Глава 1.

  
  «Разговаривая с людьми, всегда улыбайся.»
  Мысль дня, Астарт Д’эст
  
  Есть в мире очень странные вещи. Магические существа, демоны, маги и тому подобное. Естественно, для обычного обывателя странные. А для такого существа, каким являюсь я, это не более чем обыденность. Н-да... Но иногда случается то, что и у меня может вызвать… удивление?
  Впрочем, случившееся уже не изменить, да и смысла в этом я не вижу - «Всё что ни делается, то к лучшему» - слова, идеально отражающие мою ситуацию. Тем более мне и в самом деле грех жаловаться, далеко не каждому даётся второй шанс, а уж два шанса за один раз – вообще нонсенс. Но если бы на этом всё закончилось... Увы, уже третий месяц я ощущал себя внезапно отрастившим мозг дауном. Причём в мире таких же даунов, но не познавших радость схожей «внезапности».
  Взять хотя бы название учебного заведения, в стенах которого я вынужден пребывать уже третий день. Итак - «Академия Ёкай»... Ёкай... В переводе с японского — тёмный дух, демон, монстр... «Академия Монстров» – оригинально аж до дрожи в печени. Хотя да, сразу ясно, что в ней учатся монстры... или что это зубодробительная аббревиатура. Во втором случае излишне умный рискует свернуть себе мозги в попытках её разгадать... Проверено лично, к сожалению. Как бы то ни было, академия действительно обучала только разумных магических существ, готовя их... к жизни в людском обществе. М-да...
  Не знаю, может, после слияния я стал слишком желчен и циничен, но подобное, кхм, отсутствие элементарной фантазии меня раздражает. И ладно бы только фантазии, но и вкуса у местных не наблюдается. Бутафорские могилы на каждом шагу, причём воткнутые не иначе как Бахус на душу положил, кривые деревья, словно спионеренные из какого-нибудь старого дешёвого фильма ужасов, стаи летучих мышей, неизвестно чем питающихся и по какой-то причине летающих днём, наконец, форма. Я не знаю, какой дизайнер её придумывал, но при взгляде на ярко-зелёный пиджак и болотного цвета брюки, не говоря уже о красном галстуке, у меня первые пять минут откровенно дёргался глаз. Но это у меня. Местным всё нравится! Они почти в восторге. И как же грустно осознавать, что ещё три месяца назад я был таким же...
  Неудивительно, что с таким отношением за эти три дня я тут ни с кем не сошёлся. Все они были… детьми, несмышлёными детьми, за которыми нужен глаз да глаз, ибо силушки у некоторых явно больше, чем мозгов для её управления. Одно радовало – согласно правилам академии, все должны были скрывать свою сущность и ходить только в человеческом обличии. Что действительно снимало градус... буйства, всё-таки для низших демонов, а тут и полноценными демонами назвать можно было далеко не всех, это представляло некоторую трудность и отнимало изрядную долю сил и внимания...
  
  Покосившись на заспанную морду чего-то гоблиноподобного, замершего в состоянии половинной трансформации и, позёвывая, идущего с полотенцем на плече в общий санузел, я продолжил путь по коридору в свою комнату. Все утренние гигиенические процедуры были позади, и оставалось только одеться к завтраку. Увы, в тот самый зелёный пиджак.
  Через двадцать минут, позавтракав в столовой чем Бог послал (хотя уж ему-то до меня не было никакого дела), я направился гулять по окрестностям академии.
  Прибыв сюда три дня назад, я обнаружил, что прогуливаться по территории и думать на разные отвлечённые темы мне как минимум нравится. Пейзаж, конечно, был своеобразным... н-да, но зато вокруг не маячила толпа всякой околомагической живности с интеллектом от «чуть больше табуретки» до «близкого к человеку». Да, я — расист, но любой пообщавшийся полчаса с двухметровой лягушкой, пытающейся всунуть ногу в школьный ботинок и упорно не желающей понимать, что для этого надо как минимум трансформироваться, меня бы понял. Ну а раз мне что-то нравится, то почему я должен отказывать себе в этом удовольствии? Тем более больше сейчас делать всё равно нечего, первые занятия начнутся только сегодня во второй половине дня.
  Сама по себе академия представляла собой некое отгороженное от остального мира пространство, людям недоступное. В это пространство можно было попасть через мудрёную сеть порталов, и честно, как это точно работает – сейчас сказать не могу. Когда я ехал через портал, я попытался разобраться в том сплетении магии и, поглядев на это дело истинным зрением, чуть не ослеп. Такая прорва энергии, такое буйство красок, что они были видны даже в обычном зрительном диапазоне. А ведь сначала я подумал, что это для украшения…
  Ну, во всяком случае, мне пока не тягаться с основателями академии. Пока.
  Здания и учебные корпуса находились примерно в центре отгороженной области, остальное пространство в основном занимал лес, редкий, больше похожий на искусственный парк, но всё-таки лес, впрочем, были и водные пространства — река, как минимум одна, которую я уже обнаружил, пара мелких озёр и... море. Впрочем, я сомневался, что оно настоящее, скорее, большая часть водной глади, уходящей за горизонт, была иллюзией, да и очень «удачно» прилегающий к нему крутой обрыв, причём крутой даже с точки зрения всякой нечисти, косвенно это подтверждал. Главный корпус академии был выполнен в каком-то готическом архитектурном стиле. Внешне. Внутри же он мало чем отличался от обычного современного учебного заведения у людей, разве что был чуть более просторным и качественно обставленным. А так, даже автоматы с напитками стояли вполне человеческие, точно такие же я видел в продуктовом магазине за неделю до приезда сюда. Остальные корпуса были под стать главному — внешняя мрачная готичность и удобный функционал внутри. Все, кроме общаги. Здания общежитий по какой-то необъяснимой причине внешне напоминали заброшенные квартирные дома... советской постройки. Даже штукатурка такая же... облезлая и выцветшая.
  Мысли текли неспешно, да и я сам в таком же темпе двигался вперёд без определённой цели. Торопиться было некуда, да и имелось подозрение, что вся моя учёба в академии может пройти примерно в таком же ключе. Дорожка сделала плавный поворот, и впереди показался медленно бредущий навстречу парень в форме академии и с двумя сумками в руках.
  Хм, новенький? Похоже на то, раньше я его точно не видел. Да и по тому, как он вертит головой, сразу понятно, что для него эта обстановка непривычна. Что же, неудивительно, обычно родители держат своих чад при себе, не выпуская никуда, дабы силушкой своей чего не наворотили, сам так же сидел в отцовском особнячке.
  Судя по всему, парень тоже пребывал далеко в своих мыслях и только равнодушно мазнул по мне взглядом. Так бы мы и разошлись спокойно, если бы не одно но… Как только мы поравнялись, а потом уже начали расходиться, впереди показалось ещё одно действующее лицо. Велосипедист... ка словно угорелая неслась по узкой дорожке навстречу мне и, похоже, снижать скорость совсем не собиралась... или не могла. Последнее предположение подкрепил и панический крик «Берегись!!!», вместе с испуганным лицом и зажмуренными глазами.
  Делаю шаг в сторону и наблюдаю, как велосипед, пройдя рядом, несётся на удивлённо остановившегося новенького. Парень ещё успел обернуться на крик, изобразить на лице начальную стадию испуга и... был снесён протяжно взвизгнувшим средством передвижения.
  Хм... Человека бы это могло убить, скорость у велосипеда была километров тридцать, у девушки определённо сильные ножки. Кстати о девушке. Вроде бы не пострадала, хотя навернулась знатно, кажется, даже был удар головой о землю. Н-да, в том, чтобы быть монстром, определённо есть свои прелести. Интересно, кто она? Облик весьма милый, на первый взгляд. Да и на второй, и на третий тоже. Длинные розовые волосы, узенькая талия, красивые ножки, грудь примерно третьего размера, может, чуть меньше, лицо тоже весьма приятное глазу, хотя в момент, когда она ехала на меня, было искажено сильным испугом, ну и в довершение — большие насыщенно-зелёные глаза. В общем, красотка. Хмм, да и запах приятный. Энергетический фон... не могу определить. Но может, мне всё-таки повезло встретить кого-то из настоящих демонов? Хорошо бы.
  Пока я размышлял, парочка старательно, хоть и вяло, пыталась определить, где чья конечность и что за кусок метала и резины между ними. Влезать я не хотел, да и при отсутствии видимых травм в этом не было особого смысла, разве что девушку полапать, пока в себя не пришла, но я, к счастью, не настолько одержим низменными инстинктами, чтобы так позориться.
  Парнишка пришёл в себя раньше. Проморгавшись и определившись с положением в пространстве, он обнаружил, что находится рядом с приятной во всех отношениях девицей. Кстати, тоже в форме академии, и я не зря сделал акцент на этот факт — женская форма практически не отличалась от мужской ни фасоном, ни цветом, кроме одной детали... Мини-юбки. Причем мини на грани фола. И сейчас рука парня лежала как раз на границе этой вот, ммм... юбки.
  Реакция была, в принципе, ожидаемая – отскочив как ошпаренный, паренёк начал судорожно извиняться и отвешивать поклоны. Забавный он, столько искренности в эмоциях, даже странно для монстра, или вырос близко к людям? Застенчивый демон? Оригинально. Впрочем, с местными я и не в такое поверю.
  Ну вот, у него ещё и кровь из носу потекла. Вокруг почти сразу разлился запах человече... стойте-ка… Не может быть…
  -О нет… Кровь…
  Голос у девушки, как и она сама, был приятный. Достав платок, она подошла к… хм… человеку и попыталась стереть кровь с его лица. Когда она подошла вплотную, её движения вдруг стали неуверенными, как будто она пыталась справиться с чем-то, с каким-то желанием. Немного так постояв, она, пробормотав «извини, но…», приблизила своё лицо к лицу парня. Хм… Неужели поцелует?
  Шиш вам, судя по всему, и я, и тем более парень раскатали губу, и нам внезапно понадобилась губозакатывательная машинка. Вместо жаркого поцелуя он получил такой же пламенный... укус в шею... Нда, после подобной демонстрации позиции девушки в моих глазах резко пошли вверх.
  Вампиры – одни из самых сильных существ в этом мире. Один из основателей академии – вампир. Тем более детям вампиры дают хорошее начальное образование, так что, возможно, я нашёл себе интересного собеседника. Если не брать во внимание то, что она тоже фактически ребёнок.
  А хорошо так она к пареньку приложилась, как бы не умер он от потери крови-то. Нет, вон отстранилась. Хм, а по-моему, она стала ещё красивее. Щёчки порозовели, глазки заблестели, и выглядела она более… удовлетворённой жизнью.
  А вот человек... «немного» запаниковал. Кстати, а как он вообще тут оказался? Ведь через портал люди пройти не могут. Да и если пройдут, должны сразу умереть. По официальной версии, конечно. Хм, занятная информация, надо бы подумать на досуге. Хотя, может, колдун? Вроде бы я что-то слышал о какой-то ведьме из женского общежития... Надо бы уточнить.
  Ну так вот, парень запаниковал, начал хвататься руками за место укуса и, кажется, орать что-то про то, что «как так, его только что укусили?!» Девушка же приняла несчастный и немного невинный вид и чарующим голосом с ноткой вины произнесла:
  -Извини, я Мока Акасия. И я вампир, хотя и так выгляжу, – и уже более радостным голосом. – Хотя твоя кровь – такая вкусняшка!
  -Вампир?! - раненой белугой взвыл парень. - Ты имеешь в виду кровососущих монстров, которые боятся крестов и чеснока?!! - быстро соображает, хотя вообще-то воды и... впрочем, сейчас не важно.
  -Да... - судя по выражению лица, она даже не услышала вопроса, - такая вкусняшка... - точно не услышала. Хм, а ведь она довольно молода, а значит, вряд ли уже пила кого-то напрямую, ох, не завидую пареньку, он же теперь для неё лучший деликатес. Хех, бургер на ножках.
  -Ой, а ведь и вас чуть не сбила! - резко вспомнила Акасия и, повернувшись ко мне, виновато поклонилась. – Простите, пожалуйста!
  -Всё в порядке, - действительно, даже если бы она в меня врезалась, единственным пострадавшим был бы велосипед. Человек, кстати, тоже, наконец, меня заметил, и на его лице отразилась причудливая смесь из надежды, страха и смущения. Хм... Странное сочетание. Особенно надежда. Мы точно не знакомы, или так сильно боится вампиров? - Вы ведь новенькие, да?
  -Да, - девушка состроила виноватую рожицу, - я так боялась опоздать, что не удержала скорость. А я ведь тут ещё никого не знаю, вы, наверное, сильно обиделись? - и повернулась к человеку. Лица её в этот момент я не видел, но судя по уплывающему в дальние дали взгляду человека, было оно на редкость милым и берущим за душу.
  -Н-нет, всё хорошо... - справился парень, усилием воли возвращаясь в реальность.
  -Э... Эм, - замялась Мока, - так вы ничего не имеете против вампиров? - эээ?
  -Ааа? - практически повторил мою мысль парень, который так, кстати, и не назвался. - Ну, н-нет, - а рука то к шее дёрнулась. - Хотя они очень... уникальны! - с лёгкой паникой в голосе заметил человек.
  -Отлично! - обрадовалась эта... этот ребёнок. - А?..
  -Я тоже ничего не имею против вампиров, - поспешил я предупредить вопрос, что-то мне всё меньше хотелось становиться её постоянным собеседником. Слишком она... шумная.
  -Я так рада! - Акасия зажмурилась, открыто и искренне улыбнувшись. - Раз вы не имеете ничего против, давайте дружить! Я чувствую себя так одиноко, ведь никого здесь не знаю! - очень шумная и... позитивная. Очень.
  -О... - а парнишка-то втюрился... с концами. Угу, бургер на ножках, подкласс — добровольный... Он точно колдун? - Я Цукуне Аоно, приятно познакомиться, – в очередной раз справившись с собой, выдавил парень и повернулся ко мне.
  -Астарт Д'Эст, - отвечаю, едва к нему присоединилась Мока, - демон животворящего пафоса и неудержимого разврата... - не удержался, слишком у них были возвышенно-восторженные физиономии, правда, у Аоно она ещё и отдавала паникой и шоком. Чуть-чуть. Зато теперь у обоих застыло выражение предельного удивления, вытеснившего всё остальное. Выглядит забавно. - Шутка, в академии запрещено раскрывать свою настоящую сущность.
  -Ой! - Акасия прикрыла рот ладошкой. Я уже чувствую, что сейчас будет. - Я не знала! Простите! - я был прав...
  -Кхм... вообще-то не догадаться было бы очень сложно, учитывая, что ты пила его кровь...
  -Ой... даа... - совсем смутилась девочка и застенчиво улыбнулась Аоно, чем сподвигла того на очередной полёт в стратосферу. Вот же хитрая чертовка... одобряю!
  -Кстати, - в очередной раз был вынужден вступить в разговор я, - до церемонии открытия около полутора часов, а вам ещё надо в общежития заселиться. Советую поспешить.
  -А?! - встрепенулась Мока. - Спасибо! Тогда, когда вступительная церемония закончится, давайте ещё поболтаем, ладно?
  Сейчас в мыслях у меня боролись два желания: углубить знакомство с девушкой, пусть она и... шумная, но всё-таки вампир, да и первое впечатление может быть обманчивым. И продолжить прогулку. Любопытство победило.
  -Хорошо. Кстати, если хотите, могу показать, где тут находятся общежития, думаю, это сэкономит вам время.
  С криком «спасибо» Мока подхватила свой «обед» на пару с велосипедом и изобразила полную готовность следовать за мной. «Обед» немного припух от такой прыти, но возражать не стал. В чём-то его даже можно понять, не каждый день тебя хватает под ручку ослепительная красавица и прижимает... в общем, сильно прижимает, хоть и не к тем местам, до которых парни обычно мечтают дотянуться.
  Проведя их к зданиям общежитий, я двинулся в актовый зал на церемонию. Ждать всё равно смысла не было, так как женские и мужские корпуса располагались с противоположных сторон от самой академии, так что встречаться всё равно предстояло в районе главного здания. К тому же... всю дорогу слушать счастливое щебетание... уже боюсь этого слова – вампира – мне несколько надоело. Мока, конечно, девочка хорошая... по первому впечатлению, но к некоторым вещам надо готовиться заранее, н-да...
  Церемония оказалась типичной, фактически один в один содранной с аналогичных мероприятий у людей. Единственное, что меня поразило - директор данной академии, думаю, более колоритную личность найти сложно. Его фигура была скрыта рясой, которую обычно носят разного рода священники, лицо скрывал капюшон, только два глаза светились из тьмы. Взгляд этих глаз был ироничным, казалось, на весь мир директор смотрел с иронией, и только большим усилием воли он заставляет себя не засмеяться. В принципе, я даже его понимаю, если трезво посмотреть на это «умное и подающее надежду молодое поколение», которое, как он надеется, «приложит все усилия для самосовершенствования», то сохранить серьёзность - подвиг. Но что важнее - я чувствовал в нём силу, очень внушительную силу, и это ещё мягко сказано, хотя что-то её и блокировало. Видимо, чтобы присутствующее юное поколение не размазало по полу тонким слоем.
  Актовый зал был набит под завязку, а так как я пришёл раньше, то оказался почти в первых рядах. Мои недавние спутники, вероятно, немного опоздали, по крайней мере, некую розовую шевелюру я мельком заметил у входной двери. Искать же их по ауре... даже опуская то, что они оба явно маскировали свои силы при встрече, уж Акасия точно, то искать кого-то конкретного в помещении, набитом монстрами так, что и двинуться сложно, мягко говоря, не очень умно. Так что я совершенно не удивился, когда после окончания церемонии никого не нашёл. Логично рассудив, что парочка отправилась в свои классы, я также не стал задерживаться.
  Быстро найдя свою аудиторию — одиннадцатый кабинет, третий корпус (к табличке с номером кто-то зачем-то приделал изображение мордочки кота), я зашёл внутрь. Судя по всему, я пришёл одним из последних, так как большая часть парт была занята.
  И что я могу сказать? Если не знать, что все здесь сидящие людьми не являются, можно подумать, что я попал в обычную старшую школу. Дети, обычные людские дети по внешнему виду. Все лица были незнакомы, точнее, вроде как мельком видел каждого, кроме, разве что, девушек, но внимания не концентрировал. А, нет, вон на предпоследней парте сидит мой новый знакомый, осматривает класс, причём такое ощущение, что он всё ещё в состоянии лёгкого шока. Странное поведение для колдуна, давно уже должен был отойти, хотя... что я знаю о его жизни и воспитании?
  Но вот он, наконец, заметил меня и приветливо махнул рукой, одновременно показывая на свободную парту, стоящую перед ним. Ну что же, парта возле окна, в конце класса, рядом с пока интересующим меня объектом. Почему бы и нет?
  Сев за теперь своё место, я принялся ждать вводного урока, который проведёт наш классный руководитель, а заодно скучать.
  -Слушай, Астарт. Можешь ответить на один вопрос?
  -Хм? - поворачиваюсь к нему, при этом приподняв одну бровь, мол, слушаю.
  -Астарт, вот мы когда встретились… ээээ… короче, ты тогд…
  Но его содержательный монолог был прерван звонком к началу урока и появлением преподавателя в классе. Парень махнул рукой, мол, извини, потом спрошу, и перевёл внимание на учительское место. Пожав плечами, я также последовал его примеру.
  А зашедш…ая классный руководитель выглядела интересно. Судя по всему, её сущность связана с чем-то кошачьим. Бакэнэко? Опять не могу определить... Что ж такое? Может, барьер над академией имеет незадокументированные функции, например, подавление чувствительности? Это бы многое объясняло... Впрочем, тут даже не надо было смотреть на её ауру, достаточно было внешнего вида. Вот глядишь на неё и сразу осознаёшь: перед тобой кошка, хоть и выглядит как человек. Светлые волосы, причём прическа создавала впечатление, что среди волос скрываются два ушка, её черты лица, которые создавали ассоциации с мордочкой кошки, движения, даже одежда. Только хвоста не хватает, но, думаю, это вопрос маскировки.
  -Всем привет и добро пожаловать в академию Ёкай! Я ваш классный руководитель Шизука Некономе. С вами познакомимся позже, а пока проведём вводный урок! Думаю, вы уже в курсе, что эта академия создана для нас, нечисти! - непрерывно улыбаясь, причём, что было видно, совершенно искренне, начала посвящать Шизука. - Наша проблема в том, что Земля полностью находится под контролем людей. И чтобы нам, монстрам, выжить – не остаётся ничего другого, кроме как сосуществовать с людьми. В этой академии вас научат, «как жить с людьми»!
  Девушка ещё продолжала распинаться об основах сожития и человеческой форме, а я же с трудом подавил желание возвести «очи-горе». Сейчас это было несложно, а вот, помнится, после слияния, когда я только начал заново осознавать местные реалии, нервное хихиканье, переходящее в порывы поплакать, не оставляло меня часа три...
  -Эй, учитель! - лекцию Некономе, как и мои размышления, прервал некий крупный тип, сидевший в середине класса. В его голосе чувствовалось хамство, да и фактическое отсутствие интеллекта как такового, что, в принципе, данный субъект сразу же и доказал следующей репликой: - А не проще ли нам сожрать их всех, всех этих мелких людишек? Ну, за исключением симпатичных девушек, с которыми можно поразвлечься?
  «Пфф... Низший с соответствующими запросами». Грустный вздох всё-таки вырвался наружу, хоть этого никто и не заметил. «Но как же это иронично — самый тупой выдвигает самое адекватное предложение. Уж уничтожение противника всяко адекватней того, что есть сейчас, когда демоны вынуждены прятаться и ассимилироваться из-за решения нескольких упоротых добрячков наверху. Ведь до абсурда же доходит! Ну в самом деле, это же бред, когда демоны ищут работу в человеческом обществе и живут на зарплату. Следующий этап – это только предложить Саваофу дворником поработать, чтоб, значит, не выделялся... И ведь не нужно быть гением, чтобы осознать — ещё немного, и даже наличие магии не спасёт местных от обнаружения».
  Некономе оказалась неплохим преподавателем и на удивление легко перевела разговор в другое русло, сообщив нам, что людей в этой академии нет и быть не может, а если кто из человеков всё-таки узнает о её существовании, то его, скорее всего, убьют.
  Только успел я подумать, что, скорее всего, не убьют, а просто прочистят память, как услышал сзади звук скрипнувшего стула. В классе, где тишиной и так не пахло — студенты шуршали, ёрзали, перешёптывались, да и учитель вещала у доски, звук не особо выделялся, но мне было скучно, так что, не став сопротивляться рефлекторному любопытству, я обернулся. И первое, что увидел — лицо Цукуне, который был... потрясён? Он застыл, чуть отодвинувшись от стола, как будто пытаясь встать из-за него, но что-то ему мешало. И в глазах парня плескался ужас. Нет, не так, Ужас, бескрайний и беспощадный...
  «Запах крови... Долгая паника при встрече с вампиром... Ужас после новости о том, что в академии нет людей... А действительно ли ты колдун, Цукуне Аоно?»
  -Извините! - дверь в класс резко распахнулась. - После церемонии я немного потерялась… Простите, что опоздала!
  В дверях стояла она - Мока Акасия, сияя своей ослепительной застенчивой улыбкой и всем видом показывая, что долго бежала.
  -О, ничего, присаживайся, - почти мяукнула классная, позитивно махнув ручкой.
  -Да, спасибо...
  И тут класс взорвался, вся мужская часть группы дружно сделала стойку и стала бурно выражать свои восторги из серии: «Такт? Скромность? Не, не слышали». Цвет волос, глаз, фигура, ножки и улыбка девушки обсуждались во весь голос, словно на митинге озабоченных фанатов. Даже сидячее положение – и то сохранили единицы, остальные повскакивали со своих мест. А вот женская часть класса полыхнула строго противоположными эмоциями, и в спины особо бурных «воздыхателей» упёрлись взгляды, в которых обида и оскорблённое чувство собственного достоинства были самыми мягкими эмоциями. Причём досталось и Моке, но на фоне всеобщего бедлама данная реакция прошла незамеченной. К чести Акасии, столь бурный эмоциональный пресс она выдержала достойно и лишь смущённо поспешила занять свободную парту.
  Но вот она пошла между рядов к задним партам, стараясь не смотреть по сторонам, и вдруг заметила Цукуне, который также пялился на неё во все глаза. Реакция была мгновенной:
  -А? Цукуне?.. Цукунеее! - девушка повисла на парне, а я серьёзно испугался, не сломает ли она его от избытка чувств. И судя по сдавленной физиономии Аоно, я в этом опасении был не одинок. - Я так рада, что мы в одном классе!
  Класс же возмущённо загомонил, хотя и тут реплики не отличались особой оригинальностью и сводились к банальному «Почему не я?!» и «Что это за задохлик?!» Взгляды же женской части коллектива ещё больше помрачнели.
  Ещё пару секунд потискав парня, Мока, наконец, заметила меня и опять просияла:
  –О, Астарт, и ты тут, так это вообще замечательно! - а вот бросаться мне на шею не стали, хоть и отпустили прежнюю жертву. Эх, видать, тут всё серьёзно... Даже немного обидно, хе-хе. Под настроение вспомнилась реплика из одного старого мультфильма, не знаю, есть ли он в этом мире, но так и тянет посетовать «А как же я? Ведь я же лучше... Лучше собаки!» Не сдержав улыбки от промелькнувших мыслей, я поздоровался:
  -Я тоже рад тебя видеть, - отчего Мока ещё больше расцвела.
  Вообще не ведая того, что сделала, Мока, похоже, спасла Аоно от нервного срыва. Может, сработали хвалёные инстинкты, может, ещё что, но оставшуюся пару Цукуне просто сидел и млел, витая где-то в облаках. Акасия с увлечением слушала вводную лекцию, класс продолжал тихо роптать, раздевая девушку взглядами, а я задумчиво глядел вперёд себя, периодически ловя злобные зырки того низшего, бросаемые на Цукуне.
  Всё было очень странно. Судя по реакции, парень был обычным человеком, но обычный человек никогда не смог бы пройти через барьер. По крайней мере, такова официальная информация. Помогли? Хм, в принципе возможно, но зачем? Эксперимент? А Цукуне в нём подопытный кролик? Тоже не исключено, но тогда за этим стоит, как минимум, директор, не поверю, что подобное можно провернуть без его участия. Хотя, может, всё куда проще? Парень — колдун, но родители погибли, и жил у обычных людей, поэтому ничего и не знает? Ситуация-то не такая уж и редкая, м-да... Или ещё лучше — он колдун в первом поколении, на шесть с лишним миллиардов людей такое вполне могло случиться. Хмм, в общем, ясно, что ничего не ясно, а объяснений можно придумать десятки, не вставая со стула... Что ж, если нельзя в чём-то разобраться теоретически, то всегда можно проверить на практике...
  
  -Ребята, а давайте посмотрим академию? Она должна быть жутко интересным местом!
  Как только прозвенел звонок, полная энергии Мока сразу же потянула нас на подвиги. Я-то тут уже вроде успел всё осмотреть, как-никак третий день, но вот ей это было в новинку. Но из вежливости, да и хотя бы из интереса понаблюдать за этой парой, я согласился. Цукуне же вообще, по-моему, до сих пор не соображал, что происходит. Он просто молча позволил себя утянуть и, судя по всему, даже начал ловить кайф… Быстро провёл проверку на наличие ментальных чар. Но нет, всё было чисто, конечно, Мока вампир, а не суккуб, но мало ли? Про своих предков-то она ничего не говорила.
  И вот мы идём по коридорам. Мока счастливо щебечет, Цукуне у неё под боком млеет, я же просто иду, периодически односложно давая ответы на какие-нибудь вопросы. Пока я пытался просто составить своё мнение об этой девушке, и нельзя сказать, что получалось оно особо высоким. Да, она вампир. Но поведение...
  Ещё она очень странная. На неё явно наложена какая-то печать. В истинном зрении она невероятно сложна, и я в ней разобраться совершенно не могу. Просто не хватает знаний. Это тоже занимательный факт. Зачем она не просто скрывает, а блокирует свою силу? Слишком сильна, и простые маскирующие чары не способны справиться? Или какая другая причина?
  С Цукуне тоже всё непросто. По ауре он… простой человек. Я, не скрываясь, сканировал его, будь он чародеем, наверняка бы меня засёк. Под конец я даже применил на него простенькое заклятие, которое спокойно на него легло, а он даже не шелохнулся.
  Значит, ты точно человек… К сожалению, слишком мало данных для каких-либо выводов, а всё остальное будет только моими гипотезами и предположениями...
  Мои размышления были прерваны тем самым низшим, который в классе предложил уничтожить всех людей, или съесть – не суть важно.
  -Ты же Мока Акасия? Я твой одноклассник, Саизо Комия. Приветствую! - тут он, подойдя, одной рукой схватил за шкирку Цукуне, а другой попытался проделать то же со мной, но я просто сделал шаг в сторону, ускользая из-под захвата, и его кисть неуклюже прошла мимо, но на следующую реплику парня это никак не повлияло: - Почему такая красавица путается с подобными парнями? Разве я не лучше этих юнцов?
  Хамло обыкновенное из подвида «гордый школяр, распушивший хвост перед девушкой». Подтверждая данный вывод, Комия небрежно отшвырнул Аоно на пол и, не замечая ничего вокруг, наклонился к Акасии.
  -Может, пойдём куда-нибудь и повеселимся? - роста в нём было почти два метра, выше Моки где-то на полторы головы, в сочетании с пирсингом в нижней губе, растрёпанным, или как это представляют себе дети – «крутым», видом, только что продемонстрированным поведением и, наконец, угрожающим нависанием над девушкой впечатление он создавал... Ну, судя по взгляду зелёных глаз вампирши, с её точки зрения, абсолютно то же самое, что и у любой нормальной девушки в такой ситуации. - Ну что, идём? - «подбодрил» её Саизо.
  Результат был закономерен:
  -Извини, я сейчас веселюсь с Цукуне! – и, забыв про меня, девчонка подхватила за руку начавшего подниматься человека и, взяв на буксир, унеслась по коридору.
  Классный ход. Реально. Чувствую себя... преданным.
  Нет, то, что меня бросили — чёрт с ним, тут уже всё понятно со сложившейся парочкой, я даже и не претендовал, хоть и чуть-чуть жаль, но, честное демоническое... Я же только собрался вмешаться и благородно спасти, даже речь почти сочинил, чтобы и элегантно, и доходчиво, без примитива вроде: «Эй ты, а ну отошёл от неё!», а здесь такой облом. Пойти, что ли, полетать в лесочке?..
  -Эй ты, сопляк, чего не бежишь за своим дружком? - так, «полетать» откладывается.
  Поворачиваюсь к глумливой роже низшего, уже явно предвкушающего развлечение. Вот не понимаю, он же в школе, где есть только монстры, причём скрывающие истинную сущность, неужели непонятно, что так и нарваться можно? Плюс вокруг полно свидетелей, которые с момента начала сцены только подтягиваются, ведь парень не нашёл ничего лучше, как устроить показательное представление чуть ли не в центре основного коридора, а ну как кто-то захочет вмешаться? Ты же первоклассник — никого не знаешь! И ничего! По части негласных правил заведения. Честное слово, это мир конченых имбецилов! А, плевать...
  Саизо не успел даже дёрнуться, как был впечатан в противоположную стену. Нет, я не двигался и даже руки из карманов не вынимал, ещё чего, мараться об него, всё куда проще — телекинез. Не тот, что в разной фантастической литературе приписывают телепатам, а старый добрый магический фокус, в той или иной степени доступный любому, в ком есть хоть чуть-чуть магии. Разница только в его силе. Лично я смог бы, ну например, поднять жилой дом, не с лёгкостью, правда, но вот схватить нахала и швырнуть его в стену — да как моргнуть.
  -Скажу один раз, - всё ещё крепко удерживая тело парня у стены, чуть сдавливаю ему шею, - если хочешь жить, не хами первому встречному.
  До сих пор перешёптывающиеся невольные свидетели испуганно притихли. Жалкое зрелище. Оторвав взгляд от позеленевшего лица Комии, я убрал хватку телекинеза и, развернувшись, зашагал по коридору в сторону, где скрылись мои «друзья».
  Оные нашлись через пару минут, но приближаться я уже не стал. Судя по всему, им и друг с другом было вполне комфортно, оба довольны, парень – девушкой, девушка – обедом под боком, я же годился на роль исключительно третьего лишнего. Ну и отлично, я всё равно не горел желанием носиться по территории, да и разговаривать с ними, мягко скажем, не особенно интересно, так что всё к лучшему. Пожалуй, вспомним про идею прогуляться в лесу, может, и крылья разомну, или что-нибудь почитать? Посмотрим. А эти... ну не влезут же они в очередные разборки в первый же день? А если и влезут — мир праху того идиота, что выбесит вампира.
  
  Следующий день я встретил на крыше мужского общежития. Внутрь я даже не заходил — просто забыл про время, а когда заметил, что вокруг глухая ночь, ложиться спать уже было поздновато. Благо мне и сон-то нужен весьма условно, раз в неделю-месяц, где-то так. Постепенно народ начал выползать на занятия, ну и я, захватив из комнаты вещи, спустился вниз.
  Впереди мелькнула знакомая спина Цукуне, но нагонять его я не стал. Уж не знаю, кто он там такой... Всё-таки, будучи простым человеком, пережить то столкновение с велосипедом и отделаться парой ушибов, нуу... можно, наверное, однако всё равно подозрительно. Так вот, уж не знаю, кто он такой, но, честно говоря, не очень-то мне и интересно. А подружиться, чтобы друг за другом бегать ради «Привет-привет», мы ещё не успели.
  Путь проходил вполне спокойно, как вдруг впереди началось нездоровое оживление. Несколько шагов вперёд и взгляд на источник всеобщего внимания ситуацию прояснили — Аоно умудрился опять вляпаться в Саизо. Вернее сказать, последний, по всей видимости, подстерёг первого и теперь полутрансформированной рукой удерживал прижатым к стене. Восстанавливает самооценку?
  -Видно, ты вчера хорошо повеселился с Мокой! И ты за это заплатишь! – картинно произнёс низший и, оторвав Цукуне от стены, снова его приложил, да так, что по камню пошли трещины. – И сейчас тебя не спасёт тот придурок! – нда, урок он явно не усвоил. – Говори, какая у тебя истинная форма?!
  -Форма… Я... я… ва-вампир! – придушенно выдохнул парень.
  Мой фейспалм был таким громким, что я думал, меня услышат. Назваться вампиром! За такую наглость реально головы лишиться можно! И Саизо даже никто не осудит. Ну неужели было так сложно кого-то попроще придумать?.. Или у тебя в голове только Мока?
  Услышав это, низший на миг замер, а потом со всей дури ударил кулаком по стене чуть выше головы Цукуне. Этого уже стена не вынесла и осыпалась внутрь здания.
  -Вампир? Ха, не смеши меня! Вампиры – бессмертные жестокие существа, монстры с запада! Говорят, они невероятно сильны! И ты вампир? Не смеши меня!
  Он отошел от Цукуне, с презрением кинув напоследок:
  -В любом случае, не приближайся к Моке. Увижу рядом с ней – и ты труп.
  И двинулся куда-то. Кстати, вокруг уже собралась приличная толпа, которая обсуждала силу кулаков данного… индивида. Низшие…
  Немного поразмышляв на тему, какой Аоно идиот, я всё же решил подойти, а то неизвестно, какие у него повреждения, особенно если он действительно простой человек.
  Однако не успел я даже двинуться в его сторону, как парень бодренько подхватил портфель и рванул в сторону общежития. Хм, мне кажется, или у простого человека после такого должны быть переломы? Болевой шок? Ну, не знаю... хромота? В принципе, его вчера кусала Мока, а слюна вампиров – это сильное укрепляющее средство, повышает регенерацию, метаболизм, выносливость, в общем, всё то, что нужно, дабы ранка заросла, кровушка быстрее восстановилась и источник «нямки» подольше протянул, вот только чтобы она делала прочнее кости – никогда не слышал. Да и эффект там, вроде как, очень недолгий — укусили, ранка заросла, а если через полчаса порежешься, то заживать уже будет обычным образом. Нет, здесь точно не в слюне дело, или... Да ладно! Неее... Ну не давала же она ему свою кровь? Ну в самом деле, такие вещи не делают с парнем, которого знаешь меньше суток!
  И всё же, вспоминая лицо Моки, уверенность моя постепенно подтачивалась... В конце концов, это же мир ушибленных идиотов! Мало ли что у этих деток вчера было? Может, она его выпила досуха, а потом спохватилась? Блин, я же теперь не успокоюсь, пока не узнаю!
  Плюнув на первый урок, я развернулся на пятках и пошёл догонять Цукуне. Задача эта, как ни поразительно, оказалась довольно сложной. Паренёк вроде бы и двигался не слишком быстро, и никаких сверхспособностей не демонстрировал, но оказался на диво прытким. Забежать в общежитие, собрать сумки с вещами, выскользнуть обратно на улицу и затеряться в зарослях кустов и бутафорских могил... вот хоть убейте – не понимаю, как он всё это успел, пока я шагал следом. Хотя, правды ради, я и сам не слишком спешил, не бегать же мне за ним сломя голову, в самом деле?
  В общем, спина Аоно стабильно мелькала впереди, периодически скрываясь за препятствиями, но расстояние между нами мистическим образом не сокращалось. Тем удивительнее было, выглянув из-за дерева после очередного поворота, увидеть, что меня не только опередили, но и сделала это не кто иная, как Мока Акасия, в данный момент что-то активно и с непритворным жаром доказывающая растерянному парню. До меня доносились только отдельные слова, что-то про школу, друзей и счастье, как вдруг что-то у них случилось, и девушка на несколько секунд замерла, слушая тихий голос Цукуне. Но не успел я сделать и нескольких шагов ближе, как он внезапно сорвался на крик:
  -Я ЧЕЛОВЕК! - Мока от неожиданности даже отшатнулась, да и я притормозил, парень же и не думал замолкать: - По какой-то ошибке я попал в эту школу! Я отличаюсь от тебя!
  -Нет!.. - с паническими нотками возразила девушка, добавив что-то ещё, чего я не расслышал, но поспешил прибавить шаг.
  В ответ на реплику вампирши Цукуне резко отвернулся и опять что-то произнёс, начав уходить. Акасия дёрнулась было его остановить и ухватила за плечо, но в ответ получила очередной крик, полный злости:
  -Отпусти! Ты ведь ненавидишь людей?! О, и извини, что я дружил с монстром! - и парень вырвался, со всех сил помчавшись вперёд.
  -Цукунеее!
  Н-да, сцена вышла не самой красивой, и я тут опять явно лишний. Блин...
  Меня ещё не заметили, потому я оттолкнулся носками от земли и, взлетев на пару метров на одном мышечном усилии, активировал левитацию, поднимаясь ещё выше и одновременно отклоняясь за кроны деревьев. Не думаю, что кому-то будет приятно знать, что его застукали в подобной ситуации, вряд ли, конечно, в случае с Мокой я рискую попасть под горячую руку, но рады мне точно не будут - в такие моменты надо побыть одному.
  Кроме того, не хочу, чтобы на волне эмоций она бросалась мне в объятья, рыдая и требуя утешения. Девушка она, безусловно, очень красивая, и я бы, ясное дело, совсем не отказался затащить её в постель, но не таким образом. В конце концов, я не какой-нибудь низший, чтобы опускаться до подобных дешёвых уловок.
  Бросив сквозь листву взгляд на потерянно стоящую Акасию, я внутренне кивнул своим мыслям и полетел назад — в сторону общежития. До занятий ещё было минут 15, успею.
  И всё-таки, ничего не понимаю. Парень утверждает, что он человек, но спокойно выдерживает побои от монстра, пусть и низшего. Как?..
  -ИИИ!!! - неожиданно донеслось со спины голосом Моки.
  -Да что вы за компания такая?! - не выдержал я, разворачиваясь. За размышлениями я почти достиг стен жилого дома – и теперь опять нестись назад, ну сколько можно?! - Три месяца жил тихо-спокойно, а тут два дня знакомы – и уже пиздец каждые полчаса!
  То, что как раз три месяца назад я потерял родителя и сам едва не откинул копыта, к делу не относилось, тогда это был ещё не совсем нынешний я, и по большому счёту, кабы не тот случай, быть бы мне и дальше радостным дураком в стране идиотов. Да и сил я прибавил изрядно, поглотив рога отца, для нынешнего меня не особенно-то и родного. Впрочем, вспоминать об этом всё равно приятного мало, да и к нынешней ситуации это не относится.
  Полёт обратно занял всего секунд пять, в этот раз я почти не сдерживался, даже золотистое свечение ауры вокруг тела появилось, только трансформироваться осталось. Взору же моему предстала картина, одновременно отвращающая своей мерзостью и поражающая идиотизмом. Перед сжавшейся и явно паникующей Мокой застыл огр, в данный момент высунувший на всю длину язык (полтора метра) и пытающийся им то ли обхватить девушку, то ли напугать до обморока, грозя этим обхватом. А ещё к ним мчался Цукуне, вопя во всю глотку её имя...
  Да чтоб мне веником убиться! Что за бред здесь происходит?!
  Но градус абсурда только нарастал, грозя мне позором натурально отпавшей челюсти. Прежде всего, парень заметил громадную — трёхметровую, поперёк себя шире, тушу огра, только выскочив уже вплотную к участникам событий, и... застыл в шоке. Мока, вместо того, чтобы вынести низшего одним чихом, как и положено нормальному вампиру, панически оповестила Аоно, что перед ним истинная форма Саизо, и побежала... то ли обниматься, то ли выталкивать человека из зоны поражения, короче, я так и не понял. Саизо же, чьей личности я, в общем, не удивился, поступил более разумно и, вякнув пару раз что-то в стиле гопника, отвесил Цукунэ оплеуху, от которой того снесло метров на двадцать и впечатало в надгробную плиту, которая от такого отношения треснула и развалилась.
  Я в шоке. И да, покойся с миром. Но я в шоке.
  Реально, в голове было пусто, организм мог только пассивно собирать информацию, пытаясь выловить в ней хоть какой-то логичный элемент. Цукуне, да чёрт с ним, в прямом смысле, оживлю как-нибудь — душа ещё 40 дней блуждает возле тела, а на такую мелочь, как подлатать человеческую тушку и вернуть в неё душу, даже простые венанды способны. Но Мока! Почему она ведёт себя как простая человеческая девчонка?!
  Девушка тем временем добежала до лежащего на надгробье парня и начала что-то говорить, и о чудо! Он оказался не только жив, но даже в сознании и будучи способен к членораздельной речи и движению, то есть его позвоночник оказался крепче, чем двадцатисантиметровая каменная плита. И это, мать вашу, никого не удивляло! Ребята о чём-то поговорили, потом к ним вальяжно подошёл Саизо и... пнул начавшего вставать Аоно... сзади по голове! И та опять не треснула! Ошмётки костей? Брызги крови? Ага, счаз! Он просто упал вперёд, прямо на девушку.
  И тут, наконец, произошло то, что вернуло меня к реальности — рука Цукуне в падении зацепилась за ювелирный крестик, носимый Мокой на шее, который, как я до этого считал, был простым украшением, и случилось то, чего я так долго ждал — мозаика сложилась.
  Печать...
  Тугая волна жестокой силы затопила пространство, энергия была грубой, холодной и совершенно не контролируемой, словно сорвало кран, и напор доселе сдерживаемой воды вырвался наружу. В истинном зрении Мока сияла как маленькое тёмное солнце, а её аура... О, это зрелище стоило того, чтобы выдержать все сегодняшние кульбиты здравого смысла. Личностная оболочка в прямом смысле выворачивалась наизнанку! Но зачем? Зачем запечатывать не только свою силу, но и личность? И что тогда такое та девушка, с которой я до сих пор общался? Маска? Суррогат? Слепок чьей-то личности? О, великий Пандемоний, как же интересно!
  Но словно мало этого, внешность Акасии тоже начала меняться. Волосы окрасились серебром, а тело... стало словно старше и... завлекательнее, по крайней мере, и так аппетитные округлости заметно подросли. И глаза. Кошачьи глаза с красной радужкой. Да, теперь не было никаких сомнений, там, на земле, стоял вампир.
  Причём весьма немалой силы, я бы даже сказал, что девушка была сильнее меня, по меньшей мере, в плане объёмов личной энергии, а ведь я поглотил силу собственного отца! Впрочем, особого умения этой энергией пользоваться я в её ауре не наблюдал, скорее наоборот, складывалось впечатление, что контролю её даже не учили. Странно... Но всё же, в рукопашную с ней лучше не вступать.
  В процессе превращения Мока грациозно потянулась, как будто только проснулась, с улыбкой оглядев окружающую действительность, заметила огра и, кажется, этому даже обрадовалась. А вот до Саизо наконец начало доходить, во что он вляпался, а ведь я его предупреждал...
  -Что-то не так, зверь? - девушка сложила руки на груди, не прекращая сладко улыбаться. Как... кошка перед прыжком. - Ты хочешь меня? - правая рука грациозно коснулась груди, - тогда попробуй возьми... силой. Вот... - приглашающий жест рукой. – Не хочешь?..
  -УОООООО!!! - то ли от страха, то ли от злости взревел огр и бросился к Моке, занося руку для удара.
  Мне вот что интересно, как он дожил до сегодняшнего дня? Как? У него же чувства самосохранения нет. Вообще.
  Далее произошло, в общем-то, естественное развитие событий. Акасия даже с места не сдвинулась, а врезавшаяся в неё гигантская рука ощутимо хрустнула.
  -Бить меня с такой силой... - с нотками разочарования вздохнула девушка. - Лучше знай... - энергия вампира взбурлила, - своё место!
  А ничего у неё удар правой ножкой поставлен, и двигается хорошо, вот тут явно видно специальное обучение. Ударила она точно в челюсть, создав небольшую ударную волну, покачнувшую листву на деревьях, хруст костей за ней почти потерялся, а тело Саизо, разбрызгивая кровь и осколки зубов, унеслось куда-то в лес, по пути прокладывая целую просеку. Да, такая Мока мне определённо нравится куда больше розововласки.
  Мои размышления были прерваны тем, что я почувствовал чужое сосредоточенное внимание. Ну да, я и не скрывался вообще-то. И нечего на меня так смотреть, я уже даже спускаюсь.
  -А я всё гадал, почему ты не выбила из него пыль ещё в коридоре, - встаю на землю рядом с вампиршей. - Рад познакомиться с твоим истинным «я», Мока Акасия.
  - Астарт Д'Эст, если не ошибаюсь? - меня смерили холодным взглядом, скрещивая руки на груди. - Понравилось наблюдать? Решил, что я тут представление буду показывать?
  -Если честно — хотел помочь, хоть и умирал от любопытства, как ты вообще попала в такую ситуацию, но моё вмешательство не потребовалось, - перевожу взгляд на Цукуне. Девушка повторяет жест.
  А парень-то уже на ногах! Сам дрожит, колени трясутся, в смотрящих на нас глазах плещется ужас, но стоит! И крестик Моки в руках тискает, как будто верующий, пытающийся отгородиться от нечисти. Умора... Акасия, похоже, пришла к тому же выводу, так как вся угрюмость у неё с лица мигом слетела, уступая место улыбке.
  Девушка кинула короткий взгляд на меня, я в ответ ухмыльнулся и чуть прикрыл глаза, всем видом показывая: «Он полностью ваш, милая леди, дерзайте». Меня поняли и неторопливой походкой направились к парню.
  -Что такое? Напуган этой мной? - проворковала алоглазка, да так, что на миг мне показалось, будто Аоно сейчас грохнется в обморок.
  -К-какая... Какая Мока настоящая? - выдавил из себя «человек», трясясь как осиновый лист.
  Хвать.
  На крестике сомкнулись тонкие пальчики девушки, Цукуне дёрнулся, зажмурился, но удержать «сокровище» так и не смог.
  -Не волнуйся, - успокоила его красавица, - у меня нет желания навредить тебе. К тому же, - алоглазка придвинулась поближе и провела крестиком по подбородку парня, - твоя кровь очень нравится другой мне.
  -А... а... А о-он? - в меня неприлично ткнули пальцем.
  -Мм? Цукуне, уж не знаю, кто ты там такой, но тебе не кажется, что я не давал поводов?
  -Я... Я ч-человек... - всё ещё в прострации пробормотал студент.
  -Эм... - удивлённо переглядываюсь с Мокой. Ведь он не врёт, это по ауре видно! – Посмотри-ка вон на тот камушек, - указываю на разбитую надгробную плиту, в которую не так давно влетел парень. - Не хочу тебя расстраивать, но человек бы от такого удара расплескался кровавой кашицей по округе.
  -Но... но...
  -Хочешь сказать, ты не знаешь, кто ты? - вздёрнула брови вампирша, даже чуть-чуть наклонив голову вбок.
  -Я... я...
  Мы опять переглянулись, правда, теперь взгляд Акасии был не менее удивлённым, чем у меня.
  -Так, это интересно, - подхожу ближе и начинаю внимательно разглядывать парня. - Предлагаю установить истину опытным путём, не шевелись секундочку, - растерявшийся Аоно не успел дёрнуться, и я собрал с его лица немного крови.
  Так, что мы имеем?.. Подчиняясь моей воле, алая жидкость собралась вместе и через секунду взлетела над моей ладонью круглой капелькой, которую спустя миг окружила тёмная энергия. Кровь – это вместилище души, пусть и, большей частью, в переносном смысле, а мой вид всегда заключал контракты в обмен на эту самую душу, так что с данным материалом мы работать умеем. Пусть я лично не самый высокий специалист, но уж определить, кому принадлежит душа, сумею и по капле крови.
  -Итак, - развеиваю магию и поднимаю взгляд на парня. Одна из моих догадок подтвердилась, - прими мои поздравления, ты не человек, - судя по лицу, новость его не вдохновила. Неблагодарный... - Ты колдун в первом поколении, точнее, не совсем колдун, а ведьмак. В разных культурах таких, как ты, называют по-разному – ведун, характерник, в общем, перечислять долго, главное — магической силы у тебя с напёрсток, нормально колдовать если когда-нибудь и сможешь, то очень плохо. А вот на то, чтобы спасти тебя в критической ситуации, не выходя за пределы тела, её хватает, что мы тут и наблюдали.
  -Я… Ведьмак? Нет… Н… Не может этого быть, я человек!
  И снова мы переглянулись с Мокой. Я просто пожал плечами. Думаю, пока он просто немного в шоковом состоянии. Немудрено ведь, не каждый день узнаешь, что ты не тот, кем себя считаешь. Да и вдобавок побывать в ситуации, где реального человека действительно бы убило.
  -В любом случае, – Мока снова повернулась. – До нашей следующей встречи, Цукуне, - уже надевая крестик, добавила: - Приглядывай за чувствительной Мокой.
  Когда артефакт снова оказался на месте, начался обратный процесс с аурой и внешностью Акасии. Собственно после него, она аккуратно «упала» на руки Цукуне. Сейчас вид девушки был как нельзя более невинен, её так и хотелось обнять и защитить.
  Гхм, признаю, неплохой ход. Даже если Моке требовалось снова таким образом замаскироваться, но то, каким образом она это сделала... Лицо Цукуне мгновенно разгладилось, по крайней мере, текущие его проблемы мигом отошли на задний план.
  -В… Всё закончилось? – всё же немного заикаясь, спросил парень.
  -Да, а теперь нам стоит поторопиться на уроки. Не думаю, что преподаватели будут рады, если мы опоздаем во второй день нашей учёбы.
  И я двинулся в сторону академии. Чуть позади меня шёл Цукуне, осторожно, как великое сокровище, неся на руках девушку. И конечно, меня не обмануло её притворство, она уже вполне пришла в себя. Но не буду же я прелестной девушке портить удовольствие?
  
  
Глава 2.

  
  Бойся своих желаний, иногда они сбываются слишком хорошо.
  Астарт Д'Эст, ненаписанные мемуары.
  
