Когда вернёт себе оправу из жемчужин среброликих
   Смарагд из рун, звенящий зеленью небесной
   Холодного рассвета, а также укроется
   За Хризолитами Луны...
  
  
   Пролог
  
   1
  
   А когда старый бродяга эльф открыл калитку и легко переступил невидимую, непроходимую для многих магическую защиту, ему пришлось остановиться: навстречу, явно на серебряный звон сторожевых драконов ограды, по деревенской улице бежали пятеро мальчишек. Слегка удивлённый, он сначала доброжелательно приглядывался к ним. Но потом взгляд прикипел к пятому - мальчишке, который постепенно замедлял бег и безнадёжно отставал, переходя на шаг и не сводя с бродяги холодеющих серых глаз.
   Четверо остановились - все, кажется, изумлённые тем, как легко незнакомец сумел пройти магическую защиту. Пятый же, идущий уже вкрадчиво, словно подходил к опасному зверю, встал чуть позади остальных. Он распахнул куртку, и внезапно в его руках появилось короткоствольное оружие, дуло которого он и направил на путника.
   - Уходи, - тяжело сказал мальчишка, и ребята оглянулись на его хрипловатый голос. - Уходи. Убить тебя - мне легко.
   ... Хорошо хоть, следом за мальчишками торопились к странному гостю двое взрослых, а ещё один - с противоположной улицы.
  
   2
  
   Три месяца спустя.
   ... По удобно натоптанной тропе Селена еле поспевала за семейным и четвёркой мальчишек, бегущими к заводи. С трудом переводя дух, она порой кляла своё пожелание во что бы то ни стало бегать по утрам, пока Тёплая Нора спит. Но, заворожённая монотонным бегом между тёмными, нависающими над тропой деревьями и густыми зарослями прибрежных трав, иной раз и забывалась, не чувствуя ни усталых ног, ни частящего дыхания. К тропе выходили сразу от Лесной изгороди. Со слабо пригревающего утреннего солнца на тропу впрыгивали, как в странный туннель, сырой, прохладный и густо напоённый сильным травным запахом. Этот туннель сразу охлаждал разгорячённую кожу, вкрадчиво облепляя её невидимой сеткой мельчайших капелек влаги. Что было приятно, потому как тело взбадривалось.
   А заросли здесь знатные. После того как старик Бернар со своими учениками посадил вокруг чудом оставшейся почти в целости заводи (магические машины побоялись лезть в топкое место) кусты и деревья, а потом подстегнул их рост с помощью эльфийской магии, эта часть леса превратилась в настоящую чащобу. И вылетать на всём бегу из древесного туннеля на простор заводи для Селены всегда было ошеломляющим чудом: только вот была тёмная теснина, от которой ёжишься и пригибаешься, чтобы не хлестнуло веткой, и вдруг - сверкающая солнцем мягкая поверхность опрокинутой небесной синевы с каймой из зелени!
   А как приятно бежать в лёгкой обувке!.. За неделю до первой картошной уборки, когда понадобились помещения для хранения урожая, Селена решительно взялась за дело и первым делом поймала Мику. Светловолосый мальчишка пыхтел, ворчал, ругался, но она привела его к садовому овощехранилищу и заставила-таки начать разбирать впихнутые туда запчасти магических машин! Семейный как раз освободился от основной работы по усадьбе и с огромным интересом присоединился к разборкам. Мика ворчал не оттого, что его заставили разбирать стащенный в хранилище металлолом, а оттого что не хотелось перетаскивать его в новый сарайчик, сделанный Джарри специально для него. Но присоединились к этим разборам ещё трое - Хельми, Мирт и Колин. И мальчишка-вампир забыл о своём ворчанье.
   - А это что? - спросил Джарри.
   На вопрос, постоянно звучавший в процессе обыска, бросались обычно сразу все - посмотреть, что именно заинтересовало говорившего. На этот раз любопытство мальчишек быстро угасло: вместо необычных металлических или пластиковых деталей, Джарри разглядывал какие-то кожухи из толстой пористой резины.
   - Это мы вытащили из танков, - вспомнил темно-рыжий Колин.
Будучи невысоким, но сильным, он вскарабкался на самый верх кучи металлолома и теперь приглядывался к найденной штуковине оттуда. - Только они были не одни.
   - Мика сначала велел выбросить это, - сказал Мирт, вытянувшийся в подростка, внешне неуклюжего и тощего, с излишне, казалось, длинными белыми волосами, - но они приклеены к металлическим частям, а времени, чтобы отодрать, было мало - субботник заканчивался. И мы понесли всё вместе. Вот - видишь? Ты держишь часть, которая отклеилась, но внизу эта штука до сих пор крепится к этой детали.
   - Но из этого ничего особенного не сделаешь, - разочарованно к интересу Джарри сказал Мика. - Разве что какие-нибудь подстилки для дома на время дождей.
   Джарри хмыкнул.
   - Для кого как, но для меня... Я вижу такое богатство! Мы же все страдаем от нехватки обуви, а тут... Сделать стельки из этого материала, продырявить их по бокам, парочку шнурков в них - и вот вам летние сандалии для всех. А то мы обувное дерево обрабатываем - это и очень долго, и снашивается оно довольно быстро.
   Мальчишки немедленно бросились ощупывать резину. Селена - вместе с ними. Резина оказалась мягкой, но плотной, и хозяйка места радостно признала: семейный прав!
   А когда начали целенаправленно искать эту резину по всему хранилищу - и не только этому (Мика хомячить умеет!), выяснилось: кожухов столько, что обитателям Тёплой Норы летней обуви теперь хватит на несколько лет вперёд.
   На три дня Тёплая Нора превратилась в обувную мастерскую. Все, кто только умел уверенно держать в руках ножницы и ножи, работали над раскроем пористой резины. Как обрадовались малыши лёгкой обувке!..
   ... Из тёмного туннеля Селена выскочила на простор заводи и в очередной раз ахнула от чуда открывшегося пространства - неба и воды.
   - Селена, иди сюда! Мы здесь! - радостно закричал Мирт, а Джарри помахал рукой.
   Вся компания устроилась на камнях, которые лениво омывала вода.
   Крик Мирта отозвался в берегах заводи, а затем пропал. Когда Селена подошла к камням, Джарри помог ей перебраться на тот, на котором сидел. Она устроилась, плотно прижавшись к семейному, блаженствуя после бега в зябкой темноте от тепла его рук, от солнечных лучей, пригревших её макушку. Стало так тихо, что птичий пересвист показался оглушительным. Даже негромко болтавшие между собой мальчишки притихли, и Селена видела, как подёргиваются плечи Хельми, вразброс укрытые длинными, до пояса, огненно-чёрными волосами, пока он мечтательно смотрит на заводь: наверное, представляет, как взлетел бы над этой спокойной поверхностью... Мельком пожалела, что рядом нет Коннора, что он многое потерял, не видя этой небесно-водной чаши с зелёными краями и не слушая этой тишины... Молчали долго - даже непоседливый Мика, потом Селена тихонько спросила:
   - Коннора опять сегодня в комнате не было?
   - Нет. Он уш-шёл на кладбище, - отозвался, не глядя на неё, Хельми. - Я летал вечером - видел. Там ш-шалаш-ш дозорных ос-стался - после того как мы с-сигналку для разумных оборотней с-сделали. Там и с-спал.
   - Когда Хельми сказал, я бегал туда - посмотреть, как он там, - смущённо признался Колин. - Он поднял шесты, которые упали, и сделал всё, чтобы можно было спать и под дождём.
   С появлением Трисмегиста в деревне с Коннором начало твориться что-то странное. Вот уже три месяца он отмалчивался и старательно улыбался, если его спрашивали, в чём дело и почему он вдруг начал сторониться всех. Чаще всего он уходил куда-то, и найти его, жёстко защищённого от "прослушки" сильнейшими, его собственной разработки оберегами, стало невозможно. Сначала всё было как-то незаметно. Ну, углубился в какие-то размышления - так ведь сложный переходный период для подростка. Но Коннор привычно появлялся в столовой, в обычные часы сидел на уроках в учебном доме, и вроде нечего за него волноваться... А в последнюю неделю Селена внезапно узнала, что он больше не спит в комнате братства.
   Деревенское кладбище находилось недалеко от Тёплой Норы. Посередине их улицы отсутствовал один дом, а вместо него была небольшая лужайка, обрамлённая кустами и пересечённая небольшой дорожкой из каменных плит. Это место выглядело настолько мирным, что кладбище воспринималось частью деревни - и дети, и взрослые просто не обращали на него внимания... Если не требовалась срочная помощь, которую могли оказать тамошние призраки. В истории Тёплой Норы таких обращений за помощью на кладбище было несколько. Но Селена никак не ожидала, что старший сын уйдёт к местам упокоения, чтобы... Чтобы что?
   Трисмегист сказал, что в чём-то понимает мальчика и не собирается оставаться в деревне дольше необходимого. А необходимого оказалось много.
   Первым на ноги крепко встал Вилмор. Основные его раны залечил старик Бернар, но кости срослись неправильно, и взрослый оборотень продолжал хромать. То, что сотворил Трисмегист, кроме как чудом, назвать невозможно: Вилмор хоть и побаивался его, как и Бернара ("Эльф же!"), но на все часы лечения обязательно ходил.
   Одновременно старый бродяга взялся за калеку Ригана. Малышня, везде и повсюду неугомонно лезшая подсматривать и подслушивать, в первый же день подглядывания за сеансом лечения мальчика-дракона с великим рёвом прибежала к Селене, умоляя, требуя отнять у страшного, жестокого старика бедного Ригана, который так кричал от боли, так кричал, выполняя упражнения Трисмегиста! Сам же заплаканный Риган вернулся в Тёплую Нору, с трудом ковыляя - по всем внешним признакам сильней, чем раньше. Но глаза сияли, когда он торопился к Селене и когда, словно рассказывая ей величайшее откровение, он выговорил:
   - Я буду летать!
   В тот же вечер, едва только выдалось свободное время, рассерженная Селена помчалась к Трисмегисту ругаться.
   - Зачем вы даёте ребёнку надежду, если ещё ничего неизвестно!
   Старый бродяга, благо тепло, устроился в садовом домике, в усадьбе одного из разгромленных магическими машинами домов, до ремонта которых руки поселян пока не доходили. Сидел он в момент появления хозяйки места на скамейке, под единственным окном домика. Бесстрастное лицо старого эльфа ничуть не изменилось, когда он ответил:
   - Мне - известно.
   Селена вздохнула и присела рядом.
   - Значит, это правда? Риган будет летать? Почему же драконы сочли его калекой? Буквально приговорили к инвалидности?
   - Вальгард знал, что процесс восстановления займёт слишком много времени и что с Риганом придётся слишком долго возиться в течение всего его детства и взросления, тем более мальчик прикидывался диким и не давался сородичам. Но знал Вальгард и то, что рядом с Риганом появлюсь я и сумею ускорить процесс. Драконы часто предугадывают. Поэтому он принёс мальчика сюда, к вам. Поэтому он сказал мне, что меня здесь ждут.
   Селена подумала, что драконы слишком... нетерпеливы? Или они и впрямь не хотели возиться с калекой, успокоившись на пророчестве, что появится старый эльф, который возьмётся за лечение Ригана? Также про себя хозяйка места сердито решила: если Вальгард вдруг появится и предъявит права владетеля клана на безродного мальчика-дракона, Ригана она ему не отдаст.
   Вальгард появился, как обещал, снова с мешками мяса для Тёплой Норы. Риган забился в какую-то дыру и не вылезал, пока взрослые драконы не улетели. А Вальгард даже не поинтересовался ни им самим, ни его самочувствием! Разве что наедине перемолвился словечком с Трисмегистом. И то - неизвестно, о чём. Потом поговорил с Колром, чёрным драконом. Тот потом сам сказал хозяйке места, что ничего особенного в их беседе не было... Селена обозлилась на Вальгарда, с облегчением выдохнув в душе.
   ... Сообразив наконец, что мысли о самом важном, пока она созерцала сияющую солнцем заводь, перешли на другое, Селена вздохнула.
   Словно откликаясь на этот тяжкий вздох, Джарри задумчиво сказал:
   - Вообще-то, я понимаю, почему Коннор решил ночевать на кладбище. Сторожевая ограда там наглухо закрыта заклинанием против любого нематериального проникновения в обе стороны. А ночью спящий Коннор не может полностью контролировать свою агрессию, как ни старается. И агрессивные выплески вы чувствуете. Как чувствует вся Тёплая Нора. Я правильно понял? Поэтому он отгородился от всех. Чтобы не мешать.
   Мальчишки виновато переглянулись.
   Ругать их за скрытность Селена не стала.
   Но... что-то больно кольнуло в сердце. Мирное время. А Коннор познаёт одиночество, полную оторванность не только от Тёплой Норы, но и от братства... Сколько раз она пыталась с ним поговорить, чтобы узнать истинную причину его неприязни... Нет - именно что ненависти к Трисмегисту! Старый эльф тоже молчит, обрывая все попытки выяснить, не знает ли он, почему так агрессивен Коннор.
   - Мы как-то в последнее время слишком увлеклись хозяйственными делами, - помолчав, сказал Джарри. - Сейчас, после уборки первого урожая и высадки по новой, свободное время вроде как появилось. Давайте, я первым поговорю с Коннором. Может, он всё же расскажет мне?..
   Мальчишки уставились на него с надеждой. Несколько слов, вопросов, уточнений превратили место встречи у заводи в самое настоящее совещание.
   Селена поприкусывала губы, размышляя, и высказалась:
   - Нет. Давай вместе. Если сначала пойдёшь ты, а потом я... После разговора с тобой он уже будет ждать меня и раздражаться заранее, потому что будет знать, с чем я приду. Накрутит себя. Да и... Мы семья. А значит, решать проблемы будет семьёй. А это - вы, ребята, и мы с Джарри. Просто улучим минутку, когда будет удобно и когда Коннор сможет остаться с нами наедине - и поговорим.
   - Давить на него? - тоже вслух подумал Хельми и увидел вопросительные взгляды. - Он же будет один. А нас-с много. Коннор не с-сбежит?
   - Сбежать не сбежит, но огрызаться точно начнёт, - после паузы, в которую пыталась представить ситуацию воочию, вздохнула Селена.
   - Селена, лучше вы вдвоём поговорите с Коннором, чем мы толпой, - заметил Мирт. - А то Хельми прав: мы будем давить. Тем более - мы уже уговаривали его вернуться. А вы - нет. Вы скажете ему по-другому. Как родители.
   - Договорились, - согласился Джарри, на которого Селена вопросительно взглянула. - Так и сделаем. Ну что? Возвращаемся домой?
   - Ага, - радостно сказал Колин и сразу спрыгнул с камня на берег.
   - О, Селена, мы забыли тебе показать! - вспомнил Мика. - Посмотри вон туда - видишь? Это скамейка. Мы все вместе её сделали для наших девчонок! Они там сидят, когда замотаются и хотят отдохнуть! Хорошо получилось, да?
   Хозяйка Тёплой Норы пригляделась. Честно говоря, скамью высмотрела с трудом: та пряталась на крохотной полянке, окружённая высоким кустарником... Старшие девочки только недавно получили возможность бегать за сторожевую ограду. Нет, они не просили об этом. Просто на редких прогулках всего "народонаселения" Тёплой Норы, в полном составе, Селена случайно ловила их жалобные и безнадёжные взгляды на лес и прячущуюся за деревьями заводь. Ещё бы. В большинстве своём старшие девочки занимались травничеством, и их тоску по самостоятельным прогулкам в лесу Селена прекрасно понимала, отчего и обратилась за советом к Джарри.
   В последнее время она всё чаще спрашивала у него совета.

   Закончив с основными хозяйственными постройками, семейный обратил внимание на хозяйственные и организационные вопросы в доме. И выяснилось, что он великолепный руководитель. Для начала он съездил с Александритом в город и получил своеобразную экскурсию, в процессе которой тщательно вник в дела мебельной и гончарной мастерских. После чего предложил несколько новых вариантов поисков заказчиков и продажи мебели. Выяснил, что главное преимущество их деревни и мебели в том, что они ближе к городу с лесной стороны. С других концов пригорода были свои деревенские мастерские, но базировались они на привозной древесине: место там такое - лесостепь. Да и за перевозку заказов требовалось больше денег. А мебель, сработанная в деревне Селены, выходила по всем показателям дешёвой и, что немаловажно, делалась по личным эскизам мастера. Имя Александрита уже стало известным в городе.
   За месяц плотной работы ребята и взрослые обеспечили себя на зиму тёплой одеждой и обувью. А заодно и постоянными клиентами, которые поневоле стали и бесплатными рекламодателями. От работы в мебельной мастерской, к изумлению Селены, не отказался даже чёрный дракон, не говоря уже о деревенских магах.
   Постепенно Джарри освободил свою семейную от организации дел в доме и вне дома, и Селена с облегчением взялась за воспитание и досуг детей.
   Тем более и сыновья требовали внимания.
   Итак, Селена обратилась за советом к семейному. И тот предложил совершенно удобный для всех вариант, когда старшие девочки могут выходить за пределы деревни, в лес, за травами: девочек на прогулке без старших должно быть всегда не меньше трёх, и они не должны отходить друг от друга слишком далеко. Город близко. Мало ли кто забредёт в лес с не самыми хорошими целями. Благо что старшие неплохо усвоили на практике боевые уроки чёрного дракона, Колра, решили, что минимум три девочки - это группа, которая сумеет отбиться, если что.
   ... А теперь братство позаботилось, чтобы девочкам в лесу ещё и комфортно было. Селена улыбнулась.
   - А девочки-то видели?
   - Анитра привела их сюда, а мы как раз доделывали, - бесхитростно отозвался Колин. - Они нам за это лепёшки дали.
   - Ага, - подтвердил Мика. - А мы им показали, где здесь родник с чистой водой.
   На обратном пути мальчишки помчались вперёд, и семейные смогли поговорить, хоть и недолго, о своём. Джарри признался Селене:
   - Мне очень хочется в следующий раз взять с собой Стена. Как ты думаешь, он не будет капризничать?
   - То есть ты хочешь, чтобы он был у тебя на закорках?
   - Ну, можно и прикрутить к себе.
   - Коннор обидится, - вздохнула Селена. - Младшего взяли, а его...
   - Сам создал ситуацию, - спокойно ответил Джарри.
   Когда показалась Тёплая Нора, мальчишки остановились выждать семейных. И, лишь подойдя ближе, Селена поняла, что они не просто ждут их. Перед домом стояла белая машина. Хм. Белостенные? Что им надо? Хотя... И хозяйка места улыбнулась. Это, наверное, Ильм приехал - с попыткой в очередной раз уговорить Хосту, беженку-эльфа, уехать с ним.
   И точно. Когда она вошла в гостиную (Джарри и братство остались во дворе), высокий эльф, привычно одетый в белые одежды своего храма, хмуро смотрел на женщину, которая словно пряталась от него за детьми. Прежде чем поздороваться, обращая на себя тем самым внимание, Селена быстро оглядела присутствующих.
   Так, Коннор уже здесь. Тоже сидит в кресле, нянчась с младшим братом. Почувствовал её взгляд, поднял голову, улыбнулся. Улыбка искренняя, а лицо напряжено так, что кажется осунувшимся. Если бы не лицо - почти незаметный мальчишка с серыми, как у отца, глазами. Только у Джарри глаза постоянно блестят от активного интереса, а у старшего сына они... будто потухли. Селена задержала слишком глубокий вздох...
   Малышни в гостиной почти нет - наверное, все в саду, на детской площадке, с Вильмой. Остались только малыши - вертлявая Шамси-оборотень и писклявая Илмари-человек. Обе на коленях Хосты.
   - Здравствуйте, Ильм, - приветствовала Селена Белостенного. И слукавила: - Проведать нас решили или с новостями?
   И озадачилась, когда храмовник обернулся к ней и кивнул.
   - Доброго утра. Да, я с новостями. Где бы нам поговорить с вами (он взглянул на Джарри, который мгновенно перестал улыбаться) наедине?
   Такое место теперь существовало - для важных переговоров и приёма гостей. Веранда, ранее бывшая под началом Аманды как швейная мастерская, затем перешедшая во временные владения Тибра и двух его малышей-оборотней, в последнее время стала утеплённой комнатой мальчишек-рыболовов и оборотней. Одно время думали расширить Тёплую Нору пристроем. Но, посовещавшись и измерив мансарду, мужчины совместными усилиями достроили боковую часть мансарды. Мальчишки немедленно перебрались в две комнаты, в которых можно расположиться вольготней, чем на узковатой веранде, а та усилиями женщин превратилась во вполне себе строгий по обстановке кабинет и приёмную для гостей, где в последнее время мужчины любили посидеть после работы и неспешно поговорить.
   Сюда и проводили утреннего гостя. Дверь кабинета закрыл невозмутимый Коннор. Ильм недовольно взглянул на мальчишку, который не торопясь прошёл мимо него в самый дальний угол, легко держа на руках сонного младшего брата...
   - Прошу вас, садитесь, - предложила Селена, указывая эльфу на одно из кресел рядом со столиком.
   Ильм сел, покосился в сторону, где устроился Коннор, и вдруг дёрнул головой. Его глаза уже с неприкрытым изумлением обвели открытое пространство маленького кабинета. Рот Белостенного открылся, будто он собирался о чём-то спросить. Но эльф промолчал, только ещё раз осмотрелся. Теперь он выглядел не просто хмурым, но насторожённым. Он знал, что мальчишка здесь. И злился, не видя его.
   Селена на мгновения опустила насмешливые глаза. Да, Коннор вместе с братишкой исчез для Ильма. Хотя продолжал находиться в закрытом пространстве кабинета. Несмотря на ненависть, глодавшую его, Коннор не переставал учиться, используя полученные навыки на практике. Этот трюк он уже пару раз опробовал, и Селена прекрасно знала, что, невидимый, он сейчас продолжает сидеть с братом на самом видном месте в кабинете. Приём "отведения глаза" на высшем уровне.
   Джарри уселся напротив Ильма, спросил:
   - И с какими новостями вы к нам?
   - Чтобы эльфийские роды вошли в силу, даже при наличии в их семьях возвращённых артефактов силы и книг, нужно время, - угрюмо сказал эльф. - Считаю своим долгом предупредить вас, что нынешнее правительство Города Утренней Зари завтра подпишет указ о мобилизации всех дееспособных мужчин до сорока лет для начала захватнической войны. Сама мобилизация начнётся где-то через неделю.
   Селена услышала его. Поняла. Но понятое всё ещё плохо доходило до сознания. Тело среагировало первым. Руки похолодели. Пересохшие от горячего дыхания губы прошептали то, чего она не высказала бы вслух никогда, не будучи растерянной:
   - Нет... Нет, только не Джарри...
   Семейный словно передвинул пространства - так стремительно он оказался рядом, чтобы крепко обнять её.
   - Не бойся, не бойся, Селена! Только не бойся! Ещё ничего, ничего - слышишь?..
   Снова передвинулись пространства - Ильм оказался у двери из кабинета. Неловко буркнул, прежде чем исчезнуть:
   - Простите...
   Сколько прошло времени, Селена не прочувствовала. Очнулась только тогда, когда в её руки опустился мягкий, что-то лепечущий Стен и привычно обнял её за шею. Живое и тёплое заставило прийти в себя и ощутить крупную дрожь собственного тела.
   - Мама Селена, - настойчиво сказал Коннор. - Мама... Возьми маленького. Мы сейчас с ребятами обегаем всю деревню и предупредим Ривера и Колра, Вука и Сири. После завтрака, когда все уйдут в учебку, поговорим. Пока ничего не случилось, мама. Селена, ты меня слышишь?
   Он внезапно каким-то образом оказался между нею и Джарри и обнял обоих.
   Она подняла глаза на семейного. Джарри был как всегда спокоен, только его глаза вдруг стали похожими на жёсткие глаза старшего сына. Странно, но эта жёсткость помогла Селене прийти в себя и вспомнить, что раскисать нельзя. Она хозяйка места. И как будут себя чувствовать обитатели деревни - зависит только от неё.
   Она осторожно ткнулась носом в тёплую макушку младшего сына, посопела в неё, полностью приходя в себя. И подняла голову.
   - Да, так и сделаем. Совещаться - так всей деревней.
   - Сумеешь за завтраком сидеть? - спросил Джарри, не опуская рук с её плеч. - Может, я принесу тебе поесть в наши комнаты?
   - Нет. Дети будут волноваться. - Она посомневалась, говорить, нет ли. Но Коннор был рядом, он видел, как её поразило известие о мобилизации... Поэтому решилась. - Коннор, не сердись. Но мне кажется, на совет надо бы пригласить Трисмегиста.
   Мальчишка отпрянул так, что спиной стукнулся о Джарри, который придержал его за плечо.
   - Коннор, - предостерегающе напомнил семейный. - Прежде чем ты скажешь что-то непоправимое, вспомни, что у нас не рядовая ситуация. Может, попробовать прямо сейчас кое-что выяснить? Совсем недавно ты спокойно относился к тому, что Трисмегист сделал из тебя киборга, как это называет Селена. Ты даже объявил его своим мастером. Что же случилось сейчас? Почему ты так ненавидишь его?
   Глаза мальчишки угрюмо горели холодным огнём.
   - Он сделал из меня куклу, - процедил Коннор сквозь зубы. - Только эти слова я повторяю про себя с тех пор, как увидел его. Он сделал из меня куклу!
   Ледяное молчание. От него спасало лишь шевеление маленького человечка на руках Селены и его невнятное ворчание на непонятных взрослых, от которых повеяло холодом.
А потом Стен обернулся и, благо что его крепко держала Селена, потрогал ручонкой волосы Коннора. Тот взглянул на него.
   - Коннор, я не буду ни на чём настаивать, - негромко заговорил Джарри. - Просто скажу тебе кое-что о жизни взрослых. Существует такая вещь: или ты меняешь своё негативное отношение к человеку, или это отношение убьёт тебя самого.
   - Как это? - буркнул Коннор.
   - Голова болит?
   - Ну...
   - Пробовал снять боль?
   - Да.
   - Не получилось, - констатировал Джарри. - Вот это оно и есть: ненависть к другому существу убивает тебя самого. Пора взрослеть, Коннор. Сделай всё, что угодно: представь, что Трисмегист не существует или что он - это не тот Трисмегист! Поговори, в конце концов, с ним! Но в мыслях и чувствах отойди от него. Он сильный эльф. Твоя ненависть всегда будет возвращаться к тебе самому, ему не причиняя ни малейшего вреда. Коннор, ты понял, что я сказал?
   - Понял, - снова упрямо уставившись в пол, ответил мальчишка.
   - Хорошо. Тогда я сам позову Трисмегиста на общее собрание. Он должен быть в курсе. Для полноценного излечения Ригана, сказал он, ему надо пожить у нас ещё пару месяцев, после чего он собирается покинуть нас.
   Прежде чем уйти, он легонько провёл по волосам Коннора ладонью...
   - И вот как мне дальше жить? - прошептала Селена, глядя на закрытую им дверь. - Вот-вот я останусь без Джарри. Но с твоей ненавистью... Как мне жить...
   Коннор неожиданно повернулся к ней и вцепился в её руку.
   - Дай мне три дня, Селена! Три дня, чтобы что-то сделать! Я... постараюсь, я правда постараюсь!
   Он не договорил, но смотрел так отчаянно, что она кивнула и сама схватилась за его ладонь.
  
   Глава первая

  
   Успокоилась Селена быстро. Наверное, помогло осознание, что на одной руке так и сидит Стенька, приникший к ней, обнимая за шею. Так что подступившие к глазам горячие слёзы не пролились.
   - Селена, - со странной (это явно не относилось к её состоянию) осторожностью сказал Коннор, - я Стена заберу, а ты иди в гостиную, ладно?
   Немного удивившись, правда отстранённо, его осторожным интонациям, Селена попробовала отдать Коннору его младшего брата. Вместе с движением передать ребёнка с её плеча вдруг натянулась кофточка.
   - Подожди, я помогу, - заспешил Коннор и аккуратно отделил от кофточки кулачок Стена. - Смотри-ка... Он смеётся!
   Маленький, пятимесячный Стенька чаще хихикал, но сейчас Коннор был прав: её ребёнок от души смеялся, глядя на неё. Прищуренные от удовольствия глазёнки, разъезжавшийся в "гы-гы!" ротишко, округлившиеся щёчки - чему радуется Стен? Селена не выдержала и сама удивлённо улыбнулась младшему сыну.
   А ребёнок сказал: "Ма! Агу?", деловито повернулся к Коннору и загугукал что-то таинственное старшему брату. Тот прижал его к себе и торопливо выскочил за дверь.
   Селена помотала головой: "И что это было?" Взглянула на себя в зеркало, поправила кофточку и тоже поспешила выйти с мыслью о том, не слишком ли она рано начинает паниковать: Джарри хотя бы следующие две недели точно будет дома.
А сейчас соберутся все мужчины деревни и решат эту проблему, как до сих пор решали другие, которые тоже поначалу казались безнадёжными.
   В гостиной подозрительно тихо. Нет, старшие девочки, усевшись в кружок, болтали и посмеивались над чем-то. Мальчишки, Андрис и Хаук, солидно обсуждали, что сегодня надо будет сделать в мебельной мастерской и получится ли отпроситься у Бернара с последнего часа садовой практики по травничеству.
   Чтобы понять, почему тихо, пришлось пройти до любимого уголка малышни.
   Ирма со своими бандитами сидела на ковре и, открыв рот, следила, как в середине их нечаянного круга ползает семилетний Моно, мальчишка-тролль, взятый Селеной из города три месяца назад. Его сестра, Лайла, сейчас уверенно орудовала на кухне, лишь изредка подгоняемая короткими приказами Кама, который до сих пор не мог поверить своему счастью: освободилось столько времени для работы в гончарной мастерской!
   За время вселения в Тёплую Нору Моно стал любимцем малышни: во-первых, он сначала всего страшно боялся - и пугать его было так интересно! Во-вторых, его надоело пугать, и Ирма решила взять мальчишку под своё крылышко. Учить новичка не бояться оказалось ещё интересней! Чтобы показать, что все тут добрые, можно было бить всех, кто пугал Моно одним своим видом. А ещё потом так здорово объяснять побитым, что лупили их для общественной пользы. И для хорошего дела все, пусть и с тяжёлым вздохом, но разрешали бить себя!
   Пришлось вмешаться Селене, потому что ребята постарше уже не знали, как поступать, когда на них (ловили поодиночке!) налетала банда визжащих малолеток и на полном серьёзе пускала в ход кулачки. Если честно, искомой пользы от такого битья маловато: попискивающего от ужаса Моно всё равно приходилось вытаскивать из-под предметов мебели, куда он прятался, чтобы не видеть драк "в его честь".
   - Ирма, - со вздохом сказала Селена, затащив волчишку в кабинет и расчёсывая её тёмные космы, - есть один отличный способ показать Моно, что в Тёплой Норе никто его не тронет. Способ очень лёгкий, и не надо будет бить старших ребят.
   - И какой же? - заинтересовалась волчишка.
   - Просто возьми его в компанию. Вы же всегда вместе. Вот он и привыкнет. Гуляйте вместе, бегайте вместе. Покажите ему все ваши укромные местечки во дворе и в саду! Научите своим играм! Пусть привыкает к месту!
   - Но он прячется под креслом!
   - Ирма, вы же компания! Тебе-то одной его вытащить тяжело. Но когда вы все вместе... В общем, если Моно убедится, что с вами безопасно, он перестанет бояться.
   - То есть ты хочешь, чтобы он с нами бегал, - скептически поджала губки Ирма. - Но ведь он бегать не может! Он толстый!
   Бернар и в страшном сне не предполагал, что однажды ему придётся лечить тролля! И от чего?! В просторечии это называется "от нервов"! Семилетний Моно в первые дни на новом месте нормально не мог есть. То есть лопать-то он лопал - и так, что при взгляде на его обжорство становилось страшно. Но пару минут спустя его тошнило. Не без помощи такой же пугливой на первых порах старшей сестры, низенькой и до невозможности костлявой, выяснилось, что в детском доме обоих тамошние детки так застращали, что сейчас у Моно во время поглощения любой еды немедленно начинались нервные спазмы желудка. Если он ел на виду у всех. Некоторое время мальчишке пришлось в Тёплой Норе есть отдельно от остальных. Только тогда съеденное оставалось на месте... Тощий и слабый мальчишка, который при первом громком звуке тут же забивался под кресло или под стул, вызывал сочувствие даже у трусливого Пирата. А уж на Камовой печке новичок был готов дневать и ночевать. В обнимку с тем же Пиратом.
   Так что Селена вдохнула поглубже и пошла ругаться со старым эльфом.
   - Мне что - в скором времени этот скелетик хоронить?
   Убедила. Бернар нехотя, но осмотрел новичка (тот стоял перед ним, зажмурившись и трясясь от страха) и прописал отвар из успокаивающих трав, назначив Анитру лечащим врачом, который и должен был проследить за выполнением его предписаний.
   Неделя приёма назначенных отваров - и мальчишка снова очутился в столовой. И - начал есть. Проникшийся к несчастным сородичам, Кам подкармливал его тем, что разрешали домашние, в основном - Веткин. И мальчишка-тролль начал толстеть не по дням, а по часам. Быстрей братца пришедшая в себя Лайла только всплёскивала руками и умилялась на младшего. Ей-то излишняя полнота не грозила, хотя сердобольные домашние подсовывали кусочки повкусней - при взгляде на это безобразие Селена почему-то вспоминала первое появление Кама на кухне, когда домашние больше заботились о кошке, чем о мальчишке-тролле... И вскоре колобок по имени Моно, с маленькими и вытаращенными на всё и всех глазёнками, начал кататься по всей Тёплой Норе, время от времени снова укатываясь под предметы мебели, если решал, что ему грозит опасность.
   Когда Ирма впервые решила вывести Моно в свет, то бишь во двор, на дикие крики всей её бандитской компании сбежались и остальные обитатели, повзрослей: Моно вцепился в ножки двух кресел в гостиной, и вместе с этими креслами банда Ирмы тащила его: впереди одно кресло, в середине Моно, в конце протискивали второе кресло. Мальчишка-тролль пыхтел, сопел на грани слёз, но оторвать его руки от кресельных ножек оказалось невозможно.
   Пришлось применить успокаивающую магию - в микроскопических дозах, как потребовала обеспокоенная Селена, которая воспринимала такой тип магии равнозначным чуть не наркотикам. И Моно сумел выйти наружу. То есть компания Ирмы вынесла его наружу, крепко держа за руки.
   Сейчас же, полноправный член бандитской компании Ирмы, он снова чем-то удивил детишек. Чем же? Селена подошла ближе к малышовому ковру и зажала ладонями рот, чтобы не рассмеяться: по возрасту самый старший в компании, Моно с восторгом и даже где-то с азартом складывал нечто из кубиков, которые писклявая банда презрительно называла игрушками для младенцев! А среди кубиков уселись тряпичные куклы, которых мальчишка-тролль постоянно передвигал, заставляя "общаться" между собой и старательно выговаривая за каждую то тоненьким, то низким мультяшным голосом.
   Но, кажется, этот кукольный спектакль заворожил детишек, отчего они и сидели, раскрыв рты то на малолетнего кукольника, то на "артистов".
   Ладно, хоть здесь спокойно... Селена подошла к Хосте. Та устроилась в кресле, пододвинутом к окну. Бросив взгляд на улицу, хозяйка места обнаружила, что белая машина всё ещё стоит у Тёплой Норы.
   - Не уехал? - прошептала Селена.
   - Нет, там мальчишки что-то тренируют - он смотрит, - тихонько отозвалась женщина-эльф.
   Уже не боясь потревожить Хосту, Селена встала у окна. Ильм и правда стоял неподалёку от своей машины, наблюдая за подростками, расположившимися на лужайке при Тёплой Норе. Мирт показывал Орвару какой-то приём, а тот пытался повторить его. Остальные ребята подсказывали, как лучше этот приём выполнить, и обсуждали, почему у Орвара он плохо получается. Сначала Селена решила, что Белостенный смотрит, как тренируются мальчишки, и болеет за своего - за Мирта. Ну, гордится, что именно у эльфа всё так здорово получается, в то время как мальчишка-человек слишком неуклюж. Но потом заметила, что в лице Ильма нет высокомерия, обычно присущего ему. И смотрит он чаще не на Мирта, а именно на Орвара. С какой-то тревогой.
   От окна было плохо видно, и Селена, подгоняемая любопытством, быстро вышла из дома. Встала ближе к мальчишкам, но так, чтобы не мешать им. Снова посмотрела на "тренера" Мирта и на "ученика" Орвара. Попробовала увидеть их глазами постороннего. Поняла. Несмотря на то что Ильм часто приезжал к Хосте, он всё ещё не мог привыкнуть к тому, что дети, собранные здесь, - дети войны. После поездки в храм Белой Стены братство и Эрно, старший сын Колра, перед дракой снимали с себя рубахи. Переняли обычай Белостенных. А за ними и все ученики Колра. И сейчас Ильм смотрел на мальчишек, и ему явно было не по себе. У Мирта лишь одна отметина не заживала до конца, и её не было видно, когда он спокоен. Но если он начинал волноваться или достаточно долго двигался, то на спине проявлялся багровый длинный ожог - последствия встречи с живым серебром в подвале, где Коннор пытался отобрать у бандитов пульт от себя самого. Тело же Орвара: и плечи, и живот, и спина, не говоря уже о руках, которыми он защищал лицо, - пестрело мелкими, но глубокими шрамами, оставшимися после нападения железных птиц и после жизни в стае одичавших. Стараниями Бернара мальчишки постепенно избавлялись от знаков войны, но этот процесс заживления долгий, что понимала и Селена.
   Мальчишки победно завопили: Мирт отлетел в сторону от Орвара! Всё, приём получился. Осталось лишь закрепить его. Мальчишка-маг, который теперь, как и остальные маги, ходил на индивидуальные уроки к Бернару, быстро подошёл к свалившемуся Мирту и подал ему руку, поднимая с земли. Оба засмеялись и повернулись к Вади, который терпеливо держал их рубашки. Повернулись спинами к Ильму, которого заметно передёрнуло. Белостенный, с видимым трудом сохраняя бесстрастие, тоже отвернулся и пошёл к машине. "Возможно, этот маленький учебный бой поможет ему понять Хосту?" - неуверенно подумала Селена.
   Так и не попавшись на глаза храмовника, она исподтишка проследила за его отъездом. Потом опомнилась и поспешила в дом.
   Завтрак прошёл спокойно, после чего дети разбежались: малышня с Вильмой - на площадку в саду, а ребята постарше - к Асдис и Викару, в учебку. Тех, кто обычно ходил в это время на индивидуальные занятия по травнической и боевой магии к чёрному дракону и Бернару, Селена попросила присоединиться к малышне и помочь с изготовлением "воздушных змеев". Ей повезло. Орвар, маг, и Космея, девочка-эльф, безропотно отправились в сад, прихватив с собой материалы для постройки "змеев". Свои воздушные игрушки были у всей малышни, но многие настолько истрепались!.. А бегать со "змеем", чаще в виде какого-нибудь яркого и разноцветного зверя, - это так здорово! Подростки ворчали, когда их посылали помочь малышам, но Селена прекрасно знала, что им нравится как создавать "воздушного змея", так и принимать благодарность младших, получивших в своё пользование новую, совершенно неожиданную по форме игрушку.
   От кабинета на время совещания пришлось отказаться.
Слишком мал.
   Предупреждённый Ривер счёл необходимым (и хозяйка места согласилась с ним) оповестить других магов об опасности, а несколько из них, естественно, захотели принять участие в столь важном для деревни совещании. Сири и Вука дома не оказалось: они уже уехали на работу - пришла Эльви. Колр и Бернар появились сразу после завтрака. В гостиной уже сидели "свои": Александрит тихонько беседовал с Тибром, своим главным плотником, их внимательно слушали Вилмор и Корунд. Последним пришёл Трисмегист.
   Пришлось быстро очистить столовую, чтобы принять всех взрослых и братство. Мальчишки подвинули столы так, чтобы все сидящие за ним видели друг друга. Принесли стулья. Сосредоточенный Джарри осмотрел место совещания и пригласил гостей.
   Селена заранее договорилась с семейным, что именно он будет вести разговор за столом. Всё-таки он представитель этого мира. А она лишь хозяйка места. И, когда Джарри поднялся, чтобы рассказать о вести, привезённой Белостенным, поняла, что права. В отличие от неё, горло которой пережимало от тревоги, он говорил спокойно.
   - ... Защитить от этой напасти наша деревенская ограда, к сожалению, не сумеет, - шутливо закончил Джарри.
   Она присмотрелась. Братство помалкивало, глядя на взрослых. Мальчишки пока не разобрались, в чём проблема. Коннор - заметила Селена - сел так, чтобы не видеть Трисмегиста. И сейчас опустил глаза, бесстрастный, но привычно напряжённый.
   Постепенно взрослые разговорились. Пока основной темой стало обсуждение, что возвращение эльфийских артефактов, увы, положения не спасает. Для того чтобы эльфы снова стали главной силой города-государства, нужно время. А его-то как раз и нет. И что можно сделать в этой ситуации? Пока непонятно... Кое-кто помалкивал. Чёрный дракон, например. Но Селена знала, что Колр и не собирается встревать в обсуждения. Если предложат дело - он поможет. Но пока - он сторона. Вампиры, несмотря на его гражданство, не посмеют мобилизовать дракона... Помалкивал и Александрит. Но горестные складки с обеих сторон его рта, уже нормального, не перекошенного проклятым шрамом, говорили о многом... Молчали взрослые оборотни - обречённо. Их возьмут в первую очередь... Опустив глаза, задумался и Корунд. Этого вообще могут отправить в качестве младшего командира, если что, и таким образом отомстить за шаткое положение "чужого среди своих". А младший командир... Селена удержалась от вздоха, слушая мужчин. Младший - это беспрекословное подчинение всем вышестоящим, а в военных действиях он будет всегда впереди, со своими солдатами. То есть Корунду грозит возможная смерть уже в первом же бою - причём стараниями родственников-вампиров.
   То, что молчал Трисмегист, понятно. Ему-то всё равно. Случись что - исчезнет снова. Ему скучны дела "смертных". Ситуация Ригана ему интересна. Он решает её, как задачу. А всё остальное...
   Почему молчит Бернар? Зная его, Селена предполагала, что он будет ворчать больше всех, вспоминая военные действия, в которых участвовал, будучи на войне с магическими машинами.
   Но, когда бесплодное обсуждение, в сущности - выпускание пара, закончилось и над столом повисло гнетущее молчание, именно старый эльф почти безучастно сказал:

   - Есть один эльфийский артефакт, который в минуты изменит состояние сил в нашем государстве. И обеспечит перевес эльфов в правительстве. Уважаемый Трисмегист, надеюсь, поможет нам в поиске этого артефакта.
   Старый бродяга поднял изумлённые глаза.
   - Да-да, - негромко сказал Бернар. - Именно вы. Когда братство гуляло вместе с Коннором по его библиотеке, которая появлялась лишь в его снах, ребята кое-что заметили, а Мика и записал. Пол сновидческой библиотеки состоял из рунных рисунков. Мы сумели прочитать их. И с тех пор меня интересует один вопрос: почему в качестве пароля к входу в библиотеку вы, уважаемый Трисмегист, использовали упоминание Рунного Смарагда? Вы учёный. Знаете, что даже упоминание этого артефакта - сила. Но для мальчика хватило бы обычного пароля - из обычных слов. Так почему же вы запечатали допуск к уникальным книгам упоминанием знаменитого артефакта? Нет, я всё понимаю. У вас было время обдумать пароль. И было желание сделать так, чтобы эльфийские книги не достались недостойным. Но запечатать допуск можно было и проще.
   За столами воцарилась мёртвая тишина.
   Не все были сведущи в магии - оборотни, например, даже не представляли, о чём идёт речь. Но даже для них первые слова, не относящиеся к стенаниям о нехватке времени, стали чем-то вроде зажжённой свечи посреди кромешного мрака.
   Если сначала Селене показалось, что слова Бернара не имеют никакого отношения к тому, о чём они говорят, то теперь... Джарри буквально вспыхнул надеждой, глядя на Трисмегиста. А если для семейного слова Бернара имеют смысл, значит...
   Трисмегист сидел, упрямо опустив голову.
   - Пожалуйста, Трисмегист! - взмолилась Селена. - Если вы хоть что-то знаете об этом артефакте, пожалуйста, скажите нам! Не надо сулить надежду. Вы просто скажите всё, как есть. Мы примем любое ваше слово. Но пока этот артефакт - единственная зацепка для нас, чтобы предотвратить войну и новые смерти! Если вы не знаете, где этот артефакт, или знаете, что его больше не существует, так и скажите! Мы больше не будем цепляться за эту крохотную надежду!
   - Он знает, - тихо сказал Коннор.
   Седовласый эльф коротко взглянул на него.
   - Моё знание ничего вам не даст, - недовольно сказал он. - Смарагд находится в недосягаемости. Добраться до него невозможно.
   Бернар выдохнул.
   - Он существует! Он до сих пор где-то существует!

   - Гермес Трисмегист, - негромко сказала Селена, и старый эльф вздрогнул. - Так вас называли на моей родине, на Земле. Предполагали в вас древнего бога. Я понимаю, что многих здесь сидящих вы или плохо знаете, или не знаете вовсе. Вы отшельник. Но представьте на минуту, что однажды я позову на помощь всех тех мужчин, кто обычно мне помогает. А здесь будут сидеть только Колр, Бернар и вы. Впрочем, вас к тому времени здесь не будет... Я сейчас смотрю на вас, как на бога - единственного, кто может не допустить новых смертей. Гермес Трисмегист... Пожалуйста, скажите нам, почему артефакт в недосягаемости? Порвите наши надежды! Напрочь! Чтобы мы начали искать выход из положения заново! Не надеясь на этот Рунный Смарагд!
   Трисмегист вновь опустил глаза, поморщился. Но так явно собирался с мыслями, что все присутствующие затаили дыхание, ожидая его слов.
   - Старый город - город магов. Без магической силы он не может. Храмы магов выстроены на руинах древнего города, ушедшего глубоко вниз, но всё ещё сильного. Он находится так глубоко внизу, что о нём начали забывать. А те, кто помнит, не смеет спускаться на его улицы. Там, внизу, неочищенная сила. Маги берут её, прошедшую сквозь землю, и могут ею пользоваться. Но в самом древнем городе эта неочищенная сила преобразует любое существо из внешнего мира в уродливую, вечно голодную ночную тварь. Камень-артефакт спрятан в одном из домов этого мира.
   В столовой словно исчезли все звуки и потемнело... Наверное, все пытались представить себе подземный город и бегающих по его улицам невообразимых тварей. Кажется, представляли довольно ярко: лица деревенских магов побледнели, а вот Колр, видимо, и не замечал, что невольно улыбается. Интересно - чему?
   - А как туда... можно войти? - робко спросил Александрит.
   - Да, - подхватил Джарри с надеждой, интонации которой спрятать в голосе не сумел, - как туда попасть? А вдруг мы сможем?..
   - Вы глупы или слишком самонадеянны, - пожал плечами Трисмегист. И через паузу добавил: - Единственный храм, который берёт неочищенную силу из самого подземного города, - это храм некромагов. Храм, в который вам никогда не войти!
   Минута молчания... Первым расхохотался Коннор. Потом засмеялся Мика, забывшись, что здесь много взрослых, и стуча от избытка чувств по столу ладонью. Вскоре братство в полном составе хихикало и смеялось до упаду. Потом Джарри закрыл ладонью глаза и затрясся от смеха. Чёрный дракон откинулся на спинку стула и, скрестив руки на груди, насмешливо смотрел на ошеломлённого Трисмегиста. Деревенские маги, знавшие о походе обитателей Тёплой Норы в храм некромагов три месяца назад, только посмеивались, не понимая причины смеха путешественников.
   Когда все успокоились, Джарри снова взял бразды правления совещанием в свои руки. Он вздохнул и сказал:
   - Мы были там, в этом храме. Его больше не существует.
   - Почему? - поразился Трисмегист.
   - Вы знаете, что у Коннора способности некроманта. Так получилось, что, раздавая спасённые вами эльфийские артефакты, мы освободили из этого храма, сами того не зная, девочку. Возможно, вы видели её среди наших детей. Это Космея. Она сирота, и некромаги, не спросив девочку, забрали её в храмовые ученицы. Мы отстояли Космею. Но при этом засветился Коннор. Некромаги решили заполучить моего старшего сына. Для этого они похитили Селену, предполагая, что мальчик войдёт в храм. Ведь этого достаточно, чтобы он навсегда остался среди некромагов. Коннор вошёл. Но наш старший сын всегда учится, используя знания, которые под рукой. Например, это книги из вашей библиотеки, тексты которых вы успели вложить в его мозги - в большинстве по его основной специальности. Чтобы спасти Селену, он начертал на колоннах храма старинные заклинания, призывающие мертвецов Старого города войти в храм.
   Джарри замолчал, сглатывая: от долгого рассказа в горле пересохло.
   - Это... красивое решение, - выговорил Трисмегист, уже с интересом вглядываясь в Коннора, который снова опустил голову, не желая встречаться с ним глазами.
   - Да, красивое. Когда мы спросили, почему он сделал именно так, мальчик сказал: чтобы некромаги не занимались им, нужно было занять их чем-то другим. Так что сейчас храм некромагов - это некрополь, в котором до сих пор стоят мёртвые Старого города. Потому мы и засмеялись, когда вы сказали, что в храм некромагов нам никогда не войти.
   - А вы... - Старый эльф медленно обвёл испытующим и недоверчивым взглядом всех сидящих за столом. - Вы собираетесь спуститься в подземный город? За Смарагдом?
   - Мёртвые там стоят не слишком кучно, - задумчиво сказал Коннор, который по мере разговора, по мнению Селены, всё больше и больше расслаблялся. - Если мы не будем слишком брезгливы...
   - То есть ты не собираешься их отпускать? - спросил Мирт. - Ну, на кладбище, я имею в виду.
   - Нет, нам это невыгодно, - уже деловито сказал Коннор, а Джарри кивнул. - Пока мёртвые стоят - никто лезть в храм не будет. Некромаги ушли - они так и не нашли причины пришествия мертвецов. Я хорошо вписал слова призыва среди строк их собственных заклинаний. А вот если всё будет хорошо - и мы вернёмся с добычей... Тогда, в благодарность за то, что они помогут нам незаметно войти в храм, я отпущу их.
   - Вы сумасшедшие, - проговорил Трисмегист.
   - Готова поспорить, - сказала Селена, всматриваясь в него, - что в вашей жизни были такие люди, которые тоже утверждали, что вы сошли с ума. Но... У нас появилась надежда. И мы будем искать пути её воплощения.
   - Селена, мы пойдём? - с облегчением встал из-за стола Александрит, оглянувшись на Вилмора и Тибра. - У нас работы много.
   За ними вышли Сильви и маги, кроме Ривера. За столом остались самые настоящие заговорщики, уже не впервые составлявшие планы будущих приключений. Трисмегист никак не мог опомниться от изумления и недоверия. Поэтому он обратился к дракону, который наконец-то придвинул стул ближе к столу, за которым сидел.
   - Уважаемый Колр, и вы поддерживаете эту авантюру?
   - Я думал, вы зададите этот вопрос-с Бернару, - усмехнулся чёрный дракон.
   - Видите ли, Трисмегист, - сказала Селена. - Нам такое не впервые. Мы вместе воевали с магическими машинами. Вместе справлялись с нашествием одичавших оборотней. Искали вашу библиотеку. Искали пути передачи эльфийских артефактов их бывшим хозяевам. Нет, мы не сошли с ума. Просто у нас сложилась такая команда, которая неплохо умеет решать сложные задачки. Возможно, именно потому, что мы все разные. Но умеем прислушиваться к совету самых юных в команде. Между прочим, совет, как найти ваше заклинание, впускающее в библиотеку всех, дал вот этот маленький оборотень - его зовут Колин. (Колин раскраснелся от смущения.)
   - Да. Мы не гнушаемся спрашивать у ребят, которые по-своему видят ситуацию, - добавил Джарри. - И сейчас... Если я что-то пропущу в своих вопросах, они помогут мне заполнить пробел. Итак, первый вопрос: в каком месте храма некромагов мы найдём вход в древний город магов? Какую магическую силу излучает Рунный Смарагд - имею в виду её структуру? Как далеко он может находиться? И как далеко распространяется его сила?
   Трисмегист снова недовольно скривился... и принялся подробно объяснять, как найти вход. Мика бросился в гостиную и вернулся с кипой листов - записывать план.
  
   Глава вторая

  
   Дальнейшие вехи и детали предстоящего (в чём уже никто не сомневался) путешествия хозяйку места уже не интересовали. Нет, у неё не было срочной работы, как у Александрита и мужчин-оборотней. Но выйти заторопилась, чтобы не мешать тем, кто будет прокладывать дорогу к цели и соображать, что именно нужно для успеха довольно сомнительного предприятия... Она осторожно встала из-за стола и, тихонько извинившись, вышла из столовой. В гостиной выждала немного - и угадала: почти сразу следом вышел Бернар.
   - Бернар, - взволнованно обратилась к нему Селена, - вы не представляете, как я вам благодарна!
   - Только не надо сильно верить, что этот путь единственный в решении проблемы и что он обязательно закончится победой, - предостерёг её старый эльф-целитель.
   - Какая же победа без веры? - задумчиво спросила хозяйка места.
   Бернар помолчал, а потом вздохнул.
   - Леди Селена, вы сказали, что боитесь того времени, когда на ваш зов о помощи сможем откликнуться только Колр и я...
Пока я сидел, слушая остальных, я попробовал увидеть, что это такое. Да, у вас есть ребята повзрослее, и они сумеют оказать вам помощь, потому что уже не представляют себе, что это такое - не помогать живущим рядом. Но жить в большом доме, в сельской местности, без мужчин тяжело. И не только физически. Хоть и я сомневаюсь в задуманном путешествии, в его целесообразности, но в душе... Вы правы: надо верить.
   Он махнул рукой и ушёл.
   А Селена огляделась, не совсем понимая, что делать дальше. Рассеянно собрала игрушки, разбросанные слишком далеко от детского уголка. Вспомнила о Хосте. Коннор был без младшего брата. Наверное, отдал малыша женщине-эльфу. Значит, Хоста в саду с остальными... Селена вышла из дома.
   Закрылась дверь за спиной.
   - Зачем я вышла сюда? - прошептала она, глядя на двор и не видя его. Взгляд наткнулся на скамейку, любимую девочками и сейчас окружённую пышно разросшимися кустами, и Селена медленно приблизилась к ней и села. Сложила руки на коленях. Посмотрела на них. Дрожат. Господи, как плакать хочется...
   Сколько она так сидела - не знала. Из странной оцепенелости её вывели, довольно грубо дёрнув за руку. И не один раз.
   - Селена! Се-ле-на!
   Она заморгала, прочищая зрение, а заодно и сознание - и внезапно понимая, что трясётся не только рука, но ещё почему-то и она сама.
   Её трясла за руку Ирма, а на скамейке рядом стояла сердитая Люция, которая, ухватив её за плечи, раскачивала изо всех силёнок.
   Только открыла рот спросить, что они и зачем делают, как почувствовала: между лопатками будто горячую ладонь положили. Обернулась, ухватив Люцию за пояс, чтобы драконишка не упала с её движением. К скамейке мчался Риган - с искажённым от боли лицом. Он ковылял быстро, как мог. Ринувшийся за ним Орвар, кажется, сообразил, куда стремится маленький дракон. Он догнал мальчишку, подхватил под живот и, почти не снижая бега, донёс его до Селены... Стук входной двери - выскочил Джарри, за ним - Коннор, а уж потом братство и даже Колр.
   Вот уж когда она пришла в себя полностью и перепугалась сама, немедленно взглянув на руку: кольцо забыла надеть! Блокирующее эмоции!
   Прошло минут десять суеты и успокаиваний, прежде чем Селена сумела доказать, что с нею ничего особенного не происходит: ну, забыла кольцо надеть! Ну, переволновалась немножко! Так ведь и есть отчего! Но сейчас-то...
   Потом все вернулись к своим делам.
   Рядом с Селеной, которая обещала, что посидит немного, а потом пойдёт по хозяйству посмотреть, как, что и где, остались Ирма и Риган. Едва они и впрямь оказались наедине, как у скамейки возникла маленькая фигурка домашнего. Скептически оглядев хозяйку места, Веткин высказался:
   - Нечего тут... По хозяйству. Всё работает, как телега на смазанных колёсах. Так что, леди Селена, отдыхайте. Намаялись, чать. А мы уж сами везде побегаем.
   И сгинул, оставив хозяйку снова вздыхать от смущения: ох и перенервничали все!
   Решительно усевшаяся на колени Селены Ирма строго сказала:
   - Ты так больше не делай! Знаешь, как Люция испугалась! Как рванёт к тебе - чуть не шлёпнулась! - И лукаво добавила: - Селена, а почему ты испугалась?
   - Этот из города приех-хал - напугал, - задумчиво сказал Риган.
   - И ты его забоялась? - удивилась волчишка. - Да ты скажи нам - мы на него все как налетим, как повалим - будет знать, как тебя пугать!
   Опомнившаяся Селена осторожно спросила:
   - А Люция, до тех пор пока ко мне не побежала, как себя вела?
   - Хи! - хмыкнула волчишка. - Она отобрала у мальчиков три "змея" и хотела полетать на них. Но только по земле скользила. - И важно объяснила: - Люция уже тяжёленькая, чтобы на них летать.
   Вот и думай снова - пророчество ли это от Люции, или девочка-дракончик всего лишь и правда пыталась взлететь, используя игрушки?.. Как ни странно, но Ирма вскоре задремала на коленях Селены, а Риган пристроился сбоку и некоторое время таращился в утоптанную площадку перед домом, прежде чем засопел, тоже уснув. Селена старалась думать о том, что и в самом деле надо бы обойти дом и приусадебное хозяйство, что надо бы разбудить детей, хотя не хочется... Но потом призналась себе, что при одной мысли об обычном времяпрепровождении её начинает просто подташнивать. И нежелание будить детей - это отмазка, чтобы не вставать со скамьи, дожидаясь, что же придумали мужчины.
   Где-то через полчаса подошла Вильма и легонько разбудила и волчишку, и мальчика-дракона. Увела их на детскую площадку, ворча:
   - Сейчас наспитесь - в "тихий" час что будете делать?
   А когда Селена решилась встать, снова распахнулась входная дверь Тёплой Норы, вышел чёрный дракон, спокойно улыбнулся хозяйке места и молча ушёл в учебный дом, на уроки. Почти следом появился задумчивый Корунд, он приветливо, но как-то рассеянно улыбнулся Селене, словно только что встретил её, и тоже поспешил за Колром. Потом показался Трисмегист, откровенно растерянный и, как ни странно, тоже напуганный: он оглянулся на дверь так, будто ожидал появления чудовища. Кажется, братство успело чем-то снова ошеломить старого бродягу-эльфа.
   Только после ухода Трисмегиста Селена решилась войти в дом и прямиком направиться в столовую. По дороге разминулась с уходящим Ривером, который, глубоко задумавшийся, чуть не столкнулся с нею.
   - Ну, что? - с тревогой спросила она всех сидевших за столами, до сих пор сдвинутыми в один.
   - Садись, - Джарри похлопал по сиденью соседнего стула. А когда она села, подвинувшись ближе к нему, начал: - Мы решили, что у нас есть три дня на подготовку. В подготовку входит сегодняшняя поездка к храму некромагов - на рекогносцировку местности. Мы, конечно, примерно представляем, как там, но, чтобы быть уверенными, надо взглянуть на храм своими глазами. Едем после обеда. Я и Колр.
   - Почему только вдвоём? - со страхом спросила Селена.
   - Двое не толпа. Меньше опасности засветиться, - успокаивающе объяснил Джарри, а мальчишки закивали - что Селену удивило: при таком раскладе она ожидала бы, что они воспротивятся решению взрослых и потребуют взять их с собой. - А пока мы отсутствуем, Аманда и Хоста начнут шить для нас плащи-накидки светло-серого цвета - ну, обычные накидки, чтобы запахиваться в них полностью.
   - Маскхалаты, - уточнила хозяйка дома.
   - Да, маскхалаты, чтобы пройти между мертвецами некрополя, - подтвердил семейный.
   - А кто идёт? - с волнением спросила она.
   - Колр и его старший сын, братство и мы с тобой. Стена придётся оставить с Вильмой. Корунда не берём. Он остаётся здесь. Если нагрянут с мобилизацией без нас, он, как недавний государственный чиновник, сумеет отбрехаться на несколько дней вперёд, почему нас нет в деревне. За временного хозяина места остаётся Ривер. Он всех знает и сумеет, если что, сохранить привычный распорядок в деревне.
   - Я думала - вы откажете мне в поездке, - смущённо призналась Селена.
   - Ты не из нашего мира - то есть с тобой, как и с братством, можно надеяться на нетривиальные решения там, где назреет неожиданная проблема, - вздохнул Джарри.
   - А ещё мы берём с собой Ильма, - бесстрастно сказал Коннор. - Правда, он пока об этом не знает.
   - Ильма? - изумилась Селена. - Зачем?
   - Он хороший боец, в отличие от Корунда. Белостенный же. И нам нужна мгновенная защита для непредвиденных ситуаций. А храмовник в этом знаток. - Джарри помолчал, словно проверяя себя, всё ли он учёл в предстоящей операции. - А пока мы с Колром ездим, братство готовит оружие. Трисмегист обещал помочь с магической обработкой. Оружие только холодное: ножи, мечи, арбалеты - последнее берём я и Колр. Огнестрельное не берём: оно заводской сборки и плохо держит магию внизу, в древнем городе. Его тамошней магией закроет, перекорёжит.
   При упоминании Трисмегиста Селена невольно взглянула на Коннора. Мальчишка будто услышал её нечаянный вопрос, от озвучивания которого она в последний момент отказалась. И пожал плечами.
   - Я буду заниматься другими вещами.
   Братство уставилось на него, не понимая. А Селена только вздохнула.
   - Когда вы собираетесь говорить с Ильмом?
   - Сразу после обследования (издалека, конечно) храма некромагов. Так что, если нас с Колром заметят, у нас общие дела с храмом Белой Стены, - усмехнулся семейный.
   - А если... он откажется? - обеспокоенно спросила Селена. - И выдаст вас?
   - Колр предложил не говорить ему, куда именно мы направляемся, - ухмыляясь, сказал Мика. - Скажем только на месте. Причём так, чтобы он не смог отказаться.
   - Что-то я себе не представляю такого, - пробормотала она. - Чтобы один из главных чинов ордена и согласился на таинственную затею с абсолютной неизвестностью.
   - Колр сказал, что чует в нём бунтующую кровь, - сказал Мирт.
   - А это ещё что?
   - Ему не хватает действия! - засмеялся Джарри. - Колр его почуял как собственного брата!
   - Ну, у нас такое называется - рыбак рыбака видит издалека, - улыбнулась в ответ Селена, хотя на душе кошки скребли. Плохо верилось, что мужчины сумеют вот сразу - завербовать орденца Белостенного, да ещё руководителя храма. Но... Они-то уверены. И она промолчала о своих сомнениях. Возможно, Джарри прав, она же до сих пор чужестранка в этом мире.
   Распланировав, что делать в первую очередь, они разошлись. Братство умчалось на занятия в учебку. Джарри поспешил к Александриту - согласовать кое-какие дела на время трёхдневного отсутствия. Селена заторопилась в мастерскую Аманды.
   Здесь сидела и Хоста, поставив корзину, уже гораздо большего размера, чем ранее, со спящим Стеном. Корзина стояла ближе к Азалии, её дочери, которая время от времени отрывалась от шитья и склонялась над корзиной, проверяя, спит ли малыш.
   Судя по большим полотнам серой ткани в руках женщин, Колр уже объяснил, что требуется сделать. Стол раскроя заняла Аманда: она прекрасно знала размеры всех будущих путешественников. Хоста сидела за машинкой. Азалия же сноровисто обмётывала швы будущих плащей.
   Селена осторожно присела на скамью вдоль стены, не подходя к столикам с тканями и орудиями швейного производства. Посидела немного, поняла, что лучше не мешать, и ушла, забрав с собой спящего Стена.
   Какие-то пустые полдня до ужина. Лишь пару раз вспыхивал интерес, смешанный с тревогой: где сегодня будет спать Коннор, который просил три дня на раздумья и на привыкание к Трисмегисту? Может, сегодняшняя беседа со старым эльфом, в которой они косвенно общались, ускорит миротворческий процесс? Хотя... Трисмегист за время беседы ни разу не показал, что его интересует Коннор. Лишь раз, когда о мальчишке упомянули, что он изобретательно подошёл к вызволению Селены из храма некромагов, Трисмегист искренне поразился, как будто...
   Селена вдруг остановилась. Старый эльф ни разу не попробовал завязать дружеские отношения с её старшим сыном. Не потому ли, что и сам он не может увидеть в нём живого человека? Несколько лет он видел перед собой абсолютно послушное живое существо, набитое механизмами. А если и Трисмегисту трудно адаптироваться? Трудно воспринять Коннора как человека с собственной волей?
   Странная мысль возникла, когда она машинально подошла к Пригородной изгороди. Очнувшись, огляделась. Вроде она не собиралась встречать Колра и семейного?.. Или подсознательно так решилось?
   Всматриваясь в пёструю от цветов луговину, Селена попробовала на вкус другую мысль: что будет, если сказать Трисмегисту о том, как однажды Коннор с гордостью сказал: "Мой мастер - Гермес Трисмегист!"? Может, тогда старый эльф проявит любопытство к бывшему подопечному? И увидит в нём такую же необычную личность, каковой сам является?
   От соблазна рассказать Селена не сразу отказалась. Просто решила, что это будет выданной тайной. Трисмегиста, по совести сказать, она почти не знает. Поэтому... страшновато. А если он распорядится этим секретом не совсем, скажем так, чисто?
   Показалось, на том берегу речки появилась машина.
   Селена отшатнулась от изгороди. Что она здесь делает? Заставляет мужчин чувствовать себя не в своей тарелке из-за личных переживаний. Она быстро повернулась и садами побежала к Тёплой Норе. И встретила мужчин в гостиной, как ни в чём не бывало.
   - Путь просчитали, - сообщил Джарри. - Охраны нет. Живые стараются не приближаться к храму некромагов. Мертвецы стоят и в самом деле не слишком кучно. Многие из них уже не держатся на ногах, истлев под весенними дождями. Идти по храму не так страшно, как думалось. Задевать их не будем.
   - А Ильм? - замирая от тревоги, спросила Селена.
   Колр непроницаемо улыбнулся.
   - Ильм заинтригован, - усмехнулся семейный. - Для начала мы попросили его дать слово орденца Белой Стены, что он не расскажет никому то, что услышит. Затем предложили посетить одно место, пообещав, что результат посещения ему понравится, так как мы собираемся искать ещё один старинный эльфийский артефакт из пропавших когда-то. И попросили захватить магическое оружие. Как и ожидали, вопросов он не задавал. Но упоминание об оружии вызвало в нём... - Семейный задумался, как назвать то, что он и Колр заметили в храмовнике. - Вызвало в нём чувство, близкое к вдохновению.
   Поняв, что вопросов у Селены больше нет, мужчины торопливо вышли в мастерскую к братству - проверить, что успели сделать мальчишки.
   А вечером, после ужина, она специально проследила за Коннором.
   Ребята из братства сидели на улице, что-то обсуждая - наверное, работу с холодным оружием и магией. Летом темнеет не сразу. Но стемнело, хотя сам вечер возле Тёплой Норы как всегда отличался веселыми и азартными криками. Мало того, что малыши затеяли игры, лишь бы их пораньше не загоняли в дом, так старшие ребята вынесли из гаража Джарри дельтапланы и принялись за вечерние полёты всем на радость.
   В общем, на ночь всех собирали с трудом, как это бывает именно в летние вечера.
   Селена, отловила последних малышей - естественно, бандитов Ирмы, визжавших от удовольствия, что за ними все гоняются. У порога в Тёплую Нору огляделась.
   Из мастерской вышли Мика и Колин. Закрыл дверь Хельми.
   - А где Коннор? - дрогнувшим голосом спросила Селена.
   - С-селена, не бойс-ся, - отозвался юный дракон, спеша к ней. - Он опять уш-шёл на кладбище, но с-сказал, что, возможно, уже завтра он будет с-спать в манс-сарде.
   Несколько секунд Селена боролась со странной, непонятной себе обидой: она-то понадеялась, что старший сын с сегодняшнего вечера будет дома! Пережимая свою обиду, спросила о другом:
   - А где Мирт? Почему он не с вами?
   - Он с сестрой и братом, - отозвался Мика. - Сказал, что хочет перед поездкой побольше с ними побыть.
   - А ты? - с неожиданным любопытством спросила Селена Колина. - Разве ты не хочешь побольше пообщаться с Ирмой?
   Колин чуть отвернулся и что-то буркнул.
   - Наобщался уже! - засмеялся Мика. - Они же сегодня подрались! Ты разве не знаешь? Ну, Ирма что-то учуяла и пристала к Колину: расскажи да расскажи, что с тобой! Мало пристала, так ещё в волосы вцепилась. Вопила так, что мы оглохли. Коннор успокоил, а потом ещё и Хельми добавил.
   - Странно, Ирма - и учуяла, - удивилась Селена. - Она же с магией не в ладах.
   - Ничего с-странного, - сказал Хельми. - Они брат с-с с-сетрой. Близкие друг другу. Вон, Берилл с-сегодня от Алекс-сандрита не отходил. То за руку возьмёт, то прос-сто ходит за ним. Тоже почуял его нас-строение. И от Тибра его волчата не отс-ставали.
   - Ладно, давайте спать пойдём, - предложила Селена. - Мы уже последние. Если уж Коннору так захотелось спать среди могил... - Она вздохнула.
   Привычно она прошлась по всем этажам. На мансарду не поднялась. Ребят уже видела. На втором этаже угомонила малышей, которые, воспользовавшись отсутствием Вильмы (она каждый вечер, перед самым сном, носила из кухни кипячёную воду в кувшине для тех, кто просыпался ночью с жаждой), устроили подушечные бои, ко всему прочему весело прыгая на кроватях... Заглянула к мальчишкам-рыболовам, услышав чей-то слишком громкий голос. Оказывается, Мускари сегодня проиграл в какую-то странную игру, смысла которой Селена не поняла, и его наказанием была страшная история на ночь.
   - Пообещайте мне завтра показать эту игру, - попросила хозяйка места.
   - Зачем? - удивились мальчишки.
   - Хм, а вы думаете - мне неинтересно? Вот научусь играть лучше всех - будете мне на ночь страшилки рассказывать!
   Мальчишки только пофыркали и посмеялись.
   Но страшилку на ночь она получила через пару минут.
   Спустившись в гостиную, обнаружила там смущённую и немного встревоженную Анитру. Девушка мялась, видимо боясь напрямую ответить на вопрос, чего она ждёт в такой поздний час и почему не ложится спать.
   - У нас Лада пропала! - выпалила Анитра, собравшись с силами.
   - Как это - пропала? - не поняла Селена. - В вашей спальне её нет?
   - Нет. Я уже ходила проверять - ты уже закрыла дверь в Тёплую Нору. Вернулась посмотреть в комнате - её нет.
   - Подожди. Вы сегодня выходили в лес? За Лесную изгородь?
   - Нет, сегодня никто за изгородь не выходил, - даже обиделась девушка-маг. - Сначала все были на занятиях, а потом Аманда позвала нас пришивать пуговицы к каким-то плащам-накидкам. А потом стемнело. Нет смысла вечером ходить в лес. Трав полезных мало, даже на сушку не набрать.
   - Так, - сказала Селена, стараясь дышать спокойно. - Когда вы видели её в последний раз?
   - Мы уже говорили с девочками, - призналась Анитра. - Космея видела её во дворе, когда мальчишки начали вытаскивать дельтапланы. А Ринд вспомнила, что она со всеми вошла в дом, но мы потом сидели в гостиной, и никто больше её не видел. А, вот ещё... - Анитра покусала губы, уже испуганно глядя на Селену. - У неё на кровати нет одеяла.
   Селена сжала кулаки, заставляя себя выглядеть уверенной. Постояла, вызывая в памяти образ смешливой светло-русой девочки, кареглазой и со вздёрнутым носиком. Кивнула девушке.
   - Иди спать. Я сейчас поговорю кое с кем. Думаю, Ладу мы найдём быстро. Спокойной ночи, Анитра!
   Девушка выдохнула с облегчением и побежала по лестнице на свой второй этаж.
   Хозяйка места дождалась пока стукнет дверь комнаты девочек, и немедленно заторопилась к семейному.
Изложив всё, что рассказала Анитра, Селена вгляделась в лицо Джарри. Тот сидел на кровати, раздевшись по пояс.
   - Не представляю, куда она... - Он оборвал фразу и слегка поднял брови, прикидывая. - Без братства нам её не найти. Хельми облетит деревню. Колин поможет со следами. Он отлично помнит запах каждого. Идём.
   Он не спрашивал, пойдёт ли она искать пропавшую девочку-мага. И без вопросов знал, что без участия хозяйки места ночные поиски не обойдутся.
   Так что Селена вышла в гостиную и сняла блокирующее кольцо.
   Ребята (без Коннора, естественно) спустились почти одновременно с появлением в гостиной уже одевшегося Джарри.
Селена загнала всех в столовую и шёпотом объяснила, в чём дело.
   - Ну, вечером она вряд ли бы пошла в лес, - с сомнением сказал Мирт. - Хотя ей очень нравится травничество... Возможно, она решила заночевать в лесу, чтобы нарвать те травы, которые надо собирать только очень рано утром?
   - Хватит болтать! - рассердился Мика. - Колин, давай мне свои вещи и оборачивайся! Пока болтаем, не знай, что там с нею. Ну и дура...
   - Я пош-шёл, - предупредил Хельми, намекая, что и его задерживает оборотничество Колина.
   Они все вышли во двор. Обернувшийся Колин быстро вычислил следы девочки. Но во дворе они путались, и Джарри предложил поискать следы Лады за пределами усадьбы Тёплой Норы. И ближе к дороге к Лесной изгороди. Когда выяснилось, что свежие следы Лады и впрямь ведут к изгороди, даже Мирт рассердился.
   - Своенравная какая! Неужели не понимает, как это опасно?!
   Селена порадовалась, что в темноте её невольной улыбки не видно. Это она вспоминала, сколько раз, не спросив её, братство удирало из деревни в город.
   Некоторое время шли в молчании, прислушиваясь к шороху бегущего Колина. Ноги быстро стали мокрыми от выступившей к ночи росы, и Селена рассеянно вспомнила примету: значит - день будет жарким и солнечным. Машинально вглядываясь в чёрные деревья и молчаливые дома по пути, она ещё думала, как повезло обладать магическим зрением: уж живое существо она увидит заранее даже в этой кромешной ночи. И старательно прятала страх: а если они не найдут девочку-мага?
   Над головами засвистело, зашуршало, обдало прохладным к ночи воздухом... Чуть впереди приземлился Хельми. Втянув крылья, он пошёл навстречу.
   - Она не уходила за Лес-сную изгородь. С-селена, ты уверена, что, кроме неё, никто не пропал? С-сверху, от изгороди, идут двое. Ну, не с-совсем от изгороди, но в этом направлении.
   И взрослые, и братство остановились. Идут навстречу? Двое?
   Мика помог Колину быстро одеться.
   Как сговорившись, все одновременно затеплили магические огоньки на ладонях.
   Навстречу и правда шли двое. Коннор за руку вёл Ладу.
   Подмышкой другой руки он держал сложенное одеяло.
   Остановившись перед поисковиками, Коннор улыбнулся, а Лада отвернулась в сторону и смущённо шмыгнула носом.

