больше бывает слов читать Эпикхантер
  
  
  Пролог
  
  Хмурые тучи медленно скрыли полуденное солнце, спасая от безжалостных жалящих лучей. Шутка ли, середина лета, а трава здесь пожухла, будто в степной зоне. Страшное здесь место... здесь даже листва осыпается с деревьев, хотя до конца июля ещё больше недели.
   Впереди Башня... Высокая, серебристая, не из нашего мира. Она появилась около месяца назад и стоит, как ни в чём не бывало, неуязвимая, будто вечная. Аномальная зона вокруг неё уничтожает всю растительность, по самую прозрачную стену, которая эту зону и окружает. Эту стену хорошо видно, она постоянно переливается разными цветами, будто медленно пульсирует.
  Птицы незаметно пропали - скоро будет дождь. Эта зловещая тишина как раз под стать напряжённому моменту ожидания развязки... первых шагов людей в неизвестность. Это пугало.
  А дождик скоро будет: небо насупилось серьёзно...
  Тая остановилась, вдохнула обогащённый кислородом воздух, подаваемый в скафандр из баллонов за спиной. Она увидит этот дождь, если только вернётся из этой странной башни, где ещё не был ни один человек.
  Тая пытливо взглянула на огромную серебристую башню, больше похожую на цилиндр высотой около двадцати метров, а в диаметре не меньше десяти, которая появилась здесь после их эксперимента с её детищем − первым телепортом на Земле, который создан на основе электромагнитной сферы. Он не удался, этот эксперимент, зато время на всех часах в пределах километра остановилось на три минуты.
  Ну, нет на Земле таких серебристых башен, нет! Вернее, раньше не было. Она появилась из ниоткуда, и вот от этого было страшно на душе, даже жутко. И такие башни одновременно возникли на многих континентах. Всего их обнаружили около тридцати. И вокруг каждой раскинулась аномальная зона.
  Тая оглянулась. Все вокруг тоже облачены в такие же скафандры, рядом Кир и Анатолий, учёные-коллеги, изучающие квантовую физику. Исследователей здесь осталось мало, многих эвакуировали, когда всё началось.
  Зато вояк... муравейник.
  − Тая, вы уверены, что хотите идти внутрь первыми? - с участием в голосе спросил командир штурмового спецподразделения, тридцатилетний капитан Мирка Родович. Его мощный вид и резкие черты лица вселяли уверенность в безопасности. Все военные вокруг были облачены в БК - боевые костюмы, которые были покруче любых скафандров. У них разве что пушек нет, у этих штурмовиков. Обвешаны гранатами, гаджетами, у каждого помимо автоматов по парочке компактных гранатомётов.
  Тая посмотрела назад вдаль, где на фоне далёких гор располагалась их научная база, сейчас безлюдная. Когда-то там бурлила жизнь, кипели споры и совершались открытия... А сейчас все бежали в страхе.
  − Да, мы будем идти безоружными, вы за нами. Мы не знаем, с чем имеем дело, поэтому не нужно агрессии. Запомните, никакой агрессии! - Тая сделала ударение на последних словах. Капитан кивнул и сказал:
  − Дрон пролетел беспрепятственно. Внутри башни длинный коридор, дальше округлое просторное помещение. В его центре диск, а по наружной стене...
  − Мы всё знаем! Нас проинструктировали, − прервал капитана Кир. - По наружной стене такие же коридоры, в количестве двадцати трёх штук.
  
  Прямоугольный вход без дверей не темнеет вопреки законам, но и свет из него не исходит. Дверей в этой странной башне нет, возле входа в ожидании бактериологи, облачённые в костюмы биологической защиты, готовы дезинфицировать любое существо или предмет, если тот вдруг появится из башни. Два заведённых мощных подъёмных крана удерживают на весу по тяжеленному бетонному кубу. Если возникнет нежелательная ситуация, они сразу заблокируют вход этими квадратными блоками.
  Камушки хрустели под подошвами скафандра, Тая подошла к входу в эту загадочную башню, за ней неотрывно хвостом следовали коллеги, будто боялись потеряться. Присоединились ещё Фридрих и Роман − первый бактериолог, а второй биолог.
  Коридор широкий, видимого освещения нет, но вдали, куда он уводил, было светло.
  − Снаружи башня метров десять в диаметре, а тут по коридору топать шагов пятьдесят, не меньше, − тихо произнёс Кир. - Не кажется ли вам это немного странным?
  - Тут всё странное, ни ступеней, ни дверей, избушка не поворачивается к лесу задом, а к нам передом, − растягивая слова, добавил Анатолий.
  − Тихо... Если всему удивляться, будем лишь ахать да охать, − Тая достала визор, обнаруживающий почти все известные излучения наравне с пространственными вибрациями и пошла не спеша по серебристому полу, готовая в любой момент отступить. Ничего не происходило, лишь лента коридора и люди позади, осторожно шагающие в неизвестность.
  Вот и конец коридора, впереди всё, как на картинке дрона - округлое помещение, чёрный диск в центре и коридоры, коридоры по всей стене...
  Солдаты медленно занимали помещение, в любой момент готовые к бою. Тая уже хотела выдохнуть с облегчением, что всё пока идёт успешно, но тут что-то мелькнуло на экране визора, и она увидела силуэт трёхметрового человекоподобного по форме тела существа, приближающегося к людям и переливающегося, будто ртуть. На вид он казался жутким, чуждым.
  − Он идёт к нам, − еле вымолвила Тая, кандалы страха сковали её волю, парализовали тело.
  − Кто идёт? − спросил позади капитан, поднимая перед собой мощный двадцатизарядный пистолет. Существо уже проявилось - оно резко покраснело и покрылось шипами.
  − Я иду! Яяя! - прорычало жуткое существо, нет мне вида и нет предела! Аджжет имя взял себе для вашего мира я, потому что принёс для вас конец системы вещей! Время остановить уже можете, а сами жестоки сердцами! Вспомните сожжённого невинного монаха! Теперь я буду играть! Все мы будем играть... с вами!
  Люди стояли оцепенело, не отрывая взглядов от шипастого Аджжета, некоторые солдаты пятились к коридору, чтобы при первой возможности туда отступить.
  − Играть? - капитан взял инициативу на себя. - Разве наша планета − место для игр?
  − Да! Я долго этого ждал, ох как долго! С тебя и начнём!
  Когда капитан выстрелил, Аджжет уже проходил мимо него в стороне и убил его ужасными шипами, ударив наотмашь кистью. Он сделал это так быстро, что солдаты начали стрелять лишь тогда, когда шипастый уже оказался между двух солдат − пара молниеносных ударов руками в стороны и шипы проткнули их бронированные костюмы как бумагу. Солдаты стреляли, а их палач появлялся между ними и исчезал, сея смерть.
  Бежать! Тая смотрела на округлую стену и не могла поверить глазам - та крутилась, будто барабан центрифуги - коридоры мелькали узкими полосками, потом всё слилось в сплошную стену... Бежать было некуда!
  Мелькающий и просто казнящий бедных солдат Аджжет, подвижная стена, всё это никак не укладывалось в мозгу, и Тая упала на колени, закрыла забрало скафандра ладонями и закричала, захлёбываясь слезами отчаяния. Она не может на это смотреть!
  Сколько она рыдала? Секунду, две? Раздался оглушительный хлопок, ударная волна отбросила Таю в сторону.
  − Когда я здесь, не стоит сюда приходить! − услышала она голос Аджжета. Испуганно отняла Тая ладони от пластикового забрала, всхлипывая, с ужасом осмотрелась. Стена остановилась, вокруг валялись далеко разбросанные трупы солдат и учёных. У многих из-под скафандров растекалась по полу кровь. Как быстро он расправился со всеми!
  Этому монстру подвластно время и пространство... но он не убивал её, замер и смотрел, как она рыдает.
  Стиснув в решительности зубы, Тая собрала всю волю в кулак и рванулась в коридор, из которого они пришли. Бежать, бежать, иначе психика не выдержит, не переварит сознание всего этого. Это слишком много для хрупкой женщины, которой нет ещё и тридцати. Вот она уже в коридоре, её шаги гулко отдаются от стен, но в проёме темнота. Конечно, этот Аджжет может управлять временем. Да, да! Сейчас ночь уже... наверное!
  Вот она, свобода! Но выскочив на улицу, Тая ахнула - на покрывале ночного неба красовался большой диск неведомой планеты - двойника этого мира.
  Перед глазами всплыла надпись:
  Идентификация игрока
  Имя - Тая Багирова
  Раса - человек
  Класс - обыватель
  Уровень - 5
  Жизнь - 100
  Энергия 70
  Выносливость - 100
  Репутация − 27
  Особая способность...
  Больше сквозь слёзы прочитать ничего не смогла.
  Крик изумления вырвался у обезумевшей Таи.
  − Этого не может быть! Это на стекле забрала всё высвечивается! - всхлипывая, бормотала она, нажав большими пальцами две кнопки на шлеме, сняла его. Но интерфейс игры не пропал.
  Она теперь и вправду в какой-то жуткой кровавой игре, в чужом, неизвестном мире!
  Вернуться?
  Нет! Там Аджжет! В башню она теперь не вернётся никогда!
  Тая бессильно опустилась на землю и зарыдала, в отчаянии закусив нижнюю губу...
  
   Глава первая
  
   Шок
  
  − Давай, чувак, прокидывайся! - грубый мужской голос доносится откуда-то сверху, а перед моими глазами мокрый пол, на который я безуспешно пытаюсь блевать, но желудок мой пуст, он уже бедный сжался в плотный комок.
  Холодно, ужасно холодно! Дрожит не просто каждая мышца, а каждая клеточка, во всём теле безумная слабость. Хочется раздражённо крикнуть: оставьте меня в покое, не орите на ухо, но бессилие побеждает...
  Я так слаб, что меня сейчас забодает и комар.
  − Ты чего, слабак? Никак не очухаешься, что ли? Тебе ещё одну дозу вкатать? - не унимался мой экзекутор.
  Я не могу ответить, стиснув зубы, пытаюсь распрямить бессильные руки. Но они так и остаются полусогнутыми. Что это со мной такое?
  Лучше бы я не задавал этот вопрос сам себе! Хотя голова и не соображала, перед глазами чётко нарисовалась картинка: казнь − смертельный укол в вену. По ходу я умер! Это ад такой, что ли?
  − Морячок, ты слишком долго плавал! С двух доз и суточный труп бегать будет! - лёгкий укол инъектора в плечо заставил дёрнуться от неожиданности. Через несколько секунд сердце гулко застучало веселей, а прилившая в мозг кровь заставила его работать быстро, как в ускоренной съёмке. Да и мышцы среагировали: наконец-то я смог немного повернуть голову и взглянуть на... о, ужас!
  Сбоку стоял солдат в серо-чёрном камуфляже, с автоматом на плече. На его лице была вратарская маска жуткого вида, в стиле аля хорор, а у ног сидела чёрная необычная зубастая тварь: на вид помесь какого-то варана и собаки.
  Это повторный укол сделал своё дело - моё бедное сердце разгонялось с бешенным темпом, я уже подумал, что ещё немного и можно представиться праотцам, так оно гулко бухало в груди.
  Сделав невероятное усилие, я всё же победил вес тела и поднялся. Ноги держат неуверенно, норовят согнуться как соломенные, будто и не мои вовсе.
  Помещение высокое, просторное, стены гладкие, серые. Позади меня горизонтальные капсулы с жидкостью, ещё двое голых людей валяются на полу. А солдат всего один. Когда он повернулся к другим пробуждающимся, я чуть не уронил на пол челюсть - за спиной в ножнах у небо приторочен меч, причём лезвие было шириной с ладонь, если не больше. Рукоять оружия длинная, под две руки.
  − Нормально! Главное, что мозг работает хорошо, - сказал солдат, глядя на меня. - Из-за тебя мы сюда и приехали!
  Нормального пока было мало, на периферии моего зрения с правой стороны были видны какие-то мелкие слова и кубики. Лишь я попытался на них сосредоточиться, как передо мной возникли надписи.
  Имя - Егор Ташинов.
  Раса - человек неизменённый
  Класс - эпикхантер
  Уровень - 8
  Жизнь - 100
  Энергия 70
  Выносливость - 100
  Репутация − 2
  Особая способность - пси сканирование.
  Точка привязки - отсутствует.
  Внимание! Если точка привязки не выбрана, игрок не сможет возродиться, что означает смерть персонажа при потере всех хитпоинтов жизни!
  Я так обадел, что не расслышал, что мне говорит рядом стоящий воин. Ладно, если это игра, тогда покажите бар или как там её, шкалу жизни, что ли?
  − Приседай, приседай, кровь по телу разгоняй! - почти проорал солдат уже раздражительно.
  Я два раза умудрился присесть. Это было так тяжело, будто у меня на плечах сидел человек.
  Вошёл ещё один солдат, держащий в руках два тёмных вещмешка. На нём такая же хоккейная маска, как и на терзающем нас гаде. Развязав их, он вывалил содержимое на пол. В одном мешке оказалась три камуфлированных формы, таких же, как и на солдатах. Ещё три полотенца. Он вытряхнул из второго мешка маски, наручи и поножи, так можно было их назвать. Ещё в снаряжение входили тонкие шлемы, замаскированные под волосы, когда я пригляделся, то понял, что на вояках такие же. В общем, странное одеяние, вообще всё происходящее плохо укладывалось в сознание.
  − Камон, чего сразу нагрудники не принесли? - спросил солдат с иньектором.
  − Вин что-то заметил, пусть лучше чекуют, я сам ещё раз схожу.
  Взяв одно полотенце, Камон швырнул его мне. Я поймал и с усилием стал вытираться, чтобы разогреть тело. Затем он кинул два полотенца сидящим на полу беднягам. Они казались вялыми, будто улитки.
  − Ты кто вообще? - хрипло спросил я, ужаснувшись своему голосу. Он будто реально заржавел.
  − Одевайся, заключённый! − от слов вояки, его варанопёс привстал немного, готовясь к прыжку. Нехорошо он на меня смотрит, зло. Нет, не буду испытывать судьбу, лучше пока помолчу.
  Я шёл, будто робот, разучился ходить совсем. Если бы мне не вогнали эти два укола бешеного стимулятора, я бы так и валялся сейчас мешком на полу. Лопоухий шёл к вещам вообще как зомби, осталось руки шире расставить и оскалиться. Он с опаской обогнул ужасную собачонку, а та уже сидела с таким унылым видом, будто сожрала упаковку депрессина.
   Мы вяло одевались, даже безвольный тип подтянулся.
  Камон ушёл, а оставшийся вояка громко, но уже спокойнее, стал говорить:
  − Шевелитесь! Нам до темноты надо свалить отсюда, иначе придётся ждать до утра! Меня Серым кличут, если что. Обращайтесь ко мне, я тут сейчас старший.
  − Слушай, Серый, мы в игре, что ли? - эта фраза у меня уже вышла лучше, голосовые связки прочищались.
   − Нет, это жизнь такая сейчас игровая, хотя... откуда тебе знать! Вы всё проспали. Не отвлекайся! Выбирай себе вещи, но куртку пока не одевай, сейчас Камон нагрудники принесёт!
  − Как же не отвлекаться? - спросил один из пробудившихся. Худой, лопоухий, но лицо жесткое, злое.− Меня казнили, и тут я очнулся здесь, в этом странном месте и с игровым интерфейсом перед глазами!
  − Со мной та же история! - сказал второй, тяжело наклонившись, поднял с пола наручи. Этот наоборот, выглядел округлым, лицо безвольное. Что он мог совершить преступного - непонятно. Хотя по большому счёту казнят не только убийц. Я вот вспомнил... месть свершил, воздал по заслугам: получилось три ваших - два наших (считая меня). В результате в нашу пользу вышло.
  − Серый, что происходит? − не унимался я. − Не томи душу! Какой сейчас год?
  − Две тысячи сто пятнадцатый!
  − Пятьдесят второй, − еле слышно прошептал я. - Шестьдесят три года? Я проспал столько, не ошибся? - уже устав удивляться, я натягивал на тело серую футболку и трусы.
  − Я введу вас в тему вкратце, только не перебивайте!
  Глазами мы следили за вошедшим Камоном, который нёс три нагрудника-доспеха. Маски у солдат различны, можно запоминать, как лица людей.
  − В общем, так, - начал Серый, видя, что мы усиленно собираемся. - Вас не стали уничтожать, а оставили как запас органов на случай войны. Стратегический запас, так сказать. Но войны не случилось, а когда два года назад появилась первая башня, было уже не до вас. Вам очень повезло, что до вас не добрались здесь ни кроки, ни твари, которыми сейчас полна Земля.
  − Откуда взялись эти твари? - я уже стоял в нагруднике, нацепил маску. Прорези для глаз широкие, если и было ограничение обзора, то лишь вверху и внизу.
  − Да так всё мутно, малопонятно. Сначала животный и растительный мир поразил вирус, вернее две его разновидности. Его назвали крожедо один и крожедо два. От первого мутирует животный мир и сами люди, от второго все растения. Причём растения заболели все, а вот люди и животные нет, только часть. Но это ещё не всё...
  − А что, может быть ещё что-то хуже? - ехидно спросил лопоухий, надевая маску на лицо.
  − Может! Башня соединяет между собой сотни миров, работает как портал.
  − Неудивительно, − сказал я. - Если оказалось, что мы всё время жили в цифре, а в итоге все доводы сходятся к этому, то можно сотворить любую бяку.
  − Вот, вот! Теперь к нам ходят, все, кому не лень. Но и это ещё не всё!
  − Да ладно! Бывает и хуже?
  − В башне часто появляется сверх существо, себя оно называет игрок Аджжет. Много людей он убил, чем-то он зол на землян, а вот как мы ему на хвост соли насыпать могли, непонятно.
  − Ад жжёт, − тихо сказал я.
  − Что?
  − Да имечко у него странное, говорю!
  Мы уже оделись, даже безвольный.
  В капсулах были ещё люди. Неподвижные и жуткие от этого, они лежали тут годами, как и я. Много тут капсул − ряды тянулись далеко. Странно, что пробудили только нас. Вообще, всё происходящее странно сейчас для меня.
  − Остальных что, пробуждать не будете? - спросил я.
  − Нет! Пусть пока спят, здесь глубоко и безопасно. Когда придёт решающий момент, тогда и разбудим.
  Прибежал один из солдат, с порога доложил:
  − Там движуха, наверное, нас заметили, когда мы сюда пробирались.
  − Так! вперёд! − скомандовал Серый. − Вещмешки захватите!
  − Эй, я стрелять умею! - сказал я. - Дайте оружие!
  − Сейчас разберёмся! − Серый оглянулся проверить, поспеваем ли мы за ним, хотя просто бодро шёл, его зубастый питомец не отставал больше чем на метр. Мы изо всех сил старались поспеть за ними. Камон со вторым солдатом двигались за нами.
  Пройдя по коридору, мы попали в лабиринты лестниц и тоннелей, которые разделялись множеством плотных тяжёлых дверей.
  - Для чего нам такие маски? - спросил я, сбивая дыхание. Оказалось, что сейчас для меня быстрая ходьба была как бег.
  − Кроки! - зло сказал Серый. − Их морды похожи на маски. Они тупы, эти твари, поэтому нас в масках принимают чаще всего за своих. Плюс она неплохо защищает, шлемы, замаскированные под волосы тоже из-за них. - Вообще кроки - это бывшие люди! Но это ещё не всё... Все мутировавшие твари принимают тогда человека за крока, но не всегда. Когда срабатывает, а когда и нет. Но чаще всего можно проскочить. Другое дело с растениями, они всегда определяют человека.
  − Во как! Я тоже могу стать таким кроком?
  − Можешь! Возрождаться будешь с этой же проблемой. Если что, лучше умри. Реально умри!
  Мы шли, а у меня колотилось сердце, голова разрывалась от мыслей и переживаний. Что я увижу там? Ладно, если бы я сейчас был полон сил и уверенности в себе, а вот нет - я сегодня пока обычный овощ, которого шутя могут разорвать на куски там, наверху.
  − С оружием все имели дело? - спросил Серый, подойдя к большим дверям, какие бывают на банковских сейфах.
  Я даже из крупнокалиберных образцов стрелял, три года служил наёмником. Лопоухий, которого звали Андрей, тоже мог работать с оружием. Лишь безвольный Лёха - этот признался, что полный ноль в обращении с огнестрелом. Всё равно нам всем троим дали по пистолету и ещё по две обоймы патронов.
  Первое доказательство, что мы в игровом мире, прилетело - высветились модель 'фуга' и ттх оружия, лишь я взял пистолет в руки. Шестьдесят патронов - магазин в рукояти и два в нагрузку, в каждом по двадцать штук.
  Лёхе Камон показал, как снимать с предохранителя, стрелять и ставить на предохранитель обратно. С ехидцей добавил, что если Лёха доживет до смены магазина, то ему кто-нибудь покажет, как вставить новый.
  Серый негромко стукнул прикладом автомата по дверям. В ответ раздалось три еле слышных удара.
  − Так... сейчас мы будем двигаться до ближайшей точки возрождения. Запоминайте, если вы не успеете сделать привязку к респу, то просто умрёте реально, если вас замочат.
  Поэтому! Ваша первая задача - дойти туда живыми в любом случае. Ещё усвойте два правила! Первое − патроны на вес золота! Второе - всегда помни о ловушках, повторяю, всегда! Всё ясно?
  Он выжидающе смотрел на нас, пока мы втроём поочерёдно не кивнули.
  − Слушай, Серый. Ты говорил, что лучше умереть, если вдруг заразят кроки. А потом говоришь про точку возрождения...
  − Сейчас в нашем мире есть аннигиляторы и воскресители, есть респаун - точка возрождения, кому непонятно. Мы исследуем местность всё больше, постоянно открываем что-то новое. Об этом расскажу потом, в Ковчеге много времени будет, там и наговоримся. А теперь всё, тихо! − сказал он и стукнул по двери два раза.
  Сначала ничего не происходило, затем раздался еле слышный гул и двери очень медленно стали открываться сами.
  Всё это мне показалось бы сном, но сердце так бухало в груди от волнения и лишней бодрящей тело инъекции, что мне казалось, будто я в аду... Сейчас мы увидим этот мир, заброшенные дома, поросшие плющом или ещё какую-нибудь унылость запустения. Сейчас увидим...
  
