Я ещё на практике от ПТУ.
Женщина вышла, заглянула в экран и обрушила на меня груду жалоб. Тяжело вздыхаю, тыкаю пальцем в угол картинки и недовольно заявляю:
- На чердак придётся лезть. А там грязно и даже с фонарём ничего не видно. Они меня потому и посылают! Считают, раз молодой, давай, ходи по адресам. А сами потом только отписываются.
Накатил на тётку встречный вал проблем практиканта. Та пообещала напоить чаем, когда закончу, и нашла кучу аргументов, чтобы я залез наверх. Упаковал в сумку свои шмотки, женщина выясняет: "Зачем?" Отвечаю в смысле - оставишь, аппарат сразу сопрут, а он рабочий, больше сотни стоит. Мне оно надо - за него платить? Женщина подтвердила, что не надо, и согласилась включить в квартире свой телевизор.
Залез по лестнице к люку. Он открылся спокойно, далее поднял свои вещи и огляделся. Темновато, но через окошки свет пробивается, и выключатель лампочки есть. Нашёл антенный кабель, посмотрел куда идёт, даже подёргал. Вдруг снизу тётка кричит:
- Так лучше стало! Значительно лучше! - а через мгновение. - Опять как раньше!
Крикнул ей, что разбираюсь и открыл панель. Она держится на двух ржавых винтах. Если входящий кабель прижать к разъёму, то телевизор показывает чётче. Я на своей "Электронике" проверил. Надо бы разъём подпаять. Я даже могу, для антуража паяльник взял, но куда его включать-то? И вообще, я же здесь не за этим. Но раз уж залез... Озадачил клиентку просмотром других программ, а пока она смотрит, занялся своими поисками. Колышком поворошил засыпку по углам. Во втором углу нашёл чемодан.
Достать его - делать нечего, он чисто символически присыпан шлаком. Быстро откопал, отряхнул заранее принесённой щёткой. Спрятал в брезентовый мешок от палатки, такого добра от бати много получил. Чемодан небольшой, но очень тяжёлый, и совсем не гремит. Смотреть не стал, мне бы убраться отсюда.
Впрочем, рядом с выключателем у люка нашёл розетку, подключил свой удлинитель и пропаял все контакты в коммутаторе. Судя по отзывам снизу, картинка стабильно улучшилась. Вернул крышку коммутатора на старое место. Сложил вещи и с помощью незлых, тихих слов спустил их вниз. Людям помог, инструменты нашёл, пора домой, но нет - ещё одна старушка подошла. На новый тюк женщины внимание не обратили, благодарят, зовут чай пить... Даже рубль в благодарность сунули. Еле-еле отговорился тем, что мне отчитаться надо, а то старший ругаться начнёт.
Отошёл от дома, перепаковал вещи. Чемодан в мешке перевязал, чтобы не сильно бултыхался. Нести его за плечами легче, чем в руке, но не слишком удобно. Ладно, своя ноша не тянет! Добрался до родной коммуналки, бросил вещи и тут меня трясти стало. Нервы. Надо было что-то успокаивающее в диспансере прихватить. Мужики вроде седуксен хвалили, прятали из выданных таблеток. Хотя... Нет, надо у Льва Ароныча спросить. Больные собирались седуксен в портвейне растворять. Объясняли даже: "Пачка седуксена на стакан портвейна. Выпьешь и на льду..." В смысле, ощущения такие. Мне оно не надо, я прописываться в психушке не хочу. Сам успокоюсь. Хотя на будущее надо бы хоть валерьянки прикупить что ли.
Кстати, идея! Спросил пенсионерок. Алевтина Кондратьевна целый пузырёк подарила. Велела накапать 30 капель, на четверть стакана воды.
Принял, полежал, успокоился. Потом решил чаю выпить. Это становится традицией - пить чай, перед вскрытием найденного. Затем застелил пол газетами и на них открыл чемодан. Он всё же очень грязный. Сделан из хорошей фанеры с пропиткой. Авиационной, наверное. Внутри набиты реечки, в них вырезы, чтобы крепче держались инструменты. Чтобы не выпадали, железки фиксируются маленькими поворотными запорами-вертушками. Такие, только размером побольше, на любой калитке сельского дома найдёшь. Чтобы меньше звенели и брякали, все деревяшки проклеены толстым материалом вроде войлока. По периметру крышки набита резиновая прокладка. Когда закрываешь замки, чемодан герметизируется. Не знаю, сколько он пролежал, но ни следов потёков на стенках, ни ржавчины на инструментах нет. Сразу видно, что много сил приложено к созданию вещи. Кто-то очень грамотный и опытный, не жалея времени, делал чемодан.
Внутри лежит разобранный на части... ломик, наверное. Две средние детали просто скручиваются между собой, но на них сверху и снизу можно привинтить гвоздодёр, долото или что-то отдалённо напоминающее большой консервный нож. Есть мощная ручная дрель. К ней коробка свёрл по металлу и вторая со свёрлами по дереву. Их много, но все одного диаметра. Не то фреза, не то что-то похожее имеется. Тоже со стопкой запасных резцов. Ножовка с несколькими полотнами по металлу и по дереву. Огромные клещи. Видел такие в каком-то фильме, ими дужку навесного замка перекусывали. Набор надфилей и коробка со странными штучками завершают набор.
В прорезиненном мешочке лежат чуждые инструментам предметы. Красивая шкатулка для украшений, с несколькими отделениями и два свёртка завёрнутые в целлофан. Каждый размером меньше половины книги.
Странно... Писали, что нашли только воровские инструменты. Наверное, про дополнительные вложения, нашедшие тактично умолчали, изъяв их в свою пользу.
В шкатулке для украшений лежат... Кто бы мог подумать?! Женские украшения! Все крупные, дорогие. Есть комплект из серёжек с бриллиантами, оформленных в виде ягод, типа малины или ежевики, к ним перстень с крупным камнем, окаймлённый мелкими. Другой комплект с камнями цвета бутылочного стекла и с бриллиантиками, но более мелкими. Изумруды, наверное. Серьги, перстень, браслет и брошка. Остальные вещи массивные, с большими камнями, но сразу видно, что рангом сильно пониже, такие иной раз даже в магазинах продаются. Ещё нашлись четыре толстые длинные цепочки с кулонами. В отдельном месте лежат мужские часы. Нет, не золотые, но ИМПОРТНЫЕ! Страшный дефицит. Японский Ориент с "вечным" календарём. Оригинальный, не послеперестроечная китайская подделка.
Оба свёртка хорошо упакованы в несколько слоёв целлофана и почти идентичны по содержанию. В каждом новенькая банковская пачка сотенных купюр, целых десять тысяч рублей! Бешенные деньги! Купюра, кстати, на текущий момент времени редкая, не часто встречается в обороте, но за компактность очень ценится у определённого круга людей, близких к криминалу. В каждом свёртке лежали ещё по упаковке десяток и четвертных, тоже новых. Видимо, чтобы при случае можно было спокойно тратить. Купюры по десять и двадцать пять рублей не редкость, потому, в случае чего, подозрений не вызовут. Тысяча и две с половиной тысячи умножаем на два, получается семь тысяч. То есть, всего я получил целых 27 тысяч рублей.
Остальное содержимое свёртков отличалось. В одном лежали три тысячи долларов, разными купюрами, в другом - шесть тысяч западногерманских марок.
Да уж... Лет на двадцать я обеспечен. Про заработок можно не думать. Валюту в тайник, для будущего, но её маловато. Разница в покупательной способности сейчас и через 25 лет огромная. Да и ладно! Есть ещё и время, и невскрытые тайники. Теперь можно про работу не думать, а поступать на дневной. Хотя об этом надо будет серьёзно и не торопясь поразмышлять. Золотые изделия из шкатулки можно дарить и продавать, не вызывая лишних вопросов. На них, в отличие от золота из саквояжа, имеется советская проба. Продавать пока нет необходимости, а вот подарить... Маме можно было бы, но она же сразу спросит - откуда взял? Что мне ей говорить? Потом оббежит всех подружек, показывая подарок. После того разговоры пойдут, домыслы, предположения. Нет, с мамой надо быть молчаливым и осторожным.
Но на себя точно надо потратить - немного приодеться. К импортным часам приличный костюм хорошо бы сшить. Тройку. Пиджак на две пуговицы. Всегда мне этот фасон нравился. Джинсы сейчас крайне модны. Их купить дорого, но не особая проблема, на любой барахолке джинсУ толкают. Хотя лучше через знакомых действовать, среди фарцовщиков полно кидал, могут фуфло подсунуть. Хм... Сашок говорил, что его отец за бугор часто ездит и импорт привозит. Надо будет поинтересоваться. К джинсам хорошо бы приличную обувь найти.
Эх! Все мечты студенческих, голодных лет можно осуществить. Не стоять, с конца коридора не смотреть на кружок золотой молодёжи, а оказаться среди них. Мелковата мечта, да? А вы сами попробуйте пожить на стипендию, без помощи родителей. И попитайтесь только в студенческой столовой на льготные талоны. Тогда и судите.


Письмо


Фернандо Гонсалес Парра


Если признаться честно, то Советский Союз Фернандо не любил. Однако Соединённые Штаты он яростно и истово ненавидел, потому терпел московский холод и шепотки за спиной "негр". Он не негр, он - самбо, потомок индейца и негритянки, но кто здесь что-то понимает в этом? Однажды, выйдя из здания посольства на улицу и отойдя несколько десятков шагов, Парра услышал:
- Товарищ кубинец! У вас вот, выпало!
Догнавший подросток, в школьной форме под расстёгнутой курткой, протянул что-то белое. Фернандо машинально взял и увидел простой конверт, продающийся в любом киоске города. Хотел было отказаться, сказать "не моё", но подросток уже растворился в толпе. Или, может, свернул в переулок. Второй взгляд был брошен на адрес, надпись заставила вздрогнуть и напрячься: "Товарищу Раулю Кастро. Срочно и конфиденциально." Вдруг это провокация?
Быстро, почти бегом сотрудник кубинского посольства вернулся в здание. Дальнейшие события заняли весь остаток дня и почти половину ночи. В конверте оказалась закатанная в полиэтилен упаковка от фотографической бумаги. Всем опытным людям было понятно - упаковка, чтобы нельзя было прочитать текст, просветив конверт. Полиэтилен для фиксации отпечатков пальцев, взявшего послание. На эту тему пришлось вытерпеть процедуру снятия отпечатков.
Наружное наблюдение не зафиксировало никакой активности, к сожалению, на подростка тоже не обратили внимания.
О содержимом письма Фернандо не поставили в известность, однако после внеочередного сеанса связи с Гаваной, настойчиво попросили вспомнить процесс передачи до самых мельчайших подробностей. Затем с помощью специального альбома заставили составить портрет подростка. А ещё через неделю Фернандо Гонсалес Парра был вторично официально предупреждён о неразглашении, а неофициально ему намекнули о смертельной опасности болтовни.


Боря Купец


Борис, которого редкие приятели прозвали Купец, мог достать всё. Джинсы, валюту, автомобили, лекарства. Однако сам он ездил только на метро, носил потёртый, скромный костюмчик и никогда не сорил деньгами. Кутежи в известных ресторанах были не для него - слишком много людей, сразу после загулов, привлекли внимание людей с усталыми, но добрыми глазами. А всё почему? Завистников много, любой приятель из зависти на тебя настучит. Дескать, проверьте, откуда такие крупные доходы, праведным путём их не заработаешь. Скромнее надо быть! Скромнее! Сколько кичившихся богатством воротил, кидавших рубль за спичечный коробок ценой в копейку, отправились в солнечные края, где десять месяцев зима, а остальное лето? А сколько из них смогло вернуться людьми, а не трясущимися от страха и болезней развалинами? А сколько вернувшихся смогло вновь влиться в дело?
Боря сам не полировал подошвами Плешку, да и с бегунками общался крайне редко. Лично появлялся только на самых крупных сделках со старыми, проверенными партнёрами. Остальные дела крутил через посредников, не знавших про него почти ничего. Купец начал заниматься делом, когда в среде валютчиков царили разброд и шатания. Когда из-за дела Рокотова каждый подозревал каждого. Когда можно было заработать крупные деньги единожды рискнув, решив "пан или пропал". Первый раз инициативному пройдохе повезло, а дальше он устроился так, что садились посредники. Тогда Борис терял деньги, много денег, но оставался вне поля зрения работников внутренних органов. Однако если сделка успешно свершалась, прибыль покрывала все прошлые потери. Так что, капитал потихонечку прирастал, сделки становились всё крупнее, но и тревога множилась с каждым прошедшим днём, а чаще с ночью.
Цель Боря себе поставил скромную - миллион рублей. Старыми, конечно. Когда он собрал сто тысяч новыми, то, по-хорошему, сразу должен был бы завязать, но жадность... Человек себя не обманывал, именно жадность не давала ему раз и навсегда выйти из дела. По тайным местам было запрятано достаточно денег, хватило бы лет на триста комфортной жизни в тёплом южном городе, но, как сказано раньше, жадность не давала уехать.
Однажды у него должна была состояться очередная крупная сделка, но вдруг коммерсанту почудилось, что вот эту женщину он сегодня уже дважды встречал на улице. Может быть за ним слежка? Вида Борис не подал, однако понял - надо что-то срочно предпринимать. Сделка прошла без него. Один звонок и её перехватил посторонний делец. Как и предчувствовал Купец, собравшихся взяли с поличным.
Борис решил уйти в тень. Бежать, сменив документы? И всю жизнь вздрагивать от малейшего шороха? Это не для умного человека. Сдать всех и сесть? Ещё хуже и глупее. Идеально было бы оказаться случайным человеком, попавшим под неподтвердившееся подозрение. Бизнесмен чувствовал вокруг себя невнятные шевеления, но никаких реальных сигналов не было. "Затаились, ждут, когда вновь начну дела," - думал осторожный Купец. Вскоре услышал, что задержали знакомого, который хоть и не знал его координат, но общие дела они иногда вели.
От волнения пошла бессонница, от бессонницы начали шалить нервы, от нервов стало болеть за грудиной. Однажды ночью его разбудила резкая трель телефонного звонка, Борис вскочил с постели и тут же упал. Инфаркт. Счастливая вдова похоронила его с духовым оркестром. А звонок... Что звонок? Кто-то просто ошибся номером.