   - Мама Селена, не ругайся, пожалуйста. Лада нечаянно заметила, что я ухожу на кладбище. Она решила, что мне там холодно. И принесла одеяло. Но вы же знаете, какое в деревне кладбище... Там кусты как деревья, а нормальной единой тропинки нет. Она заблудилась. Напугалась...
   - Дурёха, - проворчал Мика.
   - Сам такой, - буркнула Лада.
   - С Ладой всё ясно, - сказала Селена, стараясь не выдать надежды. - А ты? Куда ты сейчас? Вернёшься на кладбище?
   И сразу стало тихо. Ребята смотрели на Коннора, а он - в сторону.
   И тут вдруг Лада жалобно сказала:
   - Коннор... - И дёрнула его за руку, которую до сих пор не отпускала. - Не уходи на кладбище! Мне так страшно, когда ты там! Я когда вчера узнала, спать не могла - так страшно было! Не уходи, ладно?
   Селена взглянула на движение сбоку и увидела, как улыбается Джарри.
   Коннора, не возражающего, что теперь его самого ведут за руку, с торжеством препроводили домой. И хозяйка места впервые за всё время его уходов на кладбище выспалась, пусть ночь и была короче привычной.
  
   Глава третья

  
   И проснулась рано. Открыла глаза - и некоторое время приходила в себя, понимая, что больше заснуть не удастся. Перед глазами - смятая простыня. Все складки видны отчётливо, потому что сквозь плотные занавеси солнце просвечивает. Джарри, прижавшийся к её спине, во сне просунул руку под её подушкой, чтобы "поймать" семейную в самый настоящий капкан. "Боится - сбегу!" - шутливо решила Селена.
   - Хихикаешь? - прошептали над головой.
   Не поворачиваясь, она плотней прижалась к нему, с удовольствием чувствуя его жаркое тепло. Его ладонь тут же скользнула с её плеча к её животу.
   - Ага... Щекотно, - шёпотом же призналась она.
   Ладонь замерла, а потом расслабилась, и Селена разочарованно завозилась, чтобы развернуться лицом к семейному. Он приподнялся на локте, давая ей возможность двигаться, и испытующе всмотрелся в её глаза. Пока ещё сонное, но постепенно оживляющееся лицо Джарри подсказало ей, что... Подсказало... Он рывком накрыл их обоих одеялом и приник к ждущим губам... Прерывистые охи-ахи на одном выдохе, беззвучный смех, вздрагивание с постоянным напоминанием-шёпотом: "Тихо, милый! Тихо... Малыш проснётся..." И вырвавшийся то ли стон, то ли вздох... Долго лежали, истомлённые, и она не пускала его, придавившего её сверху всем тяжёлым горячим телом, чувствуя себя хорошенько спрятанной и защищённой, слушая - не наслушиваясь, как он дышит ей в ухо - сначала часто и жарко, а потом успокоенно и почти бесшумно.
   - Мы как беглые преступники... - прошептала она. - Стен не проснулся?
   - Нет. Он спит по расписанию, - улыбнулся он и, привстав над нею, лёг рядом. - И проснётся точка в точку.
   - Вчера утром он смеялся, - снова прошептала Селена. - Никогда не видела...
   - Как смеялся?
   Она медленно, всё ещё разнеженная и размякшая от томительной усталости, с трудом собираясь с мыслями, рассказала, как всё было и как Коннор чуть не бегом унёс младшего брата от неё...
   - Магическое зрение не использовала?
   - А надо было? - слабо удивилась она.
   - Могу объяснить, что именно произошло. Наш малыш - будущий маг. Не забыла? Риган нашего малыша довольно часто успокаивал. А детки повторяют за взрослыми. Особенно если ребёнок - интуитивный маг и видит. Стен видел, что от мальчика-дракона идут какие-то линии, после чего ему, Стену, становится хорошо. Ты была на взводе. И наш малыш инстинктивно опробовал на тебе магию Ригана. А когда увидел, что получилось тебя успокоить... - Джарри повернул к ней голову, приминая подушку, чтобы лучше видеть. Улыбнулся. - Засмеялся от радости.
   - Поэтому его унёс Коннор! - поняла Селена. - Чтобы Стен на меня не воздействовал! Пять месяцев - и такая сила... Джарри... А тебе не страшно, что у нас два сына - и такие... - Она затруднилась подобрать слова.
   - Оба сына сильные - страшно? - удивился Джарри. - Ничего страшного: сделаем обереги, чтобы Стен не применял магии, пока маленький и не понимает, когда можно, а когда нельзя, а потом - научим всему.
   Она промолчала, усмехаясь внутренне: всё ещё не может привыкнуть, что находится в мире, где такие способности очень ценятся.
   - Меня больше другое волнует, - задумчиво продолжал Джарри. - Как мы детям в Тёплой Норе объясним, куда пропадаем на дня три, если не больше.
   - Три дня впереди есть, - легкомысленно сказала Селена. - Придумаем. А вы вчера с Колром о чём договорились?
   - Сразу после завтрака заберём братство и уйдём к заводи. Будем готовить оружие.
   - Вам хорошо, - проворчала Селена, - вы этому обучались. А мне что делать? Я же без оружия тоже не могу!
   - А твои камни на что? - изумился Джарри. - Кидать ты их научилась. Умеешь вкладывать нужную порцию силы в каждый бросок. Что ещё надо? А мы возьмём своё оружие. Колр давно облизывается на наш Открывающий меч - мы ведь его всего раз использовали. А значит, в нём магических сил накопилось немеряно. И обрабатывать не надо. Ривер сказал, что мечей в деревне больше нет. И этот-то кому-то из здешних магов достался в качестве наследства. Колр с древним оружием обращаться умеет. Не то что я - на самом примитивном уровне. Наверное, надо было подарить ему меч, но я ждал, что хозяин появится. Теперь-то мы точно знаем, что хозяин погиб. С арбалетом я потренируюсь немного - вспомнить основные впечатления за три дня нетрудно. А уж ножами наши ребята у Колра неплохо научились орудовать.
   - Хорошо - успокоил. Тогда сегодня у нас обычный день, за исключением того что вы идёте на заводь.
   И день помчался по накатанной.
   Никто не удивился решению чёрного дракона тренироваться с отдельной группой у заводи. Не впервые. Было уже. Как и изменения в расписании.
   Сразу после завтрака ребята из братства, Колр и Джарри, прихватив Эрно, ушли на заводь. В гостиной перед их уходом Селена заметила небольшую сценку: пока пришедший с утра Колр объяснял изменения в расписании, Лада, напряжённая, сидела рядом с Анитрой, опустив глаза. Зато Коннор то и дело посматривал на неё исподтишка, и его лицо при этом выглядело растерянным.
   Селена посмотрела на Джарри, перехватившего её взгляды. Тот улыбнулся.
   Вильму Селена отправила на уроки. Посидеть самой с малышнёй не впервой. А учебное расписание изменилось так, что время уроков уплотнилось, "окон" не осталось. Стена забрала в мастерскую Аманда, приведшая Люцию.
   Первым делом Селена отвела Ригана к Трисмегисту.
   - Доброго утра, Трисмегист.
   - Доброго, - ворчливо отозвался старый эльф. - Почему пришли вы, а не Вильма?
   - В связи с некоторыми предстоящими событиями, учебное расписание изменилось, - уклончиво объяснила хозяйка места.
   Трисмегист кивнул, не вдаваясь в подробности. Только вздохнул, но так незаметно, что обычно чуткий к изменениям в настроении любого существа Риган ничего не заметил.
   Шагая назад, к Тёплой Норе, Селена думала: Трисмегист не верит, что их путешествие принесёт хоть какие-то плоды.
И от этого неверия человека - простите, эльфа, многое испытавшего на своём веку, - становилось жутковато. Может, нынешняя их авантюра и правда будет провальной?
   Она страшно обрадовалась, когда наконец очутилась в гостиной, среди малышей, собирающихся на прогулку: пессимистичные мысли немедленно разлетелись от писклявого гомона, радостного визга, азартного рычания, а заодно и пыхтения, с которым девочка-оборотень Шамси сцепилась в драке с Брином, мальчиком-человеком. Волчата Тибра весело бегали вокруг дерущихся и рычали на них.
   - Как хорошо, что вы такие маленькие, - вздохнула Селена и взяла за шкирку обоих драчунов, встряхнула их хорошенько. - Ирма, что ж ты за порядком не следишь?
   - Как это не слежу? - поразилась волчишка, сидя в кресле и время от времени свисая посмотреть под него - ведь туда залез колобок Моно: интерес был такой, сумеет ли толстенький малыш-тролль вылезти из своего убежища, не застрянет ли. - Я слежу! Видишь - все здесь! Никто никуда не сбежал! Ну? Пошли, что ли, гулять-то!
   Гулять выходили весело, с криками, с воплями, начав хорошее дело с привычного: вытаскивали воющего от ужаса Пирата - и как всегда устроили целое представление. Кам стоял поодаль, но не вмешивался, всё так же добродушно ухмыляясь. Только раз шагнул вперёд (как и Селена) - когда ему показалось, что малышня причиняет боль собаке. И тут же вернулся назад, успокоенный: Пират резким рывком выдрался из цепких, но пока слабоватых ручонок, нырнул между ногами детишек и удрал на улицу, видимо, решив переждать гулятельный катаклизм на воле, где больше мест для пряток.
   Селена только мысленно пожала плечами: и не надоедает же деткам каждый выход на улицу отмечать именно попыткой вытащить Пирата из дома!

   Тиграшу-то никто не осмелился потревожить: кошка царственно развалилась в кресле, вылизывая вытянутую лапу с распяленными, будто ненароком, когтями.
   Рядом с входной дверью, со стороны двора, образовалась настоящая вешалка: здесь висели личные воздушные "змеи". Малышня расхватала их и, совершенно забыв о Пирате, побежала на деревенскую улицу. Селена всё удивлялась: как им не наскучит гонять с этими игрушками? Но визг малышни, которая пыталась запустить личных "змеев" выше, веселил и её сердце.
   Оглянувшись, она заметила, что Кам открыл входную дверь, и Пират опрометью, хоть и на полусогнутых, влетел назад, в Тёплую Нору.

   Зато эта игра - надолго. Забавляться "змеями" маленький народ мог "до упора", не замечая, как летит время. Селена бегала вместе с детьми, радостно глядя, как летают разноцветные игрушки, и в то же время довольно думая, как хорошо будет спать малышня после обеда, набегавшись.
   Бегать маленький народ бегал - и азартно, но и по сторонам не забывал оглядываться. А вдруг что-нибудь интересное пропустишь?
   - Каиса вышла! Во двор! - завизжала Ирма, быстро сматывая шнур своего "змея". - С прялкой! Быстрей - опоздаем!
   И вся толпа малышей рванула во двор Каисы - впереди к приёмной маме мчались два волчонка Тибра.
Та и правда вынесла на скамейку прялку - и сидела, быстро суча тонкую нить из чёсаной козьей шерсти.
   - Каиса! Дай ниточку покрутить! - крикнула Ирма, запыхавшись, подлетев к ней.
   Женщина-оборотень только улыбнулась и встала со скамейки. Нет, нетерпеливая Ирма слишком плохо пряла. Потом Каисе придётся убирать часть нитей, но ведь с чего-то надо начинать учёбу? Коз во дворе Тёплой Норы становится всё больше, а значит, на зиму у всех ребят будут тёплые кофты и джемпера.
   Пока волчица в очередной раз спокойно объясняла-напоминала, как надо сидеть, как держать нить от белого шерстяного облачка, как работать пальчиками (уже в который раз объясняла!), Селена и сама присматривалась, как прядётся нить.
К своему сожалению, Селена на прялке работала хуже, чем Ирма. Пальцы плохо повиновались, и, вместо ровной нити, на веретене получались комковатые... Зато Оливия, севшая после Ирмы на скамеечку ручной прялки, работала хоть и не очень быстро, но настолько ровно, что и Каиса следила за нею с восхищением.
   Подошла Люция, тихонько взяла хозяйку места за руку. Сначала Селена не обратила на девочку-дракончика внимания: привыкла, что то и дело один из малышей берётся за руку и стоит рядом. Но Люция вела себя как-то странно. Сначала Селена обратила внимание, что дракончик оглядывается на Тёплую Нору, как показалось. И лицо девочки было напряжённым, как будто она не могла чего-то понять. Наконец хозяйка места уловила, что раскосые глазища то и дело обращались к противоположному концу деревни, к Лесной изгороди.
   Когда же Селена наконец осознала, что драконишка прислушивается к чему-то, что слышно лишь ей, она немедленно спросила девочку:
   - Люция, тебя что-то беспокоит? У Лесной изгороди?
   Драконишка пожала плечами, как будто и сама не разобралась, надо ли поднимать тревогу, и снова уставилась на другой конец деревни.
   Решив, что лучше посмотреть разок, чем думать, не происходит ли у Лесной изгороди чего-то из ряда вон выходящего, Селена переглянулась с Каисой и, оставив детей под её присмотром, двинулась к Лесной изгороди вместе с Люцией.
   По дороге хозяйка места лихорадочно вспоминала, что сейчас в учебке по расписанию. Выходило так, что Бернар с девочками должен как раз изучать травы в новёхоньком леске. Значит ли, что с ними что-то случилось? Но ведь Люция хоть и встревожена, но толком определить, что происходит - плохое или не очень, не может.
   Подхватив девочку-дракона на руки, чтобы идти быстрей, Селена чуть не побежала к изгороди. По пути ей встретился Ривер. Она на ходу объяснила странную ситуацию, и озадаченный деревенский маг присоединился к ней.
   За Лесной изгородью никого нет. Но Селена знала, где обычно гуляет Бернар со своими ученицами, и быстро перешла защиту. Ривер встал рядом с нею, а потом кивнул:
   - Слева!
   Он взял из её рук драконишку, нисколько не возражавшую против "переселения", и поспешил следом за хозяйкой места.
   В какой-то момент Селена чуть не задохнулась от жуткого воспоминания: а если Бернар и девочки наткнулись на одичавших оборотней?! Если все они зря думают, что одичавших больше на свете нет? Но - Люция спокойна, только глазищами хлопает, пытаясь разглядеть что-то впереди.
   Кричать Бернару? Или на всякий случай пока промолчать и появиться на месте потенциального происшествия неожиданно?
   И появились, выскочив на небольшую полянку. Замерли, пытаясь понять, что видят. А потом Селену начало пробивать на нехороший, непроизвольный хохот.
   Бернар, которого словно охраняли Лада и Далия, сжавшие кулаки на уровне талии, стоял на другом краю поляны. Старый эльф прижимал к себе котомку с собранными травами и с недоумением глядел на троих мужчин, валявшихся в траве.

   Все трое не шевелились. Правда, секунды спустя стало понятно - почему они лежали неподвижно. Едва только один из троих пытался пошевелиться, к нему сразу подскакивала одна из учениц Бернара и пинком заставляла его снова замирать в траве. Причём одного Ринд, девочка-оборотень, прижимала к земле за шею громадным суком с раздвоением на конце, похожим на деревенский ухват для горшков.
   Селена с Ривером появились как раз в тот момент, когда Космея подскочила к лежавшим и врезала ногой в бок мужчины, который при появлении новых лиц осмелился приподняться на локтях.
Тот с болезненным оханьем свалился.
   - Что здесь происходит? - строго спросила Селена, сжав в железный кулак невольное желание расхохотаться.
   - Э-э...
- начал Бернар и со вздохом махнул рукой.
   - Я собирала травы и отошла от учебной группы, - с привычным бесстрастием сообщила Анитра. - И меня схватил вот этот. - Она кивнула на того, которого пнула Космея. - А потом подошли другие двое мужчин, и мне пришлось позвать на помощь. С троими я бы не справилась.
   - Тренировка в полевых условиях, - задумчиво сказала Ринд и скептически взглянула на лежавших.
- Так это называет Колр. Было легко, Селена. Не бойся. Они не ожидали, что им дадут отпор.
   - Если б и ожидали... - тоже задумчиво сказала Вильма.
   - А вы не поинтересовались, почему они напали на вас? - ошарашенно спросила Селена, глядя на вяло, словно червяки, шевелившихся мужчин.
   - Я бы объяснил, но лучше убрать отсюда Люцию, - вздохнул Бернар. - Малышке рано с таким встречаться. Это так называемые... э... поставщики. Я бы, конечно, и сам мог справиться с ними - при помощи чистой магии, но девочки быстро привели здесь всё... э... в относительный порядок.
   Быстрый взгляд на девочек. Нет, этого они не поняли. Ну и слава Богу. Им тоже слишком рано сталкиваться с грязными понятиями взрослой жизни... Больше Селена не стала спрашивать, почему неизвестные мужчины накинулись на девочек. В этом мире есть много прекрасного. Но и грязи хватает. Хорошо бы ещё, Мика не узнал, что здесь произошло. Он и так свою мать ненавидит. А тут ещё появились те, кто поставляет неопытных девочек в дома с красным фонарём. Убил бы всех троих.
   Космея покосилась на Селену. У девочки-эльфа тоже проблемы с этим. Она с трудом перестала зажиматься и замыкаться при виде мужчин в Тёплой Норе, но ненавидит всех, кто применяет насилие, - с того самого мгновения, когда её остановили в пригороде так называемые полицейские патрульные, на поверку оказавшиеся настоящими насильниками.
   - Что будем делать? - нарушила молчание Селена, вспомнившая, что оставила на Каису целую ораву гиперактивных детишек.
   - Отбить одно место, - кровожадно предложила Ринд, и все трое мужчин немедленно скорчились, прикрывая ладонями то самое "одно место". - И привязать к дереву. Пусть посидят, подумают.
   - Дерева жалко, - сказала Анитра. - Пусть так валяются. Эй, вы! Попробуйте ещё раз к нашей деревне подойти - мы полгорода снесём, чтобы вас найти, ясно?
   Кажется, Бернар счёл, что этих слов Анитры достаточно, чтобы закончить с инцидентом. Он повернулся и пошёл к Лесной изгороди. Селена и девочки - за ним. Ривер, держа на руках притихшую Люцию, шёл рядом с Селеной, погрузившись в глубокие раздумья. Сама хозяйка места в очередной раз благословляла деревенскую защиту, которая позволяла обитателям чувствовать себя на территории деревни в безопасности.
   Краем глаза Селена заметила движение, одновременно услышала короткий стон и оглянулась: Космея всё-таки ударила напоследок носком сандалии одного из мужчин. Подошва сандалии была из обувного дерева - жёсткого и беспощадного. После чего девочка-эльф догнала группу своих и, никого даже не спрашивая, забрала у Ривера Люцию, так прижимая её к себе, будто старалась проникнуться спокойствием дракончика. Странно, что, обычно нетерпеливая, Люция не фыркала и не ворчала, а напротив - сама приникла к Космее... Глянув ещё разок на них, Селена понадеялась, что ближе к Лесной изгороди девочка и впрямь обретёт душевное равновесие.
   Впрочем, когда Космея догнала подруг, девочку-дракончика она стала держать более мягко. А Селена молча шла сзади всех, сопровождаемая лишь Ривером, и всё поглядывала на учениц Бернара: высокая и сухощавая Анитра уверенно держала за руку самую младшую в группе, Далию, темноволосую девочку-оборотня, которая часто и испуганно оглядывалась; Лада шла, легкомысленно помахивая тем же громадным суком, оказавшимся в её руках неплохим оружием; Ринд тоже оборачивалась, но не со страхом, а с враждебным сожалением. Лишь Вильма шла вперёд целеустремлённо: кажется, при виде Селены она сообразила, что малышня осталась без присмотра.
   Когда пересекли Лесную изгородь, Бернар остановился и строго сказал:
   - Это происшествие ничего не меняет в расписании. Вы подсушите собранное так, как я объяснил, и завтра утром принесёте мне для проверки домашнего задания.
   В голосе старого целителя только раз проскользнуло что-то нервное, когда он рассказывал ученицам, что именно они должны сделать. Те послушно покивали ему и поспешили к Тёплой Норе. А Бернар повернулся к Селене с Ривером и пробормотал уже осевшим от напряжения голосом:
   - Может, в следующий раз в лес мне брать кого-то из взрослых? В качестве охраны? Или... Нет, без экскурсий в лес мне не научить их в полной мере! А ведь они теперь и сами выходят за ограду! Может, не стоило бы?..
   - Бернар, успокойтесь, - сказала хозяйка места, наблюдая, как на деревенской улице постепенно уменьшаются фигурки девочек. - Рано или поздно, но они должны будут столкнуться с изнанкой жизни. Теперь они будут настороже, выходя в лес. А ещё... Я думаю, пора попросить Колра, чтобы он не только нашим мальчикам преподавал уроки владения боевым ножом. Впрочем, если я расскажу дракону о том, что сегодня произошло, он, наверное, и сам сообразит, что девочки нуждаются в умении защищаться.
   Старый эльф выдохнул с облегчением и поспешил к учебно-гостевому дому.
   Ривер же некоторое время смотрел вслед уходящим, пока не опомнился.
   - Я ведь обещал Александриту помочь!
   Мастерская Александрита в последнее время давала всем бесперебойную, а главное - прекрасно оплачиваемую работу. Неудивительно, что Ривер спохватился. Но Селена удержала деревенского мага.
   - Не спешите. Пройдёмся. Мне нужно кое-что узнать.
   - И что же? - заинтересованно обернулся к ней Ривер.
   - Мой семейный мало что знает о Рунном Смарагде, потому что до войны работал боевым магом сопровождения. Ривер, почему все так рассчитывают, что Рунный Смарагд быстро приведёт эльфов к высшим местам власти? Это не иллюзия ли? Может, этот артефакт не настолько силён, как о нём сейчас говорят? Что он собой представляет?
   Ривер некоторое время шёл молча, собираясь с мыслями, а потом признался:
   - Ну, я тоже не смогу объяснить вам, потому что все маги знают о Рунном Смарагде лишь по легендам. До заявления Трисмегиста я вообще не думал о нём, как о реально существующем. То, что я примерно знаю о нём... Вам, Селена, человеку из другого мира, не вполне привычному к делению существ по расам, может не понравиться то, что я скажу. Рунный Смарагд даёт эльфам такую силу, что, появись только он на поверхности нашего государства, вампиры немедленно станут подчиняться эльфам, сами того не понимая - почему они это делают!
   Селена нахмурилась. Как-то ей не очень понравилось то, что она услышала. Прокрутив в уме речь Ривера несколько раз, она сообразила - что.
   - Подождите... Значит ли это... Если эльфы получат силу Рунного Смарагда, они будут единственными господами в государстве? И остальные существа будут подчиняться им безропотно?
   - Хуже... - снова помолчав, ответил Ривер. - Все остальные будут поклоняться им, как богам... Но у нас нет выбора. Или война, навязанная вампирами. Или подчинение... божественным эльфам.
   Живое воображение Селены подкинуло картинку: Мирт со своими младшими, Космея, Корунд с Азалией, Хоста, Мускари, который и так с трудом привык к равноправию в Тёплой Норе, Бернар, даже малыш Корилус - все они вдруг задерут носы?!
   - Простите, Ривер, а сами эльфы - будут что-то чувствовать при этом? Или неосознанно примут положение высоких господ по отношению к другим существам?
   - Не знаю, Селена. Они ведь и так... - беспомощно пожал плечами деревенский маг. - Не знаю.
   На подходе к Тёплой Норе, дождавшись, когда опередивший её Ривер скроется в мастерской Александрита, Селена сунула руку в карман и вытащила все обереги, защищающие не только братство, но и всех детей от её личных эмоций: дрожали пальцы - так, как не дрожали, когда она поняла значение той сцены в лесу. Дети не должны чувствовать, что она настолько ошеломлена.
   А как же братство? Мирт связан кровью со всеми - с человеком, с вампиром, с оборотнем! Или кровь уже не будет иметь значения? Типа, Рунный Смарагд сотрёт её?
   Чуть не носом уткнувшись во входную дверь, она простояла так неизвестно сколько времени, пока та внезапно не распахнулась.
   - Хозяйка? - удивилась Лайла, собравшаяся, судя по всему, вылить грязную после мытья посуды воду. - Зайти хочешь? Заходи, - гостеприимно предложила девочка-тролль, отступая от порога.
   Простые слова заставили Селену опомниться. Ласково улыбнувшись Лайле, она забрала у неё полное ведро и велела возвращаться на кухню. Девочка очень удивилась и пошла следом за хозяйкой, к мусорной куче, которую здесь создавали вместо компоста для картошных полей. Если хозяйка места думала, что физическое усилие успокоит её, то успокоил, как ни странно, короткий разговор с Лайлой.
   - Лайла, а почему ты не на уроках? Я ведь тебя послала на занятия.
   - Читать-писать могу, - махнула девочка-тролль рукой. - Мне хватит.
   - А считать? Разве плохо - научиться считать?
   - Да зачем мне? - удивилась девочка. - А что надо будет - спрошу у Веткина. У Кама. У Ирмы. У Колина. У Вади. У Ринд...
   Дальнейшего перечисления всех обитателей Тёплой Норы, благосклонно относившихся к девочке-троллю, Селена уже не слышала.

   Лайла права. Вместо того чтобы психовать, надо спросить у всех, кто связан с этим делом, как сделать так, чтобы Рунный Смарагд сделал благое дело, а не напортачил с обожествлением эльфов. Пока девочка-тролль перечисляла своих благодетелей, Селена в уме выстраивала цепочку тех, с кем надо поговорить, пока не поздно. В группу посвящённых входили Джарри, Колр и Трисмегист. С братством Селена боялась говорить о влиянии Рунного Смарагда. Боялась, как бы призраком будущей вражды не размежевать заранее мальчишек, которые до сих пор относились друг к другу с полным доверием. Не хотелось делать Мирта изгоем - на время, пока Рунный Смарагд не отыскан. Хотя они-то могут и не поверить, что Мирт может так измениться...
   А может, действие Рунного Смарагда - всего лишь легенды?
   ... Нет, пока Джарри занят делами по хозяйству, надо сбегать к Трисмегисту. Он единственный источник информации. Не только компетентный, но и безразличный к жизни здесь, в городе-государстве Утренняя Заря.
   Отдав пустое ведро Лайле, Селена заглянула в Тёплую Нору лишь затем, чтобы посмотреть на часы. До обеда - около часа. На беседу со старым бродягой-эльфом достаточно.
  
   Глава четвёртая

  
   Прежде чем ворваться к Трисмегисту - так не терпелось вывалить на него все отчаянно-яростные вопросы, Селена всё-таки сумела прийти в себя настолько, что решила первым делом выяснить, не продолжает ли заниматься ли старый эльф с Риганом. Не дай Бог напугать мальчика-дракона своими воплями... Но, завернув к садовому домику, она увидела: Трисмегист в одиночестве сидит на скамье под окном. Слушает птицу из сада?
   Первые же слова застыли на языке, потому что даже во взвинченном состоянии Селена поняла, насколько её вопрос агрессивен: "Почему вы не предупредили?!" А когда она ощутила, что агрессия слишком сильна, себе же зло ответила: "Потому что о частностях его никто не спрашивал!"
   Трисмегист покосился на неё. Взгляд задержался на её руках, сплошь унизанных блокирующими оберегами... Мда. Уж этот эльф сразу понял, что хозяйка места пришла к нему явно не с добром. "Не дождёшься, - угрюмо подумала Селена, зажимая чувства в жёсткий кулак. - Буду спокойной, как танк!"
   Уже медленней она подошла к нему и присела рядом. Застыла, прислушиваясь, заодно и пытаясь отдышаться. Да, в саду и в самом деле выпевала звонкие трели птица.
   Хозяйка места глубоко вздохнула.
   - Трисмегист, вы знали, что сделает Рунный Смарагд, когда из подземного города появится на поверхности?
   Не глядя на неё, старый эльф кивнул.
   - Не буду спрашивать, почему вы не предупредили нас об этом. Спрошу другое. Вы считаете будущее положение дел нормальным?
   - Вопрос... философский, - после некоторого колебания ответил эльф. - И вам могут не понравиться мои рассуждения - рассуждения философа.
   - Но попробуйте привести мне свои доводы, - еле сдерживаясь, предложила Селена. - Я постараюсь выслушать и понять их.
   - Что ж... Не обижайтесь, леди Селена, но вот вам единственный довод: мне всё равно.
   Он выговорил эту ужасающую фразу и замолчал.
   Она шмыгнула, как маленькая. Как обиженная маленькая.
   Старый эльф обвёл её вокруг пальца. Она хотела услышать мнение философа - она его получила. И ведь он сказал правду. Такому философу, как он, много повидавшему в своей жизни, и в самом деле всё равно, будут ли вновь обожествляемы эльфы. Ему-то смешны вся суета и тщета. Он смотрит спокойно на любые события. Но она-то...
   - То есть, случись это событие, вы будете спокойно воспринимать отношение к вам, как к божеству, - медленно сказала Селена. - Вы будете с достоинством, ну, или снисходительно смотреть, как перед вами падают на колени, стукаются лбом о пол или о землю, боясь взглянуть на вас лишний раз.
   - Вы утрируете! - раздражённо сказал Трисмегист.
   - Да, именно к этому я веду, - уже рассеянно, потому что напряжённо размышляла, сказала Селена. - Я хозяйка места и должна защитить всех, кто доверился мне. Совсем недавно в этой деревне жили лишь маги. А сейчас из-за меня здесь сплошной... - Она сумела слабо усмехнуться. - Интернационал. Был... Ладно... Тогда так... До появления Рунного Смарагда на поверхности земли мне придётся избавиться от всех эльфов в своей деревне. Под тем или иным предлогом. Поскольку до нашего путешествия осталось два дня, в течение этих двух дней мне надо придумать, как это сделать. И выполнить задуманное.
   - Что вы хотите сделать?!
   Трисмегиста всё-таки задели её слова.
   Но Селена, только что придумавшая новый план спасения своей маленькой, почти семейной общины, уже начала вникать в него. И план этот ей всё больше и больше нравился. Во всяком случае, казался приемлемым. До слёз.
   Она встала со скамьи, посмотрела на старого эльфа.
   - Я понимаю, вы философ. Понимаю, что философам не до мелочей жизни. Поэтому во время войны вы путешествовали где-то далеко, оставив маленького мальчика среди уродов и машин-убийц отдуваться за вас и хранить вашу библиотеку. Я же всего лишь человек, который не хочет испытывать горечи из-за размежевания тех, кого полюбила. Поэтому - да. Сегодня же попрошу уехать Хосту с дочерью, которым дам денег на небольшой дом в пригороде. За ними уедет Корунд. Им в помощь для обустройства на месте я дам Мускари и Космею. Бернара - чтобы проследил, как да что. Корилуса Хоста заберёт сама. Он давно ей уже вместо сына. - Слёзы наворачивались и наворачивались, и она с трудом держалась, чтобы не разреветься прямо перед этим холодным существом, которое только молчит после своего недавнего "взрыва" негодования. - А пока нас не будет, отправлю Сири с Гарденом и Оливией к развалинам их бывшего поместья. У Сири на руках будут деньги. Этих денег хватит, чтобы он начал отстраивать им дом. Я, конечно, копила деньги для другого. Но мы перетерпим. Не впервой. А потом Мирту и его младшим не понадобятся деньги. Они ведь будут обожествляемы. Им и так бесплатно всё достроят! В деревню они не смогут вернуться. Ривер поможет нам сделать деревенскую защиту ещё сильней.
   Она всё-таки не выдержала, резко отвернулась, лишь бы он не видел, как бегут слёзы по лицу, и упрямо договорила:
   - Я вам очень благодарна, Трисмегист! За подсказку, как действовать! И правда, зачем им всем наша любовь и дружба, когда через пару дней их будут обожествлять?
   Слепая от слёз, она шагнула от скамьи. Но уйти не смогла. Чьи-то сильные ладони легли ей на плечи, удерживая.
   - Леди Селена... А что вы придумали для меня?
   Она подавила всхлип, пытаясь сообразить, о чём он, и с вызовом ответила:
   - Ригану нужен врач. Одного божественного эльфа ради него мы уж перетерпим как-нибудь. Да и... Вы не ребёнок. Вам больно не будет, когда кто-то очень близкий и почти родной ни с того ни с сего становится чужим. Ещё вопросы есть?
   И передёрнула плечами, стряхивая его ладони.
   Но старый эльф заступил ей дорогу и, помолчав, сказал:
   - Я подумаю, что можно будет сделать, леди Селена.
   Всё-аки всхлипнув, она сказала:

   - Спасибо.
   Уйти в соседний сад и отреветься там как следует, ей не удалось. Не дали. Едва она завернула за угол садового домика, на ходу вытирая мокрое лицо, пришлось остановиться. Навстречу, неся на спине визжащего от счастья Корилуса, бежал Мускари.
   - Селена! Селена! Там ребята пришли! С Джарри и с Колром! Тебя потеряли!
   - Селена! - пискнул Корилус и замахал руками.
   Она быстро приблизилась к ним, и поставленный на землю малыш-эльф важно взялся за её ладонь и за ладонь Мускари, чтобы идти между ними подпрыгивая и взлетая, подтянутый кверху сильными руками.
На повороте тропинки из сада хозяйка места оглянулась. Трисмегист стоял возле своего домика и смотрел им вслед.
   С Джарри блокирующие браслеты не помогли. Улыбаясь, он оглянулся на звонкий вопль Корилуса с порога гостиной:
   - Мы Селену нашли!
   И нахмурился, бросив единственный взгляд на семейную. А за ним, заметив странную реакцию отца, встревожился и Коннор. Селена виновато потупила глаза: от своих разве скроешь... Только братство ничего не заметило, слишком занятое обсуждением недавних усиленных тренировок.
   Как ни странно, хотя до обеда оставалось всего ничего, в гостиной расположился и Колр. Селена перехватила и его взгляд, внешне приветливо-равнодушный, после чего именно чёрный дракон предложил:
   - Мы можем пос-сидеть в ваш-шем кабинете.
   - Коннор, ты идёшь? - от входной двери спросил Мика. - Мы в мастерской собираемся.
   - Чуть позже, - отозвался мальчишка-некромант.
   В кабинете на веранде Джарри плотно закрыл дверь, переглянулся с Колром.
   - Селена, что случилось? Возле заводи мы столкнулись с тремя мужчинами, вид которых был довольно бледен. Судя по всему, они заблудились и не знали, как выйти из леса. Мы проводили их до опушки. Когда они узнали, что мы живём в деревне, они как-то странно замялись и ещё больше побледнели... - Он с усмешкой покосился на Колра. - Особенно после того как заметили в нашей компании дракона.
   Колр только лениво ухмыльнулся.
   - В общем, мы поняли, что кто-то из наших столкнулся с ними, - закончил Коннор.
   Успокаиваясь на воспоминании, Селена сама не заметила, как рассказала всё: и о поставщиках, и о разговоре с Ривером, и об обещании Трисмегиста.
   После потрясённого молчания (только не Колра) чёрный дракон сказал:
   - Вы знаете, что Трис-смегис-ст появилс-ся здес-сь пос-сле пребывания у Вальгарда? Мне нужен Ривер. Мы с-сходим к с-старику и выяс-сним примерные координаты крепос-сти Вальгарда. Я выйду к нему межпрос-странс-ственными переходами и узнаю вс-сё, что нам надо. Вальгарду тоже может не понравиться перевес-с с-сил, вызванный неес-стес-ственным ходом с-событий.
   - А ведь и правда, - удивлённо сказал Джарри. - Я только сейчас прикинул, что может произойти, если развязанная война пойдёт не так, как придумали вампиры. Драконам снова придётся драться, защищая нас. Колр, но ведь с окончания войны с машинами и года не прошло? Драконы не заинтересованы в новых военных действиях.
   - Нет, не заинтерес-сованы, - сказал Колр, и в душе Селены вспыхнула надежда. Драконы что-нибудь придумают! Они не любят вмешиваться в дела простых смертных, но они сильней, чем эти смертные!
   - Я сейчас сбегаю за Ривером, - вскочила она со стула.
   - Нет, мама Селена, скоро начнётся обед, - остановил её Коннор. - Мы с ребятами чуть опоздаем на него. Колр, Риверу надо подойти к вашему дому?
   - Да, можете с-сказать магу, что дракон приглаш-шает его отобедать вмес-сте.
   А когда Коннор выбежал из кабинета, хозяйка места вспомнила о не менее главном для всей Тёплой Норы и деревни.
   - Как вы думаете, те трое или подобные им ещё раз сюда явятся?
   - Вряд ли, - задумчиво, явно вспоминая, сказал Джарри. - Когда они со всех ног удирали от нас, чего мы до твоего рассказа не понимали, было видно, что они сюда больше ни шагу.
   - Спасибо, - с облегчением сказала Селена и пошла к двери. Мужчины вставать и не думали. Кажется, после её ухода они хотели наедине обговорить текущие и проявившиеся дела.
   Переход с веранды через короткий коридор в гостиную ознаменовался странным запахом. Нет, Селена привыкла, что в гостиной, несмотря на распахнутые в жаркий летний день окна, кроме солнечных запахов усталой травы, постоянно пахнет потом от детской одежды и обуви. Ну, плюс ко всему сейчас пахнуло ещё и из столовой - сытными ароматами горячего и жареного. Но в волне запахов она уловила неприятный, острый запах чего-то знакомого, чего быть здесь не должно.
   Огляделась. В ожидании обеда старшие ребята ещё не все собрались в гостиной. Зато малышня вся. Наверное. Сгрудилась в своём уголке, изучает что-то.
   Так, не видно Вильмы.
   - Кто-нибудь знает, где Вильма?
   - Волчата Тибра покусали Вади, - объяснил Хаук. - Она повела его на второй этаж, чтобы прижечь укусы.
   Селену это сообщение немного озадачило: Вади, сам оборотень, дал себя укусить? Потом сообразила. Дети играли - и не заметили, как покусали друг друга. Это потом, когда Вади вернулся в человеческую форму, он заметил кровоточащие ранки. Или заметила Вильма, которая тут же воспользовалась возможностью попрактиковаться в полученных от Бернара знаниях и умениях. Что ж. Кажется, малыши без неё неплохо соблюдают дисциплину... Но запах...
   Приглядевшись, хозяйка места обратила внимание, что малыши, кажется, собрались посидеть на любимом ковре. Только Гарден и Риган, заложив руки за спину, слегка склонились с краю, словно наблюдая за тем, что происходит в центре ковра. Недоумевая, почему они так притихли, предполагая, что они собираются слушать Ирму или её игру на лиире, Селена осторожно подошла к ним и взглянула.
   На распластавшемся на полу, вздыхающем от безнадёги Пирате сидели Ирма и Моно (видимо, как самые тяжёлые), между ними устроился двойняшка Вилл.
Берилл обеими руками с трудом удерживал собачий хвост в неподвижном положении. Оливия, раскрыв от напряжения рот, раскрашивала этот хвост светло-золотой краской из банки, которую для неё держал Брин, малыш-человек. Остальные малыши легли на собачьи лапы, чтобы те не трепыхались, а девочка Илмари обнимала башку Пирата, что-то нашёптывая ему утешительное.
   Время от времени Ирма тихонько напоминала:
   - Оливия, Вильма скоро спустится! Давай быстрей!
   - Нельзя, - вздыхала девочка-эльф. - Краска брызгается!
   - Зато красивенько! - наставительно говорила волчишка. - Я же говорила - у тебя получится!
   Собачьи глаза застыли на хозяйке места, узнали, и Пират душераздирающе воззвал о помощи.
   Ни слова не говоря, у Оливии Селена отняла кисточку и сунула её в банку с краской, которую тут же отобрала у Брина. Быстро оглядела всех: нет, Оливия была очень аккуратна. Нигде: ни на её руках, ни на руках помощников - ни капли краски. Затем, благо сразу сориентировалась, схватила накидку с сиденья кресла и закутала в неё несчастный собачий хвост.
   - Сидеть! - грозно сказала она Ирме, которая чуть не сбежала. - Сидеть, пока не скажу, что можно!
   Колобок Моно зажмурился так отчаянно, так утопил маленькие глазки в качающихся щеках, как будто ожидал самого зверского наказания. Испуганный Вилл, загипнотизированно глядя на хозяйку места, начал вставать, но та подтвердила приказ:
   - Сидеть!
   Убедившись, что малышня подчинилась, Селена оглянулась и позвала:
   - Моди, Хаук! Подойдите сюда! - А когда старшие мальчики подошли, она сказала: - Хвост Пирата вымазан свежей краской. (Мальчишки присвистнули.) Попробуйте отвести собаку, придерживая накидку, чтобы не размазать краску везде, к мастеру Александриту. Он здесь ещё не появлялся, а значит, всё ещё в мастерской. Может, он найдёт возможность снять с хвоста краску. Я - за вами, с этой краской.
   В гробовом молчании малышня следила, как двое ребят вцепились в холку Пирата, ужаснувшегося новой напасти, и повели его на выход. За спиной Селена услышала звонкое негодование Ирмы:
   - Но ведь красивенько!
   Обернувшись, Селена заметила:
   - Ты считаешь, Кам был бы доволен? - И, сообразив, что Ирма может ответить: "Конечно!", быстро добавила: - Что вы без его разрешения его собаку изменили?
   - Ну-у... - надулась волчишка.
   А хозяйка места локтем подтолкнула дверь закрыться.
   Навалилась на неё спиной, чтобы малыши сразу не открыли, - и рассмеялась.
   Сколько пришлось держаться, чтобы не расхохотаться прямо в гостиной! Бедный пёс, который столько вытерпел, пока его раскрашивали! Бедные дети, которые так здорово всё придумали и организовали, - и тут пришла грозная Селена и объяснила, что дело это чуть не подсудное!.. Уже шагая по каменистой тропке к мастерской Александрита, Селена с улыбкой подумала: а кто придумал покраску? Что-то ей показалось - именно Оливия. А загорелась идеей и её реализацией, представив "красивенькую" картинку, Ирма. Любопытно, как малолетние бандиты стащили из мастерской краску?
   Не забыть бы, вернувшись, объяснить, как опасна такая краска для любого живого существа.
   Не забыть бы ещё после обеда отловить Космею и предложить ей вести уроки рисования среди малышей.
Викар с Асдис уехали в город, к родителям, на время летних каникул. Учебка работает только для магов. Может, после первых уроков рисования дети начнут сами раскрашивать своих воздушных "змеев"? Рисуют же они бесконтрольно на обычных альбомных листах?
   Александрит шёл навстречу. Услышав о происшествии, вздохнул и покорно повернулся к мастерской. У самой двери спохватился и забрал краску у Селены.
   - Дальше мы сами, леди Селена. Мой недосмотр - мне и отрабатывать.
   - Александрит, я попрошу Веткина, чтобы он поставил ваше горячее, как только вы придёте. И для мальчиков тоже.
   Моди исподтишка вздохнул. Он не каялся вслух, но знал, что надеются обычно на него, если Вильма бывает занята и не может проследить за малышнёй. И чувствовал себя виноватым. Вильма - человек понимающий, но хотя бы раз напомнит ему о провинности. Поэтому Селена не стала ничего мальчишке говорить, только и ему, и Хауку напомнила:
   - Как придёте, обед для вас тоже будет горячий.
   Когда она вернулась в гостиную, там уже шумела вся толпа обитателей Тёплой Норы. Подростки весело переговаривались, громко вспоминали самые интересные моменты первой половины дня, договаривались насчёт рыбалки. Селена заглянула в уголок младших. И поняла, кто стащил краску. Берилл плакал навзрыд. Его не было слышно в общей гостиной лишь потому, что сидел он на коленях, уткнувшись лбом в угол. Рядом с ним обливалась слезами Ирма, а растерянная Оливия стояла над ними, ничего не понимая. Остальные малыши, глядя на них, тоже уже начинали подёргивать носишками, явно собираясь присоединиться ко вселенскому плачу. Совершенно растерянная Вильма старалась допытаться, что именно произошло за время её отсутствия.
   Последними в гостиной появились ребята из братства.

   Мирт заглянул в детский уголок, после чего бегом бросился к Селене, отошедшей в общую гостиную.
   - Что у них случилось?!
   - Раскаялись в содеянном, - размышляя, решила та. - Они молодцы, что поняли свою вину. Всё. Пошли утешать. Давай. Ты берёшь Оливию, я Берилла... Эй, Колин, пошли уговаривать Ирму не плакать!
   - Ирма плачет? - поразился мальчишка-оборотень и кинулся к сестрёнке.
   За минуты до появления взрослых вся Тёплая Нора сосредоточилась в тесном детском уголке. Малышей разобрали на руки, не обращая внимания на их слезливые жалобы, и качали так, словно вознамерились укачать до беспамятства.
   Селена встретилась глазами с Хостой, принёсшей корзину со Стеном, изумлённо поглядывающим вокруг, и грустно улыбнулась: она чаще держит на руках своих приёмных, чем родного. Но Берилл, прильнувший к ней, сейчас и правда нуждался в её поддержке, поэтому она и гладила его по голове, время от времени промокая его слёзы платочком.

   В общем, когда Александрит с двумя мальчишками вошли в гостиную, они все оторопели от одного взгляда на происходящее. А Селена - оторопела, глядя на Пирата, спокойно стоявшего между мальчишками. Хвост у него был слегка влажный, без единого намёка на краску. Но только хвост. Сам пёс был абсолютно сухим. Как они этого добились? А потом дошло ещё кое-что: они пришли слишком быстро!
   А разгадка оказалась проста: следом за ними, чуть припоздав, вошёл Бернар.
   И, когда Берилл перестал реветь на руках старшего брата, признавшись в воровстве краски, когда перестали реветь и успокоились остальные, когда начался обед, Селена за своим столом взрослых выяснила: старый эльф-целитель, шедший на обед, заметил странную процессию к мастерской и решил поинтересоваться, в чём дело. И сейчас парень-вампир и мальчишки были горячо благодарны ему за небольшое вмешательство: Бернар чисто медицинским заклинанием отделил краску от шерсти собаки.
   - Есть такое заклинание? - переспросила Селена. - Медицинское?
   - Да. Иногда надо быстро прочистить рану от мусора, попавшего в неё. Вот тогда и используется заклинание отделения. Ну а чтобы Пират не боялся и не пытался сбежать, опять-таки пришлось успокоить его заклинанием. Не тревожьтесь. Спустя час он снова будет обыкновенным трусишкой Пиратом.
   Далее разговор свернул на общие темы, а Селена в очередной раз принялась раздумывать над своим: эльфы в Тёплой Норе все разные, но все тесно связаны с другими обитателями дома. Как ни пыталась она представить жизнь, после того как будет найден Рунный Смарагд, воображение напрочь отказывало увидеть "своих" эльфов надменными божествами... Рассеянно приоглядывая за столом братства, она заметила, что Коннор исподтишка следит за Миртом. Тоже об этом думает? Не надо было говорить старшему сыну о последствиях их путешествия. Мирт может почувствовать его отношение. Если только... Прищурившись, Селена вздохнула: вокруг Коннора мерцало прочнейшее защитное поле.
   ... Следующие два дня, привычно насыщенные примерно такими же домашними неожиданностями, пролетели незаметно. В тот же день, к ужину, вернулся из своего межпространственного путешествия Колр и утешил посвящённых довольно странным сообщением, что в руках дракона Рунный Смарагд потеряет своё антисоциальное воздействие. Главное, если артефакт найдут, - не дать ему попасть в руки эльфа. А уж потом Вальгард найдёт возможность сделать так, чтобы артефакт переиграл расстановку сил в государстве без унижения других за счёт обожествления некоторых.
   Про себя Селена подумала, что впереди слишком много случайностей. Ведь с ними идут два эльфа: один - мальчишка, другой - взрослый опытный воин.
   Вечером, укладываясь спать, она поделилась своими раздумьями с Джарри.
   - Мы уже решились идти, - пожал плечами семейный, склонившийся над кроваткой младшего сына. - И этого решения не изменить. А там уж, предупреждённые, будем настороже. Надеюсь. Да, кстати, завтра на тренировки к заводи пойдёшь и ты.
   - Зачем? - изумилась Селена.
   - Колр напомнил, что камни ты будешь бросать, но очень точно рассчитывая их силу. А ещё напомнил, что сила в подземном городе более концентрированна.
   - И что?
   - Ты должна научиться чувствовать соразмерность каждого своего взрыва, - объяснил Джарри. - Потому что там, в подземном городе, это чутьё слегка изменится, но останется инстинктивным для тебя. Ты будешь знать, что один камень в том концентрате будет взрываться с большей силой, чем обычно. И тогда сумеешь опять-таки регулировать силу взрыва.
   - Так. Насколько я поняла - главное, чтобы я чувствовала эти взрывы, - с небольшим недоумением уточнила Селена.
   - Всё правильно.
   - Ну ладно, потренируемся.
   Два дня тренировок, когда её с камнями до машинального расчёта силы гонял Колр, заставили её прочувствовать, что такое будет - это их путешествие.
   А вне тренировок она втайне от других готовила взрослых и подростков к жизни без хозяйки места. В Тёплой Норе она оставляла маленькую, но сплочённую компанию, которая должна была сделать так, чтобы изменений в следующие дни здесь никто бы не прочувствовал. Хоста, Анитра, Вильма - на их плечах теперь будет Тёплая Нора. Бернар, Александрит, Корунд и Вилмор - станут её временной защитой.
   Вечером третьего дня машина отъехала от Пригородной ограды.
   У ограды остались две фигурки: Хоста с корзиной (Селена не хотела, но на всякий случай попрощалась с младшим сыном) и Лада. Девочка-маг Коннору не сказала ни слова, но постоянно старалась встретиться с ним взглядом, чтобы улыбнуться ему. К удивлению Селены, старший сын здорово смущался, а в машине забился в такое место, чтобы не видеть из окна Ладу. Правда, когда отъехали, он не выдержал и приник к окну. Братство и Эрно не смеялись, когда он нерешительно помахал рукой...
   Город встретил волнениями. Указ о мобилизации уже был озвучен. На усиленные патрули натыкались буквально на каждом шагу. Поэтому к Старому городу магов подъехали совсем затемно. В условленном месте нашли одинокую фигуру ожидающего их Ильма. Здесь же оставили машину и пешком пошли к храму некромагов.
  
   Глава пятая

  
   Старый город магов жил и дышал. Обходя специализированные храмы, Селена видела яркие живые огни, слышала суховатые приказы и распоряжения, приглушённые разговоры или молодой, а то и детский смех. Ближе к позднему вечеру, правда, многие храмы постепенно успокаивались, и от них слышались лишь размеренные шаги сторожей; узкие же улочки освещались только факелами, установленными на специальных площадках...
   Именно Старый город запретил Селене постоянно возвращаться мыслями к оставленному за спиной - к Тёплой Норе, к детям, с которыми не удалось попрощаться, да и нельзя было, из-за чего сердце сжималось, и пессимистичная мыслишка то и дело нагло вылезала вперёд, затмевая всё: "А вдруг не вернёмся?!" Но город магов заставлял сосредоточиться только на нём, требуя к себе внимания и тем самым переводя горечь в насторожённо деловой настрой.
   Ильм шёл впереди, с Джарри. Колр привычно предпочитал быть не очень заметным, шёл бок о бок с Селеной. За ними - ребята. Все путешественники - с походными мешками за спиной... Кажется, мужчины предупредили Ильма, и он оделся в тёмно-серое, даже волосы собрал в хвост, а потом при помощи двух коротких металлических "спиц" соорудил из них нечто (улыбнулась Селена) "самурайское". Сбоку у него свешивался меч, как и у Колра.
   Джарри поднял руку, и все остановились. Селена огляделась: они на дороге между площадками двух храмов, - и тут же, поморщившись, закрыла нос. Храм некромагов рядом. Тухлятиной пахнуло слишком очевидно.
   - Мы ценим ваше молчание, Ильм, - сказал семейный. - Но и оставлять в полном неведении не собираемся. В то же время боимся, что, услышав об истинной нашей цели, вы захотите, чтобы Орден Белой Стены узнал о ней. Поэтому главное мы скажем вам на месте. А сейчас вы должны знать только следующее: мы идём к храму некромагов. Там пройдём между трупами к одному известному нам ходу. Как только спустимся, расскажем всё. Теперь в вашем праве - отказаться от похода, который, возможно, займёт больше трёх заявленных дней.
   Ни секундой не задерживаясь, Ильм ответил:
   - Я уже собрался. Иду.
   Но Джарри выждал некоторое время, и Ильм, помешкав, сказал:
   - Если вы собираетесь попасть в подземный город, то в Старом о нём знают все. Вы, видимо, нашли туда ход? В последние лет двадцать говорили, что туда невозможно войти. Мне теперь очень интересно, что за артефакт может скрываться там и чем он настолько хорош, что вы готовы рисковать. Подземный город не для живых. И не для мёртвых. Он живёт своими законами. И мне... - Он замялся.
   - Вам любопытно, - закончил Джарри. - То есть вы идёте с нами, чтобы проникнуть в подземный город.
   Белостенный кивнул.
   - Хорошо. Достаточно пока и этой причины, - вздохнул семейный. - Коннор, пора. Веди дальше сам.
   Селена вгляделась в лицо Ильма, тенями и качающимся светом превращённое в изменчивую маску, заметила, как он с удивлением прищурился, отыскивая в вечернем мраке мальчишку. Чтобы дышать нормально, Коннор уже обвязал нижнюю часть лица прихваченной тряпкой, как и братство.
Он осторожно обошёл взрослых и предупредил:
   - Идите за мной след в след.
   И процессия послушно потянулась за ним.
   Здесь стало совсем темно. Помня предупреждение семейного, Селена перешла на магическое зрение. Сначала было неуютно: ближайшие храмы неестественно, давя на не подготовленные к такому зрелищу глаза, засветились - и в этом странном, почти живом свете, очень похожем на испускаемый "ночным убийцей", она узнавала магическую защиту. Потом она начала привыкать к линиям-контурам вокруг зданий и вскоре воспринимала свечение всего лишь как часть убранства храма.
   Хоть Селена и была здесь, в храме некромагов, всего раз - и то, убегая, но вход в зал первого этажа она узнала. Именно здесь она подхватила старшего сына, ослабевшего от некромагического заклинания, из-за того что пришлось прогнать через собственное тело силу мёртвых. Именно здесь ей помогла девочка-вампир Эрика. Здесь они впервые встретили Мускари, которого потом привезли в Тёплую Нору. Здесь, почти на выходе, встретили группу спасателей, состоявшей из братства и взрослых мужчин... Она даже вздохнула, забывшись.
   Но глубокий вздох заставил отчаянно сморщиться. И задышать мелкими вдохами, лишь бы запах гниющей мертвечины не заставлял горло конвульсивно сжиматься от смрада... Она представила, как они сейчас пойдут, прорезая путь в толпе трупов, и, содрогаясь, порадовалась, что идёт в середине их маленькой компании.
   Но процессия вскоре остановилась. Селена осторожно выглянула. Разнородная по высоте и сохранности стена мертвецов стояла рядом - руку протяни и... Вздрогнуть она не успела. С обеих сторон встали и судорожно вцепились в её руки, прижимаясь к ней самой, Колин и Мика. Почти в затылок Селена ощутила боязливый вздох Мирта.
   Защитные линии храма некромагов светились на последнем издыхании. Видимо, их давно никто не подправлял. Селене даже стыдно стало, что старый храм умирает из-за них... Она прикусила губу. Нет, не из-за них. Она не согласна, что это их вина. Если б Морганит не похитил её, орден некромагов существовал бы до сих пор. Сами виноваты!
   Чего ждёт Коннор? Быстрей бы начать движение!.. Хоть не так страшно - в ожидании неизвестно чего! Хотя ей-то чего бояться?.. Мальчишки с обеих сторон грели её и, сами того не подозревая, давали силу. Знала: случись что - драться будет в полную силу, если придётся защищать братство.
   Внезапно впереди раздался отчётливый и бесстрастный голос Коннора, словно заморозивший и так заледеневшее сердце:
   - Внемлите мне, призвавшему! И расступитесь!
   И снова повисла тишина.
   Селена бездумно ждала.
   Минута... Неужели он думает, что мертвецы, пусть и поддерживаемые "в форме" магией старых храмов, сумеют сделать хоть шаг?
   Другая... Горячее дыхание замерло на её сухих губах, когда уши расслышали множественное движение ног - шлёпающее, будто толпа народа, стоя в жидкой грязи, медленно и беспорядочно принялась топтаться на месте.
   Дальше шли не торопясь: мертвецы и впрямь расступались перед Коннором, но приходилось выжидать, пока он сориентируется, куда именно идти. Селена не знала, какие впечатления были у других, но она вошла в толпу мёртвых, как в невысокий лес. Сделав первые несколько шагов, хотела остановиться, но сзади шли Хельми и Мирт - и она побоялась напугать их. Ощущение закрывшейся за спиной двери подсказало, что, разошедшиеся было с их пути, мертвецы снова смыкаются. То ли Коннор так придумал, чтобы никто из случайных прохожих не разглядел, что в храме некромагов странное движение. То ли сила приказа расступиться была недолгой.
   Через несколько шагов она почувствовала странное оцепенение. Не хотелось ни думать, ни помогать кому-то - её пальцы, которые сжимали мальчишки, то и дело вздрагивали в попытке отделаться от горячих ладошек. Но Селена вовремя ловила эти попытки и старалась взять себя в руки. Она понимала, что равнодушие мёртвых действует на психику - Джарри предупреждал их. Сопротивляться можно, если помнить. Но очень трудно... Особенно если учесть, что глаза сами жадно вглядываются в дикие фигуры вокруг - псевдо-живые из-за бегающих по их поверхности магических огней. Встречаются со взглядами, обращёнными не просто к ней, но впивающимися в саму душу, вопрошая её о чём-то - необязательно, но въедливо. И чем далее, тем больше хочется узнать, о чём же её вопрошают...
   - ... С-селена, - прошептали сзади, и она чуть не подпрыгнула. - Ос-становис-сь.
   С обмирающим сердцем: кто шепчет?! - она остановилась, снова чувствуя прижавшихся к ней мальчишек. Она внезапно заметила, что Колин растирает её запястье, и только сейчас поняла, что не чувствует собственного тела - температура снизилась. Мёртвые, полные магии, уподобляли её себе?..
   - С-сейчас-с будет лучш-ше, - снова прошептал Хельми.
   И её затылка коснулось тепло. Оно согрело шею, а затем мягкой волной скользнуло по позвоночнику, уже не только согревая, но и оживляя.
   Из-за спины раздался стон. Селена пыталась повернуться, но расслышала новый успокаивающий шёпот и с трудом догадалась, что Эрно тоже плохо, и теперь Хельми помогает и ему.
   - Потерпите, - тоже сзади попросил Мирт. - Ещё немного - и будем на месте.
   Он оказался прав. Селена принялась считать шаги - короткие, потому что рядом так и висли мальчишки, страшно перепуганные. Двадцать четвёртый - и она с Колином и Микой вышагнула к пустоте вокруг колонны. За ними - Хельми и Мирт, ведущие под руки ослабевшего Эрно. Правда, едва мальчишка оказался вне воздействия мёртвых, в себя пришёл он быстро. Как и мальчишки помладше, которые хоть и не сразу отпустили руки Селены, но уже перестали прижиматься к ней... Здесь их дожидались мужчины и Коннор. Если Колр и Джарри были спокойны, то Ильм оказался весьма раздражённым. Он то и дело сжимал и разжимал кулаки.
   - Значит - это твоих рук дело? - не выдержал он, бросив резкие слова Коннору.
   - Моих, - безучастно ответил мальчишка.
   Он не был под воздействием мёртвых. Он привык говорить с мёртвыми, пока шёл - вспомнила Селена. Вот и переключался плохо на общение с человеком.
   - Ильм, успокойтесь, - негромко сказал Джарри. - Некромаги похитили Селену. Коннор спасал её. Его вынудили сделать это.
   - Вы несведущи в том, что происходит в Старом городе! - со злостью сказал Ильм. - Я не могу успокоиться, зная теперь, что становится причиной его разрушения! Старый город, как когда-то подземный, - это определённая магическая система. Если умирает один храм, если определённая сила начинает пропадать именно с определённого места, умирает весь город магов! Смерть города займёт десятки лет, но это произойдёт!
   - Когда Рунный Смарагд окажется в моих руках, я выведу отсюда мертвецов, - неожиданно надменно сказал Коннор. - Больше мне в вашем городе ничего не нужно.
   Ильм осёкся.
   - Мы... - хрипло начал он и откашлялся. - Мы пришли сюда за Рунным Смарагдом?!
   - Да, теперь мы можем вам сказать правду, - миролюбиво сказал Джарри. - Мы выяснили, что эльфов к прежней власти может привести именно этот старинный эльфийский артефакт. Трисмегист же подсказал, где именно стоит искать его.
   - Рунный Смарагд - здесь? - всё не мог поверить Ильм, глядя в пол, в каменные плиты, словно стараясь пробить их взглядом.
   - Да, и сейчас мы откроем дорогу к нему в подземный город, - буднично сказал Джарри. Добавив несколько иронично: - Я бы тоже повосхищался таким поразительным открытием. Но, к сожалению, времени маловато.
   Кажется, ошалевший Ильм его элементарно не расслышал.

   Джарри переглянулся с Колром и подошёл следом за ним к колонне. Селена - за ними, не замечая, что буквально тащит за собой Мику и Колина. Впрочем, Мика, например, упирался недолго. Как только он уловил, что именно колонна интересует Джарри, он немедленно отлепил взмокшие от напряжения пальцы от ладони Селены и тут же вцепился в ладонь Джарри.
   - Здесь, да? - сипло спросил Мика и полез на базу колонны. Он будто забыл обо всём и не обращал внимания на заплечный мешок. Тот оттягивал его так, что был момент - Селена ахнула и бросилась к мальчишке, который начал заваливаться назад, чуть не грохнувшись на плиты. Джарри оказался ближе - поймал.
   - Не спеши, - спокойно сказал семейный Мике и снял с него мешок.
   Мальчишка, наверное, даже не заметил. Он снова стоял на коленях на базе колонны и внимательно изучал её, одновременно ощупывая стык со стволом.
   Колонна была огромной - такой, какой помнила её Селена. Примерившись, хозяйка места решила, что ширина обхвата - на объятия человек семь-восемь. Капитель сверху была не витушками, а прямоугольной. В сущности, колонна являлась частью несущей конструкции, держа на себе второй этаж.
   - Визуально найти легче, - не выдержал Колр, с интересом следя за перемещениями Мики. - Посмотри магичес-ским зрением - с-сила подземного города бьёт с-струйками.
   - Мне хочется посмотреть чисто технически, как это сделано, - пыхтя, объяснил Мика, который наполовину скрылся за колонной.

   - Мика, с той стороны входа нет, - снова объяснил уже Мирт. - Вылезай оттуда.
   - Это ты говоришь, что нет, а я нашёл какой-то рычаг! - торжествующе сказал мальчишка-вампир. - Эй, кто-нибудь, посмотрите своим магическим зрением - можно, что ли, его отжимать?
   Все, естественно, заинтригованные, побежали смотреть, что за рычаг он нашёл.
   - Одно к одному, - самодовольно сказал Мика. - Пусть струйка силы и бьёт там, где вы её видите, но здесь точно механизм входа. Колин, посвети мне.
   Мальчишка-оборотень послушно зажёг магический огонёк на ладони. Ему помогли и остальные, устроив довольно сильное освещение для маленького механика.
   Джарри приник к рычагу.
   - Мика, подожди пару секунд, я посмотрю, как этот механизм действует. Ага... Вон он куда уходит... Странно.
   - Почему - странно? - не вытерпел Мирт.
   - Странно, что никто из Старого города не знал, где находится вход в подземный город. Хотя... Всё ясно. На нём отводящее взгляд заклинание.
   - А кто мастер? - нетерпеливо спросил Коннор. Он уже пришёл в себя до степени, когда больше не надо говорить бесстрастным голосом и не жаль выглядеть тем, кто ты есть на деле - мальчишкой. - Кто наложил на рычаг входа отводящее заклинание?
   - И почему оно не сработало сейчас? - чуть не прошептал Колин.
   - На твой вопрос, Колин, ответить легко. Мы шли к нему целенаправленно. Заклинание не рассчитано на группу существ, которые знают о рычаге. А вот мастер... - Джарри улыбнулся Селене, а потом и Коннору. - Мастер был очень хороший.
   "Трисмегист", - насмешливо отгадала Селена.
   - Ильм! - позвал Джарри. - Идите сюда. Ваша очередь работать. Посмотрите защиту рычага и спуск вниз. Безопасны ли они?
   Высоченный эльф подошёл было к колонне, но остановился, не доходя до места, которое ему уступил Мика.
   - Вы предлагаете мне посмотреть безопасность механизма, но в дороге ни слова не было сказано о безопасности вашей группы там, внизу. Или вы думаете, нас ожидает обычная прогулка?
   - Наша, - поправил Джарри эльфа, в чьём голосе отчётливо слышались высокомерные нотки. - Наша группа, Ильм. Или вы прямо сейчас отказываетесь спускаться в подземный город вместе с нами?
   Ильм замер на месте, а потом с неохотой подошёл к колонне. Мика постарался встать так, чтобы и не мешать ему, но и чтобы держать под контролем весь процесс проверки. Пока Белостенный проверял защиту спускающего механизма, Джарри оглянулся на Колра и негромко сказал:
   - Свои обережные заготовки мы наденем внизу, Ильм. Мы готовились к походу три дня - так же, как и вы. Примерное представление о тамошнем городе имеем. Обереги у нас адаптированы к месту. Если желаете, мы можем показать вам их, перед тем как спуститься. Только скажите.
   - Я артефактчик защиты, - всё так же надменно сказал Ильм, не оборачиваясь. - Конечно же, мне интересно, как вы собираетесь защищаться от дикой магии.
   Пришлось задержаться ещё минут на десять, хотя Мика подпрыгивал от нетерпения. Ужас мальчишки от окружения мёртвых прошёл, и теперь Мика был полон решимости действовать.
   Заранее приготовленную защиту Ильм нехотя одобрил. Перебрав домашние артефактные заготовки путешественников, он был вынужден признать, что именно такие сделал сам. Хотел кое-что спросить - Селена заметила, как дрогнул его рот. Промолчал. О Трисмегисте знал, хотя считал старого бродягу отщепенцем-одиночкой. Наверное, сразу понял, что Трисмегист помогал создавать обереги для подземного города.
   - Мика, открывай, - скомандовал Джарри.
   База колонны медленно раскрылась двумя подковами. Одновременно на бывшем их стыке появились ступени лестницы, уводящей в темноту.
   - Мы не договорились, кто первым спустится, - глядя в темноту, сказал Ильм.
   - Не будь вас, я бы предложил следующее, - сказал Джарри. - Я и Колр идём первыми. За нами Селена и Эрно. Замыкает братство. Но, поскольку вы с нами, всё остаётся по-прежнему, - еле заметно улыбнулся он. - Разве что могу предложить вам очередность за нами с Колром.
   Ильм словно проснулся, и очень неожиданно было услышать в его голосе чуть не умоляющие ноты:
   - А можно - я спущусь первым?
   - Пожалуйста. - Джарри оглянулся на всех и уже более резко, командным тоном, напомнил: - Активировать обереги! И - вперёд!
   Не дожидаясь повтора, Ильм помчался к лестнице. За ним - Колр, Джарри. Эрно схватил Селену за руку и обернулся. Мика нетерпеливо ткнул его кулачком в спину.
   - Не оглядывайся! Иди!
   Впереди бегущие мужчины на ходу зажигали магические огни и словно несли в руках короткие факелы.
Селена последовала их примеру - Эрно так и не научился даже магическим безделушкам, но видеть происходящее хотел.
   Лестница оказалась магической. Первые ступени были узкими и такими маленькими, что стало боязно свалиться с них. Но с каждым шагом ступени расширялись и даже вытягивались, будто приноравливаясь к бегущим по ним. Когда Селена пробежала где-то ступеней десять, она невольно оглянулась на скрежет: вход закрылся! Но братство продолжало бежать, несмотря на то что оглядывались на неприятный звук все, и она успокоилась: выход сумеют разглядеть и в следующий раз!
   Пока бежали по громадному пространству, больше похожему на пещеру, не видели потолка и стен, хоть держали магические огни почти все. Спускаться пришлось недолго, пусть в тёмном, из-за чего безразмерном помещении Селене и показалось сначала - ступени бесчисленны.
Ко всему прочему из-за беспокойного света на ладонях бегущих ступени не всегда виделись стабильно твёрдыми. Так что... Не будь рядом Эрно, который уверенно (в её личном свете) вёл её за руку, Селена, наверное, не один раз бы присела прямо на ступени отдышаться и проморгаться.
   Лестница закончилась, перейдя в ровную площадку, правда, сильно замусоренную. Скорость пришлось сбавить, так как появилась реальная опасность споткнуться о какой-нибудь камень или о целую россыпь.
   Затем Селена заметила, что мужчины впереди убирают с ладоней магические огни. Сначала она подумала - это из-за постепенно приближающегося света в конце площадки.
   - Мика, тоже погаси, - велел Коннор, бегущий где-то в темноте слева.
   - А-а! Тебе хорошо! Ты видишь! - тут же заспорил Мика. - А как быть нам с Колином? Хотя Колину тоже хорошо! У него чутьё хорошее!
   Но оттуда же, сбоку, откликнулся Мирт:
   - Мика, тушим огни не из-за того, что видим или не видим.
Мы уже в подземном городе, а здесь магия нечистая, дикая. Не уверен, но твой магический огонёк может в любую минуту просто-напросто взорваться у тебя прямо в ладони.
   - Ой... - испугался Мика.

