Часть 2 "В плену у некроманта"
  
  
  Глава 1
  
   Из темноты, рябившей колючим бураном, вышел человек. Мужчина был выше среднего роста, широкоплеч, одет в простую серую стеганную куртку и вязаную шапочку из неокрашенной пряжи, из-под которой выбивались волосы цвета воронова крыла. На вид ему было около сорока лет и несмотря на простую, совершенно не броскую одежду, цепкий взгляд зеленых глаз выдавал в нем человека, облеченного властью.
   Поёжившись на холодном ветру, он поправил широкий ворот, прикрывавший от колючих льдинок обрамленное небольшой черной бородкой лицо, и шагнул под тусклый свет фонаря. Внимательно осмотрев качающуюся в порывах ветра "летучую мышь", он чуть заметно пожал плечами и, думая о чем-то своем, двинулся вдоль обледеневшей дороги, пробираясь по снежным переметам, кое-где доходившим ему до колена. Человек кутался в широкую, подбитую мехом куртку, придерживая трепещущий на ветру овчинный ворот, иногда замирал, вглядываясь в темноту и прислушиваясь, словно жулик идущий на дело. Пригородный поселок еще спал, совершенно не спеша выбираться из объятий морфея в это еще по-зимнему холодное раннее субботнее утро.
   Человек шел, внимательно вглядываясь в предрассветную черноту и далекие огоньки фонарей, изредка останавливаясь и изучая начинавший вытаивать из серых сугробов разный мусор. Одинокая жестяная банка и пара вытаявших пивных бутылок заинтересовали его настолько, что он, присев рядом на корточки, потрогал их рукой. Затем задумчиво хмыкнул, кивнув самому себе, словно соглашаясь с чем-то, отряхнул руки от грязного придорожного снега и продолжил свой путь. Через пару домов его очень заинтересовала припаркованная у ворот старенькая шестерка. Он обошел ее по кругу, трогая рукой ледяное железо корпуса и заглядывая в салон, затем присел и погладил колесо. За ближайшим забором, во дворе, скорее всего услышав скрип снега под ногами, громко забрехала собака и незнакомец поспешно ретировался. Там, где ветер выдувал сыпавшую с неба ледяную крупу, было черно от грязного весеннего льда и мужчина пару раз поскользнулся, удержался лишь ухватившись за штакетник полисадника.
   Внезапно утреннюю тишину прорезал гудок поезда, проходящего в другой стороне от дороги, метрах в трехста от тропинки, по которой шел мужчина. Фонарь прожектора локомотива замигал сквозь стволы деревьев, послышался громкий перестук колес набравшего скорость пассажирского поезда. Казалось, это немного напугало идущего, он съежился и нервно закрутил по сторонам головой. Но поезд промчался дальше, игнорируя небольшую остановочную платформу поселка. Вслушиваясь в звуки удаляющегося поезда, мужчина постоял еще пару минут, потом вроде бы успокоился и осторожно пошел дальше, приближаясь к металлическому навесу автобусной остановки.
   Минутой позже, откуда-то из проулка вышел еще один человек - он тоже направился к остановке. На вид значительно моложе первого, невысокого роста, черноволосый. Он был одет в старенький спортивный пуховик и серую заячью шапку с опущенными ушами. В руках он держал тяжелую хозяйственную сумку, побрякивающую разным строительным инструментом.
   Зайдя под навес, парень поставил сумку на единственную не выломаную доску лавочки и прикурил сигарету, щелкнув простенькой газовой зажигалкой.
   Вроде бы обычное поведение невысокого парня заставило напрячься чернобородого, его рука метнулась к поясу, на котором был нашит накладной карман, и нащупала деревянную рукоять небольшого ножа. Однако молодой не проявлял признаков агрессии, а продолжал спокойно покуривать сигаретку, усевшись возле своей сумки, болтая ногой и при этом попинывая кусок льда у металлической стены.
   Внимательные зеленые глаза еще с полминуты изучали сидящего на остановке, однако тот вел себя естесственно и расслаблено, и это успокоило смотревшего на него. Будто бы решившись, он сделал шаг из темноты и присел на противоположный конец лавки. Куривший равнодушно мазнул по вновь подошедшему взглядом, а потом что-то спросил, одновременно похлопав пальцами правой руки по запястью левой. Высокий зеленоглазый мужчина поначалу напрягся, потом, не отрывая взгляда от спросившего, показал свое левое запястье, приподняв рукав куртки, и пожал плечами. Такой незамысловатый ответ вроде бы устроил сидящего, он коротко кивнул и тоже чуть пожал плечами, выкинул докуренную до фильтра сигарету и поправил широкий клетчатый шарф, защищая им лицо от ветра. Потом прикрыл глаза, явно собираясь вздремнуть до прихода первого автобуса.
   "А это шанс, и шанс стопроцентный!" - подумал зеленоглазый человек, еще раз окинув внимательным взглядом окружающую их темноту. Вокруг было тихо, лишь в стороне от дороги светилось сквозь буран несколько расплывчатых огоньков, да пару раз для проформы гавкнула собака в дальнем дворе.
   "Надо действовать, пока время на моей стороне, чуть рассветет и не факт, что выпадет такой случай. Скорее всего, днем тут людно," - и зеленоглазый, решившись, активировал большой серебрянный амулет с довольно крупным сапфиром, сжав его в кулаке так, что побелели костяшки пальцев.
   Он быстро шагнул к прикемарившему на досточке молодому строителю и прижал свою голову к его голове, придерживая того за шею.
   Парень в испуге широко распахнул глаза, попытался рывком вскочить на ноги, но сильная рука зеленоглазого удержала его на месте, погасив первый неуверенный рывок, а затем взгляд сидевшего расфокусировался, напряжение ушло, отчего лицо парня стало совсем каким-то по-детски беззащитным. Чернобородый, продолжая стоять голова к голове, не спеша досчитал про себя до двух дюжин, и отступил шаг назад. Сидевший на скамейке, продолжая смотреть ничего не выражающим взглядом сквозь так подло напавшего на него мужчину, качнулся, и кроличья шапка полетела с его головы в прямо в истоптанный снег. Бородатый ловким движением подхватил ее у самой земли, надел на голову строителя и аккуратно прислонил того к столбу остановочного навеса.
   -Ничего, дружок, потерпи немного. Кастор говорил, что такая считка совершенно безвредна, через малое время ты придешь в норму и даже не вспомнишь обо мне. Ну, а мне ждать тоже резона нет. Пора.
   Зеленоглазый разжал ладонь и посмотрел на остатки осыпавшегося амулета на покрытый паутиной трещин помутневший камень и не без сожаления, забросил его с размаха в серый придорожный снег. Чтобы не терять времени даром, он выбравшись на дорогу побежал обратно, немного скользя своими кожаными полусапожками по обледеневшему асфальту дороги.
   Так и не стихнувший буран, казалось, закружил колючий снег с новой силой, словно пытаясь задержать спешившего в обратный путь зеленоглазого мужчину, кидая ему в лицо новые порции острых льдинок. Перед поворотом он все же поскользнулся, и, не удержавшись на ногах, больно приложился о лед коленом.
   В тот же миг из-за поворота вынырнули два ярких огня, ослепив нашего ночного искателя приключений. Последнее, что он увидел был быстро приближающийся серебристый бампер и черное боковое окно скользящего юзом внедорожника. Буквально через мгновение он ощутил сильный удар и резкую боль, которая полыхнула перед глазами красно-зеленым, проваливая сознание нашего героя в бездонный колодец.
  
   * * *
  
   Очнулся Вардис в темном, прохладном помещении. Дышать было тяжело, грудь сдавливала какая-то повязка, вся влажная от пота. Попытался перевернуться со спины на бок, и застонал от резкой боли в ребрах и левом плече. Голова тоже была перебинтована. Его мутило и очень хотелось пить. Вардис прошептал заклинание "белого лекаря" и, аккуратно правой рукой, стараясь не беспокоить свое тело, сотворил в воздухе знак, призванный если и не снять, то на какое-то время хотя бы приглушить резкую боль, чтобы прийти в себя.
   Стало немного легче. Он опять прислушался к своим ощущениям и, опираясь о холодную каменную стену справа от лежанки, присел, опустив ноги на холодный каменный пол. Ох, ё!.. Еще и колено болью прострелило, когда ноги коснулись пола. Первым делом он прикрыл глаза, хотя пока разглядел только стену рядом и решетку из толстых арматурин, до которой он мог при желании дотянуться рукой, и "включил магическое зрение. Осторожно, орган за органом начал сканировать свое тело и выявлять полученные травмы.
   Так... ребра... два сломано... и еще...да, точно, трещина в третьем. Левая рука в плече... закрытый перелом, но без смещения, и кость уже начала срастаться. Колено... колено вроде нормально, без переломов и трещин, просто то ли от удара так опухло, то ли еще и сухожилие надорвал, а скорее всего все вместе. С одной стороны, это хорошо, хотя чего лукавить - хорошо, конечно, со всех сторон: что осколки в переломах не разошлись и срастаться уже начали. Плохо, что он уже довольно долго тут находится. Скорее всего пару суток, раз кости поломанные уже срастаться начали - никак не меньше. А сколько конкретно находится и где это "тут" - еще нужно выяснить. Явно ведь не в своем замке и не в спальне летней резиденции.
   Но пока продолжим.. Так, дальше... голова... Вардис с облегчением вздохнул. Голова в порядке, только болит очень. Ну, по крайней мере, не пробит череп, просто запекшаяся кровь коркой на лбу и в волосах, а еще обширная гематома на лице, в простонародье именуемая "бланш в полрожи". Сотрясение, конечно, было, но это не страшно, несколько дней, максимум неделя и организм сам приведет голову в порядок. Вот с рукой подольше будет, там недели полторы, а то и две пока все срастется, ребра сломанные тоже не вызывают оптимизма, но побыстрее должны в норму прийти.
   Вардис посмотрел на свои ноги. Вернее, в полной темноте он посмотрел в сторону своих ступней, покоившихся на холодном полу, и начал ощупывать колено. Перелома не было, но колено болело и было раздуто до того, что натянуло тонкую ткань подштанников. А пол-то ледяной, ноги замерзли основательно.
   -Сапоги? Где они? Какая разница, что он сейчас прибывал во тьме, сапоги на ногах он бы почувствовал. Но их не было. Портянок тоже не было, по-крайней мере, они не были намотаны на ноги. Он провел рукой по бедру и понял, что стеганные утепленные штаны тоже отсутствуют, а сидит он босой и в одних домотканных подштанниках.
   Рука скорее интуинтивно метнулась туда, где на куртке был пришит карман с небольшим, но острым как бритва ножом с обоженной рукоятью из белого ясеня и клинком в кожаных ножнах. Но ножа не было, как и надетой ранее утепленной куртки. Даже теплая рубаха отсутствовала, только самотканная безрукавка была на нем.
   - А ведь там, в подкладке куртки, пару небольших амулетов было зашито. Пара серебряных чешуек, хоть и небольших совсем, по весу едва в треть от тройской драхмы, но с выбитой мастером магической руной и заряженных перед самым переходом. Вот черт, как жаль-то! Там в один только "каменный щит" нормально энергии закачано, как он бы мне сейчас пригодился. Да и без "неспящего" чувствуешь себя совершенно неуютно. Привык уже, и без элементарных охранных амулетов, типа вшитого в куртку сторожка, чувствуешь себя словно раздетым. Вардис скривился:
   -Так и вправду ведь сейчас раздет до исподнего.
   А еще его расстроила пропажа амулетов тем, что нет уже Кастора- того, кто все эти амулеты изготавливал. А сильный маг, который может создавать новые амулеты и потом накачивать их магической энергией на вес золота. Да, что золота, серебра!
   Вардис в испуге стал ощупывать кисть левой руки. Нет, простенькое серебряное кольцо было на месте, да и не снималось оно уже лет сорок, вросши в плоть указательного пальца. Это ему еще по-молодости отец дарил - простенькое такое колечко с руной силы, но так выручавшее в рубке с более сильным противником или помогавшее в дальних рейдах, где переходы порой были по времени дольше, чем световой день. Затем он протянул руку к мочке левого уха, небольшое кольцо-серьга тоже было на месте. Вардис, успокаиваясь, перевел дыхание.
   - А ведь в серебряную серьгу влито заклинание "усиления слуха." Оно, конечно, амулет простенький, при максимальной нагрузке разрядится за четверть часа, но ведь нужный, порой выручавший и спасавший жизнь владельцу. Вардис его не использовал постоянно, а активировал время от времени, в развед-рейде, например, или ночью, когда послышится какой-нибудь подозрительный шум. Существовали, конечно, амулеты, которые в постоянном режиме усиливали слух владельца, но там и амулет нужно весом поболе в несколько раз и, желательно, с кристаллом драгоценного камня, куда энергию аккумулировать можно, чтобы не одноразовые, как у него. Лэр вздохнул. Там и цена другого порядка совсем, он не стал их брать, подумал, что для получасовой прогулки и того, что есть с лихвой хватит. Пожалел дорогие амулеты, а вот поди ж ты, сиди теперь в полной жо... хм, тьме беспросветной и думай о судьбе своей грядущей. Он все же активировал амулет, но не на полную мощность, и совсем на малое время. И тут же отключил его, ничего толком не расслышав, чтобы пока не тратить драгоценную энергию.
   Кстати... Вардис ощупал тюфяк, на котором сидел. Набит тюфяк совсем не соломой, а вроде как чем-то мягким, хотя едва уловимо пованивало от него, но сидеть было удобно. Вот еще бы подушку под спину - и для удобства, и чтобы от холодного камня защититься.
   Маны в его теле оставалось меньше половины, даже скорее треть. Видимо, организм растратил резервы, самостоятельно борясь с полученной травмой. Попробовал восстановить потраченную энергию, но дело не увенчалось успехом. С нанесенными магическими татуировками усиления даже полностью истраченная магическая энергия восстанавливалась в организме за сутки. И далеко не простые татуировки у него наколоты, возможно, таких ни у кого нет больше даже в Вардосской империи, не говоря уж о Великих княжествах. Только у сына еще моего такие татуировки есть, и все. Магические знаки темной эльфийской руницы, Лаэрт наносил их по-темноэльфийски кое-где иглами, а кое-где мелкими надрезами, оставляемыми острым, как бритва, ритуальным ножом. И не за раз, а день-два, бывало, пыхтел над одним только знаком, в каждую руну магии под завязку вливая. Так что теперь и энергия у Вардиса и его сына Климента восстанавливалась, как минимум, вдвое быстрее против обычных магов. И вот на тебе... всего треть ее в организме осталась и сейчас не пополняется мана совсем. Очень это странно.
   Он резюмировал свой осмотр - в общем, раны не критические, но довольно многочисленные. Если бы была постоянная подпитка маны магической энергией, через пару недель, а то и раньше, он бы был полностью в норме. А вот тут... тут он не знал, сколько организм будет восстанавливаться самостоятельно. Так ведь и месяц проваляться можно, а то и больше. И ведь у него был с собой амулет "каменный щит", пусть небольшая чешуйка с руной, но все же. Если бы не активация этого амулета, которая происходила сама в случае реальной угрозы, то и травмы были бы намного серьезней. Кто же его так уделал? Вардис осторожно помотал головой, и потер виски. Удар... Боль... Вот чёрт, совсем же ничего не помню!
   Амулетов некоторых нет, и маны всего треть, хотя согласен, много ее потратилось на блокировку боли и первоначальное излечение травм. Да и при получении этих самых травм мана изрядно опустела, иначе было бы все намного серьезней, так и восстановления магической энергии совершенно не чувствовалось. Почти в любой ситуации, когда был расход маны, ощущался и прилив энергии, так сказать, естественная циркуляция любого магика, который достиг хотя бы первого уровня. А у Вардиса был, слава святому кругу, далеко не первый, он даже мог применять боевые заклинания, требующие мгновенной реакции и огромного слива энергии из маны. Пусть всего пару боевых заклинаний мог применить против врага, самых простых, но ведь мог же.
   И всегда энергия моментально начинала восполнять ману, как только было потрачено ничтожное ее колличество пусть на самое простое волшебство. Тьфу ты... да даже на то что и волшебством-то не назвать. Вот магическое зрение активировал, и уже чувствуешь, как энергия заструилась, подкачивая и восполняя ману. А тут нет! Просто полное отсутствие вокруг магической энергии. Как такое может быть?
   Где-то вдали раздались шаги и одинокий щелчок, под потолком зажегся яркий светильник, свет резанул по глазам и одновременно к Вардису вернулось воспоминание, как он перешел по выращенному Кастором каналу в другой мир, и как задействовал его амулет, совершив считку частей памяти того парня, что ждал на остановке первый автобус. Вардис прислушался, одновременно активируя свой магический амулет-серьгу. Но все что он услышал - это как кто-то дышал за закрытой дверью, то ли рассматривая его в щелочку, то ли раздумывая, входить в помещение с пленником или нет. И лэр, отключив амулет, углубился в собственные размышления.
   -Так я, выходит, сейчас в другом мире, я же не успел вернуться. А что случилось? Было еще темно, когда я возвращался, подскользнулся на дороге... вдруг яркий, слепящий свет... фары автомобиля и удар? Удар сильный, от которого я и вырубился. Меня сбила машина, от того и травмы эти. -Наконец пришел к выводу Вардис.
  
  
  
   Заскрежетала, открываясь, железная дверь. -Железная! -Успел подумать Вардис. Часть двери ему была видна из-за колонны, возвышавшейся посередине помещения. -Хорошо живут. У нас железную дверь не каждый аристократ может себе позволить. Ну еще бы, фунт плохенькой болотной руды на рынке стоит порядка десяти су, то есть фунт доброго железа будет уже не меньше ливра, а то и двух. А ведь наш фунт это почти треть от здешней меры веса. Вот и выходит, что железная дверь, да вместе с работой... у-у пару золотых выложи -не скупись, а то и больше. Да что, дверь! Тут решетка вон тоже железная- прутья с палец толщиной, наверное на три таких двери потянет.
   Вардис поймал себя на мысли, что он углубился в расчеты стоимости железной двери и решетки, совершенно отвлекшись от происходящего. Но ведь и тот, кто открыл дверь, не спешит выйти из-за беленой каменной квадратной колонны, словно раздумывая, показываться на глаза пленнику или нет. То, что Вардис сейчас находится в роли пленника, он уже успел понять, разглядев серую бетонную нишу, примерно четыре на пять шагов, отгороженную от основного помещения той самой, толстой решеткой.
   Хороший мир. Если даже, железо здесь в несколько раз дешевле, то уже есть резон. А ведь главная надежда была на серебро. Если, как уверял его Кастор, тут нет магического фона и соответственно магиков, то и главный магический металл должен стоить намного дешевле, чем дома. Теперь-то он был в этом уверен. Теперь, когда он частично просканировал воспоминания того парня, он знал точно - в этом мире благородное серебро было намного дешевле золота. Это очень хорошая новость. Одно не ясно - будет ли у него возможность воспользоваться полученным знанием, а тем более воспользоваться самим серебром из этого мира.
   Глаза немного привыкли к незнакомому, режущему глаза электрическому свету и наш пленник решил оглядеться. Все же прикрывая глаза от нестерпимо яркого света, Вардис глянул в противоположный угол помещения и обомлел. Квадратный стол или алтарь, покрытый багряной тканью. По краям толстые черные свечи. На столе какая-то металлическая чаша и стеклянный череп. На стене, над алтарем кровью, небрежно с потеками выведена перевернутая пятиконечная звезда. -Хм... скорее все же краской рисована, - подумал Вардис, -засохшая кровь, она бурая, а это краска ярко-алая, блестящая. Хотя, стоит признать, смотрится очень эффектно. На квадратной колонне, как бы смотря на алтарь красными стекляшками глаз, была подвешена черная голова козлища с большими кривыми рогами.
   -Тьфу ты, нечесть! Это куда меня угораздило попасть? - подумал Вардис, и по его спине пробежал неприятный холодок. -Алтарь, черные свечи, козлинная голова и перевернутая пентаграмма - все это наводила на нехорошие мысли. Все это, явные атрибуты темной магии. И, главное, череп на столе. Череп это символ некромантов. Неужели Кастор ошибался, и в этом техногенном мире, лишенном магического фона, тоже есть магики, колдуны, шаманы и ведьмы?
   Свет погас так же внезапно, как и зажегся. Но через секунду невидимый хозяин застенка включил тусклый светильник, горящий нервным синим светом. В полумраке из-за колоны шагнул человек небольшого роста. Обряженный то ли в длинный халат, то ли в черную хламиду с капюшоном. Черная клиновидная бородка, руки с массивными перстнями на пальцах были скрещены на груди. Капюшон надвинут на самые глаза, которые оставались в тени, видно было только рот с пухлыми губами и соответственно черную козлинную бороду.
   Мужчина театральным жестом развел руки и Вардис увидел на его груди большой амулет на толстой цепи, изображавший человеческий череп в круге со множеством острых лучей.
   Вардис почувствовал, как у него вновь закружилась голова. Он рухнул бы на пол своей камеры, если бы не придерживался правой рукой за доски лежака. И все же ему пришлось откинуться спиной на каменную стену, чтобы справиться с головокружением и не упасть.
   "Вот же мерзость нечистая! Угораздило меня. Ведь точно некромант! И по одежде и по магическим атрибутам. Но как? Неужели тут живут такие сильные ведьмаки и чародеи, что его вычислили в течении четверти часа и заперли в этих застенках с толстой решеткой?! То, что темный колдун был сильным, не вызывало сомнения, даже аура не выдавала в нем магика. Изменить свою ауру, да так, чтобы от магического зрения маскироваться? Сильный однозначно. Ведь он даже не отобрал у лэра амулеты в виде серьги и кольца на пальце, да хоть бы попросту отрубив палец с этим самым кольцом. Значит настолько уверен он в себе.
   А уровень? Если даже на пару уровней больше, чем у Вардиса, то применять к нему изученные боевые заклятия совершенно нет смысла. Если только врасплох взять, когда совершенно не ожидает, да когда он без своих колец и амулетов будет. А кто знает, что у него там за знаки на теле наколоты? Да и под одеждой может пару амулетов висеть. Врасплох, да еще голого... это из-за угла, после бани что ли?" - криво усмехнулся Вардис самым уголком рта.
   "А ведь у него и кольца, и цепь, и сам амулет из чистого серебра. Тут хоть серебро и не вступает в реакцию с магическим фоном, однако любой магик, даже первого уровня, безошибочно опрделит его наличие.
   Да на нем целое состояние надето, все это не меньше десятка унций весит. Хм... а серебро вот так с ходу не определишь, нет магического фона вокруг, вот оно и смотрится как обычный металл, тут магическое зрение подключать надо. Это у нас самая мелкая серебряная чешуйка вспыхивает россыпью изумрудных искр. От того и не окисляется никогда, не темнеет, в отличие от здешнего."
   Колдун снова свел руки к груди, словно давая понять пленнику - ну что червь, узрел мою силу и величие, понял, как ты жалок и беспомощен? Ну, пожалуй, будет с тебя. Он быстро шагнул за колонну, а через пару мгновений послышался уже знакомый скрежет железной двери.
   -Все пропало, я в плену у некроманта! -Только одна мысль, не смотря на вновь нахлынувшую усталость, билась в мозгу у лэра.
   Усталость, нервное напряжение или болезненная слабость, а скорее, все вкупе навалилось на лэра и он вновь впал в беспамятство, упав на вонючий тюфяк.
  
