Чаганов: Война. Часть 4.

   Глава 1.

  Москва, Антипьевский перулок, д.2,
  Кабинет наркома обороны,
  10 декабря 1940 года, 16:00.

  - В связи с некоторыми разногласиями,- Захаров старается не смотреть на сидящего прямо перед ним Тимошенко,- возникшими в руководстве наркомата относительно характера действий противника на западном театре военных действий, решено перенести начало планировавшихся оперативно-стратегических игр на начало следующего года и провести их сразу после окончания совещания высшего командного состава Красной Армии.
  'Дожали, всё-таки, начальника Генерального штаба 'украинцы', не сумел отстоять взгляды своего учителя Шапошникова. Значит будут разыгрывать вариант с главным ударом немцев к югу от Полесья. Как бы по итогам игр Захарову и должности своей не лишиться'.
  - Заседание Главного Военного Совета объявляю закрытым,- голос Будённого в мёртвой тишине кабинета прозвучал особенно громко.
  - Матвей Васильевич, есть несколько минут?- догоняю генерала армии, который в одиночку спускается по лестнице.
  'Символично, коллеги почуяли ветер перемен'?
  - Да, конечно, Алексей Сергеевич,- оживляется Захаров,- прошу ко мне в кабинет.
  - Как я понимаю,- тону в большом кожаном кресле у окна,- теперь Генштабу придётся полностью менять сценарий игры?
  - Да уж,- вздыхает тот,- времени до 'Совещания' совсем не остаётся.
  - У меня, Матвей Васильевич, есть предложение по организации игр, чтобы они были максимально приближены к реальности. Как вы знаете, наша армия месяц назад полностью перешла на новую систему шифрованной связи, получила новое оборудование. Что вы скажете, если игры будут проходить не как обычно в одном помещении, а как в жизни: в Генеральном штабе и в штабах Особых округов. То есть, так же в письменном виде будут исполнятся директивы, боевые приказы, оперативные сводки, но передаваться они будут не руководителю игры или посреднику лично в руки, а станут шифроваться и транслироваться штатными средствами по радио в Москву. Это позволит организаторам не привязываться к определённым датам, когда все участники и руководство будут в Москве, не отрывать командиров от своих войск. Такой способ даст необходимую практику именно тем командующим, которые поведут свои войска в бой. Подобная организация игр позволит легко расширить состав участников, можно будет не ограничиваться только фронтовым и армейским звеном, но подключить и дивизионное, да даже полковое. Кроме того, организаторы не будут так сильно ограничены по времени проведения игр, что позволит не ужиматься до проверки только основных моментов сражения, а начинать их с момента мобилизации, сосредоточения и развёртывания войск и так далее до завершения битвы. Причём не разбивать игру на две части по отдельным участкам фронта, как Север и Юг, а проигрывать весь фронт одновременно.
  - Интересное предложение,- оживляется начальник Генерального штаба,- вопрос только в том, хватит ли у нас сил и времени на подготовку и проведение столь масштабных игр? Если подключать дивизии, то лишь наблюдателей, по одному в каждой, потребуется 200 человек, да со стороны 'синих' примерно столько же. А корпуса, армии, фронтовые управления? К тому же явно надо будет соответственно увеличивать аппарат руководителя игр.
  - Людей можно будет взять из штабов внутренних округов, они тоже таким образом будут вовлечены в процесс организации и планирования операций. Ещё можно будет по результатам участия дивизий в боевых действиях, учёбе, а также по наличию вооружений и штатной численности, в процессе игры - потерь и пополнения, присваивать им коэффициенты боеспособности. Это будет касаться не только 'красных', но и 'синих', чтобы внести элемент объективности при определении исхода боев, бомбардировок и так далее. Я понимаю, что объём работы по вычислению коэффициентов, которые будут меняться каждые сутки, огромен, но мы можем для таких расчётов использовать вычислительные машины. С такой техникой мы сможем достаточно точно рассчитывать прохождение эшелонов в зависимости от пропускной способности железных дорог и колонн с пехотой и техникой по шоссе, учитывая даже погоду. Да-да, Матвей Васильевич, погоду, ведь нам известны средние температуры и количество осадков на любую дату в районах проведения игр за прошлые годы, их и будем использовать. Имеется также задумка для внесения действительного реализма в игру, включить в неё необходимость эвакуации оборонных заводов и населения из прифронтовой полосы, ведь они также будут нагружать транспортную систему. У меня в Спецкомитете имеются достаточные для этих расчётов вычислительные мощности и подготовленный персонал, я готов предоставить их на время проведения игр.
  - Заманчивую перспективу вы нарисовали, Алексей Сергеевич. Как считаете, сколько примерно времени с вашей стороны уйдёт на подготовку?
  - Семьдесят два дня с момента принятия решения, при условии, что все необходимые данные с вашей стороны будут предоставлены не позднее десятого дня начала работ.
  - Но как это возможно знать?- вырывается у Захарова.
  - Очень просто, я посоветовался со своими специалистами, совместными усилиями мы составили сетевой график, то есть динамическую модель производственного процесса, последовательность и взаимозависимость выполнения работ...
  - П-понятно,- генерал армии тянется к телефону, стоящему на столике,- соедините с наркомом. Как только он освободится, сообщите, что мне нужно с ним срочно поговорить. Алексей Сергеевич, мне начальник Оперативного Управления вместе с начальником отдела связи доложили, что вы им показали какую-то телефонную станцию, которая без проводов работает на 120 километров. Расскажите, пожалуйста, поподробнее.
  - Пока только действующий макет, НИИ-48 работает над тем, чтобы поскорее запустить его в серию. Американцы сейчас работают над такой же идей. Называется она системой радиорелейной связи. Идея проста, заключается в том, что передающая и принимающая антенны находятся в прямой видимости друг у друга. Это сделано потому, что ультракороткие волны, на которых работает система не могут огибать землю. Имея антенны высотой около ста метров, мы можем передавать радиосигналы на дальность до 45 километров. Зачем нам нужны высокие частоты? Для того чтобы в выбранном диапазоне уместилось больше радиоканалов. Например, на том макете, что видели ваши подчинённые, имеется 8 дуплексных голосовых и 12 телеграфных каналов. Работать они могут одновременно.
  - Всего 45 километров?
  - Да, всего 45, но через это расстояние мы ставим ретранслятор, грузовик с антеннами и радиостанциями, который принимает радиосигнал, усиливает его и передаёт дальше, на следующие 45 километров и так далее. Теоретически по дальности ограничений нет.
  - Ясно, как телеграфные столбы,- понимающе кивает Захаров.
  - Точно,- улыбаюсь я,- только без проводов. Представляете, немецкий диверсант подходит к телеграфному столбу с кусачками, а проводов нет.
  'Много крови у нас выпила, эта станция, работающая в сантиметровом диапазоне. Даром что выполнена она была на основе 'Подсолнуха': тот же контейнер на колёсах, элементная база у них почти ничем не отличается, поскольку средняя выходная мощность та же - 200 ватт, параболическая антенна с дипольным радиатором - та же, правда на радиорелейной станции их две, поэтому вес вышел немного больше. Плюс персонал набравшийся опыта при доводке РЛС, короче всё говорило за то, что проблем не будет, но не пошла сразу работа: работа с уменьшением помех и нейтрализацией влияния одной антенны на другую затянулась. Сейчас уже всё исправили, но потерянного времени - не вернёшь. Хорошо ещё, что догадались сразу вести работы и над более простой возимой одноканальной станцией метрового диапазона, она уже прошла заводские испытания. Для уровня 'корпус - дивизия' вполне подходит. Их и надо больше, чем для уровня 'фронт - армия' и 'армия - корпус', поэтому не всё ещё потеряно'.
  - Провода тоже пока оставим,- грустно улыбается Захаров,- на всякий случай.
  - Вы не беспокойтесь, Матвей Васильевич, приложим все силы, чтобы у Особых округов радиорелейные станции к лету были.
  - Да я не о технике, Алексей Сергеевич, я о людях.
  - На первых порах будем поставлять станции с обслуживающим персоналом из числа заводских наладчиков, они и станут обучать штатных связистов.
  - Вот за это спасибо, кто бы мне ещё командиров...- вырывается вдруг у начальника Генерального штаба, он на секунду замолкает, но затем, решившись продолжает,- надёжная быстрая связь на поле боя и в тылу - это очень важно. От связи напрямую зависит сколько времени уйдёт от получения командующим докладов от командиров, подчинённых ему частей, принятия им решений, постановки задач до первых шагов их реального выполнения. Зависит многое, но не всё. Есть такое понятие - 'туман войны', которое ввёл немецкий военный теоретик Клаузевиц. Смысл его в том, что полководец не имеет полной картины поля боя. И по зачастую разрозненным данным, которые имеются в его распоряжении, он должен принимать правильные решения. Научиться этому можно, если не брать войну, так как это уже бывает поздно, то либо на учениях, либо участвую в 'военных играх' на картах. Очевидно, что для успеха операции полководцу надо рассчитать различные варианты развития событий, соотношение сил и средств, характер местности и многое другое. Попытаться разыграть варианты в поле с привлечением войск, конечно, можно, но очень затратно и, к тому же, участвующий в учении полководец не имеет возможности увидеть полную картину сражения, а лишь ту часть, где он находится и в которой принимает участие. Да и попробовать различные варианты не получится. Поэтому следует признать, что командно-штабные игры являются важнейшим инструментом в получении полководцем военного опыта. К сожалению, должен признать, этому инструменту в Красной Армии, в отличие от германской, уделялось в прошлом значительно меньше внимания, чем военным учениям. Как показали последние проверки Генерального штаба в округах, уровень подготовки, мягко говоря, невысок. Особенно это касается от командиров полка и выше. Вы, Алексей Сергеевич, знакомы с докладом начальника Разведывательного Управления по итогам войны во Франции?
  - Только в части, касающейся вооружений.
  - Я думаю вам, Алексей Сергеевич, так как вы собираетесь глубоко окунуться в тему военных игр, будет полезно ознакомиться с ним полностью, я пришлю доклад с фельдъегерем. Так вот, есть в его тексте характерный эпизод: охрана генерала Гудериана, одного из германских генералов командира танкового корпуса, взяла в плен штаб французской дивизии, а сам генерал там же допросил начальника штаба, который был даже не в курсе того, что фронт его дивизии давно прорван...
  'Что-то я не припомню такого в его мемуарах, хотя... много уже чего поменялось там после нашего с Олей вмешательства в историю'.
  - ... Вы понимаете, охрана!- почти кричит Захаров,- это значит, что командующий корпусом наступает в авангарде своих войск. Это значит, что время цикла боевого управления в корпусе Гудериана, о котором мы с вами говорили, сокращается до минимума: он видит поле боя своими глазами, сам получает сведения о противнике из первых рук, единственное, что ему остаётся принять решение и отдать боевой приказ. В этом германский ключ к победе. Именно так, опережая своих противников в разведке, оценке обстановки и скорости принятия решения и его исполнения, они и раскатали в блин Польшу с Францией. А мы всё считаем, у кого броня танка толще, да численность дивизии больше...
  'Как там Наполеон говорил: 'Лучше лев во главе стада баранов, чем баран во главе львов''.
  - ... Нет-нет, Алексей Сергеевич,- спохватывается начальник Генерального штаба,- вооружение, техника, конечно, тоже очень важна...
  - Но без людей, она просто кусок железа,- согласно киваю я,- я с вами полностью согласен. На обучение людей больше время уходит, чем на производство вооружений. Так что нам сейчас делать, когда до войны осталось полгода?
  - Усилить штабную учебу командиров, но это, как вы правильно сказали, Алексей Сергеевич, дело долгое. Хотя если учить только тому, с чем предстоит им столкнуться в скором времени: разбирать подробно варианты боевых действий на их участке, то можем и уложиться...
  - И параллельно искать таланты, которые схватывают всё налету, которым не надо разжёвывать прописные истины. Бьюсь об заклад, что та же ваша проверка в войсках выявила не мало подобных командиров. Ведь так?
  - Есть, конечно. Только тут такое дело - помимо ума и сообразительности, то есть скорости его работы, хороший командир должен также обладать волевыми качествами и организаторскими способностями. К сожалению, все они могут ярко проявится только в военное время.
  - Психологи, Матвей Васильевич, с вами будут не согласны. Они уже давно разработали множество методов чтобы препарировать душу человека, даже в случае, когда тот пытается этому противодействовать. Единственное условие - испытуемый не должен сам быть психологом и быть знакомым с этими методами.
  - Но мы же не можем проверять весь командирский состав, как недавно в институте Экспериментальной медицины проверяли работников Генерального штаба. Три месяца ушло на проверку.
  - Есть методы и попроще. Анкетирование, например. Вот у вас сейчас по итогам проверки есть на примете несколько тысяч перспективных командиров. Пусть их пригласят для осознания серьёзности мероприятия в особый отдел и дадут заполнить анкету, которую для вас составят учёные ВИЭМ. Потом какое-то время уйдёт на проверку результатов и вы получаете резерв для замещения командных должностей в частях Особых округов.
  - Интересная идея, Алексей Сергеевич, непременно её осуществим,- Захаров поднимает трубку зазвонившего телефона,- слушаю, товарищ маршал.

  Баварские Альпы, Бергхоф,
  Резиденция Гитлера.
  11 декабря 1940 года, 11:00.

  - Сорок тысяч итальянских солдат сдалось англичанам в плен в Египте,- скривился Гитлер, отшвыривая телеграмму в сторону,- вы слышите, Кейтель - 40000! Дуче опасается, что африканские отряды де Голля, могут ударить в спину войскам маршала Грациани в Ливии. Маршал Грациани просит прислать ему наши самолёты, дуче - две немецкие танковые дивизии. Другому итальянскому маршалу наподдали под зад греки. Греки, Кейтель!
  - Не думаю, мой фюрер, что Бадольо в чём-то виноват. Его заставили наступать четырьмя дивизиями на 16 дивизий противника, причём в горной местности.
  - Возможно,- сухо замечает Гитлер,- но я говорю не об этом. Дело в том, что после греческой авантюры я не могу больше доверять ни самому Муссолини, ни его генералам. Я не могу отдать под их командование немецких солдат.
  - Вы совершенно правы, мой фюрер,- Кейтель почтительно смотрит снизу вверх на стоящего перед ним Гитлера,- двести тысяч безоружных не обученных рекрутов, что де Голлю удалось вывезти в Алжир из Франции в данный момент не представляют никакой опасности для итальянцев. Значительно большая угроза для них - это французский флот, вместе с британским, сможет нарушить снабжение войск в Северной Африке. Боюсь, что в этой ситуации безопасная перевозка наших войск по морю невозможна. Лучшее, что могут сделать итальянцы в данной ситуации, это сидеть в обороне в Ливии и даже не не думать ни о каких наступательных действиях в направлении Суэца.
  - Тем более,- подхватывает Гитлер, поощрительно кивая собеседнику,- что нашим войскам будущей весной хватит дел и в Европе. Испания и Гибралтар, а в случае необходимости и оккупация Португалии, но этого лучше бы избежать - вот самые важные цели на Западе; Греция, Корсика и Крит - на Юге; на Севере - пока никаких активных действий, после того как Россия будет разгромлена, Скандинавия сама упадёт к нашим ногам. Англия, подготовка к десантной операции на Остров должна быть прекращена. Я не буду жертвовать жизнями немецких солдат ради того, чтобы плодами их победы, колониями по всему миру, воспользовались японцы и американцы. К вопросу об Англии я вернусь позже, в 42-ом, когда мы будем готовы к дележу британского наследства. Россия, я хочу, чтобы план операции был закончен в ближайшее время. Разногласия между Верховным командованием и Генеральным штабом Сухопутных войск по плану 'Отто' должны быть разрешены как можно быстрее. Возможно Манштейн по сравнению с Гальдером и является для вас, Кейтель, менее удобным партнёром, но я прошу вас быть более снисходительным к племяннику самого Гинденбурга, тем более, что он бесспорно талантлив. Следует помнить чья была идея прорыва через Арденны.
  - Слушаюсь, мой фюрер.
  * * *
  - Господин генерал-полковник, комендант объекта 'Цеппелин' полковник Хюбнер,- пальцы правой руки полковника на секунду в воинском приветствии касаются седого виска и стремительно летят вниз, чтобы застыть в стойке смирно, не касаясь бедра.
  - Показывайте своё хозяйство, полковник,- Манштейн поощрительно кивает головой.
  Раскрасневшийся Хюбнер делает шаг в сторону, пропуская начальника Генерального штаба и сопровождающих его офицеров в открытую дверь обычного с виду деревенского домика с покатой крышей:
  - Прошу сюда к лифту, господа.
  - А он выдержит нас всех, господин полковник?- подаёт голос адъютант начальника Генерального штаба.
  - Выдержит без всякого сомнения, это грузовой лифт, который способен поднимать и опускать большие грузы и даже автомобили. Вообще, всё что вы видите вокруг построено из особо крепкого фортификационного бетона, способного выдержать прямое попадание любой существующей авиабомбы. Вокруг шахты лифта идёт лестница, её пролёты опускаются до глубины 21 метр.
  - Думаю, нам следует размять наши косточки,- решает Манштейн,- ведите к лестнице.
  - Слушаюсь, но прежде будет лучше, господа, если вы снимете верхнюю одежду. Дело в том, что-то огромное количество оборудования, которое имеется на объекте, выделяет большое количество тепла. Проектировщики и строители не учли этот факт, в результате система охлаждения не справляется с отводом тепла и нам приходится работать в непростых условиях. Даже сейчас, зимой температура в некоторых помещениях доходит до 30 градусов.
  - А летом что делать?- по бетонным ступеням гулко застучали железные подковки военных.
  - Летом приходится открывать двери лифта и двери на лестницу, иначе, я думаю, температура перевалила бы и за 40.
  - Ну вот, а вы, Паулюс, жалуетесь, что вам холодно в 'Майбахе-первом', может быть вам сюда перебраться?- громкий смех, вырвавшийся из десятка лужёных глоток, превращается тесными стенами бункера в душераздирающие стоны.
  - Первый уровень,- бойко докладывает Хюбнер,- тут работают наши шифровальщики, к сожалению доступ в его помещения никто из нас не имеет. Прошу вниз, господа... Наш бункер связи - самый защищённый объект Вюнсдорфа...
  - Больше чем бункер Верховного Главнокомандования Сухопутных войск?
  - Так точно, господин генерал-майор, толщина грунта и песка до бетонного слоя первого уровня составляет пятнадцать метров, а под ней ещё три метра сверхпрочного бетона, а подушка 'Майбаха-первого' лишь 4 метра, под которым находится два метра бетона, глубина залегания двенадцать метров...
  
  - Надеюсь в 'Майбахе-втором' он ещё меньше,- тихо замечает кто-то сзади,- главное, чтобы у них карты с игрального стола от взрыва не сдувало.
  Тысячеголосое дьявольское эхо снова катится по бетонному ущелью.
  - Второй уровень,- из-за открытой настежь двери доносятся десятки возбуждённых голосов,- именно сюда, господа, попадают те самые капсулы, что вы посылаете из 'Майбаха' по пневматической почте для передачи своим абонентам...
  В длинной узкой комнате вдоль стены с рядами коммутационных панелей сидит около двух десятков мужчин в военной форме, прижимая одной рукой телефонную трубку к уху, а другой непрерывно щёлкая многочисленными тумблерами.
  - ... Это операторы группы 'Восток', каждый из них отвечает за своё направление, которое состоит из сотен радиорелейных, телефонных и телеграфных линий связи. Взгляните на схему, висящую у них над головами. В левой части находится квадрат с надписью 'Цеппелин', из которого выходят толстые белые линии, например, на севере одна идёт на Данциг, другая - на Кенигсберг.
  - Скажите, полковник,- Манштейн передаёт свою шинель адъютанту,- а почему Кенигберг обозначен кружком, а Алленштайн куда от него идёт другая линия - квадратиком.
  - Дело в том, что кружком обозначены пункты, к которым идут стационарные подземные линии связи, а квадратом - пункты временные, как правило воздушные или радиорелейные. Заметьте, также, что некоторые линии, например, линия от Лодзи до Гройца в предместье Варшавы - пунктирная, то есть, строящаяся. Рядом с названием населённого пункта стоят цифры, которые говорят о количестве каналов связи между пунктами связи.
  - Алленштайн, Гройц, Ржешув,- негромко говорит Манштейн, повернувшись к Паулюсу,- я думаю, это будут идеальные пункты для размещения штабов групп армий, как вы думаете, господин обер-квартирмейстер?
  - Абсолютно с вами согласен, господин генерал-полковник, я говорил на эту тему начальник связи, он сказал, что подумает.
  - Что? Разве он не ваш подчинённый? Где он, кстати, почему не здесь?
  - Нет, не мой и даже не ваш. Да-да, господин генерал полковник с тех пор как вы служили в Генштабе произошли большие изменения, хотя и прошло всего четыре года. Возникло Верховное командование вермахта, которое сильно запутало управление армией. Начальник отдела связи нам больше не подчиняется, так как служит в ОКВ, в Берлине у него управление, откуда он осуществляет управление службой связи всех трёх видов вооружённых сил. Полк связи особого назначения и войска связи резерва находятся в составе ОКХ, но нам не подчиняются...
  - Чёрт-те что,- бурчит Манштейн.
  - ... Отдел разведки и контрразведки тоже теперь под ОКВ, у нас в ОКХ отныне есть только офицер связи с ним.
  - Внутри объекта имеется всё необходимое для автономной работы,- продолжает вещать Хюбнер,- резервные дизель-генераторы, фильтро-вентиляционная установка, кухня, душевые, медицинский пункт, комнаты отдыха.
  * * *
  - Присаживайтесь, товарищ Чаганов,- Сталин трубкой указывает мне на место напротив начальника 5-го управления Генштаба Голикова, недавно переаттестованного на генерал-лейтенанта,- повторите кратко, что вы рассказывали мне по поводу работы службы связи германской армии в Польше. 'Началось, пошли круги от первого камушка из будущего, который мы с Олей бросили в тихий омут нашей военной разведки'.
  - Криптоаналитики из Первой лаборатории Спецкомитета,- без вступления начинаю я,- расшифровали немецкую радиограмму, если точнее, то это была телеграмма, так как она была послана по телеграфу, а ещё точнее, сообщение было послано по радиорелейной линии. 'Лист' просто неправильно классифицировал её. Как выяснилось, это приказ заместителя начальника отдела связи вермахта генерала Лейбшера о подготовке к началу строительства трёх новых радиорелейных линий в Польше по направлению к нашей границе: от Кракова в Жешув через Бохню, от Острува к Ломже и от Седльце к Бяла-Подляска. Мои специалисты аналитики из Спецкомитета считают, что строительство подобного рода линий связи - это подготовка будущего театра военных действий. Если учесть, что в Восточной Пруссии уже имеются соответствующие подземные линии связи у нашей границы, то можно выделить четыре направления, по которым возможно будет проходить нападение на СССР: Вильнюс, Гродно, Брест и Львов. Если посмотреть на карту, то можно заметить, что три из четырёх линий связи строятся в направлении Прибалтики и Белоруссии и лишь одна в сторону Украины. Причём, две из трёх 'северных линий' запланированы в Белоруссии.
  Сталин поворачивается и идёт в сторону неприметной двери, почти не различимой по цвету от дубовой обшивки стен кабинета.
  'Интересно, что там внутри'?
  - Товарищ Чаганов,- доносится его голос из-за двери,- помогите достать атлас. Там на самом верху.
  'Да тут целая библиотека,- беру в руки лестницу,- двенадцать больших до самого потолка книжных шкафов'.
  Вождь, принимает у меня из рук огромного формата тяжёлую книгу, пахнущую свежей типографской краской, возвращается и кладёт атлас на стол рядом с нами, находит карту Польши и, упёршись о столешницу двумя руками, нависает над ней.
  - Скажите, товарищ Чаганов,- Сталин скашивает взгляд на меня,- насколько сложно перехватывать сообщения по радиорелейной линии?
  - Это довольно трудно, товарищ Сталин. По крайней мере значительно труднее, чем перехватить обычную радиограмму, поскольку одновременно ведётся сразу несколько передач на одной частоте, но они разделены по времени, то есть идут по очереди в течение коротких промежутков времени. Либо сразу передаётся сигнал с множеством частот и на каждой частоте ведётся своя передача. Кроме того, радиорелейная связь ведётся направленно между двумя антеннами, которые находятся в прямой видимости между собой, то есть, для перехвата надо находится вблизи этого направления.
  - Так как же англичанам удалось перехватить эту телеграмму в Польше?
  - Технически это возможно, товарищ Сталин, но я думаю, в данном случае всё проще. На конечных станциях станций работают операторы, а люди, как известно, самое слабое звено. Известно, что у англичан в Польше всегда была сильная агентура.
  - Это правда,- кивает вождь,- надеюсь, что и нас не хуже, вот давайте и поручим товарищу Голикову проверить эти сведения.
  - Товарищу Голикову, следует в первую очередь обращать внимание на высокие вышки с двумя или четырьмя параболическими антеннами наверху, товарищ Сталин. Они похожи на тарелки кухонных репродукторов. Обычно антенны располагают на вершинах холмов, находящихся не далее чем в 30-40 километрах друг от друга. Рядом с вышками должны располагаться источники электропитания, чаще всего - дизель-генераторы. Считаю, что для этой операции лучше всего подходит ночная авиаразведка с применением тепловизоров, так как работающие дизели будут выделять много тепла. Впрочем и днём металлическую конструкцию таких размеров спрятать будет трудно.
  * * *
  - Что-то ещё?- спрашивает вождь, когда дверь за Голиковым закрывается.
  - Да, товарищ Сталин, хочу снова поднять вопрос о пенициллине.
  - Опять двадцать пять. Алексей, как ты не поймёшь, это лекарство - оружие в войне пострашнее танков и самолётов, их мы наделать сколько захотим. Оно возвращает солдат с того света и снова ставит их в строй. А ты предлагаешь перед войной поделиться им с нашими заклятыми друзьями. Сегодня, пока мы им нужны, они пожимают нам руку, а завтра...
  - Не поделиться, товарищ Сталин, а продать. К тому же, с нашего прошлого разговора об этом кое-что произошло. В последнем выпуске журнала 'Ланцет', а это один из самых старых и уважаемых медицинских журналов Англии, вышла статья - 'Пенициллин - химиотерапевтический агент' с подзаголовком - 'Это похоже на чудо'. В них приведены результаты успешных клинических испытаний препарата на животных. Пройдёт год- полтора и сначалау англичан, а потом и у американцев будет своё лекарство, наше им станет и даром не нужно...
  Вождь делает глубокую затяжку и начинает свою обычную прогулку взад-вперёд по кабинету.
  - ... Наши доходы от продаж тубазида в Америке упали до нуля, так как пришлось продать свои акции в совместной компании в обмен на продажу нефтеперегонных заводов. Переговоры о покупке машиностроительного и фармацевтического оборудования идут успешно, но нам нечем платить, нет валюты, а на золото американские компании соглашаются неохотно, так как его конвертация сильно забюрократизирована государством. Нам нужен такой товар, за который капиталисты не пожалели бы ничего.
  - Что ты предлагаешь?
  - Продать им лицензию на производство пенициллина. Совместного предприятия в Америке добиваться не нужно, как вы сказали - 'завтра' наш партнёр может стать нашим врагом. Год-два, что мы имеем до этого момента в запасе, нужно потратить на получение американского оборудования и технологий.
  - Откуда взялись эти год-два?- Сталин останавливается напротив меня и смотрит в упор тяжёлым взглядом,- ты Гитлера собрался за это время победить?
  - Нет, товарищ Сталин,- не отвожу взгляд,- рассчитываю, что Красная Армия за это время сможет добиться перелома в войне в свою пользу. Врагом, конечно, Америка сразу не станет, но и союзником больше не будет. Это всё возможно при условии, что американцам ничего больше от нас будет не надо.
  - Чего, например?
  - Например, помощи в войне с Японией.
  - А почему, Алексей, ты считаешь, что Япония станет воевать с Америкой, а не с нами?- в глазах вождя появляется интерес.
  'Это что-то новенькое, Сталин хочет услышать мои мысли по политическим вопросам? Расту над собой. Что ж, мысли - так мысли, 'их есть у меня''.
  - Японцы решатся воевать с нами только при условии, что Красная Армия потерпит поражение в Европе.
  - Ответственное заявление, товарищ Чаганов, надо чем-то аргументировать.
  - Во-первых потому, что Квантунская армия за последние два года дважды была бита нашей армией. Императорскому Генеральному штабу должно быть совершенно понятно, что в техническом плане, особенно в танках и артиллерии, его сухопутные войска значительно уступают нашим. Без тяжёлого вооружения надеяться на успех на фронте длиной в несколько тысяч километров невозможно. Тут также надо учесть, что подобная операция на Севере Китая и в Монголии потребовала бы переброски на фронт большого количества частей из центрального и южного Китая, чем наверняка бы воспользовались войска Чан Кайши и Мао. А без этого не обойтись, учитывая нашу полутора миллионную группировку на Востоке.
  Вождь внимательно слушает, прохаживаясь по кабинету.
  - Во-вторых, увеличение средств на сухопутную армию вызовет резкое возражение со стороны высшего руководства Военно-морского флота, которое считает, что Япония - 'морская держава и ей нечего делать в Сибири', тем более, когда основные богатства необходимые империи находятся в Юго-Восточной Азии, в ставших ничейными колониях Голландии и Франции. Траты на сухопутную армию покажется морякам ещё более неразумной в условиях, когда американский Тихоокеанский флот после учений весной этого года не вернулся на западное побережье страны, а остался на передовых позициях на Гавайских островах, они наверняка рассматривают это как угрозу, которая подкреплена со стороны Соединённых штатов эмбарго на поставку в Японию металлолома и авиационного бензина...
  - При этом американцы не стали запрещать поставки нефти,- вставляет вождь и начинает выбивать пепел из курительной трубки,- значит не хотят доводить дело до войны.
  - ... Пока не хотят, товарищ Сталин, но усиленно готовятся к этому: восемь с половиной миллиардов долларов, которые Конгресс в августе выделил на флот говорят о многом. Примечательно, что это было ещё до оккупации Японией французского Индокитая. И даже это не важно, допустим, что американцы не станут нападать первыми, отвечать-то на проникновение японцев в Юго-Восточную Азию и атаки на войска Чан-Кайши они обязаны, пусть даже экономически. Хотя это для Америки вопрос с поставками нефти является экономическим, для Японии же он - военно-политический. Шутка ли, Япония в одночасье может потерять 90 процентов нефти. Поэтому их борьба за Голландскую Ост-Индию с её нефтяными месторождениями неизбежна, а это повлечёт вступление в войну Великобритании и Соединённых штатов. Причём это вопрос не отдалённого, а ближайшего будущего, так как, согласно кораблестроительной программе 'Флот двух океанов' через пять лет американский флот, который и так сейчас значительно превосходит японский, должен вырасти ещё на 70 процентов. Ну и в третьих, страны оси будут всячески подталкивать Японию к вступлению в военный конфликт Америкой с целью отвлечь Америку от участия в войне в Европе.
  - Вряд ли это им удастся,- качает головой вождь,- скорее уж японцы убедят Гитлера объявить войну Америке.
  'Что верно, то верно'.
  - Виноват, товарищ Сталин, пункт третий будет другим. Советский союз будет всячески подталкивать Японию к вступлению в военный конфликт с Америкой посредством заключения с нашим восточным соседом пакта о ненападении на 10 лет с включением пункта о взаимном сокращении вооружённых сил на Дальнем Востоке и, как полагается, взаимовыгодного торгового соглашения.
  - Что-то, я смотрю ты развеселился,- прячет улыбку в усах вождь,- ну-да в каждой шутке есть доля правды. А насчёт пенициллина, Алексей, я тебе так скажу - продавать лицензию американцам лицензию мы не будем. Верить их слову ни в коем случае нельзя, обманут. Если уж ничего другого не придумаешь, то можно им начать продавать само лекарство, произведённое на наших заводах и только тогда, когда мы удовлетворим потребности в нём нашего народа.
  * * *
  - Срочно соберите 'лекарственную' комиссию Спецкомитета, от Наркомздрава заместителя наркома Натрадзе, технического директора завода 'Акрихин' Зейфмана, Ермольеву и Шемякина от ВИЭМа,- даю задание секретарю, быстрым шагом пересекая свою кремлёвскую приёмную.
  Как не парадоксально это звучит, но год назад именно атомному Спецкомитету поручили координацию работ по пенициллину. Случилось это после того, как Наркомат Здравоохранения и Всесоюзный Институт Экспериментальной медицины в очередной раз сорвали планы запуска в серийного производство антибиотика. Вопрос должен был обсуждаться на бюро Совнаркома, но Землячка, в ведении которой был Наркомздрав, в тот день приболела и Сталин поручил мне разобраться в вопросе, доложить ему и предложить решение.
  * * * - Я отзываю,- зло цедила тогда Ермольева, когда я собрал основных действующих лиц драмы в своём кабинете, с ненавистью глядя на главного технолога завода 'Акрихин' Зейфмана,- акт передачи заводу Эндокринных препаратов методики производства пенициллина, так как завод не до конца её усвоил.
  - Но позвольте, Зинаида Виссарионовна,- задохнулся от возмущения Зейфман,- ведь вы лично проверяли как мы выполняем каждую операцию и нареканий с вашей стороны не было.
  - Я не могу ходить и проверять за вами соблюдение технологии,- Ермольева поворачивается в мою сторону, ища поддержки,- у меня в лаборатории всё работает как часы. На тех же площадях выход продукта в десять раз выше.
  - Товарищ Чаганов,- теперь и Зейфман смотрит на меня, кусая губы,- при всём уважении к товарищу Ермольевой, мы считает, что технология ВИЭМ совершенно не подходит для массового производства. Прежде всего, выращивание спор грибка происходит в открытых емкостях, так называемых 'матрасах'. При этом происходит взаимодействие спор с энзимами воздушных бактерий, что ведёт к гибели грибка и, соответственно, к снижению выхода продукта. В какой-то мере проблему может решить мощное оборудование для качественной аэрации производственных помещений, но всё равно для того чтобы выполнить производственный план, требуется значительное, в десятки раз, увеличение площадей и большого количества квалифицированного обслуживающего персонала. На мой взгляд, нужна другая технология, исключающая контакт продуцента с окружающей средой и механизация хотя бы некоторых самых трудоёмких операций.
  - Кто из нас технолог?- мстительно улыбается заведующая отделом химии микробов,- вам и карты в руки. Только надежды на это немного, если вы не можете повторить то, что уже сделано другими.
  'Не в бровь, а в глаз, но не всё так однозначно. Ермольева, блестящий эпидемиолог и микробиолог, но взялась за создание лекарства, по сути химического вещества. А её отдел хоть и называется отделом химии микробов и иммунитета, но опытных профессиональных химиков в своём составе почти не имеет, все больше самоучки без научных званий. Не мудрено, что работы затормозились. А вместе с этим, ВИЭМ, где Ермольева трудится, имеет в своём составе Отдел Биохимии со 'звёздным' составом профессоров и с академиком Парнасом во главе, но который занимается совершенно другими менее важными задачами. Как так получилось? В моей истории это объяснимо, работы шли во время войны в Москве, когда большинство научных работников было в эвакуации, а теперь-то... Да, похоже, что промахнулись мы с Олей'.
  - Товарищи,- поднимаю руку вверх, чтобы остановить уже открывшего рот Зейфмана,- давайте успокоимся. Я пригласил вас сюда, чтобы сообщить, что товарищ Сталин поручил мне разобраться в данном вопросе и выработать решение, которое бы вело к безусловному выполнению задания правительства по промышленному выпуску пенициллина. При изучении документов, предоставленных вами, после консультаций со специалистами Наркомздрава, получив информацию о ходе работ по сходной тематике за рубежом, я пришёл к выводу, что работы по этому важнейшему государственному заданию пущены на самотёк. Для того чтобы исправить положение, подготовлен проект постановления Совнаркома, где сказано, что всё руководство работами будет передано во 2-й Спецкомитет, то есть, под моё руководство. Я решил значительно расширить число участников проекта за счёт в введения в него новых научных и инженерных коллективов, а также перераспределить задачи между ними и старыми участниками работ...
  'Насупились, удивлены'.
  - ... Отдел товарища Ермольевой отныне будет заниматься исключительно поиском и селекцией штаммов грибка, которой при глубинном выращивании будет образовывать культуральные жидкости с высоким содержанием антибиотика, свыше 1000 микрограммов на миллилитр...
  'Расширились глаза, не бойтесь, Оля сказала, что это ещё не много'.
  - ... Помощь отделу в части химических и физических воздействий на штамм окажет Институт генетики. Другим направлением работы отдела товарища Ермольевой станет совершенствование питательных сред... Товарищ Зейфман, вы будете назначены руководителем работ по созданию промышленной технологии производства химически чистой кристаллической соли пенициллина, используя метод глубинного брожения. Именно этот технология признана самой перспективной у ведущих учёных в Англии и Соединённых Штатов. Кое-какие сведения о ходе работ за рубежом вы и товарищ Ермольева будете получать от меня лично. Созданием технологического оборудования будут заниматься учёные и инженеры НИИ-48, которые имеют большой опыт в создании установок по получению и глубокой очистке различных химических препаратов в так называемых 'чистых комнатах'. По вашим техническим требованиям они спроектируют, а на предприятиях Спецкомитета изготовят оборудование для трёх цехов по производству пенициллина, по одному на вашем заводе, заводе имени Карпова и на Химфармзаводе номер 40. А то, что не сможем сделать сами закажем за границей. Вам, товарищи, с моего разрешения и в целях ускорения работ будет позволено привлекать к своей работе, на временной и постоянной основе, любого нужного вам специалиста или даже целый коллектив. Ход работ будет находиться под моим особым контролем, вы войдёте в специальную комиссию, которая будет собираться у меня в кабинете каждую неделю или чаще, если будет возникать такая необходимость.
  * * * 'Трудно начиналась тогда у нас работа... на первом же заседании члены 'лекарственной комиссии' завалили меня заказами: 'центрифуга типа 'Шарплес' из Филадельфии, аппарат типа 'Флосдорф' новейшей конструкции, электрофоретический аппарат по Тизеулису с оптической системой фирмы 'Adam Hilger' и многое другое... и это не считая расходных материалов и реактивов'. Многое удалось оперативно закупить, другое пришлось сделать самим. На установке 'глубинного брожения' оттянулась душа старого 'автоматчика'. 'Под моим чутким руководством' был создана автоматическая установка-ферментер с ультразвуковым встряхиванием, в которой регулировались pH электрическим дозатором, температура специально подогретым воздухом и степень аэрации среды. По завершению ферментации, что определялось по полному исчезновению углеводов в культуральной жидкости, содержимое ферментатора по трубопроводу перекачивалось в суперцентрифугу, которую разработали и изготовили тоже сами. Её скорость вращения позволяла разрушить мембраны клеток мицелия, тем самым увеличивая содержание антибиотика в культуральной жидкости. Особое внимание уделялось стерильности, для этого было решено использовать встроенные в установку ультрафиолетовые лампы.
  'Большую работу проделали'...
  - Товарищ Чаганов,- взволнованно говорит Михаил Шемякин, молодой кандидат химических наук из ВИЭМа, который в комиссии отвечает за получение кристаллического пенициллина,- у меня есть очень важная новость! Помните на позапрошлом заседании товарищ Ермольева предложила попробовать в качестве 'предшественника' бензилпенициллина - 'предшественники' - это вещества, которые непосредственно включается в молекулу конечного продукта, как её скелет - не фенилуксусную кислоту, а фенилацетамид?...
  'Ещё бы,- киваю я,- эту статью из 'Краткой химической энциклопедии' мы Олей знаем как 'Отче наш', а толку долгие годы было чуть'.
  - ... Так вот, мы у себя в отделе Биохимии проверили это предложение. Результат получился просто феноменальный! - Шемякин лезет в карман и извлекает из него маленький пузырёк с резиновой пробкой.
  Взгляды всех собравшихся сошлись на пузырьке, на четверть заполненным белым порошком, похожим на сахарную пудру.
  - ... Маленькая толика фенилацетамида, добавленная в ферментер смещает реакцию в сторону бензилпенициллина. Его выход увеличивается в разы. А дальше просто выделяем его из экстракта в виде водного раствора калиевой соли, упариваем воду с бутаналом под вакуумом и... вуаля, кристаллы калиевой соли перед вами!
  - Во сколько это в разы?- быстро спрашиваю я.
  - С десяти процентов до, как минимум, пятидесяти!
  'Есть высокопроизводительная технология промышленного производства пенициллина в нашей стране! Не 'жёлтого аморфного', а 'белого кристаллического'... Срок годности не шесть месяцев, а годы, и хранить не в холодильнике, а просто в сухом месте. Ну теперь с американцами у нас будет совсем другой разговор'.

  Глава 2.

  Москва, Кремль,
  Кабинет Сталина.
  30 декабря 1940 года.