   - Туши скорей! - заволновался Колин.
   Селена, тоже не сразу сообразившая про грязную силу, немедленно сдула свой огонь с ладони.
   Мужчины впереди резко пропали. Это было так неожиданно, что Селена ужаснулась. Сердце зашлось от страха. Но здесь было достаточно светло, и вскоре стало ясно, что впереди - поворот.
   Они всей компанией повернули - и ахнули.
   Каменная площадка, на краю которой стояли трое мужчин, словно взлетала в открытое пространство. Когда же на том же краю собрались все, Селена непроизвольно открыла рот. Думая о подземном городе, она решила, что это будет город, спрятанный в той же пещере. Сплошные дома, упирающиеся в потолок своими крышами. Но не в низкое же небо.
   Каменная площадка обрывалась пропастью, под которой виднелись отнюдь не только дома, но и храмы, а то и дворцы. Пока все молча созерцали необычный вид, Селена обнаружила ещё одно расхождение со своим представлением о подземном городе: ей казалось, освещение в нём будет близким к вечернему. Или всё будет гораздо темней, а ориентироваться придётся по линиям дикой магии. Но нет. Свет есть, правда, тусклый, похожий на серость пасмурного дня.
   Дух захватывало от картины внизу и впереди. Пустынный, полуразрушенный город казался бесконечным... Практичная, как все женщины, Селена успела скоситься по сторонам и выдохнуть с облегчением. От каменной площадки с боков вниз тянулись новые лестницы. Хотя уже и не такие целостные, как та, которой они начали спуск. Судя по дырам в ступенях, кто-то неплохо так успел взорвать их.
   Сначала она оглянулась на Коннора. Мальчишка стоял неподалёку и, кажется, не замечал, что его рука застыла, спрятавшись ладонью под полурасстёгнутую куртку. Там у него пулемёт. Хм. Кажется, подземный город вызывает у него необычные чувства, близкие к агрессии... Хельми стоял почти на краю, чуть нагнувшись. Наверное, мечтает оттолкнуться - и взлететь! Мирт смотрел изучающе и задумчиво. Зато Мика вовсю шептался с Колином. Жаль, далековато: неплохо бы подслушать, не собирается ли главный хомяк Тёплой Норы заняться своим любимым делом, завербовав ко всему прочему и лучшего друга.
   Мужчины. Джарри сосредоточенно разглядывал виды города. Ну, то, что у него рука в том же положении, что у старшего сына, - неудивительно. Всё-таки оба - боевые маги. Колр стоял легкомысленно, слегка навалившись на одну ногу. Чуть не заскучавший турист. А вот Ильм нервничал. Причём не скрываясь. Он уже несколько раз подходил к краю площадки, потом отходил к боковым лестницам, внимательно рассматривал их и снова возвращался к краю. И часто поглядывал то на Джарри, то на Колра.
   Наконец Белостенный не выдержал.
   - Что вы сделаете с Рунным Смарагдом, когда найдёте его? Отдадите Трисмегисту? - с вызовом спросил он.
   - Зачем Смарагд Трисмегисту? - удивился Джарри. - Нет, Колр отнесёт его в крепость к Вальгарду!
   - Но я думал - Трисмегист послал вас за артефактом... - растерянно начал Ильм.
   - Трисмегист мог тысячи раз заглянуть в Старый город в любое, удобное ему время и спуститься сюда, - отозвался Коннор. - И забрать Рунный Смарагд. Но артефакт его просто не интересует.
   - А почему тогда к Вальгарду?
   - Ильм, это мы должны объяс-снять предс-ставителю ордена Белой С-стены, что может произойти с-с артефактом, нес-сколько дес-сятков лет пролежавш-шим в подземном городе? - не оборачиваясь, лениво задал риторический вопрос чёрный дракон.
- В таком мес-сте, где его обычные характерис-стики меняются безвозвратно?
   - Простите, Колр, - вздохнул Белостенный. - Я слишком взволнован с мгновения, как узнал, что именно мы ищем, и не сразу соображаю сейчас. Столько всяких мыслей... Но почему вы ищете этот Смарагд?
   - Ильм, причиной тому - вы, - уже насмешливо сказал Джарри. - Это вы не далее как три дня назад пришли к нам с новостью о всеобщей мобилизации. Это вы дали понять, что эльфы уступили все позиции в правительстве, и времени слишком мало, чтобы подействовали все те артефакты и книги, которые мы сумели добыть для вас.
   - То есть можно предполагать возвращение артефакта именно нам - эльфам? - с надеждой спросил Белостенный.
   - Это не предположение, а ис-стина, - поправил чёрный дракон. - Рунный С-смарагд вернётся к вам немедленно, после того как Вальгард ос-смотрит его.
   Напряжённо поднятые плечи Ильма опали. Он тоже встал в более вольную позу, уже спокойней осматриваясь... А Селена задумчиво смотрела на здания в серой дымке, и её тоже тревожил единственный вопрос: а что, если Рунный Смарагд попадёт в руки именно Ильма? Что - тогда?
  
   Глава шестая

  
   Во время спуска по левой лестнице (справа зияла страшная дыра, которую обойти невозможно), Селена поэкспериментировала, благо шла, чуть не ведомая младшими мальчишками. Эксперимент был прост: она смотрела на открывшийся мир то магическим зрением, то обычным. Результаты впечатлили.
   При обычном зрении Селена видела бушующий растительный мир серого цвета с бликами зеленоватого. В нём тонули едва заметные строения храмов. Покопавшись в памяти, она неуверенно решила, что картина похожа на то, что сейчас делается вокруг одного из городов её мира - после взрыва Чернобыльской АЭС...
   При магическом - к гигантским растениям добавлялись серые клочья, похожие на ленивые гейзеры. Они вырастали из поверхности земли, тянулись кверху. Изредка с главной струи неохотно срывались отдельные ошметья и грязными клочьями шерсти медленно плыли к "небу", пасмурному от той же серости. Насколько Селена поняла, клочья эти и были той самой дикой магической силой.
   - Обереги на всех, - напомнил Ильм, - и очень сильные. Но лучше в саму магию не вступать, если есть возможность.
   - Ага, - проворчал кто-то из мальчишек, - как будто это легко.
   На этом спуске очерёдность изменилась. Теперь впереди чуть не бежали ребята, а мужчины, насторожённо поглядывая с верхних ступеней, шли не спеша. Но глаза, как выяснилось, оказались зорче именно у мальчишек.
   - Справа! - ахнул Эрно.
   - Удрал под лист! - азартно уточнил Колин, машинально ускоряя шаг, из-за чего в следующую секунду был пойман Хельми за ворот.
   - Не спеш-ши! - наставительно сказал мальчишка-дракон, вынуждая Колина держаться рядом с собой.
   - Удерёт же... - обиженно объяснил мальчишка-оборотень, чуть не подпрыгивая.
   Сколько Селена ни вглядывалась в указанный лист лопуха, под которым могла спрятаться от дождя вся их компания, никого не заметила.
   - А кто это был?
   - Я не заметил, - с сожалением сказал Эрно.
   - Серый, пушистый, на четырёх лапах, хвост длинный, - быстро сказал Колин. - Но не крыса.
   Пока остальные жадно обшаривали ищущими взглядами ближайшие лопухи, Мирт обернулся к мужчинам.
   - А разве здесь может быть кто-то живой?
   - Город уходил сюда десятилетиями, - ответил Ильм. - А вокруг храмов, если вы заметили, довольно много парковой зоны. Если животные здесь есть, они, скорее всего, остались на обычном месте обитания, уходя вместе с городом. Они-то не замечали изменений. Правда, есть ещё предположение. Магия ищет опору. Она зовёт и не всегда разумно. На её зов могут искать ходы в подземный город и звери, и птицы.
   - Как вы выдержали... - задумчиво сказал Мика. - Ну, я про то, что вы знали про подземный город, но не спускались сюда.
   - Спускаться в одиночку опасно, - объяснил Ильм, который выглядел успокоенным. - А группами - запрещали главные храмовники.
Группа должна быть тщательно подобрана, потому что слабость одного её члена может обернуться гибелью остальных.
   - Вы имеете в виду душевную слабость? - быстро переспросила Селена.
   - Именно так.
   Кажется, Белостенный не заметил, что она уточнила важный для себя момент. Селена в себе была уверена, потому что любое чувство делила сейчас, сняв все блокирующие браслеты, с братством. Какое-то чувство усиливалось, какое-то - рассеивалось. Она не всегда понимала, как такое происходит. Главным было, что они чувствовали едино - и не боялись. Поэтому Селена ощущала порой легкомыслие и большее любопытство, чем обычно. Но этих слишком ярких чувств не опасалась. Всегда рядом был невозмутимый Хельми, рассудительный Мирт и насторожённый Коннор. Они держали в фигуральной узде порой увлекающегося маленького охотника Колина и жадного до необычных вещей, которые надо опробовать собственными руками, Мики.
   - А кто-нибудь, кто разговаривает, здесь может оказаться? - нетерпеливо перебил молчание Мика. - Ну, эльфы, вампиры? А то и оборотни?
   - Существа разумные? - задумчиво переспросил Белостенный. - Странно, почему ты спросил об этом.
   - Почему же странно? - сам удивился Мика. - Вы же только что сказали, что дикая магия зовёт. А значит, она может вызвать не только зверя, но и существо.
   - О таком я не слышал, - покачал головой слегка озадаченный эльф.
   Наконец-то шаги с лестницы на землю...
   Почуяв взгляд в спину, Селена оглянулась. Джарри улыбался ей. А Колр слегка приподнял бровь, глядя на неё. Что ж... Не считая Ильма, вся их компания тесно спета, а значит, слишком больших неожиданностей можно не ждать.
   И чуть не захихикала по-девчоночьи: и можно с головой лезть под лопух, из-под которого тебя всё равно успеют вытащить за мгновения до опасности!
   Только успела проиграть этот момент про себя, как Мика немедленно рванул к подозрительному лопуху! Колин - за ним, потому что Хельми расслабился и выпустил его. Селена даже охнуть не успела: чёрт, даже мысленно похихикать нельзя!
   А ноги сами несли к шершавому листу, при виде которого соблазнительно родилась новая мысль: эх, выдрать бы этот лист да на поверхность вытащить!.. Э... Интересно, кто это придумал? Сама Селена или Мика?
   Мика тем временем стремительно сунулся под лист, несмотря на встревоженные и предостерегающие оклики. Колин вообще влетел мимо него, между двумя ленивыми серыми гейзерами дикой магии, под зеленовато-серую рыхлую крышу. Издав охотничий клич, Мика скрылся в тени, после чего оттуда донёсся возмущённый вопль на высоких нотах и рычание.
   Закатив глаза, Селена обречённо подумала: "Сюда бы для полноты картины Ирму!.." Проанализировав себя, вспомнила, как малышня обычно тащит Пирата из-под кресла. Вот откуда воспоминание о волчишке.
   Пока мужчины и ребята постарше подбегали к лопуху, из него показались два мальчишечьих зада, которые медленно, подёргиваясь от напряжения и рывков, постепенно являли на свет ещё и ноги.
   - Раз, два - взяли! - натужно скомандовал Колину Мика, перекрывая чей-то тонкий заполошный и прерывистый вой.

   И мальчишки свалились прямо на гейзер дикой магии, выдернув-таки из-под лопуха странного зверя, которого можно было охарактеризовать только словами Колина: серый, пушистый, на четырёх лапах и с длинным хвостом, в который вцепились мальчишки. Зверь тоненько, прищёлкивая, орал, сопротивлялся, пластаясь по земле и хватаясь за камни и травы всеми лапами.
   Добежавший Коннор остановился рядом с упавшими мальчишками. Зверь замолчал, покосившись на него, а потом снова начал заунывную песню зачем-то пойманного. Когда дошли остальные, Коннор удивлённо спросил:
   - А зачем он вам?
   - Убегал! - возбуждённо дыша, объяснил Колин.
   - Познакомиться хотим! - добавил Мика. - А вдруг он разумный?
   Селене показалось, зверь, снова замолкший на время диалога, тоже закатил глаза, после чего начал рваться из цепких мальчишеских рук с новой силой.
   - Мы, вообще-то, здесь не для этого, - с небольшим недоумением сказал Эрно, с любопытством приглядываясь к отчаянно воющему зверю.
   - Кроме выполнения основных задач, всегда можно по дороге найти что-то ещё интересное, - назидательно сказал Мика, и Селена вдруг отчётливо вспомнила поездки в город во время войны с магическими машинами.
И мост, на котором всегда можно было раздобыть полезные для Мики предметы.
   - Мика, давай сначала найдём Рунный Смарагд, а потом займёмся этим самым всем остальным, - предложил Джарри, и Селена поняла, что он тоже вспомнил мост.
   - Колин? - вопросительно оглянулся Мика.
   - На раз, два, три!
   Отпущенный зверь, не веря своему счастью, ринулся под тот же лист.
   - Почему вы позволяете мальчикам... - Ильм раздражённо скривился, не в силах подобрать нужного слова, и высказал обычное: - Быть непослушными? Это чревато.
   - Мы привыкаем к местности. Мальчики под нашим наблюдением и охраной, - ответил Джарри. - Они ещё не адаптировались к ситуации. Думаю, это быстро произойдёт. Но нам нужен их непосредственный взгляд на местность. А теперь нам надо остановиться и определиться с предметом поиска. Мы знаем, как "звучит" Рунный Смарагд. Ильм, знаете ли вы его магическое излучение? Это единственное, по чему мы сможем начать его поиски.
   - Вы сами сказали, что его излучение будет искажённым, - напомнил Ильм. - Я думал, у вас есть ориентиры, по которым мы его будем искать.
   - Нет, ориентиров у нас нет, - повинилась Селена. - Придётся искать по признакам, которые мы вам передадим. Дайте мне вашу руку. Просто протяните её и слегка сожмите мне ладонь. Вот так. А теперь прислушайтесь.
   Этому жесту с передачей образа её научил Трисмегист. Нет, Селена не собиралась показывать Ильму сам камень, поскольку никогда в жизни его не видела. Она передавала ему образ в староэльфийских рунах - тот самый образ, который использовал Трисмегист, чтобы зашифровать ключ к Библиотеке Коннора. Как объяснил старый эльф, эти руны содержат вкупе все характеристики самого Рунного Смарагда.
   Восстановив в зрительной памяти этот рисунок, Селена некоторое время держала его перед мысленным взглядом. Судя по тому, как вздрогнул Ильм, он получил передаваемый образ... Она расслабила пальцы и осторожно вытянула их из ладони эльфа.
   - Запомнили?
   - Да, - прошептал Ильм, не открывая глаз. - Он прекрасен.
   Она знала, что он, учёный, легко восстановил образ камня по древним рунам. И теперь знает излучение Рунного Смарагда так же, как и все они.
   - Поразительно, откуда у вас его рунная форма?
   - Эта форма была ключом к библиотеке Коннора для самого мальчика, - объяснила Селена. - Трисмегист видел когда-то изумруд воочию и описал его в рунах.
   - Вот как... - снова прошептал Ильм, весь ушедший во внутреннее разглядывание.
   Все выжидательно уставились на него, а Мика с Колином уставились под лопух, из темноты которого на них всё ещё посвёркивали сердитые глаза неизвестного зверя. Селена склонялась к тому, что зверь этот - какой-то подвид енота, который здесь, в подземном городе, адаптировался по окрасу в серый, лишившись своих задорных полосок. И размышляла о том, хотел бы этот зверь вернуться в верхний мир, или он уже привык к здешнему. Ведь, судя по всему, он здесь родился.
   - Почему вы так осторожно даёте мне информацию, зачем именно мы здесь? - внезапно спросил Белостенный.
   - С-смарагд - очень с-сильный артефакт, дающий влас-сть именно эльфам, - спокойно ответил на этот раз Колр. - Но мы не знаем, как он может воздейс-ствовать на вас-с, ос-собенно пос-сле его пребывания здес-сь. Мы не можем дать гарантии, что он с-сохранил с-свои с-свойс-ства. Хоть верим, что он поможет эльфам вернутьс-ся.
   Ильм медленно провёл ладонью по лбу.
   - Кажется, я понимаю вас. Знать бы раньше, я бы сумел создать личную защиту против его искажённого излучения.
   - Тогда бы вы не смогли бы вообще заниматься его поисками, - напомнил Коннор.
   - Ну... Хорошо. С чего начнём поиски?
   - Обычный поисковый приём, - сказал Джарри. - Отпускаем сознание на волю ощущений, держа перед мысленным взглядом рунную форму Смарагда. А потом подытожим, у кого совпадёт направление.
   Братство немедленно сгрудилось, потянув за собой Селену и взявшись за руки. Эрно, нисколько не сомневаясь, подошёл к Колру, а Джарри и Ильм сосредоточились, закрыв глаза.
   Усиленное пространство братства сработало первым. Ещё не открывая глаз, Селена почуяла, как её разворачивает. Одновременно ощутила, как поворачиваются мальчишки - в ту же сторону, что и она.
   - Нам туда, - заявил Мика, тыча пальцем в противоположную сторону от их лестничного спуска.
   Селена осмотрелась: мужчины тоже повернулись в нужную сторону, но выглядели не настолько уверенными, как братство. Правда, Джарри тут же сказал:
   - Можем довериться братству. Коннор давно носит рунный ключ в себе. А значит, давно настроен на него. Так, Мика. Обращаюсь к тебе.
   - А чё ко мне... - проворчал мальчишка. - Чуть что - сразу ко мне.
   - Потому что ты увлекающийся, а потому я тебе напоминаю: как только найдём Рунный Смарагд, у тебя будет время на обратном пути для сбора всего того, что мы сочтём безопасным для всех.
   - Мы?! - поразился Мика. - Значит, что мне понравится - ещё и обсуждать будем?
   - Это лучше, чем вытаскивать тебя из всех храмов, мимо которых проходим, - миролюбиво сказал Джарри.
   Мика тяжело вздохнул, но возражать не стал. Он прекрасно понимал, что ему и так сделали одолжение. Даже Колин взглянул на него с улыбкой и подмигнул.
   Ещё минуту обговорив нужный курс, путешественники двинулись в дорогу.
   Из-под лопуха им вслед долго блестели насторожённые глазища.
   Но в подземном городе и впрямь оказалось множество живых существ. Правда, во многих из них путешественники с большим трудом узнавали знакомых зверей и птиц. Однажды над ними долго кружила явно хищная птица. Селена предположила, что это ястреб или даже орёл, а Колин, самый зоркий в братстве, возразил, что это обычная ворона. Пришлось поверить мальчишке. Птиц Селена вообще плохо знала.
   Первая же улица, по которой пришлось идти, оказалась с сюрпризами. Мало того что мостовая была выворочена буйно растущими на здешней магии травами и кустарником, так ещё приходилось опасаться близких стен зданий. Селене всё это отчётливо напомнило её первый вечер в этом государстве, когда она впервые увидела пригород, зарастающий из-за безлюдья. И братство, и мужчины шли не спеша, держа в руках оружие. Поэтому она, не колеблясь, сжала в руках сразу несколько камешков.
   Когда эта улица на переходе буквально забилась теми же лопухами, мужчины и Коннор вышли вперёд и начали прорубать в них ход. Эрно и Хельми отошли в конец процессии, охраняя всех... Рубить пришлось довольно долго. Лопухи здесь росли густо, опираясь на стену здания с одной стороны, с другой уходя настоящей лесной полосой на открытую площадку с остатками колонн. Как будто этого мало, так каждый лист лопуха был оплетён лозами какого-то ползучего кустарника... Лучше всех получалось прорубать просеку у Колра, который работал Открывающим мечом.
   Пока Селена с остальными прислушивалась, нет ли где опасности, она размышляла об этом странном мире. Вот интересно, а здесь есть смена дня и ночи? Неужели в течение трёх суток им придётся пережидать ночи, прячась где-нибудь в храмах? Но они полуразрушенные, ночевать в них, как выражается Ильм, тоже довольно чревато...
   Она присела на цоколь ближайшего здания - такой широкий, что хоть стол на нём накрывай. Братство устроилось рядом.
   Как выяснилось, мальчишки тоже раздумывали обо всём подряд.
   - Селена, а ты почувствовала этот Смарагд? - тихонько спросил Мика.
   - Как и вы.
   - Но ты почувствовала, далеко ли он? - настаивал мальчишка. - Как ты думаешь, нам долго до него придётся идти?
   - Он меня будто повернул к себе, - медленно сказала Селена. - Но расстояния я не сумела определить.
   Мальчишки тихонько заспорили, долго ли им придётся идти за изумрудом. Потом спор плавно перешёл к теме, надо ли будет искать его, или же они придут и сразу увидят его. Но беседа долго не могла продолжаться. Мальчишки устали и замолкли.
   Сначала Селена бездумно следила за тем, как медленно и сильно мужчины прорубают ход, и думала о том, останется ли этот ход на обратном пути. Потом она обратила внимание на Колина. Не сразу. Поначалу уловила взгляды братства на мальчишку-оборотня. Ей показалось - случайные. Ну, вспомнил Мирт - взглянул посмотреть, здесь ли Колин. Или Хельми тревожится обо всех - посмотрел.
   Но когда одновременно на Колина взглянули все, кроме Мики, сидевшего рядом с тёмно-рыжим мальчишкой-оборотнем, Селена поняла: пора и самой присмотреться. Тем более что Колин и сам к чему-то прислушивается... В таком месте любая непонятность требует внимания и "расследования".
   - Что происходит, ребята? Почему вы смотрите на Колина?
   Мальчишка-оборотень вскинул глаза на Селену, а потом, словно проснувшись, взглянул на собратьев.
   Перекрывая глуховатый, но частый звук рубки, Селена невольно проговорила свой вопрос очень внятно. Расслышав его, мужчины немедленно оставили своё дело и подошли к цоколю, на котором сидели Селена и братство.
   - Что у вас? - устало спросил Джарри.
   - Ну... - замялся Коннор. - Мне кажется, с Колином что-то случилось. Он всегда был самым открытым в братстве. А сейчас... я его плохо чувствую. Он стал каким-то... трудным для понимания.
   Мужчины уставились на мальчишку-оборотня. Тот насупился, и Хельми вдруг наклонил голову.
   - Я тоже плохо чувс-ствую тебя, Колин. Обычно вс-се твои эмоции легко прочитать, но не с-сейчас-с.
   Селена заметила, что Ильм с недоумением всматривается в мальчишку-оборотня.
   - Влияние мес-ста, - наконец решил чёрный дракон. - Я видел - мальчик упал на выходящую с-силу, когда тащил того зверя. Упал на клочок дикой магии. Защита не с-спас-сла. Магия пробила Колина. Теперь ты можеш-шь с-серьёзно заниматьс-ся магией, Колин. Ты с-стал ближе к ней. Обрёл с-спос-собность чувс-ствовать её.
   - Согласен, - нехотя сказал Ильм. - Теперь ты можешь заниматься магией на уровне эльфов.
   Селена потупилась, скрывая усмешку: такие слова - от эльфа, надменного храмовника!

   Но тут же заставила себя вернуться к реальности.
   - Всё это замечательно, - сказала она, глядя на смущённого мальчишку-оборотня. - Но, Колин, у меня впечатление, что ты прислушивался к чему-то.
   - Вы ведь меня не будете ругать, если я скажу неправильно? - боязливо убедился Колин. - Я сижу и чую, как кто-то на нас смотрит. Давно.
   - Давно - это примерно уже сколько времени? - допытывался Джарри.
   - Ну, как мы сюда сели и ждём.
   - Подожди, а ты можешь определить, где это существо, которое на нас смотрит? И почему ты говоришь - на нас?
   Колин виновато посмотрел на Джарри.
   - Я не знаю. Я прям чую и всё. Оно глядит на всех по одному. А откуда - не знаю. Иногда кажется, оно далеко. Иногда - как будто над головой.
   - Да, мальчика сильно пробило, - подтвердил Ильм. - Жаль, что он мало занимался магией. Тогда бы он сумел определить хотя бы расстояние.
   Мальчишка-оборотень внезапно взглянул на Белостенного, прикусил губу.
   - Колин, говори, в чём дело, - забеспокоилась Селена.
   - Этот... неизвестный... прочитал по вашим губам, что вы сказали.
   Белостенный замер.
   Стало жутко.
   Наступившая тишина в ещё плохо прорубленном тоннеле только подчеркнула эту жуть, словно застывшую на переломанных стволах.
   Селена представила, что где-то далеко сидит какое-то существо, похожее на лохматого лешего (наверное, потому что подземный город на него повлиял), и смотрит на них на всех изучающе и оценивающе...
Ой, а если оно - людоед?
   Коннор мягко скользнул к Колину. Оглянулся на Хельми, кивнул. Мальчишка-дракон тоже почти бесшумно подкрался к испуганному Колину. Оба взялись за его руки и закрыли глаза. Самые чувствительные к пространству - вспомнила Селена и с надеждой принялась ждать.
   - Сосредоточься на нём, - монотонно сказал Коннор. - На том, который смотрит.
   Мальчишка-оборотень, тоже закрывший глаза, кивнул, будто забыл, что Коннор его не видит. Его лицо словно похудело от напряжённого вслушивания.
   Первым распахнул ресницы Хельми - и тут же посмотрел куда-то вверх.
   - Он не опасен, - сделал вывод Коннор, который тоже сразу взглянул наверх.
   - Вы узнали, кто это?
   - Разумный. Но он нас-с боитс-ся.
   - То есть нам не стоит от него ждать подвоха?
   - Нет. Мы ему интересны с той же стороны - не опасны ли.
   - Тогда продолжим, - сказал Джарри и первым пошёл к месту рубки.
   Когда все снова оказались на своих местах: мужчины на расчистке, а старшие мальчишки снова сторожили всех с другой стороны, опомнившаяся Селена спросила:
   - Теперь мне интересно. А далеко это существо?
   - Очень далеко.
   Некоторое время от ответа Коннора она находилась в ступоре. Оба: и старший сын, и мальчишка-дракон - определившись с местом неизвестного, в первую очередь посмотрели наверх!
   - Но почему вы смотрели?..
   - Оно рас-скинуло взгляд на вс-сех нас-с, - объяснил Хельми. - Наброс-сило его, как будто паутину.
   - То есть оно умеет пользоваться здешней магией?
   - Наверное.
   Брр... Селена вздохнула. Так захотелось побыстрей закончить поход и снова очутиться в Тёплой Норе, где всё ясно и понятно. Где нет таких страшных лопухов, которые надо прорубать, потому что иначе не пройдёшь. Где нет страшного существа, которое о-очень далеко, но может считать с губ слова. Обнять бы корзину со Стеном, подремать бы в кресле в гостиной под негромкий говорок старших ребят и попискивание малышни... Что-то она совсем расклеилась. А ведь поход только начат.
   И неожиданно замерла.
   - Селена, ты что? - прошептали рядом, сразу считав с неё чувство.
   - Я тоже чувствую этот взгляд. Коннор, - шёпотом и закрывая губы пальцами, позвала Селена. - А вы с Хельми или всем братством сумели бы распознать, что это за существо?..
   - Ой... - шёпотом сказали рядом.
   Вопрос Селены был забыт.
   Братство втихаря ржало изо всех сил: Эрно испуганно и растерянно смотрел на свои пальцы - на них плясал магический огонёк! Это у мальчишки-то, который с момента появления в Тёплой Норе никогда не проявлял способностей к магии! Подземный город снисходительно не стал ждать, пока мальчишка, например, упадёт на магический "гейзер", фонтанирующий серыми клочьями дикой магии!

   - Колр! - позвала Селена. - Посмотрите на Эрно!
   Чёрный дракон обернулся. Недоверчивая улыбка появилась на его губах.
   Колр быстро подошёл к старшему сыну, заглянул ему в глаза.
   - Я с-счас-стлив, Эрно!
   Возможно, только Селена знала основные истоки этого счастья. Как-то раз чёрный дракон признался ей, что очень боится за приёмного сына, не представляя, как можно чувствовать себя в безопасности, не умея пользоваться магией. Хозяйка места пыталась возражать, что сила не только в умении пользоваться магией. Но дракона тогда переубедить не удалось. А теперь Колр сиял, что можно учить сына не только рукопашке. И Селена радовалась за обоих... Джарри взглянул на неё и опустил смеющиеся глаза. Селена покосилась: Ильм смотрел на отца с сыном неопределённо: старший сын дракона - обычный человек, и Белостенный просто не знал, радоваться ли за него, нет ли.
  
   Глава седьмая

  
   Оказывается, они были слишком самонадеянны, думая о себе и подземном городе, когда назначали сроки путешествия всего в три дня... Ну, и добавляя день-другой...
   Здешняя растительность упорно сопротивлялась прихваченному в поход холодному оружию. Чтобы пробиться сквозь плотные заросли ненормально здоровенных растений, которые и травами-то язык назвать не поворачивался, приходилось тратить не только силы, но и время. Магию применять побаивались. После нескольких осторожных попыток выяснилось, что собственная, заранее припасённая на оберегах магия предпочитает расходоваться помалу, в то время как все заклинания исполняются на магии здешней - и всегда так грубо и непредсказуемо, что возникло опасение: не навредить бы себе...
   К вечеру первого дня, хотя в работу включились и ребята из братства, путешественники сумели пробиться лишь к следующему храму, который Ильм определил как храм стихийников Воды.
   - Вы же сказали, что храмы должны находиться в определённом порядке, - высказал своё недоумение Джарри. - А что-то я смотрю, здесь всё иначе, если приходится присматриваться и узнавать здания заново.
   - Мне казалось... - растерянно начал Ильм, тяжело вздохнул и пожал плечами. - Возможно, у этого, заброшенного сейчас города был свой порядок храмового расположения зданий.
   Взглядов в спину больше не чувствовали. А специально повысив восприятие, Белостенный сказал, что и впрямь больше никто не интересуется ими. Колин ещё какое-то время пытался поймать неожиданное для себя ощущение, но вскоре, увлечённый дорогой, отказался от прослушки.
   На бьющие под ногами струйки и фонтанчики дикой магии часа через два уже никто внимания не обращал. Ильм, правда, обошёл всех и усилил защиту от слишком жёсткого воздействия... Селена вдруг поймала себя на том, что она больше боится, как бы Белостенный не обидел Колина, мальчишку-оборотня, чем этого самого воздействия. Но, кажется, храмовник впечатлился, как легко Колин управляется доставшимися ему способностями. Мальчик-то не зря отсиживал все уроки с братством у Бернара! И сейчас он не только легко вспомнил различные заклинания, но ещё и успевал учить им Эрно, который на такие занятия не ходил!
   За время попытки создать просеку в нужном направлении мальчишки то и дело с любопытством шныряли вокруг да около. Они, пыхтя, втискивались, ввинчиваясь между листьями и ветвями, и тут же помогали друг другу. Чаще рвались вперёд самые маленькие - Мика и Колин, которые пока ещё обладали главным для этого дела - хлипким по возрасту телосложением. А потом уж они, ухватившись за протянутые им руки, втаскивали вперёд ребят постарше, которых пихали ещё и сзади те, кто оставался на месте.
   Благодаря их рысканью повсюду, где только можно влезть, на открытой площадке храма целителей обнаружили две мумии, оплетённые той же жёсткой древесной лозой. Мику послали за взрослыми. Благо что площадка находилась на пути просеки, через часа два взрослые сумели добраться до находки. Как определил Коннор, мумии подавали вялые признаки псевдожизни, что подтвердил и Колр. Осмотрев мумии подотошней (Селена сбежала сразу, заглянув в высушенные до древесной коры, но до жути внимательные глаза!), решили, что они стали с лозой симбионтами. Или лоза постепенно пожирала их. Мика предложил освободить мумии от крепко оплётшего их растения, но Ильм, въедливо осматривавший этот невероятный союз, сказал, что без лозы этим мумиям не жить. Селену, сидевшую спиной, чтобы ненароком не оглянуться, передёрнуло, когда она услышала предложение Ильма Мирту взглянуть на место, где тонкие и почти невидимые лозы внедрились в тела когда-то живых существ.
   А когда принялись располагаться на ночлег на очищенной площадке стихийников Воды, выяснили, что любопытный зверь, которого Мика с Колином тащили за пушистый хвост из-под лопуха, тайком следует за ними. Колин расцвёл и подбросил ему пару кусочков лепёшки. Слушая поспешное и смачное чавканье, Селена поняла, что до конца путешествия придётся кормить и этого бедолагу. Небось, здешние травы не такие питательные, как обычная лепёшка.
   Ночлег придумали, после того как начал зевать Мика. В Тёплой Норе очень хорошо знали, что по мальчишке можно сверять часы, если только он не увлекался работой в своей мастерской. А домашнее расписание очень удачно развило в нём умение сразу соображать, когда тихий час, а когда ужин. А так - вряд ли бы и подумали, что надо устраиваться на ночёвку, хоть и устали так, что валились с ног. Так что не только сонливость Мики, но и физическая усталость напомнила об отдыхе. Кроме всего прочего... Серый свет держался ровно, и Селена нехотя призналась себе, что окружающая серость действует на их настроение так, как действует ноябрьская депрессия в её мире.
   Договорились спать немного - часов пять-шесть, а следующий ночной, или тихий, час устроить тогда, когда все будут согласны на него, чувствуя сонливость и усталость.
Все трое мужчин занялись сооружением защиты и быстро устроили замкнутый круг, внутри которого оставили и вещи. Сигналки были расставлены по всем границам круга. Ильм сказал, что тихий сигнал проникновения прозвучит, если круг пересечёт безобидное существо. А вот если будет настоящая опасность, защита сработает громко.
   Пока они делали своё дело, Селена с братством разложили мешки для постели. Вскоре подошёл Джарри и прилёг рядом. Тут же к нему примостился Коннор, а с другой стороны, ближе к Селене (Мика не стеснялся - улёгся так, чтобы она обняла его), устроились остальные ребята из братства. Колр с сыном лёг напротив, и как-то так получилось, что внутри круга оказался Ильм. Он не стал обделённым, потому что головой упирался в мешок Мирта, да и соседство с мальчишкой-эльфом успокаивало его. Так, по крайней мере, решила Селена, приглядевшись к лежавшему и обнаружив умиротворение на лице Белостенного.
   В течение установленного сна только раз защита тихонько и словно насмешливо высказала, пропуская живое существо: "Чпок!" Не поворачивая головы, чтобы никого не разбудить, Селена скосилась и чуть не фыркнула вслух: серый зверь, оказавшись на защищённой территории, двигался "на цыпочках" и старался каждого обнюхать длинноватым чёрным носом. Больше всего ему понравился запах Колина, в ногах которого зверь нерешительно устроился, а затем и прикорнул.
   Проснувшись "наутро" в неожиданной темноте, путешественники задрали головы, а потом озадаченно осмотрелись. Пропустив серого зверя, защита наотрез отказалась пропускать нахально рвущиеся в круг растения. И на её невидимых стенах серовато-зелёные травы распластались, устроив непроходимый забор. Или ловушку. Получилось, спящие оказались в замкнутом пространстве - в невидимой стеклянной банке.
   Зверь, пытавшийся сбежать, когда люди начали просыпаться и вставать, горестно завизжал, обнаружив, что угодил в ловушку вместе со всеми. Колин осторожно подполз к нему и осторожно же, погладив по мягкой холке, обнял его за шею. А зверь - его. Селена уже не знала, смеяться или плакать, глядя на этих двоих.
   Путешественники без дела стояли недолго. Мужчины, фигурально говоря - поплевав на руки, снова взялись за длинные ножи, а Колр - за меч. Ильм осторожно освободил от защитного заклятия нужную часть круга, чтобы растения, возвышающиеся над ними, не рухнули сразу им на головы, почувствовав слабину, и взрослые принялись за привычную рубку. Братство присело на корточки, рассматривая серого зверя, который пытался спрятаться от взглядов под Колина, из-за чего мальчишка-оборотень сначала свалился на него, а потом долго утешал визжащего от ужаса зверя.
   Мика скептически понаблюдал за работающими мужчинами, а потом перевёл взгляд на Коннора и почти по-взрослому жёлчно спросил:
   - И долго мы тут будем в игрушки играть?
   - А я тут при чём? - удивился Коннор.
   - Угу... Хочешь сказать в арсенале некроманта не найдётся чего-то близкого к "умри, машина!"?
   Уставшие после получасовой безнадёжной рубки мужчины будто расслышали предложение присесть и отдохнуть. Селена отметила странный взгляд Колра на окружающую их зеленовато-серую клетку. Чёрный дракон как будто примеривался, нельзя ли взлететь над царством гигантской растительности, чтобы сверху попробовать сжечь её. Но... Незнакомое место, где дикая магия непонятно может повести себя. Колр еле заметно пожал плечами, вероятно, отказываясь от первого порыва сделать что-то для быстрого решения проблемы... Селена попыталась представить его замешательство: да, чтобы взлететь, нужно место для того чтобы распахнуть крылья, а его нет. Он прав.
   - Что это значит - "умри, машина!"? - безучастно спросил Ильм, тяжело дышавший.
   - С нами некромант, который может словом пробить широченную дорогу среди этих зарослей, - заявил Мика. - А мы тратим время зря! Коннор может заставить эти растения умереть! Вы же их убиваете, рубя! Так почему бы не попробовать это сделать одним словом?
   - Я не знаю, как среагирует это заклинание здесь, - нерешительно сказал мальчишка-некромант.
   - Нам нужна всего лишь пустая дорога перед нами, - сказал Мика. - И если дикая магия сделает половину этого подземного города пустой от этих жутких травок, я думаю, сам город будет благодарен тебе!
   Оторопевший Ильм оглянулся.
   Все замолчали, теперь уже выжидательно глядя на него. Белостенный ещё до похода догадался, куда они могут идти. Историю своего Старого города, а значит, опосредованно и подземного должен знать. И, судя по всему, он примерно знает, какова здесь дикая магия и какова её сила.
   Когда Ильм перевёл взгляд на Коннора, снова заговорил Мика.
   - Коннор однажды применил заклинание, которым сумел убить душу машины. Что будет, если он применит заклинание того же типа, направленное против этих травок?
   - Жалко их - растения эти, - тихонько вздохнул Мирт.
   - А нас не жалко? - возмутился Мика. - Мы ползём, как черепахи! Один день уже потеряли! А если в это время в деревню приехали вампиры и забирают Ривера? Жалко ему... Мы сидим на одном месте фиг знает сколько! Мы ничего не видим! Мы ничего даже взять не можем, если вдруг тут что-то полезное завалялось! А сколько могли бы всего найти!
   Первым начал хихикать Колин. Мика держался до последнего, но всё же не выплеснуть своего возмущения из-за всяких интересных штучек, мимо которых им приходится идти, не сумел. Улыбнулся даже Колр, пока братство с Эрно хохотало над мальчишкой-вампиром...
   Когда все успокоились, Белостенный сказал:
   - Здешняя магия напитывает эти травы. Честно говоря, я даже не знаю, каким может быть результат, если использовать некромантическое заклинание.
   Мика закатил глаза.
   - Нам всего лишь надо пробить себе путь! - твёрдо сказал он. - Коннор, ты же учишься! Ты и сейчас запоминаешь уйму специализированных заклинаний! Неужели не найдётся парочки таких, с помощью которых эта травка превратится в сено?
   Почти одновременно Джарри и Коннор взглянули друг на друга.
   - Сено? Трава, лишённая живительной силы!
   - Это не некромагия, - первым сообразил Хельми. - Вам надо прос-сто вытянуть из трав магию, которая делает их такими больш-шими!
   - Точно! - загорелся Мирт. - Как вы это сделали с машинными демонами! Вы же тогда перекачали их силу себе, а потом в изгородь!
   Белостенный забыл о своём бесстрастии, во все глаза глядя на мужчину-человека и мальчишку. Самое главное помнила Селена: снова коллективный разум братства в действии, и его выражает не только Мика!
   Колр спокойно выступил вперёд.
   - Ес-сли доверите мне, я пос-стараюс-сь повторить это с-с вами.
   - Хорошо, попробуем, - кивнул Джарри и встал перед местом, слегка освобождённым от гигантских трав. - Дорога должна быть отсюда? Что ж... Как раз есть место, чтобы начать...
   - Подождите, Джарри. - Колр встал рядом с ним, странно нахмуренный. - Мы начали рубить здес-сь, потому что отметили это мес-сто раньш-ше, перед с-сном. Но...
   - Смарагд зовёт отсюда! - ахнул Мирт, оборачиваясь в сторону слева от прорубленного. - Мы перепутали "утром"!
   - Не может быть! - поразился Ильм и поспешно замер, вычисляя зов.
   Но Селена уже поняла, что Мирт прав: ему невольно помогали ребята из братства, усиливая его восприятие...
   - Здания... поменялись местами, - почти одним шёпотом выговорил Белостенный, не веря, кажется самому себе.
   Как ни странно, именно это маленькое недоразумение и убедило Коннора, что нужно немедленно приступать к зачистке, выкачивая из трав силу. Он взял отца за руку, встряхнул её, напоминая о себе, затем обернулся к чёрному дракону.
   - Колр, вы как? Готовы?
   - Куда будем с-спускать набранное?
   - Справа есть какое-то здание. Думаю, оно примет излишек.
   Мирт уступил им место.
   Все трое еле заметно вздохнули, и мужчины положили ладони на плечи Коннора. Исподтишка поглядывавшая на Ильма, Селена заметила, как эльф сосредоточенно присматривается ко всем троим. Он - храмовник защиты и не совсем чётко знает другие дисциплины. Но видеть-то видит...
   Здание, о котором напомнил Коннор, находилось в трёх шагах от них. Пока не прорубили небольшое место к нему, о нём и не подозревали. Ещё один повод думать о том, что перепутали стороны. Джарри, стоявший ближе к стене, едва видимой даже сейчас, приготовился, прижав ладонь к сухим камням. Точно так же, как приготовился скидывать сюда же лишнюю силу чёрный дракон.
   Коннор не изменился в лице, внимательно безучастный, когда вытянул из рубахи шейный шнурок с небольшим оберегом, а потом медленно поднял руку к зеленовато-серым травам, чьи корешки больше напоминали странные стволы обычных деревьев, если бы не тот же зеленовато-серый оттенок и не странная форма. Мальчишка-некромант не вздрогнул, только расставил ноги так, словно собирался стоять на шатком мостике, перекинутом над далёкой внизу речкой.
   Застыла такая тишина, что стало слышно, как сопит серый зверь, обнявший ногу Колина, как время от времени шелестят и поскрипывают срубленные мужчинами травы, постепенно оседая, а то и падая на землю.
   Джарри дёрнулся к стене, плотно впечатывая ладонь в её камни.
   Коннор стоял нерушимо и спокойно.
   Колр задышал чаще, тоже вжимая ладонь в стену.
   Шершавый, глубоко пористый лист, который оказался в паре сантиметров от пальцев Коннора, на мгновения показалось - будто сам потянулся к мальчишке и внезапно скукожился, быстро уменьшаясь. Его черешок-ствол сузился, побледнел, а потом переломился пополам, не в силах удержать тяжесть громадного листа, хоть и сохнущего, но явно всё ещё тяжёлого. Кажется, Коннор начал вытягивать силы не из листа, а именно из корешка.
   А потом... Мальчишка медленно поднял вторую руку. Ладони тыльной стороной друг к другу. Губы прошептали несколько слов. А затем Коннор будто раздвинул ладонями что-то невидимое для остальных.
   С хрустом и бьющим по ушам шелестящим грохотом попадали в стороны мгновенно высохшие громадные стебли. Ссыпались древесные лозы. Постукивая, беспорядочно быстро стучали по сухой земле семена.
   Ошеломлённые, они смотрели, как далеко вперёд убегает расчищенная дорога - между пока ещё уцелевшими храмами и руинами осыпающихся от древности.
   На стон первым среагировал Колр. Не отнимая ладони от стены ближнего храма, который теперь был виден полностью, второй рукой он подхватил падающего Джарри. Селена вскрикнула и бросилась к семейному, который словно судорожно захлёбывался излишним воздухом. Чуть только она с помощью Мирта и Хельми сумела опустить его на землю, место Джарри быстро заступил Ильм. И сам побелел от напряжения, стараясь сдержать невиданную им ранее мощь, передаваемую мальчишкой.
   Стоявший рядом с Коннором Мика обеспокоенно спросил:
   - Может, хватит? Как ты себя чувствуешь?
   - Как... под свежим... ветром.
   - А, ну тогда продолжай, - разрешил мальчишка-вампир.
   Сидевшая на корточках перед семейным Селена решила, что ослышалась, когда уловила короткий смешок от Коннора.
   Когда Джарри сумел подняться, Коннор так же медленно опустил руки.
   - Всё, - хрипловато сказал он.
   - Всё? - выдохнул Ильм и покачнулся.
   Хельми и Мирт немедленно шагнули к нему, готовые поддержать Белостенного.
   Чёрный дракон подошёл к Коннору и вгляделся вперёд.
   - Да, вс-сё, - подтвердил он. - Зов С-смарагда слыш-шен отчётливей.
   Селене вдруг захотелось вот прямо сейчас оказаться на их лесной заводи. Так захотелось усесться на бревне, полузатопленном в воде! Свесить ноги в воду и болтать ими в мягком поверху тепле, чувствуя рыбный и тинный запах!
   Опомнившись, не сразу поняла истоки своего странного желания. Но поняла. Пахло слишком пересушенным - до трухи - сеном. Ощущение сухости в воздухе и повело её мысли по воспоминаниям, связанным с водой.
   Невольно взглянула на серого зверя. Тот сидел у ног Колина и насторожённо смотрел на "просеку", явно не собираясь сбегать.
   Они собрали свои походные мешки и приготовились начать новый путь.
   - Ильм, - не оглядываясь, сказал Колр. - Вам надо укрепить с-своё противодейс-ствие излучению Рунного С-смарагда. Мне кажетс-ся, он начинает влиять на вас-с. И помогите с-с этим Мирту. Он пока не понимает, что с-с ним.
   Мирт удивлённо покосился на чёрного дракона, а все уставились на него. Странно, но только сейчас Селена заметила, что мальчишка-эльф дышит довольно учащённо, как будто это не Коннор тратил свои силы, убирая растительную преграду с их пути. И мелкие бисеринки пота на скулах Мирта, в то время как вокруг довольно прохладно, тоже подсказывали, что с мальчишкой-эльфом творится неладное.
   - Что с тобой, Мирт? - удивился Мика, ёжась от неприятного впечатления, которое испытывал вместе с другом-побратимом.
   - Меня тошнит, - вместо мальчишки-эльфа ответил Колин.
   - Это я понял, - вздохнул мальчишка-вампир.
   Видимо, сразу не сообразили, что происходит с Миртом, именно из-за того, что неприятные последствия зова Рунного Смарагда он делил с братством. Когда все поняли это, Эрно даже вздохнул.
   Делать нечего. Пришлось выждать, пока значительно исхудавший от передачи силы Белостенный придёт в себя, усилит собственные обереги, а потом наполнит силой обереги Мирта. Причём силу он взял, хоть и с опаской, от здания, куда вливали магию растений. Здание, как заметила Селена, выглядело странно: как будто лупу беспорядочно отводили от него. Кажется, стены, наполненные магической силы, так и плыли под обычным взглядом.
   Мужчины снова пошли впереди маленькой процессии. Мирта теперь сопровождали с обеих сторон самые сильные ребята братства - Коннор и Хельми. Селена обернулась на Колина, безмятежно шедшего в сопровождении серого зверя. Любопытно, этот зверь выйдет ли следом за ними на поверхность, когда настанет нужное время?
   Идти по необычной дороге было легко, несмотря на все колдобины. Коннор сумел очистить середину от сухой растительности. Перешагивать слишком огромные стволы-стебли не приходилось. Селена с интересом присматривалась к плотно стоящим травам по бокам, а потом разок оглянулась, после чего отказалась вообще от оглядки: новые растения, словно пытаясь заполнить искусственно образованную длинную брешь, стремительно вставали за их спинами, ко всему прочему будто подгоняя путешественников.
   - Мне х-хочется взлететь, - неожиданно сказал Хельми.
   Он не высказал эту странную сейчас фразу с интонациями удивления или желания. Он просто жёстко произнёс её. Колр поднял руку, останавливая всех. Ильм с заметным раздражением повернулся к спутникам. Они так близки к цели - и вдруг слова подростка, к которым почему-то решил серьёзно прислушаться чёрный дракон!
   - Что вызывает это желание?
   - ... Взгляд в с-спину, - после недолгой паузы признался Хельми.
   - Два взгляда, - внезапно добавил Колин. - Один маленький, другой - большой.
   Ильм оцепенел от неожиданности, уставившись на мальчишку-оборотня.
   - Что это значит - два взгляда, да ещё маленький и большой? - спросил Джарри, нахмурившись. - Вы можете определить? Хотя бы характеристику - враждебно ли смотрят на нас? Или как-то иначе?
   - Большой - это тот, что раскинул вчера на нас... ну, это - наблюдение сверху, - прислушиваясь к собственным ощущениям, сказал мальчишка-оборотень. - Он просто смотрит, как и вчера. А маленький... - Колин быстро улыбнулся, словно сам того не ожидая. - Маленькому любопытно.
   - С-соглас-сен, - кивнул Хельми. - Поэтому мне хочется пос-смотреть с-сверху.
   Колр оценивающе взглянул на верхушки растений, а потом назад, где дорога уничтожалась быстро наползающими на неё травами и кустами. Будто под его взглядом растения приутишили своё движение по импровизированной дороге.
   - Нет, времени терять не будем. Ес-сли прячущиес-ся от нас-с покажут агрессивные эмоции, тогда это будет оправдано - желание пос-смотреть на них. Но у нас-с с-слишком мало времени. Идём дальш-ше.
   Это здорово раздражало - шагать и чувствовать взгляды. Теперь и Селена различила, что их два. Она не сумела отличить большой или маленький. Она различала, что один взгляд - это наблюдение. А другой - и в самом деле любопытство.
   Но Хельми не становилось лучше от понимания, что на них смотрят вчерашние любопытные невидимки. Он постоянно выгибал спину, постоянно кривился и оборачивался. Пока снова не обернулся чёрный дракон.
   - Ес-сли тебя ус-спокоит, поднимис-сь в воздух.
   - Меня бес-спокоит уже не взгляд, - необычно огрызнулся мальчишка-дракон. Селена впервые видела его выведенным из себя. - Меня бес-спокоит что-то непонятное. Оно не враждебное, но опас-сное.
   - Привал, - сказал Джарри. - Мы и так уже отмахали столько по этой дороге. Благо впереди заново чистить не надо - дорога продолжает оставаться пустой стараниями Коннора, драконы, можете размять крылья. Я знаю, что зря летать вы не будете.
   - Но... - пробовал вмешаться Белостенный.
   - Нет. Они будут летать, - непреклонно сказал Джарри. - Обратите внимание: этот неизвестный зверь Колина часто оглядывается. Вы же не будете со мной спорить, Ильм, что здешнее зверьё чувствительней нас с вами. Так что, драконы, ваш взлёт!
   Драконы отошли чуть вперёд, и Хельми взлетел первым. Едва он обернулся и прыгнул с поверхности дороги, Селена ощутила внутренний восторг. Очень удивилась, пока не дошло, что не она восхищается полётом маленького дракона, а тот "маленький взгляд". "Большой" же проводил драконий полёт безучастным вниманием.
   Затем ринулся в серое "небо", словно отжатое от земли здешней магией, взрослый дракон.
   Оба сделали всего два круга и мгновенно приземлились.
   - Ну и что там? - с претензией спросил Ильм. Мол, налетались?
   - Нам придётся пос-спеш-шить, - невозмутимо сказал чёрный дракон. - С-следом за травами и кус-стами, с-следом за нами, по дороге идёт целая туча здеш-шней магии. Я не знаю, какие у неё намерения, но мне не нравятся вос-споминания о тех мумиях, которые наш-шёл Мика.
   Хельми попробовал представить то, что он увидел, и Селена замерла: волна серой, на первый взгляд, пыли и правда мчалась за живыми существами, пока ещё не очень сильно, стреноженная густым растительным покровом, в котором путалась.
   Пришлось активировать обереги, снимающие на время усталость. Потом, конечно, это воздастся ещё более смертельной усталостью, но сейчас надо было бросать в ход все резервы для быстрого перемещения.
   Они бежали так, словно та серая волна уже наступала им на пятки. Зверь Колина нёсся рядом, не отставая. Кажется, с живыми ему больше понравилось, чем в здешних зарослях, наполненных силой, превративших его в неопределённое животное.
   Плохо было, что с приближением к камню Рунный Смарагд ощутимо начал влиять на эльфов. Если Мирт ещё справлялся, благодаря кровному братству, то с Белостенным происходили странные изменения, от которых он рычал и стонал, а ещё - пытался бежать так быстро, что задыхался. Совсем немного - и Селена испугалась, как бы он не свалился по дороге. Он бросил походный мешок, он бросил довольно тяжёлый на вид длинный нож, которым ранее прорубал дорогу в зарослях. И, тем не менее, быстрей остальных бежать не мог. Это поражало, если вспомнить, что Белостенные - прекрасные спортсмены. Вскоре он начал спотыкаться, и Колр с Джарри бежали теперь по бокам от Ильма, кажется боясь того же, что и все: как бы Белостенный не рухнул от напряжения.
  
   Глава восьмая

  
   Александрит проснулся от ощущения, что в комнате кто-то появился. Последнего просто быть не могло: малыш-оборотень Фаркас, привыкнув к сообществу Тёплой Норы, ещё зимой переехал к Вильме, в её ясли-сад, а его приёмный отец, Вилмор, сегодня ночью дежурит у коз, в сарайчике, в ожидании окота одной из них. Поэтому он и перебрался сегодня в Тёплую Нору, чтобы быть ближе к младшему брату.
   Он знал, что в комнате должно быть пусто. Но глаза открыл.
   Два маленьких привидения тихо стояли возле его кровати.
   Занавески на окне и смутная темнота не давали разглядеть неизвестных сразу, но когда глаза привыкли, он понял, что время где-то близко к рассвету и что привидения уж точно не привидения.
   - Лекс, - прошептало одно из них. - Вставай. У нас к тебе дело.
   - Мы подождём тебя в гостиной, - добавило второе.
   Привидения, взявшись за руки, быстро утопали из его комнаты.
   Приподнявшись на локте, парень-вампир услышал, как скрипнула и тихонько стукнула дверь. Шагов по коридору он уже не расслышал.
   Пришлось встать и быстро одеться.
   Спустившись вниз, он увидел серьёзных до насупленности Берилла и Ирму. Оба сидели в одном кресле, болтая ногами, одетые, с курточками на коленях.
   Он сел напротив, с грустью думая, что лучший сон всегда бывает перед рассветом, а его разбудили ни свет ни заря.
   - Что случилось?
   - Лекс, - терпеливо сказал Берилл, словно разговаривая с маленьким дурачком. - Селена потерялась. Надо поехать в город и найти её.
   С маленькими Александрит разговаривать не умел. Детство Берилла прошло мимо него, занятого личными проблемами из-за проклятого шрама, изуродовавшего лицо. А потом началась война. Но он слышал, что с маленькими нужно быть как можно убедительней и говорить прямо.
   - Селена не потерялась, - спокойно сказал он. - Она три дня назад уехала в город по делам, и завтра-послезавтра надо ждать её возвращения. Уехала не одна, а с братством и мужчинами. Так что возвращайтесь в свою комнату и спите, пока вас не разбудит Вильма.
   - Лекс, - снова очень терпеливо сказал младший брат. - Селена дала мне кровь, когда меня ранили. Я не скучаю по ней. Я чувствую, что она потерялась. А ещё... она ничего не помнит. И не знает, куда идти.
   Вот это уже было серьёзней. Современные вампиры редко получают кровь живого человека. Разве что тогда, когда вампир ранен и травмы требуют немедленного исцеления. Сам на себе Александрит такого не испытал, но знал, что кровь живого человека устанавливает с вампиром обоюдную связь. И, когда надо, можно испытывать эмоции донора... Неожиданно он замер. Люция. Девочка-дракончик. Она странно вела себя вчера вечером. Она ходила по детской площадке, как будто спала на ходу: не видела идущих ей навстречу и несколько раз упала (хорошо, не слишком болезненно!), потому что натыкалась на странные для неё препятствия: на скамейку, на качели, на дерево, на детей. И смотрела иной раз на всех растерянно, словно никого не узнавая... Да, именно об этом за ужином рассказала за столом взрослых Хоста. "Ничего не помнит"...
   - Так, Берилл, - уже полностью проснувшись, сказал Александрит. - Расскажи мне ещё раз, что с Селеной.
   - Она в городе. Она не помнит, куда надо идти. Если мы поедем за нею, мы её найдём и привезём домой. Здесь она вспомнит. - Последнее малыш Берилл выговорил несколько неуверенно.
   - Подожди-ка! - вдруг озадачился Александрит. - Она одна в городе?
   - Почти, - последовал странный ответ. - Она себя чувствует как одна. Лекс, поедем!
   - Ну-у... А Ирма тоже едет?
   - Я укусила Селену! - заявила волчишка. - Я тоже её чувствую, как Берилл!
   И малышня требовательно уставилась на растерянного Александрита.
   Первым сообразил Берилл.
   - Лекс, мы не врём, - сказал младший братишка. - Это Ирма меня разбудила, потому что первая почувствовала. А потом уже я... прислушался.
   После недолгого молчания Александрит решился.
   - Хорошо. Я сейчас оденусь и позову Хосту. А вы ждите.
   - Нет, мы пойдём к Веткину, чтобы он нам покушать дал в дорогу, - деловито сказала Ирма и спрыгнула с кресла. - Берилл, идём!
   Александрит с сомнением посмотрел на малышей, которые первыми сообразили, как надо собираться в дорогу, и побежал на второй этаж. Он знал, как в чрезвычайных обстоятельствах среди ночи зовёт Хосту Селена. Поэтому бесшумно подошёл к двери в комнату женщины-эльфа и её дочери и, приоткрыв, одними губами проговорил её имя. Хоста, до сих пор привыкшая вскакивать от любого шороха, быстро поднялась и, накинув халатик, вышла в коридор. Александрит, немного смущаясь, объяснил ситуацию.
   - Поезжайте, - серьёзно сказала женщина-эльф. - Слишком много совпадений. А я скажу Вильме, куда вы поехали, чтобы она не беспокоилась о детях. - Заметив, что Александрит замялся, не решаясь высказать ещё одну просьбу, Хоста спокойно, без улыбки покивала: - Анитру тоже предупрежу. Не беспокойтесь.
   Как только денег скопилось достаточно, Александрит немедленно купил машину - не самую красивую, но самую удобную для работы, да ещё с прицепом. Для поездок с собственноручно сделанным товаром - самое то. Сейчас машина стояла без прицепа. Мебель надо было везти в город только через день. Александрит быстро вывел машину, выждал, пока дети не положат в ящики под сиденьями выданный Веткиным "паёк" (он от неожиданности промолчал, что деньги на еду в городе у него найдутся), а потом открыл дверцу кабины.
   - Залезайте!
   Дети маленькие и легко поместились вдвоём на пассажирском месте рядом с водителем. Благо слишком рано разбуженные, они пока не выглядели активными, какими привык их видеть парень-вампир. Так что появилось время подумать.
   Когда Александрит доезжал к мосту через речку, он понял, что у него проблема. Настоящая. В городе неспокойно. Если раньше он выезжал по привычным маршрутам и в основном в рабочее утро, то сейчас, когда в городе сплошные патрули, его могут остановить в любой момент. И неизвестно, что ещё скажут, обнаружив в машине детей. И вообще... Он почувствовал, как вспотел, когда понял... Проклятый шрам сделал его не только нелюдимым, но и застенчивым в общении с незнакомыми. Он не умеет общаться с людьми и другими существами, пока они не станут ему близки в ежедневном общении, а тем более - не знает, как вести себя с представителями власти. Одно - говорить о деле с людьми, которые тебя давно знают. Другое...
   С кукурузного поля машина поднялась на дорогу и помчалась к пригороду. Дети сидели пока смирно, и Александрит принялся размышлять, а как же они втроём будут искать Селену... Но мысли сворачивали только на одно: ладно, они легко и свободно проедут пригород, но в городе... Что будет в городе, когда до активного времени остаются три-четыре часа?
   И, выдохнув, осел на сиденье, вспомнив о тех, кто может ему помочь.
   Чистильщики!
   Он знает, где располагается их штаб. Они его тоже неплохо знают. Рамон днюет и ночует в штабе, а значит - он поможет. Хотя бы советом.
   Александрит прятал от самого себя панику при мысли о том, что ехать на поиски Селены придётся в одиночку, и теперь чувствовал такое облегчение, что задался совершенно иным вопросом: а почему Селена в городе одна? Где остальные? И, наконец, что же такого произошло там, куда они уехали, если хозяйка места оказалась в одиночестве и забыв обо всём?
   Ничего. Теперь этими вопросами можно озадачить Чистильщиков. Они к Селене и её подопечным относятся чуть не... любовно. И поймут любую тревогу Александрита. Вспомнив это, Александрит сразу после пригородного моста свернул к Чистильщикам.
   И оказался прав.
   Рамона в штабе не было, но встретил ранних гостей Эван, Чистильщик, которого тоже хорошо знали в деревне. При виде знакомца Берилл и Ирма выскочили из машины и радостно кинулись здороваться с ним. К счастью, он не стал расспрашивать, зачем хозяйка места и остальные ушли в город ещё три дня назад. Выслушав сбивчивую речь взволнованного Александрита и не менее взволнованных детей, уже сидящих на его руках, Эван задумался. А потом вздохнул.
   - Я понял. Вам нужен человек-пропуск по утреннему городу. Хорошо. Попрошу Ванду, нашего мага, передать Рамону, что я уехал по надобностям службы. Где ваша машина? Оставьте её у штаба. Поедем на нашей. На ней маркер Чистильщиков. В этом случае нас никто не остановит.
   И через десять минут Александрит сидел в салоне машины вместе с детьми, которые больше, как ни странно, не шалили и не болтали, а внимательно прислушивались к своим ощущениям, чтобы определить, где же находится потерявшаяся хозяйка места.
  

   ... Мика медленно шёл по городской улице, прохладной поутру. Ему повезло, что брёл он по той стороне улицы, которая освещалась едва-едва встающим солнцем. Лучи, первые, чуть греющие, но чувствительно тёплые, ложились на его плечи, разве что пропадали, когда мальчик шёл под деревьями. Мимо проносились машины. Иногда мальчика обгоняли редкие прохожие, а то уже и шли навстречу. Некоторые поглядывали на невероятно спокойного мальчика лет десяти, и только его спокойствие не давало подойти к нему, остановить и напрямую спросить, что же он делает на пустынных городских улицах таким ранним утром.
   Поэтому он брёл, чуть подшаркивая ногами и глядя вперёд, но ничего не видя. Он шагал машинально, даже бездумно, и вставшее выше солнце провожало его, всё больше согревая. Когда на улицах появились не только взрослые, но и дети, он прошёл часть города. Правда, если он собирался идти и дальше в том же темпе, город ему придётся пересечь только следующим утром, и то были сомнения. Которых не было у него самого.
   - Мика! - обрадованно закричали с другой стороны улицы. - Мика! Привет!
   Машины остановились, пропуская темноволосую девочку, примерно ровесницу Мики. Она промчалась через дорогу и встала перед мальчишкой, сияющая от внезапной встречи. Она даже схватила его, поневоле остановившегося, потому что ему преградили путь, за руку и потрясла.
   - Мика! Как здорово! Ты откуда здесь? Ты со своими приехал в город, да? Ты что молчишь? Меня не узнал? Я Эрика!
   Когда мальчишка не отреагировал и на имя, девочка присмотрелась к нему внимательней. Увидела пустые глаза, застывшее в покое лицо.
   - Мика... - повторила она. И как-то безнадёжно добавила: - А помнишь, ты подарил мне кулончик? Красненький...
   Она постояла рядом, перед ним, не подозревая, что только это не даёт мальчишке идти дальше по неведомому ему самому пути. Но Эрика была девочкой активной. Ко всему прочему она помнила, что благодаря Мике и его компании, она и Мускари оказались свободными от преследований храмовников ордена некромагов. Что её не только освободили, но и взяли с собой. Что той женщине и её компании было далеко сворачивать к дому Эрики, но они всё же довезли её. И этот Мика первым придумал, как сделать так, чтобы Эрика не выделялась в обычной городской толпе, пока не доберётся домой. Он придумал для неё пояс - и храмовническая хламида превратилась в обычное платье, правда, мрачного чёрного цвета, но всё-таки платье!
   Оставить Мику в этом его странном состоянии на улице она не могла. Он знакомый! И это благодаря ему её родители чуть не плакали от счастья, когда она ворвалась в квартиру и объявила, что остаётся дома навсегда!
   - Пошли! - велела она и взяла его за руку.
   Вести его за собой было легко, хотя и приходилось из-за его медлительности усмирять свой поспешный шаг.
В глубине души Эрика признавалась себе, что ей повезло: будь на месте Мики мальчишка-оборотень из той компании (а она помнила, что там был такой тёмно-рыженький и симпатичный, но ведь оборотень!), она бы не осмелилась даже подумать о том, чтобы привести его к себе домой.
   Она перевела его через дорогу, обогнула свой дом и заставила войти в подъезд. Здесь стало легче, потому что навстречу, спеша на работу, выходил папа. Он выслушал короткую историю, посмотрел мальчику, который ни на что не реагировал, в глаза. Признав, что тот не болен, а явно под каким-то магическим воздействием, папа взял его на руки и сам отнёс в квартиру. "Папа сильный!" - порадовалась довольная Эрика.
   - Ты говоришь - знаешь, где он живёт? - спросил папа, укладывая Мику на диван: тот вообще перестал двигаться.
   - Да, знаю! Он приглашал меня приехать к ним, в деревню!
   - Хорошо. Мама вышла в магазин, так что я сейчас по дороге забегу к магу-целителю, а ты подождёшь его, встретишь и расскажешь сама, в каком виде ты нашла этого Мику. Сумеешь?
   Эрика не обиделась на него из-за кажущегося недоверия. Уж кто - кто, а она-то видела, как папа спешит.
   - Сумею, - пообещала она.
   Она проводила папу до входной двери и вернулась к Мике, села рядом, на стул. Девочка прекрасно понимала, что папа не разрешил бы оставить Мику, если б мальчишка не был среди тех, кто вернул домой дочь. Родители ведь решили, что до совершеннолетия Эрики им не видеть. По законам храма некромагов, Эрика могла навещать родителей лишь после полного посвящения.
   - Ничего, - решила Эрика, глядя на неподвижного мальчишку, - сейчас всё узнаем, а потом съездим к тебе в деревню. Там, наверное, интересно!
  

   ... Колин шагал узкими пешеходными дорожками, инстинктивно стремясь быть ближе к газонным полоскам с зеленью. Серый зверь был очень благодарен ему за это. Он то и дело нырял в кусты, которые поспешно объедал, обрывая листья длинными пальчиками узких передних лап. А потом зверь пулей выскакивал на дорожку, чтобы метнуться к ногам мальчишки-оборотня, прижаться к ним, перепуганно оглядеться, убедиться, что всё тихо, и снова прыгнуть в поразительно сладкую зелень, которой просто ненормально много в этом странном тёплом мире, полном солнца!
   Сначала редкие, потом, ближе к позднему утру, зачастившие на улице прохожие удивлённо оглядывали опрятно одетого мальчишку, который неторопливо шёл между ними. Район был рабочий, и детей в это время здесь как-то мало встречали. А уж детей с ручным проционом, только странного, словно выцветшего окраса, не видели вообще. Впрочем, многие здешние жители и проциона живьём впервые увидели. Раньше его только в зоопарке можно было разглядывать или всего лишь в журнале, на картинках. Так что прохожие удивлялись, улыбались, глядя на проциона, жравшего листья и траву так, словно его век не кормили, и веселели, несмотря на то что шли на работу и несмотря на то что новости по мобилизации всё ещё были малоутешительными.
  

   ... Эрно сидел на скамье. Сидел ровно, не прислоняясь к спинке. Руки на коленях - ладонями кверху, словно он всерьёз занимался медитацией. Бесстрастный взгляд - в пространство впереди себя и мимо всех, кто бы к нему подходил.
   Скамья находилась в небольшом сквере, рядом с военным училищем для оборотней и людей. Сначала всё было спокойно, но потом к училищу начали подходить курсанты и преподаватели.
   Странного темноволосого подростка, сидящего неподвижно - "паинькой", как ехидно определили первые наблюдатели, заметили сразу.
Курсанты, у которых было свободное время, окликали друг друга и приглашали посмотреть на психа-одиночку, осмелившегося слишком близко подойти к их воинственной вотчине.
   Многоголосый крик, взвившийся неподалёку от здания училища, заставил некоторых преподавателей поспешить на место происшествия.
   Спокойный подросток, полуголый, в страшных шрамах - на теле места живого нет, не в форме, бил всех курсантов, которые пытались ударить его или хотя бы замахнуться. Он так стремительно (и красиво!) работал кулаками и ногами, что спустя какое-то время атакующий зов курсантов сменился на восторженные вопли, и вскоре к бойцу перестали лезть, хотя ещё раздавались вопли, не сбить ли его с ног, навалившись всем вместе.
Больше к нему толпой никто не пытался лезть. Хотели только смотреть и восхищаться бойцовскими навыками и приёмами невозмутимого подростка, если находился смельчак, решавший, что он сумеет противостоять юному неизвестному бойцу.
   Среди преподавателей оказался штатный маг-целитель. Он вместе с другими взрослыми отправил в училище помятых курсантов, а потом подошёл к подростку-бойцу, предполагая в нём новичка, который ждал зачисления в училище. Но после изучения магических линий юный боец, сейчас находившийся в странной прострации - видимо, пока не чувствовал агрессии, поразил его, и маг-целитель послал пойманного за шкирку курсанта за директором училища с запиской о чрезвычайном происшествии. Ибо линии подростка-бойца говорили о невероятном - перед ними сын дракона!
  

   ... Мирта сначала не видел никто. Он стоял в парке, среди высоких зарослей миртовых кустов, в честь которых был назван. Здесь ему было уютно - настолько, насколько он сейчас на сплошных инстинктах понимал это. А может - понимал на подсознательном движении души. Правда, личный уют то и дело подвергался атакам тревоги, что он не должен здесь находиться. Поэтому, едва только мелкие светлые пятна, которыми солнце постепенно пронизало деревья и кусты, достигли его лица, Мирт медленно вышел на пешеходные дорожки и последовал за странным зовом, который слышал внутри самого себя.
   Спокойного светловолосого подростка-эльфа, с отрешённым лицом, с осанкой высокородного и уверенным движением, на улицах просыпающегося города никто не окликал, а дорогу ему уступали мгновенно. Так что Мирт шагал, движимый лишь инстинктивным желанием дойти до места, где его ждут. И его шаг был таким уверенным, что к нему не осмелились подойти даже в рабочем районе.
  

   ... Джарри пришёл в себя в узком переулке, среди высотных домов, где жили обычно оборотни и люди. Точней не пришёл, а сумел открыть глаза и встать. Грязь и вонь громоздящихся здесь контейнеров с мусором заставила его машинально поморщиться. И немедленно двинуться в путь - из переулка.
   На выходе из второго переулка его остановили. Патруль.
   - Эй, кто такой? Документы! - потребовал патрульный оборотень.
   Джарри застыл, потому что не понимал, чего от него требуют. Пока он понимал лишь, что перед ним появилась преграда, мешающая продолжать движение.
   Второй оборотень, глядя на мужчину с безучастным лицом, словно ожидающего чего-то от них самих, но в то же время не глядящего на них, обозлился, привыкший к немедленному повиновению им, людям в форме. И схватил подозрительного типа за грудки, тряся и одновременно выговаривая:
   - Эй, ты! Кому говорят! Быстро документы, иначе...
   Джарри раздражённо говорящая преграда мешала. Он чувствовал, что должен идти туда, куда зовут его инстинкты, а эти заслоняли путь. И он сделал именно то, что мог сделать боевой маг сопровождения, владеющий магией на таком уровне, который в нём вряд ли могли подозревать. Он просто поднял руки на высоту плеч и дёрнул ими в стороны, не дотрагиваясь до патрульного.
   Патрульные отлетели в стороны, врезавшись затем в стены домов.
   А Джарри пошёл дальше, не слыша криков и ругательств. И ещё не зная, что патрульные вызовут подмогу, чтобы сделать новую попытку остановить опасного, явно сошедшего с ума мага - последнее они уже поняли. Вина неизвестного пока патрульным мага была в том, что он не подчинялся законам военного времени, объявленного правительством вампиров.
  

   ... Белостенный приподнялся на локтях и огляделся. Тёмная пелена перед глазами еле-еле развеивалась. Последнее, что он слышал, - это крик мальчишки: "Все в библиотеку!" Крик сумасшедшего - в той ситуации, если бы в одно мгновение эльф не сообразил, что именно он означает. Этот крик спас его сознание. Нет, в обморок от сильного взрыва он упал, но, очнувшись, всё помнил... Впрочем...
   Ильм сел осторожно, чтобы не потревожить тяжёлую, болезненно ноющую голову. За спиной оказалась стена, и он с благодарностью навалился на неё всем телом. Теперь можно осмотреться. Судя по солнцу, пригревающему голову, он наверху, в обычном мире. Судя по архитектурным деталям ближайших зданий, по орденским отметинам на стенах, он в Старом городе. Что произошло? Почему он один? Где все, с кем он был?
   Перебирая воспоминания, Белостенный понял, что из памяти вырван довольно солидный кусок событий. Он помнил, как они бежали от хлынувшей на них волны дикой магии. Он помнил, что оглядывался - и как сквозь заросли, встающие в секунды за ними, вырвалась эта серая, волнующаяся стремительными клубами сила. Она была похожа на грозовую тучу при ураганном ветре... Что дальше? Они добежали куда-то, был кто-то непонятный, из-за которого вышла то ли ссора, то ли ещё какой-то конфликт... И мальчишка успел крикнуть о библиотеке, когда началось самое страшное, чего никто не ожидал. И Белостенный, мельком благодарный Коннору за подсказку, немедленно выпал в эльфийскую библиотеку из прошлого... и очнулся здесь.
  

