Оглавление


   Скоро солнце взойдёт и пустые страницы мои разгладит,
   И ночные птицы в предрассветный сумрак улетят, легки.
   И вместе с этим утром я стану зарубкою на прикладе,
   Если вдруг не сумею, если вдруг не успею догнать строки.

Олег Медведев

Часть вторая. Люди, не люди и нелюди


   С семейством Секура я впервые столкнулся примерно полгода назад. Тогда это была Нола, дочь покойного главы клана Вана Секуры и племянница погибшей во время приснопамятного Приказа 66 Айлы, одной из самых элегантных женщин Ордена Джедаев. Милая и интеллигентная девочка девятнадцати лет служила официанткой в забегаловке на планете Ансион, куда попала после того, как наёмница Орра Синг продала в рабство её мать Кои. Тогда я узнал Нолу по глазам, они у неё были как две капли воды похожи на глаза отца и тёти, довольно светлые, желтовато-орехового оттенка, "цвета осени", как сказал я про себя, впервые увидев портрет Айлы Секуры. И вот теперь перед нами сидела Кои Дару-Секура собственной персоной. Как и все женщины-твилеки, она была исключительно хороша собой. Нежно-салатового оттенка кожа, выразительные тёмно-серые глаза, правильные черты лица, идеальная фигура, превосходная осанка... Не возникало ни малейших сомнений, что Нола - её дочь: нос, губы, подбородок у них были очень похожи. Кои и улыбалась почти так дочь, ну, разве что, чуть более "модельно". Обстоятельства нашего знакомства можно было бы считать вполне счастливыми, если бы не предыдущие треволнения. Дело в том, что десять дней назад дерзко, прямо на пассажирской палубе орбитальной станции в системе Куларин, была похищена наша Эрдени. Всё-таки, дочери Ирис Тано обладают совершенно одинаковым и совершенно фантастическим талантом влипать во всевозможные передряги. Как иначе объяснить, что похитительницей оказалась всё та же Орра Синг? Уловив в девушке отголосок Силы, охотница решила продать её имперской Инквизиции. И кто знает, что бы случилось дальше с Тано-младшей, если бы судьба - или Сила, кому как - не свела её с Кои. Везение поистине галактического масштаба - тоже общая черта сестёр Тано. Прежде чем прибыл Дарт Вейдер, а он, несомненно, сразу понял бы, чья сестра попалась в руки Империи, Эрдени и твилеке удалось бежать с имперского разрушителя на челноке с гиперприводом. Готовясь к побегу, Кои переписала из сети разрушителя несколько координатных файлов "теневых портов". Одним из них оказался Орд Мантелл.
   Посадив челнок на планету, Эрдени разыскала старьёвщика-борнека, с которым постоянно торговала наша фирма. И назвала ему свою фамилию. Осторожный старьёвщик беглянок накормил, а затем посадил под замок до выяснения и связался с одним из наших доков. Дежурный подтвердил личность Эрдени, и меньше чем через сутки курьерский корабль акционерного общества забрал недавних пленниц домой.
   -- Ты просто умница, сестрёнка, -- сказала Осока. -- Догадалась, куда лететь, и человека нужного нашла, и разговаривала верно.
   -- Я же не виновата, что так хорошо всё запоминаю, даже то, что слышала мельком, -- развела руками Эрдени, сидевшая рядом с Кои.
   -- Говоришь так, будто это недостаток, -- улыбнулась Рийо.
   -- Как посмотреть. Знаете, как я боялась, что меня Вейдер допросит? Ему-то я бы сопротивляться не смогла.
   -- Да, можете себе представить, -- добавила Кои всё с той же приятной улыбкой, -- когда я вошла, Эрдени мне говорит, спасите, мол, или помогите умереть.
   -- Тётя, ну, зачем Вы... -- стушевалась девушка.
   -- Затем, что все должны знать, что ты и смерти не побоялась, только бы не предать. Это высшее благородство.
   -- Спасибо Вам, Кои, за нашу Эрдени! -- с чувством произнесла Осока.
   -- Это вам спасибо за мою Нолу, -- ответила твилека. -- В особенности, Алексу.
   -- Пустяки, -- сказал я. -- Нола, по крайней мере, не была в смертельной опасности. И, наоборот, это она предупредила меня об уличных грабителях.
   -- Всё равно. Возможность получить образование - по нашим временам ох как немало. Не знаете, когда её группа возвращается с лабораторного астероида?
   -- Сейчас посмотрю, -- сказала Рийо. -- В конце недели. А Вы слетайте туда сами, челнок ходит два раза в сутки.
   -- А удобно?
   -- Разумеется. Можете остаться до утра, будут возмущаться - сошлитесь на меня.
   -- Благодарю Вас, Генеральный директор. Скажите, а могу я от вас выйти в Голонет? Дело в том, что я собирала данные об Империи кое для кого, и хотела бы передать...
   -- Сопротивление? -- спросила Рийо.
   -- Эноо... нет, Сенатор. Вам, может быть, знаком вот этот код?
   -- Конечно, знаком! -- просияла Рийо. -- Служба! Загляните к Дэе Р'Валуси, это начальник нашего Карантинного департамента. За связь с ними отвечает она.
   -- О, даже так? Чудесно. Нужно сообщить важную информацию относительно Тариса.
   -- Тарис? -- насторожилась Осока. -- А поподробнее можно? На Тарисе у нас важные деловые партнёры.