   * * *
  
   -Ну, что там? -Спросила сухощавая и жилистая рыжая женщина у возвратившегося из подвала мужчины в черной бархатной хламиде. Её ярко-рыжие волосы были острижены в каре. Была одета в розовую молодежную олимпийку и короткую кожаную юбочку, поэтому по фигуре ей можно было дать лет двадцать пять, однако, если приглядеться к морщинам около глаз и обвисшим уголкам тонкого рта, было ясно -ей глубоко за тридцать, даже скорее к сорока. А может, ее так старила темно-бордовая помада, почти черная, когда она поворачивала лицо в тень и такого же цвета лак на ногтях. Сама она сидела в глубоком кресле, стоявшем вполоборота к почти прогоревшему, но еще шаявшему рубиновыми углями, камину. На лакированном журнальном столике стояла откупоренная бутылка вина и большая тарелка с разными фруктами.
   -Чё, чё! Драчёчё! - зло передразнил он ее. - И не нукай- не запрягла! Говорил же тебе, дура, что гололед страшный. Так нет... Дай порулю, дай порулю! Еще и разогналась, как бешенная.
   - Да ладно тебе, Гарик. Ну правда, не виновата я, - начала оправдываться рыжая. - Он сам неожиданно из-за угла выскочил.
   - Не винова-а-а-тая я, он са-ам прише-е-ел, - прогнусавил, растягивая слова, козлобородый, передразнивая свою подругу. - И сколько раз говорить, не Гарик - Герман! Гер-ман! - произнес он по слогам, повышая голос. - Я же тебя больше Ленкой не зову. Коли уж взяли новые имена, так забудь про старые.
   - Ну-у, Га... Гера, ну не сердись на свою рыжую ведьмочку. Ты себе новый паспорт сделал, ты теперь и по-паспорту Герман. А я? Мне когда новый закажем?
   -Ты же знаешь, сейчас не до этого. Бессонов на дно залег, сейчас ниже травы, тише воды в столице себя ведет. Слышал даже, что сам сваливать оттуда собирался, но нет, вроде пронесло- удержался. Утрясется все, тогда и тебе новый паспорт через него справим. А машину за твой счет починим. Поняла?
   -Там бампер всего и крыло немного побилось. Без проблем починим. - беспечно махнула она рукой. - Отдадим на СТО и сделают, там же крови нет, да и никто не видел. Ну скажешь, что я училась разворачиваться и в дерево въехала. Повезло зато, что никто ничего не видел. Теперь вот у нас где голубчик!
   -А фара? Фара вдребезги, фару менять надо. Да и бампер пластиковый разлетелся в куски, его тоже покупать. Не хотелось бы машину за копейки отдавать, когда сваливать решимся. Да и не факт, что совсем никто как ты его сбила не видел. - И, внезапно сменив тему, спросил - Слушай, а ты и по-паспорту Ираидой хочешь быть?
   - Ну, а чего? Сильное имя. Про эту ведьму даже в библии прописано. Ты же вроде не против был?
   - Запоминающееся очень, необычно. Да и в Украине по делу нашей секты ты с этим псевдонимом засветилась. Может все же Маргарита? Марго?
   - А ты, значит, мастер? - хохотнула рыжая. - Подумаю, да и самостийная далеко. - отмахнулась рыжуха. -А в Европу свалим, там все одно как-нибудь под местное переиначат. Ну так, что там, Герман?
   - В себя пришел, сидел на топчане глазами лупал, потом опять вырубился. Главное не орет от боли, а то хоть и подвал, не приведи демоны, его соседи услышат. А ведь и рука и ребра точно сломаны, а молчит.
   - Не услышат, того мелкого зассанца- Борюсика никто не слышал, хоть и ныл постоянно, вспоминал свою мамочку-алкоголичку.
   - Тс-с! Курва! Сколько раз говорить, забудь уже. Что было, то было - сейчас нет его больше.
   - Да я же только с тобой об этом вспоминаю, - обиженно засопела Ираида.
   - Вот баба-дура, привыкнешь его вспоминать и ляпнешь при том же Андрюше, что мы с мелким сделали. Жертву повелителю сотворили и все - забудь! Наградил тебя наш хозяин силой - хорошо, нет, так в другом одарит - поняла?
  Ведьма кивнула.
   -Да и Борюсик малой был, пуганули, и только всхлипывал сидел в свой клетке, да ночами под себя мочился, а от этого здоровяка хрен знает чего ожидать.
   - Так может мы его тут и кончим? Внизу? Устроим хозяину черную мессу и определим в жертву этого придурка?
   Герман поморщился:
   -Определим, определим, но ты же знаешь, что, когда мы на капище древнем жертву творим, то хозяин меня хорошо силой одаривает. Место силы это тебе не подвал домашний. Погодим маленько. Через неделю оттепель обещают и весну раннюю. Дороги просохнут и этого на капище свезем.
   - Ну то тебя-я, - опять обиженно протянула ведьма. -Да и ждать долго - месяц, а то и больше.
   - Сказал же, не даёт силу колдовскую, так в другом одарит. Да и не всем же экстрасенсами да магами быть. Верить надо, а не роптать, да языком чесать. Да и погодить лучше, не пороть горячку, вдруг видел кто или искать его активно начнут. Посидит пока, а там решим что с ним делать.
   - Так этот вон через три дня в себя пришел, а через месяц совсем здоров будет. Как справимся тогда?
   - Даже если совсем все переломы срастутся, придумаем что-нибудь. Снотворное введем, или вон из твоих запасов марафетом уколем. Тут ехать-то час с небольшим, главное чтобы дороги лесные просохли.
   - А дубинушке нашей чего скажем? Спросит ведь, однозначно спросит, что за фрукт в подвале сидит, - поинтересовалась женщина.
   - Ты про Андрюшу? -уточнил экстрасенс. -Так скажем, что этого тоже лечим, от припадков. Главное, чтобы не говорил с ним ни о чем. Пусть под твоим контролем ему воду и пожрать носит. И, вобще, скажи, что тот в подвале - сумашедший, мол, нельзя с ним общаться. Поняла?
   Ведьма опять кивнула, плеснула красного вина в хрустальный стакан и взяла крупный персик из большой разукрашенной тарелки.
   - А ты когда к Бесу собираешься?
   - Ты только при нем это не ляпни! Он жуть как своего прозвища не терпит. - поморщился Герман. -За такое прибьет, не поморщится. А нам с ним хорошие отношения надо поддерживать, нам от него еще многое может понадобиться.
   - Да ладно! - опять отмахнулась ведьма. - За глаза все зовут, да и видела я его, пока в Москве были, пару раз мельком. Он больше с тобой общался. Так когда летишь? - опять повторила она свой вопрос.
   - Дня через три - четыре. Но я не надолго.
   - А чего ему от тебя надо? - не унималась с расспросами рыжеволосая ведьмочка.
   - Дело, говорит, есть. - пожал плечами колдун. - и разговор не телефонный.
   - А, может, ну его? От его рожи за версту неприятностями несет. Может, этого в подвале на жертвенник, и валить самим?
   - Вот дура! - сжал кулаки Герман. - Ладно дом снят через него, а машину? Машину ты продать за день успеешь? Если только за копейки. Так ее еще отремонтировать надо, после твоих-то рулений. Мебель тоже бросать жалко, дорогую брали. Ты это очень быстро все кому продашь? Паспорт тебе новый в конце-концов нужен, далеко ты со старым паспортом убежишь? Без Бессонова у нас таких связей нет, а он сделает. Раз обещал, то значит точно сделает.
   - Сделает. - согласно кивнула ведьма. - Но и поимеет с нас опять.
   - Ну поимеет немного - не смертельно! Зато с домом вот помог, а в Москве, хоть имел свою выгоду, но клиентов нам богатых находил. Вобще, в Москве нас никто не трогал только благодаря ему. Да, делились. - согласно кивнул Герман. -Так и взяли там жирно. За четыре месяца больше пяти лямов с лохов богатеньких подняли.
   - Так много за аренду дома ушло и на машину. - поморщилась Ираида.
   - Ну не много допустим, а по сравнению с тем что есть - так сущие копейки. А куда деваться? Машина нам нужна, не на автобусе же в город мотаться. А дом вобще кто-то из его знакомых братков себе строил, а потом вроде посадили, потому и обошелся в аренду совсем не дорого. Зато, тут в поселке, нас никто искать не додумается. Да и место знатное, я про то древнее капище еще в секте слышал.
   - Только деньги тут проживаем, а толку никакого нет. А, может, опять секту организуем? Соберем адептов. Наберем студентов разных, молодежь- хоть какой, а прибыток.
   - Нее, нельзя так палиться! - решительно мотнул головой Герман. - Риск велик, а возни с ними много.
   - Тогда в городе несколько раковых за большие деньги пообещаем вылечить? Нам миллион-другой лишними не будут. Сам знаешь, список онкобольных через медперсонал выкупить не проблема, а родители за своего спиногрыза помирающего или любящий супруг, никаких денег не пожалеют. Они же в горе своем как в трансе прибывают, никакого гипноза не надо. Сами тебя убеждать будут деньги взять- только вылечи! Пообещал им, и уже согласны миллионы заплатить, ну если не нищеброды конечно.
   А вобще, ненавижу эту сволоту, этот сброд напыщенных, зажравшихся животных! - ведьма в сердцах даже притопнула ногой обутой в розовый тапок с помпоном. - Общаешься с такими, у всех принципы, все на публике в моральных рамках себя держат. Что ты! За высшие идеалы, за мир во всем мире. А как волю дать, так пускаются во все тяжкие, только себе и загребают. Толкаются как свиньи у корыта, хлюпают рылами своими, только бы побольше заглотить. Все властьимущие поголовно сладострастники, прелюбодеи и скоты двуличные. Все у нашего господина на суде в аду будут!
   Или вот эти, кто деньги большие за чудесное исцеление платит. На кривой козе бывает не подъедешь, дом элитный, охрана, в офисе личный кабинет с жопастой сектетуткой, а как приспичит, так готовы в ногах валяться, умолять. Таких и надо на бабки опускать. Об одном жалею, что у Борюсика мать пьянь подзаборная была, я бы других на капище десятками возила, у кого папаша чиновник зажравшийся, мент при должности или олигарх доморощенный. С этих деньги брать приятно, посмотреть на их вид униженный, а потом мордой в дерьмо, чтобы всю жизнь помнили, а недоносков их на капище- в жертву темному властелину! Еще баб ненавижу ихних - тоже мне, светские львицы! Сами перед собой нарядами, да цацками с брюликами выпендриваются, а по-натуре шалава пробу поставить негде. Блядь, но с претензией.
   - Ну чего разошлась-то? Этого ненавижу, того убью! Сидишь и шипишь как змея.
   Ираида отмахнулась, но продолжила уже спокойным голосом. -Давай, Гера, разведем еще хоть парочку таких, ну хоть одного, а?
   - Да ты, мать, сам процесс больше любишь? Признайся, ведь деньги у тебя на втором плане? Нравится тебе над такими доминировать, получать моральное удовлетворение, таких кидая? Хотя, конечно, и твое пролетарское прошлое из занюханного рабочего поселка само за себя тут говорит. Достали тебя богатенькие да своенравные в свое время, вот и мстишь как можешь? -Герман усмехнулся и, хитро прищурившись, погладил свою бородку.
   Ведьма промолчала, и Герман через некоторое время нарушил возникшую паузу. - Нельзя сейчас, сама ведь знаешь, полгода всего прошло, как затихарились. Нас в Москве еще помнят хорошо, ищут те, кто деньги не считает, любую сумму выложит чтобы нас ему доставили - поквитаться за обман. Да и Украина не так далеко, как тебе кажется. Какая тебе секта новая или раковые? Хотя согласен, дело архиприбыльное, да и моральное удовлетворение от проделанного присутствует, тут согласен с тобой полностью. Но нельзя! Сейчас нельзя.
   - Когда тогда? Когда моим паспортом займешься и когда будем в Европу валить? - нервно дернулась рыжеволосая и отхлебнула щедро из стакана.
   - С голой задницей не свалишь. Хоть и есть у нас немного, но этого мало. Чтобы в Европе школу черной магии открыть и адептов собрать, как и планировали, еще столько же надо. Сама знаешь, везде по одежке встречают, поэтому для начала и вложить денег не мало треба. Понты- дороже денег. -Он усмехнулся и приобнял рыжеволосую, потом внезапным движением взъерошил её яркие волосы.
   -Не унывай, Идка! Мы с тобой живем в благодатное время, сейчас каждый год в мире появляется тысячи новых религиозных учений. Америка, Азия , Африка, да и белые люди наконец-то прозрели, отринули своего лживого иудейского бога и в основной своей массе устремили взоры к князю истины, князю мудрости, князю света и тьмы. По всей Европе закрываются церкви убитого бога- нам раздолье! И в старушке Европе и в далёкой Америке, мы соберем обильный урожай из неофитов. Ты сама знаешь, что обработать можно почти любого, и богатого и нищего, пыщущего здоровьем и больного, жадного, тупого, заумного, повторюсь- любого. Главное найти слабину, ту самую ниточку или струну в душе, за которую надо потянуть своевременно.
   Мы с тобой, Идка, создадим свою церковь, церковь с большой буквы- Церковь Темного Властелина. Мы откроем филиалы по всему миру. Не предавай меня, верь мне и будешь главной жрицей новой мировой религии. Мы станем иерархами истинной церкви. Наши портреты будут висеть в каждом приходе новой церкви во всех уголках мира, в каждом доме и каждой комнате наших последователей. Люди будут обожествлять нас, прислушиваться и жадно ловить каждое оброненное нами слово и стараться предугадать и исполнить любое наше желание. А мы будем прославлять темного властелина и деяния его, и тогда он осенит нас своим дыханием и наделит своей силой и своей мудростью.
   Герман вздохнул и приобнял подругу.
   -До лета подождем - поутихнет все, а когда паспорт готов твой будет, тогда и тут можно объявление в газете дать, да целителем пару месяцев подработать. Подумаем. Да и Бес... тьфу ты Бессонов сказал, что дело прибыльное и ему моя помощь в чем-то нужна. Так что поеду, послушаю что хочет, с меня не убудет.
   - Не доверяю я ему! - скривилась рыжеволосая ведьма. - Бандюга он прожженый, как бы на наши денежки глаз не положил.
   - Ида, у него с наркоты обороты другого порядка. Не знает он, что у нас все с собой. Я ему намекнул, что наши деньги уже там, за бугром, на счетах именных и никто их, кроме нас, не получит. Да и верит он мне сейчас. С полной верой ведь просил, то обряд на деньги проведи, то чтобы менты не спалили при перевозке груза. - Герман хохотнул. -Даже проблемы, что у него были, нам на руку сыграли.
   - Это как же? - заинтересованно подалась вперед Ираида.
   - Терки у него какие-то с ментом возникли. А мент не простой, тоже при бабках и при делах. Вот и загоношился наш Олежа Бессонов, как бы самому сваливать из "нерезиновой" не пришлось. Меня просил помощь всемерную оказать в магическом, значит, плане. Уверен он, значит, что силой я большой обладаю. Ну, да все во славу темного владыки! Вобщем, я мессу черную и провел, думаю - хуже-то не будет. А оно видишь как вышло, звонит радостный, все, говорит, разрешилось. Поделили они пирог столичный честь по чести, без лишнего, значит, кровопролития.
   - Все одно- бандюган. - махнула рукой рыжая. - Таким, как он, человека прирезать, что тебе пальцем пошевелить. И притом садюга- должников своих сам избивать до полусмерти любит, в особенности если девка попала, тут уж изощряется, как может. Рассказывала мне одна за него, живописно так - с картинками. Правда не она сама, а подружка ее от него пострадала.
   - Да? -удивленно вскинул брови Герман и растянул пухлые губы в мерзкой улыбке. - А кто тут из нас чуть не кончает когда жертвоприношение вершит? Любишь ведь, чтобы подольше, да поболезней им было? Чтобы жертва помучилась перед смертью?
   - Милый, так ведь и страх, и страдание жертвы нам в заслуги перед хозяином идут, разве нет? - промурлыкала ведьма, эротично выгибая спинку и облизывая темно-бордовые губы.
   Герман помолчал, потом нехотя кивнул. - Твоя правда. В этом ты настоящая посвященная ведьма.
   Ираида довольно осклабилась, но тут же вновь посерьезнев, сказала. -Хм... ну хорошо, все же ты поосторожней там... не доверяй никому, в особенности Олеже.
   - Да я сам себе не доверяю, - засмеялся Герман.
   - А мне? - опять промурлыкала Ираида, прищурив один глаз, она посмотрела на Германа сквозь стекло стакана.
   - О-о, мать! Да ты пьяненькая уже совсем. - осклабился он. - Пойдем-ка в коечку!
   - В коечку? В коечку я всегда согласная. - опять выгнула спинку ведьма. - Пойдем накажешь меня за то, что я была плохой девочкой, ездила на твоей машине без прав и разбила её.
   - На садо-мазо потянуло. - облизал он губы и растянул их в похотливой улыбке.
   - Как скажешь, дорогой. - приобняла его ведьма, встав с кресла. -Ты только порошочка мне чистенького привези от Беса, а?
   - Посмотрим, как оно там. - неопределенно мотнул головой колдун и, взяв за плечи, повел свою подругу в спальню. -Где кстати Андрейка наш? Спит что ли уже?
   - Спит. - кивнула ведьма. - Часов с семи вечера в своей комнатушке храпака давит. Двор от снега расчистил, вон дров в камин нарубил. И выпросил у меня, сердобольной, денюшку на четок, потом еще литром пива заполировал.
   - Ясно. А вобще лоб такой здоровый, а с четушки ведь пьяный засыпает. Ведь восемнадцать годков парню, а уже алкоголик хронический. Да еще и покалывается изредка. Я надеюсь, ты ему из своих запасов уколоться не даешь?
   - Ну так, а нам других и не надо, такие ведь самые управляемые, да за четок или дозу самые послушные. Нее, хрен ему во всю рожу, а не чистого. В крайнем случае, достанет у своих дружков-доходяг ханки, или вон пусть паленку свою глыщет. - мотнула головой ведьма. -Мне самой порошочка хорошего всего на пару раз осталось. Самой жуть как хочется, но держусь. Ты же попросишь для меня, мой милый мастер? - и она начала гладить козлобородого спереди пониже пояса.
   - Посмотрим, посмотрим, что там за дело такое у него ко мне. Потом и насчет твоего порошка посмотрим. - повторил он и, подтолкнул рыжеволосую к дверям спальни, с оттягом шлепнул ее по тощей заднице, обтянутой короткой кожаной юбкой, от чего его подруга залилась визгливым смехом.
  
  
  Глава 2
  
   Когда Вардис вновь пришел в сознание, в помещении все так же горел тусклый, синий светильник и кругом царил полумрак. Однако можно было во всех подробностях изучить закуток, в котором он был заперт, а если приглядеться, напрягая глаза, то и все довольно просторное помещение, в котором он находился.
   Его камера была примерно три на три метра, хотя нет, в ширину чуть меньше, где-то три на два с половиной. Хм... Вардис даже хмыкнул от удивления, еще недавно он бы измерил длину и ширину своей тюрьмы в футах или просто в шагах, а тут непроизвольно перешел на метрическую систему измерений.
   Кастор предупреждал, что амулет, а вернее само заклинание этого амулета очень сильное, возможно, первые дни память и самосознание человека, у которого считали большую часть воспоминаний, возобладает. Просто потому, что новые впечатления, отпечатавшиеся в сознании, ярче что ли, свежее. Но это ненадолго, потом если не все из считанного, то много начнет забываться. Ну все одно, сильное заклинание, сильное - не то слово, серебряный амулет почти рассыпался в пыль перегорая, даже благородный сапфир и тот, не выдержав, помутнел и раскололся. Супер-сильное и, скорее всего, уникальное по своей структуре плетения. Что ни говори, а бывший имперский академик-магик был гением, гением и не превзойденным мастером в своем ремесле.
   Лэр продолжил осмотр своей тюремной камеры и близлежащего помещения. Бетонная ниша, перегороженная решеткой из арматуры в палец толщиной. Причем квадратики между прутьями максимум сантиметров десять-двенадцать, только руку при желании можно просунуть, да и то дальше локтя уже не высунешь - не проходит. Под дверью тоже расстояние ненамногим больше, голову и ту не просунешь. На двери, предположительно там, где был замок, была наварена широкая железная пластина. Так, что ни дотянуться до замка, ни даже разглядеть его не было никакой возможности. Под потолком проходит толстая труба, скорее всего водяного отопления, но в саму камеру не заходит, а проходит снаружи по верхнему краю решетки.
   Грубо сколоченный топчан из неокрашенных толстых досок располагается у боковой стены ниши. На нем полосатый ватный матрац. Напротив лежанки, у противоположной стены находится кран с надетым полуметровым обрезком жесткого резинового шланга. Под краном слив в виде вмурованного в пол железного очка. Чуть поодаль деревянная табуретка, служащая еще и в качестве стола, потому как на ней лежала газета, на газете стояла стальная кружка.
   Прежде чем перейти к осмотру остального помещения, Вардис, прихрамывая и держась за прутья решетки, прошел, взял кружку и открыл кран, повернув красный рычаг-вентиль. Вода полилась ледяная, но приятная на вкус и он с удовольствием отпил пол-кружки, пока зубы не заломило от холода. Потом долил в кружку воды и, превозмогая боль, подтянул табурет поближе к лежаку. Подумал, оглянулся на дверь, убедился что дверь все так же загораживает квадратная колонна, стоящая посреди комнаты, и опорожнил мочевой пузырь. А вобще видно - не видно, зов природы не обманешь, что тут поделать, даже если бы постоянно за ним наблюдали. Привык бы и не важно, что аристократ и владетель небольшого государства. В тюремной камере наверно как в бане, все равны. Или нет? Ну по- крайней мере в одиночной точно не до аристократических реверансов. Знать бы еще кто и зачем его тут запер. Вардис мысленно махнул рукой и решил оставить душевные терзания тонкой аристократической натуры на потом, а пока доковылял до топчана и уже оттуда продолжил осмотр помещения.
   Глаза уже совсем адаптировались к полумраку и осмотр не вызывал никаких неудобств. Как он и заметил в прошлый раз, у противоположной стены, почти напротив его ниши стоял алтарь, накрытый черным бархатом. На нем стеклянный или хрустальный череп и довольно вместительная ритуальная чаша. Почему-то Вардис был уверен, что она никак не из чистого золота, даже не позолоченная, а так... дешевая простая жестянка, хотя проверить данный факт он никак не мог. Возле чаши лежал еще какой-то темный изогнутый предмет. Железка какая-то, а вовсе не серебро. Может ритуальный нож? Только все это было какое-то насквозь фальшивое, не настоящее, вроде бутафорского реквизита, что у бродячих артистов бывает. Ни один предмет не давал магического фона, никак не проявлял себя в магическом видении, а значит не мог являться заряженным магическим амулетом. Даже серебра в этих предметах не было ни на йоту, уж в этом Вардис был тоже уверен. Но ведь тогда, на некроманте были надеты серебряные кольца и цепь и медальон с черепом, все было из настоящего серебра. Значит не все тут так просто.
   Тем более не хотелось бы владетелю окончить свои дни на этом не внушающем уважение алтаре, среди расставленных на нем безделушек, выступив в роли жертвенного ягненка. Лэр отогнал эту мысль, от которой непроизвольно пробежали мурашки по спине и продолжил вглядываться в полутемное помещение.
   Голова черного козлища на широкой квадратной колонне все так же пялилась на алтарь. На бетонном полу, прямо между его клеткой и алтарем, он разглядел еще одну намалеванную черной краской и взятую в окружность пентаграмму, она была побольше, чем на стене и со множеством еще каких-то знаков и символов, которые были ему совершенно неведомы.
   Вардис уже досконально осмотрел свою камеру и комнату за решеткой и все же пришел к выводу, что это подвальное помещение. Ну подвал, так подвал, по-крайней мере ничем не хуже тюрьмы, расположенной, скажем, наверху высокой башни. Он протянул руку и потрогал трубу парового отопления под потолком. Теплая. Хорошо хоть, что подвал отапливаемый, хоть в нишу, где он заточен труба не заходит, но все же не так холодно, как могло быть. Он-то видел, как холодно здесь на улице, когда ледяной, пронизывающий до костей ветер швыряет в лицо ледяную же крошку, а дороги замерзают в сплошной каток. Так что, может, и повезло, что сидит он в тихом отапливаемом подвале, а не где-нибудь в башне, продуваемой всеми ветрами. Там бы остатки его маны на обогрев тела ушли и никуда бы не делся от альтернативы замерзнуть или выжить. Пол вот только все же ледяной - поморщился Вардис и вновь, постанывая, растянулся на лежаке с коротким, полосатым матрацем. Он задумался.
   - Хотя как еще все повернется. Оказаться в плену у некроманта ничем хорошим априори не может закончится. Может, его в жертву готовят, для очередного темного волшебства или самого хотят приобщить к миру мертвых, создав из него жуткого монстра. Да уж... перспективка! Может, и лучше было бы ему в ледяной башне замерзнуть, до самого дна исчерпав свои магические силы? Ну уж нет! - Заскрипел лэр зубами.
   - Мне помирать сейчас нельзя, никак нельзя! Хотя так, наверно, все думают, но чем настоящий воин от простого обывателя отличается? Тем, что если долг зовет, то и на смерть пойдет без тени сомнения.
   Только, если все же в жертву принесут или просто пыткам смертельным подвергнут, заберу за свою жизнь, сколько получится его слуг, а выйдет так и самого некроманта убью! Главное восстановиться, чтобы не стонать от боли при каждом движении, а получится- так и магической энергии подкопить. А там уже посмотрим кто кого! - Лэр непроизвольно с силой сжал кулаки.
   Чтобы попробовать бежать нужно как минимум две вещи.
   Первое, это восстановление собственного здоровья. Второе - информация о том где я, у кого и для какой цели. Впрочем, если будет время для восстановления здоровья, то и информацию по частям, по крупицам можно собирать параллельно.
   А там уже и план побега нужно придумать. Обязательно нужно. Хорошо, что успел амулет Вардиса использовать, хотя бы понимаю язык и реалии этого мира. Все не как слепой кутенок, можно и разговор подслушать какой важный если повезет, серьгу-амулет то не сорвали. Нет, главное цель есть - убежать из застенков. А раз есть цель, то нужно каждый день, пусть по шажку, пусть по пол-шажочка, а идти в направлении намеченной цели и свободы. Нет, лапки свешивать не будем, не на того нарвались! - Вардис с силой ударил кулаком по бетонной стене и тут же застонал от боли в раздробленном плече.
   - Вот чёрт! Раздухарился, идиот, размахался руками. Хотя, пусть больно. Главное не это, главное настроение повысилось от того, что план стал вырисовываться. Нее, врешь падла, не возьмешь голыми руками, не запугаешь миром мертвых тварей - пусть ты хоть трижды некромант, а зубы обломаешь. Побарахтаемся еще, клянусь всеми старыми и новыми богами, святым кругом и всеми предками рода Корвинусов.
   За дверью раздались шаркающие шаги и Вардис напряг слух. -Тишина. Но Вардис был уверен что, этот кто-то притаился за дверью разглядывая полутемное помещение в дверной глазок. Он был уверен, что даже дыхание этого кого-то за дверью слышит. Прошло несколько долгих секунд и послышался звук отодвигаемого железного засова.
   Вардис стараясь не стонать в голос, оперся рукой в бетонную стену и развернулся на бок, выгнув при этом шею, чтобы видеть всю комнату. Железная дверь отворилась. Лэр невольно прищурился, ожидая, что загорится яркий электрический свет, но вошедший не стал включать освещение подвала, довольствуясь светом синего ночника на стене возле двери. Вошедший вышел из-за колонны и оказался в круге с нарисованной на полу пентаграммой.
   Вардис, не поворачивая головы, сквозь прищуренные веки начал разглядывать вошедшего. Это был все тот-же человек с козлячьей бородкой, что приходил к нему в подвал, когда Вардис очнулся впервый раз. На нем все также была какая-то темная хламида с капюшоном, надвинутым на глаза. Толстая серебряная цепь с крупным медальоном все также висела у него на груди, в руках он держал вместительную стальную миску. Мужчина остановился, не доходя пару метров до решетки. Вардис понял, что тот вглядывается в темноту ниши, пытаясь что-то разглядеть.
   - Хм... странно, что он не задействует магическое зрение. Может самому? Но ведь опасно. Чертовски опасно выдать в себе магика, пусть и слабенького, лучше пока стараться скрывать это. Прошло опять несколько мгновений. Невысокий мужчина в темном одеянии все так же вглядывался в темноту за решеткой, и Вардис решился.
   Он понемногу, словно боясь спугнуть... нет, скорее боясь выдать себя вошедшему, активировал магическое зрение. Фигура мужчины в черном, словно подсветилась тусклым зеленоватым светом и Вардис увидел, что помимо капюшона лицо мужчины скрывает небольшая черная полумаска. Хм... Чуть не хмыкнул он в голос. Для чего это? Чтобы напугать или все же хозяин тюрьмы не хочет, чтобы Вардис разглядел его лицо? Странно это все, очень странно.
   Под действием активированного магического зрения серебряные кольца и цепь на шее вошедшего не давали никакого магического фона. Амулеты не заряжены? Или это не амулеты вовсе? Но, кто будет использовать дорогой магический металл для простых украшений? Да и от самого человека в черном одеянии не исходило ни толики магической энергии.
   - Странно. - опять повторил про себя лэр. - Может, это слуга некроманта, простой тюремщик, совершенно не обладающий магическими способностями и специально пытающийся сбить меня с толку или запутать? Но для чего?
   Видимо, наконец козлобородый в полумаске привык к полутьме подвала и разглядел лежащего на топчане пленника. Он сделал уверенный шаг к решетке и, наклонившись, подсунул под дверь стальную миску. Что-то пробормотал себе под нос и, развернувшись, направился прочь от зарешеченной ниши.
   Вардис понял, что его тюремщик сейчас уйдет и когда появится вновь, неизвестно. Что делать? Дальше изображать больного в отключке или рискнуть что либо спросить? - заметались мысли в голове.
   - А, была-не-была! - наконец решился пленник и громко задал вопрос.
   - Где я?
   Плечи козлобородого от неожиданности вздрогнули, потом он напрягся и неуверенно развернулся к решетке, отступив при этом еще на пару шагов.
   - Где я? Скажите. - повторил Вардис. - Почему я заперт?
   Лицо козлобородого напряглось, даже полумаска на глазах не скрыла этого. Он вроде как даже чуть подался вперед, словно пытаясь понять о чем его спрашивают. Причем, сам то ли что-то спросил, то ли пояснил, мотнув головой. Но теперь уже Вардис не понял ничего из сказанного человеком в черном балахоне.
   - Э-э... не могу вас понять. Подождите! - выкрикнул Вардис, видя что козлобородый направился к выходу. - Скажите, где я? Почему вы меня заперли? Я вам не враг!
   Козлобородый опять остановился, и, развернувшись к лэру, криво усмехнулся, опять произнеся что-то на непонятном Вардису языке, но смутно все же знакомом. Потом он услышал, как скрипнули петли железной двери, как заскрежетал наружний засов и удаляющиеся шаги человека в полумаске.
   - Ничего не понимаю. - мотнул головой лэр. - Но как же так? Неужеле амулет Кастора не сработал? Да нет, я же стал понимать, что железо в этом мире не так ценно как в моем, а серебро не является магическим металлом и носят его скорее для красоты, используя больше в недорогих украшениях, чем в магии. Опять же, я понимаю, что такое автомобили, поезда, самолеты. Понимаю, что под потолком зажигается электрическая лампочка, а вовсе не магический светильник. Я... вернее тот парень, учился в школе, потом работал на стройке каменщиком. Почему же, я не понимаю своего тюремщика, а он, судя по всему, не может понять о чем его спрашиваю я? Почему?! Неужели, я все же не в том мире, куда перешел? Но где, и как тогда я оказался здесь? Если бы я перешел обратно в свой мир и по какой-то причине не помнил бы об этом, то почему я оказался запертым в этом подвале, а не в летней резеденции, куда вывел бы меня переход? Нет, я не могу быть в своем привычном мире, так как совершенно не ощущаю магического фона. Значит, я все еще "там"?
   Так... Стоп! Главное, не паниковать. Главное, все попытаться осмыслить и разложить по полочкам. Я не переходил обратно. Я не ощущаю магического фона. Я помню мысли и воспоминания того парня. Я говорю на его языке. Просто воспринял это как само собой разумееящееся, после считки и активации амулета Кастора. Я... вернее тот парень... ему недавно исполнился двадцать один год, он каменщик. Хоть и молодой, но уже хороший мастер. Он, как минимум, три года работает на стройках, строя кирпичные здания. Ага... Андриеш. Но он недавно приехал на работу, работает в городе, а живет в этом поселке. Устроили его на работу через знакомых его брата. Стоп... Приехал сюда на работы! Это что, он как работник из великих княжеств, например, приехав в Вардосскую империю нанялся в строительную артель? И приехал он меньше месяца назад, от того и не понимает, что сказал ему козлобородый, хоть и многие слова он уже понимает по-русски. По-русски? А я на каком его спрашивал? Румынский? Блин, приплыли!
   Вот же засада! Это надо же из всех жителей этого края наткнуться на приезжего парня. Эх, Андриеш, мать твою. И родиться тебя угораздило не в России, а в Молдавских карпатах, в небольшом селе, в долине реки Мурешул.
  
   * * *
  
   - Ну что, Ираидка! Нам опять повезло, видно, темный владыка помогает нам. - весело засмеялся Герман, сняв маску и войдя в зал с камином. Правда сейчас камин не был разожжен, а окна напротив были не зашторены и в комнату заглядывало игривое весеннее солнышко, которое растапливало на улице последние серые сугробы и еще не растаявшие сосульки на крышах.
   - Что там у тебя? - насторожилась было рыжеволосая ведьма, которая сидела за столом с компьютером и лениво копалась в интернете, выискивая свой любимый сериал.
   -Чё! Этот провалялся опять двое суток, я уж думал, прибрался. Потом прислушался - вроде постанывает, вот и решил ему каши вниз отнести. А он очнулся. Вот!
   - Ну и? В чем радость-то? Что в себя снова пришел? Ну и хорошо, значит выживет, а потом мы его и того. - чиркнула ведьма темно-бордовым ногтем себя по горлу.
   - Да он гастарбайтер, вот в чем радость. Точно тебе говорю. Я же слышал, что в поселке молдоване частенько живут, так вот рупь за сто он приезжий и есть. По-своему только и лопочет. Ни я его не понял, ни он меня. Красота!
   - Да? Ну, а нам какая с этого радость? - повернулась к нему рыжеволосая, отложив мышку компа.
   - Да такая! Значит, искать его никто не будет. А если и будет, то землю точно рыть не станут, не того полета птица. Жаль, конечно, что паспорта у него с собой не было, а то уехал сам и концы вводу. Хотя, может и к лучшему, начнут вопросы задавать, хозяин, что нанял работника, просто выбросит или сожжет от греха подальше. То, что у них паспорта при найме забирают, то к бабке не ходи. Так что все в нашу пользу пока. То-то я смотрю, пять дней прошло, а в поселке тишина, никто ни о чем не спрашивал.
   - Можно подумать, мы тут со многими общаемся. - криво усмехнулась ведьма.
   - Со многими не со многими, ну соседи-то, наверно, сказали если бы его свои по поселку искать начали. А так тишина.
   - Так, может, они вобще в милицию не пойдут, не легально все-таки работают? Кто их там слушать будет?
   - Да скорее всего, так и есть. Пропал Максим, ну и хрен с ним! - заржал козлобородый, потирая руки.
   - Гера, так если он нифига не понимает, так, может, пусть ему Андрейка пожрать и носит? Не поговорят при всем желании. Все одно он ему варить будет, кашу там или похлебку какую.
   - Ну ты тут тоже не расслабляйся когда я уеду. - козлобородый псевдоцелитель прошел к журнальному столику, взял початую бутылку и плеснул в бокал красного вина. - Контролируй процесс. А то наш дубинушка умом не блещет, мало ли что выкинет. Присматривай, в общем, за обоими, а я с нашим еще поговорю, скажу, чтобы не терся там около него. Слушай, раз уж этот гастарбайтер на поправку пошел, может, ему одеяло какое кинуть и тапки там какие. Пол больно холодный.
   - Ага, вот еще! - фыркнула ведьма. - Давай еще подушечку ему купим и матрас ортопедический, чтобы спинка не болела. Перетопчется. Пусть испытает лишения и невзгоды, пострадает во славу темного властелина.
   - Ох, Ираида, любишь ты помучить да поиздеваться. - вздохнул Герман и отхлебнул из высокого стакана.
   -А так, Гера, жить интереснее. - не стала отрицать очевидного рыжеволосая и тоже потянулась к бутылке с вином.
  