   ... Вальгард совещался с бригадиром оборотней на крепостной стене, когда инстинктивно обернулся на слишком грубый разлом пространства где-то высоко в небесах. В следующие секунды он, изумлённый и впервые даже несколько испуганный, шагнул со стены и взлетел навстречу странным гостям.
   Им повезло, что он оказался не единственным драконом на крепостной стене. Время от времени поглядывая вниз, Вальгард видел, как драконы его клана следуют его неожиданному примеру и взмывают в небо. Он был старше и сильней, поэтому первым обнаружил, что странные гости не летят из пространственного излома, а... Он глазам не поверил - падают!
   Два дракона, один большой, другой - маленький, беспомощно падали с громадной высоты. Вальгард быстро послал идентифицирующий магический луч - оба без сознания! Оба падают так нелепо, что раскинутые мощные крылья старшего дракона вот-вот сломаются от беспорядочного полёта кувырком!
   Дракон Вальгард зарычал.
   Он потерял множество драконов во время войны с магическими машинами - и не только из своего клана. И терять драконов, пусть и не своих, но сейчас - в мирное время! - он не согласен! Их слишком мало и в этом государстве, а теперь их нет и в навсегда пропавшем, обезлюдевшем соседнем! Драконы не должны умирать - в мирное время!
   Но если ещё можно попытаться спасти младшего дракона, то как быть с чёрным?!
   Не война!
   Есть возможность спасти обоих - только потому, что не война! И потому, что нет в воздухе шныряющих везде крылатых смертей в металлической оболочке!
   Дракон Вальгард вновь зарычал, проговаривая древнее, как сами драконы, заклинание, и послал впереди себя, по направлению к чёрному дракону, мощнейший вал силы. Падающий дракон, попав в поток, подвергся медленному принудительному оборотничеству, и вскоре в слоях воздуха уже падал мужчина-дракон. Затем в поток силы ввалился младший...
   Мужчину поймал когтями Вальгард.
   Прежде чем спускаться, он проследил, как мальчишку-дракона бережно поймал его средний сын.
   Драконья стая, медленно кружась, чтобы не навредить своим бессознательным гостям, снижалась к крепости, на привычные площадки. Там, зависая над поверхностью, двое оставили своих гостей и снова отлетели на время.
   Крепостная обслуга из оборотней выждала, пока каждый из двух драконов не замедлит своё движение, оставляя на площадке мужчину, а потом и подростка.
Каждого из оставленных быстро унесли с площадок, давая драконам возможность уже полностью приземлиться и обернуться.
   Когда Вальгард, сопровождаемый сыновьями, почти пробежал каменные лестницы к гостевым покоям, где, как он знал, оборотни оставят нежданных-негаданных гостей, он проигнорировал своё внешнее беспокойство, хотя всегда старался выглядеть бесстрастным. Сейчас не до формы.
   Небольшой каменный зал встретил тишиной и присутствием одного из драконов-целителей. Он, кажется, наблюдал с крепостной стены за падением и спасением и поэтому сразу поспешил за оборотнями.
   - Что с ними? - бросил Вальгард, широко шагая к кушеткам с лежащими, над которыми склонился целитель.
   - Их выбросило из пространства взрывом магического артефакта, - медлительно сказал дракон-целитель. - Это пока всё, что я могу сказать. Предположить могу следующее: оба в магической ловушке, вызванной этим взрывом. Вальгард, ваша очередь. Вы лучше меня управляетесь с эльфийскими артефактами. Возможно, вы быстрей меня обнаружите, что именно их сковало.
   Он отошёл от кушетки с чёрным драконом, уступая место главе клана.
   Вальгард присел на краю и осмотрел Колра. Обветренные губы старого дракона медленно разошлись в кривой ухмылке, когда он осторожно вытянул из намертво сжатого кулака чёрного дракона подвеску с грязным камнем, внутри которого еле заметно прокатывали сумеречно зелёные всполохи.
  
   Глава восьмая (продолжение)

  
   Мёртвые уходили с площадок храма.
   Некромагическая сила, удерживавшая их тела в нормальном, почти бальзамированном состоянии, позволяла им неуклонно и на собственных ногах двигаться в нужном направлении - от импровизированного некрополя к старинному кладбищу, к своим три месяца назад покинутым могилам.
   Поспешно вызванный Перт, бывший хозяин храма некромагов, нынешний глава остатков ордена, ютившийся вместе с орденцами в главном, универсальном храме Старого города, с негодованием смотрел на странное действо, отчётливое видимое в лучах вставшего солнца. Его помощник, вампир Морганит, смотрел оторопело.
   - Может, были назначены сроки? - растерянно спрашивал он. - Может, у заклинания было временное значение? И теперь наш храм наконец будет свободен?
   Толпа храмовников многих орденов волновалась, разглядывая мёртвых, уходящих к местам своего упокоения.
   Ближе чем на десять шагов к храму не подойти. Пока суд да дело, Перт услышал, что послали за стариком Дроком, одним из руководителей ордена Белой Стены, чтобы тот попробовал определить, можно ли взломать непроходимую защиту храма, который постепенно пустеет. И некогда могущественный некромаг поверил, что скоро он снова вступит под своды своего бывшего пристанища.
   Внезапная тишина, затем зашелестевшая шёпотом и шорохом одежд, заставила эльфа-некромага обернуться.
   Толпа храмовников оглядывалась, а затем расступалась перед кем-то.
   Когда неизвестный медленно вышел из толпы и побрёл далее, к террасам некромагического храма, не обращая ни на кого внимания, шепоток изумления в толпе заставил Перта внимательней приглядеться к высокому эльфу, потрясающе ярко украшенному синяками и кровоподтёками, как будто он недавно либо довольно свирепо дрался, либо упал как минимум с овражного края, пересчитав не только всеми рёбрами, но и другими открытыми местами тела все кочки и древесные корни на пути своего падения. Он шёл хоть и медленно, но целеустремлённо, не сводя прищуренных глаз с храма некромагов и на ходу закалывая взъерошенные длинные белые волосы фтори - палочками для закрепления мужской причёски. Не сразу Перт понял, что смотрит, как храмовники почтительно расступаются перед одним из лучших магов ордена Белостенных - перед Ильмом. Тот был в необычно тёмной одежде, но, что поразительней всего, - в грязной и рваной одежде. А ведь Белостенные всегда отличались безупречной чистотой как своих одежд, так и помыслов.
   Странно. Перт было хотел обратиться к Ильму с вопросом, сумеет ли он без присутствия Дрока снять непонятную, ранее никем не виденную защиту вокруг храма. Но потрёпанный, словно попал в бурю, Ильм, не останавливаясь, словно никого не замечая, прошёл мимо. Толпа храмовников затаила дыхание, когда он приблизился к границе, не позволявшей остальным пройти на территорию, которая постепенно пустела. Почему-то все внезапно решили, что Ильм пройдёт преграду, даже не замечая её... Кажется, поблизости был один из орденцев-целителей, который, жалеючи, коснулся ладонью Белостенного между лопатками. Тот опять-таки ничего не заметил или просто не среагировал на прикосновение, но ближайшие храмовники видели, как Ильм расправил ссутуленные до сих пор плечи.
   Белостенный застыл за шаг до преграды и положил на неё ладонь.
   Тогда храмовники предположили, что он пытается рассмотреть её структуру и ингредиенты, из которых она состоит. Но Ильм вдруг легко встал боком и словно протиснулся в узкий проём не до конца открытой двери. В уважительном молчании толпы за спиной он неторопливо шагнул через низкий цоколь на террасу, кольцующую храм, а затем прошёл в зал первого этажа, где некоторое время стоял, кажется, наблюдая за уходящими мёртвыми. Этаж открыт обозрению из-за громадных оконных проёмов - и вместе с Ильмом за уходом мёртвых со всех трёх площадок храма следили маги орденов.
   Зал был обширный, и спустя время стало видно, что в помещении, почти пустом, остаются неподвижными несколько мертвецов. Когда невольные наблюдатели сравнили свои подсчёты, уточнили, что мертвецов двенадцать.
   И они стоят плотным кругом.
   Когда последний мертвец, кроме тех двенадцати, покинул первый этаж, Ильм тяжело зашагал к ним. Толпа храмовников затаила дыхание. Правда, пока он шёл, Перт снова опробовал защиту вокруг храма, но пробиться сквозь неё не сумел. Он ещё раздражённо оглянулся - проверить, не появился ли Дрок, потому что Ильм вёл себя достаточно странно... Но внезапно качнувшаяся к защите толпа заставила и его снова обернуться, чтобы высмотреть, что всех заинтересовало.
   Удивлённый Перт, вникнув в то, что соединяло мертвецов в кругу, вдруг понял, что перед ним сильнейшая некромагическая защита. Да он сам бы такую сделал, предполагая, что нуждается в защите!.. Но кто же тогда внутри круга?
   Постояв немного за мертвецами, Ильм не спеша опустился на корточки, будто тоже пытаясь разглядеть, почему они стоят таким образом. Невольные зрители снова затаили дыхание... Белостенный снова встал, обошёл круг, снова замер.
   - Он, кажется, что-то говорит? - неуверенно сказали рядом.
   Перт чуть не вжался в невидимую преграду, стараясь прочитать сказанное по шевелящимся губам Белостенного. Но тот был слишком далеко.
   Вскоре Ильм отошёл от круга чуть в сторону. Вся его поза выражала терпеливое ожидание, так что зрители снова с интересом воззрились на последних мертвых в зале первого этажа.
   Случилось, в сущности, ожидаемое. Двенадцать трупов зашевелились и потянулись к выходу из зала, строго обходя тот самый круг, по краям которого стояли только что.
   - Там кто-то лежит, - прошептал Морганит.
   Когда последний мертвец из двенадцати переступил порог храма, Ильм снова подошёл к кругу. Опять знакомый жест - ладонь на невидимую защиту.
   Теперь Перт даже со своего привычного расстояния различил, что внутри некромагического круга лежит живой человек.

   Белостенный постоял-постоял немного, а потом снова ввернулся боком в узкую, видимую только ему щель и оказался внутри круга.

   Он нагнулся и сразу поднял человека, взявшись за его подмышки, на подламывающиеся ноги. Человек оказался небольшого роста и довольно хлипким на вид. И он всё никак не мог нормально встать на ноги, то и дело заваливаясь в сторону, а то и повисая на руке Ильма, который рядом с ним казался великаном. Но вот неизвестный застыл на месте, словно прислушиваясь к самому себе, а потом осторожно сделал шаг от Ильма. Нога дрогнула - и вся толпа невольных наблюдателей легонько дрогнула, переживая за неизвестного.
   Держась за локоть Белостенного, человек медленно зашаркал за ним, с каждым шагом шагая всё уверенней.
И Перт непроизвольно открыл рот, узнав неизвестного.
   Ильм помог мальчишке перешагнуть порог зала на террасу храма, обняв его за пояс. И повёл дальше, к защите... И... защита легко пропустила обоих! Перт не выдержал и снова ткнул ладонью в защиту. Её не было. Не веря своим глазам, некромаг сам шагнул вперёд. Ничто не противостояло ему.
   Ильм прошёл мимо, таща мальчишку за собой, словно и не замечая ни зрителей, ни руководителя некромагов. Остановился лишь тогда, когда навстречу ему из толпы вышел изумлённый Дрок. Старик, за которым поспешно послали, просто поразился, увидев Ильма растрёпанным и смертельно усталым.
   - Надеюсь, мне объяснят, что происходит? - потребовал Дрок в воздух, но глядя в глаза своего молодого подчинённого.
   - В машине, - вместо Ильма внезапно отозвался мальчишка.
   ... Ильм чувствовал себя в огромном долгу перед Коннором. Едва он взялся поднять мальчишку, память начала возвращаться. И чем дальше, тем ясней становилось прошлое последних нескольких часов. Мальчишка ничего не говорил, но Белостенный прекрасно сознавал, о чём тот беспокоится в первую очередь. Поэтому его не возмутила фраза Коннора о машине. Иногда хотелось подхватить мальчишку на руки, чтобы двигаться быстрей, но Коннор будто понимал это желание и не хотел, чтобы его жалели. Шёл он всё сильней, почти не опираясь на подставленный локоть Белостенного. И мимо Дрока прошёл с высоко поднятой головой человека, которому некогда останавливаться из-за пустяков. И это была не гордыня. Это было беспокойство за своих. Ильм на ходу вспоминал детали происшествия в подземном городе - и сам прибавлял шагу.
   Дрок, кажется, сообразивший, что подчинённый не зря чуть не бежит вперёд, не обращая внимания на него, молча поспешил за всеми. И Ильм был благодарен ему - за то, что старик не стал орать на них при всех храмовниках. Хотя от Дрока такого и не дождёшься: он не любил распекать подчинённых при посторонних. Но мало ли...
   Толпа расступалась, и лишь пара вопросов от любопытных прозвучала на всём пути спешащих двоих, странно выглядевших. Никто не удивился лишь одному - что Перт вместе с помощником упорно шли следом за ними. Как и обозлённый молчанием Ильма Дрок. Так что вопросы остались без ответа.
   На краю Старого города мальчишка свалился на сиденье потрёпанной машины, рядом с местом водителя. Но заставил себя встать, когда Ильм виновато потупился перед Дроком. Задыхаясь от недавней ходьбы, Коннор сказал - к великому облегчению Ильма, на древнеэльфийском, которого не знал Морганит:
   - Дрок, я очень надеюсь, что вы поможете нам. Перт тоже пусть едет, но вампир должен остаться в Старом городе.
   - Мальчишка! Что ты себе позволяешь?! - вскипел обычно невозмутимый Дрок.
   - Ильм, скажи им! - уже умоляюще обратился к младшему Белостенному Коннор.
   Старик открыл рот, сам задыхаясь от негодования: человек обратился на "ты" к эльфу! Мальчишка - ко взрослому! Но младший Белостенный обратился к Морганиту:
   - Морганит, вам придётся остаться, потому что Перт срочно нам нужен. Вы же идите в храм, который освободили для вас, и начинайте готовить его для возвращения вашего Ордена. Я даю слово чести, что нам и правда некогда! Вопрос чести!
   Дрок, который только что, в начале короткого монолога, хотел его перебить, тут же вошёл в салон машины и уселся. Перт, ошеломлённый косвенно прозвучавшей просьбой Ильма, сел рядом.
   Успокоенный Ильм сел за руль машины. Когда мальчишка перестал дышать с хрипами, машина вывернула с территории Старого города и остановилась в первом же переулке обычного города. Младший Белостенный помог Коннору выбраться из кабины и довёл его до салона машины, где и усадил.
   - Кто?.. - спросил Коннор, глядя на Ильма, усевшегося напротив него. - Скажет?
   - Я. Это дело касается эльфов. - Ильм утомлённо улыбнулся, с силой провёл ладонями по лицу и выпалил, с торжеством глядя на Дрока: - Мы нашли Рунный Смарагд! Сейчас он у драконов. Вальгард будет чистить его от воздействия дикой магии подземного города!
   - Что... вы нашли? - прошептал Дрок. - И кто это - мы?
   - Группа Колра из деревни и я, - твёрдо сказал Ильм.
   А Перт сжал кулаки, стараясь спрятать эмоции, но у него всё равно вырвалось:
   - Поэтому вы не хотели взять с собой Морганита!
   - Да, - весь будто обмякнув, будто выдохнувшись от преподнесённой начальству новости, устало сказал Ильм. - Поэтому. Он предан своему храму, предан ордену некромагов и тебе, Перт. Но он вампир. И возвращаемое возвышение и величие эльфов ему вряд ли будет по вкусу.
   - Рунный Смарагд... - снова прошептал Дрок, глядя в ничто. - Легенды говорили, что он потерян для Города Утренней Зари навсегда. А он всё это время был в подземном городе... Почему? Почему ты, Ильм, ничего не сказал мне?
   - Трисмегист сказал, что найти его может только такая разнородная компания, как наша, - бесцеремонно перебил его мальчишка. - Эльфы не должны превышать в числе двоих в группе, которая должна заниматься поисками камня.
   - Но... почему?
   - Камень сбежит, - серьёзно ответил Коннор, а Ильм подтвердил его странный ответ кивком. - Но сейчас бежит время. А мне нужны высшие чины из Старого города, чтобы спасти всех тех, кто искал камень и пострадал из-за него.
   - Когда мы добрались до Рунного Смарагда, - объяснил Ильм, - произошла ситуация, из-за которой мне пришлось спешно создавать защиту, и всех из поисковой группы выбросило из подземного города, а потом разбросало в разные стороны. Уже в городе Утренней Зари. Они под моей защитой, которая их всех дезориентирует.
   - Но почему ты создал именно такую? - удивился Перт.
   - Ситуация требовала быстрого решения. Мы столкнулись с тем, чего никто не ожидал. Но об этом потом. Сейчас надо искать всех разбросанных. Ближайшим от нас я чувствую Эрно - сына дракона Колра. Коннор, кого ты чувствуешь из тех, с кем связан кровью?
   - Почти всех, - отозвался мальчишка и закрыл глаза - не для того, как понял Ильм, чтобы острей прочувствовать связь со своими, а оттого что устал. - Они подождут, но надо побыстрей начинать. Самые уязвимые сейчас Эрно и Джарри. Дрок, вы поможете?
   - Ильм прав: это вопрос эльфийской чести, - признал всё ещё ошеломлённый старший Белостенный. - За себя отвечу - да. Перт, вы?
   - Я с вами! - заявил некромаг. - У меня остались вопросы по тому, каким образом этот мальчик очутился в моём храме.
   Ильм заметил, что губы Коннора скривились, но мальчишка промолчал. Своего он добился - теперь готов на всё, чтобы побыстрей разыскать членов поисковой группы.
   Младший Белостенный снова сел за руль, посадив рядом с собой Коннора. В поездке по направленной магии (уж свою-то Ильм всегда мог узнать) к Эрно он время от времени косился на Коннора. Мальчишка занимался своими делами: он для начала "ушёл" в эльфийскую библиотеку Трисмегиста, а потом принялся за самолечение. Он не был тяжело ранен, как и Белостенный. В основном царапины и ушибы. И взрослый эльф исподтишка наблюдал, как Коннор использует знания по исцелению, стараясь не трогать силы сидящего рядом живого существа, а беря их с улицы. К концу поездки мальчишка сел прямо и успокоенно.
   Проехав ещё некоторое время в молчании, Ильм протянул Коннору зеркальце и тряпку. Мальчишка так же молча принялся вытирать лицо от пятен чёрной сажи.
   - Где-то здесь, - обронил Ильм, поглядывая вокруг.
   Коннор приник к окну.
   - А что это?
   - Военное училище. Если ты боялся за Эрно, то теперь не страшно. В этом училище есть и маги-преподаватели из Старого города. С ними Дрок договорится быстро.
   - Ты найдёшь его?
   - А почему ты не хочешь искать?
   - Эрно не связан со мной кровью.
   - Найду. По собственной магии.
   На территорию училища охрана из вампиров не хотела их пропускать, пока из машины не вышли Дрок и Перт. Ильм хмыкнул. Охрана не пускала его, хотя, как Белостенного, его узнали даже без белых одеяний. Но рядом стоял мальчишка, который слишком высокомерно смотрел, будучи "всего лишь" человеком.
   Узнав же Дрока, охрана немедленно вызвала руководство училища.
   Дрок отказался входить в здание училища, когда его пригласил вышедший директор. Сказал сразу - со слов подсказавшего Ильма:
   - Нам нужен мальчик, которого вы нашли вблизи училища. Где он?
   - Боюсь, он никого к себе не подпускает, - развёл руками директор, высокий светловолосый эльф в полувоенной форме. - Мальчик этот крайне агрессивный. Хотя... Если бы мы знали заранее... Он сбежал из храма Старого города?
   - Нет. Просто нам очень важно найти этого мальчика. Его зовут Эрно, - добавил Ильм. - И он старший сын дракона Колра из пригорода.
   На лице директора промелькнула странная гамма чувств - от облегчения до понимания. Эльф коротко кивнул.
   - Идите за мной. Мальчик Эрно появился здесь очень странно и неожиданно. Сначала мы были поражены его умением владеть навыками единоборства. Но, если он сын дракона, это всё меняет.
   - Он успел с кем-то подраться?
   По-мальчишески вспыхнувшая усмешка Коннора, которого директор уже определил как мага-человека, явно не понравилась взрослому. Но, присмотревшись, он, кажется, отказался от замечаний, видя, что промолчали старшие эльфы. И повёл странную компанию вокруг училища, на ходу рассказывая, каким образом руководство училища узнало о странном мальчике.
   Коннор ускорил шаг, первым заметив скамейку, на которой сидели двое.
   Эрно сидел, привычно "медитируя". Рядом с ним сидел незнакомый эльф, который, нахмурившись, видимо, пытался разгадать структуру защиты вокруг мальчишки. Наверное, маг училища? Уловив краем глаза, что к скамье идут, он встал и почтительно стал дожидаться, пока целенаправленно идущие окажутся поблизости.
   - Здравствуйте, - сказал он всем идущим.
   - Доброго утра, - рассеянно откликнулся Дрок, которого словно магнитом притягивало к Эрно - тоже осмотреть его защиту.
   Все поняли его нетерпение и не стали вмешиваться, хотя (заметил Ильм) Коннор явно хотел поторопить старика с уничтожением защиты. Перт тоже с жадным интересом присмотрелся к Эрно, но что-то его ошарашило, и он насупился, не сводя глаз с безмолвного мальчишки.
   - Так-так, - озадаченно сказал Дрок. - Ильм, объясните мне, какие силы вы вложили в эту защиту?
   - Боюсь, здесь намешано довольно много всего, - смущённо сказал младший Белостенный, в то же время с невольной гордостью. - Здесь и мои силы. И силы Коннора, а также его отца, Джарри. Ну и... наверное, вы видели... - Он перешёл на древнеэльфийский: - Частички силы Рунного Смарагда. Ситуация требовала использовать любые виды сил, какие могли оказаться под рукой.
   - Или вы сейчас уберёте защиту... - с затаённой угрозой начал Коннор, - или это сделаю я сам! Сколько ему ещё томиться из-за ваших учёных споров!
   - Мальчик Коннор, мы ещё и не начинали споров, - вздохнул Дрок. - Ильм, пожалуйста, приступайте к высвобождению Эрно.
   Младший Белостенный подошёл к мальчишке, безучастно смотревшему сквозь него, и быстро начал расплетать собственную защиту. Ничуть не удивился, когда рядом появился Коннор, который присел рядом с Эрно и тоже принялся расплетать защиту с другой стороны. Защита, хоть и была сплетена в горячие мгновения цейтнота, но отличалась довольно сложным рисунком, который мог распутать лишь мастер, создавший её. Однако за Коннора Ильм был спокоен. Мальчишка видел всё до последней "нити" и не мог причинить товарищу вреда.
   Ильм первым отошёл от Эрно, всё ещё сидящего на скамье.
   Мальчишка всё ещё смотрел в пустоту. Белостенный склонился посмотреть в глаза и довольно усмехнулся, когда эти глаза постепенно наполнились жизнью и вниманием.
   Эрно глубоко вздохнул и оглянулся.
   - Ну, привет, - тоже усмехаясь, сказал Коннор. И протянул руку, в которую Эрно тут же вцепился, и радостно пожимая её, и принимая помощь, чтобы встать со скамьи.
   - А где все?
   - Ищем. С тебя начали - ты ближе.
   - А отец? - спросил старший сын дракона, насторожённо поглядывая на эльфов, возбуждённо обсуждающих всё подряд: и защиту, и быстрый выход мальчишки из прострации.

   - Мы отправили его с Хельми к Вальгарду. - Коннор обернулся к Ильму. - Теперь я лучше чувствую своих. Ближе всех Мирт. Поехали!
   Старшие эльфы не стали препятствовать желанию мальчишек, которые коротко перекидывались информацией о том, что знают, побыстрей воссоединиться со своими. В кабине машины теперь остался только Ильм. В салоне же сели все остальные. Причём Дрок и Перт не сводили глаз с Эрно - и не потому, как понял поглядывавший назад Ильм, что он заинтересовал их, как сын дракона. Младший Белостенный тихонько фыркнул про себя, когда сообразил: мастера-орденцы изучают странные магические линии вокруг Эрно! Их поразило то, что они сумели считать: совсем не давно мальчик не был магом!
   Коннор сидел спокойно. Судя по всему, он тоже понял, почему знатные орденцы с таким интересом изучают Эрно. А тот сидел, склонив голову, чуть усталый и явно чем-то озадаченный. Наконец мальчишка поднял голову и, ни к кому лично не обращаясь, спросил, слегка ёжась:
   - Мне сказали, что я уже несколько часов был на той скамейке. Но почему я себя чувствую так, будто присел на неё после тренировки?
   - Защита была против магического воздействия Рунного Смарагда, - спокойно объяснил Коннор, покосившись на изумлённые глаза эльфов. - Но даже будучи защищён, ты мог действовать, как обычное существо, если ему угрожает опасность. Тебя хотели взять на слабо ученики училища, где ты очутился, после того как Смарагд взорвался. А ты отбивался. Руки-ноги болят?
   - Побаливают, - согласился Эрно. - Сейчас займусь ими. - И мальчишка откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза, выполняя известные приёмы релаксации.
   - Секунду, - медленно сказал Дрок. - Ты сказал, Коннор, что Смарагд взорвался.
   - Да, - безразлично сказал мальчишка. - Он набрал слишком много дикой магии, а после взрыва началась первая чистка камня.
   Храмовники переглянулись. А Ильм из кабины через окошечко объяснил:
   - Нанесённая магия сделала из Смарагда камень с несколькими материализованными слоями магических наростов. Они и взрывались.
   - Боги, побыстрей бы увидеть этот камень! - внезапно высказался Перт, мечтательно глядя в пространство.
   Старик Дрок промолчал, но видно было и его нетерпение.
   Далее ехали, каждый размышляя о своём.
   Думали, с Миртом будет легко: найдут его и сразу снимут защиту. Увы... Мальчишка-эльф наткнулся на патрульных оборотней под командованием вампиров. И дрался с ними, когда они не только пожелали узнать, куда направляется грязный и потрёпанный эльф, но и решили скрутить его.
   Машина с начальством, пусть и не своим, но из самого Старого города, подоспела вовремя. Избив оборотней до неподвижности, Мирт вбивал в асфальт окровавленного вампира. Не поверившие своим глазам, старшие эльфы поспешно взглянули на дело, используя магическое зрение: в отличие от Эрно, мальчишка-эльф деловито и инстинктивно использовал против агрессоров не только кулаки и крепкие ботинки, но и сильную магию!
   Дрок и Перт со вздохом переглянулись. Пряча улыбку, Ильм без труда прочитал их мысли: мальчишка - чистокровный эльф! Дерётся замечательно - мог бы стать Белостенным! У него и раньше Перт опознал неплохие способности к некромантии - и получил отказ! Такой талантливый мальчик - и не хочет в Старый город!
   В драку вмешались Эрно и Коннор. Они попросту выдрали из рук Мирта кричащего от боли вампира, и мальчишка-эльф, успокоенный отсутствием агрессии, тут же встряхнулся и пошёл дальше, как ни в чём не бывало. Младший Белостенный пристроился рядом и на ходу принялся снимать с него свою защиту.
   Машина медленно следовала за ними, ведомая Эрно.
  
   ... Селена сидела на детской площадке при высотном доме. Когда-то сваленное бурей дерево служило игровым местом для детишек и неплохой скамьёй для их родителей. Служило, правда, давно. А теперь здесь был заброшенный уголок площадки. Женщина нашла погружённое временем и дождями в землю, заросшее со всех сторон травами дерево чисто инстинктивно. И теперь сидела, словно в ожидании, скрытая кустами и высокой травой. Сидела, выпрямившись, спокойно глядя в ничто. Одной рукой она обнимала тощего подростка, со всклокоченными длинными волосами и словно насторожённо торчащими ушами, который прижимался к ней, диковато поглядывая вокруг странными миндалевидными глазищами странного же, невероятно синего цвета. То есть, в отличие от женщины, подросток-эльф не был под наспех устроенной для всех защитой Ильма. Плечи подростка были укрыты курткой Селены, а исцарапанные и грязные голые ноги торчали из штанов, из-за своей лохматости и старости больше похожих на шорты. Подросток же выглядел дикарём, давно не видевшим людей или любых других существ, но готовым в любую минуту к драке с кем угодно. Пусть эта драка и будет неравноценной, потому что подросток-эльф был готов драться, не используя единоборческие приёмы. Он собирался убивать чистой некромагической силой всех, кто только приблизится к ним двоим с ощутимо враждебным настроем.
  
   Глава девятая

  
   Последние несколько минут Коннор прогонял перед внутренним зрением одного за другим ребят из своей команды, Джарри и Селену. Точней прогонял не их самих, а защиту Ильма. Пока расплетал, помогая младшему Белостенному освободить сначала Эрно, а потом Мирта, запомнил структуру и теперь легко мог определить в пространстве и тех, кто носит эту защиту, и то, что с ними, пусть даже не очень отчётливо, происходит.
   Колин и Мика могут подождать. Мама Селена в укромном месте, причём её стерегут и очень сильно - и он мог доверить её этому странному сторожу. Но Джарри... Кажется, с приёмным отцом не всё гладко.
   Снова сосредоточился на защите Джарри - и вздрогнул, как от толчка. Кровь? Боль?.. Сам не думая, что так может, резко сказал:
   - Ильм, останови! Я выйду!
   Старшие главы орденов ошарашенно уставились на невыносимого мальчишку. Да он бог весть что возомнил о себе, если говорит с эльфом, не только обращаясь к нему на "ты", но и смея ему приказывать!.. Но Ильм уже завернул в небольшой переулок. Мимоходом Коннор сообразил, почему младший Белостенный так легко подчинился ему. Достаточно было побывать в экстремальной ситуации (и не одной!) вместе с недавней, довольно сплочённой компанией, чтобы Ильм понял: доверять приказам самоуверенного мальчишки он может сразу, не думая.
   - Я иду в противоположную сторону, - выпрыгнув на асфальт, сказал Коннор. - Мирт, Колина вы найдёте быстро - он где-то рядом. Потом найдёте Мику. С Джарри что-то происходит. И мне это что-то не нравится. Доберусь до него на общественном транспорте. Поезжайте!
   - Стой! - Следом выскочил из салона машины Эрно. - Мирт, справишься и без меня. Я иду на всякий случай с Коннором. Коннор, не отказывайся. Если понадобится помощь, не забывай - я сын дракона. Заденут меня...
   - Помню, - усмехаясь, буркнул Коннор.
   И поднял бровь, глядя мимо Эрно.
   Из машины решительно вышел Перт и, хлопнув дверцей, помахал рукой Ильму:
   - Поезжайте! Я с ними!
   Про себя Коннор выдохнул. Перт пусть и зловредный тип, однажды попытавшийся не самыми добропорядочными средствами заманить его самого в храм, чтобы сделать учеником-некромагом. Но его авторитет главы орденцев должен помочь Джарри. Эрно - это хорошо, но, пока разберутся, что он и в самом деле усыновлён драконом, пройдёт слишком много времени. Эрно как будто услышал. Оглянулся и ухмыльнулся, кивая на эльфа-некромага, пока тот не видит.
   - Общественный транспорт нам не подойдёт, - решительно сказал Перт, приглядываясь к довольно людной улице. - Мы только что проехали найм-площадку личных машин. Говорите - деньги у вас есть? Я нанимаю - вы платите. Идёмте!
   И пошёл вперёд, абсолютно уверенный, что ему уступит дорогу любое существо - всего лишь узнавая его чёрные одежды некромага. И был прав... Мальчишки переглянулись всё так же насмешливо, но заторопились за ним. Всё-таки городской житель - здесь всё знает. И ещё будет в сто раз лучше, если машину закажет не подросток, а взрослый человек.
   Пока Перт деловито говорил со служащим на автостоянке, Коннор закрыл глаза и подставил лицо солнцу. Ощущая тепло на коже, которая только-только начала согреваться после путешествия в подземный город, где температура была такой, что тела и не чувствуешь, пока не пойдёшь или просто не разомнёшь мышцы, мальчишка впервые подумал о том, что же именно произошло там, в том месте, где они нашли камень. Рунный Смарагд... Когда он мельком увидел Смарагд, он понял опасения Трисмегиста. Но Коннора сразу же заинтересовало другое: почему Трисмегист, единственный из эльфов знавший о местонахождении камня, предпочёл забыть о нём? Логика потянула за собой и следующий вопрос: а устоял бы сам Трисмегист перед мощью этого камня - в нынешнем состоянии Смарагда, подпитанном энергией подземного города?
   Он открыл глаза, присмотрелся: Перт шёл вместе со служащим по стоянке, ограждённой столбиками и цепью на них, выбирая машину. Расслышав рядом вздох, Коннор покосился на Эрно.
   - Ты чего?
   - Узнать бы, что там с Колром и Хельми, - тихо отозвался Эрно, не глядя на него. - Ты... сумеешь определить?
   Коннор покачал головой.
   - На таком расстоянии - нет. Но думаю, что волноваться не стоит: Ильм и Джарри дали им достаточно силы, чтобы они попали в нужную точку. По-моему, Вальгард успел им обоим помочь.
   - Ты так спокоен...
   - Мне легче быть сосредоточенным на ближайшей проблеме. Кстати... Ты тоже не выглядишь слишком взволнованным.
   - У меня хороший учитель.
   - У нас, - поправил Коннор.
   Мальчишки переглянулись уже без улыбки и поспешили к машине, по капоту которой Перт похлопал ладонью.
  

   ... По-настоящему Александриту стало страшно, когда волчишка прекратила звонко болтать обо всём, перечисляя и характеризуя всё, что видела на городских улицах. Ирма сосредоточенно уставилась в окно, и он понял, что она додумалась до главного. И она медленно сказала, не сводя глаз с пролетающих улиц, именно то, чего он боялся:
   - Если Селена заблудилась, то где Колин?
   Кажется, девочка-оборотень не ждала ответа, потому что, выговорив вопрос, она застыла, склонив голову, словно прислушиваясь... Александрит с ужасом увидел, как тёмные глаза волчишки наполняются слезами. Чего-чего, а слёз он не переносил - ничьих. Но хуже слёз Ирмы оказалось состояние его младшего брата. У Берилла закривились губы в плаче, подступающем от сочувствия и сопереживания, пока он смотрел на свою маленькую подружку и атаманшу.
   Александрит в отчаянии сам открыл рот, чтобы сказать привычное и пустое: "Да ничего страшного! Всё обойдётся!" Но высказать не сумел. Дети. Они требуют чёткого объяснения ситуации. А он... Что он может сказать такого, чтобы успокоить обоих?
   Спас положение Эван, сидевший за рулём. Окошечко в салон было открыто, и Чистильщик слышал вопрос волчишки и последовавшее затем тягостное молчание.
   - Ну ты даёшь, Ирма! - насмешливо сказал Эван и ободряюще кивнул. - Где Колин... С Коннором, конечно, где ещё? Вы же только Селену чувствуете, ребятишки, да? А ребят из братства не чуете? Ну и чего зря спрашивать? Вместо этого, Ирма, ты бы причесалась! А то сейчас приедем к Селене, она как посмотрит на твои лохмы... Ой, как кому-то плохо будет!
   Ирма с подвывом вздохнула, вытерла слёзы кулачишками и вынула из кармашка кофточки расчёску. Через минуту Александрит постарался смотреть куда угодно, только не на волчишку, которая, расчёсывая, нещадно драла свои косматые тёмные волосы, а Берилл раскладывал между собой и Ирмой кучку выложенных ею всяких штучек для будущей причёски.
   К месту, которое указали дети, невозможно было подъехать на машине. Пришлось оставить её при каком-то доме, расположенном поблизости, и пойти пешком. Вскоре вся компания оказалась перед входом на детскую площадку. Берилл и Ирма, взявшись за руки, огляделись и уверенно зашагали к самому дальнему углу площадки. Мужчины поспешили за ними, причём Александрит снова почувствовал тревожное сомнение: правильно ли они поступают - на этот раз не взяв с собой мага? Ну, на всякий случай...
   На все качели и другие сооружения для развлечения малышня пооткрывала рты, но о своей цели не забыла. Ладно, утро ещё - и на детской площадке почти никого.
   Они прорвались какими-то кустами к более открытому месту - к уголку, со всех сторон окружённому кустарником. Напротив одного края этого уголка тяжело осело в землю бревно, на котором сидела Селена. Не одна. Остановились и малыши, и взрослые.
   И не оттого, что удивились. А потому, что к их ногам упала мёртвая птица.
   - Ой! - удивилась Ирма и нагнулась подобрать птицу.
   Эван еле успел дёрнуть её за руку, чтобы не трогала, как перед его носом упали ещё две птицы. Тоже мёртвые. Они как будто умирали на лету?..
   - Не подходите... - хрипло и медленно, словно разучившийся говорить, сказал эльф-подросток, сидевший, прижавшись к неподвижной Селене, и четвёртая птица упала, чуть не стукнув Берилла по плечу. Тот, взвизгнув, отскочил. - Иначе... я убью и вас.
   Александрит беспомощно взглянул на Эвана. Такие ситуации точно ему не под силу! Он не умел гасить конфликты!
   Эван выглядел тоже не просто озадаченным, но обеспокоенным.
   Зато Ирма мгновенно рассвирепела.
   - Ты зачем птичек убиваешь просто так?! - завопила она. - Ты же их есть не будешь!! Зачем ты убиваешь их?!
   - Чтобы вы не подходили! - огрызнулся подросток.
   Испуганный Александрит заметил, что руки неизвестного эльфа-подростка затряслись, и на землю упала следующая птица. А ведь он даже не сделал ни движения. Разве что раз скосился на небо невероятно синими глазищами.
   - Не убивай птичек! - чуть не плача, попросил Берилл.
   - А то что? - снова огрызнулся мальчишка.
   - А то придёт Коннор и убьёт тебя! Одним пальчиком, понял?! - с непередаваемым презрением выплюнула волчишка. - Не убивай птичек! - Внезапно Ирма наклонила голову с двумя торчащими косичками и заголосила: - Ты что сделал с нашей Селеной?! Почему она не смотрит на нас?! Почему с нами не говорит?! Ты её тоже убил?!
   - С какой Селеной? - с искренним недоумением переспросил мальчишка-эльф. А потом велел: - Уходите, а то...
   И он ткнул в землю указательным пальцем.
   Они все невольно попятились, когда трава перед ними почернела, а кусты вокруг сначала пожухли, а затем буквально рухнули, превратившись в холмики серой трухи...
   - Пат, - пробормотал Эван. - Может, вызвать Ванду? Пусть поговорит с ним?
   Ирма посмотрела вниз, под ноги, на траву, которая осыпалась, превращаясь в чёрный прах, потом посмотрела на подростка. Тот сидел, глядя на всех исподлобья, злой.
   - Если Селена сидит с ним, - звонко сказала волчишка, - и обнимает его, если на нём её куртка, значит, она нашла новенького мальчика в Тёплую Нору. Мальчик, если ты наш, то как тебя зовут? Меня - Ирма. Это - Берилл, а это его старший брат - Александрит. А это наш Эван - он дрался с самим драконом, с Колром, вот!
   Александрит с изумлением наблюдал, как злоба на грязном, будто от копоти, худом лице эльфа-подростка сменяется самой откровенной растерянностью. Впечатление, что на этот раз он не знает, как отвечать, и даже на угрозы слов не находит.
   Сказать он ничего не успел. Ирма взяла за руку Берилла и скомандовала:
   - Пошли к машине!
   Ничуть не сомневаясь, Берилл развернулся, повинуясь волчишке. А Ирма оглянулась на мужчин и важно предупредила:
   - Мы сейчас придём! Никуда не уходите!
   Мальчишка снова насторожился.
   Дети убежали так, что их топот был слышен некоторое время, потом смолк. Эван вздохнул и присел на корточки в ожидании. Александрит предпочёл ожидать стоя. Он как-то не верил, что волчишке удастся переломить ситуацию.
   Оказалось, волчишка и не собиралась что-то менять. Вместе с Бериллом она приволокла из машины к месту происшествия пайки, выданные Веткиным.
   - Селена заболела, - объяснила она неизвестно кому - то ли мужчинам, то ли эльфу-мальчишке. - Но, если бы она была здоровой, она бы велела накормить нашего мальчика. Эй, дурачок, это тебе! - И кинула к бревну пакетик со съестным.
   А мальчишка от неожиданности поймал пакет.
   - Почему ты решила, что это наш мальчик? - тихонько спросил Александрит.
   - Он же рядом с Селеной! - с железным убеждением объяснила Ирма.
   - И голодный! - добавил Берилл, сам с открытым ртом глядя, как мальчишка-эльф зубами рвёт кусок мяса, не забывая присматривать за незнакомыми благодетелями.
   - И что делать дальше? - не выдержал Эван, обращаясь к Ирме.
   - Как что? - по-взрослому вздохнула волчишка. - Ждать, когда Коннор и ребята придут, что ещё?.. Хочешь лепёшку?
   Эван расстелил на земле принесённую детьми плотную накидку с сидений в машине. Все уселись на неё и принялись за поздний завтрак. Мальчишка-эльф давился угощением, спеша есть так, словно боялся, что у него могут отнять продукт. Скептически понаблюдав за ним, Ирма пустила по земле бутылочку с чаем. Одной рукой держась за Селену, будто боясь, что без контакта с нею он будет беззащитен, эльф привстал с дерева и схватил бутылочку... Александрит, хоть и не чувствовал себя голодным, даже сам сглотнул, глядя, как мальчишка задыхается, высасывая воду из сосуда...
  

   ... Джарри поймали, только запутав в металлической сети. Бросок был таким сильным, что Джарри не удержался на ногах, а падая, ударился головой. Пользуясь временной обездвиженностью неизвестного мужчины-мага, вздумавшего сопротивляться властям, а также испуганные его силой, полицейские избили семейного Селены, благо он был без сознания.
   Они тащили его, запутанного в сети, к полицейской машине, намереваясь сунуть его в салон, когда нос к носу с их машиной затормозила наёмная легковая машина. Первым из машины выскочил невысокий худенький мальчишка, который буквально зарычал при виде задержанного, а затем из машины появился некромаг - причём из явных шишек Старого города. Последним вышел темноволосый мальчишка.
   Полицейских немного удивило: дети не были в форме, хотя предполагалось, что при некромаге будут его ученики, а не просто мальчишки.
   - Вам придётся оставить этого мага в покое! - величественно сказал некромаг и указал на металлическую сеть с добычей полицейских. - Распутайте его!
   - На каком основании? - дерзко спросил офицер-вампир. - Он не подчинился нашим приказам - и должен быть наказан.
   - Но...
   - Вы не привели никакого обоснования вашему желанию! - уже нагло заявил офицер. - Для нас этот человек-маг - преступник, и он должен понести наказание за неповиновение! Отойдите и не мешайте нам выполнять своё дело.
   Резкий свист - и все полицейские невольно взглянули на русоволосого мальчишку. А он быстро взмахнул руками. Несколько секунд полицейские смотрели на него, а потом закатили глаза и попадали.
   - Шустро, - негромко сказал Эрно. - Ещё бы память им стереть.
   - Сотру, - буркнул Коннор, переворачивая тяжёлое тело Джарри и выпутывая его из металлической сети.
   - Иди и стирай, - велел Перт, вместе с присоединившимся Эрно быстро присаживаясь рядом с телом мужчины-мага на корточки. - А сеть с твоего отца мы снимем сами. Быстрей же!.. - И пробормотал, явно уже думая о своём: - Младший офицерский чин, но вампир... Никакого почтения к эльфу...
   И некромаг провёл ладонью по металлическим ячеям сети, словно нежно оглаживая их. Оглянувшись, Коннор криво усмехнулся, когда сеть в местах прикосновения некромага осыпалась ржавчиной. И мальчишка уже успокоенно подошёл к полицейским - на пару секунд приложить ладонь к глазам каждого.
   Через минуту Коннор бегом бросился к Джарри, с которого некромаг и Эрно стряхивали ржавчину, осторожно поднимая его. Лицо Джарри опухло от ушибов, а в целом он выглядел так, что страшно смотреть. Коннор на это не обращал внимания: главное, что отец - вот он, рядом. И жив. Всё остальное - в руках Бернара, а эльф-целитель легко приведёт боевого мага в порядок.
   - От камня защитили, - с горечью прошептал Коннор, шагая следом за Пертом, который легко взвалил тело Джарри на плечо и нёс к машине, - а от обычных полицейских - не сообразили.
   - Живой, - напомнил Эрно. Он не мог даже смотреть на боевого мага, кровь которому остановил некромаг.
- В деревне оживёт. Хорошо, что Перт его в сознание не привёл. Так... лучше.
   Со всеми предосторожностями уложив Джарри на полу в салоне машины, некромаг обернулся к мальчишкам.
   - Куда мы его?
   - Ищем Селену, - тяжело сказал Коннор. - Мне не нравится, что вокруг неё некромагические силы - и очень отчётливые. Маршрут такой: она вон в той стороне. Когда будем ближе, я скажу точней.
   - Некромагические? - встревоженно переспросил Перт и стремительно побежал садиться на водительское место.
   А мальчишки уселись на пол поддерживать Джарри, чтобы не дать ему стукнуться ещё раз. Лечить-исцелять они умели только на примитивном уровне, насколько их успел научить старик Бернар. Так что сейчас Эрно старался накачать боевого мага силой, чтобы ушибы начали проходить, насколько это возможно, сами. А Коннор принялся снимать с приёмного отца магическую защиту Ильма...
  

   ... Мирт вскинул голову.
   - Колин близко, - сказал он. - Заверните на эту улицу, пожалуйста.
   - Да, я чувствую его, - монотонно подтвердил Ильм, сам прислушивавшийся к пространству.
   Они притормозили близко к скверу, Мирт выскочил на пешеходную дорожку и огляделся. И расцвёл улыбкой: Колин медленно шёл ему навстречу. Мальчишка-эльф заторопился к нему, слыша за собой тяжёлые шаги младшего Белостенного. Старший остался в машине, выжидая.
   Удивлённые прохожие даже остановились, когда мальчишка-эльф подбежал к мальчишке-оборотню и обнял его, будто родного брата.

   Подоспевший Ильм их тоже поразил. На нём не было формы с отличительными знаками ордена, но по осанке чувствовался в нём немалый эльфийский чин. И этот сильный и явно могущественный эльф присел перед мальчишкой-оборотнем и принялся быстро снимать с него что-то невидимое.
   Колин судорожно вздохнул и поднял глаза на мальчишку-эльфа.
   - Мирт!
   Тот, радостно и с облегчением смеясь, пожал ему руку.
   Но Колин вдруг нахмурился и оглянулся.
   - Мне показалось, что я... - начал он и вдруг шагнул в низкие кусты, а оттуда на него прыгнул странный серый зверь.
   Ильм с Миртом отшатнулись. Но Колин поймал зверя за подмышки и прижал к себе. Зверь завозился, стараясь задними лапами уцепиться за одежду мальчишки-оборотня и подняться выше. Колин спокойно отнёсся к его желанию.
   - Слушай, Колин, это тот зверь? - поразился Мирт.
   - Тот, - сказал мальчишка-оборотень. - И мы берём его с собой. Без меня он здесь пропадёт. Ты ведь... не возражаешь?
   - Вы вытащили этого зверя из подземного города? - медлительно спросил подошедший Дрок. - Но ведь это процион! Только без полосок и очков вокруг глаз!
   - Наверное, потерял в подземном городе, - сказал Ильм, задумчиво глядя на Колина, выпятившего живот, чтобы проциону было удобно сидеть на нём. - Там нет солнца, а весь свет - лишь излучение тамошней магии. Ну что? Едем искать дальше?
   - А кого ещё не нашли? - спросил Колин, шагая к машине. - Коннора нашли? Мирт, кто из наших есть?
   - Нашли Эрно, - ответил мальчишка-эльф, который снова прислушивался к пространству, выискивая собрата не по защите Ильма, но по кровной связи. - Причём и меня, и Эрно нашёл Коннор. Он с Эрно отделился, чтобы сразу найти Джарри, а потом поехать за Селеной. Ты как - в порядке? У нас еды немного осталось в машине.
   - Нашёл Мику, - сообщил Ильм, почти одновременно с резко обернувшимся в нужную сторону Миртом. - Впечатление, что он не на улице, а в доме. Любопытно.
   Мальчишки ввалились в салон машины, нетерпеливо выждали, пока в кабину сядут взрослые эльфы. И затем только, едва машина тронулась с места, Мирт вынул из запасников походный мешок с едой.
   Процион, сидевший в машине, обняв ногу Колина, всплеснул лапами, чуть только по машине распространился запах лепёшек. И немедленно сунулся носом в открытый Миртом мешок. Вскоре серый зверь, прислонившись к ногам Колина, сидел с выражением блаженства на острой морде.
   - Как ты его назовёшь? - спросил Мирт, осторожно гладя зверя по мягкой шерсти.
   - Не знаю, - вздохнул Колин и улыбнулся. - Ирма обрадуется, если я предложу, чтобы она сама его назвала.
   - Согласен, - усмехнулся Мирт.
   Пока они тихонько разговаривали, пока размышляли о том, где остальные и нашлись ли все члены компании путешественников, машина остановилась. Прислушавшись, Колин и Мирт переглянулись.
   - Да, Мика здесь.
   - Я вас подожду, - сказал Дрок. - Идите.
   Зверь счёл нужным быть ближе к Колину. Тот хмыкнул, но насильно оставлять зверя в машине не решился.
   Нужную дверь нашли быстро.
   Мирт позвонил.
   Появившаяся на пороге девочка-вампир заставила мальчишек улыбнуться.
   - Привет, Эрика!
   - Привет! - радостно завопила девочка. - Я так и знала, что вы придёте! Заходите! Мика заболел! У него маг-целитель! Но я рада, что вы пришли! Почему он оказался один на улице? Он заблудился, да? Ой...
   Это Эрика увидела Ильма и почтительно присела перед ним.
   - Вы знакомы? - с недоумением спросил младший Белостенный.
   - Это Ильм, - представил его Мирт, и Эрика снова присела перед эльфом. - Мы познакомились, когда выводили Коннора из храма некромагов. Эрика, так Мика у тебя?
   - Да. Мы пригласили к нему целителя, потому что он как-то странно себя ведёт.
   - А нам можно зайти? - предусмотрительно спросил Ильм. - Родители против нашего присутствия возражать не будут?
   - Нет! Мама здесь, и она сказала: как только Мика придёт в себя, мы сразу поедем в деревню, чтобы отвезти его.
   - Тогда, Эрика, будь так добра, предупреди маму, что пришли те, кто поможет Мике выйти из его состояния. Без приглашения я не могу войти.
   Мальчишки, рвавшиеся в комнаты к другу, тут же застыли на месте, не решаясь после слов младшего Белостенного бежать впереди него. Эрика хмыкнула на такие церемонии, но помчалась в комнаты, хотя глаза девочки-вампира явно горели желанием познакомиться с интересным серым зверем у ноги Колина.
   Не прошло и нескольких секунд, как в прихожую вышла мать Эрики и внимательно выслушала странных гостей дочери.
   - Да, проходите, пожалуйста, - просто сказала женщина. - Наш местный целитель и впрямь не понимает, что происходит с мальчиком.
   Мальчишки так и не решились бежать впереди младшего Белостенного, чем заслужили, как ни странно, одобрительный взгляд женщины-вампира. Правда, Колин попытался скрыть присутствие серого зверя, но, кажется, женщина сочла неизвестное животное, время от времени робко высовывающее длинный нос, безобидным. Так что в комнату, где лежал Мика, они всей компанией не ввалились, предпочтя выждать, пока Ильм не снимет защиты с Мики.
   Едва мальчишка-вампир открыл глаза, Мирт и Колин отчётливо ощутили, что полная связь между братством восстановлена. И теперь так же отчётливо они чувствовали, где находится Селена, пусть её и продолжала скрывать защита Белостенного.
   Коротко объяснив быстро очнувшемуся Мике, что происходит, они потащили его с собой к выходу. Но мальчишка оглянулся.
   - Эрика?
   - Мика! - обрадовалась девочка, которая было скуксилась, глядя на поспешный уход нежданных, но таких интересных гостей. - Мама, я с ними!
   Мать взглянула на Ильма.
   - Вы кто?
   - Я храмовник ордена Белой Стены.
   - Поклянитесь, что с моей дочерью ничего не произойдёт. А вечером мы с отцом сами заберём её из вашей деревни.
   Ильм, кажется, хотел возразить, что им сейчас не до лишних пассажиров, но заглянул и в молящие глаза девочки, и нетерпеливые - мальчишек... В общем, старик Дрок только рот раскрыл при виде бегущей к машине толпы детей, но возразить ничего не сумел.
  
   Глава десятая

  
   Коннор не пошевельнулся. С трудом удержал стон разочарования, но внутри вспыхнул со злости на себя так, что Эрно мгновенно поднял на него глаза.
   - Что не так? - тихо спросил он.
   Сначала Коннор постарался успокоиться. Потом проверил обереги, защищающие тех, кто рядом, от выброса его чувств: выход эмоционально-негативной силы оказался таким сильным, что даже Эрно, только что раскрытый-пробитый на магические способности, сразу почуял неладное. Стиснув зубы, Коннор вспомнил присловье Бернара: "Если дело сорвалось - думай, как расхлёбывать, а не пережёвывай сопли, что мог поступить иначе!"
   - Я дурак, - негромко сказал он, продолжая держать ладони над головой избитого отца, лицо которого они успели отмыть от крови. - Я проговорился, что рядом с Селеной некромагические силы. Проговорился при Перте. И, если там есть что-то, что надо было скрыть... - Он не договорил.
   Через минуту молчания Эрно так же тихо откликнулся:
   - Понял. Посмотрим на месте.
   Коннор тоже понял: Эрно имеет в виду, что ситуация неясная, и лучше со всем разобраться на месте, даже если будет тяжело. Вздохнув, мальчишка-некромант дал себе зарок на будущее - меньше болтать. Последнее, о чём подумал: теперь даже избавиться от Перта не то что сложно - невозможно. Уж кто - кто, а некромаг заинтригован ситуацией.
   Уловив взгляд, сам посмотрел на Эрно. Тот кивнул, криво усмехнувшись.
   - Наших будет больше. И Селена придёт в себя.
   - Утешаешь? - пробормотал Коннор и сам слабо улыбнулся. - Спасибо.
   Пока ехали проспектом, Коннор мог не только заниматься целительством, но и прислушиваться.
Так что информировать Эрно было нетрудно:
   - Они нашли Колина... Едут к Мике... Странно, у меня впечатление, что взяли в машину не только Мику... Всё. Они едут к Селене - только с другой стороны от нас... О... Рядом с Селеной... - Он поднял брови, напрягаясь. - Рядом с Селеной Берилл?! - Он привстал и сказал в кабину Перту: - Впереди - поворот на "кольце", а потом - первый переулок налево.
   А вернувшись сесть на пол, чтобы удобней было вкачивать в отца силы, Коннор вполголоса сказал:
   - Эрно... Бернар, конечно, поможет Джарри в деревне, но что будет с Селеной, когда она его увидит, да ещё в таком состоянии?
   После недолгого молчания Эрно вздохнул.
   - Моя бы мама страшно испугалась. Приводим в себя?
   - Наверное - да. Там, на месте, будет Мирт - он лучший ученик Бернара. И там будут Ильм с Дроком - они эльфы, целительство у них в крови. Ну, что?
   Когда машина свернула в переулок, мальчишки не только дорасплели защиту на Джарри, мешавшую ему приходить в себя, но и сделали всё, чтобы боевой маг очнулся. И обрадовались, когда Джарри открыл глаза и хрипло сказал:
   - Где мы?
   - В машине, - заулыбался Коннор. - Едем к Селене. Пить хочешь?
   - В машине... - повторил Джарри, и его передёрнуло, когда он явно кое-что вспомнил. - То есть мы...
   - Да, - быстро сказал угадавший, о чём он в первую очередь подумал, Эрно и сам дёрнул плечами, вспомнив, из какого ада они сбежали. - Успокойся. Мы уже не в подземном городе. Нас выкинуло.
   - Все... живы?
   Мальчишки с некоторым сомнением переглянулись, и Коннор осторожно сказал:
   - Наши - все. Ильм - тоже.
   - А что... со мной?
   - Ты был под защитой Ильма и встретился с полицейскими.
   - Весёлая встреча... была. Вода есть?
   Они напоили его водой, прихваченной из дома и ещё остававшейся в походных мешках, и помогли сесть. Помня о том, что предстоит увидеть Селене, Коннор принялся быстро оттирать кровь с волос Джарри.
   - Джарри, ты сможешь что-нибудь сделать, чтобы не выглядеть... э... таким?
   Боевой маг сумел улыбнуться.
   - Сопровождение же. Конечно, смогу. Сколько у меня времени?
   - Маловато, - повинился Коннор. - Минуты две-три.
   - На лицо хватит, - вздохнул Джарри и поднял ладони, словно пряча в них опухшее, местами посиневшее лицо.
   Мальчишки притихли, сидя на своих местах и поглядывая в окна. В жилом районе Перт вёл машину осторожно и со сниженной скоростью, поэтому Эрно первым заметил:
   - Смотрите - машина Чистильщиков стоит! Что они здесь делают? Они же обычно только пригород патрулируют!
   - Берилл и Чистильщики... - задумчиво сказал Коннор. - Берилл, наверное, почувствовал, что с Селеной плохо. Но... Сбежал из деревни? Поймали в пригороде Чистильщики и повезли туда, куда он попросил? Ладно, сейчас узнаем. О, вот и Мирт с ребятами.
   Две машины остановились возле транспорта Чистильщиков почти одновременно.
   Из машины Дрока стремительно вывалилась вся детская компания и только было бросилась к машине Перта, как застыла, ахнув: Коннор и Эрно вытаскивали из салона Джарри, который от слабости пока ещё опирался на их плечи.
   Первым отмер Мирт. Он кинулся к Джарри и, пока тот медленно переступал ногами, быстро спросил:
   - Что случилось?
   - Избили. Полицейские, - объяснил Эрно.
   - Я так выгляжу? - хрипловато усмехнулся Джарри. - Тогда оставьте меня здесь, у машины. Когда Селена сумеет подойти ко мне, я буду выглядеть не настолько пугающим.
   Двое взрослых эльфов, а потом и присоединившийся к ним Перт тоже поспешили к боевому магу сопровождения, чтобы оценить его повреждения. После минутного совещания пришли к выводу, что маг прав и сам сумеет справиться с проблемой кровоподтёков и ушибов. И не только торопливость заставляла их быстро оценивать повреждения Джарри, хотя и чувствовалось, что им хочется поскорей очутиться там, где сидит последний член команды путешественников.
   Пока суд да дело, мальчишки и странным образом присоединившаяся к ним девочка-вампир, которую Джарри тоже узнал, окружили Коннора. Тот, как и Эрно, внезапно обрадовался зверю, который так и висел на Колине. А потом все заговорили быстро, перебивая друг друга, стараясь объяснить и рассказать сразу всё - правда, заговорили, поглядывая на взрослых эльфов, а значит, тихонько, чтобы не раздражать их. Никто во всей этой суете не заметил, как Джарри коротко взглянул на Коннора. Тот еле заметно кивнул и, как ни в чём не бывало, пошёл к месту, где должен найти Селену. Мальчишки и Эрика последовали за мальчишкой-некромантом.
   Место, где сидела Селена, буквально бушевало эмоциями и некромагическими силами - недаром Перт всё оглядывался в нужном направлении.

   Когда Коннор дошёл до сидевших на каких-то тряпках людей, он хмыкнул.
   - Ой, Коннор! Ура-а! - обрадовалась Ирма. А потом завизжала на всю детскую площадку: - Коли-ин!!
   Серого зверя, принюхиваясь и озираясь, шагавшего рядом с мальчишкой-оборотнем, воплем Ирмы чуть не выкинуло назад, в кусты. Когда волчишка повисла на брате, обливая его слезами, Эрика хихикнула и вместе с Микой присела у кустов, чтобы попытаться хотя бы выманить любопытного, но перепуганного воплем зверя...
Остальные же быстро поздоровались с Эваном, с совершенно счастливым Александритом и таким же сияющим Бериллом.
   Когда возбуждение от неожиданной встречи улеглось, обнаружили, что Коннор стоит в пяти шагах от бревна, на котором сидят Селена и невероятно грязный незнакомый мальчишка. И стоит Коннор не просто так: он выпрямился солдатиком - со сжатыми кулаками. Время от времени покачивался, а неизвестный лишь исподлобья хмурился на него и не двигался.
   Ребята из братства постепенно собрались за спиной Коннора, а потом подошли и взрослые. Никто не смог подойти к Коннору ближе, чем на пять шагов. Дрок, видимо пользуясь старшинством, спросил:
   - Селену я знаю. Кто этот мальчик-эльф? Я не помню такого в вашей Тёплой Норе.
   Перт, даже не смаргивая глядевший на неизвестного мальчишку, встал на одной линии с Коннором - и пошатнулся. Он с трудом устоял на ногах.
   - Поразительно, - негромко сказал некромаг, и все замолчали. - Он пользуется чудовищной силой... Кто ты, мальчик?
   Неизвестный промолчал, а Коннор спокойно заметил:
   - Это не чудовищная сила. Это сила подземного города. Дикая.
   - Но ты неплохо сопротивляешься ему, - не глядя на него, тоже заметил Перт.
   - Я подготовился, зная, с чем могу встретиться в подземном городе. Вы тоже хорошо держитесь.
   Только после этого обмена репликами все увидели, что и Перт, и Коннор стоят так, словно навстречу им обоим рвётся сильный ветер, пытаясь сбить их с ног.
   - Мне больше интересно, что он умеет манипулировать этой силой, как некромаг, - отстранённо, будто изучая нечто любопытное, сказал Перт.

   - Меня интересует другое, - тоже довольно хладнокровно откликнулся Коннор. - Он не просто манипулирует силой, но сумел включить в своё безопасное пространство Селену. Эй, ты ведь из подземного города?
   - А ты тот Коннор, который может убить меня одним пальцем? - презрительно отозвался мальчишка-эльф.
   - Ирма напугала? - насмешливо спросил мальчишка-некромант.
   - А что? Пугаться не надо было?
   Коннор даже улыбнулся: они разговаривали, как два уличных пацана, примериваясь перед дракой.
   - Да сдался ты мне!..
Мне моя мама нужна.
   Неизвестный ещё крепче вцепился в Селену.
   А Коннор чуть оглянулся - так, чтобы в поле зрения попал Ильм.
   - Почему защита не пропадает? - шёпотом спросил он. - И форма преобразилась.
   - Я снял её, но этот мальчик - он накинул на неё собственную защиту. Её я пробить не могу: её основа - дикая магия. Разобраться в структуре невозможно. Она слишком хаотична. - Помолчав, Ильм добавил, присматриваясь: - И не стоит на месте, постоянно изменяясь.
   - Парень! - крикнул Коннор. - А чего ты хочешь? Зачем тебе Селена?
   - Уходите отсюда! - огрызнулся мальчишка-эльф. Помолчал, диковато поблёскивая глазами, а потом выпалил: - Она моя добыча!
   Коннор постоял ещё немного, наблюдая за жалкими попытками Перта хоть что-то сделать с некромагией, основанной на необычной магии, а потом отошёл. Синие глазища неизвестного мальчишки-эльфа вспыхнули диким торжеством. Но, прежде чем отвернуться, Коннор снова улыбнулся ему, и тот насторожился.
   - Ребята, нам придётся использовать нашу личную силу, чтобы освободить Селену, - спокойно сказал Коннор, отойдя подальше и от бревна, на котором сидели двое, и от взрослых, которые разделились: эльфы сами по себе, а Эван и Александрит - с малышнёй и Эрикой.
- Хельми нет - плохо, но думаю, Берилл сумеет его заменить.
   - А что ты придумал? - встревоженно спросил Колин.
   - Мы позовём Селену. Она освободится от его защиты и сама решит, что делать.
   - Что - что, - проворчал Мика. - Она скажет - возьмём бедненького мальчика в Тёплую Нору, и будет ругаться с Пертом.
   - Хм. Ты сразу сообразил главную проблему, - задумчиво сказал Коннор. - Но, пока у меня другого плана нет, попробуем этот. Берилл, иди сюда!
   Вместе с Бериллом, естественно, подошёл и его старший брат.
   - Что вы хотите делать? - хмуро спросил он. - Зачем вам нужен Берилл?
   - Он часть нашего братства, - усмехнулся Мирт. - Хочет или не хочет, но часть. Вы ведь сюда приехали, из-за того что Берилл уговорил вас?
   - Это так, - вздохнул Александрит.
   - Мы хотим дозваться Селену, - объяснил Коннор. - Для этого Бериллу нужно совсем мало: он просто возьмётся за наши руки и позовёт Селену. Дальше уже не наше дело, а самой Селены.
   - А, ну это не страшно, - успокоенно сказал парень-вампир. - Я боялся, вы возьмёте Берилла, чтобы подойти к этому... - Он споткнулся и оглянулся на мальчишку-эльфа.
   - Я хочу позвать Селену! - кивнул Берилл и протянул руки Коннору и Мике - ближайшим к нему ребятам из братства.
   Мальчишки, взявшись за руки, присели в кружок, когда над ними раздался хрипловатый голос:
   - Я слышал - и я с вами.
   Чуть потеснив Коннора, рядом с ним тяжело осел на корточки Джарри.
   - О-ой... - разглядев его лицо, прошептал Берилл, и Джарри ободряюще улыбнулся ему.
   - Ничего страшного, малыш Берилл. Это пройдёт быстро. Ну, что? Начали?
   Коннор закрыл глаза. Последняя мысль: "Нет, всё равно жаль, что Хельми нет. И Колра. Драконы бы быстро разобрались с этим делом..." И "увидел" Селену: она привычно вошла в гостиную с его младшим братишкой на руках; она оставила Стена ему и пошла дальше - посмотреть, как там, на кухне; вот она сидит за столом и, улыбаясь, слушает Джарри... Все привычные образы приёмной мамы и сестры по крови появлялись быстро и легко, но оставались словно за многослойным стеклом. Тогда Коннор проделал вещь - глупую, но единственную, что придумалось ему: он встал перед этим стеклом и тихонько постучал в него. "Селена! Мама!" Стоявшая вполоборота, она оглянулась.
   Резко открыв глаза, Коннор расслабил пальцы, отпуская руки Берилла и Джарри. И встал. Помог подняться на ноги Джарри, который с надеждой уставился на семейную.
   Поднялись и остальные.
   - Ура... - тихонько сказал засиявший Мирт, глядя, как хлопает глазами Селена, стараясь сообразить, где она, с кем и почему знакомые ей существа и люди не приближаются. И хлопает глазами неизвестный мальчишка-эльф, зажавшийся, будто внезапно пойманный в ловушку.
   Оглянувшись на ребят и кивнув им дожидаться его, но не подходить, Коннор снова встал в тех же пяти шагах от бревна.

   - Селена! - позвал он снова, но уже напрямую. - У нас проблема. Ты прихватила этого парня из подземного города. Но он считает тебя своей добычей. Попробуешь разобраться с ним?
   - Можно вызвать некромагов, - вполголоса сказал Перт, оценивающе приглядываясь к мальчишке-эльфу. - Если он может держаться против нас, то против целой команды некромагов ему не выдюжить.
   - Делайте, что хотите, - пожал плечами Коннор, следя за первыми движениями Селены. - Но что-то подсказывает: если с ним договорится Селена, смертей не будет.
   - Думаешь, он будет убивать? - поразился Перт. Но, присмотревшись - видимо, в поисках знаков внутри хаотичной структуры мальчишки-эльфа, обречённо кивнул сам себе. - Да, ты прав. Будет.
   - Он несколько лет прожил в подземном городе, - напомнил Коннор. - У него другие понятия о том, как вести себя и чего ждать от мира. И он привык пользоваться дикой магией.
   - Он опасен, но силён... - так же вполголоса сказал Перт. - И мне кажется, я нашёл в его магии... - Он прикусил губу. - Мне кажется, он был учеником нашего храма. Он применяет наши же приёмы, но пользуется для поддержки другой силой.
   Коннор промолчал. Именно отсюда и начинались трудности, которые он предполагал. Если вдруг выяснится, что мальчишка-эльф - ученик некромагов, Перт захочет оставить его в храме. А если мальчишка-эльф упрётся и захочет остаться с Селеной - то есть поехать в Тёплую Нору?
   Селена тем временем будто и впрямь очнулась от глубокого сна и внезапно обнаружила обнимающего её за талию незнакомого мальчишку. Удивлённо приподняв брови, но в то же время сонно улыбаясь, она спросила у него о чём-то. Коннор попытался прочитать по губам. Получилось:
   - Ты кто?
   Мальчишка исподлобья зыркнул на неё и с таким большим вздохом, что заметили все, что-то ответил.
   Потом Селена сказала что-то ещё, подлинней, что разобрать по губам было трудно. Кажется, спросила о чём-то. Мальчишка-эльф покачал головой. Она снова спросила. Он опять покачал головой. А Селена вдруг рассмеялась и сама обняла его. И снова что-то сказала - причём, уже точно не спрашивая, а утверждая. Он обмяк под её рукой и снова вздохнул, а потом сам спросил. Коннор, пытаясь проследить ответ, считал с губ Селены имя младшего братишки.
   - Кажется, она разговорила его? - неуверенно сказал Перт и шагнул вперёд.
   И чуть не рухнул: мальчишка-эльф мгновенно обернулся и махнул в его сторону рукой - земля разверзлась под ногами некромага так стремительно, что только рванувший за ним Ильм успел схватить его за руку и не дать упасть в быстро выросший мини-овраг между бревном с сидящими и остальными.
   - Не торопитесь, - недовольно сказал Коннор, вторым схвативший Перта за руку.
   Некромаг, побелевший от неожиданности, отступил от края оврага.
   - Селена! - крикнул Коннор. - Что-то надо?
   - Воды бы! - звонко ответила она. - А то в бутылочке почти ничего не осталось!
   - Коннор, возьми, - сзади сказала Ирма, во все глаза следившая за происходящим.
   Мальчишка-некромант взял бутылочку, помедлил и, зажав её между ногами, снял с себя рубаху. После чего в полном молчании с обеих сторон закрутил бутылку с водой в рубаху и перебросил через овражек. Честно говоря, он немного опасался, что мальчишка-эльф взорвёт летящий к нему предмет. Но тот довольно ловко поймал его. И протянул Селене, которая спокойно размотала рубаху Коннора и сунула мальчишке же.
   - Зачем? - с недоумением спросил эльф.
   - Коннор поделился с тобой одеждой, - громко сказала Селена. - Он думает, что ты едешь с нами. А ходить в таких лохмотьях тебе неудобно... - И снова приникла к горлышку бутылки, явно наслаждаясь прохладной водой.
   Когда она дала мальчишке-эльфу допить остатки, Коннор тихо спросил Перта:
   - Вы не будете против, если мы и впрямь заберём его к себе в деревню?
   - С условием, - сухо сказал некромаг. - Когда он придёт в себя, вы не будете препятствовать его возвращению в храм.
   Коннор, смотревший на него в момент ответа, за плечом Перта увидел Ильма, который опустил глаза, насмешливо улыбаясь. Всё правильно - усмехнулся в ответ Коннор. Это Перт ещё не знает, кто привёл и отпустил мертвых некромагического храма.
   - А если реальней? - тоже суховато спросил Коннор. - Я знаю, что вы меня воспринимаете ещё, как ребёнка. Но у меня вопрос для взрослого: а если он сам не захочет - вы его силой заставите вернуться в храм? Не забывайте: он чист от печати мастера храма. И он имеет право на самоопределение.
   - Джарри! - обрадовалась Селена, разглядев семейного и тут же нахмурившись: - Что с тобой? Что случилось?
   - Ничего особенного, семейная моя, - откликнулся Джарри, любовно глядя на неё. - Это пройдёт быстро. Как звать мальчика?
   - У него красивое имя - Вереск!
   - Вереск, ты решил? Ты едешь с нами? Меня зовут Джарри!
   - Я знаю, - буркнул тот, облизывая губы и поглядывая на всех за овражком, словно загнанный зверь.
   Поймав себя на таком сравнении, Коннор присмотрелся к нему. Тот всё ещё держал на коленях его рубаху, не пытаясь её надеть. Да, с этим Вереском сложней. Действуй он обычной магией, Коннор быстро справился бы с ним. Но дикая... Непредсказуемая...
   Тем временем Селена встала, хотя мальчишка-эльф пытался её остановить. Но она легко вытянула из его рук рубаху и помогла надеть её. Даже не помогла - просто заставила поднять руки и одела Вереска. Тот от неожиданности погладил ткань, будто прислушиваясь к своим ощущениям.
   - Коннор... - позвали сзади шёпотом.
   Он оглянулся. Задумчивый Колин держал в руках своего серого зверя.
   - На. Покажи ему. Может, он согласится пойти с нами.
   - Вереск! - позвал Коннор, улыбаясь: больно странный повод для согласия мальчишки-эльфа придумал Колин! - и поднял вверх брыкающегося от страха зверя. - Мы не только тебя берём!
   Селена снова засмеялась, будто поняла задумку Колина. Отодрала пальцы Вереска от себя и сжала его ладонь.
   - Не бойся. С нами хорошо, - всё так же звонко, чтобы слышали все, сказала она.
   Мальчишка-эльф неуверенно встал и, держась плотно к Селене, сделал шаг, другой. Ирма было рванула к нему, но споткнулась и чуть не упала в овраг. Мирт взял её на руки, а Коннор, усмехнувшись, махнул рукой - и овражек медленно, не так шустро, как у Вереска, но всё же сошёлся краями, закрываясь.
   - Хочешь доказать, что сильней?! - вскинулся тот.
   - Нет, не хочу, чтобы малышня свалилась туда. Зачем ты напугал Ирму?
   - А зачем она... - Он задумался и снова вскинул голову: - Зачем побежала ко мне?
   - Моя сестра ко всем бегает, - проворчал Колин и забрал серого зверя у Коннора. - Она всем радуется. Даже таким, как ты.
   Вереск покосился на Ирму, которая поймала его взгляд и немедленно высунула язык: "Бе-бе-бе!" Он отвернулся к плечу Селены, но на этот раз многие уловили, что он не выдержал и улыбнулся.
   Подведя чуть заметно упирающегося мальчишку-эльфа к Джарри, Селена обняла семейного одной рукой.
   - Мы все живы, Джарри! Все? Где драконы?
   - Они у Вальгарда - так надеюсь, - ответил Джарри, чуть охнувший от боли, но тут же улыбнувшийся Вереску, насупившемуся на него.
   Селена, не обращая внимания на старших эльфов, зашагала за кивнувшим ей Эваном, тоже крепко держа Вереска за руку, а с другой стороны - взяв под руку Джарри.
   Уже у машины Чистильщиков она обратилась к взрослым эльфам:
   - Вы не возражаете, если мы сначала отдохнём несколько дней, а потом уже всё обговорим - всё, что нам необходимо?
   Дрок покачал головой.
   - Отдых вам необходим. Дня через три мы к вам наведаемся, леди Селена.
   И склонил перед ней голову.
   - Спасибо, Дрок. Ребята, сначала сядем мы, а потом - вы. Думаю, вы понимаете - почему.
   Она отпустила Джарри и повела за собой в салон машины Вереска, напряжённого так, что её пальцы побелели от боли, - заметил Коннор. В салоне они сели так, как сидели на упавшем дереве - Вереск, прижавшись к Селене и поглядывая вокруг насторожёнными до угрюмой ярости глазами. Но, едва в машину набились все, заглянул Ильм и сказал:
   - Я доеду до деревни с вами. Поэтому Александрит и дети могут перебраться ко мне.
   - Но я не хочу-у... - тихонько заканючила Ирма, умоляюще глядя на Колина.
   Мика встал с пола, на котором было расположился, чтобы уступить место Эрике, и предложил:
   - Я, Колин, Эрика - перебираемся с вами в ту машину.
   - Спасибо, Мика, - пробормотал Джарри.
   - Зверя не забудь, - скомандовала немедленно приободрившаяся волчишка. - Вот Пират обрадуется!
   Дети ушли с Ильмом, а Вереск тихо спросил Селену:
   - А кто это - Пират?
   - Собака. Правда, я не совсем уверена, понравится ли этот зверь Пирату, - задумчиво сказала Селена. - Пёс и так трусливый. Вереск, ты видел этого зверя в подземном городе?
   Мальчишка-эльф мотнул головой и сразу покосился на Коннора. Тот смотрел на окошечко в кабину. Через несколько секунд оттуда высунулся Эван и со вздохом сказал:
   - Ребята, кто-то из вас очень взволнован. Не могу завести машину. Успокойтесь, а?
   Все уставились на Вереска. Тот почувствовал неладное, но понять, в чём дело, кажется, не мог. И тогда Джарри снова вздохнул и принялся объяснять новичку азы пользования любой силой. Первый урок закончился лишь через полчаса, когда Вереск уяснил, почему машина не двигается и что надо сделать, чтобы ехать по городу.
  