   -- Ну, разумеется! От вас у меня тайн быть не может. Дело в том, что Орра Синг получила от Уилхаффа Таркина заказ на устранение одного из политиков-твилеков. Динэка Вао.
   -- Ну, это уже слишком! -- возмущённо сказала Рийо. -- Эта негодяйка будто специально решила нам пакостить! Придётся вмешаться.
   -- Прежде всего, надо предупредить самого Динэка, -- Осока поднялась с места. -- Пойдёмте, Кои, провожу Вас к Дэе, заодно обсудим.
   Вернулась она почти через час мрачнее тучи. На наши вопросительные взгляды сделала резкое движение руками, погодите, мол, сейчас возьму себя в руки. Измерив шагами гостиную - до рубки и обратно к входной двери, остановилась, сцепила пальцы и сказала:
   -- В общем, час от часу не легче. Поговорили мы с Вао. Объяснили, что на него "зарядили" охотницу, причём, из самых опытных. А он нас и обрадовал. Через неделю на Киросе состоится ассамблея по вопросам взаимоотношений местных властей с властями Империи. Приглашены главы и влиятельные лю... -- она запнулась, вспомнив, очевидно, что в ассамблее будут принимать участие не только люди, поправилась: -- персоны планет. Поэтому он тоже должен быть там.
   -- Где его, в итоге, грохнут, -- подытожил я. -- Обеспечить охрану от такого специалиста на таком мероприятии - это надо... я не знаю, что. Сама же рассказывала, тогда на Альдераане гвардейцы полностью контролировали здание, досконально знали каждый закоулок, и то... А здесь Синг будет, как рыба в воде, а мы - как... бедуины в тайге.
   -- Да, на планетарных вообще надежды никакой, -- вздохнула Осока. -- У Рошти не служба безопасности, а слёзы.
   -- Учти ещё, что охранники делегаций будут мешать друг другу, никто никого не знает... "Телохранитель", финальный эпизод, короче говоря.
   Фильм смотрели все, включая Эрдени, и пояснений не требовалось.
   -- Задачка... -- грустно сказала Осока. -- Но, знаете, заранее сдаваться, всё-таки, как-то не по-джедайски.
   -- Значит, не сдаёмся. Собираем совещание и думаем, -- Рийо потянулась к комлинку.
   Совещание открыл Инкип Риен Шо. В двух словах он обозначил тему обсуждения, затем предоставил слово специалистам. Полковник Гента Вантезо перечислил наши силы, пригодные для выполнения задачи. Их оказалось не так уж и мало. В погранкомендатуре служило довольно много бывших полицейских, и с Панторы, и с других планет, почти все они проходили курс противодействия терроризму. Не стоило сбрасывать со счетов и оперативниц Дэи Р'Валуси. Наконец, дройды-"Стражники", неподкупные и не подверженные усталости, могли выполнять отнюдь не только функции церемониального караула. Затем поднялась Осока и рассказала о Киросе, она бывала там во времена Войн Клонов. Планета, население которой, по данным Библиотеки, на начало года не превышало двухсот тысяч человек, была типичной житницей. И застройка на ней соответствовала аграрному статусу - не города, посёлки, преимущественно состоящие из частных домов.
   -- Орбитальная станция - одна, -- закончила она. -- Такая толпа, какую намеревается собрать Рошти, не поместится. Значит, мероприятие будет проводиться на поверхности.
   -- То есть, множественные объекты и большое количество праздношатающейся публики, -- констатировал Вантезо.
   -- Публику Рошти, думаю, найдёт, как удалить. Не вовсе же он наивен. Алекс, -- подруга посмотрела на меня, -- повтори-ка, будь добр, то, что ты сказал нам про охранников.
   Я повторил.
   -- Верно, -- согласился Вантезо. -- Будет неразбериха, и задачу мы не выполним с вероятностью процентов восемьдесят. Следовательно, первое условие - не допускать никакой собственной охраны.
   -- Убрать бы заодно и обслугу... -- задумчиво произнёс Пятерня. -- Тогруты люди преимущественно мирные, особенно на Киросе, но и мирного человека можно заставить помогать террористу. Захватить в заложники семью, и куда он денется? Орра Синг, насколько я знаю, так чаще всего и поступала.
   -- Устранить местный обслуживающий персонал - идея неплохая, -- кивнул Риен Шо. -- Но вместо них неподготовленных людей не поставишь. Вдруг стрельба? Могут растеряться, на линию огня выскочить. Дэя, что скажете?
   -- Моих сотрудников на всё не хватит, -- сказала зелтронка. -- Но можно привлечь, например, студентов. Знаю таких, что не растеряются и глупостей делать не станут.
   -- Вот и хорошо. Особенно много нам и не потребуется, -- успокоила Рийо. -- Не забывайте, это истеблишмент, штат прислуги большинство из них возят с собой.
   -- Всё это имеет смысл лишь при одном условии, -- напомнил Вантезо. -- Правитель Рошти должен согласиться на наш план. Конечно, мы с мастером Осокой могли бы просто захватить планету, и дело с концом...
   Директора засмеялись, прекрасно понимая, что полковник шутит.
   -- Нет-нет, с этим пока повременим, -- в тон Вантезо ответил Риен Шо. -- Сначала попробуем его убедить. Придётся кому-то срочно лететь на Кирос. Видимо, мне.
   -- Рошти хорошо знает моя мать, -- сказала Осока. -- Попросим её поучаствовать.