   * * *
  
   Проснулся Вардис внезапно, как будто кто толкнул его. Но, полежав и прислушиваясь, понял что в доме стоит тишина. Может, сейчас ночь и его неведомые тюремщики дрыхнут без задних ног? В помещении все также царил полумрак. С пониманием того, что он просканировал приезжего работника и дальнейшими переживаниями он и не заметил, как отключился. В животе громко и предательски забурчало.
   - О, там же козлобородый мне что-то в тарелке приносил. - вспомнил лэр. -Резкая боль и сильная слабость, такая аж до головокружения, вроде отступили, а вот жрать хотелось неимоверно. - Ну еще бы! Голод не тетка, пирожка не подаст. Да и маны оставалась едва пятая часть, еще день-два и он будет выжат полностью, до последней капельки магической энергии. Ну, а как еще? Организму надо восстанавливаться, а откуда черпать силы, без лекарств и без пищи? Только изводя остатки накопленной магической энергии. Первая паника по поводу пленения и отсутствия магического фона прошла и его светлость решил присесть на нары и пораскинуть мозгами как жить дальше. Хотя нет, жрать хотелось до тошноты, поэтому сначала перекусить тем, что находится в стальной миске, а после уже подумаем над тем как жить дальше.
   Рассудив, что травить его скорее всего не собираются, если бы хотели убить, то сделали бы это давно, ведь столько в отключке провалялся, лэр опять, кряхтя, принял вертикальное положение, сначала присев на досках, а потом и опираясь на решетку, спустил босые ступни на бетонный пол. - Ёпт, ну как же холодно. Чуть ноги не сводит, когда по ледяному полу идешь. Вот и еще статья расхода энергии, не дать ему замерзнуть. Хоть и не совсем холодно, но не в мягком кресле у камина находится, тем более когда голыми ногами да по полу шлепаешь.
   -Так, теперь потихоньку нагнуться за миской, опять же держась рукой за толстую решетку - есть! Глубокая стальная миска в руках. Последние силы ушли на обратный путь, пару шагов до сколоченных нар. Нет, вырубаться нельзя, хоть в голове опять предательски поплыло. Отдышаться, передохнуть минуту и съесть свой обед. Обед? А может, завтрак или ужин? Интересно, вообще сейчас день или ночь в этом мире? Ладно, именно сейчас ему в этом особой разницы не было. Он пальцами зачерпнул содержимое миски и принюхался. - Вроде каша, пшенная. Правда, со щедрот своих отвесили ложек пять, еле дно скрывает, ну да хоть что-то. Холодная, правда. И владетель стал уничтожать скромный дар тюремщиков, черпая из миски прямо пальцами.
   Съев все и немного утолив голод, он отхлебнул из кружки загодя набранной воды. Ну вот, теперь и подумать можно. Хотя что тут думать да размышлять? Еда если и будет, то скудная. На ней здоровье не поправишь. Холод опять же, хоть бы обувку какую выдали или одеяло попросить. Стоп, чтобы попросить о чем либо, надо хотя бы уметь изьясняться на одном языке со своими пленителями. Как поступить, задействовать драгоценную энергию для запоминания слов и изучения языка или повременить, пока организм полностью не восстановится? Хм... кризис прошел, если даже восстанавливаться теперь совсем без магической энергии, то согласен - будет дольше, но ведь возможно? Опять же немного ее закачано в кольцо и серьгу, но тратить ее из этих амулетов пока не следует.
   -Хотя нет, если будет возможность говорить со своими тюремщиками, то шанс освободиться существенно возрастает. Поэтому язык изучать надо. И слова запоминать тоже обязательно. Вот только откуда брать энергию, чтобы запомнить эти слова с первого раза? Остается только одно - из кольца силы или серьги, для усиления слуха. Серьгу трогать нельзя, наоборот, она сейчас может очень пригодиться, если будет возможность подслушать разговор, а вот кольцо силы ему пока без надобности. Даже если сразу, единым импульсом выплеснуть из него всю закаченную магическую энергию, не получится сломать эту решетку. Её, пожалуй, пятеро с такими же кольцами не выломают, ни то что он один.
   Так что решено - полностью опустошится мана, буду использовать магическую энергию из кольца. А еще Вардис задумался над своими тюремщиками. Вернее над одним, тем, кого он видел. Полное отсутствие у него какой-либо магической ауры, бутафорские, а вовсе не магические предметы на импровизированном алтаре, все это наводило на мысль, что это никакой не темный магик-некромант, а скорее шут, переодетый актер, играющий свою роль. Но зачем? Не стоят ли за этим шутом действительно сильные личности? Вардис опять не заметил, как, размышляя, провалился в объятия морфея, крепкий сон выздоравливающего человека.
   Разбудил его скрежет засова и скрип открывающейся двери. На этот раз зажегся яркий и непривычный электрический свет. Из-за колонны вышел парень, одетый в бело-черно-красный спортивный костюм. Светловолосый, острижен коротко - под ежик. На вид ему было лет шестнадцать-семнадцать, хотя скорее больше, но совершенно детское выражение лица явно скрадывало несколько лет. Казалось, что в крупных, чуть на выкате светло-серых глазах нет ни одной сформировавшейся мысли, хотя ростом он был даже побольше Вардиса, да и в плечах если уступал, то совсем чуток. Этакий недоросль - уже выросший, но еще не набравшийся ума детина.
   - Я тут супца капустного сварганил, давай чашку свою. - сказал детина на редкость звонким, тонким голосом. И, видя, что Вардис непонимая смотрит на него, пояснил, показав на принесенное. - Миску под решетку суй, я тебе пожрать плесну.
   Только сейчас Вардис заметил, что парень держит в руках небольшую закопченную кастрюльку с торчащей из нее ручкой половника.
   - Хороший, на курином бульоне, правда, мяса нет. Ну, а чего ты хочешь, мне самому одну маленькую ножку выделили, и бульона вот для супа. Ираида такая, она много не отвалит- держи карман ширше, ага! Сама пожрать тоже любит, да и бухнуть. Правда все вино глушит - кисляк по мне.
   Так... нужно активировать немного магической энергии, чтобы запомнить все сказанные им слова. Хорошо, что такой словоохотливый попался. Если он к Вардису хоть пару раз в сутки заходить да болтать будет, то дело быстрее пойдет. Наконец пауза затянулась и Вардис, поняв, что молодой гигант ждет от него стальную миску, кряхтя, привстал и просунул ее под дверь клетки.
   - Ты, это... на меня сильно не дыши! Герман сказал, что ты заразный какой, чтоб я меньше с тобой общался. Лечить тебя будет. Ну, может, и вылечит. Нее, точно вылечит! Он говорил, что в Москве много народу вылечил. Он, этот... экстрасенс знаменитый, вот. -Детина обстоятельно помешал в кастрюльке половником, присев при этом на корточки и высунув кончик языка, видно из-за сосредоточенности. Потом плеснул в миску две поварешки, подумал, посмотрел на Вардиса и плеснул еще одну, наполнив миску почти до краев. Затем вынул из кармана цветастой олимпийки пластиковую ложку, пояснив при этом.
   - Герман сказал, что у тебя это... припадки бывают, что тебе железную ложку давать нельзя. Вон ты как морду себе в припадке раскроил, пол-лица заплывшие. Так что хавай такой. А вот, еще! Чуть не забыл. - Он вынул из другого кармана горбушку серого хлеба и, немного подумав, не положил ее на пол вместе с наплненной супом миской, а протиснул сквозь решетку, в руку пленнику. - На пол хлеб нельзя ложить, у нас бы в детдоме за такое живо вздули, так что на - хавай.
   Вардис благодарно кивнул. А вот такой шанс упускать нельзя. Во-первых, вошедший носитель языка и довольно словоохотливый такой носитель. А во-вторых, если этот здоровячок с детским личиком принес ему в камеру еду, то, возможно, впредь он же и будет его кормить постоянно. Если, конечно, не захотят его позже замучить голодной смертью. Ну это все лирические отступления, а реальность пока такова - нужно попытаться завязать хоть какие-то отношения с этим детиной, в идеале конечно дружеские. В реальности большая часть побегов не от того, что кто-то перепилил решетку невесть как раздобытым напильником, а потом перебил с полдюжины охранников. Все гораздо банальней - подкуп еще никто не отменял. А Вардис какой-никакой, а правитель независимого, пусть и небольшого, но все же государства. Не просто попрошайка или воришка брошенный в застенки. Как говорится, если в в осажденный город не может пробиться армия, то, скорее всего, сможет ослик нагруженный серебром. И всегда найдется тот, кто отопрет ворота этой самой армии, за это самое серебро. Хоть он далеко не ослик, но серебро у него есть и золото тоже, которое, если верить людям, попавшим в его мир, тут гораздо дороже стоит. Не стоит впадать в распространенное заблуждение, что подкупить можно любого, но попытаться стоит. И лэр посмотрев на вошедшего, доброжелательно улыбнулся и ткнул себя пальцем в грудь.
   - Андриеш.
   - Чего-о? - застыл уже собравшийся уходить здоровяк. -Ну Андрюша, а чего?
   Вардис вновь показал на себя и повторил. - Андриеш.
   - Хех! -Крепыш вдруг заулыбался. -Ты, выходит, Андриеша? И я Андрюша. Мы с тобой тёзки что ли? Прико-ольно!
   - Молдовень. - опять ткнул себя в грудь пленник.
   - Фамилия, что ли такая? - не совсем понял его молодой тюремщик.
   Вардис попытался завязать разговор с Андрюшей, но он совершенно его не понимал, как и сам лэр не понимал пришедшего в подвал паренька. Пока не понимал. Сколько там нужно времени, чтобы выучить чуждый язык с помощью амулета? Трое, а то вовсе двое суток... так не учитель его обучает и специального амулета у Вардиса сейчас нет, но все же с помощью магической энергии все слова, фразы, да и жесты тюремщика западали в память намертво. Так что уже сейчас с помощью своего словоохотливого оппонента он запомнил минимум сотню новых слов, а то и больше. Парень, хоть и не понимал его, но охотно комментировал и отвечал на его реплики. Как хорошо, что он имеет дело не с профессионально обученным охранником или опытным заплечных дел мастером. С бывалого караульного он бы и слова не вытянул. Только когда Вардис показал на дверь решетки и изобразил как он открывает ее ключом, парень замотал головой и пошаркал к двери.
   - Неее, нет у меня ключа. Да и Герман сказал, чтобы я тут не торчал и с тобой не болтал. Так, что бывай, Андриюш... Андрем... А! - махнул он рукой и весело засмеялся. - Я, Андрюша и ты тоже Андрюша, раз тёзка. Точняк? Ну бывай, братан, давай выздоравливай.
   И уже уходя пробормотал. - А, чо? Ваще прикольный типец и тёзка еще, зыко пообщались.
   Электрический свет в подвале погас, а мгновением позже скрипнул запирающийся засов на железных дверях. Вардис с удовольствием съел принесенный Андрюшей капустный суп, хоть тот и был немного пересолен, но зато еще горячий. Стальная миска была довольно вместительна, потому, как говорится, он поел с хорошим аппетитом и, наевшись от пуза, с удовлетворением заметил, что потребленная им пища поспособствовала расходу магической энергии. Как показалось лэру, организм и впрямь пошел на поправку, болей почти не было, а мана, хоть и не наполилась новой энергией, но остановилась примерно на одном значении. Пятая часть от полной подпитки его тела. Ну хоть что-то, хоть какой-то прогресс, а то ведь реально боялся что через пару суток, он будет выжат досуха.
   Потом с четверть часа обдумывал общение со своим тюремщиком. Пришел к выводу, что все пока складывается хорошо, контакт налажен, много новых слов он узнал и запомнил. Даже понял, что его молодого тюремщика звать почти так же, как и того парня-строителя с автобусной остановки.
   Позже ему вдруг пришла мысль еще разок тщательно осмотреть камеру и, надо сказать, дело увенчалось успехом. Полосатый наматрасник со стороны ног был немного надорван и там была спрятана небольшая детская игрушка. Дешевая жестяная машинка, с цифрой "семь" на исцарапанном капоте и всего одной парой передних колесиков. Вардис, подумав, сдернул одно из колес и вытащил небольшую стальную ось. Всего сантиметра три, не больше, как оружие не пойдет, им даже никакой серьезный укол не нанести, хоть в глаз, хоть в горло, слишком длина мала. Но вот отмечать проведенное тут время пойдет.
   Плохо одно - пока он не научится общаться с пареньком-тюремщиком - как ему определить, сколько времени прошло и что там наверху? День там или уже ночь? Хотя... ну не будет же он меня круглосуточно кормить, допустим, два раза в сутки? Ну три это вряд ли, один раз тоже маловероятно, но не исключено, конечно. Потому будем посмотреть, как оно получится. А пока примерно прикинем, сколько я тут нахожусь времени? Как минимум суток пять или даже шесть. Ну да, если прикинуть, то никак не меньше. Вардис, немного подумав, решительно отчертил на широкой доске топчана шесть глубоких вертикальных черточек. Вот от этого и плясать будем, сам себе кивнул он.
   Как показалось Вардису, никто не заходил в подвальное помещение довольно долго, как минимум, часов пятнадцать. Может, сейчас как раз ночь и парень-тюремщик мне приносил покушать вечером? Он успел отоспаться, потом, кряхтя, встал и заставил себя сделать несколько кругов по камере. Опухоль на колене спала, но наступать было еще немного больно, голова не кружилась, но довольно сильно побаливало плечо и ребра. Но все же не резко, до тошноты, как в первые несколько суток. Правая сторона лица тоже побаливала, но уже меньше и глаз почти не отекший и затылок тоже. Эх, жаль зеркала нет, хоть глянуть, как он сейчас выглядит. Вардис потрогал слипшиеся и от крови заскорузлые длинные волосы, но мыть их под ледяной струей воды не было никакого желания. Ладно, потом хоть для умывания рушник выпросить, да и зубы, давно не чищенные меловым порошком, начали поднывать, а тратить на их очищение драгоценную магическую энергию Вардис не хотел. А помыться бы совсем не мешало, хоть и слабость периодически накатывала до того, что он падал на топчан и проваливался, как в темный омут, но пропотевшее не на один раз за время болезни тело не по-детски начало зудеть. Ну да в застенках бывает и хуже, он сам видел, как в каменных ямах люди проводили не по одному году. Им же приговоренные насильники и грабители. Как с дюжину мужчин, облаченных в вонючие лохмотья, словно крысы кидались из тени на свет, когда стражник кидал им несколько булок самого дешевого, серого хлеба или полтора десятка початков вареной кукурузы. А то и спускал им в деревянном ведре привязанном к веревке, разные обьедки из кухни.
   Те, кто позлее, посильнее, да помоложе выхватывали лучшие куски, отталкивая в сторону более слабых и старых своих сокамерников. Там их супцом горячим не кормили, да и пили они вонючую воду, протекающую прямо по каменному желобу посреди ямы и спать им приходилось на скудной подстилке из полуистлевшей соломы, прямо на грязном каменном полу. Так что нынешнее его содержание еще прямо таки аристократическое, впрочем, как ему и положено по статусу. Интересно, долго бы он протянул в одной яме с десятком головорезов, без своего магического дара? Так что не будем стонать да жаловаться, не все еще так плохо, как могло бы быть при самом худшем раскладе. Впрочем, при самом худшем раскладе он был бы уже мертв. А пока он, выздоравливающий мужчина в самом расцвете лет, еще и пожравший перед сном от пуза, так что грех жаловаться, что давно волосы не мыты или тело от впитавшегося пота почесывается. Слава святому кругу жив, а там дадут древние и новые боги, так и в их городок приедет ярмарка.
   С такими успокаивающими мыслями лэр опять задремал и даже не услышал, как ранним утром к нему вошел тот самый козлобородый. В этот раз одет он был не в бесформенную хламиду с надвинутым на глаза капюшоном, а в строгий темный костюм, правда, черная полумаска на всякий случай скрывала лицо. Свет в подвале он не зажигал, на этот раз ограничась дежурным освещением, а подойдя к прутьям решетки, включил фонарик на своем айфоне и внимательно осмотрел саму решетку и спящего пленника. Послушал его равномерное сопение выздоравливающего человека, уже без стонов от боли, он удовлетворенно кивнул. Посмотрел на пустую миску, стоящую на табуретке, с лежащей в ней белой пластиковой ложкой, проверил заперта ли решетка. Хотя был в этом уверен, но так - на автомате, как говорится, на всякий случай. Потом опять удовлетворенно кивнул, пригладил черные с сединой волосы и так же потихоньку вышел из подвала.
  
   * * *
  
   -Значит, Андрей, говоришь он по-русски не говорит, тебя совсем не понял? А о чем ты с ним поговорить хотел? Что спрашивал - раз, говоришь, что не понял? - задал невысокий вопрос присевшему на край табуретки молодому тюремщику, когда тот поднялся в комнату наверху.
   -Так, это... - заелозил здоровяк. - Я ему и говорю: на, говорю, хавай! А он что-то по своему пролопотал, но миску просунул под дверь и взял потом.
   -Ага, ну хорошо. А чем кормил говоришь?
   -Так, это... Супа капустного варил и себе и ему, на двоих, короче.
   -А больше ничего не говорил? Ну, может, по-русски чего спрашивал, там слово какое или еще чего?
   -Неее, мастер! - мелко и быстро замотал головой парень. -Ты же мне сказал, что заразный, я и не подходил близко. Супца ему ливанул и свалил сразу, -уверенно соврал Андрюша, преданно глядя в глаза козлобородого.
   -Гм... ну, молодец, иди тогда. - показал тот ему на дверь. Потом, спохватившись, вытащил из кармана пухлое партмоне и, вынув, протянул ему пару тысячных бумажек. -Ах, да... вот тебе на продукты, ты себе покушать возьми и больного нашего покормить не забудь. Ты же утром еще не кормил его?
   -Да я же только проснулся, рань такая. - раззявил рот в зевке Андрей и по детски потер кулачками глаза.
   -Ну ты его корми, не забывай. И вечером тоже. Не пропей только все деньги разом. Я дня через три прилечу, проверю. Спрошу у нашего гостя, как ты его кормил. Ну все, иди! - махнул ему рукой козлобородый.
   Сероглазый увалень посмотрел на выданные ему деньги и, не скрывая совершенно дурацкой улыбки, растянувшейся во весь рот, свернул и зажал их в кулаке. Правда, при этом бросая косые взгляды на присутствующую здесь же Ираиду. Потом, постояв пару мгновений и сообразив, что от него больше ничего не хотят и все цэу уже выданы, метнулся за дверь.
   -Зря ты ему два косаря отвалил, он же теперь каждый день будет, не просыхая, свою паленку глушить. - скривилась Ираида, глядя на закрывшуюся за пареньком дверь.
   -Да пусть бухает, меньше вопросов будет задавать. Да и пожрать он любит, поэтому пьян-не-пьян, а всегда себе что нибудь в своей каморке сварит. В отличие от некоторых. - глянул он на рыжеволосую подругу.
   -Ой, Гера, вот только не надо мне нравоучений. Я тоже готовлю, не часто просто. Денег мне лучше оставь.
   Человек в темном дорогом костюме вздохнул на показ и вынул из портмоне две пятитысячные купюры и протянул рыжеволосой подруге.
   -Блин, Гера, ну я где такое тут разменяю! - сказала ведьма и тут же выхватила протянутые купюры.
   -Не надо, так обратно давай! Все одно тоже на вино изведешь.
   -Ага, щазз! -Усмехнулась рыжеволосая. -Дай еще пару бумажек, в город съезжу, в кафе схожу, развеюсь, может в кино потом. Сижу тут неделями, никуда не выхожу. А ты знаешь, только такси туда-обратно в тысячу вылезет.
   -Ох, Ираида, нет чтобы самой хорошо готовить всегда, так ты в кафе едешь. И сильно на вино не налегай, а то знаю я тебя пьяную, выпьешь и сцепишься с кем, начнешь скандалить опять, к официантам цепляться. - Недовольно пробурчал козлобородый, но все же выдал ей еще денег.
   -Спасибо, Гера, я по твоему возвращению мясо с грибами приготовлю, как ты любишь - обещаю. И скандалить нигде не буду, не волнуйся.
   -Такси уже пришло. - Посмотрев на тренькнувший айфон сказал Герман и пройдя к дивану, взял объемный дорожный саквояж. Потом поцеловал свою рыжеволосую подругу. - Ну ладно, умницей будь, я как и сказал, прилечу дня через три, не скучай. Звони. Да, Ида, ты за Андрюшей посмотри, чтобы не забывал пленника нашего болезного покормить и не торчал там у него.
   -Да что ему сделается, мужику, почти неделю без еды провалялся и на поправку пошел, без всяких лекарств притом. Все же у этих гастарбайтеров деревенских здоровья вагон. Привыкли там навоз вилами кидать, так что ему тут будет. Значит, и до капища дотянет без проблем, не подохнет. Скорее бы весь снег сошел, да просохло все. -Ведьма вдруг застыла со злым выражением лица. -А я бы не ждала с моря погоды, в подвале и устроила жертвоприношение.
   -Все, некогда мне! Ираида, потом поговорим, хотя обсуждали уже. - Недовольно сказал мастер и вышел в прихожую.
  
   * * *
  
   Как показалось Вардису, прошла целая вечность нахождения его в полутьме подвала, когда наконец скрипнула дверь, свет зажегся и в подвал, покачиваясь, вошел Андрюша.
   - Все, Ираидка усвистала, теперь можно и расслабиться. Её, стервы, точно до утра не будет. Мы с тобой сразу и отобедаем и отужинаем.
   Вардис, оперевшись на стену, присел на топчане. Так, по всей видимости была ночь, раз так долго не входил никто, а теперь, значит, там день, раз еду опять принесли. Надо не забыть, еще одну зарубку, в импрвизированном календаре поставить.
   - Во мля, брателла, у тебя же тут и присесть некуда. - поскреб затылок светлоглазый гигант. В руках он все так же держал неизменную закопченную кастрюльку. -Ну ща, погодь, я притащу чего-нибудь сверху.
   Он подумал, потом поставил кастрюлю прямо на бетонный пол, рядом примостил эмалированную чашку, вынутую им из-за пазухи вместе с буханкой серого хлеба, а из кармана спортивных штанов вынул небольшую банку маринованных огурцов.
   Через минуту он появился, держа в одной руке старый табурет, а в другой небольшой пакет. Поставив табурет недалеко от решетки, он поискал глазами по сторонам и, увидев, принес из угла какой-то пыльный деревянный ящик. Постоял пару секунд, видно, соображая чем протереть его от пыли, потом махнул рукой и уселся на него своей широкой задницей.
   - Одному бухать стремно, а тут ты. Я курицу с капустой потушил, правда, подгорела чуток, да не страшно. - махнул он рукой и водрузил кастрюльку и банку с огурцами на табурет. Затем вынул из пакета луковицу, небольшой кус сала, каральку краковской колбасы, алюминиевую банку жигулевского пива, складной нож, ложки и два граненых стакана. Последней, явившейся на свет, стала литровая пластиковая баклашка наполненная прозрачной жидкостью.
   - Во! - показал большой палец Андрюша. - Водяра норм, а чего в магазине брать, если в киоске она дешевле.
  Он показал Вардису принесенную бутылку. - Да не боись, не загнешься, тут ее все в поселке берут. И идет за милую душу! Этот... нектар, во! - заржал здоровяк. - Вспомнил просто нашего завхоза в детдоме, он водяру завсегда так называл.
   Вардис внимательно наблюдал за действиями пришедшего, запоминая сказанные им слова и стараясь понять, что они значат, соотнося сказанное с произведенными парнем действиями.
   - Давай свою миску, - протянул руку парень.
   Он открыл кастрюльку, зажмурясь и расплывшись в улыбке, вдохнул распространившийся по подвальной комнате запах тушеной капусты. - Люблю повеселиться, особенно пожрать. Двумя- тремя батонами в зубах поковырять, - вновь заржал тюремщик.
   -Держи! Курица и капуста. - подсунул он полную миску под дверь решетки. Затем откромсал солидный кусок от буханки, положил на него пару ломтиков сала и крупный маринованный огурец. - Закусь держи.
   Вардис с благодарностью принял огромный бутерброд и, показав на миску, повторил. - Курица и капуста.
   Гигант, распахнув глаза, пялился на пленника, казалось с минуту, а потом заулыбался и мелко закивал. -Точняк! Молодец, по-нашему сказанул. А еще можешь? Ну, что еще запомнил? -Уставился он вопросительно на пленника.
   - Одному бухать стремно, а тут ты, - послушно и почти без акцента произнес Вардис, чем вызвал у гиганта приступ смеха.
  Он хлопал себя по коленкам и утирал глаза:
   - Ну молоток! Ваще, реальный пацан!
  Потом, отсмеявшись, вроде как смутившись, спросил:
   - Ничего, что я тебя на ты зову? Так-то видно что ты мужик взрослый, но я как-то на вы не привык.
   Вардис пожал плечами и развел руками, давая понять парню, что не понял о чем идет речь.
   - Да и ладно, буханем тогда давай. - протянул ему парень граненый стакан, до половины наполненный принесенной жидкостью. -Правда, запить только одна, - показал он на банку с пивом. - Но ты закусывай. Вздрогнем?
   Здоровяк влил в себя полстакана водки и тут же присосался к пиву, громко чмокая и сопя. -Х-хорошо! Я-то стаканчик уже пропустил прямо у киоска, когда за ней бегал. Там же и на разлив дают. Ну чего ты? Пей.
   Вардис уже понял, что в баклашке был алкоголь и даже знал, что значит водка. Он... вернее молдавский паренек пробовал ее пару раз, но был не в восторге. Там, где он рос, все делали домашнее вино, к которому он был более привычен. Впрочем, в этом вопросе лэр полностью поддерживал того рабочего. Он сам сейчас с удовольствием бы выпил хорошего домашнего вина. Лэр сделал из стакана пару мелких глотков, стараясь не вдыхать резкий запах и сразу закашлялся от перехватившего дыхания.
   - Ну, блин, ты ваще бухать не можешь, что ли? Ну да, если больной, то не в кайф, - поскреб гигант затылок своей широкой пятерней. Ну тогда я сам выпью, а потом пожрем, я чайку замучу. Там пряников еще нам купил, шоколадных. - Андрюша набулькал из баклашки себе еще полстакана и, заглотив водку, с удовольствием захрустел огурцом.
  
  
   Глава 3
  
   Вардиса, как всегда, разбудил скрежет засова и скрип открывающейся двери.
   Днем они хорошо пообщались с Андрюшей. Вардис даже допил свою порцию дешевой водки, налитую в самом начале обеда. Хотя удовольствия не получил, может, он просто не привык к столь крепким напиткам. Но, как известно, глоток вина частенько спасает от хандры, улучшая настроение.
   В великих княжествах, да и в самой империи, церковники делали виноградный бренди, который из-за своей дороговизны и непривычной крепости не имел успеха у дворян и зажиточных горожан в его владении. Да и смысл вливать в себя дорогую, обжигающую горло субстанцию, если в любом трактире можно взять бутыль хорошего, но дешевого домашнего вина или кувшин свежего пива принесенного прямо с ледника. Правда, как слышал Вардис, крепкий виноградный напиток церковников пользовался успехом в северных королевствах, хотя там и вино стоило намного дороже. Виноград-то там совсем не вызревал.
   А пообщались они вчера хорошо. Пьяный парень, наверно, часа два провел в подвале у решетки камеры и почти все время что-то говорил, сам того не ведая, пополняя словарный запас заточенного в клетке лэра. Парень еще несколько раз булькал себе в стакан огненной воды, с кряхтеньем опрокидывая в себя и закусывая салом, луком и огурцами, не забывая делиться этой нехитрой закуской с Вардисом. Ушел Андрюша, изрядно набравшись и опустошив баклашку больше, чем на половину. Долго потом объяснял лэру, что ужина не будет и он пошел спать. То же самое настоятельно рекомендуя и пленнику, показывая это пантомимой - тыча пальцем в топчан, жмурясь, кладя голову на ладони и громко хрюкая, изображая храп. Затем выдал ужин сухпаем - большой ломоть хлеба, четверть каральки краковской колбасы, соленый огурец и половину крупной луковицы. Подумал немного и добавил, из прозрачного пакета, три шоколадных пряника.
   Вардис уже полностью проснулся, когда со стороны двери послышлся шум и какое-то бормотание. Будто кто-то в темноте оступился и выругался от этого. Наконец загорелся электрический свет, и из-за колоны вышла рыжеволосая растрепанная женщина, одетая в темно-синий брючный костюм. В одной руке она держала яркий голубой шарф, а в другой бутылку из темного стекла. Покачиваясь, она сделала пару шагов, приблизившись к решетке чуть не вплотную. Постояла, таращась на пленника, пока Вардис, кряхтя, принимал сидячее положение. Затем отхлебнула из бутылки, так, что рубиновая жидкость заструилась у нее по подбородку и заговорила пьяным хриплым голосом, вперив в пленника безумный взгляд, выставив указательный палец по направлению к решетке.
   - С-сука, ты! Зачем тебя тут держать? Ну, скажи зачем? - постояла, опять всматриваясь в тень камеры, и, пьяно икнув, вновь отхлебнула из бутылки, утерев потом рот тыльной стороной ладони.
   - Т-ты кто такой? Г-гстар... гастрб-байтер ван-нючий! Мр-разь и пыль у моих ног! Я - Ираида, верховная жрица храм-ма с-сияющей тьмы! Я тебя на этом алтаре резать буду. Всю кровь из тебя выпущу, во славу темного владыки! А он меня потом нагр-радит. - она, опять икнув, отхлебнула из бутылки. И прошипела. -Ты чего, молчишь, сволота? Понял, ч-что я сказала?
   Она опять постояла, покачиваясь, с совершенно стеклянным взглядом, будто обдумывая что-то. - Точно! Я так тебя и буду звать. Быдло. Грязь под ногами избранных, имен не имеет. Ты - быдло! Понял?
   Вардису уже стал надоедать этот цирк, но он все же старательно запоминал слова, сказанные пьяной женщиной.
   - Ну, что молчишь? Ты, мужик смазлывый, конечно, но все равно чурка деревенская, гастарбайтер. Вот, если постараешься, стриптиз для меня будешь танцевать, г-голым, я тебе подольше пожить р-разрешу. Понял меня, быдло?
   Вардис холодно улыбнулся, уже многое, что говорила эта женщина он понял, но пока выдавать свои знания ему было не с руки. Он подался вперед и произнес на общимперском, показывая на бутылку. - Ты, наверное, местная ведьма и хозяйка? Но выглядишь ты как последняя шлюха в зачуханном борделе, а говоришь и вино пьешь прямо из бутылки, как пьяный норд, укравший у беззащитной вдовы пару ливров.
   - Что? Что ты там бормочешь, урод? - она посмотрела на бутылку. - Вина хочешь?
  Отхлебнув, она брызнула вино изо рта, прямо через решетку, внутрь камеры. Затем дико расхохоталась над своей выходкой и, развернувшись, пошла, пьяно покачиваясь: - Л-ладно, живи пока, жеребчик.
  