Магазин


Повезло - на 5 апреля, день уже после каникул, прислали повестку в военкомат. Хорошо не на каникулах, хотя говорят, что официально объявлять вердикт комиссии, можно только после опубликования приказа о призыве.
В субботу ко мне опять напросились ребята. Та девчонка, которая не смогла, обещала быть. Собирались приехать часов в одиннадцать. Лёша прибыл пораньше, девчат Сашок встречает. Сидим, ждём, болтаем. Спрашиваю:
- Закончишь ПТУ, куда работать пойдёшь?
- Всех выпускников тянут на наш завод, я думаю тоже. Третий разряд мне присвоили, буду сидеть с ним до морковкиного заговенья. Четвёртый давать не торопятся, только любимчики его быстро получают.
- Что так?
- Надо план гнать. Сиди и делай одну операцию, не за что разрядность повышать.
- А по деньгам как?
- Обещают 130 плюс прогрессивка и квартальная. В конце года ещё 13-ая.
- Хорошо тебе.
- Хорошо, да не очень. Вкалывать надо будет.
- Это понятно!
- А ты в институт?
- Не знаю, пока не решил.
- Я бы не пошёл. Учишься пять лет, а потом приходишь на оклад в 120 рублей.
- Это на производстве. В академическом институте, для молодого специалиста может быть и 110. А после аспирантуры, ещё плюсуй два года, для младшего научного сотрудника 140 дадут, а то и меньше. В почтовых ящиках, чуток больше платят и премии там, но всё равно с рабочим не сравнить.
- Я через 7 лет меньше двух сотен получать не буду. Правда, у инженеров работа не бей лежачего. Сидят, балдеют, что-то чертят. Ни норм у них нет, ни плана.
- Это ты так думаешь. Головой тоже работать не просто.
- Оно, конечно. Однако работягой быть лучше.

Тут в окно Сашка постучал, пришли гости. Меня просили не готовить, девчата обещали принести еду с собой. Угу! Знаю я, сколько не принесут, всё равно мало будет. Сварил чугун наваристого борща. Не в том, где плов делал, а во втором, поменьше. Опять купил хлеба, закусок, большой тортик "Сказка". Грудинку пришлось брать на рынке. Лёша притащил бутылку красного, Саша опять краковской колбасы, девчата пирожков с капустой, салат столичный и кастрюлю овощного рагу с мясом. Вместе с моим борщом всем хватило.
Нина, девочка, приглашённая для знакомства, была сильно накрашена, любила покомандовать, и мне совсем не понравилась. Причём, довольно быстро стало понятно, что наши чувства полностью взаимны. Ну и ладно, так даже лучше, не будем терять время, ходить кругами вокруг друг друга. Остальным до нас дела не было.
Лёша по-хозяйски обнимал подругу, та поправляла ему воротничок. Саша пел соловьём перед Верочкой, она внимала его речам с интересом опытной супруги. То есть, со стороны было видно - вроде и слушает, вроде и поддакивает, но думает о чём-то своём. Пришлось общаться нам с Ниной между собой. В этот раз магнитофона не было, обошлись без танцев.
Сашок распустил пёрышки по полной, начал хвастать, что может достать любую вещь из немецкого каталога одежды. Девчата спросили о цене, тут парень сдулся - одну немецкую марку в каталоге приравняли к одному рублю. По официальному курсу рубль стоил больше трёх марок. Вера было встрепенулась, но поняв, что подарка не будет, стала смотреть на приятеля значительно суше. Оно понятно - показал сладкую конфетку, а потом взял, да и убрал её в карман.
Когда девушки засобирались, Лёша со Светой вновь остались "мыть посуду", а мы проводили девчат до поезда. Мне было всё равно, где час болтаться. Посадили девчат на электричку, она уехала, тут Сашок мне грустно говорит:
- Зря я похвастал, да?
- Ну... не знаю, - я попытался уйти от ответа.
- Зря. Зарекался уже. С одной из школы гулял, тоже похвастал, она сразу стала просить подарить джинсы. А мне с каких такие подарки делать? Отец привозит, конечно. Понятно, мне иногда что-то перепадает, но дарить... У него знаешь сколько нахлебников на работе? Этому привези, тому дай. И ведь не откажешь, иначе сразу на внутренние рейсы уйдёшь. На границе таможенники шмонают. Не дай бог, придерутся к лишней банке консервов. Здесь посредники нормальной цены не дают... А девчонки этого понимать не желают.
- Саш, ты реально помочь с вещами можешь? Мне батя на костюм для выпускного прилично дал денег. И одеться для института.
- Серьёзно? Помогу. Хоть завтра. Но если хочешь что-то заказать у отца, то деньги вперёд. У него очень много народу вещи заказывают, а потом не берут. У тебя хоть сотня есть? Джинсы меньше не стоят.
- Пять.
- Пять рублей?!
- Пять сотен. С пятью рублями только в нашем магазине что-то купить можно.
- Охренеть! Любит тебя папаша! Он кто? Из начальников?
- Нет. Рабочий.
- Да?! Небось, на блатной работе. С пятью сотнями я тебя в магазин отведу, куда отец под заказ шмотки возит.
Договорились встретиться завтра. В комнате молодые только приступили к уборке. Как и в прошлый раз, втроём быстро справились. Бабуськи подозрительно смотрят на ребят, но молчат.
Честно скажу, отцу Саши я совсем не сочувствую. Он знает куда едет и за что работает. Мало того, больше чем уверен, человек постукивает на крупных покупателей в КГБ. А что ему остаётся делать? Иначе просто не выпустят в забугорье, или по приезде таможня придирчиво осмотрит грузовик на предмет лишнего багажа. Вот и крутится водитель, ублажая всех, от кого зависят поездки.
Встретились утром. Саня попросил показать ему деньги. Пояснил:
- Там серьёзные люди работают. Мне разрешили тебя привести только из уважения к отцу. Ещё из-за того, что я при них кручусь, по мелочи помогаю, за денежку малую. Если косяк случится, больше никогда туда не зайду. Потому, как друга прошу - засвети финансы. Люди велели лично убедиться.
Показал, раз надо. Понятно, продавцы не хотят любопытствующим зевакам точку показывать.
В квартире недалеко от стадиона "Динамо" расположился целый магазин. Продавцов двое - женщина, лет сорока, и парень около двадцати. Парень ласково заулыбался, стал строить Саньку глазки. Он из этих что ли? Но надо отдать должное - профи. Размеры не спрашивал, что интересует тоже, сразу стал выкладывать подходящий мне товар. Женщина же отправила приятеля "погулять". Оно правильно, покупателя привёл, наверняка, свой процент получит, а если что случится, он ничего не видел, ничего не знает. Деньги при нём не передавали, значит и свидетелем спекуляции быть не сможет.
Кроме одежды тут торговали многим. Парфюм, косметика, ювелирка, женское бельё. Я сам на рынке в будущем стоял, кое-что в торговле понимаю, так здесь она была организована по высшему разряду. Женщина почувствовала во мне хорошего клиента и выманила все деньги, которые принёс.
Сначала продали, для переноски купленного, огромную сумку из грубой холстины, стиль - "мечта оккупанта". В неё легли джинсовый костюм из брюк и куртки, ремень, казаки, это такие ковбойские сапоги, и две клетчатые рубашки. Скоро лето - как можно уйти без шикарных плавок и зеркальных солнечных очков? Отправились туда же. Кожаный пиджак, брюки с ремнём, три поплиновые рубашки стиля "Пилот", ботинки, всё чёрное и всё из Италии - легли следующими. Галстук мышиного цвета, к нему по полдюжины носков и носовых платков того же оттенка заняли последнее свободное пространство. Понятно, пятьсот рублей не хватило, пришлось доставать резервную пачку из другого кармана. На последние деньги приобрёл небольшой кожаный атташе-кейс, чтобы было, куда положить оксфордский лингафонный курс английского языка. Базовый уровень. Самоучитель для иностранцев - учебник, рабочая тетрадь и магнитофонные кассеты. Откуда деньги тактично не спрашивали, зато выдали вырванный листок из блокнота с телефоном, именем и номером. Перед уходом предупредили о ненадёжности Саши - слишком много болтает.
На улице меня ждал приятель, покосился на вынесенную сумку, но ничего не спросил. Я сказал, что ушёл без копейки, но пообещал при следующей встрече дать червонец за посредничество. Парень заулыбался и посоветовал взять ещё денег у папаши. Его отец скоро отправляется в рейс, а каталог Сашок может принести при встрече. Если захочу, отдаст насовсем. За десять рублей. Может отвести на барахолку у комка, там есть знакомцы. И вообще, мы с ним друзья на веки. На том и разъехались.
Вопрос с одеждой практически закрыт. Конечно, можно подкупить верхней одежды на осень и зиму, рубашек, белья, носков, но для Союза я оделся шикарно.


Помолвка


Половина каникул прошла, а дело ещё не сделано. То есть письмо я уже написал. Как положено, в резиновых перчатках, чтобы не оставлять отпечатков пальцев. Лист заклеил в пакетик от фотобумаги, специально купил пачку. Пакетик вложил в новый целлофановый пакет и запаял утюгом. Эта конструкция легла в обычный конверт с адресом: "Товарищу Раулю Кастро. Срочно и конфиденциально." Писал на русском, печатными буквами. А вот этот конверт положил в газету, чтобы и на нём не остались мои пальчики.
Уже трижды я проходил мимо посольства, но никого, кому стоило бы вручить письмо, не встретил. Ходил раз в день, в разное время, вроде случайно прохожу. Для похода одевался в школьную форму, она у всех одинаково серая, опознать меня можно будет только по куртке, но она будет сразу убрана.
В понедельник вновь начались дополнительные занятия. Владилена Егоровна специально ради них пришла в школу. На очередные десять рублей сказала:
- Ещё с прошлого раза немного осталось... Впрочем... Доработаем.
Убедившись, что с переводом у меня полный порядок, с правилами я более-менее знаком, принялась ставить произношение. Рассказал ей про лингафонный курс и пообещал принести его посмотреть. Кассетника у меня нет, но, побегав по магазинам, можно купить советский. В комиссионке найдёшь и импортный, но состояние будет непонятным. Сдохнет через месяц, и ничего не докажешь. На худой конец есть приятель Саша со связями среди фарцовщиков, но я не жажду тратить безумные деньги, чтобы купить малонужную мне вещь. Не фанатею я от поп-музыки, а для классики понадобится стационарный музыкальный центр, с усилителем, колонками, проигрывателем винила... И куда его ставить?
После занятий в школе смотался к посольству. Сегодня повезло - из калитки вышел человек, по виду кубинец. Негр или мулат, борода в стиле Че Гевара, кем он ещё может быть? Догоняю через пару десятков метров после конца забора. Рукой в перчатке достаю конверт, привлекаю внимание словами: "Товарищ кубинец! У вас что-то выпало!", сую послание в руки и продолжаю движение. Пока негр вникает в ситуацию, успеваю свернуть между домами и быстрым шагом, проходными дворами, направляюсь к метро.
Не знаю, что кубинец сделал с письмом, но надеюсь, меня не засекли. Куба не США, вокруг посольства не ходят стаями наблюдатели из КГБ. Однако туда я больше ни ногой. Куртка обычная, такие многие носят, но на всякий случай дохожу сезон в плаще. Весна в разгаре, скоро лето, не замёрзну.
Возвращаюсь домой, к маме. У меня сегодня вечером ещё одно занятие. Мы же с Яной Калитиной договорились вместе готовиться к экзаменам. Поел, полистал учебники, и когда подружка позвонила, был полностью готов. Велела идти к ней. Мы живём в одном подъезде, так что спустился на три этажа и позвонил в дверь. Кроме девочки дома были её родители, значит, в классе сплетничать про нас не будут. Янка начала гонять меня по истории. Точнее, по датам из билетов. Показала методичку, где написано, как их лучше заучивать. Потом я стал объяснять примеры упрощения многочленов. У меня это здорово получается, почти на автомате. Не зря кучу дополнительных задач из разных книг перерешал. Когда Яна что-то не поняла, склонился к её тетради, посмотреть ход решения, а она вдруг тихо шепчет:
- Какой ты глупый... Поцелуй меня...
Я не ожидал такого, тем более родители в соседней комнате. Дверь в нашу закрыта, но как-то... Однако поцеловал. Потом ещё и ещё раз. Девочка целоваться умеет и любит, но пресекает все мои поползновения на... э... углубление отношений. Даже дотронуться до груди не дала. Совсем скоро её мама позвала нас пить чай. Яна мне заявила:
- Не бойся, она сюда не войдёт, - потом крикнула. - Мы сейчас! Пример дорешаем и придём.
Затем достала откуда-то расчёску и пригладила мои вихры:
- Растрёпка ты! Смотри в классе не разболтай! До выпускного... После можешь.
Чаю мне совершенно не хотелось, но пришлось выпить с овсяным печеньем. Янин папа посматривал на меня несколько подозрительно, но Кристина Борисовна вроде ничего не заподозрила. Когда я выходил, девочка лукаво подмигнула.
Поднялся на лифте домой с одной мыслью - "Что это было?", ведь раньше я с Яной не целовался. Дома новое испытание - мама сидит с мужчиной, ждут меня. Вот его-то я помню - Аф-Аф, последний муж моей мамы. Точнее, Афанасий Афанасьевич и пока ещё не муж. Сейчас они меня обрадуют этим известием. Действительно, обрадовали. Собираются пожениться сразу после моих экзаменов.
Аф-Аф мужик неплохой, старше матери лет на десять. Вдовец. Взрослый сын живёт своей жизнью, причём не в Москве, а в Свердловске. Он там ответственный работник крупного предприятия. Раз в год привозит на недельку деду внуков, больше я о нём ничего не помню. Прошлый раз я принял жениха насторожено, сейчас только спросил:
- Как мои экзамены связаны с вашей свадьбой?
Заулыбался мужик:
- Вот и я про то!
Мама стала что-то лепетать про сложность обучения, но тут же радостно согласилась идти в ЗАГС, подавать заявление. На эту тему Аф-Аф достал шампанского и продолжил разговор. Мать переселяется к нему в квартиру. Я остаюсь здесь хозяином. Пока. Есть желание сменять эту квартиру и его квартиру на хорошую двушку - двухкомнатная и однокомнатная, меняется на двухкомнатную со свистом. Прошлый раз я сомневался в целесообразности этой идеи. Не был уверен, что мама с новым мужем уживётся, однако ужилась и прожила с Аф-Афом до самой своей смерти. Муж умер на два года позже. Я поздравил молодых, бутылка шампанского опустела, а помолвленные, держась за руки, как маленькие, сбежали в гнёздышко жениха. Довольно скромное, как помнится. Аф-Аф работает на кондитерской фабрике мелким плановиком или кем-то похожим.
Вот и первое глобальное изменение в моей судьбе. Кожаный пиджак и джинсы, пока их не надену, на событие не тянут, а вот изменение даты свадьбы, наверное, может повлиять на жизнь. В прошлый раз мама переехала на следующий день после объявления о помолвке, сейчас думаю, будет то же самое. Распишутся без торжественности, чай возраст позволяет обойтись без фаты. Гостей звать не будут, после ЗАГСа сядут в поезд и поедут на Юг, проводить медовый месяц. По-моему, правильно. Если и в этот раз так случится, то до экзаменов они вернутся. А если не вернутся, то я и без них спокойно закончу учёбу. Кстати, надо будет к бате в гости напроситься - рассказать о новости. И ещё нужно будет съездить с Казанского вокзала на станцию Плющево осмотреть место захоронки.
События следующих дней развивались стремительно. Мама перевезла свои вещи в квартиру Аф-Афа. Они вдвоём их упаковали по чемоданам и коробкам. Я помог снести коробки вниз, там влюблённые поймали машину, а дальше только их и видели, объявились они лишь через сутки. И сразу, толком не спросив, чем я занимался, проинформировали о дате бракосочетания - ровно через месяц, 28 апреля. Заодно, что после свадьбы поедут в отпуск. Всё, как я помню. Маме положено 18 дней, с субботами, но без воскресений и праздников. Ещё возьмёт накопленные отгулы. Вернутся в конце мая, до начала экзаменов. Стали обсуждать мои дела. Мамин жених, услышав про лингафонный курс, на следующий день, в благодарность за непротивление женитьбе, привёз и подарил маленький переносной японский магнитофон. Правда, катушечный, не кассетный. Зато с десятком новеньких катушек.
С одной стороны круто - Япония, фирма "Fanon-Masco", первый раз про такую слышу. Размером с кирпич, может воспроизводить и записывать, есть обратная перемотка, кожаный футляр, наушник, микрофон, блок питания, одиннадцать новеньких кассет фирмы "Скотч", даже инструкция на английском... Но! Блок питания с нашей сетью не совместим, считай, его и нет, а на батарейках можно разориться. Одна кассета идёт в комплекте магнитофона, и десять новеньких, нераспечатанных. Прекрасно? Да, но размер бобины 8,5, и бОльшую кассету туда не поставишь. Скорости две - диктофон, это только-только чтоб речь разобрать, а вторая - чуть лучше, годится для записи с радиоприёмника или телевизора. Для танцулек сгодится, а вот проигрывать классическую музыку не стоит - меломаны побьют. Что не стерео, все поняли? Понятно, почему мне магнитофон спихнули. Вещь вроде и хорошая, но ненужная.
Каждый день утром, хожу в школу на дополнительные занятия. На русском пишу сочинения на темы, которые могут быть на экзамене. На английском вслух читаю Moscow News, стараясь правильно произносить слова. И каждый день вечером, после совместного повторения билетов, целуюсь с Янкой. Потому с начала занятий мысли не про билеты и не про учёбу, а про то, когда она подставит губки, и как уболтать её на углубление отношений. И до той поры, пока мы не пройдём достаточный... с её точки зрения... объём материала, "заниматься глупостями" она мне не разрешает.
Как понял, к серьёзным отношениям девочка пока не готова. Почему выбрала меня? Не знаю. Однажды сказала: "До выпускного мы будем вместе, а там решим!" Похоже, её "решим" означает "я сама решу", и мне такой подход не понравился.
Во вторник съездил на станцию, нашёл тайник. Какой... мягко говоря, странный человек его придумал, не знаю. Вдоль дорожки на станцию стоит небольшая будка. Перед ней оградка. Наполовину закопанный газовый баллон с двумя приваренными плоскими полосами металла. С другой стороны они приваренные к трубе, торчащий из бетонного основания. К полосам приварены метровые прутья из арматуры. Получился своеобразный штакетник. Не знаю, когда его поставили, но заборчик достоял до середины 90-х. Тогда снесли лишние конструкции и немного благоустроили территорию, а вот внутри трубы и нашли клад. Сколько людей долгие годы ходили мимо, трудно представить, но сохранилось же! Надо выбрать время, подойти и снять крышку-конус из металла. Под многочисленными слоями краски плохо понятно, какой он толщины. Вроде снизу прихвачен сваркой, но краска не даёт разглядеть достаточно подробностей.