   -- Почему не ты? -- спросил я. -- Ты с ним, как я понял, тоже знакома.
   -- Психология, -- ответила она. -- Рошти меня помнит сопливой девчонкой, какое тут может быть серьёзное отношение?
   -- Правильно-правильно, -- поддержала Рийо. -- Ни ты, ни я для него веса иметь не будем. Пусть летят Инкип и Ирис.
   Извозчиками, как нетрудно догадаться, назначили меня и "Амидалу", как самый быстрый наш корабль. Хотя в случае с Киросом, так же, как с Брегом, Шили, Орд Мантеллом и другими планетами окрестных секторов это уже не играло решающей роли. Перелёт из пояса Дарналы теперь выглядел так: сначала короткий прыжок на Луэдлу, обмен сообщениями с операторами, включение Звёздных врат - и корабль мгновенно оказывался в системе Карес, за семьдесят пять тысяч световых лет от дома, на другом краю Галактики. Затем пауза восемьдесят три минуты для перезарядки древнего портала, перенастройка, новое включение - и корабль выбрасывало в малонаселённую систему Нентан на самой границе колоний забраков. Обратный вход в портал отсюда был невозможен: каменное кольцо не сохранилось, вместо него сканеры регистрировали лишь слабую гиперпространственную аномалию точки выхода. Ну, тут уж ничего не поделаешь, всё и сразу бывает только в сказках, и то в финале.
   Планета Кирос располагалась совсем рядом с Шили, родиной тогрут, в том же самом секторе Эгосикв. Две небольших луны вращались вокруг неё, словно Фобос и Деймос, и одна из них имела свой собственный спутник, скорее всего - захваченный из соседнего пояса крупный астероид. Ландшафт планеты местами напоминал Шили, местами - Ансион. Леса и лесостепи покрывали низинные части экваториального пояса, на плато гигантских столовидных горных стран зеленели альпийские луга, а чуть ниже - ковыльные степи. Столичный город планеты, а фактически - Большая Деревня, располагался на мысу горного плато, со всех сторон окружённый озером, подозреваю, искусственного происхождения. Текущие с ближнего заснеженного пика ручьи вливались в него, а затем вода несколькими шумными струями срывалась вниз, в долину, по обеим сторонам высокой башни-ратуши. Формой навершия башня сильно напоминала голову самих тогрут, на это, несомненно, и рассчитывали архитекторы, увенчав её двумя коническими шпилями в форме рожек-монтралов. Полное название города-посёлка звучало довольно витиевато - Рбу-каль'н'кармар Нагара. Но, как объяснила Ирис, на планете его называли запросто, Рбу Нагара, Город Мастеров. Космопорт располагался в стороне от городка, за горой, километрах в десяти, и я уже хотел было лететь к нему. Тано-старшая меня остановила:
   -- Нет-нет. Видишь острую оконечность мыса за ратушей? Садимся прямо туда. А Падме пусть подаст сигнал дипломатической миссии.
   -- Ты могла бы обратиться непосредственно ко мне, -- с лёгким неудовольствием заметила Падме из динамиков.
   -- Ах, прости, пожалуйста, -- огорчилась Ирис. -- Не сообразила, что ты всё равно всё слышишь, хоть тебя и не видно.
   Опоры корабля коснулись выровненной базальтовой площадки.
   -- Точно не хочешь пойти с нами? -- в который уже раз спросила Ирис. Я покачал головой. Об этом мы подробно говорили на подлёте, свою точку зрения я высказал, и добавить было нечего. Инкип - официальное лицо, Ирис - старинная знакомая правителя, Бета - протоколист и показатель статуса. А я? Будь я дипломатом, другое дело, а так моё присутствие никакой пользы не принесёт, так смысл идти?
   -- Ни пуха, -- машинально пожелал я.
   -- К чёрту, к чёрту, -- не задумываясь, ответила Тано-старшая. По уровню владения она вполне могла преподавать русский язык в школе.
   Проводив их до выхода, я уселся на пандус подышать свежим воздухом. Здесь, на открытом со всех сторон мысу, дул ощутимый ветерок, самое то при такой погоде. Я надеялся, что в ратуше есть климатическая установка, иначе Риен Шо, уроженцу прохладной Панторы, не позавидуешь. Ровно шумели струи водопадов, чирикали и гонялись за насекомыми пухленькие большеглазые птички с длинными хвостами, выползли греться на каменные бортики ящерицы. Идиллия, да и только. "Амидала" стояла к ратуше кормой, и через некоторое время я заметил под арочными навесами у входа в башню маленькие фигурки. Что ж, этого следовало ожидать: дети везде дети. Этим было лет по десять, повадками и раскраской на лицах мальчишки удивительно напоминали маленьких индейцев. Рассмотрев, что охраны у корабля нет, они приблизились и, остановившись на некотором расстоянии, стали изучать "Амидалу". Один присел, чтобы лучше видеть оборудование под крылом, и о чём-то стал шептаться с приятелями. Наконец, самый смелый, хотя и не самый рослый из мальчишек подошёл ещё ближе и сказал:
   -- Простите, господин капитан, мы поспорили, каких верфей Ваш корабль. Я им говорю, что Сиенар Флит системз, а Маюр не верит.
   -- Напрасно не верит, -- ответил я. -- Сиенская постройка.
   -- Вот, я тебе говорил! -- парнишка торжествующе покосился на худого долговязого друга. -- Это новый быстроходный курьер, вместо "пятьсот сорок второго"!