   Глава вторая
  
   Кроки
  
  Дверь медленно открывалась, и первое, что явилось взору, было тёмно-серое дерево вдали, если его можно так назвать. Из середины большого ствола торчали всего три крупных ветви без отростков и листвы, а вверху ствола было что-то наподобие цветка - два зауженных в стороны лепестка, а вверх в форме короны поднимались колыхающие щупальца, как венчик у цветка.
  У входа двое солдат с автоматами на фоне скалы... всё предсказуемо - оба в хоккейных масках, экипировка однотипная, вот только у одного вместо автомата классический огнемёт, за спиной контейнер с горючим.
  Мы вышли, дверь за нами стала закрываться. Я ожидал увидеть город или базу, но мы оказались в безлюдном ущелье. Наша дверь была в скале, сама имела такой же вид базальта. Когда она закрылась, перед нами встала сплошная каменная стена. Мимо проходила каменная широкая дорога, вдоль которой местами рос скупой тёмно-зелёный кустарник.
  − Двигаемся! − скомандовал Серый, затем подал знак кому-то наверху скалы и мы пошли вниз, внимательно следя за местностью. Солдаты взяли нас в охранное кольцо.
  Небо было светлое, как и раньше, солнце сейчас пряталось за белые кучевые облака. Лишь только оно и скалы и казались сейчас чем-то родным, растения же были чужды, будто я попал на иную неприветливую планету. Даже мы, в этих в странных серо-чёрных камуфляжах, с жуткими масками на лицах, казались чужаками на нашей Земле. Но больше всего меня сейчас беспокоило дерево... Оно однозначно хищное по форме, тем более на концах его веток уже можно было различить что-то похожее на заострённые наконечники.
  Конечно, раньше на Земле были хищные растения, но они не угрожали человеку. Максимум, что они могли, это поймать и переварить крысу, которые падали в слизь цветка, по форме напоминающего кувшин, и не могли вырваться. Но это дерево... возможно, оно может нанизывать на ветку человека, как на копьё и отправлять его наверх в 'цветок'. Природа растений очень изобретательна: были в нашем мире и цветы мухоловки, внутри которых были ловушки-лабиринты, где муха запутывалась и умирала. Даже человек ловит рыбу на более примитивные ловушки. А что же сейчас может быть после мутаций вируса крожедо?
  Из-за небольшой скалы появились ещё трое солдат, один был со снайперской винтовкой. Вообще, на всех автоматах стоял прицел типа экрана. Но снайперка эта − внушительная махина, судя по размерам. Пуля видно такая, что её кинетической силы хватит, чтобы при её попадании человеческая голова разлетелась, как арбуз. Ой, что-то есть захотелось дико. Как арбуз представил... Внезапно проснувшийся бешеный голод заглушил даже чувство опасности, висевшее над нами в воздухе дамокловым мечом. Шутка ли, более шестидесяти лет ничего не есть!
  Шли мы быстро, мелкие камушки шуршали под подошвами лёгкой и удобной обуви. Дорога делала резкий поворот и нам сначала открылась небольшая площадка-возвышение, на которой стоял воин с внушительным миниганом. Он поднял в приветствии ладонь, лишь только увидел нашу группу: мол, я вас вижу, всё в порядке.
  Наверное, у него всё в порядке, а вот мы трое пробуждённых остановились, открыв рот, потому что представшее перед нами плато было до того необычным, будто его породило искажённое сознание! Первое, что бросилось в глаза, это три грандиозных постройки... не знаю, даже как это назвать. На рядах гигантских колонн, похожих формой на кости, в ряд друг за другом были выстроены два круглых, хаотично недостроенных диска, каждый напоминал щербатый облик луны. Эти конструкции были высотой метров по двадцать, не меньше. Перед ними площадка, с каждой стороны которой по краям было штук по десять выдолбленных выемок для костров. Это определить было нетрудно, потому что ветра почти не наблюдалось и в этих кострищах виднелось немало пепла. Конечно, поражает этот необычный вид, но самое жуткое, что было в этой картине маслом, так это небольшой памятник на постаменте, приютившийся у этих грандиозных строений. Силуэт фигуры в балахоне, но как бы без рук... А вот белизна у ног памятника, да и вдоль всего первого монумента - это груды костей, возможно, даже человеческих.
  Чуть поодаль непонятные растения, похожие на гигантские кактусы, сужающиеся кверху. Они до того сливались расцветкой с ландшафтом скалы, что если не приглядываться, их можно было вообще не заметить. За ними валялось несколько трупов кроков, этих тварей я сразу распознал, потому что их морды действительно похожи на хоккейные маски, а раскраска тела на наши камуфляжи. Дальше вниз по дороге трупов валялось ещё больше. Они отличались от людей лишь непомерно длинными, мощными руками, скорее всего они двигались на четырёх конечностях. Если не считать устрашающего серо-чёрного окраса их кожи и лица из фильма ужасов, они больше ничем не страшили с виду... пока мёртвые.
  − Что, обалдели? - Серый не остановился. - Не задерживаемся!
  − Что это? Люди! Что это? - Андрей, видно, был шокирован больше всех, но говорил тихо и хрипло. - Кто строил... это!
  − Кроки, кроки! - Серый не задерживался, несколько раз крутнул кистью, призывая нас двигаться быстрее. Мы старались не отставать. - Тут в чём дело... Они, конечно, слеповаты да дурноваты, но словно подчиняются какому-то слепому инстинкту: сбиваются в стаи, строят... эти места поклонения.
  − Да они ещё и подземелья строят! - сказал огнемётчик.
  − Из чего они строят-то? - приглядевшись, я определил, что монументы выложены из камня. − По ходу камень, а чем они его скрепляли?
  − Тебе это так интересно, да? Вон те растения видишь, гилофы которые? - Серый указал на гигантские кактусы цвета скалы. − Выкармливают такие растения кроки подгнившим мясом, затем убивают растение, а его густую желеобразную субстанцию используют для скрепления камней. Инфицированные коржедо существа будто следуют чьей-то воле. Кто инфицирован коржедо, будь то люди или растения, могут вступать в симбиоз, ну, как это пояснить, такое и у нас было раньше. Муравьи и тля, например. И те, и другие неразумные, а вместе два разных вида легче выживают.
  − А как же эти... − я запнулся, вспоминая, как называются 'кактусы', − питаются, когда их не кормят?
  − Да как... идёт мимо человек или животное, выстреливаются споры, а проще сказать, шипы и ты падаешь парализованный. А этот, как ты сказал, кактусик, очень долго подползает к тебе и медленно залазит сверху. И ты скажешь, ну и что? А ну и всё!
  Со скалы спрыгнул ещё один солдат со снайперкой.
  − Дреды летают на окраине города, − заговорил он, − видно, выстрелы всё-таки услышали! И ещё, там кроки повели в заграду трёх пленников, двух девок смазливых, кстати. В ту, мимо которой мы проходили!
  − Какая разница, девок или не девок − нельзя число кроков умножать! − Серый повернулся к нам. − Придётся пробежаться до леса! Вперёд!
  − Я не хочу в такой лес! - еле слышно сказал Андрей, но побежал вместе со всеми.
  Серый его услышал:
  − Не баись! Не все растения такие! Хотя... я вас предупреждал! Второе правило, не забыл? Всегда помни о ловушках! А первое правило про патроны!
  Как ни странно, но до леса я добежал без мучений. Сказывался игровой мир, в реальном я бы никогда так не смог после бесконечно долгого сна. Лес здесь частично походил на прежний, только листья на деревьях вместо зелёных стали бурыми. Кусты же изменились настолько, что некоторые просто стелились по земле, словно лианы, а некоторые будто стали грибовидными, ветки превратились в толстые корявые разветвления самой причудливой формы. Деревья росли дальше друг от друга, чем раньше, поэтому лес не был густым. Возможно, место образовалось оттого, что некоторые деревья либо вырезали, либо их сожрала новая фауна и лора. Некоторые виды деревьев до того мутировали, что стволы стали пузатыми, похожими на бутылочные деревья. Даже трава была другой, буроватой на цвет, возле этого леса она была похожа на земляных червяков, тянущихся кверху, на концах стеблей раздутые шарики, которые лопались, когда нога оказывалась рядом. Видно, микроспоры попадали на нашу обувь, чтобы путешествовать вместе с нами. А потом породить новую траву в разных местах, где мы будем проходить.
  Глобальные изменения, и это за пару лет... беспощадный вирус коржедо пожирает наш мир и постепенно его переваривает.
  Лес выглядел чужим, мрачным. Попадались тут и странные виды, мимо них мы проходили с опаской: какие-то цветы, стелящиеся по земле, колючие ветки.
  Надеюсь, вояки знают, что делают. Я пока лишь внимательно поглядывал по сторонам, чтобы на меня ничего не бросилось, понимая, что с пистолетиком я тут много не навоюю. Но всё равно, тяжеловесный, этот пистолет придавал уверенности, без него я бы чувствовал себя здесь вообще голым и беззащитным.
  Мы крались по широкой тропе, держа оружие наготове. Первым шёл бронированный пулемётчик, за ним Серый с парой автоматчиков, потом наша тройка. Остальные вояки двигались в арьергарде.
  Серый всё время поглядывал на своего питомца, но варано-собак был спокоен. Наконец Серый поднял кисть, все замерли, ожидая приказов.
  − Закатав и Карозин, забирайте новеньких и на скалу, оттуда долбите кроков, как первый выстрел будет, мы и атакуем. − Серый говорил еле слышно. − Мы раньше вас будем на месте по любому.
  Один из снайперов кивнул ему и показал нам знак следовать за собой. Мы двинулись вправо от группы. Неуютно как-то я себя чувствовал. Вроде и не трус, но мне всё казалось, что сейчас или ветка шею обхватит, или какая-нибудь опасная мерзкая тварь сверху прыгнет.
  Всё это переживание длилось недолго, когда мы карабкались вверх по редколесью, у меня было одно желание - упасть на почву и больше никогда не подниматься. Я так зверски устал! Но нельзя отставать, все бегут, хоть и запыхались изрядно. Мы не забываем оглядываться, чтобы со спины никто не напал. Оказавшись наверху скалы, снайпера сразу подобрались к краю обрыва и залегли на позиции для стрельбы.
  − Прикрывайте спины, − сказал один из них. Я не запомнил толком ни их необычных, сложных на восприятие имён, ни кто есть кто. Всё до боли одинаковое, имена смазаны, камуфляжи однотипны, а маски − они не запоминаются так, как лица... простые, человеческие.
  Подобравшись к краю, я осторожно взглянул вниз. Наверное, сегодня ещё не закончилось моё время удивляться. Я ожидал увидеть что-то типа хижин, частокол вокруг них или что-то подобное.
  Но внизу был огромный изощрённый лабиринт, стены которого выложены из такого же камня, что и монументы в ущелье. Повороты резкие, под девяносто градусов, из-за таких легко неожиданно нападать. В центре лабиринта округлая площадка, но строений не было, лишь ступени, уходящие винтом под землю. Кроков на площадке было немного, штук десять, они сидели в кругу и временами гортанно что-то выкрикивали. Бедные испуганные пленники сидели у стены, не отрывая от них взглядов. Я не сразу понял, что у кроков за спиной, но когда пригляделся, различил мечи, подобные и у наших вояк, почти у всех. По самому лабиринту блуждало ещё с десяток кроков, передвигались они на четырёх конечностях, будто обезьяны.
  Мы добросовестно посматривали назад, но из любопытства успевали ещё и смотреть вниз.
  − Работаем, сказал ближайший вояка, и раздалось два негромких хлопка - пара кроков, бредущих по коридору лабиринта, просели на почву и больше не двигались.
  Внизу раздался крик, похожий на короткий рык, только на высоких нотах. Вслед орущему кроку вторило множество глоток и разверзлась какофония ада, режущая слух и парализующая волю. Винтовки снайперов щёлкали раз за разом, но кроки были стремительны, они рвались все наружу лабиринта. Сверху можно было понять, что ими кто-то управляет, потому что работали они слаженно, будто единый организм. Стены лабиринта не были для них барьером, они бежали по их рёбрам как по почве. Как ни странно, они бежали так равномерно, будто разбегался круг по воде, когда в неё упал камень.
  Вояки их ждали - когда твари были недалеко от краёв лабиринта - в него полетели гранаты, но от них оказалось мало толку - стены защитили от осколков. Зато за стенами тварей встретили кинжальным огнём. С той стороны, где косил миниган, полегли все кроки, но с другой некоторые всё же прорвались под деревья. Что там было, мы увидеть не могли, но выстрелы продолжались недолго.
  − Нормально отработали, − сказал Закатав (я вспомнил его имя). - Теперь ходу, соединяемся с группой. За мной!
  − Я думал, вы будете координировать сверху, чтобы быстрее группа внутрь прошла, смотрю, связь есть, − догоняя вояк, сказал я, показывая на небольшую рацию у ключицы. Он даже не повернулся, смотрел на ходу в какой-то экран.
  − Это не наша территория, здесь этот город контролирует оппозиция, так можно сказать. У нас у каждого есть групповая экипировка, но тут нельзя в эфир выходить. А наши в лабиринте разберутся, аппаратура есть. Вообще-то мы называем это заградой. Кроки сразу строили три кольца, вот оттуда и пошло. Потом начали более совершенные строения создавать.
  Внизу раздалось несколько взрывов гранат и автоматная стрельба.
  − Ещё полезли из подземелья. Но их там обычно мало.
  − А чего у вас имена такие сложные или это позывной? - спросил Андрей. Я вот ни одного из вас не запомнил. - Что, нельзя нормальный позывной взять?
  − Это имя игрока, балбес. Вот придёшь на респ, там заставит система поменять! И тогда ты поизгаляешься над собой. Пока найдёшь свободный ник, а каждый игрок индивидуален. Серому вон, повезло! Он один из первых взял себе имя.
  − Что делать? Убегать? - истошно заорал вдруг Лёха. Он судорожно держал двумя руками пистолет. - Скорпионы!
  С горы на нас бежало штук десять скорпионов, если так можно назвать метровых монстров в бугристой блестящей броне. А по форме один в один - острые жала угрожающе подняты, раздвинутые клешни готовы к бою.
  Хлопнули винтовки, два скорпа резко остановилось, мы тоже открыли огонь, но пистолетные пули лишь пробивали хитин, скорпы быстро приближались.
  Добегут, добегут! Мы не успевали их всех выстрелять, поэтому отступали, почти бежали спиной вперёд. Последнего скорпа эпично добили почти перед Андрюхой. Монстрик аж вздыбился от выстрелов в упор, пули щедро разбрызгивали его плоть через пробитые ранее дырки в хитине.
  − Норм, молодцы! - подвёл итог боя Закатав. − А где ваш третий? Не выдержали нервишки?
  − Не выдержали... нервишки, − шаря взглядом по сторонам, процедил Андрюха.
  Я увидел, где он...
  Лёха лежал неподвижно метрах в двадцати, а обвившая ноги ветка, подтягивала его к пучку таких же голых веток, которые я, скорее всего, назвал бы щупальцами.
  − Вон он! Надо его спасать!
  − Уже не надо! − сказал второй солдат. − Это дерево фламинго, у вашего другана по любому макушка пробита.
  − Сквозь шлем?
  − Ага!
  − Что это за шлемы гонявые, что дерево пробивает?
  − Пулю держит легко, а тут такой удар, что ужжос. Ладно, не отвлекаемся! Труп пусть лежит, а пистолет забрать надо! - Закатав пошёл в сторону трупа, мы за ним.
  Из множества шевелящихся щупалец поднималась ветка толщиной с предплечье человека, она согнута, точно шея фламинго. На конце этой ветки было что-то типа слегка загнутого клюва. Точь в точь как у птицы.
  Закатав достал из разгрузки продолговатую гранату, сорвав чеку, кинул под дерево. Я даже сказать ничего не успел, мы находились метрах в десяти от веток. Я и Андрюха дружно упали, но вояки остались стоять.
  − Подъём, трусогоны! Это заморозка просто!
  Дерево фламинго почти всё побелело. Казалось, если по нему ударить, оно рассыплется.
  Закатав быстро забрал пистолет у мёртвого, который выглядел, будто скульптура из непрозрачного льда.
  − А теперь к заграде, пока ещё кто-нибудь не появился!
  − У них что, групповой разум, что ли? - спросил я, еле успевая за вояками.
  − Типа того, − не поворачиваясь, ответил Закатав.
  − Тогда нам их не победить...
  Да, сейчас на Земле два вида жизни: новый и старый. Второй - это наш, вид с устоявшейся флорой и фауной... но новая мутация - это конец привычной для людей жизни, гарантированное уничтожение всех нас в ближайшем будущем.
  Так думал я, спускаясь по склону за вояками, но вдруг Закатав остановился, поднял правую руку, согнутую в локте, вверх. Ствол снайперки он тоже задрал к облакам, что ясно говорило даже нам, которые не в теме, что стрелять сейчас нельзя. Оно и неудивительно: к нам от ближайшего дерева приближалось нечто...
  Это существо было пятнистое как кроки, но вот извивающие щупальца на голове и необычайно большие кулаки, в которых оно держало по здоровенному камню в каждой, удивляли.
  Щупальца толщиной с большой палец, а в длину с полметра, балансировали при каждом шаге пятнистого, а концы их словно замерли на одном уровне в воздухе. Камушки в руках чуть поменьше человеческой головы будут, валуны в общем.
  Мы замерли, а из-за дерева появился ещё один пятнистый, он бежал, но увидев нас, замедлился. Секунду оба смотрели на нас, будто изучали, а потом резко развернулись и побежали к заграде.
  − Фууух! - выдохнул облегчённо Закатав, призывая жестом руки нас к движению. Нас не нужно было долго уговаривать. - Сейчас бы нам пришла большая амба.
  − Кто это такие, разновидность кроков, что ли? Но щупальца? Откуда эти щупальца?
  − Ага, угадал! Это второй вид кроков, только их называют вязуны. Ща там нашим достанется! Сразу двое вязунов - это не шутка!
  − Что, так опасны?
  − Угу. Их трудно остановить пулями, хоть все ложи тупо в живот или в грудь. Если сразу в голову не попал, то пиши-пропало. Вязун бежит на тебя, прыгает и слёту бодает, а пока щупальца охватят твою голову, уже с двух сторон будешь сплющен камнями. Вот так.
   От заграды раздались выстрелы, мы уже были недалеко. Пока мы добежали, всё уже давно стихло.
  В стороне от лабиринта нас ждало всего трое вояк, все с автоматами. Четвёртый оказался трупом, приютился на бурой траве, возле него валялся убитый вязун. Второй пятнистый лежал в стороне, выроненные им камни валялись рядом.
  − Долго ходите, − сказал один из вояк.
  − Да это мы задерживаем, − сказал Андрюха и обессиленно сел на землю.
  Вояка подошёл и достал инъектор.
  − Не надо! - Андрюха решительно выставил вперёд ладони и медленно поднялся. − Идём! Мы уже нормально идём!
  Один из вояк нёс два автомата, значит, оружие у убитых забирают. Получается, что ресаешься в этом мире без оружия: умер - значит, потерял. Или по ходу нужно бежать на место, где расстался с жизнью. Если там его не подберёт за это время кто-то другой. Нужно всё анализировать, подмечать, это облегчит мне жизнь.
  − Не отставайте! - рявкнул вояка, увидев, как мы с Андрюхой невольно растягиваем движущуюся группу.
  Деревья тут будто обросли бородавками, а на ветках и под ногами стали встречаться лианы - я первый раз чуть не принял первую увиденную за змею.
  − Что, у нас уже и лианы появились? - спросил я. - Зимой не вымерзают?
  − Да нет сейчас уже зимы! - сказал ближайший ко мне вояка. В январе плюс десять! Скоро к нам приползут крокодилы или во что они там мутировали...
  В некоторых местах росло что-то типа мха, только от него тянулись вверх тонкие прозрачные отростки длиной сантиметров по тридцать. Также этот мох почти полностью облеплял стволы некоторых деревьев. Несколько раз недалеко от тропы попадались деревья фламинго и подобные тому, что я увидел в самом начале - я про себя назвал его людоедом. Мы проходили для них недосягаемые, но всё равно на душе было неприятно. Тем более ветви этих древесных хищников шевелились, как только чуяли вибрацию наших шагов.
  Далеко позади нас раздались странные звуки, будто кто-то постукивал небольшой деревяшкой по дереву.
  − Догоняют! - Закатав остановился и забрал второй автомат у своего коллеги. - Вы что, подземелье не протравили?
  − Две шашки кинули!
  − Надо бежать! - он подошёл к нам и достал иньектор. Я обречённо протянул руку. Кольнуло, я уже знал, что сейчас будет.
  Меня сейчас интересовал вопрос, от кого бежать, но я промолчал. И так уже их, небось, достал.
  Вот оно! Пошла жара: зрение становится лучше, сердце, будто ускоряющийся там-там. Главное, чтобы не заработало как отбойный молоток.
  После того, как взбодрили Андрюху, мы побежали трусцой.
  − Воздух! - вояка бросился под самое густое дерево, мы за ним.
  − Включай зонт! - нервно сказал Закатав.
  − Не учи! - огрызнувшись, вояка достал из нагрудного кармана прямоугольный прибор и положив на почву, поколдовал над ним. Над нашими головами развернулась еле видимая полусфера.
  Послышался звук, будто сильно дует воздух в вентиляционной трубе, показался десантный бот, сливавшийся с фоном неба. Летающая машина без крыльев, с четырьмя турбо-винтами по углам. Летел недалеко, можно было различить полоски бойниц, которые сейчас открыты. Обычно на таких ботах есть небольшие ракеты и лазерные турели. По крайней мере, так было в моё время.
  − Нормально, − сказал вояка, провожая взглядом еле видимый сквозь листву десантный бот, - сейчас дальше пойдём.
  Сердце так гулко стучит, готово выпрыгнуть из грудной клетки. И тут я понимаю, что есть небольшая нестыковочка. Мы как бы убегали от кого-то, нам кольнули стимулятор, но отбежали-то мы совсем немного. А за нами никто и не гонится, что ли?
  − Вы что, зря нам стимулятор вкололи, что ли?
  − Ну почему зря? - вояка выключил прибор и запихнул в карман. - Пошли!
  − А погоня где?
  − Значит, передумали. А может, мы отошли уже настолько, что змеи вернулись. Но нам надо бежать, иначе мы группу не нагоним!
  Вот это было больше похоже на правду. Нам нужно догнать группу, пошли на хитрость, гады.
  Мы догнали группу быстро, потому что они сделали привал под кронами двух больших раскидистых деревьев. Освобождённые пленники тоже были здесь. Они уже не выглядели такими испуганными, но видно, что их что-то и сейчас беспокоит. Девчонки и правда смазливые, блондинка с узким лицом и курносая шатенка, обе одеты в светлые, но затёртые блузки и штаны-оборванцы. На ногах красовались заношенные сандалии.
  Мда... что-то я загляделся, шутка ли, шестьдесят лет не видеть женщин... эти первые. Как первая любовь в детстве.
  Черноволосый мужчина не вояка однозначно, по виду самый безобидный нражданский, одет в брюки и рубаху, сидит унылый. Да и девахи что-то не выказывают особой радости. Хотя... неизвестно, что у них могло случиться, может, потеряли недавно родню.
  Упав спиной на почву, я блаженно закрыл глаза. Минуты покоя после пробуждения! Меня никто не дёргает! Красота! Если бы не стимулятор, то провалился бы я в мертвецкий сон. Но мозг сейчас работал очень активно. Из-за недавнего укола мне казалось, что я восстанавливаюсь, причём очень быстро. Силы возвращались ко мне.
  Я лежал и старался прислушаться к разговорам, чтобы почерпнуть хоть какую-нибудь полезную инфу, но все в основном помалкивали, отдыхали. Лишь бывший пленник два раза просил Серого, чтобы их отпустили, когда выберемся из леса. Серый молчал, что для меня было странно.
  Он просто игнорировал вопрос. Это неспроста, что-то кроется за этим. Возможно, что эти гражданские не в ладах со сторонниками, которых представляют вояки. Да мне это без разницы. Сейчас меня больше интересует вопрос, как вести себя в этом странном новом мире, ведь он другой, он сломал все мои стереотипы мышления и цели в жизни. Ведь если у человека два основных инстинкта: продолжение рода и самосохранение, то какой теперь в этом смысл? Всё перевернулось с ног на голову для меня. Конечно, я давно должен быть казнён, но раз уж случилось такое чудное спасенье, нужно не похерить хотя бы эту жизнь, что упала в руки сейчас. Посмотрим, что из неё получится, из этой цифровой жизни, что я в ней смогу, сломаюсь или стану крепче стали. Нужно пока держаться вояк, разобраться в механике этого мира. Потом, когда изучу, что к чему в этом мире, расставлю приоритеты, тогда буду решать, как быть. Сейчас же нужно адаптироваться, изучать и выживать.
  Что ж, время есть, любопытство гложет, и я открыл меню, ведь это теперь моя реальная жизнь. Даже интересно, я ведь практически проживу две жизни: одну реальную, вторую виртуальную.
  Управление в меню аналогично голографическому экрану - условно касаешься его пальцами, и всё работает.
  Такс, тут есть шкала уровней, уже продвинулась на треть. Видно, по скорпионам я попадал нормально. Но пока ещё я нулевой нуб, апну левел нескоро.
  В принципе, в статах ничего не изменилось, но появилась надпись: обучение пси сканированию.
  Нужно обучиться...
  'Сядьте в позу лотоса. Положите ладони на колени, закройте глаза'.
   Усесться - не проблема. Как же я могу закрыть глаза? А читать за меня кто будет?
  'Представьте в центре лба точку приятного для вас цвета. Сосредоточьтесь на ней. Весь мир - это она, точка выхода вашего сознания из тела. Теперь вырвитесь из материального тела, но возвращайтесь назад сразу, как только почувствуете дискомфорт'.
  Закрыв глаза, я представил на лбу точку ярко-зелёного цвета, успокаивает он меня.
  Глаза закрыты. Но я начинаю видеть перед собой. С силой зажмурил веки... Аж задрожали, но я вижу!
  Так, пробую выйти... Получается, уже тело позади, но преодолеваю усилие, будто привязан резиновым жгутом. Потянуло назад, снова в теле. Второй раз приложил больше мысленных усилий, хоть это и странно звучит.
  Получилось, вот только я видел не так, как в теле. Сейчас я зрел на все триста шестьдесят градусов, хотя было сосредоточие сейчас вперёд.
  И я полетел... Вот она, свобода! Полная свобода! Пролетев вперёд над деревьями, я обернулся и мне стало не по себе. Я пролетел так далеко, что не видел своего тела. Так же можно и заблудиться! Мне было ужасно некомфортно. Я повернул назад, мне казалось, что я инстинктивно лечу правильно. Моё тело лежало бездыханным, а возле него уже склонились двое вояк. Тело было окантовано тёмно-красной аурой, хлтфя когда выходил из тела, ничего не увидел. Влетев в него, я тяжело вдохнул воздух, сразу закружилась голова.
  'Внимание! Вы слишком долго находились вне тела. Уровень жизни снижен на семьдесят процентов! Необходимо выспаться или обратиться к врачу! Совет: время пси сканирования можно увеличить путём тренировок'.
  − Врач у нас есть? - спросил я, открыв глаза.
  − Есть, есть, родной ты наш! Ты тока не умирай! Хотя бы до респа! - после этих слов вояка загнал мне в руку порцию какого-то лекарства из инъектора.
  'Вы получили лекарство и здоровы. Впредь выводить подобные сообщения?'
  Нет, не выводить, я по себе чувствую, что получил лечение и здоров на все сто. Теперь понимаю по реакции доктора, что я им очень нужен, даже догадываюсь зачем. Угадаю с одного раза: что-то нужно будет сканировать, и не раз. Да какая разница! Главное, что я живу, дышу, а там поглядим, куда кривая выведет!
  − Что ты учудил? - спросил доктор, тряся меня за плечо.
  − Да просто сканировать учился!
  − В ковчеге, всё в ковчеге, понял? Нам тебя довести нужно. И его! - он кивнул на Андрюху. И так уже одного потеряли!
  Отдышавшись, я поднялся.
  − У тебя тоже сканирование? - решил я прояснить ситуацию у Андрея.
  − Нет, у меня способность - ускорение. Я ещё не разбирался особо.
  