Бидон


В четверг решили собраться с ребятами у меня. Лёша вновь пришёл первый. Пьём чай болтаем о разном, спрашиваю специалиста:
- Слушай, тут у меня такой вопрос - ты знаешь, как можно приваренный металл разъединить? Без сварочного аппарата? Желательно, максимально быстро и просто.
- Пилой или зубилом. Толщина железа какая?
- Не знаю. Понимаешь, сварили штакетник, две трубы вместо столбов. Чтобы вода не заливала, верх трубы конусом закрыли и сваркой прихватили. Насколько хорошо - не видно, слой краски толстый. Надо старый конус снять, а вставить красивую фигурку.
- Опять на даче?
- Угу.
- Смотри, если конус, то едва ли он литой. Скорее, из жести скрутили, так проще. Водосточные трубы представляешь? Приблизительно такой металл. Но тонкую жесть трудно варить. От перегрева прогорает, волнами идёт. Отбей краску и посмотри. Если она только прихвачена, то попробуй между трубой и листом вставить фомича и просто оторвать. Много шансов, что получится. Или зубилом пробить в жести дыру и обрезать ножницами по металлу.
- Понял. Попробую гвоздодёром.
Тут к нам дошёл Сашок, и сообщил - в пятницу вечером к нему приезжает Верочка.
- И что? - удивился Лёша.
- На ночь приезжает, - пояснил довольный парень. - Я один на квартире буду. Предки отгулы взяли и до понедельника на свадьбу родственницы в Мценск поехали.
Понятно, чему он радуется. Я бы тоже того... с девушкой... Хотя, наверное, не стал бы - девушки сразу замуж хотят.
Вышел на кухню, надо же ребят хоть чаем напоить. Выплыла Алевтина Кондратьевна, зашла ко мне на кухню, докладывает:
- Девка, которая остаётся помогать с уборкой, на самом деле с парнем развратничает!
- Что вы говорите?! - удивился я. - Ужас какой!
- Вот! Нельзя их оставлять!
- А я-то ни сном, ни духом... Слышал, что они в июне заявление в ЗАГС подают, а вот про остальное...
Пенсионерка резко успокоилась и заинтересовалась.
- Замуж? Оно дело такое... Если замуж, то пускай. В наше время такого не было, но сейчас молодые не ждут, пока распишутся, сразу начинают. Про венчание даже слышать не хотят. Ты уж им скажи, чтобы тише себя вели, а то неприлично.
- Думаете, надо сказать?
- Даже прямо и не знаю... Скажешь, а вдруг он того... жениться откажется? Что тогда девке делать? Пускай их! Я лучше сама с ней поговорю. Она же не знает, как с парнями надо. Хоть объясню девке чего.
Засим Алевтина Кондратьевна срочно удалилась на свою кухню, пошептаться с бабой Дусей. Успокоил пенсионерок, пусть бдят дальше.
Вернулся с чайником, но Лёшу решил не напрягать, ничего не сказал про разговор с соседкой. Пользуясь случаем, выдал Саше обещанный червонец за посредничество. Он обрадовался ещё больше и предложил:
- Ребята, поехали на точку, посмотрим, какой там сейчас товар толкают! Серёга может себе что купит.
- Саш, ты не понял, мой папа не в типографии работает, он деньги не печатает. Я тоже не сплю с дочкой миллионера. Кончились деньги, тебе последние отдал.
- Что купил? - поинтересовался Алексей.
- Батя денег дал, одеться на выпускной, так я джинсы себе взял.
- Здорово! Фирма какая?
- Левис, - сообщил я. - Бешеные бабки на них потратил.
- Правильно! - одобрил Саша, - Костюм только на выпускной нужен, а джинсы хоть каждый день носи. Я чего еду? Мне дали толкАнуть женские сандалии. Настоящий бундес! Меньше полтинника точно не отдам!
- На точке толкать опасно, - весомо заявил Лёша, даже не знающий, где такие точки находятся. - Менты повязать могут, или покупатели кинуть захотят.
- Меня не кинут! Есть одна штучка с ручкой! Показать? Только вы никому...
Парню больше хотелось показать, чем нам посмотреть. Он откуда-то, чуть не из-за пазухи, вытащил маленький, блестящий револьвер.
- Пугач? - Поинтересовался Лёша.
- Настоящий! Калибр, правда, маленький. Пять выстрелов.
- Самоделка?
- Ну и что?
- Как что? Вдруг при выстреле ствол разорвёт?
- Не разорвёт, я пробовал. И охотничьи мелкокалиберные патроны подходят.
- Саш, зачем оно тебе надо?
- Ты, Серёга, здоровый, на свои кулаки надеешься, но против двоих-троих тоже не отобьёшься. Зато покажешь такой ствол, пальнёшь, хоть и в воздух, народ сразу сбежит. Хотите, с продавцом сведу?
- Не! Я сесть боюсь. Даже за хранение срок дают...
- Как знаешь.
Лёшу револьвер заинтересовал, но покупать такой он забоялся. Я сразу отказался. Чувствую, надо знакомство с Сашком сворачивать, у него действительно что-то с головой не в порядке. Доставать ствол и показывать малознакомым людям... Подумаешь, вместе в больнице лежали. Вот тот же Лёша, чую, не всё про себя рассказывает. Оно и правильно - зачем посторонним знать лишнее?
Дальнейший разговор перешёл на извечные общечеловеческие ценности, то есть на девушек. Мне рассказали - Нине я не понравился. Хотя она согласилась, что время провела "ничего", но больше в гости не приедет. Вера приедет завтра вечером, но не ко мне, а сразу к Саше. Света могла бы приехать с Лёшей, но её мама против. Говорит, пусть жених к ним на выходных приезжает, а то его толком и разглядеть не удалось.
Посидели с ребятами, поговорили. Что интересно, пили только чай - Саша сильные лекарства пьёт, а Лёша, если выпьет, встать не может - внутричерепное давление. Зато дымит, как паровоз. Посидели, пообщались, договорились как-нибудь встретиться и разошлись. Мне же ещё с Янкой заниматься. Хотя туда ехать рано, можно что-то полезное сделать. Например, выбросить лишние вещи. Саквояж стоит оставить, а вот чемоданчик, совсем непрезентабельный вид имеет, его точно на помойку. Только не надо в открытую нести, вдруг его соседки видели у тёти Поли, вопросы начнутся. Разломал фибру и вместе с опустошённым ридикюлем завернул в газеты. Не поленился, сходил на помойку через два двора, только там выбросил тюк. А то вдруг чего.
Когда поехал к маме, прихватил разборный ломик из инструментов и рабочую одежду. Думаю, сегодня вечером они пригодятся.
Когда у Янки был, пока мамы нет дома, предложил заниматься у меня. Там нам никто мешать не будет. В ответ получил: "С ума сошёл! Ты что обо мне думаешь?!" Была, конечно, мыслишка про поцелуи, но раз нет, так и нет. Пришлось, как обычно, за закрытой дверью, при родителях, опасливо ловя малейшие шорохи из соседней комнаты, целовать нежные, податливые, тёплые губы. И получать по рукам, когда они пытаются дотронуться до чего-то запретного. Как хорошо быть юным!
Темнеет часов в семь, так что после занятий поехал на станцию Плющево. Сел на Курском вокзале. Телогрейка, грубые кирзовые ботинки, брезентовая сумка в руках - типичный рабочий, возвращающийся после смены домой. Обычное дело, никто на меня не обращает внимания. Час пик кончился, народу прилично, но на моей остановке выходят немногие.
Чуть пройти к усадьбе Кусково, и я на месте. Я в рабочей одежде, телогрейка, она лучше всякого паспорта. Если спросят "что делаешь?", отвечу - "велели". Словом, решаю не обращать внимания на возможных прохожих, собираю лом, на один конец привинчиваю гвоздодёр, на другой зубило. Примеряюсь, ставлю лопатку гвоздодёра под конус, изо всех сил нажимаю и... чуть не падаю. Силу не рассчитал, конус не выдержал и слетел, видать, еле держался. А я ещё немного бы и навернулся, инерция штука такая.
Смотрю - в трубе небольшой алюминиевый молочный бидон стоит. Грязный. Вытащил его, убрал в сумку, вместе с разобранным ломом, и сбежал обратно на станцию. Повезло. Никто не помешал. Единственный косяк - надо было конус на место поставить, тогда долго могли не заметить, что труба вскрыта. Но не возвращаться же, правда?
Ночевать вернулся домой к маме, здесь хоть душ принять можно, а в коммуналке даже в ванну не влезешь. Надо бы что-то с квартирой делать. Деньги есть, может как-нибудь вступить в кооператив? Или поменяться с доплатой?
Крышку бидона пришлось выбивать, так плотно она застряла. Ёмкость небольшая, многого от содержимого я не ждал и оказался прав - как и говорили, там нашлись, упакованные в полиэтилен, ровно десять тысяч долларов разными купюрами. У меня уже было три тысячи долларов и шесть тысяч марок из чемодана с инструментами, теперь стало больше. Можно начинать думать про закладку с подарком будущему. Вся валюта ему пойдёт, однозначно. Мне и рублей хватит, а ему они ни к чему. Но для 1997 года всё же маловато будет, надо бы ещё где-нибудь добыть.