   -- Странно, -- задумчиво произнёс тот. -- Сиенар обычно не ставит турели других компаний. А у вас - аракидский модуль "восемь - двадцать два", правильно?
   -- Он, и верхний тоже, -- кивнул я. И добавил, слегка погрешив против истины: -- Стандартные нас не устроили, вот и поменяли. До этого у нас был Телгорн дэ-икс пять, на нём такие же стояли.
   -- Здорово! А в крыльях пушки от танка "Ротана тэ-икс сто тридцать"?
   -- Разбираешься, -- одобрил я.
   -- А мы тут все разбираемся, -- заявил третий пацанёнок, кожистая "шапочка" которого была почти полностью белого цвета, лишь по три тонкие полоски проходили на уровне висков. -- Могу даже сказать, какого типа вон те передние башенки.
   -- Ну-ка?
   -- Кореллианские, от экспериментальной "Радуги".
   -- Сразил, -- покачал головой я. -- Может, скажешь, сколько было построено "Радуг"?
   -- Разве она была...
   -- Нет, не одна. Пять, -- я растопырил пальцы. -- Но это государственная тайна, поняли?
   Все четверо синхронно кивнули.
   -- Скажите, капитан, Вы где учились? -- спросил мальчишка. Долговязый Маюр пихнул его локтём. Сказал:
   -- Извините его, Паван у нас, лоб расшиби, хочет стать военным пилотом.
   -- Отцепись! Что я, не знаю, что в военную академию тогрут не берут? -- насупился Паван.
   -- Ну, да, а то бы ты точно полетел защищать Галактику от злобных джедаев, если они когда-нибудь вернутся из Нави, -- захихикал первый мальчишка.
   -- Спокойно! -- предупредила Падме через наушник. -- Это всего лишь дети.
   -- Спасибо, сестрёнка, -- по-русски ответил я и, сдержав клокочущее внутри возмущение, спросил: -- Это кто же вам такие гадости говорит про джедаев?
   -- Да ну, мы уже не маленькие, чтобы в джедаев верить, -- снисходительно сказал Паван. -- Это вот Випул всё слушает сказки дядьки Тудхи.
   -- Кого?? -- аж привстал я от изумления.
   -- Да это ветеран приезжий, на Масляной Дороге в крайнем доме живёт. Он на Войне Клонов здоровье потерял. И всё время рассказывает, как эти самые джедаи всю войну их предавали.
   -- М-да, -- такой наглости не ожидал даже я, хотя, казалось бы, всяких видел за свои тридцать с хвостиком. -- Хотите, расскажу, на каких войнах терял здоровье этот "ветеран"? И как всё было на самом деле.
   -- Вы его знаете? -- изумился Маюр.
   -- Как не знать, когда мы с... одним другом из Тионского сектора его арестовывали. Как раз за гнусное враньё. Вообще, ребята, я за последнее время убедился, что Галактика у нас маленькая и тесная, то и дело знакомых встречаешь.
   Мальчишки так жадно слушали историю нашего безумного рейда на Шили, в глазах их был такой восторг, что я увлёкся. И рассказал ещё про пиратов. А потом про Войну Клонов - то, что знал о ней от наших. Осока, когда заговаривала на эту тему, обычно скромничала, но, к счастью, были ещё Рийо, Падме, Пятерня, Вентресс, наконец. И то немногое, что я узнал от Кеноби. В своё время я делал запросы и в Библиотеку, получая по интересующим меня событиям сухие строки сводок Храма или сохранившиеся "художественные" репортажи журналистов. Последние меня интересовали особенно, их делали профессионалы в живой, увлекательной, красочной манере, приукрашивая, конечно, да и бог бы с ним. Ура-патриотиче-ский стиль я знал хорошо и помнил, как нужно "делить на десять" информацию СМИ. Увы, репортажей в Библиотеке было немного, они сохранились, скорее, случайно: в день бегства с Корусанта в банки данных старого джедайского звездолёта, в первую очередь, перекачивалась более важная информация. И всё же сейчас журналистские приёмчики помогали мне держать внимание юной аудитории. Об Осоке я говорил иносказательно, и, в конце концов, Паван задал вопрос:
   -- Неужели всё это смогла девчонка?
   -- Ну, да, -- улыбнулся я. -- Разве женщины чем-то хуже мужчин? Допустим, они, как правило, слабее нас физически, зато более гибкие и быстрые. Я сам видел, как опытный фехтовальщик проиграл ей поединок оттого, что не успевал парировать удары.
   -- Сколько же лет ей тогда было? -- спросил четвёртый пацанёнок, до той поры остававшийся безымянным.
   -- Четырнадцать в начале войны.
   Тоже хочешь стать героем, Киран? -- ехидно спросил Випул. -- Тебе до неё ещё четыре года!
   -- Подожди ты, -- Паван толкнул его в плечо. -- А какого вида она была?
   -- Тогрута, как и вы, -- сказал я.
   -- Что, съели?? -- Паван торжествующе обвёл взглядом остальных.
   -- Ну, не знаю, -- скептически протянул Випул. -- Отец всегда говорит, что наш народ - мирные землепашцы, а героические подвиги не наше дело.
   -- Это он, не подумав, говорит, -- деликатно, чтобы не ронять авторитет родителя, возразил я. -- Все люди разные. Вдруг у Павана или, скажем, у тебя, талант пилота? А вы пойдёте пахать землю, всё жизнь будете её ненавидеть и с тоской глядеть на звёзды. Годится? Вот именно, что не годится.