  - Товарищ Малышев,- вождь, сжимая в кулаке потухшую трубку, останавливается напротив своего заместителя,- есть мнение, что вы, потакая конструкторскому зуду товарища Чаганова, завели наше танкостроение в тупик. В условиях когда производство устаревших танков Т-26 и БТ-7 прекращено, доводка и производство танка Т-34 остановлены, вы всё продолжаете возиться с Т-43. Вы понимаете, что нам нечем вооружать формирующиеся мехкорпуса? Военные требуют скорейшего возобновления производства Т-34.
  - Товарищ Сталин,- хрипит Малышев пересохшим горлом,- нельзя возвращаться к Т-34, обещаю, что все вопросы по Т-43 будут решены в течение месяца.
  - Нам что, попросить Гитлера отложить войну, пока Малышев с Чагановым раскачаются? Вы это предлагаете?
  - Товарищ Сталин,- пользуюсь паузой пока обиженный Малышев, стуча зубами по стеклу, глотает воду из стакана,- Красная Армия имеет достаточно танков чтобы сформировать вдвое больше мехкорпусов, чем запланировал Генштаб. Красная Армия только на Западе имеет вдвое больше танков, чем вермахт имеет их на вооружении. А БТ-7 и Т-26 особенно с дополнительным бронированием ни в чём не уступают немецким Т-3 и Т-4.
  - Откуда вы это берёте,- сухо спрашивает вождь,- вы что не читаете сводки Разведупра?
  - Читаю, товарищ Сталин, как беллетристику. В последней, например, товарищ Голиков рассказывает нам о том, что немцы могут, если задействуют мощности всех танковых заводов Германии, Чехословакии и Франции, выпускать в год 30 тысяч танков. То есть, этого количества хватит на формирование 150 танковых дивизий, так как достоверно известно, что в танковой дивизии вермахта на данный момент имеется около 200 танков. Так же достоверно известно, что в боевых действиях во Франции участвовали 10 немецких танковых дивизий, их номера Генштабу известны ещё по Польше. Станут ли немцы выпускать такое количество танков, если им негде взять столько танкистов, механиков, ремонтников для них? Нет, не станут. Кому нужны тогда расчёты о том, что немцы могут выпускать в год 25 тысяч самолётов? Почему мы должны тянуться в этом за ними? У меня сложилось впечатление, что наши военные относятся к сложной военной технике, как избалованная модница к платью - вышло из моды, больше не ношу. Так можно и страну разорить...
  - А если не обращать внимания на сообщения разведки, товарищ Чаганов,- хмурится вождь,- то страну можно потерять. Если бы вы внимательно прочли эту разведсводку, то обратили бы внимание на сообщение полковника Ляхтерова нашего военного атташе в Будапеште о том, что немцы во Франции применяли тяжёлые танки весом 32 тонны, вооружение танка: одна 105-миллиметровая пушка, одна - 77-миллиметровая, 5 пулемётов. Экипаж - 7 человек. Сведения получены им от французского атташе Мери, бывшего начальника разведывательного отдела генштаба.
  - Я обратил внимание, товарищ Сталин, на это сообщение. Там ещё говорится, что танк имеет скорость по пересечённой местности 18 километров в час. Что-то типа нашего Т-35, но с более мощной артиллерией. Судя по тому, что вес немецкого танка вдвое меньше Т-35, то и его бронирование будет меньше - порядка 10-20 миллиметров. Никогда не поверю, что у немцев появился свой Тухачевский, но даже если это так, то этот танк станет лёгкой добычей на поле боя. Хотя я считаю, что это преднамеренная дезинформация, которую начальник Разведупра без всякой проверки включил в свою сводку...
  Вождь тяжело вздыхает, отворачивается и начинает в задумчивости ходить по кабинету.
  - Товарищ Сталин,- подаёт голос Малышев,- прошу разрешения продолжить работу над Т-43. Мы сейчас в его доводке продвинулись значительно дальше, чем с Т-34. Столько сил потратили на доводку одной только торсионной подвески, добились снижение её массы на 400 килограмм, объём боевого отделения вырос на четверть. Башня просторная, если будет надо, то и 107-миллиметровую пушку можно будет поставить...
  - Поставить-то можно, товарищ Малышев,- иронически хмыкает вождь,- вот только заряжающему с унитарным снарядом будет не развернуться.
  - Можно оставить и 76-миллиметровую,- прихожу на выручку я,- с подкалиберным или кумулятивным снарядом её бронепробиваемость будет не хуже. А более крупные калибры оставить самоходной артиллерийской установки...
  - Не надо меня за Советскую власть агитировать,- серьёзнеет вождь,- речь идёт о времени, которого нам не хватает, о том как быстро удастся запустиь бронетехнику в валовое производство. Кстати, товарищ Чаганов, говоря о снарядах, как у вас продвигается работа над этими новыми типами артиллерийских боеприпасов?
  - Не так быстро как хотелось бы. Основная трудность с подкалиберными снарядами - это нехватка материала для изготовления бронебойных сердечников. Лучше всего для них подходит карбид вольфрама и железный сплав, который мы используем для изготовления быстрорежущих 'вечных' резцов. Почти весь вольфрам в данный момент у нас уходит в электронную промышленность на производство ламп, но вскоре ожидается увеличение потребности в нём для производства газо-турбинных двигателей. Три месяца назад на Кавказе в Баксане была пущена первая очередь обогатительной фабрики вольфрамовой руды, положение с вольфрамом улучшится, но радикального изменения ситуации можно ожидать лишь с пуском второй очереди в третьем квартале будущего года. В это же время ожидается запуск магниевого завода в Березниках, где будет производиться 'сплав', так что резкое увеличения подкалиберных снарядов можно ожидать только в конце 1941 года...
  - Сорок первого года,- эхом повторяет за мой вождь,- плохо. Ладно, вольфрамом займусь я сам.
  'Кроме как в Китае у Чан-Кайши быстро найти вольфрам нигде не удастся'.
  - ... Ещё хочу заметить, товарищ Сталин, что подкалиберные снаряды имеют свою особенность: при значительном увеличении бронепробиваемости эффективная дальность стрельбы снижается. Происходит это вследствие того, что они имеют необычную 'катушечную' форму с плохой аэродинамикой. Для пушки 53-К, например, эффективная дальность снижается с 850 метров до 500. Чтобы компенсировать этот недостаток, конструкторы КБ завода номер 172, где была разработана эта пушка, вышли с предложением модернизировать её. Суть модернизации состоит в том, чтобы удлинить ствол на двадцать калибров, увеличить боевой заряд патрона и, тем самым, поднять начальную скорость снаряда. ГАУ пока не даёт разрешения на эти работы...
  - Я позвоню Кулику,- кивает вождь.
  - ... С кумулятивными снарядами в общем ситуация полегче, но есть трудности с малыми калибрами. Пока что мы отработали кумулятивный заряд для 76-миллиметрового снаряда, испытали на заводском полигоне и ближайшее время он будет испытан на полигоне в Софрино. Есть уверенность, что с февраля месяца противотанковый и танковый снаряды пойдут в серию...
  - Не в ущерб производства каморных снарядов,- заключает Сталин, давая понять что разговор закончен.
  * * *
  - Может зря мы это всё затеяли?- наклоняется Оля ко мне, чтобы перекричать ревущий двигатель ЗИСа.
  Машина стрелой пролетает неширокий Бородинский мост и тормозит, узкая Дорогомиловская улица полна празднично одетых подвыпивших людей, пересекающих дорого под случайными углами.
  - Не зря,- в который раз гляжу на циферблат часов,- веди себя свободно, раскованно и всё будет хорошо. Ты - заслуженный человек, орденоносец, моя жена. Понесла заслуженное наказание и хватит, пора с этим кончать, от этого работа страдает. В конце концов, я тебя не на заседание Политбюро веду, а на празднование Нового года.
  'Чёрт, успеем ли к полуночи? До Можайского шоссе минут пять, по нему четверть часа и до 'Ближней дачи' десять, итого - полчаса, должны успеть'. Власик в прихожей принимает у меня пальто, Валентина Истомина - шубку у Оли и вместе они открывают двустворчатую дверь в Большую столовую, мы с супругой оказываемся в ней момент, когда собравшиеся за длинным столом, с шумом отодвинув стулья встают и поднимают бокалы с шампанским. "Или всё-таки на заседание Политбюро"?
  - Сюда проходите,- вождь, не моргнув глазом, галантно уступает своё место рядом с единственным пустым стулом Оле и переходит во главу стола.
  - Товарищи,- начинает Сталин, дождавшись когда Ворошилов и Будённый наполнят наши с супругой фужеры,- вот и завершается последний день 1940-го года. 366 дней наполненных упорным трудом, тяжёлыми сражениями и радостными победами. Никогда не изгладятся в нашей памяти события, когда новые земли, сбросив оковы капиталистического рабства, влились в состав великой советской отчизны. В этом году страна начала готовить могучие трудовые резервы, а в рудничных забоях, заводских цехах и на колхозных полях рождались новые рекорды. По самым скромным подсчётам промышленность выполнит годовой план с приростом в 11 процентов по сравнению с прошлым. Валовой сбор зерновых в этом году, несмотря на неблагоприятные погодные условия, приблизился к 7 миллиардам пудов. Прошедший год обогатил страну не только огромными материальными ценностями, не только возросшими потоками продукции всех отраслей общественного производства. Прошедший год приумножил драгоценнейший капитал страны: наши кадры. Именно их самоотверженный труд обеспечил хозяйственные успехи уходящего 1940-го года. Пусть же новый год будет годом блистательных успехов и побед нашей советской родины в труде и бою! С новым годом, товарищи!
  Вождь идёт вдоль длинного стола и чокается с гостями, у меня 'засосало под ложечкой'.
  - Давненько не видел вас, товарищ Мальцева,- хитро щурится Сталин, глядя на наши встревоженные лица,- да и товарищ Игнатьев, думаю, уже заскучал по вас. Загляните к нему завтра.
  'Фу-ух, от сердца отлегло,- залпом выпиваю шампанское,- а есть-то как хочется, та-ак нынче у нас как всегда 'шведский стол'. Чем порадует сегодня Валентина'?
  Первым оказавшись у стола с блюдами приподнимаю крышку крайней супницы:
  'Харчо, нет, не сегодня... О, ушица со стерлядью - самое то,- беру тарелку из стопки и, зачерпнув со дна половником, наливаю себе желтоватого прозрачного бульона с двумя большими кусками рыбы,- какой хлеб взять? Ну, конечно, ломоть кисленького подового бородинского хлеба... райское наслаждение'.
  Большинство гостей вместе с Олей, игнорирует первые блюда и толпится у холодных закусок, где рядом стоят графины с водкой, коньяком и бутылки с вином.
  Сбоку к столу подходит вождь:
  - Что тут у вас, товарищ Чаганов? Уха... А здесь? Щи... нальём щец.
  - Коба, ты слышал, что американцы определились с кандидатурой нового посла?- Молотов возвращается к столу и садится напротив меня и по правую руку от Сталина,- им будет Джозеф Кеннеди, бывший посол в Англии.
  - Что о нём известно?- Сталин отправляет в рот ложку горячего супа.
  - Ничего примечательного. Кеннеди - миллионер, разбогатевший на контрабанде алкоголя во время 'сухого закона', ирландец, член Демократической партии, друг президента Рузвельта, который и назначил его в 1938 году послом в Англии. На этом посту ничем себя не проявил, отметился несколькими скандалами.
  - Как считаете, товарищ Чаганов,- вождь поворачивает голову ко мне,- Кеннеди не будет вставлять палки в колёса нашей торговле с Америкой?
  - Мне кажется, товарищ Сталин, что Кеннеди будет выполнять всё что ему прикажет президент Рузвельт,- замечаю, что Молотов снисходительно улыбается,- особенно сейчас, после смерти Баруха.
  - Баруха?- вождь застывает с ложкою в руках.
  - Перед второй встречей с ним в Исландии я с вашего разрешения, товарищ Сталин, изучил все материалы по Баруху, что были у Иностранного отдела и НКИД, а также иностранную прессу периода 'Великой депрессии'. Есть все основания полагать, что Кеннеди свой капитал получил не контрабандой алкоголя, а выполняя поручения Баруха по продаже его акций на бирже с переводом средств в наличность и золото, а также скупке сельскохозяйственных земель и тому подобного. И проделывал он это всё незадолго до начала мирового финансового кризиса в октябре 1929 года. Кеннеди был одним из немногих помощников Баруха, кто сказочно обогатился во время кризиса, его состояние достигло 500 миллионов долларов. Сам же Барух, по заданию финансовых олигархов, дал 'команду' руководителю Федерального резервного банка Нью-Йорка резко повысить ставки по кредитам, что и дало 'толчок' панике на биржах. В результате разорились 16 тысяч банков, более половины от их общего числа, их активы и активы оставшихся банков в основном стали контролироваться сотней наиболее крупных банков, из которых выделяются 14 крупнейших, а главным среди них - Федеральный резервный банк Нью-Йорка...
  - Откуда это вам известно?- недоверчиво качает головой Молотов.
  - Из выступления конгрессмена Макфаддена перед Палатой представителей конгресса в 1932 году. Он предложил арестовать министра финансов, финансового контролёра и всех руководителей Федерального резерва за измену и мошенничество, но в результате сам неожиданно умер от остановки сердца.
  - А причём здесь Кеннеди?- раздражается Молотов.
  - В смерти Макфаддена, думаю, не причём. Рузвельт был знаком с Барухом ещё со времён президента Вудро Вильсона, когда они вместе помогали пробивать принятие закона о Федеральной Резервной Системе в Конгрессе. Кеннеди же стал помощником Рузвельта по рекомендации Баруха позже, возможно как потенциальный 'дублёр' не очень здорового президента...
  - А сейчас после смерти самого Баруха,- перебивает меня Молотов,- он отсылает 'конкурента' ещё дальше, из Англии в Россию.
  - И это скорее всего совпало с планами самих 'хозяева денег' использовать Кеннеди, как переговорщика c нами,- продолжаю я,- и по линии наркомата Иностранных дел, и по неофициальному каналу.
  - Кеннеди и Барух - фигуры не равнозначные,- вождь откладывает ложку и тянется к папиросам,- похоже, что после убийства своего коллеги банкиры сами опасаются выезжать за рубеж, посылают на переговоры своих помощников. Как вы считаете?
  - Похоже на то, Коба,- соглашается Молотов, продолжая механически терзать говяжий язык на тарелке.
  - Смерть Баруха, в первую очередь, выгодна англичанам, товарищ Сталин, а именно Черчиллю. Этим ходом он мог бы задержать наши переговоры с банкирами и тем самым не даь переключить на нас часть американских военных поставок, но как-то не верится, что Черчилль сам мог сам решиться на такое.
  - Английские банкиры пошли войной на американских банкиров?- поднимает бровь вождь.
  - Нет, товарищ Сталин, такое вряд ли может случиться, поскольку банкиры из Сити и с Уолл Стрит - кровные родственники и находятся они в этом родстве не одну сотню лет. Поэтому, скорее всего, смерть Баруха и в самом деле случайна...
  - Если не исключено, то возможно. Напомните, товарищ Чаганов, о чём вы писали в отчёте по командировке в Исландию? Что-то связано с английским полковником.
  'Вот сейчас и может решиться вопрос, который мы обсуждали с Олей в пути из Рейкъявика... и самому подставляться не надо. Да даже и без огласки, шепнуть пару слов Кеннеди и вся недолга'.
  - Подполковник Кларк, товарищ Сталин, специалист-диверсант, который, согласно сводки Разведупра, участвовал в захвате всей французской верхушки во главе с маршалом Петеном. Моя жена видела его в компании Черчилля до и после смерти Баруха...
  - Обсудим это позже, товарищи, сегодня у нас праздник,- вождь поворачивается к гостям, собравшимся у патефона,- после будем танцевать, сейчас прошу всех к столу, есть тост...
  * * *
  - Ким, ну что ты всё вздыхаешь, по своей жене?- Бёрджесс тянется к бокалу с виски, стоящему перед ним на журнальном столике.- Нашёл о чём жалеть. Через год нам будет тридцать, наслаждайся свободой, здесь в Брикендоре я чувствую себя снова молодым, как в Кембридже. Помнишь как мы организовывали забастовку водителей автобусов...
  - Ты мне лучше вот что скажи, Гай,- быстро перебивает его Филби,- нас с тобой заставили дежурить по школе из-за этой эта истории с парашютистами?
  - И да, и нет, Ким,- пухлые губы друга расплываются в счастливой улыбке, он делает крупный глоток из бокала,- дежурства во всех отделах СИС ввели, конечно из-за этого случая, а то, что мы с тобой сегодня в вечер Нового года здесь, это я попросил. Я ж тебе не рассказывал как всё было. Представляешь, иду я тогда по коридору...
  - Ты весь день проводишь в коридорах,- беззлобно замечает Филби, прикуривая от зажигалки и готовясь в очередной раз послушать рассказ Бёрджесса.
  - ... да, а тут мне навстречу бегут курсанты, бельгийцы, кричат все вместе: 'немецкие парашютисты, у нас в саду...'! Один говорит десять, другой двадцать. А тут ты заходишь и говоришь, что только что из сада и никаких диверсантов не видел. Я, конечно, спешу доложить к начальнику школы Питерсу, так мол и так, а у него экзема по всему телу, морда небритая в красных пятнах, по виду настоящий пират. Кричит, свистать всех наверх, 'льюисы' установить в окнах второго этажа...
  - В сторону парка,- смеётся Филби,- а если б 'парашютисты' решили зайти в нашу школу диверсантов с парадного входа?
  - ... Бёрджесс, кричит, звони дежурному в Лондон. Я за телефон, докладываю дежурному, так и так, немецкий десант в Хартфорде, свидетели видели спускающиеся парашюты в количестве от нуля до восьмидесяти...
  - Восемьдесят это твоя оценка, Гай?
  - ... а он мне, не могли бы вы выяснить поточнее. Я ему - люди занимаются подготовкой к бою, нельзя их отвлекать... Короче, дежурный офицер позвонил нашему директору, тот связался с Военным министерством, Восточный военный округ подняли на ноги, к вечеру его бронечасти заняли позиции по боевому расписанию. А наши бельгийцы с открытыми окнами окончательно выморозили здание школы. Думаю, что нашему начальнику пришёл конец. И ты знаешь, кто всё это устроил?
  - Неужели ты?
  - Да причём тут я,- отмахивается Бёрджесс,- знаешь кто подложил ту бомбу. Что взорвалась и парашют? Наш специалист по взрывчатке Кларк. Хотел попугать бельгийцев, когда те шли на полигон.
  - Да ты что, каков шутник. Теперь ему будет...
  - Ничего,- торжествует Гай, делая крупный глоток,- ничего. Кларк, говорят, один из окружения генерала Дилла и советник премьера. Он недавно хорошо проявил себя в боях и ему присвоили звание полковника.
  - Интересно, с кем же он воевал там у себя в штабе, Гай?- Филби украдкой смотрит на часы.
  Бёрджесс перехватывает его взгляд и бросает сокрушённо:
  - Ладно, Ким, вали уже к своей ненаглядной, твой поезд будет на станции через полчаса. Э-эх, думал посидим, поговорим, выпьем как раньше...
  * * *
  Филби неторопливо идёт вдоль платформы подземки, отводя взгляд от бледных, прижавшихся друг к другу людей, изгнанных из своих домов бомбёжкой:
  ' 'Ненаглядная'... Гай даже не догадывается, что мы с Литци давно расстались... Конспирация... Раньше, до того, как Гай помог мне устроиться в Секцию 'Д', мы не должны были встречать чаще пары раз в году, сейчас видимся в школе каждый день, но все разговоры кроме служебных по прежнему под запретом'...
  Ким, заслышав свисток кондуктора об отправлении, делает два быстрых широких шага и последним из пассажиров заходит в вагон:
  'Мне казалось, что характер Бёрджесса совершенно не подходит для нелегальной работы, его импульсивность, многословие и нелюбовь к аналитической работе определённо ставили крест на карьере разведчика. Однако же именно его первым пригласили в СИС и именно он поспособствовал моему принятию на секретную службу. Прав оказался не я, а мой куратор Отто, когда принял 6 лет назад решение на вербовку Гая. Вот и сейчас его информация о Дадли Кларке, которым уже давно интересуется Москва, хоть и не во всём точна, но позволяет по новому взглянуть на происходящее. Как мне стало известно сегодня от начальника канцелярии школы, Кларка за его 'шутку' всё-таки убирают из СИС, а точнее из управления Специальных операций, и переводят в Мадрид, представителем Секции-9 Военной разведки, которая занимается британскими военнопленными. Вот только Гай получил свою информацию за пять минут, проходя по коридору, а мне своего агента пришлось три месяца после работы поить розовым джином и выслушивать его скабрёзные анекдоты'...
  Поезд медленно, постукивая колёсами на стыках, ползёт по узкому тёмному тоннелю.
  Филби смотрит на часы:
  'До встречи с 'Отто' осталось ещё полтора часа, а значит, ещё столько времени придётся колесить по городу, пересаживаясь с поезда на автобус, с автобуса на такси'.

  Москва, Кремль,
  Кабинет Сталина.
  3 января 1941 года, 18:30.

  - Кхм-кхм,- Молотов наливает в стакан воды из графина и делает маленький глоток,- я думаю, что все члены политбюро ознакомились с телеграммой товарища Мао Цзэдуна, в которой он сообщает об ультиматуме Чан Кайши. Ну, для тех кто не успел, кратко перескажу: в нём Чан Кайши требует в месячный срок вывести войска Китайской Красной Армии, речь идёт о 4-ой и 8-ой армиях, из Центрального Китая и провинции Шаньдун на Севере. Если это требование не будет выполнено, то Чан Кайши предпримет карательную экспедицию против них и для этой цели у центрального правительства подготовлено 200 тысяч войск. Мао Цзэдун считает, что Чанкайши уже заручился в этом поддержкой японцев и в свою очередь намерен организовать контрнаступление в целях обороны и разбить карательные войска и укреплённые зоны врага. Но до принятия окончательного решения китайские товарищи хотят услышать наше мнение по этому вопросу...
  'Странно, Мао называет 'центральным' правительство Чан Кайши в Чунцине, хотя так же называется прояпонское правительство Ван Цзивэя со столицей в Нанкине. А вообще забавно: два 'Центральных правительства', оба находятся в 'Китайской республике' и оба правителя из партии Гоминьдан'.
  - По линии НКИД, Коминтерна и военной разведки мы изучили данный вопрос,- продолжает нарком,- но ни с одной из сторон существование подобного ультиматума не подтверждается. Нашлась лишь статья из нанкинской газеты, где говорилось о '200 тысячах солдат у Чан Кайши, готовых вышвырнуть коммунистов из Китая'.
  'Логично. Ван Цвивэй спит и видит, чтобы расколоть хрупкое перемирие между Чан Кайши и Мао. Тогда какова цель этой телеграммы'?
  - Мао Цзэдун хочет напомнить о себе,- Сталин встаёт с места и начинает колдовать над трубкой,- он прекрасно знает, что мы не согласимся и поэтому ничем не рискует. Он также знает, что американцы и англичане, к которым Чан Кайши сильно прислушивается, после заключения тройственного пакта сугубо заинтересованы в продолжении и усилении китайского сопротивления, чтобы помешать Японии проявить серьёзную военную активность в других направлениях, вне Китая. И они влияют на Чан Кайши в этом духе. Дружественная позиция Советского Союза также не может не иметь значения для Чан Кайши. Идти вразрез с этим для Чан Кайши невозможно, если он не хочет погубить себя, как вождя китайского народа. Кроме того, войска Китайской Красной Армии находятся сейчас в большом упадке, 4-я и 8-я армии вряд ли по численности каждая превышает дивизию, поэтому вести наступательные действия попросту не способны. Я думаю, что политбюро согласится с тем, чтобы поручить наркомату составить вежливый ответ китайским товарищам с советом воздержаться от необдуманных поступков.
  'Пора'.
  - Товарищ Сталин, разрешите?
  - Что у вас, товарищ Чаганов? Не согласны с моим предложением?
  - Нет, согласен. Я несколько о другом. Просто я подумал, а товарищ ли нам Мао Цзэдун? Человек, который, грубо нарушая устав, при помощи угроз и физической расправы над своими товарищами узурпировал власть в партии; человек, который, судя по написанным им брошюрам не является марксистом, не может быть нашим товарищем...
  - Вы что же, товарищ Чаганов,- язвительно замечает Молотов,- хотитите нас поссорить с Китайской компартией, развалить антияпонский 'Объединённый фронт'?
  - Судя по телеграмме Мао, товарищ Молотов, и без меня достаточно желающих его развалить. Поймите, тактические ходы Коминтерна и НКИД по сохранению единого фронта против японских оккупантов я поддерживаю, но не пора ли нам уже задуматься о стратегии? Мировая война, которая полыхает на Дальнем Востоке почти десять лет, неизбежно завершится поражением агрессора. Очевидно, что Японии придётся уйти из Китая и Кореи...
  Молотов поворачивается в сторону вождя, закрывает руками уши, всем видом показывая, что он отказывается это слушать, но Сталин останавливает его, властно взмахнув трубкой как дирижёрской палочкой.
  - ... Без всякого сомнения это случится в результате разгрома Квантунской Армии в Маньчжурии и Корее нашими войсками. Остальная территория Китая окажется разделённой двумя противоборствующими силами, во главе которых будут стоять Чан Кайши, к которому примкнут войска Ван Цзивэя, и Мао. Самым острым вопросом в это момент станет для нас Маньчжурия. Необходимо будет определить её статус. Одним из решений может стать образование Маньчжурской ССР, другим - Маньчжурской Народной Республики. Но в любом случае к власти в Маньчжурии должны прийти коммунисты, люди, которым мы можем доверять. Мао Цзэдун таким не является. Сейчас в СССР на стройках работает около полумиллиона китайских рабочих. Я предлагаю уже сейчас начать среди них целенаправленную политическую работу, заняться отбором и подготовкой руководящих кадров для будущей республики. Возглавить эту работу может товарищ Ван Мин, бывший член Политбюро ЦК КПК, которого Мао Цзэдун выдавил из Китая, большой друг Советского Союза...
  - Ты что, Алексей,- возмущённо кричит Киров,- предлагаешь Маньчжурию от Китая отделить? Неужели не понимаешь, что этим самым ты навек рассоришь нас с китайскими коммунистами, они же проклянут нас!
  Собравшиеся за столом осуждающе загудели.
  - Сергей Миронович, отделение Маньчжурии от Китая - это лишь один из вариантов развития событий, который может сложится в результате разгрома Квантунской Армии. Мне он тоже не очень нравится, но требует внимательного рассмотрения. Я же склоняюсь к другому варианту - когда в Маньжурии в результате поражения японской армии побеждает национально-освободительная революция, которая освобождает маньчжур, китайцев, корейцев и другие национальности от гнёта японских оккупантов. В результате демократических выборов к власти приходит многонациональное правительство, в котором представлены все национальности, проживающие на территории Маньчжурии, и которое является дружественным по отношению к Советскому Союзу. Поэтому когда я говорил о подготовки будущих кадров для республики, то имел ввиду не только китайцев, но и маньчжур, корейцев, русских...
  'Выдохнули, сникто в бой не бросается, слушают внимательно'.
  - ... Революционное правительство на своём первом заседании принимает обращение ко всем противоборствующим сторонам прекратить братоубийственную войну и решить все спорные вопросы за столом переговоров. Естественно, что на время переговоров следует прекратить огонь и остановить любые вооружения в Китай...
  - Мао обвинит нас в предательстве,- кто-то перебивает меня сбоку.
  - Зато спутает карты американских и английских реакционных кругов, которые наверняка захотят втянуть СССР в гражданскую войну в Китае, что может привести к новой войне, уже между Советским союзом и Соединёнными Штатами,- парирую я.
  - Чан Кайши не пойдёт ни на какие переговоры,- вновь вступает в разговор Киров,- честные выборы для него будут смерти подобны. Для него тогда единственный выход - война.
  - Этим Чан Кайши поставит себя в положение агрессора и лишится поддержки в мире.
  - Товарищ Чаганов мнит себя пророком,- ни к кому не обращаясь, говорит Молотов.
  - Вопрос, который поднял товарищ Чаганов является очень важным и своевременным,- ни на на кого не глядя, вдруг замечает вождь,- мы уже сейчас должны готовиться к изменениям, которые произойдут в Европе и Азии после войны. Зачастую Коминтерн к подбору, воспитанию и обучению кадров в национальных компартиях подходит формально. Само руководство компартий годами не бывает на родине: то они в Москве, то путешествуют по Европе. Их представители на местах ими не контролируются, те ведут разгульный образ жизни на деньги, выданные на оперативные расходы, посылают фиктивные отчёты о своей деятельности и просят прислать ещё денег. Недавно мне докладывал Димитров, что секретарь ЦК компартии Югославии Горкич, который не был на родине 8 лет, передоверил все партийные дела своему заместителю Брозу, тот в Загребе снимает огромную квартиру, содержит двух любовниц, купил дорогой автомобиль, питается в дорогих ресторанах. Это в условиях, когда численность партии, после известных событий, сжалась до двух тысяч человек...
  'Как же, как же, помню... в конце 1937-го ЦК КПЮ решило перебросить в Испанию добровольцев. Для этого за 750 тысяч франков арендовало пароход, а место посадки выбрали неподалёку от резиденции принца-регента Павла, где всегда полно полиции и усиленные меры безопасности. В итоге полиция дождалась, когда добровольцы погрузятся на пароход и, задержала его вместе с ними. Среди задержанных были члены ЦК, один из них выдал адреса и явки'.
  - ... Предлагаю в ближайшее время посвятить одно из заседаний политбюро этому вопросу и пригласить на него товарищей Димитрова и Мануильского. Кто за это предложение? Хорошо,- вождь поворачивается к управделами Чадаеву,- какой у на следующий вопрос?
  - Проект постановления Совета Народных об увеличении штатной численности ВВС на 173 тысячи 484 человека, товарищ Сталин.
  Собравшиеся зашуршали бумаги в поисках соответствующего документа.
  - Есть какие-то замечания, предложения,- несколько раздражённо спрашивает вождь, недовольный тем, что члены политбюро заранее не прочитали проект постановления.
  - У меня есть вопрос, товарищ Сталин.
  - Слушаю вас, товарищ Чаганов.
  - Мы за последние полгода приняли несколько подобных постановлений: об увеличении количества стрелковых, танковых и моторизованных дивизий, штатной численности военно-морского флота. Только одно постановление такого рода выбивается из общего ряда - сокращение численности войск связи и дорожных частей на почти 21 тысячу человек. Как такое возможно? При огромном росте количества дивизий, корпусов и армий всех родов войск происходит сокращение численности войск связи. Я пытался выяснить в чём дело в Управлении связи, там отвечают, что сократилась потребность в полевой связи и дорожно-эксплуатационных работах.
  - Я так же как и вы, товарищ Чаганов, интересовался этим вопросом,- обойдя стол, вождь останавливается против меня,- так вот, нарком и начальник Генерального штаба считают, что в начальный период войны для руководства фронтами и войсками резерва Главного Командования будет достаточно средств связи наркомата Связи и ВЧ наркомата Внутренних дел.
  - Использование гражданских узлов и линий связи, конечно, дело нужное и правильное, но, на мой взгляд, только в качестве резервных. Их основные линии связи проходят вдоль железных и шоссейных дорог и будут в первую попадать под авиационные удары. Это же касается зданий телефонной и телеграфной связи в городах, местоположение которых отлично известно противнику. Сокращая штатную численность войск связи, мы ставим крест на создании армейских ремонтных радио-мастерских, вопрос о которых мы месяц назад обсуждали на Главном военном совете. Также под вопрос увеличения количества отдельных батальонов радиоразведки и электронной борьбы. Нам говорят, что мобилизационные запасы по радиостанциям всех типов выполнен на 90 процентов, поэтому заказ на этот год сокращён вдвое, этого будет достаточно для оснащения связью вновь формируемых подразделений. На этом основании Госплан отказывается передавать в наркомат Радиоэлектронной промышленности два радиозавода, которые производили телефонную аппаратуру для Прибалтийских армий: 'ВЭФ' в Риге и 'РЭТ' в Тарту. Эти заводы обладают весьма ценным оборудованием и квалифицированными кадрами, а их хотят перепрофилировать на выпуск ширпотреба...
  - При этом, товарищ Чаганов,- чеканит слова Вознесенский,- мы освобождаем от выпуска товаров народного потребления Воронежский радиозавод, по вашей просьбе между прочим.
  - Я считаю, что вообще пришло время объявить в военной промышленности 'угрожаемый период' и отказаться от выпуска ширпотреба.
  - Как это отказаться? Почему отказаться?- понеслось со всех сторон.
  - По хорошему, надо уже переводить всю промышленность на военные рельсы,- продолжаю я невозмутимо,- а товарищу Косыгину составить список минимально необходимых товаров на год, а товарищу Микояну закупить всё необходимое в Америке. Под ширпотреб, я уверен, американцы нам ещё и льготный кредит дадут...
  - Товарищ Чаганов очевидно забыл о существование государственных планов,- недобро усмехается Вознесенский,- которые являются законами, принятыми Верховным Советом. Только и слышно от него - то купим в Америке, сё купим в Америке. В самом деле, а зачем нам самим работать, если за океаном всё можно купить за золото.
  - Мне странно слышать такие слова от вас, товарищ Вознесенский,- с трудом сдерживаюсь, чтобы не повысить голос,- от человека, который отвечает у нас за планирование. Неужели вам не известно с каким годовым ростом по отношению к первоначальным планам финансируется оборонная промышленность и наркоматы обороны и военно-морского флота? Товарищ Косыгин, думаю, может точнее сказать насколько недофинансируются сейчас предприятия, производящие товары народного потребления. Производственные же планы предприятий в отраслях, за которые я отвечаю, корректируются в сторону увеличения на десятки процентов каждый квартал. А вскоре, с началом войны, они вырастут в разы. Произойдёт это одномоментно, гражданские предприятия станут переходить на выпуск военной продукции, что может вообще привести к обвалу их производства на какой-то период. Скорее всего, в это же время придётся начать эвакуацию промышленности, сельскохозяйственных предприятий, населения из приграничных областей, что ещё более затруднит и удлинит этот переход...
  - Но зачем покупать товары, когда можно купить предприятия, выпускающие эти товары?- осторожно замечает Киров.
  - Это зависит от многих причин: сроков поставки и запуска таких предприятий, наличия свободных трудовых ресурсов. У товарища Вознесенского наверняка есть конкретный план по обеспечению населения и товарами народного потребления в условиях военного положения, иначе бы он не стал отвергать моего предложения, ведь так, Николай Алексеевич?
  Лицо моего оппонента начинает зеленеть.
  - Не будем отвлекаться от повестки,- вождь берёт в свои руки ход заседания,- кто за то, чтобы увеличить штатную численность ВВС на 173 тысячи 484 человека?...
  * * *
  - Уезжаешь,- открываю дверь спальни и застаю Олю, которая укладывает свои вещи в большой кожаный чемодан, брошенный на кровать,- куда?
  - В Испанию,- быстро отвечает она, не пытаясь скрыть свою радость.
  - Надеюсь, что в республиканскую её часть?- прижимаю её к себе.
  - В республиканскую, конечно.
  - Сколько человек вместе с тобой?- мой взгляд падает на знакомую коробочку с аккуратно упакованной в ней миниатюрной переносной рацией, что просто выручила нас тогда в Голландии.
  - Пятеро, Игнатьев тоже будет с нами,- отстраняется от меня Оля.
  - Когда выезд?
  - Поезд на Симферополь уходит через два часа, машина будет у подъезда через полтора,- непонимающе смотрит она.
  - Тогда успеем... Да нет, ты не поняла,- смеюсь я,- хотя и на это тоже время останется. Нет не так, наоборот на Большую Татарскую заехать успеем.
  * * *
  - Это микрофон такой маленький?- Оля восторженно хватается за головной телефон, цепляет его за ухо, прикрывает волосами и достаёт из сумочки раскладную пудреницу с зеркальцем,- не заметно... Как хорошо, что не стала укорачивать причёску. Как тебе удалось сделать такой? А какой он лёгкий...
  - Пьезокерамический динамик на титанате бария,- расплываюсь в довольной улыбке,- усилитель остался прежним на диоде Ганна. Главная новинка - это микрофон, он у нас электретный...
  Оля осторожно берёт в руки небольшой чёрный диск по форме похожий на пуговицу, от которой отходит тонкий провод длиной сантиметров двадцать.
  - ... Пушпульная схема,- гордо замечаю я,- с неметаллизированной электретной плёнкой. Сама плёнка из поливинилхлорида, установку для его производства мы получили недавно из Германии...
  - Что-то слышала, для изоляции телефонного провода? Так мы что скоро электретные телефоны станем выпускать?
  - ... Не так быстро,- качаю я головой,- ПВХ, конечно, хороший материал для электретов, в отличие от тех что сейчас используются, он может сохранять заряд годами, вот только заряжать его не просто. Надо сделать так, чтобы электронный луч равномерно на одинаковую глубину проникал в материал. Для этих наушников мы делали эпитаксию заряда в плёнку с использованием нашего электронного микроскопа. Но в принципе для массового производства никаких принципиальных трудностей не существует, пучок электронов можно создавать разными способами и не только в вакууме. Перспективная группа у нас в НИИ ЧаВо собралась - есть продвижение по теме направленных микрофонов, громкоговорителям, гидрофонам, электромеханическим преобразователям. Хочу подкинуть им новую тему - ксерокс.
  В лаборатории раздаётся звонок телефона.
  - Тебя, наверное...

  Испания, Мадрид,
  Площадь Пуэрта-дель-Соль.
  3 февраля 1941 года.

  - Всё-таки я не пойму,- вздыхает Кузнецов, поднося бокал с красным вином ко рту и тоскливо глядя, как крупные капли дождя громко стучат по стеклу,- почему мы караулим его здесь? У посольства его надо ловить.
  - Все окрестности английского посольства под тщательным наблюдением,- сидящая напротив за столиком у окна Оля тушит очередную сигарету в пепельнице, боковым зрением оглядывая немногочисленных посетителей кафе, стойку и вход,- там негде спрятаться, особенно сейчас в сезон дождей. Они нас в миг обнаружат, а местных к слежке мы привлекать не можем. Где объект живёт в городе тоже неизвестно. Где чаще всего здесь можно встретить англичанина? Правильно, там где можно выпить. В обычном кафе, где собираются местные, ему делать нечего - испанского языка он не знает, испанцы не знают английского. Поэтому разумно предположить, что он пойдёт в кафе, где собираются иностранцы, там и выпивка лучше и есть с кем словом перекинуться. Таких заведений немного, это одно из них - рядом находятся представительства нескольких американских компаний, чуть дальше миссия швейцарского Красного Креста. Ты помнишь, что Кларк занимается обменом английских пленных? Так тем же самым занимаются и сотрудники Красного Креста. Тут он совмещает работу и удовольствия и, я уверена, живёт где-нибудь неподалёку... Если не можешь выпить вино, потихоньку вылей его в горшок с геранью, а то официант уже третий раз мимо нас проходит.
  Хлопает дверь, в кафе быстро высокая дама в прорезиненном плаще и складным английским зонтом в руках. Кузнецов, скользнув по ней быстрым взглядом, отворачивается к окну и украдкой выливает вино в цветок.
  - Джин с тоником,- пискляво кричит дама, бросая зонт в корзину у вешалки, аккуратно вешает мокрый плащ и, распрямившись, неторопливо обводит посетителей кафе внимательным взглядом.
  'Смотрит какое впечатление производит на публику,- Оля демонстративно рассматривает вошедшую,- остроносые кожаные туфли, капроновые чулки, длинные до локтей перчатки, шёлковое платье в цветочек - явно не по сезону- три нитки серого жемчуга, старомодная шляпка-клош, скрывающая волосы- всё не в цвет, как у Незнайки... широкие мужские плечи'...
  - Официант, вина,- кричит Кузнецов, взгляд дамы, не дойдя до Оли, намертво прилипает к его атлетичной фигуре.
  ... 'Лет сорок, вместо груди - складки от лифчика, дряблая шея... кадык... цвет глаз, нос, высокий лоб - соответствует... попался дружок. Кто молодец? Я - молодец'!- девушка легонько пару раз стучит по 'пуговице', давая знак мокнущей под дождём 'наружке'.
  - Это он,- поднимается из-за стола Оля,- я на квартиру, Григулевич со своими страхуют тебя. Всё.
  * * *
  - Почему так долго?- девушка отступает в сторону, пропуская своих товарищей, которые заталкивают в дверь что-то мычащего англичанина.
  - Да... этот гад нажрался, как свинья,- Кузнецов даёт сильного пинка по тощей заднице Кларка,- стал буянить в баре, хозяин вызвал милицию, в общем, загремел в отделение. Пока следователь составлял протокол, пока его фотографировали, дожидались консула... Уже под утро его отпустили.
  - Вы не засветились?
  - Нет, точно, там безлюдно было. Мы неподалёку ждали. Тормознули, значит, посольскую машину на перекрёстке недалеко от отделения, типа как патруль, вырубили всех сразу. Аккуратно, без членовредительства.
  - Ясно. Он говорить-то может?
  - Протрезвел вроде в конце,- Григулевич сажает пленника на сул посреди пустой комнаты и с опаской вытаскивает измазанный красной губной помадой кляп из его рта.
  - Развяжите меня,- Кларк озирается по сторонам, затравленно глядит на стоящую перед ним работающую кинокамеру, затем его взгляд останавливается на Оле,- а я ведь тебя знаю, ты - русская, бодигард того шишки из Москвы, что встречался с нашим премьером и тем американцем.
  - Всё верно, значит память вам, мистер Кларк, мои люди не отшибли. Если обещаете не буянить, то мы вас развяжем, напоим чаем и немного побеседуем, а затем отвезём в ваше посольство.
  - О чём это побеседуем?- Кларк развязно закидывает ногу на ногу, оголив бледное бедро.
  Оля кивает головой, Кузнецов подходит к пленному и отмыкает двое наручников: обычные
  - с запястьев и малые - с указательных пальцев.
  - О том, что, например, произошло в Исландии,- безразличным тоном замечает девушка, подавая Кларку чашечку чая с молоком.
  - Хороший чай, цейлонский, где вы его здесь в Испании берёте? Вкус немного странный, вы что хотите меня отравить?
  - Пейте чай, полковник, если б я хотела вас убить, то не стала бы тащить сюда,- Оля внимательно следит за зрачками Кларка,- у молока есть привкус.
  - Понятно,- смакует он напиток,- вы, дорогая, видимо считаете, что я как-то причастен к смерти Баруха. Смею вас заверить, что это не так. Да даже если бы это было правдой, то никто в здравом уме в этом не сознался бы, если, конечно, он не самоубийца.
  - Что ж так и сгинет втуне ваш подвиг, который вы возложили на алтарь отечества?
  Губы Кларка расплываются в горделивой улыбке:
  - Когда-нибудь, не скоро, придёт и его время...
  'Как покраснел, надеюсь, сердце у него выдержит'.
  * * *
   - Вы уверены, что Кларк не будет ничего помнить?- Игнатьев подходит к киноаппарату и вынимает из него плёнку.
  - Без всякого сомнения,- отвечает Оля, собирая чашки с кофейного столика,- я, кажется, немного переусердствовала с 'сывороткой', дала большую чем надо дозу, или у него плохая переносимость особенно с большой долей алкоголя. В любом случае, в момент, когда Кузнецов оставлял полковника в парке тот в себя ещё не пришёл: глаза не могли ни на чём сфокусироваться, что-то бормотал бессвязное.
  - Хорошо. Позвольте поздравить вас, Анечка, с большим успехом, хотя, положа руку на сердце, я в него не очень верил. Хорошо,- повторяет он, подходя к двери,- а теперь я вас покидаю. Вы переходите в распоряжение товарища Пабло...
  'Эйтингон здесь',- не может сдержать улыбку Оля.
  - ... Насколько я понимаю, вы с ним знакомы,- Игнатьев с тревогой глядит на девушку,- надеюсь, что вам будет сопутствовать удача. Идите по этой аллее, он ждёт вас в беседке, в конце её.
  - Не беспокойтесь, Алексей Алексеевич,- Оля на прощанье обнимает Игнатьева.
  'Неплохо наши дипломаты устроились в Мадриде,- девушка напрягает зрение,- апельсиновая роща в центре города'.
  - А вот и наша Олечка,- из темноты раздаётся знакомый голос Эйтингона,- Каридад, это и есть твоя напарница.
  - Вот ты какая, Ольга,- в глубине беседки зажигается керосиновая лампа, освещая своим неровным светом высоколобое женское лицо, обрамлённое жидкими седыми волосами,- много хорошего о тебе слышала. Я - 'Мать'...
  'Мать Рамона Меркадера... вместе охотились за Троцким, но нашей группе повезло больше'.
  - ... Как же ты похожа на мою дочь Монсеррат.

  Глава 3.

  Испания, порт Виго,
  7 февраля 1941 года, 14:00.

  - Цель приезда?- молодой офицер паспортного контроля открывает паспорт пожилой пассажирки, но при этом косит глазами на её молодую симпатичную спутницу.
  - Мы здесь с моей дочерью по личному приглашению сеньора Примо де Ривера,- ледяным голосом отвечает та.
  - Вы - мать Рамона Меркадера? О, простите, сеньора,- испуганно зачастил офицер,- это ваш багаж? Стюард, не надо нести его на таможню, оставьте багаж здесь. Прошу вас, присаживайтесь в эти кресла. Я сейчас же свяжусь с начальником порта.
  Через несколько минут к женщинам подбегает обливающийся потом коротышка в парадной морской форме:
  - Сеньора, нэви-капитан де Марина, рад вас приветствовать у себя в порту. Каудильо Примо де Ривера, поручил мне встретить вас. Он прислал за вами свой самолёт, который сейчас ждёт вас на аэродроме Виго.
  Возле угловатого двухмоторного французского бомбардировщика 'Блох', переделанного в пассажирский самолёт суетится обслуга.
  - Шевелитесь быстрее,- франтоватый пилот покрикивает на механиков,- Саламанка даёт нам на весь полёт полтора часа или придётся отложить его до завтра.
  - А что такое, сеньор лейтенант, почему такая срочность?- спрашивает подошедший сзади второй пилот.
  - Ты разве не слышал, Хуан, что после 16:00 все аэропорты закрываются, в Саламанке ждут Гиммлера?- вдруг командир оживляется, замечая отъехавшую от здания аэропорта чёрную Испано-Сюизу, которая направляется в их сторону,- если это пассажиры, то я успеваю на свидание.
  - О-ля-ля,- присвистывает второй пилот, когда из салона автомобиля появляется стройная девушка в строгом чёрном платье,- а мамочка-то Рамона неплохо сохранилась...
  - Монсеррат, в полёте будет холодно, надо достать из багажа наши манто.
  - Хорошо, мама.
  Механики, закончившие заправку самолёта топливом, в голос смеются над сконфуженным Хуаном.
  - Позвольте мне помочь вам, сеньорита,- лейтенант галантно подаёт руку девушке, помогая ей по небольшой лесенке забраться на борт.
  - Сеньор лейтенант...
  - Зовите меня Хорхе, сеньоритта.
  - Хорхе,- немного капризным голосом продолжает Оля,- я давно мечтала провести полёт в кабине пилота. Это возможно?
  - Конечно, сеньорита,- лучезарно улыбается он,- мой второй пилот с удовольствием уступит вас своё место, а сам составит компанию сеньоре.
  - Это не опасно, лейтенант?- Каридад откидывается в удобном кожаном кресле.
  - Совершенно безопасно, сеньора. Сейчас в испанском небе царит негласное перемирие, немцы и русские отозвали своих лётчиков на родину...
  - Отлично. Итак, Хуан, не угостите меня бокалом вина, если, конечно, оно имеется на борту?
  - Найдётся, сеньора.
  - Зови меня, Каридад.
  - Монсеррат, вы наверное долгое время жили вы Франции?- пилот с удовольствием помогает девушке застегнуть привязные ремни.
  - Почему вы так думаете?
  - Потому, что у вас есть небольшой акцент и каждая фраза, которую вы произносите, звучит вопросительно.
  - Вы правы, Хорхе,- Оля пытается надеть массивные наушники,- нам с мамой пришлось бежать из Барселоны, мы долго жили в Париже.
  * * *
  - Посадку разрешаю, первый,- в наушниках раздаётся хриплый голос диспетчера.
  - Идём на посадку,- с сожалением произносит лейтенант.
  Самолёт начинает плавно снижаться на показавшуюся прямо по курсу бетонную полосу аэродрома.
  - А почему на аэродроме всюду германские флаги?- спрашивает Оля, когда до земли остаётся не более ста метров.
  - Ждём высокого гостя из Берлина, к нам летит Гиммлер...
  * * *
  - Каудильо,- к уху Примо де Ривера, стоящего на площадке аэропорта, наклоняется его 'серый кардинал' Коринтио Асу, невысокий брюнет лет пятидесяти с чёрными, как маслины, глазами,- пришла радиограмма от генерала Молы, что самолёт Гиммлера только что приземлился в Севилье.
  - Как он мог так поступить с нами?- закусывает губу тот, резко всем корпусом поворачиваясь к советнику.
  - Не то что извиниться, даже лично сообщить об изменении планов не соизволил, представляю как радуется Мола,- подливает масла в огонь Асу,- и что теперь делать с митингом? А как быть с корридой - сколько сил и денег потратили чтобы её организовать за два месяца до открытия сезона.
  - Всё-таки считаешь, что Гитлер решил сделать ставку на генерала Молу?
  - Не сомневаюсь в этом, каудильо. Я уже вам докладывал...
  - Ладно, обсудим это позже, что делать сейчас?- в этот момент небольшой самолёт с эмблемой Фаланги на вертикальном стабилизаторе мягко касается посадочной полосы в сотне метров от них,- я, кажется, знаю что...
  * * *
  'А Хосе Антонио, однако, горазд поговорить,- Оля, стоящая на трибуне по левую руку от оратора, устало рассматривает ровные ряды молодых фалангистов-синерубашечников, заполнивших площадь Плаза-Майор,- второй час пошёл, а до цели - открытия памятной доски в честь Рамона Меркадера - ещё, похоже, не близко'.
  - В 1931 году,- вещает каудильо в микрофон, а десятки громкоговорителей разносят его речь по площадям и улицам города,- в Испании на парламентских выборах победили республиканцы во главе с президентом Асанья. Мало кто из граждан нашей родины понял тогда, что произошло в этот момент - к власти в Испании пришли масоны. Все лица из его окружения были масонами, а сам он был масоном 33-её степени. Председатель парламента Мартинес Баррио , значительная часть буржуазных республиканских партий и даже лидеров социалистических партий тоже принадлежали к масонским группам, равно как и некоторые лидеры национальных профсоюзных организаций: Всеобщей Конфедерации Труда и Национальной Конфедерации Труда. Группы эти отличались друг от друга тем, что одна их часть принадлежала Испанской масонской ложе, а другая - английской...
  Глухой ропот проносится над рядами фалангистов.
  - ... Нас было мало тогда,- делает драматическую паузу де Ривера,- вместе с Ледесмой Рамосом мы стали выпускать газету 'Эль Фашио', вокруг которой и стала выкристаллизовываться Испанская Фаланга. Некоторые называют её партией, но это глубочайшее заблуждение. Я говорил тогда и повторяю сейчас, что в стране, раздираемой классовой и социальной борьбой, абсурдно призывать людей делиться на 'левых' и 'правых'. Испанцы должны служить не многочисленным партиям, а единому Отечеству. Испания является наивысшей ценностью. Испанская Фаланга - надпартийное и даже антипартийное объединение общества в единый профсоюз, а нация - дружная семья. Опираясь на Фалангу нам удалось дать отпор как республиканцам, на стороне которых выступили испанские масоны, стоявшие за кулисами Коминтерна, так и раскольникам генерала Молы, вокруг которого причудливым образом объединились английские масоны, монархисты и наиболее реакционные клерикалы...
  'Кто на ком стоял?...- Оля привычно скрывает свои чувства, её восторженное выражение лица ничем не отличается от застывших на лицах её сверстников, собравшихся на площади,- похоже, что в этой Испании все воюют против всех. Страна расколота на три неравные враждующие, но не воюющие между собой в данный момент, территории. Все территории имеют выход к морю и достаточное количество портов. В Республике проживает около 15 миллионов человек, ещё 8 миллионов поровну разделены между Примо де Риверой и генералом Молой. Республиканцы заинтересованы в поддержании существующего положения вещей, так как даже объединившись, у их врагов мобилизационный потенциал будет вдвое меньше. Хотя что толку считать потенциалы, когда ни одна из сторон не сможет без внешней помощи содержать даже минимально необходимую ей армию. Речь даже не о вооружении, а о том, чтобы её прокормить. Тяжелейшая засуха уже привела к рекордному неурожаю, который к концу этого года станет катастрофическим. Что делает Гиммлер в Испании? Видимо хочет провести дипломатическую разведку на предмет совместного выступления против Республики, территория которой может быть использована для удара англо-французов в немецкий тыл'...
  - ... Многие наши друзья погибли в этой борьбе,- голос каудильо гремит над площадью,- некоторые погибли героически, как Рамон Меркадер...
  'Врагу не пожелать таких почестей,- Оля едва успевает подхватить, покачнувшуюся Каридад,- скорей бы уж это всё закончилось'.
  - 'Воспрянь, Испания'!- фалангистский клич несётся над Саламанкой.
  * * *
  - Как себя чувствует Каридад?- каудильо, лично приехавший в госпиталь, чтобы справиться о её здоровье, спрашивает доктора, который стоит возле Оли.
  - У пациентки сердечный приступ, ей необходим полный покой,- слово в слово повторяет тот. Мы делаем всё возможное, всё необходимое для этого у нас имеется. Сейчас она спит.
  - Если вам что-то понадобится, доктор, дайте знать в любое время дня и ночи.
  'Чёрт, чёрт, чёрт,- опускает глаза девушка,- задание под угрозой срыва. Хоть мне и строго-настрого приказали не высовываться, но делать нечего'.
  - Каудильо,- густо краснеет Оля,- могу я поговорить с вами наедине?
  - Конечно, Монсеррат,- брови Примо де Риверы взлетают кверху.
  - Могу предложить свой кабинет, квудильо,- просовывается вперёд главный врач.
  - Мама перед нашим отъездом в Саламанку,- начинает девушка, дождавшись когда закроется дверь,- сказала мне, что везёт с собой очень важное письмо для вас, каудильо. При этом она три раза повторила, что это письмо должно попасть только лично в руки так, чтобы о его существовании никто больше не знал.
  - От кого это письмо?- подозрительно щурится он.
  - Я не знаю, каудильо. Мама сказала, что если с ней что-то случится, то письмо должна передать я.
  Девушка щёлкнув защёлкой сумочки достаёт сложенный вдвое простой конверт, разрывает его и достаёт несколько листков бумаги.
  - Читайте, Монсеррат,- Примо де Ривера поспешно делает шаг назад,- нет, взгляните сначала на последней странице кто подписал письмо.
   Оля морщит лоб, неловко перебирая листки.
  - Генерал Ласаро Карденас,- наконец произносит она, найдя нужное место,- а кто это?.
  - Спасибо, Монсеррат,- Примо де Ривера почти вырывает письмо из рук девушки и, отойдя к столу, буквально впивается в его текст.
  'Прочитал один раз, начинает сначала,- Оля продолжает играть дурочку, то открывая, то закрывая пудреницу,- а подумать и в самом деле есть над чем... Экс-президент Мексики, один из лидеров правящей Мексиканской революционной партии предлагает посредничество в урегулировании конфликта. Казалось бы почему это надо делать тайно? Ответ прост - Мексиканская революционная партия поддерживает Республиканцев в Испании, входит в один из осколков Второго Иинтернационала. Иметь дело с ним Примо де Ривере не 'по понятиям'. Тут в ИНО всё правильно рассчитали, вот только чуточку припозднились, если бы не случай, Гиммлер бы нас опередил. Или всё было под контролем? Вполне возможно - слили в последний момент инфу немцам, что на аэродроме в Саламанке готовится покушение и вся недолга. Не ясно также насколько для каудильо эти 'понятия' незыблемы. Чтобы помочь ему сделать правильный выбор в текст послание включена жирная наживка - 34 зерновоза, гружёных канадским зерном, ждут решения каудильо по вопросу: станет ли он оказывать Гитлеру военную поддержку в возможной агрессии Германии против Испании'?
  - Когда генерал ожидает ответа?- Примо де Ривера с улыбкой смотрит на девушку.
  - Мы с мамой рассчитывали выехать в Лиссабон во вторник, там нас должны встретить на вокзале, где мы передадим ответное письмо.
  В этот момент раздаётся вежливый стук, каудильо лёгкой походкой подходит к двери и открывает её. Референт лидера Фагаланги, просунув голову в образовавшуюся щель, что шепчет ему.
  - Синьоритта,- Примо де Ривера возвращается к девушке,- вы наверное хотите вернуться к своей матери?
  - Да, конечно, но до этого мне надо ненадолго съездить в гостиницу...
  - Я распоряжусь,- референт без слов понимает каудильо.
  * * *
  - Монсеррат,- на выходе из отеля девушку окликает одетый в парадную форму Хорхе, шеф-пилот каудильо.
  - Тебе удалось?- подбегает к нему Оля.
  - Это было трудно,- раздувается от гордости лётчик,- сегодня после вас на аэродром прибыл запасной 'Юнкерс-52' с важным эсэсовцем Винцером, который вместе со своими людьми перевернул весь аэропорт. Оказывается, пере самым прилётом рейхсфюрере им сообщили, что на Гиммлера готовится покушение. Отныне и до окончания визита проход на аэродром будет по спецпропусам, но я его для вас получил, как для родственницы каудильо.
  - Так значит завтра с утра мы с вами полетаем?- девушка хватает пилота за руки.
  - Полетаем,- важно кивает он,- может быть мы...
  - Отлично!- Оля чмокает его в щёку,- заезжайте за мной в отель в семь.
  - ... сейчас поужинаем где-нибудь,- бормочет Хорхе, провожая взглядом стройную фигурку девушки, перед которой распахивается дверца лимузина каудильо.
  * * *
  - В первый раз вижу молодую девушку, которая так хорошо управляет самолётом,- шеф-пилот, спустив лесенку из люка, молодцевато спрыгивает на землю и подаёт Оле руку.
  - Говорила же тебе, что я уже три года как получила лицензию пилота,- её взгляд скользит по соседней площадке, где крыло к крылу стоят два огромных трёхмоторных самолёта со свастикой на киле.
  - Вы, Монсеррат, определённо самая необычная девушка, с которой я когда-либо встречался,- влюблённым взглядом глядит на неё Хорхе,- надеюсь, что теперь-то я заслужил ужин с вами?
  - Заслужил-заслужил,- смеётся Оля, её острый взгляд фиксирует расположение охраны и пулемётных точек на аэродроме,- а как насчёт ещё полетать перед ужином?
  - Увы, вряд ли удастся. По прогнозу после обеда будет сильный дождь. Поэтому даже отлёт Гиммлера отложен до завтрашнего утра.
  - Но после, Хорхе, мы снова летим? - Ну конечно летим, как я могу вам отказать?
  * * *
  - Мне кажется, каудильо,- Гиммлер снимает очки и начинает массировать покрасневшую переносицу,- что Германия вправе рассчитывать на вашу более активную помощь. В особенности после того разгрома, который мы учинили англо-французским войскам в Европе. Само существование англо-французского союза, который был главной угрозой Испании в течение последних двух веков, поставлено под сомнение. И заплачено за это, заметьте, было германской кровью.
  - Испания будет всегда благодарна Германии, рейхсфюрер, за то, что она подставила плечо в тяжёлый момент. Но вы должны понимать - наша страна разрушена и разделена, во всём зависима от внешних сил, начиная от продовольствия и заканчивая вооружением. Если под более активной помощью вы имеете в виду наше непосредственное участие в военных действиях на стороне Германии, то это сразу же приведёт к морской блокаде наших портов со стороны Англии и Америки. Лишиться пшеницы из Аргентины и Канады сейчас, когда в стране неурожай, мы не можем. Мы также нуждаемся в авиации, артиллерии и бронетехнике. Готова ли Германия взять нас на своё снабжение?
  - Я не готов, каудильо, в данный момент обсуждать конкретные вопросы снабжения. Думаю, что их можно обсудить позднее, на встрече с фюрером, если, конечно, она состоится. Её условием является скорейшее воссоздание Хунты, объединение вооружённых сил Севера и Юга и присоединение объединённого государства к стратегической оси Берлин-Рим-Токио.
  - Рейхсфюрер.- Примо де Ривера поднимается из-за стола,- предлагаю продолжить нашу беседу 'тет-а тет', а начальник милиции Фаланги Ледесма Рамос и группенфюрер Вольф смогут продолжить переговоры о создании национальной полиции. А позднее за ужином мы подведём итог переговоров. Возражений нет?
  * * *
  - Всё тихо?- Оля в прорезиненном плаще с капюшоном прижимается спиной к стволу оливкового дерева, пытаясь спастись от ливня,- хорошо. Давай ещё раз пробежимся по нашему плану.
  - В 4:15 группа 'Толстяка',- Кузнецов приваливается к дереву с другой стороны, перед ним как на ладони открывается вид на залитый огнями аэродром,- обрывает электрические провода, ведущие к аэропорту из города...
  - Сколько генераторов на аэродроме?- перебивает его девушка.
  - ... Две штуки, но, как уверяет главный электрик, проверенный товарищ - коммунист, оба генератора неисправны, а ёмкости с топливом для них - пусты... Как только погаснут прожектора, вторая группа, состоящая из двух пар, выдвигается к стоянке 'Юнкерсов'. Она хорошо охраняется эсэсовцами: по периметру в прямой видимости на расстоянии сотни метров друг от друга находятся четыре одиночных поста. Пользуясь темнотой, ведущие пар поднимаются на крышу фюзеляжа со стороны хвостового оперения, доходят до воздухозаборника вентиляции кабины и прикрепляет 'зуду' к решётке фильтра. Ведомые страхуют ведущих, держа на прицеле ближнего к ним постового.
  - Повторяю,- из под капюшона блестят глаза Оли,- огонь по охране открывать только в самом крайнем случае. В случае обнаружения постараться максимально быстро скрыться из виду и оторваться от преследования.
  - Ребята надёжные,- кивает Кузнецов,- два раза повторять не надо, но я всё-таки повторю на всякий случай.
  Вдруг ослепительная вспышка освещает округу и почти сразу за этим раздается оглушительный грохот. Ещё через секунду аэродром накрывает кромешная тьма.
  - Молния,- хрипит девушка,- попала в трансформаторную будку. Видишь дым?
  Ослепший на мгновение Николай, оттолкнувшись от ствола дерева, пытается безуспешно что-то разглядеть во мгле, но прежде чем восстановилось зрение до него доносится едкий дым.
  - 'Зуда' с собой?- девушка сбрасывает с плеч плащ, оставаясь в облегающем спортивном костюме.
  - Есть пара шашек...
  - Отлично, твой - левый, мой - правый. Действуем по очереди, я первая. Такой случай упускать нельзя.