Яна


Последний день каникул! Вслушайтесь в эти слова. А если так - последний день последних школьных каникул! Проняло? Утро. Преподавательницы - не звери, сжалились и разрешили сегодня отдыхать. Благостно, хорошо и славно валяться в постельке. Пускай всего 9 утра, спать уже не хочется совсем, но и вставать не хочется - лень. Ведь только встанешь, как сразу навалятся дела. Первое из них - готовка завтрака, второе - ревизия вещей, пока никто не мешает, третье... Размышления и полусон прервал резкий телефонный звонок. Вот скажите - какой добрый человек названивает в девять часов ночи последнего дня каникул?! И ведь не унимается!
Встал, взял трубку, услышал возмущённый голос Янки - в смысле, я тут жду, а ты к телефону не подходишь. На мои объяснения, что сплю ещё, велела быть готовым к её приходу через 20 минут.
Что за дела, а? Пришлось срочно вставать и идти в ванную. Янку прождал не менее получаса. Она пришла с портфелем, в симпатичном закрытом платье, но сразу после прихода посмотрела как-то ожидающе. Я принял взгляд за разрешение, обнял и поцеловал девушку. Она мне ответила на поцелуй, а обнимая, я вдруг выяснил, что под платьем нет бюстгальтера. Проведя руками более подробную ревизию, обнаружил полное отсутствие нижнего белья. На ней не было даже трусиков. После этого открытия мы плавно переместились на диван.
Янка не была невинной девочкой, после всего лежала у меня на плече и довольно болтала:
- Ты сильный, прямо как медведь! Всю меня затискал! Теперь, небось, синяки останутся. Осторожней с девочками надо! Но ты ничего... ласковый и нежный. А то все парни только о себе думают.
Глупая девчонка! Разве трудно взрослому мужику, которой перешёл за сорокет, произвести в постели впечатление на молоденькую девчушку, мнящую себе, что знает всё о мужчинах, сексе и вообще обо всём на свете? Разве сложно мять и гладить нежное, податливое, желающее ласк тело? Янка продолжала изливать поток мыслей:
- У тебя наверняка девчонка была. Не из класса точно. И не из школы, а то я бы знала. Наверное, в лагере себе нашёл. Скажи - правда, я лучше её? Правда?
- Правда-правда! Почему ты так говоришь? Может у меня и не было никого.
- Угу! Хитрый какой! А то я ничего не понимаю. Но ты молодец, что болтать про неё не стал, мальчишки обычно все болтают. И про меня никому не говори до выпускного. Потом можешь хвастаться, мне даже приятно будет.
- Почему?
- При встрече хочу посмотреть на рожу Илонки! Мнит из себя первую красавицу, а ведь даже целоваться не умеет! Озабоченная, думает, что все парни в хахали к ней набиваются, а она выбирает. Ты только не рассчитывай - после экзаменов мы с тобой по-любому разбежимся. Ты мне нравишься, но я современная девушка и сама решаю, с кем хочу быть.
- Но почему я?
- Сначала хотела утереть нос Черкасовой, а потом поняла - ты ничего. Не только сильный и симпатичный, но ещё и погулять с тобой можно. Но это ничего не значит, у меня на жизнь другие планы. С научным работником перспектив нет. Засядешь где-нибудь в НИИ инженером и будешь всю жизнь копейки в семью носить. Пошалить с тобой приятно, но есть и другие мальчики. Не обижайся только!
- Не буду. С кем ты передо мной встречалась?
- Тебе какая разница? Они же до тебя были. Когда найду другого, сразу скажу, что у нас всё закончено. Если хочешь знать, раньше я вся такая воздушная была, наивная. Верила в любовь до гроба. Летом в лагере влюбилась в одного козла, вожатого. Он говорил, что я самая необыкновенная, но у него дома жена с маленьким мальчиком, а он не может оставить сына без отца. Надеялась - вырасту, а когда мне исполнится восемнадцать, он разведётся и уйдёт ко мне со своим ребёнком. Дура! Потом подсматривала, когда жена его приехала навестить. Пробралась под окно комнаты козлины, а он её трахает и теми же словами, что и меня называет.
- И чего?
- Ничего! Написала его жене, нашла себе парня и гуляла с ним.
- А вожатый?
- На следующую смену не приехал. Говорят, у них в семье жуткий скандал был. Его тесть из дома выгнал.
- Поверили твоему письму?
- Ага! Я же его трусы приложила и написала, что он про жену рассказывал. Я мстительная! Хотя добрая! Посадить могла, но не стала.
- Не могла - твои родители бы узнали.
- Глупый ты. Мама знает. У нас же в школе в начале учебного года медосмотр. Мальчишкам всё равно, а девочек обязательно гинеколог осматривает, результат мамам говорит. Если хочешь знать, Милка тоже уже не девочка, она мне сама похвасталась.
- И что родительница тебе сказала?
- Что она может сказать? Ругалась, но сделать-то ничего нельзя. Отец до сих пор не в курсе. Ладно, сменим тему.
- Хочешь я кофе сварю?
- Хочу! Но сначала я хочу кое-что другое...
В таких разговорах и ласках мы провалялись до полудня, до кофе дело так и не дошло. Потом Яна спохватилась "Скоро вернётся мама!" и сбежала мыться. Оказывается, у неё в портфеле были полотенце, расчёска, лифчик, трусики и чулочки с поясом. Приведя себя в порядок, девочка упорхнула, на прощание чмокнув меня в щёчку.
Вот не фига себе поворот! Я бы на Янку никогда не подумал! Она вся такая примерная была, отличница. Не то что красавица, но очень хорошенькая, всегда со вкусом одета, чистенькая, ухоженная. Казалась такой недоступной, а теперь вдруг... Не понимаю я женщин. Совсем не понимаю. Почему выбрала меня, тоже ума не приложу.
Делаю свою любимую яичницу с колбасой, пью вчерашний чай. Кофе варить лениво. Настроение радостное. В этой жизни я первый раз был с девочкой.


Покупки


После завтрака приехал в коммуналку и стал осматривать оружие. Браунинг себе, маузер будущему. Что делать с револьвером? Взял его, покрутил, посмотрел. Наган вроде разряжается по одному патрону? В книгах было - шомпол, встроенный под стволом, по одной выталкивает отстрелянные гильзы. В этом револьвере справа есть защёлка, отводишь её назад, тогда барабан откидывается вправо и все каморы освобождаются разом. Однако патроны, по описанию, вроде похожи. Нашёл клеймо, на нём есть слово "NAGANT" и цифры "1910", возможно, год производства. Наверное, это всё же наган, только какая-то модификация. В нём было заряжено семь, я их переложил в подсумок, там как раз поместилось четыре ряда по семь патронов, их стало 28, плюс 50 патронов в двух коробках. Интересно, кстати, сколько им лет? Они ещё стреляют? Может уже отсырели?
Книжку по браунингу я уже изучил от и до, надо бы им заняться, снять смазку, научиться сборке-разборке, зарядке-разрядке. Учебные патроны для тренировки имеются. Я даже кобуру рассмотрел. Думал, она вешается на пояс. Обломился. Она для сумочки - мягкая кожа, защёлкивается на "поцелуйчики", как женский кошелёк. Пистолет вообще такой... изящный. Золочёный корпус по нему узоры, вроде веточек с листиками. Щёчки на рукояти из перламутра. Спокойно помещается на ладони. В кармане не заметен. Есть один вопрос - его пуля напавшего остановит? Даже если патроны ещё рабочие. Может проверить? Пострелять? Хотя сначала надо снять смазку. Значит, первый пункт в список необходимых покупок - керосин, ветошь и оружейная смазка. Не думаю, что с ними возникнут сложности, даже смазку можно купить в охотничьем магазине. О! Жидкость для чистки ствола тоже необходима.
Может стоит прямо сейчас купить? В Петровском пассаже есть охотничий магазин. Капсули вроде можно без охотничьего билета купить, а уж всякие штуки для чистки тем более. Поехал, купил в одинаковых пузырьках "Масло ружейное нейтральное", "Масло ружейное консервационное", "Обезжириватель ружейный спиртовой" и "Средство для удаления остатков нагара". Затем продавец выложил на прилавок "Ткань хлопковая для чистки оружия" и спросил:
- Ружьё-то, какого калибра? Какой набор нужен?
- Не знаю... Меня попросили купить для подарка.
Продавец явно был невысокого мнения о моих умственных способностях, потому продал "Набор универсальный для чистки охотничьего ружья". Пластиковый поддон, в котором под крышкой, почти навалом, лежали несколько ёршиков разного диаметра, складные секции шомпола, плоская пластиковая бутылка и свёрнутый толстый жгут. А, главное, наставление по уходу за ружьями, с описанием, что и чем делать.
На радостях из охотничьих товаров пошёл в сам магазин. И что вы думаете? Углядел кассетник "Весна-305", мечту многих мальчишек 70-х! Да, он не стерео. Да, он не самых изысканных форм. Зато простой, надёжный и работает, как от батареек, так и от сети. Цена 165 рублей. Недёшево, но и не 400 за простейший японский вариант. А что мне ещё надо для проигрывания лингафонного курса? Впрочем, знаю что - докупил блок МК-60, самых простых кассет рассчитанных на час работы, по половине часа на каждой стороне. Пригодятся.
В канцтоварах углядел авторучку с золотым пером. Не нашу - импортную. На колпачке прижимная клипса в виде стрелочки. Паркер! Охренеть! И никому не нужен! Цена 16 рублей 30 копеек. Переспросил продавца, тот подтвердил, но решил, что я счёл товар слишком дорогим.
- Это ещё не дорого! - заявил он. - Вот в ГУМе сейчас авторучка вообще за бешеные деньги лежит. 86 рублей заплатить не желаешь?
Честно сказать "желаю" не решился. Паркеров было две штуки, взял один и склянку чернил. Сказал, дарим от класса нашей классной руководительнице. Потом побежал в ГУМ. Сколько времени искал секцию, даже не скажу, но нашёл. Действительно лежит набор - авторучка, бутыль чернил и кожаный пенал под ручку. 86 рублей 40 копеек. Знаменитая, вечная модель 149! За границей она считается ординарной, но сколько я мечтал о такой! Открытое золотое перо, корпус из чёрной смолы, фирменный знак Монблана и позолоченная клипса. Посмотрел размер пера - "F", fine - тонкое. У паркера, кстати, перо полузакрытое, размера "M", среднее. Понятно, купил и это ручку. Опять соврал, что подарок от выпускного класса.
Вернулся домой с покупками. Я всю жизнь, начиная с института, писал чернильными самописками. Не такими дорогими, как купленные, конечно, но в Союзе выпускали вполне приличные и недорогие. Даже те, что с золотыми перьями стоили до трёх рублей и ими действительно было удобно писать. Не забывай только заправлять и вовремя промывать, тогда у тебя всегда будет красивый почерк. Ручки к маме брать не буду, в школе обойдусь простыми шариковыми за 35 копеек. Монблан пока спрятал, а паркер заправил и проверил. Вместе с магнитофоном. Сказать кому, не поверят - сидит парень, слушает лингафонную кассету и переписывает дорогой ручкой, красивым подчерком инструкцию по смазке оружия. Однако пистолеты чистить не стал, отложил на свободный день, чтобы делать это не наспех, а с удовольствием. Затем поехал домой. Интересно, что мне Янка скажет?
Позвонил бате, заявил, что хочу завалиться в гости, рассказать обалденную новость. Батя помямлил, но разрешил приехать. Говорю же, его жена меня не шибко любит, однако от дома не отказывает. И что мне подарить брату Коле? Пацан ещё мелкий, но уже спортивный. Подумал, подумал, да и решил выдать монетницу, у меня их три. Понятно, не пустую. Забил из носка тёти Поли все отделения до предела. Там достаточно много, чтобы парню хватило на развлечения, но слишком мало, чтобы мать отобрала под благовидным предлогом. Сестре он сам не отдаст.
День закончил занятием с Яной. Мы сидели в её комнате и повторяли билеты по истории. Я жутко смутился, когда она невзначай при маме спросила, чем я сегодня утром занимался, что до меня дозвониться не смогла. Хулиганка! Спал я!


Портфель


Педро Родриго де Варадеро


Многие считают - раз кубинец, значит обязательно ходит с бородой, но далеко не все кубинцы их носят. Например, сейчас за столом сидели двое, оба настоящие, потомственные кубинцы, оба из старых родов, и оба с усами без бород.
- Первый пункт мы отработали полностью. Две пушки действительно лежали у бунгало и действительно использовались, чтобы сидеть на них у костра. Третью нашли в земле, чуть в стороне. Четвёртую выкопали около береговой линии. Как и написано, запечатаны свинцовыми пробками.
- В письме, про сколько было сказано?
- Про две говорилось, что они лежат по указанным координатам, про остальные было высказано предположение.
- Что с ценностями?
- Вскрыты были только две пушки. Пиратские сокровища действительно там нашлись. Потому решено две последние оставить запечатанными, для вскрытия перед независимыми свидетелями. Две вскрытые вернули на прежние места.
- А житель острова?..
- Он гринго. Потому мы и вернули пушки на место. Когда его найдут, смерть спишут на несчастный случай. Следов поисков не осталось.
- Оно того стоило?
- Ценность найденного больше ста тысяч долларов, только за вес золота и камней. При продаже изделиями цена увеличивается минимум вдвое. Если удастся доказать историчность находки, то можно выставить на аукцион, и эксперт даже не решается предположить конечную цену.
- Тогда согласен, гринго не должен был оставаться свидетелем. Какие дальнейшие действия?
- Подберём место под нашей юрисдикцией, и удачливый аквалангист найдёт пиратский клад. Думаю, лучше, если это будет европеец. У нас уже есть кандидатура. Испанец, марксист, воевал в отряде товарища Че...
- Об этом подробней поговорим позже. Есть предложения по второму пункту письма?
- Мне одному кажется, что с яхтой американца произойдёт несчастный случай?
- Нет. Пусть он ищет не там, но рисковать нельзя. Кубе серебро нужнее, чем Флориде. Третий пункт?
- Наши люди в Федеративной Германии вышли контакт с Фракцией Красной Армии. Была устроена встреча с одним из руководителей, названным в письме. Он крайне удивился нашей информированности и очень серьёзно воспринял информацию о готовящемся аресте. Прямо сказано не было, но можно понять, что гараж во Франкфурте действительно использовался. Через неделю после разговора полиция нашла труп мужчины, названного в письме агентом полиции, внедрённым во Фракцию.
- Значит, и здесь всё сходится. Тогда проговорим ситуацию ещё раз. Некий человек, про которого только можно сказать - молодой, европейской внешности, выше среднего роста, передал письмо случайному сотруднику нашего посольства.
- Не согласен. Он передал письмо, в первую очередь, именно кубинцу. Перед ним из посольства выходили ещё люди.
- Внешность?
- Да. Тёмная кожа, борода. Как на фотографиях в газетах. Перед ним выходили белые, почти не отличимые от местных. Юноша желал передать письмо именно кубинцу.
- Принято. Письмо запечатано грамотно, но любителем, а не профессионалом.
- Профессионал запечатал бы проще, да и нашёл более надёжный способ передачи.
- В письме подробно расписано три пункта, Два из которых полностью подтвердились, а один, про то, что экспедиция ничего не найдёт в этом сезоне, удастся проверить осенью. По первому из пунктов найден клад на весьма солидную сумму, по третьему раскрыт предатель в революционной группе. Что из этого однозначно можно констатировать?
- Корреспондент сочувствует революционерам и не имеет серьёзных корыстных мотивов. Иначе, по поводу клада, он бы связался с американцами. У них есть возможности эвакуации человека из СССР и им проще реализовать клад.
- Откуда могут быть такие данные, предположений нет?
- Если бы только клад, то можно было бы думать про семейные предания, дедушку из наших краёв. Предатель во Фракции Красной Армии объясним германским агентом КГБ. Но вместе эти факты никак не стыкуются. А указание, что затонувший галеон ищут в неправильном месте, наводит на мысль, что известно правильное.
- Всё так. Финансовые средства крайне нужны для дела революции, а знание предателей весьма ценно. Нам необходим этот молодой человек. Публикуйте объявление. Как там? Кубинская балалайка? Смешно. Действовать очень аккуратно. Никаких контактов с КГБ. Не подключать никого из тех, кто даже случайно может раскрыть информацию. Отправляйте группу по обычным каналам. Обязательно девушку с яркой, броской внешностью. Легенда - стажировка в посольстве. Остальных по линии торгпредства. Кого планируем руководителем операции?
- Педро Родриго де Варадеро...