  
   Вардис долго лежал и обдумывал выходку пьяной женщины. Не понравилась она ему, от таких импульсивных как раз можно чего угодно ждать. Пусть пьяная, но в глазах рыжей ведьмы горел явно безумный огонек. Он даже хотел активировать свой амулет слуха, но потом решил что ничего ценного не узнает от бормотания пьяной стервы. Интересно, тот козлобородый оставил ей ключ от решетки? Жаль, конечно, что у него не было амулета воздействия. Хотя если бы и был, что с того? Не все люди, конечно, подвержены воздействию, да и не факт, что оставили амулет, посадив в эту камеру. Пара-то амулетов, что была в одежде бесследно исчезла.
   Лежал не меньше часа, все это обдумывая и не заметил, как опять провалился в глубокий сон. Разбудил его, как обычно, скрип открывающейся двери. Вошел Андрюша, с чайником и большим ломтем хлеба, намазанным маслом.
   - Вот, пока чайку сладкого пошвыркай. А то я вчера перед сном еще наподдал конкретно, только проснулся, не варил еще ничё. И башка тоже не варит. - заржал он своей шутке, но тут же скривился и прислонил лоб к железной решетке.
   Постоял так немного, потом тяжело вздохнул и просунул хлеб через решетку. Затем, приняв от Вардиса стальную кружку, налил в нее густо заваренный чай и, достав из кармана, ссыпал в нее с полдюжины кусков рафинада.
   -Чай хороший, пей. Ты давай, учи еще слова, эта дура уедет, тогда вечером приду еще поболтаем.
  Парень потрогал припухлость на правой стороне лица. Собрался уходить, но потом, передумав, зашептал:
   - Ты прикинь, вваливается ко мне в комнату вчера, пьяная и давай на меня вином брызгаться. Потом говорит - хочешь посмотреть? - и сиськи свои обвислые вывалила. Трогай говорит. Ну я чё? Я взял и потрогал. А она как давай на меня орать, быдлом обозвала и вот, звезданула, - он опять потрогал припухлость под глазом. - Она, когда пьяная, совсем дура.
  Покрутил Андрюша пальцем у виска:
   - Сама лезет ко мне, а потом обещает доктору нажаловаться. Ну Герману, тоесть.
   - Герман? - переспросил сидящий за решеткой лэр.
   - Ага, его Герман зовут, а ее Ираида. Только не Ираида она ни какая, слышал я, как он ее Ленкой звал. Это у нее типа клички, так. Это, как их... псевдоним, вот.
   - Где Герман? - спросил сиделец, чтобы вытянуть побольше информации из начавшего откровенничать парня.
   - Так он уехал. Вчера. Вернее, на самолете улетел. В Москву, говорят, дела у него там. Ну ладно, ты пока чай пей, а я в магаз смотаюсь и потом приготовлю чего. Да и эта, сука, проспится и свалит опять. Она, как Германа нет, дома не сидит, все по кабакам шляется. Ну и ладно, я пива вечером на розлив возьму и тебе плесну. Пару литров возьму. Хотя деньги еще остались, так что можем и четырехлитровку взять. И рыбки недорогой. Тебе пиво-то можно, а то вдруг потом мастер заругает? Это Германа я так называю. А он сам говорил, чтобы так звал.
   Лэр кивнул, то ли подтверждая, что можно пиво, то ли, что понял про Германа - мастера.
   - Я здесь? - он обвел рукой свою камеру и стал загибать пальцы.
   - Чего?
   - День? - и Вардис стал медленно загибать пальцы на руке, как бы отсчитывая дни. - Какой?
   - А-а! Дни. Сколько? - Андрюша задумался, затем почесал пятерней затылок. - Ну неделя, наверно. Так... сегодня среда... выходит десять дней, если с сегоднем считать. Понял? Сего-одня де-есять дне-ей тут, - повторил он медленно и показал растопыренные пальцы на двух руках. - Понял?
  Вардис кивнул:
   - Понял. Я десять дней тут.
   - Молодец! Быстро ты балакать научился. А к тебе это... ночью Ираида заходила?
   Лэр снова кивнул: - На меня тоже орать. Быдло, мразь.
   - Это она может, -усмехнулся парень, потом махнул рукой. - Меня раньше ублюдок обзывала, а мастер услышал и запретил. Но, когда пьяная, все подряд мелет, у нее рот, что помойная яма, ты внимания не обращай. Герман приедет и вылечит тебя, не расстраивайся.
   Лэр опять пару раз кивнул, и Андрюша, развернувшись, побрел к выходу. Пока он не вышел из подвала и не погасил электрический свет, Вардис вынул стальную ось с игрушечным колесиком и решительно отчеркнул еще пару горизонтальных черточек на доске топчана.
   "Если сегодня уже десятый день, как я нахожусь в этом мире, то сколько прошло в моем? Если верить Кастору, то, как минимум, два, а то и все три дня. Я давал указание первому министру отдать письмо сыну через три дня моего отсутствия. Так что Климент или уже прочел мое послание или прочтет через несколько часов. Вот только как он поступит? Не кинулся бы сломя голову спасать отца."
   Хотя сын не отличается взбалмошным нравом, так и сам лэр был в себе уверен, пока не оказался в качестве пленника за толстой железной решеткой.
   - Все одно, раньше чем еще через неделю - две, ничего ждать не следует. Вардис подумал еще немного, оценивая свои шансы быть найденным и счел их чрезвычайно низкими. Мир без магической энергии сам по себе затруднял использование магии. Вардис заточен в каменном подвале, что тоже очень осложняет поиск. Так еще и у сына не так хорошо с магическим даром, а привлекать кого-либо из имперских магиков - смерти подобно. Там уже под ударом стоит все лэрство, вернее, его независимость от империи. Скорее уж ради сохранения тайны нужно пожертвовать им самим, тоесть Вардисом. Бред, конечно. Нет, логически все, конечно, верно. Но вот сам лэр совершенно не готов был собой жертвовать, пусть ради великой цели и ради независимости своего небольшого государства. Он твердо решил - пока есть призрачный шанс на спасение, он будет пытаться его использовать до конца. Тем более, что разговорную речь тех, кто держит его в этом подвале, он уже понимал почти полностью. Еще день-два общения со своим тюремщиком Андрюшей, и он будет понимать гораздо больше. Хотя какой он тюремщик? Скорее работник, поставленный кормить его и которого, как понял лэр, используют втемную.
  
   Дни и ночи сменяли себя в полутьме подвала. Вардис уже хорошо понимал русскую речь и вполне сносно изъяснялся с Андрюшей. Парень, видно, страдал от недостатка общения и почти каждый вечер проводил рядом с решеткой минимум по паре часов, охотно болтая с заключенным. Герман появился только когда лэр отчеркнул семнадцатую линию на своем импровизированном календаре. Вернее, не сам он появился в подвале, а Андрюша шепнул ему об этом, когда принес дневную пайку. Ираида заявлялась за это время еще один раз, в дугу пьяная, она не способна была связать ни слова. Минут пять покачивалась и таращилась совершенно стеклянным взглядом в тень камеры. Затем, промычав что-то невразумительное, она пару раз плюнула в решетку и, держась за колонну, удалилась, сильно покачиваясь. Правда, все же упав на ступеньках, перед самой железной дверью.
   Так что если бы не приходы парня, который его кормил, дни и ночи слились бы для Вардиса воедино. Но благодаря Андрюше он выучил местный язык и сносно общался с ним. Парень по его просьбе даже принес мыло и две полуторалитровые баклашки горячей воды, и Вардис, стянув нательную рубашку и портки, смог обмыть пропотевшее и зудящееся тело. По крайней мере, было намного приятней, чем плескаться под одной холодной, что текла из крана. Еще парень принес ему толстую пачку газет, как выразился он сам- натыренных из подъезда девятиэтажки. Что было очень кстати, так как оные газеты служили лэру прикроватным ковриком, средством гигиены и дополнительным источником знаний об этом мире. Прежде чем использовать газету, он просматривал все иллюстрации и фото.
   Здоровье Вардиса почти восстановилось, правда, еще немного поднывали ребра, да ломило колено и плечо. Зато не было того жуткого головокружения и неимоверной слабости, как в первую неделю. Да и вставать и ложиться он мог уже без шипения и скрежетания зубами от боли.
   Его здоровье восстанавливалось за счет приобретенной энергии, с помощью заклинаний, нанесенных на тело эльфийской руницей. Правда, и маны пока не на йоту не прибавилась, но лэр был уверен, как только организм полностью восстановится - мана начнет восполняться. Пусть в десятки раз медленнее, чем в его мире, но все же начнет. А если он накопит в организме достаточно магической энергии, то, несомненно, сможет ей воспользоваться для того, чтобы выйти из этого триклятого подвала. И это была отличная новость.
  
   * * *
  
   - Гера, почему так долго? Извелась вся! - надув губки, спросила Ираида. Рыжеволосая подруга встречала его в ажурных чулках и короткой, обтягивающей попу кожанной юбке. -Ты говорил три дня, а сам на неделю задержался.
   - Поездом обратно ехал, вот и вышло чуть дольше.
   - А что, позвонить не мог? Сказал бы, что поездом поехал.
   - Не мог, значит, - буркнул в ответ мастер. Потом, притянув к себе рыжеволосую ведьму, чмокнул ее надутые губы. -Не сердись. На всякий случай телефон совсем отключил, зато вот, что у меня есть.
  Он раскрыл свой саквояж и, вытащил свернутую майку и трико, а так же нессесер с бритвенными принадлежностями, и кинул все это на диван, а после вынул темный пакет, на несколько раз перемотанный коричневым строительным скотчем. -Два кило, чистого!
   - Это ты мне привез? - озадаченно-удивленно, словно не веря, но надеясь, спросила рыжая.
   - Совсем дура? Куда тебе столько? У тебя вон от вина твоего, уже мешки под глазами. Наверное, бухала без меня беспробудно?
  И, видя, что ведьма скривила рот и сверкнула глазами, примирительно сказал:
   - Да не волнуйся и тебе несколько грамм отсыплют.
   - А куда столько?
   -Б ессонов попросил. Поэтому и поездом поехал.
   - Ты ему теперь и наркокурьером будешь работать?
   - Да сказал же, не заводись! Нам с этого половина прибыли пойдет, так что я сам вызвался отвезти, тем более Эс-Вешное купе он мне оплатил. И вобще, бес расширяться надумал. Все уже просчитал. Его люди несколько точек откроют, под кредитные офисы замаскированные. Ну, вернее, и мини-кредиты будут выдавать, сейчас эта тема живая и денежная. А еще и порошком там барыжить- супер прибыль.
   - А мы тут причем? Не, ну что порошка даст, это хорошо. Но все же?
   - Организуем тут точку по кредитам и будем свою дельту снимать. Ну, может, ты там посидишь за оператора немного.
   - Я?! Совсем с дуба рухнул? Чтобы засветиться окончательно? - возмущенно закричала рыжая.
   - Да не ори ты! - поморщился Герман. - Сама барыжить не будешь, только доверенным лицам товар отдавать. Небольшим оптом, от ста грамм. Это так, крохи! - Показал он на полиэтиленовый замотанный пакет. -Организуем точку по мини-кредитам, тогда его люди в несколько раз больше привезут. Поняла?
   - Поняла, что ты под него полез! Подмял он тебя, со всеми потрохами!
   - Ну что ты мелешь? - поморщился козлобородый. - Нам от этого выгода хорошая, мы еще денег подкопим за пару месяцев, сама блажишь, что сидим на попе ровно и только нажитое тратим. Твои слова?
   - Ладно, давай мне отсыпем? - протянула руку Ираида к пакету.
   - Не заработала еще! Все сделаем и через пару недель свое получишь.
  Он убрал пакет обратно в саквояж и вышел из комнаты.
   - Козел! - прошипела рыжая и потянулась к стакану и початой бутылке вина. Она посидела в тишине, успев, прихлебывая, опустошить полный стакан, когда в комнату вернулся мастер.
   - Не злись, Ида, я созвонился с его людьми, сейчас по его просьбе съезжу. То, что привез отдам и вечером все расскажу. Как раз есть разговор.
  
  
   Вечером, как и обещал, Герман позвал Ираиду в зал с камином. Сейчас он сменил темный деловой костюм на широкий домашний халат из темно-бордового материала с отливом.
   - Что там наш пленник?
   - Вот сходи и узнай! - буркнула рыжая.
   - Ты хоть к нему заходила, жив он там? Он мне, как никогда для жертвы нужен. - приобнял ее мастер и примиряюще потрепал по рыжей шевелюре.
   - Иди да посмотри, может, и жив, если из-за дверей тухлятиной не воняет! - все еще бурчала обиженная ведьма.
   - Ида, ну хватит. Все же хорошо, все даже как нельзя лучше идет. Вон Бесу опять моя помощь нужна. Верит он в мои силы, верит до того, что прибылью с порошка готов делиться. Так что не злись. Получишь ты свой порошок. И денег срубим немало, если все правильно сделаем. Правда... - он задумался и начал теребить свою черную с проседью бородку.
   - Что там? Рассказывай уж. - подсела к нему рыжая и приобняла за шею.
   - Не опростоволоситься нам, главное. Кинули Беса, в общем. Ну, помнишь, я тебе про рамсы с ментом рассказывал? Что почти война разгорелась, все пирог тогда делили.
   - Ну, помню. - кивнула ведьма.
   - Так вот, один из его помощников пропал тогда. Мент говорит, что не он это. Ну говорит одно, факт, что не надавишь. Только на слово ему и верить. Вот Бес и не знает, то ли это его все же конкуренты грохнули, то ли он под шумок сам слился. Просит в этом ему подсобить, мертв или нет, узнать. Ну я, конечно, отмазался, сказал что время надо, мессу черную отслужить и жертву желательно. Но Бес на все готов, деньгами и вообще. Только результат ему нужен.
   - Зачем, ему это так важно? Друг что ли его пропал?
   - Да какой там друг у Беса? Он маму продаст за прибыль.
   - Так вроде у него родители умерли?
   - Вот откопает и продаст. - противно засмеялся мастер. - Не в том дело. Этот мужик, у него навроде финансового директора был. Деньги ему важны, а не сам пропавший. Сам пропал, а машину сгоревшую в лесу нашли, пустую. Если того грохнули, то кто, и куда деньги ушли? А если жив, значит, сам прибыль к рукам прибрал и свалил. Куда, только вопрос.
   - Ого! Ну он губу раскатал. Как мы ему его подельника найдем.
   - Да он просит узнать наверняка, жив тот или грохнули. Нам бы тут не лохануться. Если жив, то сам копать будет. Знать ему хоть в каком направлении искать. Вот, что он хочет.
   - Ох, Гера, подведет он тебя под монастырь. Сваливать надо побыстрее. Скажи ему, что мертвый - меньше вопросов и валим. А кто такой хоть?
   - Сама знаешь, выждать пару месяцев надо и тут деньги с порошка светят не малые. А там уже подумаем, что Бесу сказать. Но он в меня по-серьезному верит. Говорит подсуетится и через несколько дней нам его данные привезут, с фотками и личными вещами. Чтобы, значит, наверняка я все узнал.
   - Что тогда делать? Просто ждать?
   - Я ему сказал, что мне темный владыка откровение дает после жертвоприношения на древнем капище. Туда все одно сейчас не проедешь, так что пару недель у нас есть, может, немного больше, а там жертву принесем, может, и знание даст. В прошлый раз у меня так было.
   - С Борюсиком когда?
   -Тс-с! - зашикал на нее мастер. -Да. Я прямо почуствовал прилив сил тогда и что именно так сделать надо. Будто владыка тогда все подсказал.
   - Эх! - ведьма вздохнула. - Смотри, не ошибись.
   - Постараюсь, Ираида, постараюсь. Ладно, утро вечера мудренее, пошли спать. Устал я что-то от этой командировки. Да еще и наркотой заряженный обратно ехал, благо что в люксовом купе один. - он потрогал грудь с левой стороны. - Сердечко-то не железное, давит теперь от переживаний. Пойдем отдыхать.
  
   Вардис с сожалением потрогал разрядившийся наполовину амулет-серьгу, но ни в коей мере не сожалея, что решил подслушать разговор вернувшегося мастера и этой полубезумной наркоманки-алкоголички.
  "Значит, в жертву меня решили принести вашему темному демону? - криво усмехнулся лэр. - Ты меня туда живым привези, на это старое капище, а там еще посмотрим, у кого кишка тонка окажется. Вот мрази! Про какого-то Борюсика вспоминали. Андрюша его тоже поминал, говорил, что в этой клетке мальчонка до меня сидел. Вот, значит, как они его вылечили. Закололи значит, как барашка жертвенного, на старом капище. Дай только святой круг, чтобы это было действительно место силы. Кастор говорил, что возможны такие места, где есть слабая концентрация магической энергии, в этом мире. Тут такие места называют места силы. Впрочем, места силы были и в мире лэра, там тоже магическая энергия была в несколько раз более сконцентрирована, чем просто в воздухе. К сожалению, он таких мест не знал и сам в них не был, но слышал, что есть такое у эльфов в священной роще и в самой империи, на месте расположения академии магов. А если... - Вардису вдруг пришла в голову безумная мысль. - Да ну! Зачем мне помогать этим моральным уродам? Зачем мне делать работу, за этого колдуна-шарлатана?"
   - Чтобы войти в доверие! Чтобы сделаться нужным ему! Вот зачем, - сам себе ответил он на заданный вопрос. - Нужно только обдумать как подать информацию, как составить разговор так, чтобы Герман ему поверил.
   Он улегся поудобнее на свой топчан. Андрюша уже приносил ему ужин, козлобородый, как понял Вардис, тоже уже собирался спать со своей безумной подругой. Так что сейчас его никто не должен потревожить и он может спокойно все обдумать, подготовиться к предстоящему разговору.
  
  
   Герман не появлялся еще пару суток, видимо, решая вопросы, связанные с доставкой наркоты и открытием точек по миникредитам, лэр уже начал психовать, что тот может совсем не появиться. Он уже подумывал позвать его через Андрюшу, когда на двадцатый день его заточения мастер сам посетил его. Он был одет все в ту же темную хламиду с капюшоном и полумаску - видно, устраиваемый им балаган приносил ему удовольствие.
   Он внимательно осмотрел сидящего на топчане Вардиса, окинул взглядом его камеру и удовлетворенно кивнув, собрался удалиться.
   - Постойте. Есть разговор, - громко сказал лэр, когда мастер уже развернулся и собрался уходить.
  Он в начале разговора хотел назвать пришедшего по имени, но подумал, что невольно может подставить Андрюшу. А этот парень нравился лэру своей беззлобностью и простотой, хотя и был, мягко сказать, туповатым.
   Он увидел, как вздрогнули плечи козлобородого. И он медленно, почти испуганно начал поворачивать голову в сторону сидельца.
   - Да, я немного говорю по-русски, но просто раньше не показывал этого.
   - А чего раньше молчал? - пробурчал Герман.
   - Сначала хотел узнать где я и для чего, да и о чем разговаривать с дурачком, что приносит еду? Вот ждал вашего появления.
   - Ну и чего сказать хочешь? Чего узнал? - все еще напряженно и настороженно, стоя в полоборота, спросил мастер.
   - Понял, что я пленник и вы, скорее всего, меня живым не выпустите. - спокойно продолжил беседу Вардис.
   Псевдо-маг хмыкнул и опять стал разворачиваться, собираясь уходить.
   - И все же, я бы на вашем месте выслушал то, что я хочу вам предложить.
  Козлобородый снова хмыкнул и буркнул что-то типа "Ты не на моем месте". Но все же опять повернулся к Вардису.
   - Ну, и? - он раздраженно скрестил руки на груди. - Слушаю!
   - Я могу вам помочь, и для этого вовсе не обязательно приносить меня в жертву.
   - Чем? - вновь покривился мастер. - И откуда про жерту уз...
  Но лэр перебил его:
   - У меня есть дар. Он передавался от предков, по праву рождения. То есть все мужчины нашего рода в той или иной мере имеют магический дар. У кого-то он проявляется сильнее, у кого-то чуть слабее, но есть у всех.
   - Ты мне тут сказки про ведьмаков не рассказывай. Не поверю! - мотнул головой Герман, но лэр увидел, как изменился его голос, как возбужденно заблестели глаза.
   - Зачем верить на слово? Можно доказать, -уверенно сказал Вардис. - Я могу показать вам невинный магический фокус. Только попрошу прежде выключить свет.
   - Это зачем еще? - опять напрягся мастер.
   - Ну вы же хотите доказательств, прежде чем продолжать наш разговор? А вам потом уже решать, пригожусь я вам или нет.
   - Ну... Давай, - кхекнул Герман и кинулся гасить свет.
   Когда свет в подвале выключился и комната погрузилась в полутьму, козлобородый, медленно и осторожно, словно ожидая подвоха, приблизился к решетке. Вардис сложил пальцы в магическом знаке, создавая проекцию света, и прошептал одно из известных всем магам заклинаний. Между его пальцев забегал зеленоватый огонек, освещая его камеру и часть подвала. Герман, не сдержавшись, охнул и отпрянул от решетки еще на полметра, через мгновение огонек погас.
   - Хм... впечатляет фокус, только кто сказал, что это магия? - сказал мастер неуверенно. - В цирке из шляпы кроликов и голубей достают, а тут моргнуло и все. Если ты такой матерый колдун, в седьмом колене, чего тогда из клетки не убежал? Или слабо?
   - Не нужно путать магический дар с дешевыми трюками, -теперь уже поморщился Вардис.
  Он обвел комнату рукой и показал на алтарь:
   -Да и вам темный властелин не столько силы дает, чтобы горы передвигать, да дома рушить.
  Герман опять кхекнул:
   - Ну а чего так мало? Секунда, и все?
   - Не хочу свой дар попусту растрачивать. Возможности не безграничны, а у меня львиная доля энергии уходит на выздоровление.
   - Ну-ну, - неуверенно ответил хозяин дома. - А еще чего можешь?
   - А вас что-то волнует? Если есть проблемы, скажите, а я подумаю, как и с помощью чего это можно решить.
   - Что, и можешь сказать умер человек или нет? - подался вперед мастер.
   - Ну если знакомый мой, то несомненно, а еще лучше, если портрет есть и что-то из личных вещей.
   - А по фото? - возбужденно заелозил Герман.
   - По фото? - Вардис задумчиво хмыкнул, потом потер подбородок и уверенно сказал. - По фото точно определю и вещей не нужно. Фото это не рисунок, фото небольшой отпечаток ауры имеет.
   - Да ну, мля! Развод какой-то! А я повелся. Ты парень, мастак языком забалтывать. - И козлобородый решительно вышел из подвала.
   Вардис несколько секунд поразмышлял, а потом растянул рот в широкой улыбке и сказал, улыбаясь:
   -Беги, беги, некромант ряженый. Только ведь заинтересовался, как пить дать! Я подожду, когда ты обратно прибежишь.
  И Вардис, довольный состоявшимся разговором, растянулся на топчане.
  
  
   Но не успел он заснуть, по его внутренним ощущениям не прошло и часа, как дверь снова скрипнула и в подвал вбежал возбужденный Герман.
   - Слушай, а если я принесу тебе, скажем, три фото, ты прям на сто процентов скажешь, кто из этих людей мертв, а кто жив?
   Вардис даже не удостоил ответом хозяина дома, лишь сдержанно кивнул.
   - А если семь штук, ну фоток? Сможешь точно определить?
  Вардис вздохнул:
   - Да хоть две дюжины. Просто энергии много израсходуется. Я же говорю, у меня сейчас много на выздоровление идет, по утрам опять же холодно - тоже расходуется. Восстановиться надо и предметы кое-какие понадобятся.
   - Какие еще предметы? - недоверчиво спросил мастер.
   - Цепочка серебрянная и кристалл, лучше если драгоценный камень или полудрагоценный, на худой конец. Ну и восстановиться.
   - А для этого что нужно? - продолжал свой расспрос заинтригованный Герман.
   - Условия быта, - стал загибать пальцы Вардис. - Чтобы тепло ночью. Хорошее питание - это два. Хорошая пища, обязательно фрукты, мясо и красное вино. Все качественное и свежее. Ну и магические предметы. Их тоже желательно заранее, чтобы я мог данный амулет немного зарядить магической энергией. А для этого мне ее выработать надо, эту самую энергию.
   Он чуть не проговорился, что в этом мире совершенно нет магического фона, но вовремя прикусил язык.
   - Ишь ты! Вино ему и фрукты подавай. Губа не треснет?
  Мастер, помолчав, спросил:
   - А какое лучше, белое или красное?
   - Красное, - уверенно ответил лэр. - Как минимум, бутылку в сутки. И про быт не забудь.
   - А что там надо?
   - Тапочки. Можно и коврик, потому как пол холодный. Вечером теплой воды, чтобы обмыться. Чистую простынь, подушку и одеяло. Ну и чистое нательное белье.
   - Ого! Ты завернул. А девочку по субботам тебе не вызвать? - криво усмехнулся мастер.
   - Я подумаю. - вполне серьезно кивнул лэр. - Все-таки уже три недели тут один сижу. И вот, еще.
   - Ну? - почти зло бросил мастер.
   - Мне бы одежду свою. Куртку. Она у меня заговоренная, мне в ней легче вам помогать будет.
   Герман растерянно помотрел на пленника.
   -Так это... сожгли мы ее. Ну там в крови было, вот и избавились, - почти виновато развел он руками.
   - Плохо, очень плохо! - лэр укоризненно покачал головой. - Придется восстанавливаться дольше и больше сил приложить.
   - Ну так, можно, значит? Ну по фото? - все еще недоверчиво спросил его мастер.
   - Я же сказал - результат стопроцентный.
   - Ну смотри, если разводка какая, я тебе собственноручно кишки на руку намотаю! - бросил ему Герман и кинулся бегом из подвала.
   Вардис, конечно, волновался. Нет, мастер наживку заглотил по самое не-могу, но все же первоначальное возбуждение может пройти и что ему потом придет в голову? Хотя... я бы на его месте рискнул, он правильно он заметил - я сейчас вовсе не на его месте. Ну, будем надеяться. Подождем до вечера, если что решит, то это уже вечером будет понятно.
  