  Москва, Антипьевский перулок, д.2,
  Кабинет наркома обороны,
  10 февраля 1941 года, 16:00.

  - Товарищ Захаров вероятно считает, что у меня есть волшебная палочка,- желчно цедит слова Вознесенский, сидящий по правую руку от Будённого,- это просто уму не постижимо - требовать в течение года увеличить производство противотанковых и противопехотных мин в десять раз. Вот так сразу. Где вы были раньше, когда распределялись фонды? Где взять дополнительные объёмы взрывчатки, листового железа, производственные мощности? Четыре миллиона мин - уму не постижимо.
  'Да, согласование мобилизационных заявок наркомата Обороны всегда проходят непросто... На их основе СНК формирует мобилизационные задания, которые накладывают на промышленность обязательства подготовить ещё в мирное время производственные мощности для выполнения производственной программы военного времени. А как их подготовить без полного вовлечения в военное производство гражданской промышленности? Одна военная - точно не справится'.
  - Я докладываю то, что требуется Красной Армии для того, чтобы успешно отразить нападение противника,- хмурится начальник Генерального штаба.- Где мы были раньше? Попробую ответить. Массовое применение мин со стороны противника на Карельском перешейке и трудности, которые возникли от них при штурме линии Маннергейма, привели к пересмотру наших взглядов на минное вооружение. В первую очередь это коснулось плотности минирования. Если раньше норматив был 150-200 противотанковых мин на километр фронта, то сейчас он увеличился до 500-700. Минное поле приобрело глубину в сто метров, а число рядов увеличилось до трёх-четырёх. Причём сейчас я говорю только о противотанковых минах. Военная наука, с целью предотвращения попыток разминирования, предлагает устанавливать неподалёку от противотанковой мины одну-две противопехотных...
  - Вы меня не слышите, товарищ Захаров,- Вознесенский демонстративно отодвигает от себя стопку бумаг,- для того, чтобы в 10 раз увеличить производство, надо в десять раз увеличить материальные фонды и денежные ассигнования, запланировать капитальное строительство, прежним не обойтись. А ещё подготовить промышленные кадры и снабдить их дополнительным оборудованием, сырьём и инструментом.
  - Товарищ Чаганов,- вступает Будённый, чувствуя, что обстановка начинает накаляться,- а какое будет ваше мнение?
  - Считаю, товарищ маршал, что обе стороны по своему правы... И всё же выход есть. Для решения поставленной задачи надо значительно упростить конструкцию, уменьшить ассортимент и трудоёмкость изделий, повысить производительность труда и заменить дефицитное сырьё на доступное. Звучит слишком общо, поэтому пройдусь по пунктам. В мобилизационной заявке около половины в количественном выражении занимают металлические противотанковые мины ТМ-35, где взрывчатым веществом служит прессованный тротил. Мина несколько устарела, но хорошо освоена нашей промышленностью - это плюс, однако всё материалы входящие в неё остродефицитные. Чтобы выйти из создавшегося положения НИИ вооружения разработал новые образцы противотанковых и противопехотных мин с деревянными и даже картонными корпусами, которые могут снаряжаться не только тротилом, но и суррогатной, такой как динамон, или аммиачно-селитровой взрывчаткой - аммонит, аммонал. Эти мины ны используют стандартный универсальный взрыватель. Мины испытаны на заводском полигоне, показали отличные результаты, однако Главное Артиллерийское Управление не хочет даже рассматривать предложения НИИ.
  - Взрывчатка на основе аммиачной селитры очень чувствительна к влажности, товарищ Чаганов,- аккуратно, без обычной экспансивности, возражает Кулик,- к тому же она слёживается при длительном хранении. При деревянном негерметичном корпусе такая мина быстро выйдет из строя.
  - Всё правильно, но это если не предпринимать никаких мер защиты корпуса и взрывчатки от влаги. Не все наверное помнят, что два года назад в наркомате химической промышленности начали создавать технологию и опытной завод для производства фенолформальдегидной смолы. Эту смолу предполагалось использовать для пропитки берёзового шпона в процессе прессования для получения дельта-древесины. Была создана полупромышленная установка, но добиться получения смолы с высокими и постоянными характеристиками, на которых настаивал наркомат авиационной промышленности, так и не удалось, поэтому пришлось купить лицензию на производство фанеры 'Дюрамолд' в Америке. Однако, как показали результаты испытаний НИИ Вооружения, наша фенолформальдегидная смола вполне годится для лакировки корпусов 'ящичных' мин. Организовать её производство на имеющейся установке, думаю, будет сравнительно нетрудно, а с производством деревянных ящиков справится любая плотницкая артель, а снаряжать мины взрывчаткой можно будет непосредственно в армейских мастерских, тем более что мощности центральных баз хранения Красной Армии, как я слышал, совершенно недостаточны. Конечно, срок хранения 'ящичной' мины будет короче, чем требует ГАУ, но в течение года с момента снаряжение такие мины будут взрывать вражеские танки не хуже, чем прочие.
  - Я считаю,- тоном не терпящим возражений произносит Жданов,- что Главному Артиллерийскому Управлению, Генеральному штабу и Наркомату Обороны следует в кратчайшие сроки рассмотреть предложение товарища Чаганова и принять все меры к его скорейшей реализации. Военные в этом вопросе не должны оставаться сторонними наблюдателями. Товарищ Чаганов, может быть можно что-то сделать подобное, чтобы увеличить производство боеприпасов? Их выпуск в физическом выражении не растёт уже третий год. Планы, конечно, выполняются, но только за счёт того, что заявки военных нещадно урезаются.
  Кулик, сидящий в конце стола, хватается за голову.
  - В прошедшем году выпуск боеприпасов даже немного снизился, товарищ Жданов. Это было обусловлено тем, что вначале надо нарастить мощности металлургической и химической промышленности, порохового и капсюльного производств, что не было делом одного дня и потребовало значительных капиталовложений. Были построены новые предприятия, частично реконструированы старые. В этом году мы рассчитываем нарастить производство всех видов боеприпасов на 20 процентов, в следующем, когда новые предприятия выйдут на полную мощность - вдвое. Тут, правда, я должен оговориться, рост производства боеприпасов вдвое в 1942 году произойдёт, если в течение военного времени нам удастся, по крайней, сохранить темпы ввода в строй новых предприятий, которые были в мирное время. Почему у меня возникли сомнения в этом? Дело в том, что товарищ Косиор по моему поручению изучил результаты работы предприятий Наркомата боеприпасов в первом квартале 1940 года, когда эти предприятия были переведены на работу по особому графику в связи с Военной операцией в Финляндии. Несмотря на наши ожидания, что выпуск продукции увеличится, так как всюду была введена третья смена, увеличены задания, сокращены перерывы, ничего такого на большинстве предприятий не произошло. Наоборот, выпуск продукции сократился. Происходило это в основном по вине транспорта, который был полностью загружен оперативными перевозками и не обеспечивал своевременной подачи промышленного сырья. В общем, не хочу растекаться 'мыслью по древу' поэтому скажу кратко: мы совершенно не готовы к начальному периоду войны. Это в равной мере касается как армии, так и промышленности...
  - Что же вы предлагаете, товарищ Чаганов?- хмурится Жданов.
  - Я считаю, что необходимо немедленно начать перевод всей промышленности и транспорта на военные рельсы. Правительство должно остановить выполнение планов мирного времени, все предприятия должны перейти на выпуск военной продукции согласно мобилизационных планов...
  - Но правительство не вправе этого делать, это прерогатива Верховного Совета.
  - Я понимаю это, товарищ Жданов. Это лишь означает, что надо срочно созывать внеочередную сессию Верховного Совета и принимать соответствующее постановление. Было б также неплохо на этой сессии принять закон о расширении полномочий исполнительной власти в период военного положения в плане мобилизации народного хозяйства. А ещё лучше, создать на время военного положения единого органа управления, обладавшего всей полнотой военной, политической и хозяйственной власти в стране...
  'Гробовая тишина... А что ещё ожидать от такого предложения, сделанного в мирное время'.
  - ... Считаю, что только так, сконцентрировав всю власть в одном месте, под руководством товарища Сталина мы можем успешно противостоять Германии, а если точнее, то почти всей Европе, которая как и в 1812 году собралась в грабительский поход на Восток.
  - Кхм-кхм,- прочищает горло Жданов,- товарищ Будённый, какой у нас следующий вопрос?
  * * *
  - Товарищ Чаганов,- на выходе из Наркомата Обороны меня поджидает генерал-полковник Воронов, заместитель начальника ГАУ, которого Кулик в последнее время стал брать с собой на заседания Главного Военного Совета,- у вас есть несколько минут?
  - Да, конечно, Николай Николаевич, для друзей-'испанцев' всегда время найдётся. Проводите меня до Кремля, по дороге поговорим.
  - С удовольствием,- Воронов подстраивается под мой шаг,- я хотел высказать свои соображения по поводу взрывчатки для мин. Я вас в этом вопросе полностью поддерживаю...
  'Понятно, не хотел на заседании публично противоречить своему непосредственному начальнику'.
  - ... Помните, что при обороне Мадрида мы для снаряжения ручных гранат и мин применяли смесь из 80 процентов хлората калия,- генерал смотрит на меня вопросительно,- другое его название бертолетова соль, 15 процентов нафталина и 5 процентов каменноугольной смолы?
  - Да-да, помню, мне товарищ Старинов как-то рассказывал: бертолетова соль окислитель, нафталин и смола - горючее.
  'На самом деле - сам какой-никакой, а сапёр'.
  - Точно,- воодушевляется Воронов,- так вот, чтобы взрывчатка не слёживалась мы добавляли в смесь ещё немного древесной муки. В империалистическую хлоратная взрывчатка очень широко применялась и германцами, и французами с англичанами. У нас в силу неповоротливости и отсталости промышленности - меньше, хотя казалось бы всё должно быть наоборот. Смотрите, в хорошей взрывчатке химическая реакция должна протекать очень быстро для чего горючее и окислитель должны как можно теснее соприкасаться, что может быть достигнуто лучшим измельчением и перемешиванием смеси. С другой стороны существует закономерность: чем выше температура разложения окислителя и чем меньше при этом выделяется кислорода, тем тоньше должно быть измельчение и лучше смешение. Короче, в смесях составной частью которых являются хлораты, степень измельчения и смешения оказывает значительно меньшее влияние, чем в случае смесей с нитратами...
  - Насколько меньше?
  - Достаточно измельчение хлоратов до величины кристаллов 0.2 миллиметра и ручного перемешивания. Мы в Испании измельчали смесь на вращающемся барабане без шаров и просеивали её через сито. Затем заливали всё расплавленной смолой и перемешивали смесь вручную - получалась взрывчатая смесь бризантного действия...
  - Вот так всё просто? - выходим на набережную Москва-реки.
  - Не совсем,- смеётся генерал,- производство-то взрывоопасное, имеются определённые требования к чистоте, условиям сушки и тому подобное, то есть, в сарае взрывчатку не сделать, но я речь веду к тому, что хлоратная взрывчатка значительно проще и дешевле в производстве нитратной при прочих равных условиях. А если к ней добавлять 10-15 процентов тротила, то она не сильно будет уступать тротиловой по всем параметрам за исключением срока хранения. Опытным путём установлено, что хлоратные взрывчатки не выдерживают хранения более года.
  'Интересное предложение, а главное - сырьё отличается. В условиях войны это важно'.
  * * *
  - В текущий момент, товарищ Сталин,- Эдвард Гюллинг проводит длинными тонкими пальцами с деформированными артритом суставами по редким седым волосам,- в Финляндии сложилась тяжёлая ситуация со снабжением населения продовольствием. Народное правительство было вынуждено ввести нормирование хлеба, масла, мяса, яйца и молока. Из-за неурожая, сокращения импорта и войны дефицит пшеницы и ржи составляет сейчас около 20 процентов от нормы. Правительство, чтобы компенсировать его начинают использовать семенной фонд, так как нормы выдачи хлеба составляют 250 грамм на человека в сутки и идти на дальнейшее сокращение нет возможности...
  Вождь, заметив меня входящего в кабинет, сухо кивает на свободный стул рядом с премьер-министром Финляндии.
  'Примерно 60 тысяч тонн зерна не хватает',- быстро прикидываю в уме.
  - ... Если бы не запеканка из салаки, то в в крупных городах, включая Хельсинки, разразился бы настоящий голод, так как крестьяне резко сократили поставки продовольствия в города. Рабочие прекращают работу, в стране активизировались иностранные разведки и местный подрывной элемент...
  'Низы не хотят, враги не дремлют... Профашистского переворота нам только не хватает накануне войны. Помогать, конечно, надо, но приучать финских товарищей к ситуации, когда любой их просчёт или даже объективная, не зависящая от них, проблема, будет тут же решена Большим братом, не правильно'.
  - О каком количестве зерна идёт речь?- чиркает спичкой вождь.
  - Нам до конца года необходимо около 100 тысяч тонн пшеницы, товарищ Сталин.
  'Проси больше, дадут сколько надо'.
  Вождь отходит к письменному столу и начинает рыться в своих бумагах.
  - Товарищ Гюллинг,- пользуюсь возникшей паузой я,- я прошлым летом был на Карельском перешейке. Мне там показывали белофинские укрепления, в частности плотные ряды гранитных надолб. Они явно привозные, скажите, как удалось строителям перевезти их на противотанковые позиции?
  - О это очень интересно, товарищ Чаганов,- оживляется премьер, до этого грустно смотревший на Сталина,- их называют у нас, кстати, 'зубы дракона'. Каждый надолб весит около тонны, высотой да полутора метров. Затаскивали на позицию 'зубы дракона' по лежнёвкам, таким временным дорогам из стволов деревьев, а подвозили к месту по рекам на небольших судах и баржах. 'Действительно интересно. У нас строительство четырёх новых УРов в Литве на новой границе, которые прикрывают направления на Клайпеду, Шауляй, Каунас и Алитус, сильно отстаёт от графика. Есть опасность, что к лету они не будут завершены. 'Зубы дракона' оказались бы тут очень кстати... С Карельского перешейка морем до Клайпеды, а там по шоссе до Алитусского Ура на границе с Белоруссией всего километров двести пятьдесят. На полуторках... нет, почему на полуторках, на 'круглоносых' 'Вольво', которые уже начинают поступать из Швеции. В кузов три 'зуба' легко войдёт'...
  - Мы вам, товарищ Гюллинг,- вождь отрывается от записей,- конечно, сможем помочь с зерном, но вы со своей стороны... Вы что-то хотели сказать, товарищ Чаганов?
  - Нам нужны эти 'зубы дракона'. Сто тысяч штук, которые должны быть поставлены на погрузку в порты Балтийского моря и Ладожского озера до 1 апреля этого года. А чтобы заинтересовать вас в скорейшем исполнении заказа, то сделаем так: наши суда, которые придут в порты будут иметь на борту зерно. Обмен простой - одна тонна зерна на один 'зуб дракона'.
  - Лучше вам, товарищ Гюллинг,- Сталин жестом останавливает меня,- всё-таки, будет согласовать все подробности соглашения с товарищем Вознесенским. Я ему сейчас позвоню.
  В кабинет входит Жданов, за ним Киров и Молотов. Финский премьер, поняв что разговор закончен, с трудом поднимается с места и берётся за трость.
  'Чую, что грозит мне очередная выволочка... за ГКО'.
  * * *
  - Потому, что система государственного управления, которая закреплена в Конституции, не будет отвечать чрезвычайным требованиям военного положения,- останавливаюсь на секунду, чтобы перевести дух.
  - В Гражданскую,- горячится раскрасневшийся Киров,- у нас тоже был Совет Рабочей и Крестьянской Обороны, но он не подменял собой партийные, правительственные и военные органы!
  - Ключевое слово здесь - 'Совет', Сергей Миронович,- старюсь говорить спокойно,- а я говорю о Комитете Государственной Обороны. СКРО был координационным органом, а не органом управления. В Гражданскую войну, потеря времени на согласование вопросов между Реввоенсоветом, партийными и советскими органами не была критической, так как интенсивность боёв, по сравнению с войной, которую демонстрирует сейчас Германия, была невысокой. Сложность и объём военного производства в Советской России также не идёт ни в какое сравнение с современным в Союзе. С началом войны мы просто утонем в согласованиях и утверждениях решений в партийных, союзных, республиканских и областных органах. Их место при военном положении должен занять один высший орган государственного управления - ГОКО, решения которого обязательны для исполнения всеми гражданами и государственными органами на территории страны. Состав этих органов, кстати, можно будет значительно сократить за счёт совмещения обязанностей.
  - А как же Главное Командование Красной Армии, товарищ Чаганов,- вождь прикуривает папиросу,- оно тоже будет подчиняться вашему ГОКО?
  - Разумеется, товарищ Сталин, Государственный Комитет Обороны будет обладать всей полнотой военной, политической и хозяйственной власти в СССР.
  - Такие предложения граничат с государственным переворотом,- подаёт голос Молотов,- а принятие их - прямое нарушение Конституции.
  - Прошу рассматривать мои предложения как законотворческую инициативу, товарищи, так как сам являюсь депутатом. Я считаю, что если Верховный Совет примет конституционный закон о Военном положении до начала войны, то это позволит нам избежать многих трудностей в начальный период. Суть предложений такова: Председателем ГОКО на период Военного положения становится Председатель Совета Народных Комиссаров, который по должности будет возглавлять Главное Командование Красной Армии. Только так мы сможем в кратчайшие сроки перевести всю промышленность на выпуск военной продукции, создать простую и понятную вертикаль власти, превратив таким образом страну в единый военный лагерь.
  - Всё равно неясно, товарищ Чаганов,- вождь выпускает табачный дым через нос,- какое преимущество будет иметь Комитет перед Советом? И там, и там председатель. Вопросы как там будут решаться, голосованием на совещаниях?
  - Я считаю, товарищ Сталин, что никаких заседаний и тем более голосований быть не должно. В ГОКО будет входить всего несколько человек, которые будут отвечать за свои участки работы: выпуск танков, самолётов, вооружений и боеприпасов. Председатель доводит до них согласованные с военными задания, а ответственные члены ГОКО, действуя от лица ГОКО, организовывают и контролируют производство своей продукции, оформляя свои решения в виде постановлений Государственного Комитета Обороны. Председатель своей властью может вводить новых членов в состав комитета, а также выводить из него не справившихся. Без бюрократии и каких-либо согласований.

  Глава 4.

  Оккупированная зона Франции,
  Окрестности Парижа,
  Поезд Гитлера 'Эрика'.
  11 февраля 1941 года, 00:15.

  Офицер связи Генерального штаба Сухопутных войск при Верховном главнокомандующем Вермахта майор Герхард Энгель, невысокий большеголовый блондин лет тридцати пяти, осторожно прикрывает дверь купе. Не включая свет и стараясь не шуметь, быстро по-солдатски стягивает сапоги, расстёгивает пуговицы на кителе и откидывается на полку. Не смотря на поздний час, усталость от длинного дня на ногах, заполненного множеством событий, и мерный перестук вагонных колёс спать майор не мог.
  'Я просто обязан сохранить эти события для истории,- закидывает он за голову руки,- пусть всем окружающим фюрера строго-настрого запрещёно делать какие-либо записи, но я смогу вести свой дневник безопасно по ночам, кодируя написанное своим шифром. Благодарные потомки впоследствии не раз скажут мне спасибо за то, что я сохранил'...
  - Всем в душ, грязные свиньи,- сосед Энгеля, обер-лейтенант Бек, командир 'банного' вагона, мечется во сне,- приказа не слышали, канальи? Каждый должен ежедневно принимать...
  'О нём, пожалуй, я в своих записках умолчу,- улыбается в темноте майор, погружаясь в воспоминания.
  Утро в поезде, стоящем на дальних путях Восточного вокзала в Париже, куда он прибыл на исходе ночи, буднично началось с организации связи для фюрера. К его вагону присоединялись телефонные и телеграфные линии и развертывалась разборная антенна для мощной коротковолновой радиостанции. Энгель, запершись в своём закутке устанавливал шифр дня, поворачивая в исходное положение мю-диски на шифровальной машине 'Лоренц', когда в салоне пульмановского вагона хлопнула дверь.
  - Мой фюрер,- Энгель тут же узнал хриплый голос Гейдриха,- час назад в Берлине скончался рейхсфюрер СС Гиммлер.
  - Что?! Почему? Вы же вчера только докладывали, что у него всего лишь какая-то кишечная инфекция.
  - Так мне говорил личный доктор рейхсфюрера СС, но вчера в клинике Шарите, куда он был доставлен ввиду ухудшения его состояния, установили точный диагноз - отравление ядом рицином, против которого нет противоядия. Скончался группенфюрер Вольф, а также: адъютант, охрана и лётчики самолёта, то есть все, кто сопровождал рейхсфюрера СС в его поездке в Испанию. Гестапо сейчас расследует все обстоятельства дела, но уже установлено, что яд заложен в систему вентиляции самолёта небольшом пакете. При взлёте под напором воздуха пакет разорвался и ядовитый порошок по вентиляционной системе попал в салон самолёта и кабину лётчиков. Порошок не имеет запаха, поэтому, скорее всего был воспринят пассажирами и экипажем, как пыль и не вызвал подозрений. Яд, особенно если его концентрация невелика, начинает действовать не сразу. В нашем случае это произошло через сутки или двое, поэтому установить, где именно произошло в Севилье или Саламанке довольно трудно. Наши группы уже вылетели в Испанию. И генерал Мола и Примо де Ривера оба выражают готовность сделать всё, чтобы помочь в расследовании...
  - В Испанию летали два самолёта.
  - Так точно, мой фюрер. Яд был заложен в оба, но во втором самолёте- пакет по какой-то причине не разрвался.
  - Это Черчилль, Рэйнхард.
  - Есть основания полагать, мой фюрер, что возможно к этому причастны русские...
  - Исключено, Сталин никогда на такое не решится. Это определённо Черчилль. Только он в силу своего возраста и неумеренного потребления табака и спиртного может пойти на подобную авантюру. Сейчас англичане видят в Черчилле единственного человека, способного осуществлять в их стране политическое руководство, для них он олицетворяет их собственный характер. Но если сравнивать того, кто руководил ими в первой мировой войне, а именно фанатика Ллойд Джорджа, с Черчиллем, то нельзя не сделать вывода, что английское руководство ужасающе измельчало: ведь если объективно оценивать Черчилля, то он типичный горлопан, наглый, самоуверенный и продажный, и к тому же лжец, который не стыдится в своих речах городить один и тот же типичный для пьяницы вздор. Надеюсь, что он, прежде чем впасть в полный маразм, в период просветления всё-таки способен осознать, что империя неминуемо распадётся, продлись война ещё два-три года. Однако нам не следует недооценивать английского коварства. Подлое убийство Гиммлера имеет целью поссорить нас с оставшимися союзниками на Пиренеях. Англичане надеются, что жажда мести застит нам разум. Этому не бывать. Враги не смогут помешать нашим планам. Поэтому необходимо все сведения об отравлении рейхсфюрера СС засекретить. Объявить, что он скончался от болезни. Но как говорится в Библии 'око за око, зуб за зуб'... Будьте готовы по моей команде, рейхсфюрер, нанести ответный удар. Похоже, что связисты закончили, пройдёмте в конференц-вагон.
  'Какое всё-таки счастье, что Германия находится под руководством фюрера',- майор поворачивается набок лицом к стенке.
  В конце дня Энгелю для передачи в Генштаб Сухопутных войск принесли директиву Верховного Командования Вермахта.
  - Директива номер 19,- мозолистые пальцы майора стучат по тугой клавиатуре 'Лоренца', а губы синхронно проговаривают текст,- Верховному Командованию Сухопутных сил вермахта быть готовым к проведению в десятидневный срок операций 'Аттила' и 'Камелия'. Задача: в скоротечной компании обеспечить занятие ещё не оккупированной области французской метрополии - операция 'Аттила' - и лишить французский флот портов и баз на побережье Средиземного моря и на Корсике - операция 'Камелия'. 4-ая армия в составе двух пехотных и одного моторизованного корпусов, действуя в междуречье Гаронны и Роны, при поддержке авиации быстро пробиться моторизованными группами к Средиземному морю и захватить порты - прежде всего важнейшую гавань Тулон - и отрезать Францию от моря; 1-ая армия в составе двух пехотных корпусов обеспечивает выход и занятие франко-испанской границы. Единое сопротивление французских отрядов южнее демаркационной линии маловероятно. В случае возникновения сопротивления последнее должно быть беспощадно сломлено. Главнокомандующим военно-морскими и военно-воздушными силами изучить вопрос взаимодействия с вторгающимися частями сухопутных войск... Адольф Гитлер.
   'Только мозг фюрера смог вместить в себя столько знаний и умений,- майор переворачивается на другой бок.- Благословенна Германия когда во главе её стоит такой гениальный человек - военный, дипломат и учёный. Вчера ночью в Булони 'Эрика' подверглась атаке. Когда была объявлена воздушная тревога, поезд едва успел въехать в тоннель. Вскоре появились английские бомбардировщики, бомбы падали рядом со входом, а фюрер как ни в чём не бывало, не обращая внимания на близкие взрывы, собрал нас, всех кто был в конференц-вагоне, за столом и за чашкой чая стал рассказывать о том, как изменится Германия через десять лет'.
  - Какая это великолепная вещь,- восклицал фюрер с горящими глазами,- единый экономический порядок, охватывающий всю Германию и Европу! Тогда мы сможем свободно и в полной мере использовать водную энергию. Запасы угля когда-нибудь подойдут к концу - с водой такого не произойдёт никогда. Простой пример, через десять лет нам наверняка удастся использовать водяной пар, который получается при выделении горючего газа из сапропеля. Мы будем использовать его для обогрева теплиц и наши города будут обеспечены свежими овощами и фруктами. Европа превратится в цветущий сад. Мы все сможем обходиться без мяса, включая вермахт. Недавно я прочёл, что в античные времена римскую армию снабжали в основном хлебом. Но совершенно очевидно, что будущее за водой, ветрами и приливной энергией. Топить будем вероятнее всего - водородом. И всё это случится через десять лет!
  'Что-то было ещё интересное потом,- закатывает глаза майор, приподнимаясь на локте,- ах, да'...
  - Среди нас ещё много сомневающихся,- Гитлер устремляет взгляд к потолку вагона,- тех, кто не верит в наши силы: 'Американская техника, американская техника'... Вся американская техника создана людьми швабско-алеманского происхождения, которые были вынуждены бежать из фатерлянда за океан от безземелья. Численность народа быстро увеличивается пока у отца хватает земли для четвёртого сына, но всё быстро меняется, когда земля кончается. Только бескрайние просторы России обеспечат германскому народу будущее. Надо стремиться, чтобы в немецкой семье было не меньше четырёх сыновей, так как горько всё время читать в газетах, что погиб 'единственный сын'. Однако лучше не жениться. Самое худшее в браке: стороны вступают между собой в юридические отношения, отсюда и претензии. Гораздо разумнее иметь возлюбленную. Никаких тягот, всё воспринимается как подарок. Разумеется, это относится только к великим людям. Не думаю, что я когда-нибудь женюсь. У меня есть идеал, в котором фигура одной женщины, сочетается с волосами другой, умом третьей и глазами четвёртой. Всякий раз, встретив девушку, я мой идеал с ней. И выясняется, что идеала просто не существует. Ах, какие есть красавицы! Мы как-то сидели в погребке при ратуше в Бремене и тут вошла она. Все кто там был побросали ножи и вилки и глаз не сводили... Кхм, ладно... А вообще, больше всего в жизни я люблю собак. Если заведу ещё одну, то только овчарку. Лучше всего суку. Что за чудо: злобная, преданная, красивая и смелая...
  - Герр майор,- раздаётся тихий, но настойчивый стук,- вас вызывают в связной вагон.

  Москва, Кремль,
  Кабинет Чаганова.
  12 февраля 1941 года, 11:00.

  'Ещё хотя бы часок без звонка,- 'гипнотизирую' свои настольные часы, которые отбивают время, и перевожу взгляд на пухлую папку 'на подпись',- и тогда может быть и 'разгребусь' до приезда Сталина в Кремль. Так, что тут у нас? Предложение экс-чемпиона мира по шахматам Алехина о проведении матча-реванша. Хочет, чтобы первая половина матча проходила в Москве, вторая - в Нью-Йорке. Хотеть не вредно, но дело в том, что на данный момент по неписанным шахматным понятиям претендент никаких прав, кроме обязанностей, не имеет. Претендент обязан: собрать призовой фонд, который бы удовлетворил чемпиона - от десяти тысяч баксов - и смиренно ждать его-чемпиона решения о том где, когда и по каким правилам этот матч состоится, если, конечно, состоится'.
  Откладываю 'хотелки' бывшего чемпиона в сторону и беру в руки, составленную по форме, докладную записку чемпиона действующего:
  'Ясность мысли и ясность выражения обычно встречаются вместе. Долой анархию, советский чемпион предлагает провести реформу мировых шахмат: трёхлетний претендентский цикл, матч-турнир сильнейших шахматистов мира, его победитель получает право на матч из 24 партий с чемпионом мира. Его победитель становится чемпионом мира, при счёте 12:12 действующий чемпион сохраняет своё звание. Уступивший своё звание чемпион через год имеет право на матч-реванш. Новые правила дожны быть утверждены на конгрессе шахматной Федерации. Поскольку большая часть шахматистов находится сейчас в оккупированной Европе, то провести такой конгресс, а значит и матч, вряд ли удастся. Корона до конца войны остаётся в СССР. Однако отталкивать Алехина категорическим отказом тоже не хочется, у него на Западе много поклонников. В этой истории Алехин избежал немецкой оккупации, зарабатывая деньги на матч-реванш в Америке, поэтому есть возможность подключить его к антигитлеровской пропаганде. Надо будет получить согласие Сталина на этот счёт'...
  - Чаганов слушает,- снимаю трубку зазвонившего телефона.
  'Что случилось?- закрывая за собой дверь кабинета вождя, замечаю понурые лица Захарова, Голованова, Штерна,- впрочем, примерно понятно, опять ПВО провалилось... по-серьёзному'?
  - С декабря прошлого года,- продолжает свой доклад Начальник Генерального штаба,- возобновились полёты ближней разведывательной авиации Германии над нашей территорией, которые прекратились примерно год назад. Проводятся они на небольшую глубину до пятидесяти километров на высоте до 6000 метров, обычно над укрепрайонами, строительство которых ведётся у границы. Издалека заметив наши истребители, которые вылетают на перехват, они тут же уходят за кордон. Интенсивность этих полётов а наших западных границах постепенно нарастает: за три месяца она увеличилась с нескольких десятков до нескольких сотен. Очевидно, что эти полёты выполняются с целью аэрофотосъёмки нашей приграничной полосы и составлении подробных карт. При этом изучается ход строительства Уров. Одновременно с ближней разведывательной авиацией противника активизировалась и дальняя. Как удалось установить нашей радиоразведке, её полёты осуществляются с аэродромов Тронхейма, Кракова и Бухареста на максимальную дальность 2000 километров, что позволяет достигать районов Архангельска, Горького и Баку...
  - Почему наша противовоздушная оборона не пресекает эти полёты?- раздражённо перебивает Захарова вождь.
  - Мы делали несколько попыток перехвата, товарищ Сталин,- волнуется Штерн, карандаш в его руках с треском ломается,- последний раз неделю назад в районе Софринского полигона. Служба радиоразведки Московского военного округа обнаружила вражеский самолёт-разведчик примерно за 100 километров от Москвы. Высотный истребитель на базе ЛаГ-1 перехватил противника на высоте 11 тысяч 500 метров. Лётчик определил, что перед ним какой-то новый аппарат, внешне по очертаниям похожий на двухмоторный немецкий тяжёлый бомбардировщик Ю-86, но с большой, необычной формы, кабиной. Германский пилот также заметил наш самолёт и, очевидно, включив какой-то ускоритель, легко поднялся ещё на полтора километра. Наш лётчик попытался сделать то же самое, но давление бензина упало почти до нуля и он был вынужден снизиться на километр. Когда масло остыло, он предпринял новую попытку подняться на высоту, вёл огонь с кабрирования, но всё неудачно.
  - Товарищ Чаганов,- вождь останавливает на мне свой тяжёлый взгляд,- почему наши высотные истребители не могут достать немецкий разведчик?
  - Две основные причины, товарищ Сталин, во-первых, это недостаточная мощность двигателя ВК-105ПФ, при этом можно с уверенностью сказать, что наш турбокомпрессор не уступает германскому, и, во-вторых, техническая невозможность увеличения на истребителе площади крыла. 105-й двигатель уже практически достиг предела модернизации поэтому, как вам известно, в КБ Климова уже год идут работы над новым более мощным двигателем ВК-107. Перед Климовым поставлена задача поднять мощность двигателя, как минимум, на 300 лошадиных сил. Это потребовало значительных конструктивных изменений по сравнению со 105-м мотором: был полностью переработан блок цилиндров, в каждый цилиндр добавлен один клапан, изменена конструкция привода клапанов, картера, коленчатого вала, шатунов, поршней и ряда других деталей и узлов. То, что мы имеем сейчас - это совершенно новый мотор, чрезвычайно форсированный и с очень малым ресурсом в 20 часов. Его серийное производство, если будет принято такое решение, потребует от заводов большого времени на освоение и большой переналадки оборудования, что может сорвать выполнение текущего производственного плана...
  - Это хорошо, что вы, товарищ Чаганов, осознаете возникшую проблему, но что делается чтобы решить её в кратчайший срок и без ущерба плану? Как обстоят дела с организацией производства высотного истребителя Поликарпова?
  - Киевскому заводу номер 43 запланирован выпуск до конца года 100 штук По-31, по заводу номер 1 вопрос уточняется, так как одновременно решено увеличить на нём выпуск ЛаГ-1. Государственные испытания По-31 ещё не завершены, но уже понятно что заявленные характеристики самолёта несколько завышены конструктором по скорости и высоте. В любом случае, этот высотник, несмотря на более мощный мотор, также достать Ю-86 не сможет. Зенитная артиллерия также вряд ли тут поможет, самая мощная наша 85-миллиметровая зенитка завода номер 8 имеет дальность поражения всего около 10 с половиной километров, да и попасть в самолёт можно разве что при большой удаче.
  - А реактивный самолёт А-1 товарища Гуревича справится с задачей?- вождь продолжает неотрывно, как удав на кролика, глядеть на меня.
  - В неблизкой перспективе справится, товарищ Сталин,- стараюсь отвечать спокойно, не отводя взгляда,- для выполнения такой задачи нужно будет создать герметичную кабину, кислородное оборудование и высотный костюм лётчика. Это нетривиальная задача поскольку всё перечисленное надо вместить в небольшие габариты истребителя. На данный момент эти пункты не входят в утверждённую программу по созданию А-1.
  - Если в ближайшее время мы в корне не пресечём германскую дальнюю авиаразведку, товарищ Чаганов,- вождь в такт своим словам, как молотком, помахивает зажатой в кулаке трубкой,- то о любом перемещении наших войск даже за тысячи километров от границы в тот же день станет известно германскому Генеральному штабу. В этом случае ни о каком скрытом развёртывании и речи быть не может. Странно, что приходится вам объяснять такие элементарные вещи.
  'Здорово, это он припомнил мои же слова на Главном Военном Совете о необходимости начала развёртывания, правда речь там шла о развёртывании отдельных батальонов связи, радиоуловителей и радиоэлектронной борьбы в укрепрайонах на западной границе'.
  - Я, товарищ Сталин, не успел закончить свой рассказ по поводу зенитного вооружения,- покладисто киваю я головой,- в НИИ-48 завершено изготовление опытных улучшенных образцов зенитной управляемой ракеты Z-1. Проведены бросковые и серия из десяти пробных испытаний на полигоне в Софрино по пяти неподвижным целям, которыми служили заградительные аэростаты, установленные на высоте 2500 метров, и пяти подвижным - метеозондам. Всего было поражено 4 цели: три аэростата и один зонд, последний на высоте 14000 метров. Зенитная ракета Z-1 тяжёлая, её вес примерно равен 203-миллиметровому артиллерийскому снаряду, начиняется 25 килограммами гексогена, что достаточно для полного уничтожения двухмоторного бомбардировщика класса 'Ю-86' или даже 'Ю-52' на высоте до 16 километров. Но главное преимущество ракеты перед зенитным снарядом состоит в том, что она управляемая. Оператор наводит радиолуч на цель, а ракета по этому лучу идёт на нее, корректируя свою траекторию. К тому же ракета имеет бесконтактный взрыватель, который может срабатывать вблизи цели без прямого в неё попадания.
  'Никто почему-то уже не удивляется,- замечаю краем глаза, что мои слова не производят никакого впечатления на собравшихся,- а ведь это технологический прорыв мирового значения'.
  - Сколько вам понадобится времени, товарищ Чаганов, чтобы передать её на испытания военным?- вождь отводит свой взгляд и начинает раскуривать погасшую трубку.
  - Пусковая установка с прибором управления огнём уже находятся на Софринском полигоне, товарищ Сталин. Новая партия ракет там же проходит сборку, новые стрельбы запланированы на 15-е февраля, будем пытаться сбить свою крылатую ракету Х-1. Расчёт зенитно-ракетного комплекса состоит из конструкторов КБ, которые собственно и являются его разработчиками. Быстро передать комплекс не получится, так как ЗРК имеет сложное устройство, поэтому потребуется много месяцев на его изучение и освоение военными.
  - Сколько расчётов вы сможете сформировать из специалистов КБ,- начинает новый раунд борьбы "кто первый моргнёт" вождь,- и как быстро сможете развернуть производство этих установок?
  'Для круглосуточного дежурства,- начинаю прикидывать я,- на пусковую установку, как минимум, шесть механиков и один инженер, последний будет нужен на случай возникновения серьёзной неполадки. Затем обслуга для зенитного радара, по сути это 'Подсолнух' с блоком автоматического сопровождения цели: два оператора и радиотехник, то есть на сутки - 9 человек и плюс один инженер, так же на случай если возникнут сложности. Итого - 18 человек, кто-то должен выполнять обязанности командира ЗРК'.
  - Если задействовать весь личный состав конструкторской бригады, то можно уже сейчас сформировать три зенитных расчёта, включая специалистов, которые уже работают на полигоне, товарищ Сталин. Все составные части ЗРК уже находятся в серийном производстве, так как использованы в других изделиях, поэтому убеждён, товарищ Сталин, что в течение месяца, максимум - двух, мы будем иметь в боевой готовности три зенитно-ракетных комплекса с тремя полностью подготовленными расчётами.

  Королевство Югославия,
  Загреб, Верхний город.
  23 февраля 1941 года, 11:00.
  