Эрнст Георгиевич


Эрнст Георгиевич, для сотрудников на службе, в министерстве и Эрик, для многочисленных приятелей вне её, ранним будним утром вышел на балкон, выкурить сигаретку после завтрака, перед выходом на работу. Дурная привычка, но приятная. Тем более, что сигарета настоящая Ява явская, то есть с московской фабрики "Ява", а не клопомор задрищенского производства. Вообще, Эрик любил пожить, в широком смысле этого слова. Покурить хорошего табачку, вкусно покушать в приличном ресторане, произнося хорошие слова и красочные тосты, выпить бокальчик коллекционного вина с приятелями, а уж с подругами тем более. Близким друзьям он признавался, что с возрастом стал слабоват, кроме жены у него осталось всего две постоянные любовницы, да и со случайными подругами теперь реже встречается. Друзья завистливо улыбались, признаваясь, что и в лучшие годы такого не имели.
Некоторые недоумевали, на какие такие шиши роскошествует наш Эрик? Работает не в торговле, не на производстве. Должность в министерстве плёвая, от него ничего не зависит. Оклад неплохой, но далеко не впечатляющий. Быть может южные родственники помогают? После таких размышлений многие вздыхали: "Умеет человек устроиться!"
Человек действительно смог отлично устроиться. Чем хороша работа в министерстве? Пайки, сейчас их стали называть заказы, к праздникам. Буфет с приятной для желудка едой и лёгкими для кошелька ценами. Свой магазин. Ладно, мясо и колбаса, там даже вобла иногда лежит на витрине. Но и не это главное. В министерстве распределяются фонды, одним росчерком пера составы с сырьём уходят с одного объекта народного хозяйства на другой. Дефицитные товары? Не смешите! Их директора заводов сами привезут, конечно, не требуя платы, в качестве "образца".
Кое-кто из руководителей на местах за лишний вагон сырья был готов хорошо отблагодарить. Нет, не дефицитным товаром, а живыми деньгами. Откуда они у него? Ну... Слово "цеховик" слышали? Да, есть и другие более гадкие слова - "ОБХСС", "КГБ", "Рабочий контроль"... Но жить-то все хотят, вот люди как-то и договариваются. Что-то производят, как-то продают, с кем-то делятся. Тут подсуетились, там пошустрили, вот денежки и лежат в карманах всех заинтересованных лиц. Но ведь хочется ещё! И ещё! И ещё... А делать-то из чего? Фонды выбраны, сырьё кончилось. Станки простаивают, работники недовольны, они тоже денег хотят, покровители из властных структур недовольно хмурятся. Тогда в командировку в Москву снаряжается гонец.
Всё то, чем богат местный край, кладётся в чемодан для подарков министерским знакомым. Но не подарками едиными выбиваются фонды. Гонцу выписываются командировочные - для скромных гостиничных завтраков. Выдаётся уже заранее списанная сумма подотчётных денег для шумных ужинов с министерскими. И ещё кое-что, тщательно упакованное. Про это "кое-что" говорят просто: "Отдай Эрику." Эрик берёт переданное. Эрик ходит на шумные ужины, организованные командированным для министерских чиновников. Эрик угощается привезёнными подарками. Эрик улыбается. Эрик произносит цветастые тосты. Эрик, душа компании, вдруг приносит гонцу подписанную хитрой закорючкой бумажку с пришлёпнутой лиловой печатью.
Довольный гонец возвращается домой за заслуженной благодарностью. Довольный руководитель встречает вагоны, довольно стучащие на стрелках колёсами. Довольные работники работают левую работу на довольно блестящих смазкой станках. Довольны покровители, довольны, купившие дефицитный товар, покупатели, довольны все. Хотя иногда возникает вопрос - куда девает "кое-что" Эрик? Но этот вопрос не принципиален.
На местах вопрос не принципиален, а для Эрика он основной. Министерские руководители высокого ранга взяток не берут. Принципиально. Дел у них много, иногда они могут что-то подписать не глядя. Иногда не проверят своих подчинённых или поверят им. Бывает, совсем редко, и сами ошибутся, но взяток не берут, нет. Эрнста Георгиевича некоторые такие руководители ценят. За лёгкий характер, за умение сказать красивые и правильные слова на банкете, за нахождение в стороне от внутриминистерских интриг и сплетен. Человек не встречается с руководителями вне работы, даже живёт не в министерском, а в обычном доме. Но иногда Эрнст может зайти в кабинет с толстой бандеролью официального вида или папкой на завязочках, а выйти с пустыми руками. Зачем нужны бандероли и папки? В конверт такие деньги никак не помещаются.
Так вот, Эрик брал "кое-что" у гонцов, распаковывал и обнаруживал деньги, много денег. Иногда, очень много денег. Нет, он их сразу не нёс вышестоящему по цепочке, купюры могли быть меченными, а номера переписанными. Деньги должны были какое-то время "отлежаться". Другие люди должны были убедиться, что передавшие работают свободно, а не под контролем органов. Эрик же проверял только купюры, тасовал ассигнации между пачками, менял одни банкноты на другие. Вопрос с хранением решил для себя раз и навсегда - на балконе. Где ещё? В министерстве нельзя. А квартира под контролем, есть сигнализация от воров. Деньги же хранятся в большом портфеле, обёрнутыми в целлофан, чтобы даже в самый сильный ливень не промокнуть.
Для защиты портфеля, кассир получил пистолет с патронами. "Чтобы было, чем застрелиться, когда счёт не сойдётся," - хохотнул человек, передавший оружие. - "Шучу. По ментам постарайся не палить, от всего остального отмажем." Эрик не думал, что с ним шутили. Недостача денег каралась жестоко. Но для защиты от случайных грабителей оружие полезно.
А вот если придут органы с обыском, то вступит в действие хитрый план. Портфель подвешен с внешней стороны боковой ограды балкона. При первом подозрении на обыск прямо из комнаты перережется леска, ведущая на балкон. Портфель упадёт вниз этажа на два и будет висеть на рыболовном тросике из лески, пока его не вытянут обратно. Проведённые испытания доказали жизнеспособность конструкции. Не будем говорить, что синтетический материал, из которого изготовлен тросик, не рассчитан на пребывание под прямыми солнечными лучами, на перепады температур и обледенение, потому мог потерять паспортную прочность. Мы сейчас не про это.
Мы рассказываем про то, как Эрик ранним утром вышел на балкон выкурить сигаретку после завтрака. Тихий ветерок шевелил пряди его волос, сигарета тлела, а человек, машинально посмотрел, как висит портфель. Портфеля не было. Контрольная леска была, бухта тросика была, а портфеля не было. Эрик с последней, затаённой надеждой, посмотрел вниз, на землю. Был виден серый асфальт, чуть дальше по двору мальчишки шли в школу и весело перекрикивались. Эрнст Георгиевич затянулся и сразу принял пропажу портфеля. Пропала вся рабочая касса и полученная два дня назад доля. Взять в долг? У кого могут быть такие деньги? Бежать? Всё равно найдут. Явка с повинной? В тюрьме достанут, только потрошить будут дольше. Ещё затяжка, окурок сигареты бросается вниз, а за ним "рыбкой", головой вперёд, прямо на асфальт, прыгает Эрик.


Чистка


В школе по английскому, русскому и литературе меня тянут за уши. Нет, не ставят халявные оценки, но спрашивают на каждом уроке. Причём, вопросы по теме, которую мы разбирали вчера-позавчера на дополнительных занятиях. Я не совсем тупой, потому отвечаю нормально и получаю честные пятёрки. Как понимаю, чтобы поднять оценки в году. С одной стороны, баллы заработаны честно. С другой... Стали бы так часто спрашивать, если бы не занимались со мной дополнительно? Впрочем, про оплату репетиторства я ничего никому не говорил, в классе решили, что спрашивают из-за того, что я собираюсь поступать в МГУ.
Каждый понедельник приношу по десять рублей, Владилена Егоровна их принимает без звука. И она, и Кристина Борисовна отрабатывают деньги честно, гоняют по темам, вбивают в голову ответы на вопросы экзаменационных билетов.
С Яной часто разговариваем на переменах, ходим в буфет, а раз слышал, как она рассказывала подружкам:
- Мама говорит, Сергей не тупой, просто ленился, а сейчас взялся за учёбу. Его даже в Гнесинское музыкальное училище звали после восьмого класса, но он решил не идти. Хочет заниматься математикой, а не музыкой.
- Чего тогда в математическую спецшколу не пошёл?
- Серёжа тут рядом живёт. Да и у нас школа нормальная. Мы с ним с первого класса здесь учимся. Привыкли. А там все ребята новые, незнакомые... Ну её, эту спецшколу.
Что-то уж слишком она меня хвалит. Мне приятно, конечно. Главное, Янка не показывает всему классу, что мы вместе. Занимаемся с ней у неё дома, целуемся, а иногда после школы, если её родителей нет дома, она заходит ко мне. Но уже на второй раз предупредила:
- Девочки смотрят в календарик, чтобы не было последствий, а мальчики должны покупать себе такие резиночки. Иначе нам нельзя будет баловаться.
В любой аптеке резинотехнические изделия продаются постоянно, но наши, не импортные. Про слово "дефицит" я уже говорил? Что делать? Пришлось звонить Сашке. Наши родные, советские стоят 4 копейки за упаковку из 2-х штук, а его полтинник штука. А что делать? Пришлось брать. Зато девочка защиту одобрила. Жаль, заходит не каждый день. Вообще, она сама вся занятая, вечно какие-то дела. Сегодня, например, сказала, что не придёт - встреча с одной знакомой из крутой тусовки. У них там даже бард есть. Я, правда, его фамилию не слышал, но Яна говорит, что он очень знаменит. Ладно, мне тоже есть, чем заняться.
Мне бы хотелось ей что-нибудь подарить, но нельзя, пока не заложу вещи в тайник. Иначе раньше положенного могут пойти изменения. Всё-таки будущий стал гулять со своей первой девушкой значительно позже. Но к выпускному надо будет что-то подарить. Джинсики, наверное. У неё их нет, а сейчас это фетиш, особенно у молодёжи. Я вот себе взял... а толком ещё и не померил. Ну, ещё успею, а пока займусь делом. Давно пора.
Расстелил на столе в своей комнате брезент, выставил все четыре купленных пузырька, положил "ткань хлопковую", "набор для чистки" и инструкцию. Достал старую книжку к браунингу и сам пистолет.
Оказалось всё просто. Выщелкнуть магазин, если есть достать патроны. Вставить пустой магазин, чтобы сработал магазинный предохранитель, и отвести затвор в крайнее заднее положение. Убедиться, что нет патрона в патроннике. Нажать на спусковой крючок, чтобы спустить ударник с боевого взвода, немного назад оттянуть затвор и зафиксировать его ручным предохранителем. В таком положении из кожуха появляется ствол. На нём имеются овальные пазы. Чтобы пальцы не скользили, что ли? Держа за эти пазы, поворачиваем ствол по часовой стрелки, и в окне для выброса гильз появляются выступы казённой части ствола. Опускаем ручной предохранитель вниз, и отделяем от рамки затвор, ствол, возвратную пружину и направляющий стержень. Далее разделяем снятое на составляющие и выкручиваем винт, крепящий щёчки рукояти. Всё! Неполная разборка произведена! Дольше рассказывать, чем разбирать. Есть ещё и полная разборка, но в книге написано, что она мне не нужна. Хотя следы густой смазки видны во многих местах, "Обезжириватель ружейный спиртовой" и тряпка справились с лёгкостью.
Далее смазка и обратная сборка. Ничего сложного. Три учебных патрона позволили потренироваться в снаряжении магазина. Затем с ними можно было пощёлкать затвором и посмотреть, как тут всё работает. Кстати, понятно, как отличить учебные от настоящих, боевых патронов. Не цветом, оказывается, у них на гильзе выдавлены глубокие выемки, чтобы даже на ощупь не перепутать. В общем, приобрёл полезный опыт и стал уверенней себя чувствовать. Точно оставлю себе браунинг.
Маузер разбирать не стал, без инструкции не решился. Вдруг лишние запчасти останутся? Да и видно, что смазан он основательно. Наган разобрал, как смог. Револьвер всё же проще пистолета. "Масло ружейное консервационное" мне в помощь, смазал всё, что смог. Пусть будущий с расконсервацией сам морочится. В принципе, оружие готово к закладке, надо бы только найти герметичную коробку под маузер.