  
   Уже вечером Вардис потягивал из своей железной кружки дорогое красное вино и не спеша отщипывал темный виноград без косточек. На полу, подсунутый под решетку двери, стоял поднос с пустой тарелкой из-под большого стейка с овощным гарниром. Как сказал Герман - "заказанного в хорошем кафе". Одет теперь он был в черный махровый халат и чистое нижнее белье, которое с удовольствием натянул после ополаскивания теплой водой. Он даже помыл голову принесенным шампунем и вытерся большим банным полотенцем, которое, подумав, оставил у себя в камере.
   Чтобы занести ему в камеру ведро для теплой воды и подушку с одеялом, которые не проходили через квадратики клетки, Герман открыл дверь. Но прежде сковал ему наручниками руки, просунутые через решетку.
   Вардис посмотрел на блюдо с фруктами, находившееся на стявшем рядом табурете и примерился к сочному персику. Дверь открылась и в подвал вновь спустился Герман.
   - Ну, пожрал и будет с тебя. Вот фото, показывай чего можешь!
  Вардис посмотрел на него, как на ребенка:
   - Я же сказал, надо восстановиться пару дней. Потом серебряная цепочка нужна и камень-кристалл. Говорил же.
  Мастер раздраженно мотнул головой:
   -Ну да, точно! Ну смотри у меня, если лечишь меня, то на себя пеняй! Цепочка длинная? Такой хватит? - развел он руки сантиметров на двадцать пять.
   -Чем длиннее, тем лучше, - ответил лэр.
   Мастер было потрогал свою цепь с амулетом. У Вардиса замерло сердце. А вдруг, свою снимет и даст? Там сантиметров семьдесят, длинная и толстенная. В такую можно много энергии залить, было бы где ее брать, эту самую энергию. Но мастер мотнув головой, ответил:
   - Завтра куплю. А что по камню?
   - Драгоценный или полудрагоценный, натуральный камень. Но главное, чтобы он не в золото оправлен был, а в серебро. И потом его к цепочке подвесить надо, но это я сам посмотрю, как лучше сделать. Да, желательно монету серебрянную к цепи присоединить или пластинку, я там знак руны накарябаю.
  И пояснил:
   - Так значительно меньше энергии тратится, не надо знаки и заклинания много раз накладывать.
   - Слушай, - проникновенно заговорил мастер. - Ну скажи, что выдумал все, чтобы пожрать хорошо и помыться? Я даже не накажу. Сознайся, выдумал все? Я даже тебе подушку и одеяло оставлю.
   - Я правду сказал. Если вам не нужна моя помощь, то не надо больше ничего, - пожал плечами Вардис и все же ухватил аппетитный персик с широкого блюда.
   - Но я ведь проверю! Я тебе дам три фото и не дай темный тебе ошибиться, кто из них мертв, а кто жив! - прошипел козлобородый.
   - Твое право, - переходя на ты, снова равнодушно пожал плечами Вардис. - Там у меня нож был, не выкинули, надеюсь?
   - А зачем тебе нож? - сузил глаза в щелки под полумаской мастер. - Вот ножа ты у меня не получишь.
   - Как знаешь, только там на рукояти руны выжжены и в тыльную сторону небольшой клинышек серебряный вбит. Если я энергию из заговоренного предмета себе перелью, то восстановлюсь быстрее, и тебе быстрее помогу. Как мне тебя называть, кстати? Мастер?
   - Откуда знаешь? - было вскинулся козлобородый. - Андрюша брякнул?
   - Неет, - усмехнулся лэр, - про мой дар не забывай.
  Он постучал себя пальцем по виску и подмигнул растерявшемуся колдуну:
   - Так что неси мой нож, мастер.
   - Хорошо, - сквозь зубы ответил Герман. - Но надолго не дам, при мне будешь все делать.
   - Договорились, полчасика в сторонке посидишь, я все сделаю, кивнул лэр. - Только под руку не лезь, дело-то тонкое.
   Мастер зло сверкнул глазами, но все же, нехотя, отправился за ножом. А потом безропотно ожидал окончания магической процедуры, сидя на ящике в углу подвала. Один раз он пытался было подгонять Вардиса, но тот только раздраженно отмахнулся от него и с удовольствием перелил магическую энергию из отточенного словно бритва ножа в свою ману. Не так чтобы и много передалось той энергии, но пару дней, ушедших бы на восстановление, он себе точно сэкономил. Через полчаса он просунул нож под решетку и уверенно сказал:
   - Если завтра цепочку и камень мне до обеда принесешь, то послезавтра можно сеанс с фотографиями провести.
  А когда мастер вышел из подвала, скинул халат и довольно растянулся на чистой простыне.
   "Отличный день, хоть и не принес мне свободу, но я верю, что существенно приблизил к ней. Да и сидеть, в этом зиндане, стало намного комфортнее."
  
  
   Глава 4
  
   Разбудил его Андрюша, принесший поднос с ароматным кофе, блюдцем с тройкой свежих круассанов, политых клубничным джемом.
   - Ну, ты внатуре... Тебе вчера стейк Герман привез, и сейчас вот булочки вкусные.
   - Лечение, видно, хорошо продвигается, на поправку пошел. - хохотнул лэр. - Вот и кормить лучше стали.
   - А, ну ясно, - здоровяк просунул ему под двери решетки поднос и собрался уходить.
   - Погоди, у меня вина треть бутылки осталось. Хочешь? Мне сегодня еще принесу
  Парень неуверенно пожал плечами:
   - Давай. Только мастеру не говори и этой... рыжей его.
   - Могила! - заверил его Вардис и, подмигнув, просунул бутылку сквозь прутья решетки. Потом следом сунул ему один круассан, который парень с благодарностью принял. Выпив вино из горла, он зажевал все круассаном и растянулся в довольной улыбке.
   - Ты это... колбасы попроси у них, сырокопченой. Уж очень я ее уважаю, ей водяру закусывать самый кайф!
   - Да не вопрос, - заверил его лэр, - закажу для тебя, друг. Ты приходи вечером поболтать.
   - Ну если ненадолго, - мотнул он головой. - Только, если Герман застукает, орать будет. Сказал, чтобы я с тобой не разговаривал совсем.
  Чуть понизив голос, поведал он сидельцу:
   - Если в Москву улетит, то опять посидим хорошо. Бухнем! - хлопнул парень себя по горлу.
   - А чего, он собирался? Ну, в Москву лететь, собрался уже?
   - Вроде как. Говорит, если все получится, то полетит через несколько дней, - он приблизил лицо к решетке. - А, еще они с рыжухой вчера посрались. Орали наверху, вроде из-за тебя что-то. Она психанула, хотела к тебе спуститься, а он запретил. Тоже на нее наорал, ты только меня не сдавай, что рассказал. Ну, ладно, вечером зайду, если эти рано спать соберутся. - показал он указательным пальцем на потолок. - Ладно, бывай, тезка!
  
   Андрюша ушел, а Вардис вновь растянулся на топчане, подложив под голову мягкую подушку и задумался. Соорудить простенький амулет из цепочки и кристалла - плевое дело. Если еще пластина под руну будет, то вообще долговечный амулет получится. В камень, конечно, немного энергии из маны придется перекачать. Да много не надо, совсем нет уверенности, что этот самый камень вместе с цепочкой не отберут после того, как он дело сделает. Хотя можно что-нибудь придумать, сказать, что постоянно в камень энергию подливать нужно. Хорошо, что местный мастер-маг в этой самой магии профан полный, лже-маг, короче. Ему лапшу на уши вешать можно, все за чистую монету сойдет. Вот с тем же ножиком хорошо получилось, хотя тут он и не соврал совсем, просто вытянул залитую в амулет энергию в свою ману, восстановив ее больше чем на половину. И при том у него еще кольцо полностью заряжено, вроде как НЗ.
   Так, значит решено, если завтра мастер припрет ему цепочку с камнем, он в него энергию закачивать не будет, а потратит немного из своего кольца. Жаль, конечно, что куртку с пришитыми в ней амулетами сожгли, сейчас бы они очень пригодились, сейчас от них его мана была бы полнешенька, еще и серьгу бы до половины зарядил. Серьга, кстати, может пригодиться, удачно он первый раз разговор мастера с подругой подслушал, вот первым делом в нее и буду восстановленную энергию заливать, вдруг еще что интересного в разговоре скажут.
   Что еще можно под это дело у козлобородого выманить? Чтобы и мне польза была и он подвоха не почувствовал? А если попробовать узнать, где я нахожусь? То есть карту местности с привязкой того места, где я в этот мир перешел. Хм... можно попробовать, может, и получится. И еще нужно сказать, чтобы кофий почаще приносили, он бодрит хорошо. Тут он везде продаётся и не дорого, а у нас во владении это деликатес и больших денег стоит. Его же в империю из южных колоний везут, а мы уже, вернее купцы наши, у них закупают. Так что дорого выходит, сам лэр не часто себе кофий позволял. Только по утрам, чтобы взбодриться и если до поздна в кабинете заработался, бумаги с донесениями разгребая, да прошения почитывая. Петр Иванович, что в летней резиденции живет, кофе хоть и выпивает, когда лэр угощает, но больше любит черный, очень крепкий чай, а вот сам лэр кофе больше уважает.
   Чай тоже, кстати, в империи закупается, но он там и растет, поэтому гораздо дешевле, чем кофий обходится. Тут, судя по памяти Андриеша, в магазинах всякого чая и кофия полно - на любой, значит, вкус, так что, когда выберется он из этой клетки, то тут всего и прикупит. А то, что выберется - в этом уверен, унывать нельзя. Уныние это почти поражение. Главное придумать, как это сделать, а если и при самом плохом раскладе, то ману наполнит, амулеты подзарядит и посмотрим, кто кого и каким богам в жертву принесет. Главное, чтобы не отравили. Да нее, пока я мастеру очень даже нужен, пока не отравит. Вот в бабе его рыжей уверенности никакой, все же зарубочку надо сделать, проверять пищу на яд, вот как раз с помощью кристалла и проверять. Уж два-то простеньких заклинания, он способен к амулету привязать.
  
   Обильный обед ему принес сам Герман.
   - Тебе вино сразу принести или потом с фруктами будешь? Я вот еще минералочки тебе прикупил и соку хорошего, в стеклянных баночках.
   - Давай сразу, - махнул рукой Вардис, - сам решу, что и когда пить.
   - Ты, главное, не подведи меня, не обмани мои ожидания, - вздохнул козлобородый. Он так и щеголял в своей полумаске, только что широкую хламиду сменил на брюки и серый джемпер, да снял свой бутафорский амулет с груди. - Мне тебя как звать, кстати?
   - Можешь просто - лэр.
   - Почему лэр? -удивился хозяин дома. - Что это значит?
   - Ну, ведь я тебя зову мастер, ты меня тогда зови лэр. Раз уж оба без имен обходимся, - пояснил ему Вардис.
   - Аааа, это у вас в Карпатах так потомственных колдунов называют?
   - Типа того, - не стал отрицать его предположения владетель. - Цепочку купил?
   - Купил, - кивнул мастер. - Только в ювелирном драгоценные камни все в золоте, взял подвеску аметистовую, она в серебро оправлена. И пластинку тоже нашел, вот! - протянул он лэру пластинку, чуть пошире ногтя большого пальца, - Пойдет? Ничего, что камень полудрагоценный? Поешь, и можно приступать?
   - Нужен инструмент, чтобы дырочки просверлить и в середину цепочки вставить. Потом еще руны наносить и заклинание прикреплять, потом энергии влить в амулет, и вот тогда уже можно заниматься делом.
   - Ну врешь же все, - раздосадованно засопел мастер, - говорил уже завтра все сможешь, а сам то одно, то другое!
   - Да это недолго совсем. Дырочки проковыряю, потом ножом вырежу руны, сутки позаряжаю и завтра можно будет фото твои смотреть. Инструмент давай.
   - Не дам я тебе дрель, сам просверлю.
   - А нож, руны прорезать? Это только я смогу. Да и зачем дрель? Небольшим гвоздиком пробей.
   - Точно? - недоверчиво переспросил мастер.
   - Точнее не бывает. Иди дырки пробивай, звенья разожмешь и посередине вставишь. И подвеску прикрепи тогда.
   - Тоже к середине?
   - Да нет же! Кристалл должен на конце цепи быть. Принеси мне лучше, чем сто раз объяснять, я сам все сделаю.
   Мастер опять убежал, а лэр воспользовался паузой, чтобы выпить полстакана сухого вина и быстро закинуть в себя обед, оставив фрукты на потом. После того, как Герман отдал все ему в руки, включая увесистый молоток, лэр приступил к изготовлению амулета.
   Эх, а камень-то хорош! И оправа солидная, у нас бы такой амулет на пару золотых монет потянул, а полностью заряженный - так на все три! Дольше всего заняло выцарапывание руны на серебряной пластине - пока одну, оборотная сторона пластины осталась чистой. Вардис пока не решил, какую руну нанести на обратную сторону, решил подумать, но, скорее всего, если изготовленный амулет позволят оставить, то будет по-немногу вливать в кристалл магичесской энергии и нанесет боевую руну. Эх! Да ему бы прямо сейчас из клетки выбраться. Он взвесил в руке молоток с удобной обрезиненной рукоятью и потрогал подушечкой большого пальца отточенное до бритвенной остроты лезвие своего ножа. Да я бы вас всех в капусту пошинковал или отбивные сделал, ну разве что, кроме Андрюши.
   Может, попробовать изготовить амулет воздействия и попробовать убедить мастера выпустить его из клетки? А если он не подвержен воздействию, да и у Вардиса заклинания подчинения воли редко когда выходили. Ладно, он пока подумает и свою ману будет восстанавливать. Он же обманул местного лже-колдуна, он мог уже сейчас спокойно поработать с несколькими фото, но просто решил потянуть время, чтобы воостановиться.
   Хотя, стоп! Использовать пару боевых заклинаний он сможет и так, используя свою ману или залитый энергией кристалл, а вот проверить пищу на яд не мешало бы. Он пока втерся в доверие к Герману, а вот рыжая ведьма этому совсем не рада. От нее всего можно ожидать, тем более, когда пьяная или под наркотой. И Вардис принялся тщательно вырезать на обратной стороне серебряной пластины руну обнаружения ядов.
  
   Вечер прошел спокойно. Вардис ел фрукты, запивал все хорошим вином, восстанавливая своё здоровье и ману. Герман спускался в подвал раза три, все интересуясь, как продвигаются дела и удается ли лэру зарядить амулет. Он так же не забыл забрать у Вардиса весь выданный ранее инструмент.
   С самого ранья его разбудил снова спустившийся в подвал Герман.
   - Ну? Вот и пришел час икс! Сейчас посмотрим, на что ты способен, - почти зловеще прошептал он и потер руки, - не дай темный властелин тебе облажаться! Сам тогда не знаю, что с тобой сделаю! Я ведь вот, фоточки-то приготовил. Пять штук!
  Вардис, позевывая, протянул руку и забрал вынутые из внутреннего кармана фотографии.
   - А чего так много?
   - Мы это проверим, есть дар у тебя чудесный или вранье все твое было. Тогда не обессудь.
   - Заманал пугать, - лэр, не спеша, бросил фото на топчан и, взяв кружку, отпил воды.
   - Ч его? - запоздало начал строжиться мастер. - Ты, это... поговори мне еще! Ну, так работай давай. Надеюсь, зарядил свой амулет?
   - Не нукай, не запряг! Кофе принеси и завтрак. - и лэр посмотрел мастеру в глаза.
  Безмолвная дуэль взглядами продолжалась с полминуты, затем мастер, не выдержав, отвел взгляд:
   - Совсем охреневаешь. Сделаешь, тогда и жрать получишь.
  Вардис вздохнул:
   -Тебе результат верный нужен или кое-как, из-под палки? Это тебе не яму выгребную выкопать, тут сосредоточиться надо. И сам процесс массу энергии и времени отнимает, поэтому, чтобы не прерываться и чтобы получилось все нормально нужно позавтракать хорошо. Все тебе понятно изложил? Надо быстрее, тогда делай сам.
   Мастер заскрипел зубами, но развернулся и, ни слова не говоря, вышел из подвала. Впрочем, свет он не стал выключать. И Вардис сначала почистил зубы день назад выданной ему зубной щеткой, а затем тщательно обмылся до пояса холодной водой, растеревшись махровым полотенцем. Эх, хорошо! Только нужно еще хоть небольшое зеркальце выпросить, а то совсем от своего вида отвыкну.
   За эти несколько суток он сумел не только до полного зарядить амулет-серьгу - да она и разряжена была только на половину, поэтому ему это удалось без проблем - но и немного восполнить свою ману. Надо сказать, комфортные условия и хорошее питание вкупе с натуральным виноградным вином в немалой мере поспособствовали этому процессу. Он успел отчертить на доске топчана двадцать вторую вертикальную черту и спрятать ось с колесиком, когда вернулся мастер. Он принес ему большую чашку свежезаваренного кофе и яичницу-глазунью из трех яиц с ветчиной, густо посыпаную свежей резаной зеленью.
   - Минералки принести? - буркнул он.
   - Давай, - кивнул лэр и, видя прищуренный взгляд своего тюремщика, все же пояснил. - Работа действительно трудная, чтобы не отвлекаться, пусть тут будет, пить вдруг захочется.
  Когда мастер сгонял ему за минералкой, то спросил:
   - А мне присутствовать можно?
   - Нет, естественно. Да нет, секрета никакого нет, ты все одно не поймешь ничего, просто отвлекать будешь. А мне сосредоточиться надо, почти в транс уйти, говорил уже. И свет погаси.
   - А как ты фото смотреть будешь, в темноте? -удивленно спросил Герман.
   - Электрический свет только мешает, я смотреть буду в магическом видении. Ну все? Или еще вопросы имеются?
  Мастер еще пару минут помялся у решетки:
   - А через сколько результат будет?
   - Часа два дай поработаю, потом приходи. Хотя... лучше попозже, чтобы все точно и не спешить никуда.
   - И что, точно прям на сто процентов все? - все еще не веря, спросил козлобородый.
   - Если там другой магик не поработал, то на сто. Но бывает всякое. Бывает, еще вещи личные нужны или кровь. Ну это уж совсем в глухих случаях, если они сами магией обладают или заклятье какое наложили.
   - Ты мне тут не усложняй! Магики-шмагики! Какое заклятье? Если результаты не совпадут, на себя пеняй, - опять сорвался на крик мастер.
  Лэр пожал плечами:
   - Ты мне долго тут нотации будешь читать? Может, поработать дашь?
   Герман, засопев, развернулся, но лэр вдруг остановил его.
   -Погоди. Ты вот так зеленый свет видишь? Ну вокруг пальцев. - показал он ему раскрытую пятерню в висевшим на запястье амулетом.
  Козлобородый вперился взглядом в руку, потом мелко затряс своей головой:
   - Вроде.. Нее - точно вижу!
   - Ну, значит, не все с тобой так плохо, - хмыкнул лэр.
  И подумал: "Видно, не зря ты на капище древнее свое рвешься, видно, и впрямь что-то чувствуешь. Может, слабенький маг первого уровня. Такого, если в детстве начать обучать, то наверняка можно было и до второго уровня сельского лекаря довести. Такой звезд хватать не будет, но понос точно вылечит. Хотя этого гада в детстве еще придушить надо было, а то, может, у него неистребимая тяга к служению темным силам и человеческим жертвоприношениям. Ну ладно, пора за работу. Надо сказать, три недели, проведенные лэром взаперти, хоть и не ввергли его в уныние, но вырвали из привычного делового ритма. И данную работу, хоть и не совсем по профилю, лэр начал делать с большим удовольствием.
   Первым делом он разложил фотографии на табурете и осмотрел их все в магическом видении. Две были черно-белые, остальные цветные. Он старался экономно расходовать энергию, вливая ее по немногу в активированный амулет. Он поводил камнем над каждым фото. Три отложил сразу - на них во время фотографии присутствовало по одному человеку, а вот двое других были вырезаны с общего снимка, поэтому отпечатки аур фонили, перекрытые другими. Так, ну с тремя понятно, нужно было простой карандаш попросить, чтобы отметить кто жив, кто нет. Подумав, он отогнул у одной фотографии кончик. Изображенный на ней парень был мертв, причем умер не своей смертью - скорее всего погиб. И погиб совсем недавно, года не прошло. Скорее всего, даже менее полугода. Лэр даже попробовал углубиться в небольшой, контролируемый транс, чтобы не потратить слишком много накопленной с таким трудом энергии.
   Да, точно, смерть была связана с машинами, скорее всего погиб за рулем, где-то на трассе. Так... с тремя фото он разобрался наверняка, а вот два других были посложнее. Он долго водил подвешенным аметистом над изображением женщины средних лет, в цветастом платье и повязанном по-деревенски платке. Хотя - наверное, цветастом, хоть фото и было черно-белое, она на нем стояла в платье с крупными цветами. Да... точно, она тоже мертва и мертва уже давно. Лет десять, как минимум. С этим фото тоже не было проблем - просто изображение женщины вырезали из групповой фотографии и стоило отмести тени чужих аур, он сразу уловил результат своего поиска. Да и самому фото было уже как минимум полвека.
   Осталось одно цветное фото. На ней был изображен полный мужчина в очках, одетый в светлую рубаху с коротким рукавом, он держал в одной руке початую бутылку пива, а в другой шпажку с нанизанным жаренным мясом. Довольное лицо, стрижка ёжиком, румянец на щеках. Это фото тоже было вырезано с группового, поэтому сначала лэр повозился, отметая чужие ауры. Потом углубился в изучение ауры румяннощекого. Хотя какой парень, как минимум, лет тридцать пять есть, просто для лэра он был еще очень молодым. Вардис удивился, почему-то двоякое ощущение, вроде мертв, а вроде и нет. Поэтому, как и с другим фото, он также углубился в контролируемый поверхностный транс. Наконец, он сообразил - клиент, как говорится, скорее жив. И даже не скорее, а жив стопроцентно! Но уверенность многих людей, их вера в то, что он мертв, мешала ему определить это сразу. Значит, этот парень жив, но либо пропал без вести, либо хочет чтобы другие думали, что он умер.
   Стоп! А не про него ли говорил тогда козлобородый со своей рыжей подругой? Мда... сейчас бы пару личных вещей этого человека, а еще лучше кровь или окровавленную тряпицу. Кровь все же начальная составляющая души. Вот и основная концентрация магической энергии как раз находится в крови человека.
   Ну, чего нет, того нет. Что можно еще сделать, если это тот самый сбежавший с деньгами подельник? Установить, где он сейчас? Сложно. Совершенно не уровень Вардиса, таким магики в имперской академии занимаются. Ну, а все же? Возможно? Попытка, как говорится, не пытка. Хм... хорошее выражение, интересно, это у него в памяти всплыло такое или у молдавского паренька?
   Так, нужно фото, если есть, самое последнее. Ну если нет, то и этим обойдемся. Личные вещи. Кровь. Хотя это вряд ли удастся достать мастеру. И в обязательном порядке карты местности. Местность, где сейчас находится Вардис. Местность, где жил сбежавший наркоделец и местность, куда он с большей вероятностью мог убежать. Ну, если козлобородый хочет получить результат, то две карты местности он Вардису предоставит, а вот со второй, конечно, посложнее. Ну если задуматься, то куда можно сбежать с большой суммой криминальных денег?
   Лэр усмехнулся, да с деньгами хоть куда. Если, используя знания о мире Андриеша, попробовать поразмыслить? Не факт, конечно, что мысли будут правильные, но кто мешает? Итак, Европа и Америка самое, наверное, вероятное. Хотя Америка большая, если начать искать с Канады, например, а закончить Аргентиной.
   Азия? Африка, например, Морокко или Египет? Может, но маловероятно, слишком там белый человек приметен. Хотя, если есть знакомые, у которых можно отсидеться, почему нет? Австралия? Отличное место и белые люди кругом и далеко, врядли кто тебя туда без прямой наводки искать поедет. Да... попробовать можно, но не факт, что получится, как он уже сказал, это совершенно не его уровень. Да и по времени выйдет долго. Хотя, куда ему торопиться в данном положении? А так попробует еще быть нужным этому лже-колдунишке, и, значит, попробует еще втереться в доверие. Да и хорошая пища и виноградное вино способствует накоплению магической энергии. А кто сказал, что его будут так же кормить, если он не станет нужен? Значит, надо обещать результат. А там уже видно будет или шах, что заказал работу, сдохнет или козлобородый, от руки Вардиса, что более желательно. Да одно то, что Герман для поиска предоставит ему подробную карту, где сейчас находится сам Вардис, уже дорогого стоит. Уже ради этого следует все это затевать. Значит решено, ввяжемся в бой, а там видно будет! Ха... вот и еще одно спорное выражение, но в данный момент как раз более чем подходящее всплыло. И Вардис, довольный собой, проделанной работой и принятым решением, сначала щедро отпил из бутылки с минеральной водой, а потом растянулся на топчане, ожидая возвращения Германа. Он, расслабленный и удовлетворенный проделанной работой почти задремал, когда железная дверь скрипнула и послышались несмелые шаги.
   - Ну что, там? Получается? - в голосе козлобородого хозяина дома было столько надежды, что Вардис поборол искушение сказать, что все придумал и расхохотаться ему в лицо.
   - Готово уже все, - громко ответил он и сев на топчане добавил, - свет включи.
   Включив свет и все еще не до конца поверив, что все это не обман, Герман приблизился к решетке. Он был одет опять в свою черную мантию и полумаску на лице.
   - Так как?
   - Что как? Вот смотри фото. Те у кого уголок отогнут, те мертвы.
   - Эээ... а поподробней? Можно еще что-то добавить? - замялся мастер, перебирая фотокарточки.
   - Поподробнее говоришь? Сам-то не хрена не можешь, да?
  Козлобородый сверкнул глазами, но сдержался и продолжал выжидательно смотреть на своего пленника.
   - Гм, ну вот женщина... да вот это фото с отогнутым уголком. Мертва, сравнительно давно, пожалуй, не менее десяти лет и, скорее всего, виной тяжелая болезнь. Парень погиб, или машиной сбило его или на машине разбился. Трое остальных живы.
   - Точно? Это точно, что остальные живы?
   - Точней некуда. Но я подозреваю, что тебя тот пухлый очкарик интересует. Лет тридцати пяти. Да этот. - кивнул он, когда мастер невольно показал ему фото разыскиваемого бандита.
   - А откуда ты знаешь?... - глаза мастера забегали, на что лэр только снисходительно усмехнулся. -А, ну да... Ну и что, что с ним? Продолжай.
   - Как что? Жив, и все тут. Правда, многие считают, что он умер, скорее всего, и все родственники. И, скорее всего, он инсценировал свою смерть и скрылся.
   - Куда? - вырвалось у Германа. - Можешь узнать?
   - Гм... - потеребил лэр бороду.
   Послать его, сказать, что не смогу? Так я им нужен больше не буду, а ведь магическую энергию полносью так и не восстановил, да и хотелось бы периодически слушать, о чем они со своей рыжей ведьмой говорят. Получится-не получится дело десятое, мне время потянуть надо, и чтобы одежду не забрали и пайку, как говорится, не урезали. Поэтому будь, что будет! - Решился лэр и начал объяснять мастеру, который ловил каждое его слово.
   -В общем, нужны фото из последних, что-то из личных вещей. Опять же про него знать побольше: чем увлекался, что любил? Куда ездил часто, ну и так далее. Потом кровь бы его желательно, но если нет, то или родителей, или сестры, или брата, немного совсем, можно просто ватку с капелькой засохшей.
   Потом Вардис подумал, что если ищут его бандиты, то могут ради этой капельки и зарезать ничего не подозревающих родственников и добавил:
   - Только кровь у живого нужно взять и чтобы человек жив-здоров потом остался. Ясно все?
   - Да, да! Все запомнил, - закивал мастер, - эээ...
   - Меня, кстати, Андриеш зовут. - решил представиться лэр именем рабочего гастарбайтера из Молдовы. - Ну и не думай, что результат как тут будет, на сто процентов. Попробую, конечно, но это сложно, очень сложно и не факт, что вообще получится. Не одного дня работа, но я попробую.
   - Э, да, Андриеш. Это хорошо, это стоит попробовать! - возбужденно затараторил мастер и было собрался уходить, и вдруг развернулся:
   -Э, может что нужно еще?
  Вардис пожал плечами:
   - Погулять же не отпустите? Ну да ладно. Носки мне бы чистые, трусы, да и простыню бы менять хоть раз в три-четыре дня.
   - Хорошо, хорошо, - опять закивал масте,р тряся своей бородой. - Все сделаем.
   - Герман, ты бы балаган заканчивал, - усмехнулся лэр и прикрыл себе глаза растопыренными пальцами, намекая на полумаску мастера.
   - А откуда ты имя...
   - Ты даже не представляешь, откуда и что я про тебя знаю, - усмехнулся лэр, глядя ему в глаза. Козлобородый на несколько секунд остолбенел, потом как-то сдулся, опустил плечи и, сняв маску с лица, молча кивнул и вышел вон из подвала.
   Теперь, главное, не пропустить его разговор со своей рыжей подругой. Вардис лежал на топчане и периодически, каждые семь-десять минут активировал амулет слуха. Но в доме наверху было пока тихо, только мастер бегал из комнаты в комнату, иногда что-то напевая себе под нос. Наконец, в очередной раз активировав свою серьгу-амулет, он услышал разговор мастера с Ираидой. Правда начало он пропустил.
  
  
   - ... совсем сдурел?! Я теперь этому быдлу еще и трусы покупать должна? - услышал он первую фразу недовольно-визжащего голоса рыжей ведьмы. - Его давно убрать надо, а ты ему вино, фрукты и всякую хрень на подносе!
   - Да, заткнись ты, дура! Он же даром обладает. Он все фото угадал... ну, вернее, не угадал, а наверняка знал, кто мертв, кто нет. И при том как умер кто - тоже сказал. Ты понимаешь? Мне теперь в Москву, к Бесу лететь надо. И заметь, не с пустыми руками. Да я с его помощью, у Бессонова авторитет еще больше подниму. Если получится, то помогу ему и беглеца с деньгами найти. Нам деньги нужны, а для Беса полста тысяч гринов не деньги, а то и сотня. Понимаешь?
   - А зачем тебе лететь, созвонись, скажи что все сделал. А то скажет, чтобы ты при нем свои умения показал.
   - Хм... ну тут отбояриться можно, что, мол, дома капище рядом, там мне темный властелин помогает. А тут ты не права, такое надо в глаза говорить, тем более, если в этом на все сто уверен. Да и опасно с такими по телефону болтать, все ж таки криминал голимый, вдруг слушают его.
   - А встречаться не страшно? Вдруг его уже и пасут там плотно?
   - Не каркай, у него с ментами схвачено все. Но перестраховаться надо, да и денег он мне обещал хороших, вот и заберу и за порошок и за свою работу.
   - Свою! - передразнила его ведьма. Но мастер промолчал, игнорируя, свою подругу. - Ну получится с его помощью, а потом? Потом, что будешь делать? Или всю жизнь этого урода в подвале держать будешь?
   - Ида, ты сама подумай, сколько народу в стране пропадает? И сколько денег родственники готовы заплатить, чтобы наверняка знать жив человек или нет? Да, как минимум, по штуке бакинских с них бери, это же золотое дно! Ну, пусть не со всех, пока авторитет тут не заработал, так можно и двести-триста баксов для начала брать, глупо будет этим не пользоваться. А насчет потом... так потом и этого не будет и Бес тут останется, а мы с тобой где-нибудь в латинской Америке обоснуемся, в Аргентине, например, там не сильно жарко. Так что плевать, что тут потом будет, главное сейчас с его помощью денег хороших поиметь. Так что ты к нему не лезь. Пока это наша палочка волшебная, курочка ряба, что нам золотые яички несет.
  Вардис, услышав это через амулет, усмехнулся: "Посмотрим петушок, как тебе по-зубам такая курочка будет."
   -Все равно, я ему трусы покупать не буду. - опять услышал он визгливый голос ведьмы. - Сам его обихаживай, раз он так тебе нужен.
   - Да и чёрт с тобой, сам все куплю. Только кто ему будет еду приносить, когда уеду? Не Андрюшу же в наши дела посвящать, сама башкой подумай? Ты и будешь, только не лезь туда пьяной, поняла?
   Наверху хлопнула дверь - видимо, рыжая, психанув, выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью, и Вардис понял, что разговор его тюремщиков на этом завершился. Деактивировал магический амулет.
  