   Глава одиннадцатая

  
   Вереск оказался очень проблемным мальчиком.
   Началось всё с дорожных проблем, которые закончились ближе к пригороду. Мотор Эвановой машины глох раз за разом. Несмотря на чёткие объяснения Джарри, Вереск с трудом закрывал личный круг - границы личной магии. Чего у него не было от слова "совсем" - так это умения надолго сосредоточиться. Контроль над своей магией терял мгновенно, стоило чему-то привлечь его внимание. А для дикаря (Селена вздыхала, но другого слова пока подобрать не могла) на улицах города любопытного было много. Так что машина Чистильщиков ехала, будто заикаясь. И Селена про себя не единожды перекрестилась, что их средство передвижения принадлежит Чистильщикам, символика которых видна издалека любому полицейскому.
   На одной из остановок подошёл Ильм и довольно раздражённо сказал, что он лучше доедет до Чистильщиков сразу, без дурацких остановок. И возразить нечего. Отпустили, хотя дети из его, точней - наёмной, машины и насупились. Правда, Селена надеялась, что новостей и интересных обсуждений у них много - и они забудут о своей обиде. Был даже момент, когда Селена позавидовала Александриту, которому пришлось или довелось наблюдать радость детей - такую разную: малышни - от встречи с Эрикой и Колином с Микой, а также всех - от общения с проционом, который быстро успокоился, едва ему протянули кусочки повкусней.
   Потом была большая пауза, когда машина, не останавливаясь, ехала довольно долго, и Селена заметила: сидевшие напротив неё мальчишки как-то странно притихли. Сначала она увидела, что Коннор и Мирт сидят по обе стороны от Эрно, а тот явно держит их, чтобы они не упали; потом обнаружила, что из них троих только Эрно сидит с открытыми глазами. Некоторое время пыталась понять, что происходит, и невольно улыбнулась: Мирт и Коннор "ушли" в библиотеку прошлого. Если она правильно поняла - искать противодействие дикой магии Вереска. Проблему решать, в общем, пока есть свободное время.
   Думала о том, как вот-вот они все вернутся в уют и безопасность деревни, как встретят их всей толпой соскучившиеся и дети, и взрослые, а Хоста выйдет навстречу с корзиной, и она, Селена, вынет из крохотной спаленки своего сына, а он засмеётся...

   И снова и снова возвращалась мыслями к Джарри. Он сидел рядом - такой сильный, пусть сейчас пока ещё расслабленный, такой тёплый...
   А потом... Эван негромко напомнил, что до пригорода, до штаба Чистильщиков, осталось минут двадцать езды. Если ничего не случится. То ли нечаянно предугадал, то ли слова были для него привычно пустыми. Говорят же люди, часто добавляя к информации пару успокаивающих, но никому не нужных слов...
   Всё произошло слишком быстро...
   Правую ладонь Селены с одной стороны собственнически сжимал Вереск. Другая же, левая, покоилась на сгибе локтя Джарри. Хозяйка места сначала почувствовала лишь, что пальцы её левой слегка онемели, и им стало как-то прохладно. Сосредоточившись на этой странности, она невольно подсунула их под сгиб локтя семейного - согреться. И замерла. Рука Джарри была почему-то очень холодной. До сих пор он сидел спокойно, разве что чуть-чуть сполз на сиденье вперёд. Селена посчитала, что он просто сильно расслабился, а может, и задремал - голова склонённая. Но теперь, стараясь не потревожить ни мальчишку-эльфа, ни семейного, она осторожно наклонилась вперёд и заглянула в лицо Джарри.
   Ледяной взрыв потряс её тело, будто она внезапно попала в эпицентр... несущейся с гор лавины. Полузакрытые глаза семейного - глаза человека без сознания. Осунувшееся, побледневшее из-за отхлынувшей крови лицо... Инстинктивно она оглянулась на Вереска. Увидела опущенные жёсткие глаза и злорадную ухмылку, кривящую его рот.
   В следующий миг Коннор и Мирт одновременно распахнули глаза, а Коннор, даже не раздумывая, будто падая, резко съехал с сиденья и ударил Вереска ногой в лицо. Тот, ахнув от неожиданности, сначала откинулся головой к спинке сиденья, а потом схватился за разбитый в кровь рот, потрясённо глядя на Коннора.
   Пока мальчишка-некромант после удара распрямлялся высвобожденной пружиной, Мирт, всего секундой запоздав после удара Коннора, вскочил на ноги и ребром ладони по шее сбоку врезал мальчишке-эльфу, который и так уже задыхался и постанывал, захлебываясь кровью, идущей ртом.
Тот мешком свалился с сиденья на пол.
   Эрно откинулся на спинку своего сиденья, ошеломлённый мгновенной реакцией ребят из братства.
   Коннор уже стоял на коленях перед всё ещё сидящим Джарри, держа ладонями его голову, в то время как ужаснувшаяся Селена схватила тяжёлое тело семейного за пояс, чтобы он не упал.

   - Что... Что происходит... - шёпотом, потому что горло перехватило судорогой, спрашивала она со страхом.
   А потом она поняла, что Коннор быстро-быстро что-то бормочет, не сводя немигающих глаз с Джарри, сместив ладони так, что одна теперь упиралась её семейному в лоб, а другая лежала на его груди, на сердце.
   Мирт между тем рывком уложил бесчувственного Вереска на полу машины.

   - Эй, что у вас происходит? - громко и с тревогой спросил Эван. - Машина Ильма остановилась - и сюда бегут Колин с Микой!
   Их машина тоже встала на месте, ближе к бордюру дороги.
Распахнулась дверца в салон, влетели мальчишки и тут же замерли, глядя на Коннора и Джарри.
   - Помочь? - шёпотом спросил Мика.
   - Сядьте вокруг него, - велел Коннор. - Мне нужно, чтобы вы изолировали Джарри, замкнули его на себе, быстро!
   - А с этим что? - боязливо спросил Колин, кивая на лежащего Вереска.
   - Колин, я сяду рядом с Джарри, а ты садись с... этим... - Последнее слово Мирт чуть не выплюнул. - Сторожи его. Как глаза начнёт открывать - бей в морду!
   - У меня верёвка есть, - деловито сообщил Мика, уловивший главное: "этот" - опасен! - Связать его?
   - Что у вас? - недовольно спросил Ильм, сунувшийся в салон машины, закрывая вход и обзор для Эрики и малышей, которые нетерпеливо требовали пропустить их.
   - Этот, - снова выделил слово Мирт, - хотел убить Джарри! Коннор пытается помочь, но мы не знаем, как справиться с такой силой.
   - Прогони свои обычные силы через его тело, чтобы вытеснить дикую магию, - это стандартная процедура при работе с чужой силой, - посоветовал Коннору Ильм и вошёл в салон с улицы, под возмущённый вопль Ирмы закрыв за собой дверцу.
- Я помогу.
   Теперь и взрослый эльф присел перед неподвижным, едва не соскальзывающим с сиденья Джарри, взявшись за его запястья.
   Колин и Мика тишком-молчком поменялись местами: мальчишка-оборотень держал под руку Джарри, оттеснив испуганную Селену, а Мика кровожадно связывал-таки Вереска. Эван, услышавший их, в салон не заходил, потому что понимал: ему-то, обычному человеку, далёкому от магии, не то что делать нечего среди работающих магов, но просто опасно там находиться.
   Когда Селена опомнилась от ужаса, она тихонько спросила:
   - А что могу сделать я?
   - Приготовьте речь для вашего новичка, - предложил Белостенный, не отводя глаз от Джарри, которому, как "видела" Селена, продолжал вливать магическую силу. - О том, что вы не можете быть единственной только для него. Иначе он поубивает всех в деревне. Закрыть его, чтобы он не использовал дикую магию, не может никто из нас, так что остаётся лишь взывать к его разуму.
   В голосе взрослого эльфа насмешки не было. Только абсолютная серьёзность.
   Но, не оглядываясь на Белостенного, Коннор сказал:
   - Мы с Миртом покопались в библиотеке. Закрыть его может дракон. Но пока... Мика, ты его хорошо скрутил?
   - Очень хорошо! - сквозь зубы процедил невероятно злой Мика.
   - Найди, чем завязать его глаза. Я не знаю, насколько он был подготовлен у некромагов, но знаю, что одним взглядом он много может чего сделать.
   - Тебе-то самому не холодно? - по-взрослому спросил Мика, скептически оглядывая друга. - Отдал рубашку этому, а сам...
   - Обойдусь. Джарри, ты меня слышишь?
   - Угу... - выдохнул маг.
   А вместе с ним выдохнули остальные: очнулся!
   Почти одновременно через окошечко Эван сказал:
   - Мика, возьми. У меня тут тряпка завалялась, не очень чистая. Но ведь пацан не будет пытаться смотреть сквозь неё.
   Обрадованный Мика так поспешно завязал закрытые глаза Вереска, всё ещё не пришедшего в себя, что стало ясно, как он боится опасного "этого". А потом мальчишка-вампир поднял глаза на всех и усмехнулся.
   - Ну, не только у драконов... Есть и свои приёмы закрыть "этого". Эх, быстрей бы вернулись Колр и Хельми!.. Как-то не представляю, что этого Вереска мы сможем отпустить в деревне...
   Ильм приподнялся с корточек, сверху вниз оглядел всех.
   - Вам повезло, что вовремя заметили... - Он осёкся, взглянул на Селену.
   Та, щекой прижавшись к плечу семейного, повела плечами.

   - Да, я не надела браслетов-оберегов. Так что мне не повезло. Это братство.
   Возле штаба Чистильщиков пришлось задержаться. Не оттого, что вместо Эвана за руль сел Александрит - малышня осталась с Ильмом. Не оттого, что из машины Эвана ребята и взрослые пересаживались в машину Александрита. А оттого, что осторожно, стараясь сделать это без лишних глаз, под наблюдением Рамона в машину перенесли тело Вереска. Всё-таки пригород стал довольно оживлённым в последнее время, и на улице было достаточно народу, чтобы заметить странные перемещения.
   Кроме всего прочего, слегка обескураженная Ванда, маг Чистильщиков, посмотрела на Коннора, велела подождать минутку и убежала, чтобы вернуться с рубашкой, чуть больше размером, чем оставшаяся на Вереске.
   - Бери, - сказала женщина-маг. - В городе тепло, за городом тепло, но не след всё же ходить полуголым. Это моего старшего сына. Принесла в штаб на тряпки, но доехать в ней до деревни можно. Надевай давай.
   Когда распрощались с Чистильщиками и уже катили по пригородной дороге, выглядевший выздоравливающим больным Джарри смущённо сказал:
   - Может, пора привести мальчика в сознание? Кажется, у меня... - он слабо усмехнулся, - не самый удачный сегодня день.
   - И ты хочешь окончательно убедиться в этом, - высказал Коннор, тем не менее улыбаясь отцу.

   - Мы не развяжем его и не снимем повязку с глаз, - предложил Джарри. - Я хочу, чтобы он пришёл в себя и услышал то, что мы должны были с самого начала сказать ему. Вереск ведь даже не знает, в какое место мы его везём. Он всего лишь решил поехать с нами. И он не знает о братстве. А если будет оставаться в неведении... Нет, лучше так: если он узнает о братстве, нам будет легче.
   - В смысле, что он нас всех сразу поубивает? - ехидно спросил Мика.
- Ну, чтобы Селена только ему досталась?
   - Мне кажется, он был в подземном городе несколько лет, - не обращая внимания на его горькие подзадоривания, закончил боевой маг. - Селена привлекла его внимание тем, что она мягкая и спокойная. Она привлекла его внимание тем же, что и всех нас. Он должен знать - и тогда ему будет легче. - Джарри поморщился и слабо улыбнулся. - Не забывайте, что он думает: мы и Селена - больше никого нет. А мы сейчас приедем в Тёплую Нору - и для него будет громадная неожиданность. А если предупредить... В общем, не мастак я объяснять, но знать о том, что его ожидает, он должен.
   - Ну, попробуем, - задумчиво сказал Коннор и снова сел на пол.
   Для начала он усадил тут же, на полу, мальчишку-эльфа, прислонив к краю сиденья, и привёл Вереска в себя.
Когда поза Вереска подсказала всем, что сидит он довольно уверенно и уже пробует понять, можно ли избавиться от верёвок, Мирт наклонился к нему и провёл пальцами по лицу, прошёптывая привычное заклинание для исцеления мелких ран и синяков. Вереск застыл, насторожённо прислушиваясь.
   - Эй, Вереск, - обратился к нему Коннор, едва Мирт закончил лечение. - Джарри, которого ты чуть не убил, считает нужным тебя предупредить. Если с Джарри что-то случится, Селена тебя возненавидит. Он её семейный. Если Селена возненавидит тебя, мы будем драться с тобой, потому что мы, пятеро, братья по крови, а Селена - наша сестра.
   - Как это - сестра? Почему? - хрипловато спросил мальчишка-эльф, еле двигая разбитыми губами.
   - Сестра по крови - значит мы, пятеро, ощущаем каждое её чувство.
Она испугалась - мы приходим на помощь. Вот что значит - сестра по крови. Это понял?
   - Понял, - угрюмо сказал Вереск.
   - Что ещё ты должен знать. Мы приедем не просто домой. Мы приедем в дом, где таких, как мы, много. Ты слышал о войне с машинами?
   - Что?
   Сидящие в салоне машины переглянулись. Коннор поднял бровь.
   - Вереск, ты слышал о войне?
   - Нет. Я был в подземном городе и ничего про это не знаю.
   Селена только вздохнула: мальчишка-эльф заинтересовался и начал отвечать, и это здорово. Теперь его узкий мир одиночества расширится в мир, полный общения.
   - Сейчас я тебя развяжу и сниму повязку с глаз, - бесстрастно продолжал Коннор. - Но учти: если ты захочешь что-то сделать со мной, мне на помощь придут ребята из братства. И тогда мы привезём тебя в деревню спелёнутым, как ребёнка. Усвоил?
   - Усвоил.
   - И последнее. Сейчас ты не получаешь именно того, что хочешь. И не получишь. Не желаешь вернуться в храм некромагов, откуда ты, как мы подозреваем, сбежал?
   - Нет, не желаю.
   Селена замерла - и чуть не рассмеялась в слезах: мальчишка-эльф пытается подражать Коннору, отвечая точно так же бесстрастно!..
В сущности, правильно делает: мира не знает, людей не знает. Надо хоть за что-то зацепиться, чтобы начать осваивать новый мир.
   Обняв руку семейного, она следила, как Коннор развязывает верёвки на Вереске, а Мика помогает ему - в большей степени, конечно, контролируя, чтобы хорошую верёвку не порезали. Когда Вереск размял руки и чуть расправил поясницу, Коннор снял с его глаз повязку и помог сесть. Но усадил уже не рядом с Селеной, а в уголок, около себя. Мирт облил повязку водой и дал новичку, чтобы тот вытерся ею, как мокрым полотенцем.
   Рядом с Селеной сел теперь решительно настроенный Мика. Задумчиво сворачивая верёвку, мальчишка-вампир заявил:
   - Ничего хорошего из этой поездки у нас не получилось! Я-то думал - мы столько артефактов найдём! А нашли... - Он коротко скосился на Вереска. - Какого-то проциона!
   - Интересно, - пробурчал Мирт, - а что ты хотел найти в храмовом городе? Машины? Свалку металлолома? Да и куда тебе больше? Со своими-то складами разобраться не можешь, а хочешь ещё набрать!

   - Ага, - вредным голосом сказал Мика. - Как чуть что - так все ко мне бегут! У меня из двух складов скоро вообще ничего не останется! С вашими-то дельтапланами! А сколько у меня увели, когда начали делать самокаты? Да у меня до зимы ничего не останется! Сколько ни набирай - всё расходится слишком быстро!
   - А ты пройди с металлоискателем по луговине, - тихо (ему было пока трудно говорить в полный голос) и с паузами посоветовал Джарри.
- Там танков было много, да и металлических птиц. Не верю, что всё успели собрать. Тем более что именно там рухнули оба последних машинных демона.
   - Хм. А металлоискатель - это как?
   - Магниты у тебя есть?
   - О, понял! - обрадовался Мика. - Надо будет с Колином обмозговать идею. Колин, слышал? Эй, ты чего - спишь, что ли?
   - Нет, не сплю, - негромко сказал Колин. - Я с тобой идею обмозгую, но ты мне самокат починишь. Идёт?
   - Не! - удивился Мика. - Кто тут главный жмот - я или ты? Вы только посмотрите - Колин торговаться научился!
   Мальчишки болтали, вспоминали, размышляли вслух, что и кто их ожидает в деревне... Старательно обходили только одну тему - то, что произошло в подземном городе. Но это неудивительно: они опосредованно вводили Вереска в курс того, что ждёт его в Тёплой Норе. Они называли имена, упоминали, кто чем занимается. Мальчишка-эльф сидел угрюмый, но волей-неволей вслушивался в разговоры, и Селена, благо что теперь он сидел напротив, заметила, как пару раз он открывал рот, глядя на кого-то из беседующих, - наверное, что-то переспросить или уточнить. Но вовремя спохватывался и снова замыкался в себе, продолжая, тем не менее, внимательно прислушиваться.
   Александрит свернул вслед за Ильмом к кукурузному полю, и мальчишки замолчали и засияли, приникнув к окошкам: скоро - дом!
   Селена уловила, с какой завистью теперь смотрел Вереск на радостных мальчишек, и подумала: "Хорошо бы, когда оттает, спросить насчёт родных. А вдруг?.."
   А мальчишки словно забыли, что Вереск - новичок, да ещё добавок ко всему - чуть не чужак. Они засели у окошек, то и дело окликая друг друга и рассказывая, как мотались вокруг деревни машинные демоны, показывали следы утоптанных танками и демонами мест, хвастались, кто где нашёл детали во время субботника. А потом Мика начал вспоминать любимое - короткий диалог Коннора и машинного демона, закончившийся печальным, но непреклонным повелением мальчишки-некроманта: "Умри, машина!" Всё это говорилось, пока мальчишки приникли к окнам, и Вереск недоверчиво смотрел на Коннора, который в ответ воспоминаниям Мики только смеялся. Потом вспоминали, как Мирт вызвал проливной дождь, чтобы проскочить мимо демонов, - и ведь проскочили!
   Речка вызвала неописуемый восторг - наша речка! Луговина - деловитое обсуждение: неужели Джарри прав - и внутри, под слоем почвы, скрываются металлические богатства? А потом - изгородь!
   - Наши сторожевые дракончики! - радовался Мика.
   - Ой, мы же к ужину приехали! - радовался Колин.
   Обе машины остановились у изгороди. В машине Ильма была Эрика, которую бы изгородь не пропустила, а в машине Александрита - Вереск.
   Первыми пробежали изгородь малыши - Ирма и Берилл. Но дальше не помчались, а в нетерпении подпрыгивая, ожидали, когда можно будет предъявить всем обитателям Тёплой Норы гостей и будущих жителей. Эрику провели легко: Мирт просто взял её на руки и пронёс через магическую защиту изгороди.
   А для Вереска защиту поднял Джарри.
   Но мальчишка пройти не сумел.

   Серебряные драконы, защищавшие деревню, набатно зазвенели.
   Потрясённый Вереск, вытянув руку, пытался буквально продраться через невидимую границу, но не сумел.
   - Чисто академический интерес, - задумчиво сказал Коннор, и Ильм с изумлением покосился на него. - Будь добр, Вереск, попробуй пройти ещё раз.
   Мальчишка-эльф упрямо выпятил губы и боком попытался пробить защиту, вызвав новый заполошный звон драконов изгороди.
   - Им не нравится твоя магия, - сделал заключение Коннор, и Белостенный, который тоже пронаблюдал за движением мальчишки-эльфа и столкновением двух сил, кивнул. - Что делаем?
   Вереск стоял, набычившись так, что Селена подошла и быстро взяла его за руку.
   - Надо позвать Ригана и Люцию, - простодушно предложил Колин. - Они хоть и маленькие, но драконы.
   - Не получится, - поразмыслив, отозвался Коннор, который очень серьёзно отнёсся к его предложению. - Они драконы, но пока их сила хаотична. Целенаправленно они не смогут заблокировать его силу.
   - Трисмегист? - напомнил Мирт.
   - Если думаешь, что мне не понравится твоё предложение, то зря. Но ответ тоже отрицательный. Он вряд ли умеет манипулировать силой подземного города.
   - Почему?
   - Он спрятал Рунный Смарагд слишком поспешно - значит, сам побаивается той силы, - вместо Коннора откликнулся Ильм.
   - Не ночевать же ему за пределами деревни... - вздохнул, глядя на растерянного уже Вереска, Джарри.
   - Хельми! - внезапно закричал Колин, глядя наверх.
   - И отец! - вторил ему Эрно, вскинув победно руки к небу.
   - Ура! - завопил Мика, потрясая кулаками от избытка чувств. - Наши драконы! Живые! Возвращаются!
   Две точки, одна побольше, другая поменьше, постепенно и впрямь превращались в два совершенно узнаваемых крылатых силуэта. Селена сама готова была прыгать от счастья, но прислушивалась к собственным ощущениям.
   Мика закричал:
   - Он обрадовался, когда нас увидел! Хельми обрадовался!
   - Он, наверное, думает, что мы его встречаем! - засмеялся Колин. - Вот удивится, когда узнает!..
   - Откуда вы знаете, что он обрадовался? - не выдержал Вереск, ревниво взглядывая в небо, не умея скрыть собственного восхищения.
   - Хельми - наш пятый брат по крови! - словно мимоходом, сообщил Мика. - Мы его чувствуем! Как и он нас!
   - Вы лучше посмотрите на деревню! - перебил Мирт. - Кажется, наша малышня добежала до Тёплой Норы - и нас решили встретить!
   Селена уже не знала, куда смотреть: на подлетающих драконов ли, на небо ли над деревней, где поднялись два дельтаплана? А ещё ей понравилось наблюдать за Вереском, который во все глаза таращился на дельтапланеристов.
И думалось Селене, что это Ирма уговорила мальчишек или девчонок взлететь, чтобы утереть нос новенькому!
   - Ринд, - снисходительно сказал Мирт. - На красном с жёлтыми полосами - Ринд!
   - Да нет! - спорил с ним Колин. - Это дельтаплан Моди!
   - Только Ринд так неровно делает повороты, - деловито доказывал Мирт. - Колин, на что спорим? А второй... кто второй? Тоже кто-то из девчонок!
   - Знаете, что самое жуткое? - задумчиво сказала Селена. - Это то, что сейчас здесь будет вся Тёплая Нора!
   Драконы приземлились, и вскоре к путешественникам шли двое - высокий мужчина и высокий подросток. Оба дракона были одеты совершенно необыкновенно: в кожаное - плащи и сапоги, даже у Хельми. Вспомнив, что их выбросило из подземного города взрывом, потрепав, как и всех, Селена только покачала головой. Братство немедленно кинулось к Хельми, а Колр обошёл общую кучу малу и двинулся к собравшимся у изгороди.
   - Что с-случилос-сь? - чуть улыбаясь, спросил чёрный дракон, мельком взглянув на испуганного и ошеломлённого Вереска. Эрно тут же подошёл к Колру и коротко прижался к нему. Дракон положил на его плечо руку.
   - У нас проблема, Колр, - спокойно сказал Джарри, словно ничего не случилось - и они не расставались с драконами в довольно драматической, если не трагической ситуации. - У мальчика, которого из подземного города прихватила Селена, магическая сила такова, что её не пропускают сторожевые драконы. Вот. Это Вереск.
   Не отпуская Эрно от себя, чёрный дракон шагнул к Вереску, который будто затаился и пригнулся. Осмотрев его, Колр сказал:
   - Мне придётс-ся заблокировать его с-силу. Ес-сли я впущу его в деревню с-с такой с-силой, он может, с-сам того не желая, вызвать магичес-ский катаклизм. Ведь в деревне много магов и магичес-ских с-существ. Но мне нужно с-соглас-сие Верес-ска.
   Подошёл Хельми, сопровождаемый братством, радостно улыбнулся Селене, приветливо кивнул Вереску, и мальчишка-эльф неуверенно сказал:
   - Я согласен.
   И дракон, обнимая одной рукой Эрно, другой взялся за руку Вереска и просто повёл его за собой через невидимую границу защиты. Мальчишка-эльф, прежде чем переступить невидимую линию, чуть дрогнул и обернулся к Селене.
   - Иди с ним, доведёшь до дома, - прошептал Джарри, - а там братство возьмёт его под своё покровительство.
   Селена немедленно поспешила следом за чёрным драконом и встала рядом с Вереском так, чтобы он её видел. Очутившись на территории деревни, мальчишка-эльф, словно дикий зверь, снова загнанно огляделся. И тогда Селена взяла его за руку и пошла рядом. Колр пошёл быстрей при виде деревенских домов.
   - Ну, всё, - сказал сияющий Мика. - Нас встречают.
   Вереск увидел спешащую к ним толпу и сразу чуть не спрятался за Селеной, слегка замедлив шаг.
Ей пришлось оглянуться на него и успокоить:
   - Не волнуйся. Нам рады.
   "Не волнуйся". Какое там... Да она сама заволновалась, когда из толпы, бегущей им навстречу, вырвалась Лада, пронеслась мимо них и, плача, обняла Коннора. Обалдевшее братство немедленно натянуло свои блокирующие кольца, что успокоило хозяйку места. На время.
   Оставив двоих за спинами, вся толпа двинулась к Тёплой Норе, вопя, крича, смеясь, рассказывая и обсуждая... Дельтапланы к тому времени тоже приземлились. Подружки, Ринд и Космея, быстро шли навстречу встречавшим и приехавшим... Космея вдруг остановилась, подняла ладони к лицу. Опустила.
   - Вереск?!
   - Космея?.. - прошептал мальчишка-эльф. Забыв о Селене, вырвал руку и побежал к девочке: - Космея!!
   - А я всё думал, на кого он так похож? - философски заметил Мика.
  
   Глава двенадцатая

  
   На первый взгляд и не скажешь, что брат и сестра внешне похожи. У Вереска после посещения ванной комнаты посветлели волосы, в то время как короткие волосы Космеи были тёмно-русыми. Но у обоих оказались большие глаза едва уловимой миндалевидной формы, а цветом - на солнце голубые, в обычном освещении - синие. А ещё оба одинаково смотрели исподлобья и упрямо, если им что-то не нравилось.
   - Где он сейчас? - спросила Селена, покачивая дремавшего на руках Стена.
   - Космея увела его в комнату, чтобы показать возвращённые семейные сокровища, - усмехнулся Джарри. - Он почуял их, пока она отмывала его.
   - Что ж, Перт потерял ещё одного некромага, - задумчиво сказала Селена. - Печати мастера храма на Вереске теперь точно не осталось.
   - Ты очень испугалась - тогда, в машине?
   - Не скажу точно... - Селена подошла к нему и потёрлась щекой о его плечо. - У меня было чувство, причём отчётливое, что я вернулась в первый день... в первый вечер моего пребывания в этом мире. Вот я стою, ожидая опасности от каких-то мотоциклистов. Рядом со мной маленький мальчик, за которым эти мотоциклисты гонялись, а значит, они враги, а он безобидный несчастный малыш... И вдруг мальчик впивается зубами в мою руку. Вот так я испугалась, когда поняла, что Вереск тебя убивает. Я... не ожидала.
   - Но ты испугалась так, что Коннор "выскочил" из библиотеки и мгновенно понял, кому грозит опасность и от кого. - Джарри вздохнул и мягко провёл пальцами по её лицу. - Как и Мирт... Вереск даже не успел приготовиться к защите... Хотя что он мог им противопоставить. Уж чему-чему, а драться Коннора Трисмегист научил. Да и боевая школа Колра выше всех похвал.
   Они успели за полтора часа до ужина многое: намылись - благо что мальчишки из братства с помощью домашних устроили помывку в саду; узнали все новости и Тёплой Норы, и деревни. Селена даже пробежалась по хозяйству, чтобы только убедиться: Хоста - великолепный организатор и сумела сделать всё, чтобы отсутствие хозяйки места не сказалось на доме и его обитателях. А Бернар за это время обследовал Джарри и устроил ему выволочку за то, что не защитился от непредвиденности, а ведь опытный боевой маг сопровождения - мог бы подумать о таком необходимом в опасном путешествии обереге!.. Джарри отшутился, что в последнее время он больше работал по хозяйственной части, чем дрался с кем бы то ни было.
   Перед ужином Селена немного посидела в гостиной, всей душой вливаясь в привычный гомон детских голосов и смеха, в радости и печали малышей, а заодно и согреваясь самой душой Тёплой Норы.
   Прихватив корзину, она под руку с Джарри вошла в столовую, а за нею остальные. Рассаживаясь по своим местам, ребята, даже малыши, говорили уже вполголоса - привычка не мешать соседям. Хоста оглядела столы и села ближе к Селене, радостно улыбаясь ей. А Корунд возбуждённо рассказывал Джарри, как вместе с Бернаром ходили на заводь искать нужные для старика эльфа травы, а ребята-рыболовы напросились сопровождать их и наловили на ужин такой прекрасной и крупной рыбы, какой нет в пруду!.. Припоздавший Александрит вошёл довольный (в мастерской всё в порядке!) и в сопровождении Вилмора и Тибра, который минутами позже поспешно распрощался, объяснив, что забежал только поздороваться с путешественниками.
   Селена подняла глаза. На пороге столовой появились Вереск и Космея, чуть позади них немного чем-то смущённый Мускари. Он быстро прошёл к столу с ребятами-оборотнями и магами и сел так, словно старался, чтобы его не заметили. Хозяйка места насторожилась. Что произошло? По Космее не скажешь, что поссорились или повздорили.
   Взгляд задержался на Вереске. Одетый в обычную одежду мальчишек Тёплой Норы, по-летнему свободную и светлых тонов, разве что без медальона на груди, он обвёл внимательным взглядом столовую. Космея потянула брата за собой, и он неохотно последовал за нею. Девочка-эльф радостно улыбалась, что-то вполголоса рассказывая брату на ходу. Наконец они остановились у стола, за которым обычно сидела Космея, и она кивнула Вереску на свободный стул - наверное, заранее предупредила соседок и попросила принести ещё один.
   Мальчишка-эльф бросил тяжёлый взгляд на Ринд.
   - Ты сидишь рядом с оборотнем? - медленно спросил он, уже глядя на сестру и даже не думая приглушить тон, которым был задан вопрос. - И ты ешь в комнате, где сидит тролль?
   В столовой все смолкли.
   Малыш Моно замер с открытым ртом, куда он, счастливый, только что собирался сунуть полную ложку каши. Ложка медленно опустилась, Моно неожиданно стремительным нырком спрятался под стол. Малыши сначала удивились, а потом посмотрели на Вереска, пока ещё не понимая, что произошло, но уже учуяв, что неясная угроза идёт от новичка. Ребята постарше прекратили весёлые разговоры и замерли, прислушиваясь: лица строгие и не просто насторожённые, но... какие-то предгрозовые.
   Побледневшая Космея открыла рот что-то сказать, а потом взглянула на Селену. Та промолчала, лишь вопросительно подняла бровь. "Ты взрослая, Космея. Ты должна решить этот вопрос сама!" Но невольно напряглась: девочке предстоит нелёгкий выбор, если она не сумеет убедить брата.
   - Ринд - моя подруга, - нерешительно сказала девочка-эльф.
   - У тебя не должно быть таких подруг! Оборотни ниже нас по происхождению, - презрительно напомнил Вереск.
   Ринд почти не шевельнулась, лишь склонила голову, недобро глядя на мальчишку-эльфа... Рядом с собой Селена ощутила небольшое движение: Вилмор было начал подниматься, но Джарри подёргал его за рукав рубахи и покачал головой. Взрослый оборотень неуверенно сел на место.
   Тишина сгущалась ненавистью и предчувствием скандала.
   Риган выбрался из-за стола, проковылял к Ринд, чтобы взять её за руку, и, уничтожающе глядя на мальчишку-эльфа, проговорил:
   - Иди, куда хочеш-шь! Но наш-ших не обижай!
   Этот момент словно и выбрали ребята из братства, чтобы войти в столовую.
   Впереди, как обычно, - Коннор. За ним - Хельми и Мирт, потом Колин и Мика, с порога приветливо помахавший Эрике рукой. А потом медленно опустил руку, приглядываясь к происходящему.
   - Хельми! - завопила Ирма и помчалась к мальчишке-дракону. - Этот дурак снова вредничает!
   Когда она подпрыгнула, Хельми подхватил волчишку на руки и посмотрел на занервничавшего Вереска чуть надменно.
   - Он тебя обидел?
   - Ты обидел мою сестру? - насупился Колин.
   Вереск сжал кулаки.
   - Это неправильно! Мы, эльфы, должны сидеть отдельно от...
   - Закрой рот, - негромко посоветовал Коннор. - Иначе снова получишь.
   - Пользуешься тем, что у меня нет силы и мы неравны?
   - Нет, не пользуюсь. Всего лишь хочу, чтобы ты уяснил: ты будешь подчиняться правилам Тёплой Норы, если хочешь жить здесь.
   - А то что? Драться будешь? Со мной, который из-за потери силы ответить не может? - с тем же презрением и как-то судорожно спросил Вереск. - Удобно, да?
   Коннор подошёл к нему и движением брови показал на дверь.
   - Пойдём. Мы сейчас выйдем за пределы деревни, и я верну тебе силу.
   - Что... ты сделаешь?! - У Вереска дыхание перехватило при этих словах. Он уже вздрагивал от ненависти, но мог лишь сжимать и разжимать кулаки.
   - Я не стою на месте. Если меня что-то заинтересовало, я это изучаю, - холодно ответил Коннор. - Я знаю, как вернуть твою магическую силу. Но для этого надо выйти за изгородь. Ну? Долго мне ждать? Ты же хочешь магического боя на равных?
   - Коннор, ты его убьёшь, - вмешался Мирт.
   - Он сам этого хочет, - бесстрастно сказал мальчишка-некромант. - Вереск, ты не оглох? Идём - выйдем.
   Вереск огляделся и нервно рассмеялся.
   - Ты? Хочешь со мной драться, притом вернув мне силу? Хочешь помериться со мной силой? - Мальчишка-эльф расхохотался уже в полный голос. - Со мной?!
   - Коннор, пожалуйста! - умоляюще попросила Космея.
   - Кого ты просишь?! - мгновенно ощетинился её брат. - Это всего лишь человек! Низший! Ты эльф! Ты должна ими повелевать! А они должны с радостью выполнять твои приказы!
   Космея внезапно вспыхнула, а её синие глаза потемнели от гнева.
   - Что-о?! Какой ты умный! Пришёл, начал распоряжаться! Где ты был, когда меня хотели... хотели!.. Почему рядом оказался Коннор, который спас меня?! А не ты?! Где ты болтался всё это время, пока наш дом занимали чужие?! Они из милости оставили меня - в нашем доме! Где ты был, когда мне приходилось мыть посуду на кухне и полы в доме?! Меня, прислугу, вытащили оттуда сюда и сделали эльфом, напомнив, что у меня есть магические способности, которые надо развивать! Где ты был, когда меня отправили в Старый город, потому что я, эльф, но без семьи, не имела права голоса?! Не будь Коннора, я бы осталась там навсегда! Он меня вытащил оттуда, не ты! Мои короткие волосы - ты прекрасно понимаешь, что это такое! И где был ты, когда меня готовили в адепты некромагов без моего согласия?!
   Рядом с Селеной глубоко вздохнул Корунд.
   - Заткнись! Теперь я здесь, и мой голос старшего - важней! - придя в себя, процедил Вереск сквозь зубы, хватая сестру за руку и пытаясь потащить её к двери.
   Космея сжала рот и локтем свободной руки ударила его в скулу.
   Брат отлетел к стене. До неё было шага два, поэтому Вереск ударился лишь спиной. Но глаза его мерцали такой ненавистью, пока он медленно стирал кровь с губ, что Селена приготовилась встать.
   Лишь бы Космея не села назло ему рядом с Ринд! Ведь сядь она - окажется спиной к брату, а от Вереска хозяйка места теперь ожидала чего угодно. Но Космея не отвернулась от брата. Напротив, она шагнула к нему и вздёрнула подбородок.
   - Меня бою учил дракон! - тоже сквозь зубы сказала девочка-эльф. - Попробуй только меня заставить сделать что-то, чего я не хочу!
   Вереск обошёл её и направился к двери. Остановившись рядом с Коннором, он свысока сказал:
   - Ты пойдёшь со мной и вернёшь мне силу.
   - Пойду, - спокойно откликнулся Коннор - так спокойно, что Вереск насторожился, застыв на пороге. - Я разблокирую тебе твою магию, но ЗА деревенской изгородью. Ты сюда больше не вернёшься. Надеюсь, ты не забыл? Твоя дикая магия вступает в противоречие со здешней. Ты жить здесь не сможешь. У тебя выбор: или подчинишься здешним правилам - или вернёшься в храм некромагов.
   - Но... - уже растерянно начал Вереск и прикусил губу.
   - Ради одной драки я тебе не буду возвращать магические способности, чтобы потом тратить собственные силы на их новую изоляцию.
   - Тогда я уйду! - вызывающе сказал Вереск. - Но заберу с собой семейные артефакты! Сестра - плохой эльф! Они не должны достаться ей!
   Космея жалобно вскрикнула. Тут же рядом с нею встала Анитра, положила на её плечи ладони; вскочила из-за стола Ринд, по суженным глазам которой стало ясно, что ещё немного - и девочка-оборотень бросится в драку.
   Оглянувшись на всех, Коннор покачал головой и вытолкнул Вереска за дверь. Туда же немедленно потянулось и братство, не давая мальчишке-эльфу возможности вернуться в столовую. Селена чуть не споткнулась, вылетая из-за стола, спеша за ними. Краем глаза заметила, что встаёт и Джарри.
   Она успела вовремя: мальчишки вывели эльфа во двор, куда не выходили окна столовой и где их никто не мог подслушать.
   Дождавшись, когда она подойдёт, Коннор встал перед насупленным Вереском и покрутил пальцем у виска.
   - Ты идиот, да? Мало того что начинаешь орать при всех, так ещё и... Ты хоть подумал, что будет? Ты хочешь, чтобы я вернул тебе твои силы! Но ты же хочешь забрать семейные артефакты! Совсем сбрендил? Ты хоть минутку подумай, что будет с этими артефактами, если ты всего лишь приблизишься к ним с этой своей силой! Ты даже не испортишь их, а полностью и безвозвратно уничтожишь!
   Наступила такая прозрачная и гнетущая тишина, что Селене стало страшно. Новый тупик. Всё правильно. Вереск своим презрительным поведением в столовой настроил всех против себя так, как не настраивал против себя даже Мускари... Эту ситуацию трудно исправить. Отпустить Вереска обратно? В храм некромагов?
   Мальчишка-эльф тяжело дышал, уперев глаза в землю.
   Колин тихонько сказал несколько слов на древнеэльфийском.
   Братство перевело его слова про себя, поэтому и Селена поняла: "И где он теперь будет жить?" Вереск покосился на него, но ничего не сказал.
   - Трис-смегис-ст, - равнодушно сказал Хельми. - Отвес-сти его к нему.
   - Он любит решать загадки, - добавил Мирт. - Пусть решит эту.
   Спиной Селена почуяла, что бесшумно подошёл Джарри и встал рядом, выжидая. Чуть усмехнулась удивлённо: иногда достаточно присутствия семейного, чтобы она сумела задать нужный вопрос.
   - Вереск, - мягко сказала она, - если ты так жёстко соблюдаешь законы своего мира, почему же ты бросился ко мне в подземном городе, когда понял, что артефакт старика вот-вот взорвётся? Я ведь всего лишь человек. Низший, как ты напомнил. Зачем же ты вцепился в меня? Что тебе понадобилось от меня? Или ты решил сделать меня... - Она озадаченно нахмурилась: похоже!.. - Ты решил сделать из меня прислугу, которая будет ухаживать за тобой?
   Братство выпрямилось, готовое немедленно кинуться в драку.

   Вереск опустил глаза, слишком явно растерянный. Руки дрожали, и он не мог этого скрыть, хотя пытался сжимать кулаки.
   - Знаешь... мы дадим тебе денег, чтобы ты нашёл себе дом среди эльфов - среди существ подобающего тебе круга, - размышляя, предложила Селена. - Это мы себе можем позволить - дать тебе деньги на дом. Ты найдёшь себе среди низших прислугу, потому что я, к сожалению, - лёгкая улыбка коснулась её губ, - слишком занята другой работой. А после войны, думаю, рабочих рук в городе много. И людей себе в услужение ты найдёшь быстро. Так что... Сейчас мы пойдём в сад. Там есть садовый домик. Мирт принесёт тебе ужин, а потом я отведу тебя к учёному эльфу - Трисмегисту, и он посмотрит, что можно сделать с твоей подземной магией. Ребята, ужинать. Я отведу Вереска в садовый домик, где никто не оскорбит его лицезрением своей низшей персоны.
   - А почему я? - мирно спросил Мирт, отворачиваясь идти в дом.
   - Ты дипломатичен и умеешь безукоризненно вежливо держать собеседника на расстоянии. В общении с эльфом, готовым к драке, это ценно, - заметил Джарри.
   - О, - польщённо улыбнулся Мирт от входной двери.
   - Да и кто из наших теперь захочет вообще к нему приближаться? - ввернул пренебрежительно Мика. - Ишь, высший нашёлся. А ты спокойный. Только учти: на его фразочки не ведись, а то ведь прибьёшь сгоряча. Колр же сказал, что ты в пятёрке лучших.
   Мальчишки грохнули смехом и по одному зашли в Тёплую Нору.
   - Я не хочу в садовый домик! - тяжело дыша, сказал Вереск, сжимая кулаки.
   - В комнату тебе тоже нельзя, - пожала плечами Селена. - Ты будешь мешать девочкам. И выйти тебе будет сложно, не встречаясь со всеми остальными. А в садовом домике ты будешь свободен в своих действиях. И не встретишься ни с кем, кто тебе не нравится. Правда, там помещение не совсем приспособлено для жилья, но ведь в подземном городе ты жил в худших условиях. Ничего - выжил.
   - А пока вы будете у Трисмегиста, я принесу кое-что, чтобы сделать в домике подобие удобной кровати, - доброжелательно добавил Джарри. - Ну и всё необходимое, чтобы ты мог не появляться в доме.
   Мальчишка вздёрнул подбородок, до боли напомнив то же движение сестры.
   - Да, ты покажешь мне домик, Селена, а потом посмотрим, - высокомерно сказал Вереск и первым зашагал к яблоням, видным от двора.
   - Поскольку я хозяйка места, - напомнила она, - можешь обращаться ко мне просто - леди Селена, как обращаются остальные здешние эльфы.
   Мальчишка резко встал на месте. В ярко-голубых на солнце глазах плескалось негодование.
   - Но там... дети обращаются к тебе - Селена и на "ты".
   - Это мои дети, - спокойно уточнила она. - Ты не мой. Ты... посторонний и чужой мне. Так что будь добр соблюдать традиции своего мира.
   Удержать себя от содрогания всем телом он не сумел, но резко отвернулся.
   - В какой-то степени не правы и мы, - почти шёпотом сказал Джарри, глядя в жёстко прямую спину Вереска, идущего впереди. - Он оказался не подготовлен к тому, что встретит в Тёплой Норе таких разных детей. Селена, вернись в Тёплую Нору. Там плачут Космея и Моно - их никто не может успокоить. А я доведу мальчика до домика.
   - Нет, я это сделаю сама, - возразила Селена. - В доме Хельми и Риган. Они успокоят всех. А нет - так это сделает братство и девочки-целительницы. В конце концов, решать конфликты должны и они.
   Прежде чем отпустить семейную следом за заносчивым мальчишкой-эльфом, Джарри нерешительно сказал:
   - Мне кажется, мы упустили ещё одну причину враждебного отношения Вереска к нашим детям. Он привык к одиночеству. Столько новых лиц... Это его ошеломило, потому он и огрызается. В общем, я не виню его за попытку убить меня... Особенно если вспомнить, что Коннор однажды пригрозил мне тем же.
   - Из-за этого?.. Из-за того, что нас слишком много?.. Всё может быть, - задумчиво ответила Селена и поспешила за мальчишкой.
   Она прошла тропинкой, поглядывая на зелёные пока яблоки на деревьях, отмечая, что сливы, из-за зелёного цвета плохо похожие на ягоды, почти сливаются с листьями... Садовый домик, где они в последнее время хранили собранное на зиму для коз сено, будто выскочил из-за последнего поворота тропки. Селена улыбнулась. А ведь только в прошлом году домик был виден сразу от Тёплой Норы! Благодаря Бернару и его ученицам, их тщательной прополке и культивации, плодовые деревья и кустарники в саду окрепли и сразу пошли в рост.
   Она шагнула к домику, собираясь сразу утешить Вереска, который наверняка уже увидел сеновальные холмы внутри и рассердился. И остановилась.

   Сначала она не поняла.
   Мальчик лежал на животе у входа в садовый домик, но дверь была закрыта.
   Он что - таким образом протестует? Типа - лежачая забастовка?
   Да его трясёт! Заболел?!
   Селена с нарастающей тревогой опустилась на корточки перед Вереском и осторожно взялась за его плечи перевернуть на спину. И глухо охнула. Потускневшие, серовато-синие глаза смотрели в ничто. Только пульс мальчишки-эльфа лихорадочно бился в её палец, уткнувшийся ближе к шее.
   "Джарри!! Сюда!!"
   "Хельми-и!"
   Первым появился в саду небольшой дракон. Он приземлился на лужайке и тут же трансформировался, побежал к Селене. Завидев Вереска, Хельми быстро присел на корточки, и Селена заглянула в его изучающе прищуренные глаза.
   - Что с ним?
   - Его атакует обыч-чная магия! Он с-снова окутан магией подземного города!
   - Но Колр заблокировал его!
   - Верес-ск обозлилс-ся и прорвал его блок. Надо звать Колра с-снова. Иначе - обещ-щанный катаклизм!
   - Долетишь? Я попрошу Джарри отнести его в кабинет на веранде.
   - Да. Я быс-стро!
   Мальчишка-дракон снова помчался на лужайку, а Селена обернулась на треск и шелест: сквозь кусты и по садовой тропке продиралась целая куча народа! Всё правильно: она позвала Хельми - её услышало братство. Но впереди всех - Джарри.
   - Что случилось? Он заболел? - запыхавшись, спросил Джарри, склоняясь над Селеной, которая держала Вереску голову, чтобы хоть дыхание было свободно.
   - Хельми сказал - его атакует обычная магия, потому что вокруг него дикая магия! И Хельми побежал за Колром! Надо отнести мальчика в кабинет на веранде...
   - Понял.
   - Сначала я попробую заблокировать, - быстро предложил Коннор. - Правда, на это уйдут большие силы, но я знаю, как это делается.
   - Подсмотрел у Колра?
   - Угу... Только я свои силы использую. Мне до дракона слишком... высоко, - криво усмехнулся Коннор и чуть не упал на колени перед Вереском. - И блок сделаю непрочный, а только чтобы передышка была.
   Он поднял руки над Вереском и закрыл глаза, постепенно сам начиная дышать учащённей... Если сначала Селена не совсем поверила, что Коннор сумеет помочь мальчишке-эльфу, то теперь с облегчением заметила, что Вереска перестаёт трясти, а сам он начинает дышать так, словно всего лишь устал. А потом и вовсе закрыл-таки глаза.
   Коннор, сам побледневший, поднялся и кивнул.
   Джарри осторожно поднял на руки Вереска, будто крепко уснувшего, и поспешно зашагал к Тёплой Норе.

   - Ужин ведь ещё не закончен? - встревоженно спросила Селена, поспевая за ним.
   - Нет, все ещё едят, - со вздохом сожаления сказал Мика.
   - И что вы тогда здесь делаете? - грозно, но тихо спросила Селена. - Марш в столовую, пока сюда вся Тёплая Нора не сбежалась! Вылетели, небось, как на пожар? Если при входе кого встретите - запихать назад, в дом! Никто не должен знать, что с Вереском плохо! И что он сейчас будет в гостевом кабинете!
   - Сделаем! - запыхавшись, сказал Колин, обегая Джарри с его ношей.
   Коннор не бежал - плёлся позади всех.
   - Что? Все силы отдал? - тихонько спросила Селена, хватая его за пояс и прижимая к себе. - Иди рядом со мной...
   - Нет, я сейчас дойду до Тёплой Норы, а потом - на кладбище...
   - Звучит потрясающе, - вздохнула хозяйка места, додумывая про себя: "Для тех, кто не знает..." Поглядывая на его кольца, которые мальчишка надел, сразу после того как встал на ноги, Селена с горечью подумала, что её старший сын настолько силён, что она, его мама, помочь ему как раз ничем не может. И это даже обидно порой...
   - Не грусти, - прошептал Коннор. - Я знаю, что слишком часто экспериментирую, но ведь в жизни мне это пригодится, да?
   Она только погладила его по бедовой голове.
   - Пригодится, - с новым вздохом подтвердила она.
   Они вышли из сада, значительно запоздав, и Селена обрадовалась: во дворе никого. А она ведь боялась, что уж Ирма-то со своими малолетними бандитами не преминула выскочить из-за стола, чтобы полюбопытствовать, куда со всех ног кинулось братство. И на нывшем от страха и беспокойства сердце немного отлегло...
   - Я посижу тут, - сказал Коннор и свалился на любимую скамью девочек. - Посижу немного - и пойду...
   - Даже не поел, - слегка попеняла она ему.
   - Зато сил наберу, - пожал он плечами и улыбнулся. - Всего ведь не съедят - даже Лайла с Моно.
   Они усмехнулись друг другу, и Селена почти вбежала в дом, сразу бросившись в гостевой кабинет. Здесь уже стояла широкая скамья, на которую Джарри и положил слабого Вереска. Тот глаз так и не открыл, но семейный, сидевший рядом, покивал Селене: можешь идти - всё будет хорошо!
   Селена тоже кивнула и вышла, мягко прикрыв за собой дверь.
   Первое, что почему-то пришло на ум: жаль, что Ильм уехал сразу. Может, надо было отправить Вереска вместе с ним - в Старый город магов? Уж там бы с мальчишкой-эльфом долго не возились - помогли бы сразу...
   Но хватит о том, чего уже нельзя исправить. Жизнь продолжается. Пора идти на помощь братству, которое наверняка героически сдерживает малышню, не пуская её на поиски приключений. Селена прошла гостиную и очутилась в столовой.
   "Братство - умницы!" - первое, что пришло в голову. Пусть не было двоих, но каждый из троих оставшихся держал на коленях тех самых малолетних бандитов: Мирт, как самый большой, - двойняшек-оборотней Тармо и Вилла; Мика - Оливию, Колин сидел на одном стуле с Ирмой, а подсевшая к их столу Эрика с удовольствием болтала с малышами-оборотнями Шамси и Торсти, обсевшими её с обеих сторон. Других разобрали старшие ребята, видимо сообразив, что таким образом можно спокойно закончить ужин. Вильма и Моди даже Моно сумели вытащить и посадить на стул.
   Присоединившись к Хосте, Селена спросила:
   - Что-то я проциона не видела. Куда его дели? Не сбежал?
   - Что ты!.. - шёпотом ответила женщина-эльф.
- Он сидит под скамьёй, на которой спит Кам, и обнимается с Пиратом! Картинка, я тебе скажу, потрясающая!
   Женщины посмеялись. Осведомившись о причине их смеха, заулыбались и мужчины. И Селена заметила, что, глядя на их стол, вся столовая успокоилась и принялась за ужин уже по-настоящему.
  
   Глава тринадцатая

  
   Джарри вернулся в столовую чуть позже. Как-то нерешительно сказал, что чёрный дракон уже сидит в гостевом кабинете. Селена успокоилась и больше ни о чём не расспрашивала, положившись на семейного: будь что серьёзное, он бы сказал сразу.
   Под конец ужина, когда сначала взрослые, а потом и дети начали выходить из столовой, Селена заметила, что Лада за своим столом задержалась, хотя её подруги ушли. Раз за разом она подносила к губам чашку с компотом, хотя Селене казалось - чашка пуста. Ждёт, когда уйдут остальные? Но ведь она сегодня не дежурит...
   Присмотревшись, хозяйка места перехватила её взгляд на стол братства, за которым оставались только Мика и Колин, о чём-то оживлённо беседующие. Девочка переводила внимательный и даже испытующий взгляд с одного мальчишки на другого, пока не решилась подойти к ним.
   Они как раз встали, собираясь уходить из столовой, так как дежурные ребята принялись за уборку. Мальчишки остановились и выслушали её, и Мика что-то коротко ответил девочке, прежде чем уйти из столовой. Теперь Колин с любопытством уставился на девочку-мага, и та уже более обстоятельно что-то объяснила ему. Когда Лада закончила, Колин внешне очень сильно растерялся.
   Селена поспешно притворилась, что она складывает грязные тарелки со своего стола и не видит его короткого вопрошающего взгляда.
   Девочка продолжала тихо, но выразительно убеждать мальчишку-оборотня, пока он не вздохнул и не кивнул. Лада заулыбалась и опрометью кинулась на кухню.
   Занавески, отделяющие кухню от столовой, сомкнулись.
   Колин снова сел за стол, кажется терпеливо выжидая нового появления Лады.
   Селена сложила тарелки стопкой и получила причину пройти мимо стола Колина.
   - Если не секрет, чего хочет Лада? - прошептала она.
   - Коннор голодный, - шёпотом ответил Колин. - Она сейчас соберёт ему корзинку, и я поведу её к шалашу на кладбище. Она же дороги не знает.
   Хозяйка места хмыкнула. Ну да. Всё правильно. Лада - молодец! Мика бы сразу отказался идти с нею, хотя тоже знает дорогу к шалашу Коннора. Зато Колина уговорить легко, расписав ему голод мальчишки-некроманта. И, успокоенная разрешившейся загадкой, Селена вышла из столовой, где дежурными командовала Хоста.
   Она проверила, как малышня бегает на детской площадке, как подростки собираются к парому - с удочками, естественно. Промелькнули на деревенской улице две фигурки - Лада с Колином отправились на кладбище, к Коннору. Улыбнувшись, Селена пригляделась, как в сад - посмотреть на ухоженные грядки - собралась Анитра, а за нею поспешил освободившийся от дел в мастерской Александрит. Углядела на одной из садовых троп Корунда с Азалией, а на ограде козьего сарайчика тесно сидящих друг с другом Вилмора и Ринд - Фаркаса она видела раньше, на круглой карусельке, визжащего от восторга и крепко держащего за шкирки волчат Тибра... Услышала деловитый говорок Мики, который объяснял очарованной происходящим Эрике, что сарай весь его и только один уголок принадлежит Каму. Вспомнила, что мать девочки-гостьи обещала вскоре приехать - забрать дочь из гостеприимной Тёплой Норы.
   И, наконец, решилась зайти в гостевой кабинет.
   Здесь объяснилась нерешительность Джарри, когда он говорил, что Колр уже пришёл. Оказалось, что на подходе к Тёплой Норе чёрный дракон встретился с Трисмегистом, и они сейчас проводили настоящий консилиум.
   Кроме них, здесь же сидели Джарри и скромно притулившийся в уголке Ривер.
   Селена тихонько присела на стул прямо у двери.
   Вереск лежал на скамье. Никаких признаков, что в сознании.
   Поскольку мужчины вполне спокойно молчали, Селена решила, что ничего страшного не будет, если хозяйка места захочет узнать, что именно происходит.
   Но первым делом из вежливости осведомилась:
   - Позволительно ли хозяйке места задать пару вопросов?
   - Да, конечно, - рассеянно сказал чёрный дракон.
   - Почему мальчик до сих пор не встаёт? Колр, после первой вашей блокировки он стоял на ногах и сразу пошёл.
   - Я был невнимателен, - признался дракон. - Не заметил очевидного. Проблема мальчика не прос-сто в его дикой с-силе. Подземный город, призвав Верес-ска, перенас-строил его под с-себя. И чтобы мальчик выжил. И чтобы питатьс-ся его жизнью. Вес-сь процесс этого с-странного с-симбиоза я не могу предс-ставить с-себе. На изучение уйдёт с-слиш-шком много времени С-сейчас же я могу сказать с-следующее: ес-сли мальчик ос-станется здес-сь, верхняя магия будет бес-спрерывно атаковать его. Дальнейш-шее объяс-снит вам уважаемый Трис-смегист.
   - Причина в том, что, обладая дикой магией, Вереск и живёт ею, - медлительно, явно продолжая размышлять над проблемой, сказал старик эльф.
- Как всякий другой маг, он инстинктивно обращается к ней. И она отзывается на его непроизвольный зов, проходя сквозь землю, но не очищаясь, потому что призывающее существо напрямую становится проводником для неё. Очищенная же магия, которой пользуются все маги, приходит в противодействие с нею. Но мальчик насквозь пропитан дикой магией. И рафинированная магия начинает атаковать его на физическом уровне.
   - То есть это похоже на воздух, - задумчиво сказала Селена. - Мы дышим кислородом, а он - другим газом. И, когда он начинает дышать кислородом...
   - Да, он начинает умирать, потому что весь его организм отвык от кислорода до такой степени, что тот становится отравой.
   Селена испуганно взглянула на спокойного Вереска, который словно спал на скамье. С таким она ещё здесь не сталкивалась.
   - Подождите, но заблокировать его дикую магию же можно!
   - Вереск - эльф, - напомнил Трисмегист. - Он магическое существо. Он использует магию на инстинктивном уровне. И плюс эмоции, которые легко рвут блок.
   - И что теперь делать?
   - В идеале его надо вернуть в подземный город, пока есть время.
   Хозяйка дома встала и подошла к скамье, присела перед нею. Вымытые светлые волосы Вереска свесились и чуть колыхались от сквозняка, как едва заметно двигались и лёгкие занавески над открытым окном... Она вспомнила, как в последний момент, который она неосознанно забыла, мальчишка кинулся к ней, прорываясь сквозь толпы чудовищ!.. Она забыла эти мгновения, очнувшись, но память, как и обещал Колр, восстанавливалась. Она вспомнила, как мальчишка прильнул к ней, как его холодные пальцы внезапно и больно вцепились в её горячие - после бега всё тело горело... Она вспомнила, как сверкнули синие глазища, впиваясь в её, перед которыми всё тускнело...
   Чёрный дракон вдруг бесшумно рассмеялся, чуть раскачиваясь.
   - Что? - недоумённо спросил Трисмегист.
   - Леди С-селена, можно, я озвучу ваш-шу с-следующую реплику? - успокоившись, но всё ещё насмешливо спросил Колр.
   - Я не совсем поняла, но... Можно.
   - Здес-сь с-сидят опытные маги и один взрос-слый дракон! - провозгласил Колр, и Селена, сообразив, сама засмеялась, а за нею Джарри и Ривер, разве что Трисмегист нахмурился, не понимая. Колр выждал, пока смех уляжется, и закончил: - Так вот, волей х-хозяйки мес-ста я требую от вас-с найти реш-шение этой проблемы!
   Всплеск веселья постепенно затих.
   Селена осторожно пригладила волосы мальчишки-эльфа и отошла к стулу.
   - Значит, вот что я поняла. Если вы сделаете новый блок, Вереск разрушит его, едва только позволит эмоциям взять верх над рассудочностью. И разрушит, если машинально примется работать с магией.
   - И каждый раз чистая магия будет накидываться на него и постепенно убивать физически, - подтвердил Трисмегист. - Каждый новый магический блок Вереску ставить будет легче, потому что организм будет ослаблен. Но и слетать он будет быстрей. Ведь сильная магия и здоровый организм взаимосвязаны. Учтите, леди Селена, что и лечить мальчика обычными магическими и целительскими способами нельзя. На него негативно станет действовать магия трав. Негативно - магия артефактов. Негативно - любые заклинания. К сожалению, чтобы спасти мальчику жизнь, единственный способ - вернуть его в подземный город.
   - Подождите! Когда он пытался убить Джарри своей дикой магией, Ильм посоветовал прогнать сквозь тело моего семейного чистую магию и таким образом убрать убивающую магию Вереска, - напомнила пока ещё только встревоженная Селена. - И этот способ сработал! А если попробовать...
   - Он пытался убить вашего семейного? - потрясённо глядя на мальчишку-эльфа, спросил Трисмегист, а Ривер лишь обескураженно покачал головой. - Но зачем?
   - Х-хотел прис-своить леди С-селену, - спокойно отозвался чёрный дракон.
   - Селена, дикая магия была враждебна той магической среде, которая во мне и вокруг меня, - уточнил Джарри, сам с печалью глядевший на Вереска. - Поэтому этот приём сработал. С мальчиком прогон не сработает. Он живёт этой магией.
   - Но его нельзя возвращать! Это возвращение в полное одиночество! - горестно воскликнула Селена. - Там не осталось ни единого разумного существа. Какой смысл в жизни Вереска там, если он постепенно одичает? Да и захочет ли он там жить? Судя по всему, он очень упрямый. А если, узнав, что шанс выжить у него есть только при условии вернуться в подземный город... Не захочет ли он... - У неё дыхание перехватило. И она твёрдо закончила: - Вереск не захочет возвращаться. Нет, надо придумать, что сделать, чтобы он смог жить нормальной жизнью.
   - Задача, аналогов которой пока не было, - задумчиво сказал Ривер. - А если попробовать провести его несколькими слоями пространства, чтобы заставить оторваться от дикой магии? А она оторвалась бы от него?
   - Он адаптирован к этой магии, - напомнил Трисмегист. - Без подпитки ею он умрёт.
   - А если сделать так, как делают с лекарствами в моём мире? - неуверенно предложила Селена. - Если начинается эпидемия, здоровому человеку могут ввести сыворотку из той же болезни. Точно я не помню. И он выживает. Но по отношению к мальчику... Если сделать что-то типа введения в его тело маленьких порций чистой силы, чтобы он постепенно привыкал к ней?
   - Не получится, - покачал головой Трисмегист. - Чтобы ввести обычную магию, придётся рушить блок, а это вызывает новый приток дикой магии, который в теле Вереска будет набрасываться на порцию обычной и мгновенно пожирать её.
   Селена безвольно осела на стуле. Давно не чувствовала такого отчаяния. Всегда была надежда. Всегда был выход из положения. Надо только искать. Но сейчас... Светловолосый мальчишка-эльф неподвижно лежал на скамье, и страшно не хотелось даже думать о том, что ему или умирать в этом мире, или жить в полном одиночестве...
   Сосредоточенная на грустных мыслях, взгляд на себе она почувствовала не сразу.
   Джарри. Чуть заметно улыбнулся и показал глазами вниз. На что он смотрит?
   На блокирующий братство браслет. Надежда вспыхнула так, что чувствительные к изменениям в пространстве мужчины немедленно взглянули на хозяйку места. Трисмегист со вздохом спросил:
   - Вы придумали что-то ещё?
   - Да, - сказала Селена и сняла браслет. - У нас есть ещё мозги, которые не зашорены всякими знаниями. Они и будут предлагать неожиданные, а порой глупые варианты, а вы будете их доказательно опровергать. Глядишь, и найдём выход, как помочь мальчику-эльфу жить нормальной жизнью.
   Первым на пороге появился запыхавшийся Мика.
   - Эрику увели девчонки - показывать, как летать на дельтапланах, - сообщил он и оглядел присутствующих, чуть задержав взгляд на Вереске. - Здрасьте. Я пока свободен, но ненадолго. - И прислушался. - Ага, Хельми идёт.
   Мальчишка-дракон с порога коротко поклонился присутствующим и устроился рядом с Селеной и Микой, бросив изучающий взгляд на мальчишку-эльфа.
Следующим, почти сразу, появился Мирт. При виде неподвижного тела он открыл было рот, но, покосившись на ребят, молча устроился рядом с ними.
   "Интересно, сумела ли Лада уговорить Коннора вернуться?" - лишь подумала Селена, как на пороге гостевого кабинета встали Коннор и Колин. За их спинами промелькнула фигурка Лады, спешащей в дом.
   - Мой блок не сработал? - осведомился мальчишка-некромант, напрямую глядя на Вереска.
   - На короткое время, - откликнулся Джарри. - Ты сам как? Успел прийти в себя?
   - Успел.
   - Мальчик сделал тот последний блок? - поразился Трисмегист, переводя вопрошающий взгляд с Вереска на Коннора. - Но каким образом?
   - Запомнил, как это делает дракон, - спокойно ответил мальчишка-некромант.
   Колр усмехнулся.
   - Сядьте, - велела Селена мальчишкам. - У нас очередная проблема. Жизни и смерти Вереска. Итак...
   Она пересказала услышанное своими словами, то и дело обращаясь вопросительными взглядами к мужчинам, всё ли правильно говорит. Те кивали.
   - Вот так, - вздохнула Селена. - Не знаю, хотела бы я оставить Вереска в Тёплой Норе, после того как он выказал свой норов. Но я готова отпустить его в храм некромагов - живым. И зная, что он выживет в этом мире. Ребята, ваши предложения?
   Даже Трисмегист заинтересованно склонился со своего кресла в ожидании, что могут предложить мальчишки из братства.
А те переглянулись и хмыкнули.
   - Ну, первое, что приходит на ум, - это наша пентаграмма, - сказал Коннор. - Разве что снизу укрепить её так, чтобы Вереск не сумел вызвать дикую магию. Или наоборот: чтобы она к нему не прорвалась.
   Теперь хмыкнул и чёрный дракон.
   - О пентаграмме знаю, но почему-то она не приш-шла на ум, - признался он.
   - Что такое - ваша пентаграмма? - потребовал объяснений Трисмегист.
   Мирт и Хельми быстро объяснили, что в их мансардной комнате пять кроватей расположены так, чтобы кровать шестого существа, нуждающегося в поддержке, оказалась в центре, внутри магически замкнутой пятиугольной фигуры.