   -- Господин капитан, а расскажите ещё про неё, -- попросил Киран.
   -- Вы же не верите в существование джедаев? -- прищурился я.
   У Випула отвисла челюсть.
   -- Она была джедай?? -- выдавил он.
   -- Да. Ну, строго говоря, тогда ещё падаван, то есть, ученица.
   -- Значит, у неё был и учитель? -- сообразил Маюр.
   -- Даже два, -- подтвердил я, -- но о них я знаю не очень много. Что бы вам ещё рассказать? Знаю. Дело было на Лола Саю, жуткой наполовину разрушенной ужасным взрывом планете-тюрьме...
   -- Ты так увлекательно рассказываешь, что даже я заслушалась, -- сказала Ирис Тано, когда я закончил. Я и не заметил, как они с Инкипом вышли из ратуши и приблизились к кораблю.
   -- Почему "даже" Вы? -- сразу спросил Паван. -- Ой, здравствуйте, леди.
   -- Здравствуй, мальчик. Да потому, что я профессор истории и знаю очень много.
   -- Настоящий профессор? Вы родом с Шили? Может быть, Вы были знакомы с той тогрутой-джедайкой? -- засыпали её вопросами мальчишки.
   -- Стоп-стоп, не все сразу, -- засмеялась Ирис. -- Настоящий. Да, с Шили. Какую джедайку-тогруту вы имеете в виду? Я лично знала трёх...
   И спокойно миновала остолбеневших ребят. Те только-только начали переваривать информацию, что джедаи - не сказка, и среди них одна принадлежит к их собственному народу, и тут оказывается, что не одна, а целых три!
   -- Как прошла встреча? -- спросил я. -- Вам удалось?
   -- С некоторым трудом. Пришлось напомнить Рошти, что однажды он уже отказался от помощи. И к чему это привело.
   -- Сообщаем на главную базу?
   -- Он сам связался с Рийо. Наши уже в пути.
   -- Отлично.
   -- А мы приглашены правителем на ужин. И на сей раз тебе придётся пойти.
   -- Всё, парни, извините, -- развёл я руками. -- Труба зовёт.
   -- Какая труба? -- удивился Киран.
   -- Видимо, у вас так не говорят? -- на базик было похожее выражение, такое же двусмысленное, как по-русски. Однако, всякая планета имеет какие-то диалектные особенности, поэтому я пояснил: -- Пора выполнять служебный долг. Так что, вечер рассказов продолжим как-нибудь потом.
   К ужину меня нарядили в официальный тёмно-зелёный камзол и сапоги, как принято в освоенной Галактике. Вот интересно, на Земле от сапог давно отказались, даже в армиях они почти исчезли, а здесь, поди ж ты! В камзоле мне больше всего не нравился высокий воротник-стойка, он мешал, несмотря на то, что, в отличие от местных мундиров и земных гимнастёрок не прилегал плотно к шее и не имел застёжки. На левый край воротника Падме прикрепила мне значок в виде какого-то растительного орнамента, вроде тех, что рисовала на отделке своих нарядов. Внутри значка скрывались глазок голокамеры и микрофон, подключённые к комлинку.
   -- Хорошая идея, -- одобрила Ирис.
   -- Если кто-нибудь спросит, откуда, так и скажи, что я подарила, -- напутствовала Падме. -- Главное, не проговорись, когда именно.
   Перед пандусом Ирис ещё раз придирчиво меня оглядела, поправила волосы на лбу.
   -- Мам, ну, не надо, -- машинально брякнул я. Тано-старшая тихонько засмеялась. Чувствуя, что краснею, как малолеток, я проворчал: -- Извини. Ведёшь себя точно как она.
   -- Что поделать, -- сказала она, -- у нас с Ташей много общего, как выяснилось.
   В ратуше были смонтированы три турболифта, два обычных, не очень новых, по сторонам и центральный, в зеленоватой прозрачной трубе. Кабины у него я сначала не разглядел, решив, что она где-то наверху, а, подойдя ближе, понял, что её как таковой и нет, только площадка с поручнями на телескопических штоках. После минутного размышления стало понятно, зачем могут понадобиться подобные ухищрения. Скорее всего, лифт поднимал куда-то, где нет трубы, и складывался заподлицо с полом. Нам так высоко было не надо. Молодая женщина-тогрута в строгом платье и сандалиях на высокой пробковой подошве, снабжённых длинными "греческими" завязками, пригласила нас в один из боковых лифтов.