  
   Несколько дней прошли в тишине, только утром и в обед забегал козлобородый принести еды, воды и вина, а с утра еще кофе в небольшом кофейнике и какие-нибудь печенюшки. Печеньки Вардис съедал не все, а понемногу откладывал в полиэтиленовый пакет, на случай, если мастер уедет, а его психованная пассия не будет кормить. Правда, из урывков подслушанных разговоров он понял, что московский наркоделец сейчас сам где-то за границей и поэтому поездка мастера отложилась еще на неделю, а то и дольше. Вардис пытался завести разговор с Германом о своей дальнейшей участи, когда тот приносил ему еду, но тот только отмахивался, мол все будет нормально - подожди.
   В этот день, после обеда, мастер прибежал возбужденный и показал лэру четыре фото:
   - Сможешь наверняка узнать, живы или нет?
   - Смогу, без проблем, - пожал плечами лэр. - Только зачем мне это, что мне с этого будет?
   -В смысле?
   - Ну ты ведь меня не отпустишь, так зачем мне тебе помогать? Посадил вот в клетку, как зверя какого.
   - Да ты, что! Ты же мне так помогаешь. Конечно, отпущу! Только мне тебе доверять надо. Да и что тебе без денег, куда идти? А так и деньги хорошие заработаешь. - Начал проникновенно врать ему козлобородый. - Ну, поживешь у меня еще с месяцок-другой, зато заработаешь хорошо. Тебе, например, десять или пятнадцать тысяч евро не нужны? Ведь очень хорошие деньги. Вернешься домой к семье и с деньгами хорошими. Ты думаешь, что я монстр какой-то? Злодей какой и тюрьма своя в подвале? Да это вобще не мой дом, его себе бандит какой-то построил, а потом его посадили. Я через знакомых его, этот дом снял. Так, что не моя это тюрьма и я вовсе не душегуб.
   - Да какая разница, твоя-не твоя? Я-то сейчас в этой самой клетке сижу и посадил меня ты, а не тот бандит!
   - Да ты понимаешь, так получилось. Моя подруга тебя сбила и запаниковала. Испугалась очень. Вот и решили тебя сами подлечить, а как оклемаешься, так и отпустим. А тут, раз у тебя такие способности, так и денег заработаешь. Вот посмотри, кто из них жив, а кто нет. -Передал он сквозь решетку фотокарточки. -Я понимаю, надо сосредоточиться, энергия там, магия. Как ты говорил - плетения всякие магические? Ну в общем, ты когда сможешь? Завтра будет готово?
   Вардис сдержанно кивнул, и не стал переубеждать своего тюремщика в том, что времени нужно не так и много с уже заряженным амулетом и за полчаса он смог бы дать точный ответ. Пусть думает, что нужно как минимум сутки, а то так на конвейер его работу поставит.
   Герман же, продолжал его умасливать:
   -Я буду людей находить сам, у кого родственники пропали, а от тебя результат. Только, главное, не ошибись! А деньги пополам будем делить, как хорошая сумма наберется, так я тебя сразу отпущу. Даже сам тебе билет куплю, куда скажешь.
   "Ага, ври, ври! Думаешь совсем простофилю нашел," - подумал лэр, но сделав вид что хоть частично верит ему. Взял фото и присел на топчан.
   - Свет не гаси пока, я пока пригляжусь, посмотрю, подумаю.
   - А когда начнешь?
   - Как только- так сразу! - отмахнулся он от возбужденно преступающего у решетки лже-колдуна.
   Мастер на такие слова совсем не обиделся, а даже как-то довольно затряс своей бородой и резво выбежал из подвала.
   На фото были двое детей, мальчик и девочка примерно лет пяти-шести, мужчина или, скорее, парень лет двадцати максимум и пожилая женщина под шестьдесят лет. Ясно все - мастер приступил к своему плану сбора денег с родственников пропавших людей. После примерно часа работы стало понятно, что из всех четверых жив только изображенный на фото маленький мальчик. Да и тот находился где-то очень далеко. Может, украли и за границу вывезли? Лэр пожал плечами. Помогать обирать несчастных родственников было противно, но он-то ничего предосудительного не делал. Зато будут знать наверняка, жив человек или нет, если, конечно, козлобородому поверят. Хотя бы у родителей вот этого мальчика появится шанс его найти.
   Герман еще пару раз за эту неделю приносил фото пропавших людей. Правда, не так много сразу, не как в первый раз, по два фото и самое приятное, что из тех четверых было живо три человека. Хотя как сказать, может, их тоже как вот его, держат в какой-нибудь клетке, а то и еще чего похуже. В своем мире Вардис с большей доли уверенности бы предположил, что людей выкрали и продали в рабство на юг в бесчисленные горные шейханаты или в красный султанат, раскинувшийся широкой полосой на побережье теплого моря, там рабовладение еще процветало махровым цветом.
   Да чего греха таить, не безосновательно говорят, что и эльфы продолжают рабов держать, причем как темные, так и светлые. Сами-то господа все, куда ни плюнь, все поголовно высокородные дворяне из древних родов и половина еще и родственники владетелей из правящих домов. Только Лаэрт среди них белой вороной, в сторонке, хотя какой он "среди них"? Он среди людей уже несколько десятков лет прожил, свою преданность не раз доказав в деле, и даже неизвестно, кого из эльфов он больше ненавидит, напыщенных высокородных или своих темных сородичей?
   Эх, Лаэрт, Лаэрт! Как мне тебя сейчас не хватает. Ты бы с этими уродами быстро разобрался, сделав этим сатанистам доморощенным, улыбку от уха до уха. Ведь месяц уже сижу в клетке, как болотный гоблин на имперской ярмарке, а от своих ни слуху ни духу. Нет, понятно, что ищут. Но как тут найдешь, если сидишь под землей в подвале без окон и даже я сам не знаю где нахожусь? То ли недалеко от того места, где переход, то ли вообще увезли куда. Да тут даже Лаэрт не справится, но хоть знают наверняка, что я жив еще. Скорее всего, таким же способом ищут, с помощью заряженного амулета и плетения заклинания и руны поиска. Но толку, если мои следы недалеко от места перехода теряются? Нет, все равно видят же, что я жив. А раз жив, значит будут искать и найдут рано или поздно или сам отсюда выберусь. Как там еще у Климента все прошло, с первой вылазкой? Не дай светлый круг и все древние боги, ему тоже в какой переплет здесь вляпаться. Что ни говори, а миры-то совершенно разные.
   "А ведь кстати я про место, где нахожусь, вспомнил! - Потеребил возбужденно лэр, свою черную бороду. - Надо кровь из носу у местного некроманта карту местности стребовать. Сказать, что привязку к месту долго делать и, если меня увезли куда, то это тоже выяснить. А то выберусь отсюда и как то самое место искать буду? Нет, где нахожусь сейчас можно, конечно, и у Андрюши спросить, если, конечно, еще придет. Но толку? Я ведь даже названия населенного пункта не знаю, где у нас переход открылся. Как потом дорогу к себе домой искать? Дома деревянные, железная дорога проходит и остановка автобусная? Ага... - Он усмехнулся. - памятник и дерево во! Ладно, разберемся!" -Он ни на минуту не давал себе повод сомневаться, что в конечном итоге вырвется из лап прожженых аферистов и, когда вечером мастер пришел за результатом, наехал на него.
   - Карту надо, говорил ведь уже! Местности, где сейчас нахожусь, чем подробнее, тем лучше. И вобще все карты лучше, какие есть и место то знать должен, где вы меня сбили.
   - Это зачем еще? - вскинулся мастер. - Ты говорил, это чтобы того мужика найти, а сейчас зачем?
   - Много энергии уходит, по поиску. Все запасы уже внутренние вычерпал. Хочешь, чтобы слег опять? Так тогда, как минимум, работать пару недель не смогу. Магия это тебе не игрушки, не хламида твоя бутафорская! Все же взаимосвязано и где я нахожусь и как определить жив человек или нет, иногда трудно очень потому как вижу, что не здесь, а где, как определишь? Не могу! Знаки магические обязательной привязки требуют и плетение. Плетение знаешь сколько сил отнимает? Тяжелее так намного, "перегорю" нафиг, а потом будете отпаивать опять больного. Хотя на вас надежды... - махнул он раздраженно рукой.
   Вардис сам не понял половину того, что наговорил мастеру, но его монолог получил неожиданный отклик. Видно, мастера больше всего напугало то, что лэр может "перегореть" и не сможет работать долгое время.
   - Хорошо, хорошо! - затряс он бородой. - Отдыхай пока. Будет тебе завтра карта.
   - Не одна нужна карта. А все, какие есть, и желательно подробные. - Вардис не стал говорить, что уже поработал с последними двумя фотографиями. Карты привезет, тогда и отдам.
   Мастер пришел к нему ближе к обеду и, словно извиняясь за то, что припозднился, отдал обильный паёк. Помимо подноса в руках он тащил два увесистых пакета. И просунул сквозь решетку, две бутылки красного вина, пояснив:
   -Я тебе к вечеру еще бутылки три хорошего вина привезу и кое-чего из консервов хороших. Компот там персиковый, ветчину датскую, все такое... ну ты понял. Уехать мне надо, по делу. Дней на пять-семь максимум, а то может и меньше. Но я завтра еще появлюсь. Так что ты тут не грусти. Я вечером тебе еще пару фоток подкину, чтобы работа была. Вот еще тебе принес всякого, колбасы сырокопченой и балычка, минералочки. А, да! - спохватился он, когда Вардис хотел уже напомнить мастеру про карты. -Вот! Короче в два магазина заезжал в городе, все, что было хорошего выгреб, прикупил вон целый пакет. Во видал, атлас мира какой? -Показал он своему пленнику увесистый фолиант, который, вытащив из пакета, держал обеими руками. Подробный, зато денег стоит- мама не горюй! Даже карту нашей области подробную взял, с каждым районом в отдельности и подробно, называется- "Атлас юного натуралиста", все тебе в помощь. И карта нашего города вот есть, о-очень подробная, со всеми улицами. Пока меня не будет, ты все поизучай и привязки свои сделай. А потом уж постарайся мне того паренька найти, ну который смерть свою инсценировал. Хорошо?
   - Хорошо, - кивнул Вардис. - Только темно здесь в клетке, как я все это буду изучать, да просматривать? Тут не один день поработать надо. Свет надо поярче и увеличительное стекло побольше. Да и столик какой небольшой принеси или табуретку еще одну, не буду я же все это на пол кидать?
   - Лупа большая у меня наверху есть, сейчас принесу и табуретку еще одну тоже. - засуетился мастер. - А свет... Слушай, так я тебе сюда переноску кину с лампой настольной, розетка-то в подвале есть. Так, что без проблем все! Ты только работай, дорогой.
   Хм... владетель чуть не рассмеялся. Уже дорогой? Втираюсь в доверие или это просто лицемерие этого ублюдка? Хотя, электричество и свет в камере это неплохо, по-крайней мере, лишним не будет.
   -А поселок есть, где меня сбили? И где нахожусь, место нужно на карте отметить.
  Мастер глянул после этого вопроса на пленника и обреченно кивнул.
   -Так что ручку еще захвати и карандаш. И блокнот, если есть, или тетрадку простую, вдруг чего записать надо.
   Можно и одним карандашом обойтись, но ручка тоже лишней не будет. Тем более, если крепкая, чтобы можно было взять в кулак и в глаз врагу воткнуть. Хотя чего, ручка или карандаш? В качестве оружия вон можно и ножку от табуретки отломать, дубинка будет что надо. Такой он с удовольствием мастера или рыжуху приласкал бы по голове. Главное, чтобы найти способ из камеры этой выбраться. У него хоть тогда нож обратно отобрали, а вот про гвоздик, которым лэр на амулете дырки пробивал, мастер забыл. А гвоздиком, хоть и небольшим сравнительно, сантиметров шести всего, но дни на топчане отчеркивать значительно удобнее чем осью от маленькой игрушечной машинки.
   - Фото мне того человека, что найти надо, оставь. Я попробую пока тебя не будет, посмотрю, может, еще что про него и всплывет и имя его скажи.
   -Да, обязательно. Вечером спишусь с Бессо... ну вобщем с тем, кто его ищет, и все скажу.
  
  
   Глава 5
  
   Весь следующий день Вардис изучал и просматривал принесенные мастером карты. Как оказалось, он находился в небольшом поселке, недалеко от крупного города. И, что особо порадовало, дом, где он сидел в плену у лже-колдуна, был совсем недалеко от места перехода. Тот же самый поселок, только дом распологается на окраине, а место перехода ближе к центру. Там трасса проходит, через самый центр, та самая, где его сбили, деля поселок почти на равные половинки. Он даже заставил Германа начертить в блокноте примерную схему. Получается место где его сбили машиной, буквально в полукилометре от дома, что снимали сатанисты, всего каких-то полдюжины улиц. Вардис был уверен - только бы выбраться из клетки, а там он сам найдет обратную дорогу.
   Может, оттого и идет восстановление магической энергии в организме, что канал совсем рядом? Пусть намного медленнее, чем в его мире, но ведь идет. Его мана уже полная и здоровье восстановил полностью и даже свои мелкие амулеты зарядил под завязку, а аметист, что ему дал Герман, так примерно на четверть заряжен. Владетель хоть и качал с него магическую энергию для определения состояния людей по принесенным фото, но тратил энергию очень экономно. Стараясь больше энергии вливать в камень, чем расходовать, все-таки это был его запас на случай побега. Вот только представился бы этот случай.
   Герман уехал не сразу, а только дня через три после разговора с владетелем. Но перед тем, как уехал, опять предупредил, что еду ему будет приносить его подруга. Вардис эти дни тоже не бездельничал и хоть больше фотографий пропавших людей мастер не приносил, он усиленно закачивал энергию в аметистовый амулет и пару раз впадал в контролируемый транс, на сеансах медитации, глядя на фото сбежавшего подельника наркоторговца. Он даже, как ему казалось, нащупал какую-то нить, какое-то теплое и солнечное место. На последних сеансах, когда владетель погружал себя в состояние транса, он словно видел неясный след и силуэт человека, которого искал.
   А потом ему начали сниться сны или, скорее, видения. Сначала он видел горящую машину, затем поезд, южный город, где у него были налажены крепкие связи и жили хорошие друзья. На вокзале его встречали двое мужчин в светлых рубашках, оба смуглые и черноволосые. Потом машина и город. Современные высокие дома, мечеть с минаретом, большая площадь в цветных огнях, черноволосые красавицы, прогуливающиеся по набережной, и воздух, пропитанный запахом водорослей. Из каждого своего сеанса медитации, лэр выносил кусочек информации о разыскиваемом человеке. Правда, и мана тратилась нещадно, да и сам он чувствовал сильное утомление после таких сеансов.
   Когда лэр очнулся, выйдя из транса, перед глазами еще долго висела картинка солнечного города, а в ушах слышался незнакомый ему говор. Светлая комната, больше похожая на вместительный кабинет, с деревянной мебелью и стоящим на резном столике кальяном. Уважительный разговор с пожилым седым человеком в темном костюме, и зеленая книжица паспорта с оттиском на обложке золотой восьмиконечной звезды. Потом уже раскрытая на страничке с фотографией и смотрящим с неё лицом в роговых очках и щегальскими усиками. А еще он видел аэропорт, и яркий флаг с золотым полумесяцем, зелеными и голубыми полосами и потом салон современного самолета.
   "Так вот ты куда поехал, Эдуард Валентинович. В солнечный Баку. Там тебе друзья сделали новый паспорт, значит, и имя сменил. Туда поездом, а дальше уже самолетом. Только куда дальше? Получалось, что теперь он гражданин Азербайджана и полетел из Баку с новым паспортом Ого!" - Владетель был очень доволен собой, даже не думал раньше, что такое может получиться. Что увидит действия человека, установит с ним ментальную связь только по фото и имени. То, что это были не просто сны, он был уверен на все сто процентов. Если он увидел, что человек жив и сбежал в Баку, где получил новый паспорт, значит он сможет увидеть и его дальнейшие действия. И это будет намного легче, если мастер привезет ему что-то из личных вещей и кровь одного из близких родственников убежавшего бандита. Напрягало только то, что сам мастер уехал, а его рыжая пассия, уже три дня не показывалась в подвале. Эдак и вино с консервами закончится, придется одну воду из-под крана хлебать. Хорошо хоть в камере вода есть и смерть от обезвоживания ему не грозит. Но пока не будет поступать нормальной пищи, эксперименты с магией пора прекращать, слишком много силы они вытягивают, опустошая его ману и физическое состояние, да и аметистовый амулет надо заряжать.
   Ведьма показалась, когда лэр уже потерял счет времени, то ли четыре дня прошло с момента отъезда мастера, то ли все пять. Она, как и в первый раз, была пьяна до невменяемого состояния, лэр даже, увидев ее, засмеялся.
   - Мадам, ваше кредо - постоянство!
   - Что ты там бррмочешь, падаль! Я-ик, тебя т-тут сгною, мра... П-пригрелся на теплм месте-ик, если бы не Герман, я бы тебя давно в жертву темн... господину-ик п-принесла.
  Мало того, что язык у нее заплетался, она проглатывала окончания и периодически икала.
   - Герман сказал, что ты мне будешь еду носить и вино, пока его нет. Мне надо. Поняла? Надо, для того чтобы его задания выполнять.
   - Кормить тебя еще. Ты, быдлятина и так проживешь, - зашипела ведьма, а потом истерично захохотала, - или сдохнешь там, мне все одно.
   - Тогда я мастеру скажу. Ты же его указания не выполняешь, зачем ты ему? Думаешь, он денег накопит и тебя с собой возьмет? Да хрен там! Сама как раз и сдохнешь в этой клетке, когда он отсюда свалит. Куда там он намылился? В Аргентину?
   На секунду остекленевшие глаза ведьмы сфокусировались и в них промелькнул страх, но потом они сверкнули лютой ненавистью к пленнику.
   -Мразь! Перессорить нас решил? Думаешь, самый умный? Меня Гера никогда не бросит, понял?
   - Тогда его указания выполняй. Мне мясо нужно и вино виноградное, чтобы ваши проблемы решать. Не будешь кормить, я ему все расскажу и как ты в усмерть пьяная ко мне лезла, и что еду не приносила. Он тебе доверяет? Не смеши! У тебя и ключа от моей клетки нет. Ведь нет же?
   Ираида вцепилась в прутья обеими руками и завыла, оскалив зубы. Свет в подвале она не зажигала и в слабом свете синего ночника она и впрямь напоминала натуральную ведьму из деревенских страшилок. Потом отпустила прутья и чуть не бегом рванула из подвала, но, как заметил лэр, железная дверь не скрипнула. Через несколько минут она появилась, как показалось Вардису, даже немного протрезвевшая. Когда почти вплотную она приблизилась к решетке, Вардис разглядел, что в одной руке она держит какую-то кость, а в другой початую бутылку вина.
   - Жрать хотел? На-а! - она с силой кинула кость словно небольшое копье, через решетку, а потом туда же отправилась и открытая бутылка. Осколки брызнули в разные стороны, как и остатки красного вина. Вот сука! Вардис даже на минуту испугался, от такой дуры чего угодно ожидать можно. Маньячка. Такая брызнет в клетку бензином, а потом будет безумно хохотать, глядя как он сгорает заживо. Бр-р, лэр непроизвольно помотал головой прогоняя нахлынувшее на него видение.
   Тем временем рыжая чуть отступила от решетки и хихикая, вынула из кармана ключ:
   - Вот он ключик золотой, от твоей клетки! Только руки коротки тебе его достать. Бур-ратинка! - покрутила она ключ перед решеткой.
   - А, может, отпустишь? - лэр сглотнул слюну и затаил дыхание. Вот она свобода, так рядом. Всего на расстоянии вытянутой руки. Даже если сейчас у нее отнять ключ, то решетку он сам сможет открыть. Ему удавалось нащупывать висящий снаружи решетки замок. Правда, кончиками пальцев и сколько позволяла решетка, высунув руку. Нет, был бы ключ, он бы что есть мочи просунул руку, но ключ вставил и замок бы открыл. Вот только сначала надо ключ отобрать у этой ненормальной, а потом и саму ее держать, чтобы не выскочила и его в подвале не заперла, а то хрен редьки не слаще выйдет.
   Ведьма лишь опять ехидно захихикала и спрятав ключ в карман, вышла из подвала.
   Вардис зажег свет настольной лампы, запитанной от переноски, и осмотрелся. Су-ука! Весь пол был усеян зелеными стеклышками от разбитой бутылки. Капли и подтеки были как на его застеленном топчане, так и на атласах с картами, лежащими на табурете. Из старых газет, плотно накиданных на бетонный пол для тепла, он свернул импровизированный веник и вымел стекла за решетку, специально не сметая их в железное очко, бурча под нос:
   - Вот сама и убирать их будешь или мастер пусть убирает.
  Потом подобрал с пола кость. Не меньше двадцати сантиметров в длину и почти в два пальца толщиной, видно, от копченой рульки. Практически все мясо было срезано и лэр бросил ее обратно на пол и уже хотел выпнуть ее наружу, под дверь решетки. Даже занес ногу, но потом встал как вкопанный осененный внезапно пришедшей мыслью.
   - Да это же моя будущая волшебная палочка-выручалочка. Ну, или боевой магический жезл. Он начал крутить кость в руках. Для боевых магов жезлы ведь как раз из кости изготавливают. Так, если все мясо и хрящ соскоблить, тут провертеть дырочку, ну или об арматурину пропилить, то как раз цепочка серебряная пройдет. Если кристалл аметиста зажать в полости кости, а цепь пропустить через пропилы, то получится как раз боевой жезл. Правда, не нужно чтобы рука с серебром соприкасалась, можно обжечься знатно, ну так мы саму рукоять бумагой, а поверху полосками материи обмотаем. Только руницу атакующих знаков нанести снаружи и готово! Сам Вардис владел боевым заклинаниями огненной стихии, вот его руны он и решил наносить на кость.
   А вот отверстие немного больше камня. Надо подумать как закрепить аметист подручными средствами? Газета не пойдет, тут как раз нужно соприкосновения кости и аметиста через магический металл - серебро. Хм... а если моим кольцом зажать аметист, а само вставить в полость кости. Да, хорошо бы, и дыру можно отрегулировать, стачивая понемногу внутреннюю полость о носик железного крана. Только вот кольцо уже много лет не снимается, вросши в фалангу пальца. А если пропилить его, опять же арматурой? Так... кольцо, кость, потом руны на жезле и потом уже плетение заклинания и проекция знака огня.
   Сказать по правде, Вардис и знал-то только одно боевое заклинание, которое у него получалось, но зато получалось довольно хорошо. Вернее знал два, но вот "воздушным ударом" он мог разве что немного толкнуть человека, а "огненным зарядом", да еще усиленным боевым жезлом можно запросто сжечь.
   Владетель не был уверен на сто процентов, что сможет сам изготовить магический жезл. Он всё же не маг-артефактор. В молодости как-то загоревшись идеей изготовить себе боевой жезл, он предпринял несколько попыток не увенчавшихся успехом. Но с тех пор он изрядно улучшил своё огненное заклинание, отточил плетение, да и серебра у него сейчас во много раз больше для изготовления амулета. Поэтому сейчас шанс есть и шанс довольно не плохой, что получится у него жезл.
   Вардис осмотрел аметист. Довольно крупный камень, такого хватит на несколько мощных выстрелов, если, конечно, полностью зарядить его магической энергией. С этого момента откладываем все ментальные практики, копим ману, заливаем энергию в аметист и работаем физически! Так, начали... Вардис посмотрел на кольцо и решил изменить порядок работы. Начну с кости, а кольцо можно и лежа о прутья арматуры шоркать, эх... мне бы нож мой, работа бы в несколько раз быстрее пошла. Лэр приловчился и начал с ожесточением елозить костью по прутку клетки. Лиха беда начало!
   На следующие сутки, а, может, и в эти же, но по-прошествии как минимум десятка часов, Ираида заявилась вновь. Морда лица у нее была помятая, видно, отсыпалась. Она впервые зажгла свет и критически оглядела камеру лэра. Потом заметив стекла у решетки, привела Андрюшу, который их и замел веником на совочек под ее чутким руководством. Так что как не хотелось лэру поболтать с парнем, делать он этого при ведьме не стал.
   За пролетевшие еще несколько дней, ну, по внутренним ощущениям Вардиса, конечно, рыжая ведьма появлялась еще четыре раза, правда, если и была выпившая, то не так, как в прошлые разы - до невменяемого состояния, а твердо держась на ногах. Она заходила в подвал, как заметил Вардис никогда не зажигая яркого света, впрочем сейчас если было нужно он сам включал настольную лампу. Ираида на нее не посягала и не выключала переноску из розетки.
   Она молча подсовывала под дверь решетки пакет с нарезаной колбасой и хлебом, потом доставала из кармана жакета ключ от решетки и другой рукой, также молча, показывала пленнику средний палец. Зло смеялась, обзывала глупым Буратинкой и, довольная, покидала подвал. В первый раз Вардис хотел потребовать у нее вино, так как оставленное мастером вино давно вышло. Причем пил он его немного, разведенное водой и стараясь экономить. Но потом, вспомнив как она швырнула и разбила бутылку, промолчал. Он и ее бутеры ел-то с опаской, сначала обнюхав все кусочки, а потом и проверив еду амулетом на наличие яда. С этой стервы станется отравить пищу, а потом сказать мастеру, что, мол, так и было, в смысле загнулся мужик сам, совершенно без чьей-либо помощи. Может, уработался вусмерть своей магией, твои фото разглядывая.
   Да уж, эта может. Не было бы амулета, наверное не рискнул бы принесенное ей пищу употреблять.
   Он уже полностью изготовил костяную основу для своего боевого жезла и, сточив кольцо, стянул его с пальца, правда, разодрав и сам палец о ребристый пруток решетки. Но дело было сделано на пятьдесят процентов, осталось только вырезать руны огня на кости, разорвать одно из звеньев цепочки и продев ее сквозь пропилы в кости, вновь соединить. Руны он за неимением ножа решил процарапывать осью от игрушечной машинки. Вардис примерно прикидывал, что за пару дней, а то и меньше с этим управится, а пока заряженный уже больше половины амулет был ему нужен для поиска сбежавшего преступника.
   Хотя Вардис немного колебался, какую линию поведения ему избрать. То ли уйти в глубокий отказ и провоцировать мастера открыть клетку, то ли сделать вид, что поверил ему и исполняет все его задания? Все-таки во втором варианте более вероятно, что мастер, расслабившись, потеряет бдительность. Да и без хорошего питания и вина, в темноте подвала, сколько он протянет, не расходуя ману? День, два? А потом энергия начнет утекать для поддержания его организма. А тратится она в этом мире гораздо быстрее, чем пополняется его мана. Так что, пожалуй, нужно и дальше изображать из себя одаренного даром магии, но недалекого и послушного работника.
   Когда мастер заносил что-то большое в закуток камеры, то, что не пролезало под дверцей решетки, он приковывал пленника к решетке наручниками.
   Если попросить у мастера что-нибудь громоздкое, а самому активировать жезл и спрятать его так, чтобы дотянуться рукой. Можно? Вардис несколько раз проделал такое, высунув руки через прутья. О-очень трудно! Практически невозможно незаметно вытащить жезл из рукава, не елозя, да еще и со страхом уронить его по ту сторону решетки. Да если и вытяну, возьму жезл в руку, надо еще умудриться из-за спины направить его точно на мастера, перейдя в боевой режим и выстрелив в него "огненным зарядом".
   Пока такое у лэра не получалось, даже в его мыслях. А если стрелять из-за решетки, то как потом достать ключ и отпереть запор, это в наручниках-то? Тот же огненный удар может не только убить человека, но и отбросить его назад. Тем более, как помнил лэр по демострации такого заклинания боевыми магами, враг не всегда умирает на месте, а может огненным факелом пробежать еще с десяток метров.
   В общем, нужно думать, как провернуть свой побег из этой камеры, как выбраться за решетку в помещение подвала. Но все одно, боевой жезл не помешает. Даже если он найдет способ выбраться из своей клетки, то будет не с пустыми руками, а хорошо вооружен.
  