  - Давай сделаем ещё один круг до кафедрального собора и обратно,- тихонько говорит Оля на всякий случай по-немецки, так как в воскресенье, несмотря на мелкий противный дождь, на площади Елачича довольно многолюдно.
  Кузнецов молча кивает, подхватывает девушку под руку и они снова медленно бредут под зонтом по узким кривоватым, мощёным булыжником улочкам города.
  - Оля, можно у тебя кое-что спросить?- они останавливаются под аркой в пустынном переулке , чтобы переждать усилившийся дождь.
  - Валяй,- вздыхает она, отворачиваясь.
  - У нас ведь не было никакого задания на аэродроме в Саламанке, так?- Николай пытается поймать её взгляд своими бледно-голубыми, почти прозрачными глазами, сильно, до белизны в пальцах, сжимая деревянную ручку зонта.
  - Инстанция поставила перед нашей группой общее задание,- злится девушка,- не допустить совместного вооружённого нападения Германии и фалангистов на республиканскую Испанию. В сложившейся обстановке, в связи с визитом Гиммлера и готовящейся встречей Примо де Ривера с Гитлером, у меня не было уверенности, что письмо, которое я передала, возымеет действие. Поэтому, как руководитель операции, я приняла радикальное решение, которое с гарантией предотвратит союз наших врагов...
  - Почему мне не сказала?- жёстко прерывает её Николай.- Своему напарнику не доверяешь?
  - Не хотела чтоб в случае чего у тебя неприятности были,- девушка поворачивается и виновато смотрит на него,- я то отобьюсь, а тебя стрелочником могут сделать.
  - Пожалела, значит.
  - Ну виновата, больше не повторится, напарник, мир?- Оля примирительно протягивает руку.
  - А сейчас?- взрывается Кузнецов,- нам в Барселоне Игнатьев что приказал - завтра вечером быть в Белграде в постпредстве. Почему сошли с парохода в Сплите? Какого ... мы в Загребе делаем? Кого ищем?
  - Человечка одного, ну ладно не обижайся, Коля, слушай,- напарники, не сговариваясь, встают плечом к плечу, выбирая свой сектор обзора,- 'диспозиция' здесь в Югославии, если кратко, следующая: высшая государственная власть принадлежит Регентскому Совету во главе с принцем-регентом Павлом при несовершеннолетнем наследнике престола Петре. В стране имеется также парламент- Народная Скупшина, но он носит декоративную функцию, в котором наполовину заседают чиновники, назначаемые королём, сейчас - регентом. Принц-регент является братом, убитого в 1934 году короля Александра. Он назначает и отправляет в отставку правительство королевства Югославии, главой которого является Цветкович, который недавно по поручению Павла провёл переговоры в Германии с целью присоединения Югославии к союзу 'стран Оси'. Это произошло под сильным давлением на правительство со стороны лидеров, соперничающих за власть в Хорватской автономии крестьянской партии Мацека и фашистского движения усташей Павелича. Также традиционно сильное влияние на политику Югославии имеет армия, офицеры которой в большинстве своём являются противниками сближения с Германией.
  - А это значит, что Югославию в скором времени ждёт большая заваруха,- понимающе кивает Кузнецов.
  - Точно, Николай, а если военные свергнут принца-регента, то Гитлер этого терпеть не станет - начнёт войну.
  - Чем больше германских войск будет воевать здесь, тем меньше их останется на нашем фронте,- Кузнецов раскрывает зонт и делает шаг из под арки,- говори, что делать?
  - Продолжаем искать мужчину на вид лет примерно сорока лет, среднего роста, плотного телосложения,- Оля поспешно хватает руку своего напарника.
  * * *
  - Квартира номер 3 на втором этаже направо от лифта,- голос напарника в наушнике звучит чисто, без помех,- внизу на почтовом ящике есть его имя - инженер С. Бабич и М.Шарич. Девушка совсем молодая лет восемнадцати, крашеная блондинка, только что вышла из подъезда, села в 'Форд' серого цвета и уехала. Похоже он сейчас дома один.
  - Отлично, я пошла. Связь пока выключаю.
  'Неплохо устроился,- девушка неслышно поднимается по мраморной лестнице,- интересно, сколько платит за её съём секретарь ЦК Коммунистической партии Югославии? А за обеды в самых дорогих ресторанах'?
  - Здравствуйте, господин Бабич,- начинает Ольга по-русски, без напряжения изображая британский акцент,- моё имя Маргарет Тэтчер, я сотрудница посольства Великобритании в Белграде. Прошу уделить мне несколько минут вашего времени по делу, которое вас может заинтересовать. Вы позволите мне войти?
  - Да, конечно,- Тито, как турецкий султан, в шёлковом халате и тапочках с загнутыми носами, после недолгого замешательства, которое ушло на то чтобы рассмотреть её модный заграничный наряд, отличную фигуру и редкой красоты лицо, широко распахивает дверь перед гостьей,- позвольте ваш плащ, Маргарет. Прошу, проходите в гостиную. Как жаль, что красивые девушки в последнее время заглядывают ко мне только по делу.
  'Кокетничает. Дома, судя по всему, один, хорошо,- Оля, легко наклонившись, под вспыхнувшим от восхищения взором хозяина, сбрасывает резиновые боты, передаёт хозяину непромокаемый плащ и проскальзывает мимо него в обставленную в восточном стиле гостиную,- а халат с тапками тоже рентует'?
  - Кофе, чай, может быть вина? - Тито ловит взгляд девушки, пытаясь понять какое впечатление на неё обстановка квартиры.
  - Ничего не надо, господин Броз,- Оля равнодушно скользит взглядом по коврам, диванам и подушкам и делает серьёзное лицо,- как вы видимо уже поняли, я представитель английской разведки и здесь нахожусь для серьёзного разговора.
  - Я понял это сразу,- Тито подходит к секретеру, открывает дверцу и достаёт початую бутылку греческого коньяка,- что же потребовалось буржуазной английской разведке от простого югославского коммуниста?
  - Мы хотим, чтобы вы сделали для нас определённую работу за хорошую плату, разумеется,- девушка присаживается на край плюшевого дивана.
  - Вы меня к предательству склоняете, Марго?- хозяин, привычно взглянув на массивный золотой перстень с бриллиантами, делает большой глоток коньяка из высокого хрустального бокала для шампанского.
  - Упаси меня бог, господин Броз, дело в другом. Как вы верно и сами догадываетесь, в скором времени на Балканах произойдут драматические события. Гитлер готовится прийти на помощь Муссолини, который завяз в Греции. Готовясь к вторжению в Грецию, германские войска уже находятся в Румынии и скоро будут введены в Болгарию. Чтобы обеспечить себе безопасный фланг Гитлеру необходима союзническая Югославия. Для этого Гитлер принуждает принца-регента и правительство Королевства к вступлению в Тройственный союз. В ближайшее время такое соглашения будет подписано...
  - Югославский народ никогда не примет это соглашение,- криво усмехается Тито, прикуривая сигарету от настольной зажигалки,- он отправит всю эту камарилью, заправляющую в Белграде, на свалку истории.
  - И хорваты тоже не примут, господин Броз?
  - Хорваты?- Тито надолго задумывается, забыв о дымящейся сигарете.
  - В Лондоне считают,- продолжает Оля, не дождавшись продолжения,- что югославская армия в этом случае поднимет мятеж против властей, который может закончиться успехом. Однако это приведёт к тому, что Хорватия, а за ней возможно Словения, Босния и Герцеговина, а также Черногория объявят о своей независимости.
  - Очень может быть,- трясёт головой Тито, с удивлением глядя на гостью,- очень может быть, Мацек только и ждёт подходящего случая, чтобы отделиться от Белграда. Ну а если Глава Крестьянской партии не решится на это, то усташи Павелича ему помогут и сами провозгласят независимость. Армия будет вынуждена вмешаться, тогда Загреб попросит военной помощи у Германии. К Мацеку уже сейчас зачастили эмиссары из Берлина, что наводит на мысли, ну а Павелич не вылезает из Рима, пытаясь заручиться поддержкой Чиано...
  - Какие именно эмиссары?- подаётся вперёд Оля.
  - В газетах писали,- обжёгшись о сгоревшую сигарету, Тито с досадой бросает окурок в пепельницу,- что два дня назад в Загребе был советник Риббентропа Шмидт, который руководитель бюро по Югославии, он встречался с Мацеком. А вскоре здесь ждут Розенберга, начальника отдела внешних связей нацистской партии...
  - Вы уверены, господин Броз?- срывает с губ девушки.
  - Уверен, я всегда уверен в своих словах, дорогая,- передёргивает плечами Тито,- у нас всюду есть свои уши, в том числе и в Генеральном консульстве Германии в Загребе...
  'Итак,- Оля потупила взгляд, делая почтительное лицо,- Пауль Шмидт - советник Геббельса и по совместительству личный переводчик Гитлера и Рейхсляйтер Розенберг - это серьёзно'.
  - ... Вы что-то говорили о деньгах,- смягчается Тито,- а нельзя ли получить часть оплаты оружием?
  - К сожалению нет, господин Броз, нельзя,- разводит руками Оля,- оружие очень трудно будет переправить через границу, но, я думаю, вскоре вы сможете получить его совершенно бесплатно. Если всё пойдёт так, как вы предсказываете, то Гитлер не станет терпеть такой пощёчины и начнёт войну. Югославская армия вряд ли продержится дольше недели против такого сильного противника и побежит, бросая вооружение. Кто первый озаботится захватом оружия на брошенных складах...
  - Не продолжайте, Марго,- Тито начинает картинно хлопать в ладоши,- воистину, первый раз вижу такую умную девушку, которая при этом была бы ещё и столь обворожительна... Оля, услышав какой-то звук, доносящийся из прихожей, поворачивает голову в её сторону.
  - ...Снимаю шляпу, Марго- немолодой ловелас игриво наклоняет голову,- позвольте поцеловать вашу ручку.
  - Гдье ета кучка?- визжит высокая худая брюнетка, влетевшая в гостиную с Олиными ботами в руках,- убит чу!
  - Зденка,- выдыхает Тито, приседая,- ние оно што мислишь...
  - Лажешь!- первый бот, запущенный костлявой рукой любовницы со свистом рассекает воздух над седой головой генсека.
  'Простой язык,'- мелькает мысль в голове у Оли, изготовившейся к обороне.
   Второй резиновый снаряд, пущенный уже в неё, тоже летит мимо, сзади раздаётся пронзительный звон разбитого оконного стекла.
  - А-а-а!- выставив вперёд руки с растопыренными пальцами, Зденка бросается вперёд на девушку.
  Оля, ныряет вправо под руки сопернице и коротким боковым в лоб, отправляет соперницу в нокаут.
  - Есте ли ё убили?- полные ужаса глаза Тито лезут из орбит.
  - Ничего с ней не будет,- зло отвечает Оля, разыскивая боты,- очнётся скоро, даже может добрее будет, отмечены в медицине такие случаи после ударов в лоб. В общем так, если вас заинтересовали мои предложения, то через два часа жду вас на Соборной площади. Если придёте не один, встречи не будет. Всё понятно?
  - Разумеим,- кивает он.
  - Довидженя,- тоже по-ховатски отвечает Оля.
  'Женщины у вас кричат на родном языке когда рожают...',- девушка несёт бот на вытянутой руке, её каблуки звонко цокают по мраморной лестнице.
  Навстречу бежит спотыкаясь о ступеньки взволнованная симпатичная девушка со вторым ботом в руке.
  - Мой,- когда они поравнялись, Оля вырывает его из рук опешившей блондинки.
  'Уж и не знаю теперь, успеет ли Тито разобраться со своими любовницами за два часа?'- девушка в дверях сталкивается с встревоженным Кузнецовым.

  Глава 5.

  Москва, Кремль, кабинет Кирова.
  23 февраля 1941 года, 09:00.

  - Что-то срочное?- Киров отрывает покрасневшие глаза от бумаг, лежащих перед ним. - Да, как сказать, Сергей Миронович...,- в нерешительности останавливаюсь я у двери.
  - Ты извини меня, Алексей,- виновато улыбается он, вставая,- готовлю доклад 'О задачах партийных организаций в области промышленности и транспорта' на партийной конференции. Промышленный отдел ЦК прислал свои соображения, но всё равно трудно идёт. Ты проходи, садись, я сейчас чайку организую.
  'Совсем из головы вылетело, через неделю открывается 18 Всесоюзная партийная конференция'.
  - Ну рассказывай,- хозяин кабинета собственноручно разливает чай из чайника,- как жизнь молодая?
  - Бьёт ключом, Сергей Миронович, и всё по голове...
  Киров фыркает и заразительно смеётся, откинувшись на спинку стула и чуть не опрокинув вазочку с малиновым вареньем.
  - ... Но я, Сергей Миронович, зашёл не о своей жизни поговорить,- невольно, глядя на него, улыбаюсь сам... делаю паузу, а затем серьёзно продолжаю,- скажите, вам не кажется, что мы плохо готовимся к войне?
  - Мне не кажется,- тоже серьёзнеет Киров,- но готов выслушать твоё мнение.
  - Последнее время, Сергей Миронович, мы у себя в Военной промышленности плотно занимаемся эвакуационным и мобилизационным планами. Эти планы практически никак не связаны, отвечают за них разные органы: за эвакуационный - НКВД и Комиссии по вывозу, а за мобилизационный - Мобилизационное управление Генерального штаба и наркоматы. Получается, что с началом войны предприятие, находящееся в угрожаемой зоне и включённое в план по эвакуации, обязано обратиться в Вывозную комиссию за транспортом, в свою очередь комиссия - в НКВД, чтобы получить конечную точку маршрута и передать эти сведения железнодорожникам или морякам. В целях секретности руководство завода сведений о пути следования и конечной точке маршрута не имеет. Поэтому не может заранее связаться с местным исполкомом и выслать на место своих квартирьеров, чтобы уточнить данные по отводу помещений и размещению объектов. Всё придётся решать уже по прибытии на место.
  - А рабочие и их семьи едут вместе с оборудованием завода?- хмурится Киров.
  - Рабочие - да, семьи - нет. Поражает также количество документации, которую надо составить с началом эвакуации. На каждый тюк или ящик приклеивается ярлык с указанием номера, веса, наименования учреждения и описи содержимого с проставлением при погрузке номера вагона. Кроме того, ответственному за эвакуацию необходимо вести дневник по вызову для каждого дня эвакуации в двух экземплярах. Я понимаю, конечно, что порядок должен, но не представляю каким образом во время экстренной эвакуации предприятия, возможно при бомбардировке, можно взвешивать ящики, составлять подробные описи и дневники.
  - Как же без этого, Алексей,- Киров непонимающе смотрит на меня,- а если потребуется перегрузка? Например, вагон повреждён или по ошибке прицеплен к другому составу. Как понять чьи это ящики? А если имеется опись содержимого ящика, то ускоряется установка оборудования в месте назначения, так как не надо искать его по ящикам.
  - Вы меня не поняли, Сергей Миронович, я веду к тому, что наши эвакуационные планы не отвечают современным требованиям и являются, скорее всего, по духу и букве подкорректированными планами десятилетней давности, когда не учитывались современные возможности авиации и танковых соединений по воздействию на наши тылы...
  - Ты что, Алексей, предлагаешь сейчас начать менять планы? Ты понимаешь к какой путанице это может привести, ведь в его составлении принимают участие многие тысячи людей по всей стране?
  - Всё понимаю и потому ничего подобного не предлагаю. Просто отмечаю, что наши предприятия и коммуникации в установленных границах первой и второй угрожаемых зон действующего эвакуационного плана могут быть подвергнуты ударам авиации противника в первый же день с начала войны. Поэтому состав и графики подачи транспорта, да и сама погрузка оборудования может быть достаточно легко сорвана противником. Отсюда следует вывод - эвакуация из этих зон согласно текущим планам может быть успешно произведена только в мирное время, то есть, если начать их выполнение примерно за две недели - месяц до начала войны.
  - Чай остыл,- морщится Киров, опуская чашку, его глаза в упор глядят на меня,- но как мы узнаем когда Гитлер нападёт? А если ты ошибёшься и это произойдёт через год? Ты понимаешь в какой провал в производстве тогда выльется твоя эвакуация? Да тебя Вознесенский в бараний рог скрутит на политбюро и будет прав.
  - Меня больше волнует судьба сотен предприятий и их работников, чем нападки Вознесенского. Если предприятия, такие как, например, Одесский нефтеперерабатывающий завод, Рижский радиозавод или Минский авиазавод, заблаговременно эвакуировать, то вскоре в тылу они начнут давать свою продукцию, а если нет - то будут уничтожены германской авиацией в первый же день. До войны осталось всего четыре месяца, а мы всё ждём чего-то. Каких-то ещё самых точных разведданных?
  Киров тяжело вздыхает, встаёт, отходит к окну и глядит на заснеженную крышу ГУМа:
  - Зачем ты так, Алексей? Ведь сам знаешь, что не ждём.
  - Как не ждём, Сергей Миронович? В прошлую среду утвердили на политбюро Мобплан-41, на этой неделе будем рассматривать постановление о проведении Больших Учебных Сборов, по которому планируется привлечь всего около 900 тысяч человек тремя очередями до конца года. Это при том, что текущая численность Красной Армии составляет 4 миллиона 200 тысяч человек, а по мобплану на момент окончания мобилизации должна быть около 9 миллионов. По идее этими сборами мы должны довести численность дивизий в Особых округах до штатов военного времени, но количества привлечённых на БУС для этого явно не хватает. Минимально необходимое увеличение численности должно составлять почти два миллиона человек. Почему такое происходит? Основная причина состоит в том, что если призвать больше, то будет полностью исчерпан мобилизационный запас по многим видам вооружения. Это, конечно, также связано с тем, что запланировано увеличение числа расчётных дивизий в Красной Армии. Но факт остаётся фактом - мобилизационные запасы уже исчерпаны, это при том, что военные действия ещё не начинались.
  - Мобпланы составили неправильно?- щурится Киров, на его скулах играют желваки.
  - Я бы так не сказал, Сергей Миронович. Прежде всего, в 1940-ом мобплан, в связи с известными событиями, радикальной переработкой оперативного плана и изменениями государственных границ, как вам известно, не был принят и ориентиром служил старый план 1938-39 годов. А МП-41 принят на днях, так что и промышленность ещё даже не получила новых производственных планов, поэтому никак не повлияла на ситуацию с мобзапасами. Однако уже сейчас понятно, что без чрезвычайных мер в промышленности для снабжения армии всем необходимым обойтись не удастся. Надо прямо сейчас вводить в действие меры, которые отменят некоторые положения КЗОТа в плане сокращения прав работников и расширения прав руководителей предприятий. Надо пойти на отмену отпусков, заменив денежной компенсацией, предоставить директорам право вводить обязательные сверхурочные работы длительностью до трёх часов в день с повышенной оплатой.
  - Неужели, Алексей, нельзя без этого обойтись?- Киров чиркает спичкой и делает глубокую затяжку.
  - Может быть, Сергей Миронович, что этих мер будет даже недостаточно. Просто подумайте какие возможные провалы в промышленном производстве они призваны компенсировать: сокращение рабочей силы, в связи с призывом в армию, эвакуация предприятий и ввод их в действие на новом месте. К этому ещё надо прибавить кратное увеличение производственных заданий.
  - Но как мы объясним людям такие меры в мирное время?- закашлялся он.
  - Как объясним? Сначала соберём в конце смены всех работников предприятия на собрание и там расскажем им правду: что приближается война, что на наших границах как и в 1812 году собирается огромная армия 'двунадесяти языков' во главе с Гитлером. Тут надо чётко заявить, что рабочий класс Европы отравлен гитлеровской пропагандой, он не придёт нам на помощь, а наоборот заявится с оружием на нашу землю грабить и убивать. Предстоящая война станет для всего советского народа Великой Отечественной войной. В тяжёлую минуты мы должны сплотиться вокруг нашего правительства. Для отпора врагу, как и в гражданскую, фронт и тыл должен образовать единый военный лагерь. Мы здесь на заводе, не жалея сил и не считаясь со временем, куём 'дубину народной войны', которая, 'не спрашивая ничьих вкусов и правил', станет 'гвоздить' врага пока 'не погибнет всё нашествие'. Как-то так...
  - Что ж ты , Алексей, так-то обо всём рабочем классе?- Киров возвращается к письменному столу и тушит папиросу в пепельнице,- конечно имеется в Европе немалая доля 'отравленных', запуганных и потерявших веру, не все такие и не во всех странах.
  - Я считаю, Сергей Миронович, что ЦК обязан донести до людей эту мысль, чтобы развеять вредные иллюзии, которые ещё сильны в нашем обществе, о том, что если Германия нападёт на нашу страну, то рабочий класс стран агрессоров поднимет восстание в их тылу. Эти иллюзии вредны, так как расхолаживают и демобилизуют нас перед лицом грядущей агрессии. Если это окажется не так, тем легче будет нам. В конце концов, потом, когда ситуация прояснится, выступит товарищ Сталин и выразит соответствующую позицию ЦК.
  - Это правильно... правильно, что пришёл ко мне. К Кобе с этим не ходи. Я сам попробую поговорить с ним с глазу на глаз на эту тему до заседания политбюро. Ну давай, Алексей, мне тут...
  Лицо Кирова ещё более мрачнеет, когда его взгляд падает на бумаги на столе.
  - Сергей Миронович, может вам помочь с докладом? Промышленность и транспорт - моя стихия.
  - У тебя есть время?- счастливо улыбается он.
  * * *
  - Владимир Георгиевич,- на пороге кабинета полномочного представителя СССР в Германии Деканозова появляется высокая худая фигура первого секретаря полпредства Бережкова,- тут после вчерашнего фуршета официантка под скатертью обнаружила конверт с ...
  - Вы с ума сошли!- полпред отдергивает руку и отстраняется от протянутого письма,- нельзя брать в руки никакие неизвестно откуда взявшиеся предметы. Вы разве не слышали, что произошло с Гиммлером? Ходят слухи, что его вот таким же письмом на приёме в Испании отравили. Стойте так, не бросайте письмо!
  Молодой человек вздрагивает, с ужасом смотрит на конверт, его лицо мгновенно покрывается мелкими каплями пота.
  Деканозов вскакивает на ноги, быстро открывает ящик письменного стола, достаёт оттуда небольшую деревянную шкатулку и вытряхивает её содержимое на стол перед собой:
  - Кладите сюда, та-ак... осторожно. Хорошо.
  Крышка шкатулки громко, как выстрел пистолета, щёлкает в повисшей в кабинете тишине.
  - Садитесь на стул, товарищ Бережков, вон там в углу,- постпред хватает трубку телефона,- быстро сюда врача.
  - А может зря мы панику наводим, Владимир Георгиевич,- задумчиво замечает Бережков, послушно отходит от стола, но не садиться, боясь помять свой новую чёрную шерстяную тройку,- а что если это кто-то из сочувствующих таким образом сведениями с нами поделиться хочет? Судите сами, вчера здесь на фуршете было больше сотни гостей, в основном высокопоставленных военных, - едят, пьют, никто не сидит, столов и стульев со строго расписанными местами не предусмотрено, все ходят от столика к столику, идеальное время и место, чтобы, не привлекая внимания, передать письмо. Это же не почтой, которая, наверняка, вся перлюстрируется, и не личный визит. Так?
  - Так,- эхом повторяет Деканозов, проводя ладонью по начинающей лысеть седой голове.
  - Это точно 'инициативщик', Владимир Георгиевич,- воодушевляется Бережков, потирая руки, его глаза горят,- причём довольно умный и опытный. Смотрите, на конверте не оставил подписи и адреса, понимая, что письмо всё равно передадут начальству. Я уверен, что и отпечатков пальцев мы там не найдём. Поэтому, чтобы не раскрыть информатора, нам нужно держать это происшествие в тайне...
  - А что если,- Деканозов пародирует своего молодого коллегу,- это кто-то из наших постпредских передаёт врагу информацию? Чьи отпечатки мы тогда найдём на конверте?
  Бережков бледнеет и опускается на стул:
  - Но вы же не думаете, товарищ постпред, что это я...
  - Я лично не думаю, Валентин Михайлович,- тяжело выдыхает он,- но контрразведка точно будет всё расследовать. Короче, жди гостей из Москвы с проверкой. Единственное в чём вы правы, это в том, что мы этот случай должны держать в тайне.
  - И ещё, Владимир Георгиевич, надо как можно быстрее отправить конверт в Москву.,- щёки Бережкова розовеют.
  - Вот только в чей адрес, в НКИД или на Лубянку? Думаю на Лубянку, а то вдруг там и в самом деле яд.

  Москва, Кремль, кабинет Чаганова.
  25 февраля 1941 года, 07:00.

  'Скоро будет месяц как Оля уехала,- отрываюсь от бумаг и слушаю перезвон курантов,- судя по всему она опять в своём репертуаре. Хотя почему? Все люди смертны, мог и Гиммлер без посторонней помощи склеить ласты. За эту версию говорит и то, что это событие в самой Германии прошло довольно спокойно: хотя похороны и были пышными, с приторными словоизлияниями главарей рейха, но без истерик и обвинений врагов в СМИ. Сдох Максим, да и хрен с ним... Гораздо больше меня сейчас тревожит миссия Зои Рыбкиной в Берлин. От её результатов действительно зависит многое. По результатам 'разбора полётов', касающихся ликвидации группы немецких диверсантов в Стокгольме, ей пришлось уйти из ИНО, но без работы Зоя оставалась недолго. Игнатьев, судя по всему по рекомендации Оли, взял её к себе и пристроил на работу в ВОКСе - Всесоюзном Обществе Культурных Связей с заграницей. Эту крышу сейчас используют все наши спецслужбы для легализации за границей своих агентов. Рыбкина стала ездить старшей группы советских агентов по странам западной Европы'.
  * * *
  - Ты уверена в ней,- в который раз спрашивал я Олю два месяца назад, обсуждая кандидатуру Рыбкиной,- не она ли сдала тебя, когда вернулась в Москву из Стокгольма.
  - Уверена, это не она,- злилась супруга, накручивая на палец локон,- Зое самой досталось, её тоже выгнали с работы.
  - А от кого тогда утекло?
  - Похоже, что в посольстве мы где-то на прослушку нарвались.
  - А если Рыбкина?...
  - Нет, это исключено.
  - Ну смотри. Если сорвётся, то тут увольнением дело не обойдётся. Поедешь в 'солнечный Магадан', а меня, в лучшем случае, вышибут со всех постов и бросят на периферию поднимать Целину...
  - Не сорвётся,- обрывает меня Оля,- дело не сложное, сделать закладку сможет любой начинающий, а у Рыбкиной имеется немалый опыт.
  - Я тебе про Фому... Ну ладно, поступай как знаешь, времени не остаётся совсем. Давай ещё раз пройдёмся по тексту.
  - 'Главное Командование сухопутных войск,- монотонно бубнит Оля,- Генеральный штаб. Оперативный отдел. Номер 050/41. 31.01.41 года. Совершенно секретно. 30 экземпляров, хх экземпляр. Только для командования. Директива по стратегическому сосредоточению и развёртыванию войск, в скобках, 'План Барбаросса''...
  * * *
  '... Следует осуществить широкие подготовительные операции, которые позволили бы нанести поражение Советской Россиии в быстротечной компании ещё до того, как будет закончена война против Англии. Операции должны быть проведены таким образом, чтобы посредством глубокого вклинения танковых войск была уничтожена вся масса русских войск, находящихся в Западной России. При этом необходимо предотвратить возможность отступления боеспособных русских войск в обширные внутренние районы страны'...
  Вождь тянется к коробке с папиросами, но его рука на секунду повисает в воздухе и, сделав дугу, ложится на телефонную трубку:
  - Захарова, срочно. Кроме него никого в кабинет не пускать... Вы русский язык понимаете? Ни-ко-го.
  - 'Замысел операции... расколоть фронт главных сил русской армии,- Сталин сдвигает прочитанный лист вправо и переворачивает его написанным вниз,- сосредоточенных в западной части России, быстрыми и глубокими ударами мощных подвижных группировок севернее и южнее Припятских болот уничтожить группировки вражеских войск'...
  Вождь на ощупь достаёт из коробки папиросу, закусывает мундштук и так остаётся сидеть забыв о спичках:
  - '... Для решения этой задачи создаются три группы армий: 'Север', 'Центр' и 'Юг', в подчинении которых находятся четыре танковых группы... Группа армий 'Юг', состоящая из 6-ой, 17-ой армий, а также 1-ой танковой группы, наступает своим усиленным левым флангом на Киев, имея задачей уничтожение войск противника в Галиции и Западной Украине к западу от Днепра. Наступление следует вести таким образом, чтобы подвижные войска были сосредоточены для удара из района Люблина в направлении на Киев. В оперативном подчинении штаба группы армий 'Юг' находится 11-ая армия, которая осуществляет прикрытие румынской территории от вторжения противника, сковывает противостоящие ей вражеские силы, создавая ложное впечатление стратегического развёртывания крупных сил'...
  Сталин с трудом отрывается от чтения, встаёт, ищет невидящими глазами спички и снова садится, переворачивая очередной лист:
  - '... 1-ая танковая группа во взаимодействии с войсками 6-ой армий прорывает оборону войск противника, сосредоточенных близ границы между Равой-Русской и Ковелем и, продвигаясь через Бердичев - Житомир, выходит на реку Днепр в районе и южнее Киева и препятствует организованному отходу противника. Далее двигаются вдоль реки в юго-восточном направлении с целью уничтожить войска противника на Украине ударом с тыла. 17-ая армия наступает из района северо-западнее Львова, отбрасывает противника от границы в юго-восточном направлении и создаёт условия для окружения всей его группировки на Украине'...
  Вождь с досадой сминает так и не зажжённую папиросу с размокшим мундштуком и бросает её в пепельницу:
  - 'Группа армий 'Центр', действуя в составе 2-ой и 3-ей танковых групп и 4-ой и 9-ой армий, сосредоточив свои главные силы на флангах, раскалывает вражеские силы в Белоруссии. Её подвижные соединения, наступающие южнее и севернее Минска, соединяются в районе Смоленска. В рамках этого плана 2-ая танковая группа, взаимодействуя с 4-ой армией, прорывает русские укрепления в районе Кобрина, продвигаются на Слуцк и Минск. Вместе с 3-ей танковой группой, наступающей севернее, создаёт предпосылки уничтожения войск противника, находящихся между Белостоком и Минском. 4-ая армия, охватывая с обеих сторон Брест-Литовск, форсирует реку Буг и открывает дорогу на Минск 2-ой танковой группе. Основными силами развивает наступление на Слоним и, во взаимодействии с 9-ой армией, уничтожает войска русских между Белостоком и Минском. В дальнейшем, прикрывая свой левый фланг со стороны Припятских болот, захватывает переправу через реку Березина у Бобруйска и форсирует реку Днепр у Могилёва. 9-ая армия во взаимодействии с 3-ей танковой группой наносит главный удар по группировке противника в районе Гродно, используя успех танковых групп, стремительно продвигается в направлении Лиды и Вильнюса'...
  - Прибыл Захаров,- в трубке послышался невозмутимый голос Поскрёбышева.
  - Пусть заходит. И ещё, вызовите Берию.
  - Он здесь в приёмной, товарищ Сталин.
  - Хорошо, пригласите его через пятнадцать минут,- вождь опускает телефонную трубку на рычаг, кивает вошедшему Захарову на стул у стола для заседаний, а сам в отдалении за письменным столом вновь погружается в чтение документа.
  - 'Группа армий 'Север' имеет задачу уничтожить в Прибалтике силы противника и захватить его порты на южном берегу Финского залива, включая Ленинград и Кронштадт. В соответствии с этой задачей, действуя в составе 4-ой танковой группы а также 16-ой и 18-ой армий, она прорывает фронт противника между Виштитисским озером и дорогой Тильзит - Шауляй, продвигается в район Двинска и захватывает плацдарм на восточном берегу Двины'...
  Вождь начинает торопливо пролистывать сложенные в стопку листы документа:
  'Что там дальше? Дислокация штабов к началу наступления... группа армий 'Юг' - Жешув... Что-то знакомое... а, Чаганов докладывал, что немцы строят радиорелейную линию от Берлина до Жешува... всего их три штуки... надо уточнить где заканчиваются оставшиеся две. Пункт 10 - переброска войск осуществляется по прилагаемому графику... Наименование частей, пункты выгрузки в районах разгрузки... Довольно подробно, с точностью до дивизии... Выдвижение прибывших соединений к границе должно проводиться в последний момент и незаметно. Соединения, входящие в состав 1-го и 2-го эшелонов до 25.4.41 не должны переходить линию Тарнув - Варшава -Кенигсберг... Хм, около 150 километров до границы... Окончательное выдвижение войск, особенно подвижных соединений, следует производить только в ночное время... Сохранение тайны... Круг полностью осведомлённых лиц следует как можно дольше ограничивать командующими и начальниками штабов группами армий, армий и корпусов, обер-квартирмейстерами и начальниками оперативных отделов штабов... Начало наступления будет отдано единым приказом по всему фронту от Черного до Балтийского моря: (день - 'В', время - 'У').... 12. Порядок проведения подготовительной работы... Подпись - Манштейн'.
  - Товарищ Захаров,- вождь подходит к начальнику Генерального штаба с папкой в руках,- вам надлежит сейчас ознакомиться с этим документом и дать предварительное заключение о его достоверности. Вас проводят в комнату рядом с моим кабинетом, где вам никто не помешает. Я жду вашего ответа.
  - К Хозяину сейчас нельзя, товарищ Чаганов,- Поскрёбышев, прикрывая рукой микрофон телефонной трубки, останавливает меня у двери в кабинет,- я вам позвоню когда он освободится.
  'Ещё новости... давно такого не было. Захарова с папкой в руках заводят в комнату Власика, а Берия, кивнув мне, гордо тянет на себя дверь сталинского кабинета... У Рыбкиной всё получилось?!- мысленно трижды сплёвываю через левое плечо, бодро шагая по коридору к себе,- а вот интересно, что теперь будет со штабными играми, которые должны начаться завтра? Опять будут менять условия? В самом деле, ведь согласно 'плану Барбаросса' основные силы группы армий 'Юг' дислоцируются в районе Люблина, то есть там, где Юго-западный фронт намечает свой главный удар. Но это ещё полбеды: главные силы немцев на самом деле расположены как раз по 'северному варианту', как и предполагал Шапошников, а не по 'южному', на котором настаивает группа военных во главе с Тимошенко".
  - Товарищ Чаганов,- сзади раздаётся виноватый голос Штерна,- прошу принять меня по вопросу не терпящему отлагательств.
  - Слушаю вас, Григорий Михайлович,- приглашаю его в свой кабинет,- присаживайтесь.
  - У меня ЧП,- Штерн остаётся стоять в центре комнаты,- я пытался доложить наркому, но он вместе с начальником Генерального Штаба у товарища Сталина, а дело...
  - Я понял, так в чём дело?
  - Сегодня около 8:00 немецкий самолёт-разведчик Ю-86 на высоте 12 тысяч метров нарушил границу в районе Западной зоны ПВО. Около 10:00 он вошёл в Московскую зону ПВО и стал обходить Москву с Севера...
  - Через Софрино, как в прошлый раз?
  - Так точно, товарищ Чаганов. В этот момент в районе Софрино 11-й истребительный авиационный полк ПВО проводил учёбу, в общем отрабатывал перехват самолёта противника одиночным высотным истребителем, не зная, что в этот же район направляется нарушитель...
  - Как такое может быть?
  - Виноват, товарищ Чаганов,- опускает глаза Штерн,- приказ о реорганизации ПВО подписан неделю назад, формально передача управления из Московского военного округа произведена, но Главное Управление ПВО ещё не завершило формирование штаба. В результате несогласованности, командир зенитно-ракетной установки 'Зет-1' принял наш ЛаГ за германского разведчика и отдал приказ на уничтожение...
  - Что с лётчиком?
  - Лётчик погиб, товарищ Чаганов, истребитель - в щепки.
  - Немец видел запуск ракеты?- у меня мелькает мысль.
  - Считаю, что нет. Ю-86 был ещё достаточно далеко от Софрино, около 100 километров.
  - То есть, товарищ Штерн, существует отличная от нуля вероятность, что немец будет возвращаться назад тем же маршрутом, я правильно понимаю?
  - Так точно, товарищ Чаганов, думаю,- он быстро глядит на часы,- что часа через три-четыре будет возвращаться.
  - Так чего же вы ждёте? Некогда горевать, готовьте новую попытку, свяжитесь с Головановым, чтобы ни один его самолёт даже случайно там не оказался. И удачи!
  - Вас понял, товарищ Чаганов, спасибо,- веселеет Штерн,- разрешите идти?
  * * *
  - Расскажите, Александр Михайлович,- пытаюсь расшевелить своего гостя, который в чувствует себя скованно в моём кремлёвском кабинете,- как идут работы по углекислотному... опусу? Давненько я к вам в лабораторию не заглядывал.
  'Чуть не сказал лазеру. В этом мире не будет никакого лазера, вместо него весь мир будет повторять слово опус - оптический усилитель света'.
  - Работы идут по плану, товарищ Чаганов,- оживляется Прохоров, высокий худой брюнет лет двадцати пяти,- конструкторский сектор до конца месяца должен закончить корректировку чертежей на 'киловаттник', научно-технический - к концу марта должен завершить испытание экспериментального образца 5-ти киловаттного опуса непрерывного излучения с продольным охлаждением и восстановлением газовой смеси. По нашим оценкам, дальнейшее наращивание мощности в данной схеме вряд ли возможно, так как скорость прокачки рабочего тела уже приближается к скорости звука, а в трубе создаются значительные перепады давления, что отрицательно влияет на параметры луча. Возможно даже нам придётся в промышленном образце снизить мощность до трёх киловатт.
  - Понимаю, а если говорить о резке металла, скажем стали или алюминии, то о какой толщине листа может идти речь, вы проводили эксперименты?
  - Проводили, товарищ Чаганов. Если говорить о 'киловаттнике', то по стали - это около трёх миллиметров толщины. С алюминием, как и с другими цветными металлами, ситуация хуже, он не только имеет лучшую теплопроводность, но также отражает значительную часть энергии луча. Трудно на них получить повторяющиеся резуьтаты, многое зависит от образца, но в среднем - не более миллиметра.
  - А по дельта-древесине?
  - С ней никаких трудностей, товарищ Чаганов, все предоставленные нам ВИАМом образцы легко поддаются резке и гравировке. Дополнительная обработка поверхностей после работы опуса не требуется. Их технологи хотят приспособить для нашей головки копировальный станок и попытаться изготовить авиационный винт или лопасти для автожиров.
  - Отлично, Александр Михайлович, за очень важное дело взялись, но не упускайте из виду, что всё же ваша главная задача - создание новых типов опуса, а не их применение на практике. На это должны быть направлены основные ресурсы. Сейчас в мире этой тематике уделяется большое внимание, причём все эти исследования строго засекречены ввиду того, что они выполняются под строгим контролем военных. По понятным причинам, как то требования по мобильности, высокой эффективности, малому размеру и весу, они заинтересованы в твердотельных оптических усилителях. В Америке вопросу выбора подходящих материалов для них было уделено очень большое внимание, выделены серьёзные средства. Результатом этих, в основном теоретических исследований, стало решение сосредоточиться на создании опуса с активной средой на основе алюмо-иттриевого граната, в котором часть ионов иттрия замещена ионами неодима...
  По лицу Прохорова пробежала тень тревоги.
  - ... Созданием собственно кристалла 'НАИГ' будут заниматься две группы: первая - из института кристаллографии Академии наук и вторая - ваши соседи по Большой Татарской из НИИ полупроводников. На их опытном заводе и будет осуществляться вытягивание монокристалла из расплава. Головной организацией проекта назначен НИИ квантовой оптики, в который преобразуется ваша лаборатория, приказ о его создании я подписал сегодня. Вы назначены директором института. На первых порах будете обходиться наличными штатом и помещениями, но по мере разворачивания работ вопросы расширения будут решаться. Что скажете, Александр Михайлович?
  - Неожиданно как-то всё, боюсь что не справлюсь, товарищ Чаганов...
  - Надо справиться, я в вас верю,- протягиваю руку, показывая, что встреча закончена,- в приказе распишетесь у секретаря, а материалы по гранату получите по фельдъегерской почте. Успехов.
  * * *
  'Пахнет копчёной колбасой бородинским хлебом, очень кстати, позавтракать сегодня не удалось',- мой взгляд останавливается на большом подносе с тарелками, стоящем в центре стола для совещаний, вокруг которого собрались военные.
  - Прочтите это, товарищ Чаганов,- вождь, стоя у письменного стола, кивает на стопку бумаг, лежащих рядом с подносом.
  ''Главное командование сухопутных войск...',- глаз цепляется за заголовок,- а чего читать-то, если я сам это написал? Ну не совсем уж сам, если быть точнее, то составил сей документ в нашей с Олей истории фон Браухич, само собой на немецком, супруга лишь внесла в него небольшие исправления, связанные с кадровыми изменениями в вермахте и отсутствием Финляндии в числе союзников Германии'.
  Быстро 'по диагонали' 'проглатываю' 'Директиву', пытаясь найти ошибки перевода. На дальнем конце стола заместитель начальника Оперативного управления генерал Анисов, поблескивая бритой головой, трудится над картой, переносит на неё места выгрузки немецких частей. Над ним стоит Захаров и проверяет правильность нанесения обстановки, остальные военные задумчиво жуют бутерброды с колбасой, последний из которых достаётся мне.
  - Закончили, товарищ Анисов?- вождь сразу же подходит к нему, заметив что тот отрывается от работы.
  - Так точно, товарищ Сталин.
  Пустой поднос тут же отодвигается в сторону, его место занимает огромная карта 10-километровка западной части СССР и приграничных стран Европы.
  - Начинаете, товарищ Захаров,- подгоняет начальника Генерального штаба вождь.
  - Что можно сказать об этом документе?- Захаров кивает в мою сторону,- составлен он безусловно в германском Генеральном штабе. Об этом свидетельствует и большой объём сведений о вермахте, использованных при его составлении, тщательность проработки мелочей при переброске и развёртывании огромной массы войск на театре военных действий шириной в две тысячи километров и глубиной не менее тысячи. Документ точно по форме соответствует документам германского Генерального штаба, об этом свидетельствуют отчёты Уборевича, Примакова и других, кто обучался в немецком Генштабе. Не думаю также, что подобный документ мог быть использован в целях нашей дезинформации, так как его составление потребуется не меньше усилий, чем для оригинального, а это дополнительные месяцы работы тех же самых офицеров. Ведь для того, чтобы изготовить правильную фальшивку, надо хорошо разбираться в настоящем плане и входить в круг полностью осведомлённых лиц...
  - Докладывайте так, товарищ Захаров, как будто бы этот план настоящий,- вождь крепко сжимает в кулаке погасшую трубку.
  - Если исходить из этого, товарищ Сталин,- глубоко вздыхает он,- то должен признать, то Генеральному штабу под моим началом не удалось проникнуть в замыслы германского командования, поэтому продолжение выполнения наших планов по прикрытию границы, по переброске и развёртыванию войск на западном театре военных действий, может иметь катастрофические последствия для Красной Армии.
  'Достойно, не стал прятаться за спинами других'.
  - О том, кто в чём виноват мы поговорим позже, товарищ Захаров, а вот о 'катастрофических последствиях' я хочу услышать подробнее.
  - Слушаюсь, товарищ Сталин,- начальник Генштаба берёт в руки указку,- поскольку здесь присутствуют люди, которые не в полной мере знакомы с нашими стратегическим планом, я буду вынужден излагать свои соображения несколько более подробно, чем требуется...
  Вождь согласно кивает, отвечая на вопросительный взгляд Захарова.
  'Это кого эНГэШа имеет ввиду, только меня или Рокоссовского тоже'?
  - ... Тогда начну, в отличие от своих противников в германском Генеральном штабе, с северного направления,- голос Захарова зазвучал спокойнее,- напомню, что согласно 'легенде' оперативно-стратегических игр, которые должны начаться на этой неделе, 'северо-западные' из Восточной Пруссии, упредив 'северо-восточных' в развёртывании и не дожидаясь подхода своих резервов, развивают наступление в направлении Рига и Двинск. Через 10 дней после начала боевых действий в результате приграничного сражения 'синие', имея в своём составе до 15-и дивизий и преодолев около 70-100 километров, выходят на рубеж Каунас - Шауляй, где их встречают главные силы 'красных' численностью до 30 дивизий, которые переходят в контрнаступление. 'Синие' под ударами 'красных' начинают отход к границе на заранее подготовленные позиции, имея целью сдержать наступление противника и, дождавшись резервов, примерно 10 дивизий, вновь перейти в наступление. Смысл перехода в наступление 'северо-западных', не дожидаясь полного сосредоточения своих войск, заключается в поддержке главного удара 'синих', который будет осуществляться южнее Бреста...
  'Изощрённый план, однако, а с немцами они его согласовали'?
  - ... При чтении 'Директивы' сразу бросается в глаза, что силы, которые командование противника планирует привлечь для действий в Прибалтике не уступают силам Красной Армии, а на направлении главного удара в направлении на Шауляй превосходят в два раза. Причём следует учесть, что непосредственно на границе наши силы прикрытия относительно невелики, в среднем один батальон от каждого полка, а остальные войска планируется держать в тылу на расстоянии примерно ста километров, где они с началом войны будут завершать мобилизацию, пополняться людьми и техникой. Неожиданным для нас является то, что командование вермахта планирует иметь все свои войска в боевой готовности на границе и с началом войны сразу бросить их в бой...
  - Почему это является для вас неожиданным, товарищ Захаров?- скрипучим голосом останавливает его вождь,- разве пример Польши и Франции вас ничему не научил?
  - ... Наш план стратегического развёртывания, товарищ Сталин, составлен в предположении, что главный удар противника будет нанесён на юге, поэтому мы не ожидали, что он будет ставить перед собой задачу наступления с решительными целями также на севере и в центре, на это у него по нашим данным просто не хватило бы сил...
  - Не ожидали...,- повторяет вождь, отходя к письменному столу, берёт из коробки папиросу и возвращается к карте,- продолжайте доклад.
  - Предполагалось, что в Белоруссии противник будет действовать следующим образом: с началом боевых действий опираясь на свои укрепления в Восточной Пруссии и Польше и используя упреждение в развёртывании на границе, начать наступление на глубину до 120 километров и на исходе 13-х суток выйти на линию Лида - Барановичи - Кобрин, а на исходе 50-х суток на линию Молодечно - Минск - Слуцк - Пинск. Считалось также весьма вероятным, что противник может попытаться вместо фронтального наступления попытать ударить из района Сувалок и Бреста на Барановичи с целью окружения наших войск в Белостокском выступе. Но ввиду того, что по данным военной разведки его силы значительно уступают нашим, этот план рассматривался нами как авантюрный. Однако, как это следует из 'Директивы', и здесь противником планируется сосредоточить порядка 50-52 дивизий, то есть столько же, сколько планируем иметь мы. Выясняется, что основные силы командование вермахта планирует сосредоточить в районе Сувалок и Бреста с задачей сходящимися ударами двух танковых групп замкнуть кольцо окружения наших войск в районе Минска, а при благоприятных условиях даже у Смоленска.
  - Как это возможно, не имея численного преимущества перед нами, товарищ Захаров?- вождь крутит в руках незажжённую сигарету.
  - В районе прорывов, товарищ Сталин, судя по количеству дивизий концентрирующихся там, германским командованием планируется создать подавляющий численный перевес: один к четырём у Сувалок и один к трём у Бреста. В образовавшиеся бреши будут введены подвижные войска, которые, пользуясь преимуществом в скорости перемещения и силах, начнут громить по частям наши тылы и подходящие резервы. А затем, нарушив снабжение окружённых частей... в общем, если нашей разведке заблаговременно не удаётся вскрыть направления этих ударов, с неизбежностью получится то, что мы наблюдали в Польше и во Франции - прорыв обороны и ввод в них подвижных частей.
  - А как же наши укрепрайоны,- начинает раздражаться вождь,- мы что же миллионы рублей, что тратим на их постройку, выбрасываем псу под хвост? Так, Борис Михайлович?
  - УРы мы строим для того, товарищ Сталин,- в кабинете раздаётся низкий хрипловатый голос Шапошникова,- чтобы придать устойчивости в обороне нашим частям армии прикрытия границы. При подавляющем превосходстве нападающей стороны, они не могут служить гарантией отражения удара...
  - Превосходство в три-четыре раза,- табак разорванной папиросы сыплется на ковёр,- когда противник зарылся в землю и прикрылся бетоном - это теперь подавляющее преимущество?
  - В общем случае нет, товарищ Сталин, но я полагаю, что начальник Генерального штаба при подсчёте соотношения сил включил в наш зачёт части, которые по плану находятся в 70-100 километрах от границы, ведь так, товарищ Захаров?
  - Так точно. Пехотное заполнение УРов происходит в угрожаемый период по специальной директиве Главного командования. В остальное время в укрепрайоне находится не более 30 процентов штатной численности.
  - Кроме этого,- Шапошников жадно втягивает носом дым от папиросы, которую раскуривает вождь,- следует учитывать, что наши бетонные фортификационные сооружения сборного типа, в основном пулемётные. Крупный артиллерийский калибр они не держат, поэтому кроме пехотного заполнения в составе гарнизона УРа, особенно на участках прорыва, должны быть артиллерийские части Резерва Главного Командования.
  - Вот оно значит как,- цедит слова вождь, покачивая им в такт головой,- имеем армию прикрытия, которая не в состоянии прикрыть границу, так как слаба и к тому же расположена слишком далеко от неё, а бетонные укрепления сами нуждаются в защите, так как недостаточно прочны. Понятно, что ж, послушаем что нас ждёт на Украине. Продолжайте, товарищ Захаров.
  - По 'легенде' предстоящей оперативно-стратегической игры,- хрипит начальник Генерального штаба, Анисов протягивает ему стакан с водой, тот быстро делает пару глотков и продолжает,- 'синие' двумя фронтами Юго-восточным и Южным, но в разное время, на 15-е сутки от начала боевых действий на Севере переходят в наступление против львовско-тернопольской группировки 'красных'. Однако в течение последующих двух суток на рубеже Львов - Ковель противник был встречен сильным лобовым контрударом 'красных' и, потеряв до 20 пехотных дивизий, на восьмые сутки от начала операции отошёл на заранее подготовленный рубеж Грыбув, Тарнув, река Дунаец, река Висла, где перешёл к обороне. Южный фронт 'синих' на вторые сутки от начала операции перешёл в наступление в проскуровском направление, на пятые сутки форсировали Днестр и завязали бои на подступах к Каменец-Подольскому укрепрайону, но в связи с неудачами Юго-Восточного фронта отошли за Днестр и перешли к обороне. Собственного с этого момента и начинается оперативно-стратегическая игра. В задачу Юго-Западного фронта 'красных' на следующих этапах входит, получив подкрепление, разгромить группировку 'синих' в районе Люблин - Жешув и, во взаимодействии с частями 'красных' в районе Бреста, уничтожить весь Юго-Восточный фронт противника и на 50-е сутки операции выйти на фронт Краков - Будапешт - Темишоара - Крайова. Слева Черноморский флот, блокируя 'южных', обеспечивает господство на Чёрном море и не допускает проникновение в него морских сил 'синих' через Босфор...
  'М-да, ну что тут сказать, устами бы нашего Генштаба да мёд пить'.
  - ... Следует однако признать, что силы вермахта, которые противник собирается сконцентрировать,- указка начальника Генштаба скользит по вощёной поверхности карты,- на границе от Владимира-Волынского до Равы-Русской, то есть на направлении его главного удара, почти в четыре раза превосходят наши собственные, что не позволяет надеяться на успех операции по его разгрому в районе Люблин - Жешув. Главных же силы Юго-Западного фронта, нацеленные для удара в направлении Кросно - Краков, напротив не встретят серьёзного сопротивления, поскольку на их пути находится лишь две пехотные дивизии, одна из которых горная. По сути, наш удар придётся по пустому месту. Быстро продвигаясь к Кракову и дальше на запад по единственному шоссе в северных предгорьях Карпат, силы 26-й и 12-й армий Юго-Западного фронта и особенно их тылы станут очень уязвимы для немецких ударов с севера, а также с юга со стороны Словакии, что может привести к их окружению...
  * * *
  Контролируя по просьбе Захарова ход подготовки программного обеспечения для предстоящей оперативно-стратегической игры на картах, мне приходилось в последние пару месяцев несколько раз встречаться с помощником начальника Оперативного отдела Генштаба генерал-майором Василевским.
  Пользуясь случаем, решил задать ему вопрос, который мучил меня:
  - Скажите, Александр Михайлович, а почему наша игра не включают начальный период войны?
  - Так сложилось исторически,- мягко улыбается он,- ещё с царских времён, когда Генеральный штаб был разделён на Главное управление и Войсковые управления, состоящие в свою очередь из окружных, корпусных и дивизионных штабов. При этом стратегические военные игры всегда проводились под руководством Главного управления в штабах округов, а оперативные и тактические - в корпусных и дивизионных. Генеральный штаб Красной Армии совмещает функции Главного управления и частично окружных штабов императорской армии, поэтом мы и проводим оперативно-стратегические игры, а тактические игры, к которым относится управление армиями прикрытия границы и укрепрайонами находятся в ведении корпусных и дивизионных штабов. Именно эти штабы составляют планы прикрытия границы, которые Генеральный штаб РККА лишь формально утверждает. Эти планы считаются вступившими в силу даже без подписи начальника Оперативного управления.
  - Тогда получается и 'красные пакеты' не нужны, так как каждый командир дивизии сам составлял план прикрытия?
  - В какой-то мере это так, Алексей Сергеевич, но лишним особый секретный оперативный пакет не будет. Например, при смене командира дивизии или каких-то непредвиденных случаях.
  * * *
  - Присаживайтесь, товарищ Захаров,- вождь начинает покачиваться взад-вперёд, перекатываясь с пятки на на носок и обратно,- теперь, я думаю, всем стало понятно, что мы оказались в ситуации, когда у нас по сути отсутствует план обороны страны. Также совершенно ясно, что намеченный план оперативно-стратегической игры, призванный проверить правильность принятых военно-политических решений, уже не отвечает текущей обстановке.
  ''Военно-политических...', 'мы'...,- бросаю быстрый взгляд в сторону насупленных военных, они тоже с облегчением реагируют на эти слова Сталина,- значит решения совместные, всю ответственность на них никто не перекладывает. Похоже, что все останутся на своих местах... а куда деваться?, времени на перестановки нет, война на носу'.
  - ... Но коней, как известно, на переправе на меняют,- продолжает вождь после эффектной паузы,- товарищ Захаров, сколько времени вам потребуется, чтобы внести соответствующие изменения в план игры?
  - Пятеро суток, товарищ Сталин,- не задумываясь отвечает начальник Генерального штаба,- если со стороны товарища Чаганова также не будет задержки, то игры могут начаться, как и запланировано, 1-го марта.
  'Хм,- пытаюсь сосредоточиться под жёстким взглядом вождя,- что предстоит переработать, добавить, убрать? Так, обстановка на Балтийском и Чёрном морях - без изменений; таблица боевого состава 'красных' остаётся той же, 'синих' - уточняется в соответствии с данными 'Директивы'; ведомости обеспеченности войск - те же; планы и таблицы перегруппировок войск обеих сторон- значительные изменения, но в основном со стороны Генштаба; сведения о пропускной способности дорог - без изменений... В крайнем случае подключу к работе всех дешифровщиков'...
  - Думаю, что мы тоже справимся, товарищ Сталин,- как и вождь не отказываю себе в удовольствии насладиться долгой паузой,- но прошу Генеральный штаб вновь рассмотреть моё предложение о включении в ход игры начального периода войны. Оно первоначально было отвергнуто по каким-то неизвестным мне причинам, но сейчас с получением подробной информации о местах сосредоточения и намерениях противника мы просто обязаны включить части прикрытия границы в разыгрываемую часть. Мне кажется, что игра должна начинаться с момента начала боевых действий, а не по итогу приграничного сражения. Это позволит задействовать в игре большее количество штабов и проверить работу радиосвязи.
  - Наркомат обороны принимает это предложение, товарищ Сталин,- отвечает Будённый, опережая Захарова.
  В кабинет неслышно проникает Поскрёбышев и передаёт вождю маленькую записочку.
  - Штерн сообщает,- щурится вождь,- только что на севере Москвы ракетой зенитной установки 'Зет-1' сбит самолёт-нарушитель. Его обломки упали в окрестностях Кубинки. Один из лётчиков воспользовался парашютом, он задержан... Это большой успех, поздравляю вас, товарищ Чаганов. 'На этой позитивной ноте, мы и закончим наше совещание,- со всех сторон получаю ободряющие похлопывания от обступивших меня военных,- о промахах и потерях будем говорить завтра'.