Военкомат


В военкомате, допризывники, в одних трусах, вновь построились шеренгой перед комиссией. Правда, сейчас ребят мало, меньше десятка человек. Наша четвёрка в полном составе стоит последней, остальных не знаю, по разговорам тоже "психи". Перед нами, за столом сидят люди в белых халатах. Один из них, судя по всему, большой начальник. Погонов на форме под халатом не видно, но чувствуется - его слово решающее. По каждому человеку ему подают папку, озвучивают короткую справку, которая редко дослушивается до конца. Мне кажется, уже всё решено, сейчас исполняется простая формальность, своего рода ритуал.
Вскоре очередь дошла до нас. Начальнику подсунули очередную папку и врач начал пояснять: "Эпилептик..." Занятой человек отмахнулся и подписал бумагу. Потом стали рассказывать про меня: "Наблюдается с 10 лет, после попадания под грузовик..." Я тоже не удостоился внимания, резолюцию наложили, даже не взглянув.
С Севой получилось значительно хуже. Начальник пробежал глазами сопроводительную бумагу и, не слушая комментария, начал листать папку. Его лицо выразило крайнюю степень недовольства.
- Симулянт! - раздражённо констатировал он. - А 18 уже давно исполнилось. Выдать ему под расписку повестку, и чтобы через три дня он был на сборном пункте. Я лично проконтролирую!
На Всеволода стало больно смотреть. За три дня трудно найти новую отмазку от армии. Парень отчётливо начал понимать, что идея симульнуть была не столь хороша. Но на него уже не смотрят, внимание комиссии переключилось на Лёшу.
- Зачем ему дали отсрочку? Ладно. Пусть год понаблюдается, но в следующий раз не тяните резину, сразу готовьте документы на снятие с воинского учёта.
Что с Лёшкой такое? Почему ему хотят дать белый билет?
Вообще, мы трое с Севой не подружились. Между собой - да, а он ещё в больнице постоянно намекал на собственную одарённость и на то, что мы психи. Однако парень попал, как кур в ощип. Я ему посоветовал:
- Ты на сборном пункте постарайся сразу козырнуть умением рисовать. Попадёшь в часть, пристроишься при штабе, будешь рисовать стенгазеты, плакаты, оформлять всякие стенды.
- Бутылку коньяка или ещё чего такого крепкого и дорогого возьми, - вмешался Санёк, - сам не пей, постарайся подсунуть тому, кто распределять будет. Возьмёшь две - вторую отдай старшему по команде, который будет везти вас в часть.
- Что вы советуете? - фыркнул Всеволод. - Сами не служили, а туда же...
- Не хочешь - не слушай, - обиделся за нас Лёша. - Пошли ребята. Время ещё на него терять...
И мы пошли, насильно мил не будешь.
Когда вышли из военкомата, Лёша рассказал, что у него неприятность. Он принёс справку из нашей больницы в ПТУ, надо же отчитаться, почему на учёбу не ходил. Так тот мужик, который раньше ребят на завод вербовал, сказал, что с проблемами в голове людей туда не берут:
- У нас производство сложное, даже молоко за вредность дают. Работа интенсивная. Вдруг ты в обморок упадёшь? И сам в больнице окажешься, и производство остановишь, и план всему цеху сорвёшь. Мне по шапке дадут. Уволить тебя может и не уволят, но отношение будет такое, что сам сбежишь. Ведь если плана ты давать не можешь, то зачем на предприятии нужен? И тебе самому, без заработка, каково будет? Теперь решай - оно тебе надо?
- Лёш, у тебя что? Что-то серьёзное, раз с воинского учёта снимают? - поинтересовался я.
- Сам не знаю. Говорят, какая-то гадость у меня там. Я не понял - не то опухоль, не то ещё что. А резать врачи не хотят, боятся.
- Хреново...
- Не то слово!
- Светка знает?
- Угу. Она любит меня и жалеет. Сказала: "Как мне 18 стукнет, сразу заявление в ЗАГС подадим."
- А ты?
- Что я? Ответил: "Вдруг помру?" Она прижалась и заявила: "Зато мне от тебя ребёночек останется." Люблю я её очень.
- Да... Мне даже сказать нечего.
- Что тут скажешь?
- Тоже верно. А если не на завод, тогда куда устроишься?
- В НИИ какой-нибудь. Денег там маловато платят, зато и работать значительно легче. Заработать я и халтуркой могу, но на заводе семейную общагу дают.
- Вам что, разве жить негде?
- С моей матерью можно, но не хочется. Комнату снимать - дороговато. У них квартира в Ногинске двухкомнатная, меняется только на комнату в московской коммуналке. И как нам с её матерью жить в одной комнате?
- Да, не вариант.
- Вот! И каждый день на работу из Ногинска не наездишься. Электричка в одну сторону больше полутора часов идёт.
- Лёш, хочешь я у своего бати про работу спрошу? Он что-то говорил про малосемейки. Я к нему в гости хочу напроситься, может сведу вас?
- Давай! Малосемейка, это вообще тема! Если пообещают дать через пару лет, мы и комнату пока поснимаем.
- Выясню, обязательно.
- Должен буду.
- Брось.
Саша идёт, тоже грустноватый. Сообщает:
- Я на гулянки пока не ходок, при бригаде пристроился. Обещали на фарцу взять. И Верка не придёт - разбежались мы с ней.
- Что случилось? - удивился Лёша.
Тут парень нам и нажаловался. Вначале всё было хорошо. Пока гуляли, девушка рассказала, что Нине мы не понравились, потому что психи. А Вера понимает, что Саша не виноват в свой эпилепсии. Опять же, мы не пьём - бутылка вина на шестерых за вечер, это ничего. Потом парочка пришла к парню домой, потом... Словом, выяснилось, что Вера уже была с другим до Саши. Вот он и возмущается:
- Я думал - она целка, а она уже непонятно сколько раз...
- Сань, погоди, - остановил я парня. - Скажи честно, ты хотел на ней жениться?
- Нет, конечно!
- А чего тогда ругаешься?
- Верка могла мне вначале сказать.
- Что именно? И как? "Очень рада познакомиться. Меня зовут Вера. Я уже спала с мальчиком." Так?
- Нет. Но сказать могла бы. Тогда бы всё было по-другому.
- То есть, если бы ты знал, то не стал бы Веру приглашать к себе на ночь?
- Стал бы, конечно, но...
В общем, куда-то совсем не туда разговор пошёл, а я никогда не мечтал становиться психоаналитиком или консультантом по вопросам семьи и брака. Лёша пообещал выяснить у своей милой, как всё было с точки зрения Веры, но я ему сказал, что мне оно не особо интересно. Одно дело помочь хорошим людям, другое разбираться, зачем и почему парень с девчонкой вдруг взяли, да и разошлись. Глупо и не правильно мне было лезть в их отношения. Сами взрослые, без меня разберутся.
Сегодня же вечером зашёл к бате домой. Подарил Кольке полную монетницу, чем укрепил его мнение о необходимости иметь в родне такого брата, как я. Тайком от своих, он быстро выщелкнул из ячеек все монеты, пересчитал и заправил обратно. Судя по мечтательным взорам, Колян точно знает, куда эту мелочь пристроить.
Я рассказал отцу о предстоящем замужестве мамы. Не то, что ему было приятно об этом слышать, но информацию он принял. Второе дело, вопрос о работе для Лёши, был решён моментально, звонком начальнику цеха. Лёша же после ПТУ, с третьим разрядом. Такому в цеху самое место у электриков, а что армию не забирают, так даже хорошо. Семейную общагу завод даёт сразу, а вот с малосемейкой придётся ждать лет несколько. Мой третий вопрос тоже не вызвал затруднений. Батя позвонил знакомому, тот дал телефон своего знакомого, полчаса и я имел на руках адрес человека, который может меня поднатаскать перед летней поездкой в альплагерь в Крыму.


Скалолаз


Если у вас батя шьёт крутейшие рюкзаки, то его любят, ценят и уважают многие из тех, кто эти рюкзаки носит, а именно туристы, альпинисты, скалолазы и спелеологи. У каждой категории есть свои требования и пристрастия. Рюкзак туриста не очень удобен альпинисту, альпинистский - скалолазу, а уж спелеологу нужно что-то совсем особенное. А ведь есть ещё байдарочники... Вот именно потому моему родителю, не смогли отказать в просьбе и направили меня в подвал, где обитают настоящие скалолазы.
Они снисходительно выслушали мой рассказ о путёвке в альплагерь, о надеждах поразить всех путём демонстрации навыков работы с собственным снаряжением. Далее я перескочил на тему замужества мамы, щедрости потенциального отчима, подаренный японский магнитофон и обещание поспособствовать хобби пасынка. Гуру покачал головой и спросил:
- Ты с девочкой, что ли едешь?
- Ага! - признался я и смущённо покраснел.
- Ну, не знаю... - протянул адепт и первый помощник. - Можно было бы собрать из запасников новичковый комплект... Катушечный магнитофон говоришь?
- И одиннадцать новых японских катушек. Десять даже не распечатанных. Каждая на час, по полчаса на сторону. Помещается в карман рюкзака.
Глаза людей подёрнулись мечтательной дымкой. Однако гуру сурово припечатал:
- Дальше базового лагеря не понесём!
Тут народ засуетился, стал говорить разные непонятные слова "оттяжка", "верёвка", "карабин", "пояс абалакова", "восьмёрка", "репшнур", "прусик", "беседка" и многие другие. На меня было начали мерить всякие матерчатые ремни и прочие штуки, и тут я достал из наружного кармана батиного рюкзака коробку с иероглифами. Это был шах и мат.
- Вах! - только и смог вымолвить второй помощник гуру.
- В принципе, можно "Крону" ставить, - я попытался ещё больше усилить свои позиции.
Но меня уже не слушали. Никто в здравом уме и твёрдой памяти не хотел рисковать и ждать второго пришествия столь красивой игрушки. Мальчик ведь мог и передумать меняться. Словом, я уходил домой без магнитофона и катушек. Гуру что-то надиктовывал в микрофон приобретения. Второй помощник с бородатым адептом решали, что лучше - внешний трансформатор или переделанный блок питания. Первый помощник чуть не подталкивал меня к выходу и напоминал:
- В Царицыно. Проезд правильно записал?
А за моими плечами, в рюкзаке болталось, звенело и брякало скалолазное снаряжение с перчатками и мотком верёвки. Невзирая на прохладу, все следующие выходные дни я проводил в Царицыно, на развалинах недостроенного долгостроя времён Екатерины. Дворец, в котором никто никогда не жил, снабжал московских скалолазов руинами для тренировок. Там и мне "показали", как пользоваться снаряжением. На третье занятие я уверено дюльферял с башни.
Теперь, для исполнения задуманного, осталось достать стропорез. В продаже их нет. Может подойдёт обычный нож, но не хочется рисковать. Так что делать? Решил побегать по толкучкам. По-моему, лучшая на Преображенском рынке с его выцветшими торговыми рядами, извилистыми проходами в крошечные закуточки с деревянными одноэтажными домишками, покосившимися заборчиками и оградками, а иногда неожиданно встречающимися стенами из старинного кирпича. В этих местах много комиссионных магазинов. Но не шикарных, с дорогущей импортной техникой, почти новой модной одеждой или, не дай боже, раритетными художественными изделиями. Нет, здесь покупатели попроще, которые ищут купить одежду, сменившую трёх-четырёх хозяев или обувь, не раз чиненую местным башмачником в будочке рядом, но ещё относительно крепкую, а главное, дешёвую.
Что там ещё замечательного, так это ассортимент - из старого есть ВСЁ! И ещё немного из нового. А кое-кто утверждает, что в деревянных торговых рядах на прилавках разложена лишь малая часть товара, из-под прилавка достают и то, что запрещено. Купить и продать оружие, наркоту, краденые вещи на Преображенке легко, весь вопрос в цене и доверии. За незнакомца должен поручиться кто-то из местных, авторитетных, проверенных.
Я ничего запрещённого не продаю и не покупаю, потому просто хожу и разглядываю выложенное. На одном из прилавков лежат обрезки парашютных строп, куски сложенного брезента, брезентовые подсумки и всё в таком роде. Одежда, в которой я занимаюсь в Царицыно, и специфический рюкзак выдают во мне походника.
- Чем интересуетесь, молодой человек? Ремни, стропы, брезент? Есть новые плащ-палатки с хранения.
- Мне бы стропорез, - неуверенно тяну я, но увидев вытаскиваемый из-под прилавка тесак, уточняю, - настоящий.
Продавец бросает на меня оценивающий взгляд и выкладывает бакелитовый прямоугольник. Взмах рукой, и отточенное двухстороннее лезвие без острия выскакивает наружу.
- НП-58, - интимно воркует продавец. - Острый - бриться можно.
- Мне не для бритья, мне в горах верёвки резать. Хорошо бы, знаете, такой... лезвие, как у пилы.
- Хм... Ворсмовский? Десантный?
- И что? Не оружие ни разу. Менты и те не придираются.
- Альпинист, значит?.. Погуляй полчасика, потом приходи, - советует мужчина и называет число.
Так как цена в десять рублей соответствует редкости изделия и его функционалу, она меня не испугала. Через полчаса я стал обладателем десантного стропореза. Новенького. В масле. Не удержался, докупил к нему брезентовый ремень метра в три и солдатскую плащ-палатку.
После добычи всего необходимого для дела съездил в Сокольники, решил посмотреть на один дом. Блочная девятиэтажка, каких в Москве полно. Что говорить? Мамина квартира в таком же доме. Лифт останавливается между этажами. С детскими колясками выезжать тяжело и неудобно. Выше девятого этажа пролёт ведёт к двери на чердак и к комнате с лифтовым хозяйством. Крыша ровная, плоская. Нужный мне балкон в квартире седьмого этажа. Проходя мимо дома можно мельком взглянуть на балкон. Видно плохо, но вроде что-то там висит.
Я даже зашёл в подъезд и поднялся на самый верх. Чердачная дверь заперта на простенький, но массивный, навесной замок. Значит, придётся всё дело исполнить за один раз. Сломанный замок или его отсутствие сразу насторожит жителей и заставит ЖЭК надёжней запереть вход и приглядывать за ним.
Когда Лёша позвонил, доложил ему итоги визита к отцу. Продиктовал номер телефона начальника цеха, заверил в наличии семейного общежития и даже о возможности организовать запрос в ПТУ на распределение, парень чуть не запрыгал от радости. Орёт в трубку:
- Пацан! Должен буду! Хочешь, заставлю Светку тебе кастрюлю пирожков с вареньем напечь?
- Да, ладно, - говорю. - Назови ваших первых шестерых детей моим именем и будем в расчёте.
Захохотал Лёшка, но первых своих шестерых отпрысков называть "Серёга" отказался, особенно, если будут девочки. Соглашаюсь:
- Давай тогда хоть пирожки, все вместе их съедим.
Договорились встретиться в субботу или воскресенье, как Света сможет. Сашок не придёт, он всё свободное время фарцует. Говорит, прибился к какой-то центровой команде, ходит вместе с ними, лавэ поднимает.