   * * *
  
   Прошло не менее десяти дней, прежде чем объявился мастер и, как понял Вардис из подслушанного разговора, ехал он вновь на поезде, но на этот раз не один, а с человеком Беса, который заплатил ему за информацию о пропавшем подельнике и за помощь с порошком очень кругленькую сумму.
   Не прошло и часа после приезда как возбужденный мастер появился в подвале у решетки камеры.
   - Есть все, и личные вещи есть, и кровь есть! - затараторил он, потрясая принесенным с собой пакетом. - Все привез, правда, подождать пришлось, от того и задержался. Кровь сестры, кстати! Такая хорошо?
   - Сестра жива-здорова? - окинул его сомневающимся взглядом Вардис.
   - Все с ней нормально, - отмахнулся лже-колдун, - сначала не знали как, а потом денег гайцам зарядили, они ее и тормознули. У нее машинёшка есть, рулит помаленьку. Так что исполнили всё - комар носу не подточит. Двадцать минут нервы потрепали и на освидетельствование повезли. Ну, извинились потом, мол, показалось и трубка сломана была, так не за бесплатно же отработали. В общем, проблем никаки
  Владетель сдержанно кивнул:
   - Ясно. Дальше говори. Что еще по нему есть?
   - В целом, по его поездкам удалось узнать только за четыре последних года. Летал сравнительно много, но не по делам вроде. Ну, а чего с деньгами-то не отдыхать за границей? Так вот, слушай: Египет два раза, Испания тоже два раза, Чехия, Турция, в Мексику даже на пару недель летал отдыхать. Аж три раза в Таиланд и во Вьетнам раз. Еще Бес... ну, в общем, говорили, что у него в средней Азии связи хорошие, даже в Афган ниточки тянутся, хотя там за последние годы не был. Но к нему вроде в гости кто-то пару раз приезжал, друзья какие-то оттуда, из Азии.
   Вардис покивал на такую информацию и подумал: "Ага, вот и друзья азеры нарисовались, хотя кто его наверняка знает - азеры ли? Может тоже откуда приехали, но то, что встречался он с ними точно в Баку, это факт".
   Мастер, видно, истолковав его молчание по-своему, немного помявшись спросил:
   - Слушай, а точно убежал с деньгами, не убили? Сказали, что если сбежал, то не под своим именем, документы-то его дома нашли. А то, может, пустопорожнее разводим? Там люди такие, что и меня и тебя на первом столбе вздернут, если обман вскроется.
   - Хм... я думал, ты мне уже доверять начал. Я вроде свою работу показал. Сбежал он, говорю, я на сто процентов в этом уверен, даже на все триста! Ну сам подумай, если человек к побегу готовился и ведь, возможно, долго готовился, что он, по своему паспорту уедет? Абсурд же полный!
   - Ну да, ну да! - с готовностью и как-то облегченно вздохнув, поддержал его козлобородый. - А ведь так! А... еще занимался инвестированием, ну, в общем, деньги для братвы отмывал и довольно крупные суммы мелькали. Вот еще список родственников, кто где живет, взял на всякий случай. Но там все в основном московские, за границей никого нет. А, еще... до этого жил с какой-то бабой, но не в официальном браке, да и разбежались они за несколько месяцев до его исчезновения. Ну парни ее тоже тряхнули немного, говорят не при делах. Я ее фото на всякий случай тоже в пакетик кинул. Там еще фото сестры и матери есть, все карандашиком подписано, на обратной стороне...
   - Не мельтеши! - осадил словарный водопад лэр. - Не надо бабы никакой. Я дня два-три с кровью и с данными поработаю и уверен, что результат будет. Может, точное место не скажу, но хоть примерное направление будет точно.
   Герман застыл с приоткрытым ртом на несколько секунд, потом опять обрадованно затряс бородой:
   - Давай-давай, конечно! Главное, хороший результат. Ну все, не буду отвлекать тебя - работай.
   Вардис и впрямь после его ухода несколько часов исправно изучал образец крови и привезенные колдуном фотографии бандита и его родственников, даже на некоторое время вогнал себя в управляемый транс с видениями каких-то старинных домов, незнакомых солнечных улиц и цветных скамеек. Затем часа два работал с амулетом, в конце-концов очертив на карте атласа широкий круг из стран южной Европы.
   Он в изнеможении потряс головой, разгоняя цветные круги перед глазами. "Ого! Половину маны извел и из амулета большую часть энергии слил. Нет, так работать нельзя! Увлекся ты, паря," - сам себе сказал лэр. Так и всю ману слить можно, а этого делать как раз не нужно. Надо на себя работать, а не на этого дядю. Отдохну, а завтра, пожалуй, не торопясь, продолжу. И он, отключив лампу, с удовлетворением от проделанной работы растянулся на матрасе деревянного топчана. Радовало одно, что вместе с использованием магической энергии и заклинаний прокачивались и навыки поиска, а это всегда пригодится в жизни, живым бы только из этой передряги выйти.
   Последующие трое суток лэр восстанавливал потраченную энергию, по крупицам восстанавливая ману и часть ее вливая в свой боевой жезл. Герман сам приносил еду и еще по нескольку раз в день заходил к пленнику просто из интереса, но Вардис отшивал его смутным - не мешай, видишь же работаю, как результат будет, так скажу. И козлобородый без наездов уходил. "Понимает, что сейчас полностью от меня зависит, - удовлетворенно подумал лэр, - надо бы ему поставить ультиматум, что результат будет только, когда освободит из этой клетки."
   На четвертый день Герман застал пленника спящим и поднял бучу.
   -Ты совсем страх потерял? Я тебе еду из кафе заказываю, лучшее вино покупаю, а ты тут дрыхнешь без задних ног? Как это понимать? Где результат?! - брызгал он слюной возле решетки.
   Вардис демонстративно потянулся, зевнул и глядя в глаза лже-магу, спокойно произнес:
   - Ну чего разорался? Сам попробовать хочешь? Сам своего бегунка для Беса сыщешь?
   Герман на несколько секунд потерял дар речи от такой наглости, только сверлил лэра глазами и как рыба открывал и закрывал рот.
   - Ты о такой вещи как снохождение слыхал? Осознанные сновидения? - не дав ему опомниться, спросил Вардис.
   - Типа управляемый сон? И чего? Есть, что? -тут же успокоившись, заинтересовался его тюремщик.
   - А то! Есть. - кивнул лэр. -Только не пора ли нам обсудить наше дальнейшее сотрудничество? Пересмотреть, так сказать, условия моего содержания.
   - Что ты хочешь? - сглотнул Герман.
   - Свободу и, желательно, часть заработанных средств.
   - Всё будет. Обещаю, - затряс головой его тюремщик.
   - Ну как будет, так и результат будет.
   - Подожди, ты не понимаешь! Во-первых, кто тебе мешает ткнуть в первую попавшуюся страну и объявить, что беглец там? Поэтому надо проверять выданный тобой результат. А во-вторых, и деньги будут после того, как всё проверят.
   - Ну ты ведь какие-то средства уже получил? - упрямо мотнул головой лэр.
   - Копейки! - начал убеждать его козлобородый. -Десять кусков бакинских и притом вычти билеты, гостиницу. Ну получишь ты четыре штуки гринов - свою долю и чего? Что тебе с этого?
   - А за фото? - не сдавался лэр.
   - За фото пока по двести баксов брал, вобще копейки. Вот как народ поверит и сам будет звонить и просить, вот тогда и цену задирать можно. Да ты пойми, мне ты очень дорог, с твоим даром мы таких денег срубим- мама не горюй! Если даже частично подтвердится, что жив тот человек и просто с деньгами сбежал, то можно у Беса как минимум в пять раз больше просить, да больше даже чем в пять, - уверенно рубанул рукой лже-колдун. -Ты сам подумай, зачем мне тебя убивать, из- за денег этих? Да и вообще с чего ты взял, что я тебя убивать буду? Я же сразу решил - оклемаешься и выпущу тебя. Так мы с тобой больше заработаем, особенно за границей. На тех же фото в месяц десятки тысяч евро будем иметь, с твоими-то способностями.
   - Ха, ты хочешь сказать, что и за границу меня возьмешь? - усмехнулся лэр.
   - Конечно! Я вон своей паспорт новый через Беса сделал уже, и тебе сделаю! - он опять замолчал и спросил. - А ты откуда про Беса узнал?
   - А сам как думаешь? - опять усмехнулся владетель.
   Герман глянул на раскрытый атлас, лежащую на кровати кость с вырезанными на ней рунами, которую в этот раз лэр не стал прятать.
   - А ну да! - как-то даже обреченно произнес он. - А это у тебя чего?
   - Кость с символами, амулет усиливает. С ней немного легче - сил меньше тратится, - нашелся лэр.
   - Поня-атно. Ну, так вот. Там шевеление уже пошло, если скажешь хотя бы примерно в какую сторону свалил, то результат не замедлится. Я думаю, с их связями и деньгами они недели через две-три его следы найдут. Вот тогда и деньги получим, и свалим вместе.
   - Ну хорошо, а мне эти три недели тут прозябать? - недовольно поморщился лэр.
   - Почему прозябать? Я тебе фото буду приносить, ты определяешь, жив человек или нет, деньги, как и договорились, пополам. А там и паспорт тебе сделаем и вместе уедем отсюда.
   - Вместе? Это с рыжей ведьмой-то твоей? Она постоянно меня то сжечь, то прирезать обещает. Ненавидит она меня жуть как.
   - Да не бери в голову! - махнул рукой колдун и воровато оглянулся на дверь, а потом продолжил понизив голос. - Это у нее расстройство психики такое, она когда выпьет, то всех вокруг ненавидит. Ты меня держись и плевать на нее. Если что, то мы вдвоем свалим. Мы, брат, там такие дела замутим, эх! Мы такую организацию там создадим. Свою церковь откроем. Сотни последователей у нас будут, а это бабла немеряно. С твоим-то даром и твоими способностями. Там главное связи нужные найти, нужных людей привлечь, уж поверь - я это смогу! Просто потерпи еще немного, чуток совсем. Ну, так что за результат?
   Лэр немного помолчал, обдумывая ситуацию. Ну откажется он сейчас что-то говорить козлобородому и чего? Без хорошей еды и натурального вина тут ману вобще не восстановить и так в день по чайной ложке получается. Да ему, чтобы жезл полностью зарядить, как минимум, пару недель надо. Нет, лишать себя такого бонуса не стоит, лучше прикинуться что поверил ему во всем.
   - В общем, где он сейчас выяснить не могу, данных не хватает. Надо атлас по каждой стране и фото побольше, вид аэропортов изнутри, ну, или, как минимум, достопримечательности городов с международными аэропортами.
   - Всех, что ли? - опешил Герман. - Да их же тысячи на земле.
   - Да погоди ты, не перебивай. Выяснил, что он где-то в этом районе, - показал лэр открытый атлас с очерченным кругом. Тут стран всего несколько, вот где-то здесь осел. Ну, или пока здесь, гарантии нет, что он там навсегда осядет и дальше не рванет. Он ведь туда через Азербайджан сбежал. Ему в Баку азербайджанский паспорт сделали и он самолетом в Европу улетел, уже по новому паспорту.
   - Феноменально! - прошептал Герман. - Если бы сам не видел подтверждения твоего дара - никому бы не поверил. Слушай, ну это уже результат! Значит, чего говоришь еще купить?
   - Атласы этих стран и поподробнее, фото разных достопримечательностей. Виды городов.
   - Слушай, а если я сюда ноут принесу и тебе сам разные виды буду показывать? Сможешь прям точно сказать в каком он городе точно?
   - Слушай, Герман, магия вещь не материальная! Как я тебе стопроцентный результат могу гарантировать? Но скорее да, чем нет. Если уж мне удалось точно регион установить, то думаю и страну можно определить точно и город. Тут уже в информации дело и во времени.
   - Это хорошо, очень хорошо, - довольно закивал колдун потирая руки. -Ты делай, мы с тобой Беса минимум на сотню раскрутим, если данные подтвердятся, там ведь счёт на миллионы идет. Вернет он их или не вернет - не нашего ума дело, это его проблемы, а после такого результата он сотню евриков точно отстегнет.
   - Мне бы еще пару колец серебряных, и лучше с камнями, пусть и полудрагоценными не суть. И лучше цепочку помассивнее и камень побольше, тоже не помешают. - попросил лэр, подумав что от козлобородого не убудет, а ему не с пустыми руками возвращаться домой гораздо лучше.
   - Да без проблем, хоть на каждый палец по серебряному перстню выдам, только результат дай! Завтра, правда, я занят, ну, дела у меня неотложные. - замялся Герман. - А вот послезавтра прямо с утра рвану по книжным магазинам карты покупать и в пару ювелирных заскочу тебе за цацками. Что еще взять, может фруктов или икры хочешь?
   - Давай! - разрешающе махнул рукой Вардис. И, когда колдун уже выбежал из подвала, спохватился. Вот же, растяпа. Хотел ножницы у него попросить с зеркалом, а то борода отросла, и забыл. Ладно потом попрошу, а вот с серебряными вещами я неплохо придумал, пара колец для амулетов лишними точно не будут.
  
  
   Вардис еще повалялся, посмотрел карты и фото в атласе, посетовав, что не умеет читать. Пожалуй, если ему суждено просидеть в этой клетке еще три недели, то стоит вплотную заняться самообразованием. Читать, по крайней мере, надо научиться. Хотя, если представится случай, то бежать надо не откладывая.
   После он поболтал с Андрюшей, уже ночью, когда Герман часа два как ушел спать. Он почти две недели не видел парня, мастер запретил ему появляться в подвале у пленника, когда выяснил, что Вардис хорошо изъясняется на русском языке, да еще и навесной замок на железную входную дверь привесил. Но тут выдался случай. Видать на радостях от полученного результата Герман забыл нацепить замок на дужки засова и парень решил навестить Вардиса, не смотря на запрет. Надо сказать, этот самый замок немного расстроил владетеля, так как мог поломать все планы по побегу. Ну выберешься из клетки, а потом что? Андрюша ее открыть не сможет. Дверь железная и на замок снаружи закрыта, не сломать такую, если только дождаться, пока мастер откроет и в подвал спустится, там его и приголубить чем тяжелым.
   - Слушай, а ты как тут оказался? Я имею ввиду у Германа? - спросил его лэр. Когда они допили оставшиеся полбутылки вина, вернее, лэр допил вино, а парень вытащил из кармана спортивных штанов четок и радостно изрек.
   - Во, праздник который всегда с собой! Не то, что твоя кислятина. - он с удовольствием отпил половину небольшой бутылки прямо из горлышка, закусив потом протянутым ему из клетки яблоком и начал рассказывать.
   - Да я же детдомовский. Правда, я в детдоме меньше находился, чем в бегах. Я же пацаном путешествовать страсть как любил. Поезжу по стране пару недель, потом поймают, сначала в приемник, потом обратно в детдом. Так и кантовался несколько лет. Пару раз, правда, чуть в колонию не загремел, но прокатило. Ну вот значит, потом восемнадцать стукнуло и мне по закону комнату выделили. Только комната та в старых деревянных бараках, что за тюрьмой. Там два брата отсидевших живут, ну в самой квартире. Они и эту комнату себе давно обжили, так что я там как собаке пятая нога нужен. Резкие как понос и синие - все в портаках тюремных.
   - Ну и чего? Если по закону комната твоя? - не понял лэр.
   - Гы! По закону. Бьют-то не по закону, а по морде. Я там два раза появился, так меня два раза так отметелили, что у бомжей потом в теплотрассе отлёживался. Сказали, если еще раз появлюсь, то вовсе зарежут, а такие слов на ветер не бросают. По рожам видать, им человека прирезать, что литряк распить.
   - Ну, а ты? Здоровый вроде с виду, постоять за себя не мог? В милицию бы на крайний случай обратился.
   - Я чё тебе Брюс Ли, что ли? А к мусорам - западло! Да и нужен я ментам? - надулся парень, но продолжил. - Хотел было плюнуть на комнату и опять куда в товарнике уехать, где потеплее. Зима на носу, а у меня денег нет даже теплые тапки себе купить. Ну вот значит, а потом случайно, через девку одну, с мастером познакомился. Он мне комнату продать и помог, ну вернее сам продал, по генералке. Немного дешевле, но зато быстро вышло все. Обломал тех урок синих.
   - А чего тогда тут живешь, да еще и в полуподвале? Что тут делаешь, раз деньги есть?
   - Ну мне так-то в деревне на небольшой домик хватало. Но мне там чего делать-то, какой из меня колхозан? Ни знакомых, ни родных, ни работы никакой и зима подходит. Вот мастер и предложил, ты, говорит, у меня пока поживи, будешь мне по хозяйству помогать, а я деньги твои в бизнесе прокручу и потом тебе в городе студию хорошую купим. Ну чё, так-то неплохо, да? Я тут не урабатываюсь. Печку протопил, снег почистил и отдыхай! Герман еще немного денег подкидывает, на пожрать, а иногда и сам продукты покупает.
   - И ты поверил, и все свои деньги этим аферистам отдал? - очень удивился Вардис. - Глупец ты! Деньги отдал, еще и батрачишь за пайку у прощелыг.
   - Почему аферистам? И чего сразу- глупец? Сам же сказал, что мастер тебя лечит. - засопел обиженно парень.
   - Кинули тебя, - уверил его лэр, - ты вправду думаешь, что они меня тут лечат? Просто под замком держат, чтобы потом на капище в жертву принести. Ты говорил, тут до меня мальчонка сидел? Так они его убили.
   - Да иди ты! Я его видел пару раз случайно, мне мастер не разрешал сюда заходить. Да ну, как так - убили! - не поверил ему парень. -Мастер сказал, он его вылечил и маме отвез.
   - Ну наговорить он тебе все, что угодно может. Они же аферисты и сатанисты к тому же. Или так дураков на свою сторону привлекают, атрибутикой этой. - ткнул Вардис в висевшую на квадратной колонне козлячью голову. - Меня машиной сбили и вместо больницы сюда, чуть живого упрятали.
   - Да ладно? Я думал это у всех экстрасенсов бывает, - посмотрел парень на рогатого, - ну там, шары хрустальные, звезды на полу всякие, типа мистика там всякая.
   - Ага, ты у своего мастера спроси, куда он твои деньги дел? Почему меня из этой клетки не выпускает? А лучше сваливай отсюда сам, пока он и тебя в эту клетку не засунул.
   - Так тебя кормят хорошо, и тапки купили, и халат вон дали теплый. Чего убьют-то? - недоверчиво поинтересовался парень.
   - Нужен я ему пока, потому и кормят. - Вардис сплюнул на пол клетки. -Ты что, правда думаешь, что он тебе жилье купит? Вы хоть договор какой составляли?
   - Нее, ничё, - парень отрицательно мотнул головой. - А что, ты правда думаешь, что он мне деньги не отдаст и не купит студию? - как-то жалобно, словно готов расплакаться, спросил его Андрюша.
   - Не верь ему, мой тебе совет! Хотя... - лэр махнул рукой. - Кинули тебя на комнату твою, как пить дать, кинули. Подумай, как лучше сделать. А лучше подумай, как меня из этого подвала выпустить, я тебе помогу тогда.
   - Нее, ключи у них все, может вообще его мастер с собой носит. Не выйдет раздобыть.
   - Ну, может, как-нибудь вскрыть замок получится? Может перепелить прутья?
  Парень осмотрел клетку. Потом вздохнул:
   - Арматуру если только болгаркой, вручную тут день пилить и замок толстенный.
   - Да ты мне только пилу по металлу принеси, я сам пилить буду. Хоть ночь, хоть день, лишь бы выбраться.
   - Ну это только, если мастер уедет, а стерва его опять забухает. Правда, она всегда бухает по-черному, когда его нет. Вот тогда у соседей болгарку спрошу, хотя я с ними не очень-то, видел пару раз и все.
   Наверху хлопнула дверь, и Андрюша испуганно отшатнулся от клетки.
   - Я побегу, мастер же запретил к тебе спускаться, увидит- кранты как разорется! - он споро выскочил из подвала, погасив электрический свет.
  А Вардис остался в смешанных чувствах. С одной стороны, он обрел в лице Андрюши сторонника, тоже обманутого этими аферистами, с другой - чувствовал, что разговор остался незаконченным.
  "Эх, только бы этот увалень глупость какую не выкинул, - озабоченно потеребил он свою изрядно отросшую бороду, - ума у него, как у десятилетнего, ведь сморозит глупость какую-нибудь, как пить дать!"
  
  
   На следующий день Вардис был очень взволнован. Разговор с Андрюшей вышел незавершенным. Вардис надеялся, что он не наделает глупостей сразу, а уж когда появится, он убедит его ничего не говорить колдуну и его подруге-алкоголичке. Обед ему принесла рыжая стервозина. Перед уходом, по заведенной ей же традиции, не забыла продемонстрировать ключ от клетки и отогнутый средний палец.
   - Вот сука! С нее станется - подсыплет толченного стекла в еду или химии какой плеснет. Нет, отравиться Вардис не боялся, но в таком случае на восстановление организма уйдет большая часть с таким трудом накопленной энергии. Прежде чем начать есть, он тщательно проверил еду, вино и томатный сок в литровом тетрапаке, амулетом. Помимо обеда, она передала пакет с запечатанной полуторолитровкой минералки, хлебной нарезкой и нарезанной же копченой колбасой. Еще в пакете лежало несколько больших помидоров, три красных яблока, два апельсина и упаковка шоколадных пряников. Из чего он сделал вывод, что ужина, а возможно, и завтрака не будет и ему предлагают перебиться сухпаем.
   Вечером он, не находя себе места, несколько раз активировал свой амулет-серьгу и наконец услышал обрывок интересующего его разговора.
  
   - ...отдайте, говорит, мои деньги. Тётка у него где-то на югах живет. То ли в Краснодаре, то ли на Кубани, вобщем где-то в тех краях. Вот вроде как решил к ней ехать.
   - Врет, поди? Говорил, что родственников никаких.
   - Да не в этом дело! - раздраженно ответил мастер. - Раз начал деньги требовать, то или догадался о чём или доброхот какой насоветовал. Начнем резину тянуть - хуже сделаем. А если он начнет языком трепать, что деньги его взяли и не отдаем? Пожалуется кому.
   - Да кому он пожалуется-то? Кому он нужен? - возразила рыжая.
   - Какая разница кому? Главное, что наружу это вылезет. А если к ментам пойдет? Они его слушать, может, и не будут, доказательств у него никаких нет, но могут нас все же проверить. Нам сейчас палиться, когда уже все на мази и когда последние деньги с Беса получить осталось, совсем не в жилу!
   - И чего предлагаешь? Может, его пока в подвал к этому гастарбайтеру?
   - Не вариант. Мало ли о чем они вдвоем там договоряться? А у меня на экстрасенса нашего планы еще есть. Но убирать Андрюшу надо - однозначно. И так убирать, чтобы на нас не подумали.
   - Что предлагаешь?
   - Соседи его много раз пьяным видели, знают, что бухает сильно, хоть и молодой совсем. Даже если он с кем парой слов перекинулся, то думают, что просто работник нанятый - снег почистить там, мусор вынести. Детдомовский сам, неблагополучный. Герыч не раз пробовал, даже вроде как забирали раскумаренного менты, сам как-то рассказывал. Значит, и у нарколога на учете стоит. Думаю, если его от передоза загнувшимся найдут, то много вопросов не возникнет, да и с нами его ничего не связывает.
   - Ну так-то да, Гера. Прямо сейчас предлагаешь его...
   - А чего тянуть? Он уже со мной про деньги разговаривал изрядно пьяный, сейчас пойду ему пару стаканов коньяка волью под предлогом серьезного разговора.
   - А деньги?
   - А чего деньги? Успокою. Скажу, что завтра все получит, мол в банк съезжу и сниму затребованную сумму. А потом за добавкой предложу сходить, он же меры не знает, так что от халявы не откажется.
   - Ночью? Не насторожится он?
   - Дурачок-то этот? Не смеши. Он вроде как где-то в киоске круглосуточном своё пойло берет, так что, думаю, проблем не будет. Хорошо, что у меня немного порошка есть, давай баян.
   - Гера, а мне чего не отдал? Я же просила! - недовольно высказалась его подруга.
   - Отдал бы позже, Ида, всему свое время. А теперь видишь - хорошо, что не отдал, там несколько доз всего. Ты бы за несколько дней все извела, а вот видишь как в тему порошочек-то пригодился! Ну чего стоишь, шприц, говорю, давай!
   Наверху послышались шаги и хлопнула межкомнатная дверь.
  
  
   Разговор мастера со своей подругой завершился и Вардис деактивировал изрядно разрядившийся амулет.
   -Вот суки! - Он с силой долбанул кулаком по бетонной стене, - Мрази! Что теперь делать? Орать благим матом, так все равно наверху не услышат или уведут парня на второй этаж, где точно ничего слышно не будет. Вот же черт! Надо было ему этот гребаный разговор начинать! Говорил же ему - меня вытащи, а я помогу. Так нет же! Начал пьяный, деньги у этих аферюг требовать.
   Лэр еще несколько раз пробовал активировать почти разрядившийся амулет, но слышал только урывки фраз и неразборчивый бубнеж в дальних комнатах.
  
  
   Всю ночь лэр прометался в полудрёме с какими-то видениями и страшными сценами, а проснувшись, понял, что аферисты исполнили свой зловещий план. Подтверждений этому совершенно не было, но Вардис привык доверять своей интуиции.
   Мастер появился к обеду следующего дня. В его руки были заняты принесенной едой, а на лице расплылась ехидная ухмылочка.
   - Чтож вы, падлы, парня загубили! Ну ты и ур-род! - прорычал, не сдерживаясь, Вардис.
   Вместо того, чтобы подсунуть принесенный поднос под решетчатую дверь, козлобородый остановился и отступил пару шагов назад.
   - Ты, что? Да он сам вчера пьяный куда-то ушел. Не появлялся еще. -уверенно проговорил мастер. - Сам он.
   - Ты мне не ври! Я же вас с твоей алкоголичкой психованной насквозь вижу. Как там ее звать, Ираида? А может просто, Ленка? Да и ты ни хрена не Герман.
  Глаза лже-целителя забегали, а на лице застыл испуг. Но продолжалось это от силы несколько секунд.
   - Смотрю много знаешь! Очень много и совсем не то, что нужно. Работай давай! Чтобы к утру мне точное место сказал, и не вздумай врать. Тогда тебе легкая смерть за счастье покажется, - сузив глаза, зло прошипел Герман.
   - Во! Видал! - лэр совершенно по-босяцки скрутил фигу и для наглядности просунул кисть через решетку. - Пусть вам ваши черти теперь ворожат, кивнул он на висевшую козлинную голову, а от меня хрен чего дождешься!
   - Так, да? Значит, поартачиться решил? - И вдруг он зло рассмеялся. - Да и не надо. Не захотел по-хорошему, давай по-другому попробуем. Того, что ты уже нарыл, для Беса с лихвой хватит, а через недельку посмотрим, как ты запоёшь, голубок, когда брюхо подведет! Сам будешь у меня работу просить, лишь бы пожрать дали.
   Мастер, развернувшись, ушел наверх, унося с собой и поднос с едой.
   - Вот уроды! - лэр опять в сердцах ударил кулаком по решетке, но в ответ лишь щелкнул закрываемый снаружи замок.
   Вот так, Вардис! Остался ты опять пленником, приговоренным к смерти, только приговор твой неизвестно на какое время отложен. А то не будут ждать да убеждать его еще на них поработать, а уберут в скором времени. Даже если в клетку заходить побоятся, есть много различных способов. Да и рыжая если не врала, говорила, что у козлобородого ружье есть. Так что достать его при желании смогут без труда. Ну ничего, жезл немного заряжен, если придут его убивать, то он даже у противоположной стены подвала достанет. Правда, скорее всего только на один "выстрел" энергии хватит, но один фиг поднимать лапки он не намерен, не на того напали, граждане аферисты.
   Пока накопленная с таким трудом мана не начала утекать, подпитывая организм во время голода, Вардис перелил немного энергии в амулет-серьгу. Который активировал крайне редко и на небольшие отрезки времени. Впрочем, не зря, из обрывков разговора мастера со своей подругой он понял, что решать с ним радикально будут, когда мастер вернется из Москвы, куда он собирался вновь лететь через пару дней. Как вернется с деньгами, так и уберут Вардиса, хотя, скорее всего, вообще отложат расправу до подтверждения сведений о беглеце. А, может, учитывая жадность этой парочки, попробуют продать тому же Бесу.
   Да нее, вряд ли, слишком много он может про них рассказать, как того же Беса за нос мастер водил, изображая экстрасенса. Значит, только расправа, живым он им однозначно не нужен. Эх, Андрюша, Андрюша, чтож ты отчебучил? Как все не кстати, да не вовремя, ведь все могло выйти намного проще и в более радужных цветах. Ну ладно, чего теперь вздыхать, теперь нужно думать, исходя из реалий сегодняшнего дня. Как говорится, танцевать от печки, значит, и план строить от того, что имеем на данный момент.
  