   - Мы снимали таким образом страхи, которых существо не помнило, но они могли проявиться, - сказал Мирт. - И кошмары.
   - Мы с-снимали напряжение, а иногда боль, - добавил Хельми.
   - А иногда вылечивали тех, кто нуждался в этом, - робко сказал Колин.
   Старый эльф взглянул было с недовольством на мальчишку-оборотня и вдруг чуть не вскинулся, а Селена с трудом спрятала торжествующую улыбку: что, не ожидал увидеть оборотня, сияющего сильным светом почти эльфийской магии? Привык к тому, что у оборотней едва-едва микроскопические способности к магии?.. И тут же сама с надеждой уставилась на Колина: если у него теперь такие силы, может, это ещё больший шанс на исцеление Вереска?
   Вскоре мальчишки сидели вокруг стола со взрослыми и с подробностями рассказывали о "кроватной" пентаграмме и о тех, кто нашёл внутри этой пентаграммы своё спасение. А Мика ещё и рисовал на потрёпанных листах, выуженных из кармана штанов, как всё происходило. Селена осторожно встала. Всё. Теперь есть не только вопрос задачи без условий, но и появились сами условия. Почему-то ей казалось, что Трисмегисту этой зацепки хватит, чтобы сделать новое уравнение для решения проблемы.
   Не прошло и минуты, после того как Селена закрыла за собой дверь в кабинет и ушла отдышаться в гостиную, как дверь в гостиную распахнулась, и первыми вошли Коннор и Трисмегист, склонившиеся над листом бумаги, остальные следовали за ними. Несколько шагов - и все начали подниматься по лестнице, наверное, в мансарду. Трисмегист явно желал собственными глазами увидеть придуманную мальчишками пентаграмму, составленную из кроватей.
   Дождавшись, пока все исчезнут с глаз, Селена вскочила и побежала в гостевой кабинет. Дверь за собой она на этот раз закрыла неплотно, поэтому не удивилась, когда в кабинет робко заглянула Космея. Девочка-эльф застыла на пороге при виде старшего брата, подняла глаза на Селену.
   - Что с ним?
   - Ему заблокировали магию, - стараясь говорить бесстрастно, сказала Селена. - Космея, боюсь, у твоего старшего брата проблема. Он не может жить в обычном мире. Только в том, где жил до сих пор. В подземном городе под Старым. Сейчас наши маги ищут возможность оставить его в этом мире, но слишком сильно надеяться на это...
   Космея насторожённо, словно боясь пробудить Вереска, подошла к скамье и присела перед братом на корточки.
   - Он спит?
   - Без сознания.
   - Как вы его нашли там?
   - Он сам бросился к нам, когда мы собрались выходить из подземного города.
   - Вот, значит, где он был все эти годы, - тихонько вздохнула Космея, гладя плечо брата, горестно сдвинув брови. - Это случилось за четыре года до войны. В школе проходил отбор в храмы Старого города, проверяли способности. Тогда ещё был жив отец, и у него спросили разрешения взять Вереска в храм некромагов. Отец сказал, что ничего против не имеет. А Вереск тогда так обрадовался! Ему всегда нравились некромаги и некроманты с их обрядами. Вот только... - Девочка-эльф прикусила губу. - Вереск был очень своевольным. Он и до храма, совсем маленьким, несколько раз сбегал из дома. Всего полгода учёбы в храме - и он запросился назад, домой. Но отец к тому времени погиб, и брату разрешили навестить меня только после ритуала посвящения. Он приехал и выяснил, что всё.... Рушится. Бабушка тоже была плоха. Целители пытались что-то сделать, но наши книги и артефакты... Нас ограбили за месяц до смерти отца. Сил в семье не осталось. Вереск понял, что, если вернётся, ему придётся тащить на себе и нас. Нет, он не собирался бросать меня и бабушку, но ритуал стал... - Космея усмехнулась, - хорошим предлогом видеть нас реже. А потом... Среди ночи к нам буквально ворвались некромаги и потребовали сказать, где Вереск. Они обыскали дом и не нашли его. Потом, где-то за несколько дней до войны, я сама поехала в храм - узнать, нет ли каких известий о брате. Бабушка умирала, и я надеялась...
   Она всхлипнула, взяла брата за руку, словно стараясь успокоиться с его помощью.
   - А потом, когда я похоронила её, пришли вампиры и сказали: если я уступлю им дом за бесценок, они не будут выбрасывать меня на улицу. Они дадут мне уголок в доме и работу, чтобы прокормиться. Я ещё раз съездила в храм, но, разговаривая с некромагами, вдруг испугалась. Я поняла, что они нацелились на меня... А потом была война. - Космея вздохнула. - Для меня её почти что не было. Она прошла мимо. Я постоянно работала на кухне и по дому. А вампиры были богатые... Но даже они не смогли возразить, когда из храма некромагов приехали за мной... Несколько месяцев в храме я жила спокойно - мне было всё равно. И вдруг однажды, ночью... - Девочка-эльф слабо улыбнулась. - Я почуяла, что меня зовут - сильно-сильно! Я почуяла родственную силу, такую притягательную, что плакать хотелось от счастья. И я... тоже сбежала. Я тогда не успела дойти - вы уехали. А во вторую ночь мне пришлось сидеть в подвале какого-то дома - меня закрыли, пока я там пряталась. И только на третью ночь я смогла выскочить из того подвала... Как я бежала... А всё равно поймали. Если бы не Коннор... Если бы не вы...
   Пальцы Вереска шевельнулись и сжались вокруг пальцев сестры. Мальчишка не открыл глаз, заговорил медленно, глуховато.
   - Я не сбегал из храма. Если ты была у некромагов, то, наверное, слышала легенду среди учеников, что в подземном городе хранится множество сокровищ. Назовёшь меня дураком, как та маленькая волчишка, Ирма, и будешь права. Но мне тогда еле-еле одиннадцатый шёл, и я решил добыть хоть что-то, что помогло бы нам с тобой справиться с бедами семьи. Я ведь тогда уже знал, что сила артефактов много значит. Я засел в библиотеке храма и начал читать историю подземного города. Узнал, что он ушёл под землю, потому что ордена двух храмов решили поменяться помещениями, потому что один храм был большой, другой поменьше, а в одном из орденов набрали учеников меньше обычного. Из-за этого, из-за того что храмы перестали соответствовать старинному заповедному закону о месторасположении зданий, предыдущий город и ушёл под землю. Я узнал, что есть место входа. Но оно известно без записей только главам орденов. Тогда я начал читать всё, что мне было доступно, и узнал, что подземный город под запретом из-за дикой магии. Перескочил на чтение о типах магии и узнал, какой может быть структура дикой. И начал искать места её выхода, потому что узнал, что она иногда выходит на поверхность. И нашёл... Прости меня, Космея. Я всего лишь одним махом хотел поднять нашу семью. Правда... Дурак...
   Под конец его рассказа Космея залилась слезами, обнимая брата.
   Селена хотела было кое-что спросить у Вереска, но тут в гостевой кабинет заглянула Хоста.
   - Селена, за девочкой Эрикой приехали. Выйдешь?
   - Да, конечно. - А когда Хоста скрылась за дверью, хозяйка дома обратилась к брату и сестре: - Вереск, пожалуйста, никуда не выходи, ладно? Тебе с такими усилиями сделали новый блок и сейчас ищут возможность помочь тебе выжить в этом мире! Пожалуйста, не выходи. Можешь дать слово?
   - Я прослежу за ним, - пообещала девочка.
   Закрывая за собой дверь, Селена услышала тихий вопрос Вереска:
   - Космея, ты всё говорила недавно, что тебя... хотели.
Что это значит? От чего тебя спас Коннор?
   ... Мать Эрики Селене понравилась.
Она спокойно дождалась, пока ей откроют защиту изгороди, и проехала до Тёплой Норы. Селене, которой не терпелось узнать, как там с пентаграммой братства, пришлось устроить ей целую экскурсию по усадьбе, причём крутившаяся тут же Эрика то и дело перебивала хозяйку места, чтобы рассказать о том, что она уже узнала. Спокойствие женщины-вампира потрясено было лишь однажды, когда в небо взлетели дельтапланеристы. А Эрика тут же похвасталась, что успела побегать с воздушным "змеем" и покататься на самокате!
   До изгороди уезжающую Эрику провожала не только Селена, но и заранее предупреждённый Мика и Берилл, которому очень понравилась девочка, глаза которой от сильного чувства вспыхивали так же, как у него, алым отсветом.
   Постепенно темнело. На обратном пути Селена взяла Берилла за руку, чтобы идти быстрей, и спросила Мику:
   - Как у вас дела, придумали что-нибудь?
   - Пентаграмму без кроватей делаем в садовом домике, - сообщил Мика. - Сено уже оттуда вытащили, и Вилмор не ругался, потому что Веткин сказал - сегодня ночью и завтра целый день дождя не будет.
   - А почему в домике? - удивилась хозяйка дома.
   - Дикая сила будет рваться к Вереску снизу вверх, через весь дом, если мы останемся в мансарде.
   - Точно, - сообразила наконец Селена. - Через дом, наполненный живыми существами. Из принципа безопасности, да?
   - Селена, ты не с Коннором разговариваешь, не с Миртом, не с Хельми, а с Микой, - смешливо напомнил тот. - Слова-то попроще для меня выбирай. А то - ишь, принципы какие-то. А так - да, Колр тоже сказал про безопасность. И ещё они там какие-то заклинания сложные придумали, сказали, что они должны сработать, если Вереску снова поплохеет. Но Коннор думает, что пентаграмма сработает.
   - И что? - с сомнением спросила Селена, чувствуя, как намокли ноги - роса на травах крупная, Веткин прав: завтра дождя не будет. - Одной ночи хватит?
   - Неа, не хватит, - легкомысленно ответил Мика. - Ему придётся долго спать внутри пентаграммы. Как сказал Трисмегист - это работа кропотливая и долгая. Вереску придётся-таки пожить в садовом домике, а сено придётся-таки сложить в углу теплицы.
   - Ну почему в углу? - машинально возразила Селена, которая сразу переключилась на хозяйственные вопросы. - Завтра перенесём всё в сарайчик - не зря же Вилмор там сеновал сделал. Небольшой, но для того количества сена, которое в домике есть, хватит.
   - Селена-Селена! - задёргал её руку малыш Берилл. - Пусти!!
   Хозяйка места пригляделась: они почти пришли, и во дворе малышня так азартно носилась с криками в догонялки, что Бериллу стало завидно. Мика же важным шагом удалился в свой деревянный гараж-мастерскую. "А мне-то как завидно, что все своими делами занимаются!" - вздохнула Селена, а потом вспомнила и чуть не бегом помчалась к дому. Но распахнулась входная дверь, и со Стеном на руках появился Джарри. Кивнул семейной, улыбаясь:
   - Посидим на скамейке, пока свободная?
   - Посидим, - согласилась счастливая Селена, забирая ребёнка и усаживая на колени. - Я так и хотела, но думала - ты ещё занят.
   Стен радостно поглядывал по сторонам, словно приглашая всех желающих полюбоваться, как он сидит с родителями, а Селена вполголоса рассказывала семейному истории Вереска и Космеи...
  
   Глава четырнадцатая

  
   Когда все в Тёплой Норе улеглись и, утомлённые многими, достаточно драматическими событиями дня, постепенно начали засыпать, Селена, обошедшая все этажи и даже временно опустевшую мансарду, вернулась к себе. Почти следом появился Джарри.

   - До нашего сидения на скамейке ты отсутствовал слишком долго, - с вопросительными интонациями заметила она, укладывая задремавшего Стена в корзину-колыбельку. - Что сказал Колр?
   Перед тем как распрощаться, подогнав пентаграмму в садовом домике под Вереска, чёрный дракон предложил Джарри пройтись по деревенской улице. И семейного не было гораздо дольше, чем предполагала Селена.
   - Колр разглядел в моём пространстве несколько мест, где осталась сила подземного города, - немного виновато сказал Джарри.
- Ильм и Коннор хорошо прочистили меня, но мелочь проглядели. А она уже начинала работать на противодействие моей магии. Как ты думаешь, сказать Коннору?
   - Обязательно, - подтвердила Селена, подтыкая одеяльце на сыне. - Если уж он решил добиваться совершенства во всём, что делает, он должен знать об этом.
   - Но ему и так здорово досталось сегодня, - напомнил семейный. - И когда меня чистил от чуждой магии, и когда делал блок на Вереске.
   - Он это хотел сделать - и сделал. Считаешь меня слишком суровой? - усмехнулась она. - Нашим детям в Тёплой Норе придётся быть лучше всех, чтобы они вошли в общество города и стали его равноправными членами. Поэтому нашему старшему сыну надо сказать, чтобы в следующий раз, выполняя тонкую работу, он был внимательней.
   - И критичней к себе? - тоже усмехнулся Джарри.
   - И это тоже. Он не всемогущ - и должен помнить об этом.
   Корзину-колыбельку с сыном они оставили у двери. Селена вообще сначала решила отнести Стена в ясли-сад Вильмы - от греха подальше, но поняла, что не может. Сын должен быть рядом. Проснувшись утром, она хотела слышать его сонное дыхание. Слишком велико было недавнее потрясение. Слишком велико желание ощущать уютное и спокойное... Встав на колени, семейные увешали колыбельку сильнейшими оберегами от своих будущих снов и дотошно проверили их действие. Глядя на спокойное пухлое личико сына, Селена вздохнула. Сегодняшние кошмары-воспоминания родителей не должны потревожить Стена.
   Они потушили свечи. Обняв её, Джарри вздохнул.
   - Ну... Пусть. Всё равно спокойной ночи, любимая.
   - Спокойной ночи, Джарри! - выдохнула Селена и, собравшись с силами, заставила себя расслабиться и закрыть глаза...
   ... Темнота... Мягкие глубины сна подхватили её и понесли дальше, вниз... И внезапно выбросили в светлое и серое, заставив резко встать на ноги и помчаться, задыхаясь и молясь про себя: лишь бы не упасть, лишь бы дыхания хватило!..
   - Ильму не добежать! - крикнули сбоку.
   Она оглянулась. Белостенный бессильно повис на руках чёрного дракона и Джарри. Потом Колр, кажется, сообразил, что храмовник, который уже не просто спотыкается, но то и дело падает на колени, мешает им бежать. Символически плюнув на всё, чёрный дракон легко взвалил Ильма на плечо, благо тот не сопротивлялся, да и вообще, видимо, уже перестал осознавать, что происходит...
   Машинально взглянув в другую сторону, Селена уловила слабый странный звук, которого до сих пор не слышала. Мирт бежал между Коннором и Хельми, которые сразу цапнули его за руки, едва только он начал подавать признаки, что и на него обрушилось воздействие Рунного Смарагда. Но бежал он с закрытыми глазами, с искажённым от боли лицом, то и дело сильно и опасно спотыкаясь. Мальчишки братства, переживая его, мягко говоря, неприятные ощущения, тоже кривились, но держались. Поэтому держался до сих пор и мальчишка-эльф. Селена сама уже посматривала на свои обереги, не снять ли, чтобы тоже помочь ему, но отказалась. Мало ли зачем потом может понадобиться и её сила...
   Эрно торопился за всеми, оглядываясь на серую волну... Внезапно он сам чуть не споткнулся, а потом бросился вперёд, явно запаниковав, а потому немилосердно подгоняя всех и криками, и тычками, когда не выдерживал напряжения.
   Селена пропустила мимо себя мужчин. Она бежала с сомкнутыми кулаками, в которых на всякий случай держала свои взрывчатые камни.
   Мгновение осознания: если за ними опасность приобретает иную окраску, надо знать, что это. На секунды обернулась.
   Серая волна накатывала мощными беловато-грязными воронками, которые клубились так стремительно, что не успевал появиться следующий вал, как тут же исчезал под напором других вертушек. Но, даже успевая клубиться, магия подземного города неслась грозно и необратимо за беглецами, словно разъярённое живое существо.
   Лучше бы не смотреть: внутри сумасшедших облаков серой волны Селена уловила очертания странных фигур, резко контрастирующих подвижным округлым клубам пыльной магии.
Ноги подкосились, когда она поняла, что эти фигуры - люди. Она сразу не узнала их очертаний, потому что и тела, и лица словно размазаны, раздуты, будто у них водянка в последней степени. Но, несмотря на сверхъестественную одутловатость, они бешено гнались вместе с силой подземного города за непрошеными гостями, за пришельцами, осмелившимися спуститься в опасное место!
   Или несли эту силу?!

   Хуже, что вскоре Селена расслышала за спиной, кроме шелеста, шороха камней, пыли и другого лёгкого мусора, который расшвыривала на своём пути серая волна, гнусавое мычание, которое сначала показалось стоном. И это мычание, болезненное и нудное, издавали странные фигуры, бегущие внутри волны!..
   - Храм слева! - хрипло закричал Джарри. - Три этажа!
   Кажется, он имел в виду, что волна высотой не очень высокая - близко ко второму этажу, а значит - можно спрятаться от неё на третьем, куда она не достанет. Селена было хотела возразить: тогда они окажутся в ловушке! Но и другого выхода нет. А это решение - хотя бы кратковременная передышка... Ноги-то бессильно подламываются не только у неё. Мирт уже с трудом тащил ноги, повиснув на плечах друзей...
   Они ворвались в храм и неожиданно обнаружили, что входная дверь довольно легко закрывается, а первый этаж изолированный - в нём даже окон нет!
   Селена и Джарри бросились закрывать громадную дверь - в отчаянной надежде, что волна, а вместе с нею и странные, будто изломанные, человеческие фигуры не смогут сквозь неё просочиться. Семейные сообща навалились на дверь, уповая, что сумеют дотянуть створу до косяка и закрыть примитивным засовом, который болтался на крючьях запора тут же.
   Дверь коротко грохнула, когда с обеих сторон от взрослых в неё врезались Мика с Колином, а с ними и Эрно. Этого толчка хватило. Джарри выправил засов и почти ударил им, всунув в пазы крючьев. А спустя секунды дверь отозвалась глухим ударом, когда волна громыхнула в неё. Они все стояли в пяти-шести шагах от створы и с нескрываемым друг от друга ужасом ждали, что будет дальше. Дверь еле заметно выгнулась, а потом за нею стихло. Ни звука. Но этой тишине трудно поверить.
   - С-сюда! - рявкнул Колр с лестницы.
   - Сюда! - повторил Коннор, с трудом разгибаясь, чтобы крикнуть, из-под тела Мирта, который, кажется, потерял сознание, навалившись на руки Хельми. - Селена! Здесь тоже дверь - и она тоже закрывается!
   Они побежали на зов, с опаской оглядываясь, нет ли где кого-то враждебно настроенного: зал первого этажа был огромен, и даже внутренние колонны не уменьшали его запустелого и словно притихшего при виде пришельцев пространства, в котором мог спрятаться кто угодно.
   Очутившись на втором этаже, перед дверью, которую снова бросились закрывать, Селена только и могла думать: "Зачем?! Зачем мы это делаем, если в храме это наверняка не единственная лестница на второй этаж?! Или мужчины думают, что серая волна хлынет именно следом за нами? Зачем мы закрываем?! Зачем?!" И толкала, и толкала эту проклятую дверь, которая, в отличие от первой, совсем не хотела закрываться - заржавела, что ли? Мимоходом отметила перемазанные в пыли лица Мики и Колина, уставшие, осунувшиеся от бега... Промелькнула стороной паническая мысль: "Что мы наделали?! Плюнуть на всё - и пусть эти гадские эльфы пропадут на веки вечные! Фиг бы с ней - с этой войной, которую придумали эти сволочные вампиры! Зато дети остались бы живы! Что мы наделали?! Зачем вообще сунулись сюда?!"
   И словно ледяная вода на голову: "Где ты была раньше - с этими своими воплями? Сейчас ты уже в полном дерьме, так ищи выход из него, а не вопи впустую!"
   Как будто эхом - рычание Коннора:
   - Из Мирта тянут силу!
   К мальчишкам подбежал Джарри и, по примеру Колра, взвалил на своё плечо ослабевшего Мирта. А Коннор, выдохнув, расправил плечи и вытянул руки. Не убирающая в подземном городе магического зрения Селена увидела, как из ладоней мальчишки-некроманта хлынула привычная её глазу сила. Коннор решительно шёл за Джарри, не выпуская его и его живую ношу из направленного потока силы. Спустя мгновения к Коннору присоединился страшно усталый Хельми. Селена оглянулась: Мика и Колин, снова подхвативший на руки серого зверя, заметно взбодрились. Значит, омываемому потоком магической силы мальчишке-эльфу полегчало.
   Зубы вдруг заныли от еле слышного дребезга, а серый зверь Колина странно заляскал зубами, покрасневшими глазами глядя на дверь. Обернулся Коннор, прикрикнул:
   - Селена, быстрей! Они на первом этаже!
   "Какого чёрта подниматься, если серая волна взойдёт по лестницам?!"
   Паническая мысль словно стрелой свистнула - и забылась в суматохе.
   Пробежали и третий этаж и вырвались на простор верхней площадки храма, окаймлённой высоким зубчатым бруствером. Обернулись было закрыть за собой последнюю дверь выводящей на площадку лестницы. И дёрнулись оглянуться.
   Посреди площадки стоял старик в лохмотьях.
   И сердце так заболело при виде нищего старика, в рванье, но со странным украшением на груди!..
   - ... Селена, Селена, проснись! Не кричи - малыша разбудишь...
   Она дышала часто-часто, будто всё ещё бежала - и вдруг остановилась. Но глаза уже открыты, она видела склонившегося над нею семейного - и начиналось понимание, что она в своей постели. Понимание было тягучим и вязким, постоянно возвращая в сон-воспоминание.
   - На сегодня хватит, - тихо сказал Джарри и снова лёг. - Мы ведь знаем, что вспоминать будем не всё сразу.
   - Откуда ты тогда знаешь, что на сегодня всё? - еле пошевелила она высохшими от горячего дыхания губами.

   - Мой сон закончился тем же, что у тебя, - мы видели старика-эльфа. Только ты не могла проснуться, пришлось разбудить. Теперь воспоминаний не будет - спи спокойно.
   Она глубоко вздохнула. Помнила. Старик - новый этап воспоминаний. Самый тяжёлый. Всё правильно. Лёгкие воспоминания закончились. А рассудку надо справиться с тяжёлыми, чтобы потом вынести их на поверхность сознания...
   Заснула, хоть и сомневалась, что сумеет.
   Правда, сон её был прерывистый.
   Сквозь лёгкое покрывало сновидений, с бегающими фигурками, с узнаваемыми лицами, она расслышала тихий стук в дверь. Обострённым ощущением времени сообразила, что дело близко к рассвету. Кто так рано?.. Почувствовала, как осторожно встал Джарри. Потом закрылась дверь - опять еле уловимый стук, но она услышала его. Снова окунулась в глубокий сон. Еле чувственным призраком в этот сон проникло понимание, что семейный вернулся и лёг рядом...
   Проснулась легко и рано. Открыла глаза, гадая, спит ли Джарри.
   - Ты проснулась? - прошелестел семейный.
   - Да, - негромко отозвалась Селена, наполняясь радостью, что сон о беге в подземном городе - всего лишь сон. - Ты куда-то выходил?
   - Приходил Колр. Люция опять начудила. Надеюсь, мы правильно её поняли.
   - А что было?
   - Среди ночи спустилась в гостиную и принялась играть в прятки сама с собой. Для начала пооткрывала везде двери, а потом пряталась за каждой. Причём пряталась оригинально: по одному выкрикивала имена наших взрослых оборотней, закрывала лицо ладошками и прыгала за дверь. Колр считает, что утром приедут с повестками для них. Если не сразу забрать... - Джарри замолчал, уставившись в потолок.
   - И что вы придумали? - В последнем Селена была абсолютно уверена.
   - Нам надо выиграть время до очистки Рунного Смарагда. Мы с Колром обошли всех мужчин-оборотней и отправили их на машине Сири в ту разрушенную деревню, в которой проводили обряд для одичавших оборотней. Если приедут полицейские, скажем, что Сири хочет жить в той деревне, а остальные помогают ему со стройкой.
   - Думаешь - поверят? - По всему телу холодная судорога: за этих ещё беспокойся!.. А потом и дыхание чуть не пропало: а ведь следующим в здешней иерархии военнообязанных будет Джарри! И деревенские маги! Ой, нет... Не надо...
   - Нам помогает, что Сири взял три дня выходных и вчера на своей стройке не был.
Первый день. У него ещё два дня... Могут и поверить. А нет - так пусть едут в ту деревню. Туда - час езды. Захотят ли ещё - вопрос.
   - Будем вешать лапшу на уши столько, сколько придётся, - мрачно констатировала Селена, - но своих мужчин отобьём.
   - Колр просил напомнить: если приедут - ты должна выходить к ним только с ним. - Джарри вздохнул и улыбнулся. - Как он выразился, из него должно получиться неплохое пугало для всякого рода младших чиновников.
   Они замолчали. "Жаль, что Вальгард со своим кланом не может взять нас под своё крыло, - размышляла хозяйка места. - С другой стороны... Колру будет обидно. Но как было бы здорово - прилети весь клан Вальгарда в момент появления этих, с повесткой! Но ещё было бы лучше, если бы драконы прилетели с очищенным камнем! Вот только когда они это сделают..."
   - Сколько времени?
   - Шесть, седьмой даже...
   - Спать не получается. Джарри, я встану.
   - Я тоже. Надо будет теперь присмотреть за козами вместо Вилмора. Хорошо ещё, он Ринд научил их доить. И надо сходить к Каисе, спросить, не нужна ли ей помощь.
   Они быстро оделись и, полюбовавшись на безмятежно спящего Стена, на цыпочках вышли. Джарри сразу пошёл во двор, а Селена в первую очередь заглянула в столовую.
   Здесь Веткин сообщил, что Кам проснулся ни свет ни заря и умчался в мастерскую - ему пришла в голову новая идея декоративной ручки для кувшина. А пришедшая готовить завтрак Лайла как-то неожиданно свалилась на скамью мальчишки-тролля и теперь сладко дрыхнет. Несмотря на укоризненную форму высказывания, сам Веткин явно был доволен происходящим в его владениях. Когда хозяйка места заглянула в закуток Кама, она поняла причину столь щедрого настроения домашнего, не разбудившего девочку-тролля: Лайла спала, обнимая проциона, который из-под её руки сонно поморгал на Селену и снова ткнулся длинной мордочкой куда-то в подмышку девочки.
   - Имя-то ему дали?
   - Хозяин-то сего зверя у нас - Колин, - объяснил домашний. - Так что ждём, как он назовёт зверушку.
   - Хорошо, я потороплю Колина с именем, - пообещала хозяйка места и вышла из кухни. Проходя столовую, машинально отметила, что лишний стул, поставленный у стола, где обычно сидела Космея, так и стоит тут же. Ринд и Анитра, даже рассерженные, не подумали убрать лишний стул. "О чём это говорит? - спросила себя Селена. - Они ждут, что Вереск исправится? Но ведь он..." - Она вздохнула, не закончив мысли. И тут же легко усмехнулась: что видел сегодня во сне Вереск?
   Надо бы порасспрашивать Коннора, что они придумали, чтобы оградить мальчишку-эльфа от личных снов.
   С этими мыслями хозяйка места вышла из дома и застыла.
   Возле скамейки девочек стояли главные малолетние бандиты и, тихонько шепчась, быстро одевались. Впрочем, одевались лишь малыши-оборотни. Кажется, они сбежали от Вильмы, обернувшись, а Берилл привычно принёс их одёжку. Сейчас он деликатно, как и одевающиеся оборотни-двойняшки Вилл и Тармо, отвернулся от скамьи, где поспешно надевала свой балахон Ирма. Малыш-вампир Селены не видел, поэтому она бесшумно подошла к скамейке и грозно сказала:
   - Стоять - бояться!
   Вся малолетняя банда чуть не хором пискнула от страха. А потом Ирма поморгала и снисходительно сказала:
   - А, это ты! Почему мы должны тебя бояться?
   - А куда вы собрались в такую рань?
   Волчишка немедленно стиснула губы в тонкую ниточку и снова заморгала, пытаясь разыграть наивного ангела во плоти. Оборотни-двойняшки тоже вытаращились на хозяйку места честными глазами. Только Берилл уставился в землю, почти сразу погрустневший: он в этой компании старше всех и сразу понял, что дело - швах.
   - Мы хотели погулять! - объяснила глупой Селене Ирма. - Пойдём, посмотрим ягодки в саду, не поспели ли. Там их много.
   - А меня с собой не возьмёте? - вкрадчиво спросила Селена, сообразившая, куда именно намылились малыши.
   Волчишка помолчала, соображая, как отделаться от такой настырной хозяйки места. Шмыгнула носом.
   - Ты сама всё съешь. Нам не достанется.
   - Ирма, давай начистоту. - Селена прошла мимо волчишки и присела на скамью. - К Вереску сейчас нельзя. Он сильно болен. Вот выздоровеет - можешь донимать его сколько угодно. Если желание останется. - "Или если мальчишка останется в деревне".
   - Мы только посмотре-еть! - заныла волчишка.

   - Ирма, - набравшись терпения, сказал Селена, - если вы сейчас разбудите братство, Колин будет недовольным. Он очень устал, ему хочется спать. А до побудки ещё целый час. Пожалей брата!
   Девочка забралась на скамью, уселась рядом.
   - А мы проснулись, - грустно сказала она. - И что теперь нам делать, если в садовый домик нельзя?
   Селена хотела было сказать: "Горе вы моё луковое!", но удержалась.
   - Как насчёт самокатов, но только возле Лесной изгороди?
   - А можно? - жадно спросил Тармо.
   Селена торжествующе улыбнулась. Самокаты - это поинтересней, чем садовый домик! Вон как взволнованно обернулась к ней волчишка! Как заблестели глаза Берилла!
   - Пойдёмте, возьмёте самокаты и отправитесь наверх, к Лесной изгороди.
   Через минут десять она стояла у Тёплой Норы и смотрела вслед убегающим на самокатах малолетним бандитам. За изгородь они не пройдут, а места там для любителей покататься полно! И ровный лужок, на котором только недавно Вилмор окосил траву, и множество тропинок, чтобы погонять в разные стороны!
   Решив одну проблему, Селена спокойно двинулась к учебно-гостевому дому. Ей нужен был старик-маг из бывшей группы беженцев под командованием Сири. Старый Рун не отличался сильными магическими способностями, его сил хватало лишь на самые привычные в быту заклинания. Но именно он мог сейчас помочь.
   Хозяйка места прекрасно знала, что по утрам Рун встаёт ещё раньше Бернара, а потом два старика сидят на скамейке у дома и неспешно разговаривают обо всём на свете. А потом, точно так же, как и Бернар, Рун начинает заниматься уроками по элементарной магии - только с оборотнями и малышнёй. То есть с теми, с кем старый эльф занимался не очень охотно. Селена затаённо улыбнулась: ну и сюрприз будет для Бернара, когда тот обнаружит среди своих учеников Колина! Ведь теперь магические способности мальчишки-оборотня высочайшего уровня! Только развивай их!
   Она завернула во двор учебки как раз в то время, когда солнце поднялось над садовыми деревьями. Как она и рассчитывала, Рун уже сидел на скамье, блаженно моргая на едва тёплые солнечные лучи и дожидаясь Бернара. При виде хозяйки места старик маг сделал движение подняться, но Селена замахала на него руками и поспешила сесть рядом.
   - Доброго утра, Рун!
   - Доброго, леди Селена.
   - Рун, ты, наверное, слышал, что у нас появился новенький?
   Старик маг столовался дома, на втором этаже учебки, в своей комнате (он не любил толпы, точней - даже побаивался её), но обычно все новости доходили до него сразу.
   - Да, леди Селена, слышал.
   - Мне бы хотелось, чтобы вы с ним позанимались немного.
   - Но мальчик - эльф, и Бернар...
   - Бернар не будет против, - улыбнулась Селена. - Я поговорю с ним. Учтите: главное, что вы будете с ним только первые несколько дней. И, Рун, пожалуйста. Вереск мало что знает о войне. Расскажите ему о ней. То есть вы будете заниматься с ним в качестве историка. Потом Бернар дополнит вас своими историями о войне.
   - Вот теперь я понял, - кивнул Рун. - Бернару могу сказать о вашей просьбе?
   - Конечно. К Вереску я отведу вас сама.
   Она посидела ещё немного со стариком, расспрашивая его об учениках, а потом встала и, распрощавшись, вернулась в Тёплую Нору.
   Побудка в доме только-только началась, и, сообразив, что есть время для утоления собственного любопытства, Селена свернула в сад.

   Ночью она не чувствовала никого из братства, хотя пару раз, проснувшись, снимала браслет-оберег и прислушивалась к ребятам. Подходя к садовому домику, она поняла, почему между ними оказалась глухая стена. Садовый домик переливался защитными оберегами - и такой силой, что хозяйка места лишь головой покачала: да, маги потрудились на славу!
   У двери домика она встретила Хельми. Тот тяжело дышал и улыбался, то и дело вытирая лицо от пота ладонями. Утренний полёт - привычное дело. Размялся.
   - Доброе утро, Хельми, - приветствовала его хозяйка места.
   - Доброе, С-селена.
   - Вы там все проснулись - или как?
   - Вс-се. Мика уже с-сбежал к с-себе в мас-стерс-скую, а Мирт уш-шёл к с-своим. Говорит - с-сос-скучился.
   - К вам зайти можно? Или все выйдете сами?
   - Верес-ск не может выйти, - покачал головой мальчишка-дракон. - Ты зайти можеш-шь. Вчера защиту с-сплели так, чтобы входить можно было.
   Понизив голос, Селена спросила:
   - Ну и как там Вереск?
   - С-сначала трудно, говорить не х-хотел. - Хельми пожал плечами и снова улыбнулся. - А потом, перед с-сном, когда начали раздеваться, он увидел с-спину Мирта и с-спрос-сил, откуда у него это. И мы рассказали ему про войну. В общем, он, наверное, не выс-спалс-ся. Мы ему тут с-столько нарассказали... Да ещё наш-ши с-сны. Он прос-снулс-ся вмес-сте с-с нами и на Колина больш-ше не ругалс-ся.
   - А что? Было, что ругался? - изумилась Селена, хотя и предугадывала вчера такой поворот событий. - Это когда? Перед сном?
   - Да. Колин с-сделал ему замечание, чтобы он не брос-сал с-свои вещи куда попало, а с-сложил, а Верес-ску это не понравилос-сь. Но он прос-сто не привык правильно обращаться с-с вещами, - успокоительно сказал Хельми, видимо предполагая, что Селену возмутит поступок новенького мальчишки-эльфа, разбрасывающего свои вещи.
   - Хорошо, я зайду в домик. Спасибо, что рассказал мне, как вы тут.
   - Да ничего, - добродушно откликнулся мальчишка-дракон, принимаясь за упражнения, помогающие расслабиться после полётов.
   Она предупреждающе стукнула в дверь и вошла.
   Дыхание перехватило, когда увидела кроватную пентаграмму, сияющую сильным светом, переливаясь разноцветными волнами. Все кровати оказались подвешенными на тросах. Приглядевшись, она поняла - почему. Ещё одна пентаграмма была выложена на земляном полу и укреплена артефактами силы. Но главное... Главное - это было красиво!
   На своих кроватях, сложив ноги, сидели Коннор и Вереск. Оба сразу оглянулись на стук, а потом и шорох вошедшего.
   - О, мама Селена пришла! - сказал Коннор.
   И Селена перехватила ревнивый взгляд Вереска на него.
  
   Глава пятнадцатая

  
   Правда, его ревность быстро сменилась, кажется, каким-то более сложным чувством, близким к тревоге: мальчишка-эльф теперь походил на человека, вплотную подошедшего к страшному капкану и теперь мучительно размышляющего, сунуть ли ногу между острыми и страшными зубцами - из глупого, но заманчивого любопытства, или всё же не делать этого...
   Осторожность, перемежаемая приступами безрассудства, - смесь опасная.
   Коннор взгляд почувствовал сразу, но обернуться не спешил. А когда оглянулся на мальчишку-эльфа, слегка приподнял бровь, как заметила Селена, подошедшая ближе к пентаграмме. "Что, мол, ещё?"
   Два взгляда скрестились, и недавно спокойно беседовавшие мальчишки, сами того не замечая, напряглись.
   Оказалось, что, кроме них, в садовом домике оставался и Колин. Сено-то не всё вытащили. Остатки уплотнили, и мальчишка-оборотень в сухую душистую травную стену явно сел с размаху. И получил почти кресло, в котором уютно устроился с книгой. От двери-то его не видно. Когда Селена оказалась в поле его зрения, Колин помахал ей рукой, здороваясь. А потом, обращаясь к Коннору, сказал ему звучную фразу на древнеэльфийском. Коннор хмыкнул и улыбнулся.
   - Я не знал, что язык оборотней... такой красивый, - с невольным удивлением сказал Вереск.
   - Это не мой язык, - мирно отозвался Колин. - Это древнеэльфийский. Ну, язык драконов, которые придумали его для первых эльфов-магов. Я думал, ты узнал его.
   - Я его не знаю, - резко сказал мальчишка-эльф.
   - Ну, я тоже не очень, - меланхолично сказал Колин. - Я начал учить его месяца три назад, читаю очень медленно, а разговаривать могу, если только использую слова, нужные для разговора.
   - А зачем... - Вереск споткнулся, но продолжил: - Зачем тебе этот язык?
   Колин пожал плечами и улыбнулся.
   - Интересно же. Вон, Коннор его знает. Мирт тоже начал учить, но ему легче - он многие слова и так узнаёт. Хельми тоже знает. А мне чего отставать? Тем более я теперь, после подземного города, в библиотеку могу попасть - мне Колр сказал. А там столько книг! - И он снова улыбнулся - на этот раз мечтательно.
   Переключенное с Коннора на Колина внимание затянулось.
Вереск помолчал, хмурясь, а потом нехотя (любопытство жгло, но спрашивать у оборотня!.. А вопросов так много! Хотя бы про библиотеку!) спросил:
   - Ну и... зачем тебе книги?
   - Хочу поступить в университет, - снова спокойно ответил Колин. - Селена сказала, что для этого надо много знать. Со мной теперь будет заниматься Бернар, так что надо дотягивать до всех ребят братства. Я ведь умел пользоваться магией, лишь чтобы разжечь огонёк на руке. А я хочу стать целителем.
   - Ты оборотень... - пренебрежительно начал Вереск.
   - Оборотень с недавно открытым даром в магии, - напомнил Колин. - Причём, как мне сказали, мой дар на уровне эльфийского. Не буду же я его зарывать в землю.
   - Дар нельзя зарыть в землю, - насупился Вереск. - Он нематериальный.
   - Это Селена иногда с нами так разговаривает, - объяснил, засмеявшись, мальчишка-оборотень. - Она называет такие словечки пословицами и поговорками. Тихо! Вы слышите? - И уже шёпотом он закончил, быстро встав с сена: - За дверью кто-то есть!
   Все замерли - особенно Селена, стоявшая совсем рядом с входной дверью.
   В тишине сначала услышали еле уловимый скрежет, а потом далёкий из-за закрытой двери увещевающий голос Хельми:
   - Ну чего ты с-скребёш-шь? Подожди немного - я тебе открою.
   Хозяйка места невольно попятилась. Дверь приоткрылась - и в проём сунулся любопытный чёрный нос. Нос сипло нюхнул запахи из садового домика. Пропал.
   - Ну, зах-ходите-зах-ходите, - ласково уговаривал Хельми. - Не бойтес-сь.
   Трое в садовом домике недоумённо переглянулись. Сначала Хельми обращался к одному существу. Теперь - к нескольким. Сколько их там?
   Дверь открылась шире - и в домик влетело что-то небольшое и непонятное. Нечто, стремительно уткнувшись тем же носом в землю, по стеночке промчалось вокруг кроватей в пентаграмме. А следом, виновато повиливая хвостом и сутулясь от страха, вошёл Пират.
   Когда оглянулись на Колина, тот, хохоча, валялся в сене и хватал серого зверя за морду, отпихивая его, чтобы не лез целоваться.
   Селена же погладила Пирата, прижавшегося к её ногам, и, выпрямившись, велела:
   - Так. Всем работа! Колин, назвал зверя какой-нибудь кличкой (Ирма так и не удосужилась!) - и в столовую, завтракать! Коннор, встал с кровати - и в столовую! Хельми, не прячься, мы тебя видели! Дожидаешься Коннора с Колином - и в столовую. Вереск сидит и ждёт, когда Космея ему принесёт позавтракать! Тебя предупредили, что некоторое время ты не можешь выходить за пределы пентаграммы? А если и выходишь, то буквально на минутку?
   - Предупредили, - с невольным вздохом отозвался мальчишка-эльф.
   - Селена, давай я с ним посижу, пока Космея не придёт? - предложил Колин.
   Поколебавшись, Вереск недовольно сказал:
   - Не надо со мной сидеть. Я не хочу разговаривать с оборотнем.
   - И не разговаривай. Мне здесь, в сене, сидеть очень нравится. И я пока имя придумаю зверю.
   - Откуда он у тебя?
   - Из подземного города.
   - Но он выглядит нормальным! - поразился Вереск.
   - Колр говорил, что процион недавно попал под землю - магия позвала живого, - объяснил Коннор, подходя к входной двери. - Тамошняя магия не успела полностью изменить его. Только обесцветила шкуру. Селена, пойдём?
   Она с недоверием посмотрела на остающихся. Нет, Вереск как раз хотел поболтать с Колином - слишком много непоняток услышал за минуты разговора, только не желал в том признаваться. Но... не подрались бы... Мальчишка-эльф, конечно, будет гораздо выше и выглядит крепче, закалённый жизнью в подземном городе. Но Колин-то, как и все, учился у чёрного дракона. Если сцепятся, драка будет до крови. Но ведь и сказать об этом нельзя. Придётся надеяться на миролюбие Колина и на то, что времени до прихода Космеи к брату осталось чуть-чуть.
   - Пират, пойдём с нами! - позвала она.
   Собака помешкала и шагнула было к двери, но отпрянула и улеглась. Вот и гадай теперь: то ли процион ей понравился, то ли в домике комфортно себя чувствует среди запахов сена и в летней тени.
   - Я его приведу, - пообещал Колин.
   Не спеша шагая по тропке между мальчишками, после сухого воздуха садового домика наслаждаясь прохладной поутру свежестью и сочными запахами трав и цветов, Селена спросила:

   - Я мельком посмотрела вашу пентаграмму, но так и не поняла, как она изменилась. Вижу, что стала сложней, изощрённей, но в чём суть?
   - Вереск оторван от поступления новой порции дикой магии, - сказал Коннор. - А та, что поступает от нас, постепенно вымывает из него ту дикую, что есть в нём, не сразу, но смешивается. Может быть немного больно, но эта боль как при простуде. Ну, когда лежать хочется и насморк. Главное, чтобы он сейчас не использовал силу.
   - Но ведь ваша магия тоже вступает в противоречие с его магией, - настаивала Селена. Пентаграмм она вообще не понимала, как и многих ритуалов, но разобраться в течениях и предназначении магических сил было можно.
   - На наш-ших кроватях теперь тоже обереги, - объяснил Хельми. - Трис-смегис-ст и Коннор нас-строили их таким образом, что Верес-ску передаётс-ся только час-сть нас-стоящей, чис-стой магии.
   - Поэтому ему придётся спать в пентаграмме очень долго, - добавил Коннор. А помолчав, насмешливо закончил: - Ему повезло, что лето. Если что - крышу разберём, будет на солнце греться. А то в подземном городе отвык от смены дня и ночи.
   - Хельми! - услышали они зов Мирта.
   Мальчишка-дракон заторопился к другу, в то время как Селена, сама того не замечая, приутишила свой шаг, а Коннор так же машинально подстроился под её.
   - Мирт как будто специально позвал Хельми, пока мы вдвоём, - задумчиво сказала Селена. - Потом мне будет настолько некогда, что я не смогу спросить. Коннор, прости, если тебя заденет мой вопрос. Вчера вы работали с Трисмегистом. Ты всё ещё воспринимаешь его... кукольником?
   Мальчишка даже остановился.
   - Помнишь, ты мне сказала, что надо общаться с ним, как с незнакомым человеком? Или как будто он посторонний? Это очень тяжело. - Коннор на мгновения прикусил губу. - Старик постоянно смотрит на меня, как будто хочет спросить... Ну, это мне постоянно кажется... что он хочет спросить, где пульт от меня.
   - Ну, не знаю, - задумчиво сказала Селена, хотя внутренне её чуть не передёрнуло при слове "пульт". - Когда я смотрю и вижу его взгляды на тебя, у меня другое впечатление. Он как будто не верит, что именно из тебя он делал киборга. Мне кажется, он пытается вглядеться в тебя и постоянно удивляется тебе. Не забудь, что он, как и Вереск, был оторван от военных событий здесь. И теперь ты для него... - Она вздохнула. - Ты для него незнакомый мальчишка с огромными талантами и огромным же потенциалом для науки. Не забывай ещё, что он оценивает тебя, человека, с точки зрения эльфа. Ты вызываешь его удивление своими познаниями и желанием учиться. Даже на ходу.
   Коннор скептически хмыкнул.
   - Не фыркай, - усмехнулась Селена. - Я же видела, как вы вчера шли, склонившись над чертежами пентаграммы, и как он заглядывал тебе в лицо! Он даже и не скрывал, как поражён твоими знаниями.
   - Я ему не верю, - бесстрастно сказал Коннор.
   Селена вспомнила человеческую поговорку, едва уловимо улыбнулась.
   - Главное чтобы он в тебя верил. Коннор.
   - Что?
   - Можно, я расскажу ему про храм некромагов?
   - Как хочешь.
   Он не смотрел на неё в момент беседы, поглядывал на ребят у входной двери. И Селена сама оценивающе посмотрела на высокого скуластого подростка, который вытянулся слишком быстро, как будто всего лишь в последние дни, и в очередной раз подивилась, как же быстро повзрослел её старший сын. Коннор будто считал её мысли, оглянулся и взял её за руку повести к Тёплой Норе.
   Несколько шагов - и он вдруг остановился. Посмотрел испытующе в глаза.
   - Селена, ты хочешь оставить его в нашей деревне! Но зачем?
   Трудный вопрос. Селена и сама ещё точно не знала, почему ей хочется, чтобы Трисмегист жил рядом с Тёплой Норой. Но попробовала объяснить.
   - Бернар знает многое, но ты скоро перерастёшь его знания. Колр знает больше, но ему учить теории неинтересно, да и обучающей методики он не знает. Ты часто заглядываешь в библиотеку прошлого, но во всём ли, что читал, хорошо разбираешься? Трисмегист - единственный учёный среди нас. Мне бы хотелось... - Она замолчала, пытаясь объяснить чётко. - Мне бы хотелось, чтобы такой эльф был рядом. Посмотри, как тенью следует за ним Ривер. Он ведь тоже старается учиться у Трисмегиста. Коннор, прости, не могу объяснить, как надо. Но чувствую, что Трисмегист нам нужен.
   Коннор нерешительно пожал плечами и пошёл к ребятам.
   Переступив порог гостиной, Селена неудержимо улыбнулась. Это счастье - быть в Тёплой Норе! Счастье - начинать новый, пусть и самый обыкновенный день, который будет в чём-то повторяться, со звона детских голосов, смеха и хихиканья!
   Первым делом Селена выглядела Космею и велела собрать в кухне завтрак для брата. Девочка-эльф сначала насторожённо приняла сообщение, что Вереск теперь будет дневать и ночевать в садовом домике, но подошедший Мирт быстро объяснил, что её старший брат будет в домике не один, а также объяснил, что именно происходит в пентаграмме, и Космея с облегчением побежала за корзинкой. У порога в столовую девочка-эльф обернулась, словно ища кого-то, а потом зашла за дверь. Глядя ей вслед, Селена нахмурилась, поняв, что Космея в одиночестве - это непривычно, а потом оглядела гостиную. С трудом нашла Мускари, сидевшего в кругу мальчишек-рыболовов, что-то оживлённо обсуждающих. Мальчишка-эльф, чуть пригнувшись - так, чтобы от столовой его не было видно, с непонятным выражением тоже смотрел вслед Космее. А ведь раньше он чуть не хвостиком ходил за нею. Что случилось? Они поссорились?
   Вильма, чьи ясельники уселись на ковре, обсуждая что-то важное, на тот же ковёр сняла с подола своего платья сонных волчат Тибра, Фаркаса и с колена - дремавшую, притулившись к её плечу, Айну, а потом сообщила Селене, что, пока её не было, дежурные мальчишки вдребезги кокнули две суповые тарелки. Селена усмехнулась: несколько месяцев назад Веткин бы чуть не плакал над разбитой посудой и гневно клеймил неуклюжих дежурных преступниками! Но сейчас... Сейчас, когда есть Кам и его станок для лепки из глины!.. Домашний только напомнил дежурным о соблюдении осторожности! Чудо - да и только!
   Потом хозяйка места подошла к гостиному шкафу - порадовать сердце созерцанием скульптурок Кама, но не успела даже заметить, нет ли среди привычных новых изделий. Несколько смущённо к хозяйке места подошёл Андрис, а за ним мальчишки-рыболовы. Окружив Селену, они вполголоса принялись уговаривать её отпустить их рыбачить на заводь: Ривер рассказал им оригинальный рецепт сушёной рыбы - при условии, что она крупная, и теперь рыболовам не терпелось опробовать именно так засушить улов. Веткин, незаметно объявившийся среди просителей, сжав ручки на груди, тоже просительно поглядывал на Селену.
   - Если Эрно согласится идти с вами - пожалуйста! - сказала та. - Не забывайте, что дракон очень любит рыбу, а такой сторож, как Эрно стоит десятка бойцов.
   - А мы? - обиделся Моди. - Мы тоже хорошо дерёмся!
   - Я не в упрёк вам, - объяснила хозяйка места. - Просто таким образом мы одним выстрелом убиваем сразу двух за... ой, кроликов: и охрана хорошая, и Колр доволен.
   Заморочив голову мальчишкам, которые ничего не поняли, но решили, что теперь присутствие Эрно не обидно, и, успокоившись, отошли обсуждать уже будущую рыбалку, Селена, вздохнув, поняла, что сейчас, при детях, не до созерцания прекрасного. Движение около двери столовой снова привлекло её внимание.
   Вышедшую с корзинкой Космею окружила плотная толпа писклявых ясельников. Вильма подняла было голову - она наблюдала за волчатами, но снова спокойно принялась следить за самыми маленькими подопечными: Космея внешне не сердилась, а доброжелательно беседовала с детьми. Правда, Вильма не заметила короткого умоляющего взгляда девочки-эльфа на Селену.
   Пришлось подойти и выяснить, что случилось.
   Оказывается, Ирма прониклась судьбой несчастного заболевшего мальчика-эльфа, который теперь один томится в садовом домике. Волчишка решила отнести Вереску свою лииру, чтобы тому не было скучно. А её друзья решили проводить её в домик. Ну, а заодно и Космею. И девочка-эльф сейчас пыталась изо всех сил, но осторожно отговорить Ирму с приятелями не ходить в садовый домик... Космея не сказала о причине нежелательного появления ясельников в гостях у Вереска, но Селена поняла сразу. Она боится, что старший брат обидит тех, к кому успела привязаться девочка-эльф.
   Селена с трудом удержалась не обернуться в поисках Мускари, который наверняка тоже следил сейчас за этой сценкой. Хозяйка места и это сообразила наконец: Вереск, при Мускари высмеяв здешних ребят и воззвав к расовой солидарности, может нарушить дружбу между мальчишками - ту самую дружбу, которую теперь ценил Мускари. А Мускари не умеет протестовать и защищать свои принципы - характер не тот. Он легко привык к здешнему распорядку, а после жизни и учёбы в храме некромагов готов прятать голову в панцирь, лишь бы ни с кем не спорить, но жить там, где ему нравится и где ему легко. Поэтому он боится подходить к Космее, с которой всегда был рядом до появления её брата. Ведь она может попросить его проводить её к брату... Селена вздохнула.
   - Ирма, - обратилась она к волчишке, - помнишь, как ты зимой болела? Ты тогда в руки лииру не брала. Помнишь - почему? Тебе было больно слушать её звуки. Так?
   - Так, - подтвердила Ирма. - Новенький, как я, болеет? Космея, а ты чего сразу не сказала про это? Думала - обидимся? Фи! В общем, сама скажешь, когда его можно навестить, ага?
   - Ага, - поспешно согласилась девочка-эльф и с облегчением побежала к выходу.
   Здесь её догнала Селена.
   - Космея, ты можешь позавтракать с братом, - быстро предложила хозяйка места.
   - Ни за что! - насупилась девочка. - Буду есть только в столовой!
   Немного выждав после ухода Космеи, Селена тоже вышла из гостиной, чтобы на всякий случай забежать в мастерскую Мики. Как она и предполагала, мальчишка-вампир даже и не собирался на завтрак. Мика деловито укладывал в небольшой сундучок какие-то мелкие детали из кучи металлолома, привычно загромождавшей угол за рабочим столом. На откидной крышке сундучка светлел свежеприклеенный кусок того самого материла, который Джарри когда-то определил на подошвы детских сандалий. На этом куске было несколько порезов, куда Мика закрепил ножницы для резки металла (если Селена правильно угадала) и другие мелкие инструменты.
   - Что делаешь?
   - Собираю работу для Вереска.
   - Думаешь, он захочет возиться с этим? - засомневалась Селена.
   - Когда взвоет от безделья, - пренебрежительно ответил Мика.
   - Но у него будут уроки! Будет приходить Бернар, Рун.
   - Ну и что? А мы вечером будем работать при нём. Всё равно ведь нам придётся сидеть с ним? Так чего зря болтаться? Будем делать заготовки для оберегов - может, ему тоже захочется. Ну, глядя на нас...
   - Мика, но ведь у него сила другая.
   - Селена, это же всего лишь заготовки! - объяснил мальчишка. - Силу-то мы потом будем на них накладывать.
   - А зачем тебе учить его делать заготовки?
   Мика вздохнул так, что Селена почувствовала себя несообразительной, какой иногда бывает Лайла.
   - Селена, я не знаю, что ты думаешь. А я думаю, что Вереск у нас не останется. Но ведь, наверное, он не захочет стать и некромагом. А вдруг он артефактчик? Вот пусть и пробует себя. Хоть что-то научится здесь, в Тёплой Норе, делать. Артефактика ведь у нас тоже в учебке есть.
   Селена промолчала и только велела отложить укладку сундучка, прервавшись на завтрак, после чего они вдвоём поспешили к Тёплой Норе, где у входной двери их уже дожидалось братство - причём Коннор с младшим братом на руках, а Колин с проционом у ноги. Пират давно прошмыгнул в дом.
   Когда ребята пропустили Селену вперёд, она чуть не замерла на пороге, поражённая странной мыслью: а ведь мальчишки братства здорово повзрослели! Они уже применяют уловки опытных учителей, чтобы заставить Вереска работать и учиться. Они думают о будущем мальчишки-эльфа, хотя он им, по сути, и чужой, и даже, как они сами предполагают, временно живущий в Тёплой Норе... Холодок по спине... Сначала война и сиротство, потом участие в делах и проблемах взрослых. Не слишком ли рано они повзрослели?
   ... Завтрак начался весело. Едва Селена вошла, она сообразила, что снова требуется её вмешательство: из кухни доносились писклявые вопли. В самой кухне обнаружилось, что малолетние бандиты и Лайла занимаются благородным делом - стаскивают с печи рыдающего во весь свой басовитый голос Моно. Вильма не вмешивалась, хотя стояла тут же, устало опустив руки. Выяснилось, что маленький тролль до истерики боится выходить в столовую, где может сидеть страшный мальчик-эльф. Пришлось объяснять, что Вереск сидит в садовом домике, а домик находится далековато от Тёплой Норы, что хором подтверждали и малолетние бандиты во главе с Ирмой. Заплаканного и заикающегося Моно подхватили съезжающим с печи и довели до стола.
   Вскоре дежурные доложили, что можно приниматься за завтрак, и дети из гостиной поспешили за столы. Опоздавшая Космея тихонько села на своё место. Мускари (заметила Селена) успокоился, глядя на неё, но снова старался сидеть так, чтобы девочка его не видела. Неужели их дружба распадётся из-за присутствия здесь Вереска?
   И хозяйка места внезапно нахмурилась.
   Неужели дело дойдёт до вопроса: быть Вереску в Тёплой Норе, если он, конечно, захочет того, или не быть?
   За столом Джарри посмеялся над собой:
   - Никогда не думал, что козы такие строптивые! И как Вилмор с ними справлялся? Да они мной командовали! Представьте! Не верите? Зря! Гоняли меня из угла в угол. И спасла меня Каиса! Как у неё так легко получилось - не понимаю! Только рот открывает что-то сказать, а козы уже идут куда надо!
   Селена усмехнулась: теперь ясно, откуда ещё до завтрака у Вильмы на коленях волчата Тибра. Каиса поспешила узнать, как управляется Джарри с козами, заодно и детишек привела в ясли Вильмы.
   Когда разговор за столом взрослых стал общим, Джарри склонился к семейной:
   - В гостевом кабинете сидит Трисмегист. Я спросил - будет ли он с нами завтракать. Отказался. Вроде поел дома. Сказал - хочет поговорить с нами.
   - С нами - это с кем? - переспросила Селена и тут же удивилась: кажется, она-то относится к старому эльфу довольно... лояльно. Но в собственном голосе услышала чуть не враждебные интонации. Коннор невольно настроил против? Или именно из-за него она не может спокойно общаться с Трисмегистом, неосознанно побаиваясь, как бы старый бродяга эльф не причинил старшему сыну нового вреда?
   - Со взрослыми. Он хочет узнать, что произошло в подземном городе. Хотя бы кратко. - Джарри помолчал и пожал плечами. - А что мы можем сказать ему, если я, например, только урывками помню, что там было?
   - Ну, если он хочет, это и расскажем - обрывки воспоминаний. А если он... - Селена задумалась. - Интересно, а он может сделать так, чтобы наша память вернулась в полном объёме?
   - Это не магия, - возразил семейный, - это в нас самих.
   - Хорошо, я постараюсь попасть в кабинет первой. Меня тоже волнует один вопрос.
   Под конец совместного завтрака Селена быстро вышла из столовой, стараясь не привлекать к себе внимания.
   - Доброе утро! - приветствовала она Трисмегиста. - Хотите чаю?
   - Нет, спасибо, - сдержанно сказал старый бродяга эльф. Помолчал и кивнул: - Леди Селена, вы хотите о чём-то узнать?
   - Нет. Наоборот. Я хочу вам кое-что рассказать. Более подробно, чем однажды вам высказала. - Селена присела напротив старого эльфа и вздохнула. - Три месяца назад, когда Коннора хотели забрать в храм некромагов, один из некромагов похитил меня. Как приманку для Коннора. Вы ведь знаете, что подросток, вошедший в храм Старого города, автоматически становится учеником, если у него при этом нет своего учителя - по-старинному, мастера. Коннор выручил меня, и мы вот-вот должны были выйти из храма, но навстречу нам бежали главы некромагов. Когда мальчику велели остановиться и вернуться в храм, он сказал, что у него уже есть мастер. И поэтому они не могут оставить его учеником в храме. - Селена замолкла. И наконец договорила: - Он назвал ваше имя. Полностью. Гермес Трисмегист.
   Старый эльф ссутулился в кресле, положив руки на колени. Некоторое время он смотрел в пол, потом поднял глаза.
   - И зачем вы мне это рассказали?
   - Коннору трудно определиться со своим отношением к вам, - осторожно сказала Селена. - Он и сторонится вас, но его и тянет к вам. Как к существу, которое много сделало, чтобы он выжил в пригороде и спас других ребят. Мне казалось, знай вы оба друг о друге больше, это поможет и вам, и ему.
   Трисмегист промолчал. Но Селена чувствовала, что на душе стало легче. Она давно хотела рассказать старому эльфу именно об этом эпизоде...
   - Селена, драконы ограды звенят! - распахнул дверь в кабинет Мирт. За ним толпились мальчишки братства. - Мы сбегаем к диску - наверное, Чистильщики что-то хотят сообщить!
   Хозяйка места дёрнулась вскочить с кресла, но сдержалась. Она-то уже знала, о чём может сообщить Рамон, командир Чистильщиков. Поэтому, взяв себя в руки, спокойно откликнулась:
   - Сбегайте!
   Снова хлопнула дверь.
   - Обычно вы ходите к диску сами, - заметил Трисмегист.
   - На этот раз я знаю, о чём хотят предупредить Чистильщики, - угрюмо ответила Селена. - Через полчаса здесь будут те, кто хочет забрать моих взрослых оборотней. Приедут с повестками. Как вы думаете, сколько времени понадобится драконам, чтобы очистить Рунный Смарагд от влияния дикой магии?
   - Не знаю, - покачал головой старый эльф. - Прецедентов не было.
  
   Глава шестнадцатая

  
   "Вопрос о Рунном Смарагде, вообще-то, был риторическим, - мрачно подумала Селена.
- Нам придётся в любом случае только ждать. Повлиять-то ни на что не можем".
   Нда-а... Хорошее начало утра в Тёплой Норе. Деятельное такое... Можно обозвать даже "Дневником одного утра хозяйки места".
   Обоюдное молчание в гостевом кабинете было недолгим. Как и тишина.
   Сначала за дверью кабинета коридор наполнился детскими голосами уходящих из столовой. Потом послышались голоса мужчин. Наконец после предупреждения-стука в кабинет начали собираться все те, кого Селена через Джарри просила прийти.
   Сначала - чёрный дракон. Впрочем, за ним бегать не пришлось. Магический звон изгороди и серебряного диска Колр расслышал отлично и сразу понял, в чём дело.
   Следующим вошёл встревоженный Ривер и постарался устроиться так, чтобы держать в поле зрения Трисмегиста. Как подозревала Селена, маг был просто заворожён загадочной фигурой старого учёного и сильно жалел, что сам не эльф: ведь тогда он мог бы легко общаться с Трисмегистом на равных.
   За ними появились Корунд и Александрит. Они не стали садиться, полагая, что их задержат лишь затем, чтобы сообщить новости.
   За Бернаром вошёл Джарри и закрыл дверь.
   - Через полчаса здесь будут представители городского военного ведомства. - Поздоровавшись со всеми, Селена без расшаркиваний приступила к главному на импровизированном военном совете. - С повестками для наших взрослых оборотней. Итак, что всем надо знать: Сири хочет построить дом вне нашей деревни. Поэтому вчера он забрал Вука, пригласил на помощь Тибра и Вилмора и уехал в разрушенную деревню. В ту самую, где мы проводили ритуал для возвращения одичавших оборотней к нормальному образу жизни. Только это я смогла придумать, чтобы оставить наших оборотней дома и не отдать в формирующуюся армию.
   Александрит поёжился, а Корунд глубоко вздохнул.
   Поймав удивлённый взгляд Трисмегиста, Бернар кивнул:
   - Да, у нас и такое было. Коннор нашёл этот ритуал в библиотеке прошлого.
   Если честно, Селена ожидала расспросов от старого бродяги, но тот вдруг сдвинул брови, явно что-то вспоминая. А потом задал лишь один вопрос, разок скосившись на невозмутимого чёрного дракона:
   - Одичавшие ушли после ритуала?
   - Мы не следили за ними, - отозвался Корунд и снова вздохнул. - Как только последний проскочил мимо нас, свечи погасли, и мы ушли... Уехали, - поправился он. - Я потом несколько ночей спать не мог... Только глаза закрыл - одичавшие всё прыгают и прыгают мимо меня.
   Наступила тишина: вспоминали все, кроме Трисмегиста. И Селена поняла, что может выложить на обсуждение главную проблему.
   - Легенду отсутствию взрослых оборотней мы придумали. И достаточно достоверную. Но у нас есть уязвимое место - дети. Если эти представители решат проверить нашу легенду, любой малыш из Тёплой Норы ляпнет, что видел Вилмора, например, ещё вчера вечером. Семья Сири - ещё ладно. Там дети довольно взрослые и могут запомнить, что отец уехал вчера. - Она немного помялась, прежде чем выговорить следующее: - Я знаю, что магией запрещено влиять на сознание любого существа, даже если это тролль. Но наше положение... Что делаем? Всё-таки наставляем детей, чтобы они говорили, что не видели уже вчера наших оборотней? Или преступным образом слегка поправляем сознание нежданных гостей, чтобы им не захотелось убеждаться в нашей легенде? Чтобы они приняли её с наших слов?
   - Наставлять детей слишком поздно, - заметил Бернар. - Закрепить легенду можно было раньше, но не сейчас.
   - Но что можно сделать? - со страхом оглядела всех Селена. - Или уповать на то, что они спрашивать не будут? Да, я боюсь. Боюсь, что Рунный Смарагд хоть и появится вовремя, но за это время с нашими оборотнями может неизвестно что случиться вдали от дома. Им всем и так пришлось тяжело в жизни. И они не одиночки. У каждого есть семья.
   Трисмегист снова бросил взгляд на чёрного дракона. Тот почувствовал, не спеша оглянулся. Старый эльф глаз не опустил, продолжая всматриваться в Колра с каким-то даже ожиданием, что заметили все присутствующие. Наконец чёрный дракон усмехнулся.
   - Напоминаете?
   - Но вы единственный из нас, - вкладывая силу в слово "единственный", настойчиво сказал Трисмегист, - кто может позволить такое без последствий для себя.
   В памяти Селены мгновенно вспыхнула сказанная кем-то фраза: драконы - раса существ, которым установленные среди других законы - не законы. Или как-то по-другому? Но смысл почти тот же!
   - Колр, пожалуйста! - обратилась она к дракону. - Нам надо протянуть совсем немного! Вы же знаете это!
   Дракон опустил глаза, неожиданно непроницаемый и бесстрастный настолько, что Селена ощутила тревогу. Быстро перебрав в уме, о чём она просит, вдруг вспомнила кое-что из того, чему её учил Джарри. Оглянулась на семейного. Тот, согнувшись, сидел на стуле, скрестив руки на коленях. Лица она не разглядела, но по позе поняла, что и его обуревают странные и беспокойные мысли. Хозяйка места обвела испытующим взглядом всех. Корунд и Александрит, видимо, тоже не понимали, в чём дело. Зато Ривер тяжело, казалось внешне, смотрел в окно веранды, хотя на деле задумался... Бернара, вероятно, раздирали какие-то сомнения. Он то хмурился, то вздыхал. Не сомневался лишь Трисмегист, который выжидательно смотрел на Колра.
   - Так, - сказала Селена. - Наверное, это особенность многих разумных существ: думать, что другие знают всё то элементарное, что знают они. Напоминаю всем присутствующим: я не из этого мира и не всё ещё знаю о законах, которые правят здешним миром. Что я сказала не так?
   - Давление на сознание и мозги живого существа - это тончайшая операция, - заговорил Трисмегист. - Чуть сильней - и даже самый сильный маг превратится в безумца. Драконы тоже могут облажаться, если давно не тренировались.
   - Хм. В таком виде магии я не мастак, - сказала хозяйка места. - Но мыслить логично я умею. Если вы, уважаемый Трисмегист, предложили Колру воздействовать на военных представителей, значит, не сомневаетесь, что Колр сделает это. Какой нюанс пропустили мы все?
   - Я могу перенаправить воздействие дракона, подкорректировав его силу.
   Колр тоже хмыкнул, но промолчал, уже с интересом глядя на Трисмегиста.

   - Оригинально, - тихо заметил Ривер. - Забывчивость в мозги привносит эльф, но используется сила дракона. Неплохо.
   - Хорошо, - уже суховато сказала Селена и поднялась. - Властью... - Она споткнулась, взглянув на ухмыльнувшегося чёрного дракона, но продолжила: - Властью хозяйки места я требую, чтобы вы оба, Колр и Трисмегист, немного потренировались, перед тем как использовать силы на благо нашего места. У вас... несколько минут. - Заметив, что Корунд с Александритом нетерпеливо переминаются, она сказала: - Можете идти в мастерскую. Главные вопросы решены.
   На пороге эльф и вампир чуть не столкнулись с братством, ломанувшимся было в кабинет. Подавив смешки, мальчишки расступились перед парнями, спешившими в мебельную мастерскую.
   - Машину мы приготовили, - доложил Коннор. - Как только изгородь предупредит, Джарри может сразу повезти тебя к ним.
   - Прекрасно, - пробормотала Селена, чувствуя, как нервно сжимает подлокотник кресла вспотевшими пальцами. - Сейчас выйду.
   Старший сын приподнял бровь, но ничего не это не сказал, только улыбнулся ей, кивнул и вышел вместе с братством.
   - Когда мы заговорили об одичавших, мне показалось, вы, уважаемый Трисмегист, что-то знаете об этом, - без вопросительных ноток в голосе констатировала факт Селена.
   - Да, я видел некоторых из них, - подтвердил старый эльф.
- Меня поразила их чистейшая, без малейшего знака о прошлом аура. Как будто они только что появились на свет. Теперь я понимаю, что с ними произошло.
   - Ладно... У меня мало времени. Трисмегист, вы хотели о чём-то спросить меня. Или хотите поговорить об этом наедине?
   - Нет, мне бы послушать и вас, и тех, кто был с вами в подземном городе. Мне надо знать, что там было и что именно произошло. И хочется знать не из простого любопытства. Мне кажется, той пентаграммы, в которой сейчас прячется мальчик Вереск, будет маловато, чтобы...
   Сигнальный гудок машины с улицы прервал его, а затем все присутствующие подняли головы, вслушиваясь в отчётливый для всех магов звон сторожевых драконов.
   Уже у двери Селена напомнила:
   - Колр и Трисмегист - пожалуйста, хотя бы пару минут на тренировку!
   Она выбежала - за нею Джарри. По здешней традиции, хозяйка места должна встречать важных гостей со своим семейным. Селена бежала к машине и в смятении думала: а ведь ни чёрный дракон, ни старый эльф, вообще-то, не давали согласия ни на тренировки, ни на само применение магии во имя спасения каких-то оборотней. Правда, Колр хорошо относится к своим - к Вилмору и Тибру, но... Садясь в кабину, где её уже ждал Джарри - братство, естественно, не поехало - она вздохнула: но ведь они и не отказались выполнить её полураспоряжение?..
   Военными представителями оказались один вампир и двое людей - все в военной форме. Оказавшись за изгородью, на территории деревни, вампир, не обратив внимания на своих людей, представился сам:
   - Альмандин, офицер представительской тройки военного ведомства.
   Селена и сама назвалась, и представила Джарри, хотя понимала, что это излишне: что - что, а имя хозяйки места и её семейного Альмандин наверняка знал.
Но законы гостеприимства требовали. Затем пригласила в дом на поздний лёгкий завтрак.
   - Мы приехали с заданием, и хотелось бы побыстрей выполнить его, - резко сказал Альмандин. - Нам нужны оборотни, чьи имена прописаны в этих бумагах.
   Селена взяла протянутые ей повестки. Здешний письменный язык она уже читала довольно бегло. Прочитав бумаги, она подняла взгляд на вампира и сердито, как полагается хозяйке места, сказала:
   - Вы забираете у меня самых лучших работников!
   - Это государственное дело! - чуть не рявкнул Альмандин. - Вы не должны препятствовать ему!
   - Я не препятствую, - сварливо сказала Селена. - Я жалуюсь на судьбу! Всего лишь! И снова приглашаю вас пройти в дом выкушать завтрак!
   Вампир ей активно не нравился. Если двое людей, сопровождавшие его, выглядели бесцветными, то этот тип, высокий, широкоплечий, с тонким лицом, внезапно и очень ярко напомнил ей эльфа Аэрона, лже-полицейского, который должен был арестовать Джарри, а на деле оказался одним из убийц, или бандитов, из лаборатории, в которой из Коннора сделали киборга. Разве что в причёске вампира хвост собран хоть и из белых волос, но короче, да и глаза сверкали кровожадно алым... Последнее, "кровожадно", скорей всего, ей, и напуганной, и обозлённой, показалось. И это сходство, пока ей самой непонятное, заставило её собраться и с силами, и с мыслями.
   - Для начала вы оповестите этих оборотней, что за ними пришли! - надменно сказала Альмандин.
   - Ну, во-первых, их всех нет в деревне, - уже сухо сказала Селена - Джарри взглядом напомнил, что она должна держаться хозяйкой. - Во-вторых, разговаривать с представителями военной власти как-то неудобно всего лишь рядом с деревенской изгородью. Так, может, вы всё же пройдёте в дом, где вам будет оказано всевозможное почтение и объяснена причина отсутствия оборотней?
   Обе машины остались у изгороди, и хозяева проводили крайне недовольных гостей к своему дому. Впрочем, недовольным был только вампир. Двое людей, напротив, выглядели обрадованными. Покосившись на них, Селена решила, что они и впрямь голодны, а значит, в столовой надо будет отсадить их подальше от вампира, чтобы тот своими злыми взглядами не мешал им поесть.
   Детей старшие обитатели Тёплой Норы, по договорённости с Селеной ещё после завтрака, увели на пикник к Лесной изгороди. Из ребят в доме осталось лишь братство. Даже Кама с Лайлой заставили уйти, чтобы не раздражать важных гостей.
   Встретили в гостиной гостей старик-эльф Бернар и Колр, на которого, как заметила, пристально следившая за гостями Селена, у вампира расширились глаза, а сам он почтительно склонил голову перед кивнувшим ему драконом. О том, что в деревне живёт Колр, Альмандин явно знал, но, кажется, не ожидал, что Колр - частый гость в доме Селены. Пришлось остановиться и представить Альмандину посетителей Тёплой Норы как преподавателей и хороших соседей.
   Эльф и дракон остались в гостиной, легко, чуть не светски упомянув о том, что дождутся хозяйку места по своим не столь интересным вопросам, а гостей провели дальше, в столовую.
   Перед вампиром, как и перед его сопровождающими, поставили целый прибор и тарелку со свежим кабаньим мясом - результатом недавней охоты Тибра и Вука, о чём, конечно же, промолчали.
   После того как вампир с удовольствием отведал мясных бифштексов и явно смягчился, Селена объяснила, почему оборотней в деревне нет, и предложила оставить повестки для них.