  Следующая пара дней прошла вполне мирно. Уж не знаю, смирился ли Цукуне с новыми для себя реалиями или просто предпочёл их игнорировать... Скорее второе, вроде бы в психологии это даже называется «стадия отрицания», хотя не поручусь. В любом случае, на занятия парень ходил исправно, истерик не закатывал и даже выглядел вполне довольным жизнью, хотя последнее, на мой взгляд, заслуга целиком Моки, что таскалась за ним как привязанная.
  Признаться, после того, как я увидел её истинное лицо, я начал даже чуть-чуть ревновать. Чуть-чуть. Совсем малость. Собственно, чтобы исцелиться от сего пагубного чувства, было достаточно пару дней понаблюдать за толпами низших, натурально пускающих слюни при её появлении и дружно прожигающих Аоно завистливыми взглядами, когда девушка радостно висла на парне при встрече. Учитывая, что сцена повторялась каждое утро, и отлипать от несчастного колдунчика вампирша не спешила весь последующий день, вплоть до отбоя — возможности насмотреться на то, как выглядят со стороны рожи ревнивых завистников, у меня было более чем достаточно. И вот «странный» факт — вступать в сей общественный «клуб» желание пропало категорически.
  К тому же Мока была далеко не единственной девушкой в академии. И не единственной красивой. Да, она обладала, пожалуй, наиболее ярким видом красоты — идеальная фигура, очень гармоничные пропорции, редкий и бросающийся в глаза цвет волос, ослепительные зелёные глаза, в общем, хоть сейчас на обложку лучших глянцевых журналов, но это не значило, что остальные были уродинами. Даже в нашем классе была парочка симпатичных девочек. Вернее сказать, их маскировка под человека была симпатичной, а вот что там под ней – понять, увы, было нельзя, мешало всё то же воздействие барьера вокруг академии, в существовании которого (воздействия, а не барьера) я окончательно убедился после того случая с Саизо. Парень, кстати, выжил и теперь красовался корсетом вокруг шеи, перемотанной бинтами рожей и активным стремлением не попадаться на глаза к розововласке. Всё-таки ничто так не стимулирует развитие мозга, как живительные тумаки, авось к концу учёбы даже станет приличным членом общества.
  Но возвращаясь к прекрасным дамам. После осознания, так сказать, всей неприглядности образа безответного поклонника, я провёл небольшое исследование и обнаружил весьма внушительный список прекрасных, но, к удивлению, никем не занятых «тян», некоторые из которых, на мой скромный взгляд, были даже в чём-то... интересней Моки. А вот когда я понял, «почему» они были «не заняты», то в очередной раз захотел пойти и с час-два побиться головой о скалу потвёрже. Ибо это был идиотизм в чистом виде. Фееричная, сказочная тупость!
  Итак... Внимание.
  Мужская часть студентов была... слишком занята мыслями о Моке.
  Финиш...
  Дайте мне кто-нибудь в челюсть, чтоб я проснулся, и этот дурдом пропал, оставшись в царстве Морфея!
  К сожалению, из всех, кого я тут пока что встречал, засветить мне с должной силой могла разве что та же самая Мока... Ну, или директор. Но если я подойду к девушке с подобной просьбой, то, боюсь, это будет уже серьёзным признаком, что и меня поглотила всеобщая бездна слабоумия. Вариант с директором, впрочем, тоже адекватностью не блистал. Так что приходилось терпеть. На счастье, в академии была библиотека, и отвлечься я мог.
  Сегодняшний день ничем не отличался от предыдущего. Акасия опять повисла на шее у Аоно, даже не успев зайти в здание учебного корпуса, чем, естественно, вызвала волну праведного негодования у большей части свидетелей, причём женская их половина явно жаждала прикончить и вампиршу, и всех присутствующих самцов скопом. Со мной она, кстати, так бурно не здоровалась - «А, привет Астарт! - и жумк-жумк стиснутую стальной хваткой руку Цукуне», ну да я что, не понимаю? Ясное дело, родной обед дороже каких-то там приятелей. Практичный подход, чо. Ну а дальше потянулся обычный учебный день, никаких тебе уроков магии или боевых искусств — математика, литература и чуть-чуть иероглифов, вот она тяжкая жизнь демона в 21 веке...
  -Цукуне, пойдём купим чего-нибудь, - жизнерадостно оккупировала парня Мока, едва дребезжащий звук звонка вывел класс из тягостного уныния, - Астарт, ты с нами?
  -Чуть позже, - открестился я от сомнительной чести носиться по всему корпусу за этим электровеником, пока она не обойдёт все продуктовые автоматы и не сделает, наконец, «тяжкий» выбор. Спасибо, хватило двух раз, пусть вон Аоно отдувается, его девушка, ему и страдать, - сперва сдам книгу в библиотеку.
  -Но ты разве не только вчера туда ходил? - умильно захлопала удивлёнными глазками Акасия.
  -Я уже всё прочитал, - убрав последнюю тетрадь в портфель, застёгиваю молнию. - Не волнуйтесь, я вас найду, - действительно найду, энергетическую чувствительность барьер вокруг академии глушил знатно, но вот на запахи это не распространялось, а ароматы этих двоих я уже хорошо запомнил.
  -Хорошо, - покладисто кивнула вампирша и тут же солнечно улыбнулась, стискивая многострадальную руку Цукуне. - Ну мы побежали? – и, не дожидаясь ответа, потянула парня к двери.
  Проводив доблестного воина, павшего в неравной борьбе с высокими чувствами и низменными инстинктами самца, сочувственным взглядом, который он всё равно не заметил, я задумчиво вздохнул и, закинув руку с портфелем за плечо, пошёл следом. Точнее, к выходу из класса, а там... была у меня предательская мыслишка тоже немножко «пасть». В конце концов, я демон, а не монах, да и я буду полным идиотом, если не воспользуюсь моментом всеобщего помешательства и не сниму самые вкусные сливки.
  После своего... Ну, назовём это «прозрением», а то уж больно вариант «меня слепило из того, что было» отдаёт низкопробной некромантией, да и вообще факт слияния душ... кому понравится, что он произошёл от двух мужиков? Так что «прозрение» – и точка. В общем, после моего прозрения было как-то сильно не до того. Само собой, я проверял свои силы, в том числе и ментальное воздействие на людей, но дрожащие от напряжения нервы и скачущий после поглощения рогов отца уровень сил не предполагали возможности расслабиться. К тому же семейная библиотека по магическим дисциплинам представлялась куда привлекательнее, чем изнасилование под гипнозом парочки красоток с улицы. Первые дни в академии в плане контактов с противоположным полом тоже не радовали, не лезть же наглым образом в женское общежитие? Даже если на миг забыть о том, как данное действие будет выглядеть со стороны — это академия монстров, пусть побоев я могу, в известной степени, не опасаться, но даже просто представить, что я заглядываю в окно, а там переодевается какая-нибудь огрилла в своей истинной форме... Нет уж, спасибо, данный экстрим не для моих нервов, они и так последнее время находятся в состоянии весьма печальном.
  Однако и остающийся мне классический вариант знакомств нёс в себе ту же проблему. Как определить, не скрывается ли за милой мордашкой вариация на тему крокодила Гены, если все вокруг носят маскировку, дополнительно усиленную магией Академии? Ну, допустим, некоторые виды низших, младших и даже средних демонов определялись по запаху на раз, но в том-то и дело, что как раз эта категория меня волновала в наименьшей степени. Брать кровь у всех подряд тоже не вариант, как и внаглую сканировать определяющими чарами, последние я, кстати, знаю лишь в теории — в мире людей с лихвой хватало пассивной чувствительности и истинного зрения, кто же знал, что тут такая подстава? В общем, выходило, что из более-менее адекватных вариантов оставался только старый добрый метод дедукции дедушки Шерлока Холмса. С маэстро сыска мне, ясное дело, было не тягаться, но после всех проведённых «исследований» кое-какие выводы обозначились. Не особенно достоверные, увы, но в каком направлении работать – уже было ясно. Думаю, займусь ближе к вечеру, когда весёлая парочка моих «друзей» разойдётся по общежитиям.
  Помещение библиотеки встретило меня сиротливой тишиной и полумраком. Примечательно, что читальный зал тут имелся, но освещение там было ничуть не лучше, впрочем, для большей части монстров это помехой не являлось.
  Сдав книгу, я углубился в пространство между стеллажами. Японская поэзия меня не вдохновила, а с прикладной магической литературой здесь было крайне сложно, словно библиотеку, как и весь учебный процесс, просто слизали с первого попавшегося человеческого вуза. Так что требовалось слегка потрудиться, прежде чем найти нечто интересное.
  Блуждание длилось минут десять, и я как раз листал сборник мифов и легенд древней Японии, неслышно хмыкая в особо забавных моментах и чувствуя, что нашёл то самое, когда со стороны послышался удивлённо-испуганный вскрик и звук падения нескольких книг на пол.
  Ведомый любопытством, я закрыл книгу и прошёл к источнику звуков. Оный обнаружился рядом, всего через две книжные полки от меня, и выглядел как симпатичная девушка с длинными, чуть вьющимися фиолетовыми волосами бледного оттенка и в довольно оригинальной вариации на форму академии. Собственно, от самой формы там была только юбка и, может быть, обувь, всё остальное было «своим», начиная от колготок в фиолетовую полосочку и заканчивая белой свободной кофточкой с, опять же, фиолетовыми рукавами, оставляющей открытыми плечи. Девушка была мне незнакома, хотя и было странно, что я умудрился пропустить столь яркий образ, но, с другой стороны, я пока успел приглядеться лишь к парочке параллельных классов нашего потока, а она легко могла относиться и ко второму, и к третьему году обучения. А вот аура удивила, я-то уже привык, что все здесь скрыты так, что ничего не понять, в лучшем случае, спектр родной энергии определить можно, а это как цвет кожи или волос — о способностях индивида даёт самое минимальное представление, но тут было иначе. Яркая морозная аура ледяного демона, пусть очень спокойная и совсем не развёрнутая, но ничем не скрытая, разве что на расстоянии забиваемая пассивными помехами барьеров Академии. В данный момент девушка сидела на полу в окружении разбросанных книг и потирала ушибленную макушку. А ещё держала во рту конфету, вроде чупа-чупса. Выглядело это, надо признать, весьма мило и даже немножко эротично.
  -Помочь? - присаживаюсь рядом и начинаю собирать книги. Ледяные демоны бывают разными, но в данном случае мне явно попался средний класс, пусть и совсем молодой экземпляр, а учитывая внешность и отсутствие маскировки, думаю, не ошибусь, если скажу, что это «Снежная дева». Вид довольно редкий, но в маскировке и не нуждающийся, так как выглядит полностью как люди, за парой мелких, незначительных деталей.
  Мне не ответили, вместо этого буквально впав в ступор и удивлённо выпучив на меня синие глаза с плохо выраженным зрачком.
  -Что-то не так? - собрав первую стопку, поднимаюсь и начинаю раскладывать тома по местам, краем глаза наблюдая за девушкой. А тематика-то у книжечек любопытная — любовные романы, романтическая манга...
  -Нет... Спасибо, - выдавила «снегурочка» и поспешно отвела взгляд, судя по ауре, активно паникуя. Интересно, с чего бы? Моя маскировка идеальна, да и не владеют ледяные демоны истинным зрением.
  -Астарт Д'Эст.
  -Что? - не поняла синеглазка, вновь подняв оные глазки на меня.
  -Моё имя. Меня зовут Астарт Д'Эст, первый курс, третья параллель. А тебя как?
  -Ми-Мизори Шираюки. П-первый курс, вторая группа, - опа... Да я, оказывается, косоглазый зайчик. И как же я тебя не заметил?
  -Приятно познакомиться, - вновь нагибаюсь, чтобы собрать оставшиеся книги. - За эту неделю ты первая, кого я встретил в библиотеке из учеников.
  Мне опять не ответили. Собственно, никакой постановки вопроса и не было, мне было любопытно посмотреть на реакцию, а она была интересной — паника в ауре только усилилась, и была она из серии «что же делать? как же быть?», а не «сбежать скорее и подальше». Плюс, опять спрятавшая глаза девушка начала активно краснеть.
  -Какую из них ты хотела? - интересуюсь, делая вид, что совершенно не заметил неловкой паузы.
  -... Вон, - Мизори, не поднимая глаз, ткнула пальчиком мне за спину.
  -М? - оборачиваюсь и, проведя мысленную линию, нахожу взглядом тёмно-зелёный корешок на полке, куда я уже выставил первую партию поднятых книг. - Сейчас достану.
  Стоило мне встать со второй стопкой и, разложив её по местам, потянуться к искомому томику, как сзади произошло некое быстрое движение, завершившееся резким перемещением ауры Шираюки на пару метров от меня. Когда же я, наконец, развернулся, то моим глазам открылась зело странная картина — девушка стояла за соседним стеллажом и, держась за полку, выглядывала ко мне краешком лица. Юбочку, впрочем, тоже было чуть-чуть видно, но больше всего привлекал всё-таки широко распахнутый, отливающий лазурью синий глаз, сверлящий меня настороженным взглядом. Честное слово, я в этот момент почувствовал себя прям натуральным насильником, от которого прячется маленькая беззащитная девочка. Ощущение усиливало также и то, что Мизори оказалась ниже меня примерно на голову, а вдобавок к тому, ещё и чуть-чуть сутулилась.
  -Вот, держи, - протягиваю книгу, вернее, томик манги.
  «Подношение» осторожно приняли и, тут же спрятав руку с «добычей» за полку, продолжили меня внимательно разглядывать. Как ни удивительно, но, судя по ауре, от данного процесса девушка почти полностью успокоилась.
  Занятненько...
  Так и не дождавшись никакой иной реакции, я громко хмыкнул и, улыбнувшись Шираюки, пошёл оформлять на себя «Легенды и мифы».
  И практически не удивился, когда, уже выйдя из помещения и отойдя на почтенное расстояние, вновь ощутил пристальное внимание, а носа коснулся тонкий, отдающий заснеженными вершинами гор аромат девушки...
  
  Моку с Цукуне я нашёл быстро. Парочка уютно устроилась на ступеньках возле одного из запасных выходов из главного здания и влюблённо о чём-то щебетала. Прочих учеников вокруг видно не было — крыльцо выходило практически в лес, и, кроме как пойти на природу, смысла здесь находиться не было — добраться до общежитий от центрального входа можно было куда проще.
  Не став акцентировать внимание на своей персоне, я запрыгнул на крышу и уже через несколько секунд расположился практически над головами подоп... эм... объектов наблюдения. Уж не знаю, что меня привлекало в этой мелодраме, но будем считать, что вся вина лежит на отсутствии в академии доступа к телевизору и интернету. В конце концов, должен же я как-то развлекаться? Да и просто с точки зрения естествознания мне был крайне интересен этот дуэт — высший демон и гражданин, едва-едва поднявшийся над планкой «жалкий смертный», где ещё такое увидишь? Сказок-то про подобное полно, но чтобы своими глазами...
  Устроившись поудобнее, раскрываю взятую книгу и углубляюсь в «юмористическое» чтиво о том, как люди представляют себе демонов, не прекращая краем уха следить за детским щебетом снизу. О, и запах Мизори подоспел. Секунда... Две... Вот и ощущение чужого внимания. Где ты у нас? Ага, вон за тем деревцем на углу. Ну реально «сталкер». Настоящий. Хе-хе...
  -... Цукуне, - царапнуло по слуху голосом Моки. Вернее, не им самим, а тем, что он стал как бы... проникновенней, до этого девушка просто весело болтала, обсуждая какие-то соки из местных автоматов и их отличие от тех, что она пила раньше. - Наверное, одиноко быть здесь единственным человеком, но... - м?.. Опускаю книгу, глядя поверх страниц на макушки школьников. Она серьёзно? Я для кого делал экспертизу? - … я всегда рядом. Если я чем-то смогу помочь — только скажи, ладно? - ааа, ну понятно. Возвращаю взгляд на текст.
  Даже не видя лиц, по одной ауре Аоно уже ясно, что прямо сейчас его давят трогательным взглядом таких больших и прекрасных зелёных глаз. Мока это умеет. И совсем не важно, действительно ли она не знает, что с ней было во время доминирования другой её личности - сейчас девушка «завоёвывает сердце». Самое забавное, что делает она это на одной интуиции и инстинктах, так как даже сквозь маскировку пробиваются жуткое стеснение, робость и искренность.
  -... Мока... - да-да, мы знаем, что ты уже поплыл. - Зачем ты это делаешь?
  -Зачем? Нуу... - почти прошептала девушка таким чувственным тоном... Я вновь опустил книгу. - Я... я...
  Парень с девушкой наклонились друг к другу. Губы совсем близко. Дыхание... даже видно, что уже прерывистое.
  3... 2...
  -О нет! Когда я с тобой, мне так и хочется выпить твоей крови! - протараторила девушка, побив, наверное, мировой рекорд.
  Кусь!
  Всё по расписанию. Страницы перед моими глазами поднялись вверх. Скашиваю взгляд на Шираюки, расстояние до неё уже достаточное, чтобы помехи забивали истинное зрение, но глубочайшее внимание к происходящему заметно и без него. Девушка даже высунулась из-за ствола посильнее.
  -Уиии!!! Вииии!!! - тем временем отпущенный на свободу парень начал явно паниковать, зажимая место укуса и приплясывая на одном месте. Прогресс, однако. Пациент начал подавать признаки адекватных реакций, до этого всё больше были немое изумление и немая же паника с беззвучным открываем рта. Сразу видно — адаптировался, попривык... обнаглел, возмущаться начал.
  -Извини, - Акасия покраснела, трогательно отведя глазки и закрывая ротик ручкой, - просто у тебя такой аромат, что я внезапно... Спасибо за угощение! - вид у замершего Аоно был такой, словно его макнули в унитаз и, хорошенько побултыхав, поставили обтекать. Бедняга. - Твоя кровь такая вкусняшка, Цукуне! Я так к тебе привяжусь...
  -Но я не твоя еда! - взвыл раненой белугой несчастный и от избытка чувств припустил в лес.
  -Цукуне?.. - удивлённо пробормотала вампирша, хлопая глазками ему вслед. Блин, сегодня они превзошли сами себя. Просто очаровательно...
  Захлопнув книгу и спрятав её в портфель, спрыгиваю вниз.
  -Мока, я всё понимаю, но ты бы хоть до или после давала ему себя поцеловать.
  -А? - меня заметили. - По-поцеловать? - и густо покраснели.
  -Ну, ты же получаешь удовольствие. Слюна вампира, конечно, хорошее обезболивающее, но когда тебя кусают – это всё равно неприятно, а ты его ещё и при любой возможности грызёшь. Тут любой возмутится.
  -Но... целовать? - паника-паника-паника. Что ж она за ребёнок-то? Сейчас и люди-то уже давно о целомудрии забыли, а тут демон, а страха полные, эм... ну пусть — глаза.
  -Дам дружеский совет: ты уж определись: он твой парень или просто бесплатный обед на ножках. Только учти, вариант «близкий друг, которого я использую, чтобы покушать» относится ко второму случаю.
  -Но... я... ну... Я понимаю, но...
  -Подумай, - прерываю попытки девушки как-то оправдаться, - просто подумай. Ему ты нравишься, это очевидно. Будь иначе, он бы не то что в академии не остался, он бы от тебя после первой встречи шарахался как ошпаренный, но он терпит. Но имей в виду, терпение любого мужчины имеет предел, а Цукуне, к тому же, далеко не бессмертный демон, чтобы обладать его избытком.
  Девочка расстроилась. Плечики опущены, глазки потуплены, пальчики неуверенно мнутся... Талант! Настоящий талант! Ведь ничего плохого не сказал, а уже такое такое чувство, что прям наплевал в душу невинному ангелочку! Даже интересно, сейчас-то я её воспринимаю скорее как глупенькую подопечную, чем как привлекательную девушку и объект для «охоты», а вот если бы мы встретились без Цукуне, она бы и из меня верёвки вила одним только хлопаньем ресничек?
  Даже как-то холодок по спине пробежал... Кстати о холоде!
  -Ну ладно, пойду я. До завтра.
  -А? П-пока, Астарт! - поспешно замахала мне в спину девушка.
  Я же уже двигался мимо главного корпуса, в ту самую сторону, откуда не так давно пришёл. При моём приближении Шираюки спряталась за густыми кустами, но ощущение чужого внимания никуда не делось. Сделав вид, что ничего не замечаю, я продолжил путь, не торопясь огибая здание и чувствуя, как размытая аура девушки движется следом.
  Так и шли.
  Через несколько минут я свернул в двери учебного корпуса, но ничего не изменилось. Пожалуй, поведение девушки можно было назвать очень странным, да оно таким и было. Я вообще не подозревал, что в реальности существует такая вещь, как «сталкеры», считая их исключительно художественными персонажами. Нет, слежка, наблюдение, даже подглядывание – всё это понятно, сам вон за парочкой «бургер + вампир» который день присматриваю, но чтобы вот так — хвостиком по следу и сверлить взглядом из-за каждого угла... Не ожидал. Даже смущает немного.
  Добравшись до практически пустой столовой, а она здесь тоже была, несмотря на расставленные на каждом шагу продуктовые автоматы, я быстро сделал покупку и опять вышел на улицу, начав ждать, пока аура Мизори доберётся до приглянувшихся мне кустов. Девушка возилась недолго и уже через 17 секунд заняла наблюдательный пост. Пора...
  -Будешь мороженое? - выхожу из ускорения за её спиной и протягиваю стаканчик. Ох, как паникой-то полыхнуло, снежно-голубая аура едва в оранжевый цвет вся не ушла.
  Сидящая на корточках девушка... Кстати, трусики у неё тоже были в полосочку, только голубую… Всё-таки юбка здесь «мини» ну просто очень на грани фола… Так вот, сидящая на корточках девушка медленно развернулась, поворачивая на меня огромные лазурные глазищи. Конфета во рту тоже всё ещё была.
  Стою, жду, с мягкой улыбкой протягивая мороженое. Шираюки неуверенно встаёт, продолжая полыхать страхом в ауре. Синие глазки забегали по окрестностям, пальчики робко и слегка нервно поправили юбку. Наконец, последовала первая положительная реакция — ручка девушки потянулась за стаканчиком и, взяв, поспешно отдёрнулась назад.
  -С... Ссс... Спасибо, - едва слышно выдавила «снегурочка» и густо покраснела, начав гипнотизировать взглядом удерживаемое в руках мороженое. Сдаётся мне, если я сейчас не отвернусь, оно растает быстрее, чем Мизори решится попробовать, и плевать на то, что она ледяной демон, в чьих руках в принципе ничего не может таять.
  Вздыхаю и двигаю опорную ногу. Снежная аура, оказавшаяся сзади, буквально в следующее же мгновение переместилась. Поворачиваюсь обратно. Ну да, всё верно — лазурный глаз самым-самым краешком выглядывает из-за ствола ближайшего дерева. Сцена в библиотеке повторилась.
  Эх, в этой игре определённо что-то есть. По крайней мере, я эту милоту уже хочу до безумия!
  -Тебе так проще, да? - приваливаюсь спиной к тому же дереву и откусываю кусочек собственного мороженого.
  -Да... - тихо донеслось сзади.
  -Боишься мальчиков? - никогда бы не подумал, что подобная фобия может быть у демонов, но в этом мире ничему нельзя удивляться.
  -Нет... - девушка замолчала, я уж было начал думать, что продолжения не будет, но меня приятно удивили: - Я плохо схожусь с людьми.
  -Понятно... - неужели домашняя девочка? - Выросла вдали от городов?
  -Да, - сзади совсем успокоились, и голос перестал дрожать. - Моя семья живёт в горах, и я мало с кем общалась до того, как попасть в академию.
  -Знакомая ситуация... Ну и как тебе здесь? Уже есть любимые места?..
  
  Утро следующего дня, коридор главного корпуса Академии. Мока Акасия.
  «Нет... Что же это за девушка? Кто она такая для Цукуне?»
  Вампирша стояла, подперев стену, и никак не могла выкинуть из головы увиденную вчера картину. Сегодня у их класса не было первых двух уроков, и, не зная, когда из мужского общежития появятся её друзья, Мока терпеливо ждала недалеко от входа, попутно всё больше себя накручивая.
  После того как Астарт дал ей тот... совет, розововласка, недолго думая, поспешила за Цукуне, чтобы извиниться, но нашла его уже гуляющего по лесу в обнимку с какой-то незнакомой девушкой. Очень красивой девушкой...
  «Они и вправду выглядели как пара?.. Так поглощены друг другом... Что со мной? Почему я так воспринимаю? Может... Астарт был прав, и я...»
  По нервам ударил ярко всплывший в памяти окрик парня:
  -Я не твоя еда!
  «Я очень плохая», – рука девушки неуверенно замерла в сантиметре от крестика. – «Вот почему с Цукуне я хочу пить его кровь? Я не знаю себя...»
  -Эй... Стоп. Не время раскисать... На тебя нацелились! - резанул по ушам раздавшийся совсем близко раздражённый женский голос.
  «А?!» - Мока замотала головой. - «Ч-что? Откуда этот голос?»
  -Ты ведь вампир? - девушка чуть не подскочила от испуга, когда сверху её окликнул ещё один новый голос. - Так говорят слухи, Акасия Мока.
  Розововласая вампирша наконец нашла источник звука. Им оказалась красивая девушка с синими волосами, убранными в хвост, сидящая на перилах лестницы, расположенной буквально в нескольких шагах от места ожидания Моки.
  «Та самая девушка!»
  -Ты!.. Ты была тогда с Цукуне! - воскликнула студентка, во все глаза глядя на незнакомку. Та же лишь улыбалась, а потом спрыгнула с перил вниз, грациозно выгнувшись в воздухе и приземляясь на ноги посреди коридора.
  Этот прыжок тут же привлёк внимание всех оказавшихся рядом и ученики радостно загалдели, выражая своё восхищение. Незнакомка этого, казалось, даже не заметила и, пройдя к Моке, тихо, чтоб никто другой не расслышал, представилась:
  -Я суккуб — Куроно Куруму... Я пришла победить тебя...
  -Чт... - зеленоглазка замерла, не зная, как на это реагировать. - Подожди, разве не против правил раскрывать свою истинную форму?..
  -Я больше не могу ждать! - отойдя на пару шагов, грубо ткнула в неё пальцем назвавшаяся суккубом. – Ты – самая большая преграда на пути моего великого плана!
  -... П-плана? - Мока от волнения слегка ослабила ворот рубашки.
  -Хе-хе... - хихикнула Куруму. - Да, я собираюсь сделать всех мужчин академии моими верными рабами! План по превращению академии Ёкай в гарем!!!
  -А... - из отпавшего рта вампиршы вырвался только невнятный сип.
  Девушке показалось, что она или ослышалась, или... её ударили пыльным мешком по голове, а может, и всё вместе. Не то чтобы её когда-нибудь били мешками, но подобрать каких-то ещё аналогий своим чувствам не получалось.
  -Мой план был идеален! - продолжала меж тем синевласка, нисколько не смущаясь тем, что её могут услышать из уже собравшейся толпы. - Своей красотой я должна была пленить каждого парня академии с самого начала! Однако!.. Акасия Мока! - несмотря на то, что ростом Куроно уступала Моке примерно на голову, ей как-то удалось нависнуть над полностью ошарашенной девушкой. – Парни мечтают больше о тебе, чем обо мне! Но я этого так не оставлю, я не могу проиграть в битве женских чар!
  -А-а-а... - опять почти беззвучно выдавила из непослушного горла зеленоглазка, но никто не сделал даже попытки её выслушать.
  -Вот почему я решила показать, что я лучше тебя. И в доказательство этого я украду у тебя Аоно Цукуне!
  -Подожди, стой! - подрагивающая от потрясения девушка подняла правую руку в защитном жесте. - Цукуне здесь ни при чём!
  -Не притворяйся. Я знаю это с того момента, как мы были близки... У него очень приятный запах. Прямо как у человека! У него вкусная кровь? Тебе ведь нужен Цукуне только как «еда»? - Мока невольно дёрнулась. - Ха-ха-ха! Хочу посмотреть на твоё лицо, когда я отберу его у тебя!
  -Нет... я не использую его, я... - в этот момент раздался голос, заставивший обеих девушек от неожиданности вздрогнуть:
  -Мооокааа! - месту действия от входных дверей спешил Аоно, похоже, ещё ничего не заметивший. - А, вот ты где! Извини, что я так убежал!
  -Цукуне...
  -Эм... - парень остановился и неуверенно почесал пальцем щёку. - Я должен кое за что извиниться, Мока...
  -Оооо, Цукуне!!! - синевласка без всякого стеснения в прямом смысле прыгнула ему на шею. - Спасибо за то, что ты для меня сделал!
  -П-п-почему ты здесь, Куруму? - растерялся студент, не делая, однако, никаких попыток вырваться из захвата и остановить откровенно трущуюся об него грудью суккубу. - Подожди, я пришёл извиниться перед Мокой!
  Внутри вампирши всё буквально вспыхнуло от негодования и ревности.
  -Что с тобоЙ... - с трудом выталкивая непослушные звуки из горла, заговорила зеленоглазка. - ТЫ волНуеШЬсЯ о ком-то... и всё Же... делаеШЬ сЧастливое лиЦо... - голос скакал, то и дело выделяя то один, то другой слог, а парень как назло до сих пор даже не пошевелился, чтобы отлипнуть от Куруму, и, словно этого мало, у него на лице всё ещё цвела глупая улыбка.
  С огромным усилием девушка откинула заполнившие душу эмоции и, мотнув головой, поспешила предупредить друга:
  -Тебя обманули, Цукуне! Быстрей брось её! Куруму не твой друг!
  -А? - ничего не понимая, хлопнул глазами Аоно.
  -Ужасно, как ты можешь такое говорить? - обиженным тоном тут же воскликнула суккуба. - Аааа... Мне снова плохо... - изобразила она полное расстройство чувств и окончательно навалилась на парня, заглядывая тому в лицо. – Нам надо в медпункт.
  -П... поверь мне, пожалуйста... - от нервного напряжения Моку начало пошатывать. - Она опасна, Цукуне! Она хочет тебя съесть...
  -Да ладно! - взгляд студента вдруг стал каким-то холодным и равнодушным. - Разве ты не пьёшь мою кровь?
  У вампирши словно земля из под ног ушла, а сердце пропустило удар.
  -Точно-точно, - проворковала синевласая, плотнее прижимаясь к Цукуне, - у тебя такой приятный запах, наверное, и кровь очень вкусная. Наверное, поэтому она так любит пить тебя на завтрак...
  -Понятно... - протянул парень. - Так вот почему Мока хотела подружиться со мной.
  Глаза Акасии защипало, и вид коридора вдруг заслонила мутная пелена. В этот момент Куроно перестала прятать лицо в пиджаке Цукуне и, покосившись на девушку, торжествующе ухмыльнулась. Для Моки это стало последней каплей.
  -УААААА!!! - тело само развернулась в сторону, и девушка побежала, не видя дороги за ручьями текущих по лицу слёз и совершенно не обращая внимания на видящих это учеников.
  
  В себя Мока пришла уже на улице, сама не заметив, как добралась до крылечка, на котором сидела с Цукуне вчера днём. На душе было отвратительно, слёзы никак не унимались, подтянутые к лицу колени мелко подрагивали.
  «Интересно... Кто же я для Цукуне? Мне вправду хочется только его крови?»
  -Я... - в горле застрял ком, и зеленоглазка с трудом сглотнула.
  «Астарт был прав, я ужасная девушка...»
  -Наивная! - резанул по нервам жёсткий голос. - Цукуне управляют!
  Крестик на шее поднялся в воздух, и Мока ахнула от неожиданности.
  -Это называется «Шарм»... - продолжил тот же голос, теперь отчётливо исходящий из драгоценного камня в центре креста. - Волшебство, превращающее лицо другого пола в твоего раба.
  -Что... что происходит?! Голос идёт из креста... - запаниковала девушка, ещё не до конца осознав то, что услышала.
  -Я — другая ты. Я использую крест как медиум, через который могу общаться с тобой из глубин подсознания. - тут же пояснил голос.
  -Другая я?..
  -Суккуб - это монстр, соблазняющий мужчин, - не обращая внимания на суету Моки, продолжил «крест». - Мужчина, получивший от неё поцелуй, станет для неё рабом навечно! Торопись, Цукуне может стать слугой Куруму в любой момент!
  -Но как же... - Акасия сама не заметила, как вновь оказалась на ногах.
  «Где? Где их искать?.. Медпункт! Точно! Они собирались туда!»
  Как она неслась по коридорам – опять прошло мимо сознания девушки. Вот впереди показалась заветная дверь в медицинский кабинет, и Мока, совершенно не размышляя, толкнула её в сторону, врываясь внутрь с криком «Прекрати!»
  
  Астарт Д'Эст, то же время.
  -Дурдом... - негромко констатировал я, созерцая творящуюся в коридоре вакханалию. Сомневаюсь, правда, что мнение моё осталось бы услышанным, даже говори я в полный голос.
  Всё пространство у входа, в обе стороны, заполонили толпы галдящих, шушукающихся, спорящих и даже рыдающих в порыве неясных чувств студентов. На уроки, ясное дело, никто не спешил — некая горячая тема увлекала молодые умы явно больше гранита науки. Я даже на миг испугался. Вдруг сегодня какой-нибудь праздник, а я один ни сном ни духом? Но вроде нет - праздничных атрибутов не видно. Тогда что?
  -Привет, - послышалось сбоку знакомым голосом.
  Я повернулся и увидел Мизори, наполовину спрятавшуюся за углом. Вчера мы долго разговаривали. До самой ночи. Даже прогулялись по лесу к «кровавому» морю, по инициативе девушки. Был там один уютный обрыв, с которого открывался великолепный вид на закат. Показывая его, Шираюки очень волновалась, но мне даже притворяться не пришлось, изображая удовольствие - место и впрямь было до волшебного красивым. Правда, странно, вчера, под конец, она вполне спокойно стояла рядом со мной, никуда не прячась, а тут опять изображает сталкера.
  -С добрым утром, - мягко улыбаюсь. Кстати, ещё вчера заметил — у неё с собой есть запас конфет, и когда одна заканчивается, в рот тут же отправляется другая, вот и сейчас изо рта девочки выглядывала пластиковая палочка. - Почему опять прячешься?
  -Так интересней, - без малейшей тени эмоций в голосе и на лице ответили мне и тут же сдвинулись на пару сантиметров глубже за угол.
  -Знаешь, что здесь произошло?
  -Нет, - ответила, не меняя тональности, и продолжает сверлить меня лазурным глазом. Прелесть... И ведь, судя по ауре, ей это очень нравится.
  -Понятно. Что ж, занятия скоро начнутся, проводить тебя до кла...
  Договорить я не успел. По чувствам резко ударило тугой волной негативной энергии. Источник был относительно далеко, но не узнать запах силы Моки я не мог. Поток исходил откуда-то слева-сзади и, похоже, из-за пределов здания. Что у нас там? Да ничего - небольшая площадка пустого пространства перед окнами, если обогнуть по ней главный корпус, то выйдешь на дорожку к женскому общежитию, а вот там, откуда идёт волна, – только лес. И что же могло заставить Моку так внезапно снять печать?
  -Прости, кажется, мне придётся ненадолго отлучиться, - улыбаюсь Мизори и, бросив короткий взгляд на дружно притихшую толпу (хотя сомневаюсь, что все присутствующие поняли, что именно их насторожило), разворачиваюсь к двери.
  
  То же время. Лес. Цукуне Аоно.
  «Я... Я сделал это!» - парень, тщетно пытаясь унять колотящееся в груди сердце, опустошённо смотрел на крестик в своих руках. - «Только тогда, когда я подумал, что всё кончено... Что происходит?!»
  -Не заговаривайте зубы, вам меня не победить! - зло крикнула парящая в небе Куруму. - Мы, суккубы, ищем «свою судьбу» среди соблазнённых! - со слезами в голосе продолжила кричать она. - Чтобы спасти наш малый вид от вымирания, мы должны тщательно выбрать мужчину, одного-единственного из множества. И ты стоишь на моём пути, Акасия Мока! Я не могу этого просто так оставить! - девушка ещё набрала высоту и резко спикировала прямо на неподвижно стоящую вампиршу.
  -И что ты сделаешь? - от голоса изменившейся подруги по спине школьника пробежали мурашки. - Не можешь мне этого позволить? Значит, смеешь показывать мне свои зубки? - Куроно уже была совсем близко, каких-то пара метров... - Эгоистичная девчонка... - выплюнула Мока и исчезла... Чтобы в следующий миг появиться за спиной суккубы. - Знай своё место!
  Крик Куруму слился со звуком страшного удара, который впечатал девушку в землю.
  -Медленно... - вновь вставшая на землю Акасия говорила так, что казалось, будто слова произносит морозная вьюга. - Слишком прямолинейно... И с этим ты посмела бросить мне вызов?!
  Аоно не различил движения, просто Мока в одно мгновение оказалась развёрнута к нему другим боком, а Куруму улетела по земле на несколько метров, чтобы сильно удариться о дерево.
  -Пусть ты и ведёшь себя как маленький дьявол, ты всё равно наивная девчонка! - вампирша опять переместилась вплотную к лежащей девушке и схватила ту за хвост. - Я сделаю так, что ты больше никогда не сможешь довести вторую меня до слёз!
  В следующую секунду парень заметил лишь, как размытая тень, бывшая Куроно, пронеслась в воздухе, чтобы с грохотом впечататься в землю.
  «Так нельзя... Она же умрёт!» - с ужасом вспыхнула в сознании мысль.
  -Почему бы тебе не оторвать хвост и крылья, чтобы ты больше не летала? - неторопливо приближаясь, словно хищник перед прыжком, жутковато-предвкушающим тоном цедила вторая Мока. – Или, может, лучше просто раздавить, как надоедливую мошку?
  «Нет... Я должен помешать!» - парень дёрнулся, но внезапно тело что-то сдавило со всех сторон. Раз, другой – вырваться не получалось. От паники горло свело судорогой, захотелось крикнуть, остановить, но тело взбунтовалось, и из открывающегося рта вырывались лишь беззвучные сипы.
  А Мока наконец прыгнула, занося для удара ногу. В этот раз он почему-то увидел начало движения, но крик так и застрял в горле. По ушам ударил грохот, и внезапно получившее возможность двигать тело качнуло ударной волной. Но в этот раз парень замер сам, не решаясь посмотреть в сторону, где только что лежала Куруму... Живая... И плачущая...
  -Прошу прощения, что вмешался, - разорвал накатившую на Цукуне тишину спокойный мужской голос, показавшийся смутно знакомым, - но я не могу дать тебе её убить.
  Ещё не веря в полыхнувшую надежду, Аоно развернул голову и спустя долгую, тяжёлую секунду облегчённо выдохнул. Куруму всё так же лежала на земле, побитая, но живая, а перед ней стоял Астарт, почему-то окутанный желтоватым светом, и удерживал рукой занесённую для удара ногу Моки...
  
  Астарт Д'Эст.
  Рука чуть-чуть побаливала, недооценил я удар Акасии, надо было использовать больше тёмной энергии, но главное — успел вовремя.
  Если бы знал сразу, плюнул бы на правила и рванул на всей скорости ещё в учебном корпусе, но я-то думал, что напали на Моку. То есть, по всей видимости, прав-то я оказался, только считал, что помогать если кому и надо, то Моке, а никак не нападавшему, потому и прошёл до дверей хоть и быстро, но как простой человек. Когда же я завис над местом действия, композиция мне открылась прелюбопытнейшая:
  Цукуне. Испуганный. С крестом в руке. Одна штука.
  Мока. Серебряновласая. Очень злая. Одна штука.
  Деревья. Срезанные у земли чем-то острым. Семь штук.
  Незнакомая личность. В юбке. На земле... С грудью размера 3.3 — 3.5 под светлой кофточкой. Волосы светло-синие, собраны в высокий хвостик. Ушки заострённые и чуть вытянуты. За спиной крылья, тёмно-фиолетовые, кожистые. На руках длинные когти. Из-под юбки выглядывает длинный, опять же тёмно-фиолетовый хвост с кожистой стрелкой на конце. Общее состояние весьма помятое. Аура соответствует младшему демону. Спектр энергии... чисто тёмный.
  От осознания того, кто это, я даже растерялся. Вот уж и не надеялся, что встречу в академии настоящую суккубу. Их же выжило всего ничего – и тут такая удача...
  Впрочем, судя по складывающейся ситуации, жить девочке осталось минуты две, и то с натяжкой. Мока просто пылала гневом, да так, что случай с беднягой Саизо вообще не смотрится, а ведь он хотел её изнасиловать. Что вообще могло её так выбесить?
  -Почему бы тебе не оторвать хвост и крылья, чтобы ты больше не летала? - косвенно показывая, что причиной была именно суккуба, почти переходя на инфразвук, прошипела вампирша, приближаясь к жертве. – Или, может, лучше просто раздавить, как надоедливую мошку?
  Синевласка, трясясь, непроизвольно попыталась отползти, но упёрлась спиной в ствол дерева. Судя по следам на земле и виду девушки, её уже не раз хорошенько приложили, да и одно крыло, похоже, было сломано.
  А тут ещё и Цукуне дёрнулся преградить дорогу Моке! Пришлось ловить телекинезом. Защита дамы – поступок, безусловно, благородный, но не с его кондициями вставать на пути разъярённого вампира. Даже мне не очень-то хотелось это делать, но... Было надо. Во-первых, умышленное убийство одного из студентов вряд ли будет благосклонно оценено администрацией академии, а ссориться на пустом месте с местным директором мне совсем не хочется. И Моке, наверняка, тоже, просто сейчас она это вряд ли осознаёт. Во-вторых, это первый «родич», которого я увидел в этом мире, не считая отца. И вот так — только встретил и тут же позволил убить, не обменявшись и парой слов, мне как-то не по душе. Ну и в-третьих, не знаю, как сложится с Мизори, но тут весьма симпатичная девушка в сложном положении, и упускать такую возможность просто глупо.
  И вот теперь у меня болела рука, а пылающие яростью алые глаза Акасии очень недовольно буравили мою переносицу.
  -Как это понимать? - процедила серебряновласка, ничуть не смущаясь задранной ноги.
  -Она из моей канцелярии. Ты когда-нибудь слышала про земли... Пандемония? - глаза девушки удивлённо расширились, и, сочтя момент удачным, я отпустил её лодыжку. Расчёт оправдался — Мока встала ровно, не спеша кидаться в бой.
  -Я считала, что это просто сказка, - заметила вампирша, складывая руки на груди.
  -Теперь уже да. Земли Пандемония практически перестали существовать, попасть туда почти невозможно, выйти назад — тем более. Все, кто выжил, сейчас разбросаны по миру и, как правило, не знают друг о друге. Именно поэтому я вынужден защищать её. Как старший младшую.
  -Это ничего не меняет. Она должна понести наказание за то, что сделала! - упрямо нахмурилась девушка, а вот в ауре у неё скользнуло что-то... похожее на стеснение?
  -Насколько я могу судить, наказала ты её уже весьма крепко.
  -А если я так не считаю? Будешь со мной драться? - и опять внешнее проявление эмоций отличается от того, что видно в ауре. Она у неё сейчас развёрнута во всю ширь, никакой маскировки, и давление силы глушит работу барьеров академии. И она... робеет? Очень странно... Но попробуем использовать.
  -Я бы предпочёл не выбирать между дружбой и роднёй, но... - улыбаюсь и частично снимаю маскировку, позволяя силе выплеснуться наружу. Пусть она не столь велика, как у Моки, но вот «густота» там совсем другая, ведь я, в отличие от Акасии, прекрасно её контролирую, - если придётся – поверь, я не из тех, кого можно напугать дракой с вампиром.
  -Хн!.. - раздражённо фыркнула алоглазка и отвернулась, а в её ауре скользнуло смущение.
  -Так что здесь произошло? - выдержав паузу, перевожу взгляд на подобравшегося ближе парня, демонстративно пока не глядя на пребывающую в прострации суккубу. И только тут замечаю, что недалеко от нас притаилась знакомая морозная аура. Вот же... За накрывшим всё потоком силы Моки совсем проглядел её приближение.
  -Эта дура околдовала Цукуне и хотела превратить его в раба, заодно наговорив гадостей моему второму я, а потом пыталась нас убить, - также не глядя ни на меня, ни на побитую девушку, холодно ответила вампирша.
  -Я не думаю, что Куруму делала это из плохих побуждений, - осторожно заметил Аоно, неловко улыбаясь Акасии.
  -Да?..
  -М?..
  Мы с Мокой синхронно перевели удивлённые взгляды на парня. Не знаю, о чём думала девушка, но я пытался совместить в одном предложении такие факты, как: «пытаться превратить в раба», «убить», «наговорить гадостей» (читай - оскорблять), и всё это – «не из плохих побуждений». Получалось не очень. Переглянувшись с серебряновласой красавицей, поймал такой же недоумённый взгляд. С секунду поиграв в гляделки, мы столь же синхронно повернулись к суккубе.
  Теперь, разглядев её получше, я мог с уверенностью сказать, что уже её видел. Маленькая, даже ниже Мизори, но несмотря на это, большая грудь смотрелась на ней крайне гармонично, из-под светло-синей чёлки выглядывали насыщенно-фиолетовые глаза. Грязь, ссадины, крылья и хвостик, изменившиеся ушки, наконец, образ, безусловно, меняли, но не так сильно, чтобы её нельзя было узнать. Куроно Куруму — первый курс, первая группа. Приметил я её давно, но было в её поведении нечто, что я принял тогда за ужимки кого-то из пресмыкающихся видов монстров. Теперь-то понятно — ошибся, просто инстинкты суккубы заставляли её кривиться от ощущения, что вокруг много не самых эстетически приятных существ. Да и запахи у них, для демона страсти и наслаждений, мягко скажем... Кстаааати.
  -А ведь ты прав, - нарушаю тишину, усмехаясь Цукуне. - Нужно будет что-то сделать с твоим запахом.
  -А? С моим запахом? - растерянно заморгал парень, то ли пытаясь удостовериться, что не ошибся, то ли чисто рефлекторно, ткнув пальцем себе в грудь.
  -Именно. Пахнешь ты в точности как человек, а она — суккуб, - опять поворачиваюсь к синевласой девушке, смотрящей на меня мокрыми от слёз глазами со смесью страха, надежды и облегчения. – Демон, для которого основная добыча именно люди, твой запах для неё так же соблазнителен, как и для Моки, только питается она не кровью, а эмоциями и жизненной энергией.
  -Жизненной... энергией? - ну вот, он опять испугался...
  -Если будешь заниматься с ней любовью и она того захочет. Но всё равно там немного, просто устанешь сильнее, на сроке жизни это сказывается редко, только если суккуб целенаправленно захочет тебя выпить, - так, что-то я не то сказал...
  Все, эм... трое почему-то покраснели. И сильнее всех... Вот никогда бы и мысли не допустил! … Сама суккуба! Что это за мир?! Куда я попал?!
  -Так... Замнём тему, - моё душевное равновесие мне ещё дорого! - Цукуне, подойди сюда.
  -А... Опять кровь сдавать? - с опаской спросил парень, но всё же подошёл.
  -Нет, просто повешу на тебя маскировку, - кладу руку ему на солнечное сплетение.
  Тёмная энергия в сыром виде для людей смертельно опасна. Колдуны, маги и ведьмы – не исключение. Но если её направляет демон, то всё иначе. Вносить какие-то коренные изменения мне не требовалось, всего пару мелких элементов в его ауру, чтобы он не так сильно выделялся своей «идеальной маскировкой», и сверху лёгкое заклинание, чуть-чуть изменяющее запах...
  -Вот и всё, - убираю руку. Цукуне удивлённо заморгал, ощупывая грудь и тщетно пытаясь что-то в себе почувствовать. - Теперь с тобой, - поворачиваюсь к синевласке. - Будет своя версия событий?
  -Кхм... кхм... - девушка зашмыгала носом. - Уа-а-а-а-а-а!!! Я больше не буду-у-у! - и в голос разрыдалась, вытирая кулачками глаза.
  -Хмф! - опять фыркнула Мока и небрежно отобрала крестик у Аоно. - Дальше сами разбирайтесь. Но учтите, если она только попробует продолжить в том же духе, в следующий раз я не буду такой доброй! - и поспешно нацепила печать. Даже слишком поспешно, как на мой взгляд. Ну и в следующий миг Цукуне пришлось ловить на руки потерявшую сознание розововласку.
  Н-да... Ну и выглядим мы со стороны: два парня, у одного пребывающая без сознания красавица на руках висит, у второго – другая в ногах рыдает, вокруг разгром, уроки уже начались, и отдувайся как хочешь. Женщины...
  -Ну не плачь, - нагибаюсь и кладу руку на растрёпанную синюю макушку. - Крыло сильно болит? Давай подлечу, - энергия качнулась и полилась в тело девушки, заставив ту от неожиданности прерваться на полутоне. Ссадины сошли почти мгновенно, фиолетовое крыло дрогнуло и встало на место, сил я потратил всего ничего, много ли младшему демону надо? - Ну вот и всё, - убираю руку. - А теперь ответь, тебе всё ещё хочется его заполучить в свои руки? - киваю на так и замершего с «тяжкой ношей» на руках студента.
  -А... Наверно... - Куруму наклонила голову вбок, непонимающе рассматривая парня. - Нет... - и перевела изумлённо-неверящий взгляд на меня.
  -Ну, одной проблемой меньше. Кстати, Мока, мы опаздываем на занятия, или ты хочешь, чтобы Цукуне внёс тебя в класс на руках?
  -А? - розововласка мгновенно «очнулась». - Ой!.. - и покраснела. На пару с не знающим куда себя деть Аоно...
  Стоят... «Сияют»... Из объятий друг друга вырываться не спешат... Блин...
  -Ладно, не буду мешать. Если что, я в классе, - я развернулся и зашагал к центральному корпусу, ощущая, как за мной неустанно следует пристальный взгляд Мизори.
  Впрочем, не прошёл я и десятка шагов, как ощутил, что одна из трёх оставленных сзади аур шевельнулась и неторопливо двинулась следом...
  
  
***

  
  Мои костяшки пальцев отбили надлежащий стук по дверной поверхности.
  -Прошу прощения, - заглядываю в аудиторию, - можно войти?
  -Конечно-конечно, - забавно жмурясь, «покивала» ручкой Некономе-сенсей, в завершение ещё и взмахнув ушками. Маскировать их она перестала ещё на втором занятии, а сейчас уже и из-под юбки хвостик выглядывал. - Я как раз только начала, проходи, садись быстрее!
  Просить меня дважды не потребовалось, и я шагнул в класс. Куруму отстала буквально секунд двадцать назад, сперва неуверенно помявшись в коридоре перед дверью на свой урок, но, так и не решившись меня окликнуть, всё-таки шмыгнула внутрь. А вот Шираюки... Изначально мы изображали что-то вроде паровозика — иду я, за мной, на некотором расстоянии, Куроно, и замыкает процессию Мизори, следующая на ещё большем расстоянии от суккубы и, вдобавок к тому, прячущаяся за каждый выступ. Только что она была за углом коридора и провожала мою спину внимательным взглядом, а вот сейчас стремительно удалялась, постепенно размываясь в восприятии.
  -Итак, - продолжила наша классный руководитель, едва я сел на своё место, - среди известных писателей, которые любили кошек, выделяется Утида Хяккен! Он был учеником Нацумэ Соуски...
  Бакэнэко продолжала увлечённо излагать, а вот я почувствовал нечто странное. Нет, не в магическом фоне, а в окружающей меня обстановке. Так бывает, когда взгляд цепляется за что-то важное, но замечает это только подсознание, тут же начинающее подавать разуму сигналы тревоги. Что-то было не так... Свет? Нет. Обстановка? Тоже не то...
  Внимательно оглядевшись вокруг, я только утвердился в чувстве некой неправильности, но в чём она заключается – понять не мог. Ни одного нового лица, мебель та же, портреты писателей и учёных на стенах, чуть потёртый линолеум, местами никто не менялся, косых, враждебных взглядов тоже нет...
  -Простите! Мы опоздали, можно войти?! - прерывая мои размышления, в дверь вломился взволнованный Цукуне. Поправка — Цукуне и Мока, причём парень, ни много ни мало, держал девушку за руку.
  Мужская часть класса, видя такое непотребство и тут же выдумав с десяток версий разной степени возмутительности и бесстыдства, привычно разразилась завистливым ворчанием, почти заглушив ответ учителя, да и женская тож... Стоп. А вот со стороны девушек привычной реакции не было!
  И тут я понял, что именно резануло мой взгляд. Все собравшиеся в классе девушки косились на меня точно так же, как на протяжении всех прошлых дней мужская часть Академии косилась на Моку!
  Рядом протолкнулись Акасия и Аоно, смущённо рассаживаясь по своим местам. Я же отчаянно пытался понять, какого чёрта сейчас происходит? Нет, сам факт-то меня не огорчал, но с чего бы вдруг? Я, конечно, не урод, и даже нос мне свой вполне нравится, что, как я где-то слышал, совсем уж фантастика для любого подростка от 13 до 20, но ведь будь дело во внешности, реакция не стала бы ждать сегодняшнего дня. Кроме того, если я ничего не путаю, прекрасным дамам вообще не свойственно так реагировать на внешность самцов. К внешности должно обязательно прилагаться что-то ещё. Лучше всего известность, причём не какая-нибудь, а на музыкальном или кинематографическом поприще, но вот, хоть убейте, не помню, когда я вчера успел стать известным исполнителем или актёром.
  Внимание, буквально давящее на кожу, начало уже нервировать — не люблю того, чего не понимаю! Да ещё паранойя активно включилась, перебирая варианты подстав и провокаций, к которым это всё может быть прелюдией. За ходом повествования учителя я уже вообще следить перестал, раз за разом сканируя класс на предмет висящих заклинаний, новых аур или следов артефактов, но всё было по-прежнему чисто. Чтобы хоть как-то отвлечься и унять нервы, я перевёл взгляд на окно...
  Не знаю, как это описать. Наверное, безумие и тупость этого мира таки подкрались и ко мне, только так я могу объяснить, почему потратил добрых десять секунд, прежде чем осознал, что смотрю в лазурные глаза Мизори...
  Девушка сидела за карнизом и, держась за него пальчиками, поднималась над ним ровно настолько, чтобы было видно глаза и ни миллиметра больше. Кроме того, во взгляде у неё появились неуловимые черты голодного хищника перед прыжком.
  Ни когда она успела подобраться к моему окну, ни почему вообще решила вместо занятий прийти и смотреть на меня, я не знал. И, если честно, вот как на духу — думать на эти темы вообще не хотелось. Напротив, в душе чётко поселилось ощущение, что: первое - мир сошёл с ума; второе - я один тут нормальный; третье - всех не спасти; четвёртое - ничего не изменить; пятое - единственный выход — расслабиться и получать удовольствие.
  Жизнеутверждающие, блин, директивы.
  Огромным усилием воли я заставил себя откинуть всю лезущую в голову дурь, обратил, наконец, внимание на то, как мило смотрится снежная дева в этой позе, и тепло ей улыбнулся...
  