  
  Глава 6
  
   Мастер улетел в столицу только через три дня. За прошедшее время он только однажды заглянул к пленнику и попробовал вновь завести разговор о взаимовыгодном сотрудничестве. Теперь уже речь совершенно не шла о свободе Вардиса, лишь работа за ежедневную пайку, но лэр ответил молчанием, игнорируя вопросы колдуна.
   - Ну, как знаешь! Теперь на себя пеняй. - зло выплюнул Герман и рассмеялся. - Ты сам себе враг, Буратино!
   Как понял Вардис из обрывков подслушанных разговоров в тот же вечер козлобородый отбыл в очередную командировку.
   Кормить, как и обещал мастер, его перестали. За первые несколько суток Вардис съел все скоропортящиеся продукты, оставив только пакетик с шоколадными пряниками. Если кушать по три пряника в сутки, то хватит на четыре дня. Не густо, но хоть что-то. Затем он набрал воды из-под крана в литровый тетропак из-под томатного сока и полуторалитровую баклашку - если воду перекроют, совсем хреново выйдет, а так хоть какой-то стратегический запас.
   А что делать? Пойти на сделку с этой мразью? Так только оттянет немного расправу, он им не нужен, когда валить за кордон надумают. Поэтому все равно грохнут, рано или поздно. Верить им нельзя! Вон Андрюшу убили из-за не такой уж и большой суммы. Кто ему половину заработанного отдаст, как обещали? Смешно даже, да и знает он действительно про них много.
   Выбираться надо. Вопрос - как? Есть слабенький амулет для усиления слуха, есть на треть заряженный боевой жезл. Маны тоже меньше половины и с таким скудным питанием она будет только дальше растрачиваться, поэтому время играет против лэра. По крайней мере, он теперь наверняка знает, что козлобородый улетел и будет самое раннее через трое суток. В доме останется одна рыжая ведьма, которая частенько накачивает себя до неадекватного состояния. Хотя какая она адекватная, по ней психушка пожизненная плачет.
   В общем, имеем такие данные - три дня до возвращения мастера и рыжая психованная алкоголичка, которая, скорее всего, придет дразнить и запугивать пленника. Главное, чтобы мастер не увез с собой ключ от подвала. А если у рыжей будет возможность зайти в подвал и будет с собой ключ от камеры лэра, который она всегда показывает, дразня его, то нужно придумать, как забрать у нее этот самый ключ.
   Вардис высунул руку по локоть и попробовал дотянуться до навесного замка. Кончиками пальцев ему удалось нащупать замочную скважину. Так что, если у него будет ключ, открыть клетку он сможет наверняка. Тупо лупануть в нее из жезла магией огня? Не факт, что она тут же рухнет. Лэр видел, как подожженные магиками враги, пробегали еще несколько метров. Вот и эта метнется к дверям и как ее потом достать оттуда, вернее не ее саму, а заветный ключик из кармана? А нужно не только вырубить ведьму, но и дотянуться до ключа.
   Вардис в очередной раз обвел взглядом свою камеру. А если сделать петлю из провода переноски для настольной лампы? Вардис покрутил провод в руках. Ну можно, конечно, попробовать сделать петлю из провода и подтянуть к клетке упавшее тело. Он на автомате несколько раз включил и выключил стоявшую на табурете лампу.
   Хм... А если воспользоваться тем, чего нет в его мире? Электричество. Хоть сильно он в нем и не понимал, но память паренька молдованина давала базовые знания по обращению с элетроприборами и про электричество в целом. Ну, а почему нет? В крайнем случае, он может задействовать жезл, если силы тока окажется не достаточно. Но шанс выбраться из клетки в отсутствие Германа намного выше, да и решать нужно быстро. Если с ним рассчитается заказчик и они решатся валить из страны, то пленник, сидящий в подвале, сразу превратится в балласт, который зачистят без зазрения совести.
   Вардис отключил лампу от переноски, оставшись в полумраке ночника висящего на дальней стене. Нащупав провод, стал с остервенением срывать изоляцию прямо зубами.
  
   * * *
  
   Ираида, пьяно улыбаясь, в очередной раз разглядывала свой новый паспорт. Правда по паспорту она была вовсе никакая не Ираида, но и не Елена, как в старом. Она потянулась и катнула ногой пустую бутылку из-под дорогого вина. По большому счету, какая разница, какое имя стоит в этом паспорте? Даже лучше, что не Ираида, теперь она стала умнее и будет пользоваться псевдонимом, а не паспортным именем. Теперь только дождаться Геру и можно валить из этой вонючей рашки. Главное, что деньги у них есть и деньги не малые, по крайней мере, на обустройство им хватит. Она надеялась, что Бес за информацию о своем сбежавшем сотруднике еще отстегнет не маленький куш, и тогда их тут ничего удерживать не будет. Она сделала несколько глотков из хрустального фужера и пьяно икнула. Самое главное, она наконец-то поквитается с этим наглым мужланом, сидящим в подвале. Эта сволота много о себе возомнила - вино ему хорошее и стейки подавай! Будто он не пленник, а совсем наоборот, будто это они с Герой у него на побегушках. Ну уж нет. Мотнула она головой, взметнув свои огненно-рыжие волосы. Гера вернется и они придумают, как забрать жизнь у этого ублюдка.
   Хм... А ведь Гера уже сегодня прилететь может. Нужно себя в порядок привести, душ принять и переодеться. Она пьяно посмотрела на закатившуюся в угол пустую бутылку. Хотя, если прилетит, то только вечером и еще один стаканчик совсем не помешает. Пошатываясь и покачивая бедрами, она дошла до бара, вынула еще одну бутылку с вином и сноровисто откупорила ее.
   Нет, когда они свалят из бывшего совка, все изменится. На хороший дом, скажем в Европе, им денег вполне хватит. А, может, и в Америку рванут - новый мир, новые возможности. Главное, не тут, бок о бок с этими мужиками и их тупыми женами, которые с утра как кони бегут на работу, а вечером ухайдоканные спешат забрать из детсада своего вонючего спиногрыза и домой - варить щи своему не менее вонючему мужику. Нет уж, с нее достаточно. Хапнула она этой самой совковской жизни сполна, теперь имеет права отдохнуть. Пьяно развалившись в кожаном кресле, она вновь плеснула в фужер рубиновой жидкости, пытаясь отогнать нахлынувшие на нее неприятные воспоминания.
   Родилась Елена в небольшом рабочем поселке, на окраине незалежной, тогда еще входившей в состав совка. Отец ушел , когда она только пошла в школу и мать одна тянула их с младшей сестрой, впрягаясь в рабочий хомут с раннего утра до позднего вечера. Отучившись в старой двухэтажной школе-восьмилетке, она вместе с парочкой подруг поступила в техникум легкой промышленности от большой фабрики, в областном центре. По сравнению с поселком в городе было намного веселее, кино, дискотеки, недорогие кафешки, да и ночи проходили в частых гулянках с продолжением. Речное училище стояло почти напротив женской общаги и парни с последнего курса частенько захаживали к ним через окно второго этажа. Первый семестр она худо-бедно протянула на взятые с собой деньги и небольшую стипендию, а вот уже в конце второго ее не допустили до экзаменов, отчислив за неуспеваемость и неоднократные прогулы, сразу же выселив и из техникумовской общаги.
   Да все равно пришлось бы уходить, денег-то ей, в отличие от ее подружек, никто не высылал. Пришлось устроиться на работу в городе, ну не возвращаться же в пыльный, опостылевший поселок. Правда, даже устроившись на фабрику ученицей, денег она зарабатывала только на съем маленькой комнатки у ворчливой старухи и на скудный рацион питания.
   Она поморщилась, вспоминая. Хватило тогда ее ненадолго, от силы месяцев восемь-девять проработала она на фабрике. Потом в стране пошли глобальные перемены, стал распадаться союз, продуктов в магазинах не стало вовсе, да и небольшую зарплату задерживали на несколько месяцев. Повезло ли ей тогда или совсем наоборот, она не пришла к однозначному выводу до сих пор, но в те смутные дни глобальных перемен, она познакомилась с Севой. Нет, Сева не стал ее парнем, Сева был пронырливым дельцом среднего возраста, что на волне тогдашней вседозволенности создал почти легальный бордель, куда и собирал симпатичных девочек, испытывающих материальные трудности.
   Потом пару лет в шикарно обставленной четырехкомнатной квартире, еще с двумя жрицами любви немного постарше и опытной тридцатишестилетней Людмилой, исполнявшей еще и роль мамки-администраторши, они принимали респектабельных клиентов. Клиентов привозил им Сева, он же забирал и основную часть дохода, но неизбалованным девушкам на еду и недорогие тряпки денег хватало с избытком. Реклама о его борделе в открытую шла бегущей строкой на местном телевидении и печаталась в газетах. Людмила как-то проговорилась, что у Севы на самом деле таких квартир несколько. Пару-тройку раз в месяц их всей компанией возили в сауну к местной братве, как выражался Сева, на отработку субботника. Очень часто после таких "стахановских субботников", где зачастую присутствовало пару десятков не обезображенных интеллектом личностей, феям приходилось сутки отлеживаться, благо Сева все понимал и не напрягал их на следующий день.
   На работе резинками они конечно пользовались, но бывало всякое, тем более на пресловутых субботниках, и она подцепила неприятную венерическую болезнь. Ладно бы просто подцепила, но и успела заразить еще нескольких клиентов. Нет, они конечно посещали местный диспансер, где периодически сдавали анализы, но не каждый же день и не после каждого обслуженного мужика. В общем, тогда ее чудом не избили, Сева просто дал откупные пострадавшим, правда, лишив ее всех заработанных за месяц денег и отправив лечиться за свой счет. В суть производственных травм и профзаболеваний Сева вникать не стал и как балласт не исполняющий своих обязанностей ее сразу же выселил ее из уютного гнездышка разврата. Потому ей самой пришлось искать жилье и думать потом о хлебе насущном.
   Комнату она сняла в квартире с телефоном у одной необщительной, полуглухой и полуслепой старухи, поэтому, вылечившись, стала сама принимать клиентов "на дому". Через полгодика она даже обзавелась парочкой постоянных небедных клиентов. Один и вовсе любил делать ей хорошие подарки, изображая заботливого папика. Работал он где-то в областной администрации, был лысым пятидесятисемилетним мужиком с отвисшим животом и лысиной в полголовы. Частенько, после секса, высосав бутылку дорогого вискарика, он любил, лежа рядом, жаловаться на вечно недовольную суку-жену и тянущую с него деньги великовозрастную лоботряску дочь, которая по возрасту была чуть старше Елены, пока не отрубался и не начинал храпеть, как работающий трактор. Правда, чтобы проспаться ему хватало пары часов и он уже глубоким вечером, как-то виновато и поспешно одевшись, убегал домой к жене и дочери.
   Пару раз за это время ее избивали, несколько раз кидали с оплатой, а потом и вовсе жестко наехала братва, настойчиво предложив крышевать на платной основе с обязательным участием в приснопамятных субботниках. Она, конечно, согласилась для вида, но на следующий же вечер, опоив снотворным и ограбив своего толстопузового "папика" из администрации, сбежала в столицу незалежной. В тот вечер ей повезло, помимо раздутого портмоне во внутреннем кармане пиджака, в его портфеле она нашла пухлый конверт с деньгами. Экспроприированных у чиновника денег хватило на годовую оплату однокомнатной квартиры, где она продолжила заниматься своим древнейшим ремеслом. На этот раз она поступала умнее - предлагая свои услуги на одном из сайтов знакомств, она встречалась в парке, оценивая клиентов, отдавая предпочтение респектабельным мужчинам, согласным на долговременные отношения на взаимовыгодных условиях.
   Потом знакомства в определенных кругах занесли ее в Южную Корею, где продолжала работать с клиентами, официально числясь танцовщицей, ну а то - пару раз в неделю она все же выходила к пилону в одном из стрип-баров, где трясла сиськами, глядя на слюнявые рты корейских офисных работников. По деньгам выходило хорошо, но через полгода ее все же поймали за оказанием интим-услуг и выдворили из страны утренней свежести. Потом еще был контракт на три месяца в одном из голландских городов, но там скорее Елену швырнули на бабки, чем дали заработать. Одним словом, поимели ее культурные европейцы, как бы двусмысленно это не звучало.
   После всеобщего внедрения сети интернет, она, немного поднатасканная в зарубежных турне во владении англиским языком, стала предлагать свои услуги иностранцам, а еще через пару лет крутила попой уже на одном из платных онлайн-сайтов. Потом был роман с одним приезжим британцем, естественно на платной основе. Потом было еще несколько иностранцев. Даже за одного пожилого немца удалось выскочить замуж и развестись через полгода, поимев отступными немного денег и подержанную машину. Скопленных таким нелегким трудом денег хватило на покупку двухкомнатной квартиры в одном из спальных районов столицы.
   А пять лет назад судьба свела ее с Германом, который практиковал колдовство и черную магию, а вернее разводил лохов на хорошие деньги, предлагая свои услуги в местной газете. Познакомившись поближе, они провернули несколько афер с ненаказуемым по закону отъемом денег. Потом создали свою секту, отмутив несколько квартир и комнат у своих легковерных адептов и неофитов. Но всему приходит конец. Вот и их сектой, практиковавшей ритуальные жертвоприношения и темную магию, заинтересовались органы правопорядка и им пришлось спешно уезжать. По началу со своими последователями в Харьков, а после и вовсе, кинув последних, вдвоем сбежать в рашку, где, впрочем, они продолжили разводить лохов на хорошие деньги. Потом уже было знакомство с Бесом, несколько взаимовыгодных и довольно прибыльных дел. Жаль, что карающая рука незалежной дотянулась и до Москвы, где ими тоже вплотную заинтересавалась прокуратура. И теперь вот она отсиживается в этом пустом доме. Ну ничего, осталось совсем не долго, она же знает, сколько денег лежит в сейфе на втором этаже. Да... Она криво ухмыльнулась, оголив свои острые белые зубки и тряхнула огненной копной волос. Знать-то знает, вот только Гера - сволочь порядочная, не доверяет ей ключ от сейфа, а всегда таскает его с собой. Она пьяно махнула она рукой. "Еще какая сволочь, как, впрочем, и все мужики, только слюни пускать, лапать, да переспать на халяву, все вы жадные сволочи!" - погрозила она кулаком всему воображаемому мужскому роду.
   Она вновь хлебнула из фужера и, запрокинув голову, откинулась на спинку кресла. Как скучно жить, мама дорогая! Был этот увалень Андрюша, так хоть немного развлекалась, подначивая его и беззлобно издеваясь над дураком, а теперь совсем одна в доме - тоска смертная. Хотя еще сидит в подвале бородатый мужлан. А ведь его Гера несколько дней назад кормил, теперь-то этот экстрасенс-недоучка посговорчивее, поди, стал? Жрать, поди, хочет? Ираида засмеялась своим мыслям и, взяв из шкафа заветный ключик, положила его в карман кардигана. Отхлебнув красное вино из фужера, она решительным шагом направилась в подвал. Спустившись по бетонной лестнице, она потянула засов. Андрюши не стало и закрывать подвальную дверь на навесной замок больше не имело смысла. "Вот и хорошо, - подумала рыжеволосая, - а то возись тут в темноте с замком." И она, пьяно качнувшись, рывком распахнула тяжелую дверь, остановившись, наверное, с минуту смотрела в темный проем, пока глаза не привыкли к подвальной полутьме.
  
   * * *
  
   Вардис услышал, как сухо лязгнул железный засов и скрипнула тяжелая железная дверь.
   Ну наконец-то! Он уже порядком стал паниковать, что рыжая ведьма не зайдет к нему до возвращения своего дружка. Ан нет, вот и она. Вардис потрогал рукой лежащие провода, подтянул ноги на деревянные доски топчана и зажал в руке клавишу-выключатель от настольной лампы.
   "Ну иди, иди же сюда, рыжая чертовка!" -думал он в полной тишине. Впрочем, тишина продолжалась недолго и от двери послышалось сопение и нетвердые шаги.
   "Только бы не упала и не включила свет." - подумал лэр, чуть не затая дыхание.
   - Эй, болезный, спишь что ли? - раздался в полутьме нетрезвый голос Ираиды. - Развлеки даму, страдающую от одиночества.
  И она, хрипло смеясь своей шутке, стала приближаться к запертой клетке:
   - Ну где ты там? Ни черта же не видно? - сказала рыжая, приблизившись вплотную к решетке. У Вардиса даже возникло желание резко вскочить и, просунув руки, ухватить ее за широкую длинную кофту. Но он, поборов внезапный порыв, решил придерживаться разработанного плана.
   - Мне все хорошо видно, - сказал он не изменяя позы. - Чего приперлась?
   - Ох, какой гордый, жрать не захотел еще? - ответила она вопросом на вопрос.
   - Дразнить опять пришла? Ключ показывать?
   Рыжая рассмеялась. Обиженный тон пленника улучшил ей настроение. И она, вытащив из кармана ключ, показала его в темноту:
   - Ага, вот он ключик золотой. Что, Буратинка, не дотянуться тебе?
  А потом убрала ключ и игриво спросила:
   - А правда тебе все видно?
   - У тебя глаза привыкнут сейчас и тоже все видно станет, - отозвался пленник.
   Рыжая постояла несколько секунд, пьяно покачиваясь, а потом расплылась в похабной улыбке и, задрав короткую клетчатую юбку, стала стягивать с себя кружевные трусики. Нет, спать с этим уродом она бы не стала, тем более за бесплатно, а вот подразнить парня - почему бы и нет? В этот момент это ей показалось отличной и очень веселой идеей. Выгнув спину она покрутила голой задницей, чуть не касаясь ей прутьев клетки.
   - Видал? Хочешь такую, да? Ну чего, молчишь, ты там слюной захлебнулся? - она повернулась к клетке и уставилась внутрь, пытаясь разглядеть силуэт пленника. - Ой! А чего ты на пол воды поналил? Вот, с-сука, я из-за тебя тапки промочила! - зло прошипела ведьма, приподняла одну ногу, чуть наклонилась, силясь рассмотреть лужу на полу и для устойчивости, забыв об осторожности, взялась одной рукой за клетку.
   Яркая, бьющая по глазам вспышка, хлопок и одновременный мышечный спазм по всему телу - последнее что ощутила Ираида, прежде чем отрубиться.
   - Ключ, главное ключ! - Вардис соскочил с досок лежанки и, сотворив знак света, запустил в воздух несколько светящихся искорок. Искры, постепенно разгораясь белым мерцающим светом и кружа над его протянутой ладонью, выхватили из темноты лежащую на полу в бесстыдной позе Ираиду. В другой руке он держал свой жезл-кость.
   - Есть! Сработал план! Теперь дотянуться до ее кармана.
   Вардис, присев на корточки и просунув руку сквозь решетку, ухватил ведьму. Через пару мгновений заветный ключ был в его руке. Сердце стучало так, что казалось сейчас выпрыгнет из груди. "Так, успокойся, Вардис, успокойся. Не хватало еще выронить столь ценный ключ." Он, все же изловчившись, вставил его в замочную скважину и открыл клетку.
   Свобода! Такая долгожданная свобода. Не было дня, чтобы сидя в своем узилище, он не думал об этом моменте. Вардис вдохнул полной грудью, он очень волновался. Долгих восемьдесят шесть дней, если он, конечно, правильно вел свой примитивный календарь, он провел в этом мрачном закутке. Если старина Кастор был прав и время здесь идет в четыре с половиной раза быстрее, то в моем мире прошло не более трех недель. Конечно, не критично, да и сын должен был прикрыть его вместе с двумя самыми близкими людьми из малого совета. Но, как ни крути, а отсутствие правителя целых три недели могли привести и к совершенно непредсказуемому результату.
   Обретший свободу лэр перешагнул через распластанное тело тело ведьмы, но остановился. Что с ней делать? Связать или тут придушить? А вообще жива ли она? Он медленно наклонился над полуголым женским телом и приблизив ухо, попытался понять дышыт ведьма или нет.
   Хех! Резкая боль ожгла скулу и шею. Острые ногти второй руки прошли в миллиметре от глаз. Вардис непроизвольно отпрянул, зажмурив глаза.
   Секундной заминки хватило рыжей бестии, чтобы вскочить и вырваться, затрещав, отлетели вырванные с корнем пуговицы, совершенно голая она метнулась к двери, оставив в его руке лишь сорванный кардиган.
   "Все! Если она добежит до дверей из подвала, то он уже никогда не выйдет отсюда, - пулей промелькнула паническая мысль, - на этом и кончится твоя долгожданная свобода!" Резким движением Вардис вскинул руку и выстрелил в спину бегущей огненным файерболом, полностью разряжая боевой жезл. Тут же бледная фигура не молодой женщины расцвела ярким алым цветком.
   - А-ааа!! -через мгновенье громкий крик полыхающей ведьмы перешел в хрип, она, сбившись с заданной траектории, врезалась в квадратную колонну, отлетела, но не упала, а сделала еще несколько шагов, врезалась в противоположную стену и, отлетев уже от нее, рухнула в середине начертанной на полу пентаграммы.
   - Гори, ведьма, гори!
   На ярко, с потрескиванием, горящее тело, казалось бы, улыбаясь, смотрела козлинная голова и кроваво-красные отблески плясали в ее глазах. Подвал стал наполняться тошнотворным запахом горящей человеческой плоти и бывший узник поспешил покинуть помещение, где провел почти три месяца своей жизни. Он вышел, прикрыв дверь в подвал и плотно закрыл ее на засов.
  
  
   Дом встретил его тишиной. Вардис не спеша обошел все комнаты, как и ожидалось, в доме никого не было. Он осмотрел себя в большое зеркало висящее в прихожей. Да уж, видок!
   Серое от грязи нательное белье прикрывал поношенный банный халат. Сальные, давно не мытые черные волосы спадали на плечи, борода клочками топорщилась в разные стороны. В глазах горел дикий огонек.
   Он махнул рукой. Мыться да бриться дома буду. Сваливать надо, но не в этом же по улице идти, первый же патруль заберет. Вардис примерил стоявшие в прихожей мокасины, но они оказались малы. Ну не мудрено, Герман был на голову ниже его. Висевший в гардеробной плащ также оказался мал. Он решил обойти дом и поискать какую-нибудь подходящую по размеру одежонку. В одной из комнат, где на широком письменном столе лежали стопкой какие-то бумаги и ноутбук, он обнаружил массивный закрытый железный шкаф.
   Хорошо бы серебряный амулет мастера найти, чтобы пустым не уходить, по виду он грамм на сто тянет, а то и поболе. Одежда, что он обнаружил в шкафах, также не подходила по размеру и он спустился по лестнице в противоположную от его подвала часть дома. Там, в полуподвальном помещении, находилась небольшая комнатка с узким окном под самым потолком. Простая железная кровать у стены, старый стол, застеленный обшарпанной клеенкой с переносной плиткой в углу.
   Видно здесь и жил невинноубиенный Андрюша - понял Вардис. Он огляделся. В углу стояли почти новые калоши и на вбитом прямо в косяк двери гвозде висел старый, засаленный ватник. Вардис обулся, надел коричневый ватник - для поселка сойдет, тут мужики, бывает, и не в таком виде в магазин за добавкой бегают. В тумбочке стояла дешевая посуда, железная кружка и пара граненных стаканов. В выдвижном ящике вилка, пара алюминиевых ложек и небольшой, но тяжелый и остро заточенный кухонный нож, который он сунул в карман. Под койкой стояла черная сумка с вещами, где он нашел широкие спортивные штаны с лампасами. Правда, треники не отличались чистотой, а на одной штание поблескивала оплавленными краями круглая дыра. Но лэр все же решил надеть найденные штаны - не в грязных подштанниках же рассекать по улце, тем более по размеру они ему подходили.
   Вардис снова поднялся в гостиную. На журнальном столике стояла початая бутылка красного вина. Он, развалившись на кожаном кресле и прикрыв глаза, посидел пару минут - сердце все еще радостно билось в груди, будто бы не веря вновь обретенной свободе. Теперь только найти переход. Хотя, судя по карте, предоставленной лже-колдуном, находился он в этом же поселке, так что задача вполне выполнимая. Ему главное выйти к трассе, к месту, где они его сбили, а там уж он точно помнит и куда идти и само место перехода. Массивный амулет он так и не обнаружил, может, мастер запер его в сейфе, а, может, для антуража и с собой взял. Да и хрен с ним, с амулетом. Жаль, что самого козлобородого дома нет, хотя если будет переход работать, так, возможно, сочтемся.
   Он выплеснул содержимое бокала прямо на лежащий дорогой ковер и наполнил его рубиновой жидкостью из бутылки.
   -За твое освобождение, Вардис! - сам себе отсалютовал лэр и с наслаждением выпил. Едва он допил вино и поставил бокал, как тренькнул лежавший тут же сотовый телефон, заставив его вздрогнуть от неожиданности. Вардис покрутил его в руках и открыл пришедшее сообщение: "Долетел нормально, буду через час."
   - Хм... а ведь это наш общий друг козлобородый. - но, едва он положил телефон, как пришла новая смс-ка "Все отлично, получил часть бабосов."
   - Бабосы он, мразь, получил! - недовольно поморщился Вардис. - Как же вы эти самые "бабосы" любите, что готовы за них людей убивать и обманывать. Он посидел еще пару минут, задумавшись, и вдруг понял, что не может сейчас просто встать и уйти, пока такая мразота живет. Убежит за границу и достань его там. А тут на ловца и зверь бежит. Вряд ли этот аферист не один приедет, предупредил бы свою подругу. Нет, однозначно надо дождаться его и поквитаться за все, и за свое унижение и заточение, и за недалекого парня, что уродам поверил.
   Решившись ждать, он все же быстро ополоснулся в душевой кабинке, хоть немного смыв с себя пот и грязь последних дней заточения, а потом, как смог, расчесал волосы на голове и бороду. Рядом с входной дверью находился небольшой закуток-гардеробная для верхней одежды. Там же стоял табурет, на который он уселся дожидаться приезда, захватив с собой сотовый телефон рыжей хозяйки. На железных крючках висел крепкий кожаный поводок, намордник и массивный ошейник, украшенный шипами и утяжеленный свинцовыми пластинами, видно старый хозяин держал большого пса. Вардис снял понравившийся ему поводок, решив использовать его вместо удавки. Тишина, а скорее всего, откат от пережитых событий, тяжестью наваливались на лэра, заставляя периодически трясти головой и тереть слипающиеся глаза.
   Наконец замок входной двери щелкнул и послышались шаги.
   -Ида, ну что за вонь? Сожгла, курва, чего?! - раздался совсем рядом голос Германа.
   Вардис осторожно выглянул и увидел согнутую спину мастера - он как раз стягивал ботинок. Пара быстрых почти бесшумных шагов и горло мастера захлестнул собачий поводок.
   - Ну здравствуй, Гера!
  Козлобородый выгнулся от тянущей его назад удавки, выпустил из руки ботинок и громко выпустил газы.
   -Да ты не ссы, это же я.
  Герман засипел и, осев, начал быстро шкрябать одним обутым ботинком по полу.
   -Ну, чего ты так испугался? Говорил же, в Европу уедем, как сыры в масле кататься будем? - лэр немного ослабил охвативший горло поводок.
   - Да-а... Андриеш, у-уедем. - мелко тряся головой, прохрипел мастер.
   - А, Андрюша, наверно, уже уехал, да? Ты парню и денег дал, и помог, да?
   - Это не я, это рыжая все. Деньги, деньги забери, я поделюсь, есть много, есть, - Герман, хрипя, силился сказать что-то еще, но лэр, потянув за концы удавки, вновь перекрыл ему воздух.
   - Да ты, Гера, не говори ничего, слышал я уже тебя. Подруга твоя уже уехала, сейчас и тебе билет на тот свет выпишу. Прямиком в пекло! И не Андриеш я. Я лэр свободного владения Вэллор Вардис Корвинус и данной мне властью приговариваю тебя к смерти.
   Из штанины афериста потекла струйка, он еще хрипел и пытался руками ослабить стянувший шею кожаный поводок, но вскоре послышался хруст сминаемой гортани и мастер затих. Вардис еще раз перехлестнул поводок за шею обмочившегося мастера и прицепил его к массивной бронзовой ручке межкомнатной двери.
   В стоящем у стены саквояже обнаружился и ключ от железного ящика, и массивный серебряный амулет в виде черепа с лучами, а также три пачки стодолларовых купюр в банковской упаковке. Вардис вновь поднялся в кабинет мастера и открыл сейф найденным ключом.
   Под мерное тиканье больших напольных часов, он начал извлекать скопленные сокровища лже-колдуна и его подруги.
   Несколько коробок с дорогими часами, пачки долларов и евро, шкатулка с драгоценностями и две дюжины золотых монет в небольшой деревянной коробочке. Помимо дорогих часов, драгоценностей и денег в сейфе были какие-то деловые бумаги, а также пачка цветных фотографий с изображением рыжей ведьмы. На них Ленка-Ираида пошло улыбаясь, выгибалась голым телом в самых откровенных позах. Криво усмехнувшись, лэр небрежно скинул найденные фотокарточки прямо на пол.
   Вардис хотел сначала взять дорогой кожаный саквояж мастера, но подумал, что в старом ватнике и в калошах с дорогим сквояжем будет выглядеть крайне подозрительно. Он спустился в полу-подвал и нашел свернутый старый мешок.
   - Для моего наряда и котомка соответствующая. По крайней мере, бородатый мужик в старом ватнике и с мешком вызовет меньше подозрений, чем с дорогим лакированным саквояжем в руке.
   Вновь поднявшись в кабинет козлобородого, он покидал найденное добро прямо в мешок. В нижнем большом отделении стоял продолговатый комуфлированный чехол. Вардис открыв его обнаружил красиво инкрустированную болтовую винтовку с оптикой. Может этой сладкой парочки оружие, а, может, и от старого хозяина-бандита осталось. Там же нашел и несколько пачек с патронами.
   Хм... с винтарем за спиной, пусть и зачехленным в открытую разгуливать не следует. Он вспомнил про клеенку на столе в комнате у Андрюши и отправился за ней. Уже проходя на выход мимо повешенного на собачьем поводке Германа, он остановился и, пожав плечами, стянул с его рук несколько массивных серебряных перстней с изображением черепов, пентаклей и каких-то животных.
   Трофеи, однако, лишними точно не будут. По крайней мере, дома из этих побрякушек, можно настоящие амулеты изготовить. Можно боевые, можно лечебные, но одно - польза. Тебе, Гера, они на том свете совершенно без надобности.
   Появилась шальная мысль сжечь ненавистный дом-тюрьму вместе с казненными им извергами, но он отогнал ее. При жизни гадили обществу, так не хватало еще пожар из-за них в поселке устроить. Ведьма уже сгорела, а Гера пусть так висит, может, найдут до того, как весь дом трупным ядом пропитается. А нет, так судьба такая.
   Через какое-то время лэр и владетель, будучи обряжен в старый ватник и дырявые треники, в больших калошах на босу ногу, с мешком в руке и свертком под мышкой, вышел из двери-калитки в глухом заборе. Только небольшая серебряная серьга-кольцо в левом ухе не вписывалась в образ деревенского аборигена. Он не спеша осмотрелся. Начинало смеркаться и улица поселка была пуста, лишь пара мелких дворняг лежала в пыли, не выказывая, впрочем, никаких признаков агрессии. Ласковый теплый ветерок обдувал лицо и играл в черных изрядно отросших волосах.
   - И снова здравствуй, новый мир! Загостился я тут, ну чтож, пойдем искать путь домой, - и он решительным шагом направился в сторону проходящей через поселок трассы.
   * * *