   Глава третья
  
   Пищевая фабрика
  
  Путь к заброшенной пищевой фабрике, во дворе которой была ближайшая точка возрождения, мы добрались без потерь, если не считать попавшего в капкан вояку.
  Он находился в боевом охранении и в стороне от тропы угодил ногой в ловушку. Пришлось выкапывать эту металлическую конструкцию и распиливать. По-другому из неё ногу просто не освободишь. Жуткая такая ловушечка - два шипастых барабана: попав в них, нога проваливается, а они крутятся подлые лишь в одну сторону. Если в такую ловушку попадёшь один, то всё, без помощи пиши-пропало.
  Поднимающийся ветер гнал серые тучи по небу, приближая тёмную, дождевую. Конечно, ливня не будет, но нас и почву дождь промочит. Хотя, наша форма непромокаемая однозначно. Ещё в моё время были непромокаемые ткани, даже пуленепробиваемые костюмы, правда, могли выдержать только пистолетный выстрел. Да и то, прогресс до чего дошёл.
   Мы залегли на пригорке, вжались в траву. Тут она ещё была похожа на былой ковыль. Серый подполз к Камону, разглядывающему фабрику и близлежащую местность в бинокль.
  − Что там? − Серый забрал у Камона бинокль и приник к окулярам.
  − Визуально чисто, но по скану просматриваются три сферы.
  − Рейдах, попробуй переподчинить сферы под нас. Нам шум боя сейчас не нужен.
  У одного из вояк вместо меча на спине был ранец, он скинул его с плеч и извлёк на свет сенсорную панель. Поколдовав на ней с полминуты, он произнёс:
  − Порядок, сферы под нами.
  − Пошли тогда, пока тихо, − повернувшись, Серый показал двумя поднятыми вверх пальцами на фабрику. Группа, словно единый организм, поднялась и двинулась к воротам, при этом охранение зорко смотрело в стороны и тыл.
  Судя по лицам освобождённых пленников, им не нравилось, что происходит. Я это заметил ещё на поляне, но списал это на недавно перенесённый ими стресс. Сейчас они вели себя как безмолвные пленники. Впрочем, я ещё ничего об этом мире толком не знаю, чтобы судить.
  Я вздрогнул, услышав далеко позади дружное карканье - над лесом летела стая ворон. Хоть зловещее, но что-то в них родное, неизменённое.
  Мы вошли на территорию фабрики через дыру в высоком ограждении, которая образовалась от взрыва - недалеко зияла глубокая воронка. Вся площадь покрыта ромбовидной тротуарной плиткой, которая также выворочена в местах взрывов. Но респаун − круг возрождения стоял нетронутый, словно поставленный сверху на вздыбленную плитку. Просто три серых кольца, которые к центру становились всё темней.
  Здание всё щербатое от следов пуль, но стена как будто цельная, не кирпичная или бетонная, а какая-то чуждая. Под подошвами шуршат острые, будто стекла, осколки с неё. И мы тоже выглядим у человеческих строений как чуждые. Я уже до того привык к нашим чёрно-серым камуфляжам и хоккейным маскам, что считал бы их уже нормой, если бы не открытые лица наших освобождённых пленников.
  Боевое охранение заняло круговую оборону, и я первым ступил в круг. Сразу побежал сверху вниз каскад символов. Время вокруг меня остановилось, люди вокруг тоже замерли.
  'Полное восстановление организма игрока...
  Раса - человек изменённый. Вакцинация. Вирус Крожедо.
  Выберите имя...'
  Какой вирус? Какая вакцинация? Что за бред? Я что, стану кроком? Сейчас нужно всё срочно уяснить. Может, ещё что-то можно исправить! Пожил, называется, в новом мире...
  У меня дрожали пальцы, пока я искал свободное имя на клавиатуре. Давил что-то приемлемое, чтобы не было хотя бы безликим или запутанным. Хотелось чего-то нормального, а не с повтором трёх букв или со знаками препинания. Клавиатура оказалась только в русском раскладе, что ещё больше усложняло задачу. Берз, Бурс, Камп, и Реук − всё напрасно, всё занято.
  Решив набрать имя подлинней, я просто прожимал клавиши, стараясь, чтобы вышло что-то благозвучное и не ржачное. Случайно набитая комбинация Бонзо оказалась свободной. Какое там родственное слово? Банзай.
  Есть! Бонзой − вот имя мне. Подтверждаю, пока свободно.
  'Имя игрока - Бонзой.
   Класс - эпикхантер.
  