  
***

  
  -И что такого интересного ты нашла в наблюдении за моим постным лицом, что решила ради этого прогулять занятия? - протягиваю девушке только что купленный в автомате пакетик шоколадного молока. Раз она так любит конфеты, то предлагать ей кислый сок явно не лучшая идея, а потому молоко.
  Шираюки ещё несколько секунд сверлила меня абсолютно тем же взглядом, что и весь учебный день, за той лишь разницей, что теперь выглядывала из-за кустов у дорожки, а не из-за оконного карниза, после чего невозмутимо встала и, приняв подношение, пристроилась рядом. Самую малость за левым плечом, но уже так, чтобы я не смог на неё смотреть без того, чтобы сильно поворачивать голову.
  -Спасибо, - донеслось сбоку таким тоном, как будто я дал ей напиток, например, в классе, во время перемены или вообще на собственной кухне, где мы до этого сидели уже много раз и много раз кушали. Говоря иначе, это «спасибо» было совершенно ровным и невозмутимым, словно получать напитки, сидя в кустах, от парня, за которым наблюдала целый день – это нечто совершенно естественное и нормальное.
  -Ты не ответила, - заметил я, покосившись назад, но не поворачиваясь.
  В ответ мне раздался звук втягивания жидкости через трубочку. Хороший такой звук, вдумчивый, с таким за процесс принимаются всерьёз и надолго.
  -Хочешь прогуляться? - проверка связи...
  -Да, - ответ был мгновенным, но всё таким же невозмутимым.
  -Ясненько... - задумчиво обозреваю окрестности.
  Студенты расходись по своим делам, кто-то кучковался по интересам, Мока с Цукуне уже свинтили на своё крылечко, алея так, будто собирались на свой первый в жизни секс, хотя очень сомневаюсь, что у них дальше одного робкого соприкосновения губами зайдёт. Мока просто дальше не вытерпит, и будет «кусь», тут к гадалке не ходи. Впрочем, я обоснованно сомневаюсь, что у них и до соприкосновения дойдёт, хотя после всех сегодняшних треволнений... может быть, может быть... Ну, скрестим пальцы за парня, удача ему понадобится. А вот то, что голодные и даже вожделеющие женские взгляды на мою персону не только не прекратились, но ещё и усилились новыми бойцами из смежных групп и даже старших курсов, мягко намекало, что прогулка с Мизори до заката — идея очень здравая и своевременная. К таким жизненным поворотам надо привыкать постепенно, я бы даже сказал — аккуратно и бережно.
  -Тогда пойдём?
  Снежная дева кивнула и пододвинулась ещё ближе, вызвав целую волну негодования со всех сторон, чему, судя по ауре, очень обрадовалась.
  
  Некоторое время спустя, лесное озеро.
  -И всё-таки, Шираюки, - взвешиваю в руке плоский камушек и без замаха кидаю в водную гладь, - тебе совсем не интересно учиться? - галька отскочила от воды восемь раз и на девятом нырнула.
  -Интересно, - девушка тщательно примерилась и тоже бросила. Вода расцвела семью новыми кругами. - Но в жизни мне это не понадобится.
  -Почему так?
  -Моя семья держит гостиницу на горном курорте, жить я смогу только там, а посетителям неинтересно, какие из современных писателей любили кошек, - лазурные глаза посмотрели на меня. - А твоя семья чем занимается?
  -Моя семья мертва.
  -Прости, - тут же стушевалась синеглазка, опустив растерянный взгляд к земле.
  -Принимается, - хмыкаю, мягко улыбнувшись. - Не волнуйся об этом, - поднимаю с земли ещё один камушек.
  -А зачем ты пошёл в Академию? – дождавшись, пока следы на воде от моего нового броска исчезнут, решилась спросить девушка.
  -Мне пришло приглашение, - поскольку Мизори не спешила пользоваться своей очередью на кидание гальки, я тоже пока воздержался, просто любуясь пейзажем, - а кроме как сидеть одному в пустом доме, других альтернатив не было. Я решил, что здесь будет интересней, ну или, как минимум, полезней.
  -Понятно... - снежная дева задумалась и присела на землю, притянув колени к лицу.
  -А где расположен ваш курорт? - сажусь рядом, с лёгкой внутренней улыбкой ощущая, как девушка выморозила слой земли под собой, не позволяя той испачкать одежду...
  
  Утро следующего дня:
  -Астарт, Цукуне! С добрым утром! - налетел на нас розовый вихрь буквально через три секунды после того, как мы вышли из общежития. Хорошо хоть, наученный опытом, я сразу свернул на боковую дорожку, а то бы опять сцена в толпе происходила.
  -Ааа, Мока, с добрым утром, - ответило бледное, чуть пошатывающееся тело с выражением полнейшего счастья на физиономии.
  Видок у него был такой, что, встретив его утром по дороге в санузел, я с перепугу едва сдержал порыв шибануть чем-нибудь поубойней. И это на фоне полу-, и не очень, крото-собако-жабо и далее по списку, -головых студентов из клуба недопревратившихся, наполняющих коридоры мужской общаги каждое утро. И с того самого момента до сих пор тяжко терзался какими-то совершенно неуместными для уважающего себя демона порывами приобнять за плечи и помочь несчастному страдальцу дойти... Хоть куда-нибудь! Потому как, судя по отливающей благородной синевой роже, он вообще ходить сейчас не должен. Но ведь нет! Идёт и даже почти ровно, а уж довольныыыый... Кабы не та самая благородная синева, я бы в эту рожу первым кирпич запустил!
  -Я же совсем забыла вчера сказать! - совершенно не замечая состояния своего парня (из чего я сделал очевидный вывод, что состояние это было именно её «рук» делом, причём осознанным и, очевидно, очень приятным), затараторила девушка. - Со мной заговорил крест! Сначала в коридоре, а потом перед самым, ну, случившимся!
  -Что? Крест начал с тобой говорить? - проявил первую живую реакцию Цукуне, медленно возвращаясь из нирваны.
  -Ага, - Мока смущённо перехватила портфель двумя руками перед собой. - Сначала он хотел предупредить, а потом... Спас нас, - вампирша робко улыбнулась, почему-то избегая прямо смотреть на Аоно и порозовев.
  -А почему такое может быть? - парень перевёл взволнованный взгляд на меня.
  -Скорее всего, вторая Мока просто учится управлять своей энергией, - пожимаю плечами. - Я не специалист по такого рода печатям, но, по идее, в общении с помощью артефакта-медиума или во сне нет ничего экстраординарного.
  -Поняяятно, - хором протянули оба и, переглянувшись, застенчиво улыбнулись.
  -Доброе утро! - раздался с дальней стороны тропинки приветливый крик, и к нам подбежала синевласая суккуба, держа в руках какую-то коробочку.
  -К-Куруму? - тут же сделала стойку на неприятности Акасия. - Что теперь?
  -Астарт-ссс... сама, - жутко краснея, подошла ко мне демонесса, никак не реагируя на зеленоглазку, - я испекла печенье, хо-хотите поесть его со мной?
  -Не возражаю, - носа уже коснулся запах свежей выпечки, и был он весьма неплох, - но с чего такая приязнь?
  Да-да, я очень благородный демон, и никаких задних мыслей во время спасения у меня не было. Никаких!.. Только передние, хе-хе. А вообще, этим печеньем она сразу заработала несколько пунктов в моих глазах — не люблю криворуких пустышек.
  -Понимаете, - помялась синевласка, - я пришла в Академию, чтобы найти моего единственного и неповторимого, и... я... Я решила, что это вы, Астарт-сама! - вот это поворот... - Вы спасли меня, рисковали жизнью, готовый сразиться с ужасным вампиром, и я... Я влюбилась, - девушка от смущения только что не крутилась на месте, пряча лицо в ладони, и то заслуга тут была явно не в её выдержке, а в том, что руки были заняты печеньем.
  -Эээ... - дружно протянули Цукуне с Мокой.
  -Хммм, - согласился я по части пунктов, изложенных предыдущим оратором. - Это лестно, но ты уверена, что именно влюбилась, а не просто поддалась воздействию моей си... - мозаика, с натуральным хрустом стекла где-то в глубине черепа, резко сложилась, - ...лы?
  Договорив по инерции, я даже не обратил внимания на выражение лица синевласки — всё просто идеально встало на свои места! Не было никакой подставы, никто не заколдовывал женскую часть Академи, это сделал я сам! Выброс силы во время разговора с Мокой — ни одного демона он бы не оставил равнодушным, пусть большая часть низших даже осознать бы не сумела, что вообще что-то ощутили, но инстинкты всё равно бы среагировали. Они и среагировали. Парни ещё, может, ничего и не осознали, хотя и шипеть на меня как на Цукуне даже не пытались, несмотря на все взгляды девчонок, а вот девушки сразу сделали стойку, обнаружив «сильного самца». Это же основа иерархии демонов — если ты сильнее, то ты Идеал, Совершенство и любимый Босс. Пусть это по-разному проявляется у разных видов – коллективные существа подвержены больше, самодостаточные индивидуалисты — меньше, но сам принцип одинаков для всех. Наличие разума роль, конечно, играет, но будь ты хоть семи пядей во лбу, если все чувства кричат тебе, что перед тобой красавчик, крутой мачо и вообще альфа-самец по жизни, то действовать ты будешь, исходя из этих чувств.
  И у Моки, по всей видимости, то же самое. Нет, разумеется, она – ослепительная красавица и первый эффект в классе вызвала, скорее всего, именно внешностью, всё-таки для подростков как раз внешность самки имеет определяющее значение, а только пришедшие на первый урок в году пацаны – явно не тот контингент, от которого можно ждать сдержанности эмоций, но вот дальше... Она ведь «полыхнула» уже на второй день, с избытком накрыв всю академию. О какой адекватности низших к прочим девушкам тут можно говорить, если их с утра пораньше, фактически, окатили мощнейшим магическим феромоном, а сегодня ещё и добавили? Да Мока могла быть полной уродиной, и всё равно минимум пятая часть студентов пускала бы по ней слюни. А уж так — когда «феромоны» подкреплены фантастически-идеальной внешностью...
  -Я полностью уверена! - вернул меня из размышлений голос Куруму. - Вы мой идеал! Я очень, очень хочу быть вашей девушкой, если вы, конеч...
  Эмоциональную речь суккубы прервала вылетевшая из кустов сосулька, что на какой-то сантиметр разминулась с носом синевласки и впилась в стоящее дальше дерево.
  -Э-э? - выдавила из себя Куроно, приоткрыв рот и испуганно кося глазом на ледяной снаряд. Я тоже покосился, только в сторону кустов, где ощущалась аура Мизори. Опять ведь подкралась незаметно, хотя, если приглядеться, из-за листвы виден краешек фиолетового рукава.
  -Там что-то написано! - пискнула Мока, тыча пальчиком в дерево. Цукуне послушно среагировал и, рванув в указанную сторону, выдернул сосульку. - Ну? Ну что там? - подошла ближе взволнованная вампирша, а за ней, видимо поддавшись чувству коллектива, и суккуба.
  -Не приближайся к нему... - деревянным голосом озвучил парень, когда обе девушки уже заглянули к нему за плечи.
  -Шираюки, - подхожу к кустам и встречаюсь с невинным взглядом лазурных глаз, - так делать нехорошо.
  -Мизори. Пожалуйста, зови меня Мизори, - и не думая менять позу или подпустить в лицо хоть каплю раскаяния, попросила девушка. - Мы стали так близки, - и покраснела, чуть отведя взгляд.
  -Близки? - когда я успел? О_о
  Не успел я ещё закончить слово, как лицо снежной девы погрустнело, а в ауре начало разливаться мутное пятно обиды и разочарования.
  -Да, конечно, - улыбаюсь, мягко хмыкнув. - Кстати, Мизори, с добрым утром, но всё-так... - однако меня перебили:
  -С добрым утром, Астарт, - мгновенно расцвела девушка, почему-то начав дрожать всем телом, из ауры, однако, все признаки негативных эмоций пропали, уступив место какому-то странному сочетанию цветов.
  Ещё с секунду синеглазка улыбалась, а потом неожиданно встала с земли и быстро убежала вглубь леса, оставив этим действием меня самого в крайне странном состоянии чувств.
  -Эээ... Астарт, а кто это был? - первой нарушила тишину Мока.
  -Её зовут Мизори Шираюки, мы познакомились в библиотеке.
  -А... Почему она тогда кидалась в Куруму куском льда с таким посланием? - взял эстафету вопросов Аоно.
  -Вероятно, она думает, что у нас роман, - честно ответил я.
  -А у вас правда роман? – с интонацией живейшей личной заинтересованности взволнованно спросила Куроно.
  -Всё может быть, - отзываюсь, по-прежнему глядя вслед убежавшей и чувствуя, как её аура делает крюк в сторону Академии. - Правда, пока у нас не дошло даже до поцелуев.
  -Тогда, может быть!.. - с чего-то почувствовав твёрдую почву под ногами, подалась вперёд суккуба.
  -Куруму, - перебил я девушку, поворачиваюсь в её сторону, - скажу честно, ты очень красива, - синевласка начала поникать, хотя до уровня и скорости Мизори ей было очень далеко, - но вообще-то я придерживаюсь традиционных взглядов на семью. Традиционных для демонов, само собой, - понимания смысла мной сказанного ни на одном из трёх лих не отразилось. И если Цукуне понять можно, то Мока и Куруму?.. - Высших демонов, - уточняю, но эффекта не последовало. - Так, - прикрываю глаза, стараясь успокоиться, - вы хоть что-то знаете об устройстве демонического мира?
  -А-а-а-а-а! Я поняла! - обрадовалась Мока, от избытка чувств даже стукнув кулачком в ладонь. - Это значит, что у тебя будет несколько жён, так?
  -Я бы вздохнул с облегчением, но, если честно, меня пугает эта ситуация, - признаюсь, глядя на троицу, где Цукуне с Куруму разве что челюсти не уронили на землю.
  -У демонов что, правда такие традиции? - повернулся к своей девушке Аоно.
  -Ну, я точно не знаю, - тут же смутилась Мока, шаркнув ножкой, - но у меня есть несколько сводных сестёр, и...
  -Вообще-то мы уже опаздываем на занятия. Опять, - конечно, послушать про семью Акасии было интересно, но это может и подождать.
  -Ой, и правда!..
  
  Несколько часов спустя.
  -Простите, - позвал сбоку смущённый голосок, едва я покинул класс. Мысленно хмыкнув, я перевёл взгляд на мнущуюся у дверей Куруму, - но вы забыли утром взять печенье, - девушка так трогательно похлопала ресницами, что несколько моих одноклассников сбились с шага, беззастенчиво начав пялиться на эту милоту. Хотя им всем было далеко до Моки с Цукуне, что натурально чуть ли не прилипли к моей спине, обратившись в слух и буравя картину любопытными взглядами.
  -Спасибо, - улыбнулся я. - Всё ещё хочешь пообедать вместе?
  Суккуба согласно и довольно закивала.
  -А не боишься? - вопрос был животрепещущим, так как с противоположной от синевласки стороны коридора я просто кожей спины ощущал убийственный взгляд Мизори, направленный сквозь меня на малышку.
  -Нет! - с энтузиазмом и блеском в фиолетовых глазах мотнула головой красавица. - Я ей не проиграю! Это доска ещё узнает, как кидать в меня всякой дрянью!
  С определением «доска» я был в корне не согласен - второй размер у Шираюки был точно. Судя по тому, как коридор накрыла жажда крови, сама Мизори тоже имела что возразить.
  Низшие как-то разом вспомнили о наличии неотложных дел и бочком-бочком утекли куда подальше. Мока с Цукуне медленно повернулись в сторону опасности, и вампирша, недолго думая, спряталась за парня, опасливо выглядывая у того из-за плеча. Куруму же... Ну, для начала она выглянула из-за меня, увидела снежную деву, вокруг которой уже кружились снежники и участок стены покрылся инеем, а потом... Прильнула ко мне всем телом и, продолжая выглядывать, показала сопернице язык.
  Этого Мизори уже не выдержала, и в суккубу полетела острая сосулька, от которой та, впрочем, легко уклонилась без всякой моей помощи.
  -Отойди от него, - медленно приближаясь, угрожающе потребовала Шираюки.
  -А вот и нет! - ехидно ответила Куроно. - Если у кого-то не хватает смелости держать своё счастье, то он недостоин любви!
  -Мока, ты сегодня вечером свободна? - поворачиваюсь к розововласке, вызывая резкий ступор у остальных присутствующих сразу после того, как они осознали мою фразу.
  -А? Ну да, вроде бы... - вот по лицу вижу — она здесь одна не поняла подоплёки вопроса!
  -Как насчёт ужина?
  -Ужина? - удивлённо хлопает глазками и рефлекторно пробегает по лицам девушек. - Ой... - вот теперь осознала.
  -Вот и поужинай с Цукуне, - улыбаюсь. – Только НЕ Цукуне, он и так сегодня еле на ногах стоит, смотреть больно. А вы, - поочерёдно обвожу взглядом Мизори с Куруму, - если собрались драться, то делайте это, хотя бы, не в коридоре. А ещё очень советую подумать, за что вы собрались драться и получите ли вы это в случае победы.
  Шираюки с Куроно на удивление синхронно потупились. Суккуба мяла в руках платочек, в который был завёрнута коробочка с печеньем, гипнотизируя пол и переливаясь пятнами волнения в ауре. Снежная дева тоже волновалась, но совсем иначе — стыд, грусть, разочарование и самоуничижение, по всему было видно, что переживания у неё куда болезненней, несмотря на почти полное отсутствие каких-то внешних проявлений. Разве что сосать конфету она прекратила.
  -Мизори, Куруму, - привлекаю внимание, когда пауза слишком затянулась. - Идите за мной.
  Послушались. Хоть и продолжили коситься друг на друга. Парочка «Фляжка + Вампир» тоже, вроде бы, хотела последовать за нами, но потом кто-то из них сообразил, что тут дело личное, и придержал другого. Выйдя из корпуса, я свернул в лесопарковую зону, держа направление к озеру, где мы с Мизори вчера кидали камушки. Красивое место, почему бы и не поговорить именно там?
  Впрочем, разговор начался ещё раньше. Девушки, вынужденные идти сзади, также оказались и в положении необходимости двигаться рядом друг с другом. Какое-то время молчание они сохранять умудрялись, но вечно это длится не могло, и началась первая переброска репликами. Инициативу проявила суккуба, снежная дева лишь односложно отвечала. Слово за слово – и вот они уже обсуждают любовь, вернее, то, как должно выглядеть семейное счастье, и кому оно больше светит. Если бы за каждой фразой не сквозило ощущение капающего яда, то разговор даже можно было бы назвать дружеским, по крайней мере, голос Куруму звучал очень жизнерадостно и дружелюбно... Большей частью.
  -Познакомились? - оборачиваюсь к демонессам, остановившись на берегу озера. Увлёкшиеся девушки не сразу сообразили, о чём речь, а потом одинаково стушевались. - Итак, давайте проясним между нами пару моментов, вы же не против?
  -Ну... Нет, - всей позой выражая нервозность, ответила синевласка, Мизори промолчала, но по лицу было видно — не возражает.
  -Хорошо, тогда начнём с главного. Раз уж у нас так всё внезапно получилось, ответьте на один вопрос: я вам обеим нравлюсь?
  -Мне да! - вскинула руку вверх суккуба, едва дослушав.
  Я перевёл взгляд на Мизори. Та отчаянно покраснела, пряча глаза, и, после некоторой паузы, зажато кивнула.
  -В таком случае... – жду, пока Шираюки поднимет голову, и, только поймав напряжённый взгляд лазурных глаз, сообщаю: - Вы. Обе. Мне. Нравитесь. А потому... Мизори, пожалуйста, заморозь меня.
  -Что? - девушка с фиолетовыми волосами даже непонимающе приоткрыла рот.
  -Заморозь меня, - повторяю с мягкой улыбкой. - Я знаю, ты – Снежная Дева, вморозь меня в глыбу льда, не сдерживаясь, так, будто пытаешься убить.
  -Эй-эй! Зачем это?! - переволновалась Куруму.
  -Ну, мы же демоны, - в этот раз улыбка досталась синевласке. - Если я не смогу выдержать подобное, то ничего большего, чем дружба, между нами невозможно, - возвращаю взгляд к Шираюки. - Ну же, Мизори, если я тебе нравлюсь, ударь со всей силы. Покажи, на что ты способна.
  -Но... я...
  -Не бойся, я ведь сам прошу. Пожалуйста, сделай, как я сказал.
  На дрожащих ногах девушка в полосатых чулках сделала шаг вперёд. Второй. Ещё один. В ауре у неё творилось настоящее безумие, как и ожидалось, своим поведением я сорвал ей все шаблоны, но только так и можно было действовать. Куруму, по сути, уже и так моя — как демон, она видела мою силу, а как суккуба – ощутила её спектр, если теперь не ломать её чувства об колено, то инстинкты всё сделают сами. А вот Мизори надо было ещё провести через подобную шоковую терапию, одновременно показав, что я значительно сильнее, и заставив её за меня испугаться настолько, чтобы вся наносная шелуха различных норм приличия и собственнических инстинктов стала совершенно несущественной.
  Снегурочка неуверенно подошла вплотную ко мне и с сомнением заглянула в глаза. Я кивнул. Девушка резко выдохнула, зажмурилась и… м-да, силы, что она вложила в удар, не хватило бы даже на приснопамятный ледяной ножик, недавно запущенный ей в дерево.
  -Мизори… - Снежная Дева вжала голову в плечи, - не нужно за меня бояться, просто поверь, - стараюсь говорить как можно тише и нежнее, Куруму вон как ревностью полыхает, а ведь я только наклонился к Шираюки и просто шепнул ей пару слов на ушко.
  Та, вновь сильно смущаясь и краснея, кивнула и, даже несколько неожиданно для меня, резко дёрнула руками, в результате чего я оказался вморожен в основательную такую глыбу льда. Когда-то я читал, что внутри такой глыбы может стоять чуть ли не плюсовая температура, некоторые даже дома таким образом строят. Так вот, не верьте этим идиотам! Волшебный лёд Снежной Девы был дьявольски холодным, думаю, ниже 150-200 градусов точно. К счастью, моему организму такая температура доставляла минимум неудобств.
  Видя полыхающее в аурах оставшихся «по ту сторону» девушек беспокойство, я поспешил разбить глыбу, при этом действуя аккуратно, чтобы не превратить лёд в шрапнель слишком резкими движениями. Напряжение мышц, лёгкий толчок силы – и уши наполняет громкий хруст со всех сторон.
  -Ну вот, а ты боялась, - стряхиваю с груди ледяную крошку. Мизори и Куруму синхронно облегчённо выдохнули, потом столь же синхронно покосились друг на друга и отвернулись. М-дааа… - Больше драться не хотите?
  -Нет, - соврала Куроно, покосившись на Шираюки. - И зачем вообще это было нужно? Ты же мог погибнуть!
  -Ты тоже, когда напала на вампира, а я не хочу повторения того случая уже в вашем исполнении. Во-первых, меня рядом может не оказаться, а во-вторых, это просто абсурд, вы же демоны, да ещё живёте в Японии, откуда такая приверженность христианским догмам?
  -Христианским? - суккуба удивлённо заморгала, снежная дева не менее удивлённо перестала моргать.
  -Ну чего вы хотели добиться, желая чуть ли не поубивать друг друга за то, что я обратил на неё внимание?
  -Ну... Как бы....
  -Вы хотели заполучить меня в единоличное пользование, - чуть усмехнулся я. - А это прямое следование христианскому учению о единственной любви и пропаганде, что всё остальное – это блуд, грех и мерзость. Для полной красоты абсурда не хватает только попытки затащить меня венчаться в католическую церковь.
  -А это плохо? - негромко поинтересовалась Мизори.
  -Я потомок падших ангелов, ушедших с Небес, от святой воды не сгорю, но находиться в Его храмах мне столь же неприятно, как для тебя сидеть в бане.
  -Понятно, - пластиковая палочка от конфеты качнулась в другую сторону рта, и девушка глубоко задумалась, сверля широко открытым взглядом точку у меня на груди.
  -Ты... Правда?.. То есть это правда?! - Куроно едва не вцепилась в меня, сверкая горящими глазами.
  -Да, но не будем об этом. Если вы забыли, в Академии запрещено разглашать свою истинную форму. Но так уж получилось, что о ваших я уже узнал, теперь всё честно, но для остальных — тссс, - прикладываю к губам указательный палец.
  -Конечно! - с энтузиазмом закивала суккуба. - Как скажешь!
  -Ну ладно, раз с этим мы разобрались, может, всё-таки пообедаем? Куруму, ты же не забыла печенье?
  -А? Нет, вот! - платочек с коробочкой тут же поднялся в воздух для демонстрации. - Но где и с чем? - тут же закрутила головой девушка.
  -Здесь и просто так, - улыбаюсь. – Мы же студенты, а не чопорные старички на светском рауте, неужели не сможем обойтись без чая и официантов? - синевласка расслабилась и ответно усмехнулась.
  -Мизори.
  -М? - моргнула снегурочка.
  -Ты же с нами? - девушка перевела взгляд на печенье, на меня, на Куруму, опять на печенье, самую малость порозовела и кивнула...
  
  
Глава 3.

  
  Не могу стоять, когда другие работают!.. Пойду полежу.
  Неизвестный орк-надсмотрщик.
  
  -Счастливчики... - с подсердечной болью и тоской нестройно протянул хор из пяти... семи голосов с другой стороны класса.
  -Астарт, вот, попробуй ещё вот это, - умилительно сияющая смесью гордости и смущения суккуба протянула мне только что распакованную выпечку, - рецепт этого клубничного пирога у нас в семье передаётся поколениями, я специально для тебя старалась.
  -Будь осторожен, эта кухарка наверняка подлила туда приворотного зелья, - донёсся из-за задней парты равнодушный, каким обычно констатируют сухие и всем известные факты, голос снежной девы. Причём в прямом смысле «из-за», так как над партой поднималась только светло-фиолетовая макушка и немигающие лазурные глаза.
  -Это кого ты назвала кухаркой, ледышка бестолковая?! Сама-то, небось, даже к плите подойти боишься?! - тут же вздёрнула носик Куруму, впрочем, пирог уже был у меня в руках.
  -Я умею готовить, а ты просто завидуешь, - невозмутимо парировала Мизори, продолжая сидеть на корточках.
  -Что?!!
  -Цукуне, как тебе мой бенто? Я очень старалась, - донеслось спереди, где, никак не реагируя на зарождающийся скандал, наивно поморгала глазками Мока, очень трогательно розовея.
  -Очень вкусно! Рыба просто бесподобна! - мгновенно разразился комплиментами жующий парень, всем видом демонстрируя восторг и обожание.
  -Я так рада, - улыбнулась зеленоглазка, наклоняя голову вбок.
  -И почему они, а не я?.. - надрывный коллективный плач мужской части класса продолжался...
  Всё началось с давешней прогулки к озеру. Уже на следующий день первый урок начался с того, что нас осчастливили переводом в класс новой ученицы. Ей оказалась ухмыляющаяся Куруму, тут же вызвавшая небольшой фурор у мужской части общества. Суккуба улыбалась и вообще строила из себя натуральную пай-девочку, только вот про такие улыбки обычно говорят «если на сердце поселится радость, значит, кому-то сделана гадость». Правильность этой мудрости она подтвердила буквально спустя пару секунд после представления. Уж не знаю, с чего, но часть парней восприняла её появление с ясно различимой надеждой вида «с Мокой не сложилось, но, может, с этой красоткой повезёт?» Их облом был жестоким и моментальным. Для начала, девушка очень вежливо попросила моего соседа справа уступить место, и не просто попросила, а врубив на полную всё своё очарование с ментальным внушением. Паренёк с расплавленным мозгом заторможено удалился, едва ли не капая слюной изо рта, а эта чертовка уже стиснула в объятьях мою правую руку, воркуя о том, как она рада, что мы теперь будем учиться вместе. Студенты впали в шок.
  Весь последующий день Куруму фонтанировала удовольствием и чувством хорошо сделанной пакости, а из-за моего окна её прожигал полный ревности взгляд лазурных глаз.
  На следующий день в нашей группе появилась ещё одна новая ученица.
  Мизори изображать из себя никого не стала и вообще почти не говорила, но за моей спиной появилось ещё одно учебное место, а когда на следующей же перемене она обратилась ко мне по какому-то пустяковому поводу, но с эпитетом «любимый», от негодования и ревности перекосило уже Куроно. И да, в тот же момент аудиторию впервые огласил коллективный стон боли и отчаяния.
  К настоящему моменту страсти уже улеглись, фактически, ругаясь, ни одна из них не испытывала никаких негативных эмоций, скорее наоборот - обе получали массу удовольствия, но признаваться в этом не спешили и увлечённо играли в злейших врагов. Мизори действительно не очень-то любила готовить, слишком горячим было для неё это занятие, а вот Куруму, напротив, готовить любила и не переставала об этом напоминать. В общем, темы для спектакля находились.
  Глядя на это, а в особенности на то, как Куруму ежедневно приносит мне каких-то вкусностей, Мока собралась с духом, решилась и в какой-то момент тоже принесла обед для Цукуне.
  Гормонов было...
  В смысле — два красных солнышка стоят, лепечут чего-то, смотрят друг на друга, мнутся... Так тот первый обед за перемену и не съели, но счастья, что называется, полные штаны.
  И ведь ни за что не подумаешь, что на тот момент они уже почти как неделю перешли к поцелуям. Я, правда, не подсматривал, не будь дураком, предпочитая тратить свободное время на Мизори и Куруму, только про сам факт знал, так что вполне может статься, что они и сейчас топчутся на этапе робкого соприкосновения губками, и тем не менее...
  -Спасибо, Куруму, очень вкусно, впрочем, как и всегда, - вклиниваюсь в негромкую перепалку своих девушек, да-да, уже вполне официально, они и сами не заметили, хе-хе, - ты сама-то поесть не забудь, а то скоро перерыв заканчивается. Мизори, тебя это тоже касается.
  -Мне не хочется, - ответили из-за стола.
  -А если я тебя покормлю с ложечки? - чуть-чуть ухмыляюсь, искоса глядя на девушку. Резкий для неё поворот, конечно, но мы уже почти три недели встречаемся, надо уже двигаться дальше, а они сделать первый шаг робеют, в этом я уже твёрдо убедился.
  Шираюки порозовела и опустилась ещё ниже, так что теперь над партой поднимался только самый краешек глаз, после чего тихим, но твёрдым голосом осуждающе постановила:
  -Какой разврат... - хотя, судя по расцветке ауры, предложение ей скорее понравилось, чем нет.
  -Я за! - мгновенно перехватила эстафету также вспыхнувшая румянцем суккуба. – Покорми меня! - судя по шальному сиянию фиолетовых глаз, «бросившаяся в омут» на одном азарте и уже практически этого испугавшаяся.
  -Садись, - отодвигаюсь от парты, жестом указывая девушке на свои колени. Куроно замерла, но справилась с собой меньше чем за секунду, и уже в следующую маленькая красавица нервно елозила у меня на ногах. Какой кайф...
  -Ааааа!!! Я не могу на это смотреть!!! - не выдержала чья-то душа. Её крику тут же вторил хор из злобного рычания. А вот это уже наглость.
  Скашиваю взгляд, позволяя в радужке полыхнуть тёмной энергии, и все источники раздражающего шума тут же затыкаются, хватаясь за чуть сдавленные телекинезом шеи. Особенно выделялась парочка низших полудурков, уже начавших было трансформироваться.
  -Скажи «Ааам», - приобнимаю одной рукой ничего не заметившую синевласку, а второй подношу к её ротику кусочек пирога. Не сразу, но едва заметно дрожащая девушка послушалась и откусила, хотя её «Ам» можно было различить разве что в полнейшей тишине.
  Жадный взгляд, которым за этим наблюдала Мизори, давал надежду на то, что скоро так будет сидеть уже она. Жизнь прекрасна...
  
  Обеденная перемена закончилась, с Куруму на коленях пришлось временно распрощаться, и теперь красавица с совершенно счастливым лицом сидела за своей партой, явно не обращая ни малейшего внимания на творящееся в классе. А в классе «творилась» Некономе:
  -Итак, класс, - бакэнэко довольно щурилась, шевеля ушками, - цель Академии - научить монстров вливаться в людское общество, как я уже не раз говорила. А это значит, что с сегодняшнего дня вы все вступаете в клубы!
  Внезапно...
  -Занимаясь в клубах людскими увлечениями, мы получим опыт и сможем лучше их понять! - сенсей взяла указку и потыкала в чуть ранее изображённую на доске схему с большим заголовком «Увлечения» и входящими в него подпунктами «Людской спорт», «Людское искусство», «Людские ценности». - Для идеального преображения в людей мы должны досконально их понимать! - после чего взяла мел и снизу жирно подписала на полдоски «Понимание!».
  -Э... Эмм, учитель? - поднял руку один из парней, сидящих на передних партах, к слову, среди тех, кого пришлось вразумлять парой минут ранее, его не было.
  -Да! - с готовностью откликнулась Некономе.
  -Но... Учитель, тогда вот за это, - парень, смущённо улыбаясь, указал пальцем на выглядывающий из-под юбки бакэнэко хвост, - вам кол по превращению.
  Ой дурааак...
  -М? - дамочка встала боком к классу и посмотрела назад, ещё и шустро помотав хвостом, видать, чтобы ну вообще все обратили на него внимание. А в следующую секунду шагнула к любопытному: - Рррррр! - и физиономия наглеца, решившего, что он может поучать учителя перед всем классом, раскрасилась множеством живописных царапин — коготочки у нашей руководящей классом кошечки оказались хоть и не суккубовских статей, но тоже остренькими. - Понятненько? - и вот перед нами опять довольно жмурящаяся и всем видом выражающая жизнерадостность неко-девушка. - Все должны вступать в клубы!
  Отделавшийся лёгким испугом парень прилёг на парту в прострации, а может, из-за болевого шока, кто его знает. Но отделался он и впрямь легко, царапины уже через часик заживут, чай, монстр, а не человек, а за хамство преподавателю в Академии демонов можно было и куда сильнее огрести. Исключений два - самозащита (всё-таки тут все монстры, и даже у "старших товарищей" может отъехать крыша, что поделать, такова жизнь) и если ты сильнее этого преподавателя. И то во втором случае есть варианты – а ну как ректор решит, что это его лично задевает?
  Остальной класс тоже проникся.
  -Посетите побольше групп и решите, к какой вы хотите присоединиться! И обязательно зайдите в клуб журналистики, который я курирую, ладушки? - эх, была бы она помоложе и добавь в конце «ня» – и с такой улыбкой я бы первым в этот клуб побежал. Ну, может, не побежал, но вот о возможности её совратить точно бы задумался. Я и так задумываюсь... Иногда.
  На этом, собственно, урок обществознания (он же «классный час») подошёл к концу, и, что-то позитивно напутствовав, наша «Классная Мурка» куда-то убежала. Она так поступала уже не впервые, так что народ воспринял всё как должное, ну и... Загудел.
  -Как думаете, куда нам пойти? - с горящими от энтузиазма глазами тут же насела на нас Мока. «На нас» – это на меня и Цукуне, Мизори с Куруму сами, судя по виду, задавались тем же вопросом, хоть и без энтузиазма вампирши.
  -Ааа... - паренёк задумался, я от него не отставал.
  Клубы – это всегда плохо, если ты сам их не создаёшь, а уж демону-мизантропу вроде меня к вопросу надо подходить особенно ответственно. Что-то шумное и с большим количеством народа не подходит однозначно, я же измордую всех, кто там будет, просто от одного факта, что мне придётся регулярно и близко с ними общаться – увы, уровень интеллекта низших (и не только) здесь я уже успел неплохо изучить. Да и у меня самого характер не подарок, плюс прогрессирующая мания величия, которой я с упоением наслаждаюсь, не вижу в этом ничего предосудительного и даже был таким ещё до того, как стал демоном. Короче, если меня надолго оставить с существами, не вызывающими у меня уважения или интереса, да ещё заставить с ними общаться, рано или поздно я их поубиваю и даже подведу под это дело благородное обоснование с девизом «Ради всеобщего блага!» И тут возникает большая проблема — если клубы обязательны, то по ним распиханы все студенты Академии, из чего чисто логически следует, что дефицита членов, с очень большой степенью вероятности, нигде нет.
  -Может, клуб кулинарии? Я слышала, такой здесь есть, - неуверенно внесла предложение Куруму, задумчиво переводя взгляд с одного лица на другое.
  -Клуб горных лыж, - Мизори вышла из-за парты и встала рядом с нами. Я тоже встал, не сидеть же, когда все три дамы стоят?
  -А тут такой есть? - удивился Аоно.
  -Не знаю, - с восхитительным пренебрежением призналась снежная дева, а затем, покосившись на суккубу, быстренько взяла меня под руку и прижалась. На ощупь она, кстати, тёплая. Даже когда выпускает силу и всё вокруг леденеет, сама она остаётся мягкой и тёплой, причём даже если ты её коснёшься и это почувствуешь, это не спасёт от того, что на расстоянии миллиметра от её кожи тебя будет превращать в лёд. Вот такая у меня милая Снегурочка.
  -А... Ясно, - парень застенчиво почесал пальцем щёку. – Может, тогда и правда пройдёмся по клубам, как посоветовала Некономе-сенсей?
  -Согласен, - провожаю взглядом спины покидающих класс учеников. Из коридора уже доносился натуральный гвалт.
  И должен признать – это был тот самый случай, когда реальность оказалась даже хуже, чем я мог представить в самых пессимистичных фантазиях. За какие-то несколько минут коридоры Академии превратились в натуральный шабаш. Третья часть студентов, не иначе как от избытка чувств, практически перестала контролировать маскировку, превратившись в жутко карикатурные рожи, ещё одна треть пыталась перещеголять друг друга в номинации «Преврати мирное увлечение в иллюстрацию из фильма ужасов / пародии на фильм ужасов», последняя треть, на пару с первой, просто галдела, толкалась, носилась и, в общем, вела некую бурную деятельность на поприще познания. И всё это на фоне каких-то флагов, знамён, рекламных растяжек, призывно гудящих дудок и полного забивания телами всего возможного пространства. Откуда у нас столько студентов первого курса? Реально, народ, ведь только им надо вступать в клубы? Или... Это только сейчас сделали обязательным для всех?.. Оххх, за что мне всё это?
  -Куда пойдём сначала? - Мока явно не разделяла моего мрачного настроения, больше скажу — ей, похоже, всё очень нравилось!
  Мизори стиснула мою руку посильнее и плотнее прижалась, мрачно глядя на толпу и тем самым даря мне уверенность, что разумное ещё есть в этом мире. Куруму, тоже схватившая мою руку ещё в классе, замерла где-то между вышеописанными реакциями.
  -Как вам клуб плавания? - чуть подумав, родил предложение Цукуне. Мока на это... Не знаю, как описать, вроде бы и улыбается как раньше, и глаза всё те же, но чувствуется, что её только что огрели шпалой по копчику. Ай, молодец, парень! Как вот он умеет так поднимать настроение?
  -Не самая лучшая мысль, - всё же решаю вмешаться до того, как девушка успеет ответить. Всё-таки я наводил справки о прекрасной половине обитателей Академии, да и незачем заставлять её волноваться на пустом месте, а то ведь сто процентов побоится рассказать правду, Цукуне-то явно не в курсе её маленькой природной особенности. - В нём здесь почти исключительно морские русалки, а они мало того, что не очень умны, так ещё и почти не способны себя контролировать, когда рядом в воде находится кто-то мужского пола.
  -А? - парень явно не понял, хотя да, он же из первого поколения.
  -Морские русалки питаются жизненной энергией мужчин, но, в отличие от суккубов, делают это крайне грубо и почти всегда с летальным исходом. А поскольку тут все монстры, как я слышал, они и не пытаются сдерживаться — жертва всё равно оклемается.
  -Понятно, - пробормотал побледневший Аоно. Вот теперь его в бассейн и палкой не загонишь, хе-хе. Забавный он всё-таки.
  -Кстати, Мока, - раз уж коснулись этой темы, решаю узнать один момент, - а как ты обычно готовишь для себя воду?
  -Я? Ну... - успокоившаяся во время нашего короткого разговора зеленоглазка задумчиво поднесла пальчик ко рту. - Обычно разбавляю её травами, - и улыбнулась.
  -Просто травы? - про данный метод я и сам читал, но там не уточнялось, какие.
  -Если честно, то я не очень разбираюсь, - вампирша сложила руки за спиной, приняв задумчивый вид. – Сама я больше использую листья мяты или цветы ромашки, но, вроде бы, действовать должны любые растения, но я никогда не пробовала.
  -О! Точно! Ты же только так можешь мыться! - сообразила Куруму. - А где берёшь мяту и ромашку? Их же уходить должна куча!
  -У меня с собой запас из дому, - смущённо призналась Мока.
  -А поделишься? - качнулась к ней суккуба, даже отпустив мою руку. - Натуральная ромашка намного лучше всяких гелей! Эх, - синевласка мечтательно прищурилась, - хоть бы разок в неделю принимать с ней ванну, кожа станет просто бархатной...
  -Ну, я не знаю, у меня не так много осталось... - растерялась Акасия, но тут же вновь улыбнулась: - но если хочешь – конечно поделюсь!
  -К... Красавицы, - нарушил наш маленький уголок спокойствия посреди царства бедлама неожиданно раздавшийся сбоку дрожащий, прокуренный голос, - вы должны стать моделями! - дружно поворачиваемся на звук и видим скалящегося придурка вида «дитя противоестественной любви между Северусом Снейпом и Пивзом», который, того и дожидаясь, патетично закончил мысль: - Моделями в нашем клубе призрачной фотографии! Прошу, дайте мне сделать побольше снимков!
  -Сбрызнул отсюда, - обычно я всегда стараюсь быть вежливым, но тут как-то само вырвалось.
  -Обнажёнными мож?.. - начавший было поднимать фотоаппарат суицидник, так и не закончив фразу, скрылся где-то в конце центрального коридора, судя по крикам, задавив кого-то при падении.
  -Итак, о чём бишь я?.. - делая вид, что ничего не случилось, запускаю руки в карманы. - Мы хотели прогуляться и посмотреть варианты.
  -А-а-а, ну да, верно, - первой согласилась суккуба. Цукуне и Мока активно закивали. Мизори — единственная, кто никак на внезапный полёт фотографа не прореагировала.
  И мы пошли в толпу...
  -Пинг-понг! Кто желает в клуб пинг-понга?! Подходите к нам!.. - мужской вопль в рупор с лестницы.
  -Бейсбол! Командная игра! Отличный коллектив! Примем всех желающих!.. - где-то из середины коридора.
  -Рэгби!!! Борьба для настоящих мужчин!.. - чуть дальше, у стены, но крикун залез на какое-то возвышение и почти закончил трансформацию головы во что-то ящероподобное.
  -Кино! - тоненький женский писк справа.
  -Баскетбол! - перебивает его зазывала слева.
  -Астарт, - протолкалась ко мне какая-то мелкая круглолицая дамочка ярко выраженных азиатских черт лица, - вы должны вступить в наш клуб химии! Давайте вместе сделаем побольше волшебного приворотного порошка!
  -НЕТ! - хором отрезали два твёрдых голоса с боков, и я почувствовал, как меня впервые в жизни берут на буксир и куда-то тащат девушки.
  -Ему это не нужно! - закончила общую мысль Куруму, на миг обернувшись. Общую, так как Мизори тащила меня в том же самом темпе в ту же самую сторону.
  -Мока, а вы не хотите вступить наш клуб химии? - раздался сзади уже мужской голос с очень подозрительными нотками.
  -Не хочет! - вторил ему почти крик Цукуне, и я понял, что буксируют уже не только меня.
  -Девушки! Вступайте в наш клуб иглоукалывания! - вылезли прямо на пути четверо натуральных гопников, с голыми торсами и уже в иголках. Роли в буксировании неуловимым образом поменялись. Ну, по меньшей мере, в нашей тройке, Аоно же, не сбавляя темпа, завернул за мной.
  -Я тут подумал, - останавливаюсь около стены и, подвинув лишних граждан телекинезом, накрываю нашу группу пологом, отсекающим посторонние звуки и рассеивающим чужое внимание, - кто-нибудь видит агитаторов за клуб журналистики?
  Девушки и парень начали оглядываться, выискивая таблички, транспаранты или хоть что-то, указывающее на вышеозначенный клуб. И явно не находили. Впрочем, как и я. Только у лестницы началось какое-то оживлённое движение, где мелькали девушки в купальниках, прикрытые чисто символически накинутыми форменными рубашками. Не иначе — клуб плавания.
  -Нет, не вижу, - первым признал Цукуне, переведя взгляд на меня.
  -Я тоже, - поддакнула Мока, Куруму просто согласно кивнула.
  -Его здесь нет, - привлекла к себе внимание Мизори и, заметив это, пояснила: - В клубе журналистики только один участник, и его здесь нет.
  -Откуда знаешь? - подозрительно нахмурилась суккуба.
  -Видела его пару раз, когда наблюдала за Астартом... Потом навела справки.
  -Это когда ты в кустах сидела? - недоверчиво сощурилась синевласка.
  -Да, - конфета перекочевала в другую сторону рта.
  -И чего он делал?
  -Фотографировал ножки девушек, как я поняла, - совершенно спокойно сообщила Шираюки и как бы случайно прижалась ко мне посильнее.
  -О... - Мока и Цукуне.
  -Извращенец, - Куроно, вполголоса и осуждающе.
  -А разве не ты собиралась устроить себе гарем из всех парней Академии? - настороженно поинтересовалась Акасия.
  -Это в прошлом! - вспыхнула как маков цвет девушка и тут же мёртвой хваткой сжала мою руку. - Теперь я нашла своего единственного!
  -Хмм, - прокомментировала это Мизори, прячась за меня.
  -А почему ты спрашивал про этот клуб, Астарт? - решила сменить тему Мока, мило хлопнув глазками.
  -Во-первых, я его здесь не видел, так что шумом он меня не раздражал, а во-вторых, его курирует Некономе-сенсей, одновременно являющаяся нашим классным руководителем, и мы её неплохо знаем. В общем, был шанс, что он нам подходит.
  -Ясно... - вампирша с задумчивым видом поднесла пальчик ко рту и чуть-чуть покивала.
  -Да... - смотрю на творящийся вокруг русалок бедлам — у низших спермотоксикоз в острой фазе, сегодня рыбки наедятся на год вперёд. Неплохо придумано, кстати. - Надо её найти и попросить, чтоб записала нас.
  -Чего? - задумчивость с девушки как рукой сняло, да и Куруму подскочила. - Ты о чём?
  -Найдём Некономе-сенсей – и пусть записывает нас в клуб, - терпеливо пояснил я, переводя взгляд на своих собеседников.
  -Но... Но как же этот извращенец?! - не могла взять в толк суккуба.
  -Эм... Что конкретно вас возмущает?
  -Ну, он извращенец! - попыталась мне объяснить, как нечто само собой разумеющееся, Куроно.
  -Мммм... - женская логика – это тяжело. - У вас красивые ноги, а ваши юбки для того и сделаны, чтобы их демонстрировать. В чём проблема?
  -Эээ...
  -Ладно, - вздыхаю, - если он будет к вам приставать, я его успокою. В любом случае, один озабоченный лучше, чем десяток, который мы легко найдём в любом клубе, - показываю глазами коридор.
  -Ну да, наверное, ты прав, - неуверенно признала вампирша.
  -Но вообще, это резервный вариант, - признаюсь, начиная движение по коридору на выход, - сперва попробуем организовать свой клуб.
  -Свой? А так можно?
  -Вот заодно и узнаем.
  -А чем будем заниматься?
  -Посмотрим.
  