Когда лучше всего залезать на крышу? Первая мысль - ночью, ибо никто не видит, а конкретней - ночь с субботы на воскресенье, чтобы в школу не вставать. Но! Ночью-то тебя не видят, но и ты не будешь уверен в прочности крепления. Навернёшься, ладно нашумишь, разобьёшься к чёртовой бабушке. А в субботу люди дома, завтра не вставать. Можно гостей принимать, можно ещё как развлекаться, словом больше народу будет бодрствовать. Шанс, что заметят тоже больше. Значит, идти надо в будни и пока светло. Залез на чердак маминого дома, он такой же, примериться можно. Походил, посмотрел, прикинул, как и что. Дома переоделся в рабочую одежду, взял рюкзак. Не папин, приметный, купил обычный в спортмаге. Собрал туда снаряжение. Не всё, только необходимое. И засветло приехал в Сокольники. На лифте поднялся на последний этаж, затем по лестнице к чердачной двери.
Дужка замка была перекушена без всяких сложностей, инструмент в чемодан подбирал профессионал. Прошёл на чердак, оттуда на крышу. Прикинул, где нужный мне балкон, лёг, посмотрел. Висит, вроде портфель. Примерился как крепиться. Здесь, видимо, ещё с ремонта фасада остались массивные конструкции для спуска люлек, в которых ремонтируют фасад. Привязал к ним верёвку. Разобрал снаряжение, приготовился. Что смог сделал, осталось ждать. Долго, скучно, противно и холодновато. Дождался темноты, встегнул веревку в восьмерку, над ней, как учили, петелькой из репшнура завязал на веревке схватывающий узел и тоже встегнул в карабин, закрепленный на страховочной системе. Подождал, пока погаснет свет в окнах. Вся снаряга на мне, всё готово, но... торможу. Ещё чуть-чуть, ещё... Собрался и начал спускаться по веревке. Знаете? Страшно! Плавно спускаюсь до 7 этажа, к портфелю. Первым делом пристёгиваю карабин оттяжки к его ручке.
Стропорезом отсекаю тоненький тросик. За ним видна ещё целая бухта, но темновато, да и не интересно. Спускаюсь дальше, на землю. По-моему, на тренировке было сложнее... Или я тогда совсем ничего не умел? Снял снарягу, убрал в рюкзак. Портфель вложил в брезентовую сумку. Затем пошёл вновь на крышу. Вызывать лифт не стал - ночь, зачем людей будить? Поднялся, никого не встретив. Чтоб отвязать веревку, пришлось включить фонарик. Свернул бухту и забрал с собой. Возвращение, конечно, несколько повысило риск, зато не остались лишние улики.
Неспешным шагом, с рюкзаком и сумкой пошёл к метро. Перед Сокольниками есть аллейка с лавочками, подремал до открытия станции и первой электричкой уехал. Никто не удивился, обычное дело - работяга с дежурства едет к себе. Даже в школу успел.


Слишком много новостей


В пятницу мама вышла замуж за Аф-Афа, после чего молодые приехали в мамину квартиру. Молодые, её подруга-свидетельница, его приятель-свидетель и я, вернувшийся из школы. Посидели, выпили бутылку шампанского, поели салатиков, приготовленных подругой мамы, закусочек из заказа к Первомаю. В Гипрорыбпроме всегда к празднику давали хорошие заказы с рыбой, икрой и крабами. Со стороны супруга были выложены разнообразные шоколадные конфеты. Я, в качестве подарка, поставил на стол баранью ногу, фаршированную морковью и чесноком. На гарнир - запечённый в духовке картофель под сметаной и с луком. Народу понравилось. После трапезы молодые отправились на вокзал. Свадебное путешествие, совмещённое с медовым месяцем, продлится до середины мая. Затем они вернутся, и наступят житейские будни. Квартиру собираются начать менять летом, сразу после того, как я сдам экзамены.
А это значит, что у меня есть не более двух месяцев на то, чтобы сделать закладку для будущего. Заодно, осталось не более двух месяцев на пользование собственной ванной, пусть сидячей, и душем. Хм... Быть может, удастся уговорить Яну навещать меня в комнате?
Девчонка мне нравится. Такой позитивной, хотя и немного сумасбродной личности, я раньше не встречал. Она честно говорит, что мы ненадолго вместе, но сейчас нам вдвоём хорошо, а всё остальное пусть будет потом.
С больничными приятелями созваниваемся, решили встретиться на майские. Санька не будет, он зацепился за компанию фарцовщиков и вместо других дел полирует подошвами Плешку. Хвастает, что его доходы растут, без пятёрки, а то и десятки домой не возвращается. Правда, отец против, боится, что сын влипнет в историю. Лёша предлагает, чтобы Света приискала мне подругу.
Ещё рассказал - его милая узнала у подружки, как дело было. Особых подробностей не сообщил, но после скандала Вера Сашку больше видеть не хочет. Ей очень обидно - она к парню со всей душой, а он сделал своё дело, и сразу обзываться начал. Та обиделась смертельно, хлопнула дверью и поехала на вокзал. Чуть не самой последней электричкой домой добралась. А Сашок хоть бы извинился перед ней. Подлец, одним словом.
В школе дела идут нормально, даже хорошо. Репетиторы реально помогают, да и учиться сейчас легко - новых тем нет, мы на каждом уроке повторяем вопросы билетов. Нас ориентируют на поступление в институты. Я подумал - может количество поступивших, какой-нибудь важный показатель в отчёте школы?
Как говорят? "Если у вас всё хорошо, значит, вы чего-то не заметили". По закону компенсации в субботу меня захлестнул поток событий.
В школе на переменке Яна отвела в сторону и заявила:
- Серёжа, только не устраивай сцен, ладно? Ты хороший, но я с тобой больше не буду. Давай останемся друзьями.
Неприятно, но ожидаемо. Девушка сразу предупреждала, что мы расстанемся, и сейчас сама честно сказала о конце отношений. Немногие девчата на такое способны.
- Понял. Мне жаль, но если будет нужна помощь - обращайся, помогу. И обещаю не приставать.
Янка расслабилась, а так как на нас обратили внимание девчонки, стала громко рассказывать:
- На выпускной собираюсь бабетту сделать. Ты как считаешь, мне пойдёт?
- Яна, конечно, обязательно пойдёт! Ты только, хоть приблизительно, скажи - это вообще что такое?
- Причёска!
Так, проехали. Расстались с девушкой друзьями. Немного обидно, конечно, но насильно мил не будешь. Да и встречались мы чисто для развлечения. Хотя сердечко щемит.
Приехал к себе в коммуналку. Сижу в комнате, слышу скрежет, это у нас такой дверной звонок. Он не электрический, надо крутить пимпочку на двери и звонок звенит. Механика сильно износилась, и мы слышим только противный скрежет. Дверь у нас открывают сразу обе пенсионерки, это их привилегия и почётная обязанность. В коридоре они затеяли разговор с пришедшим мужчиной, а затем кто-то властно постучал в мою дверь. Участковый. Я сильно напрягся. Он начал спрашивать меня о соседе, Григории. Много ли пьёт? Каких женщин к себе водит? Не дрался ли с соседками или со мной? Я не понял, что за вопросы?! Пояснили - человека за хулиганку приняли, в пьяном виде набил морду мужу своей любовницы. Мужику светит 15 суток. Нормальненько!
После ухода милиционера бабуси рассказали, как вчера дело было. Гришка, как обычно сильно датый, вёл к нам в квартиру свою бабу, а её муж дожидался их в подъезде. Такой скандал был! Такая драка! Неизвестно кто именно... но это была Алевтина Кондратьевна... вызвал милицию и обоих буянов забрали. А эта стерва, не своего полюбовника защищала, а мужа! Бедному Гришке всю морду расцарапала! Гадина! Он, конечно, заслужил, но из-за неё же пострадал!
Хорошо. И это событие пережил. Телефонный звонок. Лёша. Говорит, Сашку менты чуть на ночь в отделении не оставили. Он ему сам рассказал. Фарцевал, всё хорошо и спокойно было, вдруг менты нарисовались. Сашок тогда в общественном сортире при магазине что-то толкал, так даже выбежать из него не успел. Теперь за пролюбленную вещь денег должен.
Имел в виду я такие расклады. Гриша, ладно, с ним понятно, а Сашок теперь что будет делать? В ментовской его на учёт наверняка поставили. Могут отцу на работу сообщить, там сделают оргвыводы, папашу могут с поездками притормозить.
А если Сашка скажет ментам про меня? Что? Купил в магазине джинсы и прочие шмотки на пятьсот рублей. Не наказуемо. В худшем случае, сообщат в школу, там проработают на комсомольском собрании и напишут гадость в характеристике. И то едва ли. Прийти могут только сюда, мамин адрес парень не знает. Милиции других дел нет, чем искать в какой школе я учусь? Коммуналка хреновое место для хранения запрещёнки. Мне ещё повезло, еле-еле не успел начать распаковать портфель до участкового. Чего-то мне рисковать не хочется, пожалуй, увезу оружие и ценности домой к маме. Только привезённый портфель тоже, его из сумки даже не успел достать. Еле-еле добрался до дома. Не столько тяжело, сколько морально много всего навалилось.
По дороге в киоске прикупил газету "Рекламное приложение к Вечерней Москве", я теперь по средам и субботам покупаю. Кто-то продаёт кубинскую балалайку. Интересно, обязательно позвоню!

Портфель из кожи дикого дерматина. Большой, ещё бы чуть-чуть и мог бы претендовать на звание маленького чемодана, однако не сложилось. Как и у саквояжа, две металлические дуги раскрываются, и портфель открывается. Но у саквояжа замки на дугах, то здесь под ручкой проходит ремень или клапан... Не знаю, как назвать... Язычок? И застёгивает портфель. Нет, не герметично, но и широкой щели нет. Ручка неудобная, пластиковая. Такой портфель в любом универмаге продаётся.
Замок закрыт на ключ, которого нет. Однако есть почти не пригодившийся стропорез. Им было тот тросик резать, что стрелять из пушки по воробьям. Язычок тоже совсем недолго сопротивлялся. Открываю и первое, что вижу - кожаная кобура, внутри пистолет и от рукояти тянется вытяжной ремень. Понятно, посмотрел. Никакой экзотики, пистолет обычный ПМ. Новенький, не затёртый, ухоженный, можно сразу начинать стрельбу. В кармашке кобуры запасной магазин. Пистолет разрядил по аналогии с браунингом. Магазин 8 патронов, в стволе девятого нет. Разбирать и чистить не стал. Не умею, а метод тыка в оружии опасен.
В портфеле два отделения, в каждом по большому пакету из очень толстого полиэтилена или чего-то в таком роде. В пакетах пачки денег. Не банковские, просто кто-то аккуратно обёртывал каждую пачку крест-накрест бумажной ленточкой.
Больше всего купюр по двадцать пять рублей, значительно меньше пятидесятирублёвых, совсем мало сотен. Больше ничего нет, ни записей, ни бухгалтерских книг, ни валюты, ни золота. Только пистолет, патроны и рубли. Много рублей - двести шестьдесят пять тысяч. Я вдруг подумал - а ведь меня ищут и едва ли скоро прекратят. Вижу, зря я понадеялся, что в портфеле должно быть хоть сколько-нибудь валюты. Хотя чего переживать, дело уже сделано.
Как меня могут вычислить? Могут найти следы от скалолазного снаряжения. Не знаю какие, но вдруг. Значит, продолжу тренировки в Царицыно, чтобы не запомнили "резко бросил". Меня видели на станции, когда уезжал первым поездом. Тут не найдут, шансов мало. Таких было трое, и в вагоне уже сидело ещё человек шесть. Кто куда ехал, кто где вышел уже не выяснишь.
Пора закладывать тайник для будущего, искать место хранения для своих денег и думать, что делать с коммуналкой, там жить мне хочется всё меньше и меньше. Но тайник в первую очередь. Что туда положить? Всю валюту, понятно.
Оружие. Маузер со всеми причиндалами - без разговоров. Наган, пожалуй, тоже. Не понятно, что сейчас с патронами, а ещё за 25 лет они, скорее всего, совсем протухнут, но их хоть можно будет достать. А вот про патроны для маленького браунинга я даже не слышал. Было что-то про пистолет Коровина, но сильно задолго до войны. Так что браунинг оставлю себе, пока есть шанс, что патроны не окончательно сдохли. Что делать с ПМ? Это не дамский пистолетик, почти пугач. Это надёжный защитник. Есть патроны... Пожалуй, отдам будущему и его. Там нужнее.
Золото. Современное в шкатулке из чемодана с инструментами оставляю. Оно с пробой, вопросов меньше будет и, в случае чего, оправдаться легче. Из саквояжа оставлю себе червонцы, на них никогда пробы не ищут. Отстёгнутую цепочку от подаренных часов занесу Льву Ароновичу, он статью "8-б" таки организовал. Ещё одни часы, тоже с цепочкой и клипсой, возьму себе, для представительства.
Выбрал нательный крест, понятно, с цепочкой. Я крещённый, хоть в церковь не хожу, так что пусть будет. Взял самый маленький портсигар под папиросы. Он не такой тяжёлый, как другие, что-то не хочется в кармане кирпич носить. Вмещает лишь дюжину папирос, но мне хватит. Ещё присвоил портсигар на две сигары, карманную гильотину с острым резаком и маленькую пепельницу-подставку. В одной коробке лежат, выдержаны в едином стиле. Представляю, как я сяду и закурю сигару. Да, я пижон, и дети мои будут пижонами. И что? Буду курить и понтоваться.
Одного набора мужских украшений хватит для выхода. Перстень, запонки, заколка для галстука. Ещё массивная цепь на шею с необычным плетением и такой же браслет. Был соблазн забрать кокаинницу, но отложил - она точно не нужна. Однако фляжку, грамм на сто пятьдесят, не устоял, присвоил. У неё навинчивающаяся крышечка в виде малюсенькой стопочки. Пробка под ней, правда, самая обычная, пробковая. Ею просто затыкается горлышко. Наверное, надо будет пробку заменить на новую, не рассохшуюся, от времени.
Остальное золото пойдёт в тайник. Украшения упакованы. Оружие в порядке, но под него тоже нужна жестяная коробка. Саквояж хорошо, но какой-нибудь ящик от прибора значительно лучше защитит вещи от влаги.