  Бонусы:
  + 20 к ловкости
  +20 к меткости
  + 25 к силе
  Уровень - 7
   Жизнь - 100
  Энергия 70
  Выносливость - 100
  Сила - 25
  Меткость − 20
  Репутация − 0
  Особая способность - пси сканирование.
  Точка возрождения 5974
  Способности:
  Основная − пси сканирование.
  Вторичная − полное игнорирование пси воздействия.
  Основное оружие - пистолет Фуга.
  Внимание! Основное оружие у вас остаётся при перерождении, поэтому вовремя выбирайте основное оружие!'
  Выйдя из меню, я ступил за круг, в него сразу шагнул Андрей. Я же чувствовал себя великолепно, мне казалось, что энергия переполняет тело. Разбитость исчезла − в руках и ногах чувствовалась сила. Впервые осознал до конца, что этот мир сейчас цифровой, хотя где-то в глубине подсознание противилось этому - тяжело сломать стереотип, который был основным всю сознательную жизнь
  − Как ты себя чувствуешь? - спросил вояка, у которого на плече висел автомат, хотя в руках он держал ещё один.
  Увидев поднятый вверх большой палец, он скинул с плеча одним движением автомат и протянул мне, затем подал ещё три магазина.
  'Штурмовой автомат Ураган.
  Калибр - 9 мм.
  Эффективная дальность -500 метров.
  Получено 120 патронов. Получено пять подствольных гранат типа Волна'.
  Круто, я-то смотрю, у неё ствол коротковат. Но оружие грозное. Не знаю, как отдача будет от такой махины - плечо будет синее, но вот убой от неё конкретный, пробьёт любой броник. Шутка ли? Оружие не тяжёлое. Это радует. Я рассовывал боеприпасы в ячейки разгрузки. Теперь я − грозный дядя.
  Такс... не забыть закрепить этот Ураган как основное оружие. Да оно так и есть: автомат - основное оружие пехотинца с тех пор, как его изобрели.
  − Ну и как твоё имя теперь? - спросил Серый как ни в чём не бывало.
  − Бонзой. Слушай, Серый, что за шутки? - зло спросил я. - Какая нахрен вакцинация? При пробуждении я был человек неизменённый!
  − А такая! - Парировал он. - В ковчегах разработана вакцина на основе вируса, которая немного изменяет человека, он становится сильнее, быстрее со временем. Но он остаётся разумным! Если не вакцинироваться, то при заражении гарантированно превратишься в безмозглого крока, тут без вариантов.
  У меня не было слов, да и Андрюха уже вышел из круга. Как-то слишком быстро он справился. Выходит, время в меню и в реале течёт неравномерно.
  Он возмущённо задал тот же вопрос, что и я. Серому пришлось повторить то, что он говорил мне.
  − Двигаем к ангару, − затем сказал он. - Осталась самая малость - сейчас в бот погрузимся... и домой!
  Мы пошли мимо основного здания, прошли ещё два. Всё вокруг было спокойно и безмятежно. Это, скорее всего, был большой фабричный склад, а не ангар. Вторая переподчинённая сфера находилась у здания, также слившись цветом со красноватой стеной. Были подобные в моё время. Они перекатывались только по ровной поверхности, их использовали на дорогах и в городах. Но когда замечает противника, открываются два люка, из которых палят грозные пулемёты. Похоже, с тех пор ничего не изменилось.
  Двое вояк открыли тяжёлые ворота, там стоял красивый транспортный бот, но без колёс. Больше похож на левитирующую платформу, с закрытым верхом, с двумя округлыми башнями, на которых установлены то ли крупнокалиберные, то ли лазерные турели. По бокам барабаны мелких ракет, мало того, к ним ещё идёт кассетная подача. Сейчас эта махина была под цвет стен бункера. Как и у сфер, принцип хамелеона не подводит.
  Наши освобождённые пленники переглянулись, глаза девушек выдавали испуг.
  − Мы не полетим с вами! - отчаянно сказал мужчина, девушки поспешно закивали, но как-то неуверенно.
  − Куда вы денетесь! - твёрдо сказал Серый. − Плен - это не издевательства! Хотите, сейчас сразу вам вакцину введём. И гуляйте!
  − Нет! - выкрикнула отчаянно светлая. Подбородок её дрожал. - Отпустите, прошу!
  − Все в транспорт! - зло процедил Серый. - Иначе будет по-плохому!
  − Что происходит, а? - спросил я уже настороженно. - Почему они не хотят лететь и вакцинироваться?
  − А ты что, с луны упал? - спросил мужчина, которого прикладами уже заталкивали в транспорт. - Они - оборотни! И ты тоже таким уже становишься!
  − Может, объясните, что тут творится? И куда мы летим? А ещё также интересует вопрос, для чего мы вам нужны? В такую даль за нами попёрлись! - поддержал меня Андрюха.
  − Сейчас всё объясню, − сказал Серый. − Всё в транспорт! Живо!
  Внутри всё выглядело довольно просто. Серая обшивка стен, мягкая. Сиденья тоже удобные. Не кресла, конечно, но при падении щадят тело. Имеются иллюминаторы и открывающиеся продолговатые бойницы, из которых можно стрелять даже из подствольника. Двое вояк сразу заняли места за турелями. Они оказались пулемётными: к ним шла лентоподача патронов калибра пятидесятого.
  Мы поплюхались на сиденья, дверь плавно въехала в пазы.
  Вояка, севший на кресло пилота, выдохнул и поднял на макушку свою маску. Все подняли и мы в том числе. Нормальные на вид люди... Какие оборотни. Оборотни... они в сказках, фантазиях.
  Но... теперь я не понимаю, кто есть кто. Запомнил лишь Серого, да снайпера Закатава. По винтовке, да у него ещё клыки на маске. Они и видны, выступают, когда маска даже на макушке.
  Серый имел внешность выдающуюся. Лицо решительное, кажется немного широковатым, взгляд серых глаз колюч. Остальные солдаты ничем особо не выделялись - обычные лица, без каких либо бросающихся в глаза примет.
  Транспорт выскользнул из ангара и плавно набрал небольшую высоту, чуть выше крыши фабрики. Нас сильно качнуло в сторону - транспорт ринулся вперёд. Вояки ещё нормально удержались, а вот я, Андрюха и пленники чуть не вылетели из сидений под их снисходительные улыбки.
  − В общем, так... − Серый один из вояк не улыбался, а глядел на нас проницательно. - Первое: вы можете взять себе любой свободный позывной, который не используется в ковчеге.
  − У меня ник нормальный, − ответил я сразу. - Бонзой... Пусть он и позывным будет. Конечно, не знаю, как такой простой ник оказался незанятым...
  − Что ж, бывает, − задумчиво ответил Серый. - В любой момент кто-нибудь может уйти из нашего мира через аннигилятор. Не все хотят бороться с системой. Ник тогда освобождается.
  − Позывной Скорик свободен? - спросил Андрюха.
  Серый замер на пару секунд, видно, проверял список, потом кивнул.
  − Тогда я − Скорик! - гордо сказал Андрюха, хотя чем там гордиться, я так и не понял.
  − Отлично! Заношу вас в список. Впредь так и называйтесь: Бонзой и Скорик.
  − Ты нам баки позывными не забивай! - требовательно сказал я. - Расскажи-ка нам про оборотней! Это нас больше всего сейчас интересует! И ещё поведай, зачем мы вам нужны, по какой такой причине за нами попёрлись в такую даль?
  − Всё до банальности просто... − Серый не спешил говорить, тщательно обдумывал слова. − Вакцинация - это верный способ не стать кроком или вязуном. К тому же нами исследована лишь часть территории. Может, в других местах люди превращаются во всяких тварей и похуже. А посему... мы не знаем, в кого ещё может измениться человек. Вирус действует по заложенной программе, у него немало подвидов, насколько нам известно. Плюсы нашей вакцинации: человек становится сильнее, быстрее, у него улучшается регенерация. Минусы: вот тут не так всё просто... Нужно постоянно, хотя бы раз в неделю, принимать антидот. Но можно не беспокоиться, его в ковчегах производят достаточно... и будут всегда производить.
  − А если антидот не принимать, тогда что? - обречённо спросил Скорик. Теперь так и буду его называть.
  − Что, что! - воскликнув, развёл руками наш пленник. - Тогда ты будешь каннибал и кровопийца! Вот вам и вся правда! Двое из ларца в одной упаковке! Получите и распишитесь! Убыстрённые и более сильные, чем простые люди, вампиры!
  − Заткнись! - зло зарычал на него Серый.
  − А что? Неправда? - распалялся пленник. - Сколько таких оборотней бродит вдали от ковчегов? Жрут людей? А, не скажешь? Банды, стаи! Да что там! Полчища! Бедные простые люди...
  − Это всё правда, что ли? Вот так дела! - взорвался я. - Увидев этот мир, я думал, что хуже уже быть не может! Но тут всё как в сказочном лесу: чем дальше, тем страшнее!
  − Не нагоняй чернухи, − Серый с ненавистью уставился на пленника. Взглянув на нас со Скориком по очереди, продолжил. - У нас благие намерения! Ковчеги - это единственная мировая программа спасения всего мира! Сам ковчег - это разработка долговечного звездолёта, который так и не полетел в космос. Но их всё-таки построили во имя спасения. Такой звездолёт ограждён от мира полностью. В первой его половине живут люди неизменённые! Они полностью изолированы и автономны. Там они могут прожить тысячи лет, производить потомство и полноценно питаться. Во второй половине обитаем мы− оборотни. Наша задача − сбор инфы и исправление этого мира. Вообще, сам звездолёт находится в выбранной полости базальтовых пород, так что мы тоже могли бы не выходить в мир тысячи лет. Но мы выполняем разработанную программу по спасению мира. Спасение - вот наша миссия!
  Серый сурово обвёл нас взглядом. Мы молчали - что тут скажешь. Хотя...
  − А почему ты думаешь, что приговорённые преступники, которых как бы казнили, а потом оставили на органы, будут вам помогать? - зло спросил я. - Тем более вы из нас сделали вампиров по принуждению?
  − Вас помиловали. Считайте. Что вы теперь на службе. Вы нужны, вот. За это вы получите блага, что вам и не снились, если добьётесь успеха. В ковчеге вы всё узнаете подробней. Да, без издержек не бывает, но мы распространяем антидот, куда только можем дотянуться. Так что будьте спок, будете как нормальные люди всегда.
  − Я тупо в шоке, − Скорик развёл руками. - Как я понял, процесс этой вашей вакцинации необратим. Пля, я-то думал, получил новый шанс в жизни, а оказалось... стал нелюдем.
  − Так ты и получил свой шанс! - Серый казался убедительным. - Спаси мир! Землю! Человечество...
  − Ага! Щаззз! - прошипел Скорик, будто злая ядовитая змея.
  − Хорошо всё это, романтичненько... − сказал я. - Поясни тогда нам, зачем вы нас из такой неведомой дали вытаскиваете? Дай, угадаю с одного раза... Как и заведено, в наших телах, то бишь, крови, есть антитела, которые спасут всех, да?
  − Не угадал. Ты эпикхантер. Почему-то вас очень мало. И у тебя есть одна способность, которая очень нам нужна.
  − Пси сканирование?
  − Эта полезна, конечно, но нет, вторая...
  − Ага! Игнор псивоздействия! Вот, что вам нужно! И для чего же, интересно?
  − Командир! - прервал нашу дискуссию пилот. - Над болотом всплыло восемь прошек! Сейчас будет жара! Ещё с запада рулят две коробки спартаков!
  − Уходи на восток! - скомандовал Серый.
  Пилот ничего не ответил, зато было чётко слышно завывание поочерёдно стартующих ракет с нашего борта.
  Бум, бум! Будто великан ударил два раза молотом по носовой части нашего транспорта. Нос бота так вогнулся, что пилота расплющило в кресле, а мы все почти оглохли. Но обшивка, на удивление, оказалась цела.
  Стало тихо - мы падали, но нам повезло, что высоты большой не набирали.
  Пока мы наблюдали эту жуткую картину, транспорт накренило, раздался скрежет и потом - удар. Тела швырнуло вперёд, затем всё замерло. Когда мы зашевелились - дверь плавно отъехала в сторону, открывая нашим взорам кусок пасмурного неба.
  Все медленно поднимались, чертыхаясь. Я даже серьёзно и не ударился.
  − Все целы? - отечески спросил Серый.
  − Все, даже пилот! - язвительно ответил Скорик, выпрыгивая наружу вслед за очередным воякой.
  − С запада, значит, коробочки! - Серый достал из разгрузки сканер. - Наверное, он подсоединялся к спутнику, потому что Серый проговорил:
  − Ага, вижу! Сейчас встретим! За мной! Недалеко дорога! Бежим к ней...
  Мы побежали, но не все. Пленники наши замешкались, а потом дружно дёрнули в другую сторону.
   - Куда? заорал Камон. - Сейчас перестреляем!
  Никто не повернулся, лишь сверкали пятки беглецов которые уже почти скрылись в лесу. Несколько солдат их держали под прицелом. но без команды Серого никто огня не открыл.
  - Да пусть драпают, не до них сейчас! - сказал он. - К дороге, быстро!
  Мы рассредоточились у обочины трассы с чёрным поблёскивающим покрытием, которая выглядела нетронутой, как в мирное время, и затаились в ожидании.
  Внезапно глазные отверстия на маске плавно закрылись, а перед глазами возник электронный ландшафт обозреваемой мною местности. Комбинезоны и маски всех вояк стали 'хамелеонами', слились с окружающим пейзажем.
  'Активирована стелс функция, если вы не двигаетесь, вас не сможет обнаружить ни один датчик', − высветилось сообщение, уже непонятно, то ли игровое, то ли экран маски.
  А масочка-то непроста, как оказалось. Мне сразу представился какой-то глупый карнавал с этими масками, а это оказался боевой стел-комплект. Если я сейчас фокусировал зрение на каком-нибудь предмете, он сразу выделялся жирным контуром, и появлялось название.
  Но сейчас мне было не до изучения ландшафта. Я осознавал, что мы на чужой территории, здесь хозяйничают другие, а значит, мы сейчас в роли дичи, которой лучше спрятаться, да подальше.
  В действиях вояк не было суеты, один из них достал из-за спины короткую реактивную тубу типа 'Кречет'. Из неё с негромкими хлопками вылетели две небольших ракеты, но кто не знает их разрушительной силы, тот не жил в последнее столетие. Их ценность была в том, что они уничтожали живую силу внутри транспорта, но не повреждали саму технику.
  − Есть попадание! - доложил вояка. - Обе коробки стали!
  − Отлично, - Серый поднялся, − теперь одну разгрузим и на ней уйдём.
  Мы бежали вдоль дороги, пока не увидели две замершие бмки с непомерно большими колёсами. В моё время колёса были поменьше. Но тут, видно, они из такого материала, что их повредить невозможно.
  − Быстро, быстро! - распалялся Серый, сам поглядывая то вдаль дороги, то на экран планшета.
  Я оказался с двумя вояками у боковой двери, которую уже из кабины разблокировали, она поднялась вертикально, будто овальная крышка гроба. Да реально это сейчас был большой гроб, внутри которого валялось шесть человек в чёрной силовой броне, их каски с забралами больше напоминали сейчас инопланетян, чем людей.
  Схватив ближайший труп за ноги, я потащил его наружу. Когда тело оказалось на обочине, вернулся к бмке. На ступеньку свесилась голова трупа, из под его шлема до самой почвы тянулась кровавая струйка, будто тягучая слюна. Да, я видел войну, видел, как убивают людей. Часто внезапно и исподтишка, но если идёшь убивать, то должен быть готов к тому, что и тебя убьют. Тут уж некого жалеть. Поначалу это жутко, но потом привыкаешь, это становится в порядке вещей.
  Когда все трупы оказались снаружи, Серый пнул один ногой.
  − Порубить! - бесстрастно приказал он. - Рейдах и Камон! Повредите броники во второй бмке и выведите её из строя!
  Вояки выхватили мечи и стали рубить силовую броню вместе с трупами внутри. Кромка на мечах ядовито сверкала. Разделители... вот что за мечи у вояк, эта кромка разделяет пространство на два пласта, поэтому даже силовая броня рубится словно картон. Но вместе с бронёй пластовались и тела. Конечно, увидеть ногу в разрезе, из которой медленно вытекает тёмная кровь, для меня не так и ужасно, но вывалившиеся из отрубленной макушки разделённые мозги заставили с отвращением отвернуться. Но вояки не обращали на это внимание - они просто повреждали броню, ибо убитые противники скоро возродятся, как феникс из пепла.
  Когда вояки управились, по команде Серого все погрузились в освобождённую бмку, и скоро она уже набрала скорость на ровной дороге.
  В голове моей роилось много вопросов, на которые мне бы хотелось знать ответы прямо сейчас.
  − Нормально мы их сделали! - сказал вояка за рулём.
  − Шума не слышно, двигатель электро?
  − Ага! Запаса хватает километров на двести. Но сейчас блоки питания просели на семьдесят процентов. Километров за пятьдесят вытянем, если не гонять особо.
  − Можно узнать, кто с нами воюет и почему?
  − Это оппозиция наша местная − спартаки. Они не согласны с нами. − сказал Серый. Борются за чистоту расы, ярые противники вакцинации. Мешают нам действовать и постепенно пополняют число кроков.
  − А почему спартаки?
  − У них правитель - Спартак. Ну, слышал про восстание рабов? Вот он себя мнит освободителем, а на самом деле там просто культ личности и жажда власти. Заморочил людям мозги, многие даже из ковчега сбежали вместе с техникой и вооружением к нему, когда началась вакцинация.
  − Мне лично не улыбнулась эта ваша прививка! - зло сказал Скорик.
  − Эээ, не разоряйся, − Закатав хлопнул Скорика по плечу, - ты не изгой, запомни, ты просто один из нас!
  − Я очень этим горд, что я - вампир! - язвительно сказал Скорик. - Прям распирает всего... от злости!
  − Карабас два, − раздался голос из машинной рации. - Где вы пропали? Уже давно пора добраться к месту зачистки. По координатам вы проехали мимо. У вас там всё в порядке? Первый карабасик вообще пропал со связи пару минут назад.
  − Отвечать? - спросил водитель.
  − Не вздумай, − резко сказал Серый. - Молчим... Кто знает, какие у спартаков сегодня условности, именно у данной группы.
  Я понял, о чём он говорит. К примеру, если я хочу узнать, есть ли нежелательные гости на базе, я спрашиваю время. Если дежурный отвечает половина или без двадцати пяти, то всё нормально. А вот если говорит без двадцати трёх или двадцать одна минута, тогда ясно: на базе кто-то есть из начальства, расслабляться нельзя. Также и в других моментах. К примеру, слово лады может означать захват или ещё что-то в этом роде. В общем, может быть какая-нибудь договорённость.
  Тихо! - сказал водитель и, включив передающую волну, зашипел в эфир, будто рация сломана.
  − Не понял, повторите!
  Наш водитель с довольной улыбкой повторил имитацию шипящих помех.
  − Карабасик, не слышу тебя! Сейчас на подлёте к базе пожиратель, через пару минут к вам направим. Что-то мне кажется, что вам нужна помощь. - В голосе говорившего прозвучали тревожные нотки.
  − Стоп машина! - поспешно скомандовал Серый. - Откуда у них пожиратель? Мы же уничтожили два! У них больше быть не должно!
  Никто ему не ответил, а когда мы остановились, командир обвёл всех оценивающим взглядом.
  − Вы двое, − он взглянул на нас со Скориком, − пойдёте со мной. Остальные разбивайтесь на тройки и уходите. Камон, ты со своей парой задержи их тут как можно дольше. Зурик, − обратился Серый к бронированному пулемётчику, останешься с ними. Тот обречённо кивнул.
  Пока Серый отдавал приказ, все поспешно покидали бмку.
  − За мной! - скомандовал Серый снаружи. Его варанопёс держался всё время возле хозяина, вёл себя на удивление спокойно. Нас уговаривать долго не пришлось, мы старались не отставать за командиром, но когда вбежали в лес, всё время зыркали по сторонам, опасаясь вляпаться в какую-нибудь неприятность.
  − Ходу, ходу! - Серый обернулся на ходу, бросил взгляд на небо, затем на экран планшета, закреплённого на запястье. - Под дерево, маскируйтесь и замрите! Когда мы схоронились под кроной раскидистого дерева, листья которого так изменились, что больше напоминали перьевые, в небе показался довольно внушительный летающий аппарат в виде вытянутого восьмиугольника. С первого взгляда видно, что это штурмовой десантный бот, к тому же напичканный пушками и ракетами под завязку. Защита тоже на уровне, ручной ракетой такой аппарат не собьёшь. Он пронёсся на большой скорости в сторону брошенной нами бмки. Когда вражеский аппарат исчез из виду, Серый вскочил:
  − Ходу, не отставайте!
  Да куда нам отставать! Мне хоть и не нравилось всё, что происходит, но я не знаю, что будет, если мы попадём в руки к этим спартакам. Неизвестно ещё, как тут набекрень голова у людей съезжает, когда живёшь в подобном мире уже не один год. Может быть плен похуже реальной смерти.
  − Внимание, высадили трёх терминаторов, − раздался по связи голос Камона, - одного мы возьмём на себя! − Вдалеке раздались выстрелы, затрещал миниган.
  Эфир молчал, никто не ответил Камону ни слова, чтобы не выдавать своих координат.
  − Фуххх! Ща тут жара будет, на нас скинули термобар! - закричал по связи Камон, − после респа увидимся!
  Небо вдруг осветилось так, будто солнце упало на Землю. В один миг стало жарко, словно шагнул в натопленное помещение. Неплохое световое шоу, жаль, что для некоторых оно смертельное. Хотя... тут смерть бывает разная.
  − Знают, что делают, − Серый обернулся, достал из-за спины меч, посмотрел на Скорика. - Ускорение у тебя?
  − И что? - недовольно спросил запыхавшийся Скорик.
  − А то, что терминатор легко идёт по следам после того, как скидывают термобар. Спартаки сразу двух зайцев убили: сожгли четверых наших и теперь пойдут по следам. Мы термику тут бой дадим: только вернёмся обратно на пару десятков шагов. Я его в лоб встречу, Бонзой сбоку будет расстреливать, а ты со спины зайдёшь, и срубишь ему голову как тыкву, − командир протянул Скорику меч.
  − Вот так просто подойти сзади и...
  − Ускорение, используй!
  − Его надо включать? - спросил Скорик.
  − Кнопку утопи на ручке! Повылазило, что ли?
  − Думаешь, я видел такое раньше? Во времена твоего деда таких штукенций не было! И вообще, не умничай, говори, что делать!
  − Я же сказал! Возвращайтесь по сторонам, ждите, когда термик на меня сагрится! И тогда валите его! Всё ясно?
  Скорик лишь молча кинул и бросился в сторону, я за ним, но отбежав немного, схоронился в стороне за деревом, с надеждой сжимая ручку своего, как написано, штурмового Урагана. Адреналин бурно выделялся в кровь у меня всегда при экстренных ситуациях, сейчас уже его был перебор, даже слегка подташнивало. Там можно и проблеваться от его переизбытка. Меня уже переполняла злость... на этот мир, на этих чёртовых спартаков и на Серого с его бандой. Сейчас, терминатор, отгребёшь от души, будь ты хоть робот, хоть получеловек. Сейчас тут будет, знаю я, как это происходит, если Серый засылает в спину, значит, будет тут мясо по полной программе.
  Видел я это всё, когда ты как будто остаёшься в этом мире один, есть только ты и пули, которые пролетают так быстро, что сознание еле успевает их заметить. Лишь ты и страх, адреналин и жажда выжить и победить, во что бы то ни стало. Конечно, каждый надеется, что с ним, именно с ним ничего не случится. Другие умирают, их ранят, калечат, но со мной ничего не случится, так думает каждый. Он боится, но сам не верит на подсознательном уровне, что будет лежать с обескровленным лицом и смотреть на небо стеклянными глазами. Молодые не верят в свою смерть, считая это всё игрой. Вот другое дело старики − те верят, пройдя увядание тела. Просто один раз выхватил я фразу древнего старика: моё тело одряхлело и я поверил в свою смерть. На что ему ответил молодой: теперь чаще на земле сиди, привыкай к ней. Так вот шутят иногда со стариками.
  Что это я так разнервничался-то? Это же сейчас игровой мир, восстану из пепла, будто по волшебству!
  Шорх, шорх! Идёт быстро враг, но шумно. Значит тяжёлый и неуязвимый, раз прёт так нагло. Хотя, если бы у нас был гранатомёт, разлетелся бы он на куски как граната. Но... гранатомёта у нас нет.
  Я лёг у ствола дерева и замер, комбинезон слился с тёмной чужеродной травой. Показавшийся из-за деревьев терминатор оказался человеком в экзосткелете, но защищённый довольно внушительной на вид пятнистой бронёй. На запястьях два неслабых пулемёта, за спиной вместительный ранец, от него идут патронные лентоподачи к обоим стволам. Гранаты тут бесполезны...
  Видно, его что-то смутило: он остановился и стал оглядывать всё вокруг. Небось, учуял, гадёныш, что мы уже не идём вперёд.
  Молнией мелькнула мысль: как он нас находит, что у него за датчики?
  Развернувшись, враг замер: всё выходит пока не плану, там двигался Скорик и похоже, термик его просёк.
  И тут Серый начал его расстреливать без остановки. По спине и затылку терминатора звонко застучали пули, но термик слишком ловко для такой махины развернулся и открыл ответный огонь с обоих стволов. Серый не прыгал за ствол дерева, он выставил кисти кулаками вверх перед собой и перед ним образовались две половины энергощита, вместе они создавали прозрачную стену. Я не знал, когда моя скрипка должна вступить в этой симфонии, но когда увидел стремительно бегущего Скорика, понял, что пришло время. Он бежал не сзади терминатора, а немного со стороны, с тем расчётом, что когда начну стрелять я, враг развернётся на меня.
  Шквал пуль осыпался у щита, будто отработанные гильзы, казалось, что руки термика извергают реактивные струи огня. Поняв бесполезность пулевой атаки, он выпустил в ствол дерева гранатометный выстрел опять же из бронированной руки, будто фокусник карту. Всё происходило быстро, очень быстро, я тоже открыл огонь. Отдача плавная, плечо постепенно уходит назад.
  Стучат мои пули по броне, летят куски дерева от взрыва, ударной волной валит Серого, будто сноп цепом. А Скорик бежит, держа меч почти на замахе. не отводя пристального взгляда от головы термика. Лишь бы успел!
  Враг разворачивается на меня, стволы уже изрыгают огонь, сквозь выстрелы на миг слышен высокий чистый звон проносящихся недалеко пуль, но лишь на миг, такой короткий, что я начинаю понимать: со мной произошло замедление времени.
  Я − цель этих пуль, поэтому одним разворотом тела исчезаю за стволом дерева, о которое пули застучали будто град по крыше. Одна мысль: если Скорик не успеет снести ему башку, то всё... будет мне тут экзекуция по полной программе.
  Тишина наступила резко.
  − Готов! − радостно воскликнул Скорик.
  − Что с Серым? − я кинулся туда, где он лежал, бросив лишь взгляд на просевшего термика, который не упал, но свесившаяся голова была разрублена основательно.
  Серый был уже трупом − его неприметный шлем пробит, из головы медленно вытекала тёмная кровь, в которой была заметная тонкая полоска алой.
  − И что теперь делать? − недоуменно спросил Скорик. − Куда теперь подадимся?
  − Для начала надо сматываться подальше. По-быстрому заберём всё полезное у Серого и драпаем отсюда.
  Вещей у командира было немало. Планшет, как ни странно, после взрыва работал. Правда, я не сразу понял, как он включается. Он находился с другой стороны от ударной волны, иначе его бы просто вывело из строя давление воздуха. Обручи, которыми Серый создал щит, были на обоих запястьях, я снял, но чисто для лута, потому что включать их не стоит, не зная как с ними обращаться.
  − Меч я себе заберу, − Скорик отстегнул ножны со спины Серого.
  Я пожал плечами, забрал двадцать семь оставшихся патронов от Урагана. Пистолет был другой модели, его брать не стал, и так сказывалась усталость, а ещё топать и топать нам в неизвестность. А вот подствольные гранаты порадовали. Сем гранат 'ступор' и пять глушилок. Насколько я понял, их можно отстреливать в помещения и они обезвредят там всех, будет поголовная контузия.
  Появился варанопёс Серого, обнюхал хозяина и опять куда-то убежал.
  - Толку от этой твари, чего он с собой её таскал? - сказал Скорик.
  − Значит, была польза, может, она чуяла кого. Слушай, на планшете должна быть метка, где ковчег, − ответил я. − Не могу пока карту найти, но не то сейчас время, чтобы разбираться. Пошли отсюда, пока ещё кто-нибудь не пожаловал по наши души.
  Мы двинулись в том направлении, куда и раньше. Как отойдём подальше, так сразу и разберусь с планшетником, он, кстати, командный, поэтому и крепится на запястье, но видимо Серый его в кармане таскал из-за браслетов энергощита. Я быстренько закрепил его на руке и включил, хотя там высветилось меню, в котором нужно будет долго и нудно разбираться: какие-то малопонятные символы, красные и синие закорючки, треугольнички и ромбики по бокам экрана.
  Старались идти быстро, но осторожно: во все глаза внимательно изучали местность, держась подальше от деревьев, особенно опасались фламинго. Сложность заключалась ещё в том, что приходилось смотреть и за небом.
  − Интересно, где этот долбаный пожиратель? − Скорик в очередной раз взглянул на тёмные облака.
  − Наверное, полетел ко второй бмке, − сказал я. − А ты заскучал, что ли?
  Только я произнёс эти слова, как на планшетнике экран стал красноватым, затем раздался еле слышный писк.
  Взглянув на экран, я ничего не понял: там роились десятки тёмных точек. Да что там десятки − их там было с добрую сотню!
  Внизу высветилась красная строка: 700-800 метров, затем цифры стали уменьшаться: шестьсот, пятьсот.
  − Что это? − еле слышно спросил Скорик упавшим голосом.
  Я-то воевал и прекрасно знаю, что это такое приближается: дроны-саранча. Из глубин памяти сразу всплыла ассоциация: 'саранча'− ступор. Ничего не изменилось, разве что раньше ступор были ракеты. А сейчас у нас есть подствольные гранаты!
  − Держи! − я кинул на почву три гранаты, а сам поспешно зарядил одну. − Слушай внимательно! Стреляй туда, где их побольше будет лететь. Я не знаю радиус действия этих гранат, но саранчи сильно много! Саранча раньше была двух видов: со стрелковым оружием и с взрывчаткой. Вторая вредней.
  − Скорик кивнул, готовый к стрельбе. У него три гранаты, у меня четыре. Я не сталкивался с саранчой и поэтому сейчас мне реально страшно, хотя я понимаю вроде, что возрожусь в случае виртуальной смерти, но подсознание противится такому исходу. Это как если бы тебе сказали, что ты на время неуязвим, но ударили топором. Осознавая, что неуязвим, всё равно дёрнешься, потому что это противоестественно. От этого у меня в голове звучит какая-то грустная мелодия, а сердце сжимается от ожидания неизбежной развязки.
  − Готов? − спросил я, дерзко улыбаясь.
  − Знаешь, я чувствую ледяное дыхание смерти у затылка, с тех самых пор, как нас сбили. А ты?
  − Расслабься, мы возродимся, если что, − сказал я, разглядев высоко над деревьями мелкие тёмные точки.
  − Звучит как прощание, − он криво усмехнулся. − Не привык я ещё так много умирать!
  − Пора! − вырывается из глотки крик, и я судорожно нажимаю на спусковую скобу подствольника.
  Раздаётся почти одновременно два хлопка и десятка три саранчи осыпается словно камни в лес, стуча по чужеродным листьям.
  Зарядка − выстрел: снова саранча падает, но с моих времён она поумнела − остальные дроны разлетаются более широким фронтом, охватывают нас с боков, если только полностью сейчас не сожмут кольцо вокруг.
  Третий выстрел... Справа осталось точек семь, последний выстрел...
  Что-то загудело, как торжественный финал, и слева появилась надпись: Вы получили новый уровень!
  - Спасибо! - процедил я сквозь зубы, обращаясь то ли к игре, то ли к тем, кто за ней стоит.
  Фуххх, вроде удачно отстрелялся, саранча осыпалась. Почти с разрывом ступорной гранаты слева раздался ещё один взрыв, больше похожий на громкий хлопок и после него взревел Скорик. Ему оторвало правую руку по локоть, и он падал на колени, будто бессознательный зомби. Лицо его скорчилось от боли. Ещё две саранчи столкнулись с ним уже на моих глазах. Первый микровзрыв снёс Скорику пол головы, а вторым так разорвало его бок, что наружу торчали вывернутые рёбра с с красноватыми лохмотьями мяса. Он уже валялся с вывернутой в сторону ногой, жалкий и мёртвый.
  - Ничего, респаун тебе поможет! - я лихорадочно огляделся, уставился на опустевший экран планшетника: саранчи больше нет. Но в любом случае на пожирателе знают об этой атаке, знают, гады, где мы находимся.. Спартаки не появились потому, что заняты - гоняют наших по лесу, будто дичь. Да, я тоже сейчас реально дичь, поэтому не задерживался, сразу рванул по еле заметной тропинке в ту же сторону, куда и вёл нас Серый. Он, вероятно, уже возродился, но очень далеко отсюда. А я ещё тут, барахтаюсь...
  - А теперь я себе меч заберу! - сказал я. Не замедлив его забрать и закрепить на спине.
  Нужно бежать от места боя, как можно дальше, дальше...
  Ноги мои не знают усталости, зоркие глаза следят за опасностью - я начеку. Бросаю взгляд то на планшетник, то на небо, не полагаясь полностью на искусственные датчики. Нужно контролировать всё, чтобы уйти из лап спартаков и при этом не попасться в какую-нибудь природную ловушку. Хотя... о какой природе речь? Уже ясно как белый день, что вирус коржедо - это тщательно разработанная какими-то мудаками программа, причём очень хитроумная. И оцифровка нашего мира... странно всё это и непонятно. Пока непонятно! Но я разберусь, что тут к чему.
  Путь перегородил широкий ручей, можно даже сказать маленькая речушка, а справа вдалеке слышался шум падающей воды. Видно, там небольшой водопад. Но я не стал задерживаться, перебежал поток, только брызги разлетелись по сторонам.
  Бросив мельком взгляд на планшетник, я резко остановился. На краю экрана появилась большая красная точка, она двигалась быстро. Наверное, цвет точки указывает на её уровень опасности. Если саранча была отмечена тёмными точками, то скорее всего, это пожиратель летит сейчас в нашу сторону. Неизвестно, какие сюрпризы он может преподнести на блюдце, нужно по-быстрому упрятаться подальше и поглубже. Вот, вот! Вода - это то, что мне сейчас нужно. Она скроет от любых датчиков. Ручей, конечно, маловат, а вот на водопаде должно быть глубоко, да ещё там пена, под которой можно укрыться.
  Ноги уже несли меня вдоль ручья, а я всё ещё размышлял о других вариантах бегства, но не видел другого исхода.
  Скоро перед затуманенным от усталости взором встала идиллическая картина: небольшая отвесная скала, с которой падал поток воды и бурлил внизу, создавая немало пены. То, что надо! Заодно и обмоюсь, а то уже ресницы слипаются от капель пота.
  Зашёл в воду по пояс у самого края бурлящей пены, посмотрел на небо. Уже видно сквозь листву летящий продолговатый восьмиугольник. Он недалеко, даже различим гул турбин.
  Нужно отдышаться, поэтому я начал жадно и быстро вдыхать воздух, чтобы прекратить кислородное голодание после бега. Странно, что маска не мешает мне дышать...
  Я медленно проседал в воду, пока на поверхности не осталась лишь лицо, вернее, маска. Глубокий вдох и я на время стал субмариной. Амуниция и оружие оказались неплохим грузиком. Коснувшись спиной дна, я видел вверху лишь танцующие на поверхности пузырьки пены. Хорошо спрятался, ищите меня теперь!
  Привычка нырять с открытыми глазами у меня с детства. Как-то раз, когда мне было лет шесть, наша детская лодка, которую рукой придерживала мама...
  Меня будто пронзило током: я ничего не вспоминал со времени пробуждения о своей личной жизни! Как такое может быть? Так на меня подействовал этот многолетний сон, который и сном то назвать нельзя. Просто скачок во времени. Но... я даже не вспомнил о Леде, единственном дорогом мне человеке, моей возлюбленной. Все остальные, кто были дороги, уже мертвы были ещё тогда. А вот Леда... Прошло шестьдесят три года... да плюс ей тогда двадцать шесть - итого восемьдесят девять лет ей должно быть сейчас. Ужас... да и не живут в наше время столько. Где-то на этой Земле её могилка, а я вот лежу на дне ручья, и лёгкие начинают разрываться от нехватки кислорода. На планшетнике чисто, да он может и не сканировать под водой.
  Приподнявшись к поверхности, чтобы выглядывала лишь маска, я задышал часто и шумно, не боясь себя обнаружить - от падающей воды стоял такой гул, что можно подкрадываться к врагу, распевая песни. Небо чистое... облачное, конечно, но на нём нет пожирателя.
  Отдышавшись, я снова опустился спиной на дно. Под водой шум водопада какой-то глуховатый, но по ушам отдаёт ещё больше чем снаружи.
  Леда... её образ стоит перед глазами, хотя я смотрю на танцующие вверху пузырьки пены!
  Леда... глаза твои были зелёными и влажными, обрамлённые длинными ресницами. Кожа твоя, мягкая и шёлковая на ощупь, была, была... Тебя уже нет, моей возлюбленной... Время обратило твоё тело в прах, я всё это потерял, сделав в один миг непростительную ошибку. Злоба застила мне разум, и я сделал в порыве гнева основную ошибку своей жизни - преступление, за которое вот так заплатил.
  Леда... походка твоя была с грацией крадущейся кошки... Мы согревали друг друга по ночам... Теперь нас разделило время и я понимаю сейчас, как оно неумолимо. Я только теперь понял, как глупо мы поступаем в жизни, тратя свою энергию на мелочи и пустые хлопоты, забывая о главном.
  