  
***

  
  Найти кошко-учителя проблем не составило, а вот добиться ответа оказалось уже труднее – всё дело в том, что сенсей где-то добыла рыбку и сейчас активно уничтожала её в кабинете, весьма вяло реагируя на внешние раздражители.
  -Нэкономе-сенсей, - тишина, - Нэкономэ-сенсей, - недовольно дёрнувшееся ухо – вот и вся реакция. Посчитав, что вставать между кошкой и её рыбкой – не самая мудрая мысль, мы остались смиренно ждать, впрочем, надолго кушанья не хватило, и уже через десять минут бакэнэко была готова к диалогу.
  -Нья? Вы что-то хотели? – теперь классрук заметила нас, стоило Цукуне сделать лишь небольшой шажок в её сторону.
  -Да, хотелось кое-что уточнить по поводу клуба…
  -О, вы хотите вступить в клуб журналистики? Замечательно! – оживилась женщина.
  -Кхм… нет, мы бы хотели узнать, возможно ли организовать свой?
  -А, это… - разочарованный выдох, ушки слегка поникли. – Да, единственное условие – должно быть не менее пяти желающих в этот клуб записаться. Далее вы отдаёте мне заявку и вывешиваете своё объявление на доске клубов, - Нэкономэ обвела нас грустным взглядом и вздохнула, - заявку можно взять в канцелярии. Чем хоть ваш клуб будет заниматься?
  -У нас несколько идей, - постарался я ответить наиболее обтекаемо.
  -Ну ладно, как заполните заявление, относите мне и вешайте на доску агитку! – с тем нас и отпустили.
  -Хм, как-то это всё слишком просто? – почесал бровь Аоно, едва за нами закрылась дверь.
  -В смысле? – поинтересовалась Куруму.
  -Ну… - парень нервно глянул по сторонам, - насколько я знаю, у людей всё гораздо сложнее. Требуется и куратора найти среди учителей, и программу составить, и что-то представлять к различным фестивалям и праздникам, а если клуб спортивный, то в соревнованиях участвовать, - а ведь правда, как-то всё это… фиктивно, что ли, выглядит? Решили просто поповторять за людьми, но не вдаваться в подробности? Вполне возможно. Данную мысль я и озвучил обществу. Общество мысль приняло и согласилось, что таки да, вполне возможно.
  -Клубу… нужно название, - выглядывая из-за угла, сообщила Снегурочка.
  -Хм… - Мока, по своей привычке, поднесла указательный пальчик к губам, - наверное, оно должно отображать то, чем клуб будет заниматься.
  -О, у меня есть другое предложение, - растягиваю губы в улыбке…
  
  Немного позже.
  -А не слишком ли длинное и мудрёное название? К тому же не ясно, чем мы в итоге будем заниматься, - Куруму вновь и вновь перечитывала целых пять строчек текста, изображающих название нашего клуба. Стоящая рядом Акасия согласно кивала, всем видом выражая полную поддержку вышесказанному.
  -В том-то и соль. Мы сможем заниматься чем угодно, и никто не скажет, что нам делать это не положено, а такое название отпугнёт праздно любопытствующих.
  -Да? Ну хорошо, - сдалась суккуба, продолжая гипнотизировать текст, - надеюсь, заявку у нас примут.
  Заявку приняли без проблем, по-моему, даже не прочитав, после чего пообещали решить всё в ближайшие дни и отпустили на все четыре стороны.
  -Что у нас дальше по плану? - заметно повеселев и соблазнительно потягиваясь, спросила синевласка, когда мы оказались на улице.
  -Есть два предложения: банальное и порочное, вам какое озвучить? - с невозмутимым видом оглядываю площадку перед Академией.
  -А-а-а... Банальное? - неуверенно улыбнулся Аоно.
  -Пойти делать уроки, - какие у них всех грустные моськи сразу стали, прям чувствую себя натуральным мелкопакостным чёртом.
  -А порочное? - передвинув палочку от конфеты в другую сторону рта, спросила Мизори.
  -Отправиться на романтическую прогулку под луной, - в этот раз я не удержал улыбки. Вот на их лицах пошло осмысление, секунда, две...
  -Я за! - суккуба повисла на руке едва ли не раньше, чем закончила реплику. Молчаливая хватка с другой стороны подтвердила, что в этом мнении она не одинока.
  -Эээ, хе-хе... - а вот сладкая парочка «бурдюк с кровью и вампир» заметно засмущалась, даже поспешно отодвинулись друг от друга, старательно глядя в разные стороны.
  -Н-нам надо делать домашнее задание... - алея как маков цвет, промямлила Мока.
  -Д-да! Точно! Ведь иначе мы получим плохие оценки, - попугайчиком закивал Цукуне.
  -Верно! Это очень важно! Нам надо спешить, сегодня и так весь день потратили на клуб, - зелёные глаза с жаркой убеждённостью сверлили нашу троицу, а нежные женские ручки уже сцапали Аоно, и пара медленно отступала.
  -Согласен, совсем не осталось времени, - в голосе парня проявились панические нотки из серии «всё пропало, погибаем!»
  -Мы побежали, не скучайте! – сорвалась, наконец, Акасия, и, образно выражаясь, «клубы пыли улеглись вдалеке».
  Тишина...
  -Через три минуты они будут в лесу, - невозмутимо выдала прогноз Шираюки.
  -Я ставлю на полторы.
  -А не мало? - усомнилась Куроно, подняв глаза на меня.
  -Можно проверить...
  
  Пару минут спустя:
  -Мне кажется, я вижу розовый фон и цветочки, - поделилась сидящая рядом Мизори, как и мы, аккуратно выглядывая из-за куста.
  -Да, что-то такое есть, - согласилась Куруму.
  Я тоже возражать не стал, не знаю как с фоном, но в ауре ребята цвели только в путь, даже на зависть пробирает.
  -Предлагаю не мешать влюблённым, а последовать их примеру, - отвожу взгляд от счастливо держащейся за руки парочки.
  -Ко... - фраза Куроно осталась незаконченной, так как именно в этот момент Мока с Цукуне дозрели и, робко потянувшись друг к другу, коснулись губами. Суккуба и Снежная дева даже дышать перестали.
  -Всё, идём-идём, - взяв за руки, увлекаю девушек за собой.
  -Но... - вяло попыталась возразить синевласка, старательно вытягивая шею, чтобы лучше разглядеть процесс.
  -Никаких «но», и вообще, Куруму, за такими вещами надо не подсматривать, ими надо заниматься самому.
  -А... - девушка разом поникла и дальше позволяла вести себя без сопротивления.
  Бросаю взгляд на Мизори. Спокойна, без малейших следов неудовольствия или смущения в ауре, лицо ничего не выражает, но вот пальцы руки сами крепко сжимают мою ладонь и выпускать явно не собираются. Иногда создавалось впечатление, что она живёт в каком-то своём мире, мало пересекающемся с реальным, и отчасти это действительно было правдой, особенно когда дело касалось вещей, её не интересующих, но в то же время, данное впечатление было и крайне ошибочным. Как я успел узнать, внешнее безразличие Шираюки являлось просто следствием стеснительности, она элементарно имела мало опыта общения и, как всякий демон, воспитывалась в специфических условиях, что налагало свой отпечаток. В то же время, девушка была очень наблюдательной и, вопреки впечатлению, живо интересовалась окружающим миром и событиями, только происходило это у неё в своей неподражаемой «сталкерской» манере.
  Куруму, к слову, тоже была весьма застенчивой девушкой, но, в силу своего воспитания, маскировала это яркой «агрессивностью» и непоседливостью. Хотя, в отличие от Снежной Девы, маску теряла куда чаще, например, сейчас, уйдя в тоскливую меланхолию по поводу своих комплексов.
  В такой конфигурации мы и шли, постепенно углубляясь в лес и отдаляясь от Моки с Цукуне, однако романтикой в нашей прогулке пахло мало, и надо было это срочно исправлять.
  -Рассказывай, - останавливаюсь и, повернувшись, заглядываю синевласке в глаза.
  -О... О чём? - тоску как ветром сдуло.
  -О том, почему ты расстроилась и что я должен сделать, чтобы это исправить.
  -Ни-ничего! Тебе показалось! - скуккуба поспешила улыбнуться и отрицательно помахать ручками, впрочем, впечатление это оказало строго противоположное.
  -Мизори, ты ей веришь? - скептически глядя на застенчиво мнущегося демона страсти, интересуюсь у «независимого эксперта».
  -Нет, - лаконично сообщила та.
  -Ой, да ладно вам, ребята! - фальшиво хихикая, засуетилась Куроно, хватая меня за руку и начав тянуть в сторону. - Давайте лучше пойдём к озеру!
  -Тебе стало больно от того, что ты не можешь меня поцеловать, так как боишься, что твой поцелуй превратит меня в раба, - не сдвинувшись с места ни на миллиметр, констатирую очевидный факт и причину плохого настроения девушки.
  -А?.. Н-нет, я... - Куруму замялась, потупив взгляд и начав мелко подрагивать. - Я... я... я... - слёзы уже были близки, но доводить до них я не стал и, подавшись вперёд, нежно поднял её лицо за подбородок и поцеловал в губы.
  Не ожидавшая от меня такого девушка сперва остолбенела, а потом стала истово вырываться, но не тут-то было — я держу крепко. На разум накатила плотная волна чужой ментальной силы, человеку бы это и вправду личность выжгло начисто, превратив в пускающего слюни счастья идиота, но в моём случае волна бессильно разбилась, оставив после себя лишь мягкое послевкусие и толику дополнительного возбуждения. По сути, желай я того – и без труда повернул бы её назад, заставив ударить по собственной хозяйке, но подобного я категорически не желал.
  Прервав поцелуй, отстраняюсь, с улыбкой глядя в фиолетовые глаза.
  -Астарт! Зачем ты это сделал?!! - в панике отшатнулась суккуба.
  -Ну а как ещё было тебя успокоить? Между прочим, неужели я так плохо целуюсь?
  -А?.. - на лице Куроно отразилась полная растерянность, но вот до неё, наконец, дошло, что я не спешу пускать слюни и вообще веду себя как обычно. Глаза красавицы расширились, и... Лес огласил полный счастья визг, а мне кинулись на шею. В прямом смысле. Обхватив торс ногами и пытаясь утопить в пышной груди.
  Приятно, однако, если бы ещё не кофточка – было бы совсем хорошо.
  -Я… - визг прекратился, и девушка с придыханием выдохнула, - должна… удостовериться, - и, качнувшись вниз, чтобы наши лица оказались на одном уровне, с лихорадочным блеском в глазах поцеловала меня сама, поплотнее прижавшись грудью и закинув свои руки мне за голову. На этот раз ментальная волна прошла почти незаметно. - Да-а-а, - прошептала девушка, слегка отстранившись. - Ты тот самый… Единственный… - суккуба, очевидно, планировала пойти на третий заход, но…
  Дёрг! Дёрг! Рядом стояла Шираюки с небольшим штормом из обиды, зависти, решимости и целого моря смущения в эмоциях и робко дёргала меня за рукав.
  -Мизори… тоже… хочет… - и отвела взгляд.
  Устоять перед подобной милотой я просто не мог, а потому, слегка отстранившись от пребывающей где-то глубоко в своём внутреннем мире суккубы, привлёк Снежную Деву к себе и продолжил приятную практику. Поцелуй Юкки-онны принёс букет невероятных ощущений. С чем это можно сравнить? Бриз морозного утра? Нет, губы девушки были мягкими, тёплыми и чувственными, а язычок очень быстро «понял», что требуется делать в поцелуе, и активно включился в процесс, но ощущение прохладного ветра, обдувающего тело при этом, вносило странную нотку, нет, ни в коем случае не неприятную, просто это было… необычно.
  Стоило мне оторваться от Мизори, чтобы слегка перевести дыхание, как полыхающая смущением девушка вновь активировала свой «Сталкер мод» и спряталась за ближайшим деревом, изливая в окружающий мир дикую смесь из счастья и огромного стыда. И вот стою я на небольшой полянке, одна моя дама всё ещё пребывает в стране розовых пони, другая прячется в кустах. Что-то мне подсказывает, что на сегодня романтическая часть окончена, впрочем, лёд тронулся. Теперь стоит не спеша закрепить успех…
  
  
***

  
  Следующий день ознаменовался неожиданным событием. Мы как раз собрались после уроков в выделенной нам по жеребьёвке комнате (администрация довольно шустро решает запросы, впрочем, неудивительно – всех медленных клерков уже сожрали. Вполне возможно, что буквально), чтобы привести её в надлежащий для клуба вид, но не успели даже приступить к обсуждению интерьера, как дверь чуть ли не снесло с петель мелкое нечто.
  Нечто было одето в косплей-костюм ведьмочки, даже остроконечная шляпа и «резной магический жезл» с навершием в форме сердечка были в наличии, и только форменная мини-юбка осталась неизменной. Не узнать её было сложно, в конце концов, в Академии не так много ведьм, тем более таких приметных.
  -Это… Это возмутительно-десу! Моё сердце переполнено гневом и яростью-десу! Я долго терпела и пыталась понять, что прекрасная Мока нашла в этом ничтожестве, но это… это уже ни в какие ворота!
  -Э-э-э? – в кои-то веки я был полностью солидарен с Цукуне. Что за чёрт?
  Тем временем мелкое нечто взмахнуло своим жезлом, и я ощутил довольно мощный выплеск энергии. Атакует? Проклинает? Оказалось – хуже… Над головой несчастного Аоно материализовался тазик.
  Цвеньг!!!
  Поправка: хороший, добротный медный тазик. А я ведь только-только начал забывать, в каком мире живу... хотя, есть надежда, что это просто из-за возраста ведьмочки, ей от силы лет двенадцать-тринадцать, точно не узнавал, но вряд ли больше.
  Пока добрая Мизори выдавала пострадавшему пареньку кусочек льда, комедия абсурда продолжала набирать обороты.
  -Мока-тяяяяян! – розововолосую вампиршу очень профессионально… облапали, - оставь этого гадского Аоно, мало того, что он тебя недостоин, так он ещё и гарем хочет набрать! Стань лучше моей девушкой! – чувство реальности собрало чемодан и улетело на махающей карнизами крыше куда-то за горизонт.
  -Эм, - Мока цветом лица практически слилась с волосами, - а ты кто?
  -Я Юкари Сэндо, первый курс, вторая параллель-десу!
  -А ты не маловата для старшей школы? – кося глазом на растянувшегося на полу парня, спросила Куруму.
  -Уровень моего умственного развития вполне соответствует старшей школе-десу! – покосившись на суккубу, точнее, на верхние достоинства суккубы, ведьмочка продолжила, но уже себе под нос: - Корова синяя-десу!
  -Ох… моя голова, - пришёл в себя Цукуне, - кто-нибудь объяснит мне, что тут происходит?
  -Не пытайся строить из себя невинную жертву, Гнусный Гаремостроитель! Юкари защитит прекрасную Моку-тян от твоих грязных инсинуаций-десу! – так, судя по магическим колебаниям, на подходе второй тазик, а этого моя психика может и не выдержать.
  -Цукуне, про какой гарем она говорит? – Мока (которую Юкари всё ещё обхватывала одной рукой) повернулась к ведьмаку, прекрасная выдержка, браво.
  -Сам не понимаю, - развёл руками парень, опасливо косясь на мелькающий в руках маленькой ведьмы жезл.
  -Не пытайся отпираться, злодей, у меня есть доказательства-десу! Вот! – Юкари прервала заклинание и выложила на стол… нашу «рекламку».
  Неужели расшифровала? Хм, прекрасный ум, тем более в таком возрасте, эх, жаль, что она столь молода… хотя… этот недостаток быстро проходит.
  -Эээ? Но это же просто наш проспект?! – не поняла Мока.
  -Читай по диагонали, сначала прямой, потом обратной, - задрала нос малявка.
  -С-о-б-и-р-а-е-м-г-а-р-е-м, - прочла вампирша и залилась краской, остальные девушки (включая «обвинительницу») последовали её примеру. Но вот прошло несколько секунд – и все члены нашего маленького клуба выжидательно посмотрели на меня.
  
  -Как интересно получилось, - так, главное – сохранить на лице невинное выражение.
  
  -П-получилось? Т-то есть ты это не специально? – спросила из-за стола Мизори. Я развёл руками и состроил максимально возможно невинный вид.
  
  Как ни странно, но мне, кажется, поверили.
  
  -Хм… ну тогда, полагаю, нам нужно переделать название, спасибо, Юкари, - улыбнулась мелкой Акасия. Одна простая улыбка заставила колдунью сильно смутиться и, прокричав что-то про «ничего ещё не кончено, ничтожный Аоно, Мока-тяяян всё равно будет моей-десу», спешно выбежать из помещения.
  
  -Что ж, полагаю, теперь мы знаем, чем нам нужно будет заняться сегодня – придумать новое название, - бодро и громко начала суккуба, - и проверить, чтобы на этот раз по диагонали не было никаких случайных посланий, - себе под нос продолжила девушка.
  
  Собственно, весь остаток дня мы и писали название, а на следующий день, к очередному клубному занятию…
  
  Мы спокойно сидели и пили чай, закусывая очередным кулинарным шедевром Куруму, когда в комнату вновь ворвался мелкий вихрь, и первое, что он сделал – наколдовал медный тазик над головой Цукуне, бедняга не успел даже пискнуть.
  
  -Что, опять?! – чуть ли не хором возмутились девушки, только Мизори наклонилась к растянувшемуся на полу парню, осторожно тыкая его в щёку. Видимо, это была попытка изобразить медицинское обследование, - мы же проверяли, никаких «шифров» по диагонали в новом названии нет!
  
  -А на этот раз он был и не в диагонали-десу! – самодовольно заявил этот вундеркинд. Это же надо, две шифровки подряд – и прямо на следующий день после вывешивания. К ней определённо нужно присмотреться, - читайте каждую вторую гласную и согласную в тексте.
  
  -"Набираю наложниц. А. Д.", - с глазами на пол-лица прочли суккуба и вампирша.
  
  -Случайность? – повернулась ко мне Шираюки. Прелесть!
  
  -Да, - держу привычный «покерфейс».
  
  -Врёшь! – высказала общее мнение ведьмочка.
  
  -Чистое совпадение, - продолжал настаивать я. К сожалению, наш милый разбор полётов был прерван Некономэ-сенсеем… сжимающей в руке ту же записку, и, судя по довольной улыбке Юкари, я догадываюсь, кого стоит благодарить за появление тут кошки.
  
  -Студент Д’Эст! – недовольно вертела хвостом блондинка, - наша академия – приличное место, а не зона, где каждый желающий может организовывать себе гарем, - Куруму смутилась и постаралась сделаться как можно менее заметной, - …в открытую, - чуть покраснела блондинка, на миг отведя взгляд от моего лица. - Тем более – оставлять такие объявления в общественном месте!
  
  -Какие объявления, сенсей?
  
  -Такие! – потрясла нэкомата запиской.
  
  -Но здесь же просто название клуба? – добавим в голос удивления.
  
  -Вы прекрасно знаете, что здесь на самом деле! – уже не так уверенно продолжила кошка. - В общем, волевым решением классного руководителя я расформировываю данный клуб, во избежание! А всех его участников записываю в клуб журналистики! - и хвостиком туда-сюда, туда-сюда.
  
  -Куи-хи-хи, - а вот ведьмочка радовалась успешно сделанной пакости… Хм, или это она от того, что сорвала «грязные планы ничтожного Аоно в отношении Моки-тяяян?»
  
  -Сэндо-сан, я сказала что-то смешное? – обманчиво ласково обратилась к ведьме нэкомата.
  
  -Эээ, нет-десу!
  
  -Кстати, Сэндо-сан, насколько я знаю, ты ведь тоже ещё не выбрала клуб, а значит, и тебя я запишу к журналистам! - ласково улыбнулась блондинка, чем сделала немного грустно маленькой ведьме. - Жду вас всех послезавтра в аудитории 163 сразу после занятий, не опаздываем, ладушки? – и, не дожидаясь ответа, быстро скрылась за дверью.
  
  М-да, пусть идея с собственным клубом не выгорела, но представление, что я увидел за эти два дня, и знакомство с Юкари определённо того стоили. Кстати о ней...
  
  -Итак... - мой голос в установившийся тишине мигом привлёк всеобщее внимание. - Вчера у нас получилось всё довольно скомкано, сегодня... - выразительно указываю глазами на дверь, - тоже не задалось. Предлагаю, наконец, познакомиться нормально. Юкари, ты с чем чай будешь?
  
  -Я? - девочка на миг удивилась, но тут же перехватила жезл двумя руками, как бы отгораживаясь, и угрожающе переспросила: - На что ты намекаешь, гнусный собиратель наложниц-десу?
  
  - На это, - слегка повернув корпус, указываю пальцем на накрытый стол. - Клуб расформирован, но это не значит, что мы должны бросать начатый обед, присоединяйся — Куруму сегодня приготовила изумительный яблочный пирог.
  
  -Сладкое портит фигуру, и от него появляется кариес-десу! - не пошла навстречу ведьма, глядя на меня как на врага народа, хотя кидаться тазиками не спешила.
  
  -Моя стряпня не портит фигуру! - до глубины души возмущённо пискнула суккуба. Мелкая явно хотела ответить что-то грубое, но её реплику опередила Мока:
  
  -Правда, Юкари, садись с нами, познакомимся как следует.
  
  -Ну... - Сэндо резко стушевалась, теряя боевой настрой, - хорошо. Я не против-десу...
  
  Поняв момент, Акасия тут же взяла гостью за плечи и, подведя к столу, усадила, дружелюбно что-то щебеча про то, кто есть кто в нашем коллективе. Пришедший в себя Цукуне, оценив диспозицию, бочком-бочком переместился так, чтобы между ним и ведьмой оказался я. Куруму и Мизори наблюдали за происходящим со сдержанным любопытством.
  
  -Ты говорила, что учишься во второй группе, - старательно улыбаясь, продолжала забалтывать девочку Мока, одновременно подсовывая чашку и блюдце с кусочком пирога, - то есть вы с Шираюки раньше были одноклассницами?
  
  -Д-да, - смущённая вниманием девочка даже покраснела, - только она почти не появлялась на занятиях, насколько я помню-десу...
  
  -А, ну да... - вампирша покосилась на невозмутимую снежную деву, уже успевшую примоститься с правого бока от меня, но быстро вернулась к роли: - Ты, похоже, очень умная, Юкари, раз смогла сюда поступить, сколько тебе?
  
  -О-одиннадцать-десу...
  
  -О!.. Даже меньше, чем я думала, - удивлённо прикрыла ротик зеленоглазка. - Это сколько же раз ты переводилась на следующий год?
  
  -Не меньше четырёх, - согласилась впечатлённая суккуба.
  
  -Н-ну...
  
  -И костюм у тебя клёвый, ты сама его делала?
  
  -Нет! - вконец разволновавшаяся от лести ведьмочка даже подскочила, начав отрицательно махать руками. – Ну... Клёвый, это так... В смысле, я не... Я просто... Это... - голос девочки стал тише, перейдя почти в шёпот. - Это ты клёвая, красивая и добрая, Мока-десу. Знаете... Вообще я... я... - голос становился всё тише, дыхание прерывистей, а в ауре уже не осталось практически ничего кроме дикого смущения. - Я... Юбьюююю тебя, Мока!!!
  
  Не ожидавшую ничего подобного вампиршу сбили со стула и вместе с ней повалились на пол, вжавшись лицом между верхними 90. Я ждал чего-то подобного с момента, как Мока включила обаяние — зная, как она, даже ничего не подозревая, способна вить верёвки из Цукуне, сложно было не ожидать! А вот самого парня, прошлый визит малышки провалявшегося почти всё время в отключке, и моих пассий картина ввела в ступор.
  
  А, между тем, агрессивное совращение продолжалось:
  
  -Каждый раз, как вижу тебя идущей по школьному коридору, ещё немножечко в тебя влюбляюсь-десу, - Юкари тёрлась, жамкала и тискала, в общем, вела себя очччень хорошо! - А после того, как прочитала это жуткое объявление, сердце просто замерло! Пожалуйста, давай будем встречаться-десу! Или, - изумительный процесс, на который любой мужчина мог бы смотреть бесконечно, на миг прервался, и Сэндо, с тревожными нотками в голосе, подняла взгляд на свою жертву, - для тебя неприемлемо идти на свидание с такой, как я?
  
  -Э-э-э... М-м-м... - попыталась вернуть себе дар речи полностью дезориентированная розововласка. - Н-ну... Если к-как друзья...
  
  -Ура!!! Я так счастлива! - руки Юкари уже откровенно легли на грудь вампирши, и всё возобновилось с новой силой. Великий Мрак, я не могу на это смотреть!
  
  То же место и время, 0.37 секунды спустя:
  -Так, я на минуточку... - произнёс Астарт и... исчез. Вот он стоял рядом – и вдруг просто растворился в воздухе.
  
  -Куда он? - дёрнулась Куруму.
  
  -Не зна... - начал отвечать крепко держащийся за нос и грозящий вот-вот потерять глаза по причине их выпадения Аоно, но не успел.
  
  -Я вернулся, - точно так же прямо из воздуха возник отлучившийся парень, но уже с какой-то видеокамерой в руках. Тихий щелчок, вспыхнувшая у объектива красная лапмочка, и... - классссные кадры! - протянул Д'Эст.
  
  -Откуда у тебя камера? - не зная, как себя вести и куда вообще смотреть, уцепилась за это суккуба.
  
  -Одолжил в клубе кино...
  
  -У-у-у! А грудь у Моки даже больше, чем выглядит! - восторженно пискнули с пола, мигом заставив синевласую девушку забыть про разговор и густо покраснеть.
  
  -Как это... Развратно, - тихо прошептала притаившаяся с краешка Мизори, от избытка чувств даже вынувшая изо рта конфету.
  
  -Ммм... Стой, не на... Къя!
  
  -Такая нежная! Просто сказка! - продолжала бесстыдно восторгаться мелкая скандалистка, творя руками такое, что Куруму невольно прикрыла собственную грудь и отодвинулась, прячась за плечо Астарта, который, похоже, единственный, кроме Юкари, наслаждался всем происходящим.
  
  -Прекра... Ах! Ммм...
  
  -А-а-а-а!!! - не выдержал Цукуне. - Прекратите!!! Да что вы, девушки, делаете?!!
  
  Крик возымел эффект. Сэндо замерла, подняла взгляд на парня, хищно сощурилась и невозмутимо встала, освобождая вампиршу.
  
  -Пожалуйста, не стой у нас на пути-десу! - торжественно произнесла девочка, вскидывая подбородок.
  
  -Но вы!.. - попытался возразить Аоно.
  
  -Я всё о тебе знаю-десу! - перебила его маленькая совратительница, а Куроно прижалась к спине любимого, с жадным интересом глядя, что будет дальше. - Аоно Цукуне. Оценки: обычные. Спорт: средненько. Увлечений нет, как и способностей! Да ты сама посредственность-десу! - особенно выразительно припечатала Юкари.
  
  -Эээ... - невнятно выдавил морально раздавленный парень. Но разоблачительница даже не сделала вид, что слушает:
  
  -Вы с Мокой далеки как черепаха и луна-десу. Ты слишком от неё отличаешься-десу! А так как я люблю Моку, - девочка густо покраснела и потянулась за пазуху, - то не дам моей прекрасной Моке опускаться до такого ничтожества, как ты! - на свет вновь появилась украшенная сердечком палочка. - Объявляю тебе войну-десу!
  
  -Что?..
  
  Цвеньг! Цвеньг! Цвеньг!!!
  
   -Я сделаю так, что ты больше никогда и близко к моей Моке не подойдёшь-десу! - ликующе сообщила Сэндо прибитому к полу двумя тазиками и одним бронзовым чайником парню.
  
  -Цукуне! - панически крикнула только-только начавшая подниматься Акасия.
  
  -Понял да? - мелкая, не обращая внимания на испуг предмета своего обожания, радостно запрыгала вокруг поверженного противника. - Я — ведьма! Своей палочкой я сражу любого парня, приблизившегося к Моке-десу!
  
  -Это самые шикарные кадры в моей жизни... - тихо пробормотал Астарт, не отрывая взгляда от объектива...
  
  Несколько минут спустя, то же место.
  Дверь закрылась, и весело (с оттенком хорошо сделанной пакости) смеющаяся Юкари убежала, оставив Моку у нас. В принципе, даже не надо было видеть её ауру (что, кстати, было совсем не сложно — не обладая вторым обликом, девочка совершенно не маскировалась), чтобы догадаться о царящем в душе юной ведьмы смущении. Юность, максимализм и характер – это всё, безусловно, хорошо, но свой лимит она явно выбрала ещё на стадии бурного признания, дальше нервам нужна передышка.
  
  -Цукуне, как ты? - взволнованно склонилась над пострадавшим зеленоглазка.
  
  -О-о-о-у-о... - невнятно ответили с пола.
  
  -Ой! У тебя кровь на затылке!
  
  -М-м-мгу...
  
  -Сам виноват, - подхожу ближе и, присев на корточки, кладу руку на повреждённое место, начиная сеанс исцеления. - В такие моменты мужчина должен стоять в сторонке и притворяться ветошью. Вот кто имел моральное право вмешаться, так это девочки, но им, видимо, понравилось. Хотя не могу их за это осуждать, - Куруму негодующе набрала в грудь воздуха, да так и застыла, а Мизори просто полностью скрылась за одной из парт.
  
  -Но Мока! - попытался возразить оклемавшийся ведьмак.
  
  -Мока большая девочка и, поверь, куда сильнее Юкари, если бы она хотела, то высвободилась бы в любой момент, а раз не стала, значит, ей нравилось... - не терпящим возражения тоном сообщил я, отмечая краем глаза, как вампирша сравнилась цветом лица с камнем в своём крестике.
  
  -Н-нет! В-всё не так! - попыталась промямлить зеленоглазка.
  
  -Не убедительно, - отрезал я. - Кстати, все заметили? - оглядываю компанию.
  
  -Что? - нестройным хором спросили девочки — Цукуне ещё почёсывал голову.
  
  -Два дня эта мелочь приходила обвинять наш клуб в чём-то непотребном, добилась его расформирования с формулировкой «во избежание», а в результате сама устроила самую развратную сцену, какую не в каждой порнушке увидишь, и, чувствую, виноваты опять мы.
  
  -...
  
  -Ах, мелкая дрянь! - в голос возмутилась переварившая новость суккуба, сжав кулачки. - Фанера несчастная! Да я её!..
  
  -Куруму, успокойся, - успокаивающе подняла руки Мока, - я уверена, Юкари не хотела никого обидеть.
  
  -А ты вообще молчи, извращенка! Устроила тут перед нами ахи и вздохи с попискиванием! Совсем стыд потеряла! - упёрла руки в боки синевласка, найдя, на ком сорвать нервное напряжение.
  
  -Я же... Нет... Совсем... Не так!
  
  -Так-так! - ультимативно покивала Куроно. - А если бы кто-то вошёл?!
  
  -Я больше не буду, - поникнув, жалобно сжалась вампирша, будто её строгая мама отчитывает. И это – один из самых страшных демонов в мире...
  
  -Куруму, милая, - поднимаюсь с корточек и, подойдя ближе, нежно приобнимаю девушку, - ты, конечно, прекрасна в гневе, но пощади Моку, ей и так стыдно. И давайте уже допьём чай, а то уже дважды начинали. Надеюсь, в этот раз всё получится.
  
  -Всё из-за этой мелочи, - старательно надувшись и изображая недовольный тон, пробурчала суккуба, сама всем боком прильнув ко мне. - Из-за неё мы потеряли свой клуб и теперь должны вливаться в какой-то другой, тебе разве не обидно? - и извернулась, требовательно упёршись в меня грудью. Личико она при этом состроила почти как у Моки, ну прямо ещё чуть-чуть – и слезу пустит.
  
  -Как тебе сказать... - левой рукой беру наглую провокаторшу за кончик подбородка. - Прямо сейчас – ни капельки, - и мягко целую, отмечая краем глаза, как вытянулись лица Акасии с Аоно.
  
  -Бесстыдники, - громом прозвучал в наступившей тишине вердикт Мизори, источающей почти физически ощутимые эманации зависти...
  
  
***

  
  Всю ночь за окном общежития лил дождь. Меня самого это не особо смущало, но тащить в такую погоду на прогулку девочек совесть уже не позволяла. Да они и сами не рвались, явно пресытившись вчера впечатлениями. Но нет худа без добра, появилось много времени на уроки. Скоро обещали волну контрольных тестов, и пусть местный диплом мне нужен как коту телогрейка, да и, насколько я успел выяснить, за неуспеваемость тут не отчисляют, но стоять в одном ряду с самыми тупыми из низших мне не позволяла гордыня. Короче говоря, время провёл с пользой.
  
  Наутро дождь уже прекратился, но небо осталось пасмурным. Зевающие студенты потянулись в санузел, среди них затесался и Цукуне. Кстати, на жуткие морды парень уже давно не реагировал, хотя что тому виной – я бы не поручился, то ли закалившаяся выдержка, то ли хроническая кровопотеря.
  
  Поприветствовав друг друга, мы быстренько совершили весь положенный моцион и уже через пятнадцать минут были на улице. Дорожка петляла между деревьями, жизнь ничего не омрачало, но почти сразу я начал ощущать какой-то дискомфорт. Чего-то не хватало...
  
  -Интересно, а где все? - покрутил головой Аоно. Точно! Где мои девочки и обязательный каждое утро розовый вихрь?
  
  Ответ нас ждал у входа в центральный корпус...
  
  -Слушааай, - медленно протянул я, машинально доставая из портфеля спёртую вчера камеру и начиная съёмку, - а тебе не приходило в голову, что Мока играет за другой лагерь?
  
  -А? - явно не особенно поняв смысл моих слов за открывшимся видом, обернулся парень.
  
  -Ну сам посуди, с Юкари у неё вчера за десять минут было больше, чем с тобой за месяц... или нет? - подозрительно скашиваю взгляд на Цукуне.
  
  -Т-ты имеешь в виду?.. - покраснел аки перезрелый помидор студент. В сочетании с зелёным пиджаком смотрелось особенно похоже. - Мы... У нас ничего такого!
  
  -Да? Ну вот видишь, всё это очень подозрительно, - вновь поворачиваюсь к действу.
  
  А действо было восхитительно! Несчастная Мока сидела на скамеечке и не знала, куда деть глаза, а на коленях у неё нагло устроилась Юкари, бесстыдно бродя руками по телу девушку, то и дело пощупывая в самых интересных местах. Студенты, коим посчастливилось стать свидетелями этого спектакля, дружно капали слюной, а студентки жевали губки, краснели, возмущались, но глаз тоже больше чем на долю секунды не отводили. Мизори с Куруму обнаружились здесь же, одна в кустах, другая с отвисшей челюстью.
  
  -Надо что-то сделать! - трагически взвыл пришедший в себя Аоно.
  
  -Что я вчера говорил про роль мужчины в таких ситуациях?
  
  -Но! Но ведь это неприлично! Не на людях!
  
  -Хм... - окидываю взглядом толпу подростков. Внутри шевельнулось что-то ревниво-собственническое. Конечно, Мока не моя девушка, но делиться таким зрелищем с кем-то ещё не хотелось категорически. - Пожалуй, ты прав, - отпускаю камеру, что под властью телекинеза, взлетела чуть выше, продолжая скрупулёзно фиксировать момент, и направляюсь к суккубе.
  
  -С добрым утром, Куруму... Мизори, - кошусь на куст в метре от асфальта. - Как спалось?
  
  -А?.. - пребывающая в культурном шоке девушка непонимающе обернулась ко мне, глупо моргая.
  
  -Тут такое дело... - поворачиваю голову в сторону бесчинствующей ведьмочки. - Есть мнение, что нам нужен рупор морали, нравственности и целомудрия. И мне кажется, никто лучше тебя не справится, - Великий Мрак, что я говорю суккубу... Этот мир уже принялся порабощать мой разум!
  
  -Что? - непонимание.
  
  -У тебя есть шанс прочитать мораль Моке, - максимально упрощаю описание задачи.
  
  -А-а-а-а-а! - вот! В фиолетовых глазах наконец зажглась искра разума. - Ну я им сейчас устрою! – и, напустив максимально негодующий вид, синевласка атомным ледоколом двинулась вперёд. - ЧТО ВЫ ЗДЕСЬ УСТРОИЛИ?!!
  
  Развратниц на скамейке аж на метр подбросило, вернее, подбросило вампиршу, а сидящая у неё на коленях Юкари — маленькая и лёгкая. Ну а дальше началось «избиение»...
  
  -С добрым утром, Астарт, - из кустов появилась слегка румяная Шираюки и подошла ближе.
  
  Одного взгляда на смущённое лицо красавицы оказалось достаточно, чтобы напрочь выкинуть разыгравшийся концерт из головы. Молча улыбнувшись, делаю шаг навстречу и, взяв снегурочку за талию, мягко привлекаю в объятья. Пока все смотрят в другую сторону, почему бы и не позволить себе маленькую слабость?
  
  -Сегодня очень шумно с самого утра, - делится наблюдениями Мизори, не спеша вырываться.
  
  -Согласен. Хотя им полезно.
  
  -Я сегодня тоже купила видеокамеру, - шевельнувшись, девушка достала из кармана кофточки миниатюрный цифровой аппарат и, подняв его на уровень груди, ожидающе подняла лазурные глаза на меня. Хм... это реакция на мою вчерашнюю выходку?
  
  -А почему не снимаешь?
  
  -Мне стыдно, - коротко ответила Шираюки, даже не подумав отводить взгляд или меняться в лице.
  
  -Тогда зачем она тебе?
  
  -Буду снимать наши прогулки, - вот тут девушка опять порозовела и постаралась спрятать смущённую улыбку.
  
  -Хорошая идея, - спустя миг признал я. Через пару лет будут прекрасные воспоминания. - А бинокль тебе зачем? - второй карман той же кофточки упирался мне в пояс, и очертания предмета я просто кожей чувствовал.
  
  -Наблюдать за тобой в окно общежития, - опять с абсолютно честным и бесстрастным видом ответила Снежная дева. Хотя аура цвела смущением.
  
  -По идее, это моя обязанность в твоём отношении, - не могу сдержать улыбку.
  
  -Я не против, - вновь порозовела.
  
  -И будем мы сидеть на разных крышах, пытаясь угадать что-то в оконных про... - начал было я описывать комичность возможной ситуации, как был перебит возвращением суккубы:
  
  -Кто мне вчера обещал, что больше не будет?! - негодовала синевласка, таща за руку проштрафившуюся вампиршу и порождая у собравшейся толпы нездоровые фантазии.
  
  -Я не хотела, так получилось! - слёзно винилась Акасия.
  
  -Не смей мешать нашему свиданию-десу! - крутилась вокруг возмущённая Юкари, то и дело пытаясь сама оторвать Моку от «буксира», яростно упираясь ногами, но в противостоянии безусловно проигрывала. - Если хочется потрясти выменем, найди другое место-десу!
  
  -Детским гладильным доскам слова не давали! - с самым гордым видом не оставалась в долгу Куроно.
  
  -У меня ещё всё вырастет! - притопнула ножкой Сэндо.
  
  -Мечтай-мечтай, - снисходительности в голосе остановившейся возле нас суккубы хватило бы на десяток топовых кинозвёзд, - у меня в твоём возрасте уже такие были, - для убедительности девушка чуть приподняла грудь свободной рукой, попутно стреляя в меня глазками, на что Мизори тут же отреагировала, прижавшись поплотнее.
  
  -Доброе утро, Мока, - здороваюсь с бедняжкой, старательно пытающейся изобразить самого несчастного из всех побитых в мире щеночков.
  
  -Д-доброе...
  
  -Я слышала, большая грудь рано обвисает-десу, - мстительным тоном раздельно произнесла Юкари. Только что сиявшую синевласку прям перекосило.
  
  -Рано обвисает, говоришь... - Мока оказалась напрочь забыта и получила свободу, а ведьмочка.... - Ах ты фанера! - не ожидавшую столь резкого поворота событий мелкую схватили в охапку и стали злобно ввинчивать кулак в макушку. Но оправилась она быстро:
  
  -От коровы с дойками слышу-десу! - в живот Куруму с размаху упёрся острый локоток.
  
  -А ты вообще лифчик не носишь!
  
  -Ну и что-десу?! - события начали приобретать очертания натуральной женской драки с выдиранием волос.
  
  -Девушки! Стойте! Да прекратите вы! - ой дурааак…
  
  -А ты не вмешивайся(-десу)! - на два голоса гаркнули валькирии, и...
  
  Цвеньг! Цвеньг! Цвеньг!
  
  -Цукуне!..
  
  -Это начинает выглядеть как традиция...
  
  -Когда она достала палочку?..
  
  Фразы были произнесены одновременно, первая, как не сложно догадаться, принадлежала Моке, вторая — мне, а третью удивлённо озвучила Шираюки.
  
  -Ой... - а вот это уже Куруму.
  
  -Ха! - вывернувшаяся во время секундного ступора синевласки Юкари триумфально воздела оружие к небесам. - Получил-десу?! Думал, я не догадаюсь, кто стоит за на этой гнусной попыткой сорвать наше свидание с прекрасной Мокой-десу?! Я тебя предупреждала-десу! Ты падёшь от моей силы-десу! Я не уступлю-десу! Ха-ха-ха! – и, гордо вскинув подбородок, пустилась бежать куда-то в район центрального входа, не переставая смеяться.
  
  -У меня одного такое чувство, что виноваты опять мы? - спрашиваю, задумчиво проводив взглядом маленькую фигурку.
  
  Предполагалось не слишком громко привести в чувство парочку и пойти на уроки, в результате — скандал, женская драка, один полутруп и мы в центре всеобщего внимания. У девчонки истинный талант!
  
  -Э-э-э... хэ-хэ... - не очень стройно протянули мои спутницы, оглядывая получившуюся композицию.
  
  Вздохнув, я отпустил Мизори и, подняв Аоно на ноги, потащил к входу. Лечить его на глазах у толпы точно не следовало, да и пусть помучается, заслужил. Сколько я его предупреждал? Так что пусть страдает. По пути я незаметно вернул себе камеру, сегодняшние кадры были не столь прекрасны, как вчера, но тоже хороши.
  
  Уже на подходе к аудитории, после всех нужных лечебных процедур, я решил задать мучающий меня вопрос:
  
  -Слушай, Цукуне, а у тебя в роду суицидники были?
  
  -А? - держащийся за голову парень непонимающе поднял на меня взгляд. - Кто?
  
  -Самоубийцы, спрашиваю, у тебя в предках имелись?
  
  -Эм... Вроде бы нет... - с опаской ответил Аоно. - А что?
  
  -Да так, одна теория возникла, - пожимаю плечами, - не бери в голову.
  
  Студент загрузился и с недоверием начал коситься на меня, явно не желая удовлетворяться таким ответом, но, к счастью, путь скоро закончился, и мы оказались в классе. Очень скоро помещение заполнили прочие ученики, и, судя по взглядам, детали произошедшего во дворе спектакля им были уже известны, хотя комментировать никто так и не решился.
  
  С девочками, кстати, творилось что-то не то. Ладно Мока, её морально раздавили, допустим, ещё можно понять Куруму, пусть серьёзной драки там и близко не было, но скандал, да ещё при стечении такого количества народа, да на такую тему, в общем, девушке есть с чего сидеть подавленной, но Мизори? Мало того, что моментом «отвлечения противника» не воспользовалась, чего раньше ни разу не случалось, так и сейчас на нас всех смотрит крайне подозрительно, прямо на уроке спрятавшись за партой.
  
  И всё из-за одной маленькой ведьмочки...
  
  Впрочем, последующие события показали, что «всё» на сегодня далеко не кончилось. Не успели мы толком приступить к обеду, в этот раз протекавшему в какой-то тягуче-мрачной атмосфере, без малейших намёков на романтические игры, как совершенно внезапно Цукуне... заехал себе кулаком в лицо.
  
  Вопросительный знак не успел ещё сформироваться даже на подкорке сознания, не говоря уже о том, чтобы отразится на лицах присутствующих, как рука парня отошла в сторону, развернулась во всю ширь плеча и смачно повторила процедуру, едва не отправив Аоно на пол вместе со стулом. Ну, или затылком об мою парту, сие не существенно.
  
  -Цукуне?! - дёрнулась первой Акасия, кое-как успев схватить студента за пиджак и не дать свалиться.
  
  -Эй, ты чего это? - подалась ближе Куруму, спеша уберечь обед парня от встречи с полом.
  
  -М-м-м? - более лаконично выразила эмоции Шираюки, изумлённо хлопая лазурными глазами.
  
  -А-а-а!!! Моё тело двигается само по с...
  
  Чпок!
  
  Ауч, даже мне что-то резко захотелось нос потереть, остальная часть нашего класса просто откровенно уронили челюсти.
  
  -Да что с тобой?! - к усилиям перевалившейся назад через парту Моки прибавились руки суккубы, и спустя миг девушки сумели поставить Аоно в вертикальное положение.
  
  -Я не зна... - начал было отвечать Цукуне, как его руки, самым наглым образом, легли на грудь синевласки и стиснули, - а-а-а-А-А-А!!!
  
  -Ой!!! - в шоке дёрнулась Куроно, выпучив глаза глядя на это непотребство.
  
  -Что??? - вторила ей не менее шокированная Акасия. Мизори просто вылупилась, забыв и об обеде, и о сладости во рту, а я...
  
  Ну, первым моим порывом, естественно, было распылить наглеца на атомы. Всё что меня удержало от данного действия – это ощущение полной нереальности происходящего. То есть будь на месте Аоно любой другой парень, я бы даже задумываться не стал, но Цукуне... Это Цукуне! Он даже висящую на себе и присосавшуюся к шее Моку, уходящую в этот момент в нирвану, ни разу за попку не придержал, хотя она там не то что возразить, даже заметить это могла бы только чудом. А здесь... Словом, я словил ступор не хуже окружающих.
  
  Ну а дальше сложилось сразу два момента: во-первых, я осознал значение только что сказанной студентом фразы, а во-вторых, заметил поблизости знакомую ауру.
  
  Ах да, ещё Куруму взвизгнула, и Аоно снесло со стула размашистой пощёчиной. В следующую секунду суккуба уже спряталась за меня, с испугом глядя на пребывающее в нокауте тело. Моя оскорблённая гордость довольно замурчала.
  
  -Значит так, - я медленно встал и повернул голову в сторону остального класса, - освободить аудиторию, - лица низших не отразили понимания момента, однако сегодня для меня хватило разборок у всех на глазах, а на вежливость с тактом совершенно не тянуло.
  
  Тёмная энергия рванула во все стороны, заставляя скрипеть и выть воздух. Парты задрожали, кое-кто не удержался на ногах и позорно плюхнулся под ноги одноклассников. Лица юных монстриков резко стали наливаться интеллектом.
  
  -Мне надо повторить?
  
  Повторять не пришлось. Толпа дружно ломанулась на выход, панически покрикивая и толкая друг друга локтями в дверном проёме. Не прошло и минуты, как в помещении стало очень и очень тихо. Я повёл рукой – и дверь на миг вспыхнула оранжевым, демонстрируя успешное наложение барьера.
  
  -Асс-тарт, ты же не собрался, эээ... ну... - уже забыв о том, что сама ещё несколько секунд назад была готова отвесить своему парню знатных тумаков, Акасия судорожно пыталась то ли поднять его на ноги, то ли закрыть своим телом, то ли привести в чувство, то ли всё-таки убить, расшибив безвольно мотающуюся головушку об пол.
  
  -Я просто решил, что традицию выносить наши внутренние дела на всеобщее обозрение следует давить в зародыше, - спокойно отвечаю, гася напор энергии и поворачиваясь к окну. - А ещё мне очень хочется услышать, что вы можете сказать в своё оправдание, юная леди?
  
  Подхваченная телекинезом из-под окна фигурка ведьмочки взмыла в воздух. Девочка была столь погружена в приступ хохота, что мои действия заметила далеко не сразу. В руках же она держала какую-то куклу... из травы.
  
  -Ха... А? - удивлённый взгляд фиолетовых глаз сфокусировался на нашей компании. Предварительно открытое тем же телекинезом окно чудесно донесло звук.
  
  -Юкари?!! - Мока, панически.
  
  -Так это твои фокусы, мелкая?!! - Куруму, возмущённо.
  
  -М-м-м-м-м?.. - Мизори, заинтересованно.
  
  -Итак? - левитирую Сэндо внутрь и закрываю окно.
  
  -Что-десу?! - ни разу не смутившись, вскинула носик висящая в воздухе хулиганка. - Это была военная операция-десу! Я объявила ему войну-десу! А войну нужно вести до победного конца-десу! - малютка скорчила решительно-независимую моську и подняла куклу над головой, словно гордое знамя. - И опустите меня уже вниз-десу!
  
  -Что будем делать? - поинтересовалась всё ещё прижимающаяся к моей спине суккуба.
  
  -Недавно одна студентка в похожей ситуации пыталась изрубить парня вместе с конкуренткой. Я сама видела, - поделилась Шираюки, перекинув чупа-чупс в другую сторону рта.
  
  -Да? А кто? - удивлённо повернулась к ней Куроно. Мизори ответила прямым и абсолютно бесстрастным взглядом, а вот наблюдающая за этим Мока смутилась и поспешила от синевласки взгляд отвести. Смысл пантомимы до моей очаровательной суккубы дошёл быстро: - Эй!!! Там вообще было всё не так!
  
  Взгляд Снежной девы не изменился, вампирша ещё больше покраснела.
  
  -Да нет же! Всё было совсем иначе! Астарт, ну хоть ты им скажи! - меня жалобно подёргали за пиджак. - И вообще мы о ней говорим! – и, не переставая дёргать, пылающая «праведным гневом» Куруму негодующе ткнула пальцем в ведьмочку.
  
  -Пф! - фыркнула Юкари. - Здесь правда нет ничего общего-десу! Я сражаюсь за свою любовь, не сравнивайте меня с этой развратной коровой-десу!
  
  -Стоп, - останавливаю уже набравшую в грудь воздух для достойного ответа синевласку. - Мизори, приведи в чувство Цукуне, Мока, помоги Мизори и сделай так, чтобы он не полез бить детей, когда очнётся. Куруму, как ответственному суккубу, тебе поручается найти плётку, кнут или что-то похожее для проведения показательного сеанса БДСМ. Юкари, твоя задача – дрожать и бояться моего гнева. Все всё поняли?
  
  Девушки старательно закивали. Все. Включая Сэндо. Правда, последняя оправилась очень быстро:
  
  -Что!.. Что всё это значит-десу?! Вы-вы же не собираетесь... ну... то... то есть... то самое! Это запрещено! Я ещё ребёнок, даже не думайте-десу!
  
  -Всё решит суд, - безапелляционно сообщил я, скрещивая руки на груди.
  
  -К-какой суд-десу? - икнула ведьмочка, с испугом глядя на меня. Судя по тому, как замерли на полушаге остальные, их этот вопрос тоже интересовал.
  
  -Не обещаю, что гуманный и справедливый, но суровый, - стараясь ничем не показать, как мне хочется рассмеяться, ровным тоном посулил я и перевёл взгляд на Моку с Мизори. - Девочки, не отвлекайтесь, нам нужна сторона обвинения. Куруму, - смотрю на суккубу, - инвентарь!
  
  -Да! - вытянулась в подобии стойки «смирно» синевласка и поспешила к окну. Миг – на свет появились крылья, и, сверкнув трусиками в зелёную полоску, девушка скрылась в вышине.
  
  -Ой, моя голова... - простонал с пола Аоно, стряхивая с лица снег, которым его только что заботливо умыли.
  
  -Мока, введи его в курс дела...
  
  -А-а-а-а-а!!! Это нечестно-десу! - задёргалась в воздухе мелкая. - Четверо на одну меня, получай-получай-десу! - и перехватив куклу одной кистью, второй Юкари взяла её за руку и начала яростно дёргать, заставляя ту бить себя по голове.
  
  Бамс! Чпок! Тук!
  
  -Цукуне!!!
  
  -А-А-А-А-А!!! Да сколько можно!
  
  -Ужасно... - тихо охарактеризовала начавшийся бедлам Шираюки.
  
  -Получай, получай-десу! Так тебе-десу! Ай!.. - последнее относилось к кукле, что я молча вырвал у неё из рук телекинезом и отлевитировал ближе к себе. Подумав ещё секунду, я изъял также и палочку, так сказать, на всякий случай.
  
  -А-а-а-а!!! Кто-нибудь, да сделайте же что-нибудь с этой девчонкой!!! - единым движением взвился с пола из состояния «лёжа» Аоно. - Вот теперь я разозлился!
  
  -Цу... Цукуне, не надо так нервничать, - попыталась закрыть собой ведьму Акасия, подняв ручки в успокаивающем жесте.
  
  -Мне не нервничать?! Как тут можно не нервничать?!
  
  -Бе! - даже лишившись оружия, Сэндо и не думала прекращать агрессию, и, оттянув пальцем нижнее веко правого глаза, показала парню язык. Стальная выдержка...
  
  -Ты её слишком балуешь, Мока! Скажи ей, что она доставляет проблемы! Так нельзя себя вести!
  
  -Ну, я... - стушевалась вампирша, - я допускаю, но...
  
  -Так это «кукла Вуду» или «ВараВара»? - негромко протягиваю, внимательно разглядывая магическую начинку игрушки. - Первый раз такую вижу... - практические испытание последовали мгновенно, и Аоно за пару секунд исполнил несколько приседаний, упражнения «руки в стороны», «вверх-вниз», «наклон корпуса вправо-влево»... - Прикольно...
  
  -А-а-а-а-а!!! Да прекратите вы!!!
  
  -Прости, не удержался, - виновато улыбаюсь. - А так со всеми можно? - поворачиваюсь к Юкари. - И ты сама её сделала?
  
  -Конечно! - гордо вскинула носик девочка. - Нужен только волос и магическая сила!
  
  -Развратненько... - я задумался. Эта игрушка открывала такие замечательные перспективы...
  
  -Ты сейчас о чём? - не понял студент. Вернее, все не поняли, но озвучил только он.
  
  -Цукуне, ну ты только представь, что уважающий себя развратный демон может устроить с этой штукой? Это же просто мечта половины мужского населения планеты! А если ещё чуть-чуть доработать и вставить мысленное управление... - изображаю максимально задумчивый взгляд. Ох, как у них замечательно лица-то вытянулись! То-то же! Не вам одним издеваться над моим несчастным рассудком!
  