   -- Рад снова видеть вас, друзья мои, -- встретил нас на пороге зала высокий, худой, немного сутулый, но ещё крепкий старик. Небольшая золотая бляха на лбу свидетельствовала, что это и есть правитель Рошти: у тогрут мужчины, в отличие от женщин, украшений на голове не носят, только символы власти, что-то вроде короны у земных королей и герцогов. Ирис представила ему меня, упомянув и "соучредителя компании", и "судовладельца", но ни словом не обмолвившись о моих отношениях с Осокой. Ну, ей лучше знать. Опираясь на полированный посох из красного дерева, Рошти повёл нас к столу. За ним уже собрались несколько человек, а вскоре подтянулись и остальные. Дройдов-официантов в ратуше, видимо не было, и за столом прислуживали две молодые женщины. Кроме меня и Инкипа Риен Шо, к расе тогрута здесь не принадлежал лишь один человек - подтянутый мужчина среднего роста с густой проседью на висках и небольшими усиками, важный настолько, что нетрудно было сообразить: отставной военный, ныне чиновник высокого ранга. Имперский, разумеется. В разговорах за столом он участия не принимал, и я перестал обращать на него внимание. Гораздо интереснее было разглядывать соплеменников моей Осоки. Их здесь было вдвое больше, чем я видел живьём за всё время знакомства с этой расой. Подобно твилекам, тогруты имели множество оттенков кожи, однако, доминировали у них тёплые тона, от желтоватого, как у Рошти и одной из присутствующих дам, до красноватого, более тёмного, чем у семейства Тано. Кажется, именно он и был наиболее распространён. "Боевая раскраска" на лицах отличалась завидным разнообразием. У тогрут давно не существовало "жёстких" сословий-каст, тем не менее, по узору на лице можно было определить происхождение. Ирис однажды объясняла мне основные правила. Большие закрашенные области, зрительно выделяющие лицо, всегда означали людей мирных профессий, тонкие "камуфляжные" штрихи - охотников, воинов и вышедших из них правителей. Кшатриев, говоря терминами Храмового языка. По этому признаку Рошти явно был на своём месте, лицо его расчерчивали светлые линии. Немного удивила меня форма рогов правителя. Вообще-то, рога тогрут-мужчин не обязательно крупнее, чем у женщин, зато всегда шире расставлены и обычно наклонены вперёд, будто и впрямь предназначены природой для ритуальных поединков. У правителя, напротив, кончики рогов загибались назад. Впрочем, женские рожки имели ещё более разнообразную форму. Тоненькие и пухлые, прямые и лирообразные, с кончиками коническими и закруглёнными... У одной из официанток они вообще росли в стороны, вроде напудренного парика клоуна из старинного цирка. Длинные хвостики-лекки на висках, свойственные исключительно слабому полу, давно вызывали у меня ассоциации с косами, но сейчас обнаружилось, что третья, задняя лекка может быть довольно длинной и у некоторых мужчин. Наклонившись к Ирис, я тихо спросил:
   -- Скажи, а у вас существуют какие-то подвиды или национальности?
   -- Подвидов у нас три. Тех, у кого пигмент кожи, м-м-м... -- Ирис задумалась, и не припомнив русского слова, воспользовалась термином из базик: -- фалво, как у меня...
   -- Бурый, -- подсказал я.
   -- Да, бурый, тех называют пингу, у кого синий - инду, а серый - сисау. Есть ещё племенные наименования, но их мало кто помнит, ну, как у вас вятичей и радимичей. Всё давно перемешалось.
   -- То есть, форма рожек значения не имеет?
   -- Просто индивидуальные различия, -- Ирис покосилась на меня, улыбнулась. -- Изучаешь?
   -- Ну, мне же хочется больше знать про вас, ваши особенности.
   -- Пожалуйста-пожалуйста, я не против. Вообще-то, особенностей не так и много. Наоборот, есть очень смешные совпадения между нами и вами. Таша рассказывала, что в небольших деревнях считается хорошим тоном здороваться с жителями, даже если ты приезжий и не знаешь никого. У нас точно так же, особенно здесь, на Киросе. Только у нас здороваются молча, просто кивают.
   -- Интересно. А нет у вас такого, что мужчине следует спрашивать дорогу у мужчин, а женщине у женщин? На Земле в некоторых странах это правило соблюдают строго.
   -- Нет, такого нет. Можно и спросить, и поговорить. Невежливо спрашивать у незнакомой женщины её имя. Желая познакомиться, мужчина называет себя, женщина - решает, хочет ли назваться в ответ.
   -- Вот как. Получается, знакомство с Осокой я начал с бестактности.
   -- На представителей её профессии это правило не распространяется, -- успокоила Ирис.
   -- Ты не сказала Рошти о наших с ней отношениях, -- заметил я. -- Теперь все гадают, что же связывает меня и тебя.
   -- Кошмар! -- Ирис театрально воздела глаза к потолку. -- Чего доброго, подумают, что между нами роман, да? Цветущий мужчина и старуха, просто ужас.
   -- Была бы ты старуха, я бы так не беспокоился.
   -- Ну, и вот кто говорит комплименты?
   -- А кто беззастенчиво на них напрашивается?
   -- У вас все отвечают вопросом на вопрос?
   -- А зачем Вам это знать?
   -- Откровенно говоря, днём я обмолвилась, что твоя семья осталась на отдалённой планете, -- сказала Ирис. -- Но забыла упомянуть, что мы туда часто летаем.
   -- Тогда они решили, что ты взяла меня под своеобразную опеку. Ванёк в лапоточках, по-хранцузски не говорит и всё такое. Остальное каждый додумает в меру своей испорченности.
   -- Здесь она невысока. Патриархальная планета, это тебе не Корусант и не Рублёвка.
   Всё же я не мог не заметить, что местные жители сначала говорили со мной помедленнее и поразборчивее, пока не убедились, что базик я знаю хорошо. В финале вечера правитель Рошти подвёл нас к огромному арочному окну в торце "головы" башни и показал довольно большое пустое пространство между крайними домами города и берегом кольцевого канала. Оно располагалось левее ратуши, напротив того места, где рабочие дройды под присмотром тогрут-бригадиров монтировали конструкции быстросборного зала заседаний.
   -- Полагаю, здесь будет достаточно места для стоянки двух небольших кораблей, как "Амидала", -- сказал он. -- Располагайте этой площадкой по своему усмотрению.