  Воздух неумолимо заканчивался, хотя я бы так лежал вечность и думал, думал.
  В очередной раз я приподнялся на руках, но не успел сделать и пары вдохов, как заметил над деревьями низко летящих дронов. Они сливались с небом, поэтому их различить было непросто. Эти оказались намного больше саранчи: продолговатые, они больше напоминали маленькие вертолёты, но их было пока всего два. Решив не рисковать, я вновь опустился на дно.
  Не знаю, долго ли я бы так нырял, но не судьба - я услышал, как по спине что-то ползёт. В одно мгновение мне показалось, что защекотала кожа на руках и ногах, животе. Да что там! Кожа сжалась вмиг, насколько могла, когда я вдруг осознал, что это не тот добрый ручей, в котором я мог купаться раньше. И что там сейчас у меня под комбинезоном за твари водные ползают, мне пока неизвестно. А они долго не заставили ждать - между лопатками так кольнуло, будто ударил сильный разряд тока. Дроны уже должны улететь...
  Резко оттолкнувшись руками, я в один миг поднялся на ноги и, преодолевая сопротивление воды, рванул к берегу. Дроны среагировали сразу - отстрелили гранаты, будто настоящие штурмовики. Одна рванула чуть в стороне, а вот вторая - почти у самых ног. Правую ступню пронзило болью, но я укрылся за деревом, а пока дроны облетали чтобы атаковать, открыл меню и быстро просмотрел, чем можно их уничтожить. Подствольные гранаты лишь простые, поэтому я встретил дронов шквальным огнём из автомата, но когда бок пронзило током, я со всей силы ударил в него кулаком, чтобы убить ползающую по телу тварь. Но это так, в горячке, потому что на мне броник...
  Дроны не падали, методично отстрелили ещё четыре гранаты. Правую ногу внизу обожгла новая волна боли, ещё хуже прежней. Затем дроны резко развернулись и полетели прочь. Как я понял, зона поражения гранат лишь внизу, чтобы только повредить ноги противника. Если бы не поножи, я бы сейчас уже был полным инвалидом.
  Прекратив огонь, я лихорадочно стал скидывать с себя одежду и доспехи. Пока снял броник, бок уже жгло огнём так, что ранение в ногу казалось детской забавой.
  У подреберья впилась в тело тёмная тварь, похожая на большую плоскую пиявку, шириной с ладонь, а длиной сантиметров двадцать. Резко оторвать я её не смог, поэтому, достав нож, просто отрезал её так, что та моём теле осталась лишь её голова. При этом я получил такой разряд тока, что упал на колени, на миг потеряв самообладание.
  Голову паразита пришлось отковыривать ножом, поскольку пальцами её оторвать я так и не смог. Нет, это не пиявка - в боку была глубокая рана, она увеличивалась прямо на глазах. Видно, какая-то сильная кислота. Подбежав так быстро, насколько позволяла раненная ступня, к воде, промыл рану. Жгучая боль сразу утихла, но посмотрев под ноги, я понял, насколько плохи мои дела. У правой ноги медленно расползалась лужица тёмной крови, видно, осколком гранаты повредило вену. Нужно передавить ногу. У меня есть аптечка, в ней небольшой жгут. Я быстро сделал скрутку немного выше стопы. Когда нога перестанет работать, пущу в неё крови, а пока нужно одеться и попытаться скрыться. Везёт, что за мной ещё не прилетают охотнички-спартаки. По любому связь дронов с кораблём есть, так что жди веселья.
  Кое-как одевшись, я захромал вдоль скалы, поглядывая на планшетник. Дроны болтались ближе к краю экрана. Наверное, пули им вредны. Открыл на ходу карту. Далеко впереди виднеется зона, обозначенная красным светом. Земли черепов - странное название для этой территории в наши дни. Нужно будет выяснить, что это за земли такие. Слева по маршруту развалины посёлка, а справа кубики ангаров и под ними обозначение: брошенные военные склады. Вот туда я и пойду, вернее похромаю.
  Не знаю, дошёл ли бы я туда, если бы не углядел в скале пещеру, вернее рукотворную арку входа в скалу. Бетонная дорога, ведущая к ней, заросла между плитами травой и кустарником так, что даже неискушённый обыватель понял бы: тут давно не ступала нога человека.
  Вот фортит, то водопад, то пещера. Хотя, по сути, я всё больше погружаюсь в болото под названием перерождение. Так что фарта пока на горизонте не видать.
  Рядом пещера казалась огромной. Я быстро пошёл в тёмную её даль, чтобы там схорониться надолго, пока не закончится охота спартаков. Да тут три поезда в ряд станут! Похоже на ядерные туннели. Первыми перенесли в базальтовые скалы своё ядерное оружие китайцы. Изобретя машины, которые с лёгкостью проделывали тоннели в камне, они нарыли в своих горах столько ходов, что если их соединить, то получится пять-шесть тысяч километров. Они сосредоточили там всё своё основное ядерное оружие. В случае нападения их ядерный потенциал оставался в деле. Потом и другие страны стали рыть неприступные норы. Сотрясали ядерными дубинами друг перед другом, на самом деле обеспечивая себе мнимую безопасность, а беда пришла с другой стороны - вирус и оцифровка, больше ничего не понадобилось, чтобы разрушить, стереть наш мир.
  Рукотворная пещера была пуста, полностью. Если это ядерный тоннель, то он может тянуться на сотни километров. Мне сейчас нужно ухромать как можно дальше, и я шагал, превозмогая ноющую боль в ступне, стараясь ступать на пятку. Я шёл и шёл, пока не осознал, что от входа меня не обнаружит ни один датчик. Что спартаки будут прочёсывать местность цепью, я не верил, я - слишком малоценная добыча, чтобы прилагать столько усилий.
  Слава маске - я видел уже в полной темноте, но не так как днём, а лишь красноватые силуэты. Подняв маску, убедился, что тьма вокруг кромешная - со стороны входа не видно даже проблеска света.
  Присев у стены, если её так можно назвать, я снял берцуху и осмотрел ногу, насколько это позволяло видение маски. Был удивлён, когда сосредоточил зрение на ноге, выделились два осколка в ступне с обозначением - металлопластиковые осколки. Стиснув зубы и превозмогая боль, я их выковырял ножом. Не знаю, смог ли бы я так раньше в реале, но здесь получилось, хоть и через преодоление боли. Затем намазал раны дезинфицирующим кремом из тюбика, найденного в аптечке. Я бывал в переделках и похуже, тем более нога онемела основательно от затянутого жгута. Распустил жгут полностью, по ноге побежали колики с прибывающей волной боли. Обувшись, я замер, борясь с усиливавшейся после ковыряния ножом в ступне болью. От потерянной крови и усталости мне уже мерещились 'мушки', хотя... почему мерещились? Они не просто летали, а медленно приближались ко мне. Однако это и не мушки совсем - с обеих сторон тоннеля ко мне приближались танцующие красноватые точки. На противоположной стене точек нет, и мне это не нравилось. Только по бокам... странно.
  Выбрав из подствольных гранат одну с надписью 'термобар', я тихо вставил её в подствольник. Когда раздался еле слышный щелчок, красноватые точки заплясали ещё больше, но всё равно неумолимо приближались.
  Чуть повернув автомат в сторону, я нажимаю на спусковую скобу. Ударившись в противоположную стену, шагах в десяти по проходу, граната разрывается с глухим хлопком, красиво расцветает облаком жаркого бардового огня. То, что я наблюдаю, можно увидеть лишь в кошмарах. Пламя, будто в замедленной съёмке, расширяется и поглощает парящих в воздухе существ, похожих на раздутую рыбу-ежа. Они лишь лавируют из стороны в сторону. Крики, раздавшиеся из их глоток, можно сравнить со скрежетом больших масс металла.
  Страх, бессознательный, животный страх перед неизвестным сковывает волю. Несмотря на всё пережитое и волну горячего воздуха после взрыва, кожа сплошь покрывается мурашками. Мыслей нет, но щедро подброшенный надпочечниками адреналин делает своё дело...
  На автопилоте я вставляю в подствольник новый 'термобар', когда на мой комбез прилетают сгустки, обозначаемые зелёным цветом.
Отстрел гранаты в другую сторону, опять вспышка пламени, я теперь вижу, как из узких глоток этих левитирующих 'рыб' летят в мою сторону выплюнутые зелёные комки. Комбез ещё минуту назад был целый, а сейчас во многих местах на нём уже виднелись дыры. Там, где нет доспехов, кожу жжёт неимоверно. Я уже весь покрыт зелёной жидкостью, она меня разъест также легко, как и комбез.
  Всё, с меня хватит! Решительно развернув автомат, я упёрся лбом в ствол и положил палец спуск.
  'Внимание! Вы хотите совершить самоубийство! Вы получите минус восемь к карме!'
  Игра что, следит за моими действиями? Я уже и так труп, идиоты! Меня всё продолжают заплёвывать эти чудо-рыбы! Но я не знаю, насколько фатальны для моей судьбы минус восемь к карме, поэтому умру героем!
  Длинная очередь влево, штук десять пуль вправо - перезарядка. Жжение по всему телу, но я опускаюсь на одно колено и продолжаю неистово палить, бездумно крича. Израсходовав боезапас, я выхватил пистолет и стрелял, вспышки выстрелов высвечивали цели, но вместо убитой твари приближалась другая, им тут не было числа.
  Патроны закончились, да это уже и неважно - мне стало так жарко, что казалось, я сейчас вспыхну как бензин, тем более экран, вернее обзор маски медленно покрывался красными пятнами, будто кровью.

  Стали беспорядочно выскакивать и исчезать предупреждения, мол, вы сейчас умрёте. Да знаю, я чувствую, как Смерть жжёт моё тело, я вижу её довольный оскал...
  Я умру в этом забытом всеми тёмном тоннеле, в муках, никому не нужный, на этой забвенной, уже цифровой Земле.

  - Плюс пять к карме! - ору я системе, которая, как оказывается, следит за мной. Затем срываюсь и бегу вперёд, спасаясь от боли, ударяюсь о стену...
  Всё... боли уже нет, я взлетаю к потолку, вернее, это как бы душа, а моё тело мешком падает на спину у стены, раскинув широко руки, его продолжают атаковать выжившие твари. Комбинезона уже нет и в помине, даже кожи нет там, где тело не защищено доспехами... Реальная смерть от укола была намного легче! Как раз тот миг, когда завидуешь Скорику и командиру, их быстрой виртуальной смерти. Серый вообще даже не успел понять, что произошло.
  Моя душа или сознание, тут уж как понимать, взмыла вверх, пролетая сквозь базальт скалы. Нет, никуда я не двигался, просто находился в таком месте, что так показалось. Ничего не менялось минуту, две...
  Почему я не возрождаюсь? Поискал меню, но вокруг лишь тёмное ничто.
Эй, а я точно зафиксился на респе возле фабрики? Да всё там нормально было, не нужно паниковать. Видно, нужно время на возрождение. Скорее всего, система определяет, когда мне возродиться, выбирает удобный момент, потому что если кто-то на респе есть из высокоуровневых врагов, то шансов выжить у такого нуба, как я, никаких. Возможно, ещё от кармы зависит. Остаётся лишь гадать, тем более время позволяет.
  Время собрать камни, так сказать...
  Итак, что мы имеем? Я проснулся в каком-то странном, бредовом мире, который был когда-то нашим и самым обыкновенным. Может ли быть, чтобы какой-то вирус изменял обычных существ по чьей-то программе? Почему бы и нет? Если из двух клеток является миру такой организм, как человек, тогда что мы об этом мире знаем? По сути, ничего.
  Дальше - оцифровка. Может ли быть, что наш мир был изначально нематериален? Вполне возможно. Тут, прежде всего, нужно понять тот факт, что человек получает все сигналы в мозг от органов чувств через электро импульсы. Вот и всё. То, что люди назвали материей, на самом деле оказалось энергией. Вся вселенная - энергия... Загадок много, а ответы на уровне познания сегодняшнего дня. Французская академия в средневековье заявила по поводу метеоритов: камни с неба падать не могут, потому что их там нет. А кто сказал, что мы сейчас всё знаем? Возможно, мы также рассуждаем о 'камнях', а истина где-то там, далеко от нашего понимания.
  Но... принимать этот мир как раньше, люди уже не будут. Насколько я понимаю, человеком всегда двигало два основных инстинкта: самосохранение и продолжение рода. Они всегда боролись между собой, что давало человечеству выживать на Земле долгое время. Сейчас второй рушится, на первое место выходит инстинкт самосохранения. Хотя, с этим можно ещё спорить. По-моему, в этом мире скоро рухнет всё! Но убиваться мне пока нужно по другому поводу: в отчаянии я истратил все патроны. А Серый говорил: берегите!
  