  -Астарт, - ровным голосом позвала Мизори, наморозив вокруг руки здоровенные ледяные когти, - отдай мне, пожалуйста, эту куклу.
  
  -Я чувствую, меня подозревают в чём-то нехорошем... - Аоно, Мока и Юкари дружно закивали, подтверждая верность моих выводов.
  
  -Я знала, я знала, - спустя миг встряхнулась Сэндо и обвинительно ткнула в мою сторону пальцем, - что ты - развратный демон, инкуб-десу! Собираешь себе гарем-десу! Даже объявления соответствующие развесил-десу! Прекрасная Мокааа-тяяян не должна находиться в обществе столь дискредитирующих её личностей-десу!
  
  Дёрг.
  
  Опускаю взгляд вниз и сталкиваюсь с лазурными глазами Снежной девы. Пока ведьмочка шумела, Шираюки подошла ближе и молча попыталась взять из моих рук игрушку.
  
  Стоим, смотрим. Мизори внутри смущается, но отступать не хочет. Эх... Отпускаю куклу, но тут же второй рукой прижимаю снегурочку к себе. Против такого обмена та не возражает, и ледяные когти исчезают.
  
  -Эй, я что-то пропустила? - в окне показалась Куруму. Поправка: Куруму с плёткой, кнутом и кожаными наручниками. Все присутствующие резко забыли о моей персоне и уставились на суккубу. - Что?! - синевласка проследила направление взглядов и, залившись краской, шаркнула ножкой. - Ну, это мне мама дала в дорогу... На всякий случай...
  
  -А-а-а-а-а!!! - задёргалась в невидимой хватке Юкари. - Вы все тут извращенцы-десу! Что вы хотите сделать с моей прекрасной Мокой-десу?! Я этого не допущу-десу! Отпустите меня-десу! Я вам покажу-десу!
  
  -Прекрасно, - не обращая внимания на крики, изображаю на лице энтузиазм, - палач с инструментами наказания прибыл! Объявляю начало судебного заседания. Значит так, председателем суда назначаю себя, Цукуне — сторона обвинения, Мока — сторона защиты, Мизори — независимый присяжный. Начнём, сторона обвинения, изложите суть претензий.
  
  -А-а-а... Э-э-э...
  
  -Прекрасно-прекрасно, так и запишем. Секретарь!.. Кто у нас секретарь? Ах да... - окидываю оценивающим взглядом лица присутствующих. - Куруму?
  
  -А что надо делать? - как на уроке, подняла руку девушка.
  
  -Бери тетрадь и записывай, - синевласка резко кивнула и метнулась к своему столу, и через пару секунд изобразила полную готовность, взяв наизготовку ручку. - Итак, пиши: задержанная Юкари Сэндо... – оставь место для внесения личных данных – ...обвиняется в неспровоцированной агрессии, нанесении телесных повреждений средней тяжести, публичном унижении, хулиганстве. Поставь запятую, может, ещё допишем. Сторона обвинения требует... Что требует сторона обвинения? - поворачиваюсь к Цукуне.
  
  -Э-э-э-э... А-а-а...
  
  -Сторона обвинения требует, - возвращаю взгляд к Куроно, - проведения публичной экзекуции с применением специнвентаря вида: плётка кожаная, одна штука, наручники кожаные, одна штука, лоликонщик озабоченный – тоже одна штука. Поставь пометку «не зеленоглазый вампир», а то обвиняемая всё сразу признает и осознанно пойдёт на рецидив...
  
  -ДА ЧТО ВЫ УСТРОИЛИ?!! - не выдержал Аоно, едва вернув дар речи. И, на пару тонов ниже, спешно продолжил: - Я просто хочу, чтобы она поняла, что так нельзя себя вести! Что она своими выходками доставляет проблемы, и не только мне, но и Моке! Разве так вообще можно? Если она только и будет, что делать гадости всем, кто ей не нравится, разве она не потеряет всех своих друзей и не останется совсем одна? Как так можно относиться к окружающим? То есть, разве для Юкари не будет лучше задуматься об этом?
  
  -Цукуне, - тяжело вздыхаю, массируя глаза, - ты вот сейчас всю шутку убил и весь воспитательный эффект испортил.
  
  -Ш... шутку? - заикнулся разом потерявший весь запал парень.
  
  -А я, по-твоему, мог всерьёз предлагать жестоко надругаться над одиннадцатилетней девочкой?
  
  -Э-э-э... - судя по взгляду, так он и думал до последнего момента.
  
  Повторно вздыхаю и поворачиваюсь к Сэндо.... Чтобы заметить, как её аура буквально штормит противоречивыми эмоциями, преобладают в которых отнюдь не добрые тона. Нет, она не злилась и даже не боялась, но вот тоска, разочарование и застарелая обида сплетались в очень мрачный узор.
  
  -Ладно, малышка, шутка не удалась, - мягко опускаю её телекинезом на пол и, помедлив с секунду, протягиваю отобранный жезл. - Конечно, отшлёпать бы тебя не мешало, но на первый раз, так и быть, простим. Но на будущее... - позволяю в глазах проявиться отблескам тёмной энергии, отчего девочка, чуть ли не первый раз за всю встречу, действительно пугается, - пожалуйста, воздержись от подобных выходок. Договорились? - на последнем слове дружелюбно улыбаюсь и, быстрым движением сняв с ведьмочки шляпу, второй рукой взлохмачиваю ей волосы.
  
  Стррррашная воительница и бескомпромиссный боец за свою любовь смутилась и, потупив взгляд, густо покраснела. Чуть скосив глаза на остальных, я только сильнее расплылся в улыбке — Мока стояла, сложив ручки перед грудью, и только что слезу не пускала от умиления, Куруму просто улыбалась, Мизори делала вид, что вообще ничего не изменилось, но в ауре тоже цвела чем-то вроде желания потискать одну особу с фиолетовыми глазами, причём явно не синевласую. Даже Цукуне растёкся, похоже, уже забыв все обиды и неприятности.
  
  И вот в этот во всех смыслах чудесный момент тишину нарушил какой-то шум за окном.
  
  -Стойте! Прекратите! - шум преобразился в чей-то бег и запыхавшиеся крики: - Астарт! В академии не одобряется убийство одноклассников! - мы рефлекторно переглянулись, даже у Юкари на лице отразилось искреннее и полное непонимание. - Это очень плохо! Ты меня слышишь? Не вздумай! Я, как классный руководитель, запрещаю! Астарт!..
  
  Через некоторое время в открытом окне показалась блондинистая макушка Некономе, и спустя секунду усталая бакэнэко ввалилась к нам, тяжело дыша и едва не разбив очки.
  
  -Н... Не смей убивать Цукуне, я не разрешаю... - не размыкая закрытых глаз, выдохнула учительница и только после этого всё же взглянула на нашу изумлённую компанию. Да, руку с головы малышки ведьмы я так и не убрал, хотя сама она уже успела развернуться на 180 градусов и так же, как и все, пялилась на кошко-демона. - А... - Шизука перевела взгляд с меня на Аоно, потом прошлась по девушкам и опять повторила круг. - А почему ты его не убиваешь? - прозвучало даже с некоторым возмущением.
  
  -А зачем? - поинтересовался я, не отводя глаз от глубокого выреза блузки, замершего в очень хорошем ракурсе. Просто очень.
  
  Сзади кто-то подошёл, дохнуло зимней прохладой, и Шираюки молча закрыла мне глаза ладошкой.
  
  -Ну как же?! - кошка и не думала сбавлять возмущение. - Мне рассказали, что он, ну... - женщина хотела было куда-то показать пальцем (в сторону девушек), но одёрнула себя, слегка покраснев. - Так вы не дерётесь?
  
  -Нет, - заверяю, не шевелясь.
  
  -Тогда... Что вы вообще здесь делаете?! - судя по очертаниям ауры, бакэнэко наконец поднялась с пола. - Что это за выходки?! Почему выгнали всех из класса и не даёте зайти учителю?! Как я должна реагировать, когда ко мне прибегают и кричат, что сейчас одного из моих учеников будут убивать?! И почему вы, Сэндо, тоже здесь, а не на своём уроке?! Чем вы тут занимались? - Мизори любезно открыла щёлочку между пальцами, чтобы я мог видеть учиняемый нам разнос (почему вообще не убрала руку — вопрос не ко мне). - Сорвали урок! - бушевала блондинка. - Испугали своего классного руководителя! Всё, больше так продолжаться не может! Всем назначаю выговор и наказание за хулиганство в виде подсобных работ! На неделю, нет, две! И немедленно откройте дверь! - щёлкаю пальцами, рассеивая барьер. - То-то же! Сегодня после уроков чтобы все были здесь! А сейчас быстро в класс в конце коридора! Быстро, я сказала! - от избытка чувств кошка притопнула ножкой.
  
  -К-конечно, Некономе-сенсей! - Мока взяла на буксир Цукуне, быстро толкая того к выходу.
  
  -Да-да, мы поняли, не переживайте, - не отстала от неё Куруму, оттеснив Шираюки, и, ухватив нас обоих под локотки, потащила в том же направлении.
  
  -А вам отдельное приглашение требуется, Сэндо-сан?!
  
  -Никак нет-десу, я уже бегу-десу!
  
  -А ЭТО ЧТО ТАКОЕ?! - взвыло сзади. Чувствую, она углядела инвентарь моей маленькой суккубы.
  
  -Ой! - подтвердила догадку синевласка. - Это я забыла, простите...
  
  -Простите?! Три недели! А это я изымаю! Получите назад только с родителями! Марш на урок!
  
  -Къя!..
  
  -Второй раз с вами связываюсь и второй раз получаю от учителей. И в клуб меня запихнули... - шёпотом бурчала протискивающаяся рядом ведьмочка.
  
  -Смотри на это так, что теперь сможешь чаще бывать с Мокой, - не преминул посоветовать я.
  
  -Не задерживаться! - тут же прикрикнула сзади блондинка, и Юкари как ветром сдуло в сторону лестниц, хотя я успел заметить в её глазах проблеск энтузиазма...
  
  
Глава 4.

  
  -Как думаете, что нам придётся делать? - уже третий раз за последние пять минут спросила никак не могущая найти себе место Мока.
  
  -Некономе-сенсей говорила про подсобные работы, - несмело улыбнулся следящий за метающейся по классу девушкой Цукуне. – Может быть, скажут убрать в коридоре?
  
  -Вы это уже десятый раз обсуждаете, - недовольно пробурчала стоящая у моего стола Куруму, всем видом изображая эталон недовольства, сложенные на груди ручки и вздёрнутый носик прилагаются. - А между тем Некономе-сенсей до сих пор нет, и этой мелкой соплячки – тоже. Может быть, мы что-то не поняли?
  
  -В этом классе, - внесла свою лепту Мизори, для наглядности ткнув пальчиком в пол.
  
  -Да я помню, что она сказала ждать здесь, но ведь её нет! - не собиралась сдаваться синевласка. - Кстати!.. - в фиолетовых глазах красавицы зажёгся огонёк некой идеи. - Раз их всё ещё нет, то, может быть, мы...
  
  Суккуба лукаво покосилась на меня и, недолго думая, скользнула ближе, плотно прижавшись и поймав мою левую руку между объёмных грудей, начав слегка тереться, ничуть и никого не стесняясь.
  
  -К-Куруму! - возмущённо пискнула Мока от такого бесстыдства. Но было уже поздно.
  
  С другой стороны от меня вспыхнул вулкан ревности, и правая рука мгновенно тоже оказалась оккупирована. Вся разница заключалась в том, что Шираюки не сама прижималась, а, схватив, начала тянуть на себя и, соответственно, в сторону от Куроно. Ну и ещё грудь у неё всё-таки была заметно меньше, но на приятных ощущениях это почти не сказалось. Тем не менее, ощутив, как «главный приз» от неё уходит, возмутилась уже Куруму:
  
  -Эй! Ты чего?! - и нежное прижимание сменилось стальной хваткой на «многострадальной» конечности.
  
  -У тебя уже отобрали плётку, пора бы остепениться, - индифферентным тоном сообщила Снежная Дева, не переставая тянуть на себя.
  
  -Ах ты ледышка! - перетягивание «каната» вступило в ожесточённую фазу. - А кто подглядывал в мужскую раздевалку на прошлой физкультуре?!
  
  -Ты там тоже была, - не повела и бровью Мизори, а вот щёчки слегка покраснели. Прелесть!
  
  -Я пыталась тебя оттащить! - вспыхнула густым румянцем синевласка.
  
  -Врёшь, - лаконично припечатала Шираюки.
  
  Цукуне с Мокой смотрели на этот спектакль, приоткрыв рты и тоже начав краснеть, при этом, почему-то, бросали на меня странные взгляды, словно искали спасения. Пришлось прояснить ситуацию:
  
  -Не смотрите на меня так, я же говорил — в подобных ситуациях уважающий себя мужчина должен притворяться ветошью, - и мысленно добавил, в момент очередного дёрганья с сопутствующим ему вжатием руки между холмиков соперниц: «так он получит больше удовольствия».
  
  И как полагается, именно в этот момент громко хлопнула дверь, и помещение огласил повышенный голос:
  
  -Я здесь! Простите за опоздание!
  
  Аоно дёрнулся. Серьёзно — натурально подскочил, уходя в сторону из-под предполагаемой траектории падения тазиков. Понять его опасения было немудрено — голос принадлежал Юкари. Впрочем, в этот раз традиция оказалась сломана, и никакой бомбардировки не случилось, девочка просто тяжело дышала, явно после бега, и палочки в её руках видно не было, только портфель для учебников.
  
  -А? - малышка подняла взгляд на нас. - Я что, правда сильно опоздала, и Некономе-сенсей ушла-десу?
  
  -Нет, она ещё не появлялась, - плавным движением выскальзываю из захвата, благо явление ведьмочки отвлекло моих девочек от игры в скандал, - но сейчас подойдёт. Думаю, - концентрируюсь на своих чувствах, вылавливая за фоном помех знакомую ауру, уже подходящую к повороту, - секунд двадцать ещё.
  
  -А... откуда ты знаешь-десу?
  
  -Магия, - пожимаю плечами и, разведя ладони в стороны, создаю между ними сияющую надпись «Magic!»
  
  -Так... Так нельзя-десу! - возмущённо начала тыкать пальцем в надпись мелкая. - Без жезла-десу! Демон-инкуб не должен такого уметь-десу! - ух ты, сколько праведного негодования. Неужели завидует?
  
  -Согласен, - солидно качаю головой.
  
  В первый миг, что я имею в виду, Сэндо явно не поняла, а дальше ей пришлось отступить, пропуская явившуюся бакэнэко.
  
  -Всем приветики! - довольно щурясь, влетела в класс Некономе, словно и не было у нас никого залёта. - Быстренько разбиваемся на пары и идём за мной! Сейчас получите тряпки и швабры и будете работать, понятненько?
  
  -А на пары обязательно? - поднял руку Цукуне.
  
  -Конечно! - блондинка скорчила очень милую мордочку с нахмуренным лобиком и интенсивно завиляла хвостом. - Это называется «организация труда»! Корпус очень большой, и классов так много, вам придётся постараться, да-да!
  
  -Чур, я с Мокой-десу! - первой сориентировалась Юкари.
  
  -А?.. - дёрнулся было Аоно, но ведьмочка уже повисла на руке вампирши и победно показала ему язык.
  
  Куруму с Мизори выразительно переглянулись, и... в следующую секунду я вновь стал «перетягиваемым канатом».
  
  -Нет-нет-нет! - замотала головой кошко-демон, заодно погрозив нам пальчиком. - Это должно быть наказанием! А значит, пары распределим так: Астарт Д'Эст и Цукуне Аоно — первая пара, Мока Акасия и Мизори Шираюки — вторая, Куруму Куроно и Юкари Сэндо — третья!
  
  -НООО!.. - дружно взвыли девушки и далее, перебивая друг друга, начали пытаться доказать, что это распределение совсем не правильное. Ну совсем. Категорически! Особенно много шума создавали Юкари и Куруму.
  
  Зря пытались. Высокое начальство было твердо, как скала, и спустя минуту пригрозило, что если бедлам не уляжется, она добавит нам в план на сегодня ещё два верхних этажа. Замолчали.
  
  И унылые ряды закованных каторжников потянулись на каменоло... Эм... М-да. В общем, было похоже. Не знаю как, но ведьмочка с суккубой умудрились гениально передать все оттенки безысходного отчаяния данной картины. Просто феноменально достоверно и трогательно. А уж какие при этом на нас с Мокой бросали жалостливые взгляды... Станиславский сказал бы «Верю!» и автоматом взял бы на главные роли в какой-нибудь былинной трагедии.
  
  Тем не менее, в какой-то момент бакэнэко это всё надоело, и она показала, что тоже не худший актёр-любитель, и мощно изрекла своё веское «Ррррр!» Топот стих где-то вдалеке...
  
  Ну а потом была обычная уборка, честно сказать, не слишком-то и страшная — пол помыть, парты протереть. Рутина...
  
  -Слушай, Астарт, - выжимая тряпку в раковине, спустя где-то пятнадцать минут обратился ко мне Цукуне.
  
  -М?
  
  -А тебе нравится Юкари?
  
  -В каком смысле? - поднимаю взгляд от швабры, удивлённо вскидывая бровь. Нет, не то чтобы я что-то имел против лоликонщиков, но повода считать себя таковым вроде не давал...
  
  -Ну, ты... - парень замялся, нервно почесав пальцем щёку. - Так к ней относишься... Поддерживаешь. А-а-а, забудь! - замотал головой и всплеснул руками, вымученно улыбаясь. - Я просто какую-то чушь несу.
  
  -Бывает, - признаю, хотя всё ещё не очень понимаю, о чём он. Что я такого успел сделать-то для таких выводов? Пара вежливых слов и поглаживание по голове после неудавшейся злой шутки? Так она же ребёнок, что в этом такого? Хотя... - Впрочем, ты отчасти прав, она меня действительно очень радует.
  
  -Э-э-э, радует? - повернулся ко мне Аоно, слегка выпучив глаза, что в сочетании с остатками кривоватой улыбки смотрелось очень забавно.
  
  -С ней весело, - поясняю, пожав плечами. - К тому же она единственная, кто смогла разгадать мои шифры, да ещё так быстро, а это впечатляет.
  
  -То есть ты... - выразив сию мысль, Цукуне растерянно замер с приоткрытым ртом и поднятым на уровень груди указательным пальцем, так и не решив, куда его наставлять.
  
  -А что такого? Я здоровый студент в полном расцвете сил. У меня просто обязаны иметься парочка невинных заскоков, иначе время учёбы будет потрачено зря. А поскольку пьянствовать, курить и употреблять наркотики я считаю вульгарным, вариантов остаётся не так много — экзотика меня тоже не особо привлекает.
  
  -Почему-то мне очень не хочется узнавать, что ты имеешь в виду под "экзотикой", - пробурчал себе под нос молодой ведун, возвращаясь к тряпке.
  
  -Ты это так сказал, словно я действительно какой-то монстр, - поднимаю телекинезом тазик с водой и протираю под ним. - А, между прочим, по сравнению с фантазиями некоторых людей даже самый развратный инкуб покажется на диво благовоспитанным, скромным и брезгливым малым.
  
  -Правда?
  
  -Ты что, интернета никогда не видел?
  
  -А, ну... да... - в классе повисла тишина, нарушаемая лишь звуком отжимаемой воды и скрипом тряпок по мокрой поверхности.
  
  Через несколько минут с помещением было покончено, и, сменив воду, мы перешли в следующую аудиторию. Я уже думал, что так трудовой день и закончится, но не успел я пройтись шваброй и по трети нового класса, как Цукуне опять решился задать вопрос:
  
  -А что с ними бывает? Ну, с теми людьми, которые хуже демонов... Я имею в виду все эти грехи и так далее...
  
  -Ты какие грехи имеешь в виду? - разгибаюсь и смотрю в смущённое лицо студента. Помнится, не так давно меня и самого эта тема очень заинтересовала, и я не успокоился, пока не перерыл всю домашнюю библиотеку.
  
  -А они разные? - захлопал он глазами, как анекдотическая блондинка.
  
  -Конечно. Есть то, что люди называют грехами в силу своей культуры и устройства общества, вроде «ходить с непокрытой головой» или «употреблять неположенную пищу». А есть реальные грехи — преступления духовного типа. Первые — чушь собачья, на которую в любых канцеляриях класть хотели с прибором, а второе... скажем так, это отравление души, её разрушение.
  
  -Что значит «разрушение»?
  
  -Да ничего особенного, - пожимаю плечами, возвращаясь к уборке. - Деградация, искажение... Ну, представь, если ты в дерево гвоздь вобьёшь, ему это понравится?
  
  -... - не сразу понял Аоно, что всё-таки надо отвечать. - Нет.
  
  -Ну и с душой то же самое. Если дерево большое и сильное, ему на один гвоздь будет наплевать, хоть и неприятно, а если оно молодо и ещё слабо, а число гвоздей на сотни пойдёт, то уже и загнуться можно.
  
  -Ну... А как это выглядит, что происходит-то? - не собирался отставать Цукуне.
  
  -При разрушении — разрушение, можно себя так опаскудить, что при потере тела в душе просто нечему будет себя удерживать — всё прогниёт. Как бы тебе объяснить... Эмоции – это, своего рода, питательные вещества, вот человеку для здоровой жизни нужны витамины, кальций, белки и так далее, вот и душе тоже нужно, чтобы она могла испытывать определённый перечень чувств. И не поддельных, вроде «съел шоколадку и радуешься, так как мозг выделил гормон счастья», а искренних, возникающих на определённые условия и события. Определённость этих условий тоже важна. Система там больше, чем один человек, и её очень сложно обмануть, про «коллективное бессознательное» слышал, наверное? Вот что-то вроде. Так что если ты будешь радостно умиляться над телами разорванных родителей, это не впишется в критерии, как бы искренне ты эти чувства ни испытывал, - Аоно сглотнул, не иначе — представил картину. - Ну а всё остальное... Если прогнил не до конца, то просто переродишься в теле, управление которым сможет потянуть твоя душа, при нормальном состоянии, скорее всего, опять станешь человеком, а если совсем плохо, то блохой там или клопом. Впрочем, на этом уровне уже и не важно, там такой огрызок, что опять подниматься будешь десятки тысяч реинкарнаций.
  
  -То есть Ада нет? И демоны грешников на сковородках не жарят? - хихикнув, пошутил парень.
  
  -Почему? Есть, - я тоже улыбнулся. Многозначительно. Отчего Аоно слегка побледнел. - Только он имеет мало общего с той сказкой, которую себе придумали люди. Хотя чистилище там было, насколько я знаю.
  
  -А?..
  
  -Чистилище предназначалось для принудительно очищения и исцеления душ грешников. Само собой, не бесплатно. И не безболезненно.
  
  -А вот это... - парень опять рефлекторно почесал пальцем щёку. – Ну, вот если какой-нибудь злой колдун... ну, приносит жертвы и... убивает много...
  
  -Убийство – не грех, - обрываю попытки этого «эрудита» родить вопрос... И наблюдаю, как у него медленно отвисает челюсть, а глаза начинают напоминать блюдца. – Грех – это когда ты начинаешь получать от убийства садистское удовольствие. Именно садистское... Или сексуальное. В общем, нездоровое. И ещё учти, степень негативного влияния искажений в эмоциональной сфере очень вариативна от уже имеющегося состояния души. Это как разница между посыпанием солью здоровой кожи и свежей раны, в одном случае – ничего не значит, в другом – взвоешь как дурной.
  
  -Понятно... - припухло кивнул студент.
  
  -Очень сомневаюсь, - скептически хмыкнул я. - Ты же даже собственной магической силой пользоваться не умеешь, а вопросы задаёшь уровня, на котором не каждый высший демон шарит, а я далеко не академик, чтобы любой вопрос на пальцах объяснить.
  
  Что-то ответить на это заявление парень так и не смог, а я-то, грешным делом, ждал, что он попросит его подтянуть в плане магии, даже готов был подумать над ответом. Без шуток, «подумать» я был готов, хотя, всё-таки, скорее всего, помогать бы не стал. Ну, может быть, самый минимум. Но он не попросил... Что ж, каждому своё.
  
  На этой философской ноте наша беседа и завершилась, а вскоре завершилась и отработка. Справились мы первыми, вторыми оказались Мока с Мизори, ну а Куруму с Юкари пришлось немного подождать. По виду вампирши с ледяной девой — никаких проблем в общении и разграничении ролей в процессе уборки там не возникло, чего нельзя было сказать о паре фиолетовоглазых красавиц, одной – уже состоявшейся и второй – обещающей через несколько лет если и не «догнать и перегнать», то уж точно «встать на уровень».
  
  -Пигалица криворукая, - гордо вскинув носик, цедила суккуба по пути к нам, шествуя рядом с девочкой так, что только подписи: «я её не знаю и вообще не с ней!» сверху не хватало.
  
  -От коровы на льду слышу-десу, - не оставалась в долгу ведьмочка, наполняя интонации самым отборным высокомерием.
  
  Обе при этом выглядели слегка потрёпанным, местами мокрыми, но... непобеждёнными. Неужели подрались? Но я бы почувствовал всплеск силы. Хотя... Это могла быть чисто женская драка или даже череда мелких пакостей с обеих сторон.
  
  -Вы что, подрались? - удивлённо заморгал Цукуне, разглядев ту же картину.
  
  -Тебе это не касается, посредственный, недостойный самец-десу! - припечатала Юкари с настолько высокомерно-независимым видом, что Аоно без всяких тазиков к земле пригнуло, как если бы пыльным мешком по спине огрели.
  
  -А... Да, прости, я забыл, что ты меня ненавидишь, - всё же ответил он, зажато улыбаясь и рефлекторно почёсывая пальцем щёку.
  
  Юная ведьма на это только фыркнула, демонстративно отвернувшись. Что примечательно — к Моке под бочок не бросилась, а осталась стоять рядом с Куруму.
  
  -Вы закончили? - из-за поворота к нам выскочила Некономе-сенсей с забавным выражением на лице, этакая смесь состояния «грозно нахмурилась» и «подозрительно сощурилась», причём оба с приставкой «переигрывает». В сочетании с поворачивающимися на звуки ушками и качающимся из стороны в сторону хвостом — очень мило! – Надеюсь, новых примеров нарушения общественного порядка не было?
  
  -Что вы, сенсей, мы были очень примерны и трудолюбивы, - заверил я, стараясь не показать, как в реальности отношусь к её «грозному» виду.
  
  -Да? - блондинка чуть ли не принюхалась, меня разглядывая.
  
  -Мока, мы же были трудолюбивы? - перевожу стрелки, пусть тоже поотдувается на правах сильнейшей в нашей компании.
  
  -А? Да, конечно! Мы всё вымыли! И доски, и парты, и окно протёрли! Мы правда не хотели нарушать школьные правила, сенсей! - последнее сопровождалось фирменным приёмом «глазки побитого щеночка» и сложенными молитвенно руками.
  
  -Хм-хрм-хрм-хрм, - проворчала кошка, но вампирша смотрела очень трогательно и очень умоляюще, так что сердце грозного наставника дрогнуло. - Ладно, на первый раз прощаю, - вот это мощь! - Но если ещё раз что-то такое увижу, вы одним вечером не отделаетесь! - тут же постаралась опять состроить грозный вид Шизука, для наглядности даже вскинув грозящий перст.
  
  -Спасибо, Некономе-сенсей! Вы – самая лучшая классная руководительница! - ликующе подпрыгнула Мока, без всякой ауры шибанув по округе искренним счастьем. И ведь она не играет! Ни капли.
  
  Смысл только что состоявшегося действа доходил до остальных всего какую-то секунду, и вот уже благодарить и нахваливать бакэнэко принялись все девушки разом, даже Мизори прошептала что-то благодарственное и чуть порозовела.
  
  Минуту спустя:
  -Ну всё, всё, - засмущалась блондинка, с физиономией едва ли не более довольной, чем у окруживших её девушек. - Вы хорошие ученики, и я верю, что всё у нас будет в порядке. Не забудьте, что завтра у вас встреча с клубом журналистики! Не опаздывайте! Я буду ждать, да-да!
  
  -Спасибо, сенсей! Мы обязательно будем вовремя! - щебетала Акасия. Прощание, в которое незаметно перетекло выражение благодарности, также выдалось долгим.
  
  Ещё минуту спустя:
  -Уф, ну хоть вечер опять свободен! - вздохнула Куруму, расслабляя плечи, и, стрельнув взглядом на остальных, плавным движением прижалась к моему боку. Что спустя секунду произошло с другого – полагаю, пояснять излишне.
  
  -Кстати, друзья мои, - высвобождаю руки и обнимаю обеих девушек. - У меня тут возник нежный, лирический вопрос: а кто-нибудь что-нибудь в журналистике понимает?
  
  -Ну-у... - мысль леди Акасии осталась недосказанной.
  
  -Наверное, надо писать какие-то новости в школьную газету, обычно клубы журналистики этим занимаются, - внёс свою лепту Цукуне.
  
  -Технику этого дела знаешь?
  
  Парень быстро помотал головой, мол — всё, что мог, уже отдал. Как-то само собой все взгляды переместились на Юкари.
  
  -Я никогда этим не интересовалась-десу! - мигом запаниковала та. - Это не входит в школьную программу-десу! И моя семья очень далека от средств новостного вещания-десу! Но я могу узнать-десу! Завтра, нет! Сегодня! Сбегаю в библиотеку, ради Моки-тян я буду стараться-десу!
  
  -Юкари, не надо так волноваться, я думаю, нам всё объяснят, - розововласка заботливо наклонилась к ведьмочке, - ведь они же не могут от нас требовать какой-то сложной работы, только взяв в клуб, верно? - последний вопрос был адресован уже всем нам.
  
  -Верно! - согласилась суккуба. - Но я думаю, мы справимся — я неплохо пишу сочинения, думаю, это пригодится в написании статей.
  
  С другого боку я ощутил мягкое шевеление и, повернув голову, увидел, как Шираюки подняла руку.
  
  -Сбор информации, - сообщила Снежная Дева, дождавшись, пока на ней сосредоточится общее внимание. - Ведение расследований... Я умею, - и смущённо порозовела, тем самым заставив меня сильнее прижать её к себе.
  
  -Как ты дипломатично называешь свои подглядывания, - сварливо проворчала Куруму.
  
  -... - Мока с Цукуне старательно сделали вид, что их тут нет.
  
  -Я не против, - улыбаюсь, прижимая уже и суккубу.
  
  -Извращенец-десу! - тихо буркнула Сэндо.
  
  -Это мне говорит девочка, что взяла под контроль тело парня и домогалась другой девочки, при этом будучи влюблённой в третью?.. Да я крут! - с вдохновлённым видом мечтательно поднимаю глаза к потолку.
  
  Юкари возмущённо распахнула рот и выпучила глаза, но выдавить из себя какие-то осмысленные возражения так сразу не смогла. Куруму прыснула в кулак, даже пустив слезинки от восторга. Мока с Цукуне одинаково покраснели, не зная, куда деть взгляды. Мизори заинтересованно переложила чупа-чупс из одного уголка рта в другой.
  
  -Это искажённая интерпретация событий-десу! - наконец прорвало ведьмочку, от негодования она даже притопнула ножкой.
  
  -Правда? - перебил её я. - А разве я не перечислил только факты?
  
  -Нет!.. Я никогда!.. Неправда!.. А-а-а-а-а!!! Я вам отомщу!!! - в бессильной ярости подпрыгнула мелкая и, развернувшись, припустила по коридору, бурча гневные проклятья.
  
  -Астарт, ну зачем ты так? - укоризненно нахмурилась Мока. - Ты должен быть с ней помягче, она же ещё ребёнок!
  
  -Не просто ребёнок, а с очень хорошими задатками! - возражаю, не переставая улыбаться. И пусть все думают в меру своей испорченности. - И ты не права, я с ней очень мягок, вон, она даже Цукуне уже два раза обругала, но не припечатала тазиками, это прогресс, я на неё определённо хорошо влияю.
  
  -Ну... - неуверенно протянула вампирша, растерянно оглянувшись на своего парня.
  
  -Расслабься, всё будет хорошо, - перевожу взгляд на конец коридора, где скрылась девочка. - Зато теперь она три раза подумает, прежде чем устраивать фокусы, подобные сегодняшним. Кстати, всё хотел спросить, а как ты относишься к её признанию?
  
  -Ну, я... - зеленоглазка покраснела. - Это... Не спрашивай такое, это смущает!
  
  -Как скажешь, - ухмыльнулся я, стараясь передать интонацией максимум «понимания». Хм, мне показалось, или у неё над головой начал виться пар? Не-е-е, наверное, всё-таки показалось...
  
  
***

  
  Следующее утро:
  -Мне кажется, или на нас все смотрят? - нервно спросил Цукуне, шагая рядом со мной от мужского общежития.
  
  -Тебе кажется, - успокаиваю парня, - вон, видишь тех трёх парней с ярко выраженным отакуизмом головного мозга? - киваю на соответствующих ребят, уткнувшихся во что-то до крайности напоминающее мангу про девочек-волшебниц. – Им на нас плевать.
  
  -Отаку-что? - непонимающе переспросил Аоно и перевёл взгляд в указанном направлении. Троица, словно сделанная по карикатуре «толстый, тонкий и очкарик», плелась буквально в десятке метров от нас и живо что-то обсуждала, буквально эталонным образом игноря весь этот мир.
  
  -«Изм», друг мой, не только люди подвержены всяческим «измам».
  
  -Да я не об этом! - мотнул головой студент. - Посмотри вокруг!
  
  Я скользнул взглядом по фигурам прочих учеников Академии, бредущих к главному входу и дружно при этом делающих вид, что их очень интересуют окрестные виды.
  
  -Они думают, что я тебя вчера убивал, и гадают, почему ты цел — обычное дело, - беспечно пожимаю плечами. Ну серьёзно, вчера мы только с отработок выбрались уже к вечеру, когда все ученики давно расползлись по своим берлогам, а если и развлекались, шляясь по территории, то уж точно не у учебных корпусов, благо места здесь хватает. Кто-то нас, ясное дело, видел, но это ничего не значит в ракурсе полной Академии любопытных подростков. А одного дня занятий, где мы сидели тише воды ниже травы после, как всем известно, втыка от классного руководителя, для прекращения пересудов мало.
  
  -И что теперь? - взволнованно переспросил Цукуне. Какой же он всё-таки нервный...
  
  -Ничего. Скорее всего, большинство решит, что мы помахались чуток и пришли к консенсусу. Теперь тебя будут считать крутым.
  
  -Э-э-э... - как ни парадоксально, но это его явно не обрадовало.
  
  -Да ладно тебе, итак уже ходили слухи, что ты побил Саизо. Одним больше, одним меньше.
  
  -Понял уже... - проворчал Аоно, опустив голову, но тут... Тут произошло то же самое, что у нас происходит каждое утро — на нас вылетел позитивный розовый вихрь.
  
  -С утречком, Цукуне! - организм парня издал паническое «хрусть», когда полная любви и нежности красавица изволила их слегка неосторожно выместить на нежные человеческие кости. Бросилась на шею с обнимашками, иначе говоря.
  
  -Мо... - сдавленно вторил своему организму молодой колдун, - ы-хха...
  
  -Ты знаешь, я сегодня так переживала! - совершенно не заметила происшествия вампирша, начав с жаром что-то рассказывать. На полном серьёзе не заметила, искренне! - Всё это вчера было так неожиданно! А сегодня... И... Знаешь... Я так проголодалась... - на нервной почве, да? - Пожалуйста, ты не мог бы дать мне попить своей крови? - и глазками так хлоп-хлоп, нежно и трогательно покраснев.
  
  -Вы бы хоть в лес отошли! - пылающей гневом Немезидой нависла над ними чуть-чуть отставшая от Акасии Куруму.
  
  -Ну, мы же только... - начала оправдываться Мока.
  
  -Нарушаете правила Академии! - не дала ей и шанса суккуба. - Брысь отсюда! Я не хочу из-за вас получить ещё один выговор!
  
  -Но ты ведь могла просто за мной не идти, - растерянно, но, вообще, логично возразила зеленоглазка.
  
  -И оставить тебя без присмотра?! Тебе напомнить, с чего началось вчерашнее утро?!
  
  -Ну я же не нарочно...
  
  -Тем более!..
  
  Пялящиеся на нас студенты ускорили шаг, стремясь миновать шумный участок как можно быстрее, Цукуне медленно приходил в себя после «Объятий Боли», с крыши одного из виднеющихся впереди зданий сверкнул блик бинокля, начинался очередной учебный день Академии Ёкай...
  
  
***

  
  -Ладушки! Спасибо всем за то, что вступили в мой клуб! - радостно вещала Некономе спустя несколько учебных часов, загнав добычу в уго... Кхм, то есть препроводив новых добровольных членов кружка журналистики в рабскую клетк... (Тьфу ты! Вот же привязалось!) в помещение оного кружка. - Итак, начнём работу клуба журналистики Академии Ёкай!
  
  -А что мы должны делать? - робко спросила Мока.
  
  -В основном – выпускать школьную газету! - промурлыкала блондинка. - Для этого вы должны будете научиться собирать слухи, проверять их достоверность, общаться с другими учениками, в общем, делать всё, что делают люди в этой профессии!
  
  -Чур, я — главный редактор, - скромно поднимаю руку.
  
  -Ни за что-десу! - взвился над своим местом мелкий тайфунчик праведного негодования. - Ты — развратный демон-инкуб-гаремостроитель-десу! Если ты будешь редактировать наши статьи, в каждом номере газеты будут зашифрованы твои грязные объявления-десу! Я этого не допущу-десу! Это опозорит нас всех-десу! - блин, ну нельзя же так! Я надеялся, она хотя бы до первого номера не догадается...
  
  -Предлагаю назначить главным редактором Юкари, - перекинув конфету из одного уголка рта в другой, с ледяной невозмутимостью внесла предложение Мизори.
  
  -Согласна! - мгновенно с жаром поддержала её Куруму. Ревнивые предательницы...
  
  -А-а-а-а... - хором протянули Акасия с Аоно.
  
  -Ну... Вообще-то у нашей газеты уже есть главный редактор, - осторожно заметила Шизука, похоже, немного впечатлённая такой завидной синхронностью и пылом реакций, - от дверей раздался стук. - А вот, кстати, и он! - обрадовалась кошко-демон.
  
  -Извиняюсь, народ! Я таки опоздал в первый же день, - створки отъехали в сторону, пропуская в помещение высокого брюнета с тремя букетами роз в руках. Его аура была почти не скрыта и весьма насыщенна, прямо как у высшего демона, но явно слабее меня или Моки. Вот только вид по спектру определить не очень получалось... Что-то хищное... Связанное с природой... - Поздравляю! - расплылся он в сладостной улыбке, едва углядев девушек. - Я — президент клуба журналистики, Мориото Гиней, - парень плавно скользнул ближе, и первый букет был галантно вручён Моке, под упавшую челюсть Цукуне. - Рад познакомиться! - второй оказался в руках искренне удивлённой данным обстоятельством Куруму. - Учитель мне про вас говорила, но какие же прелестные у нас новички! - третий комплект роз замер в руке Мизори, которой та, секундой ранее держала, чупа-чупс. На этом моменте студент заметил Юкари, на которую букетов не хватило, и поступил в высшей степени хамски, но элегантно. Небрежное движение рукой, одинокая роза покидает букет Куруму и протягивается ведьмочке. - Ну и вы, хоть ещё и юная, но тоже девушка, - Сэндо рефлекторно взяла. - Ахх... Красивые цветы всегда под стать таким красавицам! - продолжил со сладостным вздохом ловелас. - Зовите меня Гин. Гини тоже неплохо!
  
  -Некономе-сенсей, - тактично поднимаю руку.
  
  -Да, Астарт? - улыбнулась кошка, виляя хвостиком.
  
  -Пойдёте со мной на свидание сегодня вечером? - в воздухе разнёсся резкий хруст льда, это Шираюки раскрошила свой букет, и на помещение навалились сразу две алчущие крови ауры, одна с привкусом стужи, вторая с оттенком тьмы. Букет в руках Куруму также вспышки злости не пережил и, стремительно почернев, рассыпался трухой.
  
  -Эм... – вероятно, бакэнэко могла многое мне сказать... Вероятно... Но её категорически сбивали с мысли два направленных в лоб пылающих взгляда и энергия, хлещущая во все стороны от их обладательниц. - Учителям Академии запрещено встречаться со студентами! - нашлась она с ответом и, фальшиво улыбаясь, попятилась к выходу. - А мне пора на планёрку! Если будут вопросы о клубе, спросите у Гина, ладушки? Всё, я побежала, извиняйте, увидимся позже! И обязательно подружитесь с новым товарищем! - последнее донеслось уже из коридора.
  
  -Как скажете, сенсей, - улыбаюсь закрывшейся двери. - Как скажете... - перевожу взгляд на «нового товарища».
  
  Тот явно уже успел просечь ситуацию, о чём говорило выражение облома на его лице, впрочем, присутствия духа демон не терял, ведь Мока на мой счёт прав не предъявила и до сих пор держала в руках цветы, а может, всё дело было в самоуверенности.
  
  -Ты специально это сделал? - обиженным голосом спросила Куруму, вцепляясь мне в руку, и, требовательно упёршись бюстом в предплечье, потянула в сторону. С другого бока то же самое проделала Мизори, только молча и без бюста. Сопротивляться я не стал и послушно пошёл с девушками в другой конец класса. Любопытно-недоумевающие взгляды в спину со стороны оставшихся на месте прилагались. - Зря, - понизив голос и нахохлившись, проворчала суккуба, когда мы оказались вне зоны слышимости, - мне не по себе рядом с такими ловеласами... - эх, всего пара коротких фраз – и уже чувствуешь себя виноватым, а руки сами тянутся обнять и утешить. Прелесть!
  
  Мысленно накладываю вокруг нас полог тишины от подслушивания — шёпот шёпотом, но слух демонов – вещь вариативная.
  
  -Шутить так — жестоко, - не поднимая глаз, поддержала подругу снежная дева, чуточку розовея. – Мне не нужны цветы ни от кого, кроме тебя. Я бы их всё равно выкинула.
  
  -Неужели ты нам не веришь? - Куроно требовательно заглянула мне в глаза всё с тем же укоряющим выражением, подпирая свой аргумент высоким бюстом, уткнувшимся мне чуть ниже груди.
  
  -Или тебе правда нравятся девушки постарше? - вторила ей Шираюки, всё-таки подняв голову и начав гипнотизировать меня ожидающим взглядом льдисто-голубых омутов на почти бесстрастном лице.
  
  -Нет, этого не может быть, скажи, что это не так! - с испугом и почти мольбой, не давая мне шанса даже слово вставить, перехватила эстафету синевласка.
  
  -Если всё дело в волосах, я могу перекраситься, - сразу последовало новое предложение с другого бока.
  
  -Или ты хочешь... - кожа Куруму стремительно налилась краской. - Это... Того самого... Я ещё не готова... Но если ты хочешь...
  
  «Великий Мрак... Темнейший Пандемоний... Спасибо! Я попал в Рай! Они — святые! Ну, в хорошем смысле...»
  
  -Всё-всё, - высвободив руки, прижимаю красавиц к себе. - Не переживайте так.
  
  -Точно? - сколько подозрения во взглядах...
  
  -Точно-точно. Обещаю, что уж кого-кого, а вас я точно не брошу.
  
  -А если?.. - подпрыгнула на носочках Куроно, но я её перебил:
  
  -Никаких «если»... - заговорщически нагибаюсь к синевласке и, заглянув в глаза, позволяю капельке своей силы отразиться в радужке. - Я очень жадный.
  
  Суккуба мгновенно поплыла. Не из-за слов, конечно, а только благодаря тёмной энергии более высокого порядка, нежели её собственная, но сути это не меняло. Ну а Мизори, напротив, никаких демонстраций, кроме добрых слов, не требовалось. Порой мне казалось, что для отношений с ней хватило бы и самой банальной вежливости, которую девушка бы сама в собственном сознании успешно превратила в симпатию. А уж когда я прямым текстом говорил о своих чувствах, то ей и вовсе больше ничего не требовалось для счастья.
  
  -Ну всё, пойдём, а то собрание клуба пройдёт без нас, - мягко возвращаю своих пассий на грешную землю.
  
  -Ой, и правда, - смутилась Куруму.
  
  Шираюки не смутилась, но толику своего внимания окружающим уделить соизволила.
  
  Пока мы шептались в сторонке, «ЦК Партии» никаких судьбоносных решений принять не успело. Нас тактично ждали, даже боборотень, пардон, вервольф обыкновенный — я наконец-то вспомнил описание его ауры. Кстати, данная видовая принадлежность очень хорошо объясняла и кобелиную сущность товарища, вот просто ни добавить, ни убавить.
  
  -Хмм, - Гиней завистливо окинул взглядом нашу троицу, но быстро постарался стереть с лица все следы данных чувств и изобразить трудовой энтузиазм. - Итак... Думаю, для начала будет правильно, собственно, пояснить, что у нас за клуб!
  
  Мока переглянулась с девочками, а Цукуне скосил взгляд на меня, после чего оратору досталось несколько нестройных кивков согласия. Причин отказываться от разъяснения, пусть даже повторного, я не видел.
  
  -Его цель — выпуск школьной газеты! Почти вся наша деятельность будет направлена на освещение того, что происходит в Академии, и размещение этого в газете! Ради репортажа мы раз за разом можем попадать в самые опасные ситуации. Скажу сразу — легко не будет! Но именно поэтому мы круче любых других клубов!
  
  -То есть мы, как папарацци, должны лезть в каждую форточку в надежде изыскать сенсацию и стоически переносить все попытки жертв защитить свою частную жизнь? - невинно осведомился я.
  
  -Из... Извращенец-десу! - с непонятным чувством то ли испуга, то ли возмущения перспективой такой работы произнесла девочка-волшебница.
  
  -Сказала девушка, что пытается совратить другую девушку, причём с разницей в возрасте большей, чем между мной и Нэкономе-сенсей, - всё, враг повержен и раздавлен, а уж эти большие глаза, в которых проступает осознание, даже Осознание…
  
  -Бака-десу! - надулась ведьмочка.
  
  -Ты мне тоже очень нравишься, Юкари, - нагло снимаю с неё шляпку и взъерошиваю волосы под негодующий писк.
  
  -Ты что себе позволяешь-десу?! Развратный извращенец-педофил-десу!!!
  
  -Да-да, - уворачиваюсь от маленьких кулачков и в движении надеваю шляпку на законное место, - ты, безусловно, права. А ещё я обожаю кровь невинных девственниц на завтрак.
  
  -Что, правда? - изумлённо вклинилась в перепалку суккуба.
  
  -Честное демоническое! - шутливо прикладываю руку к груди. – Правда, я ещё ни разу не пробовал, но обожаю — 100%, Юкари подтвердит.
  
  Надувшаяся девочка в ответ, от избытка чувств, топнула ножкой, прожигая меня взглядом. Но до палочки дело не дошло, умненькая.
  
  -И всё же, - возвращаю лицу серьёзное выражение, оборачиваясь к Мориото, - мой вопрос остаётся в силе. Предполагается ли подглядывание в раздевалки и воровство личных дневников?
  
  -Конечно нет! - изображая праведное негодование, возмутился вуайерист. - Как тебе вообще в голову могло прийти такое непотребство?! - начал он раздувать пламя ораторского искусства. - Наш клуб освещает серьёзные проблемы, ответственно подходя к своей работе! Мы работаем не покладая рук, чтобы привлечь внимание общества к проблемам нуждающихся и попавших в беду! И если ты пришёл сюда только для того, чтобы удовлетворять низменные потребности, надеясь, что образ журналиста спасёт тебя от ответственности, то ты глубоко ошибся! В нашем клубе недопустимо подобное отношение к делу! Своими намерениями ты просто позоришь доброе имя клуба журналистики!
  
  Аплодисменты. Я серьёзно аплодировал. Ну как играет! Даже мои девочки ушки развесили.
  
  -Хорошая речь, я тронут до самой глубины моего чёрного безнравственного сердца. Особенно мне понравился пассаж про низменные потребности из уст парня, на регулярной основе подглядывающего за девушками.
  
  -Это всё клевета и поклёп! – ушёл в несознанку боборотень. – Я – честный журналист!
  
  -Как скажешь, хотя я не понимаю твоей реакции. В тяге к прекрасному нет ничего предосудительного. А что может быть прекраснее милых девушек? - приобнимаю означенных девушек, сразу же зафонивших довольством и радостью. Лицо «редактора» в этот момент было непередаваемым. Счастье от встречи «брата по разуму», толика зависти и что-то вроде охотничьего азарта.
  
  -Извращённо-извращенческий инкуб-десу! – постановила вердикт наша штатная ведьма. - И как меня угораздило к вам попасть?! Мока-тя-я-ян, защити меня от этих похотливых животных-десу, - и… начала лапать подвисшую вампиршу. От сей картины вся мужская часть клуба (ну ладно, может быть, не вся, Цукуне слегка тормозил) погрузилась в просвящённо-созерцательное состояние.
  
  -Хотя, конечно, подглядывать – это плохо и отдаёт чем-то нездоровым, - я достал верную видеокамеру и продолжил съёмки совращения вампирши, Мизори грустно вздохнула, - во всяком случае, если тот, за кем подглядывают, против такого, - Снежная Дева сразу же расслабилась.
  
  -Вы… Странные, - осторожно заметил сбитый с толку журналист-извращенец.
  
  -Къя! - пискнула Мока, и борьба переместилась в партер. М-м-м, какие кадры...
  
  -Нет, странный тут только Аоно-кун.
  
  -Эй, почему это я странный? – сразу же взвился парень.
  
  -Потому, что вместо того, чтобы, как любой нормальный парень, наблюдать за сей прекрасной картиной, ты попробовал в неё влезть и пресечь, - слегка извратил я действия одноклассника, но с формальной точки зрения… И вообще, демон я или как? Оборотень воззрился на ведуна со смесью ужаса, шока и подозрения.
  
  -А он не того?
  
  -Нет, - всё-таки на Моку он смотрел вполне заинтересованно. Ну, на половину Моки. Кстати, забавно - «Чувственная Мока» явно нравилась ведуну, а вот от «Боевой Моки» он шарахался, как чёрт от ладана (кхм…). А вот лично я бы за беловолосой красоткой не отказался приударить, розововолосая же версия была милой, но слишком инфантильной, на мой вкус. И зачем её так перекорёжили?
  
  -Я не знаю, о чём вы, но это мне однозначно не нравится! – вмешался в разговор парень.
  
  -Ммхх, - снизу донёсся приглушённый стон.
  
  -Так, ладно, хватит! Юкари, если хочешь продолжить, то советую всё-таки уединиться где-нибудь с Мокой, хоть в женском общежитии. Не то чтобы я был против и дальше за вами наблюдать, но тут есть и личности, не относящиеся к нашему маленькому, но очень сплочённому коллективу, - ведьмочка с неохотой свою «жертву» отпустила. Боборотень грустно вздохнул и с негодованием воззрился на меня.
  
  -Итак, семпай, что мы должны сделать? – улыбайтесь – это раздражает.
  
  -Хм, можно осветить в следующем выпуске клубы и их деятельность, - задумчиво покивал собеседник. – Небольшие интервью и фотографии самих клубов будут неплохим контентом. А на первую страницу можно поместить общий обзор. Хватит даже на несколько номеров! – вервольф бросил мимолётный взгляд на пришедшую в себя и старательно поправляющую одежду Моку. - Ещё мне бы не помешала помощь с приведением кабинета в порядок, Акасия-сан, не соблаговолите ли? – ну-ну, с такой рожей и чуть ли не слюну пуская, пытаться остаться с девушкой в кабинете? Интересно, это всё следствие полнолуния или он такой же «не отрастивший мозг», как и все остальные?
  
  -Ано… Да, конечно, я помогу! – наивное дитя… а уж наш вуайерист-то как рад. Вот как его не обломать в такой ситуации?
  
  -Не самая лучшая идея, - театрально-печально качаю головой. - Моке главы других кружков с куда большим удовольствием расскажут о своей деятельности, нежели мне или Цукуне, а привести в порядок кабинет получится лучше всех у Юкари – с её магическими талантами и умениями это будет нетрудно, - о, какое же лицо у этого оборотня, кажется, я нашёл свою любимую жертву на ближайшее время.
  