  Глава 6.

  Москва, Кремль, кабинет Чаганова.
  2 марта 1941 года, 05:00.
  'Отовсюду одно и то же, ГСП-1, дайте больше ГСП-1,- отодвигаю в сторону очередное письмо с просьбой о 'первоочередной установке гироприцелов ГСП-1 на истребителях ПВО' от Штерна,- чем, интересно, его истребители лучше фронтовых? Да и вообще, я такие вопросы не решаю, ты к своему начальству за этим обращайся. Или Штерн ко мне, как к другу? Ну так у меня таких друзей сейчас... Моё дело производство... вот только с этим всё не просто'.
  Для производства прицелов надо было решить кучу конструкторских и технологических задач. Титанат бария, сердце твердотельного вибрационного гироскопа, имеет неприятную особенность при температуре +5 градусов менять свою сегнетоэлектрическую фазу. При этом меняются оси поляризации двух приклеенных друг к другу брусков сегнетоэлектрика, а следовательно и амплитуда выходного напряжения. А ведь +5 градусов - это температурная точка, через которую самолёт проходит почти при каждом полёте.
  Чтобы решить эту проблему, пришлось вводить терморегуляцию всего прибора, что увеличило его габариты и уменьшило место для электроники. Электрическая схема прибора, состоящая из девяти электронных ламп и так не отличалась простотой, но теперь, чтобы уместиться в приборе, её пришлось перевести на миниатюрные стержневые лампы, что увеличило стоимость прицела сразу в несколько раз, но это оказалось не самым трудным. Значительно труднее оказалось увеличить выпуск стержневых ламп, производство которых почти не поддаётся автоматизации.
  'Действительно, ввиду их секретности сейчас, да и в обозримом будущем эти лампы будут выпускаться строго под конкретные в основном военные проекты, что неизбежно потянет за собой многообразие их типов, отсутствие унификации при ограниченном объёме выпуска. Какая уж тут автоматизация, а значит решение проблемы нужно искать только в экстенсивной плоскости'.
  Строительство нового завода со всеми вытекающими из этого проблемами встало перед нами в полный рост. Но следует понимать, что такое новый радиоламповый завод. Прежде всего это фондоёмкое производство: для начала это регламентируемая температура, влажность и запылённость, которые предъявляют особые требования к строительству и эксплуатации производственных зданий и сооружений.
  К этому надо добавить маленькие геометрические размеры стержневых ламп, сложную и точную технологию и высокую трудоёмкость изготовления, из которых вытекают особенности их производства: большое количество женского труда, высокий процент инженерно-технических работников и высокий удельный вес инструмента и производственной оснастки.
  'Опыта создания с нуля подобного производства, сравнимого со 'Светланой и МЭЛЗ', с нуля мы, однако, не имеем'.
  Как один из вариантов решения даже попробовали заменить стержневые лампы бескорпусными германиевыми транзисторами на керамической пластине. Получилось не хуже, чем на лампах, помогла термостабилизация.
  'Однако же и тут, похоже, решить задачу без строительства нового завода не удастся, ну если вдруг резко не увеличится выход годных транзисторов'.
  Построить завод полупроводникового производства, это всё равно что построить радиоламповый завод, только во много раз труднее: ведь станции по производству азота и кислорода, деионизованной воды, компрессорная, оборотной воды, дублирующие мощности электроэнергии, многие километры трубопроводов из нержавеющей стали, всё это и многое другое - неотъемлемые атрибуты любого электронного производства.
  'Не тянем мы всё это сейчас перед войной никак и точка... А если один цех по производству радиоламп во Фрязино перепрофилировать на стержневые лампы? Звучит, конечно, дико... ведь придётся остановить по крайней мере две производственные линии компании 'Радиокорпорэйшн', выпускающие вместе за смену 8 тысяч радиоламп... Надо переговорить с Шокиным, вдруг сыщется какой-нибудь вариант уплотнения производственных мощностей на радиоламповых заводах?... Сейчас их три: 'Светлана', 'МЭЛЗ' и фрязинская 'Радиолампа', что если на каждом из них организовать по участку сборки стержневых ламп? Сколько нам надо прицелов? Тысяч десять в год, то есть необходимо, грубо говоря, 100 тысяч ламп... Стоп, хватит служить в каждой бочке затычкой или как это раньше говорилось - заниматься микроменеджментом. Есть же люди, которые за это отвечают'.
  Рука хватает телефонную трубку:
  - Найдите мне Шокина. Да, жду на линии.
  * * *
  Военный атташе в Белграде генерал-майор Самохин, высокий плечистый шатен лет сорока со вздохом облегчения откидывается на спинку стула. Текст радиограммы в Москву в пару десятков строк дался резиденту военной разведки нелегко.
  - Ну не моё это,- звук его голоса задрожал, многократно отражаясь от голых стен пустой комнаты без окон.
  Он привстаёт, чтобы сразу отнести бланк шифровальщику, но порядок, въевшийся в в кровь за время двадцатилетней военной службы, заставлет его снова сесть и перечитать написанное.
  - '1.03.1941 года по данным т.'Воздух',- шевелятся пересохшие губы Самохина,- состоялся визит одного из приближённых Гитлера Альфреда Розенберга. Целью визита была встреча с председателем Крестьянской партией Хорватии Мацеком. Во встрече участвовал генеральный консул в Хорватии Карл Фройнд. Вероятно речь на ней шла о готовящемся подписании соглашения о вступлении Югославии в Тройственный союз. Предположительно в ходе встречи германский посланник оказал давление на Мацека с целью поддержки принца-регента королевства Югославии Павла в этом его решении. Этот вывод можно сделать из того, что сегодня объявлено о визите Мацека в Белград. Не исключено тоже, что Мацеком в столице будет предъявлен ультиматам цетральным властям: либо вхождение в Тройственный союз, либо Хорватия объявляет о своей независимости'...
  ''Вероятно', 'предположительно', 'не исключено',- морщится генерал,- а что делать? Ну нет у меня точных сведений'.
  - '... Во время визита произошёл неприятный для принимающей стороны случай. Багаж Розенберга по дороге из железнодорожного вокзала в германское консульства подвергся нападению неизвестных вооружённых лиц. По сообщениям хорватских газет никто в результате этого нападения не пострадал, но был похищен портфель с важными документами. Подтверждений или опровержений этому со стороны хорватской полиции не поступало. Косвенным подтверждением чрезвычайного происшествия может служить сегодняшний срочный вылет в Загреб резидента СД в Югославии Хёттля и всей его группы. Местные газеты считают, что нападение осуществили британские диверсанты'...
  - 'Местные газеты'... Разведчик хренов, позор,- рычит Самохин, дёргая себя за волосы.
  - ' ...Группа 'Ольги' в полном составе сегодня в 11:00 села на поезд Белград - София - Стамбул... 'Софокл''.
  * * *
  - Сюда, товарищ Чаганов,- Василевский открывает передо мной тяжёлую дубовую дверь с табличкой 'Ставка Главного командования'.
  Из полумрака и холода подземного коридора Запасного Командного Пункта Главного командования Красной Армии в Измайлово попадаем в залитое ярким светом помещение. Глаза на секунду слепнут от множества ламп, в лицо ударяет теплая волна.
  - Осторожно, тут ступеньки.
  По мягкой ковровой дорожке минуем анфиладу, выстроившихся по обеим сторонам мраморных колонн и попадаем в центральную комнату, увенчанную высоким куполом. Круглый ковёр на полу окружён подковой стола для заседаний, за котором расположился Начальник Генерального штаба и несколько его помощников, перед ними переговорные устройства - выносные пульты 'Айфона'. Мы с Василевским присаживаемся сбоку, ожидая пока освободится Захаров.
  - Товарищ Тюленев,- генерал Анисов подносит к глазам лист бумаги,- уже 14:05, а от штаба Южного фронта ещё не получены боевые приказы третьего дня с начала боевых действий, вы последний остались, задерживаете работу руководства игры...
  - Виноват, были некоторые трудности со связью,- в громкоговорителе послышался немного металлический, но вполне узнаваемый голос генерал-полковника Тюленева,- директива, боевой приказ и оперативная сводка в данный момент передаются по ВЧ факсимильной связи...
  - Мне здесь не нужны оправдания, товарищ командующий,- обрывает его Захаров,- учтите при принятии решения по результатам игры будет учитываться всё. Но пока мы здесь вынуждены ждать, доложите о принятых вами решениях.
  - Слушаюсь, товарищ начальник Генерального штаба,- в громкоговорителях послышался шелест бумаги,- Южный фронт силами 35-го и 48-го стрелковых корпусов и 16 танковой дивизии и 15-ой мотострелковой дивизии, заняв оборону в укрепрайонах на левом берегу Днестра, упорной обороной сдерживают наступление со стороны германской 11-ой армии, а также 3-ей и 4-ой румынской армий на фронте от Липкан до Ясс. В наступлении противника задействовано около 20 пехотных дивизий противника, из них все семь немецких. Оставшиеся пять пехотных дивизий 4-ой румынской армии занимают фронт длиной около 400 километров, а также прикрывают Плоешти и Бухарест. Учитывая данные разведки и тот факт, что основные силы противостоящего противника уже связаны боями, принял решение: силами 7-го стрелкового корпуса и 11 танковой дивизии в 6:00 начать форсирование реки Прут у города Галац. Стремительным ударом уничтожив части противника в районе города и захватив мост, 116 стрелковая дивизия обеспечивает переправу остальных частей корпуса и 11-ой танковой дивизии, а затем в течение дня совершает сорока километровый марш на север вдоль железной дороги Галац - Яссы до станции Текуч и к его исходу вместе с подошедшими корпусными частями занимает оборону...
  Василевский, слушая Тюленева, подтягивает к себе одну из карт, разложенных на столе, и карандашом подчёркивает перечисляемые пункты.
  'Текуч, Фокшаны,- заглядываю ему через плечо,- с запада и востока отроги Карпат, в узкой долине между ними три притока Прута. На юг ведут две железные дороги, но в этом месте они почти сходятся. Идеальное место для перерезания Румынии на две части... и обороняться удобно: одна дивизия здесь, заняв оборону, может достаточно просто сдерживать атаки значительно превосходящего по силе врага. Вот только силы эти уже связаны боем'...
  - ... 196-ая стрелковая дивизия,- голос Тюленева начинает садиться,- при поддержке кораблей Дунайской флотилии захватывает Браилу и движется на юг вдоль реки Дунай к Бухаресту. 11-ая танковая дивизия стремительным броском через Бузау к исходу дня выходит в район Плоешти и занимает его. 206-ая дивизии совершает пеший марш следом за подвижной группой до Бузау, впоследствии будет использована для занятия Бухареста. С воздуха их поддерживает 44-ая истребительная авиадивизия. Черноморскому флоту поставлена задача осуществить морской десант с кораблей и десантных судов с целью захвата порта Констанца. В качестве сил морской пехоты предполагается использовать 9-й особый стрелковый корпус в составе 106-ой и 156-ой стрелковых дивизий. Десант будет поддержан подводными лодками Черноморского флота, которые ведут разведку побережья и акватории Чёрного моря и способствуют высадке диверсионно-разведывательных групп в тылу румынских войск...
  'Наверное наиболее трудная часть задачи, учитывая что опыта подобных десантов Черноморский не имеет. К тому же может вмешаться погода... Хотя если у наземных войск и Дунайской флотилии дело пойдёт хорошо, то на третьи сутки этой операции Констанца окажется отрезанной от остальной Румынии и уступающий нам по всем параметрам румынский флот сочтёт за благо уйти к Босфору...
  Что ещё? Нашу армию вторжение поддерживает 5-ая воздушная армия, состоящая из трёх корпусов - истребительного, бомбардировочного и транспортного. В резерве оставлен стрелковый корпус и ещё одна танковая дивизия. Все эти силы в целом вдвое превосходят нашу группировку, которая готовилась удару по Румынии в моей истории летом 1941-го, но он был тогда отменён по вполне понятным причинам. Если в этой истории пойдёт как задумано, то на седьмой день операции, введя в наступление резервы и прикрываясь с севера Карпатами, наши войска, без боя захватывая перевалы, выйдут на границу с Югославией, что создаст уже угрозу вторжения мехкорпуса в Южную Германию.
  Мехкорпуса... В феврале начался процесс 'укрупнения' мехкорпусов. Услышав впервые об этом на заседании Главного Военного Совета, я похолодел: 'неужели опять'? Опять эти плохо управлямые монстры о тысячу танков будут гореть на полях Белоруссии и Украины? Но нет, быстро выяснилось, что Генштаб задумал нечто другое. По итогам Финляндской спецоперации и боёв на Халхин-Голе военные неожиданно осознали, что в мехкорпусах не хватает пехоты. Короче, в мехкорпусе появился второй мотострелковый полк. Добавили также четвёртый батальон в танковый полк, но общее число танков в полку осталось прежним - 250 штук, что получилось за счёт выведения за штат огнемётных танков и уменьшение их числа в батальонах. Штатная численность танковой дивизии, как теперь стали наименовать мехкорпус, выросла до 14 тысяч человек, то есть почти в полтора раза.
  Кстати, этот четвёртый батальон во всех 12 существующих на данный момент в Красной Армии танковых дивизий комплектуется исключительно танками Т-43. Большая часть наших танковых войск пока так и осталась в бригадной структуре для непосредственной поддержки пехоты. Их реформирование в танковые дивизии будет проходить по графику, до конца года, если не произойдёт ничего неожиданного, запланировано создание ещё шести танковых дивизий'.
  - Тюленев собирается все три дивизии по одному мосту переправлять?- тихо спрашивает Рокоссовский, но его голос, благодаря отличной акустике, хорошо слышан всем сидящим за столом.
  - Там два моста,- быстро отвечает Анисов,- второй - железнодорожный.
  - А если румыны оба взорвут,- хмыкает заместитель наркома,- ведь мосты наверняка заминированы.
  - Странно, что Тюленев в своём докладе не упомянул о приданных фронту понтонных батальонах,- хмурится Захаров,- сколько у него их всего, товарищ Анисов?
  - Три,- не глядя в бумаги отвечает тот.
  - Поступим так,- пристукивает ладонью по столешнице начальник Генерального штаба,- Южный фронт получает вводную: оба моста под Галацем разрушены фугасом. Возможное время восстановления - трое суток. Ещё что-то?
  - Разрешите?- сзади к сидящим подходит Голованов, Захаров поворачивается к нему,- фронту приданы авиакорпуса, но они как-то потерялись в докладе командующего фронтом. Тюленев похоже пытается раздавать приказы авиадивизиям напрямую.
  - Я не уверен, товарищи, что товарищ Тюленев справится со взаимодействием родов войск в предстоящей операции,- замечает адмирал Алафузов,- он вообще не слушает моряков.
  - Попрошу вас быть более конкретным в ваших словах, товарищ Алафузов, а ещё лучше фиксируйте ваши разногласия на бумаге, работайте, через два часа жду ваши оценки обстановки,- поднимается из-за стола Захаров и широко улыбаясь движется в мою сторону,- здравия желаю, товарищ Чаганов, как вам показался наш новый ЗэКаПэ?
  - Здравствуйте, Матвей Васильевич,- обмениваемся рукопожатиями,- често говоря ожидал увидеть нечто более основательное что ли?
  - Зрите в корень, Алексей Сергеевич,- хитро улыбается он,- пойдёмте ко мне в кабинет я угощу вас кофе.
  - Не откажусь.
  - Мы тут временно расположились, просто у нас в Антьпьевском места не хватает для всей вашей техники. Место тут больно хорошее: безлюдное - подальше от любопытных глаз - рядом мощный узел связи, два аэродрома, ПВО и Авиации Дальнего Действия, в двух шагах кольцевая железная дорога, ну и готовый тоннель под стадионом и подземные подтрибунные помещения, где мы сейчас собственно и находимся...
  Сразу за нами в небольшой кабинетик, четверть площади которого занимает письменный стол, входит адъютант с двумя стаканами цикориевого, судя по запаху, кофе в руках. Захаров сдвигает бумаги со стола в сторону и предлагает присесть на стоящий рядом стул:
  - Я очень рад, Алексей Сергеевич, что вы к нам заглянули. Рад доложить, что вся ваша радиотехника и счётные машины работают хорошо. Их задействование в корне поменяло ход игр. У руководства появилась возможность значительно повысить точность разыгрывания различных ситуаций. Мгновенная оценка счётной машиной возможности переброски войск и техники, автоматическая шифрованная связь - просто бесценны для нас. Это позволяет в разы ускорить ход игры, сократить число 'операторов', 'посредников'. При этом за один день мы успеваем разыграть три, а то и четыре дня, позволяет разобрать несколько вариантов развития событий. Это просто фантастика какая-то.
  - Спасибо, Матвей Васильевич,- с опаской отхлёбываю напиток, нежданно оказавшийся очень приятным на вкус,- приятно слышать такие слова, над этим результатом работал большой коллектив нашего Спецкомитета. Но приехал я к вам не за этим...
  Лицо начальника Генерального штаба мгновенно серьезнеет.
  - ... Скажите, на ваш взгляд Красная Армия сумеет выдержать первый удар германцев? Я уверен в нашей окончательной победе, но при неудаче в приграничном сражении война пойдёт по крайне тяжёлому для нас сценарию, напряжению всех сил, гибели огромного количества наших людей, большим разрушениям. Вы, естественно, понимаете, что вставая в глухую оборону, мы отдаём инициативу противнику, который в этом случае сможет, встретив сильное сопротивление на одном участке, ударить на другом. Быть может, нам разумнее самим ударить первыми? Я понимаю, что не вы принимаете решение о начале боевых действий, но допустим, что это находится в вашей компетенции, как бы вы поступили? Или допустим такой вариант: подготовившись к обороне мы за несколько часов до начала войны, сами наносим удар всеми видами оружия по изготовившемуся к атаке врагу. Может быть есть и другие возможности, которых я не представляю. Что вы выберете? Поймите, что я задаю этот вопрос не из праздного любопытства. За мной стоит военная промышленность страны...
  - Понимаю вас, Алексей Сергеевич,- Захаров кивком останавливает мою сбивчивую речь,- что же, попробую ответить. Внимательное изучение известного вам документа и особенно приложения к нему, в котором намечен график военных перевозок до начала операции, позволяет сделать следующий вывод: самая ранняя дата начала войны - середина мая. Перевозки германским Генштабом планируется проводить в нарастающем темпе, достигнув предела пропускной способности магистралей в течение последнего месяца перед началом боевых действий, в который на границу прибудет примерно половина от запланированного количества частей...
  - Но до 15-го мая земля ещё не просохнет.
  - Не везде,- мягко возражает начальник Генерального штаба,- на юге Польши и в Румынии, в полосе Юго-Западного и Южного фронтов, грунтовые дороги с высокой долей вероятности будут пригодны для колёсного транспорта, но в целом вы правы. Если принять во внимание, что германский Генштаб планирует одновременное нападение на всём протяжении государственной границы с севера на юг, то середина мая - это крайняя оценка времени, когда их группировка может быть готова к наступлению. С другой стороны, исходя из грандиозности задач, поставленных перед германской армией и учитывая, что дожди на территории Европейской части СССР начинаются в сентябре, нападение не может произойти позднее конца июня. Эти полтора месяца и составляют окно возможностей вермахта. Исходя из сказанного, рассмотрим теперь возможности наши. Для надёжного отражения немецкого нападения войска Особых округов должны к середине мая быть полностью отмобилизованы, то есть все их дивизии пополнены до штатов военного времени, со складов хранения и из народного хозяйства получена вся положенная ей техника и они находятся в полной боевой готовности . Это необходимое условие, но не достаточное. Как нам недавно стало понятно из планов германского Генштаба, дислокация наших войск в соответствии с планами прикрытия границы не может обеспечить устойчивой обороны, а, скорее всего, приведёт к окружению и разгрому наших войск в приграничных сражениях. Для предотвращения подобного развития событий необходима переброска дополнительных войск из внутренних округов для усиления наиболее опасных направлений от ударов противника...
  - Но, Матвей Васильевич, противник же не будет просто так безучастно наблюдать как мы перебрасываем войска. Он внесёт коррективы и в темп переброски, и в направление своего удара.
  - ... И тут вы частично правы, Алексей Сергеевич,- Захаров ставит стакан с остывшим напитком на стол,- однако, что касается смены направления удара, то противнику будет сделать это не так уж просто. Генштабу придётся создавать новый план всей кампании на что уйдёт немалое время, потом отводить уже развёрнутые соединения в пункты погрузки, перемещать их в тыл и снова к фронту, загружая узловые станции и создавая встречные потоки, что повлечёт за собой снижение общего темпа переброски. Но всё же я уверен, что германский Генштаб справится с задачей и нам также придётся вносить коррективы в свои планы на ходу. Положа руку на сердце, я не уверен, что мы сможем справиться с подобной задачей лучше германцев. Наибольшую тревогу у меня вызывают четыре их танковые группы, которые могут быстро своим ходом пройти на сотню километров вдоль фронта и, самостоятельно пробив оборону, войти в её разрыв...
  - А как же наши танковые дивизии, они что на такое не способны?
  - ... Наши танковые дивизии ещё только учатся действовать совместно в составе танкового корпуса, а германская танковая группа, как мы видим из 'Директивы' состоит из нескольких подобных нашим моторизованных корпусов. Например, 1-я танковая группа состоит из 3-его, 14-го и 48-го эМ-Ка, которые в свою очередь состоят из двух танковых и одной моторизованной дивизий. Подобную организацию германцы довольно успешно обкатали уже в Польше и Франции. Глухая оборона против такой силы сопряжена с большими трудностями, глухая оборона - это не пассивное сидение в окопах и работа на отбой. Это непрерывная разведка противника, быстрая оценка обстановки, немедленное принятие решений командирами всех уровней и маневр резервами, артиллерией при бесперебойном снабжении. Дело в том, что, как ни странно, времени на всю эту работу у обороняющейся стороны меньше, чем у атакующей, так как последняя, владея инициативой, может действовать по заранее продуманному выгодному ей плану.
  - То есть вы, Матвей Васильевич, согласны с вариантом нанесения превентивного удара по не успевшему изготовиться врагу?
  - Тут тоже, Алексей Сергеевич, имеются свои трудности, связанные и с выучкой наших войск, и с организацией снабжения, но так сложилось, что наступлению мы, по сравнению с отработкой задач в обороне, уделяли значительно больше внимания. Красная Армия наступала и на Хасане, и на Халхин-Голе, и в Финляндии, где наши танковые бригады, мехкорпуса и стрелковые части получили бесценный опыт по прорыву обороны и окружению противника. В Освободительных походах 1939 года Красная Армия хоть и не вела серьёзных боевых действий, но отработала, пусть и не всегда успешно, вопросы частичной мобилизации, скрытного сосредоточения, форсированных маршей, преодоления водных преград и организации снабжения в масштабах фронта. Боевых действий в обороне Красная Армия, по сути, никогда не вела, поэтому наступление для нас является предпочтительным способом ведения боевых действий...
  'Значит всё-таки наступление'?
  - ... Но в данный момент именно Германия,- Захаров пытливо смотрит на меня,- держит свою армию отмобилизованной, с развёрнутыми тылами, поэтому опираясь на более развитую дорожную сеть, именно она планирует и имеет возможность первой нанести по нам внезапный удар. Чтобы сорвать планы противника нам необходимо перехватить инициативу у Германского командования, атаковать противника в тот момент, когда он будет ещё находиться в стадии развёртывания, не успеет организовать сплошной фронт и наладить взаимодействие родов войск. График перевозок германской армии показывает, что начало-середина мая является наиболее благоприятным для нас временем, чтобы захватить инициативу и начать свою наступательную операцию. В этот период в пределах стокилометровой полосы вдоль нашей западной границы будет расположено чуть более 50 дивизий германской армии, из них 2 танковых и одна кавалерийская, общей численностью в 700 тысяч человек, а также до 5 пехотных дивизий Венгрии и Румынии. С учётом последних, в Южной Польше и Румынии нам будет противостоять около 18 дивизий. Уже сейчас только армии прикрытия противостоящего им КОВО, без своих резервов, второго эшелона и без учёта сил ОдВО, составляют 25 дивизий и 10 танковых бригад. После призыва по БУС, к маю эти дивизии будут доведены до 14-тысячного состава, что обеспечит нам полуторакратное преимущество в личном составе и двукратное - в танках и артиллерии...
  'А если добавить ещё одну воздушную армию в дополнение к тем авиакорпусам, что будут действовать в Румынии и несколько полков Резерва Главного Командования, а в помощь к десяти танковым бригадам - один танковый корпус, то преимущество станет подавляющим, как на земле, так и в небе'.
  - Я так понимаю, Матвей Васильевич,- не могу сдержать улыбки,- вы собираетесь разыграть это наступление на картах?
  - А вот тут вы, Алексей Сергеевич, правы полностью,- в ответ улыбается Захаров,- разыграем сразу вслед за проверкой оборонительной операции на том же теаре военных действий.

  Германия, Вюнсдорф,
  Генеральный штаб Сухопутных Войск.
  10 марта 1941 года, 08:00.

  'Что тут у нас следующее?- генерал-полковник Манштейн, достаёт из папки следующий документ,- так, приказ о подготовке к передислокации Генерального штаба в Восточную Пруссию в Мауервальд. Поближе к Восточному фронту... что ж, это разумное решение - собрать в одном месте всё военное руководство, но вопрос в том - будут ли готовы к этому времени все необходимые помещения? Нет, сомнений в том, что бункеры новой Ставки фюрера и кабинеты Верховного командования вермахта будут готовы в срок, у меня нет, а вот что касается потребностей Генштаба Сухопутных войск и в первую очередь в связи- не уверен... Что?! Предлагается начать переезд 24 июня... В самом начале войны, то есть в то самое время, когда на земле будет решаться судьба Восточной кампании, мы будем трястись в душных вагонах и слушать известия Министерства пропаганды с фронта... Кто же этот гений, который подписал приказ, кхм... Верховный Главнокомандующий, завизировал Рундштедт... А что вновь назначенному Главнокомандующему Сухопутных войск оставалось делать? Начать конфронтацию с первого дня службы в новой должности? Придётся выкручиваться, надо будет послать оперативную группу связистов, чтобы всё проверили там'...
  Манштейн берёт красный карандаш и размашистым почерком торопливо пишет внизу свои замечания.
  Перечитав, откладывает бумагу в сторону и тянется за новым документом:
  ' ...Ещё одна директива от Кейтеля... 'О подготовке к операции 'Изабелла''... Скоро я в них начну путаться... 'Изабелла' - это захват Испании и Гибралтара, 'Феликс' - захват Гибралтара, 'Подсолнечник' - развёртывание войск в Африке, 'Марита' - операция в Греции... Шайзе'!
  Губы начальника Генерального штаба невольно расплываются в счастливой улыбке:
  'Вот где настоящая жизнь! Вот оно счастье для военачальника! И дал мне его фюрер, если бы не он, я бы до сих пор наверное прозябал в должности командира роты где-нибудь в глуши на границе с Польшей... Он возродил германскую армию и вручил её мне... Неважно, что он ни черта не смыслит в военном деле, фюрер поставил во главе вермахта профессионалов, которые исправят его ошибки'....
   Манштейн хватается за телефонную трубку:
  - Гюнтер, пожалуйста принесите все материалы по операциям 'Изабелла' и 'Феликс', а также последние разведсводки абвера по Испании, включая Гибралтар.
  * * *
  'Силы республиканцев,- начальник Генерального штаба жадно впивается глазами в документ,- абвер сейчас оценивает численность их армии, состоящей из 21-ой дивизии и бригады примерно в 270-300 тысяч человек. С начала прошлого года, когда было достигнуто перемирие между Хунтой и 'красными' и из Испании были выведены наши и русские военные, а также добровольцы, была проведена демобилизация и армия республиканцев сократилась вдвое. Им противостоят войска генерала Молы и Примо де Ривера. Как это ни странно, точных данных по составу их армий абвер тоже не имеет, поэтому также даёт оценку в 150-200 тысяч. В четырёх танковых бригадах республиканцев около 700 устаревших русских танков, против 562-х немецких и итальянских у Хунты, в основном Т-1 и Т-2. По самолётам равенство, примерно по тысяче штук, значительная часть из которых неисправна. Новейшие самолёты нами и русскими были выведены из Испании при заключении перемирия'.
  Манштейн торопливо развязывает тесёмки другой папки с надписью 'Изабелла':
  'Так, какой же был замысел операции у моего предшественника? Передовая база материально-технического снабжения - Бордо. Состав группировки - танковый корпус, состоящий из двух танковых и одной моторизованной дивизии, одного армейского корпуса в составе трёх пехотных дивизий и горного корпуса - двух горнопехотных дивизий. Время первого этапа операции, который завершается выходом к Гибралтару - 10 суток. Танковый корпус, действуя из района Байонна во Франции, захватывает северный выход в Испанию в западных Пиренеях - город Сан-Себастьян. Затем наступает на Бургос - Мадрид и далее на юг, отрядив часть сил на захват портов вдоль северного побережья Испании. Горный корпус в течение первых суток захватывает перевалы на границе в восточной и центральной части Пиренеев. Ближайшая цель - железнодорожный тоннель Сомпорт, далее - наступление на Уэску и Сарагосу. Армейский корпус блокирует с суши одной дивизией Барселону, остальными силами наступление вдоль приморского шоссе на Валенсию. Поддержка со стороны люфтваффе - 8-й авиакорпус... Толково, кому Гальдер поручил разработку плана операции? Генералу Марксу... тогда не удивительно... Так, теперь задачи союзников'...
  * * *
  - Доктор Кёппен, узнайте в чём дело,- Розенберг раздвигает занавески и встревоженно глядит в окно вагона на приближающийся перрон,- наш поезд не должен останавливаться в Потсдаме.
  - Сию минуту,- невысокий худощавый референт тут же срывается с места.
  Снаружи в купе врывается хрип громкоговорителя поездного радио:
  - Телеграмма для рейхсляйтера Розенберга, телеграмма для рейхсляйтера Розенберга!
  Сердце ёкает в груди партийного функционера, он вскакивает, с опаской выглядывает в коридор и замечает двух рослых мужчин в одинаковых серых плащах и фетровых шляпах, идущих в его сторону.
  'Неужели это арест? Не может быть!- Розенберг обессиленно падает на обитый бархатом диван,- ведь не найдя денег, грабители просто выбросили портфель в переулке на соседней улице, полиция нашла его в урне для мусора на следующее утро... Никто не мог прочесть или сделать копию. Когда в Аграм приехал резидент Хёттль, от дневника не осталось и следа... Кёппен, конечно, мог видеть, что я что-то сжигаю в камине гостиницы, но уверенно сказать что это было е сможет'...
  - Партайгеноссе Розенберг,- мужчины в серых плащах, казалось, занимают собой всё пространство купе,- вам телеграмма от рейхсляйтера Бормана.
  - 'Фюрер просит вас',- бланк телеграммы дрожит в руках сидящего,- 'срочно прибыть в Рейхсконцелярию по важному вопросу'.
  'Ведь ясно сказано, 'просит',- вниз по виску Розенберга скользит крупная капля пота,- я становлюсь параноиком. Ну конечно, как я забыл, на прошлой неделе, ещё до поездки в Аграм, фюрер взялся прочесть мою докладную записку о 'Восточных делах', теперь, очевидно, он хочет высказать свои замечания... Определённо, если бы речь шла об аресте, то здесь бы стояли молодчики Мюллера, а не Бормана... А вдруг это гестаповцы, они часто орудуют в штатском?! Нет, не может быть. Они бы произвели арест тихо где-нибудь на вокзале в Аахене, без шума на весь поезд и ломки расписания движения'...
  - Кхм-кхм, партайгеноссе,- нарушает тишину один из 'серых плащей',- автомобиль ждёт вас на привокзальной площади.
  'Борман, этот выскочка, полностью перекрыл мне прямой доступ к фюреру,- Розенберга начинает трясти от злости,- но ничего, скоро всё поменяется, Министерство оккупированных территорий, о скором создании которого намекнул недавно фюрер, будет моим трамплином к вершинам власти, я стану рейхсминистром'!
  * * *
  - Вам не нравится моя капуста, Розенберг?- Гитлер кивает на почти нетронутую тарелку гостя,- учтите, что жизненные силы вегетарианцев постоянны, тогда как мясоеды после еды, подобно льву, переживают резкий прилив сил, однако напрочь лишены выносливости и большую часть дня проводят лежа в тени деревьев. Нам следует питаться исключительно растениями, если мы хотим быть здоровы и энергичны в течение дня. В средние века немецкие императоры ели практически только мясо и умирали очень молодыми. Мне же нужны работоспособные помощники.
  - Напротив, я очень люблю капусту, мой фюрер,- притворно протестует Розенберг,- но у меня пропал аппетит оттого, что я немного волнуюсь, ожидая вашей реакции на мои заметки по поводу нашей Восточной политики.
  - Я прочёл ваше сочинение,- Гитлер делает глоток сельтерской из хрустального бокала,- документ неплох, особенно в части обзора историко-политических проблем на Восточных территориях, подлежащих оккупации. Однако ваш проект 'декомпозиции' России, несмотря на некоторые здравые мысли, выглядит избыточным. Вы предлагаете разделить её на семь территорий: на собственно, как вы её называете, 'Московию' и шесть окраинных регионов, к каждому из которых подходить дифференцированно, всячески поощряя в них сепаратистские силы и разжигая национализм. Но я, к примеру, не собираюсь вводить войска в среднеазиатский регион России и поэтому создание округа 'русский Туркестан' вижу бессмысленным. Вы можете попытаться осуществить свой план на Прибалтийских территориях и на территории Белоруссии, но территории Украины и Кавказа имеют для Германии особую стратегическую ценность, в первую очередь как источник ресурсов. Вы ничего не записываете, Розенберг, где же ваша записная книжка?
  - Я решил , мой фюрер, пока отказаться от каких-либо записей,- щёки рейхсляйтера вспыхивают огнём,- но будьте уверены, что все ваши замечания будут запомнены в точности.
  - Что ж, разумно,- Гитлер с усмешкой смотрит как его гость давится капустой,- предосторожность чрезмерной не бывает. Так вот, на Восточных территориях, которые вскоре, благодаря мощи германской армии, перейдут под наше управление, нам не следует увлекаться игрой в политику и поддерживать там хоть какую-то самостоятельность. Вам надлежит сосредоточится в проекте гп идеологическом аспекте. Идея предстоящей войны на Востоке, как 'крестового похода' всего человечества против 'красной чумы', не состоятельна. Следует понимать нашу настоящую цель - превратить Россию из субъекта европейской политики в объект германской мировой политики. Поэтому мы идём в 'крестовый поход' не для того, чтобы освободить 'бедных русских' от еврейского большевизма, а для того, чтобы устранить угрозу Германской империи с Востока. Россия, вне зависимости от государственного устройства, а уже только в силу своих размеров, географического положения и природных ресурсов представляет опасность для Западной Европы. Эта опасность растёт от года к году с той же скоростью, с которой Россия расширяет использование своих огромных экономических возможностей. Теперь же эта страна ещё и попала в руки большевиков, провозгласивших своей конечной целью всемирную революцию, то есть широчайшую экспансию власти, осуществляющих одну за другой пятилетки ради достижения заявленной цели - увеличения своего военного потенциала, и поддерживающих в боеготовности Красную Армию, в любой момент готовую обрушиться на Европу. Поэтому мы не можем оставить задачу безопасности Рейха будущим поколениям.
  - Это исторические слова, мой фюрер,- заходится в кашле Розенберг, поперхнувшись капустой.
  Довольный произведённым эффектом, Гитлер с улыбкой поднимается со стула, подходит сзади к гостю и кулаком стучит его по спине.
  - Для решения всех русских вопросов я намерен создать бюро, и вы должны возглавить его, Розенберг. А сейчас давайте прогуляемся, Розенберг, вы уже видели мой зимний сад в Рейхсконцелярии?
  * * *
  - 'Новый мировой порядок будет построен на обломках России и за счёт её ресурсов',- Сталин, бросает фотографии на стол и поворачивается к Генеральному Секретарю Коминтерна, сидящему в одиночестве за длинным столом для совещаний,- насколько можно доверять этим фотографиям, товарищ Димитров?
  - Их прислал мне товарищ Тито из Югославии,- помедлив, отвечает тот,- я знаком с ним давно с конца двадцатых. Думаю, что ему можно доверять.
  - Почему текст отпечатан на пишущей машинке? Никто не будет делать записи в дневник, пользуясь машинкой, а тут у нас даже не печатная копия, а фотография с неё. Кроме того, здесь всего десять страниц, где остальное? Где находится оригинал дневника?- забросал гостя вопросами вождь.
  - Это неизвестно, товарищ Сталин,- как от холода ёжится Димитров,- в шифровке Тито указывает, что эти фотографии он получил от своего агента. На обратной стороне одной из фотографий есть запись на английском языке, что весь дневник можно купить за двадцать тысяч английских фунтов. Возможно агент Тито работает в английском посольстве. Товарищ Пятницкий так считает...
  - Вы показывали дневник Пятницкому?
  - Нет-нет, товарищ Сталин,- протестует гость,- я лишь поинтересовался у него хорошо ли он знает товарища Тито и есть ли у того агенты, говорящие на английском.
  - Хорошо,- вождь провожает Димитрова до двери кабинета,- пока ничего не отвечайте товарищу Тито,- я позвоню вам позже.
  * * *
  - Но как такое возможно, товарищ Берия?- хмурится Сталин,- человек родился и учился в Российской империи, только через четверть века уехал в Германию, а вы не можете найти образца его почерка. Допустим, что гестапо почистило все архивы в Латвии, но как написано в справке, он закончил Высшее Техническое Училище в Москве. Как же он получил диплом, не написав ни одной учебной работы или хотя бы заявления?
  - С дипломом такая ситуация, товарищ Сталин,- нарком внутренних дел срывает с носа пенсне,- в журнале учёта бланков МВТУ есть запись о выдаче диплома инженера-архитектора на имя Альфреда Розенберга, есть подпись секретаря, ныне покойного, есть дата январь 1918 года, но подписи получателя нет. Странно также то, что МВТУ никогда ни до, ни после не выпускало специалистов по такой специальности. Наиболее близкая- инженер-строитель, но записей о том, что он обучался на инженерно-строительном факультете нет, а опрос студентов и преподавателей, которые в самом деле преподавали или учились в то время, этого не подтвердил. Кроме этого, в январе 1918-го никакого выпуска МВТУ имени Баумана не проводил. Возможно, что диплом был ему выдан секретарём за взятку, тем более, что буквально через неделю после получения диплома Розенберг выехал за границу...
  - Вы меня пытаетесь убедить, товарищ Берия, что он не оставил ни одного следа?- раздражённо бросает вождь,- так не бывает. Ищите знакомых Розенберга в Латвии, у них могли сохраниться его письма. Хотя почему в только в Латвии? Ищите где угодно, хоть в Берлине или Париже. Надеюсь, что вы сами понимаете важность поисков.
  - Понимаю, товарищ Сталин, приложим все силы.
  - Можете быть свободны,- сухо замечает вождь, оборачиваясь к двери, из-за которой появляется статная фигура Игнатьева,- Алексей Алексеевич, присаживайтесь. Где сейчас находится Мальцева?
  - В Стамбуле, товарищ Сталин, в нашем постпредстве,- отвечает на рукопожатие он,- завтра она со своей группой отплывает на нашем торговом судне в Севастополь.
  - Срочно радируйте ей, что отъезд отменяется, они должны срочно вернуться в Югославию,- вождь выкладывает на столе перед Игнатьевым фотографии,- прочтите это...

  Глава 7.

  Москва, улица Кирова дом 33,
  Командный пункт 1-го корпуса ПВО.
  11 марта 1941 года, 10:00.