   Глава четвёртая
  
   Штык и админ
  
  Возрождение! - раздался вдалеке громовой голос, и перед моим взором предстала пищевая фабрика.
  Никого... лишь мрачные здания нависли тёмными силуэтами в стороне.
  Ночь, вернее рассвет только занимается - из-за холмов сочится блеклый свет.
  По земле стелется лёгкий туман, который я различаю лишь благодаря маске. Не могло за время моего нахождения в тоннеле и на перерождении пройти столько времени. Хотя, пришла пора перестать удивляться. На мне будто с иголочки комбинезон, маска на лице. Сделал шаг, второй - боли нет, ступня как у младенца. Красота! Ни ранения, ни увечий. Ещё порадовал планшетник на руке. Несколько тёмных точек маячили на краю экрана, но не двигались. Значит, опасности сейчас нет. Тут оставались сферы, но их переподчинили под нас.
  Я быстро побежал к забору, пока меня никто не подстрелил. Вспомнился ядерный тоннель и моё тело без кожи. Нет, я не вернусь туда ни за какие коврижки, хотя там остался силовой щит Серого и меч.
  - Егор! Это... Бонзой! - раздался от респа голос Серого. Обернувшись, я махнул ему рукой, чтобы бежал за мной. Убили его раньше меня, а возродился позже. Хотя, здесь не подходит слово убили, ведь мы возрождаемся. Уничтожили...
  Перемахнув через забор, я дождался Скорика.
  - Долго продержался? - сходу спросил он, спрыгнув с забора и отряхивая ладони.
  - Нормально, но лучше бы загнулся от саранчи! - ответил я в сердцах.
  - Ну и как оно? Умирать? Я даже не успел ничего толком понять, когда меня подорвали.
  - Лучше не спрашивай! Такие концовки даже для мазохистов жуткий перебор!
  - Что будем делать, камрад?
  - Пошли в ковчег, - осматривая инвентарь, ответил я.
  - Ты уверен? Они нам вкололи свою дебильную вакцину. Мы теперь как бы и не люди уже!
  - Уверен! У них ещё осталось что-то человеческое, они хотят победить вирус или отменить оцифровку. У них есть цель!
  - Ну, веди тогда! Хотя, если бы меня не вакцинировали, я бы лучше ушёл к спартакам! Но, думаю, нам там будут сейчас не рады.
  - Это... точно... - я был сосредоточен на обследовании инвентаря. Один автомат, пистолет и нож. Три подствольных гранты 'разрыв'. Патроны все израсходованы в тоннеле. Глупо и бездумно расстреляны, хотя можно списать на агонию и отчаяние. Оправдания не помогут - по факту патронов нет! В прикладе был обнаружен штык с силовой кромкой, как на мечах. Достав его, я зафиксировал на стволе.
  Высветилось сообщение: силовая кромка активирована.
  Теперь смогу на шампур всех нанизывать, если подпустят, конечно на такое расстояние. Проткну любой доспех, даже камень.
  - У тебя какой калибр патронов? - я с надеждой взглянул на Скорика.
  У меня импан - импульсный винторез, - Серый показал магазин - в нём были только длинные пули в два ряда.
  - При первой возможности нужно мне добыть или патроны, или другое оружие, естественно с патронами.
  - Добудем, давай мотать отсюда подальше.
  Я открыл карту, выбрал оптимальное направление в сторону ковчега.
  - Пошли! Видел, там по пути Земли черепов?
  - Я смотрел карту... - Скорик постоянно оборачивался, хотя мы крались вдоль забора к холму. - Название мне по фиг, а вот почему она обозначена красным? А ты смотрел всю карту? Видел Зоны пси и Земли водопадов? И ещё одна интересная деталь, на которую ты не обратил внимания, скорее всего...
  - Ну-ка поясни, на что я там забыл внимание обратить?
  - Названия дружище, названия! Посёлки вообще не обозначены, а города... Теплокровск, Голодный щер - таких названий раньше в реале не было!
  - Я так далеко карту не листал... С оцифровкой всё изменилось кардинально, чему тут удивляться? А вот всё, что на карте или планшетнике помечается красным, это особенно опасное, - поделился я своим опытом. Земли водопадов? С Зонами пси ещё что-то понятно, а вот с водопадами посложней будет. Но не нам над этим голову ломать - придём в ковчег. там вся инфа по полочкам разобрана, всё узнаем. Земли черепов сейчас обойдём просто и всё!
  От фабрики мы двинулись вверх по крутому склону. Деревья скрывали нас от зорких взглядов, а мы их старались обходить. Тёмные силуэты крупных камней вдалеке заставляли залегать и сканировать их. Но планшетник не врал, а когда мы взобрались на холм, высветил в лощине пять красных точек.
  - Внизу какой-то лагерь... на засаду не похоже, - сказал я, сосредоточив в той стороне зрение. Маска среагировала, перестроилась по принципу бинокля, увеличив дальние объекты.
  - Так, две палатки, - я всё внимательно изучал, а уже стало довольно светло, - часовой, один... Дремлет, гад, на бревне. Автоматик как у меня. Мне патрончики ой как нужны!
  - По ходу обманка, там датчики могут быть, сигналки, - Скорик подкинул в руках оружие. - Бмку видишь в стороне, которая замаскированная ветками? А палатки на виду... Не надо идти туда.
  - Какие засады в этих кустах? Я тогда сам пойду! Сейчас его штыком кокну и свалим по-тихому!
  - Ну, ну... иди! - процедил сквозь зубы напарник. - Если легко его сложишь, я подтянусь. А если спалишься, прикрою отсюда огнём!
  - Не подведи, если что! - я тихо двинулся вниз по склону, незаметно крался, будто крутой спецназер в боевике. Да это и есть мой боевик. Я сейчас охотник, моя жертва, сидящая на бревне, моя цифровая нелепая жизнь - всё сейчас сосредоточено на острие моего штыка.
  Была бы ночь, но уже светло, поэтому приходилось красться пригнувшись, будто привидение, быть невидимым для врага. Его спина уже недалеко, но моё сердце колотится, будто я и не умирал недавно, будто это моя прошлая настоящая жизнь. Да у меня другой и нет, жизни-то...
  Без шлема сидит жертва моя, затылок коротко стрижен. Дремлет, гадюка. Ну... отдыхай, сладких снов тебе. Ещё два неслышных, лёгких шага и... руки замерли, оттянув автомат назад, затем, будто преодолев запрет на убийство, изо всех сил толкнули автомат вперёд. Штык вошёл в затылок больше чем наполовину. Выдернув его, я уже готов был склониться над телом, которое должно бы уже упасть. Но происходило что-то странное: С еле слышно произнесёнными словами 'ты это, не трогай', жертва развернулась и пыталась закрыться руками, безвольно защищаясь.
  Что за хрень сейчас происходит?
  Я ещё раз воткнул штык в голову, на этот раз сбоку. Мозг сейчас проткнул по любому, если судить по длине вошедшего в голову штыка, то вообще оба полушария повредил. Бедняга уже не разговаривал, просто мычал, пытаясь оттолкнуть автомат ладонями. Тогда прямым ударом ноги я опрокинул его на спину и, схватив автомат за ствол, ударил им сверху, как топором. Раздался хруст и враг замер с проломленным черепом.
  Трясущимися пальцами я отстегнул с вражеского автомата магазин, зарядил свой, медленно щёлкнул затвором - всё нужно сделать по-тихому, хоть я весь на пределе, а руки дрожат. Ещё два магазина забрал из его инвентаря, четыре подствольных гранаты 'Разрыв' и две ручных термобарических. Пока всё идёт удачно...
  Сейчас можно попытаться перебить всех врагов, забрать бмку и дать дёру из этих краёв. Сейчас, вот только Скорик подтянется...
  Я сигналил ему рукой, но прошло несколько минут, а напарника всё не было. Сколько я ни вглядывался на вершину холма, его не увидел. В принципе, есть гранаты, но если бы враги спали в здании, другое дело. Тогда бы гранаты закинул внутрь и навёл порядок. Тут же открытая местность. Кинуть гранату из-за дерева - только слегка покошмарить противников. Многие просто получат ранения, а потом, очень злые, пойдут искать, кто их так нагло разбудил.
  Решив не геройствовать, я вернулся на холм, но Скорик тут меня не встретил. Не мог же он уйти, ведь обещал прикрыть! Я тоже не уйду. Он должен быть тут однозначно. Действовать нужно быстро, пока в палатках никто не проснулся.
  Я решил сделать несколько кругов, каждый раз расширяя зону поиска. Если не найду напарника, нужно будет уходить.
  Нашёл... поначалу я не понял, что я такое увидел - закрытый бутон гигантского тюльпана с эластичными стенками - лепестками. которые так плотно обжимали Скорика, что казалось, будто человек сидит на корточках, поджав руки к груди. Но в коконе сидит, в коконе хищного цветка!
  - Скорик! - подбежав и доставая нож, выдохнул я. - Терпи, я сейчас! Сколько же ты там уже сидишь?
  Его сжало так, что он казался в размерах меньше, чем на самом деле. Нужно в первую очередь разрезать лепесток, чтобы он дышал, но мне казалось, что я слышу его хриплые вдохи. Я пытался разделить ткани лепестка осторожно, настолько плотно они прилегали к телу.
  - Терпи, ещё немного! - бормотал я, от усердия почти не моргая.
  Наконец лепесток стал расползаться под ножом, как по шву, будто уставший удав отпускал свою непокорную жертву.
  - Вот давит, падла! - выдохнул тяжело Скорик, освободил с трудом руку. Дальше дело пошло веселее, я уже отрезал почти у основания второй лепесток, когда снизу оттуда поползли пятисантиметровые червяки, похожие на тёмную металлическую проволоку.
  - Вот гадство! - чертыхался Скорик, выбравшись и отряхивая с ног этих червяков. - Фу, мерзость!
  Мне на руки и на рукава успело попасть несколько штук, я их усердно отряхнул на землю.
  И тут хищные наш цветок будто заскрипел, затем из его нутра раздался звук вумпть. Он, казалось, был негромким, но будто пронизал кожу и распространился повсюду. Этот звук стал раздаваться отовсюду и вокруг, по всему холму, поднялись похожие цветы. Они разворачивались в нашу сторону и их лепестки шевелились.
  Эти цветы для нас пока не предоставляли угрозы, пока мы не приблизимся, но зато во вражеском лагере сразу всё пришло в движение: беготня, крики.
  - Держись подальше от цветов и давай сматываться к базе, там схоронимся, - скомандовал я уже на бегу. - Бмка там не пройдёт - слишком много деревьев.
  Но бежать далеко не пришлось, обернувшись, я остановился - нас быстро догоняла блестящая серебристая тварь, похожая на увеличенную пантеру, по размерам с годовалого быка. Я готов был поклясться, что это робот, но с грацией кошачьих. До чего дошёл прогресс, до невиданных чудес!
  Просто какая-то психоделика! Я сам не понял когда начал стрелять: под грохот выстрелов в сторону летели гильзы, а на теле пантеры-киборга лишь вспыхивали снопы бледных искр.
  Реально психоделика - тварь клацнула челюстью, а после этого я отчётливо увидел, как ко мне летят её зубы, на которых, как и положено для хищников, красовались внушительные клыки.
  Чужие из фильмов ужасов нервно бы покурили в стороне, но преодолев ступор. я сделал резко шаг в сторону и немного отклонил корпус в сторону. Этого хватило, чтобы зубы клацнули в том месте, где была мой шея и вернулись обратно в пасть
  жуткого робота. Надо бежать бежать под хруст камней под подошвами этой синтетической твари, больше вариантов нет.
  И я рванул из всех сил, но не под горку, а в сторону. Шагов пять-шесть, а потом резкая боль в левой ноге и ёё сильно дёрнуло назад, на что я мгновенно отреагировал - со всего маху встретился лицом с почвой. Вернее, реакция моя сработала после, когда я увидел сомкнувшиеся на голени сверкающие зубы и ведущий к пасти твари еле заметный тросик. Из-за него я и махнул автоматом, чтобы перерезать его режущей кромкой штыка. Но не срослось - неудержимая сила так дёрнула назад, что меня грубо поволокло по траве. Пантера бежала к лагерю, а я, будто на ковбойском аркане, волочился следом. Автомат я должен был выпустить, но он странным образом зацепился за кисть ремнём, причём хитрой такой петлёй, что не распускалась, когда тот подлетал на кочке, обрывая мне руку.
  Силища у этого робота оказалась неимоверная, быстро, будто мешок с сеном, волокла меня к лагерю. Когда зубы на голени расцепились, я уже лежал у бмки на спине, смотря на одинокое облако, на фоне которого парили две птицы, похожие на орлов, но готов поклясться, что это были новые твари, мутировавшие из-за вируса коржедо, потому что очертания их были чуждые моему глазу.
  Надо мной склонился подошедший солдат в чёрной броне.
  - Это ты Шабаллу грохнул? Всю бошку ему продырявил? Ща он с респа придёт, не плачь тогда! Автомат спрячь!
  Вот как! Они закреплённое оружие забрать не могут, это радует. Вскакивать я не спешил, лишь сев, спрятал автомат.
  - Руки за спину! - скомандовал бронированный, за спиной у него красовался меч.
  Эх! Мне бы его в руки, я бы режущей кромкой располосовал твою броню. Видел я, как это делается.
  Из бмки выбрался второй тип в бронике, а в это время створки позади машины растворились и пантера, до этого замершая недалеко, зашла внутрь. Естественно, двери за нею затворились.
  - Нормально, сейчас на скайвах поймали его напарника! - сказал второй тип, они почти не отличались друг от друга.
  - Вот и ладушки, цветочки помогли нам их изловить!
  Первый подошёл ко мне, вперился взглядом.
  - Интересно, что в вас такого.
что вампы попёрлись за вами в такую даль? Маску сними, чёрт!
  - Увы, знаю не больше твоего, - ответил я, подняв маску на макушку. - Зачем мы вам? Какой вам смысл нас ловить?
  - Смысл, говоришь? Нам про вас рассказали трое, которых вы от кроков спасли. Да интересно нам, и вампам помешать за счастье.
  - И вообще, вас цветы поймали, кажется, - в голосе слышалась ехидная интонация. - Вроде, как и не мы изловили!

  - Вроде как вы! - за их спинами возникло двухметровое тёмное существо в накидке, морда, его лицом не назвать, больше походила на волчью, но человеческие черты проглядывались. В когтистых руках это существо держало копьё с лезвием - лепесток. Всё на волкоголовом было тёмное, и накидка, и штаны, и короткие сапоги. Короткая шерсть на морде блестела, будто смола.
  - Да мы это... - непослушным языком пробормотал первый в бронике. Неудивительна его реакция, я тоже испытал ступор.
  - Да знаю я! - существо недобро оскалилось, взгляд был безжалостным. Оно взмахнуло лепестком, и голова ближнего моего врага отлетела в сторону вместе с плечом и рукой. Хорошее у него давление - кровь брызнула так, что попала и на меня и на этого волкоголового экзекутора.
  - Мы их не ждали! - заверещал второй, но занесённый над ним лепесток опустился, разделив его пополам до пояса. А я так и сидел в ступоре от происходящего.
  - Ждали, ждали! - существо подошло к бмке и боковым ударом лепестка вспороло на ней четыре колеса вместе с дисками. Хлопнуло так, что воздушная волна немного оглушила и отбросила меня метра на три, но я остался в сознании, смотрел, что же будет дальше. Видно, полностью осознавал, что всё будет нормально для меня.
  Волкоголовый крутанул лепесток по кругу и пошёл за бмку. Я поднялся, решил поглядеть, куда он пойдёт. Но этот странный оглянулся, посмотрел на меня так, что я понял - за ним идти нельзя. Когда он исчез за транспортом, я выждал секунды три и пошёл туда. За бмкой никого не оказалось, а до ближайших кустов было метров пятнадцать. Не успел бы этот чудик с лепестком уйти, даже убежать тут нереально, он по ходу просто растворился в воздухе.
  Удивляться нет смысла, да и некогда - возвращаются на скайвах другие вояки, везут Скорика. Пожалуй, надо спрятаться за бмку. Эти спартаки вообще без брони, расстреляю их просто на подлёте. Возвращались двое, на летающих скайвах, в моё время их только испытывали. Знаю, что у них отчего-то двигателя взрывались тогда, разнося в лохмотья весь скайв и разрывая человека. По ходу их пофиксили, сейчас уже работают летающие скутера.
  Скорик поперёк сиденья на переднем скайве свисает, будто поперёк седла на лошади. Первый скайв и буду сразу атаковать. Главное, не зацепить напарника, точно попасть в спартака, что при их скорости будет непросто. Зато руки у врагов сейчас заняты. Вскинув автомат, я выпустил три короткие очереди, по два патрона за раз.
  Попал, чётко попал, потому что водитель первого скайва потянулся к автомату, но через миг выпал с простреленной головой. Второй дал газу и, несмотря на мой прицельный огонь, скрылся между деревьев вдали. Я ещё выстрелил в лес пару очередей для острастки. Не знаю, сколько этот враг впитал пуль, но я попал в него, это точно. Но видно, ранения несерьёзные, а может, он пригнулся, и его не сдуло встречным воздухом. Хоть скорость была неимоверной.
  Скайв со Скориком завис над почвой недалеко от бмки. Напарник был скован по рукам и ногам тонкими синтетическими наручниками.
  - Как ты их тут ушатал? Ну, ты молодца! - оглядывая место побоища, говорил Скорик, пока я разрезал штыком его путы.
  - Да это не я их сложил, по ходу какой-то модератор, что ли. Надо сматываться и быстро. Бмка повреждена, а вот скайв целый, кажись. Сейчас разберусь, как им управлять. Но сначала надо пошарить тут.
  В бмке я нашёл снайперскую винтовку 'Цербер' с толковым глушителем, пятьдесят патронов к ней. Два одноразовых гранатомёта 'Кречет', о чём чётко и подробно сообщила система. Один гранатомёт отдал Скорику, сам припал к оптике винтовки: крат шесть-восемь, больше и не нужно, главное, чтобы била точно.
  