Циммерман


Сруль Моисеевич Циммерман


- Сруль Моисеевич Циммерман?
- Другого документа не нашли, а этот идеален, мандат подписан самим Урицким.
- Мы в Москве, а не в Петрограде...
- Вот и хорошо! Быстро проверить не смогут. Даже если начнут разбираться и телеграфируют в Петроградскую ЧК, пройдёт достаточно времени, чтобы успеть что-то сделать.
- Так что прикажете мне отращивать пейсы?
- Вольдемар! Что вы такое говорите?! Сами рассказывали, что играли в студенческих спектаклях. Отнеситесь к этому, как к роли в постановке...
- В кровавой оперетке! Ладно, перекрашу волосы, приклею бородку с усами и... пожалуй, нужно раздобыть пенсне с простыми стёклами. На такой... чёрной ленточке. Видел одного похожего иудея, когда мы стояли в Польше.
- Прекрасно! Я достал вам маленький браунинг... На всякий случай.
- Думаете, поможет?
- Нет. Если дойдёт дело до стрельбы, значит, уже ничего не поможет.
- Тогда даёте, чтобы я застрелился?
- Ну, право! Зачем же вы так?! В кобуре есть дополнительная обойма. Двенадцать выстрелов у вас будет. Калибр мелкий, однако лучше, чем ничего.
- А если на входе обыщут?
- И пусть! Пистолет дамский, почти игрушка. На что-то большее сделают стойку, а этот и не заметят. Даже заметят, не обратят внимания. Не надумывайте себе, Вольдемар. Я даю его вам только для успокоения нервов. Ваша задача другая.
- Да понял я. И уже на всё готов. Бороду, краску и пенсне раздобудете? И костюм. Когда надо будет начинать?
- Реквизит принесут сегодня вечером. А вот когда будем начинать, не знаю, но в ближайшее время. Наш человек подаст сигнал. Он обещал предупредить за день. Вольдемар, вы пока припрячьте мандат с пистолетом. Объект ещё не приехал в город.
Много позже, работая таксистом в Париже, бывший прапорщик военного времени, бывший левый эсер, бывший участник белого движения и, как он часто про себя говорил, бывший человек, а ныне так... тень в дешёвом бистро... В общем, окончательно разочаровавшийся в жизни человек, часто вспоминал этот разговор и думал - как бы повернулись дела в России, если бы он не стал ждать, так и не полученного, сигнала, а взял бы тот игрушечный пистолетик, по мандату, подписанному красным палачом Урицким, прошёл бы в Кремль, да и разрядил бы пукалку в любого встреченного большевика повыше рангом. Хуже, чем сейчас, не стало бы. Можно было обойтись без второго магазина. Пять пуль в упор большевичку, а последнюю, шестую, себе в висок. На этой мысли он поглаживал рукоятку старенького, потёртого нагана, единственного верного друга.


Совещание


Совещание в воскресенье для министерства не редкая практика, вечно случаются какие-то сбои, ЧП, нестыковки. Но сейчас среди узкого круга собравшихся царило особенное уныние.
- Я по своим каналам вызвал криминалистов, не официально, конечно. Их заключение однозначно - замок входной двери отмычками не вскрывался, сигнализация не отключалась. Есть, конечно, шанс, что кто-то спустился с крыши по верёвке и взял портфель, но тут слишком много допущений. Да, с чердачной двери исчез замок, но зачем он вору? Домушник открыл бы замок отмычкой и уж точно не стал бы забирать его с собой. Альпинист или просто ловкий человек мог спуститься по балконам к портфелю, но почему спустившегося никто не увидел с улицы? Специалисты-практики ставят свой табельный пистолет против пуговицы от ширинки, что уголовники здесь даже мимо не проходили.
- То есть ты считаешь, что кражи не было? Инсценировка?
- Да. И в пользу инсценировки есть один неопровержимый аргумент.
- Какой?
- Представьте себе вора. Он влез в квартиру, полную добра, но взял только один старый портфель и сразу ушёл. Почему?
- Там же лежали бешеные деньги!
- А откуда вор об этом знал?!
- Ну...
- Вот я, именно про то, и говорю! Вор мог зайти из квартиры, мог спуститься сверху, пусть даже смог запрыгнуть на седьмой этаж, но откуда он знал про портфель?!
- Согласен. Не важно, кто конкретно взял деньги, но организатор был из своих. Один из тех, кто представлял, где хранится касса.
- Или тот, кому разболтал Эрик. Надо проверить его южную родню, родню жены, любовниц и близких друзей.
- Не верю! Это мог быть только кто-нибудь из наших.
- А мы проверим всех. Кто из наших будет тратить большие деньги или менять четвертные на другие купюры. Альпиниста можно поискать, хотя он не более, чем простой исполнитель. Официальная рабочая версия следствия - у Эрика закружилась голова, и он выпал с балкона. Самой реальной считают - пока муж курил, жена пустила в квартиру двоих мужчин, они выкинули Эрика с балкона, забрали портфель и ушли вместе с женщиной. Самая дурная версия - кто-то забрался снаружи, схватил портфель и выкинул хозяина. Однако и это проверим.
- Почему считают, что в квартиру вошло двое?
- Нет следов сопротивления. Одиночке трудно выкинуть здорового мужика, он же будет сопротивляться.
- Если жена в деле, то могла за завтраком что-то подсыпать.
- Вариант. Будем иметь ввиду, когда её найдём.
- А мы её найдём? Или только будем искать?
- Есть мысль повесить убийство на неё. Все знали про измены её мужа, легко поверят в версию убийства из ревности, или что она в порыве гнева столкнула мужа.
- А это даст нам возможность объявить всесоюзный розыск?
- Да. Мы, конечно, проверим её родных, но она не дура, туда не поедет. У неё и мужа были фальшивые паспорта, мы специально помогли их сделать. Если воспользуется, наши люди её быстро найдут.
- Вдруг она не причём?
- Почему тогда ко мне не пришла?
- Испугалась, что придётся отвечать за мужа?
- Не важно. Не пришла - значит, виновата.
- Но среди альпинистов, на всякий случай, проверьте. Едва ли, но чем чёрт не шутит, когда боженька спит?! Вдруг действительно наняли верхолаза?
- Пистолет пропал. По номеру он из Закавказья, с нами не свяжут, но если проявится, то узнаем.
- Шансов мало.
- Ой, не скажи. У нас для контроля на подобный случай и гильзы отстрелянные есть, и пули. Специально засвеченный ствол Эрнсту подсунули. Где угодно по Союзу, если случится стрельба, будут искать совпадения. Мимо архива дело не пройдёт, а значит, и мне сообщат. Так воров и сыщем.
- А я, между прочим, ещё осенью говорил - кончать надо Эрика. Пора! Зажился! Слишком много знал. Послушали бы меня, сейчас забот бы не знали.
- Сам помнишь, почему отложили. Мы на нём новый канал проверяли, а там... летом... он бы с женой грибочками отравился. Или на курорте лодка бы перевернулась. Утонули люди и концы в воду.
- Поиски понятно, рано или поздно жену найдём и спросим, куда деньги девала и с кем их разделила. Что сейчас с финансами делать будем?


Педро Родриго де Варадело


- Мы получили второе письмо. Если там написана правда, то это бомба.
- Педро не тяни, я и так уже достаточно заинтригован.
- Вновь, как и в первом письме, три пункта. В первом координаты подводной пещеры, и вновь с точностью до географических секунд. Остров Кокос. Упоминается капитан Александр Грехем, он же Бенито Бонито, он же Кровавая Шпага. 1820 год. Говорится о трёх сундуках и двух бочках.
- О, Боже! Я слышал об этой истории! Перевозились золото и драгоценности на 10 миллионов песо в тех деньгах. Если это не розыгрыш, то... Что ещё?
- Опять координаты той же точности. Затонувший 6 сентября 1622 года, галеон "Нуэстра Сеньора де Аточа". Тот самый Серебряный Караван. Можно поднять ценности на сумму около 450 миллионов долларов. Но лежит рядом с гринго. Флорида, 56 километров к западу от острова Ки-Уэст. Зато глубина всего около 16 метров.
- Погоди, Педро. Погоди. Дай отдышаться. На Кокосе, как и в первом пункте первого письма, живые ценности. Во втором пункте, информация о затонувшем галеоне. Тогда говорил, что не там ищут, сейчас указал, где надо. Третий пункт вновь про предателя?
- Чили. ЦРУ организовывает забастовку Конфедерации Владельцев Грузовиков. Написано, что при общей численности армии Чили 20 тысяч солдат, в страну, для мятежников, уже ввезено 30 тысяч стволов огнестрельного оружия.
- Не уверен в достоверности.
- Я тоже удивлён. Более того - названо время начала забастовки - октябрь этого года. Ей будет предшествовать недостаток продовольствия, на фоне организованного США резкого падения цен на медь. В конце приписка: "Дата конца социализма в Чили - 11 сентября 1973 года. Подробности после подтверждения моей правоты."
- Так... кто ещё в курсе содержимого письма?
- О получении знают трое. Ещё двое могут догадываться о факте проведении операции. Письмо прочитал только я и сразу позвонил по закрытой линии.
- Никому ничего не говори и не показывай. Сам, лично, не отходя, сиди с пистолетом у сейфа. Первым рейсом же к тебе вылетит сопровождающий, пока ещё не знаю кто, но он будет из тех, кого ты знаешь лично. Письмо запечатываешь, летишь в Гавану и отдаёшь лично и только мне в руки. Про содержимое ни слова даже сопровождающему. Дома нам надо будет очень серьёзно посоветоваться. Однако рассчитывай на скорое возвращение в Москву. Думаю, с кладом на Кокосе мы разберёмся быстро.
- Не похоже на аферу. Слишком много чего нашли по первому письму.
- Не похоже... Педро! Умоляю, не спугни информатора.


Тайник


В воскресенье я ездил в Царицыно и в полной боевой стоял на башне-руине. Последний раз перед Майскими праздниками, на них ребята уедут в Крым. Я крутой, весь такой в страховке, собираюсь учиться подниматься наверх. Рядом поднимается человек без всякой страховки, да ещё мне подсказывает, что и как надо делать. Сверху видно, как гуру что-то обсуждает с человеком в штатском, по виду которого понятно - органы. Вдруг подзывают меня, великий человек со смешинкой в глазах спрашивает:
- Серёжа, ты сможешь опуститься на землю с крыши высотного здания?
- Нет. Мне Виктор сказал, что по шее даст, если без него куда-нибудь полезу. Но если он разрешит...
- Понял, понял. Серёженька ты у нас сколько занимаешься? Третий раз?
- Нет! Четвёртый, - гордо заявляю я. - А давайте, прямо сейчас попробую...
- Тогда точно от Вити получишь, - и уже к штатскому. - Вот видите? Ребёнок после третьего занятия сможет, а вы спрашиваете про самых опытных. Любой может! Любой!
- Я не ребёнок! - демонстративно обижаюсь. - Я в этом году школу заканчиваю и в альплагерь еду. По маршруту...
- Иди, Серёжа, иди. У тебя ещё упражнение недоделано.
Перед отъездом, когда собирали снаряжение, услышал рассказ:
- В Москве серия краж, забираются в квартиру через балкон. Мильтоны стали думать на альпинистов. Тогда мы прошлись с Сашенькой по фасаду, чуть-чуть продемонстрировали, что можем, теперь от альпинистов наверняка отстанут. Поймут, что любой дурак сможет по верёвке спуститься, а если у него ещё и снаряга будет, даже вниз не упасть.
Мне что-то мнится - не по мою ли душу сюда человек приходил? В принципе, очень может быть.
Смог зайти на Преображенку. Там народу, больше чем людей. Толкучка, продают всё и вся. Гуляя по рядам, набрёл на инструменты. Качество не такое, как в моём фанерном чемодане, но, похоже, направленность та же. Ничего не купил, зачем мне это, однако место запомнил. Нашёл полезную вещь - универсальный ключ проводника. Ящиков от приборов приобрёл три штуки, один побольше деревянный, два поменьше из толстой жести. Они герметичные. В жестяный футляр легко уложится всё оружие с принадлежностями. А второй нужен, чтобы мне можно было деньги спрятать.
Чтобы железяки меньше брякали, обернул их старыми газетами. Упаковал пистолеты с револьвером и патронами. Деревянный ящик забил, но место в нём осталось, пришлось пожертвовать дырявым байковым одеялом. Переоделся в уже привычную, обмятую по фигуре рабочую одежду. Рюкзак взял батин, ящик всё же тяжёл.
Универсальный ключ проводника широко распространён среди железнодорожников, электриков и прочих, работающих с промышленными запорами. Трёхгранник, четырёхгранник, флажок и ушки откроют любую дверь в вагоне, любой щиток, любую панель. Большинство шкафов с электро, да и другим оборудованием тоже. Вот и мне нужно открыть одну дверь. Её нашёл в 96-ом, специально искал место, куда никто не залезал с момента постройки здания или, как в моём случае, после капитального ремонта. Трёхэтажное старое здание почти в самом центре города, ещё и в 97-ом стоит, причём ломать его не собираются. Не знаю, по какой причине, ни одного инвестора оно не заинтересовало. Правда, расположено далековато от больших улиц, в окружении других, таких же малоэтажных домишек. Хотя на небольшом удалении тогда уже начали возводить, какой-то очередной высотный жилой дом.
Подвал закрыт, но мне он не нужен. К стене дома примыкает кирпичная труба от старой котельной. Сейчас, в век центрального отопления, домовая котельная стала не нужна, но по какой-то причине трубу не разобрали, бункер для угля заняло ЖЭКовское хозяйство, а неразобранные останки старой угольной печи стоят до сих пор. К ним-то мне и надо. Ключ - простой "флажок" без труда открыл несмазанный замок двери, и я зашёл в бывшую котельную. Какая роскошь! Здесь есть даже электрическая лампочка, и она даже включается. Залез на кирпичную кладку, выложенную до половины стены. Раньше она служила основанием чему-то массивному. Ящик опустил в щель между кладкой и внешней стеной. Закладка сделана. Ушёл, аккуратно выключив свет и заперев дверь. Первую часть плана выполнил, теперь осталось ждать сообщения от будущего.