  - С новосельем вас, товарищ Громадин,- пожимаю руку бравому генерал-лейтенанту, встречающему нас со Штерном у главного входа своего КП, нового ничем не приметного трехэтажного здания.
  - Спасибо, товарищ Чаганов,- краснеет от удовольствия генерал.
  - Ведите нас сразу в центр управления,- предлагаю я, бросая взгляд на часы.
  - Слушаюсь,- споро разворачивается он, скашивает глаза на своего непосредственного начальника и, получив утвердительный кивок, продолжает,- разрешите уточнить в какой, наземный или подземный?
  - У вас и подземный есть?- подковки начищенных до блеска сапог командира корпуса звонко цокают по цементному полу.
  - Так точно, товарищ Чаганов, прямо здесь под нами на глубине 50 метров, запасной управления.
  - Тогда ведите в основной, товарищ Громадин,- останавливаюсь, поджидая чуть отставшего от нас Штерна,- вы не против, Григорий Михайлович?
  - Я только - за, товарищ Чаганов, сам ещё не видел как центр выглядит в окончательном виде.
  'Не ожидал, что Штерн так быстро начнёт реализацию моих, в общем-то ни к чему его не обязывающих пожеланий',- с удивлением разглядываю огромную, составленную из склеенных лоскутов, карту европейской части СССР с заездом в Норвегию, Финляндию, Польшу и Румынию, расстеленную на трёх, стоящих рядом, циклопического размера столах в центре зала.
  - Здесь вы можете видеть, товарищи,- начинает экскурсию командир корпуса,- три стола с картами по числу направлений, на которых действуют части противовоздушной обороны: соответственно на на севере-западе, западе и юго-западе страны. Наш 1-й корпус отвечает за Московский сектор ПВО, но поскольку на его базе решено создавать центр управления ПВО страны, то сюда будут стекаться доклады со всех частей ПВО страны, размещённых также на Севере, Западе, Юге и Дальнем востоке...
  - Я правильно понимаю, товарищ Громадин, что вы здесь будете создавать карту актуальной воздушной обстановки над территорией всей страны, но под вашим управлением будут находиться только части ПВО Московского военного округа?
  - Именно так, товарищ Чаганов,- отвечает за подчинённого Штерн,- в наркомате пришли к выводу, что оперативное управление частями ВНОС останется в военных округах в руках помощников командующих по ПВО.
  - И отдельные батальоны ВНОС с радиоуловителями 'Подсолнух' тоже останотся в управление округов?
  - Так точно, товарищ Чаганов, и отдельные батальоны тоже, за исключением тех, которые входят в объектовые ПВО Москвы, Ленинграда, Киева и Баку.
  'Так всего у нас по штату шесть РЛС в батальоне... В Москве два батальона, в трёх остальных по одному - итого реально этот центр сможет получать информацию от 30-и 'Подсолнухов', а с остальных 180-и, которые останутся в особых округах'?
  - Но вы же сами понимаете, товарищ Штерн, что если мы хотим создать единую карту воздушной обстановки, то все радиоуловители должны быть под управлением из центра. Необходимо в сжатые сроки провести топографическую привязку возможных мест их дислокации, чтобы создать более или менее непрерывное поле наблюдения с перекрытием по фронту, перемещаться между ними по приказу из центра, иначе поле наблюдения будет дырявым. В штабе военного округа или фронта должен быть представитель ПВО для передачи полученной информации, а не помощник командующего, выполняющий его приказы.
  - Мы предлагали это, товарищ Чаганов, но командующие округами выступают резко против. Генеральный штаб также склоняется к тому, чтобы сохранить обнаружение и уничтожение целей в Особых округах под единым оперативным командованием.
  'Кхм, тоже логично... В любом случае сейчас не самоё подходящее время начинать реформы подчинённости, в которые будут вовлечены ещё командующие артиллерии и ВВС округов'.
  - Вот как, что ж Генеральному штабу виднее. В таком случае, Григорий Михайлович, вам следует рассчитывать на личные отношения с командующими округов и тщательный подбор кандидатур помощников по ПВО. Продолжайте, товарищ Громадин.
  - Доклады из всех частей ВНОС будут стекаться в наш Центр,- кивает он,- и отображаться на на этих картах операторами. Для этого наши умельцы вырезали из дерева вот такие фигурки по типу шахматных, которые будут изображать собой обнаруженные цели. Картонные фишки с числами на этих фигурках будут отражать количество самолётов, высоту полета и время когда было получено сообщение о цели. Цель, переданная для перехвата, помечается особой фишкой с номером авиационной части. 15-го марта завершается монтаж телефонного коммутатора на 100 линий специально для этого зала. Сейчас проводим набор в группу вольнонаёмных девушек-'шахматисток', с завтрашнего дня начинается их обучение...
  - Меня интересует такой вопрос, товарищи,- прерываю доклад генерала,- мы в Спецкомитете проводили изучение работы оператора радиоуловителя и выяснили, что он, глядя на экран не может обнаружить цели если они появляются чаще, чем раз в две секунды. А уже через 30 минут после начала работы он начинает пропускать или наоборот регистрировать несуществующие цели, если их темп появления ещё в 5 раз реже. Я это к тому, что на карте с неизбежностью будут появляться ложные цели. Ситуация ещё ухудшится с началом войны когда резко возрастёт количество целей и противник начнёт умышленно вносить помехи в работу наших радиоуловителей. Вы предусмотрели какие-нибудь меры, чтобы отфильтровывать их? Нет. А это важно. Может быть для начала как-то помечать вновь обнаруженные цели, затем назначить 'фильтровальщика', который будет уделять им особое внимание, более часто запрашивать о них информацию. Вообще-то мы в данный момент работаем над прибором, который будет автоматически отфильтровывать помехи, но пока он не готов вам придётся заниматься этим вручную, в том числе укорачивая смены и назначая контролёров...
  'Правильнее назвать этот прибор приставкой к 'Подсолнуху', которая в основном состоит из накопительной электронно-лучевой трубки и двух ограничителей на её входе и выходе. При этом экран НЭЛТ разбивается на 512 элементов по азимуту и 128 - по дальности. Если принять, что антенна вращается со скоростью 5-10 оборотов в минуту, то становится понятным, что передать такое количество информации по полевой телефонной линии, скажем, в центр обработки невозможно. Решить эту проблему и помогает приставка. Накапливая за несколько проходов электрический заряд на каждом элементе экрана и автоматически отсекая элементы с низким зарядом низкой амплитуды, НЭЛТ будет эффективно отфильтровывать полезный сигнал от шума. А ограничители на входе и выходе оставят на экране лишь две градации яркости, таким образом выполнив задачу оператора по определению: 'есть цель' - 1, 'нет цели' - 0. Нолики и единички, упакованные кодирующим устройством в информационые пакеты с заголовком, телом и контрольной суммой, затем побегут по телефонным линиям в центр управления, где вычислительная машина препарирует их, вычленив суть - географические координаты цели, её тип и состав... Ну это я размечтался, конечно, до этого ещё далеко, две, а может и три пятилетки, но если, строя информационную систему ПВО, одновременно конструировать инфраструктуру советского интернета, то он нам достанется если и не бесплатно, то с огромной скидкой'...
  - Предлагаю пройти к лифту, товарищ Чаганов,- повторяет Громадин, с удивлением глядя на меня.
  - Да-да, конечно,- возвращаюсь к действительности я.
  - Сюда, пожалуйста,- включает гида генерал,- командный пункт находится на глубине 50 метров, имеет два этажа, имеет запасной выход на станцию метро 'Кировская'. На первом этаже находятся комнаты боевого расчёта, на втором - помещения вспомогательного назначения: для отдыха, столовая, душевая, туалет. Технические помещения: фильтровая, силовая и вентиляционные установки, аккумуляторная, коммутаторная, автоматики. ЗКП снабжён приточной и вытяжной вентиляцией, водоснабжением, основным и аварийным электроснабжением, отоплением, канализацией и дренажём.
  * * *
  - Товарищ Чаганов, уже три часа ночи, а вы всё на работе,- хмурится вождь когда мы сталкиваемся с ним в коридоре Сенатского дворца,- мне докладывают, что вы в последнее время работаете практически круглые сутки без отдыха. Это плохо кончится. Человек без сна долго работать не может, он неизбежно заболеет, а здоровье людей, находящихся на ответственной работе, им не принадлежит. Оно является казённой собственностью, а вы его бездумно транжирите. Поскольку сами вы бережно распоряжаться своим здоровьем не можете, то мне придётся приставить к вам охрану, чтобы она регулировала вашу работу и отдых. Как вы на это посмотрите?
  - Насчёт здоровья я совершенно с вами согласен, товарищ Сталин,- виновато опускаю голову,- только организмы у всех людей разные. Вот вы, например, обычно спите шесть часов в сутки, нарком товарищ Устинов четыре часа, а мне хватает всего пары часов. Я их набираю в течение дня в автомобиле, достаточно прикорнуть на четверть часа в поездке и чувствую себя отдохнувшим. Кроме того, я регулярно занимаюсь спортом, постоянно прохожу проверки у своего 'прикреплённого врача'. Она на моё здоровье не жалуется...
  - Ну раз не жалуется,- хмыкает вождь,- тогда другое дело. Кстати о вашем враче, ей ещё придётся задержаться в командировке на пару недель...
  'А это значит, что фотографии 'дневника' Розенберга не прокатили... Олю отправили добывать оригинал. Но это значит и то, что и оригинала его почерка у нас тоже нет, иначе просто отмахнулись как от фальшивки. Что ж, время работает на нас. Сталин не сможет держать такой документ под сукном, возможно скоро будет его обсуждение на Политбюро'.
  - ... Ладно, иди трудись, Алексей.
  - Спокойной ночи, товарищ Сталин.
  * * *
  ' Сегодняшнюю ночь посвящаю делам 'своего долларового фонда',- вытаскиваю из папки первый документ,- что тут у нас? Просьба наркома здравоохранения СССР товарища Митерёва о выплате 6 тысяч американских немецкому хирургу Герхарду Кюнчеру по контракту с ним, включающему передачу бессрочной лицензии и полной документации на медицинский прибор' 'kuntscher nail', чтение лекций, проведение консультаций и практических занятий на базе Московского, Ленинградского и Харьковского институтов усовершенствования врачей 220 хирургов-ортопедов по использованию данного прибора... Кюнчер контракт исполнил полностью... февраль 1941 года... подпись... Бр-р... а я и мои доллары тут причём? Микоян должен платить, он занимается рейхсмарками и немецким контрактом. Ну жучара... А-а, тут бумага от Берии. Кюнчер после задержания в марте 1940-го в Хельсинком военном госпитале решил не возвращаться в Германию, а после исполнения контракта просил переправить его в Америку... Въездная виза в САСШ им уже получена. Понятно теперь, почему сумма контракта небольшая. Ну что ж, дело хорошее'...
  По-сталински синим карандашом, повернув на 45 градусов лист, накладываю резолюцию 'оплатить' и ставлю отработанную на тысячах документов подпись:
  'Что следующее? Еще один счёт, теперь от Малышева за поставку 1200 грузовиков 'Студебеккер' US6. Английский посол Криппс сдержал слово, походатайствовал перед 'Дядей Сэмом' о передаче остатков французского заказа, который остался в американских портах после разгрома их армии. Правда большинство из полученных грузовиков первых типов выпуска с узкой базой, зато все с формулой 6х6 с повышенной проходимостью. Как раз то, что нужно для двенадцати вновь формирующихся танковых дивизий второй очереди со сроком готовности 1-го января 1942 года. 1200 штук - это конечно капля в море, их с трудом хватит только на одну танковую дивизию нового строя, но не всё так плохо. Со второй половины года компания будет способна производить до 50 тысяч грузовиков ежегодно. А что же наши трёхосные грузовики ЯГАЗ и ЗИС-6, сходные по возможностям с 'американцем'? С ними всё нормально, вод только не хватает их катастрофически. Мощности Ярославского завода ограничены выпуском 1000 грузовиков в год, завод имени Сталина может произвести лишь вдвое больше... Этого мало и все они давно расписаны потребителям: дизельные ЯГАЗы идут для РЛС и мобильных радиорелейных установок, ЗИСы - на реактивные артиллерийские установки. Сумма внушительная - около двух с половиной миллионов американских долларов, 2100 долларов за штуку. Дорого, но есть нюанс, правительство США даёт нам на покупку грузовиков беспроцентный торговый кредит сроком на 15 лет в размере 100 миллионов долларов. С чего бы это они так расщедрились? Разгадка проста - пенициллин. Закончившиеся недавно испытания нашего лекарства в Америке закончились полным успехом. Сейчас в Москве проходят переговоры с американской стороной о строительстве нескольких заводов по производству антибиотиков в СССР в обмен на продажу лицензии. Все расходы на строительство американская сторона берёт на себя'.
  Поднимаюсь со стула чтобы размять застывшие члены: несколько отжиманий и приседаний разгоняют застоявшуюся кровь.
  'Мощные грузовики для армии - это хорошо, но не следуют забывать и о гражданских. На следующий год Спецкомитет наметил строительство заводов 'А' и 'Б', для которого потребуется большое количество техники: автомобили-самосвалы, автокраны, экскаваторы и другой подобной техники. Ситуация осложняется ещё и тем, что большая часть её также уйдёт в армию по мобилизации, поэтому необходимо уже сейчас что-то по этому поводу предпринимать. Поэтому логично у же сейчас часть средств из американского кредита зарезервировать на эти нужды. Гражданская техника, конечно, значительно дешевле военной, но не всё так просто. Нам нужна гражданская техника большой грузоподъёмности. Например, военный грузовик до 3-х тонн стоит в среднем 2000 долларов, гражданский - 1000, но если потребуется пятитонник, то цена вырастет до 5000. Американские умельцы, однако, нашли выход из положения, в ход пошла послепродажная переделка. Берётся бюджетный полуторатонный грузовик массового производства, каих как 'Форд', 'Шевроле' или 'Додж', устанавливается задний мост повышенной грузоподъёмности, третья подкатная ось или тележка с двумя задними ведущими мостами. За те же максимум 2000 долларов получался тяжёлый грузовик-самосвал компании 'Тракстел' с колёсной формулой 4х2, 6х2 или 6х4. Переделку надо заказывать заранее, как минимум за полгода, поэтому надо спешить, неизвестно сколько времени ещё уйдёт на транспортировку. На всякий случай ещё и покрасить в защитный цвет. Если дела на фронте пойдут не лучшим образом, то эти грузовики и в армии найдут применение. Решено, заказываю тысячу штук, с формулой 6 на 4'.
  Открываю дверь в комнату отдыха, где на подоконнике под отрытой форточкой охлаждается несколько бутылок 'Нарзана':
  ' Спецкомитет наметил строительство, но'...
  Научно-Технический Совет ещё не определился ни с площадкой, ни с проектом. Как ни странно, но большее единодушие получилось по вопросу завода 'Б', завода по производству плутония. Несколькими дозированными вбросами информации из будущего, залегендированными утечками из американских лабораторий, удалось убедить 'ленинградскую группировку' из Института радия во главе с академиком Хлопиным отказаться от осадительной фторидной технологии, в пользу экстракционной. Весомым аргументом против фторидной технологии стало 'сообщение из-за лужи', что вести химию плутония в кислой среде со фтором практически не в чем, никакие материалы не выдерживали коррозии. Предложенный академиком Акимовым нихром, особенно в сочетании фтора с лантаном, также оказался нестойким, хотя по цене даже превосходил серебро и золото, из которых предполагалось делать рабочие ёмкости, включая химические реакторы. Однако основным доводом, который перевесил чашу весов в споре, явилось то, что экстракционная технология в равной степени подходит как для плутония, так и для урана при этом являясь непрерывной.
   Само собой, что из множества экстракционных технологий была мной была выбрана самая передовая на 80-е годы двадцатого века, описанная к тому времени в открытых источниках, называемая 'пурекс-процессом'. Выделение плутония и урана из водного раствора в нём ведётся при помощи органического растворителя тринитрофосфата или ТБФ в нитратной среде. В СССР к ТБФ добавлялся синтин, синтетический керосин, изготовленный по трофейной немецкой технологии, в Америке - специально подготовленная смесь парафинов, ну а в Англии лили простой керосин.
  'Пожалуй и нам не надо мудрствовать лукаво, очищенный керосин, ОК - бюджетно и стильно',- стою у окна, пью 'Нарзан' и смотрю на зубцы Кремлёвской стены.
  ГСПИ, Государственный Специализированный Проектный Институт, казалось бы, может теперь приступать к проектированию завода 'Б', но дело в том, что забуксовало решение по месту строительства. Площадка могла быть выбрана только с учётом выбора технологии реактора-наработчика плутония. В случае реактора с водяным охлаждением идеальным было бы место относительно высокой плотностью населения неподалёку от Челябинска, в случае воздушного охлаждения, а следовательно с большим выбросом в воздух радиоактивности, пришлось бы строить много севернее, по крайней мере в 300-х километрах от Свердловска.
  Выбор места центра атомной промышленности дело не простое, надо взвесить много разных факторов. Самое простое поступить так, как поступили специалисты в моей истории, положившись на их знания и ум и сделав выбор в пользу Челябинска-40. Но в новой реальности уже есть отличия от старой: в посёлке Петропавловский, недавно переименованном в город Североуральск, заканчивается строительство крупной тепловой электростанции и алюминиевого завода. Соответственно обновлена и расширена до двухпутной железная дорога, построено жильё для работников завода и строителей. Неподалёку от Североуральска на богатой реками и озёрами малонаселённой территории, находящейся на границы тайги и тундры, не составит труда найти подходящую площадку для города атомщиков.
  - А где я возьму для тебя, Чаганов, фонды и рабочих для строительства в такой глуши?- резонно спросит меня Вознесенский.
  'А может быть и не спросит... просто получит постановление ГОКО о начале строительства и примется его исполнять. Надеюсь всё же, что это не произойдёт так быстро, как в моей истории. Всё таки в отличие от неё, 'благодаря моему чуткому руководству', на текущий момент вся добытая в мире урановая руда находится в СССР. И та, что лежала много лет без дела в Бельгийском Конго, и та, что была перевезена из колонии в метрополию, а затем попала как трофей Гитлеру. Собственно Гитлер и начал тогда 'атомную гонку' фактом вывоза двух тысяч тонн бельгийского урана в Германию, всполошив этим бежавших за океан физиков... Но в той истории США в кратчайшие сроки сумели заполучить 30 тысяч тонн богатейшей урановой руды из Конго, а сейчас им ещё предстоит её добыть, предварительно разведав месторождения. То же самое касается и Гитлера... хотя не факт, что у него первого возникнет такое желание. Хм, интересная ситуация возникла: Ни в Америке, ни в Англии, ни в Германии сейчас урана для Бомбы нет, то есть, и нет и взаимной ядерной угрозы. А с другой стороны, если даже это троица узнает, что весь уран находится в России, то вряд ли будет расценивать это как непосредственную угрозу себе... Не высоко они о нас мнения, чтобы опасаться советской атомной бомбы. Скорее всего решат, что Советы собрались лакокрасочное производство развивать... Хотя американцы, узнав где Чаганов порылся, могут попытаться надавить на нас, поставив продажу им нашего урана одним из условий взаимной торговли... Ладно, будем решать проблемы по мере их возникновения. Сейчас мне, как главе Спецкомитета, надлежит сосредоточиться на другом: пользуясь послезнанием, задать нужное направление развития советской атомной промышленности. А если конкретнее, то определиться с типом реактора-наработчика плутония'.
  Вздыхаю и возвращаюсь к столу, заваленному бумагами, тяну из кипы очередной листок и нарочно начинаю вслух проговаривать текст, чтобы отвлечься от реактора:
  - Тяжёлый быстроходный артиллерийский тягач М-4... мотор 6 цилиндров, мощность 225 лошадиных сил... полузакрытая кабина на 11 человек, грузовой отделение для размещения боеприпасов до 3 тонн. Для увеличения проходимости снабжен лебёдкой на 14 тонн, масса прицепа тоже 14 тонн... Тяжёлый и быстрый - максимальная скорость 40 километров в час...
  Рука машинально выводит 'оплатить', а мысли вновь скатываются к реактору.
  Авария, произошедшая в 1957-ом в 'Уиндскейле'- главный аргумент, который заставляет сомневаться в правильности 'воздушного' выбора. Заложенный в конструкцию реактора принцип охлаждения предписывал его работу при сравнительно низких температурах до 150 градусов. Делалось это для того, чтобы избежать взаимодействия топлива и элементов конструкции реактора с кислородом воздуха при более высоких температурах, при которых увеличивалась вероятность возгорания урана в случае разгерметизации топливного элемента. Уже тогда при проектировании реактора было известно, что в кристаллической решётке графита, который служит замедлителем нейтронов, при возрастании нейтронного потока начинают накапливаться дефекты, которые ведут к деформации графита, а, попросту сказать, к его 'распуханию'.
  Процесс 'распухания' кладки активной зоны реактора идёт одновременно с накоплением в ней избыточной энергии, которая дремлет до поры до времени в графите в виде 'вакансий' кристаллической решётки. Само собой, процесс возникновения дефектов и вакансий происходит и при более высоких температурах, чем рабочая, но с её дальнейшим повышением набирает силу противоположный процесс, который компенсирует возникающие дефекты в кристаллической решётке графита. Связан он с большей подвижностью этих дефектов и вакансий и чем-то напоминает взаимоуничтожение электронов и дырок в полупроводнике.
  Принцип 'залечивания' дефектов кристаллической решётки, который называется отжигом графита, заключается в том, что структура графита, претерпевшая изменение под действием облучения, восстанавливает своё первоначальное состояние при нагревании графита выше температуры облучения. При этом высвобождается накопленная графитом скрытая энергия, однако этот процесс, в частности в 'Уиндскейле', имеет одну важную особенность. При температуре отжига в небольшом интервале около 200 градусов наблюдался пик энерговыделения, при котором могла быть превышена теплоёмкость графита. В этот момент мог произойти быстрый, почти мгновенный саморазогрев графита, который в каждом конкретном случае определяется условиями теплоотвода и облучения.
  Отключение продувки воздуха на 'Уиндскейле' при восьмом с начала эксплуатации отжиге и привело в итоге к аварии, которая поставила крест на данном типе реактора. Хотя в реакторах с водяным охлаждением также может произойти подобный и даже более опасный, связанный с тепловым взрывом, инцидент, например, при останове прокачки теплоносителя через активную зону на остановленном реакторе.
  'Простое ведь правило - не останавливай прокачку теплоносителя и всё будет хорошо! Не зря же писал Курчатов в журнале, передавая пульт управления сменному персоналу реактора за десять лет до аварии в Уиндскейле и почти за сорок до Чернобыля: 'Начальникам смен! Предупреждаю, что в случае останова воды будет взрыв. Поэтому ни при каких обстоятельствах не допускается прекращение подачи воды''.

  Королевство Югославия, Белград,
  Парк Калемегдан,
  15 марта 1941 года, 13:00.

  'Неплохо Мустафа выбрал место для встречи',- Оля останавливается у небольшого кафе, достаёт из сумочки пудреницу с зеркальцем и намётанным взглядом пробегает по редким фигурам посетителей, рассыпанным на мокрых аллеях парка и удовлетворённая увиденным, сворачивает на дорожку, ведущую к маленькому кафе на набережной Дуная.
  - Так вот ты какая, 'Ольга',- не может сдержать восхищения невысокий худощавый мужчина лет пятидесяти в дорогом твидовом пиджаке, поднявшийся при её виде из-за столика у окна,- наслышан, наслышан...
  - А я думала,- шепчет Оля на ухо Мустафе, жеманно целуя его в щёку,- что после 'Копенгагена' наши резиденты стали меньше судачить друг с другом на досуге о своих агентах. Тёмное лицо Голубича идёт бурыми пятнами - задержание датской полицией четырёх работников центрального аппарата Разведупра и десяти иностранных агентов, где они собрались, чтобы 'повидаться с друзьями' - для него самого едва не закончилось арестом.
  - Надёжное,- бычится Мустафа,- хозяин - мой человек, а больше здесь никого нет, если не считать охраны на улице. Можете говорить спокойно.
  - Охраны? Не заметила никого, снимаю шляпку,- примирительно улыбается Оля,- отличная работа, товарищ Исмет. Тогда сразу к делу.
  - Турску кафу тэ кисела воду, Мухамет,- овладевает собой Мустафа, делая знак хозяину кафе.
  - Отличный кофе,- Оля тут же запивает водой жгучий напиток,- Исмет, мне нужна ваша помощь. Я знаю, что инстанция поставила перед вами задачу помогать мне в поиске дневника Розенберга, но я прошу вас не ограничиваться только этим. Вы наверняка уже знаете, что руководство страны готовиться к подписанию протокола о присоединении Югославии к Тройственному союзу?...
  Голубич кивает, затягиваясь сигаретой.
   ... По моим данным,- продолжает Оля, опустив глаза,- сразу же за подписанием протокола, которое произойдёт в течение несколких дней в Вене, в Белграде случится военный переворот под руководством генералов Симовича и Мирковича...
   Мустафа продолжает молча курить.
  - Известно также, что они держат постоянную связь с английским посольством в Белграде с неким представителем Службы Специальных Операций, которую в Лондоне возглавляет Хью Долтон...
  - Его зовут полковник Том Мастерсон, он занимает должность временного секретаря посольства,- снисходительно усмехается Мустафа,- ты не удивляйся, у меня есть свой человек в английском посольстве. Насчёт Симовича и Марковича твои сведения верны, только вот о том, что переворот случится так быстро ему ничего не известно.
  - Эти сведения получены из Лондона,- Оля старательно подбирает слова,- Черчилль на днях прислал радиограмму послу в Белграде, в которой прямо говориться, что 'нельзя отбрасывать ни одну из альтернатив наших действий, поскольку власти Югославии уже приняли решение о подписании протокола'.
  Глава нелегальной резидентуры удивлённо глядит на собеседницу:
  - Вчера Мастерсон тайно встречался с генералом Симовичем...
  - ... На этой встрече,- подхватывает фразу Мустафы Оля,- Симович заявил, что подготовка к перевороту завершена, он состоится на второй день после подписания протокола, когда югославская делегация вернётся в Белград. Симович отдаёт себе отчёт, что переворот может привести к войне, но считает что такой исход предпочтительнее нынешнего положения вещей. Кроме того он надеется на помощь Великобритании войсками, оружием и продовольствием...
  - Да, такая у Сербии судьба,- сокрушённо качает головой Мустафа,- правительство смотрит в сторону Гитлера, армия - на англичан, а народ - на Россию. О Югославии я даже и не говорю, её уже и не существует по-сути сейчас, а как полыхнёт война, то её будут рвать на куски и снаружи, и изнутри. И надеяться нам придётся только на себя самих.
  - ... Английский представитель на это ответил Симовичу, что если Югославская армия сразу же после переворота всеми силами ударит по итальянской группировке в Албании, то сможет получить богатые трофеи. Этим самым югославы защитят левый фланг группировки британских войск в Греции, на что английское командование очень рассчитывает...
  - Ну да, правильно,- мрачно замечает ресидент,- всю нашу армию отправить на защиту Греции, а свой народ бросить на произвол судьбы... Как я понимаю, Ольга, ты ко мне пришла без разрешения своего начальства, так?
  - Так, Мустафа, и поэтому прошу сохранить в секрете всё, что я тебе тут рассказала. В отчётах о нашей встрече мы оба напишем о намеченных мероприятиях по поиску дневника Розенберга. Детали обсудим позже...
  - Обещаю,- чиркает спичкой резидент.
  - Вот здесь,- Оля достаёт из сумочки маленький конверт,- находится фотокопия директивы и карты немецкого командования на операцию по захвату Греции, а также предварительный план и наряд сил для захвата Югославии, если не удастся склонить её руководство к подписанию протокола. Мне известно, что у вас имеются обширные связи в среде военных и политиков, некоторые из которых занимают высокие должности. Думаю, им будет интересно взглянуть на эти документы. Да, и ещё одно, постарайтесь сделать так, чтобы эти сведения не дошли до людей Тито.
  - И в мыслях не было,- засопел от возмущения Голубич.
  - Времени у вас, Мустафа, осталось мало, операция по захвату Греции и возможно Югославии ориентировочно назначена на шестое апреля. Постарайтесь до этого момента решить организационные вопросы, наметить базы, заготовить оружие, продовольствие...
  'Ишь, желваки на скулах заиграли, ну, конечно, женщина ему советы даёт... Впрочем, опыт диверсанта и конспиратора у Голубовича и в самом деле огромный, справится'.
  - Почему ты это делаешь?- чёрные глаза резидента впиваются в Олино лицо.- За передачу сведений от такого источника не только тебе, но и мужу твоему головы не сносить.
  - Я не собираюсь передавать текст этой директивы в Москву. О её содержании сейчас, за исключением работников германского Генштаба, знают только два человека - вы и я. Вы дали мне честное слово, что никому об источнике этих сведений ничего не расскажете, так что опасаться мне, незамужней женщине, нечего.
  - Почему я тебе должен верить? Может быть ты потому и не передаёшь план этот твой наверх, что это дезинформация.
  - Дезинформация это или нет - вам самим решать, надеюсь, что знакомые офицеры Генерального у ваших бывших друзей из 'Чёрной руки' найдутся. Что касается меня, то я считаю эти сведения заслуживающими доверияНе передаю его в Москву так же и потому, что они вам, сербам, ничем помочь не смогут - в Румынии и Болгарии стоят германские войска. А времени в обрез. Моё начальство начнёт осторожничать, потребует подтверждений, начнёт подключать к проверке Тито, посоветуют ему не вести себя осторожнее... дальше пояснять не надо?
  - Не надо,- тушит сигарету Мустафа и кладёт конверт во внутренний карман пиджака,- я всё понял.
  - Отлично, теперь о дневнике Розенберга,- Оля снова открывает сумочку и достаёт оттуда ещё один конверт и небольшую книжку в кожаном переплёте,- это дневник, а в конверте двадцать тысяч фунтов стерлингов, которые вы заплатили за дневник посреднику из английского посольства. Деньги ваши, а дневник мой. На всякий случай полистайте его, если в Москве захотят проверить на отпечатки.
  Резидент, качая головой, берёт в руки книжку:
  - А это тебе зачем, Ольга?
  - Дневник я уже достала, а деньги, котоорые нужны не мне, а вам, Мустафа, на расходы, связанные с операцией, которую я предлагаю провести вам совместно с моей группой.
  - Что ещё за операция?- вздохнув, тянется за очередной сигаретой резидент.
  * * *
  - Здравствуй, Дража.
  - Зачем пришёл, Мустафа?- полковник Михаилович, стоя на пороге своего дома, неприязненно глядит на гостя сверху вниз.- Я с красными дел не имею.
  - Мне, представь, это тоже удовольствия не доставляет,- раздосадованно отворачивается от хозяина дома Голубич,- но вот пересилил себя как-то. Пересилил себя, потому что в первую очередь я - серб, а уж потом... Так что, если и ты в душе серб, то веди туда, где мы сможем переговорить с глазу на глаз. На а если нет, то и без тебя обойдусь.
  - Погоди,- не сразу отвечает полковник, не отрываясь глядя в глаза Мустафе,- пойдём в сад, там у меня летняя кухня, сейчас что-нибудь наброшу на плечи, а в доме дети и жена с тёщей.
  - Вот смотри,- на струганую столешницу ложится пачка фотографий, появившаяся из кармана пальто гостя.
  Михаилович тряпицей аккуратно протирает стёкла очков, водружает их на нос, пододвигается к ближе к огню керосиновой лампы и берёт в руки первый снимок.
  - Что скажешь, Дража?- спрашивает Мустафа через полчаса, дождавшись когда полковник отложит в сторону последний снимок.
  - Если это и фальшивка,- помолчав, отвечает полковник,- то составлял её офицер немецкого генштаба. Откуда у тебя эта Директива?
  - От одного серьёзного человека,- отмахивается Голубич,- ты мне лучше вот что скажи как полковник Генерального штаба: сколько мы сможем продержаться, если немцы и в самом деле ударят так, как там написано?
  - Ну если принять, что война начнётся завтра,- не задумываясь отвечает Михаилович,- то немцы быстро в течение максимум двух недель займут долинную часть Югославии, включая основные города: Любляну, Загреб и Белград. Возможно небольшая часть наших войск сумеет отступить в горы Боснии и Герцеговины, где смогут продержаться не более шести недель. Потом закончатся продовольствие и боеприпасы и без помощи со строны им не останется ничего иного, кроме капитуляции. Также не исключаю, что небольшая часть войск, не более одеой дивизии успеет уйти в Грецию.
  - А если война начнётся не завтра, а через три недели?
  - Ну если предположить, что наше правительство незамедлительно объявит мобилизацию, а во главе армии встанет югославский 'Де Голль', который сможет сплотить вокруг себя сотню-другую тысяч воинов-сербов, то заблокировав немецкие танки на горной дороге от болгарской границы до Ниша, армия сможет организованно отойти в Грецию и соединиться с англичанами. А когда-нибудь потом, при удобном случае, отвоевать Югославию обратно у немцев, итальянцев, болгар, венгров и хорватов.
  - Понятно,- стучит кулаком по столу Голубич,- драпать, значит, собрались как в 16-ом. Шкуру свою спасать, а народ пусть остаётся на немилость победителей?
  - Ты не горячись, Мустафа,- морщится, как от зубной боли, Михаилович,- пойми, что я всего лишь преподаватель в Военной академии, а не начальник Генерального штаба. Главная проблема нашей армии в том, что даже при полной и своевременной мобилизации, из 800 тысяч солдат в строю останется только 300 тысяч сербов. И хорошо будет, если все эти хорваты, словенцы, боснийцы просто дезертируют, а не повернут оружие против нас. Я предлагал в 1938 году реорганизовать армию на национальной основе, поскольку в нынешнем положении она попросту небоеспособна. Но меня не послушали, погнали со всех постов и посадили под арест. А теперь уже поздно. Единственная возможность сейчас сохранить армию, да и то без всякой гарантии на успех, это незамедлительно начать отвод наиболее боеспособных частей на юг к границе с Грецией. Ну и срочно начать формирование небольших подвижных партизанских отрядов, которые смогли бы продержаться длительное время в горах. Для этого надо организовывать там базы, завозить туда оружие, амуницию, продовольствие. Радиосвязь между ними самими и с их командованием налаживать. Но кто этим будет заниматься? Во главе армии одни предатели и тупицы, а те другие, кто сейчас готовится прийти им на смену не сильно отличаются от первых.
  - Ты о Симовиче?
  - Вот, они даже подготовку к перевороту скрыть толком не могут. Если бы их не покрывали люди из тайной полиции, давно бы уже эти горе-заговорщики сидели под замком.
  - Та может быть уже начать действовать, Дража, как в старые добрые времена?- отблески огня от лампы гуляют по тёмному лицу Голубича.
  - Ты не понимаешь, Мустафа, их там всех надо к стенке ставить.
  - Надо будет, поставим. А пока нужно выяснить, кто из военных думает как же как ты. Покажи им директиву, послушай, что скажут. Только не советую связываться с ними по телефону, 'серьёзный человек' предупредил, что вся телефонная сеть Генштаба прослушивается немцами. Лучше встречаться дома. А завтра встретимся, обсудим.
  * * *
  - Здравствуйте, Филипп Иванович,- выхожу из-за стола и встречаю гостя в центре кабинета,- присаживайтесь, какими судьбами?
  - Прошу прощения, товарищ Чаганов, что отрываю вас, но дело срочное,- зачастил Голиков, не успев опуститься на стул,- я по поводу операции 'Муляж'...
  - Что-то не припомню.
  - ... Шесть месяцев назад, товарищ Чаганов, служба радиоразведки Балтийского флота начала перехватывать немецкие коротковолновые радиограммы. А под новый год вашим специалистам удалось дешифровать несколько штук из них. Тогда из текста стало понятно, что речь идёт о глубоко законспирированной шпионской сети абвера в Северо-Американских соединённых штатах...
  - Да-да, сейчас вспомнил, Филипп Иванович, агенты абвера под руководством резидента по кличке 'Фриц' на американских военных предприятиях добывают техническую информацию и посылают её в Германию.
  - ... Так точно. Выяснилось также, что эта группа имеет тесные связи с Германоамериканским союзом и Всероссийской фашистской организацией, которые выступают за расширение экономических связей с Гитлером и за предотвращение вступления США в войну в Европе. У нас возникла идея скомпрометировать эти две организации в глазах руководства САСШ и американского народа путем обнародования из шпионской деятельности. Но требуется ваше заключение, не раскроет ли это наши возможности в части расшифровки немецких радиограмм?
  'Чёрт, жалко, что Оли нет на месте, чтобы посоветоваться, это ведь полностью её заслуга в дешифровке. Просто она вспомнила, что была перед войной такая немецкая шпионская сеть в США, которая с самого начала работала под колпаком у американских спецслужб. Немецкий радист пришёл в ФБР и предложил свои услуги в качестве двойного агента, там в качестве кодовой книги использовался туристический путеводитель. После этого наша дешифровка заработала с поразительной эффективностью. Доверить 'Энигму' этой не особо ценной группе руководство абвера не решилось. Активничает Филипп Иванович, видимо почувствовал прохладное отношение к себе в последнее время. Наверное, так и продолжает гадать на кофейной гуще в отношении германских сил на нашей границе. Доступа к 'Директиве ОКХ' он не имеет'.
  - Вы хотите передать расшифровки немецких радиограмм американцам, товарищ Голиков?- наблюдаю за тем, как вытягивается лицо начальника Разведупра.- С чего это нам делать им такой подарок?
  - Никак нет, товарищ Чаганов, вот пришёл чтобы попросить у вас совета, как лучше...
  - Правильно сделали, Филипп Иванович,- делаю лицо подобрее.- Я бы на вашем месте не стал делать американцам никаких подарков. В-первых, это бесполезно, так как следователям ФБР для ареста обвиняемых немцев надо будет идти в суд, а имея на руках лишь наши расшифровки будет трудно убедить судью в необходимости этого. Ну, а во-вторых, не надо создавать прецедент, так как американцы - наши враги. Не лучше ли, пользуясь случаем, заняться выявлением немецких агентов, а затем уже и агентов ФБР?
  - Не совсем понял вас, товарищ Чаганов, в смысле каким случаем?- старательно морщит лоб генерал.
  - Для начала, Филипп Иванович, я бы попытался устроить радиоигру с немецким агентом в Нью-Йорке. Зная волну и шифр можно организовать с ним радиообмен, дать какое-то поручение, пригласить на встречу наконец. Таким образом, наблюдая за агентом, можно установить его личность, определить ведётся ли за ним слежка, ну и так далее. Можно заранее положить в тайник винтовку с оптическим прицелом, например. Агент со снайперской винтовкой это - подготовка диверсии, террористического акта, для суда, а особенно для газет это будет иметь большое значение, чем распространение немецких пропагандистских материалов или чертёж какой-нибудь втулки. Это может привести к дипломатическому конфликту или даже к войне, если произойдёт в нужный момент...
  'Надеюсь, что я правильно понял Олин замысел'.
  * * *
  'Зачем Сталин пригласил меня на эту встречу с министром иностранных дел Японии Мацуокой, ведь очевидно же, что моё присутствие сильно раздражает Молотова'?
  - В Японии верховная власть находится в руках Тенно,- польщённый присутствием вождя Мацуока разговорился,- на иностранный язык Тенно обычно переводится как император. Таким образом считается, что наша страна живет в монархии, однако это совершенно не верно, мы живём при государственном строе, который я называю - моральный коммунизм. В японской семье всё что принадлежит старшему сыну, принадлежит также и младшему сыну...
  'Любопытно узнать как обстоят дела с сёстрами, но думаю и так понятно, что 'коммунизм' у японцев для мужчин... Хотя не так жёстко, как в Польше, где делиться по-братски, означает - всё принадлежит старшему брату'.
  - ... Все имущество, да и сама жизнь принадлежит Тенно, поэтому элементы капитализма, которые присутствуют в нашем государстве не имеют большого значения. Однако англо-саксонские традиции нанесли ущерб Японии, а промышленный переворот затормозил развитие морального коммунизма.Сейчас в японском руководстве собралась группа людей, которая хочет распространить свои принципы на всё великое азиатское пространство. Мы называем это Хаккоицю, то есть мир основанный на справедливости. До сих пор это было ущемлено капитализмом и либерализмом, но времена меняются и на повестку дня выходит новый лозунг - долой капитализм и индивидуализм. Но для этого необходимо уничтожить англо-саксов. С этой целью мы заключили пакт трёх держав, при этом не считаясь со своими мелкими интересами...
  'Так вот он куда клонит, такое ощущение, что этот человек последние месяцы провёл в летаргическом сне. Впал в спячку аккурат после визита Молотова в Берлин'.
  - ... Что же касается японо-китайской войны, то Япония ведёт её не с китайским народом, а с англо-саксами, с капитализмом и индивидуализмом, а Чан Кайши является слугой англо-саксонских капиталистов. Поэтому японо-китайский конфликт надо рассматривать именно под таким углом зрения...
  'Тонкий намёк на наши поставки вооружений Чан Кайши'.
  - Ещё одним вопросом, который омрачает наши отношения,- министр иностранных дел принимает стакан с водой из рук своего переводчика,- это наши угольные и нефтяные концессии на севере Сахалина. Условия, на которых они функционируютне вполне удовлетворяют обе стороны. Однако наши страны имеют перед собой удачный пример решения такой проблемы - это продажа КВЖД. Мне думается, что схожий шаг по продаже северного Сахалина был бы более чем уместен. Взаимовыгодно решив все эти проблемы и зафиксировав всё на бумаге как приложение к договору о дружбе, советская сторона обрела бы в лице Японии искреннего друга на Востоке.
  'Каков нахал, хотя может быть это так принято при ведении переговоров - выдвигать в их начале невыполнимые требования'.
  - Признаюсь, господин Мацуока,- улыбается вождь, показывая желтоватые прокуренные зубы,- нечасто можно встретить человека, особенно среди дипломатов, который прямо и честно говорит о том, чего он хочет. Кажется Талейран говорил, что язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли. Но мы, русские большевики считаем, что и на дипломатической арене можно быть искренними и честными. Мне известно, что вы, господин министр, вынуждены вести тяжёлую борьбу со своими противниками в Японии, поэтому не хочу затруднять ваше положение, а даже наоборот хочу облегчить его, чтобы вы смогли здесь в СССР добиться дипломатического 'блицкрига'.
  Мацуока, услышав эти слова, совершенно забывает о стакане, который он держит в руках.
  - ... Прежде всего,- обычно в голосе вождя трудно обнаружить эмоции, но сейчас он становится вкрадчивым,- советская сторона готова пойти на скорое прекращение поставок вооружения в Китай...
  'Всё правильно, самим скоро хватать не будет'.
  - ... Но мы хотим оформить это в секретном приложении к протоколу. Разумеется японская сторона в свою очередь должна отказаться от идеи покупки северного Сахалина и согласиться с ликвидацией своих концессий на нём. Что же касается вопроса о том, сколько нефти мы будем продавать вам - сто тысяч тонн или несколько больше, то это можно будет обсудить при заключении торгового соглашения.
  - Северный Сахалин,- вода в стакане, который держит министр, начинает колыхаться,- имеет кроме экономического еще и военное значение. Владение им создаёт для Японии спокойствие в этом районе.
  Сталин поднимается и походит к специально подготовленной к встрече карте, висящей на стене:
  - Япония держит в руках все выходы Советского Приморья в океан - пролив Курильский у южного мыса Камчатки, пролив Лаперуза к югу от Сахалина и пролив Цусимский у Кореи. Теперь вы хотите взять северный Сахалин и вовсе закупорить Советский союз? Какая же это дружба?
  - Вместо холодного моря,- подаётся вперёд Мацуока, не замечая воды, которая льётся из стакана на брюки,- мы предлагаем вам выход к тёплому морю через Индию. Например, Япония не будет иметь ничего против советского порта в Карачи.
  
  - Это даёт вам спокойствие на Севере, а нам придётся вести войну здесь не только с индусами, но и с британцами,- мундштук сталинской трубки обводит Индию,- так не годится.
  - Без столкновения с англо-саксами в современном мире не удастся решить ни один вопрос,- расстроенно вздыхает Мацуока.
  - Давайте всё же не будем вмешивать в наши переговоры третью сторону и сосредоточимся на вопросе, который мы можем решить вместе вдвоём. Советская сторона уверена, что никакая идеология не сможет помешать сближению наших двух государств, если имеется обоюдное желание обеих сторон. Что же касается англо-саксов, то русские никогда не были их друзьями, и теперь, пожалуй, не очень хотят с ними дружить. Причем никогда не забывают, что англо-саксы - это германские племена, поэтому хотят жить с ними в мире и соблюдать нейтралитет, не вступая ни в какие союзы... По лицу японского министра, что он хочет что-то сказать, но в итоге не решается.
  - ... В отличие от русских англо-саксы не терпят равноправных отношений, они стремятся навязать свою волю, заставить союзника действовать в своих интересах,- Сталин возвращается к сидящему за столом Мацуоке и останавливается перед ним,- если Япония заинтересована в договоре с СССР о нейтралитете на условиях, о которых я сейчас вам рассказал, то вот моя рука.
  'В точку вождь попал, насколько я помню историю, Мацуоку в Берлине немцы жёстко прессовали, заставляя согласиться на атаку английского Сингапура, а в Москве от него ничего не требуют, даже идут навстречу его озабоченностям'.
  - Я должен испросить полномочий на подписание договора у Тенно,- министр встаёт и пожимает протянутую руку,- прошу вас дать распоряжение на Центральный телеграф передать мою телеграмму в Токио без очереди.
  - Я дам такое распоряжение, господин министр,- кивает вождь,- а вас, товарищ Молотов, я прошу приложить все усилия для согласования текста соглашения и составления совместной декларации относительно Монгольской Народной республики и Маньчжоу-Го.
  * * *
  - Как ты полагаешь, Алексей,- остаёмся с вождём вдвоём в его кабинете,- будут реагировать американцы на этот договор?
  - Конечно отрицательно, товарищ Сталин, англо-саксы теряют ещё одну возможность заставить действовать нас в своих интересах, как в Европе, так и в Китае. Но и мы упускаем кое-какие возможности: например, не сможем теперь присоединиться к очень выгодной для нас американской программе 'ленд-лиз'.
  - Именно этот вопрос, Алексей,- вождь принимается набивать табаком свою трубку,- я и хочу с тобой обсудить. Если война с Гитлером станет затяжной, то, боюсь, что наших ресурсов, для противостояния германцам, которые объединили под своим началом почти всю Европу, может и не хватить.
  'Работает 'Игнатьевская контора'... Оля рассказывала, что экономикой наших вероятных противников и союзников занимаются уже целых два сектора, по десять человек в каждом, все люди серьёзные, из военспецов'.
  - ... Под ресурсами я имею ввиду не только природные и трудовые , но и возможности промышленности, транспорта и сельского хозяйства. Наши специалисты на днях подготовили для меня доклад, где провели сравнение военно-политических потенциалов Германии вместе с её европейскими союзниками и Советского союза на первый квартал этого года. Признаюсь, цифры, которые там представлены оказались для меня неожиданными. По всем основным экономических ресурсам, которые включают производство электроэнергии, угля, нефти, чугуна, стали, автомобилей и так далее мы значительно уступаем своим противникам, уступаем многократно, минимум в два раза. Даже по численности населения мы не имеем с ними паритета, почти в полтора раза. Всё эти расчёты не включают Японию, потенциал которой специалисты оценивают равным половине германского...
  Сталин чиркает спичкой, раскуривает трубку и, заметив как я поморщился от дыма, идёт открывать форточку.
  - ... Потенциал Великобритании, кстати, они исчислили равным нашему. Если же сложить наши возможности с английскими, то они всё равно будут на треть уступать возможностям германской коалиции. Отсюда вывод - без поддержки Соединённых штатов нам в затяжной войне придётся туго, поэтому портить с ними отношения нам нельзя ни в коем случае...
  Вождь пускается в привычное путешествие от стенки к стенки по мягкому ковпу:
  - ... Потенциал Великобритании, кстати, они исчислили равным нашему. Если же сложить наши возможности с английскими, то они всё равно будут на треть уступать возможностям германской коалиции. Отсюда вывод - без поддержки Соединённых штатов нам в затяжной войне придётся туго, поэтому портить с ними отношения нам нельзя ни в коем случае. Я хочу поручить тебе, Алексей, очень важное дело. Через неделю в Лондоне будет советник президента Рузвельта Уильям Гарриман, где он будет проводить переговоры по 'ленд-лизу'. А вчера товарищ Литвинов получил сообщение от своих знакомых в Лондоне, что наши партнёры из-за океана готовы вновь встретиться с тобой, чтобы продолжить диалог, прерванный гибелью Баруха, а переговорщиком с их стороны будет именно Гарриман. Думаю, кроме всего прочего, надо воспользоваться случаем, чтобы развеять опасения американской стороны по поводу советско-японского договора о нейтралитете.

  Глава 8.

  Югославия, пригород Белграда,
  Белый дворец на Дединье.
  18 марта 1941 года, 18:00.