  Теперь нужно завести скайв. Вот здесь нас ждало разочарование: на приборной панели оказалось табло, где нужно было ввести шестизначный код.
  Попробовал два самых простых варианта: набрал цифры от одного до шести и второй - все ноли. Такой вариант мог быть для общедоступного транспорта, ввёл наугад, что пришло в голову. Код неверный, так что я спрыгнул со скайва и развёл руками:
  - Придётся топать пешком, да надо поскорее ноги уносить.
  - Слышь, Бонзой, ты можешь меня застрелить? - Скорик сидел у колёс бмки и смотрел в дуло своего оружия. - Я хотел сам, но карма лютая будет.
  - Ты чего? Всё же нормально, вроде.
  - Вот именно, вроде! Меня вот этот, - он указал на труп, валявшийся возле скайва, - спросил: а сколько ты в цветке пробыл? Я сказал, что минуты три, мож больше. Он лишь головой покачал и сказал, что мне срочно надо либо в медицинскую лабораторию, либо на перерождение сходить. Понимаешь?
  - Не совсем! По какой причине?
  - Черви... Помнишь, их там много. Смотри! - он протянул ко мне сжатый кулак, кожа в двух местах медленно шевелилась. - А какой они вред наносят, не сказал.
  - Пользы от них нет точно! А ты уверен, что у меня карма за убийство коллеги будет меньше?
  - Не знаю! Но у меня волосы на голове шевелятся, когда я осознаю, что они во мне ползают!
  - Мда, проблемка...
  - Слушай, - Скорик вскочил, заговорил лихорадочно. - В пяти километрах справа от нашего маршрута есть брошенная воинская часть. Вот на карте там маленькими такими буковками написано: маяк. Мысль такая: двигаем туда, если кто-то попадётся на пути, уничтожаем, даём на ковчег сигнал. Если захватить не получится, ты отступаешь, а меня пусть грохнут.
  - Нормально придумал, можно попробовать.
  - Слушай, а может мне в плен сдаться спартакам? Бмку мы не повреждали, убитые нами возродятся. В принципе, на нас зла не должны держать особо.
  - Не забывай, что тебя привили. Ты чужак среди спартаков, заруби это себе на носу. Да и не хочется мне с тобой врагом быть, если что.
  В первый раз тучи расступились, и показалось солнышко, светившее будто сквозь редкий туман. Пейзаж стал не таким мрачным, но более контрастным: бурые тона выделялись на чёрном. Встречались и зелёные куски, будто напоминание о нашем старом добром мире. Вот уж начинаешь ценить, когда потерял.
  Шли тихо, внимательно изучая близлежащие деревья и траву под ногами. Животные не приближались, но казалось, и не обращали на нас внимания.
  В стороне пробежала стая крапчатых, похожих на рысей, животных. Только длинные, будто египетские кошки, бегут плавно, будто текучая вода. Много птиц кружит над деревьями, но какие-то чуждые. Не из хищных, клювы прямые.
  Форсировав по пути два ручья, мы скоро добрались до бывшей воинской части, в которой возле брошенных зданий стояла легковая машина. Раньше по периметру здесь был забор, сейчас он наполовину разрушен, как и два самых больших здания на заднем фоне. Боксы для техники под землёй в таких частях. Что-то здесь произошло, однозначно был мощный взрыв. Возможно, что эту часть брали штурмом.
  Я прильнул к прицелу винтовки, оперев её на ветку.
  - Есть движение, возле третьего здания, - сказал я, беря на прицел курящего у разбитого окна спартака.
  - Иду туда, - Скорик указал рукой на крайнее здание. - Ты работай по ситуации.
  - Стой, он тебя увидит, я попробую его снять.
  И тут ко мне пришло осознание, что я могу использовать свою способность, разведать так, как никто не сможет.
  - Слушай, я сейчас астрально погуляю немного, а ты тело охраняй.
  Скорик кивнул, я отложил оружие и, отойдя в сторону, сел в позу лотоса. Закрыв глаза, я сосредоточился на центре лба - точке выхода моей астральной сущности, как я это понимаю.
  Выход из тела - аура жёлтая, это хорошо. Свобода - хотя у бестелесного меня были и минусы: никаких тактильных ощущений или запахов испытывать я не мог, зато эмоции сейчас переполняли меня через край. Ощущение полёта, неуязвимости и осознания новых возможностей необычайно радовали душу.
  Бритоголовый спартак в песочной камуфляжке так и стоял, неспешно дымя сигаретой, когда я влетел в окно прямо перед ним. Я полностью неосязаем, потому что даже облачко дыма не сместилось, когда двигался рядом.
  Здание давно заброшенное, внутри везде видны пулевые отверстия. Обычное брошенное здание, в котором валяются обломки пласто мебели, пустые бутылки и отстрелянные гильзы от пуль. Больше на втором этаже никого не оказалось.
  На пролётах лестницы никого. Первый этаж в таком же запустении, как и второй, но в ближайшей казарме спали трое спартаков на тонких подстилках. У стены наскоро сколоченный стол из найденных досок, на котором остатки нехитрой трапезы. Консервов нет, наверное. Они уже закончились везде кроме ковчегов. Такая же топорной работы длинная скамья. В углу вещмешки, у которых стоят два пулемёта. Ряд пустых бутылок у стены подсказывал, что спартаки тут уже не первый день. Больше в здании никого не было, поэтому я вернулся в тело. Которое так и сидело в позе лотоса. А аура стала оранжевой. Как я понял, что нормально.
  - Слушай. - сказал я, лишь открыв глаза. У меня снайперка с НПБС, я сниму этого в окне, ты сразу беги на первый этаж, от входа налево. Там трое спят. Разберёшься с ними?
   - Всё, держи контроль, я со стороны! - он не медля побежал вдоль забора. Конечно, так будет лучше: если завяжется бой. Я их отсюда быстро расстреляю, пусть только покажутся.
  Взглянув на крону ближайшего дерева, я определил направление ветра, хотя он и был слабым. Маленько я понимал в стрельбе, поэтому сделал поправку на ветер, по высоте прицелился в самую макушку. Дождавшись стабилизации, выстрелил в спартака, выпустившего в этот момент струю дыма. Попал, спартак рухнул там, где и стоял.
  Дождавшись, когда Скорик добежит до здания, я решил подобраться ближе, за стену на тренировочном полигоне.
  Под ногами хрустят куски бетона и кирпичная крошка, поблёскивают куски стекла. Когда я занял позицию, Скорик уже исчез в здании. По стенам разбрызганы шрамы от осколков и пуль, отметины, говорившие о прошедшем здесь яростном бое.
  Грохнуло три гранатных разрыва и сразу треск автоматной очереди. Затем разрыв помощнее, по ходу из гранатомёта.
  Из окон здания повалили тёмный дым и поднятая ударной волной пыль. Вышедший Скорик помахал рукой, позвал.
  - Что там? Есть маяк? - спросил я, подходя.
  - Здесь нет, тут вообще руины. По ходу эта засада была по наши души. Там патроны тебе есть, и гранат можешь набрать. Я пока соседнее здание обследую. Хотя, думаю, нам тут больше делать нечего... Мой вопрос не решён!
  Нормально тут Скорик поработал, бедняги так и не встали со своих подстилок, умерли во сне. Их тела буквально изрешечены осколками, да и от гранатометного взрыва убьёт одной ударной волной, если окажешься поблизости.
  Пока я облутал двоих спартаков на патроны и гранаты, Скорик уже вернулся.
  - Ты слышишь? - спросил он. - Лай слышишь?
  Я прислушался, вдали еле слышно лаяли собаки, но было такое впечатление, что там их очень большая стая.
  - Что нам собаки? У нас патронов, как у дурака махорки! Перестреляем, если что, - я выглянул в окно и замолчал, потому что бегущих в нашу сторону собак было не меньше полусотни. За основной массой тёмными пятнами подтягивались от леса ещё.
  - Там лестница на крышу есть, - Скорик побежал в коридор и стал подниматься на крышу, я за ним.
  Картина сверху оказалась жуткой: вблизи собаки оказались страшными, если на каждой и была половина шкуры, то это уже хорошо. На некоторых её не было вовсе, а были лишь раны и подсохшая корочка. Обнажённые подгнившие мышцы переливались при движении. И ещё эти собаки были злы настолько, что рычали постоянно, когда не лаяли.
  - Что это с ними? - спросил просто так Скорик.
  - Наверное, собак вирус не берёт! Смотри, они не изменились совсем, только шкура и раны...
  - Тихо, я одну вещь сейчас сделаю, оступлюсь! - Скорик подошёл к краю крыши и шагнул в пустоту. Раздался шлепок, затем злобное рычание, собаки набросились на него, как на добычу. Затем уши пронзил душераздирающий вопль Скорика.
  - Ну, дурик! - Скинув тубу гранатомёта, снял с предохранителя и выстелил в самую кучу собак, вцепившихся в моего друга. Собак разметало как тряпичных кукол, многих разорвало в куски, как и Скорика вместе с ними. Оглушённые, ошеломлённые собаки отбегали, а на пиршество подбегали всё новые, таскали куски моего товарища и своих разорванных собратьев.
  Взбешённый я стал забрасывать их гранатами. Взрывы, визг и рычание вконец обозлили меня. Когда гранаты закончились, я подошёл к люку. У лестницы бесновалось с десяток собак. Расстрелял их как в тире, спустился на площадку и пошёл вниз, уничтожая всё впереди короткими очередями. Мне нужно отсюда убираться. Гранатометный взрыв спартаки зафиксируют по любому, их уже было два, а значит, скоро тут будут гости. Как ни странно, собаки от выстрелов не разбегались, с рычанием таскали по двору мясо и жрали вовсю глотку.
   Тадам! И сверху слева надпись: Вы получили новый уровень!
  - Спасибо, я так рад! - процедил я сквозь зубы и с остервенением стал уничтожать собак дальше, в интервалах между выстрелами слыша визги и рычание.
  Последняя собака упала на окроплённую кровью площадку, лишь тогда я остановился и огляделся: кругом было мясо: мёртвые и издыхающие тела.
  Нужно уходить. Быстро. Вернувшись к убитым спартакам, добрал гранат и обшарил вещмешки и машину, рассчитывая найти гранатомёт, но этого добра, такого нужного мне сейчас, не было. Зато я прихватил флягу с водой и галеты, пару герметичных пакетов тушёнки. Но есть сейчас времени нет, хотя голоден ужасно.
  Покончив с поисками, я сразу двинулся в сторону ковчега, спеша схорониться в лесу. Пусть Скорик сам выбирается, ждать его нет смысла, мы так можем застрять здесь надолго. А мне тут ужасно неуютно... Скоро тут будут спартаки, уж в этом я не сомневался ни капельки.
  
   Глава пятая
   Путь
  Едва я ступил в лес, как на моих глазах ярко-красный куст поймал какую-то среднюю птицу и сочные на вид листья обволакивали трепыхающееся тело, пока оно не исчезло среди множества ветвей. Остановившись, я смотрел, как завороженный. У меня сложилось впечатление, что растения теперь наполовину животные: очень уж некоторые стали подвижны.
  По дороге всё внимательно приходится осматривать, уже обошёл стороной два дерева фламинго, да попался какой-то интересный растительный экземпляр, похожий на шар, который не обхватить руками, под ним густые корни, на которых он очень медленно передвигается, по сторонам ему помогаю шесть длинных толстых лепестков, похожих на лапы. Вот у нас и 'осьминоги' сухопутные появились.
  В стороне раздалось урчание, за деревьями, шагах в двадцати, серая тварь, чуть меньше тигра, пожирала пойманную добычу. Тёмно серая шкура, издалека морду различить сложно, но я бы больше поверил, что это инопланетная тварь. А не земная, потому что голова её была более плоской, чем у наших кошачьих. С такой тварью я разберусь легко, гораздо страшнее встретить кроков, ещё хуже - вязунов. Там с пары пуль не уложишь.
  Пройдя километров пять, наткнулся на кучу валунов у скалы, на которых я решил немного отдохнуть и пообедать. Говяжья тушёнка под галеты показалась для меня райским блюдом, проглотил обе пачки, запил водой.
  Жизнь налаживается, вот Скорик только сглупил. Если бы он сказал, чтобы я его подождал в условленном месте, а потом бы прыгнул к собакам, было бы проще. У воинской части ждать я его не могу. Да и пойдёт ли он туда? А самому идти в сторону респа - чистое самоубийство. Спартаки там могут любые козни устроить.
  Не раз в жизни убеждался я, что у человека есть шестое чувство, которое сейчас вдруг зазвонило во все колокола. Страх, липкий и холодный, заставил тело покрыться мурашами, хотя я вертел головой по сторонам. Ничего не видя. Откуда этот страх? Конечно, каждый боится, бесстрашных нет, если человек не хочет сам сознательно умереть. Тем более, я понимаю, что меня всего лишь ждёт респаун, ну, может быть ещё боль.
  Медленно взяв автомат в боевое положение, я начал лихорадочно, но цепко оглядывать всё вокруг. Кто так может на меня воздействовать? Или это уже начались панические атаки? Всё возможно, ведь я уже как бы умер здесь, причём довольно мучительно и ужасно. Самое странное, что мне не хотелось бежать отсюда подальше, а наоборот, до смерти хотелось остаться здесь.
  По крайней мере, мой враг из плоти: я заметил в листве два больших глаза и часть тёмно-красной морды, но ни носа, ни рта не наблюдалось на этой роже цвета вареного рака. Метров пятнадцать нас разделяло, но глаза были настолько большими и светлыми, что я отчётливо различил чёрные вертикальные зрачки.
  Сейчас я тебе всажу свинца в брюхо, если оно у тебя есть, тварь...
  Подумать-то я подумал, а вот автомат развернуть не смог, мышцы рук будто сковало железными тисками. Наверное, сильна тварь на ментальную связь и подчинение: я стиснул зубы от усилия, но руки не сдвинулись с места. Кусты дрогнули: из них явилась такая жуть, что я запаниковал. Ещё бы! Голова и торс явившейся твари были похожи на человеческие, а вот ноги и руки я бы назвал больше паучьими лапами, да только последние фаланги были ровными когтями, они настолько грузли в почву, что тварь их с усилием выдёргивала при каждом шаге. Она шла не спеша на четырёх шипах-лапах, уверенная в своей неуязвимости. Из середины торса торчали ещё две лапы, раза в два поменьше, но с двумя кривыми когтями, расположенными как большой и средний палец у человека. Странная пасть растянута у твари прямо на шее, она больше напоминает змеиную.
  И тут раздался выстрел, мощный, из крупнокалиберной винтовки. Издалека. Но выстрел этот решил вопрос с тварью, которая на своих когтистых лапах просела так, что было и дураку понятно - она уже сдохла. Причём навсегда и бесповоротно. Я под прицелом, это понятно. Но кто убил эту тварь? Мне он не враг. Хотя бы пока...
  Но... я же под чьим-то прицелом. Да ладно, разберусь сейчас. Если это враг, я перед ним как на ладони, моя жизнь давно в его руках. Он бы уже выстрелил, ведь мышцы мои только начинали повиноваться. Медленно. Напрягая всю волю, я встал и пошёл к валявшейся твари, чтобы осмотреть.
  - Что ты такое? - я подошёл к ещё шевелящемуся простреленному телу, выбрал идентификацию объекта.
  'Пси тан обычный, высветилось сообщение. Уровень пси низкий'.
  Информативно, конечно. Из какого существа могло мутировать это чудо? Это уже перебор, товарищи дорогие.
  Сейчас же нужно найти контакт с моим (спасителем) если считать его таковым. Не зная, что делать, я поднял правую руку и пошёл в сторону, откуда стреляли. В принципе, если бы не этот стрелок, я бы оказался ужином этой жуткой твари, у которой совсем не наши морали. Она бы меня сожрала, думаю. Так что я ему как бы должен, хотя... это сделал бы каждый нормальный чел. Спасти другого - долг, если ты это можешь сделать.
  Да, это реальный снайпер − я его увидел метров с десяти, не раньше. До этого он сливался с местностью так, что я не мог его заметить, сколько бы ни всматривался.
  − Я поражаюсь с тебя! - сказал пятнистый чел, поднявшись с почвы и отходя от дерева, лицо тоже под камуфлированной тканью, лишь только прорези для глаз. - Вроде вояка, а простому тану противостоять не смог! Прикинь, простому тану!
  − Во-первых, спасибо! Во-вторых, не понимаю, о чём ты говоришь! Я не так давно здесь, многого просто не знаю.
  - Папа, а как это можно, тана не знать? - раздался девичий голос, и с ветки спрыгнула девочка лет двенадцати, тоже в камуфлированной одежде, в руках у неё был вполне внушительный заряженный арбалет, только толку от него в этом лесу, думаю, немного. Лицо открыто, но измазано красками под камуфляж.
  - Видать, можно! Ты что, человечек, с неба упал, что ли? - голос незнакомца мирный, какой-то тёплый что ли, сразу располагал к себе. Если я к ним подходил настороженный, то теперь стало понятно, эти люди мне не враги, скорее друзья. - И чего ты один бродишь в этом лесу?
  - Да у меня интересная история вышла, я как бы из прошлого сюда попал. Не на машине времени, конечно, но можно сказать, что почти на ней, родимой. Вот... ищу, где голову приткнуть в этом странном мире.
  Я говорил как можно спокойнее и дружелюбнее, поднял на макушку маску. Незнакомец тоже открыл свой фейс. На вид мужчина, лет под сорок, со строгими чертами лица. Кожа темновата, волос чёрный. Глаза колючие, смотрит оценивающе. Если спартаки и солдаты ковчега дерганые и нервные, то этот на удивление спокоен, как укреплённый бастион. Стоят, изучают меня, будто экспонат в музее.
  - Бродяга значит! А ты в курсе, что в этом лесу лучше не ночевать одинокому путнику. А если судить по тому, куда ты идёшь, ты доберёшься аккурат к вечеру К Землям черепов.
  - А в Земли черепов только мы можем свободно ездить! Да, папа? - с умным видом изрекла девочка.
  - Да я обойти их собирался, а ночевать... это да, тут опасно.
  - Мы тут живём семьёй, так что если голоден аки пёс, и переночевать тебе негде, то можем и приютить.
  - Живёте семьёй? В этом лесу?
  - Мы отшельники, так можно сказать...
  - А чего у девочки лицо открыто? Это не опасно для неё? Кроков не боитесь?
  - Её охраняют лучше, чем раньше президента, - мужчина загадочно улыбнулся и, повернувшись, махнул рукой, предлагая следовать за ним по еле заметной тропинке. Девочка немного задержалась и пошла замыкающей. Когда я оглянулся, она ухмыльнулась совсем не по детски, с чувством превосходства, и это меня здорово напрягло.
  Странные люди, наверное. Но помогли, чего уж тут душой кривить. В Земли черепов они ездят... с ребёнком. Интересно будет с ними пообщаться.
  - Меня Бонзой зовут, - нарушил я тишину после долгой паузы.
  - Терай, - не оборачиваясь, обронил снайпер.
  - Вот и познакомились, - я оглянулся.
  - Называйте меня Натали, мне так нравится.
  -Хорошо, Натали.
  - А ты вообще куда топаешь-то? К вампам, что ли? - так и не обернувшись, сказал Терай. - Я понимаю: спартаки и Братство - не мёд, но к вампам я бы не пошёл. Они тебя вакцинируют.
  Я шёл следом и не знал, что сейчас говорить: нужно сначала разузнать, какие взгляды у этого отшельника. Я могу сказать, что уже вакцинирован, он может развернуться и выстрелить. Надо быть осторожнее.
  Я ещё ничего в этом мире не понял, но меня сюда вытащили вампы. С ними первыми я и столкнулся. Ничего об этом мире не знаю, может, просветишь меня, что тут к чему.
  - Это твоё дело куда идти. Насколько я знаю, в наших краях вампы, спартаки и Братство главенствуют. Три мощных структуры, спаяны как цемент, но только среди своих. Все три враждуют между собой. Вампы - это типа официальной власти. Спартаки - это отколовшиеся гос структуры, несогласные с политикой вампов. Там всё плохо: у власти группа людей, которых интересует только власть. Они растопчут любого. А вот братство - это ужас. Там людей зомбируют какой-то новой технологией. Они после этого способны на всё. В общем, понимаешь теперь, почему я отшельник. Конечно, можно попробовать перебраться в другие края, но тут вампы раскладывают антидот.
  Остановившись, Терай обернулся и пристально поглядел мне в глаза. Изучающий взгляд... Я выдержал его и, прикинувшись простаком, спросил: - А там где не раскладывают? И что за антидот?
  Сработало, голос Терая потеплел, и он двинулся дальше по тропе: - Где нет антидота, там жрут людей. Если это случается в Землях черепов, то люди не возрождаются. В этих зонах умирают только раз.
  - А как вампам удалось столько людей вакцинировать?
  - Они раздавали вакцину под видом прививки от вируса. После неё люди принимали антидот как добавку. Если бы не спартаки, то всех бы вакцинировали поголовно.
  - Да, дела тут у вас! Даже и не знаю, что сказать!
  - Расскажи о себе тогда, а я тогда скажу, куда тебе идти лучше.
  - Да нечего рассказывать. Меня усыпили, а потом разбудили через много лет в каком-то бункере. Вампы... Вывели наружу и повели к себе в ковчег. А тут спартаки напали. В общем, я остался один, вот теперь ищу, где осесть.
  - У тебя тож весёлая история, необычная какая-то. Я бы не поверил, если бы столько на свете не перевидал.
  Деревья поредели, и мы вышли на лужайку, на которой стоял массивный передвижной ракетный бункер. В моё время уже такие были - единственное их слабое место - это гусеницы, а броню самого транспорта не пробивает самый мощный снаряд. Ракетчики и снайпера в нём выживают, даже если по броне врежут тепловой ракетой. На верху бункера вращающаяся башня с трёствольным орудием ПВО. Оно также прекрасно уничтожает и наземные цели. Словно уловив мои мысли, башня оперативно развернулась в нашу сторону, опустив стволы.
  - А вот и наш дом! - с гордостью заявила Натали.
  Двери, вернее продолговатый люк, открыт, поэтому я пошёл следом за Тераем. Он шёл, не оглядываясь, а вот я, дойдя до люка, обернулся... и не зря - Натали исчезла.
  - А где... - развернувшись и не увидев её, я от удивления на мгновение впал в ступор.
  Терай уже поднялся по металлическим выдвижным ступеням, и его спина скрылась внутри бункера. Входной люк не закрылся, а вот по поверхности так называемого дома, сверху вниз пробежали еле заметные синие искры. Защитное поле... Вход тоже неприступен: там можно разглядеть, что поле не просто синее, в нём проглядывались красные вертикальные полоски.
  - Подожди, я сейчас защиту сниму! - раздался голос Терая.
  Не нравилось мне это, поэтому я придирчиво осмотрел окрестности. Вроде бы всё по фэн-шую... но тут от дальних кустов раздались хлопки и я увидел, как в меня сторону летит два тёмных шара, величиной с теннисный мячик. Сразу я прыгнул в строну и приземлился на почву плашмя, а шары, не долетев до меня пары метров, разорвались в воздухе, заполонив воздух вокруг себя облаком ядовито-жёлтого дыма.
  С треском исчезло силовое поле на входном люке. Задержав дыхание, я бросился внутрь бункера. Но люк закрыть я не успел, потому что почти столкнулся носом к носу с незнакомцем в пятнистой форме, направившим на меня ствол автомата.
  - Сда... - только и успел он вымолвить, а я уже сбил своим оружием его ствол в сторону и от души врезал сбоку прикладом в голову. Пока враг эпично падал, я уже шагнул за перегородку, где меня встретила с оружием наизготовку дамочка приятной наружности в таком же камуфляже. Судя по выражению её растерянного лица, она явно не ожидала, что я доберусь сюда. И что странно, она, как и предыдущий враг, медлила со стрельбой, видно меня запрещено было убивать. Значит, даму пропускаем вперёд на респаун. Выстрелив ей живот, я отступил за перегородку.
  Сейчас я заберу у тебя проценты жизни! - с этими словами снял чеку с лимонки, швырнул дамочке гостинца.
  Вместо взрыва раздался глухой хлопок, будто сработал один детонатор. Я швырнул вторую лимонку, но опять граната не разорвалась. Зато из-за перегородки появился робот, очень напоминающий человека, только немного из синтетики. Он шагнул ко мне, несмотря на яростный рой пуль, который стучал по его корпусу, вырываясь из ствола моего автомата. Пули на роботе искрились и рикошетом разлетались в разные стороны. Люк сам уже захлопнулся, бежать некуда, так что я остался с этим чудовищем лицом к лицу, если его туповатый фейс так можно назвать. Он схватил меня за горло и так сжал кадык, что мозг затуманило от боли. Осознав всю бессмысленность ситуации, я достав очередную лимонку, дернул чеку и бросил гранату нам под ноги. Не выпуская из стальной хватки моё бедное горло, робот наклонился и схватил цокающую по полу гранату, обхватив её так плотно что она взорвалась с таким же хлопком, что я слышал раньше. В моих глазах багровые круги заменялись кромешной тьмой, но я ещё успел увидеть, как из раскрытой ладони робота на пол посыпались осколки лимонки. Затем он меня ударил под дых. Конь, наверное, лягается слабей.
  Дальше я провалился в небытие...
  