   -- О, благодарим Вас, это будет весьма кстати, -- наклонил голову Риен Шо. А я добавил:
   -- Немедленно переставлю сюда корабль, как вернёмся на борт.
   -- Спешить нет нужды, -- ответил Рошти. -- В ближайшие два дня мы не ждём высоких гостей. Жить на борту вам будет удобно? Ох, простите старика, совсем забыл, у вас же не просто курьер, а яхта.
   -- Особой роскоши у нас нет, тем не менее, места достаточно, -- сказал я. -- Надеюсь, Вы не откажетесь нанести нам завтра ответный визит?
   -- Разумеется, почту за честь.
   Корабли акционерного общества прибыли в систему Кироса, когда в Городе Мастеров стояла глубокая ночь, и задержались на орбите до рассвета: даже спустя столько тысячелетий, даже при наличии всех мыслимых технических средств обеспечения, посадка в темноте продолжала считаться более сложной, чем при свете дня. На любезно предоставленную Рошти площадку приземлился "Пилигрим" - штабной корабль Карантинной службы. Размером чуть больше "Амидалы", он обладал внешней грацией точильного бруска, но при этом отличался огромной прочностью корпуса и завидной автономностью. Вместо генераторов на жидком энергоносителе, как на большинстве малых кораблей, он был оборудован реактором и мог находиться в полёте больше года, не заходя в базы и лишь пополняя запасы инерта - реактивной массы для досветовых двигателей - в атмосферах газовых гигантов. Корабль достался нам в качестве трофея при разгроме шайки пиратского главаря Деймона, которого до прошлого года, вообще-то, звали Димой Цыгановым. В освоенную часть Галактики и его, и меня, и ещё пятерых землян занесло одновременно, а вот судьба наша сложилась по-разному. Вовку Кулешова застрелила проклятая Орра Синг за то, что не захотел смириться и стать рабом. Гарику, то есть, Игорю Митрофанову, удалось бежать, и теперь он зарабатывал на жизнь песнями под гитару в портовых кантинах, последнее время получал весьма неплохие гонорары. Что стало с девчонками, которых Синг продала работорговцам, я не знал до сих пор. Диман же в команду наёмников вписался великолепно и меньше чем через полгода сделался настоящим корсаром - безжалостным, беспринципным и одинаково жестоким как с жертвами, так и с собственными подчинёнными. Он и меня, без сомнения, прикончил бы, да Осока заколола его раньше. Свой корабль Диман вооружал в спешке, и нашим механикам потом пришлось срезать приваренные снаружи корпуса ракетные установки и пару длинноствольных кинетических пушек, ставить нормальные орудия и пусковые. Заменили и оставшиеся от предыдущего владельца слабенькие оборонительные лазеры. "Глаза и уши" "Пилигриму" нарастили системами флотского класса. Чего пока на нём не было, так это полноценного медицинского оборудования. Зелтронка Дэя Р'Валуси, хоть и занималась чаще контрразведкой, всё-таки, была врачом и за здоровье сотрудников отвечала тоже. Дэя мечтала о мини-госпитале с лабораторным комбайном и бакта-камерами, но такие не выпускались со времён Республики, а флотский комплект занял бы половину палубы. Пришлось зелтронке ограничить аппетиты переносной лабораторией и парой реанимационных капсул "Праксен" четырёхсотой серии, примерно таких же, как стояла на "Амидале". Сейчас это было как нельзя кстати: ни фрегат, где располагался наш основной госпиталь, ни "Кориолан" на планету не посадишь, а при захвате такого опытного бойца, как Орра Синг, могли появиться раненые.
   Вокруг ратуши вовсю кипела работа. Пограничники в заранее рассчитанных местах заделывали в грунт крепления и ставили лёгкое сетчатое ограждение, крепили голокамеры наблюдения. А жители окрестных домов собирали чемоданы. Выяснилось, что сто сорок ближайших к ратуше коттеджей хозяева по просьбе правителя сдали на две недели для размещения делегаций. Внутри периметра оставалось всего несколько семей: наши спецы решили не отказываться полностью от местного персонала, а во избежание шантажа приняли меры предосторожности. Остались только те, у кого не было родственников за периметром, или те, кто на время смог перевезти родню внутрь. Тогрутские дома, увенчанные, словно парусами, секциями солнечных батарей и теплообменников, также стилизованными под монтралы этой расы, были достаточно просторны. В каждом имелись гостевые комнаты, чаще несколько, и приехавшие родичи, в основном, пожилые, разместились со всеми удобствами. Разумеется, со всеми местными предварительно побеседовала Дэя. Зелтронам, чувствующим эмоции, не нужно никакого оборудования, чтобы выяснить, не лжёт ли человек и не скрывает ли что-то. Реакция одного из сотрудников ратуши Дэю насторожила, и его вместе с семьёй командировали на космодром, заниматься размещением экипажей посольских кораблей. Из ребятишек, что приходили посмотреть на "Амидалу" в первый день, в периметре остались двое, Паван и Киран. К ним присоединился третий парнишка, немного постарше, по имени Аджай, ему, наверно, было лет одиннадцать. Они так и крутились возле кораблей, успели со всеми перезнакомиться и то и дело напрашивались помогать. Более солидный Аджай постоянно жил в посёлке космопорта и поначалу держался несколько свысока, гордясь своими знаниями в области кораблей, их оборудования, как их обслуживают и ремонтируют. Но Паван уступать первенство не желал, к тому же, у него имелся весомый козырь - истории, что рассказал я.