  - Я пригласил вас, господин премьер,- принц-регент опускается в кресло перед камином и делает знак секретарю, чтобы тот оставил их с гостем наедине,- для того, чтобы пояснить причины, по которым я выношу на голосование вопрос о подписании Протокола на завтрашнее заседание Совета Короны. Для меня очень важно, чтобы глава моего правительства поддержал это решение, даже если другие министры, члены Совета, будут голосовать против.
  - Ваше высочество,- на лице Цветковича играют сполохи каминного огня,- вы можете быть уверены в том, что я выполню любой ваш приказ, но подпись под Протоколом поставит крест на наших отношениях с Западом. На нашей вчерашней встрече американский посол Лейн заявил, что страны демократии неминуемо разгромят Гитлера, а потерявшие честь державы, которые не окажут сопротивления нацизму или присоединятся к нему после победы демократических стран понесут наказание наравне с агрессорами.
  - Югославия может какое-то время сопротивляться,- принц-регента начинает бить дрожь,- это будет стоить нам трёх сотен тысяч человеческих жизней, втрое больше людей будет порабощено, государство будет разрушено, а его территорию поделят между собой Германия, Италия, Венгрия и Болгария. Чем это лучше варианта, при котором мы примем условия завоевателя, но при этом люди останутся в живых? Я знаю, что такое честь. В вопросах, касающихся меня лично, я руководствуюсь кодексом чести, но в сложившейся ситуации я должен делать то, что спасёт мой народ от гибели и страданий, а не то, что спасёт мой авторитет и честь в глазах американцев и сербских патриотов...
  - Примерно то же самое, ваше высочество, я и сказал Лейну,- роняет голову на грудь Цветкович,- на что он ответил мне словами Черчилля - 'тот, кто между войной и позором выбирает позор, тот получает и позор, и войну'...
  - Хорошо им за морем рассуждать о нашей чести,- начинает принц-регент, но осекается и замолкает.
  - ... Сегодня утром ко мне пришёл военный министр Пешич,- продолжает премьер,- он принёс с собой донесение нашей разведки. Германский Генштаб составил подробный план войны против Югославии. Операция вермахта должна начаться одновременно с атакой Греции в первой декаде апреля...
  * * *
  - Сегодня в шесть вечера в Тушканце,- сидящий напротив за столиком Мустафа, заметив непонимание в глазах Оли, поясняет,- это предместье Загреба так называется, в кафе 'Два ловца' у усташей будет сходка. На неё придёт представитель Павелича в Загребе Славко Кватерник, будет также сын Кватерника - Евген, который заведует личной охраной Павелича и два десятка руководителей ячеек со всей Хорватии. Будут обсуждать проект Декларации о независимости Хорватии...
  - Не поняла,- перебивает его девушка, не отрывая взгляда от входа в кафе,- усташи ведь официально запрещены в Югославии.
  - Так Кватерник по бумагам и не усташ вовсе, а депутат парламента Хорватской Бановины. Так я говорю, очень удобный момент сейчас: одним ударом можно прибить всю головку усташей, но времени для подготовки операции мало, да и людей у меня только всего три человека. Вдобавок к вооружённым охранникам Евгена, где-то неподалёку будут шнырять ещё и полицейские агенты Мачека из городской стражи. Кстати, весточку об этой сходке принёс один мой старый товарищ, сейчас он - 'стражник'.
  - Тогда надо спешить, другого времени уже не будет,- решительно поднимается с места девушка,- сколько времени ехать до этого Тушканце?
  - На автомобиле полчаса, не больше,- кривится Мустафа,- да постой, куда ты? Дай хоть кофе допить.
  - Допивай-допивай, Исмет, я подожду,- остаётся стоять Оля, бросая нетерпеливый на часики,- до шести ещё уйма времени, целых два часа, а нам ещё в другой конец города за моим человеком заехать надо.
  * * *
  Форд мышиного цвета, не останавливаясь, проезжает мимо кафе с аляповатой вывеской 'Два ловца', подсвеченной одной электрической лампочкой, и тормозит у тротуара в конце следующего квартала.
  - Тяжёлый случай,- вздыхает Кузнецов,- усташи уже выставили охрану на входе. Обыскивают входящих, внутрь никому с оружием не попасть.
  - И окна маленькие, ничего через них не видно,- кивает Мустафа, разворачивается и глушит мотор,- о том, чтобы всех накрыть мечтать не приходится. Хотя бы одного подстрелить.
  - Нам и нужен один человек,- Оля опускает окно, не дожидаясь пока Мустафа и Кузнецов прикурят сигареты,- пусть даже простой охранник Евгена Кватерника... Вот только нужно, чтобы убил его человек в форме городской стражи. Ты, Исмет, говорил, что твой товарищ служит в ней... Его задачей будет пройти мимо охраны, пересечь проезжую часть и с противоположной стороны улицы сделать несколько неприцельных выстрелов в сторону кафе и, дождавшись наших выстрелов, бежит со всех ног к тебе в машину. Затем по моей команде - в местный полицейский участок сигнализировать, что усташи стреляют по стражникам. Коля, ты прячешься вот за тем каменным забором, будешь отвлекать внимание охраны стрельбой в воздух. Я буду находиться справа за той тумбой. Там расстояние до входа в кафе будет около ста метров, самое то для стрельбы из Маузера-98К...
  - А как он узнает, что пора в стражу бежать?- спрашивает Мустафа, тем самым, неожиданно для себя признавая право девушки командовать их маленьким отрядом.
  - Вот возьми, Исмет,- Оля протягивает ему небольшой свёрток,- это маленькая радиостанция. Работает на расстоянии не больше пятисот метров. Такая же есть у меня и у Коли, он научит тебя как ей пользоваться, это нетрудно. Сейчас вместе с Колей едете к товарищу. Допускаю, что его может не быть на месте, в этом случае действуем по тому же плану, но без него.
  - Так мне что, просто сидеть в автомобиле и ждать?- обиженно сопит Мустафа.
  - Именно так, только ты знаешь окрестности,- в Олином голосе зазвучали металлические нотки,- если с тобой что-то случится, то нам с Колей отсюда не выбраться.
  * * *
  - Ваше высочество,- в 'русской комнате' дворца за спиной принца-регента неожиданно возникает из темноты седая голова генерала Вуйковича, начальника Тайной полиции,- четверть часа назад радиостанция 'Веленбит', что вещает из Граца на Хорватскую Бановину, передала срочное сообщение, что будто бы в Заребе убит Евген Кватерника, а его отец Славко, депутат Хорватского парламента, тяжело ранен. Якобы в них стреляли полицейские, которые подчиняются Автономии.
  - С каких это пор Королевская полиция пользуется слухами, которые распространяет иностраннаая радиостанция?- не может отказать себе в удовольствии съязвить Цветкович, вздрогнувший от голоса генерала.
  - С тех пор, господин премьер,- не лезет за словом в карман Вуйкович,- как ваше правительство позволило Мачеку создать свою полицию. А моим людям в своей стране приходится действовать как шпионам в иностранной державе.
  - Подождите, господа,- поднимается с места принц-регент,- что-то знакомое, кто такой этот Евген, тоже депутат?
  - Евген Кватерник, ваше Высочество, был подручным Павелича, именно ему глава усташей поручал самые грязные делишки, связанные с похищениями и убиствами. Мало кто знает, но именно Евген стоял за непосредственной организацией убийства короля Александра и французского министра иностранных дел Барту.
  - Собаке собачья смерть,- качает головой принц-регент,- однако ситуация в Хорватии складывается взрывоопасная. Видимо придётся собрать Совет Короны уже сегодня, мой дворец в вашем распоряжении, господин премьер, прошу вас отдать необходимые распоряжения.
  * * *
  - Я только что разговаривал по телефону с Загребом,- первый заместитель премьера Мачек срывает с носа запотевшие очки и начинает их яростно тереть носовым платком,- ситуация в Бановине после покушения на Кватерников неспокойная, в Тушканце и окрестностях отмечены случаи нападения их сторонников с целью захвата оружия на отделы городской и сельской стражи. Мои советники на местах считают, что к утру можно ожидать нападения усташей на воинские части. Считаю, что королевское правительство должно немедленно, пока не поздно, вмешаться в создавшуюся ситуацию. Ввести на территорию Хорватской Бановины дополнительные войска, так как имеющиеся ненадёжны...
  - Это совершенно исключено,- прерывает его министр иностранных дел,- это поставит под угрозу подписание Протокола о присоединения к Тройственному союзу, так как Германия и Италия безусловно выступят резко против ввода частей Сербской армии в Автономию. Кроме того, это может привести к межнациональным столкновениям между хорватами и сербами в Бановине, поскольку усташи будут использовать этот факт в своей пропаганде...
  - Вы хорваты столько лет добивались атономии,- зло выкрикивает с места министр-серб Раденко Станкович,- а теперь пытаетесь спрятаться за спинами сербских солдат. Не выйдет!
  - Господа, прошу всех успокоиться,- принц-регент звонит в колокольчик, на его звук в зал заглядывает камердинер,- напоминаю вам, что речь идёт о сохранении единства нашего государства, представителями которого вы все являетесь. Я хочу услышать мнение о выходе из ситуации военного и морского министра Пешича.
  - Кхм-кхм,- со стула с трудом поднимается пожилой седовласый генерал армии,- прежде чем намечать пути выхода из ситуации надо предварительно понять в какой же на самом деле ситуации мы находимся. Хочу сразу заметить, что ситуация в Королестве намного хуже, чем мы здесь услышали. Ему, кроме всего перечисленного, угрожает ещё одна опасность, а именно угроза государственного переворота со стороны определённых кругов в армии, полиции и депутатского корпуса...
  - Вам известно что-то конкретное о заговоре, генерал?- недовольно прерывает его Цветкович.
  - ... Всё на уровне слухов,- покусывает седой ус Пешич,- я не могу назвать имя того, кто сказал мне о заговоре, поскольку дал честное слово не делать этого, но, по-моему, эти слухи заслуживают доверия. Вы ведь, господин премьер, по совместительству занимаете пост министра внутренних дел? Поэтому не буду отнимать ваш хлеб и перейду к вопросу, который был мне задан. Самая главная задача, которая стоит перед нами - это недопущение попадания оружия в руки террористов. Необходимо срочно привести все войска на территории Автономии в боевую готовность, оставаясь при этом пока на своих базах. Подавлением беспорядков должна заняться местная полиция, приказ им по радио и через газеты должен немедленно отдать господин Мачек, как глава Автономии. Армия будет вмешиваться в конфликт только в случае сильного сопротивления мятежников или перехода на их сторону отдельных частей, секретный приказ командирам частей на это отдаст начальник Генерального штаба Косич. Второй задачей, с целью предотвращения государственного переворота, является проведение ротации частей Белградского гарнизона, что может быть объяснено посылкой войск на границу Автономии с Сербией и Боснией и Герцеговиной. Ну и третьей - начать подготовку к скрытному призыву резервистов в Сербии...
  - Вы с кем воевать собрались, генерал?- выкрикивает с места министр иностранных дел Цинцар-Маркович.- Или сами готовитесь стать диктатором?
  - Мне семьдесят лет, господин министр,- грустно улыбается Пешич,- уже поздно играть в эти игры. Смею заверить вас, что как только мой план будет принят правительством, я тут же подам в отставку. Считаю, что призыв резервистов нам необходим на случай, если Германия, Италия, Венгрия и Болгария не сдержат своих обещаний и всё-таки решат поживиться за наш счёт. Так сказать, как мера предосторожности...
  - Но позвольте, вы серьёзно считаете, генерал,- принц-регент, поднимая руку останавливает готовых вступить в дискуссию министров,- что страны Оси оставят нас в покое без подписания нами Протокола о присоединении?
  - Положа руку на сердце,- поворачивается к нему Пешич,- я не очень-то верю, что они оставят нас в покое даже если мы его подпишем. Но любой наш демонстративный шаг, будь то подписание Протокола или его не подписание, взорвёт Королевство, что для меня, как убеждённого монархиста, неприемлемо. Поэтому нам остаётся молиться и надеяться на то, что страны Оси, посмотрев на то, что происходит у нас в стране, оставят Югославию на время в покое, занявшись своими более важными делами. Не думаю, что Гитлер горит желанием вмешаться во внутренний конфликт в Югославии, так как это потребует много сил и времени.
  * * *
  - Что вы думаете, господин министр, по поводу предложения Пешича?- Спрашивает Мачек у наместника Словении Куловеца, как только они оказываются на воздухе, ожидая когда подъедут их автомобили.
  - Тут есть над чем подумать,- переступает с ноги на ногу тот,- военный министр, без сомнения, серьёзный человек с огромным опытом. Надо поторопиться, я собираюсь ночным поездом выехать в Любляну, обсудить положение с советниками.
  - Понимаю вас,- кивает Мачек,- я сам хочу без промедления вернуться в Загреб, мне нечего делать в Белграде, поскольку принц-регент отложил голосование в Совете Короны на неделю. Счастливого пути, Франц.
  - Спасибо, Владко, тебе так же,- хлопает дверцей он и, откинувшись на сиденье, приказывает водителю,- в посольство Италии, затем - Германии. Покружи по городу, убедись, что за нами нет 'хвоста'.
  - Ну что там было?- секретарь Мачека генерал Крневич, ожидавший шефа в машине, выключает радио.
  - В Германское посольство,- отдаёт распоряжение он шофёру и поворачивается к другу,- ну слушай,... нет сначала ты, какие новости?

  Лондон, Кенсингтон, Палас Гарденс, 13
  Полпредство СССР в Великобритании,
  2 апреля 1941 года 11:00.

  - Этот дом один из лучших в нашем квартале,- Майский останавливается перед входом в высокое трёхэтажное здание полпредства,- хотя он и зовётся в Лондоне 'кварталом миллионеров'. Заполучить его мне удалось только благодаря тому, что англичане очень суеверны. Дом имеет почтовый номер - 13, хотя если вы заметили, товарищ Чаганов, в соседние дома 11 и 15 попали немецкие бомбы, а моему повезло.
  Размашисто жестикулирует полпред, указывая на каменное возвышение рядом, вокруг которого там и сям были разбросаны выкорчеванные и завявшие кусты:
  - При этом пострадал наш садик, но не из-за этих ужасных бомбёжек 'большого Блица', которыми германцы терроризировали Лондон в течение 57 дней и ночей. Пострадал он в основном из-за английских строителей, строивших под ним бомбоубежище.
  В воздухе вновь рассыпался мелкий прерывистый смех Майского, а его глаза бегают по нашим с Олей лицам, пытаясь понять какое впечатление производят его шутки, а руки то и дело то и дело оглаживают усы и бородку 'а ля Троцкий'.
  'Нервничает что-то Иван Михайлович, навоображал себе наверное о цели моего визита в Англию'.
  - Здесь у нас актовый зал,- несётся впереди хозяин, пересекая просторный зал с двумя рядами окон один над другим, отделанный тёмным резным дубом и опоясанной лестницей, ведущей на балюстраду,- тут же мы устраиваем приёмы по случаю государственных праздников. Далее кабинеты полпреда, первого секретаря и советника. Этот белый зал мы приспособили для малых приёмов...
  'По размерам вроде не уступает актовому... И в самом деле 'обангличанился' товарищ Майский, как 'сигнализируют' на него 'неравнодушные' сотрудники посольства, которых он 'загнал' на третий этаж и на чердак. Сам же с женой расположился в трёхкомнатных 'аппартаментах'и жалуется на тесноту... Ну да я не за этим сюда приехал, пусть этим товарищ Молотов занимается'.
  - Анечка,- жена полпреда быстро реагирует на нервный взгляд супруга,- не хотите посмотреть наш зимний сад? Там есть пальмы.
  - С удовольствием, Агния Александровна,- живо откликается на её предложение Оля.
  - Что-то я заболтался совсем, товарищ Чаганов,- деланно конфузится Майский, несмотря на свой возраст легко поднимаясь на несколько ступенек вверх,- вы же не за этим летели за три моря, в моём кабинете будет удобно поговорить... Нет-нет, в моём личном кабинете, он на втором этаже.
  'Всюду старинная мебель, мраморные столы, художественные вазы... Чем-то напоминает обстановку в полпредстве у Коллонтай в Стокгольме. Что с этими меньшевиками не так'?
  - Чай или кофе?- суетится вокруг меня хозяин, усаживая у окна с видом на Кенсингтонский дворец.
  - От чая, пожалуй, не откажусь,- тону в мягком кресле.
  - Сейчас у нас в Англии стало получше стало с продуктами, не то что было год назад...
  'У нас'...
  - ... Впрочем в Чекерсе, в резиденции премьера, их не было никогда, долго вас после обеда ещё мучил Черчилль?- превращается в слух Майский.
  - Да нет, не особо,- с удовольствием делаю из изящной фарфоровой чашки глоток душистого цейлонского чая,- плохо то, что Чекерс находится далековато от Лондона, я бы предпочёл, чтобы...
  - Что вы, что вы, товарищ Чаганов,- перебивает меня полпред, делая страшные глаза,- иметь во время визита в Великобританию официальную резиденцию в Чекерсе - это высший символ почёта, не всякому главе иностранного государства выпадает такая честь!
  - Всё верно, Иван Михайлович, однако отложим все эти почести и церемонии в сторону, я не за этим сюда приехал. Мне нужно, чтобы вы немедленно позвонили американскому послу Уайнайту и пригласили его к себе на фуршет...
  - Сейчас уже поздно, такие предложения делаются заранее, он не согласится...
  - Он согласится, товарищ Майский, поверьте мне. Далее, через четверть часа мой автомобиль выедет из полпредства, он вернётся обратно около восемнадцати ноль-ноль, как раз к фуршету. Нас с супругой в автомобиле не будет, сразу после его отъезда вы через садовую калитку незаметно выведете нас в Кенсингтонский парк, где мы и погуляем до шести вечера...
  - Без охраны?!- подскакивает с места полпред.
  - Товарищ Майский,- добавляю жезеза в голос,- вы получили указание от наркома, что обязаны беспрекословно исполнять все мои указания? Так вот и исполняйте. Само собой разумеется, ни одна живая душа в полпредстве, кроме вас с женой, не должна догадаться, что мы покинули здание.
  * * *
  На выходе из парка мы ускоряем шаг и, перебежав дорогу, ныряем под арку подземки с надписью 'станция Куинсуэй'. В нос шибает резким запахом мочи и гнили. Оля суёт кулачок с мелочью в едва освещённое окошко и возвращается ко мне с двумя билетами синего цвета. Не спеша спустившись по лестнице под землю, со всех ног мчимся по грязной платформе мимо сидящих на ней на каких-то узлах людей, и последними заскакиваем в поезд, лишь в последнюю секунду избежав удара от закрывающейся пневматической двери.
  - Мама, кто эти люди, почему они сидят здесь под землёй?- спрашивает девочка с лицом цвета молочной сыворотки, смотрящая в грязное окно вагона.
  - Им некуда больше идти,- устало отвечает седая женщина,- в их дом попала бомба. Поезд, чуть накренившись, со скрипом ползёт по тоннелю, то и дело останавливаясь, не доехав до станции. На станции Холланд парк, не выдержав этой пытки, первыми выскакиваем из поезда.
  - Ждёт,- шепчет мне Оля, найдя глазами машину американского посольства, припаркованную в ближайшем переулке,- ходу.
  * * *
  - Прежде, чем начать нашу беседу, мистер Че,- Гарриман вытягивает длинные ноги к пышущему жаром камину,- я хочу для себя уяснить, как согласуется подписание Россией соглашения о нейтралитете с Японией с вашей декларацией о стремлении к налаживанию более тесных отношений с Соединёнными штатами?
  - Вполне согласуется, господин советник,- с удовольствием повторяю движение своего собеседника,- этот факт ставит точку в борьбе двух групп внутри советского руководства, одна из которых стремилась к присоединению СССР к Тройственному союзу, а другая - противилась этому. Вторая точка зрения победила.
  - Позвольте,- Гарриман щипчиками откусывает кончик длинной сигары,- но очевидным следствием этого соглашения будет сворачивание вашей помощи Китаю, разве не так? Получается, что вы играете на стороне нашего врага.
  - Ну, во-первых, подключив в марте этого года Китай к программе ленд-лиза, вы можете с лёгкостью компенсировать выпадающие поставки. А, во-вторых, через короткое время они бы и так прекратились в связи с вступлением Советского союза в войну в Европе. Мы получили заслуживающие доверия сведения, что Германия готовится напасть на нашу страну весной-летом этого года. Поэтому заключение соглашения с Японией следует рассматривать как попытку Советского правительства избежать войны на два фронта. Война в Европе по нашему мнению будет длительной и кровопролитной, потребует консолидации огромных людских и материальных ресурсов, в связи с этим, товарищ Сталин, поручил мне выяснить позицию Соединённых штатов по вопросу заключения военного союза между нашими государствами и присоединения СССР к программе ленд-лиза.
  - Я уверен, мистер Че,- чиркает спичкой мой собеседник, прикуривая сигару,- что ваш запрос относительно заключения военного союза будет благожелательно рассмотрен президентом и Конгрессом, то в отношении ленд-лиза всё не так просто. 'Закон по обеспечению защиты Соединённых штатов' прямо требует, что страна-получатель находилась в состоянии войны хотя бы с одной страной-агрессором. Вы же, напротив, имеете с последними пакты о ненападении и нейтралитете.
  - Соглашусь с вами, господин Гарриман, что Советский союз, а точнее его руководство, не стремится к вступлению в войну, поскольку наш экономический и людской потенциал уступает соответствующему потенциалу объединённой под знамёнами Гитлера Европе. Не имея надёжных союзников, это было бы авантюрой. Однако заключив союзнический договор с Соединёнными штатами и Великобританией, руководство в Кремле может изменить свою позицию...
  - Насколько мы можем быть в этом уверены, мистер Че?- всем телом разворачивается ко мне он.
  - В достаточной мере, господин советник, к тому же, положение об этом можно включить в текст соглашения. В любом случае американская сторона ничего не теряет, поскольку она может начать поставки уже после выполнения нами своей части сделки...
  - Чисто теоретически, мистер Че, насколько быстро Красная армия сможет открыть 'второй фронт' в Европе против Гитлера?
  - Полагаю, что не позднее полутора-двух месяцев.
  - С момента заключения соглашения?- взгляд Гарримана встречается с моим.
  - Нет, отсчитывая с этого момента.
  - Объявить войну?
  - Нет, начать боевые действия.
  - Вот как,- замолкает на минуту мой собеседник.
  'Надеюсь, что наши войска будут готовы... хотя в любом случае ей придётся вступать в бой. О чём он думает? При обсуждении и принятии закона в Конгрессе Рузвельт добился права единолично подключать к программе любую страну, которую борется с нацизмом, включая СССР. 'Почему бы нет'?- ответил президент на прямой вопрос тогда. Впрочем надо уточнить'.
  - Господин Гарриман, вас беспокоит то, что нас в мире могут признать агрессорами, если мы первым нападём на Германию?
  - Что?- вздрагивает тот от неожиданности.- А это, нет, конечно, наш закон о другом, он об обороне Соединённых штатов. Меня волнует другое, наша промышленность ещё только набирает обороты. Всё оружие, которое мы сможем произвести в этом году уже расписано между американской армией и армией Великобритании. Реальные массовые поставки военной техники в вашу страну могут быть начаты лишь с нового года. Это я вам говорю откровенно, чтобы у вас не было завышенных ожиданий.
  - В таком случае, господин советник, может быть нам следует начать с поставок сырья и материалов, а также гражданской техники?
  - Каких, например?
  - Нашей промышленности не хватает алюминия. Его дефицит до конца 1941 года составит около 40 тысяч тонн. Затем по убыванию идёт медь, молибден, магний, никель и другие цветные металлы. Это связано с тем, что наша основная металлургическая база Донбасс с началом боевых станет досягаемой для бомбардировочной авиации противника и её придётся эвакуировать на Восток. В связи с этим возникнет также энергодефицит в местах куда эти предприятия будут эвакуированы. Поэтому остро встанет вопрос с энергогенерирующим оборудованием для стационарных тепловых и дизельных электростанций, а также с мобильными дизельными электростанциями, смонтированными на железнодорожных вагонах и на грузовиках-трейлерах. Всё это лишь для того, чтобы восстановить наш производственный потенциал на новом месте. Само собой для этого потребуется дополнительная строительная техника. С началом войны неизбежно пострадает сельское хозяйство, как из-за действий противника, нарушения логистики, так и в связи с мобилизацией мужского населения из сельских районов. Поэтому к концу года нам потребуется срочная продовольственная помощь. Наши планирующие органы составили список самого необходимого, без чего нашу промышленность ждёт если не коллапс, то неприемлемое падение выпуска продукции.
  Гарриман принимает от меня книжицу небольшого формата в кожаном переплёте и быстро перелистывает несколько страниц:
  - А вы основательно подошли к делу, мистер Че. Что ж, я передам ваши просьбы нашим экспертам для оценки, но на первый взгляд они не пересекаются с запросами британцев. В связи с большими потерями торгового флота они предпочитают получать оружие и промышленную продукцию, при этом вынуждены отказываться от сырья и материалов. Кстати, о перевозках, как вы собираетесь перевозить ваши грузы, по какому маршруту?
  - Я думаю, что самое реальное в данный момент - это перевозки по Тихому океану до Владивостока. Однако мощности наших дальневосточных портов по перевалке грузов невелики, поэтому мы включили в нашу заявку крановое и другое портовое оборудование. Потом, думаю, возможно открытие и других маршрутов, а именно, через северную Атлантику в Мурманск и Архангельск и сухопутный - через Иран, но тут без вовлечения Великобритании не обойтись.
  - А чем вас, мистер Че, не устраивает Великобритания как союзник?- Брови Гарримана подскакивают кверху.- Признаться, меня очень удивила ваша просьба провести нашу встречу втайне от хозяев, боитесь ревности Черчилля?
  - Простая предосторожность, не хочется стать ещё одной случайной жертвой немецких диверсантов, как бедный господин Барух. Не буду отрицать некоторого недоверия к руководству этой страны, но против Великобритании, как будущему союзнику, мы ничего не имеем против и даже наоборот, приветствуем. Наши опасения заключаются в наличии сильного прогерманского лобби в Англии, поддерживаемого некоторыми членами королевской семьи и опирающегося на финансы немецких Варбургов и директора Английского банка Нормана. Не хочется, знаете ли, в решающий момент, после того, как Англия заключит сепаратный мир с Германией, оказаться в одиночку против объединённых сил континента во главе с Германией.
  - Ваши опасения напрасны, мистер Че, смею вас уверить, что у нас достаточно рычагов влияния на Великобританию, чтобы не допустить подобного развития событий.
  - Дай то бог, господин советник, но думаю вам будет интересно посмотреть киноплёнку, которую сумела получить советские разведывательные органы. Она сейчас находится в сумочке моей супруги, вы её получите по окончанию нашей беседы. Эта плёнка позволит по новому взглянуть на события, произошедшие в Исландии. Недоверие же к руководству Великобритании лежит в плоскости целей ведения войны. Англия, как впрочем и Германия с Японией, при всём различии в идеологиях, которые они проповедуют, ведут борьбу за сохранение или передел границ колоний, которыми они владеют, при сохранение самой этой рабской системы. Мы же с вами выступаем за слом колониализма, освобождение народов, отмену всяких ограничение в торговле и выборе своего пути. В этом смысле цели наших двух стран в войне, несмотря на различие в социальных системах, имеют больше общего, чем цели Великобритании.
  - Барух рассказывал нам об этой вашей,- лицо Гарриман скрывается в табачном дыму,- хм... идее со сближением коммунизма и капитализма. Президент счёл её забавной, но я не очень-то в неё верю. Скорее она похожа на дымовую завесу, призванную скрыть истинные намерения Сталина. В этом меня убеждает поддержка им Коминтерна, который инспирирует саботаж и подрывает наши институты.
  - Несмотря, на господствующее на Западе мнение, господин советник, Сталин не всемогущ. Ему приходится лавировать, учитывать мнения различных групп в Центральном Комитете, в том числе и той, которая выражает интересы руководителей Коминтерна. Но справедливости ради вы должны признать, что именно он добился того, что финансирование Коминтерна из нашего бюджета резко сократилось. Но будем реалистами, также как президент Рузвельт не может прямо сказать, что его 'Новый курс' похож на курс коммунистов и направлен на улучшение условий жизни рабочего класса, так и Сталин не может единоличным решением разогнать Коминтерн, как один из символов рабочего движения, хотя многим становится очевидно, что он всё больше и больше вырождается в секту бюрократов.
  'Надеюсь, что в этой истории Западу не удастся, используя экономический шантаж, продавить роспуск Коминтерна, единственной силы для глобального противостояния капитализму. Конечно до войны у СССР вместе с Коминтерном не было серьёзного потенциала для подобного противостояния. Видимо учитывая это, а также острую нужду страны в военной и экономической помощи во время войны, Сталин счёл возможным уступить Западу, тем более что единого Запада, как политико-экономической системы капитализма, на тот момент не существовало. Но после войны ситуация кардинально изменилась, у капиталистической системы появился свой гегемон, который объединил под своим началом западные страны, объединил в блок с невиданной до сих пор экономической мощью, постепенно наращивая давление на нашу страну. Наследники вождя полностью отказались от 'коминтерновской линии', а противник постепенно перенял тактику Коминтерна и использовал её против нас'.
  - Может быть, может быть,- тень сомнения скользит по лицу моего собеседника,- впрочем, об этом вам лучше поспорить с другим советником президента Гопкинсом, моя зона ответственности - экономика, давайте на ней и сосредоточимся.
  * * *
  - Колвил,- Черчилль знаком подзывает своего секретаря,- прошу вас, узнайте где сейчас находится господин Чаганофф. Прошу прощения, сэр, продолжайте.
  - Благодарю вас, господин премьер,- взгляд Идена, сидящего напротив хозяина кабинета за журнальным столиком отрывается от каминного огня,- так вот, по сообщениям, которые я получаю в течение дня по дипломатическим каналам, события в Югославии принимают драматический оборот. Единого государства по сути уже не существует: по всей Хорватии происходят вооружённые столкновения между сторонниками вице-премьера Мачека и лидера усташей Павелича, который находится в Италии. Части югославской армии официально не вмешиваются в конфликт, но наблюдается повальное дезертирство военных из числа хорват, которые с оружием в руках присоединяются к одной из группировок. В Словении идёт открытая подготовка к объявлению независимости. В Сербии после отставки правительства Цветковича безвластие, но объявленная до этого мобилизация продолжается...
  - Что слышно о генерале Симовиче?- спрашивает Черчилль, не вынимая из рта сигару.
  - Согласно последним данным, которыми поделился со мной генерал Дилл на нашей встрече вчера на Мальте, он назначен командующим армией в Боснии. Связь с ним, так же как и с генералом Мирковичем, который получил назначение на должность командира дивизии где-то на севере Сербии, потеряна. В Венгрии застрелился премьер Телеки, по сообщениям из нашего посольства в Будапеште это произошло после того, как стало известно, что сегодня утром германские войска перешли венгерскую границу и движутся на юг в сторону границы с Сербией. Теперь уже можно определённо сказать, что вторжение Германии в Югославию неизбежно и состоится в ближайшие дни.
  - Не кажется ли вам, господин министр, что именно сейчас настал момент для создания единого фронта антигитлеровского фронта?
  - Пожалуй,- согласно кивает Иден.
  - В таком случае, вам следует как можно быстрее вернуться на Балканы. Лучше всего в Афины, где ведения переговоров с Турцией и Грецией, а генералу Диллу срочно выехать в Белград.
  - Позиция руководства Греции и Турции, как впрочем и прежнего руководства Югославии, мне хорошо известна, сэр. Они считают, что мы прилагаем недостаточно военных усилий для помощи им. Для придания большего веса моим словам на будущих переговорах, наши военные должны сделать что-то реальное, например, начать переброску дополнительных войск в Грецию.
  - Я так понимаю, вы намекаете на те четыре наши дивизии, которые сейчас сосредоточены в дельте Нила, верно?- Бубнит Черчилль, не вынимая сигары изо рта.- Так вот, адмирал Кэннингхэм считает, что переброска Нильской армии в Грецию по Средиземному морю будет очень рискованной. Для этого понадобилось бы в течение двух месяцев беспрерывно посылать туда конвои с солдатами материалами и автомашинами. Основную нагрузку при этом несли бы эсминцы. Немецкая авиация, действуя с аэродромов в Болгарии, могли бы причинить огромный ущерб нашим конвоям, как в море, так и в портах разгрузки. Кроме того, нельзя упускать из виду итальянский флот. С ним могли бы бороться наши линкоры, базирующиеся на Крите, но только за счёт сокращения числа эсминцев, эскортирующих наши караваны. Адмирал считает, что операция по переброске войск должна быть отложена, поскольку в данный момент его ресурсы перенапряжены. Единственное, что мы можем сделать в сложившейся ситуации это провести частную операцию с переброской двух-трёх батальонов и небольшим отрядом танков и пообещать потенциальным союзникам скорое расширение операции. Это, что касается переговоров с Грецией и Турцией. Однако основной упор мы должны сделать на то, чтобы склонить на свою сторону новое руководство Югославии...
  - Если оно существует,- саркастически улыбается Иден.
  - А если не существует, то нам следует вести переговоры напрямую с воинскими начальниками в Сербии, Боснии и Македонии. Думаю, что с ними договориться будет проще, чем с политиками. Задача - начать наступление югославской армии на итальянские войска в Албании, пока немцы не успели перебросить им на помощь егерей из Тироля. Если не удастся убедить генералов словами, попробуйте подкупить их. Главное - сделать это быстро, время уходит. Что у вас, Колвил?
  - Вы спрашивали, сэр, о...,- отвечает молодой человек, чётко выговаривая все звуки.
  - Где он?- нетерпеливо перебивает его премьер.
  - В русском посольстве, сэр,- невозмутимо продолжает тот,- там сейчас проходит обед с участием американского посла Уайнайта.
  - Свяжитесь с ним,- неразборчиво бубнит Черчилль,- и пригласите ко мне на квартиру, хочу поговорить с ним с глазу на глаз по вопросу, который его без сомнения заинтересует.
  - Кого пригласить, Уайнайта? И на какую именно вашу квартиру?
  - Во-первых, для того, чтобы организовать встречу с американским послом,- зло цедит слова премьер,- я бы обратился к сидящему здесь министру иностранных дел. И, во-вторых, устраивать тайную встречу на Даунинг стрит 10 может только идиот. Сложите теперь один плюс один самостоятельно.
  - Понял, сэр, спасибо,- кивает помощник и с достоинством удаляется.
  * * *
  - Интересное предложение,- Черчилль снимает очки, отодвигает рукой письмо Сталина в сторону и внимательно исподлобья смотрит мне в глаза,- никак не ожидал от него чего-либо подобного. Как это понимать? Окончательный разрыв союза с Гитлером?
  - Чтобы разорвать союз его надо вначале заключить, господин премьер.
  Черчилль, поняв что продолжения фразы не будет, пожевал кончик сигары:
  - Пусть так, и всё же, что будет с вашей торговлей с Германией? На что нам рассчитывать? Россия - наш союзник в борьбе с Гитлером или невоюющая страна, которая по прежнему будет торговать с нашим врагом?
  - Совершенно очевидно, господин премьер, что после нашей совместной с вами оккупацией Ирана, при которой каждая сторона займёт заранее обговорённую территорию, советско-германские отношения, включая торговые, будут естественным образом разрушены. Вопрос же о том станут ли советско-английские отношения союзническими останется открытым. Это будет зависеть от того, договоримся ли мы о следующем шаге, а именно совместных военных действиях в Норвегии против германских войск.
  - Я не нашёл ничего подобного в письме,- Черчилль с усмешкой двумя пальцами поднимает лист и картинно разглядывает его с двух сторон.
  - Это товарищ Сталин поручил мне передать на словах. - Хорошо, я понял,- премьер-министр аккуратно разглаживает ладонью зелёную суконную скатерть,- вы нуждаетесь в нашей помощи для организации транспортных коридоров для американских военных поставок. Но мы и так в течение последнего года практически в одиночку с полным напряжением сил ведём войну с Гитлером, а вы предлагаете вступить в борьбу с ним ещё на двух фронтах, расположенных в сотнях и тысячах миль от метрополии. При этом вы отказываетесь от принятия на себя внятных обязательств по отношению к нам.
  - Не совсем так, господин премьер. Во-первых, Великобритания в отличие от Советского союза имеет важный экономический интерес в Иране, а именно нефтяные месторождения и нефтеперерабатывающий завод в Абадане. Во-вторых, значение Ирана, расположенного на стратегическом пути из Индии в Европу во время войны возросло многократно и в первую очередь для Великобритании, особенно если учесть дрейф политики Ирана последних лет в направлении Германии. Владение же Норвегией для обеспечения безопасного судоходства в северной Атлантики для вас также трудно переоценить. Так что, я совершенно не уверен, кто из нас получит большую выгоду от успеха операций в Иране и Норвегии и в целом от союзнических отношений.
  - А вы умеете торговаться, мистер Че,- хмыкает Черчилль,- что еще более удивительно если учесть ваш возраст.
  'Вот чего нет - того нет, просто у меня в кармане лежит список с чит-кодами. А возраст - как возраст. Хм, да мы же сейчас почти ровесники... Хотя и тут у меня преимущество: я обитаю в молодом теле и не пью, как мой соперник, с декабря 1934-го'.
  - Отлично что вы упомянули о торговле, господин премьер,- улыбаюсь я,- если уж мы без пяти минут союзники, то можно, не откладывая дело в долгий ящик, организовать взаимовыгодную торговлю, скажем, на Дальнем Востоке. Мы очень заинтересованы в поставках натурального каучука, кофеина и другой тропической экзотики. Со своей стороны мы можем предложить лицензию на производство пенициллина на тех же условиях и по той же цене, что и для Соединённых штатов.
  - Боюсь, мистер Че, что в данный момент Великобритания не в состоянии закупать значительные объёмы этого препарата, ввиду его дороговизны, а потребности в нём у нас очень большие.
  - Давайте найдём приемлемый для обеих сторон вариант,- легко соглашаюсь я,- предлагаю такой: у вас имеется значительный парк металлообрабатывающих станков, которые не загружены ввиду с трудностями в поставках сырья и мобилизацией в армию квалифицированных кадров. Мы не имеем промышленных мощностей для производства пенициллина на экспорт. Тогда вы поставляете станки нам, мы на эту сумму отказываемся от роялти, которые будут обязаны заплатить нам американцы по лицензионному соглашению, а последние - производят лекарство для вас на тех условиях, на которых сумеете с ними договориться, например, на условиях ленд-лиза.
  - Интересное предложение,- глаза Черчилля загораются,- постараюсь до вашего отъезда выяснить каковы наши возможности по станкам. А, кстати, откуда у вас сведения о загруженности наших станков?
  - Из ваших, американских и германских газет, господин премьер. В открытой печати можно всё это найти, если внимательно читать всё, включая разделы объявлений: какие специальности и на каких заводах требуются, сколько и какого тоннажа сухогрузов потоплено немцами, какие контракты на поставку сырья заключены в Штатах. Последние сведения хоть и не являются открытыми, но получить их достаточно легко и в полном соответствии с законом, сделав запрос в американские налоговые органы, ну если вы владеете или у вас есть акции любой местной компании.
  - Откуда вы всё это знаете, мистер Че?- брови Черчилля подпрыгивают вверх.
  - Вопросами поставок американской продукции я занимаюсь уже относительно давно с 1935 года.
  - У вас есть акции американской компании?- Хитро щурится он.- Нет, извиняюсь, спрошу по другому, коммунист может владеть акциями зарубежной компании? Разве он не становится при этом капиталистом?
  - Не становится, господин премьер, если он делает это по заданию партии от лица государства, для осуществления экспортно-импортных операций. По этому вопросу имеется даже специальное постановление Центрального Комитета. Но вернёмся к Норвегии. Наши военные специалисты считают, что имея, по сравнению с германскими частями вна севере Норвегии, лучшую логистику в Советском Заполярье и в финской Лапландии Красная Армия имеет хорошие шансы на успех. Мы можем быстро и скрытно сосредоточить там многократно превосходящие противника силы, неожиданным ударом нанести ему поражение и в течение нескольких недель выйти к Тромсё или даже Нарвику. В результате этих событий перед Гитлером встанет неотложная задача переброски подкреплений в Норвегию. Сделать это можно сделать только по морю...
  Черчилль, опустив глаза, разглядывает свои заскорузлые руки.
  - ... В итоге,- продолжаю я вкрадчивым голосом,- флоту Его Величества в худшем случае предоставится отличная возможность поквитаться с немцами за свои потопленные корабли и торговые суда, а в лучшем - во Втором Ютландском Сражении полностью уничтожить германский флот...
  - И искушать вы умеете, мистер Че, однако не всё так просто, как вы пытаетесь здесь представить. Вы рискуете лишь несколькими дивизиями, а мы - главными силами своего флота. Да-да, именно рискуем, так как успех нам отнюдь не обеспечен. Достаточно вспомнить итоги реального Ютландского сражения. Мы не любим это вспоминать, но, положив руку на сердце должны признать, что наши потери в этой битве по кораблям и в людях оказались более значительными, чем у германцев. Вы пытаетесь вовлечь нас в новую кровавую бойню равных противников с непредсказуемым результатом. Боюсь, но лимит на них в этой войне, которую мы уже скоро год как ведём в одиночку, уже исчерпан. Я не говорю нет, но ввязываться в новую схватку мы станем только тогда, когда получим подавляющее преимущество над врагом.
  - Понимаю вашу позицию, господин премьер, хотя и не одобряю её. Она созвучна позиции некоторых ваших и наших руководителей, которые предлагали отсидеться в стороне пока враг атакует соседа. Мы прекрасно видим сейчас куда такая политика нас завела. Уверен, что если нам удастся отбиться от первого удара германцев, то у нас в руководстве я услышу нечто подобное: 'теперь очередь англичан воевать, а нам следует заключить с Гитлером перемирие'. Ну а если мы не отобьёмся, то Гитлера будет уже не остановить и ваша надежда на достижение преимущества над Германией будет совсем иллюзорной. Обескровленная Великобритания неизбежно станет младшим партнёром Соединённых штатов, но даже вместе две ваши морские державы без союза с континентальной не смогут владеть миром. Как совершенно справедливо сказал один ваш соотечественник: 'кто контролирует 'Хартленд'-Евразию - тот контролирует мир'.
  - Увлекаетесь геополитикой, мистер Че?- щурится от дыма Черчилль.
  - Почитываю иногда,- сквозь зубы отвечаю я,- чтобы говорить с своими партнёрами по переговорам на одном языке.
  - Ну, хорошо, не сердитесь, мистер Че, я попробую кратко обсудить ваши предложения с некоторыми членами 'военного кабинета', но очень сомневаюсь, что операция в Норвегии может быть подготовлена ранее весны следующего года. Насчёт Ирана я более оптимистичен, два-три месяца на приготовления - вполне реальны. Но прежде всего надо будет подписать союзнический договор.
  - У меня есть с собой проект такого договора, господин премьер.
  - А вы деловой человек, мистер Че,- Черчилль с улыбкой водружает на нос очки в тонкой металлической оправе,- пакт двух 'Че', звучит неплохо.
  * * *
  - Кажется мы сделали большую ошибку,- длинные тонкие пальцы Оли запорхали в полумраке салона премьерского 'Роллс-Ройса', неторопливо ползущего по узким лондонским улицам на запад к Кенсингтонскому парку.
  - Что случилось?- мои пальцы не столь быстры и гибки, но для нашего тайного языка жестов подходят вполне.
  - Гарриман и Памела - любовники.
  - Какая Памела?
  - Невестка Черчилля,- получаю от супруги чувствительный толчок локтем в бок,- жена его сына Рэндольфа, который сейчас служит в Африке.
  - Этого не может быть, Гарриман же её лет на 30 старше.
  'Чёрт, неловко получилось, обиделась, отвернулась к окну'.
  Притягиваю её к себе, приобняв за талию, в зеркале заднего вида мелькает округлившийся глаз водителя:
  - Думаешь, что Гарриман может отдать плёнку Памеле?
  - Почти уверена, когда ты был в кабинете у Черчилля, а мы с его женой Клементиной остались в гостиной, прилетел Гарриман и стал кружиться возле Помелы. Климентина чуть не взорвалась от злости, а он никого кроме этой б... не видит... старым козлам вообще ничего кроме...,- рука Оли на минуту застывает в воздухе,- не могу поверить, что Черчилль подложил свою невестку первому встречному...
  - Гарриман отвечает за ленд-лиз перед президентом Рузвельтом,- заполняю я вновь наступившую пауз.- Короче, что делать будем? Может лучше на метро?
  - Не тронет нас Черчилль, не в этот раз. Должен понимать, что это плёнка - копия. Сначала проведёт расследование, выяснит, кто кроме Кларка в этом был задействован. Подчистит свидетелей. Это дело не быстрое.
  - Согласен, возможно захочет пока договориться. В конце концов интересы у нас с ним на данном этапе общие - Иран, Норвегия, ленд-лиз. Если с нами что-то случится, то Черчилль уже никогда не отмоется - сначала Барух, теперь мы.
  - И не только он захочет,- расслабляется у меня в руках Оля,- но и Гарриман. Как ни крути, он попал в английскую 'медовую ловушку', а договариваться придётся с нами.
  - А утечку о наших переговорах теперь будем делать?
  - Обязательно,- вновь напрягается Оля,- никаких сомнений, сжигаем все мосты...
  * * *
  - Мистер Чаганофф,- выкрикнул самый шустрый репортёр, когда мы с Черчиллем показались у входа в его резиденцию на Даунинг-стрит перед нашей официальной встречей,- вчера в газетах появились сообщения, что вы прилетели в Лондон для заключения союзного договора с Великобританией. Как вы можете прокомментировать их?
  - Не совсем так,- останавливаю жестом Майского, который попытается протиснуться ко мне, чтобы перевести слова корреспондента,- политическими вопросами у нас занимается наркомат иностранных дел и его глава товарищ Молотов. Я же занимаюсь экономическими вопросами. Хотя...
  На 'пятачке' у резиденции устанавливается полная тишина.
  - ... Хотя, как отмечал основатель нашего государства товарищ Ленин - 'политика - это концентрированное выражение экономики'. Спасибо.
  - Господин премьер!- взрывается толпа, пытаясь пробиться через оцепление констеблей.
  - Позже, позже, джентльмены,- хмуро бурчит тот, пропуская меня вперёд,- сейчас я знаю не больше вашего.
  - Как это понимать, мистер Че?- Поворачивается ко мне Черчилль, когда дверь кабинета закрывается за нами и мы остаёмся с глазу на глаз.- Вы тайно встречаетесь с мистером Гарриманом в американском посольстве, обманув нашу охрану и поставив под угрозу свою жизнь и нашу репутацию принимающей стороны. Какое теперь доверие может быть между нами?
  - Предосторожность лишней не бывает, господин премьер. Поверьте, угрозы вашей репутации не было ни какой.
  'Двусмысленная получилась фраза. Интересно, Гарриман рассказал им о плёнке'?
  - Прошу вас, присаживайтесь,- Черчилль кивает в сторону двух кресел стоящих у горящего камина, а сам идёт к секретеру и возвращается с бутылкой шотландского виски,- пропустите стаканчик?
  - Нет, спасибо.
  - А я выпью,- премьер-министр делает большой глоток, прикуривает сигару и обессиленно откидывается на спинку кресла,- чего хочет 'дядюшка Джо'?
  'Та-ак, о плёнке знает... по рассказам или завладел ей'?
  - Надёжных и щедрых союзников в предстоящей войне.
  - Кто же не хочет,- хозяин кабинета со стоном вытягивает ноги к огню,- почему сразу ко мне не пришли?
  - Потому, наверное, что Великобритания сама нуждается в помощи,- украдкой посматриваю на собеседника, в задумчивости посасывающего сигару.
  - По недомыслию, значит,- наконец размыкает губы Черчилль,- вы с вашим боссом взялись играть в Большую игру, но понятия не имеете о её правилах. Вам кажется, что вы сможете справиться не хуже игроков, давно сидящих за игровым столом, но ничего не знаете о маячащих за их спинами акторах. Вы по своей наивности захотели выслужиться перед 'дядей Сэмом' и оттеснить конкурента, то есть нас, от миски с бесплатной похлёбкой, но не учли, что решения о ликвидации фигур, подобных Баруху, принимаются не за столом, а группировками акторов, которые находятся на обеих сторонах Атлантики, мы лишь выполняем их решения...
  'А те люди, которые плохо их выполняют, оставляя следы, могут за это поплатиться... Убили актора и тут есть два варианта: он ликвидирован по приказу одной из соперничающих групп акторов или по инициативе самого Черчилля. Стоп, а возможно ли второе? Маловероятно, но сейчас важно другое - он очень боится нашей плёнки, потому что последствия для него и его семьи могут быть самыми жёсткими, достаточно вспомнить, например, клан президента Кеннеди, который никого не убивал, а всего лишь приказал печатать доллары в обход ФРС'.
  - Прошу прощения за неудобства, которые мы причинили вам своими действиями, господин премьер, но поскольку сейчас все недоразумения между нами прояснились, то я предлагаю заключить джентльменское соглашение...
  Черчилль мрачно исподлобья смотрит на меня.
  - ... Вы оказываете нам всемерную поддержку в вопросе присоединения к американской программе ленд-лиз. При этом вооружённые силы Великобритании и Красная Армия совместно выступают против вооружённых сил Германии в Иране и Норвегии с целью обеспечения безопасных транспортных маршрутов из Америки в Советский союз уже в 1941 году. Для этого заключить соглашение о военном союзе между нашими странами и неукоснительно исполнять его дух и букву. Действие соглашения завершается с окончанием войны, когда советская стороны уничтожает все документальные свидетельства, касающиеся известных событий...
  'Именно так, никаких гарантий - только джентльменское соглашение. Гарантии излишни, так как 'партия войны', которая привела Черчилля к власти, после её окончания, просто выбросит его на помойку, как отработанный материал. С этого момента он будет не интересен и нам. А пока идёт война никто, ни враги, ни друзья не смогут упрекнуть Черчилля за его поддержку нашей страны. Надеюсь, что он это понимает'.
  - ... Вот вам моя рука, господин премьер, согласны?
  Черчилль молча пожимает её и снова спешит к бутылке.

  Глава 9.

  Москва, Кремль, кабинет Сталина.
  15 апреля 1941 года 18:00.