   - Я передам их сама и сама же прослежу, чтобы они немедленно явились по нужному адресу.
   Вытирая пальцы салфетками, вампир криво усмехнулся и небрежно спросил:
   - Простите мне мою подозрительность, но позволено ли мне будет пройтись по домам этих оборотней, чтобы убедиться - их там и в самом деле нет?
   - Начнём с моего дома, - немедленно поднявшись с места, предложила Селена. - Вилмор живёт здесь, в комнате на втором этаже. Тибр живёт двумя домами дальше, а Сири с Вуком на другой стороне деревни.
   Вампир подняться не успел. Пол Тёплой Норы вдруг странно и жутковато перекатился волнами. И Альмандин буквально шлёпнулся назад, на стул. Пока ещё удивлённо он спросил:
   - Что происходит?
   Почти одновременно в дверях появился запыхавшийся Коннор.
   - Здрасьте! Мама Селена! Ильм приехал - мы в сад! Там прорыв силы!
   Селена аж дёрнулась - бежать в сад, ведь явно что-то случилось именно с Вереском! Но вампир, пусть и ничего не понимающий, и его растерянные сопровождающие!.. Придётся быть с ними до конца!
   - Леди, что случилось?! - железным тоном, но дрогнувшим голосом потребовал ответа Альмандин.
   Хозяйка махнула на всё рукой: а, гори всё синим пламенем! Врать - так врать!
   - Ильм - это один из руководителей ордена Белой Стены, - объяснила она и сама ухмыльнулась в душе на обалдевшие глаза вампира.
- Его заинтересовали наши опыты в создании необычной защиты вокруг деревни - вы видели её на изгороди. Теперь все наши маги экспериментируют с различными видами магии - в том числе и с дикой.
   Селена уповала на то, что военные, как правило - и за небольшим исключением, существа чаще озабоченные своей деятельностью, и задавать лишних вопросов по непонятным ему терминам Альмандин не будет. Ха!.. Какие там вопросы! Мгновенная новая волна половиц заставила вампира чуть не отдёрнуть ноги от пола и вцепиться в столешницу.
   - И часто у вас такое бывает? - побелев от потрясающего впечатления, спросил Альмандин, с нескрываемым страхом глядя на временно успокоившийся пол.
   - Мы привыкли, - пожала плечами Селена, изображая спокойствие, хотя сама едва не перебирала ногами от желания сбежать в сад. Что там - с Вереском?! Случись что, она, естественно, не поможет, и там уже наверняка собрались все маги, в том числе и Колр, но незнание - главная причина её личного страха. - У нас частенько бывают катаклизмы местного масштаба, - продолжила она вежливым, светским тоном. - Неудивительно, если учесть, что в деревне живут такие маги, как Ривер, - наверное, вы слышали о нём? Он один из тех, кто сумел остановить нашествие машин.
   Третья волна - и зазвенели гвозди, вылетевшие из половиц.
   Да что они там делают?!
   В занавесках кухни мелькнуло лицо Веткина с перепуганными глазами.
   Альмандин неожиданно хлопнул повестки на стол, рядом со своей тарелкой, и вскочил. Пытаясь сохранить маску безучастности, он резко высказал:
   - Я согласен с вашим любезным предложением передать бумаги тем, кто в них обозначен. А сейчас будьте так любезны проводить нас к нашей машине.
   Селена тоже с трудом удержалась от сияющей улыбки, несмотря на ужас происходящего: магическое воздействие не понадобилось!
   - Но разве вы не хотите подняться на второй этаж? Лестница в гостиной - это совсем не далеко!
   Она заметила-таки, как вампира передёрнуло. Наверное, представил, как начнёт подниматься и как ступени лестницы затрясутся. И, как специально, Тёплая Нора в очередной раз вздрогнула. На этот раз тише, но опять довольно-таки впечатляюще.
   Прорыв дикой силы? А сейчас маги её пытаются запечатать?
   Дождавшись, когда дрожь под ногами утихнет, Альмандин заторопился к выходу, за ним - сопровождающие. Джарри и Селена переглянулись и без слов поспешили за ними. Что бы ни случилось, но в первую очередь надо убедиться, что военные представители и в самом деле покинули территорию деревни.
   Альмандину повезло: пока он и его люди уплетали поздний завтрак, ребята из братства перегнали ближе к дому их и свою машины.

   Вампир и сопровождающие в поездке до изгороди ещё раз пережили волнообразную дрожь земли, когда машина чуть не пропрыгала по рытвинам.
Поэтому, едва Джарри поднял деревенскую защиту, машина с нежеланными гостями рванула на такой скорости, что семейный Селены только головой покачал:
   - Не разбились бы на кукурузном поле!
   - Плевать! - нетерпеливо сказала хозяйка места. - Давай назад! Что там у них?! Мне всё кажется, Колр не хочет воздействовать на них, поэтому решил устроить это землетрясение!
   - Но Коннор сказал...
   - А может, он только для гостей это сказал?! Гони быстрей!
   - Куда уж быстрей... - пробормотал Джарри, заворачивая во двор Тёплой Норы и охнув, когда их машина тоже подпрыгнула на новом подрагивании почвы.
   Селена, хотевшая выскочить из машины, не дожидаясь, пока та полностью остановиться, от внезапного скачка сжалась на сиденье.
Лишь когда земля успокоилась, она осмелилась открыть дверцу и выйти. Джарри уже стоял рядом и протянул ей руку, в которую она с облегчением вцепилась. Хоть что-то надёжное и уверенное в этом неожиданно шатком мире!
   Так, взявшись за руки, они и побежали в сад, к домику.
   Ещё издали оба заметили, что вокруг домика стоят только взрослые: Бернар, Колр, Трисмегист и Ривер. Братство внутри?
   - Почему вы здесь? - напустился на них необыкновенно нервный Бернар. - Вам надо приветить гостей!
   - Сбежали! Как только земля дрогнула! - возбуждённо ответил Джарри. Освободился от руки Селены и подошёл к садовому домику ближе. - Мне казалось, Коннор пошутил...
   - Ничего я не пошутил, - мрачно сказал мальчишка, высовываясь из окошечка.
   - Что у вас? - спросила Селена ненужно, потому что видела, что и мальчишки, и маги в полной растерянности.
   - Под с-садовым домиком с-скопилась целая каверна дикой с-силы, - ответил Колр. - Её притягивает Верес-ск. Причины притяжения пока неизвес-стны, но с-сила подземного города ищет именно его.
   - А где Ильм?
   - Внутри домика, - снова мрачно сказал Бернар. - Изучает пентаграмму, ищет уязвимые места.
   - Чем нам грозит эта каверна? - требовательно спросила Селена. - Здесь дети. Я должна знать, что может произойти.
   - Ну, мы пока ничего конкретного сказать не можем... - проворчал Бернар.
   Ривер и Трисмегист молчали - оба изучающе разглядывали заросли, в которых утопал садовый домик. Насколько поняла Селена, приценивались к тому, насколько... Она судорожно подняла руки к груди.
   - Домик может погрузиться в эту каверну?
   Помедлив, чёрный дракон кивнул. Невнятное возмущение Селены, последовавшее за этим кивком, перебил Ривер.
   - Но, если мальчик выйдет из домика - точней, из пентаграммы, - он сгинет в потоках дикой силы ещё быстрей. Поэтому мы пока ничего не можем сделать. Только изучать и предполагать новые варианты защиты. Недолгие. Потому что полностью оградить Вереска от этого притяжения мы не можем.
   Внимание всех привлёк усталый Ильм, вышедший из домика. Коротко поздоровавшись с Селеной и Джарри, он сказал:
   - Земля дрожать не будет несколько часов. Я укрепил защиту так, чтобы она не срывалась. Но это укрепление нашей магией. Если дикой скопится несколько больше, она прорвёт и эту.
   - Каверна будет разрастаться? - со страхом спросила Селена.
   - Да. Не хочу пугать, но положение дел таково, что она будет непрерывно пополняться по уже наведённым ею руслам. И, если хотите обезопасить детей, вам надо уводить их отсюда. Я не знаю, что может произойти, но в любом случае это опасно.
   Господи, опять куда-то перебираться - с уютного, обжитого места?! Дети привыкли к повседневной обыденности, к уюту и возможности мечтами встречать каждый новый день - и снова срывать их с места, лишая надежды на обычное детское счастье?!
   Кусая губы, Селена смотрела на садовый домик и ожесточённо, со злобной насмешкой над собой думала: а может, она слишком добрая? Если такое бывает... Может, она зря отметает вариант, когда на весах нормальной жизни одно существо и тридцать с лишним детских душ? Может, она зря цепляется за надежду, что можно перебороть неведомую стихию, называемую здесь дикой магией, но больше схожую с пробуждающимся вулканом, виденным по телевизору когда-то давно? Объяснить Вереску, что ему придётся вернуться в подземный мир, иначе из-за него погибнет его младшая сестра... Селена машинально вытерла слёзы и всполошённо отвернулась от садового домика: обереги, блокирующие братство, на ней, но эти зоркие - не увидели бы, как она плачет от противоречия того, что есть, и того, что необходимо сделать...
   Вовремя слёзы вытерла.
   Из домика повыскакивали мальчишки. И она даже чуть всхлипнула от удивления - у всех в глазах азарт и счастливый огонёк нетерпения. Что это они?
   Братство подбежало к семейным и возбуждённо принялось рассказывать, как впервые земля дрогнула и как Колин первым сообразил, что причина в домике! Как Вереск испугался и как они помогали ему не бояться, пока сначала не пришли Бернар с Колром, залатавшие дыру прорыва дикой магии, и пока не примчался Ильм! И вообще - КАК всё интересно! Жаль только, Ильм ворчит, когда они следуют за ним по пятам! Но ведь им тоже хочется знать!

   Кто-то взял Селену под локоть и аккуратно вывел из круга громко рассказывающих мальчишек и взрослых. Она обернулась к Трисмегисту, который заставил её встать лицом к себе и негромко сказал:
   - Леди Селена, вы слышали, что сказал Ильм. Несколько часов. Я знаю, что в деревне есть несколько пустующих домов, но вечно прятаться от скопления дикой магии вы не сможете. Почему бы нам не поговорить о том, что с вами произошло в подземном городе, ради чего я и пришёл к вам утром?
   - Думаете, узнав, что с нами там было, вы сумеете сделать... - начала Селена, но горло перехватило судорогой плача, и она замолкла, с надеждой глядя на старого эльфа.
   - Гарантии я дать ни на что не могу, - покачал головой Трисмегист. Вокруг все затихли, расслышав, о чём они говорят, сдвинулись ближе. - Я размышляю вот о чём. В подземном городе, прежде чем попасть в лабораторию, где познакомился с мальчиком Коннором, я жил пять лет.
   - Что-о?! - вырвалось у Бернара, после чего он смущённо замолчал.
   Остальные просто уставились на Трисмегиста, а потом оглянулись на садовый домик, будто пытаясь удостовериться, что он до сих пор на том же месте.
   - Я хочу выяснить, почему дикая магия присвоила мальчика Вереска, хотя со мной она не совладала, а я даже не заметил, что она старается... - Он прервался, подбирая слово. - Она старается присвоить меня или хотя бы... достучаться до меня. Мне не хотелось бы появляться в городе, чтобы спуститься в подземный и своими глазами увидеть, что там происходит. Но мне хотелось бы узнать, каким было ваше путешествие и что вы видели. Поэтому я и прошу рассказать мне о вашем походе. Возможно, из вашей истории я и узнаю, как помочь мальчику Вереску оторваться от дикой магии.
  
   Глава семнадцатая

  
   "Ну почему так? - расстроенно думала Селена. - Не одно - так другое! Порадоваться бы, что от этого чёртова военного вампира легко отделались - и не пришлось влезать в его сознание! Вроде как - не было бы счастья, да несчастье... И вот опять! Ну почему всё происходит так, словно кто-то наверху решил выплеснуть на нас все беды сразу?!"
   Мужчины привычно пошли к Тёплой Норе, видимо машинально собираясь засесть в кабинете, где так хорошо всё обсуждается и рассуждается...
   Неясное беспокойство заставило хозяйку места оглянуться на садовый домик.
   Братство топталось тут же, у входной двери. Странно. Трое? Ну ладно - Хельми. Мальчишку-дракона послали за Эрно, старшим сыном чёрного дракона. А, вот в чём дело. Нет Коннора. Зашёл в домик? Предупредить Вереска, что ему придётся некоторое время посидеть в одиночестве?
   Селена машинально сняла блокирующий браслет. Сообразив, что сделала, вспомнила, что хотела позвать Коннора. Но прислушалась и поняла, что старший сын испытывает странные эмоции, и, снова надев браслет, быстро пошла к садовому домику. Мальчишки братства немного удивились её приближению. Она даже отметила, что Мика недовольно скривился, кажется, собираясь что-то сказать, но Колин дёрнул его за руку.
   Кровати на этот раз повисли на тросах ещё выше, чем ранее. И пентаграмма под ними лучилась такой силой, что глазам больно смотреть на неё. Ильм всё-таки сильный спец. И постарался Белостенный на славу. Но Селена, всё ещё стоя у порога, представила, как под этой пентаграммой таится громадная пустота, наполненная невидимой простому глазу силой... Она тоже не хотела видеть серую магию, поэтому не перешла на магическое зрение. А ещё потому не перешла, что было страшно и жутко до тошноты, когда думала об огромной пустоте этой каверны, в которую так легко провалиться не только садовому домику, но и всем ближайшим зданиям. Например, Тёплой Норе... И где тогда жить всем её детям?.. Глухая злоба снова начала подниматься изнутри. "Мне не нужны такие катаклизмы! Нам - не нужны!"
   Она шагнула вперёд и замерла. На кровати, расположенной в середине кроватной пентаграммы, сидел, как и ожидалось, Вереск. Спиной к ней. Он забрался на свою кровать с ногами, обняв их. Ссутуленный, напряжённый. Рядом, почти касаясь кровати ногами, стоял Коннор. Он оглянулся на Селену, когда почувствовал её присутствие, и снова уставился на мальчишку-эльфа. Подавив чувство злости и задержав едва не сорвавшийся с губ язвительный вопрос: "Коннор, ты что? Сторожишь его, чтобы не сбежал?", хозяйка места решительно подошла к кровати Вереска, осторожно ступая по линиям пентаграммы, чтобы не сбить расставленных артефактов, а потом поднимаясь по словно стеклянным трём ступеням на прозрачную, еле видную в темноте домика магическую платформу.
   Оказывается, мальчишка уткнулся лицом в колени. Заслышав шаги Селены, Вереск поднял голову и коротко взглянул на неё. Снова спрятал лицо, но она успела заметить страшно напряжённые губы, застывшие глаза.
   - Что случилось? - сухо спросила Селена. И резко напомнила о своём присутствии: - Вереск! Я спрашиваю, что случилось!
   Мальчишка снова нехотя поднял голову. Пронзительные глаза, по впечатлениям, ощутимо не то осмотрели - и не её саму, а голову; не то обследовали. Вереск снова согнулся к коленям, но уже не пряча лица, - одни глазища сверкали исподлобья.
   - Ну и что - Вереск? - сквозь зубы и враждебно спросил он. - Ты же уже решила выбросить меня! Чего тебе ещё надо?
   И закрыл глаза, зажмурившись, как от сильной боли.
   Селена собиралась напомнить, что ему нельзя испытывать слишком сильные чувства, но вовремя закрыла рот. Говорить такое растерянному мальчишке, который не знает, что с ним случится в следующие секунды? Бессовестно и беспощадно.
   Она взглянула на сына. Он-то чего здесь дожидается?
   Коннор, перехватив её вопрошающий взгляд, в ответ только пожал плечами, продолжив затем снова испытующе смотреть на мальчишку-эльфа.
   Как Вереск догадался, что она хочет избавиться от него?.. Логика подсказала? Но почему он сказал: "Ты уже решила!"? И этот взгляд, которым он словно считал с неё...
   Прозрение нахлынуло такое, что ноги подкосились, и Селена поспешно села на его кровать.
   Мальчишка - сильнейший маг. Ему не обязательно использовать магию, чтобы и в самом деле считать мысли из её ауры. Он рванул к ней в подземном городе не потому, что она мягкая и добрая, как считает Джарри, как считают другие. Вереск различил в её ауре образ сестры! С мужчинами и мальчишками в Тёплой Норе Космея столько не общалась, сколько с Селеной. Среди множества других аурных структур Вереск заметил в ауре незнакомой женщины что-то знакомое и даже родное, чего не понял, но что всколыхнуло его душу. Ведь в последний раз он видел сестру девочкой с длинными косами, а в информационном поле Селены возникла почти девушка с коротко стриженными волосами, но опять-таки со знакомой структурой ауры. И Вереск потянулся к этому родному с такой яростью... что готов был убить каждого, кто попытается разлучить его со странной женщиной-человеком.
   Глубоко вздохнув, Селена пересела поближе к мальчишке и обняла его за плечи, прислонив его безвольное тело к себе. В сложной магии она почти не разбиралась. Но теперь прочувствовала всё, что испытал Вереск, когда из садового домика вышли мужчины, а Коннор забежал сказать мальчишке-эльфу, что его оставят на некоторое время в одиночестве.
   - Коннор, - сказала она и снова ощутила, как Вереск напрягся. - Добеги с ребятами до Тёплой Норы, скажи Трисмегисту, что я буду рассказывать всё, что помню. Но здесь.
   Старший сын заглянул ей в глаза. Прижавшись к ней, Вереск его не видел, и Коннор быстро стянул с пальца блокирующее кольцо. Сообразив, что он хочет ей что-то сказать "наедине", Селена быстро сняла браслет с кисти.
   ... В следующий миг она чуть не закричала: Вереск спрыгнул с кровати на пентаграмму и ногами распинал-расшвырял все артефакты-обереги!..
   ... Она суматошно оглянулась, не доверяя тактильным ощущениям. Но Вереск и впрямь всё ещё под её руками, дрожа прижимается к ней.
   Снова глаза Коннора. Он кивнул и надел кольцо, после чего вышел из садового домика. А хозяйка места втайне от мальчишки-эльфа пыталась унять всполошённое, сильно частящее дыхание. Вот почему Коннор всё не решался уйти из домика, оставив мальчишку-эльфа в одиночестве!.. Отчаявшись, Вереск собирался отдаться на волю происходящего, лишь одним движением дав этому происходящему начало...
   Прижимая к себя и так льнущего к ней мальчишку, Селена устало думала о том, что он настолько "ушёл" от обычных человеческих взаимоотношений, что даже не подумал о том, что мог причинить боль сестре.
А потом горестно усмехалась в душе: даже взрослые не думают о родных, решаясь на кардинальный шаг в собственной судьбе, что уж говорить о мальчишке? Пора прекращать думать стандартно. Вереск попал в ловушку. И, если верить соображающим магам, то это не он поддался жажде найти сокровища подземного города. Это подземный город вызвал его, подловив на приманку с сокровищами.
   Но значит ли это, что о дикой магии надо думать как о живом существе?
   Селена грустно улыбнулась. Глупости какие...
   И всё-таки что-то беспокоило её в этой глупости.
   Но поразмыслить над сутью беспокойства не удалось. Открылась дверь - и в садовый домик начали входить мужчины. Селена ожидала, что они будут сердиться из-за её распоряжения. Но, кажется, они восприняли её условие не просто как приказ хозяйки места. И поэтому спокойно поднимались по еле заметным магическим ступеням пентаграммы, больше похожим на хрупкий тонкий лёд, и садились на кровати братства.
   Последними зашли ребята из братства и Эрно. Покрутив головами, они тихонько похмыкали на гостей и устроились на единственной свободной кровати тесным рядком. Мика ещё покосился на сундучок с деталями, лежащий на кровати, и вздохнул. Увы... Поработать с заготовками для оберегов вряд ли удастся.
   При виде входящих Вереск немедленно сел прямо, не прикасаясь к Селене, и она мысленно согласилась с его желанием выглядеть независимым. Но сама с его кровати не поднялась. Она знала, что только в середине пентаграммы он чувствует себя в безопасности, и осталась с ним тут же.
   - До обеда, когда вернутся дети, у нас пара часов есть, - сказала она, поскольку остальные, видимо, не знали, с чего начинать. - Думаю, мы попробуем вспомнить, что с нами было в подземном городе, а потом у меня будет несколько вопросов. Только учтите. Вопросы будут из тех, на которые нет ответа напрямую. То есть я задам глупые вопросы, на которые мне обязательно нужны ответы. В общем, - усмехнулась она, - вы меня поняли. С чего начнём? Ильм, расскажите уважаемому Трисмегисту всё, что вы помните. А вы, Трисмегист, можете прерывать нас сколько угодно. Что-то мне кажется, Ильм и мы сможем вам рассказать нашу историю только до определённого момента.
   - И до какого? - с интересом спросил Ильм.
   - Мы выскочили на крышу, на поверхность трёхэтажного храма. Помнится всё это очень отчётливо - настолько, что, перебей меня кто-то на рассказе, я всё равно буду помнить всё до последней детали.
   Ильм помолчал, глядя на неё, потом осмотрелся, и участники похода не сразу, но кивнули ему. Он качнул головой.
   - Вот как... Наши воспоминания обрываются на одном и том же месте, - поражённо сказал Ильм и обратился к Колру: - Неужели и у вас то же самое?
   Чёрный дракон склонил голову.
   - Вальгард с-сказал, что принудительно такие вос-споминания лучш-ше не трогать. Они завязаны на с-столкновении двух видов магичес-ских с-сил. Но предупредил, что в с-снах они пос-степенно восстановятс-ся.
   Ильм кивнул и начал рассказывать свои впечатления о походе.
   Как и ожидала Селена, Трисмегист слушал не просто внимательно, но так вдумчиво, что прерывал Ильма чуть не каждые несколько минут, уточняя мелкие подробности. И тогда в беседу вступали почти все участники путешествия. Особенно поразило старого эльфа высушивание древесных трав. Трисмегист дотошно допросил Коннора, каким образом он "убивал" древесные травы, вытягивая из них силу. Так дотошно, что Селена не выдержала и вставила:
   - Вообще-то, в сущности, он сделал то же, что и раньше, когда вытягивал силу из машинных демонов. Точно так же. Даже переход вытянутой силы совершался через моего семейного и Колра, а когда Джарри устал, его сменил Ильм.
   - И вы передавали силу в стены храма, - рассеянно проговорил Трисмегист, уйдя в собственные мысли.
   - Ну, если учесть, что они... - начал было Ильм и внезапно заткнулся, застыв глазами на невидимой точке в пространстве перед собой.
   Вереск слушал рассказ путешественников с широко открытыми глазами, удивившись, насколько поняла Селена, лишь раз, когда Ильм сказал про наблюдение большого и мелкого. Хозяйка места, замороченная странностями, о которых думала и раньше, не преминула вставить один из своих вопросов:
   - Сила дикой магии легко уходила в стены храма. А перед тем, утром, когда мы проснулись, храмы поменялись местами. Трисмегист, магия - живая?
   - До определённой степени - да, - продолжая быть рассеянным на вид, но явно углублённо размышляя, отозвался старый эльф.
   - И её пропустили через себя Колр, Джарри, Ильм и Коннор, - вполголоса, словно боясь помешать, заметила Селена.
   - С меня дикую магию сняли, - напомнил Джарри.
   - Сняли наносный слой, - возразила она. - То, что на тебя налепил Вереск. Вереск, не дёргайся. Всё нормально. Идёт обсуждение.
   - А ведь и правда, - задумчиво сказал Коннор. - То, что мы пропускаем через себя, остаётся или расширяет магические способности. Так, например, в Джарри магия машинных демонов раскрыла его потенциал.
   Трисмегист будто не услышал этих замечаний-вставок и попросил продолжать. Вскоре рассказ был закончен, а у Трисмегиста не осталось вопросов. И тогда Селена озадачила всех вопросом, обращённым к старшему сыну:
   - Коннор, а как ты догадался, что... - И она прокрутила перед глазами мысленный эпизод: Вереск спрыгивает с кровати и разрушает пентаграмму.
   - Он думал об этом, - восприняв мысленный посыл, ответил Коннор - и сам приподнял брови.
- Ты имеешь в виду...
   - О чём речь? - сердито спросил Ильм.
   - Я позвала вас на осуждение нашего путешествия сюда, потому что Коннор почувствовал желание Вереска разрушить пентаграмму, - напрямую сказала Селена.
   - Я не... - запротестовал было мальчишка-эльф, испуганно и возмущённо глядя на Коннора. - Откуда ты?..
   Чёрный дракон с интересом взглянул на Коннора.
   - Думаеш-шь, твоя с-смес-сь с-сил откликаетс-ся на его с-силу?
   - Но у Вереска тоже смесь! - возразил мальчишка-некромант. - Он уже впитал обычную магию, которой пользуются все.
   - Если с рассказом о путешествии мы закончили, почему бы не попробовать ответить на такой вопрос: чего хочет дикая сила от Вереска? - предложила Селена. - И почему именно от него?
   - Всё взаимосвязано, - медлительно сказал Трисмегист. - Вы сказали, что дальнейшее вашей истории - это какой-то старик, которого вы плохо видели и в руках которого был Рунный Смарагд. Вы помните волну серой силы, вместе с которой ворвались на крышу храма чудовища. Вы помните, что в волне был Вереск. Вы помните, что Колр сумел добежать до старика и вырвать из его рук Рунный Смарагд, который затем взорвался. Но подробностей вы не помните. Что ж. Это даже неплохо, что пришлось вернуться в садовый домик. Вереск, кто был тот старик?
   Вопрос ошарашил всех. Никто как-то не думал спросить именно мальчишку-эльфа о старике. Селена даже мысленно обругала себя. Ведь это логично! Вереск прожил в том мире столько лет. Естественно, что он должен знать старика!
   Мальчишка-эльф от пристального внимания всех даже плечами передёрнул.
   - Преподаватель из храма некромагов, - неохотно ответил Вереск. - Дерен. Он ночью видел, как я пошёл на зов дикой силы, и хотел меня остановить. Но я уже пробрался в подземный город, и ему пришлось идти за мной. Я отошёл слишком далеко, прежде чем он меня догнал. Нам пришлось переночевать в подземном городе. А когда мы проснулись... - У мальчишки перехватило дыхание, говорить он не мог: кажется, слишком сильные воспоминания нахлынули.
   И Джарри тихо закончил вместо него:
   - А когда вы проснулись, вы не знали, куда идти. Здания поменялись местами, и выхода в Старый город вы уже больше не нашли. Как же вы выжили?
   - Мы обменялись оберегами, настроенными друг на друга, чтобы всегда знать, где находится тот, кого приходится искать, - сказал Вереск. - Ну, чтобы не потеряться. Пришлось охотиться. Там было много зверья. И люди были, только очень изменённые. Сначала они охотились на нас. Потом перестали. Когда мы пропитались той магией.
   - А потом старик нашёл Рунный Смарагд, - закончил вместо него Трисмегист.
   - Скорее - камень нашёл его, - тихо сказал мальчишка-эльф. - Он... позвал. Где-то через полгода - я на дощечке писал примерные дни и ночи. Ну, когда мне сильно хотелось спать - я думал, что наверху наступала ночь... Трое суток искал Дерена и не мог найти. Оберег не работал. Я решил, что чудовища убили Дерена и что я остался в подземном городе один. А потом я нашёл его - когда он выбросил мой оберег, и тот снова заработал. Я прибежал к нему, но Дерен... этот ваш Рунный Смарагд совершенно преобразил его. Он сошёл с ума. И не подпустил меня близко к себе, назвав себя повелителем подземного города. И он вправду повелевал им. Он мог поднимать облака дикой магии и заставлял ему повиноваться. И бывшие люди, чудовища, тоже начали слушаться его. Я пытался говорить с ним, а он меня прогонял. Однажды я его рассердил, когда спросил, не поможет ли нам этот камень вырваться из подземного города. И он чуть не убил меня. С тех пор мне пришлось прятаться от него.
   - Он чувствовал себя богом? - недоумённо спросил Ильм.
   - Да нет, - пожал плечами мальчишка. - Повелителем. Он и себя так называл.
   - Ильм, не забывайте, что на камень дикая магия успела наложиться за эти года, - сказал Джарри. - Пять лет жизни там Трисмегиста - камень до появления Дерена пролежал в подземном городе года два.
   Наступила тишина, в которой в основном мальчишки с любопытством поглядывали на взрослых. Селена решилась снова заговорить о главном.
   - Мы много чего узнали, - сказала она, требовательно глядя на Трисмегиста. - Но что эти знания дают нам, чтобы мы могли защитить Вереска? Или хотя бы понять, почему дикая магия тянется за ним?
   - Если у нас будет время для работы пентаграммы, Вереск успеет освободиться от влияния дикой магии и стать обычным магом, - нехотя сказал старый эльф.
   - А если не будет? - не отступала Селена.
   - Тогда... - Трисмегист развёл руками, с сожалением глядя на побледневшего мальчишку-эльфа.
   - Слишком быстро и легко, - после небольшого раздумья сказал Коннор. - Мы только поделились фактом путешествия и узнали кое-что новое для себя из рассказа Вереска. Но ведь столько событий... И вы ставите точку? Мика, что скажешь?
   - Откуда мне знать? - буркнул мальчишка-вампир. - Обереги посильней сделать.
   - Перекачанная с-сила, - вспоминая, сказал Хельми. - Как это может пригодитьс-ся? Джарри, ты, Коннор, а ещё Колр и Ильм.

   - Столько информации - и мы ничего сделать не можем?! - рассердилась Селена. - Трисмегист, если магия, как вы говорите, живая, можно ли у неё узнать, чего она хочет?!
   - Ничего себе! - с восхищением сказал Мирт, любовно глядя на старшую "сестру".
   - Никаких "ничего себе"! - заявила Селена. - Вы просто не представляете, сколько всего я успела передумать за время рассказа и обсуждений! Если дикая магия лезет за Вереском, что делать мне, как хозяйке места? Отослать Вереска с пентаграммой за границы деревни? Но туда же мне придётся отослать братство - и что, потом нервничать, не зная, что они там без моего догляда придумали? А если здешняя каверна начнёт расширяться - куда девать детей? И если бы только детей. Ну, ладно, я устрою для жителей Тёплой Норы летний лагерь, пока решается вопрос с Рунным Смарагдом и с дикой силой. Но куда девать остальных жителей деревни? Здесь ведь с десяток семей! И человеческих, и оборотней! Хорошо быть свободным, - глядя на Трисмегиста, проворчала она. - Никакой тебе ответственности за тех, кто зависит от тебя. А что делать мне? Ответьте хотя бы на один вопрос: поможет ли Рунный Смарагд в этом деле - в деле с Вереском? Или он только отдельной расе помогает? И больше от него никакого толку? И, кстати, - она уже с подозрением уставилась на старого бродягу. - Трисмегист, а почему камень не повлиял на вас?
   Старый эльф улыбнулся.
   - Возможно, потому, что влияет он только на тех эльфов, кто внутренне готов властвовать. Леди Селена, да, мы, возможно, слишком поторопились с вердиктом о том, что для мальчика Вереска сделать ничего нельзя. Но ведь нужно время для обдумывания.
   - А его-то как раз у нас и нет, - вздохнул Ильм. - Ривер, почему вы молчите? Вы придумали заклинание, как уничтожить машинную магию. Может, и здесь, в этом деле, есть какие-то мысли?
   - Я не придумывал заклинание, - тихо сказал деревенский маг. - Я только подкорректировал то, что сделал Вальгард. На чужом материале легче искать ошибки. И, если позволите такую вольность, как высказаться, замечу, что Селена права. Если Рунный Смарагд вот-вот появится - и проблема с властью вампиров будет решена, то проблему Вереска надо решать немедленно. И... Мне нравится её идея спросить саму дикую магию, что ей надо от мальчика. По-моему, это очень хорошо: есть идея - искать её воплощение. Думаю, братство не откажется подумать? Тем более для дела есть предпосылки. Коннор пропустил через себя дикую магию, как и взрослые путешественники. Он чувствует Вереска - дикая магия чувствует Вереска. Надо попробовать оттолкнуться от этих фактов и на их основе строить работу с магией.
   Трисмегист вдруг поднял голову и заглянул в глаза мальчишки-эльфа, который понуро сидел на своей кровати.
   - Нашим путешественникам снятся сны, в которых они постепенно вспоминают всё, что с ними было в подземном городе. Мальчик Вереск, что приснилось тебе в первую ночь на поверхности обычного мира? Мальчики братства, что приснилось вам из снов мальчика Вереска? Ведь, насколько я понимаю, вы ими обменялись.
   Мальчишки переглянулись, а потом уставились на Вереска.
   - Я не помню, - признался Колин. - Я видел только то, что с нами было. Может, только... - Он помялся. - Я вместо Вереска бежал в той волне дикой магии, которую на нас наслал старик. И мне было жутковато, потому что бежал вместе с чудовищами.
   - Точно, - удивлённо глядя на Колина, сказал Мирт. - Я тоже это вспомнил. Не Вереск, а я бежал с теми раздутыми существами.
   Коннор неожиданно ссутулился, уткнувшись локтями в колени и закрыв ладонями лицо. А потом выпрямился и засмеялся, глядя на ошеломлённого его смехом Вереска.
   - Я бежал с этими чудищами - всё правильно! Но волна дикой магии слушалась меня, а не старика! Это не старик наслал магию на нас! Точней - он-то наслал, но мне, то есть Вереску, так хотелось добежать до Селены, она так меня притягивала, что это я пришпоривал дикую магию, а не старик! И она меня слушалась! И несла меня вперёд! Вспомните только, как мчалась эта волна!
   - Коннор, ты прав! - поразился Мика. - Я вспомнил! Вспомнил! Старик не хотел, чтобы волна двигалась к нему! Он хотел только убить нежданных гостей! Но не созывал к себе магию! Он требовал от неё убить пришельцев!
   - А Верес-ск гнал магию за нами, чтобы догнать С-селену! - закончил Хельми. - Ес-сли с-старик был повелителем подземного города... - Мальчишка-дракон с изумлением вгляделся в ошарашенного мальчишку-эльфа. - То Верес-ск - повелитель дикой магии!
   - Но почему... - потерянно спросил Ильм, ошеломлённый странными выводами.
   - Всё просто, - задумчиво сказал Ривер. - Вереск побаивается в незнакомом месте и инстинктивно призывает дикую магию себе на помощь. Вот и вся разгадка появления следом за ним дикой магии в любом месте, где бы он ни находился.
   - Не поняла. Как Вереск может быть повелителем дикой магии? - спросила Селена, и мальчишка-эльф съёжился рядом с нею, затравленно поглядывая на остальных.
   - Он же прожил в подземном городе достаточно - чтобы пропитаться тамошней магией, - продолжил размышлять Ривер. - И не заметить, что начал пользоваться ею. Надо зажечь огонь - он пользуется привычными заклинаниями, но при этом использует ту силу, которая привычна ему. Так, постепенно, он стал повелевать этой магией.
   - И что теперь? - беспомощно спросил Вереск. - Как мне от неё отвязаться?
   - Да зачем тебе отвязываться от неё?! - вознегодовал Мика. - Даже я понял, что ты пользуешься ею неосознанно! Тебе просто надо научиться управлять этой дикой магией - вот и все дела!
   - Но я не знаю, как учиться...
   - Буду рад, мальчик Вереск, стать твоим мастером в обучении, - слегка склонил голову Трисмегист.
   Поколебавшись, на первый урок, который Трисмегист решил дать мальчишке-эльфу прямо сейчас, предсказуемо напросился Ривер.
   Остальных, которые пытались ещё поговорить о дикой магии, Селена почти выгнала из садового домика. Шагая к дому в окружении братства и под руку с Джарри, она услышала негромкий насмешливый голос Мики:
   - Пусть... Пусть учится. Он пока всё равно в нашей пентаграмме дрыхнуть будет. Всё подсмотрим - и сами научимся. А вдруг у нас тоже получится? Коннор, точно? Да?
   - Ага, - рассеянно сказал Коннор и обратился к Селене: - Мама Селена, мы сбегаем к Лесной изгороди, ладно? Поторопим, чтобы наши к обеду не опоздали?
   - Поторопите, - согласилась Селена, невольно улыбаясь его нетерпению. - И братишку заодно забери, а то Вильма, наверное, устала от своих малышей сегодня.
   Когда братство, обговаривающее коварные планы обучения у Трисмегиста втихомолку и втихаря, унеслось на улицу, Джарри сказал Селене:
   - Нашего старшего сына надо бы предупредить, что образ Лады в его личном поле ярко виден даже с блокирующими его оберегами.

   - Предупредим, - покачала головой хозяйка места. - Меня, правда, сейчас волнует другое. Совсем недавно обсуждали, что дикая и рафинированная магии противоречат друг другу, и возможны катаклизмы. А теперь...
   - Ничего. У нас есть Трисмегист, которому подбросили столько загадок, что он останется здесь на неопределённо долгое время. А там, глядишь, может, ему и понравится быть преподавателем в деревне. Ты ведь этого хотела?
   - Жаль, что нерешённых вопросов много осталось, - сказала Селена, думая о каверне, не разрастётся ли она за время обучения до границ Тёплой Норы.
   - По мне, главное, чтобы среди них не было неразрешимых, - улыбнулся Джарри, и хозяйка места постепенно стала успокаиваться.
  
   Глава восемнадцатая

  
   Любимый боевой маг сопровождения, вооружившись молотком и повесив на шею небольшой кожаный мешок с гвоздями, обходил, а кое-где обползал Тёплую Нору в поисках половиц, вылетевших после прокатившейся по территории сада дикой магии. Детей дома не было, зато обалдевшие от счастья и огромного интереса кошка, собака и до кучи процион, успевший подружиться с обоими домашними любимцами, неотступно следовали за Джарри по пятам (а то и по пяткам), лезли ненасытно любопытными носами ему в руки и под молоток. Семейный шёпотом ругался и фыркал от смеха, но потрясённое видом ползающего по дому мужчины зверьё не отступало. Озабоченный жуткими катаклизмами Веткин старался помочь семейному Селены, оттаскивая домашнее зверьё от мага, но долго сопровождать Джарри он не мог, поскольку дежурных не было, и готовить обед пришлось ему на пару с хозяйкой места.
   Та, впрочем, тоже постоянно отвлекалась от главного домашнего занятия, то и дело застывая во время готовки и надолго впериваясь в нечто невидимое. Думала, перебирая все моменты довольно сумбурного заседания в садовом домике. Для себя Селена уже решила, что мужчины легкомысленно подошли к решению многих вопросов, а некоторые так вообще проигнорировали. Очень её заинтересовал эпизод, когда посреди разговора Ильм внезапно замер с отрешённо остекленевшими глазами, словно Белостенный что-то резко осознал для себя. И очень интересовал вопрос, как Трисмегист и Ривер решат конфликт двух типов магии вокруг Вереска.
   Из тех же сумбурных размышлений хозяйку места вывели ребром поставленные перед нею две проблемы: через считанные секунды в доме будут дети; причём дети, набегавшиеся и наигравшиеся на свежем воздухе, а значит, конкретно проголодавшиеся.
   Вняв здравому смыслу, Селена взяла себя и свой процесс мышления в руки, и за последние тихие минуты в доме столовая приготовилась-таки к приёму едоков.
   - Селена! - завопила Ирма, первой ворвавшись в гостиную, где отдыхала хозяйка места.
- А можно - мы сегодня в мансарде спать будем?! Они всё равно сегодня опять в домике! Ну Селена-а!!
   - Сначала - мыть руки! - велела та. - Потом - за стол! Перед "тихим часом" поговорим, ясно?
   - Ура-а! - С новым победным воплем волчишка умчалась к своему столику с лиирой и другими игрушками.
   В открытое окно, выходящее во двор, Селена услышала побрякивание летних умывальников: кто-то сообразил, что домашние все заняты, а хозяйка места не пустит в столовую с грязными руками.
   По-хозяйски важно гостиную прошагал Кам, за ним просеменила радостно оживлённая Лайла. Секундой позже её обогнали дежурные.
   Гостиная начала наполняться нагулявшимися.
   Продолжая поглядывать в окно, Селена заметила словно из ниоткуда появившуюся Каису, которая с благодарностью приняла из рук Моди тяжёлую корзину со спящими волчатами своего семейного - Тибра.

   Ринд любовно поглаживала по спинке Фаркаса, уснувшего, видимо, на руках: девочка-оборотень несла его, чтобы малыш не задерживал всех.
   Затем в гостиной оказался Мирт - на одной руке Оливия, на другой - сонный Корилус, за карман его рубашки держался Гарден, который время от времени оглядывался на Орвара, привычно сопровождавшего маленькое семейство Мирта.
   Двойняшки Тармо и Вилл, Вади, а также парочка маленьких оборотней Шамси и Торсти неутомимо крутились вокруг ребят-рыболовов - этим, как всегда, на руках неймётся, всё побегать хочется.
   Зато человеческие малыши Илмари и Брин, привалившись к плечам мальчишки-мага Хаука, посапывали, полураскрыв рты.
   Андрис сунул спящего Моно в опустевший мешок из-под продуктов для пикника и спокойно тащил его на спине, как в рюкзаке. Он выгрузил его затем прямо у столика Ирмы, а та немедленно начала хихикать над малышом-троллем, щекоча его нос травинкой из вазы с цветами.
   Коннор принес Берилла и только оглянулся, как в гостиную вошёл Александрит и поспешно освободил его от живого груза. Но будить не стал - сел в кресло, чтобы дожидаться других взрослых и, покачивая младшего брата, с улыбкой переглядываться с Анитрой, которая сидела в кресле напротив и баюкала крепко спящую Айну.
   Вместе с девочками-оборотнями Далией и Лекой, тащившими, прижимая к животам, целые снопы трав и цветов, вошла Лада, быстро оглядела гостиную, наткнулась взглядом на улыбнувшегося ей Коннора и успокоилась, в ответ улыбнувшись ему. После чего девочки немедленно поднялись на второй этаж освободиться от груза.
   Хельми появился, обнимая спящего Ригана, то и дело прикасаясь к крылу, которое малыш выпускал во сне, и одним движением убирая его.
   Корунд пришёл, держа за руку Азалию. Оба тут же устроились в одном кресле, и Селена, усмехаясь в душе, подумала: взрослый эльф так расцвёл в последнее время, что ему и не дашь его "под тридцать".
   Не появились только Космея и Мускари. Но это не страшно. Если бы кто-то один из них не пришёл... А вместе - всё ясно. Они обсуждают Вереска, и Мускари уговаривает девочку-эльфа потерпеть немного взбалмошного брата.
   В окне мелькнула Хоста.
   Минута, другая... Куда она пропала? Уже давно должна была войти...
   Вспомнилось, что Ильма она, кажется, видела возле учебного дома. Наверное, ушёл из садового домика и, простившись с Колром, зашёл посидеть с Бернаром на тамошней веранде. Значит, сейчас Хоста с ним?
   Думая о женщине-эльфе, Селена внезапно забеспокоилась. Когда обладаешь магической силой, когда какое-то существо становится близким не только по духу, но и по мироощущению, необязательно становиться братом или сестрой ему по крови, чтобы ощутить его эмоции. Хосте плохо... Селена встала и, продолжая улыбаться всем, кто на неё смотрел, поспешила к входной двери. На пороге оглянулась. Взгляд Коннора был насторожённо вопрошающим. Она тихонько покачала головой и вышла.
   Закрыв за собой дверь крыльца, Селена огляделась. И попятилась, чтобы её не заметили. За первыми яблонями сада стояли Ильм и Хоста. Стояли, вытянувшись солдатиками на дуэли. Оба беловолосые, только Ильм привычно в белом, в цветах своего храма, а Хоста - всё в той же привычной для себя полувоенной мужской форме тёмных тонов, отчего казалась ещё более хрупкой перед высоким широкоплечим эльфом. Едва разглядев их лица, то и дело прикрываемые яблоневыми ветвями, колыхаемыми ветром, Селена быстро зашла в дом, а затем в личные комнаты. Здесь она и предпочла следить за пустым пока участком двора, ожидая, что кто-то из двоих всё-таки пройдёт этот участок.
   Лица обоих потрясали. Слишком спокойные. Слишком бесстрастные. Аристократы чёртовы. Марку, видите ли, держат!.. Обоим же плохо - так поговорите по душам, так, чтобы с криками и отчаянным плачем - легче же станет!
   Мимо окна стремительно прошёл Ильм.
   Селена выскочила из комнат и быстро зашла в опустевшую гостиную. Нет, не совсем опустела. Джарри держал младшего сына на руках и прислушивался. При виде семейной улыбнулся было, но тут же стал серьёзным.
   - Я с Хостой, - предупредила его семейная.
   Он кивнул и сразу пошёл к столовой.
   А Селена, с облегчением выдохнувшая, что успела предупредить, вышла во двор.
   Хоста стояла у той же яблони, держась за ветку.
   - Я сейчас приду, - не оборачиваясь, сказала женщина-эльф, высоко держа подбородок. Опять-таки слишком высоко.
   Долго размышлять или колебаться, что именно делать, Селена не стала. Она решительно подошла к Хосте и взяла её за руку.
   - Я из другого мира, мне так можно, - жёстко сказала она.
   Хоста обернулась к ней и заплакала.
   - Выплачься... - вздохнула Селена и притянула её к себе.
   Тонкие руки женщины-эльфа сомкнулись вокруг её талии. Тонкие... Те самые, которыми она сжимала оружие и отстреливалась от магических машин. Которыми стирала одежду для презираемых когда-то оборотней и просто людей, ставших близкими после того, как они спасали её и кормили. Которыми принимала роды у женщин-оборотней и целила кровавые раны своих защитников... Хоста плакала на плече хозяйки места и подруги и ничего не могла поделать со слезами. А когда, начав заикаться от плача, заговорила, Селена молчала и слушала то, что слышала уже не раз:
   - Он говорит - у него поместье скоро отстроят у реки... Предлагает переехать туда с Азалией и Корундом... Но там же будут его родители - он из знатного и старинного рода. И они давно хотят со мной познакомиться... Но они не знают! Боги, что мне делать?! Они не знают, что я по-другому не могу относиться к другим расам! Я дралась наравне с людьми и оборотнями, я жила так, как жили они! В грязи, в крови... Он-то этого не понимает - как поймут они?! Он говорит - любит... Но как можно любить, не понимая?! Я уже другая. Мне здесь тепло, понимаешь, Селена? А он... не понимает. Мне страшно быть за гранью - там, где только эльфы, где только моя раса... Я люблю его, готова ради него на многое... А он всё твердит, что я эльф и должна!.. Я не хочу быть должной - я другая... Нет, я пыталась ради него быть тем эльфом, каким была ранее, но... Меня понимаешь ты, дети, а он до сих пор смотрит на детей, с которыми я... как на грязь. И как только он смотрит на них, я понимаю, что ненавижу его... Я так не могу, Селена!.. - Она затряслась от рыданий. - Как ему сказать, чтобы он больше не приезжал?! А он меня уже чувствует. Я даже спрятаться от него не могу!.. Он как приедет - сразу понимает, где я. И сразу идёт ко мне...
   Когда она замерла, выпалив всё, что было на душе, Селена осторожно погладила её плечи и вздохнула. Мир до сих пор поделён на тех, кто был на войне, и на тех, кто прятался за стенами города, за его магической защитой.
   Хоста перестала вздрагивать, немного успокоилась, и только тогда с грустной насмешкой Селена предложила:
   - Давай попросим Трисмегиста выбросить Ильма в другое время - в войну? За стены города? Пусть встретит и магические машины, и одичавших оборотней...
Может, тогда он сумеет понять тебя... И почему это эльфы не такие мудрые, как драконы, которым наплевать на расовые различия?
   Женщина-эльф отступила от хозяйки места и печально опустила голову.
   - Одну не оставлю, - строго сказала Селена и взяла её за безвольную руку. - Сейчас зайдём в Тёплую Нору, успокоишься, и пойдём в столовую, чтобы не пугать Азалию.
   Они и правда молча посидели в гостиной, пока из столовой не начали выходить дети, которые так обрадовались, что здесь сидит Хоста, как будто и не проводили с нею полдня за Лесной оградой. Селена наблюдала, как постепенно Хоста не только успокаивается, но и веселеет, и ругала Ильма в душе дураком.
   - Почему в высших заведениях Города Утренней Зари и в храмах не преподают психологию? - спросила она у Джарри уже в личных комнатах, укачивая своего малыша. - Насколько легче было бы тогда Ильму понять Хосту.
   - Нет, не получилось бы. - Джарри смешно почесал затылок, размышляя. - Уроки по психологии у нас есть. У эльфов тоже. Но у них же есть непреложный закон: в любой ситуации эльф должен держать лицо. И этот закон перебивает все психологические выверты. То есть... Ильм не понимает, почему Хоста не воспользуется этим законом и хотя бы не сыграет настоящую эльфийскую женщину, ведя себя подобающим образом. Он готов убрать из поместья всю обслугу из других рас - ведь есть эльфы из обедневших семейств, которые готовы работать на богатых представителей расы, что не противоречит основам эльфийских межличностных законов. Он готов на это, пусть даже платить такой прислуге придётся гораздо больше.
   - То есть он не понимает, почему она не хочет бросать здешних детей.
   - Ты права. Наши дети, даже эльфы, раскрепощённей и ведут себя открыто в чувствах. Если Хоста переберётся в поместье Ильма, открыто она сможет вести себя только с самим Ильмом. А она уже узнала детскую привязанность. Любовь детей переоценить трудно. Они любят её, злятся на неё, когда она вмешивается в их проблемы, ссорятся и мирятся с нею, но они открыты. Она разучилась быть идеальным эльфом из высшего общества, к которому когда-то принадлежала. Она это поняла. Ильм - нет.
   - Значит, я правильно думаю, что Белостенный - дурак, - сердито сказала Селена. Испуганно взглянула на заснувшего на руках маленького Стена и вполголоса добавила: - И что теперь делать? Вмешиваться - боюсь. Оставлять так - Хоста уже исхудала, бедняжка, смотреть на неё без слёз нельзя. Запретить Ильму властью хозяйки места приезжать сюда? Тоже не разрешить проблемы - Хоста всё равно ждёт его.
   - Пусть решит сама. - Джарри подошёл к двери и сказал уже отсюда: - Когда решит, сделаем ей блокирующие браслеты или кольца, чтобы Ильм не находил её, приезжая сюда.
   - То есть ты думаешь... уверен, что она откажется от Ильма...
   - Не вполне уверен, но думаю. Кстати, она тебе не говорила - сказала ли она дочери и Корунду о возможном переезде к Ильму в поместье?
   - Сказала. Азалия резко против. Корунд - тоже. Но у него свои заморочки. Он до сих пор не верит, что чистокровные эльфы примут его. Даже несмотря на то, что он инициирован теперь. Правда, он помалкивает, потому что в этом семейном деле полного права голоса не имеет, но Хоста уже раскусила его. И мне кажется, она ещё и прячется за дочь с её женихом. Вроде как они на её стороне в отношениях с Ильмом.
   - Ты куда? - спросила Селена, заметив, что семейный взялся за дверную ручку.

   - Пойду, проверю, как там наши детишки в садовом домике. Видел, как намылилась туда Ирма со своими бандитами - явно хочет тихий час прогулять, хотя нагулялась неплохо.
   - Подожди, я с тобой.
   Она бережно уложила крепко спящего Стена в колыбельку-корзину, настроила обереги и поспешила следом за семейным.
   В садовом домике Ирмы не оказалось. И братства тоже. Зато был растерянный Вереск и застывший при пороге в домик Гарден. Хорошо ещё, семейные вошли не торопясь, а то бы сбили Гардена с ног.
   - Что с ним? - обратился Вереск к семейным. - Он пришёл, огляделся, встал вот так - и не шевелится.
   - Вот ведь! - с досадой сказала Селена.
   Она вспомнила, что в гостиную Гарден заходил, оглядываясь на Орвара, а это был тревожный звоночек, что с мальчиком-эльфом будет плохо. И почему она сразу не сказала об этом Мирту?
   - Я за Орваром. Надеюсь, он не спит ещё, - тоже сообразив, в чём дело, сказал Джарри и вышел из домика.
   Селена вдогонку чуть не спросила, почему бы не вызвать братство или отдельно Мирта, но вспомнила, что Орвар обычно быстрей приводит Гардена в себя. Так что она осторожно взяла застывшего мальчика за руку и отвела в сторону, к дощатой стене, где стояло уже несколько небольших скамеек, недавно принесённых братством сюда. Насильно усадив Гардена на одну из них, Селена присела рядом и объяснила заинтригованному Вереску:
   - Гарден - младший брат Мирта. Во время войны с магическими машинами он выжил, потому что погибшие родители привели его к древнему лесу эльфийской магии, дав возможность стать сильным магическим существом раньше, чем это даёт инициация. Ты понимаешь, о чём я? - немного озадаченно спросила она.
   - Про инициацию мне рассказывали в храме. А как ему помогла магия? Ребята мне рассказывали, что в первую очередь машины убивали тех, кто владел магией.
   - Всё правильно, - подтвердила и Селена. - Только Гарден инстинктивно сделал такую потрясающую вещь, как... - Она вдруг замолчала, поражённая промелькнувшей странной мыслью.
   - Какую? - поторопил её Вереск, с интересом поглядывая на безучастного мальчишку-эльфа. - Какую потрясающую вещь?
   - Он подсоединил к себе Орвара - мальчика с потенциалом мага. Тот осиротел, но происходил он из потомственной семьи магов, что помогло Гардену. Гарден сделал его частью себя. Непроявленные способности Орвара помогли спрятать магические силы Гардена, который сделал из Орвара... - Она замолчала, затрудняясь объяснить Вереску смысл того, что произошло. - Он сделал из Орвара при помощи магии такого же одичавшего оборотня, какими были те, что бегали вокруг города. Не настоящего. А только наложил на него маску оборотня. И тем спас и себя, и Орвара. Мы помогли мальчикам разомкнуть связь - и они снова стали обычными мальчишками. Но иногда на Гардена находит, как сейчас, иногда из-за того что погода меняется, и тогда его спасти из этого состояния может только брат или Орвар. Причём, у Орвара это легче получается. Ага, вот и он! - обрадовалась хозяйка места.
   На пороге появился запыхавшийся мальчишка-маг, который оглянулся на возглас Селены, неуверенно кивнул Вереску и сразу заторопился к скамейке с Гарденом. Он сел с другой стороны от мальчика-эльфа и положил его руку себе на плечо. Глаза Гардена ожили, и он слабо улыбнулся сначала Орвару, потом Селене.
   - Зачем ты пришёл сюда, Гарден? - ласково спросила она.
   - Мирта искал, - вздохнул тот и покосился на Орвара. - Я опять, да?
   - Ничего страшного, - сказала Селена. - Орвар тебя проводит в твою комнату и сам успеет выспаться. Идите. - И, договорив, закрыла глаза, сразу представив себе образы мальчишек из братства.
   Братство появилось не сразу. Прошло какое-то время, пока ушёл Гарден со своим "поводырем", пока Селена определялась со своими вопросами - и боялась, что робко вспыхнувшая надежда окажется реальностью.
   Как ни странно, но ребята пришли не одни, а, как будто сговорившись, - с Трисмегистом, хотя Коннор привычно держался от него подальше. "Вас-то мне и надо! - с лёгким злорадством подумала Селена. - Ща как озадачу - будете знать!"
   - Во-первых, тихий час - где вы гуляете? - строго спросила она. - Во-вторых, сядьте. Надо поговорить - совсем немного. Есть одна идея. Уважаемый Трисмегист, Вереску пятнадцатый год. Вот-вот у него начнётся инициация как взрослеющего эльфа. Вопрос: будет ли Вереск инициирован? То есть... повлияет ли дикая магия на его инициацию? Получит ли он родительские способности из древнего эльфийского леса? А если получит, какой силой он будет пользоваться? Привычной всем магией - или опять-таки дикой? Я профан в этом. И задам опять-таки глупый вопрос: пожалуйста, скажите мне, как может повлиять инициация на мальчика? Не прочистит ли она способности Вереска так, что он будет нормальным эльфом, который пользуется обычной магией?
   - Хм... Про инициацию мы забыли, - признал Коннор.
   Трисмегист сидел, просто-напросто потрясённый. После недолгого молчания он сказал:
   - Помнится, Ривер говорил - он может проследить последствия некоторых магических действий. Надо бы с ним поговорить - как поговорить и с Бернаром, и с Колром. Ваша правда. Инициация очищает. Тогда не будет проблемы столкновения двух типов магии. Как это вам пришло в голову?
   - Здесь был Гарден, - пожала плечами Селена, а потом спохватилась: старый учёный знает истории не всех детей в Тёплой Норе.
   - Он опять впал в ступор? - встревожился Мирт и даже встал со скамьи, где было устроился. - Где он?
   - Всё хорошо, его увёл Орвар.
   Когда Мирт успокоился, Трисмегисту рассказали историю двух мальчишек-симбионтов, которые, объединившись сознанием, умудрились выжить даже внутри стаи одичавших оборотней, принявших обоих как своих.
   Вереск слушал всех с изумлением и жадностью.
   - А почему этот ваш Орвар до сих пор может успокоить Гардена? - спросил он. - Они же теперь разные? - Поколебавшись, он с кривой ухмылкой добавил: - Что будет, если я возьмусь за плечо этого... мага?
   Трисмегист молчал, глядя в пол. Присмотревшись к нему, сидевшему с насупленными бровями, кажется ушедшему от реальности - погрузившись в осмысление невероятной истории, Селена поняла, что от него пока ответа не дождаться, а потому, вздохнув, спросила сама:
   - Вереск, Космея принесла тебе обед, ты поел?
   После недолгого молчания мальчишка хмуро откликнулся:
   - Принесла. Поел.
   - Опять поругались? - понимающе спросил Мирт. - То-то она в столовую сначала не заходила, пока Мускари её не нашёл и не привёл.
   Дальше мальчишки тихонько заговорили между собой, а Вереск отвернулся.
   А Селена вдруг чуть не засмеялась из-за дурацкой ситуации. Бедные, бедные эльфы в этом мире! Им столько приходится терпеть, чтобы только придерживаться своего жёсткого эльфийского кодекса поведения! Нервничает Вереск. Из-за этого страдает Космея и страшится всего подряд Мускари. Плачет Хоста, мучается Ильм. Счастливы лишь Азалия и Корунд, но только здесь, в деревне. Счастлив Мирт со своим семейством, но опять-таки только в пределах деревни, как в тех же пределах счастлив Бернар. И счастлив маленький Корилус, которому, по его малолетству, наплевать на всё, кроме игр и товарищей по играм! Спокоен старый бродяга Трисмегист - но он по жизни пофигист, насколько уже поняла его Селена. Но и только потому пофигист, что его всегда больше интересовала наука, чем живые существа и их взаимоотношения.
   - А сколько всего было проведено инициаций в деревне за всё это время? - поднял голову, словно очнувшись, Трисмегист.
   - Три, - отозвался Мирт. - Первая была у меня. Она началась стихийно, и Коннору пришлось принять её, потому что никто не понимал, что со мной, и потому что он оказался единственным сильным магом из всех, кто был рядом со мной.
   - Мальчик Коннор, ты не перестаёшь удивлять меня, - задумчиво проговорил Трисмегист после секундного вглядывания в мальчишку-некроманта. - Кто другие двое?
   - Корунд, - это сказал уже Коннор, равнодушно восприняв слова старого учёного. - У него были проблемы с семейной кровью и семейно-родовыми артефактами. Он долго не мог по-настоящему пользоваться магией. Колру пришлось сделать его своим птенцом, когда Корунд навсегда ушёл из своей семьи.
   - И Азалия, - добавил Мика. - Бернар принял её инициацию.
   - То есть самым проблемным был Корунд? - уточнил Трисмегист. - И где же проходила его инициация?
   - На кладбище, - пожал плечами Коннор. - Там пространство тонкое, чтобы пробить для Корунда дорогу в священный лес эльфийской магии.
   Когда до Селены дошло, какую именно информацию начал собирать старый учёный, она и обрадовалась, и испугалась.
   - Значит, вы думаете - мальчика можно инициировать? Думаете, после этого ритуала дикая магия отстанет от него?
   - Думаю - да, - рассеянно ответил старый бродяга эльф.
   - Но... Вы примете его инициацию?
   - Это так важно?
   - Вереск пока ещё ученик храма некромагов, так что - наверное, да, важно, - пробормотала Селена и поднялась по прозрачным ступеням к кровати Вереска. Тот тревожно присматривался и к старику эльфу, и к братству.
   - Что? - чуть не с испугом спросил он её.
   - Вереск, я понимаю, что для тебя события несутся с огромной скоростью, но, к сожалению, по-другому никак, - развела руками хозяйка места. - В общем, что у нас есть? Вереск, представь себе, что ты вернулся в обычную жизнь, где ты используешь обычную магию. На выбор у тебя две дороги: или ты возвращаешься в храм некромагов и там продолжаешь учёбу; или остаёшься здесь, в Тёплой Норе. В то, что вам с Космеей удастся вернуть свой родовой дом, - я просто не верю. Кроме всего прочего его надо будет содержать, а наследства, как я понимаю, у вас нет. Семейные артефакты продавать - вряд ли захотите. Если уважаемый Трисмегист примет твою инициацию, у тебя будет свобода выбора, потому что он станет твоим мастером навсегда. Но решать надо уже сейчас.
   - ... Я не знаю, - потерянно пробормотал мальчишка-эльф.
   - Если ритуал проведут уже сегодня, - деловито рассуждал Мика, - нам не дадут больше здесь спать. А домик-то ничего - поболтать можно сколько хочешь!
   - Ирма хочет занять нашу мансарду, - с чуть заметной улыбкой заметил Колин.
   - Чего-о?! - возмутился Мика. - Да она все мои инструменты там перетаскает!
   - А нечего ос-ставлять их где попало, - насмешливо закончил разговор Хельми.
   Трисмегист встал и молча вышел из садового домика. Посидев в тишине некоторое время, Коннор спокойно поднялся и выглянул за дверь.
   - Пошёл к Бернару, - сообщил он. - Наверное, будут готовить ритуал.
  
   Глава девятнадцатая

  
   Естественно, что главным лицом инициации является инициируемый. Селена, с надеждой ожидавшая, что уж после сегодняшней-то ночи ни за Вереска, ни за остальных бояться больше не надо будет, столкнулась с новой проблемой. Впрочем, с нею столкнулись все, кто готовил ритуал.
   Мальчишка-эльф наотрез отказался от Трисмегиста как личного мастера. Вереск смотрел на всех диковатыми глазами, втягивал в плечи голову, будто чувствовал страшный холод или боялся, как бы его не стукнули за непослушание, и огрызался на всех, кто старался увещевать или уговорить его.
   Старый эльф бродяга пришёл последним. Узнав странное нежелание Вереска видеть именно его принимающим инициацию, он просто спросил:
   - Мальчик Вереск, ты хочешь, чтобы инициация прошла?
   - Хочу! - не глядя на него, снова огрызнулся тот.
   - Кто должен принять твою инициацию?
   Вереск поднял наконец хмурые глазища и скосился в сторону братства.
   - Мирт.
   Присутствующий тут же, в садовом домике, чёрный дракон, на которого Селена взглянула чисто машинально, тоже посмотрел на Мирта, как и остальные. Вот только... Если лица и взрослых, и мальчишек выражали лишь замешательство, то... Левая бровь Колра слегка шевельнулась. Неожиданно дракон, не подозревавший, что тоже является объектом наблюдения, едва заметно поднял подбородок, словно о чём-то догадался: "Ах, вот в чём дело!.." А затем он взглянул чуть сбоку от Мирта, мельком обернулся к хозяйке места, а потом и вовсе отвернулся, привычно бесстрастный. Селена, немного встревоженная, ничего не поняла из этого эпизода, но положилась на то, что это Колр. Раз чёрный дракон, по сути, не возражает против заявленного Вереском Мирта, значит...
   Встрепенулся вдруг Ильм. Тень возмущения промелькнула на его обычно безучастном лице. Белостенный даже шагнул было к мальчишке-эльфу, явно собираясь сказать что-то неприятное, но замер и отступил. Что это он?
   - Но я не могу! - испуганно сказал очнувшийся от неожиданности Мирт. - Меня самого только в прошлом году инициировали! Сумею ли? Да и... Разве мне можно?..
   - Что ж... - задумчиво сказал Трисмегист, и Селена вдруг подумала, что и старый учёный сообразил то же самое, что и дракон. Но что?! Чёрт бы подрал их - этих, которые вечно себе на уме! - Мальчик Мирт, не бойся. Мы подскажем тебе, что именно должен делать мастер во время инициации. Ведь все мы будем рядом.
   - Вереск, - осторожно обратился к мальчишке-эльфу Бернар, - а есть какая-то причина, что ты выбрал Мирта?
   - Есть, - угрюмо сказал мальчишка. - Только говорить про неё не буду.
   - В таком случае мы продолжаем подготовку ритуала, - тяжело заключил Ильм, вместе с Джарри и Ривером обеспечивающий защиту от дикой магии на время инициации.
   После этого разговора братство подошло к Селене, скромно вставшей у входной двери домика. Мика, с недоумением глядя на инструктируемого Вереска, спросил:
   - Я так понял, он остаётся в Тёплой Норе?
   - С чего бы? - удивилась хозяйка места.
   - Ну, он же хочет, чтобы Мирт стал его мастером? А мастер своего инициируемого слышит. Ну и в обратную сторону. Вереск уже знает, что Мирт - часть нашего братства, а значит, он хочет быть ближе к тебе. Ведь ты наша сестра!
   - Хитрый, - пробормотал всё ещё удивлённый Мирт.
   - Умный, - поправил Колин. - Такая комбинация! Только ему догонять нас придётся. Мы больше знаем. Но если он такой сообразительный, быстро научится всему.
   И Селена решила считать, что Колр тоже именно про это сообразил. Поэтому и оглянулся на неё, когда Вереск озвучил имя будущего мастера.
   Поэтому возмутился храмовник Ильм, до которого дошло, что найдёныш и не думает о возвращении в Старый город.
   Только почему так странно, прищурившись, словно решая что-то мысленно, смотрит в пространство Коннор? И почему Хельми, рассеянно наматывая на палец прядь огненно-чёрных волос, взглянул на него, то ли предупреждая о чём-то, то ли спрашивая? Почувствовав его направленное внимание, Коннор только остро взглянул на мальчишку-дракона, и оба отвели друг от друга глаза...
   Селена ещё специально присмотрелась к их рукам.
   Блокирующих колец нет. Значит, мысленно переговариваются. Так что же опять-таки поняли Хельми и Коннор и о чём, кажется, её старший сын одним взглядом предупредил дракона молчать?.. Да что они все какие таинственные!
   А когда осталась одна и подумала о самой ситуации, пожала плечами: одним братишкой у неё станет больше - что в жизни изменилось?
   Но странный взбрык Вереска оказался не единственным происшествием во время подготовки инициации.
   Ближе к вечеру, к ужину, запели сторожевые драконы ограды.
   Когда хозяйка места узнала, кто именно заявился, удержаться ей, чтобы не закатить глаза, было сложно. Перт! Собственной персоной: глава храма некромагов приехал один, без своего помощника. И приехал на день раньше, чем было оговорено.
   Умалчивать от него, что готовится в деревне, конечно же, никто не собирался.
   Но, уже в начале встречи приглядевшись к Перту, Селена отметила: он приехал таким раздражённым, что даже скрыть этого не мог, хотя ранее редко проявлял свои истинные эмоции. Горестные складки так упрямо прилипли по обеим сторонам его стиснутого рта, что раскрывали своего хозяина мгновенно.
   Впрочем, Перт и не собирался таить, что произошло.
Оставив машину на территории деревни, он объявил, что хотел бы пройтись до Тёплой Норы пешком. Селена мысленно согласилась, что ходьба пойдёт ему только на пользу. Успокоится. А то худое, посеревшее лицо некромага выглядело ещё более голодным, а нос торчал, как у печальной хищной птицы. Но уже по дороге к дому Перт, тяжело шагая между хозяйкой места и её семейным, хмуро сказал, сразу тем и объяснив своё состояние:
   - Сегодня в наш храм приехали военные представители города. Забрали всех младших преподавателей. Забрали Морганита. Я... даже рад за него, что ему сразу пообещали офицерский чин в набираемой армии. - Он помолчал и дёрнул ртом. - Меня можно было бы назвать эгоистом, если б не одно "но". То же произошло со многими храмами Старого города. Как и храм некромагов, ещё пять орденов лишились возможности держать при себе храмовую школу. Нам теперь не нужны ученики. Некромагов осталось ровно столько, чтобы поддерживать в храме обряды, чтобы храм продолжал действовать, и Старый город не провалился под землю вслед за предыдущим.
   - То есть Вереск вам теперь не нужен? - осторожно спросила Селена.
   - И мне. И, боюсь, Ильму тоже, - бросил Перт. - Он ведь здесь с утра? В храме Белой Стены забрали старших учеников. Это неслыханно, потому что среди Белостенных - только эльфы. И Дрок ничего не смог сделать, никак не сумел противостоять этим... военным представителям! - уже с ненавистью выплюнул Перт. - Потому что всё по закону! Потому что правительство в полном составе, все три круга, проголосовали именно так, как хотели вампиры! За захватническую войну!
   Селена порадовалась, что идёт и что на неё смотрят только во время реплик. И что крупной дрожи, пронизавшей всё её тело, мужчины не заметили.
   Она отправила оборотней подальше от деревни. Но не получится ли так, что только их она и успела спасти от военщины? Может, уже сегодня отправить и остальных мужчин? Например, сразу после ритуала инициации? Не будут же вампиры забирать в создаваемую армию Колра и старика Бернара? Господи... Бернар - военный врач! А вдруг его отправят, несмотря на годы?! А как предупредить оборотней, чтоб не возвращались?!
   Или закрыться в деревне и никого из военных властей города не пускать в неё?!
   Пока хозяйка места лихорадочно размышляла, подошли к дому.
   Здесь, уже в гостиной, буркнув Ильму приветствие, Перт оглядел присутствующих - только взрослых, даже братства не было, и снова обратился к Белостенному:
   - Мне придётся сказать об этом при всех, так как, насколько понимаю, всех нас удручает одна и та же проблема. Ильм, Дрок просил передать вам следующее: вам лучше не появляться в городе. Вампиры считают, что одного руководителя ордена достаточно, чтобы храм функционировал. Они принесли повестку и для вас. Пока Дрок отговорился тем, что дал вам несколько дней выходных и не знает, где вас искать.
   Ильм, до сих пор спокойно сидевший в кресле, вцепился в подлокотники.