   -- Вам не мешают Паван и Киран? -- спросила у меня Кассия, та самая женщина с растущими в стороны рожками, что прислуживала за ужином у Рошти. -- Целыми днями возле вас, хоть говори им, хоть нет.
   -- Нет, не мешают, -- сказал я. -- Ваши?
   -- Мои. Совсем от рук отбились. Особенно Киран. Я уж говорю ей, говорю, а она всё равно за братом таскается. И платья носить не желает.
   Так Киран - девочка? А я и не догадался за все эти дни! В базик ведь почти нет указаний на мужской или женский род. А по внешности в таком возрасте понять ещё трудно. Форма монтралов, выделяющая сильный пол, обозначается примерно к четырнадцати годам, фигура у девочек - немногим раньше, а лекки растут лет до двадцати пяти, так говорила мне Осока.
   -- Насчёт платьев можете не волноваться, -- улыбнулся я. -- Насмотрится на наших тогрут - будет носить.
   -- Надеюсь. Скажите, Алекс, а кто Вам рассказывал все эти истории про джедаев? Дети говорят, Вы столько знаете...
   -- Что-то ребята, а что-то я наблюдал сам.
   -- Так я и думала. Вы знали Осоку Тано, старшую дочь профессора Ирис, -- глаза Кассии стали печальными.
   -- И Вы тоже, -- уверенно сказал я.
   -- Она мне жизнь спасла. А я так и не успела поблагодарить.
   -- Это никогда не поздно.
   -- Вы хотите сказать...
   -- Да. Возможно, она и сюда прилетит, мероприятие важное, -- до конца обнадёживать Кассию я не хотел, вдруг Осока не сочтёт нужным раскрывать перед ней своё инкогнито. -- А нет, я ей обязательно передам.
   -- О, спасибо Вам большое! Только не говорите детям, что я её знаю, хорошо? Иначе они меня задёргают, а мне и рассказать нечего.
   -- Поговорите на досуге с госпожой Чучи, -- посоветовал я, -- Вам надолго хватит.
   Не уверен, удалось ли Кассии последовать моему совету, так как до начала ассамблеи оставалось всё меньше времени. На Кирос прилетели сотрудницы, которым предстояло обслуживать делегации. Привезли их наш главный специалист по протоколу и этикету, каамаси Икхилар Ан'Кди, и Кои Дару-Секура, ей ведь долгое время пришлось быть референтом у помощника имперского моффа. Профессиональных официанток у нас было всего три, поэтому Рийо попросила помочь и Нолу, не понаслышке знающую эту работу. Врачи Карантинной службы быстро нашли общий язык с местными администраторами. Только мне почему-то казалось, что одну из женщин я в первые дни здесь не видел. Родственница из другого посёлка? Раскраска в виде двух закрашенных областей вокруг глаз и ниже, небольшие пустые треугольнички на щеках, свинцово-серые полоски по монтралам и леккам, роскошная золотая подвеска на лбу с крупным сапфиром указывает на принадлежность к зажиточной семье. Нет, что-то здесь не так. Я нарочно прошёл мимо девушки, пытаясь заглянуть ей в глаза, да не тут-то было: она быстро опустила ресницы. Вот теперь сомнение переросло в уверенность. Можно как угодно раскрасить монтралы, даже высветлить их кончики, но форму-то не изменишь! Резко развернувшись, я догнал тогруту и по-хозяйски положил руку ей на талию:
   -- Объясни мне, пожалуйста, ты-то что здесь забыла?
   -- Простите? -- на базик пискнула та.
   -- Так, прекращай дурочку валять, будущая родственница! Ты зачем сюда явилась? Она же почует тебя в Силе, как тогда, на Куларине! И узнает.
   -- И что такого? -- Эрдени, а это, конечно, была она, повернула голову и посмотрела на меня в упор. -- Всем известно, что я сбежала. Ну, прилетела домой... Кто удивится, встретив тогруту на Киросе или Шили?
   -- А если она задумает снова тебя выкрасть?
   -- И провалить основной заказ? Сам-то в это веришь?
   -- Не особенно, -- признал я. -- Меня больше интересует, что скажет Ирис, когда тебя увидит. Ты, помнится, должна быть на практике совсем в другом месте, набирать материал для диплома.
   -- Ой, ну, подумаешь! Через две недели наберу, к спеху, что ли? А мама, если тебе интересно, меня уже видела, трёпку задала...
   -- И? -- подбодрил я, услышав во фразе некую незавершённость.
   -- Велела не попадаться тебе и Чучи, потому что прибьёте.
   -- Правильно понимает остроту момента. Руки так и чешутся. Твоё счастье, что женщин я не бью, а пороть тебя поздно.
   -- Уф-ф...
   -- Рийо может думать иначе. Поэтому будем считать, что ты наказана. Вечером жду у корабля, поможешь развлекать местную малышню. Мне нужен свежий источник героических баек.
   -- Легко! -- просияла она.
   -- Не обольщайся, про Осоку я почти всё рассказал.
   Радостное выражение на лице негодницы сменилось тоскливым:
   -- Тогда что вообще...
   -- А вот и подумай. Иначе, какое это было бы наказание?

Полный текст произведения в формате PDF с иллюстрациями можно скачать по ссылке отсюда
  
   В тексте использована песня "Ночная дорога", автор - Алькор (Светлана Никифорова)





Эпилог: Принцесса Альдераана