   Глава шестая
   Спартаки
  
  Первое, что я осознал, когда пришёл в себя, это противная боль в горле, будто мне раздавили кадык. Дальше по ощущениям звук мотора и лёгкая тряска. Попытался пошевелить руками - связаны крепко. Маски на мне нет, шлема, имитирующего волосы, тоже. Я просто облокотился затылком о стену, вернее это борт бмки, чтобы это понять. В ней ехали трое мужчин и одна дамочка, правда, другая. Ту из бункера я на респ по ходу отправил.
  - Очухался, клоун? - спросил мужчина с мясистым лицом. Все на меня смотрели с интересом. Правда, тот, которому я приложил приклад в скулу, зыркал зло.
  - Вы кто? - я еле выговорил эти слова, сел и уставился на них. - Что вам от меня нужно?
  - Нас то же самое интересует, кто ты такой. Зачем вампы за вами устроили такой вояж? - ответил тот же мордатый, видно он тут старший. - На базе из тебя всё выпытаем. А мы - спартаки, если что...
  - Да я и так всё расскажу. А как вы меня нашли?
  - Ну, так тот, кто тебя привёл в бункер, нам и сообщил. Он на нас работает, поставляет нам кое-что из Земель черепов. Он за тебя нормально получит. Столько за три поездки в Земли черепов не заработает.
  - А что он поставляет оттуда?
  - Не, не! Это мы тебя сейчас допрашивать будем, а не ты нас! И запомни: в нашем мире меньше знаешь - крепче спишь!
  Дальше все молчали. Бойницы в бмке открыты, я стал смотреть, где мы едем. Сначала мимо мелькали деревья, а потом мы въехали в город. Вид его был удручающим. Витрины магазинов, окна в квартирах почти везде были разбиты, стены домов испещрены отметинами пуль, будто здесь были бои. На тротуарах было полно всякого хлама: телевизоры, шкафы и другие предметы обихода. Кустарники и травы уже заполнили всё, что только можно. На многих зданиях мох всевозможных оттенков покрывал стены до самых крыш, отвоёвывал в своё господство даже тротуары. Поржавевшие машины ютились на обочинах, в скверах их были целые свалки. Дорога же была чистой, будто её заботливо прибирали. Пару лет назад здесь сновали люди, торопясь по своим мелким делам, которые им казались чем-то важным. Семейные разборки, эти дуэли на дырявых носках, казались тогда людям значением с гору Эверест, на деле же оказалось всё пустым. Силы люди тратили на простой быт, забыв о главном, для чего живёт человек. Хотя, сейчас я сам сомневаюсь уже, есть ли вообще смысл в существовании, после того, что я тут увидел. Раньше думал, что главное - это прийти к совершенству, а теперь... надо разобраться в этой новой жизни и понять, что тут всё-таки происходит. Как сказал один старый-престарый персонаж, когда его в неспокойные времена спросили в шутку: когда же ты умрёшь. Вот когда увижу, чем этот бардак закончится, вот тогда и умру, ответил он. Так и я, хочу увидеть, чем этот бардак закончится.
  Наконец мы подъехали к пятиметровой массивной стене, проехали настолько мощные ворота, которые не сломит и танк. Над ними красовалась надпись: Стой! Дальше только смерть!
  На стене бойницы, из которых торчали орудийные стволы. Даль находился парк, в котором стояли две машины ПВО, ракетные установки и несколько установок залпового огня. Возможно, что это тоже ПВО.
  Бмка остановилась у двухэтажного здания, меня повели внутрь. Мы прошли два длинных коридора, которые были полны вооружённых людей. В каждом стояло по крупнокалиберному пулемёту, которые были окутаны силовым полем, словно кокон. Выходит, что силовое поле одностороннее, потому что никаких отверстий для стрельбы в нём не наблюдалось.
  Спустившись по ступеням, мы оказались в огромном помещении, по уровню в подвале. Здесь дорогу нам преградила массивная дверь. Она открывалась скрытым двигателем, похожую дверь я видел в одном из банковских хранилищ. За ней оказался проход, ведущий вниз, по которому в ряд промаршируют десять человек. Железные ступени покрашены в серый цвет, но по центру краска уже стёрта подошвами, даже железо блестит от света ламп, которые над нашими головами.
  - Добро пожаловать в бункер! - недружелюбно процедил тот из спартаков, которого я чествовал прикладом.
  Шагов через двадцать упёрлись в аналогичные двери. Дальше ещё одни, лишь после них мы вышли на уровень, где в нос ударил спёртый запах: определить, каков он, было невозможно. Мы встретили в этих коридорах первых людей. Здесь шла своя жизнь: сновали женщины, несли что-то, куда-то торопились по своим бытовым делам, из боковых дверей был слышен детский говор и смех. По ходу это был жилой ярус. Насколько он простирался, было неясно.
  - А не боитесь, что вас тут закроют, как крыс, внизу-то? - спросил я.
  - Наивный ты, - с чувством превосходства ответил старший, - у нас более двадцати выходов на поверхность. А может и сорок. И газом нас не травануть, и не взорвать. Да мы и на поверхности богуем на сорок километров вокруг. А ракетами достанем и на все сто. Так что мы почти бессмертны!
  Мы спустились ещё ниже, здесь располагались какие-то лаборатории, мастерские. Пройдя их, мы сели в подобие электровоза и помчались по каким-то тёмным тоннелям. Ехали минут десять, вот тогда меня и поразили масштабы этого бункера. Безусловно, мне морочат голову, только для чего, непонятно.
  - Слушайте, а зачем такие сложности? - спросил я, когда мы вошли в очередной коридор. - Могли бы повязку мне надеть и всё!
  - Чтобы ты карту не срисовал. А да, я ж забыл, ты ещё всё по канонам старого мира живёшь.
  В этом коридоре было ужасно накурено, хотя вытяжка воздуха имелась, поток воздуха медленно двигался. Но тут наверняка жили тысячи людей, а может, десятки тысяч. Улавливался запах пищи, похоже, где-то варят большой количество сюрпы, да с перцем. Так вдруг захотелось варёного мяса, да хлебушка быпожевать, пусть даже чёрствого.
  - Заходи, - старший указал на двери, на которых красовался красный медицинский крест.
  В комнате был мягкий всепроникающий свет, какой бывает в операционных. За белой ширмой два стола с хирургическими инструментами, хотя белой её можно назвать символически: она сплошь испятнана кровью, как и хозяйка этой комнаты. Она была в джинсах и майке, которые также были в крови пациентов. Видно, с гигиеной тут плохо. Больных штопают, а потом они регенятся сами. Там же за ширмой стояли две каталки.
  - Осмотри этого типа, - сказал старший.
  Желтоволосая врачиха, тёмные соски которой дразнили меня через майку, посветила мне в левый глаз, долго там пыталась что-то рассмотреть. Затем провела светящимся сканом от макушки до ступней и озвучила моё состояние здоровья:
  - Недавно вакцинирован вампами. Самое странное то, что он чист. У него нет ни карамы, ни трозы. И ещё, он не шабашил никогда.
  - Всё ясно, - подытожил старший, затем скомандовал мне: - Иди за мной!
  А вот мне ничего не ясно! Ладно, нет у меня непонятных слов-диагнозов, а вот что такое шабашить? Спрашивать не буду, не особо мне тут пока объясняют.
  Мы двинули по коридорам, затем прошли пару мастерских и опустились ещё на один уровень. Как ни странно, тут сновало множество военных, это не могло вязаться с логикой. Военные должны быть ближе к верху. Меня просто запутывали, причём искусно, чтобы я не прорисовал карту. Но скорее всего тут есть удобные лифты, которые выносят на поверхность за считанные секунды. С другой стороны: чем глубже, тем безопасней. Как я предполагаю, этот бункер будет не меньше, чем большое метро. Даже в моё время технологии позволяли нарыть сотни километров ходов и сотворить помещения в короткие сроки.
  Мы вошли в просторный коридор, который оказался военным штабом. Остановив меня возле двери, на которой был нарисован незамысловатый красный флаг с двумя перекрещенными мечами в верхнем углу, старший вошёл в помещение, прикрыв за собой дверь. Два часовых в лёгкой броне уставились на меня будто я ископаемый динозавр. Где-то дальше по коридору глухо играла музыка, кто-то хрипло матерился, ещё один тип орал от боли. Пытают что ли кого?
  Наконец старший выглянул и позвал меня. Комната оказалась просторной, справа находился грандиозный пульт на всю длину стены, с тремя большими экранами. По бокам пульта стояли два охранника в силовой броне и с тяжёлым оружием, по ходу импульсным.
  Центральный экран включен и с него на меня, бедного, смотрела голова волевого человека, судя по его лицу с массивной нижней челюстью и почти квадратным лицом. Затем изображение чуть отдалилось, стало видно, что Спартак одет в военную форму-песочного цвета. Грузный, немного лишнего веса, но мощный. Такой может на арене делать вещи. Взгляд тяжёлый, глаза под сведёнными бровями смотрят, будто сверлят.
  - Сам расскажешь или будешь злить?
  - Я-то расскажу, но руки затекли. Могу отвлекаться, - сказал я иронично. - Мне скрывать нечего, приговорили аки ягнёнка на заклание, ввели укол, смертельный якобы. Было это шестьдесят три года назад, когда ваш папаша ещё пешком под стол ходил. И тут пару дней назад меня разбудили - оказывается, я всё это время был усыплён.
  - Приложи ладонь к идентификатору.
  Ломать голову не пришлось, пластина в форме ладони подсветилась жёлтым светом.
  - Твоё имя и класс...
  - Бонзой, класс эпикхантер.
  - Назови координаты места, где тебя разбудили?
  Мне уже старший освободил руки и, потирая кисти, я ответил:
  - Почём я знаю? Где-то в скале. Дальше нас повели по лесу. Точно сказать не могу. Карту к тому моменту открывать ещё не научился, вернее не знал о ней.
  - Скольких разбудили?
  - Троих, больше не видел.
  - Приметы, может, детали местности можешь сказать?
  Я-то мог, но не хотел. Там святилище или место сборище кроков, найти мою бывшую гробницу несложно. Но... я пока не настроен был дружить со спартаками. Поэтому я сказал не то, что здесь хотели бы услышать:
  - Ну... мы нашли не так далеко жилище кроков, где освободили троих пленников.
  - Мы это место знаем! - недовольно сказал Спартак.- Нам другие ориентиры давай. Сколько вы шли до этого места?
  - Километров двадцать! - я увеличил расстояние раза в три. Пусть ищут, если сильно нужно. - Знаете ли, чужой лес, местность. Да, виден был нам город...
  - Очень информативно! Ладно, ясно всё с тобой!
  Спартак склонил голову, будто набирал буквы на клавиатуре.
  - Так... - задумчиво промолвил он. - Класс эпикхантер... Это интересно! Что бы такое с тобой придумать?
  Спартак повернулся в сторону, спросил кого-то:
  - Куда его определить?
  - На проект он не подходит,- раздался женский голос, думаю, будет интересно попытаться приобщить его к нам, он может пригодиться. - Дальше женщина говорила шёпотом, но я расслышал. - Привяжи его, заинтересуй.
  - Будешь с нами сотрудничать? - спросил он. Если откажешься, мы из тебя сделаем настоящего вампа. Если согласишься - будешь идти к успеху, всё у тебя будет, что пожелаешь. Любую женщину себе выберешь, какая приглянется.
  Выбора-то у меня не было, поэтому я сделал наивное и заинтересованное лицо:
  - Любую говоришь? - не успел я театрально почесать затылок, как получил лёгкий удар в спину.
  - Не борзей, - прошипел, будто змей, старший.
  - Из свободных любую... если из занятых выберешь, придётся оспаривать. Побиться, так сказать... - Спартак уже решил вопрос со мной, поэтому говорил без интереса. - Всё, зачислите его в седьмой сектор, закрепите гида. - На секунду он замялся: - Нормального гида. И нацепите ему контроллер.
  Экран потух, старший жестом приказал следовать за ним.
  Мы пришли в какую-то комнату, где мне тип с впавшими глазами закрепил на шею металлический ошейник.
  - Это что за цирк? - спросил я недовольно.
  - Это контроллер, - ответил старший. - В общем, если ты умрёшь, то не возродишься больше. Это, так сказать такая мера, чтобы ты не слинял. А теперь мы тебя отведём туда, где ты будешь жить.
  - Что-то сдаётся мне, что ваш ошейник может быть чистой лажей, - сказал я как можно беспечнее, но сам наблюдал за реакцией старшего.
  - Попробуй, всё в твоих руках! - он лукаво ухмыльнулся. - Может быть возродишься... а может и нет!
   Как я и предполагал, тут были скоростные просторные лифты. Когда мы зашли в один из них, и лифт стал падать гирей вниз, мне показалось, будто все внутренности переместились вверх, а когда лифт останавливался, я чуть не просел на ногах от неожиданности. Здесь коридор оказался таким длинным, что края его видно не было.
  Подойдя к коммутатору и нажав кнопку, старший сказал:
  - Дежурный, мы привели Бонзоя.
  - Семьдесят шестой отсек, гид сейчас прибудет.
  - Слыхал? семьдесят шестой. Ты здесь свободен, но самому покидать этот уровень тебе запрещено.
  Кивнув, я двинул по коридору, разглядывая номера на дверях. Через каждые двадцать дверей наш коридор пересекал другой, на дверях которых тоже были цифры, но в них добавлялась аббревиатура одной буквы алфавита. Через каждые три коридора по двум углам находились лифты. На некоторых дверях красовались таблички душевых. Если есть в них вода, это будет счастьем.
  Подойдя к своей двери, я воззрился с удивлением: как я раньше внимания не обратил, что на дверях нет ручек. Зато была пластина под форму ладони. Тут уж гадать долго не пришлось: приложил ладонь - двери уехали в стену, а когда я заходил, раздался синтетический голос:
  - Идентифицирован новый владелец. Добро пожаловать, Бонзой.
  Комната, отсеком это жильё называлось чисто символически, была раньше жилая: кровать заправлена чистым бельём, но на столе лежала исписанная тетрадка, ручка, пару вырванных скомканных листов. Над столом две полки - дань старине. Раньше их использовали под книги и статуэтки, сейчас на полке валялись ножницы, клей и фонарик. Возле дверей коммуникатор-разговорник, на радость есть туалетная комната, над умывальником на полочке паста, зубная щётка и мыло. Два полотенца: одно большое, банное. Что ж... быт налаживается, не так всё и плохо в этом мире, по крайней мере, пока.
  Раздался короткий писк и синтетический голос объявил: к вам гид Леопанда.
  - Я должен сказать впустить?
  - Централь определяет любые слова. Если что-то непонятно, то всегда можно уточнить.
  - Не держи гида за дверью!
  Они сразу отворились, явив махающую в приветствии девушку, в венах которой текла наполовину азиатская кровь. На меня игриво уставились большие тёмные глаза, суженные к уголкам. Смоляные шёлковые волосы касались плеч, а тёмная блестящая блузка в сочетании с чёрными облегающими штанами делали из владелицы демоницу соблазнения, как её там... суккуба, кажись. Только рожков ей и не хватало.
  - Привет! - она зашла и бесцеремонно плюхнулась на стул, кокетливо закинув ногу на ногу. Я твой гид в этом мире хаоса. Есть вопросы? Задавай. Есть пожелания?
  - Пожеланий много, но сначала я бы хотел принять душ и выспаться.
  На меня и впрямь навалилась такая усталость, будто я терпел, терпел и наступил мой апокалипсис.
  - Ну... если я понадоблюсь, набери на комме цифру двести тридцать пять, а если забудешь, попроси Централь, она меня вызовет.
  - Слушай, хотел спросить: ты знаешь, кто такие таны? Ну, эти, что воздействуют на психику. Знаешь, как им противостоять? Сказали, что это легко.
  - Принцип простой: тебе нужно себя изначально представлять в энергетическом коконе, наружная сторона которого зеркальная. Мысль ведь материальна, пусть и не в нашем понимании. Тебе надо просто пройти курс бойца. Там тебе всё дадут, научат выживать даже на астероиде. - Она улыбнулась. - Я пойду. Высыпайся, но смотри, не пропусти шабаш. В девятнадцать ноль-ноль нужно быть у арены, а то пролетим.
  - Тут что, ведьмаки все, чтобы на шабаш собираться? Что это такое вообще?
  - Увидишь... - Леопанда как-то глуповато ухмыльнулась. - Это целый мир, цветной...
  - А наш какой тогда?
  Она взглянула на меня так, что я подсознательно съёжился. Была в этом взгляде такая ненависть, что меня пробрало.
  - Наш мир чёрно-белый, - с этими словами она скрылась за дверью.
  Прихватив мочалку мыло и полотенце, я двинул в душ. В коридоре проходило всего пару человек, душевая оказалась вообще пустой. Выставив температуру воды на пятьдесят градусов, я разделся и с остервенением стал смывать с себя пыль и грязь пройденных дорог. Мне казалось, что я не мылся очень много лет. И это было правдой! Падающие капли были приятны, теперь буду утраивать душики каждый день, если будет выпадать такая возможность.
  После был сон, безмятежный и тёмный, будто я провалился в небытие.
  Разбудил меня писк коммутатора, затем раздался встревоженный голос Леопанды:
  - Бонзой, ты сдурел, что ли? Сколько спать можно? Надо успеть поесть и на шабаш не опоздать!
  - Да, да! - ответил я сонным голосом, затем, вяло потянувшись, добавил: - через пару минут буду готов!
  - Я через пять минут у тебя, - сказала она уже спокойно.
  Вскочив и натянув штаны, я прошлёпал к умывальнику, почистил зубы и освежил лицо холодной водой. Вытираясь, разглядывал себя в зеркале: немного возмужал. Хотя... знаю я все эти возмужания! Старею, вот то слово, которое нужно говорить реально. Для меня было откровением, когда я узнал, что человек до восемнадцати лет растёт, а потом в организме начинается неумолимый процесс старения. Кстати, а как с этим обстоят дела в нашем новом мире? Дряхлеют здесь или нет? Нужно это узнать. Хотя... вечно жить в таком мире неинтересно. Может быть, неинтересно. Но чем больше я думаю об этом мире, тем больше мне хочется узнать, что же в нём творится. Ведь он большой, этот мир... под названием Земля. В нём много религий, народов с разными взглядами и обычаями. Можно исследовать долго в наше время, когда произошли такие изменения.
  
  
  
  
  

   Тут больше бывает слов
читать Эпикхантер