  -Эй, демон-извращенец-десу! Почему это я должна мыть кабинет вместе с этим извращенцем-десу? – в семпая невежливо ткнули пальчиком! Я же склонился поближе к ушку ведьмочки и зашептал, дополнив шёпот пологом тишины, естественно.
  
  -Как же, Юкари? Неужели ты готова оставить свою Моку-тян наедине с этим подозрительным типом? Вдруг он захочет с ней что-нибудь сделать?
  
  -Мока-тя-я-ян…
  
  -А там, - махнул я рукой в сторону дверей, - много народу и мало укромных уголков, Куруму и Мизори не позволят навредить своей подруге или сделать что-то предосудительное. Ты же знаешь – Куруму – очень ответственная девушка пуританских взглядов, - о Пандемоний, что я несу? Пуританские взгляды у суккуба?! Но ведь это действительно так! Чёртов мир…
  
  -Хм…
  
  -К тому же, - я продолжил, - после этого ты сможешь сказать, что устала, и попросить Моку размять тебе плечи, допустим…
  
  -Я согласна-десу! – ну вот и всё, полог тишины снят, согласие засвидетельствовано, а я в очередной раз доказал величие талантов Искусителя, свойственных нашему виду.
  
  -На что это ты согласна, плоскодонка? – сразу же завелась синевласая красавица, до этого пристально сверлящая взглядом мою спину. То есть наблюдая, как я что-то нежно шепчу юной ведьмочке на ушко, а потом она с таким мечтательным взглядом соглашается… Да-а-а, должно быть, со стороны всё это выглядело двояко.
  
  -Не твоё дело, корова-десу! И хватит уже трясти передо мной своим выменем-десу!
  
  А ко мне опять прижались. Морозно-тёплая, как бы это странно ни звучало, аура пребывала в состоянии лёгкого раздрая со следами ревности, но ничего, кроме просто прижимания ко мне, не последовало. Шираюки было достаточно моих слов, что я от неё никогда не откажусь и не оставлю. Всё остальное было не заслуживающими высокого внимания мелочами. Идеальная для такого, как я, девушка.
  
  Пока я млел, спорщицы всё-таки смогли выяснить отношения и, постановив, что данный случай не задевает интересы конфликтующих сторон, благополучно разошлись. После чего славная дочь рода Сэндо взяла в оборот впавшего в ступор от всего происходящего Гинея, а мы отправились выполнять «задание Партии».
  
  -А как именно нужно брать интервью? – поинтересовался Цукуне.
  
  -Разберёмся по ходу дела! Просто используй свои журналистские инстинкты! – беспечно махнула рукой Куруму.
  
  -Журналистские инстинкты? – парень выглядел недоумённо.
  
  -Просто приходим, представляемся и задаём вопросы: планы на будущее, численность, достижения. Делаем пару общих фото и идём дальше, - объяснил я, а то они до вечера могут ни о чём не договориться.
  
  -А нам вот так просто всё скажут? - неуверенно засомневалась Мока.
  
  -Разумеется, - пожимаю плечами. - На крайний случай, у нас всегда есть Куруму, - одной рукой обнимаю девушку, - и если она использует свой приём «глазки», то там расскажут абсолютно всё.
  
  -Но ведь это неправильно. Нельзя использовать свои силы так открыто, - недовольно нахмурила бровки Акасия.
  
  -Поверь, Мока, это нам не понадобится, - весело улыбнулся я, уже предвкушая последующие события.
  
  Моё предвкушение оказалось верным на все сто процентов и ещё немного сверху. Все мужские клубы при одном только появлении наших красавиц растекались розовой лужицей тестостерона и готовы были выдать любые тайны масонской ложи. Проблемы заключались ровно в четырёх вещах: как вычленить из словесного поноса нужную информацию; как успеть её записать; как заткнуть болтунов; и как не дать им распускать руки. Для последнего на сеансах присутствовали я и Цукуне, хотя толку от парня было с гулькин нос, но хоть что-то. Ну а первые три приходилось решать общими усилиями.
  
  Заметка на память: зачаровать ручку по принципу самопишущего пера. Поправка: пять ручек!
  
  С женскими клубами картина была аналогичной, только со сменой ролей. Бдительную охрану теперь играли наши очаровательные демонессы, а мы с Аоно «отпирали женские сердца». Для такого дела я даже временно снял с него маскировку человеческой сущности, а потому для большей части местных дам он резко стал очень привлекателен. Конечно, в основном, в гастрономическом плане, но, право слово, какое кому дело, если девушки резко добреют и готовы поделиться сокровенным с таким милым и симпатичным пареньком? Вот и я считал, что никому.
  
  Правда, без мелких эксцессов не обошлось... Но тем парням из футбольного клуба, что попытались подержаться за запретные места Моки с Куруму, хватило одного моего доброго взгляда, приправленного толикой тёмной энергии, для полного исчерпания вопроса, а в клубе плавания... Ну, нас попытались затащить в бассейн, и я даже был не против — пока русалки не принимают свою боевую форму, там есть и за что подержаться, и на что посмотреть, а зная их повадки, я не особо планировал себя сдерживать. Во-первых, в начале они сами будут не против — всё для заманивания жертвы, а потом их мнение уже станет несущественным, ибо плохих девочек, что без разрешения кусают высших демонов, надо наказывать. Причём возмущаться по этому поводу им не положено, ибо нефиг! Однако увы – когда Мизори заявила, что она тоже пойдёт и этак выразительно наморозила кусочек льда под ногами, у морских охотниц включился мозг, и тему технично свернули. Ну а кому в здравом уме захочется превращаться в мороженую рыбу? Словом, сеанс лёгкой эротики (ну не стал бы я, в самом деле, доводить до чего-то серьёзного перед всей честной компанией?) накрылся медным тазом. Оставалось только мысленно вздохнуть.
  
  
***

  
  – Осталось решить вопрос распространения, – удовлетворённо огладив глазом стопки тёплых, едва покинувших печать газетных листов, с воодушевлением начал Гин. – В обычной ситуации...
  
  – Опять-десу! – маленький электровеник, откликающийся на имя «Юкари», с негодованием подпрыгнул на месте, потрясая сжатой в руках газетой. – Этот развратный инкуб опять впихнул свой шифр-десу!
  
  – Как? – хором спросили присутствующие в классе девушки. И если Моке было просто любопытно, то Куруму и Мизори бдили. И то, что я опять умудрился обойти их бдительность и даже первичную проверку юной ведьмочки, заставляло их ревновать и негодовать. Ммм, мням.
  
  – Вот-десу. Каждая вторая буква в каждом третьем слове-десу! – Сендо положила перед демонессами выписку.
  
  – Эм, Юкари… – с некоторым сомнением обратилась к подруге вампиресса, – тут просто бессвязный набор символов.
  
  – Да-десу, я тоже так считала, Мока-тян, пока не обратила внимание, что этот гнусный демон-извращенец-десу поменял некоторые слова местами прямо перед выходом в статьи. Помните те его предложения по лучшему звучанию фраз?
  
  – И? – поторопила девочку суккуба.
  
  – И я нашла решение! Римский шифр-десу!
  
  – Что это? – теперь проявила интерес снежная дева. Мужской коллектив клуба тактично не вмешивался в женские дедуктивные начинания.
  
  – Один из первых известных человечеству методов криптографии-десу! – маленькая ведьмочка надулась от собственной важности и принялась пояснять: – Сам принцип до примитивного прост-десу! Каждая буква заменяется на соседнюю в алфавите-десу! Или через одну, через две и так далее. Определив ключ-десу, я расшифровала очередное послание этого извращённого инкуба! – девочка взмахнула палочкой, и буквы начали меняться, становясь осмысленным текстом.
  
  – «Если ты симпатичная девушка и смогла расшифровать данную запись, демон животворящего пафоса и неудержимого разврата приглашает тебя присоединиться к своему гарему».
  
  – Ик! – только примостившийся на стуле Гин от такого сообщения умудрился подавиться воздухом и с означенного стула навернуться.
  
  – Астарт? – повернулась ко мне Куруму.
  
  – Это совпадение, – главное – уверенность!
  
  – Нет, ещё раз это не пройдёт! – сжала кулачки Сэндо.
  
  – Ты слишком мнительна, – делая морду кирпичом, невозмутимо отвергаю обвинения. – Вот, давай разберём твоим методом статью Моки… – беру газету и присаживаюсь у стола с карандашом.
  
  – Что за глупости-десу?! Мока-тян никогда!..
  
  – Угу… Ага… – не слушая девочку, увлечённо начинаю помечать символы.
  
  – Что там? – заинтересовалась Куруму, заглядывая мне за плечо, при этом очень приятно упираясь грудью в спину.
  
  – Вот, – гордо откладываю карадаш и начинаю зачитывать результат: – Молодая красивая вампиресса желает познакомиться с мужественным, хм… синим крокодилом. Найди меня в общежитии, чашу-у-уйчатый, ня… Мока, как ты могла?
  
  – Я?.. – панически пискнула зеленоглазка. – Не может быть! – газета испарилась у меня из рук со скоростью звука, и девушка начала всё судорожно перепроверять. – Так, каждая буква заменяется… И… А… Ой… – Акасия замерла, медленно заливаясь густой краской.
  
  – Нет, ну в принципе, в этом есть некая экзотическая изюминка, – как бы оправдывая вампирессу, «неуверенно» признал я. – Но почему «синий»?
  
  – Я этого не писала! В смысле, я такого не думала! И-и-и… Это всё неправильный метод! Нельзя так проверять наши статьи!
  
  – А интересно, что зашифровал Цукунэ? – с другого плеча ко мне прижалась Мизори.
  
  – Сейчас посмотрим, – возвращаю себе газету, не обращая внимания на панику Моки и безмолвно ловящую ртом воздух Юкари. – Итак, хм-м-м… – делаю вид, что в затруднении. – Так, секунду… Ага… Хм… Не ошибся. Ладно...
  
  – Что там? – от нетерпения заелозила суккуба.
  
  – Ну, оцените сами, – и начинаю читать расшифровку: – Трактор – хороший! Трактор – хочет новые ботинки! Трактор за добро. Трактор – паладин Света. У трактора есть мощная ось. Трактор может как паровой молот… Фу, Цукунэ, как пошло! – кошусь на парня с очень выразительным уважением. Но осознать услышанное и как-то отреагировать подросток не успел.
  
  – А-а-а-а-а-а!!! Ты всё это подстроил-десу! Не знаю как, но ты это подстроил! – от расстройства чувств ведьмочка только что в слёзы не ударилась.
  
  И чего она так переживает? Подумаешь – творчески применил фокус с изменением текста контракта после его прочтения жертвой, но до подписания. Все нормальные демоны так делают! В конце концов, ты же – ведьма! Основные принципы взаимодействия с нечистой силой должна бы знать!
  
  – Да как это подстроишь?! Тут только чтобы это вообще расшифровать, нужно быть чёртовым гением! – Куруму принялась расхаживать по комнате. Поправка – так делают все нормальные высшие демоны, – если уж даже Юкари не сраз… – тут она, видимо, осознала ситуацию и с прищуром окинула взглядом ведьмочку. Потом перевела взгляд на меня. И обратно на ведьмочку.
  
  – Ч-что-десу? – под оценивающим взглядом суккуба юная леди почувствовала себя очень неуютно.
  
  – А зачем это ты подобные шифровки разгадываешь, да ещё и сообщаешь о них предполагаемому автору? – просто прищур демонессы сменился на уже хорошо зарекомендовавший себя взгляд следователя НКВД при деле об измене Родине.
  
  – А… Я… Эм… Потому, что это неприлично и очень развратно-десу, – девочка даже зажмурилась и привстала на цыпочки, – а я не могу допустить, чтобы этот разврат коснулся моей дорогой Моки-тян. Её прекрасная, чистая душа подвергается риску быть опороченной только от одного присутствия этого извращённо-извращенческого извращенца-десу! И я не могу этого допустить-десу!
  
  – То есть ты пытаешься оградить Моку путём показа ей того, от чего ты её хочешь оградить? – с любопытством уточняю я.
  
  – Нет, конечно! Я раскрываю ей глаза на твою аморальную личность-десу! – ох, сколько же искренности и самоотверженности в её голосе...
  
  – Но я не аморальная личность. Мои нравственные и культурные принципы весьма основательны и устойчивы, просто это не человеческие принципы последней четверти века, а демонические. Между прочим, культурные особенности твоего вида вообще обязывают эпатировать публику полуночными полётами в голом виде и участием в многодневных лесбийских оргиях.
  
  – Э… – девочку как будто мешком ударили, а глядя на то, какой ужас заплескался в её широко распахнувшихся глазах, мне даже стало по-человечески стыдно. – Эт… Это… Это стереотипы-десу! Выдумки! Клевета! – голос опасно подобрался к границе рёва, а в уголках глаз блеснула влага.
  
  – Ладно-ладно, только не плачь, – быстро присаживаюсь рядом и обнимаю ребёнка, начав заботливо гладить по голове. – Я – плохой, признаю. Только не расстраивайся, ладно? Мы все знаем что ведьмы – няшные, кавайные и просто скромняшки-отличницы, правда, Мока?
  
  – Да, конечно! – розововласка просекла всё мгновенно, и количество рук, утешающих Юкари, тут же удвоилось. – Не расстраивайся так, это была неудачная шутка, Астарт так больше не будет, честно-честно.
  
  Ну, положим, буду... Хотя, так и быть, не сегодня.
  
  Ощутив тихий, отчаянно пытающийся себя скрыть всхлип, я мягко улыбнулся и не стал препятствовать, когда Юкари ужом вывернулась из моих объятий, чтобы уткнуться лицом в грудь Акасии. Умилительная картина детской беззащитности и поиска душевного тепла, впрочем, продержалась недолго – уже спустя минуту ручки ведьмочки начали аккуратно подбираться к самым интересным местам ничего не замечающей за своим воркованием вампирессы. И заметил это не только я…
  
  – Вот же клопа мелкая, – едва слышно прошипела начинающая закипать Куроно.
  
  Мизори согласно и осуждающе (не знаю, как я это понял по лицу, на котором не дрогнул ни один мускул, но это было) перекинула чупа-чупс с одной стороны рта на другую. Лица же Цукунэ с Гином отражали активно идущую выработку официальной позиции по вопросу.
  
  – Говорю же – были оргии, были. Породу не пропьёшь, – обезопасив себя пологом тишины, делюсь с коллективом экспертным мнением.
  
  – Акасия, Сэндо, что это вы тут устроили, ня?! – на самом интересном месте в редакторскую вошла Некономе-сенсей. Девочки сразу же «расплелись» и встали по стойке «смирно».
  
  – Эм… Мы… – раскрасневшаяся от смущения Мока попыталась как-то оправдаться, но нашей классной Мурке объяснения выслушивать было лень, потому она решила устроить профилактический разнос.
  
  – Что не так с новым поколением? Плётки и кожаные наручники, теперь вот этот разврат прямо в редакции, на глазах у одноклассников и коллег…
  
  – Разв… Что? – широко округлила зелёные глаза Мока. Она реально не заметила?..
  
  – Это всё влияние этого развратного инкуба-десу! – Юкари не была бы собой, если бы не попробовала перевести стрелки на кого-то другого.
  
  – В Академии запрещено раскрывать свою вторую сущность, студент Д’Эст! – строго посмотрела на меня кошка.
  
  – Я и не раскрывал, но Юкари-тян почему-то упорно считает меня инкубом, – я по-хозяйски обнял стоящих рядом Куруму и Мизори, – даже не знаю, почему.
  
  – Кха… Пхе, – разразился приступом кашля оборотень, пытающийся скрыть одновременное проявление зависти, негодования и приступа смеха, который явно разобрал демона при виде лица нашего сенсея.
  
  – Я с вами точно с ума сойду… и поседею, пфк! – по-кошачьи фыркнула наставница. – Ну и ладненько, будем считать всё это просто небольшим недоразумением, агась?
  
  – Конечно, Некономе-сенсей, – хором ответили мы.
  
  – Вот и славнянько. Теперь, зачем я, собственно, пришла, – кошка задумчиво запрокинула голову и прижала пальчик к губам, признаться, в этот момент она выглядела чертовски сексуально. Но долго насладиться картиной не получилось – наш руководитель таки вспомнила изначальную повестку дня и вновь вернулась к обществу. – Как там статья? Всё же скоро должен состояться первый выпуск, вы уже должны были подготовить тираж.
  
  – Да, всё готово, не беспокойтесь, сенсей. Осталось только решить вопрос распространения, – стал заверять кошку Гин, при этом глазами показывая мне на «расшифровку», лежащую прямо на столе и лишь чудом ещё не замеченную преподавателем. Кхм, да, пожалуй, тут он прав, и видеть подобное ей не стоит, а то как бы чего не вышло. Лёгкий пас рукой – и листок мгновенно исчезает в небытии, впрочем, никто на это не обращает внимания – штатный редактор занят «окучиванием» нашего куратора, Куруму продолжает сверлить взглядом Юкари, пусть и молча, но оч-чень выразительно, Мизори почти всё равно – она пригрелась у моего бока, Моке по-прежнему стыдно, Цукуне… Цукуне просто пожал плечами и отправился вслед за Гином и сенсеем – слушать, что скажет сенпай и мотать на ус. Всё же человек – это такая скотина, что ко всему привыкает. Вот и наш Аоно потихоньку привыкать начал.
  
  После ревизии и одобрительного мявка со стороны руководства, коллектив активно пустился в обсуждение будущей рекламной компании. Вариант просто сделать небольшой киоск, и пусть все, кто хочет, забирает, был слишком простым, скучным и малоэффективным. Для первого выпуска нужно было что-то особенное. То, что привлечёт внимание и останется в памяти надолго. Ну… Они так почему-то считали.
  
  – Нынче чудесная погода и солнце весьма тёплое, – с задумчивым видом сообщил в середине обсуждения Гин. – Может быть, поставить наших девушек раздавать газеты в бикини? – лицо оборотень удержал в деловито-серьёзном выражении, но вот глаза предвкушающе блеснули.
  
  – Ещё один извращенец-десу! – подпрыгнула на месте ведьмочка, возмущённо сжав кулачки перед грудью.
  
  – Ну вообще… – я глубоко задумался. – Если подумать... – мысль мне определённо импонировала, но вот давать глазеть на то, что принадлежит мне, всяким левым низшим... Никогда!
  
  – Астарт? – настороженно заглянула мне в лицо Куруму.
  
  – Отклоняется, – лаконично сообщаю результат своих размышлений
  
  – А?.. – лица всех присутствующих девушек выразили одинаковое удивление.
  
  – Это будет подражательством за клубом плавания, а это – унылый отстой и вообще не стильно.
  
  Слушательницы с секунду переваривали информацию, а потом их взгляды дружно преисполнились полнейшего согласия с тезисом, а в аурах расцвело нечто, которое примерно можно было интерпретировать как: «Ещё чего не хватало – за этими мымрами повторять!.. С-с-сучки крашеные!» Ну, или это разыгралось моё воображение.
  
  – Я знаю, что мы должны сделать! – вспыхнула энтузиазмом Куроно. – Костюмы горничных! У меня есть!
  
  – Что? – не сразу сообразила Мока.
  
  – Это точно привлечёт внимание, – отметила Мизори, перекидывая конфету в другой уголок губ. – Даже слишком много внимания.
  
  – Зачем тебе в школе понадобился костюм горничной? – в прострации спросила Юкари, в изумлении лупая глазками на суккубу. Вопрос, кстати, был действительно очень интересным.
  
  – Ну… Понимаете, – заёрзала суккуба, – мне его в дорогу тоже дала мама.
  
  – Какая… правильная мама, – ну а что ещё я мог сказать? Я уже восхищаюсь этой женщиной!
  
  – Я вас познакомлю, – со смесью смущения и радости заверила меня девушка.
  
  – Я не против, – с другой стороны меня начали подергивать за рукав. – М-м-м?
  
  – И с моей мамой… тоже, – отвернувшись в сторону, то ли спросила, то ли поставила перед фактом снежная дева.
  
  – Конечно, – киваю, – но давайте вернёмся к костюмам. Один – это маловато. Юкари, сможешь наколдовать?
  
  – Добровольно участвовать в этом извращении? – ведьмочка возмутилась. – Ник… – быстро приближаюсь к ней и вновь под пологом тишины провожу экспресс-искушение с элементами совращения.
  
  – Подумай, Мока-тян в костюме горничной, что называет тебя «Хозяйка» и «Госпожа»…
  
  – …аких проблем-десу! – с нездоровым воодушевлением закончила красная, как помидор, Сэндо.
  
  – Знаешь, порой меня реально начинают пугать его таланты убеждения, – поделился «наболевшим» с Цукуне Гин.
  
  – Порой? – в ответ переспросил парень. – Да ты невероятно смелый человек, Гинней-сенпай.
  
  Тем не менее, тема мэйд-раздачи получила одобрение коллектива и была принята в разработку. На случай, если Юкари не справится, у меня были планы ограб… кхм, одолжить наряды в театральном кружке, но юная ведьмочка порадовала меня ещё раз. Гордо задрав нос, девочка пояснила, что раз уж она может материализовать медь, бронзу и железо, то лён, шерсть, бархат и шёлк – вовсе пустяк. Правда, чуть погодя славная дочь семейства Сэндо призналась, что со столь сложной формой работает впервые, а вложенной силы хватит на пару-тройку дней материализации, не больше. Тем не менее, для её возраста это – просто поразительный результат…
  
  
***

  
  – Ну как? – утирая трудовой пот, спросила Юкари.
  
  – Прекрасно, как платья, так и модели, в них облачённые! – всё сидело великолепно, а уж общий вид… И да, ведьмочку тоже нарядили – Куруму дорвалась. И хочу сказать, девочке надо всерьёз начать опасаться лоликонщиков, ибо… Надо.
  
  Вот только взгляд оборотня при виде Моки мне не очень понравился, кажется, ему таки сорвало крышу. К тому же именно сегодня полнолуние. Хм… Нужно будет присмотреть за ними, хотя бы в полглаза. Будь вампиресса способна самостоятельно снять блокировку, я бы не беспокоился, но автор этого блока то ли был донельзя криворук, что маловероятно с учётом сложности артефакта, то ли зачем-то сделал так, что снять крест может только кто-то посторонний, причём только при определённых условиях. Правда, толком разобраться с артефактом я не смог – слишком сложно, чертог зачарователя остался дома, да и Акасия вряд ли с пониманием отнесётся к предложению полежать пару-тройку часов на подозрительного вида алтаре, пока некий демон проводит над ней подозрительные манипуляции. В любом случае, дело было странным, мутным и не моим. Влезать в него желания у меня не было… Если это не принесёт выгоду, разумеется. Но вот присмотреть за симпатичной мне девушкой, дабы чего не вышло – это вполне возможно.
  
  Раздача газеты прошла как по нотам. За какой-то час тираж был разобран полностью, можно было бы и быстрее, но сражённые наповал монстры не спешили отходить от киоска, а вытолкнуть их и пробраться за прессой (и шикарным видом) остальным желающим было сложно и занимало какое-то время. А уж как нам с Гином приходилось отваживать излишне «воодушевившихся» представителей носителей штанов… М-да, пожалуй, мысль с горничными была не так уж и хороша, хотя открывшиеся нам виды всё же того стоили.
  Вечером клуб журналистики собрался в полном составе, дабы отметить успех. Боборотень умудрился притащить пару бутылок лёгкого фруктового вина и под благовидным предлогом подпоить коллектив. Вино действительно оказалось отменным, пилось легко, настроение поднимало, бодрость прививало, и вообще, жизнь становилась ярче и веселее. Потому, когда Мока решила сходить чуть проветриться, я не удивился тому, что хитрый волк пошёл за ней – небольшая капля алкоголя сорвала и так держащиеся на «честном слове» тормоза. А тут ещё и полная луна вышла из-за облаков.
  
  Вздохнув, я через минуту отправился следом и… слегка обалдел. Ладно, то, что Гин принял свою истинную форму и попытался наброситься на девушку – это вполне логично, но, вразуми меня Пандемоний, как тут оказался Цукуне? Да ещё уже и с крестом Моки в руках? Я же буквально только что видел его в кресле в состоянии, близком к амёбе!
  
  – Такова моя истинная форма! Оборотни не уступают по силам вампирам, – очень спорное утверждение, верное лишь для старых, опытных волков, подчинивших своего внутреннего зверя и открывших мистические таланты. Да, такой оборотень может поспорить и с высшим демоном, и с опытным вампиром, но это точно не случай Гиннея, который, тем временем, продолжал бахвалиться, – но я быстрее! – рывок, и Мока, действительно не поспевающая за волком, получает удар. Не сильный. Но точно задевающий её гордость. – Зачем тебе этот слабосилок, ррравный куда достойнее.
  
  – Ты, равный? – бархатистый голос, заставивший пройтись по моему телу хоровод мурашек, своими интонациями буквально промораживал. – Не смеши меня.
  
  – Ну что же, тогда я возьму своё силой! – новый рывок, и… – Э-э-э?
  
  – Начинаем вечернюю гимнастику, – оборотень внезапно замер на половине шага и начал приседать.
  
  – Астарт Д’Эст? – повернулась ко мне Внутренняя Мока. – Что ты сделал?
  
  – Вара-Вара, – демонстрирую девушке куклу, скопированную с поделки Юкари. – Идеальное решение для слишком энергичных личностей с поехавшей крышей. Я, конечно, извиняюсь, что вмешиваюсь, но на момент, когда я пошёл тебя спасать от переизбытка чувств нашего мохнатого друга, я ещё не знал, что Цукунэ уже здесь и успел сорвать Крест. Ну а дальше стало как-то глупо возвращаться… Раз-два, раз-два, ноги вместе, руки – врозь, – оборотень продолжал приседать.
  
  – Хм…
  
  – Попробуй, это весело! – протягиваю девушке куклу, силы на то, чтобы та действовала в её руках, у девушки более чем достаточно.
  
  – Вульгарное развлечение, – гордо воротит она нос, независимо откинув назад свою серебряную шевелюру.
  
  – Ну хотя бы попробуй, тебе же наверняка скучно всё время сидеть во внутреннем мире...
  
  Пять минут спустя.
  – Интересно, а он сможет почесать себя задней лапой за ухом? – сереброволосая красавица увлечённо двигала куклой.
  
  – Оуууу! – провыл несчастный оборотень, который за пять минут успел повилять хвостом как собачка, походить на руках, сделать мостик, сесть на шпагат и отжаться от пола, стоя на руках. – Пощааадииитее! Я больше не буууудуууу! – взмолилась жертва энтузиазма вошедшей во вкус вампирши.
  
  – Заткнись и знай своё место! – припечатала его взглядом и давлением силы девушка.
  
  – Мока, прекрати! – вышел из ступора ведун, тем самым привлекая внимание дамы.
  
  – А, это ты, – скользнув по парню взглядом, девушка отвернулась, с сожалением поглядела на куклу, на оборотня и, едва заметно вздохнув, вернула артефакт мне. – Позволь прояснить кое-что, – изящный поворот, и могучий вампир грозно надвигается на начавшего трястись Цукуне. – Ты нравишься другой мне, но для меня ты – всего лишь бурдюк с кровью, – хвать! Крестик был выдернут из рук взбледнувшего паренька, ещё один эффектный разворот – и девушка уже явно примерилась нацепить артефакт обратно.
  
  – Постой, – я кинул куклу Цукуне, правда, слегка забыл, что перемещение оной в пространстве также влияет и на жертву магии, в результате чего бедный оборотень спрыгнул с крыши. Площадку огласил жалобный затихающий вой. Ай, ладно, максимум, что с ним будет – поставит себе синяк или шишку набьёт.
  
  – Ты что-то хотел? – Внутренняя Мока повернулась ко мне, пытаясь выглядеть грозно и неприступно, но ауру она всё так же не контролировала, так что я прекрасно видел её внутреннее напряжение и даже в каком-то смысле робость.
  
  – Просто поговорить да пригласить тебя на чашечку кофе, – её глаза расширились в удивлении. Очевидно, она уже привыкла к страху окружающих или к их же похоти, направленной на неё. А тут – просто равное, дружелюбное обращение.
  
  – У меня не так много времени, – кивок в сторону креста.
  
  – Об этом я тоже хотел спросить. Думаю, ничего плохого не случится, если ты позволишь себе немного развеяться в реальном мире. В конце концов, мы вроде бы уже и порядком знакомы, но общались в общей сложности меньше получаса.
  
  – Хм, – вампиресса задумалась, а отблески эмоций в её ауре пришли в беспорядочное движение. – Хорошо, – наконец решила девушка. – Что ты хочешь узнать?
  
  – Ты какой кофе любишь? С молоком или без?
  
  – М? – точёная бровка вампирши поползла вверх.
  
  – Ну, я же тебе приглашал на кофе, забыла? С моей стороны будет бестактным не поинтересоваться, какой именно ты пьёшь.
  
  – Я предпочитаю чай, – Акасия сдержано усмехнулась, на секунду прикрыв глаза. – Чёрный.
  
  – Какое приятное совпадение, – улыбаюсь в ответ и жестом приглашаю следовать вниз. – Бергамот или с лимоном?..
  
  Мы пошли на выход с крыши, оставив там растерянного Цукуне. Парень явно не понимал, что происходит и как дальше быть. Но вот нас он явно опасался – всё же с его точки зрения, мы были чертовски жестоки к бедному вервольфу, хотя, по меркам монстров, Мока вообще имела право ему голову оторвать – никто бы и слова не сказал, так что отделался боборотень не просто легко, а чертовски легко. Разговор, между тем, свернул на наиболее интересующую меня тему – её крестик.
  
  – Нет, – покачала она головой, – пусть ты и друг эмоциональной Моки, но это – слишком серьёзная тайна, – на некоторое время она замолчала, но всё же решила продолжить. – К тому же я сама много не знаю. Мне сказали, что так надо.
  
  – Вот как. Понимаю. Тогда не расскажешь мне о себе? Что тебе нравится? Какие у тебя увлечения?
  
  – Зачем тебе? – опять подозрительный зырк.
  
  – Ты мне нравишься, потому я хочу узнать тебя получше, – вилять я не видел смысла.
  
  – Что-то я не заметила этого в отношении другой меня.
  
  – К ней у меня иное отношение. Не спорю – она мила, умна и красива, но при этом не вызывает у меня эмоционального отклика. Она слишком похожа на простую человеческую девушку. Сам образ её мышления возводит между нами какую-то грань. К тому же я не очень понимаю, насколько она реальная личность. Я не знаю, кто и зачем сотворил это с тобой, я не понимаю природу подобного раздвоения, да и ощущается это как-то неправильно, но факт остаётся фактом. Другая Мока – просто моя одноклассница, с которой у меня приятельские отношения, но вот ты мне действительно нравишься, даже несмотря на то, что общались мы с тобой откровенно немного.
  
  – Откровенно, – в её эмоциях почувствовалось смущение, а лицо она и вовсе поспешила спрятать, отвернувшись в сторону. Установилась тишина. Не напряжённая или выжидательная. Просто уютная и комфортная тишина. – Ладно, но тогда и ты расскажешь мне что-то о себе.
  
  – Хорошо...
  
  Мы просидели почти до самого рассвета, пару раз на периферии я замечал Мизори с Куруму, испытывающих сложные наборы эмоций. Но подходить к нам они не решились, как и Цукуне. С Боевой Мокой было действительно интересно общаться и просто молчать. Да, мои суккуба и Снегурочка вызывают у меня отклик, влечение и привязанность. Они мои, и я никому их не отдам, но они демоны среднего уровня и будут на этой планке ещё очень долго, если вообще смогут её перешагнуть. Мы же с Мокой принадлежали иной «весовой категории», а потому общаться нам было… Нет, не интереснее. Глубже. Сложно передать человеческим языком понятия, свойственные исключительно нечисти. В нём просто нет нужных слов, описывающих состояния чувств и синергии при общении с равным и уважаемым демоном. Но время истекло, и девушка поднесла к груди крестик.
  
  – Мне понравилась наша беседа, – буквально кончиками губ, но всё же улыбнулась эта ледяная королева. – До новой встречи, Астарт.
  
  – Надеюсь, она будет скорой, Мока, – мягко улыбаюсь, следя за выражением её рубиновых глаз. Девушка просто отвела взгляд и излишне поспешно прицепила на место артефакт. Короткая вспышка – и рядом со мной сидит розоволосая Мока, с лёгким недоумением оглядывающаяся вокруг.
  
  – Астарт? Что мы тут делаем? И… который час? – сразу же развела она бурную деятельность.
  
  – Ничего, я просто немного поговорил с другой тобой. А час… Полпятого утра.
  
  – А-а-а, скоро же занятия! – начала разводить панику эта милая особа.
  
  – Сегодня суббота, выходной, – даже удивительно, но всего пара секунд общения – и мне на лицо уже само собой просится выражение некой снисходительной родительской мудрости. – Пойдём к нашим. Наверное, они беспокоятся, – и всё же интересно, какой урод поставил такой блок на настоящую Моку и подселил то ли искусственную личность, то ли вообще вторую душу, а главное, зачем он это сделал?
  
  Следующие дни ничем особенным не выделялись — обычные будни в этом паноптикуме, маскирующемся под старшую школу. Правда, возможно, со своей оценкой клубов я поспешил, и сама идея оказалась куда глубже, чем я думал. То есть имело место не тупое копирование людского общества, а хитрый план по переводу неуёмной энергии монстров в относительно конструктивное русло. Всё же создали эту Академию весьма могущественные, а главное – умные личности. Само собой, специфика монстров, помноженная на подростковые закидоны, всегда может даже самое безобидное начинание превратить во что-то жуткое, несуразное и опасное, но тем не менее, разовые эксцессы всё равно были лучше, чем перманентные.
  
  Как водится, на переосмысление уже сделанных выводов меня натолкнул случай.
  
  В общем, как-то раз клуб американского футбола поцапался с кулинарным клубом. Что они не поделили, не смогло пояснить даже наше расследование и допрос выживших… кхм, в смысле, оставшихся относительно целыми спорщиков. То ли кто-то кому-то плюнул в суп, то ли симпатичную девочку не поделили, но кончилось тем, что футболисты решили показать свою силушку и попрессовать «ботаников». Вот только внезапно выяснилось, что заместитель председателя этого клуба – слайм, а папа (или дедушка… мама… Пандемоний разберёт способы размножения этих психованных желе!) у него вообще легендарный Желатиновый Куб, о котором даже люди слышали. Так что «прессованию» он был рад. А вот получившие кислотные ожоги и слегка «полупереваренные» футболисты рады не были. Но слайм был один, всех на себя взять не смог, так что кулинары тоже отгребли. Ну а мы всё это дело зафиксировали и осветили для общественности.
  
  Словом, пока я писал статью, как-то само собой пришло понимание, что при наличии у монстров-подростков свободного времени и отсутствии конструктивных вариантов его приложения подобные инциденты случались бы тут каждый второй день, не считая каждого первого. И это, откровенно говоря, было стыдно. Ну, в смысле, что я дошёл до сего вывода только сейчас.
  
  Вообще же, пребывание в клубе журналистики оказалось куда более забавным, чем я ожидал. Особенно с учётом пробудившейся паранойи моих девочек, проверяющих статьи под микроскопом. Нет, серьёзно, они реально где-то добыли микроскоп и что-то там смотрели. Юкари чертила сложные ритуалы, обложившись справочной литературой. Пару томиков я даже одолжил на предмет ознакомиться – подобных руководств я не встречал ни дома, ни в школьной библиотеке, да и названия типа «Знания тайные Исскуствъ Мёртвых»… интриговали. Ещё к этому делу подключили Моку, Цукуне и даже нашего боборотня!
  
  В общем, если они продолжат в таком духе, то через пару-тройку месяцев вполне смогут защитить докторскую диссертацию по направлению криптографии и шифрования. Правда, когда они смогли найти некое «послание» в статье, которой я действительно не касался, меня начали терзать смутные сомнения, м-да.
  
  Кстати, коли речь зашла о Моке и Гине... Дело в том, что «внешняя» Мока не помнила всего того, что делала «внутренняя», максимум – что-то смутное и невнятное, на уровне ощущений, не более. В общем, дело было так…
  
  – Мока…
  
  – Цукуне…
  
  – Мока…
  
  – Цукуне… – грядущий романтический момент. – Ой, что это?! Это мне? Так мило! – обнявшая парня вампиресса нащупала таскаемую им за пазухой Вара-Вару, после чего кукла в виде вервольфа перекочевала в цепкие лапки девушки.
  
  Вообще, я не знаю, зачем парень таскал с собой этот образчик магии Вуду, возможно, хотел отдать мне, но не решался, а может, надеялся, что в случае рецидива у Гина это ему поможет. Вот только закавыка заключалась в том, что для «активации» куколки требовалась весьма внушительная магическая сила. Как ни крути, а оборотни по праву входят в элиту демонического мира, а это означает в том числе и магическое сопротивление. Потому в руках всего лишь ведуна из первого поколения данный магический инструмент был просто искусно выполненной куклой (ибо чем более Вара-Вара похожа на оригинал, тем легче её использовать, в то время как классическая кукла Вуду требовала часть тела жертвы). Впрочем, уровень магической силы, нужный для того, чтобы пробить естественное сопротивление пусть и молодого и толком ничего не умеющего, но всё же вервольфа, имели очень немногие. Вряд ли та же Юкари или мои девочки смогли бы активировать «пульт управления», но вот Мока… Запечатывание её сущности, конечно, отражалось на объёме доступной к оперированию энергии, но саму энергию из тела никуда не девало. А поскольку последним, кто использовал куклу, была как раз Акасия…
  
  – Эмм… Ну… – застигнутый врасплох парень не мог подобрать слов, восхищённо-радостная моська едва ли не прижавшейся к нему девушки тоже не добавляла бедному Цукуне вычислительной мощности. – Да…
  
  – Спасибо! – девушка начала тискать игрушку…
  
  А в этот момент Гин как раз зажимал одну симпатично выглядящую студенточку в уголок… Кхм… Нет, если бы это происходило где-нибудь на другом конце Академии, быть может, всё бы и обошлось, но «распушить хвост» вервольф решил поближе к своей родной вотчине, помещениями Клуба Журналистики именуемой. Благо никакой работы клуба в тот момент не происходило, и если в классе мы ещё временами зависали на предмет «попить чай» или просто «поболтать», то типография оставалась совершенно свободной.
  
  Короче, после первых же движений вампирессы парень как-то сразу сбледнул и начал затравленно озираться. Окучиваемая им барышня была мигом забыта. Мока же, высунув от усердия язычок, продолжала изучать тонкий магический инструмент путём стискивания, нажатия и поглаживаний. Видно, что-то такое в её чувствах осталось с прошлого раза, потому как следующая её фраза…
  
  – М-мока, э-это… – в последний момент сделал вялую попытку предотвратить неизбежное Аоно.
  
  – Интересно, а он сможет почесать себя задней лапой за ухом?
  
  Собственно, последовавший за этим жалобный вой и стал той причиной, что позволила мне впоследствии восстановить очерёдность событий.
  
  В итоге Куруму весь вечер страдальчески хваталась за живот и утирала слёзы, своим хохотом вынуждая виновников торжества «испить до дна» не одну чашу стыда. Мизори разрывалась между желанием «утешить щеночка» и своими сталкерскими комплексами, не позволяющими и мысли допустить о столь откровенном действии. Гин… гордо ушёл в закат, всем видом показывая свою обиду и несправедливость мироздания. Ну а я смиренно выслушивал негодование Юкари, пытавшейся донести до меня мысль, что инкубы не должны уметь колдовать, а значит, я обязан срочно раскаяться в своём возмутительном поведении и всё исправить, став нормальным. Использовала она, конечно, несколько иные формулировки, периодически отвлекаясь на «защиту» Моки от грязных инсинуаций всяких «непростительно» хохочущих суккубов и попытки перевести стрелки на Цукуне, который, цитата: «должен думать, что и кому дарить-десу!», но общий посыл был именно таков.
  
  Короче, было весело. Хотя куклу пришлось всё-таки изъять, да.
  
  Что касается «милых посиделок» с сереброволосой версией вампирессы – ни суккуба, ни снежная дева заводить разговор не стали, то ли не решились, то ли им вполне хватило моих слов, что от них я не откажусь в любом случае, а может, сыграли оба этих фактора. Но, как бы то ни было, оставление этого вопроса за кадром лично меня более чем устраивало.
  
  Так мы потихоньку и жили, пока, в ходе дальнейшей учебной практики, не выяснилось, что наука вообще и математика в частности далеко не всем по зубам. Проблемы возникли у Куруму и Цукуне – те сидели с большими печальными глазами и провожали полным тоски взглядом каждую новую вязь формул на доске. Да, тригонометрия и тригонометрические уравнения – это весело (для тех, кто любит приносить Боль и Страдания, хе-хе). А когда они познакомятся ещё и с интегралом, который сам по себе похож на орудие пытки…
  
  – Астарт! Я не понимаю! – жалобно молвила суккуба после урока, обняв меня и уткнувшись носиком в мою грудь.
  
  – Хм… Думаю, я смогу тебе помочь и решить эту проблему, – приобнимаю девушку и начинаю поглаживать её по голове, уже примерно представляя, что будет дальше.
  
  – Я… тоже не понимаю, – «призналась» Шираюки, старательно пряча под учебником лист с полностью решённым уравнением. Смотрелось в высшей степени умилительно, мням.
  
  – Мой бедный мозг, – не хуже заправского слайма растёкся по парте ведун, – я его не чувствую.
  
  – С точки зрения биологии-десу, ты его и не можешь почувствовать-десу, ибо там нет нервных окончаний-десу! – вмешался в наш «междусобойчик на перемене» голос ведьмочки. – Хотя… – Сэндо сделала вид, что задумалась. – В твоей ситуации-десу, вполне возможно, что его просто нет-десу!
  
  – Юкари, – с укором произнесла Акасия, – мы же договорились, что ты не будешь обзывать Цукуне.
  
  – Это не было обзывательством-десу! – независимо нахохлилась ведьмочка. – Просто констатация фактов-десу!
  
  – Да-да, я тоже тебя люблю, – убито пробулькало с парты. Хм, а пациент-то подаёт признаки жизни и перевоспитания, вон уже язвить начинает.
  
  – Я знаю, что нам поможет! – вампиресса хлопнула в ладоши, изображая на лице позитив, ну или действительно просто на позитиве, не суть, главное – ситуацию она сгладила. – Совместные дополнительные занятия! Думаю, Юкари сможет нам хорошо и доходчиво разъяснить непонятное! Ты ведь одна из лучших учеников Академии? – в ответ на восторженный взгляд зелёных глаз малявка гордо задрала нос.
  
  – Пф, чему может научить меня эта пигалица? – не менее гордо задрала нос Куруму, заодно прижавшись ко мне грудью, как бы демонстрируя, что вот кого-кого, а её «пигалицей» точно не назовешь.
  
  – Буду я ещё учить эту корову! – градус вздёрнутости носика повысился ещё сильнее, а ведьмочка с самым независимым видом пододвинулась к вампирессе, как бы подчёркивая свою «фракционную» принадлежность.
  
  – Я уверена, Астарт сам сможет научить меня… всему… – последнее слово было сказано таким тоном, что даже очень невинная и неиспорченная Мока залилась краской. Или это как-то связано с тем, что Юкари принялась прижиматься к ней тем же манером, что и суккуба ко мне? Хм…
  
  – Как… развратно, – со стороны Шираюки повеяло прохладой. – Не допущу… Я познакомилась с ним раньше…
  Установилась напряжённая тишина, причём все почему-то начали коситься в мою сторону.
  
  – Что? Я со всем согласен и поддерживаю групповые занятия обеими руками! – на этом моменте обнимаю обеих моих дам.
  
  – Вот сам их и проводи-десу, инкуб-извращенец-десу! – надулась ведьмочка. И вновь все выжидающе уставились на меня. Даже полумёртвый Аоно соизволил приподнять голову от парты и воззриться с немым вопросом.
  
  – Ну чего ещё?
  
  – Ну… – чуть смутился парень. – А ты разве не применишь этот свой трюк с шептанием на ухо, чтобы она через десять секунд поменяла свою точку зрения на противоположную?
  
  – Вы кем меня считаете? – вопросительно приподнимаю бровь.
  
  – Извращённо-извращенческим-инкубом-извращенцем-десу! – постановила Юкари, продолжая за мной настороженно наблюдать. Вот только по ауре девочки было видно, что она сама хочет, чтобы её переубедили, хотя не признается в том даже под пытками.
  
  – Н-да, – прикрываю глаза. – Ладно, так и быть, – отстраняюсь от моих демонесс и, привычно отгородив пространство звукоизолирующим барьером, начинаю шептать этой лоли всяческие непотребства на ушко… Кхм, как-то двояко получилось. – Итак, Юкари, я вижу твои желания, твою любовь, – мой голос наполняется гипнотическими интонациями. – Мока…
  
  – Мока-тяяян…
  
  – Твоя милая, послушная ученица-Мока-тян и ты – строгий, но прекрасный учитель, что сможет… показать ей… много интересного… научить… очень и очень многому…
  
  – Да-а-а… Мока-тяяян….
  
  – Всё, клиент готов и на всё согласен, – снимаю барьер и отхожу от девочки, дабы другие смогли оценить плоды моей работы. – Правда же, Юкари-тян?
  
  – Да-а-а, я буду обучать Моку-тяяян…
  
  – И остальных.
  
  – И остальных, – послушно подтвердила ведьмочка.
  
  – Вот и славненько, – фирменная дьявольская улыбка вылезла на моё лицо.
  
  – Вот как это у него получается? – возвёл глаза к потолку парень. Впрочем, ответа он там так и не узрел, а потому перевёл взгляд на объект более интересный, а именно – на розоволосую вампиршу, что, видимо, тоже задавалась этим вопросом.
  
  – Что тут сказать – это Дар Божий, – суккуба у меня за спиной весело фыркнула.
  
  – Да уж… – никогда не рассматривал подобную «способность» в таком ракурсе, забавно. – Мока, Цукуне, вы не против? – нужно всё же поинтересоваться мнением жертв? Ну так, чисто для разнообразия…
  
  – А? Нет, спасибо, помощь мне действительно не помешает, – правда, сомнения в голосе парня можно было заметить, особо не напрягаясь. То ли он не верил в педагогические таланты Юкари, то ли подозревал, что вот ему она что-то объяснять особым желанием не горит.
  
  – На том и порешим. Тогда предлагаю собраться завтра после уроков у нас в клубе и начать.
  
  – Угу… – всё ещё убито отозвался парень с поверхности парты. Н-да, вычисления – явно не его сильная сторона. Попрощавшись с гаремом Моки (хм, как странно звучит, однако другого определения данной компании я сходу придумать не могу), мы отправились на совместную романтическую прогулку по живописным окрестностям Академии. Ну а что, могилки бутафорские, мышки летучие в таком количестве, что непонятно, что они жрут. Птички, опять же, правильные, готичненькие. А главное – две прекрасные девушки, до сих пор кидающие друг на друга взгляды из разряда: «Я буду первой!/Даже не мечтай!» В общем, красота и благодать…
  
  
***

  
  Новый день выдался насыщенным и интересным. Но, к сожалению, не сразу. Сначала была скука. Даже Скука. Некономе-сенсей, конечно, весьма сексуальная и обворожительная женщина, но вот её кошачья тема… Не думаю, что уроки обществоведения и литературы стоит рассматривать со стороны любви исторических деятелей к котикам. Это забавно в первый-второй раз, а вот на третий в голову забирается мысль, что забавно-то оно забавно, но экзамены будут несколько по иному направлению. Пусть человеческое образование лично мне не так чтобы сильно и нужно, тем более в плане человеческого гражданского общества и старой японской литературы, но всё же. Да и вид дефилирующей кошколеди уже успел несколько приесться. Нет, прохаживайся она по классу взад-вперёд в купальнике или чём-то столь же интересном, то без вопросов, но ведь ничего такого не было. В общем, мне было скучно просто читать учебник, и я решил поставить небольшой эксперимент.
  
  Итак, маскировка на Цукуне работает, Мока смотрит влюблёнными глазами, кое-кто с лёгкой неприязнью и опаской, остальным пофиг. Отключить маскировку. Минута, полторы, ноздри вампирессы трепещут, сама чуть вытянулась вперёд, а взгляд приобретает более гастрономический интерес. Женская часть коллектива так же как-то подозрительно принюхивается и начинает постреливать взглядами, мужская – тоже кидает взгляды. Подозрительные взгляды друг на друга, в глазах отчётливо читается «чую добычу, но сколько же вокруг конкурентов!» Восстановить маскировку. Взгляд Моки постепенно возвращается к прежнему. Остальные монстры в некотором замешательстве. Продолжают коситься друг на друга. Хм-м-м… Снять маскировку. О! Вновь пошла реакция! В этот раз даже быстрее… И вот, на третьей итерации…
  
  – Да сколько можно?! – дурным голосом взревел один из низших, доведённый собственным обонянием до ручки. – Что за фигня тут творится?!
  
  – Ня?! – склонила голову кошко-сенсей и нехорошо прищурилась. Бакэнэко людьми не питаются, да и в целом настроены к ним скорее нейтрально-положительно, чем как-то иначе, даже в брак вступать могут и общих детей иметь, причём для остальной родни это не будет чем-то из ряда вон. Словом, несмотря на «кошачье» обоняние, учитель осталась совершенно равнодушна к моим хулиганствам, а вопль школьника, похоже, приняла на счёт своей любимой темы. – Здесь творится урок обществозняния. А вот вы явно нарушаете дисциплину, студент Самехадо. Сядьте! – суровый взгляд вместе с начальственным рыком сумели вправить пошатнувшуюся дисциплинированность монстра, но… Снять маскировку… Включить обратно… Снять… Включить…
  
  – А-а-а-а! – несчастный низший просто взял и выпрыгнул из окна.
  
  – За повреждение школьного имущества – месяц отработок! – ещё успела крикнуть ему вслед кошкосенсей. – И ещё столько же за неуважение к теме урока! – точно решила, что имеет дело с кошконенавистником. Остальные её подопечные продолжали Крепиться и Превозмогать. Ну, кроме Цукуне, который всё ещё не понимал, из-за чего весь сыр-бор. Остальные, конечно, тоже не осознавали, но инстинкты – это инстинкты. В общем, стало гораздо веселее и оживлённее.
  
  Но вот урок закончился, сенсей попрощалась, пожелала всем удачи и быстренько свинтила по направлению к учительской. Народ тоже поспешил расползтись кто куда – скидывать стресс, не иначе.
  
  – Да что это с ними сегодня? – наконец-то спросил парень.
  
  – Не знаю… – Мизори склонила голову набок. – Весна? – снежные девы тоже совершенно равнодушны к человеческому запаху и ауре.
  
  – Цукуне… – подскочившая к парню Мока окинула его щенячьим взглядом.
  
  – Мока? – ещё ничего не понял парень.
  
  – Цукуне… Я…
  
  – Мока… – так, приём «глазки», как обычно, отшиб ему всё содержимое черепа.
  
  – Я больше не могуууу! – жалобно пискнула вампиресса и бросилась на шею к Аоно.
  
  Кусь!
  
  Хм, сдаётся мне, шкала их отношений «завтрак/парень» всё ещё ближе к «завтраку». Бедняга, мне его даже жалко… чуть-чуть. Са-а-амую малость. Но что самое примечательное в ситуации – Куруму осталась полностью индифферентна к человеческой ауре паренька, что, признаться, меня радовало и несколько льстило. Только очень сильная привязанность не позволит суккубу отвлекаться на «нямку» почти у неё под носом. Такова уж их природа.
  
  Вот только кое-чего я всё же не учёл. А именно – законов этого мира «нелепых ситуаций». В какой момент к нам могла войти Юкари? Особенно учитывая, что договорились мы встретиться в помещении клуба? В момент спокойного обсуждения? Подготовки к учёбе? Или же в тот, когда ушедшего постигать Дзэн Аоно притянули к себе и жадно обсасывают его шею?
  
  – Я всё подготовила-десу! Не будем терять попусту время-десу! У нас на сегодня насыщенный план-десу! – ведьмочка влетела в класс наперевес с внушительного вида папкой, на которой был стикер с надписью «Учебный Материал». В другой руке у неё был воздетый над головой жезл.
  