   А Перт осел в кресле напротив.
   - Такие дела в Городе Утренней Зари.
   В гостиной воцарилось гнетущее молчание.
   Селена, присевшая вместе с Джарри, первой не выдержала.
   - Объясните глупой женщине из другого мира! Вампиры слабо владеют магией. Эльфы потому и получили статус высших существ в этом мире, потому что владели магией лучше всех остальных. Несоизмеримо лучше! Ильм, вы поднимали магические защитные стены вокруг Города Утренней Зари! Перт, вы некромагией обеспечили возможность обороняться, пока Белостенные воздвигали защиту! Что произошло? - Она возмущённо оглядела орденцев-храмовников, виновато и с досадой опустивших головы. Облизала пересохшие губы и спросила уже ровней: - Перт, случись сейчас встретиться с врагом, вы сумеете воспользоваться своими силами?
   - Странный вопрос, - пробурчал некромаг.
   - Ничуть! - злобно, не скрываясь, ответила хозяйка места. - Меня интересует, не потеряны ли ваши силы.
   - Сумею, - снова буркнул Перт.
   - Ильм, попроси я вас, сумеете ли вы сделать полноценную защиту, а не только защиту для одного-единственного мальчика?
   - Сделаю, - монотонно отозвался Белостенный.
   - Так почему?! Почему вы подчиняетесь вампирам, если сильней их? Почему вы ничего не сделаете, чтобы остановить их?
   - Мы в чём-то ослабели, - после недолгого молчания признался Перт, не поднимая глаз. - Мы не можем противиться им. Не можем даже возразить. Если бы я собственными глазами не видел, как кивнул Дрок, прочитав списки тех, кто должен был немедленно уйти с военными, я бы в жизни не поверил, что он может быть... так послушен!
   - Всё дело в артефактах, - негромко сказал Корунд из дальнего угла гостиной. - Я же говорил, что мы ослабели из-за их потери.
   - Не верю, - хмуро сказала Селена. - У любого разумного существа есть характер. Вы, Корунд, воевали с магическими машинами в составе оборонных отрядов. Я как-то не представляю, что вы можете струсить, если предложить вам снова подраться с кем-то. Что произошло с эльфами такого, что вы не можете противиться вампирам? И не говорите мне, что эльфы ослабели, из-за того что их стало меньше, в сравнении с вампирами.
   - Это пустой разговор, - нехотя признался Перт. - Что бы мы ни говорили, исправить ситуации не можем, пока у нас нет Рунного Смарагда - единственного артефакта, который может изменить положение дел. Ведь, приди сюда вампир с военным предписанием, Ильм согласится уйти с ним, чтобы пополнить армию. Ильм, я прав?
   Опустивший глаза Белостенный только отвернулся.
   - Ладно, тогда буду решать я, - сердито сказала Селена и судорожно вздохнула. - Перт, вам придётся остаться на ночь в деревне. Насколько понимаю, вы совсем не горите желанием уехать сейчас в город. Я предлагаю вам следующее. Сейчас вы уйдёте в гостевой дом, где ужинать будете в компании с Бернаром и Ильмом. Там же вам и Ильму будут выделены комнаты, чтобы переночевать. Перед ужином мужчины введут вас в курс дела, которое у нас намечено на ночь. Думаю, вам будет любопытно поучаствовать в этом деле. А завтра... Как говорят в нашем мире, утро вечера мудренее. После того как проспитесь, и поговорим.
   "Где ж ты, Вальгард? - в смятении подумала она. - Где обещанный тобой Рунный Смарагд? Неужели завтра приедут за Джарри?! Хочется назвать этих эльфов жалкими... Не будет ли это моей гордыней? Ведь я не знаю, как поступила бы сама, случись мне оказаться в этой ситуации - перед вампирами..."
   Более или менее она успокоилась после ухода мужчин из Тёплой Норы, про себя решив: всех мужчин завтра поутру, то есть сразу после ритуала инициации, властью хозяйки места она отправит к заводи, откуда Трисмегист покажет им дорогу до драконьего замка. А там, у Вальгарда, они смогут отсидеться до того времени, как Рунный Смарагд будет готов для передачи эльфам... Нет, понять силу магии в этом мире и её воздействия на общественную жизнь она пока не может.
   Прибежали дети и затормошили, заставляя её заняться их такими важными делами. Благодарная им, что отвлекли от мрачных дум, хозяйка места некоторое время побыла с малышами, пока не подошли Вильма и Хоста. Женщине-эльфу Селена будто ненароком сказала, что Ильм остаётся ночевать в гостевом доме. Хоста только слабо улыбнулась.
   Собираясь идти в столовую, она оглядела гостиную и обнаружила, что нет Ирмы со своим привычным составом малолетней банды - с двойняшками Тармо и Виллом, с Бериллом. Потом ей показалось, что нет и Ригана, чему Селена очень удивилась: мальчик-дракон очень любил шумные посиделки в гостиной перед ужином. Оглянулась Вильма и, кажется, догадалась, кого ищет хозяйка места.
   - Ирма со своими поднялась в мансарду, - сказала девочка-маг.
   Немного удивлённая: что им там делать, в опустевшей мансарде? - но сразу сообразившая, что можно кое-что выведать, Селена тоже поднялась в верхнее помещение.
Малышня здесь открыла окна и уселась на пустом полу в кружок - кровати-то вынесли в садовый домик. Хозяйку места увидели сразу - Ирма сидела лицом к двери.
   - Вы всё ещё хотите здесь играть или ночевать? - спросила Селена, подсаживаясь к ней прямо на пол.
   Ирма скептически поджала губы.
   - Нет, уже не хотим. Без мальчиков неинтересно.
   Селена невольно улыбнулась. Прозвучавшее из уст волчишки признание выглядело довольно наивно, но в то же время очень серьёзно.
   - А почему нам нельзя в с-садовый домик? - осведомился Риган, осторожно вытягивая по полу крыло.
- Из-за брата Кос-смеи? Он вс-сё ещё с-сердитый?
   - Нет, он немного заболел, - объяснила Селена. - Но уже начинает поправляться.
   - А почему он заболел? Простудился? - спросил Берилл.
   - Нет, у него магическая болезнь, - сказала Селена, тут же соображая, а бывает ли такое. Но сюда, где, как она знала, сидели лишь малыши, она поднялась не из-за болтовни. - Ирма, Люция ведь с вами сегодня была на пикнике? Как она себя вела?
   - Х-хулиганила, - с осуждением проговорил Риган. - Не такая уж она и маленькая, но от леди Аманды вс-сё время убегала, а леди её пос-стоянно ис-скала.
   Селена сдвинула брови: неужели её мысль - отправить мужчин к Вальгарду - правильна и должна быть реализована?
   - Ты сидел! - заявил Вилл Ригану.
- А мы бегали. Ты не видел, что Люция делала!
   - А что Люция делала? - со вздохом спросила Селена.
   - Она залезала на все деревья и прыгала, чтобы полетать, - подхватил Тармо. - Она со всех деревьев прыгала. - И с завистью протянул: - Та-ак здорово-о!
   - А потом прибегал Эрно и тащил её к леди Аманде, - задумчиво закончила Ирма. - Люции хорошо! Она и налеталась, и наездилась на Эрно!
   - Народ, а пойдёмте-ка ужинать, - напомнила малышам Селена и первой поднялась с пола, чувствуя свою голову болезненно ноющей от насущных проблем и загадок Люции.
   Когда они спустились, в гостиной уже никого не осталось, а из столовой доносился весёлый шумок. Ирма с визгом: "Опаздываем!" ринулась к столам, чуть не сбив с ног Космею, которая направлялась к входной двери с корзинкой.
   - Мы с братом поедим вместе, - смущённо сказала она Селене.
   - Конечно, - ободряюще сказала хозяйка места, успевшая схватить Тармо, который теперь болтался в её руках, дрыгая ногами и порываясь бежать дальше.
   Только благодаря помощи Джарри, который после ужина сразу отвёл её к дворовой скамье, немедленно отдал ей корзину с сыном и сам устроился рядом, она смогла выдержать время до ритуала. А ещё помогли мальчишки из братства. Селена не просидела и получаса со своей семьёй, как все пятеро уселись вокруг них на скамье и на земле.
   - Селена, мы ведь тоже будем присутствовать на ритуале? - спросил Мика, соединяя звено за звеном и собирая будущий браслет-оберег. Он сидел на земле, и помогал ему в сборке, как ни странно, не Колин, а Хельми.
   - Конечно, - подтвердила она. - Куда мы без вас? И Мирту будет спокойней.
   - Спокойней, - проворчал тот. - Где уж спокойней? Нужен мне этот Вереск как мастеру? Сам ещё ничего не знаю, а теперь придётся и его учить. Да и вообще он ничего не знает и не умеет. Куксится только на всё.
   - Хм. Мирт, а ты знаешь, что когда учишь кого-то, то сам больше узнаёшь? - посмеиваясь, спросил Джарри.
   - Знаю, - вздохнул Мирт. - Бернар постоянно это повторяет. Слушайте, нам тут Космея сказала, что орденцам Вереск вообще теперь не нужен. Это правда?
   - А ей кто сказал? - поразилась хозяйка места.
   - Ильм, кажется. Он вроде как сказал, что храмам ученики больше не нужны.
   - Да, это так, - сказала Селена и задумалась, говорить ли все новости мальчишкам.
   Вмешался Джарри.
   - В городе ситуация такая, что почти всех мобилизуют для войны с соседним городом, и храмам невыгодно брать учеников, потому что их всё равно отбирают.
   - Ничего себе, - пробормотал Коннор.
   Казалось бы, он ответил Джарри, но Селена вдруг заподозрила, что это ответ на собственные мысли. Но о чём он так сосредоточенно думает?
   Летняя ночь наступила, как всегда, неожиданно для разгорячённых играми детей, которых пришлось собирать не только по всей детской площадке, но и с пруда, и с деревенской улицы, и даже выкликать тех, кто слишком увлёкся полётами на дельтапланах. С последним помог Хельми, который легко взлетел и предупредил каждого из дельтапланеристов, что пора спускаться с небес на землю.
   Наконец за окнами стало так темно, что очертания предметов могли разглядеть только маги. Селена тихонько обошла все комнаты, удостоверяясь, что дети спят, и вернулась в личные покои. Братство ждало уже в саду.
   Вместе с Джарри она вышла во двор и побрела по садовой дорожке.
   - Джарри, мне кажется, надо всех мужчин - и тебя в том числе - после ритуала отправить к Вальгарду, - решилась она озвучить свои потаённые размышления.
   - Путь неблизкий, - после некоторого раздумья сказал семейный. - Трисмегист сказал, что он прошёл от драконьего замка почти две недели. А он тренированный ходок.
   - Тогда идите в поход, что ли, - с досадой сказала Селена. - На такое расстояние, чтобы вас власти не догнали.
   - Я говорил с Ривером. Он сказал, что сумеет переправить к Вальгарду своих магов, если Колр и Трисмегист помогут определить нужное пространство.
   - И что? - оживилась Селена. - Вы говорили с Колром? Что он сказал?
   - Случись тревога, он готов переправить всех туда. Тем более что Ильм на близкие расстояния тоже умеет переходить. Правда, практики у него маловато.
   Селена сразу почувствовала себя чуть ли не освобождённой от тяжкого груза. Хоть какое-то облегчение среди множества проблем!
   В садовом домике их ждала очередная проблема. Защита сделана на кладбище. Защита есть здесь, в саду. Но ведь Вереск должен пройти расстояние от одной к другой! А блоки слетали сразу, едва он пытался наступить на обычную землю.
   Чёрный дракон посмотрел на осунувшегося мальчишку и бесстрастно сказал:
   - Верес-ск, я перенес-су тебя.
   И просто-напросто взял мальчишку-эльфа на руки.
   Селена чуть не подавилась нервным смешком. Ну да. Руки дракона - лучшая блокировка!.. Вереск, по впечатлениям, сжался, затаился, пока его нёс Колр. Побаивался?
   На кладбище их уже ждали.
   К ритуалу подготовили могилу первого умершего деревенского мага. От его надгробия тянулась довольно большая плита, на которую сейчас положили покрывало с вышитыми заклинаниями - его принёс Ривер. По краям покрывала разложили артефакты и обереги, чуть ниже плиты затеплили свечи, а в углублениях вокруг плиты налили воды. Трисмегист медленно обходил плиту раз за разом, тихо зачитывая заклинания.
   Чёрный дракон положил Вереска прямо на плиту. В его обязанности входило пробудить стихийную инициацию мальчишки-эльфа, поэтому Колр присел на корточки в изголовье Вереска в ожидании, когда заклинательная часть ритуала будет закончена.
   Мирт сел на плиту слева от Вереска, взяв его за руку. Выглядел Мирт бледным (впрочем, ночью, при свете свечей), но решительно настроенным.
   Скоро Трисмегист начал обходить плиту, в углах которой встали Бернар, Ильм, Перт и Джарри.
Селена с мальчишками стояла чуть в стороне. Корунд и Ривер - с нею, как наблюдатели, готовые заменить кого-либо из тех, кто не сумеет продержаться до конца ритуала. Зато Коннор шагнул чуть ближе к плите - на всякий случай.
   Селена лишь раз была на настоящей инициации - пробуждении полной силы Азалии, дочери Хосты. Примерно знала, чего ждать, но волновалась так, словно никогда не видела, словно рядом нет сильнейших магов, которые сделали всё, чтобы инициация прошла легко и без происшествий.
   Трисмегист всё ещё ходил вокруг плиты, и Селена подняла глаза к звёздам. Они были крупные и сияли белым холодом... Голова закружилась, когда она попыталась представить тёмную космическую бездну не плоской картинкой. И - ни одного знакомого созвездия. Селена грустно улыбнулась и посмотрела на плиту. Вереск лежал напряжённо. Она поёжилась. А будь на его месте она - наверное, сбежала бы...
   Трисмегист отошёл от плиты.
   Колр положил ладонь на лоб вздрогнувшего Вереска.
   Первыми вспыхнули свечи - не тем огоньком, что горели до сих пор, а длинным факельным пламенем. Будто живые - стояли стойко, уже не двигаясь от ветерка, который чувствовался шелестом трав и кустов вокруг.
   Затем заблестела вода, в которой пламя не должно было отражаться.
   Стоящие вокруг плиты четверо заговорили одновременно и вполголоса.

   Селена поспешно перешла на магическое зрение. Но пока над Вереском было пусто. Значит, рано ещё?..
   И содрогнулась от беспокойного шёпота с плиты.
   Колр убрал ладонь с головы мальчишки. Вереск быстро и тихо, чуть всхлипывая, с закрытыми глазами проговаривал известные только ему слова заклинаний, подаренных когда-то родителями. Теперь эти слова стали паролем к древнему лесу. Качнувшись к плите, Селена словно погрузилась в ароматное облако лесных трав и цветов, услышала далёкое пение птиц. Обрадованно подняла голову - и вовремя!
   Или с неба, или из ниоткуда к плите с мальчишкой-эльфом протянулись ровные, призрачно-зеленоватые тонкие лучи. Селена уже знала, что это такое. Древний лес эльфийской магии всеми своими нитями-связями потянулся к своему новому наследнику и хранителю, передавая ему право на полную магическую силу, мощно добавляя её к тем крохам, которыми до сих пор пользовался Вереск.
   Призрачность лучей медленно, словно поддаваясь читаемым заклинаниям, наполнялась изумрудной зеленью, и Селена невольно вспомнила о Рунном Смарагде, со вздохом размышляя, не является магический камень частью этих лучей призрачного леса?
   А в следующий миг она вскрикнула от ужаса, как закричали от неожиданности и все, кто стоял рядом: из-под плиты, на которой лежал Вереск и от которой отскочили запнувшиеся на полуслове четверо чтецов заклинаний, рванули навстречу зелёным лучам лучи пронзительно серые! Если падающие с неба радовали глаз всеми оттенками зелени, напоминающими о лесе и травах, то на лучи, бьющие из земли, смотреть было невозможно - они резали зрение сумасшедшим, призрачно-серым цветом, заставляли слезиться глаза, заставляли шарахаться и отводить взгляд!

   Буквально только и успев моргнуть, отстраняясь от серых лучей дикой магии, Селена ахнула: Коннор, напряжённо стоявший чуть впереди, одним прыжком перелетел на плиту, встав над Вереском! Промедлив всего секунду, рядом с ним очутился Хельми, а Мирт просто перевалился на ту же плиту - встав на колени и не выпуская руки бормочущего Вереска, всё ещё пребывающего сознанием в древнем лесу эльфийской магии. Трисмегист рванул к мальчишкам, но его не пустила странная прозрачная стена, а Коннор вскинул руки и закричал в небо.
   Чёрный дракон бросился к мальчишкам - его стена пропустила, и его рычащий крик присоединился к крику мальчишки-некроманта. Чуть позже свой звонкий голос вплёл в хриплый крик двоих и Хельми.
   Трое кричали в небо, словно умоляя кого-то, выкликая кого-то, угрожая кому-то, заклиная кого-то - и стоя при этом в бьющих снизу и сверху лучах; стоя над мальчишкой-эльфом, который всё бормотал заклинания своего рода.
Селена плакала навзрыд, потому что ничего не понимала, но бормотание мальчишки и тройной крик выкликателей в бешеном хаосе двух сплетающихся магий будил в ней самой нечто странное до такой степени, что хотелось взлететь!
   И когда она на подсознательном уровне поняла, что произнесла вроде не подходящее здесь и сейчас слово "сплетающихся", поняла и то, что тройной крик заставляет две магические стихии не врезаться друг в друга, а мягко обвивать друг друга! Просто на той скорости, с которой всё происходило, до сих пор создавалось впечатление агрессии двух сил.
Лучи с обеих сторон теперь чётко виднелись проходящими сквозь тела тех, кто стоял, сидел, лежал на плите. А потом произошло неожиданное: разноцветные лучи мягко уложились в округлую стену вокруг плиты, скрывая всех и всё.
  
   Глава двадцатая

  
   Сколько по времени продолжались эти стремительные гонки двух стихий уже в молчании пропавших за ними двух драконов и одного мальчишки - Селена не могла бы даже примерно определить. Выросшая вокруг могильной плиты стена заколдовывала безумным бегом её составляющих. Хотелось отвести взгляд, но обнаруживалось, что тот же взгляд уносит со случайно уловленной глазом линией - Бог знает, какой - серой, зелёной ли. И хотелось понять смысл этого сумасшедшего движения и переплетения.
   Магические стены завораживали не только движением. В какой-то миг ошеломлённая Селена поняла, что промелькнуло слово на древнеэльфийской вязи. Её рисунок она помнила по книгам из библиотеки прошлого. Читать не научилась, но внешний вид запомнила. Слово возникло вспышкой молнии и так же мгновенно пропало. Но теперь Селена видела не хаос, а едва-едва поспевала замечать сплетающиеся и расплетающиеся слова. И только одно недоумение - легковесное, потому что рассуждать не получалось: слова сплетались из обеих магических сил - и что это значило?
   Не сразу почувствовала, что слева к ней прижимается Колин. Глянула мельком - и снова отвернулась, унося в памяти тревожное лицо мальчишки-оборотня, чьи губы шевелились, считывая древнеэльфийские слова.
   А когда всё закончилось, обнаружила справа Мику, вцепившегося в её ладонь.
   И закончилось всё странно. Ни серые, ни зелёные лучи не исчезли, а постепенно побледнели и медленно растворились в ночи, как незаметно пропадают звёзды поутру. На могильной плите появились три фигуры во весь рост, одна коленопреклонённая и одна лежащая. Испуганная Селена ждала, что Коннору снова станет плохо, как тогда, когда он через себя пропускал силы в храме некромагов. Но мальчишка твёрдо стоял на ногах и только тяжело, с хрипами дышал. Как и Хельми.
   Медленно, с усилием поднял голову Мирт, огляделся, словно после глубокого сна, и протянул руку Вереску. Наклонился к Вереску и Коннор. Ухватившись за их руки, мальчишка-эльф поднялся на ноги, а потом спрыгнул с плиты. К нему тут же подошли Трисмегист и Бернар, осмотрели и с облегчением выдохнули.
   Спрыгнул Колр и, оглянувшись, недовольно сказал:
   - Идём к воротам. Здес-сь не говорим.
   Из темноты Селене улыбнулся Джарри, виновато и с досадой посмотрев на испуганных мальчишек, жмущихся к семейной. Ильм и Перт снимали с могилы артефакты и передавали их Риверу и Корунду.
   За воротами кладбища, почти заросшая кустами и высокими травами, в темноте же пряталась скамья. Кто-то из присутствовавших на ритуале устроился на ней, пользуясь тем, что первой села Селена; кто-то стоял напротив - мужчины в основном.
   - Так что же произошло? - ни к кому не обращаясь, спросила хозяйка места, зябко ёжась от прохлады, поднимающейся от земли. - Коннор, почему ты прыгнул на плиту?
   - Извини, Селена. - Мальчишка, присевший на корточках, поднял голову. Только глаза упрямо блеснули. - Я долго думал, почему дикая магия преследует только Вереска, а за кем другим не пошла. - Короткое движение подбородком в сторону Трисмегиста. Тот хмыкнул. - В подземный город попадали только взрослые существа, насколько я изучил его историю. Вереск оказался единственным не инициированным из них из всех. Тогда я начал искать всё, что связано с дикой магической силой. Спасибо Бернару и Риверу, которые заставили меня пересказать им названия и аннотации всех книг из библиотеки прошлого, - усмехнулся Коннор. - Их библиография мне пригодилась. Вчера я нашёл нужную книгу и узнал, что древний лес эльфийской магии - это лес родовой магии. А дикая - это магия, которая только-только зарождается. Та, которой мы пользуемся, - что-то вроде середины между ними. Чтобы дикая магия смогла добраться до древнего леса, нужна инициация того, к кому она прилипла. Я побоялся сказать о том, что узнал. Думал, может, я неправильно всё понял. Поговорил с Хельми, с Миртом.
   - Мы наш-шли заклинания на случай, ес-сли Коннор прав, - сказал мальчишка-дракон. - Выучить их легко.
   - А что за заклинания? - поинтересовалась Селена после долгой паузы, которой она не поняла: то ли присутствующие поняли, в чём дело, потому и молчат; то ли они стесняются спрашивать у мальчишек.
   - Силы двух магий противодействуют, - объяснил Мирт. - А эти заклинания умиротворяют и ту, и другую. Если бы не заклинания, над могилой были бы... - Он задумался, кажется, в попытках найти нужное сравнение. - Были бы взрывы.
   - Но вы кричали только вверх, - напомнила Селена.
   - Так они обе были наверху, - пожал плечами Мирт. - Дикая магия сразу рванула, как только почуяла, что родовая спустилась к Вереску.
   - Но зачем дикой магии встреча с родовой?
   Мальчишки закрыли рот и уставились на чёрного дракона. Колр непроницаемо, что было легко в темноте, хоть рядом и все маги, взглянул на Коннора.
   - Мальчик Коннор, ты ис-спользовал с-старинное заклинание из с-старинной книги, когда тебе приш-шлось с-спас-сать леди С-селену.

   Та в темноте улыбнулась, поглядывая на Перта: поймёт ли некромаг, о чём завуалированно говорит дракон?
   - Помниш-шь, как тебе стало плохо пос-сле него?
   - Помню.
   - Пробовал ли ты, мальчик Коннор, понять, на каких магичес-ских с-силах базировалос-сь это заклинание?
   Тишина застыла такая, что стало слышно, как робко перекликаются две ночные птицы на кладбище и шелестит ночной ветер в кустах.
   - Вы правы, - осторожно сказал Коннор. - Оно базировалось на силах дикой магии.
   - А почему? - настаивал дракон. - Почему это заклинание вызывало такие с-силы для с-своего ис-сполнения?
   - Заклинание такого уровня... - выговорил Мирт. - Обычная сила с ним бы не справилась. Она слишком легковесна. Коннор, я вспомнил. Мы однажды говорили о том, что современные маги используют только самые лёгкие заклинания. Только те, которые выполняются с использованием обычной магии. А старинные редко кто использует, потому что для их выполнения нужна... громадная силища. Дикая магия - она и есть та самая силища.
   - Вы хотите сказать, что две магии не хотели противодействовать, и дикая магия хотела пополнить своей силой родовую? - недоверчиво спросил Ильм, внимательно слушавший разговор.
   - Без усмиряющих заклинаний они могли бы и противодействовать, - задумчиво напомнил Перт, который несколько раз пытался ввязаться в разговор, но немедленно отказывался, как только кто-то начинал говорить.
   - Я не большой учёный, - жёлчно сказал Бернар. - Всего лишь военный целитель. И не умею увязывать события, которые происходят среди живых существ, и взаимодействие магических сил. Но что-то мне кажется, желание дикой магии добраться до родовой - именно до родовой, а не взорваться, встретившись с обычной, это событие, вызванное именно тем, что случилось в нашем городе. Это ослабление эльфов. Здесь и похищение артефактов, и книг, принадлежащих эльфийским родам. Это и война, в которой пострадали в первую очередь эльфы.
   - Война? - усомнился Перт. - Но Вереск пропал за три года до войны!
   - Зато грабежи начались за десятки лет до неё, - угрюмо вставил Корунд.
   - Бернар, вы пытаетесь сказать, что ослабление эльфов вызвало стихийное желание дикой магии укрепить родовую? - уточнил Ильм.
   - Да, именно это. - Выговорив последнее, старый целитель разволновался. - Конечно, научными фактами я ничего не подтвержу. В сущности, у меня их нет. Но посмотрите сами. Древний лес эльфийской магии переполнен родовой магией - никому не нужной, ведь множество эльфов погибло, а множество других лишилось поддержки леса, потеряв свои семейные артефакты! Перекос в равновесии!
   - Что-то в этом вашем рассуждении есть, Бернар, - со вздохом решил Перт и взглянул на Вереска. - Как ты себя чувствуешь, мальчик Вереск?
   - Ну... - Мальчишка-эльф явно собрался с силами, прежде чем выпалить: - Теперь я могу пользоваться своими родовыми артефактами и книгами?
   - Теперь - да, - не спеша ответил дракон.
   - Ты остаёшься здесь? - не отступал от своего Перт. - Не собираешься вернуться в храм, в котором обучался?
   - Нет. Теперь у меня есть семья - моя сестра, которая нуждается в моей поддержке.
   - Но ты мог бы вместе с нею... - вкрадчиво начал эльф-некромаг. Споткнулся на полуслове и махнул рукой. - Оставайтесь здесь! Ситуация в городе сейчас настолько нестабильна, что за такой изгородью, как здесь, переждать все катаклизмы легче.
   Подозрительно оглядев Мирта и Коннора, некромаг хотел добавить ещё кое-что, но опять вздохнул. И в наступившей тишине Селена решила, что пора распорядиться как хозяйке места.
   - Пора спать, - заметила она. - Небо на востоке светлеет. Насколько я понимаю, братство эту ночь ещё спит в саду, охраняя Вереска. Ильм и Ривер, что вы скажете о моём предложении уйти наутро к Вальгарду? Другого спасения от мобилизации я не вижу.
   - Представители военной власти города не появятся раньше девяти утра, - сказал Корунд. - Это же официальная власть. У них своё расписание.
   - Хорошо, тогда этот вопрос обсудим за завтраком, - решила Селена и поднялась со скамьи. - Всем спокойной ночи!
   Она понимала, что ответы на вопросы, которые были упомянуты в конце разговора, прозвучали слишком торопливо и поверхностно. Но сейчас, глубокой ночью, разбирать их глубже тоже не видела смысла.
   Мужчины ушли в гостевой дом, а Джарри и Селена проводили братство и притихшего Вереска в садовый домик. По дороге она пару раз вздрогнула от нечаянного резкого движения мальчишек, напряжённо ожидая, что дикая магия снова примется за свои выкрутасы. Но, кажется, серая сила успокоилась, обретя сразу несколько проводников в обычный мир. Ведь, кроме Вереска, теперь не только владели дикой магией, но и умели ею управлять Коннор и Мирт, а за ними постепенно начнут её использовать и остальные ребята братства.
   Закрыв за мальчишками дверь, семейные вернулись в свои личные комнаты. По дороге забрали Стена, оставленного Вильмой, по просьбе Селены, на личной веранде семейных, и быстро приготовились ко сну. Прежде чем закрыть глаза, Селена сильней прижалась к Джарри, а тот, утешая, погладил её по голове.
   ... И сердце снова заболело, едва Селена увидела этого старика!
   Он стоял, вцепившись в своё странное роскошное украшение на груди, и по-звериному щерился ртом, из которого выпала добрая половина зубов. И был окутан таким облаком ненависти, что к нему не хотелось подходить!
   На стон сбоку Селена обернулась, как ужаленная.
   Ильма чёрный дракон снял со своего плеча и теперь пытался поставить на ноги. Но Белостенный валился на плиты последнего этажа, обессиленно размякший настолько, что казался вылепленным из желе и без костей. Благо что стояла близко, Селена заглянула в глаза храмовника и поняла, что он в бреду и даже, кажется, не осознаёт, что с ним. Но он молчал. Это не его стон она услышала.
   Испуганно обернулась к Джарри, на руках которого оставался Мирт. Мальчишка-эльф был в сознании. Стонал именно он, а мальчишки братства снова с трудом плелись, сняв кольца и взяв на себя половину его боли. Пока более или менее нормально чувствовали себя Коннор и Хельми.
   Не сразу, но мысль Селены, возникшая сначала на подсознательном уровне, сформировалась полностью: Рунный Смарагд с налепленной на него дикой силой, поменял своё предназначение - а возможно, ещё и из-за владеющего им старика. И не даёт силы эльфам, а напротив - тянет с них!

   Видимо, Колр понял это быстрей: чёрный дракон уже склонился над Ильмом и, взяв его за грудки, поднял ему голову, чуть не ввинчивая свой взгляд в глаза Белостенного. Ильму понадобилось довольно долгое время, чтобы встать уверенней хотя бы на колени. Но он встал.
   За это время выглядевший нищим старик со сверкающим украшением на груди неуверенно шагнул было к пришельцам, но попятился и, очутившись на месте, которое посчитал безопасным для себя, срывающимся фальцетом завопил:
   - Уходите! Я не отдам вам этот камень! Он мой! Я велю ему вас убить!
   Он кричал долго, словно боялся, что они не поймут, что Рунный Смарагд - его собственность. А потом, опустив одичавшие глаза, снова ощерился звериной усмешкой, хитрой, как будто думал, что сумеет перехитрить всех и никто ничего не поймёт... И зашептал на своё украшение сипло и властно...
   Закрытая дверь на поверхность храма вылетела, будто от сильного удара, - и напротив беглецов оказалась толпа странно раздутых существ, видовую принадлежность которых было сложно угадать, настолько они были изуродованы. А вокруг их фигур крутилась дикая магия, словно шальная серая метель.
   Дальнейшее было настолько дико, что Селена даже во сне смотрела, половины не понимая...
   Ильм пришёл в себя и сумел даже вспомнить о защите, которую прямо сейчас, на ходу, ему немедленно пришлось переделывать, чтобы адаптировать её к тем потокам магии, которые стремились на беглецов со всех сторон. Он успел набросить на всех защитные сферы, которые подпитались магией Джарри, Колра и Коннора...
   Старик торжествующе завопил, поднимая камень кверху, словно уничтожающая магия должна вот-вот хлынуть из самого Рунного Смарагда.
   Медленно, будто сам шёл сквозь сильнейшую метель, к нему рванул Колр - за ним, след в след, Хельми. Драконы с каждым шагом словно освобождались от чего-то мешающего им и шли уверенней. Остальные путешественники, собравшись с силами, удерживали армию всех тех, кто неспешно продолжал наступать на них, вливаясь на площадку храма громадной, неисчислимой толпой.
   Старик растерялся, всё ещё держа камень над головой и не веря своим глазам при виде идущих к нему драконов, - и вдруг тоненько, почти визжа, закричал.
   Первой лопнула сфера Колина - и мальчишка, к ужасу Селены, исчез с крыши вместе со своим зверем, который цеплялся лапами за его ноги.
   Рычаще-мычащее цунами серой магии, вместе с раздутыми фигурами, будто получило сигнал к наступлению. И кинулось на живых.
   Со следующим хлопком личной сферы (с хлопком, который Селена услышала лишь в собственном воображении!) пропал Мика!
   С ужасом оглядываясь вокруг, Селена увидела Ильма, который на бегу отступления от волны серой магии столкнулся с Джарри, - замерцали две столкнувшиеся сферы, пропал и Джарри!
   Она выставила руки перед собой в защитном блоке, как учил семейный, как будто эта естественная, но слабая физическая защита поможет ей против магической агрессии! С огромной скоростью несущееся цунами словно собиралось поглотить Селену, и она ничего не могла противопоставить дикой силе! Только обернулась раз, чтобы увидеть: два дракона всё ещё сопротивляются ненормальной силе старика - натужно шагают, согнувшись, как под настоящей метелью.
   Близко - руку протяни! - всполошённо замерцала сфера вокруг Эрно.

   Селена растерянно опустила руки, когда оказалась на одной линии с Коннором и Ильмом, один из которых из последних сил помогал драконам пробивать путь к Рунному Смарагду, а второй - удерживал гигантскую волну и уродливых существ внутри неё.
   Схлопнулась сфера Мирта! Звук она опять услышала только призрачный - в том грохоте и рёве, которые издавали гигантская волна и её содержимое...
   А секунды спустя всё смешалось в кучу мелких, молниеносно летящих событий...
   Колр с усилием протянул руку к отпрянувшему старику. Тот внезапно отлетел в сторону, а кошмарным взрывом обоих драконов отнесло в сторону.
   Перепуганная Селена увидела, как тело Колра ударилось о защитные зубцы крыши. Но из клубов показалась рука чёрного дракона, с торжеством взметнувшего кверху камень! Встал на ноги покачивающийся Хельми, обернулся к Колру...
   Схлопнулись сферы драконов!
   - Мама Селена! - отчаянно закричал Коннор.
   Его крик пробился сквозь гул серой волны, усиленный магически. Селена обернулась к старшему сыну, когда его и Ильмова сферы призрачно замерцали в сером дыму - и пропали.
   И она осталась на этой храмовой крыше в полном одиночестве, всё ещё машинально отступая от вздыбившегося перед нею серого цунами. Шестым чувством Селена чуяла: или сама волна, или нечто в ней вглядывается в неё. И всё казалось, что волна, вместе с застывшими внутри неё уродливо раздутыми существами, держится из последних сил, чтобы не рухнуть на человека.
   И, когда Селена уловила, что цунами вот-вот погребёт её под своей чудовищной махиной, она увидела старика, который шёл к ней из серых облаков, оскалившись беззубым ртом. А когда в панике обернулась к цунами, из магической плоти волны выпрыгнула невысокая фигурка с нормальными человеческими очертаниями.
Эта фигурка махнула на старика рукой и стремглав бросилась к оторопело замершей женщине. Холодные пальцы мальчишки успели сомкнуться вокруг её, горячих, а в следующий миг Селена от ужаса: старик взорвался на полушаге к ним! - потеряла сознание. Вместе с хлопком радужной оболочки её защитной сферы...
   ... Она плотней прижалась к семейному, к его теплу, и прислушалась. Джарри дышал бесшумно, а потом и вовсе подтянул к ним одеяло, чтобы укутать её плечи.
   - Замёрзла?
   - Нет. Просто...
   - Видел.
   - Ты видел мой сон? - поразилась она. - Но этого быть не может! Тебя ведь тогда уже не было!
   - Сон у нас не простой. Магической, - напомнил Джарри. - Так что мы все теперь видели всё. Даже Колр видел наш сон, не говоря уже о братстве.
   - А почему я вообще помню всё? Мне казалось...
   Семейный улыбнулся.
   - Потому что помним мы все.
   - Джарри...
   - Что?
   - Получается, Вереск убил того старика?
   Селена не могла назвать по имени старого эльфа, что-то мешало. Что-то в душе сопротивлялось назвать Дереном беззубого оборванца, хотя Селена и понимала, что бедняга эльф не виноват в произошедшем. Он был просто эльф, не нужный дикой магии. Магии был нужен Вереск.
   - Джарри, как ты думаешь... Наступи время естественной инициации Вереска, дикая сила заставила бы его выйти на поверхность?
   - Думаю - да.
   - Джарри, милый... Что нам принесёт утро? Я не хочу тебя отпускать далеко-далеко! Как я без тебя, милый?
   - Ты справишься. С тобой будет наш старший сын. Он приглядит за тобой.
   - Ты так уверен...

   - Мы прошли подземный город и прорвались, выдрав у старика Рунный Смарагд. Я верю в Вальгарда. Мне кажется, не пройдёт и трёх суток, как мы все снова будем дома. Так что, семейная моя, и соскучиться не успеешь.
   Он смотрел на неё, улыбаясь в рассветных лучах пока ещё бледного солнца.
   Со вздохом она велела:
   - Спи. Завтра у нас утро то ещё... А работы...
   Он снова притянул её к себе, и они уснули, сворачивая на всякий случай сон.
   ... Она никогда не думала, что можно заниматься обыденными делами и с трудом выдерживать маску на собственном лице. Все блокирующие её эмоции браслеты - на руках, прикрытые длинными рукавами блузки. Она шла на кухню и говорила спокойно, не понимая, почему Веткин встревоженно всматривается в неё, и не понимая: она напряжённым голосом выдаёт себя, свой страх, что военные представители приедут раньше задуманного ими времени. Она весело разговаривала с детьми, не понимая, почему они стараются утешить её, хоть и не знают - чем. И не замечала слёз, застывших на глазах. Расставание с Джарри... Этот страх пострашней всех других.
   На хозяйственных привычках, на исполнении своих обязанностей она сумела продержаться всё утро до появления у Лесной изгороди группы мужчин, собранных в дальний поход.
   Рядом стояла Хоста, которая старалась выглядеть незаметной, хотя Ильм ловил её несмелые взгляды. Рядом были братство и молчаливый Перт, а также хмурый Бернар. Корунд обнимался с Азалией, Александрит растерянно смотрел на Анитру, держа её за руки, - младший братишка, Берилл, остался в Тёплой Норе. А семьи деревенских магов, окружив каждая своего кормильца и хозяина, семейного, пытались высказать сразу всё, что надо бы на прощание... Попрощаться с вынужденными путешественниками пришёл и чёрный дракон.
   Именно он и Коннор первыми подняли головы к небу.
   - Что? - со вздохом спросила старшего сына Селена.

   - Что-то с пространством?.. - с недоумением сказал тот, словно сам не веря себе.
   А через минуту вся толпа мчалась к Тёплой Норе!
   Ведь со стороны Пригородной изгороди на небе появились чёрные точки, магию которых Колр узнал мгновенно:
   - Это клан Вальгарда!
   Такой встречи драконы, наверное, не ожидали!
   Впрочем, будучи гостями нежданными, они сообразили привычно явиться с луговины перед изгородью, а не приземляться прямо на территории деревни.
   Так что толпа потенциально уходящих и провожающих успела отдышаться от стремительного бега и наполниться отчаянной надеждой: а вдруг всё-таки не придётся оставлять родную землю?
   Колр не зря сказал - клан Вальгарда.
   На этот раз старый дракон изменил своему обыкновению являться с двумя сопровождающими. Калитку в изгороди ему открыли всё те же знакомые Селене двое драконов, но вошли гости в деревню целой группой. Дети, привлечённые странным пробегом взрослых, тоже высыпали из Тёплой Норы. Правда, как мельком отметила Селена, Риган, приглядевшись к гостям, немедленно куда-то улизнул, наверное - спрятаться, предполагая, что страшный Вальгард явился по его душу. А потом Вильма пришла в себя, поспешно собрала компанию своих ясельников и увела подальше, чтобы не приставали к почтенным гостям: маленькие - они такие, на всяческие звания и положение внимания обращать не будут.
   Вся толпа деревенского населения подалась назад, оставляя Селену и её семейного впереди - встречать высоких гостей. Оглянувшись на своих, она, с трудом шевеля задеревеневшими ногами, пошла навстречу.
   Вальгард остановился неподалёку от Тёплой Норы, чтобы поздороваться с хозяйкой места и тут же осведомиться, глядя на толпу:
   - Что-то с-случилос-сь? Мы не вовремя?
   - Вовремя, - заставила Селена себя усмехнуться. - Очень вовремя. Я только что хотела проводить мужчин своего места к вам - подальше от повесток военных представителей. Вальгард, надеюсь, вы к нам с добрыми вестями?
   Братство не выдержало и кинулось к ним. Встали по сторонам от встречающей пары, с надеждой глядя на драконов. Вальгард помедлил и сказал.
   - Мальчик Коннор, подойди.
   Удивлённый мальчишка шагнул к старому дракону. А тот встряхнул цепочку с Рунным Смарагдом и повесил камень на грудь мальчишке.
   - Почему мне? - поразился Коннор и тут же обеспокоенно обернулся к Мирту: - Ты как? Всё хорошо?
   - Ничего не чувствую, - пожал тот плечами
   Селена даже не сразу сообразила, а потом вспомнила: на эльфов камень должен влиять сразу! Ну и где же их божественность? Или божественность в том должна проявляться, что другие существа немедленно начнут им поклоняться? Что-то никакого порыва поклониться Мирту она не почувствовала!
   - Мальчик Коннор, эльф-ф Мирт ничего не ощущает, - миролюбиво сказал старый дракон. - Камень перенас-строен нес-сколько иным образом и дейс-ствовать во с-славу эльф-фов будет иначе, чем было это ранее.
   - Но почему я? - настаивал на ответе уже смущённый Коннор.
   - Ты с-существо, в котором сош-шлись многие точки множес-ства радикальных с-событий, - витиевато объяснил Вальгард. - Леди С-селена, нам нужно уединённое мес-сто, чтобы объяс-снить мальчику Коннору, как надо дейс-ствовать, чтобы изменить с-события в наш-шем гос-сударс-стве к лучш-шему. Найдётс-ся ли у вас-с такое мес-сто?
   И, когда от волнения Селена довольно взволнованно пригласила высоких гостей идти за собой, Вальгард остановил взгляд на чёрном драконе. Колр кивнул и пошёл вместе с драконами его клана.
  
   Глава двадцать первая

  
   Когда Селена сообразила, где можно разместить на время разговора не только своих, но и высоких гостей, и пригласила старого дракона в учебно-гостевой дом, Вальгард вспомнил:
   - Да, леди С-селена, на подлёте к деревне мы обогнали маш-шину с ваш-шими оборотнями. Наверное, кому-то надо будет вс-стретить их-х у изгороди.
   Замороченная множеством событий, почти совпадающих по времени, только-только отпустившая всех несостоявшихся дезертиров и путешественников по домам, хозяйка места только благодарно кивнула, когда Корунд, не отпускающий Азалию от себя, радостно сказал:
   - Мы встретим их!
   - Ага! - взволнованно подтвердила девушка-эльф, всё ещё недоверчиво смотревшая на него: "Он остаётся со мной?!" - Мама, мы побежим, ладно?
   - Бегите, - отпустила их Хоста, которая стояла, вытянувшись солдатиком: близко, за её спиной, молчаливо, но упорно маячил Ильм.
   При известии о возвращении мужчин-оборотней Ринд, было рванувшая к Пригородной изгороди, прикусив губу, посмотрела на бегущих Корунда с Азалией, потом - на Хосту, вздохнула и, подобрав походный мешок Корунда, ушла - ожидать Вилмора в Тёплой Норе.
   Мимолётный эпизод, в котором все самые глубинные и затаённые подводные течения Селена легко разгадывала, закончился.
   Хозяйка места, опершись на руку семейного, повернулась к гостевому дому за старым драконом, который уже о чём-то вполголоса говорил с Коннором, приноравливающим свой шаг к шагу Вальгарда.
   Странно, сейчас, когда вроде уже не надо страшиться ужасов мобилизации, всякая мелочь так и лезла на ум, требуя внимания. Например, глядя на драконов, сопровождающих главу клана, Селена думала: "Спросить - не спросить Берилла, на сколько деревьев забиралась Люция, чтобы спрыгнуть с них и полетать?" Молодых мужчин-драконов было двенадцать. Дома, в крепости Вальгарда, оставались женщины-драконы с детьми. Их (уже знала Селена) охраняли дальние родичи Вальгарда, которые остались из почти уничтоженных в войну кланов и которых приютил у себя старый дракон. Тоже со своими семьями. Хотя что охранять женщину-дракона? Она справится и сама с кем угодно. Если это не тучи магических машин.
   В учебно-гостевом доме заняли кабинет на первом этаже.
   За "парты" уселись молодые драконы, чуть дальше - ошарашенные передачей эльфийского артефакта мальчишке-человеку храмовники и спокойный Трисмегист с Бернаром; потом оживлённое братство и Джарри, а позади всех притаились (каждый по своей причине) Хоста и Ривер, хотя Селена успела заметить, как Вальгард "выудил" мага цепким взглядом, но не возразил против его присутствия, более того - кивнул ему, а Ривер лишь улыбнулся.
   Попросив подойти Коннора, уже спрятавшего Рунный Смарагд, сунув его под рубаху, Вальгард уселся за учительский стол.
Ни на секунду не задержавшись, мальчишка-некромант, сохраняя бесстрастное выражение лица, прихватил с собой стул и с ним подошёл к старому дракону. Сел сбоку.
   Немного испуганная вольностью старшего сына, Селена уставилась на Вальгарда, выискивая на его лице признаки гнева.
   Она забыла, что дракон - это дракон. Он будет ожидать почтения разве что только к уму и возрасту, но не к положению. Прозмеилась еле уловимая глазом усмешка по его крепко сжатым губам - и всё, Вальгард снова смотрел деловито.
   - Мальчик Коннор, тебе вс-сё же придётс-ся вс-стать.
   Мальчишка-некромант встал спокойно, без возражений, выжидательно глядя на Вальгарда. Тот же внимательно осмотрел учебный кабинет. С тревогой следившая за ним Селена заметила, как он остановил взгляд на Трисмегисте - тот, словно понимая его без слов, отрицательно покачал головой. Хозяйке места даже показалось, что старый бродяга эльф усмехнулся. Старый дракон безразлично перевёл с Трисмегиста взгляд на других, а затем его глаза замерли на Белостенном.
   - Уважаемый Ильм, не могли бы вы подойти?..
   Храмовник немедленно выполнил просьбу.
   Поглядывая на него снизу вверх, Вальгард чуть даже сонно предложил:
   - Ильм, пожмите руку мальчику Коннору.
   Белостенный, возвышавшийся над мальчишкой, с недоумением взглянул на него. Коннор спокойно стоял напротив. Чуть только храмовник шевельнулся, разворачиваясь к нему полностью, мальчишка протянул ему руку. В кабинете стало тихо. Только шелестела ветка яблони, скользя от ветра по стеклу, да в открытую фрамугу слышно было, как старательно насвистывала в саду какая-то мелкая пташка.
   Селена затаила дыхание.
   Кажется, Вальгард на примере объясняет, как должен работать камень.
   Наконец, Ильм тоже сообразил, что ряд: Коннор, камень-артефакт на нём и древний ритуал обмена силой - всё не зря. И пожал мальчишке ладонь. Белостенный был мастером храма, поэтому, видимо, сразу почувствовал нечто, что заставило его приподнять подбородок, будто прислушиваясь к чьему-то зову. Братство впереди Селены зашепталось, не отрывая глаз от Белостенного... Ривер подался вперёд, начиная недоверчиво улыбаться: неужели и он увидел действие камня?
   Наверное, это действие оказалось магически очень тонким и сложным. Как Селена ни старалась, она его не увидела. Зато явно видел Джарри. Сначала потянувшийся вперёд - разглядеть? - он вдруг откинулся на спинку стула с таким облегчением, что Селена пожалела, что не села рядом с семейным.
   Коннор выпустил ладонь Белостенного, отпуская его самого. Ильм постоял, что-то шепча пересохшими губами, а потом медленно, как во сне, повернулся к своему месту - со странной, шальной улыбкой, дошёл до стула и почти свалился на него.
   Перта "к доске" вызывать не пришлось. Посидев немного, чуть не с завистью глядя на вдохновенного Белостенного, некромаг решительно встал и сам подошёл к Коннору. Сначала, чуть не вцепившись в ладонь невозмутимого мальчишки, он прислушивался к собственным впечатлениям очень насторожённо и даже недоверчиво. Но лицо выдавало. Оно светлело от испытываемых чувств так неудержимо, что мальчишки из братства сочувственно начинали улыбаться Перту, который ощутимо расправлял плечи, будто готовясь к полёту на дельтаплане - видела Селена такое выражение у своих ребят. И пару раз дёрнулся, будто собираясь оглянуться.
   На своё место он вернулся неохотно, на ходу оглядываясь на Коннора, хоть идти ему всего-навсего пять-шесть шагов.
   Именно Перт и задал вопрос:
   - А если бы я стал носителем камня? Если бы Рунный Смарагд прошёл через руки всех эльфов, а не повлиял на нас своим излучением через этого мальчика?
   - С-сила камня такова, - со вздохом сказал Вальгард, - что, кос-снись его любой эльф (он споткнулся, глядя на Трисмегиста), ну - почти любой эльф, нос-ситель уже не захотел бы делиться его с-силой с-с кем-то другим. Даже во благо гос-сударс-ства. И такое может случиться даже с-с вампирами. Даже с-с оборотнями. Мальчик Коннор - в наш-шем гос-сударс-стве единс-ственное с-сущес-ство, вос-спринявш-шее множество разных по с-структуре с-сил и пропус-стивш-шее их через с-себя. На него камень не дейс-ствует разруш-шительным образом. Поэтому только ему я могу доверить передачу излучения Рунного С-смарагда.
   - И что мы должны сделать? - с надеждой спросил Белостенный.
   - Вы должны с-сегодня же попас-сть на вечернее зас-седание трёх кругов городс-ского правительс-ства. Мальчик Коннор должен пожать руки с-самых влиятельных эльфов - причём тех, кто чаще вс-сех здороваетс-ся или вынужден здороватьс-ся с-с членами с-своего круга. Излучение продолжает рас-спрос-страняться, попав на нового нос-сителя. То есть артефакт дейс-ствует, как камень, брош-шенный в воду.
   - Все три круга - это тяжело, - пробормотал Ильм.
   - Нет, - жёлчно возразил некромаг Перт.
- Легко. В высшем круге, в первом, эльфов уже нет! Я только недавно узнал об этом. А в помещения, в которых обычно заседают чиновники второго и третьего кругов, зайти может любой любопытный. Ну, если его сопровождает эльф. Там даже раньше, до войны, экскурсии проводили для детей.
   - Или любопытного с-сопровождает дракон, - задумчиво дополнил Колр.
   - Слушайте, - не выдержала Селена. - Я всё-таки хозяйка места, и неплохо было бы объяснить мне, несведущей, как же действует Рунный Смарагд! И почему он действует? Что произошло с эльфами, уважаемый Вальгард? Почему эльфы подчиняются вампирам? Почему не могут противостоять им?
   Коннор, до сих пор стоявший рядом со старым драконом, мягко присел на свой стул.
Сколько ни вглядывалась Селена в старшего сына, никакого отблеска надменности или гордыни, что на него возложено почётное поручение, никакой насмешки над эльфами она не увидела. Он был собран и спокоен, как бывало, когда приходилось сталкиваться с трудным делом.
   - Леди Селена, попробую вам ответить я, столкнувшийся с вампиром при власти всего день назад, - угрюмо сказал Перт. - Мы все в какой-то степени были правы, недавно обсуждая происходящее. Похищенные артефакты и книги, погибшие в войну эльфийские семейства - всё это повлияло на нашу уверенность в своих силах. Мы стали во многом сомневаться, не чувствуя за собой привычной силы. Мы начали сомневаться даже в том, что мы сильны! А магия очень тонко чувствует уверенность-неуверенность своих носителей. Так что... Вампиры получили силу за счёт своей старинной способности. Раньше, в далёкие времена, едва только вампиры чуяли слабость, они немедленно становились сильней, подпитываясь робостью и страхом существа, над которым желали довлеть. Эльфы всегда были вне их досягаемости. Но теперь вампиры становятся сильней, потому что одним взглядом покоряют существ, бывших ранее выше их. Ведь сила эльфов огромна, пусть даже они не верят в неё. И они отдают её безропотно. Помните, что я вам сказал о старике Дроке? Я стоял рядом с ним, когда он принял из рук вампира список тех, кого должны мобилизовать. Старший Белостенный поднял глаза на вампира и хотел что-то сказать. Вампир, военный представитель, буквально впился взглядом в его глаза, и через секунду Дрок покорно сказал, что все упомянутые в списке немедленно начнут сборы. Всего один взгляд!.. - прорычал Перт - озлобленно и отчаянно. - Но теперь всё будет иначе! Всё! Да, мальчик Коннор пройдёт с нами в здание правительства и пожмёт руки всем тем, к кому я подведу его. Приказ о мобилизации будет отменён сегодня же! Никому не нужной войны не будет!
   Перт настолько весь был пропитан горечью и злобой, что Селена уже не осмелилась переспрашивать, а в чём же заключается воздействие камня-артефакта. Тем более что в дверь сунулся встревоженный Корунд.
   - Простите... Приехали военные, требуют открыть изгородь! Что делать?
   Перт, сжав кулаки, первым встал. За ним - поднял голову Ильм.
   Уже у дверей их догнал размеренный голос Вальгарда:
   - Завтра утром камень должен быть у меня, Перт. Передадите через Колра. А пока, леди С-селена, проводите нас-с до изгороди. Будет любопытно прос-следить за разговором предс-ставителя влас-сти и эльфов.
   Он даже согнул руку, предлагая ей уцепиться за него - видимо, вспомнив этикет её мира. Что ж. Хозяйка места, переглянувшись с Джарри, немедленно воспользовалась его "любезностью". В гостиной учебного дома она оглянулась и чуть истерически не рассмеялась: всё такой же невозмутимый Коннор протянул руку Корунду, и тот, хоть и удивлённый, от растерянности пожал её. И застыл на месте. И Селена поклялась себе: как только закончится беседа с вампиром - небось, снова Альмандин приехал! - она немедленно спросит Корунда, что он ощутил после рукопожатия.
   - Вальгард, - вполголоса спросила она, - не испортите эксперимент своим присутствием?
   - Нас-с не увидят, - успокаивающе сказал Вальгард.
   Она не поняла, что именно он имел в виду, положилась на то, что драконы - сильные маги. Наверное, будет какая-нибудь сильная завеса, за которой вампир не разглядит посторонних при разговоре.
   Селена ожидала, что храмовники бросятся бегом к изгороди и (усмехнулась) наорут на вампира. Но Ильм с Пертом, уже успокоенным и взявшим себя в руки, шли неторопливо, как подобает немалым чинам из храмовников, словно бы даже подзабыв, зачем они вообще вышли из учебно-гостевого дома. Мальчишки из братства, в том числе и Коннор, топали следом за всеми, окружив Джарри с Ривером, и что-то торопливо уточняли друг у друга, то и дело обращаясь с вопросами к взрослым.
   Оглянувшись, хозяйка места заметила, что Бернар не пошёл со всеми. Рядом с ним, тоже что-то торопливо спрашивая, стоял Корунд. Интересно, успел ли Коннор пожать руку старому целителю? Трисмегист тоже остался с ними.
   Пока шли, Селена лихорадочно размышляла, как придётся ехать в город, каким составом. Получалось, что поедут храмовники, братство, Колр с сыном и семейный. Кажется, Перт вхож в правительственное здание. Он сумеет провести её старшего сына вовнутрь. Но захотят ли эльфы пожать руку обычному человеку? Ну, ладно. Мирт уговорит своего дядю Гиацинта для эксперимента это проделать. Но остальные?
   За размышлениями Селена не заметила, как подошли к Пригородной изгороди.
   А когда очнулась, чуть не присвистнула.
   Машина с четырьмя оборотнями не успела заехать на территорию деревни и оказалась под присмотром Альмандина! Или, лучше сказать - под арестом. Тот вручил пойманным, видимо, новые повестки. Мужчины-оборотни, понурившись, стояли у своей машины, в которой Альмандин, кажется, собирался везти их в город.
   Невольно ускорив шаг, Селена встала у изгороди, за которую решительно вышли храмовники. Внезапно странное ощущение заставило её взглянуть на старого дракона. У хозяйки места перехватило дыхание: Вальгард исчез. Она чувствовала его горячую руку, на которой покоилась её ладонь, но самого дракона не видела! Осторожно обернувшись, не нашла ни одного из двенадцати мужчин-драконов.
   - Замечательная маскировка, - прошептала она.
   - Ну, вы же хотели чис-стоты экс-сперимента, - откликнулся невидимый Вальгард.
   Храмовники коротко переговорили между собой, и к вампиру направился Ильм. Белостенный величаво подошёл к Альмандину и высокомерно сказал что-то - Селене послышалось, он спросил, зачем здесь вампир со своими сопровождающими.
   Хозяйка места глазам не поверила: вампир, чуть не согнувшись, ссутулился перед эльфом-храмовником, отвечая ему тихо и почтительно!
   Спустя минуты три Альмандин и его люди на огромной скорости заскочили в служебную машину. Ещё немного - и за нею, по впечатлениям - удирающей, заклубилась пыль. За изгородью остались лишь изумлённые мужчины-оборотни и два храмовника.
   Когда машина пронеслась через мост над речкой, первыми не выдержали мальчишки, торжествующе завопившие:
   - Ага-а!!
   Потом от них отделился Джарри и пошёл к изгороди - поднять магическую защиту для своих оборотней. Те оказались настолько ошеломлёнными, что семейный Селены просто махнул рукой им на деревню, а сам направился к машине - загонять её на территорию деревни.
   Храмовники вернулись ошеломлёнными не меньше оборотней.
   - Это потрясающе, - медленно сказал Ильм, всё оглядываясь то на речку, то на кукурузное поле. - Я почувствовал силу, какой никогда не ощущал! Я знал: стоит мне заговорить - и он уедет. Но внутри... меня раздирало - быть уверенным, но сомневаться в этой уверенности. Я ведь помнил о повестке, которую получил для меня Дрок...
   - Но теперь сомнений нет, - брюзгливо сказал Перт. - Надо возвращаться в город. Пора приводить его в порядок. Пора возвращать его к мирной жизни.
   - Что ж, не буду вас-с задерживать, - ухмыльнулся Вальгард, проявившийся, едва машина пропала с луговины. И бросил взгляд на некромага. - Перт, я понимаю, что такое ис-скуш-шение. Поэтому повторюс-сь: завтра утром Колр прилетит ко мне теми прос-странс-ствами, ориентир к которым он получил, и принес-сёт Рунный С-смарагд, который теперь будет хранитьс-ся в моей крепос-сти.
   - Но, Вальгард... - смешавшись от обуревающих его чувств, начал было Перт.
   - Иначе я с-сам вернус-сь за ним, - спокойно закончил старый дракон. - И вам не захочетс-ся с-сейчас-с узнать, что будет с-с городом. Это не угроза, Перт. Это предупреждение с-сущес-ства, которое знает.
   Он прощально кивнул всем и пошёл вперёд, где на свободе мог обернуться в другую свою магическую ипостась и взлететь. Двенадцать молодых драконов - за ним.
   Забыв дышать, нежданно-негаданно оказавшиеся провожающими, все следили, как один за другим драконы поднимались в небо и постепенно исчезали на горизонте.
   Когда все очнулись от завораживающего зрелища, к Селене, робко оглядываясь на храмовников, подошли Сири и Тибр, за ними остальные оборотни.
   - Леди Селена, и что теперь? - с тревогой спросил Сири.
   - Мы остаёмся дома? - добавил Тибр.
   - Да, всё как обычно, - сама себе не веря, ответила хозяйка места. - Вы, Сири, вместе с Вуком едете завтра утром на работу в пригород. Вас, Тибр, в мастерской заждался Александрит. А уж как заскучали ваши козы, Вилмор!
   И не выдержала - засмеялась от счастья. Все - дома!
   Посветлевшие от надежды и радости мужчины-оборотни немедленно заторопились по домам. Навстречу им уже бежали Эльви, Ринд и Каиса.
   - Так, внимание! - звонко сказала хозяйка места. - Освобождаемся от походных мешков, одеваемся чисто и опрятно. Отдыхаем и после обеда едем в город. Мирт, как ты думаешь, надо ли предупреждать твоего дядю, что мы собираемся появиться сегодня на вечернем заседании городского правительства?
   - Если только попросить Чистильщиков дозвониться до него и передать сообщение, - задумчиво решил Мирт. - Если начнём разговаривать, он попытается всё разузнать, а если не получит нужной информации, разозлится.
   - Я позвоню Чистильщикам, - сказал Джарри и пошёл к серебряному диску.
   - Пока здесь все, кто едет в город, скажите мне следующее: Коннор должен будет пожимать руки тем, кто захочет с ним поздороваться. Но вы, Перт и Ильм, тоже будете пожимать руки?
   - Вальгард сказал, что и наше рукопожатие будет действовать, - скептически сказал Перт. - Надеюсь, он прав.
   - А у вас есть такие родственники или друзья в правительстве города, чтобы вы... - Селена замялась, не зная, как сформулировать фразу. - Ну, чтобы вы им представили Коннора таким образом, чтобы они не отказались пожать ему руку?
   - Это легко, - вздохнул Ильм. - Мы представим его как протеже Вальгарда. Это удивит многих. И постараемся сами так себя держать с мальчиком Коннором, чтобы все увидели, как он важен для нас. Орденцам поверят.
   - Согласен, - сказал Перт. И добавил: - Тем более его сопровождать будет чёрный дракон. Колр, вы ведь тоже едете?
   Чёрный дракон только склонил голову, пряча усмешку.
   Селена поняла его: он должен будет в любом случае сопровождать Коннора, чтобы охранять вместе с мальчишкой и Рунный Смарагд. Об этом его опосредованно предупредил Вальгард.
   Мужчины, обсуждая будущее путешествие в город, опередили Селену и братство. Но хозяйка места только рада была этому. У неё накопилось слишком много вопросов, которые она хотела обдумать... Но думать не пришлось. За рукав дёрнул Мика.
   - Селена, - чуть не шёпотом сказал он. - Ты ведь с браслетом?
   - Да, а что?
   - Наши тоже с кольцами, а я снял. Вереску плохо.
   Стараясь, чтобы мальчишки не расслышали непроизвольный вздох: "Опять Вереску плохо!", Селена напомнила себе, что теперь и она может "слышать" мальчишку-эльфа. Сняв на пару секунд браслет, она почувствовала тяжёлую обиду и отчётливый страх. Братство последовало её примеру, после чего хозяйка места отстала от мужчин и вместе с братством садами помчалась к садовому домику. Причём и мальчишки, и она сняли блокирующие браслеты и кольца, чтобы не напугать своим быстрым появлением мальчишку-эльфа, который ещё не привык к общему чувству.
   Перед тем как войти, Селена отдышалась и потянула за дверную ручку.
   - Вереск, это мы.
   Мальчишка-эльф сидел на своей кровати, в середине пентаграммы, осунувшийся и чуть не плача. Уже изумлённая Селена спросила:
   - Вереск что случилось?
   После недолгого молчания мальчишка хрипловато откликнулся:
   - Я видел ваши сны... Вы теперь меня выгоните?
   - За что? - удивилась Селена.
   - За Дерена, - сказал Коннор усаживаясь на свою кровать. - Он убил Дерена и теперь боится, что его могут выгнать из Тёплой Норы.
   Вереск покосился на него, но смолчал.
   - А зря не спросишь, - спокойно сказал Коннор. - Из меня два с половиной года делали убийцу. И, если ты спросишь, убивал ли я, то ответ прямой - убивал. И не только магические машины, но и живых. Ты всё сделал правильно. Ты хотел защитить Селену - и убил того, кто мог убить всех нас. Это защита. Не бойся. Ты останешься в Тёплой Норе.
   - А Селена... - запнулся Вереск, глядя на неё.
   - Даю слово хозяйки места, что никто никуда тебя выгонять не собирается, - подтвердила она. - Но я рада, что ты переживаешь из-за смерти Дерена.
   - Слышь, Вереск, а ты какие книги читал по магии? - поинтересовался Мика, садясь рядом с мальчишкой-эльфом на кровать и, наконец ставя рядом с собой сундучок с деталями. - Вас артефактике в храме учили? Хочешь попробовать кое-что сложить?
   Селена потихоньку встала, когда все мальчишки, кроме Коннора, уселись вокруг Вереска. У двери она оглянулась на старшего сына. Тот встал с кровати и, надев кольцо на палец, пошёл к ней. Выждав, когда он выйдет, Селена закрыла дверь и спросила:
   - Коннор, что тебя смущает? Я чувствую твою растерянность.
   Мальчишка поёжился.
   - Сам не знаю. Это как-то... взросло слишком. Я - и вдруг должен пожимать руки эльфам, да ещё из правительства.
   - Которому тебя вроде как хотели продать, - насмешливо напомнила Селена.
   - Ну, мама Селена!.. - шутливо возмутился Коннор. - Я не виноват, что так думал. Мне это вдалбливали в голову, едва я только пришёл в себя. Потому и говорил так.
   Она вместо ответа притянула его к себе и обняла.
   - Справишься, - спокойно сказала Селена. - Мой сын - да не справится? Не верю. Ты сильный. Ты умеешь смотреть в глаза всем тем, кто выше тебя. Ты справишься ещё и потому, что ты умный и не будешь вести себя, как дурачок, которому дали власть. Мой старший сын никогда меня не разочарует.
   Он ткнулся носом ей в плечо, чуть слышно фыркнув на её слова.
   - Коннор, - заговорщицким тоном сказала она негромко. - А ты знаешь, почему эльфы, которым ты пожимал руку, перестают бояться вампиров?
   - Нет, не знаю, - пробормотал мальчишка в её плечо же. - Я только чувствую, что они становятся сильней.
   - А давай мы с тобой поймаем Корунда?
   Мальчишка отстранился от неё и посмотрел в глаза.
   - Зачем?
   - Ну, допросим его, что именно он ощущает. Что-то не даёт мне вытерпеть и ничего не узнать. Пойдём, узнаем?
   - Пойдём, - улыбнулся сын.
   Корунда они нашли в мастерской Александрита, где собралось небольшое общество - в том числе и Джарри, и мальчишки, работавшие в мастерской. Все они, затаив дыхание слушали рассказ Вилмора и Тибра о разрушенной деревне, в которой мужчины-оборотни ночевали три ночи. Селене даже расхотелось узнавать у Корунда о том, что ей было любопытно. Но Корунд нечаянно взглянул на вошедших, и Коннор кивком пригласил его выйти.
   Они провели его к скамье перед окнами Тёплой Норы, усадили.
   - Корунд, что произошло, когда вы пожали Коннору руку? - спросила Селена, поспешно снимая с руки блокирующий браслет. Братство, наверное, тоже бы хотело узнать о воздействии Рунного Смарагда.
   Эльф посмотрел на мальчишку-некроманта и засиял улыбкой.
   - Я пережил здесь многое. И когда меня в деревне оставили - как сиротку, - ухмыльнулся он, напоминая Селене о её собственной насмешке над ним.
- И когда надо мной провели обряд инициации и моим принимающим стал сам дракон. Я многое испытал здесь, в деревне. Но то, что произошло полчаса назад... - Он глубоко вздохнул и взглянул на небо, мечтательно улыбаясь. - Я это, наверное, всегда буду помнить. Коннор убрал руку, а я вдруг почувствовал, что за моей спиной выстроились все мои родичи по эльфийской линии. Все. Я не знал многих, хотя из-за матери изучал родословное древо довольно тщательно. Но я чувствовал всех эльфов - и знал, что они все моего рода. И знал, что, случись что, они все встанут рядом, чтобы помочь мне. Вот и всё.
  
   Глава двадцать вторая

  
   "Официальной" версией, почему вдруг Мирту захотелось приехать к дяде, решили сделать его "горячее" желание увидеться со старшим родственником. "Официальной" версией, почему Мирт к дяде явится с целой компанией, стало объяснение: семейный Селены приехал в город, чтобы отдать в лавку новую партию вылепленных Камом кувшинов, а заодно прогулять братство по городу, чтобы в деревне совсем не одичало. А уж доехать на обратном пути до дома правительства всей компании якобы показалось удачной идеей. В общем и целом, на первых порах, кажется, придётся изображать компанию наивных деревенских жителей, решивших поглазеть на чудо-юдо - правительственный дом.
   Долго думали, как объяснить присутствие в машине чёрного дракона с сыном, а также как объяснить вторую машину - с храмовниками. Не придумали - и фигурально плюнули на объяснения. Гиацинту после рукопожатия с Коннором вообще не до светских бесед будет - так предположили и на том успокоились.
   А Селена решила, что неплохо бы храмовникам не выходить из машины. Ну, пока до дома правительства не доберутся. Очень уж заметны на городских улицах оба - тем более рядом: один в белых одеждах, второй - весь в чёрном. Мало ли, что они себя чувствуют гораздо сильней, чем раньше...
   Как выяснилось у Чистильщиков, её мысль оказалась правильной. Для Ильма.
   К Чистильщикам они заехали завезти для них свежие овощи и ягоды. Храмовники сначала воспротивились - мол, некогда и так придётся круг дать, чтобы Камовы кувшины завезти в какую-то лавку, но Селена объяснила специально для них:
   - Мы привозим им деревенские гостинцы в обмен на свежие новости о городе. Сейчас, в трудный период жизни, это просто необходимо. А уж нам тем более.
   И оказалась на сто процентов права.
   Вышедший к ним Рамон критически оглядел Белостенного и объявил:
   - Вам лучше не выходить из машины, а ещё лучше - сменить хотя бы рубаху на что-то цветное.
   - Что случилось? - уже привычная к его неспешным подходам к делу, спросила Селена. Она крепко помнила, что Ильма в городе искать не должны - хотя бы после успешного, несмотря на слабость и неуверенность, вранья главы ордена Белостенных о том, что он дал своему коллеге выходные дни.
   - В городе беспорядки, - сообщил Чистильщик. - Около одной из казарм (то есть в здании, поспешно перестроенном под казармы) сегодня было ЧП. Привезли группу старших ребят из учебки при храме Белостенных. Думали - паиньками стоять будут, пока для них всё организовывают. Вампиры, их сопровождавшие, куда-то ушли, а ребята, не будь дураками, взяли и смылись, пока их не охраняют. Вместе с преподавателями. Города они почти уже не знают - редко где бывали. Так что большинство из них поймали быстро. Но кое-кто успел спрятаться - и их теперь активно ищут. Полицейские кидаются на белые одежды, не глядя, Белостенный ли перед ними, нет ли. Потом отпускают, как разберутся, если не того взяли.
   - Полицейских в городе много? - встревоженно спросил Перт.
   - Много. Патрулируют тройками - два оборотня и вампир. Или два человека и вампир. Но оборотней обычно больше. И сами понимаете, почему постоянно в тройках присутствует вампир.
   - Уважаемый Ильм, хотите - могу принести летнюю куртку полувоенного образца, - предложил Чистильщик Эван, стоявший тут же, пока остальные переносили мешки с привезёнными овощами в подвал штаба. - Она чистая, ненадёванная ещё. И размер подходящий - как раз на вас.
   - Немыслимо, - прошептал Перт, пока Эван бегал за курткой. - Эльфы становятся в собственном городе... изгоями? И, пока мы не знаем своей силы наверняка, Ильму и впрямь придётся прятаться. Коллега, надеюсь, вас не возмутит, если я предложу вам сесть не рядом со мной, а назад?
   - Нет, - рассеянно ответил Ильм.
   Чуть позже выяснилось, что его ошеломило известие не о том, что ему, как эльфу, надо прятаться, а о том, что учеников Белостенных привезли вместе с преподавателями.
   - Что-то я не поняла, - изумлённо сказала Селена. - Ловят только эльфов? Ну, в смысле, забирают в армию?
   - Нет, не только. Но в городе есть сочувствующие эльфам люди и маги. Поэтому в городскую полицию всё больше набирают оборотней. Им всё равно, кого забирать.
   - Космея, - внезапно сказал Мирт.
   - Что - Космея? - переспросил Перт.
   - Я никак не мог понять, почему вампиры так легко заставили её быть прислугой, а она так легко подчинилась им, - задумчиво сказал мальчишка-эльф. - А потом не мог понять, почему патруль напал на неё, когда она была на тёмной улице, ночью. Я и правда не понимал - почему. Она же эльф! Они должны были увидеть, что она эльф, и помочь ей. А вместо этого они напали на неё!
   - Мы живём уединённо в нашей деревне, - сказал Коннор, отрешённо глядя на уходящий вдаль переулок. - Все главные изменения прошли мимо нас. Поэтому мы и не поняли, почему так происходило с Космеей. И происходит с городом. Интересно, нашли ли их там? Ну, сбежавших...
   - Ты х-хочеш-шь с-съездить к тому зданию? - вроде как тоже рассеянно полюбопытствовал Хельми.
   - Между прочим, согласен, - тихо сказал Джарри.
   - Вы о чём? Куда съездить? - удивился Перт.
   - К тому мес-сту, куда привезли Белос-стенных, - скептически объяснил чёрный дракон. Но стал серьёзным и бесстрастным. - Впроч-чем, мальчик Коннор прав.
   - Вы хотите съездить туда и собрать всех спрятавшихся Белостенных, - заключила Селена, больше переводя отрывочный разговор своих попутчиков для всех, кто не умел разбираться в их манере говорить, чем формулируя конкретней желание ребят.
   Оба храмовника с возмущением ("Мы едем по государственному делу, а они в частности влезли!") слушали всех, пока не заговорил главный Чистильщик. Его последняя фраза заставила их обеспокоенно переглянуться и покориться общему решению.
   - Я с вами, - задумчиво сказал Рамон. - Бедные ребятки. Города не знают. Попадутся вампирам ещё раз - неизвестно, что те с ними сделают.
   На словах "что те с ними сделают" встревоженно переглянулись не только храмовники. Именно эти слова заставили поторопиться с решением.
   - До вечернего заседания успеваем, - подвёл итог Джарри. - Ну, что, Рамон? Ты едешь впереди, чтобы нас никто не останавливал? Придётся небольшой круг сделать, чтобы нашу машину освободить от товара. Ребят, если найдём, надо будет куда-то прятать. А у нас пассажирский салон забит кувшинами.
   - Слишком долго, - засомневался Чистильщик. - За это время мало ли что произойдёт. Там хоть и старшая группа, но - дети. Давай-ка сделаем так: ты свою машину с товаром оставляешь, а я тебе дам такую же, но с нашими знаками.
   Прибежал запыхавшийся Эван, передал куртку Белостенному. Узнав, какую операцию собираются провернуть гости, он тут же сказал:
   - Я с вами! Мало ли этих бедолаг там бегает!
   - Но вы ничем нам не обязаны, - пробовал увещевать его Перт.
   - Обязаны, обязаны, - скороговоркой ответил Рамон. - Для нас прямая выгода, чтобы эльфов в городе было бы больше. Да и жаль - ребятишек-то. Мало того - жизни в храме не видели, так и к обычной жизни не приучены.
   Он сказал это наивно, искренне озабоченный судьбой учеников Белостенных, не заметив, как Ильм метнул в него пронизывающий взгляд. Селена даже испугалась, не оскорбил бы храмовник Чистильщика, резко напомнив о субординации между обычным человеком - даже не магом! - и эльфом-орденцем. Но, наверное, Ильм понял, что Рамон сказал фразу от души, и придираться к нему не стал.
   - Рамон, а ты знаешь, где находится то место - с казармами? - спросил Джарри, уже освоившийся на месте водителя в машине Чистильщиков.
   - Знаю. Но удобней будет, если вы просто поедете за мной.
   И через некоторое время по одной из городских центральных трасс деловито неслись четыре машины. Впереди Рамон, за ним Джарри с пассажирами, затем Перт на своей машине, с затаившимся позади Ильмом. Замыкал Эван. Договорились, что в основном искать своих будет Белостенный: Ильм знал особенности ауры учеников своего храма и мог рассмотреть её на расстоянии. Его проблема была лишь в одном: как искать беглецов, не выходя из машины?
   И опять-таки договорились сообразить на месте.
   Зданием, наспех переоборудованным во временные казармы, стало какое-то городское архивное учреждение, которое вампиры, видимо, сочли не самым нужным для города. Прямо перед ним и вокруг располагалась довольно широкая площадь. Далее темнел обширный сквер, в котором, кроме деревьев, кустов, клумб, находилось множество скамеек. Но сквер для пряток не подходил - решили все дру