  Но тут девочка увидела картину «лобызающейся» парочки, и…
  
  – Ах ты гнусный совратитель! – взмах жезлом и… Дзынь! Дзынь! Дзынь!
  
  – Цукуне! – Мока после того, как её «закусь» вдруг дёрнулась и развалилась на полу в окружении тазиков и с текущей из ранки на шее кровью, во-первых, пришла в себя, во-вторых, испугалась и принялась суетиться над несчастным ведуном. По мне, так зря – если его не прикончила встреча с гранитным памятником «на полном скаку», то уж какой-то тазик и небольшая потеря крови – и подавно. А вот ведьмочке было куда как хуже. После выкрика вампирессы девочка развернулась и, явно не разбирая дороги, рванула прочь, уронив на пол папку.
  
  – Да что на неё нашло? – суккуба зябко передёрнула плечами.
  
  – Хм, – вообще, реакция была действительно слишком уж сильной, хотя… Я вышел в проход и встал на то место, где недавно пребывала молодая ведьма. Так, теперь чуть-чуть пригнуться, как раз на уровне её взгляда, и посмотреть в сторону нашей парочки из Закуси+Вампира. – Я, конечно, могу ошибаться, но отсюда кажется, что вы страстно и развратно целовались на виду у одноклассников…
  
  – Что? Н-нет! М-мы… ничего такого! – Мока налилась краской, да и расположившийся головой на её коленях парень, которому Мизори по уже сложившейся традиции передала лёд для прикладывания к голове, явно почувствовал себя не в своей тарелке.
  
  – Да… Ведьме можно только посочувствовать! – с натянутой улыбкой хихикнула Куроно. – Мало того, что она из ненавидимой расы, так ещё и такие ситуации…
  
  – Что?.. – морщась, попытался приподняться ведун. – Ненавидимой расы? Что это?
  
  – А? Ты не знал? – суккуба с удивлением обернулась к парню и, убедившись, что тот действительно не понимает, пояснила: – Смотри. Сложно сказать, к чему они ближе – к потустороннему или к людскому, так? Давным-давно их называли «пограничной расой», что соединяет мир людей и потусторонний, но теперь их зовут полукровками и презирают. Как я слышала, в мире людей их тоже ненавидят. В средние века даже проводили так называемые «охоты на ведьм», во время которых многие из них были убиты людьми.
  
  – Скорее всего, Юкари была одинока всю свою жизнь, – тихо дополнила Мизори, – а её выходки — это попытки казаться взрослой и независимой в окружении настоящих демонов… Которые, к тому же, её старше.
  
  – Это правда? – Цукуне перевёл ошарашенный взгляд на меня.
  
  – Ну, объективно говоря, в средние века люди убивали в основном таких же, как они – ни к какой магии не способных, но обвинённых в колдовстве из личной неприязни или невежества. Реже им удавалось схватить колдунов и ведьм в первом-втором поколении, вроде тебя, с минимальным количеством сил и знаний. Потомственных же чародеев, к которым явно принадлежит Юкари, им удавалось достать очень редко, по чистой случайности. Это были или совсем дряхлые старики, толком не способные защититься, или молодые наследники, по какой-то причине оставшиеся без родительского надзора. По-настоящему сильно популяция людских магов сократилась в двадцатые годы. Тогда в мире та ещё свистопляска творилась… – я замолчал, невольно вспомнив историю собственного рода.
  
  – О! – оживилась Куруму, бросая удивлённый взгляд на Аоно. – Так ты – колдун? А где твой жезл? И почему ты тогда не защищаешь себя от её заклинаний?
  
  – А-а-а-э-э-э… – замялся парень.
  
  – Он не умеет. Первое поколение, – пояснил я.
  
  – Поня-я-ятно… – протянула Куроно, по-новому разглядывая парня.
  
  – Постойте! Давайте не будем обсуждать меня! Нужно найти Юкари! – вскочив на ноги, пошатнувшись в процессе, горячо заявил Цукуне.
  
  – Правильно! – поддержала его Мока. – Ей сейчас очень плохо! Мы должны ей помочь!
  
  – Хмм… – я ещё раз окинул взглядом студента, даже ауру просканировал – не Святой ли он часом? Наверное, только эта братия обладает таким терпением и всепрощением, как-никак, обычные люди не слишком склонны сопереживать кому-то и думать о его чувствах, только-только отхватив от него ничем не спровоцированных люлей. Но нет, осмотр даже зачатки Ауры Святости не показал (что с его поведением даже как-то странно). – Ну ладно, пойдём.
  
  – Тогда лучше разделиться – так будет быстрее! – предложила Акасия.
  
  – Хорошо, выдвигаемся, – дал я отмашку, и коллектив шустро прыснул в разные стороны.
  
  Двигалась дочь семейства Сэндо весьма шустро, догнать её в здании школы я не успел, а с учётом помех, накладываемых экраном Академии, найти по ауре будет проблематично. По запаху – тоже, совсем недавно тут прошла целая толпа, а я всё же не вервольф, чтобы уловить малейшее колебание аромата цели и по нему определить, куда и когда она двигалась, так что пришлось задействовать только логику и метод дедукции. Куда бы могла отправиться пусть и гениальная ведьма, и просто очень разумное существо, но всё ещё ребёнок, резко обидевшийся на окружающих? Хм… В общежитие? В лес? Вообще к остановке общественного транспорта из Академии? Это сложнее, чем я думал...
  
  Тем временем, одна ведьмочка.
  Девочка бежала, не разбирая дороги. Глаза жгли злые слёзы, а не сердце лежала обида. Она думала… А она… Они… Мысли роились в голове беспорядочным калейдоскопом. Она привыкла отличаться. Быть не такой, как все. Острый ум и ярко выраженный талант позволили ей без проблем перейти в старшую школу, но… Всё то, что в средней было просто косыми взглядами, здесь перешло на новый уровень. К тому же добавилась и проблема возраста. Шестнадцати-семнадцатилетним «взрослым монстрам» было неприятно находиться в одном помещении с «мелким недодемоном». Она старалась не обращать внимания на эти высказывания, игнорировать их или даже бить в ответ и на упреждение – монстры понимают только язык силы. Но это не избавляло от одиночества. Невозможность даже перекинуться с кем-то словом убивала. Книги говорили, что человек – существо социальное и не может пребывать в полном одиночестве длительное время. Пусть она не совсем человек, но всё же.
  
  Именно тогда она встретила Её. Тёплая улыбка, добрый взгляд, открытость – и ни следа уже привычного презрения и брезгливости. Именно тогда девочка поняла, что влюбилась. Полностью и бесповоротно. Её не смущало, что её избранница немного старше и одного с ней пола, ведь в мире демонов возраст – вещь очень относительная, а с учётом того, что на одного мальчика рождается 4-5 девочек, подобные чувства были если и не нормой вещей, то и не чем-то запредельным. И сначала всё шло хорошо, её не стали отталкивать, более того, она узнала истинную суть Моки. Кто бы мог подумать – вампир! Легендарный монстр и всего лишь ведьма! Это напоминало сказку, из тех, что она читала в детстве. Дальше – больше, её записали в клуб журналистики, где у неё появились те, с кем можно было просто поговорить и провести время! Препираться с этой синей коровой или разгадывать зашифрованные ребусы инкуба-извращенца было весело, но… Этот мир не сказка, а потому, когда она пришла раньше времени, она увидела, как её Мока страстно целуется с этим недоразумением — Аоно, а остальные смотрят и едва ли не аплодируют! Её просто предали и выкинули, а все эти их улыбки и шутки – просто очередное притворство. Было больно и обидно. Стоило лишь начать верить, как её веру тут же растоптали. Почему? За что? Эти вопросы могли бы пойти и по третьему, и по пятому кругу, если бы суматошный бег вникуда не был бы прерван довольно неприятным образом. Девочка во что-то врезалась. Точнее, в кого-то.
  
  – Ай! – неловко пошатнувшись и едва не упав, ведьма ещё сильнее разозлилась: – У-у-у, дурак! Смотри, куда идёшь!
  
  – Как грубо, ты, позорище Академии. Это ты в меня врезалась, Юкари.
  
  – С-староста? – узнала она своего одноклассника. Беловолосый, без форменного пиджака – в одной только белой рубашке с расстёгнутым воротом, парень смотрел на неё как на таракана.
  
  – Вы только посмотрите – она всё-таки помнит! – издевательски процедил студент, убирая руки в карманы. Трое вечно волочащихся за ним дружков с готовностью заухмылялись. – Наша девочка-гений снизошла до «сирых посредственностей», – процитировал одну из брошенных ей когда-то фраз староста.
  
  – Мелкая заносчивая дрянь, хоть бы извинилась! Или ведьм уже не учат манерам?! – поддержал вожака один из прихлебателей. И от его слов раздражение и обида в груди Сэндо вспыхнули с новой силой.
  
  – Я занята, отвалите! – девочка попыталась вновь пуститься в бег и обогнуть препятствие, как сильная рука старосты толкнула её в лоб.
  
  – Терпеть не могу выскочек! – скривился беловолосый. – И что за наряд? Вообще не по школьным правилам!
  
  – Не твоё дело! И чего руки распускаешь?! – из глаз Юкари потекли злые слёзы, а руки сами собой вцепились в магический жезл.
  
  – Для меня, как для старосты, ты – сущая головная боль! – словно выплюнул студент. – Вечно ходишь, задрав нос, смотришь на всех как на мусор, а эти вечные проказы… Думаешь, если штаны свалились посреди коридора или расстегнулась юбка – это очень весело?! И к тому же, ведь на самом деле ты ведьма? Вот почему тебя невозможно на этом поймать! Как отвратительно! Тошнит, как только подумаю, что мы с тобой в одном классе!
  
  Больше юная ведьма терпеть уже не могла, и, повинуясь её мысленному желанию, в затылок обидчика врезался камень, притянутый магией прямо с обочины.
  
  – Уф… – от неожиданности и боли студент качнулся вперёд, в то время как его дружки глупо распахнули рты.
  
  – Понял?! Поделом! – торжествующе бросила девочка и вновь попыталась убежать.
  
  – А-р-р-р-р! Да что ты вытворяешь?! – взмах рукой отбросил лёгкое тело на дерево, растущее у тропинки. Из груди Сэндо вырвался болезненный не то вздох, не то стон, а нападающие уже были рядом. – Как мерзко! – будто сплюнул беловолосый, чьё лицо начало покрываться чешуёй. – Ведьмы – такая мерзость!
  
  – Да! – прогудел ещё один из его дружков, тоже начиная трансформацию. – Только и умеете гадить исподтишка, пока на вас не смотрят!
  
  – И прятаться за дружков, которых никто тронуть не может! – поддержал его ещё один. – С теми парнями из третьей группы ты, небось, себе проказничать не позволяла, иначе бы они тебя сами пристукнули!
  
  – Что?.. – растерянно моргнула ведьма.
  
  – Поняла? – лицо старосты уже полностью трансформировалось в зубастую морду ящера. – Нам такая девчонка в классе не нужна!
  
  – А ну отвалите от меня-десу! – девочка взмахнула своим жезлом, но проблема многих человеческих магов, тем более магов молодых – беспомощность в ближнем бою. Нападающие же подошли слишком близко и явно не были намерены стоять и ждать, пока их благословят материализованным тазиком или ещё чем интересным из арсенала колдуньи. Староста лишь на миг распахнул пасть и клацнул зубами, мёртвой хваткой вцепляясь в жезл. Резкий рывок головой – и артефакт вылетает из рук, оставляя испуганную и растерянную молодую ведьму полностью безоружной и беззащитной.
  
  – Что, без своей палки уже не так крута? – самодовольно спросил студент и сделал жевательное движение, размалывая хрупкий предмет в бесполезное крошево своими огромными треугольными зубами.
  
  – А-А-А! Моя палочка! – крик вырвался сам собой, а в мозгу вспыхнула паника, ведь без жезла Юкари не могла колдовать.
  
  – Что нам с ней делать? – между тем обратился к своим прихлебалам староста.
  
  – Давайте её съедим! Лес густой – никто не узнает! – предложил тот, что жаловался на её проказы.
  
  – Точно! Люблю молодых… У них такое нежное и сочное мясо… – облизнулся удлинившимся языком последний нападающий.
  
  Все они уже превратились. Грудная клетка чуть расширилась, кожа сменилась болотного оттенка чешуёй, лица вытянулись в морды, руки обзавелись мощными когтями, и завершали картину пробившие одежду хвосты.
  
  Разум девочки сковала паника. Липкий, пробирающий до костей ужас, которого она никогда в жизни не испытывала, сковал тело, не позволяя даже позвать на помощь. В голове бились бессвязные строчки из прочитанной когда-то статьи про людей-ящеров. В основном – что они воинственные охотники, агрессивны к чужакам, обожают нападать толпой на одиночек и не брезгуют питаться падалью и даже сородичами. А староста, на голове у которого теперь вместо волос был когтистый гребень, наполовину окрашенный в белый, уже сделал шаг к ней, что-то предвкушающе шипя.
  
  – Оставьте её в покое! – сквозь заложившую от волнения уши вату девочка различила голос Моки. «Что? Зачем она здесь?» – Прекратите это! Уберите руки от Юкари! – зеленоглазая красотка вбежала на поляну с решительным видом, замерев в нескольких шагах от людей-ящеров.
  
  – Чёрт… Ты нас не вовремя нашла… – прошипел староста, исподлобья смерив девушку мрачным взглядом.
  
  – Хю! – а вот его подручные при виде розововласой, наоборот, дружно оживились. – Нам сегодня везёт! А, парни?
  
  – Какая красотка!
  
  – Убегай-десу! – наконец-то поборола оцепенение юная ведьма. – Убегай, пожалуйста, Мока! Или тебя съедят! Забудь обо мне и беги!!! – сердце набатом стучало в груди, мысли о том, что её предали, терзавшие девочку ещё каких-то несколько минут назад, полностью вылетели из головы. Сейчас всё, что её волновало — это угроза, нависшая над головой Моки.
  
  – Всё хорошо. Я на твоей стороне, Юкари, – Акасия приложила руку к груди, где у неё висел крестик, открыто и прямо глядя только в глаза Сэндо и, казалось, совершенно не замечая угрожающие движения монстров, чем слегка сбила толку всех присутствующих. – Не надо казаться сильной. Ничего страшного в том, чтобы попросить о помощи, когда сама не можешь справиться.
  
  – Я!.. – Юкари хотела крикнуть, предостеречь, заставить прекратить терять время и бежать, но слова застряли в горле, а Мока и не думала замолкать:
  
  – Будь честной! Ты сказала, что любишь меня, но на самом деле тебе нужен кто-то, кто был бы к тебе добр, ведь так? И не потому ли ты всегда проказничала, что хотела, чтобы кто-то с тобой поиграл?
  
  – О чём ты?! Скорее, беги отсюда! – сквозь резанувшие в глазах слёзы крикнула девочка. Отчаяние подступило к горлу – Мока не понимала! Ещё немного, и она погибнет или… Или ещё хуже! Перед глазами Юкари встали гнусные картины того, что эти мерзкие похотливые самцы могли сделать с нежной и доброй Мокой-тян... И всё из-за неё!
  
  – Понимаю, – на лице зеленоглазой студентки появилась тёплая улыбка. – Ты ведь всегда была одинокой, Юкари, не так ли? – слова больно ударили по самому сердцу, заставляя забыть об истерике. – Ведь так трудно быть совсем одной? – «Мока-тян...» – Я тоже всегда была одна, – улыбающееся лицо вампирши приняло такое выражение, будто она сама готова вот-вот пустить слезу, разделяя и принимая боль девочки. – Вот поэтому я хочу тебе помочь, и к тому же я никогда не оставлю тебя одну!
  
  Сэндо вздрогнула. Эти слова были такими наивными, такими глупыми, такими неправильными в этом месте и в этой ситуации, такими… Но, вместе с тем, девочка не могла себя заставить перестать их слышать. Они… Они слово вливались в мозг, и от этого всё вокруг становилось ещё хуже!
  
  – Да что ты несёшь?! – разговор, длившийся для юной ведьмы целую вечность, для её противников занял всего несколько секунд, однако и те заставили их потерять терпение. – Хочешь оскорбить нас, делая вид, что нас нет?!
  
  Трое людей-ящеров шагнули к Моке, угрожающе оскалив зубы и разведя руки для атаки. Главарь тоже повернулся к ней, намереваясь вот-вот присоединиться, но маленькая колдунья не стала этого ждать и что есть сил вцепилась зубами в неосторожно опущенную рядом руку, желая хоть так отвлечь врагов на себя. Только… Чуда не случилось – зубы девочки бессильно скрипнули по чешуе, заставив старосту вздрогнуть скорее от неожиданности, чем от боли.
  
  – Ты что себе позволяешь, мелкая дрянь?! – вторая лапа вскинулась, чтобы её ударить, и… бессильно замерла над сжавшейся колдуньей.
  
  – Вас дома не учили, что обижать женщин и детей – нехорошо? – раздался сверху голос знакомого демона. Вот только на этот раз в нём больше не слышалось извечной иронии, добродушия или веселья. И вот без этих ноток стало ощущаться что-то… иное. Куда более зловещее и опасное…
  
  – Что за… дьявольщина?.. – прохрипел предводитель ящеров, не в силах шевельнутся. Его дружки тоже замерли в неестественных позах, так и не дойдя до Моки.
  
  – Ты даже не представляешь, насколько близок к истине… – Юкари подняла лицо к небу и, наконец, заметила Астарта, висящего в нескольких метрах над ними, заложив руки в карманы. Тело паря окружала странная золотистая дымка, а глаза мерцали теми тёмными отблесками, которые она уже однажды видела, но напрочь выкинула из головы. – Однако, – парень плавно опустился на землю рядом с молодой ведьмой, и золотистая дымка вокруг него погасла, – я в очередной раз опоздал… Ну что за мир? – Д'Эст легонько вздохнул, прикрыв на миг глаза. – Ладно, тут ничего не поделать, – монстр улыбнулся. – Сегодня вы будете добычей другого демона.
  
  – Ч-что? – Юкари вообще перестала что-либо понимать. Этот извращённый инкуб… Мока… Они же пришли за ней? Но как?.. Но почему?.. И ведь инкубы такого не могут!
  
  – Тебе же нравится Мока, верно? – со странной и немного пугающей улыбкой покосился на неё Астарт, начиная шагать в сторону вампирши. – А раз так, думаю, кое-что о ней тебе неплохо бы узнать… – в этот момент он подошёл к растерянно замершей Акасии.
  
  – А… Ты же хочешь… Чтобы… Ну… – замямлила Мока, как-то нервно начав теребить крестик на шее и бросая тревожные взгляды на обездвиженных ящеров.
  
  – Раз ты первая пришла на помощь к Юкари, и они уже на тебя напали, то будет честно, если добыча достанется тебе. К тому же другая ты тоже заслуживает права иногда развлекаться, тебе не кажется?
  
  – Ну… Да, наверно…
  
  – Чудно, – пальцы Астарта сомкнулись на металлическом крестике.
  
  Щелчок...
  
  Окрестности накрыло ощущением «злого присутствия», что могут источать почти все демоны, но мощь, что проступала в давлении этой ауры, просто подавляла. Свет померк, мир стремительно окрашивался алым. А на поляне, в потоке собственной Силы, стояла она… Красавица с серебряными волосами.
  
  – Рад снова видеть тебя, Мока, – улыбнулся демон, что сделал шаг назад и сейчас отчётливо любовался девушкой, особо не скрывая своего удовольствия.
  
  – Астарт, – девушка с толикой ироничного интереса смерили собеседника и всю развернувшуюся на поляне картину.
  
  – Полагаю, ты знаешь, что здесь произошло, – это было скорее утверждением, чем вопросом.
  
  – Да, – короткий кивок, после которого всё внимание вампирши досталось Сэндо. Под взглядом алых глаз с вертикальным зрачком сердце девочки пропустило удар, а кожу обдало нездоровым жаром. – Что же, – серебряноволосая отвернулась, посмотрев на людей-ящеров, – кажется, кое-кто забыл своё место. Ты не мог бы их отпустить?
  
  –И верно… Если добыча не сопротивляется, то это перестает быть интересным, – улыбнулся Астарт, отступая поближе к Юкари. – Они полностью в твоём распоряжении, – и демон развеял свои чары.
  
  – А-астарт, – тихонько прошептала ведьмочка, завороженно разглядывая девушку. – Это… истинный облик Моки?
  
  – Верно. И как он тебе? – чуть улыбнулся парень.
  
  – Она… такая красивая! – сердце Юкари мчалось галопом, и лёгким отчаянно перестало хватать воздуха. Новая же Акасия чуть отвернулась от их компании и направилась к ящерам, что пусть и стали свободными от магических оков, но страх перед «вершиной пищевой цепочки» мира монстров держал их ничуть не хуже магии.
  
  – Кажется, – обманчиво-мягким голосом начала девушка, – вы что-то от меня хотели?
  
  – Чёрт… Мне это всё не нравится! – взвизгнул один из рептилоидов.
  
  – Ну же, мальчики, вы, кажется, только что требовали, чтобы вас не оскорбляли пренебрежением. Я даю вам шанс доказать, что вы чего-то стоите... Вперёд, – последнее слово прозвучало приказом, рухнувшим на жертв будто каменная глыба.
  
  – Да кто ты такая?!! – взревел староста и, распахнув зубастую пасть, бросился вперёд, увлекая в атаку приятелей.
  
  – Так-то лучше, – шепнула себе под нос Акасия с предвкушающей улыбкой и одним стремительным движением оказалась прямо в центре «дружеской компании».
  
  Для Юкари она просто размылась в воздухе, промелькнув смазанным росчерком, а дальше… Один из людей-ящеров со звуком хлёсткого удара взмыл в воздух. Доля мгновения – скрючивается второй, преломляясь в поясе с отчётливым хрустом, слышным даже сквозь громкий хлопок. Третий просто получил рукой под подбородок и отправился постигать сложное искусство неуправляемого полёта куда-то в лес. Всё действо заняло буквально секунду. Остался только их главарь.
  
  –Что? Так быстро... – бедный монстрик с ужасом смотрел на девушку, которая только что, не меняя чуть скучающего выражения на лице, расправилась с тремя его сородичами, явно оставив его самого на сладкое. Видимо, нервы его были на такое не рассчитаны, потому что в следующую секунду он, очевидно, потерял над собой последние остатки контроля и, вновь раззявив пасть, прыгнул на алоглазое воплощение ужаса и смерти. – А-а-а-а-а!
  
  – Хрясь! – изящная ножка встретилась с телом очередной жертвы. Вампиресса буквально вбила зубы ящера ему же в глотку, сломала челюсть и отправила в полёт сквозь несколько ближайших деревьев.
  
  – Всё-таки юбки у вас совершенно на грани фола, – прокомментировал увиденное Астарт. «Ослепительно-белое» мысленно согласилась с ним Юкари. – Впрочем, кто я такой, чтобы жаловаться? – с усмешкой устремил он взгляд в небеса.
  
  – Пф. Так себе попытка, – констатировала девушка потуги её «покусать». – Всё-таки вы отбросы, у которых хватает сил только на слабых, – и картинно поправила свои шикарные волосы, словно бы красуясь перед зрителями. Или не словно?
  
  – Ты, как всегда, ослепительна, – улыбнулся демон.
  
  – Ты, как всегда, льстец, – чуть улыбнулась в ответ девушка.
  
  – Вот они! – неожиданно донёсся до Сэндо голос Цукуне откуда-то сверху. – Мока, Юкари! Мы… Э... – крик парня прервался столь же неожиданно, как и возник, а вот Юкари наконец расслышала звук крыльев.
  
  Источником звука оказалась Куруму, за спиной которой выросли два больших кожистых крыла тёмно-фиолетового цвета. А на руках у неё повисли Шираюки и Аоно. Тащить их суккубе было явно нелегко, но она справлялась, хотя, едва достигнув замершей внизу компании, приземлилась с отчётливым облегчением.
  
  – Астарт, Юкари, с вами всё хо… А… – стоило Куроно начать взволнованную речь, как Акасия бросила на неё хмурый взгляд, и в полку оборвавших себя на половине фразы прибыло.
  
  – Мы почувствовали всплеск силы и поспешили сюда, – отпустив руку подруги, за которую только что держалась, пояснила Мизори, перекладывая конфету из одного края рта в другой.
  
  – … – Мока едва заметно поджала губы и, сложив руки на груди, перестала давить новоприбывших взглядом, даже встав немного боком к их компании.
  
  Те же и там же. Астарт Д’Эст.
  – Ну, лучше поздно, чем никогда, – философски пожимаю плечами. Сегодняшнее происшествие дало много пищи для размышлений. Например, о структуре используемых в Кресте заклинаний и параметров срабатывания. Признаться, они вгоняют меня в ступор. Либо я чего-то не понимаю, либо это какая-то идиотия. Либо кто-то разработал замок, открыть который монстру просто не по силам. Не видь я, как Крестик срывает Цукуне, вряд ли бы у меня получилось «взломать» эту систему. О, Пандемоний, как же меня разрывает от любопытства – кто, как, а главное – зачем всё это нагородил?!
  
  – Мы всё пропустили, да? – с изрядной долей опаски поглядывала на вампирессу суккубочка.
  
  – Угу, – кивнула своей подруге моя Снегурочка, то ли присоединяясь к вопросу, то ли, наоборот, констатируя факт опоздания.
  
  – Ну что же, – вновь привлекла к себе внимание сереброволосая красавица, – это было неплохо, – тут она повернулась ко всё ещё пребывающей в состоянии лёгкого шока ведьмочке и присела перед ней, дабы сравняться в росте. – Я не та Мока, которую ты знаешь. Но другая я всё правильно сказала. Она знает, что такое одиночество, и хочет быть твоим другом. Не отвергай её чувства, – звучало красиво и даже несколько торжественно, вот только отстраниться она постаралась побыстрее. О, теперь вообще прикрыла глаза и отвернулась. Возможно, я могу ошибаться и принимать желаемое за действительное, но вся её мимика, движения, даже проецируемая сила так и кричали "Я взрослая-взрослая! Сильная! Независимая! Надо быть крутой!" Но при этом сама Мока явно чувствовала себя не в своей тарелке.
  
  – Задержишься на чай? – предложил я чуть «погостить» у нас.
  
  – Не сегодня, – вампиресса покачала головой и выхватила у меня из рук многострадальный Крестик, после чего излишне поспешно приложила его к замку. Вспышка – и вот на месте воплощения опасности и сексуальности опять находится милая домашняя Мока. Эх… Хотя, кое-кто вздохнул с явным облегчением.
  
  – Эм? Что? А где… – начала озираться по сторонам девушка. Это стало последней каплей для юной ведьмочки – слишком многое она сегодня пережила.
  
  – Почему? – тихонько спросила ведьма, уткнув взгляд в землю.
  
  – Эм? Что «почему»? – не поняла Куруму.
  
  – Почему вы пришли за мной? После всех гадостей, что я вам сделала… Почему?.. Почему вы пришли ради такой, как я? Я же ведьма – презренный полумонстр...
  
  Девушки переглянулись с общим выражением беспокойства и сочувствия во взглядах, но, как ни странно, первым нужные слова нашёл Цукуне.
  
  – Эм, Юкари… – парень неуверенно подошёл ближе, с некоторой опаской приседая рядом с девочкой. – Я знаю, мы плохо ладили, и, если честно, я сам мало что понимаю. Так получилось, что я сам недавно узнал, что не простой человек, а как это… – студент застенчиво почесал пальцем щёку. – Ну, ведьма мужского пола или… колдун, правильно? По правде сказать, я совершенно ничего не умею и тоже чувствовал себя здесь очень неуютно первое время. Но я нашёл друзей! – Аоно открыто улыбнулся, своей речью заставив-таки Юкари понять взгляд. – И ты тоже мой друг! Мы все так считаем! Пусть ты часто шалила, и мне от тебя доставалось, но с этого момента давай будем друзьями, хорошо?
  
  – Ты больше не одна, Юкари! – горячо поддержала его расчувствовавшаяся Мока.
  
  – Вы… – всхлип. – Я… – ещё один. – Уа-а-а-а!.. – дальше последовали сдавленные рыдания.
  
  Разумеется, ни Мока, ни Куруму такого не могли оставить просто так и принялись обнимать и утешать ведьму, да и Мизори выдала ей леденец из своих запасов, что также говорило о многом. Я же почувствовал себя откровенно лишним, утешение – это не мой профиль. Так что я решил просто перекинуться парой слов с Цукуне.
  
  – Интересный выдался денёк, да?
  
  – Не то слово, – задумчиво ответил парень. – Скажи, Астарт… – и замолчал.
  
  – Хм?
  
  – А… какая Мока – настоящая?
  
  – Честно… не знаю. Кто бы ни сотворил с ней такое, но он был мастером своего дела. У них даже у каждой своя душа.
  
  – Как такое возможно?
  
  – Это мир монстров. Тут возможно всё. Одержимость, сестра-близнец, не получившая при рождении своего тела, подселение лишившегося тела родственника и ещё добрый десяток вариантов… А ведь я далеко не Архимаг и многого просто не знаю. Но… Попробую выяснить.
  
  – Спасибо, – кивнул парень, наблюдающий, как чуть отошедшая от истерики Юкари обнимает Моку.
  
  – Не стоит благодарности – это и в моих интересах. Но хватит на сегодня умных бесед. Пойдём к девочкам?
  
  – А меня не приголубят там очередным тазиком? – с некоторой показной опаской парень пригладил свои волосы.
  
  – Кто знает… – улыбаюсь. – Помни: постоянная бдительность! – и на этой забавной ноте мы таки отправились выражать своё почтение юной чародейке…
  
  На следующий день.
  – Мока-тяяяян! – радостный и позитивный вихрь влетел в наш класс едва ли не быстрее, чем прозвенел звонок с урока. Всё вернулось на круги своя. Во всяком случае, я так думал.
  
  – Привет, Юкари, – улыбнулась вампиресса ведьмочке, – как дела?
  
  – Всё хорошо-десу! Теперь я тоже в вашем классе-десу! – поток позитива возрос, и я ощутил лёгкое касание дежавю.
  
  – О! Поздравляю! – мне кажется, Мока не очень поняла, что конкретно для неё значит этот ход ведьмочки, по крайней мере, она искренне порадовалась за девочку.
  
  – А ещё… ещё! – Сэндо замялась, в то время как её щёки налились румянцем. – Я поняла! – глаза колдуньи загорелись. Я бы сказал, что у тараканов в голове Юкари сегодня вечеринка с фейерверками.
  
  – Поняла что? – с растерянной осторожностью прищурилась Куруму.
  
  – Понимаете, я… – мелкая продолжила мяться, невольно притягивая взгляды всех монстров в классе, что ещё не успели выйти на перемену. – Я люблю Моку-тян, а теперь… Я и в Астарта влюбилась! – громом среди ясного неба прозвучал крик души. – Короче, давайте любить друг друга вместе-десу! – и ведьмочка бросилась обнимать Акасию.
  
  – Кха?! – бедная суккуба... Судя по её виду, её сейчас удар хватит.
  
  – Э-э-э… – Акасия не знала, что тут сказать. Присутствующие при фееричном выступлении девочки наши одноклассники переводили охреневающие лица с одного участника «высокой дискуссии» на другого. Я буквально мог слышать, как трещат их мозги, пытаясь переварить услышанное. А ведь Юкари не просто повисла на несчастной розоволосой красавице, а именно что начала её бесстыдно жамкать в самых интересных местах. На глазах у всего класса, да. Заодно показывая своими действиями, что ни о каком невинном детском «люблю» тут и речи нет. А ведь именно так я хотел в очередной раз отмазывать нашу компанию от гнева нашей классной Мурки. Что гнев будет – я не сомневался: прижатые ушки, вздыбленная шерсть и торчащий трубой хвост. Всё это говорило, что до взрыва осталось… три, два, один…
  
  – Студенты Сэндо! Акасия! Д’Эст! Что вы тут устроили-ня?! – а вот и он…
  
  – Эх… – оправдываться я и не думал. Во-первых – уже бесполезно. Во-вторых – это Юкари. У Юкари уже сложилась добрая традиция походя подводить нас под монастырь, причём без задней мысли. Хотя, разнообразия ради, в этот раз в списке «попаданцев» она оказалась первой. Может, это не только наша с девочками карма, но и какая-нибудь аура класса? Тем временем Нэкономе-сенсей продолжала.
  
  – Мяло того, что ваше поведение выходит за все рамки, так вы ещё и ребёнка в свяи игры втрявили-ня?!
  
  – Это эта развратная ведьма хочет вовлечь дорогого в свои сети! – грудью встала на мою защиту суккуба. Ну, в смысле, вжала оную грудь в район моего локтя, одновременно цапая руку так, будто меня сейчас будут отбирать. – До этого ему было достаточно нас с Мизори! – ох, зря она сказала последнюю фразу...
  
  – Куруму, лучше молчи, – тихонько шепнул я девушке, но было уже поздно. И только Мизори молчала. Она просто встала, прижавшись ко мне…
  
  – Возьмяутительня! – чем сильнее распалялась кошкодевушка, тем больше в её речи было няканья. И, несмотря на обстановку, смотрелось это чертовски мило, невольно уводя мысли на темы вроде: «а не должна ли она рычать? И если она някает вместо рыка, не значит ли это, что она скорее завидует, чем рассержена? И если она завидует, то кому?..» Бр-р-р-р… Плохие мысли, плохие! Сейчас не до того! – Я выняжденя буду написать вашим родительям! И двя недели отработки-ня!
  
  – Совместной? – ведьмочка продолжала пылать нездоровым энтузиазмом, мысленно пребывая ещё где-то в своём мире. Она это точно случайно?
  
  – Раздельня! – вновь встопорщила хвостик Нэкономе.
  
  Класс же зароптал. Я особо не прислушивался, но общий посыл на то, что общественность пытается показать своё «фи» в нашем отношении, уловил чётко.
  
  – Проблемы? – тёмная энергия лёгким бризом прошлась по помещению, замерев угрозой в моих глазах.
  
  Проблемы у низших сразу кончились, и народ постигла внезапная эпидемия воспоминаний о срочных и архиважных делах за пределами класса. Нэкономэ тоже пробрало, настолько, что накал возмущения мигом схлынул. Собственно, на этом профилактический разнос и закончился, после чего ещё раз, куда более сдержанно, напомнив о наказании, учитель предпочла удалиться.
  
  Тем не менее, выволочка несколько подпортила настроение девочкам, даже ведьмочка слегка вернулась из страны Любви и Счастья и начала думать, что с ней сделают родители и можно ли как-то этого «чего-то» избежать. Ещё её недовольство вызывал Цукуне, который, разнообразия ради, в этот раз вообще оказался не при делах и совершенно не пострадал. Даже за компанию. Душа ведьмы требовала справедливости, а потому вполне возможно, что медные чайники вскоре вновь засвистят над головой бравого ведуна. Ну, или что-то в этом же духе.
  
  Хуже было то, что поставленные отработки гробили наши планы по дополнительным занятиям – ведь клубную деятельность никто не отменял, а боборотень, при всех его достоинствах (наверняка у него есть ещё что-то помимо кобелиности, просто он мастерски это скрывает!), один всё не вывезет. За курируемый же клуб кошколеди будет карать вообще без жалости и сострадания. Не то чтобы я не одобрял подобного подхода к процессу карания, мне по происхождению вроде как положено, но вот когда карать хотят меня или моё, становится немного неприятно. Хотя с учёбой затык был только у Куруму, остальные члены нашей команды более-менее материал понимали и выполняли. У Цукуне было время на подготовку, а вот суккуба страдала, нужно будет обязательно выкроить время для неё. Кстати о страдающих очаровашках.
  
  – Что же теперь сделает мама… – синевласая красотка рефлекторно втягивала голову в плечи.
  
  – Мы говорим о даме, что положила тебе с собой наручники, плётку и костюм горничной? – я приподнял бровь.
  
  – Ну… – девушка потупилась. – Там было несколько… костюмов.
  
  – О! Хотел бы я их увидеть…
  
  – Х-хорошо, – теперь цвет её лица начал напоминать волосы Моки. После такого ответа мне захотелось увидеть эти костюмы как можно скорее. Да и много чего ещё…
  
  – Что же касается твоей мамы, то, думаю, она одобрит.
  
  – Правда? – сколько надежды в глазах.
  
  – Не могу утверждать точно, но если что, то я скажу, что во всём виноват я и это моя идея, – пусть я сильно сомневаюсь, что суккуб будет ставить в вину дочери «развратные действия» и «аморальное поведение» (или что там ещё наша Мурка может написать), но я уже привык к странностям, скажем так, сего мира и всё же допускаю подобную возможность.
  
  – Астарт, ты не должен…
  
  – Ничего страшного, в конце концов, – склоняюсь к её ушку и начинаю тихонько шептать, – ты – моя, и защищать тебя – мой прямой долг… и желание.
  
  – Дорогой… – настроение поднято, сознание отправляется в командировку туда же, откуда ещё не полностью вернулась юная Сэндо.
  
  – А ты как, Мизори? – поворачиваюсь к Снегурочке, что всё это время воистину с ледяным спокойствием взирала на нас (не забывая прижиматься, да).
  
  – Мама обрадуется, что я нашла много друзей, – та пожала плечами. – А вот папа… Не знаю. В любом случае, раньше Родительского Дня они сюда не приедут, а там – сначала спросят меня, что произошло и как я к этому отношусь, – ну да, Ледяные Девы – существа, не склонные к истерикам и скоропалительным выводам, правда, если их всё-таки доведут, то и «остывать» они будут долго.
  
  – Хорошо. Мока, Юкари?
  
  – Не стоит беспокоиться, – фальшиво улыбнулась вампиресса. – Вряд ли у меня дома обратят внимание на подобное письмо, ха-ха, – вот только прозвучало это на том же уровне, что и «там всем на меня плевать», во всяком случае, эмоциональный окрас был примерно таким же.
  
  Запомнить. Баснословно сложный и, следовательно, дорогой артефакт-подавитель, самостоятельно снять который ей нереально, равнодушное или и вовсе неприязненное отношение в семье. И это у вампиров, где понятие «кровный родич» едва ли не автоматически означает, что в случае «наезда» на этого родича на разборки может прийти весь клан, в особо сложных случаях – вместе с главой семьи. И письмо, чьё содержание точно будет упоминать и «моральное падение», и «крутящихся рядом мутных типов», просто обязано вызвать если не толпу обеспокоенных родственников, то уж «визит на всякий случай» кого-то из старших точно. Но тут полная уверенность, что реакции не последует вообще, вкупе с таким эмоциональным окрасом. Проклятье, Мока, да что же творится в твоей семье?
  
  – А я… – Юкари подробностей состояния обожаемой подруги не заметила, – не знаю! Но если что – во всём виноват этот извращённо-извращенческий-извращенец-десу! – на меня выразительно зыркнули сверху вниз, полностью игнорируя разницу в росте. – Ты же не оставишь маленькую беззащитную девочку в беде-десу? – мне принялись строить глазки. Вот же…
  
  – Какая подлость – втравить нас в неприятности, а потом пытаться на мне из них же выехать. Прекрасная работа! – я гордо погладил засиявшую Юкари по голове. Ради такого дела даже высвободился из захвата девушек.
  
  – А ты как-десу? Тебе дома ничего не сделают? – спохватившись, спросила Сэндо, так и не заметив отчаянных жестов, что пыталась послать ей Куруму.
  
  – Для того, чтобы письмо дошло до моих родителей, Нэкономэ-сенсей придётся стать очень хорошим некромантом. Я бы даже сказал – легендарно-эпическим мастером Смерти, сродни демиургу. Да и то шансов будет маловато, – когда от души остаётся одно ядро, отправляемое за Грань, а энергетика почти полностью поглощается, поднять прежнюю личность не сможет и Божество.
  
  – Прости, я не знала…
  
  – Ничего страшного. Это было давно. Так, что у нас дальше на повестке дня? – решил я сменить тему.
  
  – Урок химии. Катализаторы. Выделение и поглощение тепла в ходе реакции, – зачитала по памяти ведьмочка. – Скууучно. А потом драить коридоры.
  
  – А кто говорил, что будет легко? Вперёд, грызть гранит науки! Ну и на борьбу за чистоту.
  
  – Угу, – синхронно вздохнули коллеги по несчастью и мрачно направились к выходу из класса – с этими разговорами мы и так уже изрядно опоздали, совсем прогуливать было бы нехорошо.
  
  Неделю спустя.
  Женщины бывают коварны и злопамятны, уж не знаю, чем наше поведение так вывело из себя нашу классную кошечку, а может, просто так совпало, что у неё были «эти дни» или кто-то наступил на хвост и спер её рыбку, но факт оставался фактом – нагружали нас от души, припомнив все прошлые «залёты». Дошло до того, что Мока даже не пыталась закусить Цукуне, куда более сосредоточенная на том, чтобы доползти до общежития. Собственно, картина, как девочки, поддерживая друг друга, медленно и печально уползали в мрачное обшарпанное здание, отдавала прямо-таки инфернальной безнадёжностью и отчаянием. И чем дольше длилось наше наказание, тем медленнее и печальнее ползли девочки вечером. В общем, нужно было что-то делать, ибо издеваться над женщинами и детьми – плохо. Кхм… Атмосфера этого мира и на меня странно влияет, хотя до суккубы-пуританки мне ещё далеко. Был, конечно, вариант просто поделиться своей энергией, но без проблем это сработало бы только на Куруму, как представителе монстров «моего типа», уже с Мизори возникнут сложности – мы ещё не столь хорошо притёрлись, как хотелось бы, и сколь-либо заметный заряд тёмного спектра нейтральной юки-онне скорее повредит, чем поможет. С Юкари всё было ещё интереснее – ведьмы вполне могли адаптировать демоническую силу под себя, но вот способы… Те истории об оргиях не на пустом месте растут, так что не в ближайшие лет пять-семь. С Мокой вообще ситуация особая – у неё и своей силы немеряно, пусть большая её часть и заблокирована, так что там скорее моральная усталость и женская солидарность имели место быть. В любом случае, лезть с подпиткой в то хитросплетение чар и барьеров, что кто-то на неё нацепил – не самая лучшая идея. В общем, бороться со «следствием» особого смысла не было. Нужно было устранить причину… Ладно, демон я, в конце концов, или погулять вышел? Неужели не получится договориться с доброй милой кошечкой? Особенно если чуть «надушиться» кошачьей мятой, прихватить с собой суши и сашими в качестве гостинца и изобразить на лице раскаяние. Подготовив всё необходимое и потренировавшись с полчасика перед зеркалом, я отправился на переговоры.
  
  Кошколеди пребывала в своём кабинете, окружённая кучей бумаг, в руках у неё застыл карандаш, который она усиленно грызла, на столе притулился парящий чайник. Мордочка была сосредоточенно-милой и вызывала подспудное желание потискать и почесать за ушком. Да и две расстёгнутые верхние пуговицы на блузке… того… мотивировали.
  
  – Тук-тук, – дверь была приоткрыта, так что я просто прислонился к косяку и постучал костяшками пальцев.
  
  – А? – чуть растерянный взгляд поднимается на меня. – Ня?! Эм… Студент Д’Эст? Что-то случилось? – бакенэко (или всё же нэкомата?) старалась выглядеть грозно, но с растрёпанной причёской и в окружении кипы бумаг с этим возникли некоторые проблемы.
  
  – Нет, что вы, сенсей, всё хорошо, – чуть улыбаюсь кончиками губ. – Я не помешал?
  
  – Не-е-ет, – осторожно ответила преподавательница, с подозрением поглядывая на меня. То ли духи начали действовать, то ли звериное чутьё дамы подсказывало ей, что пришёл я сюда не просто так. – Так что вы хотели, студент Д’Эст?
  
  – Я по поводу клуба журналистики.
  
  – О! – сразу оживилась сенсей. – Да, хорошая работа, но что там со следующим номером? Сроки! Вы, как журналисты, должны знать, что соблюдение сроков – это очень важно! Материал должен подаваться не только в хорошем качестве, но и вовремья! – девушка важно подняла пальчик.
  
  – Полностью с вами согласен, сенсей. Но, к сожалению, мы сильно ограничены в ресурсах, в первую очередь, в персонале, – усаживаюсь на стул перед преподавательским столом, чуть шурша пакетом, и с удовольствием наблюдаю, как ушки кошкодевушки немного дёрнулись, а ноздри зашевелились, втягивая аромат рыбки.
  
  – Хммяя, – а глазки-то забегали, вот тут точно уже пошли духи, – клуб журнялистики действительня не очень популярен, – ушки чуть поникли, – но тут нячего ня поделаешь, запись добровольняя, – учитель благополучно забыла, как назначила «добровольцев» в этот раз.
  
  – Понятно, жаль, тогда, боюсь, что столь же часто мы выпускать газету не сможем, – грустный вздох.
  
  – Почему-ня?
  
  – Увы, учёба и отработки съедают очень много времени. К тому же у некоторых корреспондентов с учёбой есть затруднения. Вы же понимаете, сенсей, что знания, даваемые нам в школе, очень важны, – некоторым низшим, что даже в простейший гипноз не могут, не говоря об алхимии, трансмутации или несколько иных способах добычи материальных благ. – А девочки так утомляются, что даже приготовить ужин не могут, вот, – приподнимаю пакет, дабы запах сашими лучше достиг обоняния жерт… ммм, стороны переговоров, – приходится подкармливать.
  
  – Да, конечня, – заторможенно кивнула нэко, прикипев глазами к пакету…
  
  – И вот я подумал… Нет, пожалуй, это слишком нагло с моей стороны…
  
  – Хммм? – взгляд кошки продолжал преследовать пакет. – Что вы хотите, студент Д’Эст? Я вас… внямьятельно слушаю… – и хвостиком туда-сюда, туда-сюда!
  
  – Быть может, вы…
  
  – Ньять! Я ня могу отменьит наказание! Оно было получено заслуження! – собрав волю в кулак, Нэкономэ мотнула головой и серьёзно посмотрела на меня.
  
  – Я и не прошу ни о чём таком! – с самым искренним и открытым видом отметаю догадку я.
  
  – Ньять?! – подозрения девушки крепли.
  
  – Нет, только лишь чуть изменить его… – теперь добавить самую очаровательную из моих улыбок. – Например, заменив углублённой клубной деятельностью… или принудительным изучением учебного материала.
  
  – Ну… это как-то против прьявил… – противник начал сдавать позиции.
  
  – О, Нэкономэ-сенсей, неужели вы будете настолько жестоки, что будете наказывать бедных девушек за их порывы молодости? Они же столь юны, неопытны и потому просто не знают, как иначе выразить свои эмоции! Им нужно объяснить, показать, в чём была ошибка, – не нужно попадаться, вот и вся ошибка, но этого я, пожалуй, говорить не буду, – а не заставлять мыть коридоры.
  
  – И как же дополнительные часы клубной деятельности на это повлияют-ня?
  
  – Вы же наш куратор! – добавить во взгляд уважения с самой толикой юношеского восторга. – А столь прекрасная молодая особа должна была совсем недавно сталкиваться с похожими проблемами! Кто, как не вы, способен обучить и объяснить?
  
  – Ну я ня знаю… – оборона трещала по швам. – Там было главное ня попадать… Ой! – вот это действительно «ой».
  
  – Я знал, что вы нас поймёте, сенсей! – податься чуть-чуть ближе, позволяя лучше ощутить аромат мяты.
  
  – Я… я ня это хотелья сказать-ня! – хвостик закрутился взбешённым пропеллером, а шерсть на ушках окончательно вздыбилась.
  
  – Для меня будет великим удовольствием, если вы просветите своих верных учеников в том, в чём пожелаете, – фраза получилась весьма неоднозначной, но… Чёрт, я ведь реально задумываюсь на тему того, что разница у нас с кошкой лет семь-восемь максимум, что и по человеческим меркам не так уж много, а уж для демонов и вовсе пустяк. К тому же она умна, красива, мила, парня у неё нет…
  
  – Но п-преподавателям з-запрещено встречаться со студентами-ня! – как утопающий за соломинку, ухватилась она за это правило. Хотя что-то не совсем я понял её логику ответа, но… Женщина, да ещё и кошка, готов поспорить, половина диалога достраивается у неё в голове… и вынужден признать, что достраивается правильно.
  
  – Академия не будет длиться вечно… К тому же вы же хотели нас чему-то учить? – перевёл я своё же предложение в уже свершившийся факт. Впрочем, пока достаточно, не стоит давить слишком сильно. Во избежание, так сказать. – Но уже поздно, а у вас ещё куча бумаг, сенсей.
  
  – А? Да! Бумаги-ня! Мня нужня работать! – раскрасневшаяся кошка схватила первую попавшуюся тетрадь, как спасательный круг.
  
  – Совсем вы себя не жалеете, вам бы расслабляющий массаж…
  
  – Нять! – от меня попытались загородиться чьей-то контрольной работой по обществознанию, словно щитом.
  
  – Как пожелаете, ну тогда хотя бы покушайте, всё же я слегка перестарался с количеством порций и вряд ли в ближайшее время даже взгляну в сторону рыбы.
  
  – Рыбы? – из-за щита показался любопытный зелёный глаз.
  
  – Угу, свежее сашими из лосося и роллы. Смотрю, у вас как раз и чай есть. Ну, тогда не буду мешать, – быстренько ставим пакет на стул. – Завтра тогда как обычно – после уроков в клубе журналистики?
  
  – Ам? Д-да, – Нэкономэ явно чувствовала себя не в своей тарелке, так что пора бы и в самом деле удалиться – стрессующую кошку лучше на некоторое время предоставить самой себе, ну или самой себе и вкусняшке. К тому же цель была выполнена.
  
  – Тогда спокойной ночи, сенсей. И приятного аппетита, – на этом мы и расстались.
  
  На следующий день после окончания занятий девушки уже было приготовились вновь идти отбывать трудовую повинность, при этом тяжело вздыхая и смотря на Аоно таким укоряющим взглядом, что парень уже и сам был не рад, что смог «отмазаться».
  
  – Ладно, занятия на сегодня окончены, так что пойдём в клуб, – предложил я до неприличия бодрым голосом.
  
  – Астарт, – тихонько молвила Мизори, – у нас ещё неделя отработок.
  
  – Ну… Допустим, я смог решить эту маленькую проблему… – да-да, и скромно шаркнуть ножкой.
  
  – Что? – Мока.
  
  – Как?! – Куруму.
  
  – И ты молчал?! – Юкари.
  
  – О! – ну и Цукуне, куда уж без него.
  
  – Отвечаю в обратном порядке: «Ага», «Хотел сделать сюрприз, надеюсь, удалось», «Это… секрет» и «Я решил проблему с отработками после уроков», – народ чуть затих, переваривая ответы. А какие у них были лица, м-м-м.
  
  – Так, – ведьмочка упёрлась руками в бока, – отменить отработку в академии могут ровно три существа-десу: преподаватель, её назначивший, классный руководитель, в нашем случае это одно и тоже-десу, и ещё директор. Поскольку вряд ли Астарт пошёл к директору с такой мелочью-десу, то остаётся только Нэкономэ-сенсей, – произнеся это, девочка словно застыла. – Не может быть-десу! – в натуральном ужасе пискнула она спустя несколько секунд.
  
  – О чём ты, Юкари? – подозрительно посмотрела на неё суккуба.
  
  – Вы же сами видели как наш, – выделила она слово, – дорогой извращённо-извращенческий-извращенец-десу смотрел на грудь Нэкономэ-сенсей-десу!
  
  – И? – всё ещё не понимала суккуба, а вот Мизори уже начала осознавать и… просто вновь плотнее прижалась к моей руке, прикрыв глаза. Я с удовольствием зарылся в пахнущие морозом волосы, также прикрыв глаза. Слушать это мне всё равно не мешало.
  
  – И где он был сегодня вечером и ночью-десу? – с видом матёрого инквизитора поинтересовалась ведьма. – И почему Нэкономэ-сенсей выглядела такой уставшей и не выспавшейся, но жутко довольной-десу?! – потому что рыбы было реально много, а нэкоматы (или всё-таки бакенэко? Этот барьер порой бесит. Да и не порой тоже) не могут просто так взять и оставить недоеденной рыбку. Она же может испортиться! Или с ней ещё что страшное случится! Срочно спасти вкусняшку! Не отступать! Не сдаваться! Кхм… Но вообще, с порцией я действительно переборщил. Шесть кило рыбного филе, плюс рис и всякие соусы. Да-а-а, мощь желудка сенсея впечатляет.
  
  – Дорогой? – повернулась ко мне Куруму. Вот как так можно сочетать почти такой же, как у юной Сэндо, «инквизиторский» взгляд с передачей всей грусти, тоски и печали преданного и брошенного на произвол судьбы щеночка?
  
  – Что я могу сказать… У Юкари-тян очень хорошая фантазия. Одобряю, – почему-то мне кажется, что не верят мне даже Мока с Цукуне, всё это время переводившие взгляд с одного участника беседы на другого. При этом их лица были на диво похожи и передавали эмоцию, как нельзя лучше описываемую смайликом «О_о’», или просто «в капле».
  
  – Астарт, – вновь тихонько шепнула Шираюки, – что там было?
  
  – Да ничего такого, о чём подумала наша дорогая Юкари. Мы с сенсеем просто поговорили, и я убедил её, что вместо наказания физическим трудом по уборке классов, которая может решаться одним простеньким заклинанием, лучше задействовать наши силы в клубе журналистики.
  
  – Так просто-десу?! – не поверила ведьмочка.
  
  – Я могу быть оч-ч-чень убедительным, – многообещающе улыбаюсь, отмечая, как заклинательница начинает заливаться краской, да и не одна она.
  
  – Да уж, – кивнул Аоно. – Но почему ты не сделал этого сразу?
  
  – Цукуне, – поворачиваюсь к ведуну, – я настолько убедителен как раз потому, что знаю, что, где и когда говорить. Подойди я к сенсею в первый же день, максимум, чего бы я смог добиться – привлечения тебя в нашу команду штрафников для помощи в уборке школы. А так наша милая кошечка уже чуть остыла, и всё стало куда как проще.
  
  – «Наша милая кошечка»? – залилась краской Акасия.
  
  – Нэкономэ – наш сенсей, она кошечка и она милая. В чём я не прав? – приподнимаю бровь.
  
  – Эм… – возражений не нашлось.
  
  – Ну вот, он опять это сделал, – философски пожал плечами парень. – Чего-то подобного я от него и ждал, если честно.
  
  – Угу-десу, этот извращённо-извращенческий-изверащенец-десу как всегда выкрутился! – с гордостью сообщила Юкари и попыталась облапать на этот раз меня, но Куруму Бдила и перехватила ведьмочку на полпути.
  
  – Хе, сначала подрасти, мелочь!
  
  – У-у-у, корова синяя-десу, – ведьма потянулась за жезлом.
  
  – Кхм, дамы, я безмерно счастлив любоваться вашим воркованием и полностью одобряю подобное, но мы всё же немного опаздываем. Боюсь, убедить сенсея в нашей добропорядочности в третий раз… за этот месяц… будет немного сложновато.
  
  – Пф!
  
  – Хн! – в соревновании гордо вздёрнутых носиков победила дружба. Куруму в качестве «компенсации моральной травмы» оккупировала мою правую руку, а Юкари вновь повисла на Моке, как и раньше, совершенно игнорируя Цукуне. Вот такой дружной компанией мы и ввалились в клуб журналистики.
  
  – Что-то вы сегодня рано, – Гин поднял несколько более взлохмаченную, чем обычно, голову и окинул нас усталым взглядом. – Что-то случилось?
  
  – Нет, просто дорогой смог договориться с сенсеем об отм… хм, изменении наказания, так что теперь у нас будет куда больше времени для работы в клубе.
  
  – О! – боборотень непритворно воодушевился. – Как тебе это удалось?
  
  – Думаю, не последнюю роль в убеждении сыграли пара кило рыбы, – открыл я вервольфу секрет влияния на нашу классную руководительницу.
  
  – Ч-чёрт, конечно же! И как я сам не догадался? Ну ладно, у нас масса работы! Новый выпуск уже на следующей неделе, а текст ещё не набран. Хорошо хоть материал пока в наличии.
  
  – И что у нас на повестке дня? – я прошёл к столу с раскиданными заметками и записями. В то время как девочки уже вовсю гремели чайниками и кружками – работа-работой, но совмещать приятное с полезным нам никто не запрещал, а Мока прекрасно разбирается в травах и умеет их заваривать – видимо, издержки видовой принадлежности. Как бы то ни было, но получается у неё настолько вкусно, что даже такая небольшая любительница горячего, как юки-онна, получившийся чай потягивает с видимым наслаждением.
  
  – А, всякая ерунда. Клуб кино организует какую-то там постановку и просил это дело осветить. Как всегда, им в пику театральный кружок в то же время устраивает что-то своё и требует того же самого…
  
  – Хм, как думаешь, когда они подерутся? – поинтересовался Цукуне, уже начавший кое-что понимать во взаимоотношениях монстров.
  
  – М-м-м-м, спасибо, Мока, как всегда – превосходно, – боборотень пригубил отвар, поданный вампирессой, и блаженно прикрыл глаза. Рука Гина как бы сама собой пошла вниз, явно намереваясь огладить девушку по вторым девяноста, но вовремя замерла. Видимо, память об «игре в куколки» была ещё достаточно свежа. Впрочем, сейчас мне было не до Гиннея. Я пребывал в раздумьях. Как бы одновременно выпить все три чашки, что мне подали прекрасные представительницы нечисти, и при этом не выделить и не обидеть ни одну из них? Как показывает история того же Париса, выбор одной из трёх автоматом делает тебя виноватым в глазах двух оставшихся, и ни к чему хорошему это не приводит. Тут у нас, конечно, не Древняя Греция и не три богини… хотя насчёт последнего – это как посмотреть, вот только делать-то что?! О! Материализую бронзовый кубок и, подняв чашки телекинезом, переливаю содержимое всех трёх в свежесотворённую посуду.
  – Да, очень хороший и гармоничный букет, – одновременно довольные, но всё же чуть разочарованные моськи стали мне наградой.
  
  – Так что там с моим вопросом? – напомнил о себе ведун.
  
  – Да, прости, – чуть виновато улыбнулся Гин. – Попробовав чай от Моки, я отправился во вкусовой рай и немного выпал из мира. А подерутся… Так, или кто-то из них придёт срывать выступление конкурентов, или сразу после показов, выясняя, на чью премьеру пришло больше народу.
  
  – Значит, выпуск, что будет через неделю – это опять хроника боевых действий? – спросила Юкари.
  
  – Ну, мы всё-таки в академии монстров, – меланхолично пожал плечами парень, – у нас тут каждый день боевые действия, несмотря на все запреты и требования блюсти маскировку под человека, – Гин зевнул и потёр глаза. – Ладно, ребят, наберите текст без меня, шаблон я уже отредактировал, осталось только перенести его на пресс.
  – Хорошо, Гин-семпай, – серьёзно кивнула Мизори, – мы всё сделаем.
  
  – Да-да, а вам бы не помешал отдых, выглядите очень уставшим, семпай! – поддержала подругу Куруму, явно обрадовавшаяся из-за того, что один «лишний» персонаж покидает «нашу» обитель, где можно заняться всяческими интересными вещами.
  
  – Будешь тут уставшим, когда приходится в одиночку пахать за весь клуб. Да ещё и Нэкономэ-сенсей велела зайти к ней, вроде бы у неё было какое-то задание… Эх. Ладно, бывайте, – оборотень откланялся и ушёл, чай был допит, и началась рутинная работа типографии.
  
  Оборудование в клубе журналистики было более чем серьёзным, в принципе, ничем не уступая профессиональным издательствам… годов семидесятых. То есть было оно несколько устаревшим: никаких компьютеров, только ручной набор, только хардкор. Так что даже вшестером набрать пару листов, а потом ещё и проверить в «зеркальном» отображении пресса, что набрано всё верно – дело нескольких часов. А ведь мне нужно было ещё незаметно зачаровать пластины, чтобы нанесённые ими символы чуть перестроились, рождая новую шифровку. По правде сказать, найти кого-то таким образом я уже не рассчитывал, но нельзя просто так взять и остановиться, к тому же… а вдруг?!
  
  Набор текста прерывался «перекурами» на попить чай, а потом мы вообще отправили Куруму и Цукуне под руководством Юкари Превозмогать математику. О, это была целая эпопея: Куроно не хотела «оставлять меня конкурентке» в лице Мизори, учить тригонометрию ей тоже не сильно хотелось, Юкари придерживалась примерно того же мнения, правда, тут было попроще – ей нужно было учить «эту синюю корову», что девочке импонировало, к тому же от объекта воздыхания в лице обожаемой Моки-тяяян удалялся гнусный, мерзкий ведун. Так что теперь моим гнусным планам по подвесу подленького заклинания ничего не мешало. Мизори, конечно, Бдила, но в магии девушка была не искушена, а потому подловить меня физически не могла.
  
  В общем, время мы провели с пользой и толком, а потому отправились по комнатам уставшие, но неимоверно довольные. Завтра предстояло раздавать свеженапечатанный за ночь выпуск (хоть в плане автоматизации техника у монстров всё же получше, чем в семидесятых годах, хотя… чёрт его зна… а, нет, не знает, ибо не разбирается). Вот только в мой Великолепный План закралась одна ма-а-а-аленькая недоработочка. Звали её Юкари Сэндо…
  
  Наступило тёплое субботнее утро, все честные студенты сладко спали в своих кроватях, мы, дружной группой «журналистского сообщества», сонно и благолепно прошли практически пустой корпус до типографии, там я взял выпуск из свежей стопки в помещении клуба и рефлекторно окинул его глазами.
Всё было на месте, буквы складывались в засекреченное послание… вот только оно было несколько длиннее того, что я закладывал вчера. «Благородный Демон с хорошим характером и лёгкой аллергией на идиотов продолжает отбор кандидаток в гарем. За подробностями обращаться к АДу». Это было стандартно и привычно, вот только чуть ниже… «Мест нет. Пошли прочь или к этому озабоченному вервольфу-десу!»
  
  – Хм…
  
  – Что-то не так-десу?! – лучась Добром и Невинностью, спросила ведьмочка, что, к слову, была подозрительно тиха всю дорогу до Академии. Увы, понял я это только сейчас, когда обнаружил, что в глазах её гуляли легионы бесов, а счастье от хорошо проделанной пакости просто переполняло душу ребёнка. И даже возмутиться подобной «наглости» я не могу, ведь официально я продолжаю утверждать, что никаких шифровок нет и это их богатое воображение.
  
  – Кажется, в конце номера чуть изменён порядок слов…
  
  – А? Да, я обнаружила, что забыла свой жезл в редакции-десу, и решила вернуться за ним. А там уже отпечатался первый номер. Я его почитала-десу и обнаружила, – меня окинули добрым и понимающим взглядом, – что при печати-десу слова чуть поехали, а потому окончание зажевало-десу. И на правах помощника редактора-десу скорректировала текст, – немного подумав, девочка припечатала, – десу.
  
  Я же стоял и размышлял о превратностях бытия и моём дурном влиянии на окружающих. Вот эта милая ведьмочка с наглой и честной улыбкой в глаза врёт демону. Причём она знает, что я знаю, что она врёт. И знает, что ничего поделать я не могу. И от этого ей только веселее. В общем, я эту крошку точно никому не отдам и буду дожидаться её взросления с нетерпением – такая прелесть мне жизненно необходима! Даже если не принимать в расчёт её едва ли не гениальный разум и талант к магии. Впрочем, одна неувязка тут есть.
  
  – Помощник редактора? – приподнимаю бровь.
  
  – Да-десу, коллективным голосованием клуба журналистики при одном не явившемся-десу меня назначили помощником редактора-десу! И редактор Гинней это подтвердил-десу! – та-ак, кажется, тут заварили кашу куда как круче, чем я думал.
  
  – А почему я ничего не знал о голосовании? И когда оно было? – интересно, как они выкрутятся?
  
  – Мы не смогли тебя найти, – Куруму отвела взгляд. Ей явно было стыдно за такое «предательство дорогого», но «расширения гарема» она не хотела куда как больше.
  
  – Вчера вечером! И в любом случае-десу, даже твой голос «против» не повлиял бы на результаты голосования-десу! К тому же порог минимальной явки был преодолён-десу! Должность утверждена руководителем-десу!
  
  – Ла-а-адно, – вот же чертовка! То-то Куруму и Мизори не делали никаких поползновений в сторону возобновления наших вечерних прогулок.
Я-то, наивный, думал, что чувство необходимости что-то сделать, которое нет-нет, да проглядывало в их эмоциях, было направлено на уроки, а они на секретное собрание спешили. – Последний вопрос, как вы Гина на это сподвигли? – мы с ним, конечно, не лучшие друзья, но этот вервольф чисто из кобелиной солидарности должен был прикрывать «гаремостроителя». Нет, был вариант, что «обиженный» боборотень попытается хоть так отомстить, но в характер парня это не укладывалось.
  
  – Ну… Я просто сказала-десу, что если он не подпишет, то я дам Моке-тян немного поиграть с этим-десу! – девочка продемонстрировала мне ещё одну Вара-Вару, очень похожую на мою собственную модель.
  
  – Хм, – неужели у Сэндо хватило сил создать куклу, пробившую магическую защиту пусть и молодого, но всё же оборотня? В её возрасте? Да это потенциал уже даже не Магистра, а едва ли не Архимага, причём верхней планки. Но почему тогда эта кукла почти не фонит? Она её ещё и замаскировать смогла? – Но она же почти не фонит... – догадка пронзила разум. – Муляж?
  
  – Но он-то об этом не знал-десу! – проказливо высунула язычок ведьмочка. Аха-ха, что же, признаю, в этот раз меня сделали по всем фронтам. Но любое поражение всегда может обернуться победой! Хе-хе...
  
  – Отлично! – бодро хлопаю в ладоши.
  
  – Чего? – даже забыл про «десу» нахмурилась Юкари, выражая общее мнение коллектива.
  
  – Если уж вам удалось уломать Гина на то, чтобы должности в клубе определялись голосованием, то необходимо срочно провести заседание с назначением меня главным редактором!
  
  – Э… Должность главного редактора назначается куратором-десу! – ведьмочка сразу поняла, куда ветер дует.
  
  – Это не проблема, позовём Нэкономэ-сенсей — я знаю как убедить её поддержать перестановку.
  
  – А ещё… Ещё нужно состоять в клубе не менее года, вот-десу! – это выглядело только что придуманной отмазкой.
  
  – Н-да?
  
  – Да-да! Таковы правила клуба!
  
  – Ты уверена? Что-то я такого не помню на вводной лекции…
  
  – Уверена-десу! Это написано в уставе клуба-десу!
  
  – Хм… Надо бы почитать…
  
  – Я принесу-десу! – подав некий сложный сигнал Куруму, Юкари стремительно выбежала прочь, видимо, извещать нашу Мурку о её новых должностных полномочиях и писать тот самый устав.
  
  – А… Астарт, не поможешь мне с математикой? Я никак не могу понять одну задачу, – тут же засуетилась суккуба, явно стараясь меня отвлечь, пока штатный эксперт отсутствует. Ну-ну, пускай. Вы меня ещё долго будете задабривать за это подлое предательство, уж я постараюсь. И приступлю прямо сейчас...
  
  – Да, разумеется, – с чётко выверенной каплей печали и отстранённости, прохожу к ближайшему столу.
  
  – О-ох... – синевласка растерялась, явно заметила намёк в тембре моего голоса. – Ты плохо себя чувствуешь?
  
  – Да, – вздыхаю, подпирая лицо рукой и подчёркнуто отворачиваясь от напряжённо дожидавшихся исхода моих прений с Юкари школьников, – настроение как-то резко рухнуло — как оказалось, я никому тут не нужен… Разве что для математики...
  
  Бесчестный удар по нежным девичьим сердцам попал в цель и, не на шутку перепугавшиеся девушки тут же повисли на мне. В смысле, повисли только Куруму и Мизори — Мока осталась рядом с Цукунэ, хоть и тоже распахнула ротик в порыве чувств.
  
  – Это не правда, Астарт! Не говори так! Ты мой единственный, я люблю тебя! – суккуба отчаянно пыталась заглянуть мне в лицо, но я это предвидел и вовремя закрыл глаза. – Ну, Астарт! Ну, пожалуйста, не обижайся! Это всё эта мелкая дрянь придумала!
  
  – Я тоже прошу прощения, – от вцепившихся мне в правое предплечье пальчиков Шираюки начала распространяться быстро нарастающая корка инея, выдавая нешуточное волнение ледяной девы.
  
  – О чём вы? Я всё понимаю — была спешка, срочно требовался помощник редактора, вы не могли ждать, – отстранённым тоном изображаю попытку успокоения. – Лучше давай перейдём к задаче, с чем у тебя проблема?
  
  – Плевать на задачу! Астарт, не обижа-а-айся! – суккуба со слезами на глазах бросилась своим прекрасным бюстом мне на голову, в отчаянии обхватывая ту руками и прижимая к себе. Вот моё лицо вновь оказалось в этом мягком и тёплом пространстве, если бы ещё не кофточка, м-м-м...
  
  – Мы можем всё исправить, – вторила ей Мизори, смещаясь так, чтобы упереться своей грудью в мою и заглянуть в глаза. С последним были объективные проблемы, но мягкие, упёршиеся в меня холмики и прохладное дыхание в шею я почувствовал.
  
  – Ну... – мои руки аккуратно коснулись талий красавиц, – если вы так говорите... – и нежно скользнули вниз, пока не замерли, придерживая их за попки.
  
  Две мощнейшие волны смущения буквально в миг затопили ауры моих девочек, но... никаких возражений не последовало, только сердечки у обеих застучали чаще, что я ощутил даже через одежду.
  
  – Астарт... – морозное дыхание Шираюки стало прерывистым.
  
  – Любимый... – эхом присоединилась Куроно.
  
  Дальнейшее воспитание в моих очаровашках покладистости, совмещённое с преодолением ими части комплексов при помощи чувства вины, было очень приятным. Причём для всех трёх сторон процесса, особенно, когда я усадил их на колени и приступил к развр-р-ратному истязанию губ. Поочерёдно. С небольшими перерывами. И не давая никуда сбежать…
  
  В таком виде нас и застала вернувшаяся где-то через полчаса Юкари. Точнее, на тот момент девочки уже целомудренно и скромно всего-лишь лежали головами у меня на плечах и молча краснели, то и дело глядя друг другу в глаза, чтобы тут же потупиться. Ну да, они всё ещё сидели у меня на ногах и я их по-прежнему обнимал, но это было, максимум, «романтично», а не «развратно». Впрочем, Мока и Цукунэ сбежали задолго до установления такой идиллии и я был почти уверен, что сейчас активно идут по тому же пути в каком-нибудь тёмном уголке. Почти. Ведь в раскладе имелся Цукунэ...
  
  Но вернёмся к ведьмочке. Вот она вбегает в типографию, держа в руках какую-то сшивку листочков формата А4, видит нас и...
  
  – Что вы тут устроили-десу?! – лицо девочки исказилось в праведном негодовании, а вот аура окрасилась жгучей завистью.
  
  – Исправляем твою ошибку, плоскодонка мелкая! – завелась суккуба, даже попытавшись вскочить на ноги, но я её удержал и прижал обратно.
  
  – Какую ошибку-десу? – растерялась Юкари.
  
  – Ты заставила нас расстроить любимого, – носик Куруму зарылся мне в шею, а руки обхватили торс, да и вообще пышногрудая малышка всем видом изобразила печальку, раскаяние и грусти-плаки. А вот в ауре цвела удовольствием, от того, что может позволить себе такие "смелые" действия на «законном» основании.
  
  – Подговорила действовать за его спиной, – бесстрастным голосом, продолжила эстафету Снежная дева, не собираясь уступать "сопернице" в праве меня полапать и потереться носиком о шею. – Мы поступили так низко... – от щекотного дыхания по моей коже пробежала стая мурашек.
  
  – Всё из-за тебя, – проворчала тут же суккуба с другого боку, усиливая приятные ощущения.
  
  – Интриганка, – укоряющий шепоток.
  
  – Коварная пигалица! – движение носика.
  
  – Ты расстроила любимого, – холодное дыхание.
  
  – Дорогой в нас усомнился! – пум-пум мягкими полушариями о мой корпус.
  
  – Заставила делать такие постыдные вещи... – шурх-шурх попкой на ноге.
  
  – Ни стыда, ни совести! – касание синих волосков о подбородок.
  
  – Девочки, если вы продолжите так щекотать мне шею, я за себя не ручаюсь! – не выдержал я, шевеления мягких девичьих губ у своей кожи и прочих бессовестных провокаций. Мне уже даже пришлось помогать себе телекинезом, чтобы моя, кхм... "реакция" не "выпирала", назовём это так.
  
  – Да вы... вы... вы... – заклинило маленькую девочку в шляпке. – Вы просто воспользовались ситуацией, чтобы полапать Астарта!!! – сколько праведного возмущения! – Я тоже хочу-у-у!!! – и, бросив, принесённый документ на стол, Юкари полезла целоваться. Натурально! Прошмыгнула между расставленных колен, где сидели Куроно и Шираюки и попыталась чмокнуть меня в губы.
  
  – Прости, – подхватываю девочку телекинезом, пока её порыв не достиг опасной дистанции, – я весьма польщён, Юкари-тян, и как демон животворящего Пафоса и неудержимого Разврата, полностью одобряю твои стремления, но вот к вопросу их осуществления, думаю, стоит приступить лет эдак через пять.
  
  – Что за дискриминация-десу?! – задёргалась в невидимых путах мелкая, активно надувая в недовольстве щёчки. – Это потому что я — ведьма?!
  
  – О, нет, как раз в этом отношении, у нас с тобой полная совместимость, – улыбаюсь глядя в метающие молнии фиолетовые глаза ребёнка. – Но тебе всего одиннадцать...
  
  – Почти двенадцать!
  
  – ... и ты — милая, очаровательная девочка, подвергать которую всяким пошлостям, мне не позволяет воспитание и внутренне чувство прекрасного! Так что первый поцелуй годика через два, а что-то серьёзней, минимум, через пять. И не спорь! Ты должна у нас вырасти прекрасной леди-чародейской, а не вульгарной мымрой, как Ририко-сенсей.
  
  – Парням нравится Ририко-сенсей! – ещё больше надулась, тем не менее, смущённо потупившись, Сэндо. Ох, только не говорите мне, что она принимала нашего учителя по математике за пример для подражания?
  
  – Парням нравится её обтягивающая юбка и то, что бюстгальтер выглядывает из под рубашки, – открыл я "страшную правду". – Но послушай мнение парня, которого ты хотела поцеловать: кожаные юбочки, корсеты и прочее, уместны дома, ночью и в спальне, но никак не днём, в людях и на показ. Посмотри на Мизори и Куруму — они же скромняжки, – чуть-чуть прижимаю к себе красавиц, как всегда одетых в скрывающие всё кофточки, – и тебе тоже надо вырастать такой — мужчины любят, когда их женщины демонстрируют всё самое интересное исключительно им.
  
  – Но как мне демонстрировать, если ты не даёшь, извращённо-извращенческий-извращенец-десу!? – вновь начала возмущаться ведьмочка.
  
  – Ох, – опускаю голову и вновь чуть-чуть стискиваю своих девочек. Чисто для душевного равновесия, да. Определённо только для него! – Давай лучше ты мне покажешь, что такого интересного сочинила для устава клуба?
  
  – Я не сочиняла! Он такой и был! – ушла в несознанку Юкари.
  
  – Хорошо-хорошо, – примирительно кивнул я, отпуская немного разочарованных этим суккубу и юки-ону. Но нам действительно следовало расцепиться и это, судя по их аурам, понимали все, а не только мой организм, потихоньку заставляющий волю и разум сдавать свои позиции, – показывай каким он там всегда был.
  
  – Вот! – отпущенная вместе со всеми девочка, взяла бумаги со стола и протянула мне.
  
  – Так, посмотрим... – открываю первый лист сшивки и краем глаза замечаю как Юкари смущённо отворачивается. Это она очень удачно, сейчас-то я её и проучу...
  
  Минуту спустя.
  – Кхм… Юкари… – изображаю толику сконфуженного недоумения.
  
  – Что такое-десу? – повернулась ко мне девочка.
  
  – Могла бы просто попросить, а не разводить тут государственный переворот с подкупом гвардейцев, – тщательно отмерив лёгкий укор, смотрю на Сэндо.
  
  – Чего?
  
  – Хочешь сказать, это не твоё? – протягиваю лист, где, с попытками замаскировать реальные причины под сухой канцелярит, как раз перечисляются все те ограничения на занимание должностей, которыми меня стращали тут недавно.
  
  – А?… – девочка сосредоточилась на чтении. – Ничего не…
  
  – Римский шифр.
  
  – М?… – голос стал заинтересованней. – А?… А?!… А-а-а-а!!!
  
  – Что там? – заинтересовалась Куруму.
  
  – Н-ничего! Совсем ничего-десу! – ведьма спрятала документ за спину.
  
  – Астарт? – переключили вопрос на меня.
  
  – Там зашифровано...
  
  – Нет! Молчи! – милый вопль смущения.
  
  – ... буквально следующее: "Маленькая, няшная ведьма хочет чтобы её нежно почесали за ушком, но очень этого смущается... Так что сделай это... силой." Особо замечу, что паузы специально обозначены.
  
  – Я этого не вписывала!!! – подпрыгнула на месте девочка, негодующе стискивая кулачки.
  
  – Извини, Юкари, но из нас двоих только ты заявляла себя, как эксперта в шифровании посланий и последние несколько недель учила этому весь наш коллектив, так что, – встаю со стула, – как честный и благородный демон, я обязан выполнить столь трогательную просьбу. Куруму, Мизори, держите её!
  
  – А?! – Сэндо мигом оказалась в захвате двух стр-р-рашных ревнивых демонов. – Чего это вы ему помогаете-десу?!
  
  – Так веселее, – убийственно серьёзно сообщила Шираюки, крепко держа левую руку пленной.
  
  – И плохих девочек надо наказывать! – вторила ей Куроно, удерживая правую.
  
  – Да это же он сам написал-десу! – дёрг-дёрг. – Не знаю как, но точно он сам! Я бы зашифровала предложение вместе поцеловать Моку-тя-я-ян!
  
  – Извращенка! – взвизгнула суккуба.
  
  – Втянуть моего любимого в такую пошлость... – втянула голову в плечи Снежная дева, заметно розовея щеками.
  
  – Ну всё, Юкари, – снимаю с неё шляпку, – сим официально объявляю твой бунт подавленным, – и моя рука зарылась в волосы девочки около левого ушка...
  
  
***

  
  – ... таким образом, если мы перенесём эту часть уравнения вот сюда, а потом поделим обе части на косинус икс, – зачёркиваю мелом сокращаемые части уравнения, – то получим, вот такую красоту, – выписываю итоговый вариант, где осталось только "SinX = 1/2", – а синус какого угла у нас равен одно второй? – оборачиваюсь к аудитории.
  
  – Тридцать градусов! – счастливо подпрыгнула на стуле Куруму, чьё лицо сияло незамутнённым счастьем, от того, что она что-то начала понимать в тригонометрических уравнениях.
  
  – Молодец, – улыбаюсь довольной суккубе. – Ну а ты, Цукунэ, понял принцип?
  
  – Кажется да, – покивал парень смотря на свои записи в тетради.
  
  – Отлично, теперь закрепим. Юкари, мне нужна твоя фантазия – дай нам что-нибудь интересное, но наглядное!
  
  – М?... Угу, – вяло промычала макушка девочки за учительским столом и следом послышалось шелестение бумаги.
  
  Сэндо была почти по шею обложена своим "Учебным материалом". По-идее, наш самостоятельный урок должна была вести она, и так даже было в начале, но потом ночное бдение, с заговорщическими собраниями и перенастройкой печатного оборудования, начало давать о себе знать — и ведьмочку разобрала зевота. Занятие тут же оказалось под угрозой срыва по причине массового усыпления, хоть и в меньшей степени уставших, но достаточно внушаемых учеников, чтобы подхватить дурной пример перед глазами. Так что, волевым решением, я усадил малышку в сторону и взял всё на себя.
  
  – Э?... – отвлёк меня от ожидания результатов умственного труда нашего штатного вундеркинда, удивлённым голос Куроно.
  
  – Что такое? – оборачиваясь к сиреневоглазой синевласке.

  
  – Мне стало интересно, что пишет Мизори и... – суккуба с опасливым намёком качнула подбородком на подругу. Та и впрямь до сих пор что-то увлечённо строчила, да так, что от азарта даже немного улыбалась.
  
  – Хм-м? – подхожу ближе и заглядываю в тетрадь.
  
  С разлинованных в клеточку страниц на меня смотрели перевёрнутые строчки со словами: "Астарт, Астарт, Астарт, Астарт", и так сплошняком на двух видимых листах, причём даже при моём приближении, увлёкшаяся девушка и не думала переставать выписывать моё имя дальше.
  
  – Мизори, родная, что ты делаешь? – очень мягко и аккуратно зову Снежную деву.
  
  Ручка остановилась не дописав новое "Аста..." и на меня медленно подняли лазурные глаза. Азартная улыбка сползла с губ, уступая место обычному отстранённо-внимательному выражению. Секунда, другая... Ответа не было, но щёчки начали розоветь. Дальше произошло именно то, что периодически происходит с Шираюки – она решительно встала, отошла к пустой парте за своей спиной и, подвинув стул, уселась на корточки, оставив выглядывать над столешницей лишь свои отливающие небесной голубизной глаза. Излишне говорить, что направлены они были на одного конкретного демона.
  
  Молча переглядываюсь с Куруму и беру в руки брошенную тетрадь, начиная перелистывать назад. Один, второй, трети, четвёртый... Беру страницы на излом и позволяю им самостоятельно перелететь на другую сторону веером. Стоп! Вот оно. Перелистываю назад и обнаруживаю место, что начался приступ. Угу... Лекцию Юкари она ещё записывала, вот здесь мы сменились, первая часть упражнения записана правильно и... вот оно пошло, начавшись как простой "комментарий" на полях: "Астарт такой умный! (Сердечко), потом было "красивый", "добрый", "чуткий", "милый", опять "умный", а дальше уже сбилось и девушка, очевидно, вошла в медитативный режим. Н-да...
  
  Поднимаю взгляд, но лазурные глаза тут же прячутся, оставляя над партой только фиолетовую макушку. И главное — смущения в ауре уже почти нет, только море этакой щекотной радости и толика вины.
  
  – Мизори, милая, что последнее ты помнишь из моих объяснений? – пусть меня до глубины души умиляла её манера поведения, но за небрежение к моим же усилиям надо было спросить со всей строгостью.
  
  – Что одна вторая — это синус угла в тридцать градусов, – отозвалась прячущаяся снегурочка.
  
  – А чему равен синус двух икс? – вспоминая чуть более ранний этап преобразования уравнения.
  
  – Синус икс умножить на косинус икс плюс косинус икс умножить на синус икс, – без запинки донеслось из-за парты.
  
  – Хэм...
  
  – Ты всё знала? – недоверчиво наклонилась в бок Куруму, пытаясь разглядеть лицо Снежной девы за препятствием.

  
  – У меня хорошая память на слух, – Шираюки зеркально подвинулась дальше за парту.
  
  – Хм... – я пребывал в затруднении. – Допустим. Но конспект тебе всё равно нужен, а то всё забудется к концу года.
  
  – Я напишу, – заверила меня макушка с фиолетовым отливом.
  
  – Точно? – были у меня некоторые, скажем так, сомнения после двенадцати с половиной листов заполненных моим именем.
  
  – Да, я всё записала, – из под ученического места поднялась рука и указала пальчиком в конец класса, где у нас стояли шкафы со всякой полезной кружку журналистики мелочью. Присмотревшись, я действительно обнаружил между двумя коробками блестящий окуляр камеры. Видимо той самой, что не так давно приобрела моя голубоглазая стесняшка.
  
  – Ладно, – улыбаюсь записи, – но если успеешь сделать это до обеда, то я покормлю тебя с рук, – не успел я закончить, а аура девушки уже окрасилась в густые тона смущения, вопреки чему, однако, над партой вновь показались глаза. – И у тебя осталось меньше часа, – наношу контрольный.
  
  Шираюки встала. Шираюки воинственно перекинула палочку от чупа-чупса на другой край губ. Шираюки двинулась к Куруму.
  
  – Я позаимствую, – тетрадь суккубы была решительно взята тонкими пальчиками.
  
  – Эй! Ты чего удумала?! Мне самой надо! – мгновенно опомнилась хозяйка и вцепилась в обложку, раньше, чем та успела покинуть зону досягаемости.
  
  – Мне надо сильнее, – бескомпромиссно отозвалась Мизори, перетягивая на себя.
  
  – Ещё чего! – вспыхнула маленькая синевласка, упираясь ногами. – Это меня Астарт будет кормить!
  
  – Мечтай. Он обещал это мне, – серьёзно и сурово ответила боевитая Снежная дева, и не думая разжимать хватку.
  
  – Значит и мне даст! Я всё написала без понуканий! Я заслужила награду!
  
  – Кр-р-рак! – подвела черту под спором тетрадь и обворожительные демоны полетели на пол. Сказать, что я этого не ожидал, было бы, как минимум, нечестно, так что вместо жёсткой посадки, красавиц ждали мягкие объятия телекинеза.
  
  – О нет! Мой конспект! – запаниковала суккуба, таращась на обрывки в своих руках.
  
  – Всё в порядке, – аккуратно вынимаю листы из ладошек своих девушек и одним пассом руки восстанавливаю целостность предмета. – Но, Мизори, право слово, ты могла попросить мой конспект, – указываю на учительский стол перед Юкари, где над тетрадью, в позиции ожидания, замерла зачарованная ручка, которую я доработал ещё пару недель назад, для облегчения взятия интервью у обитателей Академии.
  
  Ну и вот так — когда вызывают к доске, она очень полезна. Правда, я пока никак не мог прикрутить оперативную память с анализатором речи и фильтром на отсечение посторонних шумов. Самый затык вылез с распознаванием полезной информации без ментального контроля со стороны оператора. Если для уроков вполне годилась настройка на определённые голоса учителей, то для интервью даже алгоритм анализа наукоёмкости не годился, так как излагали мысль юные монстры как Хаос на душу положит и, не редко, с изрядной долей сленга. Вот и получалось, что девочкам выдать такие полезные артефакты я пока не мог. Требовалось или учить их азам ментальной магии, природные способности к которой были только у Куруму, или специфическим разделам артефакторики, а и то и другое — это не один месяц занятий.
  
  Но я отвлёкся, а тем временем Шираюки сконфуженно потупилась. Как-то сразу захотелось наплевать на самолично поставленные условия, равно как и на продолжение занятий, и сразу перейти к распутному тисканью своей Снегурочки под видом невинной помощи в приёме пищи. Не то чтобы эта помощь хоть в малейшей степени выглядела невинной, но формально-то была… наверное. В общем, уже через минуту голубоглазая милашка сидела за партой и старательно переписывала мой конспект, а я принимал от Юкари лист с новой задачкой. Жизнь была хороша.
  
  Ещё лучше она стала спустя час, когда, сперва Куруму, а потом и, пусть и с небольшим опозданием, но всё таки дописавшая всё, Мизори, смущённо по-елозили попками у меня на коленях, послушно говоря «Ам», когда я подносил к их губкам новый кусочек из обеда.
Не распускать руки было физически тяжело, но я почти справился, всего раза три… или четыре... ну точно не больше семи! … позволил себе небольшие вольности. И нет! Нежное покусывание за мочку ушка, в перерывах между шептанием ласковых слов, не считается! Это не распускание рук — это работа головой! Если кто-то сможет доказать, что мой рот находится на другой части тела — пусть первым бросит в меня камень!
  
  Короче, застеснял я невинных демониц до полного превращения в помидорок, но если они и были чем-то недовольны, то только тем, что приходилось уступать место подруге, да и то… Уже через минуту, как её место на моих коленях заняла Снежная дева, взревновавшая хитрая суккубочка, быстро нашла выход — и устроилась прямо на парте за моей спиной, провокационно расположив свои прекрасные ножки в опасной (в чём она быстро убедилась на практике) близости от моего лица, после чего ещё и навалилась бюстом мне на макушку, обнимая и активно участвуя в романтичном ворковании на пониженных тонах. Если бы дело происходило в одной из наших комнат — точно бы закончилось тройничком.
  
  В противовес нам, в другой части клубного помещения в то же самое время разворачивалась практически трагикомедия в эротично-абсурдном антураже.
По-началу между Цукунэ и Мокой всё было хорошо и романтично, хоть и микроскопическими шажками, но явно двигаясь в том же направлении, что и мы, но вот потом… Во-первых, Юкари предвидела возможные последствия недосыпа, а потому взяла с собой термос с кофе, который, хоть и не мгновенно, но эффект возымел. Во-вторых, перед глазами маленькой ведьмочки имелся очень нехороши пример, на ход которого она с большим вниманием косилась с самого первого момента. Ну и, в-третьих, выбирая между сработанным дуэтом суккбы с юки-оной, и одиноким колдуном-недоучкой, храбрая и решительная, но всё же умненькая дочь рода Сэндо, обоснованно решила, что победить второго будет проще. Ну и не последнюю роль сыграло то, что «нечего всяким там лезть к её Моке-тя-я-ян!». Одним словом, взбодрившись и настроившись на подвиги, маленькая, но очень плохая девочка пошла проситься на ручки к любимому кумиру. Да, именно, чтобы её тоже покормили, как «вон тот извращённо-извращенчески-извращенец!». Так и получилось, что с моей точки зрения у них разворачивалась комедия. С точки зрения в очередной раз получившего облом Аоно — трагедия. Ну и позиции зеленоглазой Акасии и мелкой хулиганки на её коленях явно тяготели к лёгкой эротике.
  
  И как же хорошо, что я предусмотрительно заблокировал двери силовыми барьерами — когда в клубное помещение всё-таки прорвалась взъерошенная и пышущая подозрением Некономе-сенсей, её глазам не открылось ничего предосудительного!

  
  
***

  
  Утро объявления итогового рейтинга успеваемости по результатам промежуточных текстов выдалось солнечным и приятным. На небе проплывали редкие перистые облака, ветерок ласково шевелил волосы, податливые тела двух красавиц прижимались к бокам – жизнь была хороша и замечательна. Не портил ощущения даже тот прискорбный факт, что все мы были в одежде и лежали на крыше женского общежития, а не в уютной постели. Движение в том направлении уже близко к финишу, но штурм последних бастионов я пока откладывал, дожидаясь, когда или Куруму, или Мизори сами решатся проявить инициативу. Девочки это прекрасно знали (я и не скрывал), а потому следили друг за другом очень пристально, что даровало мне массу прекрасных моментов, вроде нынешнего. Да и когда смущающаяся суккуба всё же решилась пригласить меня в свою комнату на закрытый показ положенных мамой "на всякий случай" костюмчиков, а через минуту после начала в окно уже ломилась взревновавшая юки-она, я был, наверное, счастливейшим мужчиной в мире, ведь закончилось это показом мод уже на двух прекрасных моделях. Океаны паникующего возбуждения под ураганами стыдливого азарта от обеих прилагаются.
  
  В общем, всё у нас было очень мило, чуточку безумно и весело, как и положено в пору счастливой юности.
  
  – Уф... забыла закрыть шторы, – сонно пробормотала Куроно, прелестно сморщив носик, когда лучи восходящего светила достигли её смеженных ресниц.
  
  – Я закрывала... – с немного другой интонацией, но так же из полусна "возразила" с моего правого плеча Шираюки, по-хозяйски стискивая мою руку и неосознанно заставляя рукав форменного пиджака покрыться белым инеем.
  
  – М?... – чужой голос где-то поблизости заставил суккубу уже по своей воле выплыть из царства Морфея.
  
  – А?... – с буквально секундной задержкой повторила её действия и Снежная дева.
  
  Лазурные и сиреневые глаза заторможено встретились взглядами в точке фокуса где-то в районе моей шеи.
  
  – Наша первая совместная ночь, – промурлыкал я и крепко прижал красавиц к себе ещё ночью материализованными крыльями, в которые они и были укутаны, как в одеяла. Ночная прохлада вряд ли могла доставить дискомфорт демонам, один из которых и вовсе ледяной, но мне просто захотелось подержать их в своих объятьях целиком.
  
  – Любимый?... – ещё не до конца придя в себя, вопросительно прошептала Куруму, с недоумением разглядывая ближайший участок чёрного кожистого крыла, в которое была завёрнута. – Что это?
  
  – Моё крыло, – Мизори пока молчала, но тоже с нарастающим интересом начала изучать взглядом новую часть моего организма. Руку она как сжимала, так и продолжила сжимать, тем самым располагая её в очень неоднозначном положении, позволяющим не только ощущать предплечьем объятия мягких холмиков, но и забраться кое-куда пониже. Чем я решил воспользоваться и немножко пошалить, игриво пройдясь пальцами под юбочкой Снежной девы, по внутренней стороне бедра, чуть-чуть не доставая ткани трусиков, – тебе нравится? – и пусть сами решают продолжаю я мысль для суккубы, или намекаю на нечто совсем иное, но уже юки-оне.
  
  – Да... – одновременно выдохнули дамы, только голосок Куроно был восторженно радостным, а у Шираюки сконфуженно-зажатым.
  
  – Люблю вас! – крылья опять шевельнулись, поднимая девушек поближе к моему лицу – до открытия академии было ещё часа три, и мы могли позволить себе немножко побезобразничать...
  
  Позже...
  – Итак, что за шум, а драки нет? – под ручку двумя зацелованными, покормленными, умытыми и счастливыми милашками, вышел я на площадку перед центральным входом в академию.
  
  – Результаты тестов повесили, – ответил Цукунэ, к которому и был адресован вопрос. Собственно, это и так было очевидно по толпе студентов шумно толкающейся возле информационного стенда.
  
  – Вы где были-десу?! – тут же накинулась на нас маленькая ведьмочка, которая точно ничего не знала о наших маленьких шалостях после уроков и клубных занятий, но обоснованно подозревала всякое нехорошее. В том смысле, что это "нехорошее" мигом было бы признано хорошим и правильным... если бы она лично принимала участие, но так как мы её с собой не брали, девочка изволила сердиться и завидовать.
  
  – В каком момент времени? – одариваю мелкую довольной улыбкой.
  
  – Вчера вечером и сегодня утром-десу! В комнатах вас не было!
  
  – С чего ты взяла?
  
  – Если бы эта сисястая корова-десу, – в Куруму ткнули пальцем, – была у себя, она бы точно выскочила, после всего, что я сказала про неё под дверью! – гордо вздёрнула носик Юкари.
  
  – Чего это ты про меня такого сказала, доска гладильная?!
  
  – Может быть я и расскажу-у... – стрельнула в неё лукавым взглядом Сэндо, – а может быть тебе придётся гадать, ловя на себе все эти взгляды... – провокационно посулила эта пакостница и тут же юркнула за спину Моки от начавшей закипать суккубы.
  
  – Ну-ка иди сюда! – мою руку бросили и пошли в атаку.
  
  – Не надо, Куруму, – попыталась защитить девочку Акасия, выставляя вперёд руки ладонями вперёд, – Юкари-тян шутит, ничего такого она не говорила, она просто тебя звала.
  
  – Бе! – показала ведьмочка язык и оттянула правое веко, продолжая провоцировать мою синевласку.
  
  – А и правда, Астарт, тебя ведь тоже не было в общежитии, – попытался отвлечь нас, и в первую очередь – непосредственных участников, от зарождающейся женской драки Аоно.
  
  – Мы лежали на крыше женского общежития и всю ночь любовались звёздами, – открыл чистую правду я. – У нас цветочно-конфетный период, и хорошая романтика сейчас – залог крепких и счастливых семейных отношений в будущем.
  
  – С-семейных? – покраснела Мока, прикрывая ротик рукой.

  
  – Разумеется, не думали же вы, что я брошу Куруму и Мизори после академии? У меня очень серьёзные намерения, – обнимаю Снежную деву свободной рукой и беззастенчиво целую в макушку. – Единственное, чего я ещё не решил, это где мы будем играть свадьбу, да и найти тёмного священника нынче будет не просто.
  
  – Свадьба... – волшебное слово заставило маленькую суккубу забыть всё и улететь в астрал.
  
  – Дорогой... – а Снежную деву плотнее прижаться к моей груди, начав ощутимо понижать температуру окружающей среды.
  
  – Так вы... уже собираетесь пожениться... втроём? – бедняга Цукунэ, ему шестнадцать исполняется через пару недель, а в таком возрасте так страшно задумываться о столь серьёзных вещах.
  
  – Ну, возможно, к нам присоединиться ещё Юкари, – подмигиваю девочке, – но это пока очень предварительно – за пять лет она ещё может успеть передумать насчёт чувств ко мне и десять раз отбить у тебя Моку, создав счастливую ячейку общества из двух милых девушек, в полном соответствии с традициями своего рода.
  
  – Нет у ведьм таких традиций-десу! – привычно возмутилась Сэйндо, хотя в её голосе и эмоциях скорее угадывалось стремление сохранить «секретность планов», нежели принципиальное отрицание такой возможности.
  
  – Ой, да будет тебе, не тушуйся, – ещё раз подмигиваю малышке, понимающе ухмыльнувшись. – Как будто я хоть раз осуждал?
  
  – Извращённо-извращенческий извращенец, – насупилась за спиной Моки представитель древнейшего розового сообщества планеты.
  
  – Так, ладненько, – выпускаю Шираюки из объятий, – что у нас с оценками? Вы уже успели посмотреть?
  
  – Я на 125 месте, – сконфуженно запустил пятерню в волосы на затылке Аоно.
  
  – Мм! – уважительно протягиваю носом. – Ты вырвал целых три места у судьбы, поздравляю!
  
  – А-а... о чём ты? – не понял колдун.
  
  – Мы с Юкари, пару дней назад, в рамках упражнения для разума, высчитали, что ты должен получить 128 место. По нашим выкладкам, это был твой объективный потолок.
  
  – Эм... – взгляд Цукунэ с подозрением скользнул на Сэндо. – Вы же не взяли просто самую середину из возможных мест, которые займут 256 участников-первокурсников?
  
  – Слу-ушай, Юкари, – картинно наклоняюсь боком к девочке, – а наши занятия действительно помогают!
  
  – Эй! – вот теперь ведун реально возмутился.
  
  – Ничего подобного-десу! – бросилась открещиваться ведьма. – Это был точный математический расчёт с однозначным множеством высчитываемых переменных-десу! Это наука! Не пытайся её понять – это выше тебя, посредственный Аоно-десу!
  
  – Ага, «посредственный», я всё понял... – в жесте смирения с судьбой, опустил плечи студент.
  
  – А у меня... у меня тринадцатое место, – привлекла к себе внимание Мока, вновь, по сложившейся уже традиции, пытаясь улыбкой разрядить обстановку.
  
  – Первое! – вздёрнула нос Юкари, важно сложив руки на груди. – А у тебя девятое... – подняла она взгляд на меня, – почему-то. Что ты не смог решить?
  
  – Хм... – задумчиво протянул я. Говорить правду не очень хотелось...
  
  – Астарт, пошли смотреть наши результаты! – вернулась Куруму из страны грёз и, схватив меня за предплечье, потащила вместе с Мизори к стенду. Протолкавшись через толпу, мы оказались у списков и тут уже моя синевласка возликовала: – 115! Я смогла! Спасибо, Астарт! – на меня прыгнули и со всей силы стиснули, едва не начав пищать.
  
  – Семьдесят три, – гордо сообщила с другого боку Шираюки. – М! – и показала мне пальцами знак "виктори". В сочетании с бесстрастным лицом и каким-то решительно-триумфальным отблеском в глазах, смотрелось... очень солидно. Что-то вроде: "подвиг совершён, но победа заслужена".
  
  – Так как ты занял девятое место-десу? – не отставала Юкари, подёргав меня за край форменного пиджака.
  
  – Ну... – отгораживаю нашу компанию пологом тишины и за одно силовым барьером, чтобы толпа низших не толкалась, – мне было чуть-чуть лень напрягаться, – всё-таки решил честно признаться я, – да и сгонять тебя с первого места я не хотел, а цифру "девять" я люблю.
  
  – Девять? Но ведь главная магическая цифра – это "семь"?
  
  – Верно, – киваю. – Но назгулов было девятеро!
  
  – Кого?
  
  – Это людская сказка, – качаю головой, мол, не бери в голову, – но они были моими героями детства. Почти как Гэд – маг из "Волшебника Земноморья"... Хорошее было время, – ностальгически закатываю глаза.
  
  – Дашь почитать? – заинтересовалась ведьмочка.
  
  – Мне тоже, – оперативно подала запрос с более высоким приоритетом Мизори. Как ей удалось в насквозь ровном голосе передать и предельную заинтересованность в вопросе, и свою безусловную первоочерёдность в плане привилегий, и не скатиться при этом в не терпящий возражений тон, не знаю, но она так могла.
  
  – Я бы с удовольствием, но откуда у меня с собой книги, которые я читал в детстве?
  
  – Тогда скажи названия – я поищу в библитеке-десу. А если там нет, напишу маме и попрошу отправить посылку, – тут Юкари бросила проказливый взгляд на Куруму. – Ведь я – приличная девушка с приличной мамой, которая не будет присылать всякие хлысты и кожаные корсеты, как некоторым извращенкам-десу! – звучало уверенно, но с отчётливой завистью.
  
  – Ой, сделай что-нибудь с голосом, а то твоё отношение к этому слишком очевидно расходится со словами! – заметила последний момент и моя суккуба.
  
  – И ничего оно не расходится-десу!
  
  – Расскажи это Астарту, – коварно усмехнулась Куроно, – ему мои костюмы очень понравились. Правда, Астарт? – ко мне прильнули всем телом, влюблённо-хулигански заглядывая в глаза.
  
  – Вы что делали?! – подпрыгнула на месте мелкая ведьмочка, в одно мгновение сообразив на что намекает моя синевласка. – Вы уже?!... Уже?!! Ах ты, корова сисястая!!! – на Куруму бросились с кулачками. То есть... как бы... в смысле...
  
  – Ах! Ты куда руками лезешь?! – взвизгнула суккуба и, оторвавшись от меня, стала активно пытаться отцепить Юкари, наглым образом схватившуюся за её грудь со спины.
  
  – Отъела себе дойки! – вошедшая в раж Сэндо и не думала отцепляться, самозабвенно жамкая выдающиеся достоинства Куроно. – И думаешь – всё сразу можно?! Вот тебе! Вот!
  
  – Кья! Астарт! – думаю, в иной ситуации Куруму бы без труда скрутила шебутную ведьму, но тут в дело вступили инстинкты суккуба и она просто начала возбуждаться... Ну или это была игра и дама хотела быть спасённой прекрасным рыцарем и возбуждалась именно от предвкушения этого процесса.
  
  О том, чего хотели и о чём думали окружающие нас студенты, размышлять я вообще не желал. Пусть силовой кокон и полог тишины нас защищали, не давая обратить внимание на визги вообще всем собравшимся у стенда, но и беззвучной картинки хватало для ажиотажа за глаза.
  
  – Юкари, – моя свободная рука сама собой легла на лицо, пока остатки самообладания расцепляли телекинезом двух девушек с сиреневыми глазами, – я тебя прошу, как родную, ну прекрати ты подводить нас под монастырь!

  
  – Она первая начала-десу! – не моргнув глазом, нагло соврала в глаза высшему демону прирождённая ведьма.
  
  – Врунья! – на месте разоблачила её суккуба.
  
  – А вот и нет!
  
  – А вот и да!
  
  – Эх... – я помассировал глаза. На низших и их мнение мне было откровенно плевать, как и на возможные дисциплинарные взыскания за очередной залёт. Хуже всего был тот факт, что я сам себе такого со своими девушками ещё не позволял, хотя и хотелось. А я, между прочим, очень ревнивый! Но ревновать к одиннадцатилетней девочке?... Вот же паразитка бессовестная! Она сто процентов это просчитала! – Ладно, результаты мы узнали, предлагаю пойти отмечать, – мысленно пообещав страшно и развратно отомстить, когда Юкари исполнится хотя бы пятнадцать, я слегка успокоился и был готов превозмогать этот бредовый мирок дальше.