  - Я категорически не согласен с оценками ИНО о положении в Югославии, товарищ Сталин,- на Берзина, вновь занявшего пост начальника Разведупра после отъезда Голикова в Америку во главе группы военных специалистов, устремляются взгляды всех собравшихся,- слова 'разгром', 'потеря управления', 'паническое бегство' совершенно не применимы к создавшейся там ситуации. Действительно, германским войскам, не встречая практически никакого сопротивления со стороны югославской армии, на западе, севере и северо-востоке страны, за десять дней удалось занять столицу и оккупировать большую часть равнинной территории страны. Однако германское наступление на юго-востоке с территории Болгарии на город Ниш потерпело неудачу, в первую очередь из-за того, что югославам удалось вывести из строя мосты и создать завалы на горных дорогах. Такой же тактики югославы придерживаются в Боснии, где ими было остановлено наступление итальянских войск по приморскому шоссе вдоль Адриатического моря. В последние сутки по нашим каналам начали поступать сообщения, что 5-я армия в во взаимодействии с греческими войсками готовятся выступить против итальянских войск в Албании. Если это действительно так, то положению итальянцев не позавидуешь - так как германские войска в Болгарии, застрявшие в горных ущельях, не смогут прийти им на помощь. К тому же совместная операция будет свидетельствовать о том, что сербские части югославской армии до сих пор вполне себе управляемы и боеспособны.
  - Какова численность сербских частей в Македонии, товарищ Берзин?- вождь останавливается перед начальником Разведупра.
  - Точное число назвать трудно, товарищ Сталин, так как непонятно насколько успешной была мобилизация, объявленная буквально за неделю до германского вторжения. Кроме того, отмечалось значительное количество дезертиров из числа не сербских военнослужащих...
  - И всё же.
  - ... Не более половины, товарищ Сталин,- после небольшой паузы с трудом выдавливает из себя Берзин,- то есть порядка 50 - 70 тысяч человек.
  'Согласно дешифровок радиограмм из штаба 1-ой танковой группы Листа, дислоцированной в Болгарии - 100 тысяч человек. Перепроверяет Хозяин информацию из разных источников'.
  - Какая ситуация складывается на 'Линии Метакса'?- следует новый вопрос вождя.
  - Согласно нашим сведениям, товарищ Сталин, германский удар из Болгарии на юг греки выдержали, наступление на Салоники войск противника захлебнулось. Но, конечно, если германцам всё-таки удастся прорвать через горы в Македонию, то 'Линия Метакса' может быть легко обойдена с запада и тогда вся восточная группировка греческих войск, защищающая Салоники, окажется в окружении. Да и западной группировке, которая сейчас находится в Албании, тогда будет несдобровать.
  - Ключ обороны Греции,- согласно кивает вождь, пыхнув трубкой,- находится в югославских руках.
  - Совершенно верно, товарищ Сталин. Если югославы устоят, то англичане будут смелее перебрасывать свои войска в Грецию.
  - Если к тому времени они не понадобятся в Ливии или для защиты Гибралтара,- парирует вождь, расхаживая по мягкому ковру в центре кабинета,- Разведупр в курсе где германские войска, которые сейчас находятся на юге Франции, нанесут следующий удар на севере Африки или в Испании?
  - Нет, товарищ Сталин, Разведупр не в курсе.
  'А может быть и сам Гитлер ещё не в курсе, куда он направит танковый корпус Роммеля. Думаю, что нам надо срочно заключать с Испанской республикой договор о взаимной обороне. Тогда в случае нападения Гитлера на Испанию у нас появится законный повод для вступления в войну с Германией'.
  - Плохо, что не в курсе, товарищ Берзин, можете вместе с товарищем Слуцким быть свободны.- как-то отстранённо замечает вождь, явно думая о чём-то другом, подходит к телефону и вполголоса говорит в трубку,- через десять минут приглашайте товарищей.
  По знаку хозяина кабинета управделами Чадаев начинает разносить бумаги для сидящих за столом членов 'пятёрки' Политбюро по обороне, в которую входят Сталин, Ворошилов, Вознесенский, Берия и я.
  ' Свершилось, долгожданное постановление Совета Народных Комиссаров 'О начале эвакуации промышленных предприятий из 500-километровой приграничной зоны на западе страны' подписано вождём:... 'Образовать Совет по эвакуации во главе с т. Ковалёвым'... Логично, основная тяжесть по эвакуации ложится на железнодорожников и Ковалёв подходит для этого, как никто другой, не Андреева же назначать. Члены Совета... меня тоже включили'...
  Быстро проглядываю список предприятий, подлежащих эвакуации:
  'Даже больше, чем я думал... наряду с Одесским и Винницким химзаводами, Киевские 'Укркабель', авиационный, радиозавод... хоть и не в первую очередь, но всё же эвакуируются, хотя до них почти 600 километров от границы... Все едут на Волгу. Хм-м, а Ленинграда, что интересно, эвакуация не коснулась, хотя почему странно - от границ Прибалтики до бывшей столицы в полтора раза дальше. Как бы то ни было, но решились всё же Сталин с Вознесенским на этот тяжёлый шаг. Думаю, что не последнюю роль в этом решении сыграло согласие Рузвельта на присоединение СССР со дня нашего вступления в войну с Германией к программе 'Ленд-лиз', готовность Черчилля принять участие в операциях в Норвегии и Иране, ну и, конечно, первые данные военной разведки, которые пока подтверждают график переброски немецких войск в Польшу и Восточную Пруссию'.
  Двустворчатая дверь широко распахивается и кабинет начинает заполняться военными.
  'Как их много, хватит ли места для всех? От наркомата обороны, Генерального штаба, от двух Северных, четырёх Западных округов, двух Кавказских и трёх Дальневосточных округов... Человек пятьдесят не меньше. Всё правильно - сказал 'А', говори 'Б'. Иначе для чего затевается эвакуация'?
  Уступаю своё место за длинным столом справа от вождя Молотову и Кирову, которые вошли вместе с военными, и пересаживаюсь напротив к окну.
  - Товарищи,- негромкий голос Сталина оглушительно разрывает тревожную тишину, вдруг установившуюся в кабинете,- обстановка в Европе неподалёку от наших границ обостряется с каждым днём. Опасность того, что мы можем подвергнуться внезапному нападению со стороны фашистской Германии достигла крайней степени. Промедление с принятием ответных мер может поставить под угрозу само существование нашего государства...
  Вождь до белизны в пальцах сжимает в кулаке погасшую трубку:
  - ... Ленин говорил, что разбитые армии хорошо учатся. Немецкая армия, будучи разбитой в 1918 году, хорошо училась. Германцы критически пересмотрели причины своего разгрома и нашли пути, чтобы лучше организовать свою армию, подготовить её и вооружить. Военная мысль германской армии двигалась вперёд. Армия вооружалась новейшей техникой, обучалась новым приёмам ведения войны. Франция же и в какой-то степени Англия в течение последних двадцати лет почили на успехах прошедшей войны и сейчас расплачиваются за это. В этом и состоят причины, почему германская армия разгромила две сильнейшие, как считалось до недавних пор, армии Европы. Но действительно ли германская армия непобедима, как сейчас трезвонят на каждом шагу битые военные, беглые политики и продажные журналисты?...
  - Нет, нет,- понеслось по залу.
  - Правильно,- трубка во вскинутой руке вождя, как палочка дирижёра в мгновение восстанавливает тишину в кабинете,- в мире не было и нет непобедимых армий. Есть лучшие, хорошие и слабые. Германскую армию следует отнести к числу лучших, но не в части технической, так в части танков, артиллерии и авиации у неё нет ничего особенного, чего нет, скажем, в Красной Армии. Я скажу даже больше, немцы во многом отстают от нас по технике. Но германская армия сильна в другом, она сильна своим порядком и хорошей подготовкой от солдата до генерала. Поэтому коль скоро Красной армии предстоит столкнуться на поле боя с равным по силе противником, мы не можем позволить ему застать нас врасплох. Чтобы предотвратить подобное развитие событий, нашим Генеральным штабом составлен, а правительством утверждён новый план стратегического развёртывания Вооружённых сил Советского союза, который позволит упредить противника в развёртывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развёртывания, не успеет ещё организовать фронт и взаимодействие родов войск...
  'Ну вот, то, к чему мы с Олей стремились и над чем работали все эти годы, кажется, свершилось... Но почему об этом надо было объявлять так заранее, да и не слишком ли здесь много людей, которым об этих планах знать до начала войны совсем не обязательно? К примеру, командующему Дальневосточным фронтом Апанасенко... Стоп, но если немцы будут продолжать придерживаться своего графика переброски войск, то наносить нам подобный удар надо не позднее середины-конца мая, когда у противника на границе будет не более 70-80 дивизий, из которых лишь три танковые. Это сейчас немцы маскируются, а с начала лета эшелоны с пехотой и танками пойдут сплошным потоком днём и ночью. Так, а что нам по силам сделать за этот месяц? Многое можно, например, провести мобилизацию, сосредоточение и сколачивание войск в Особых округах и одновременно с этим перебросить с Урала, из Забайкалья и Дальнего Востока на Западный Театр Военных Действий армий Резерва Главного Командования. Это может коренным образом изменить ход начального этапа войны по сравнению с нашей историей, но остаётся 'если' - если нам удастся провести эти мероприятия скрытно от противника'.
  - ... Я не буду здесь касаться деталей плана, товарищи, они будут доведены до каждого из вас наркомом и начальником Генерального штаба, сообщу лишь о решении Президиума Верховного Совета и Правительства о начале с 16 апреля 1941 года скрытого мобилизования военнослужащих и техники из народного хозяйства в 14 военных округах. Всего с учётом мобилизованных на Большие Учебные Сборы планируется до июля призвать полтора миллиона человек приписного состава, что позволит довести все дивизии на Западе, а их у нас будет около двухсот, до их штатной численности...
  ''До июля'... почему именно до июля? Согласно моей 'инсайдерской' информации потому, что полтора миллиона человек быстро не призвать и не обучить... Вообще-то сначала в феврале военные решили призвать 800 тысяч человек в три очереди, последнюю очередь - в октябре, теперь - ещё 700 тысяч, причём никаких очередей и сроков призыва, все будут призваны до июля и оставаться в армии до особого распоряжения. Все призывники будут обучаться одновременно в дивизиях, как минимум, шеститысячного состава. Логика состоит в том, что превратить за пару месяцев трёхтысячную дивизию, пополненную до четырнадцати с половиной тысяч человек, в боеготовое соединение не удастся, а шеститысячную - с натяжкой всё-таки можно. Поэтому пополнение глубинных трёхтысячных дивизий до штатной численности оставлено на потом, когда будет объявлена полноценная мобилизация'.
  - ... Товарищи, одновременно с переброской войск на Запад начинается эвакуация особо важных промышленных предприятий из приграничных областей, находящихся в 500-километровой зоне. Вместе с эвакуацией рабочих и членов их семей этих предприятий следует организовать и отправку сей военнослужащих. Для обеспечения скрытности этих мероприятий войска НКГБ и НКВД с начала месяца проводят операцию по очистке приграничной зоны от контрреволюционных организаций и иностранной агентуры. Сейчас эти мероприятия вступают в активную фазу, которая возможно потребует участия в них некоторых воинских соединений. Наряду с ликвидацией иностранной агентуры должна быть полностью пресечена деятельность германской авиационной разведки в нашем небе. Самолёты-шпионы над нашей территорией должны перехватываться и принуждаться к посадке самолётами ПВО, применение оружия к нарушителям следует избегать до особого распоряжения. Со своей стороны нам усилить свою авиационную разведку, активнее пользоваться нашим преимуществом в технике перед немцами, производя вылеты в ночное время и заблаговременно обнаруживая приближение германских перехватчиков...
  'Приятно услышать из уст вождя признание наших заслуг. А что, есть чем гордиться. Буквально месяц назад КБ Расплетина успешно завершило работу над РЛС бокового обзора, установленной на ТБ-3. Появилась возможность сканировать земную поверхность на дальность до 50 километров с разрешением 3-5 метров по дальности и азимуту. Запись показаний РЛС ведётся на магнитный носитель. Отличный инструмент для вскрытия расположения войск противника вдоль границы, не залетая в его воздушное пространство. Это из нового, из старого, что используется с Халхин-гола - тепловизорная станция на самолёте СБ. Она позволяет сканировать поверхность земли полосой в несколько километров под фюзеляжем, запись ведётся на фотоплёнку световым лучом. Таких станций в Красной Армии уже 12 штук. Если говорить о наземных РЛС то их число только на Западе перевалило за вторую сотню. Находятся в двойном подчинении заместителя по ПВО округа и командующего ПВО страны. Батальоны радио электронной борьбы, радиосвязи и разведки в начале года преобразованы в радиодивизионы Спецназа, на западе у нас их четыре штуки. В общем, есть чем бороться и вести разведку в эфире'.
  - ... Чтобы хорошо подготовиться к войне,- Сталин делает глоток нарзана,- недостаточно лишь подготовить хорошую армию, надо подготовить политические условия для её вступления в войну. Политически подготовить войну -это значит иметь сильных в военном и экономическом плане союзников, которые превосходят в этом союзников противника. Такие союзники нам обеспечены...
  ''Если'... вот, что тревожит меня. Скрыть мероприятия подобного масштаба от такого противника, каким является вермахт невозможно. Хорошо, положим немцы обнаружили, что Красная Армия проводит скрытую мобилизацию и начала переброску дополнительных войск к западной границе. Что они могут предпринять в ответ? Допустим, что также ускорят свою и к 15 мая сосредоточат её на границе, а дальше что? В общем-то... ничего. Начинать войну они не могут, так как 'блицкриг' у них не получится, а на него весь расчёт. Дороги-то в Прибалтике и Белоруссии ещё не просохли, поэтому придётся ждать по крайней мере несколько недель. Немцы в середине мая смогут наступать только на юге в лоб нашей самой мощной группировке, но вряд ли они этого захотят, поскольку ключом к успеху является одновременное наступление на трёх стратегических направлениях. К тому же, ещё не известно сумеют ли они к 15 маю вернуть свою первую танковую группу с Балкан, как-то не задалось у них там с темпами'.
  - ... Это Соединённые Штаты Америки и Великобритания, самые мощные в промышленном отношении мировые державы. Мы пока не объявляем это публично, но договор о военном союзе наших трёх государств будет подписан в скором времени. Вы можете меня спросить - почему мы не сделали этого раньше, зачем заключили оговор с Германией? Ответ прост - ни Англия, ни Франция, ни тем более Америка не были тогда готовы к союзу с нами. Договором же с Германием мы отсрочили неизбежную войну между нами на полтора года. Это время мы использовали, как вы знаете, для пополнения, учёбы и перевооружения нашей армии. Мы стали сильнее, а наши потенциальные союзники дозрели до заключения договора. Это и есть политическая подготовка войны.
  'Как будут командиры действовать в решительный момент, не подведут ли?- Гляжу на вождя, который стоит у двери кабинета и пожимает на прощание руки незнакомым мне военным, пытливо глядит им в глаза и каждому говорит что-то ободряющее.- Удалось ли профессору Лурия при помощи своих психологических тестов отсеять с высоких должностей негодных и продвинуть вперёд достойных? Окажут ли мои тренажёры влияние на уровень подготовки радистов, лётчиков, танкистов и артиллеристов? А вычислительная техника, следящая за каждым эшелоном на железной дороге и судном в море или на реке, поможет справиться с тем хаосом, который едва не парализовал наш транспорт с началом войны в моей истории? Скоро узнаем... Но даже если вообразить, что все сделанное в науке и технике пойдёт прахом, мы с Олей уже сделали главное - врагу не удастся застать нашу армию врасплох, а если повезёт, то в этой роли окажутся немцы'.

  Восточная Пруссия, Мауервальд,
  'Волчье логово', ставка Вермахта.
  30 апреля 1941 года, 17:00.

  - Фридрих,- навстречу длинному худощавому генерал-лейтенанту у выхода на лётное поле аэродрома бросается невысокий атлетичного сложения генерал-майор,- это твой самолёт?
  - Вальтер, ты здесь какими судьбами?- Паулюс попадает в объятия здоровяка.- Самолёт Манштейна, через пять минут вылетаем в Берлин.
  - Возьмешь с собой бывшего сослуживца?- Заразительно смеется Варлимонт,- возникла срочная надобность, а ждать другой оказии долго.
  - Само собой, место найдётся, поторопимся тогда, я тоже спешу,- генералы хватаются за фуражки и спешат к самолёту, на котором начинают раскручиваться винты.
  - Ну как тебе, Вальтер, на новом месте службы?- Паулюс усаживает гостя в кресло в хвосте, сам располагается напротив.
  - Выпьешь со мной, Фридрих?- Верлимонт лезет в портфель и достаёт оттуда початую бутылку французского коньяка и два серебряных походных стаканчика.
  - Думаю, что рюмочка не помешает, спасибо...
  - Как служба, спрашиваешь?- делает маленький глоток Верлимонт и зажмуривается от удовольствия.- Ты, видимо, подразумеваешь штабную службу в оперативном отделе ОКВ чем-то схожим со службой в Генеральном штабе Сухопутных войск. Это ошибка. Во-первых, Генеральный штаб ОКХ - это 12 отделов под началом пяти заместителей начальника штаба, а в каждом отделе около от 50 до 200 офицеров. В оперативном отделе ОКВ всего 30 человек, а во всём штабе меньше 150-и. Во-вторых, вопреки всем традициям Генерального штаба армии, мой начальник генерал-лейтенант Йодль рассматривает офицеров своего штаба не как своих коллег, которые имеют право быть самостоятельными в своих мыслях и решениях, вносить предложения и давать советы, а как механизм для подготовки и издания приказов. Он даже меня, своего заместителя, считает просто подчинённым, который не имеет права действовать по своему усмотрению, на что обычно рассчитывают высшие офицеры. Иногда на совещаниях чтаба мне кажется, что я присутствую на партийном собрании: вместо хорошо испытанной в германской армии системы 'постановки задач', там действует принцип беспрекословного исполнения воли начальства в виде приказа, в котором прописано всё, вплоть до мельчайших деталей.
  - Скажи, Вальтер,- Паулюс с сожалением провожает глазами пузатую бутылку, скрывшуюся в недрах толстого портфеля коллеги,- это правда, что нас отстраняют от руководства операцией в Норвегии?
  - На данный момент - правда. Сегодня утром Йодль передал мне устное распоряжение фюрера по составлению директивы об объявлении Норвегии и Финляндии 'театром военных действий ОКВ'. 'расширении операций против Петсамо' и 'захвату Мурманска'. Для этого планируется усилить горный корпус Дитля подвижными войсками...
  - Можно поинтересоваться,- нервно передёргивает плечами Паулюс,- за счёт кого будет обеспечено это усиление?
  - Понятия не имею, Фридрих, но думаю, что этот вопрос будет оставлен на усмотрение Генерального штаба Сухопутных войск.
  - Уму не постижимо, Вальтер- начинает тереть виски генерал,- тратить стратегические резервы, но лишённую всякого смысла вылазку на Севере. Слава богу, что хотя бы не решают, какие именно части будут выполнять эти с позволения задачи.
  - Я бы на это не очень рассчитывал, Фридрих,- Варлимонт снова открывает портфель,- фюрер очень не доволен темпами, которыми развивается наше наступление в Греции. Афины до сих пор не взяты...
  - Ты же понимаешь, что это дело нескольких дней, Вальтер,- раздражённо бросает Паулюс,- британцы спешно отходят к портам на юге, не сегодня-завтра начнут эвакуацию своих войск.
  - ... Я-то понимаю, но фюрер не доволен тем, что придётся отложить операцию по захвату Мальты, в противном случае начинает трещать утверждённый график переброски войск на Восток. Группа армий Юг может не досчитаться к началу операции нескольких соединений, которые будут восстанавливать боеспособность в тылу. Это касается 12-ой армия и 1-ой танковой группы. В общем, в связи с этой задержкой у фюрера возникла идея изменить оперативный план сухопутных войск и все немецкие дивизии, часть из которых планировалось разместить в Румынии, сосредоточить на северном фланге группы армий в районе Люблина. Он считает, что такую крупную водную преграду, как Днестр, лучше преодолевать в верхнем течении.
  Паулюс тяжело вздыхает, его собеседник вновь наполняет рюмки:
  - Вальтер, скажи вопрос с Испанией решился?
  - Чёрта с два,- Варлимонт отрицательно машет головой,- я надеялся, что вопрос вообще заглохнет, но нет в Штабе обороны так не бывает, теперь Люфтваффе поручено исследовать возможность воздушной войны против Гибралтара, используя аэродромы на территории контролируемой Хунтой. Точно известно, что в любом случае операция не начнётся раньше войны на Востоке, так как фюрер не хочет провоцировать русских, с которыми у нас соглашение по Испании.
  - Кстати, о русских,- собеседники одновременно выпивают коньяк,- Генеральный штаб вторую неделю не получает данные авиаразведки из глубины России, что происходит?
  - Точно не знаю, Фридрих. Представитель Люфтваффе у нас в оперативном отделе не в курсе, представитель Абвера что-то темнит, но скорее всего тоже не имеет понятия куда за две недели пропали три борта, десятая часть всего что у нас имеется в наличии. Русские молчат. Хотя и маловероятно что они могли сбить наши разведчики на такой высоте, но исключать такую возможность нельзя. Может быть какая-то техническая неисправность, Люфтваффе проводит расследование. Но меня беспокоит другое. Мой отдел совместно с Абвером занимается отслеживанием перемещения поездов, перевозящих ценные военные грузы из России. Задача - обеспечить беспрепятственное пересечение границы этими поездами вплоть до последнего дня. Так вот, интенсивность их движения за последние пару недель упала в несколько раз. А что возросло, ты не поверишь, так это нарушение нашей границы их авиацией. Мне поручено сообщать министру иностранных дел о всех случаях такого нарушения в форме записок. Десятки нарушений в день!
  - Думаешь, русские что-то заподозрили?
  - Уверен в этом, Фридрих, было бы наивно рассчитывать, что такие масштабные приготовления удастся полностью скрыть.
  - В таком случае, Вальтер, данные глубинной авиаразведки нам необходимы вдвойне. В первую очередь обстановка на узловых железнодорожных станциях. Как бы нам не упустить момент...
  - Фюрер считает, что чем больше войск русские соберут на границе, тем нам будет легче разгромить Красную Армию.
  - Хотелось бы в это верить,- со вздохом замечает Паулюс, отрешённо глядя на пробегающие внизу озёра, окружённые хвойными лесами.
  - Хотелось бы верить, Фридрих, что нами командует здравомыслящий человек.
  * * *
  'Шесть часов',- под синхронный бой курантов Спасской башни и напольных часов своего кремлёвского кабинета щёлкаю тумблером Воронежского радиоприёмника.
  - Внимание, говорит 'Московское радио',- через минуту комнату заполняет пробирающий до мурашек голос Левитана,- прослушайте сообщение ТАСС, повторяю...
  'Интересно, к какому окончательному варианту 'Сообщения' пришли Сталин и Молотов'?
  - 'В последнее время в иностранной печати стали стремительно распространяться сообщения, происходящие из окружения официальных лиц некоторых европейских государств о близости войны между СССР и Германией. Ответственные круги в Москве со всей серьёзностью относятся к этим публикациям и поэтому уполномочили ТАСС сделать следующее заявление: первое, Германия не предъявляла СССР никаких претензий как стороне заключённого между нашими странами пакта о ненападении; второе, германская сторона не заявляла о желании денонсировать ни сам договор, ни связанное с ним советско-германское торговое соглашение; третье, СССР неукоснительно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении и рассчитывает на аналогичную позицию Германии. Вместе с тем усилившаяся в последнее время переброска германских войск в Восточную Пруссию, Восточную Польшу и Румынию не может не вызывать у нас серьёзной обеспокоенности. С целью снятия настоящих и будущих озабоченностей, которые могут возникнуть как у советской, так и у германской стороны, предлагается незамедлительно остановить переброску любым видом транспорта или в пешем порядке дополнительных войск и военной техники в районы, отстоящие на 300 километров с нуля часов 2 мая 1941 года. Контроль за исполнением подобного соглашения в этой зоне можно было бы возложить для начала на воздушную разведку, а впоследствии на совместные патрули, на ключевых магистралях и станциях обеих сторон. В целях повышения взаимного доверия, создания благоприятной обстановки и побуждению германской стороны к обсуждению возникшей ситуации на границе'...
  'Вот и мой оборот речи вошёл в историю'.
  - ... 'Советская сторона приняла решение сократить свою военную активность и отменить первомайские военные парады в Москве и на всей территории европейской части страны. Всем частям, которые готовились к парадам отдан приказ вернуться к местам своей дислокации. Мы передавали сообщение ТАСС'.
  'А вот это хорошо, объясняет возникший две недели назад рост уровня военных перевозок - сначала ехали на парад, теперь - к местам постоянной дислокации'.
  - Товарищ Чаганов,- беру трубку зазвонившего телефона,- зайдите к товарищу Сталину.
  - Прочтите это,- вождь кивает на лист бумаги со штампом наркомата обороны, лежащий на краю стола.
  'Главком Северо-Западного направления генерал армии Тимошенко,- прежде всего бросаю взгляд на подпись внизу документа,- ...Так, что тут у нас?... Предлагает, пока не поздно, передать на время операции 'Град' в войска Юго-Западного фронта всю авиацию приданной ему 1-ой воздушной армии... Понятно, назад к войсковой, армейской и фронтовой авиации... Чем мотивирует?... Плохо перед ответственной операцией менять привычный порядок, командиры стрелковых корпусов и армий не готовы к этим изменениям... вносит путаницу, затрудняет связь, увеличивает время на принятие решения о применении авиации'.
  - Это правда, Алексей, что воздушная армия - это лишняя инстанция, которая лишь затрудняет связь между стрелковыми подразделениями и авиацией? Может быть и в самом деле повременить пока с введением воздушных армий?
  - Связь, товарищ Сталин, в любом случае будет работать со скоростью света. Не она вносит путаницу и увеличивает время на принятие решений, а люди и их организация. Почему я поддержал товарища Голованова в деле реорганизации нашего ВВС? Потому, что система, когда отдельные эскадрильи входят в состав стрелковых корпусов, а смешанные авиадивизии в состав армий не давала возможности массировать применение авиации.Опять же манёвр авиационными силами между фронтами очень затруднён. Например, запрос на авиаподдержку силами Западного фронта в интересах Юго-западного должен пройти через армейский, фронтовой штабы и штаб Главного Командования Юго-Западного направления, должен быть утверждён в Ставке Главного Командования. А затем пройти все аналогичные штабы Западного направления, хотя расстояние между соседними дивизиями откуда эта поддержка запрашивается и где есть силы способные её оказать, составляют всего несколько километров. Воздушные армии, которые сейчас внедряет товарищ Голованов: 'один фронт - одна воздушная армия', позволит сократить это время, так как устраняется корпусное и армейской звенья в цепочке принятия решения. Но мне кажется, товарищ Сталин, что в этом деле надо не назад возвращаться, а идти вперёд: по примеру вермахта создавать более мощные воздушные армии, которые бы подчинялись непосредственно Командующему ВВС, а тот в свою очередь - Ставке Главного Командования. Такая система организации позволит широко маневрировать силами авиация и концентрировать их там, где требует обстановка.
   - Не знаю кому и верить,- вождь ломает папиросу и начинает набивать трубку,- ведь та авиация, которая находится у военачальника под рукой, может быть использована немедленно, даже в условиях ненадёжной связи.
  - Без надёжной связи, товарищ Сталин, применение авиации, да и не только авиации, будет одинаково неэффективно, вне зависимости от организационной структуры. Войска без связи будут неминуемо разбиты, тут даже обсуждать нечего. Поэтому имеет смысл совершенствовать именно организационные структуры в условиях надёжной связи. Взять, например, Главные командования направлений. Они, у нас их три на Западе страны и одно на дальнем Востоке, формируются на основе Особых округов, которые разворачиваются во фронты, внутренних округов, которые разворачиваются в армии и идут на их пополнение, а также флотов и флотилий, территориально примыкающих к стратегическому направлению. И если существование Главного Командования на Дальнем Востоке можно объяснить удалённостью от Москвы, то трёх Западных - нельзя. Они есть не что иное, как промежуточные органы управления, функцию которых вполне может взять на себя Генеральный штаб. Логика возникновения Главных Командований направлений та же самая, по которой авиация у нас раньше разделялась на войсковую, армейскую и фронтовую: если вдруг фронты потеряют связь с Генеральным штабом, то тогда управление на себя возьмёт промежуточный орган - штаб Главного Командования Направления. Между тем, в каждом из четырёх штабов ГКН на данный момент служат около двух сотен военных специалистов высшей квалификации. Восемьсот штабистов, опыт которых пригодился бы сейчас в старых и во вновь формируемых корпусах, армиях и фронтах.
  - Не надо меня, Алексей, за советскую власть агитировать, я сам кого хочешь смогу,- вождь, попыхивая трубкой, задумчиво ходит по мягкому ковру в центре кабинета,- скажи лучше, что ты будешь делать если мы и в самом деле потеряем здесь в Москве связь с фронтом?
  - Главные командования нам не помогут выйти из этого положения, так как сами находятся в глубоком тылу: Ленинграде, Смоленске и Киеве, а между ними и Москвой противнику нарушить связь будет очень трудно, так как она многократно дублирована. Скорее всего если такое нарушение произойдёт, то оно случится в прифронтовой полосе в следствии бомбёжек, артиллерийских обстрелов и так далее. Мы должны готовиться к подобным ситуациям, противодействовать им, разворачивая части связи на театре военных действий опережающими темпами, так как на это уходит больше времени, чем на развертывание стрелковых частей...
  - Как продвигаются дела дела с радиорелейной связью?- вождь останавливается и грозно нависает надо мной.
  - Линия Минск - Смоленск, товарищ Сталин, длиной 300 километров со вчерашнего дня в опытной эксплуатации, на линии Тернополь - Киев длиной 450 километров идет наладка. Обещали закончить её к 6 мая.
  - К дню радио, значит,- хмыкает вождь,- значит всё-таки до двух штабов Главных Командований дотянули радиорелейную связь. А что с третьим в Прибалтике?
  'Второй год уже празднуем... Удалось-таки в год 45-летия изобретения радио добиться того, чтобы связисты стали вровень с авиаторами и обрели свой профессиональный праздник'.
  - С Прибалтикой ничего не выходит, товарищ Сталин. Первые две линии оказались протяжёнными, потребовались дополнительные ретрансляторы, которые и съели всю изготовленную аппаратуру, предназначенную на третью линию. К тому же многие работники Воронежского радиозавода завода сейчас находятся в войсках, поэтому до осени ничего обещать не могу.
  - А сколько, Алексей, по каждой такой линии передаётся телефонных разговоров?
  - Восемь двусторонних телефонных и 12 телеграфных одновременно.
  - Хорошо,- вождь возвращается к письменному столу, показывая, что разговор закончен.
  - Товарищ Сталин, можно вопрос? Что вы решили по поводу образования ГОКО?
  - Ты торопишься, Алексей,- резко отвечает вождь, но сразу смягчается,- всему своё время, мы ещё даже воевать не начали. До момента образования ГОКО в.се оперативные вопросы, помимо тех, что связаны с работой в Совете по эвакуации, решай самостоятельно постановлениями СНК. Я дам указание Чадаеву, чтобы он ставил на них мою подпись. Да ещё одно, скоро выйдет постановление ЦК и СНК об образовании Ставки Верховного Командования, ты будешь назначен в ней постоянным советником по вопросам промышленности.
  * * *
  - Мой фюрер,- начинает Канарис мягким голосом, опустив глаза,- по данным агентурной разведки в последние две недели в западных районах России произошло значительное увеличение железнодорожных перевозок. Причём это увеличение происходит в обе стороны, как с Востока на Запад, так и с Запада на Восток. В первом случае это воинские эшелоны с личным составом и техникой, а также снабжением, то во втором - в основном хозяйственные грузы и гражданское население. Наши агенты в Прибалтике, Белоруссии и на Украине отмечают что эшелоны идут один за одним днём и ночью...
  - Какова пропускная способность русских железных дорог в этих трёх областях?- желудочный хрипловатый голос Гитлера в небольшом, спартанского стиля, помещении бункера звучит глухо.
  - Год назад, мой фюрер, она была невелика, но с тех пор по нашим данным русские провели большую работу: перешили пути на свою колею, удлинили пути на станциях. По оценкам экспертов их железные дороги могут сейчас обеспечить ежесуточный подвоз около 400 поездов в сутки, то есть, теоретически 7-8 пехотных дивизий...
  - Для этого, адмирал, поездами должны управлять немецкие машинисты, а на станциях работать немецкие диспетчеры. В любом случае, совокупная пропускная способность железных дорог Германии, Венгрии и Румынии, подходящих к границам России составляет 650 поездов в сутки, что составляет 11-12 дивизий...
  'Грузоподъёмность русских 'длинных' 120-осных составов примерно на треть выше наших' ,- хотел возразить Канарис, но благоразумно передумал.
  - ... Однако я, в отличие от вас адмирал, не привык заниматься отвлечённым теоретизированием. Я опираюсь на документы, которые мне предоставили вы сами не далее, чем два месяца назад. Называется он 'Вооружённые силы Советского Союза по состоянию на 1 марта 1941 года'... Гитлер берёт со стола увесистую книгу в чёрном кожаном переплёте и потрясает ею над головой, кладёт перед собой и открывает на закладке:
  - ... Вот, ... 'хотя при проведении тотальной мобилизации численность Красной Армии может достигнуть 12 миллионов человек, но примерно половина из этого количества не может быть обучена и вооружена в разумные сроки'. Ещё... 'если в начале войны соединения Красной Армии будут развёрнуты по штатам военного времени большая их часть выступит оснащённой техникой не по штату. Особенно это касается танковых и артиллерийских частей'... 'даже частичная мобилизация во время финской войны привела к перебоям в работе промышленности и особенно в сельском хозяйстве ввиду нехватки рабочей силы'. Из этого всего делается логичный вывод, что 'такое наращивание численности русской армии маловероятно, поскольку имеется недостаточное количество командных кадров и техники'... Чья подпись стоит на этом документе, Канарис?
  'С 1-го марта произошли большие изменения,- сглатывает накопившуюся слюну адмирал,- русские договорились с американцами о присоединении к ленд-лизу. По крайней мере о военной технике в 'разумные сроки' им уже можно не волноваться. Неужели он этого не понимает'?
  - ... Моя, мой фюрер,- поёжившись, Канарис с опаской поднимает глаза.
  - Я знаю о чём вы думаете, адмирал,- снисходительно улыбается Гитлер, удовлетворённый жалким видом главы Абвера,- вы думаете о военной помощи, которую пообещали русским американцы. Но, во-первых, как говорится, 'обещать и держать слово - две разные вещи'. А, во-вторых, если допустить, что они своё слово сдержат, то, зная неповоротливость американской государственной машины, можно с уверенностью сказать, что первые поставки будут возможны только в следующем году, когда с Россией будет уже покончено. В будущей скоротечной войне факторы, о которых я вам говорил, в полной мере сыграют против русских. Их не сможет спасти никакая американская техника, та же, которую они имеют сейчас, отсталая и несовершенная. Единичные образцы современных танков и самолётов, появившиеся в последнее время, не способны изменить ситуацию, так как не могут быть в короткие сроки освоены в массовом производстве русской промышленностью. Сила вермахта не столько в его превосходстве в технике, сколько в подготовке немецкого солдата и офицерского корпуса. Если ваши сведения верны и Красная Армия начала выдвижение к нашей границе, то здесь она и найдёт свой конец. Не придётся гоняться за её остатками по бескрайним территориям России. Однако я очень сомневаюсь, что Сталин решится на первый удар, он боится немецкой армии...
  За спиной Канариса бесшумно открывается массивная дверь и в образовавшуюся щель просовывается большая голова шеф-адъютанта Шауба.
  - Что у тебя, Юлиус?- Гитлер делает ему знак подойти.
  - Только что по Московскому радио было передано важное сообщение, мой фюрер.
  - Ну что я говорил!- Восторженно кричит Гитлер, быстро пробежав глазами короткое сообщение.- Сталин боится меня! Он хочет переговоров, а весь этот балаган с поездами связан с отменой военного парада в Москве!
  * * *
  - Здравия желаю, товарищ Чаганов,- пожилой вохровец приветствует меня на входе в левое крыло НИИ ЧаВо, где у нас размещаются фотоаналитики, дешифровщики аэрофотоснимков,- товарищ Мальцева сейчас в Актовом зале, проводит занятие с личным составом.
  Стараясь не шуметь, сажусь с краю в последнем ряду небольшого, наполовину заполненного зала, где со сцены вещает супруга:
  - Для тактических бортовых обозначений самолётов в Люфтваффе с 1939 года используется четырёхсимвольный тактический код, позволяющий идентифицировать принадлежность каждого самолёта. Буквы и цифры, составляющие его, наносятся на боковую часть фюзеляжа и на верхнюю и нижнюю поверхность правого крыла слева и справа от креста. Первые два символа - буква и цифра - если читать слева направо, означают эскадру или отдельную авиагруппу. Последние две буквы кода позволяют идентифицировать конкретный самолёт в эскадре. При этом самолёты командиров групп, эскадрилий и эскадр имеют предпоследнюю букву 'А', а остальные обозначаются в алфавитном порядке. Например, бортовой код '1G+AC' означает, что это самолёт командира 2-й группы 27-й бомбардировочной экадры. После занятия каждый из вас получит соответствующий кодификатор. Тактические коды имеют все самолёты, включая личные самолёты руководителей Германии. Например, самолёт Гитлера имеет код 'СЕ+1В'...
  'Любопытно, не знал. Самонадеянно, однако, секретная информация выставлена на всеобщее обозрение'.
  - ... У меня на сегодня всё, слово предоставляется товарищу Чаганову.
  В зале оживление, слушатели крутят головами, слышатся аплодисменты.
  - Здравствуйте, товарищи,- поднимаюсь на на сцену и встаю рядом с Олей,- не надо хлопать, мы не на митинге. Многим из вас уже понятно, что наша страна находится на пороге войны. Для многих советских людей, как, например, для вас, она уже началась. Перед вашим отделом фотоаналитики поставлена ответственнейшая задача - вскрытие группировки противника, противостоящего нам на западных границах. Как вы, наверное, уже заметили количество фотоснимков в видимом и инфракрасном диапазоне, которые вам приходится обрабатывать, за последний месяц многократно выросло. Не в последнюю очередь это связано с тем, что наши самолёты-разведчики стали фотографировать местность с большим перекрытием, не менее чем в 60 процентов. Для чего это делается?
  - Чтобы подстраховаться,- выкрикнул кто-то,- вдруг какой-то снимок не получится.
  - Ответ лишь отчасти верен, товарищи. В основном же это сделано для того, чтобы получить стереоскопическое изображение местности. Сегодня всем вам будут выданы специальные устройства - стереоскопы, которые позволяют совмещать несколько фотографических изображений одного объекта, сделанных под разными углами, и получать на их основе объёмное изображение. Это позволяет измерять высоту объектов. Высота нам нужна для того, чтобы обнаружить на снимках особый вид объектов - ретрансляционные радиорелейные вышки, при помощи которых противник осуществляет многоканальную радио и телеграфную связь. Эти вышки обычно имеют высоту 50-100 метров. Военные придают нарушению связи противника первостепенное значение, наряду с обнаружением аэродромов, штабов и складов врага. Поэтому каждый из вас, кто обнаружит подобную вышку будет награждён медалью 'За боевые заслуги'. Для этогов текст указа Президиума Верховного Совета об учреждении медали было внесено изменение: лицам, 'которые своими умелыми, инициативными и смелыми действиями, сопряжёнными с риском для их жизни ... или без него, содействовали успеху боевых действий на фронте'...
  * * *
  Не спеша, прогуливаясь, вместе с Олей идём по пустынному ночью Харитоньевскому переулку от НИИЧаВо по направлению к Кремлю, поодаль впереди и сзади нас идёт охрана, по дороге ползёт чёрный 'членовоз'.
  - Что мы вообще знаем о том, где сейчас находятся штабы Групп Армий?- тихо шепчу супруге на ушко.
  - Не дыши мне в ухо,- вздрагивает и отстраняется от меня она,- на самом деле точно ничего не известно. По идее, как и тогда, должны располагаться в 400-500 километрах от границы, где-нибудь в Эльбинге, Позене и Бреслау. Даже ставка Гитлера ближе, но и она скорее всего ещё пуста. Поскольку к середине мая прибудет не менее половины запланированных частей, то, по крайней мере, оперативные группы штабов армий танковых групп уже на месте, но точное их расположение неизвестно. В сводках об их дислокакации говорится расплывчато: 'в районе Варшавы', 'в Восточной Пруссии', 'на севере Польши'. К тому же их нумерация запутана, немцы постоянно меняют обозначения армий и корпусов. Поэтому считаю, что мысль о бомбардировке штабов следует отбросить, как неосуществимую.
  - Согласен, если уж бомбить, то узлы связи. Самая заманчивая цель - это Вюнсдорф, одним ударом можно надолго вывести из строя всю немецкую военную связь, но к сожалению осуществить это практически невозможно. Думаю, что эти бункеры выдержат даже удар атомной бомбы.
  - Да,- согласно кивает Оля,- Вюнсдорф - крепкий орешек..., но он состоит не только из бункеров. Кроме них в городке имеются казармы и домики для личного состава. Если удар будет неожиданным и две отдыхающие смены не смогут добраться до убежища, то эффект будет даже больше, чем если вывести из строя оборудование. Технику можно починить, а людей так быстро не подготовить. Сколько там до Балтийского моря?
  - Около двухсот километров по прямой, но тогда надо пролететь весь Берлин насквозь и неожиданности не...
  - Можно лететь с северо-востока,- перебивает меня Оля,- твоим Х-1 дальности хватит, да с объёмно-детонирующей боевой частью... Всяко будет лучше, чем мирных жителей в Берлине пугать.
  - Ну, положим, не мирных жителей, а служащих министерств... хотя, ты права, если ударить по Вюнсдорфу и прихватить находящийся по соседству Цоссен с генштабом Сухопутных войск, то будет лучше...
  - А сколько, Чаганов, у тебя этих ракет?
  - На начало месяца было 2198, сейчас больше, думаю, что около трёх тысяч.
  - Годится. Вюнсдорф - городок небольшой, площадью не больше квадратного километра. Скорее меньше, но возьмём по максимуму. Если применить ракету с объёмно-детонирующей боевой частью, то для поражения личного состава, находящегося на открытой местности и в лёгких укрытиях, за которые примем деревянные домики и казармы, то таких ракет потребуется не меньше 50-и. Для надёжности примем 100...
  - Стоп, стоп, не так быстро. Круговое вероятное отклонение у Х-1 - приблизительно 200 метров и это при радионаведении оператором, который находится в 300-х километрах от цели, по лучу РЛС, отражённому от ракеты. Заметь, это в 5 раз точнее, чем у ФАУ-1, хотя вряд ли немцы могли добиться КВО равного километру, это они его рассчитали. Мы же получили экспериментально на полигоне, поэтому можем с уверенностью сказать, что в круг с радиусом 200 метров попадёт половина запущенных ракет, а с радиусом 500 метров почти все. Но ты должна понимать, что это процесс вероятностный, ты не можешь просто разделить площадь цели на площадь поражения ракеты и вычислить число потребных ракет. Где-то будет густо - где-то пусто. К тому же одновременно всеми ракетами ударить не получится - оператор сможет наводить их в районе цели только поочередно.
  - Я что против,- обидчиво передёргивает плечами Оля,- пусть будет хоть двести ракет, главное - цель стоящая, а в министерствах ночью будут одни дежурные, ну ещё сгорят бумажки. Пропагандистский эффект от фотографий в западных газетах сойдёт на нет за пару дней, к тому же для нас он будет скорее во вред, а для Гитлера будет лишний повод обвинять нас в агрессии - бомбардировка столицы.
  - На этот счёт не беспокойся, вопросы правильного освещения будущих событий прорабатываются по дипломатическим каналам с англичанами и американцами. Удар по Берлину будет ими рассматриваться как ответный, за бомбардировку наших приграничных городов...
  - Немецкое радио вещает за границу на 21 языке 24 часа в сутки, ты думаешь это перебить публикациями в газетах?
  - Всё правильно, трансляция идёт на коротких волнах из крупнейшего в Германии радиоцентра в Цеезене, что находится в пяти километрах северо-восточнее Цоссена и Вюнсдорфа...
  - Как всё удачно складывается...,- счастливо улыбается Оля, но в следующее мгновение снова хмурится.- Решение на превентивный удар остаётся в силе?
  - Ты о 'Сообщении ТАСС'? Так оно предназначено для западных слушателей. Военных оно не касается, на заседание Политбюро его не выносили. Хотя крайнюю неделю после роспуска Главного Военного Совета я к военным вопросам допуска не имею, но думаю, что ничего радикально не поменялось.
  - Ты думаешь Тимошенко справится?- шепчет Оля, испытующе глядя мне в глаза.- Не получится как в 1942-ом под Харьковом?
  - Трудные вопросы задаёшь... Во-первых, во время твоего отсутствия в наркомате обороны произошла небольшая рокировочка. Тимошенко отправили на Север, а на южном стратегическом направлении командует Рокоссовский. Во-вторых, масштаб операции значительно скромнее, чем намечался под Харьковом: в Румынии - будет действовать усиленный стрелковый корпус, а в южной Польше - две армии. И задачи попроще: не разгромить группу армий 'Центр' и выйти к исходу 30-го дня операции в тылы группы армий 'Север', какие были поставлены в известном тебе плане от 15 мая, а всего лишь овладеть районами Люблин и Краков, что находятся в ста километрах от границы, разгромив при этом части 4-й армии, 2-й танковой группы и 6, 17-й армий...
  - Всего лишь,- кривится Оля.
  - ... Ну 2-ая танковая группа в этом районе пока лишь находится на бумаге, ни одной танковой дивизии там не отмечено и до середины июня не ожидается, да и полевые армии имеют в наличие только половину частей. Поэтому в час Х наши рассчитывают иметь двойное преимущество в людях и подавляющее в танках и авиации. В наступлении будет участвовать 5,6 и 26 армии пр поддержке 10-и отдельных танковых бригад, а также танковый корпус из 600 танков, все - Т-43. Поддерживать с воздуха будет 1-ая воздушная армия 2000 самолётов. С началом операции их позиции в УРах займут 6 стрелковых корпусов резерва фронта, в тылу останется ещё один танковый корпус...
  - А что в Прибалтике и Белоруссии?
  - ... Подробностей не знаю, но слышал, что значительно усилено Сувалковское направление, идет сплошное минирование танкоопасных направлений. Там решено обороняться.
  - Почему обороняться-то? Ведь и в Прибалтике, и в Белоруссии немцы точно так же ещё не успели перебросить основные силы.
  - Распутица, знаешь ли, причём по обе стороны от границы. Атакующая сторона находится в невыгодном положении, так как удаляется от своих баз снабжения. Только на юге Польши и в Румынии дороги к середине месяца станут условно проходимы. Так что выбор у атакующей стороны не особо велик. Да и с другой стороны нет у нас достаточного количества войск, чтобы наступать по всему фронту. На Юге собираются лучшие из лучших, прошедшие через Хасан, Халхин-Гол и Финляндию, имеющие самое современное оружие...
  - Что же им такую скромную задачу ставят?- Сжимает мою руку Оля.- 100 километров - мелковато будет для нашего самого сильного фронта.
  - Ну, насколько мне известно, первоначально планы у Генштаба были куда более широкими. Во всяком случае на стратегических играх разыгрывалась также задача выхода на Вислу в районе Варшавы, причём силами двух фронтов Западного и Юго-Западного, но что-то у Тимошенко с Ватутиным пошло не так. По итогам игры были приняты решения: Рокоссовский назначается командовать Юго-западным направлением, а Тимошенко отправляется в Заполярье. Другим итогом стало то, что вместо грандиозного котла для группы армий 'Центр' и выхода в тылы группы армий 'Север', решили ограничиться разгромом правой клешни фон Бока в районе Бреста. Западный фронт в операции участвует только своими военно-воздушными силами. В Румынии тоже 'урезали осетра' - главная задача захват района Плоешти и взятие Констанцы. Просто в результате игр, в которых были задействованы штабы соединений от фронта до дивизии включительно, были выявлены крупные недостатки в их работе, в частности планировании и связи. Многие командиры и начальники штабов были заменены, отправлены во внутренние округа, на их места пришли отличившиеся, выпускники академий. Кстати, выпуск военных училищ и академий прошёл в марте-апреле. Учебный год во всех учебных заведениях в приграничных областях на западе страны закончится после майских праздников, на остальной части - в субботу 17 мая. Об этом заранее объявляться не будет.
  - А как же переводные и выпускные экзамены в школах?
  - Не будет экзаменов, Оля, просто с утра зачитают приказ и выставят итоговые оценки.
  - А с весенним севом что будет?
  - На новых территориях, где почти нет колхозов, единоличники сами решают что и как. В пятисоткилометровой зоне от западной границы сейчас идёт частичная эвакуация, мобилизация людей и техники, так что не до посевной. Ну а жатва озимых летом, сама понимаешь, будет зависеть от того, как сложится начало войны...
  - Товарищ Чаганов,- сбоку беззвучно открывается массивная дверь моего лимузина-броневика,- вас к телефону.
  - Это Хозяин звонит, давай я тебя заодно подброшу до Кремля.
  * * *
  - 'Привет выпускникам ремесленных и железнодорожных училищ, школ фабрично-заводского обучения, квалифицированным работникам нашей родины'!
  Следом за орденоносцами двадцати четырёх районов столицы, построенных в двенадцать колонн, на брусчатку Красной площади, залитую солнечным светом, вступают 'Трудовые резервы'.
  'Успели-таки выпустить к началу войны первый миллион квалифицированных молодых рабочих. В моей истории это произошло уже после её начала. Для рабочих массовых профессий, которые обучаются в течение полугода, это не так критично. А вот для рабочих сложных профессий, с острой нехваткой которых столкнулась страна в 1941-ом, два года обучения необходимый минимум'.
  В такт марша колышутся форменные фуражки, отбивают ритм начищенные до блеска ботинки, ослепительно сверкают пряжки поясов с буквами РУ и ЖУ на фоне безупречно отглаженных чёрных гимнастёрок. В ближней к трибуне колонне чеканят шаг их ровесники шестнадцатилетние ученики московских спецшкол Наркомпроса, будущие артиллеристы и моряки.
  - Китайским товарищам, борцам за освобождение рабочего класса во всём мире - наш братский привет!
  - А хорошо идут твои, Алексей!- Толкает меня в бок Ворошилов.
   - Так они же в большинстве своём бойцы Китайской Красной Армии, Климент Ефремович.
  - А здесь, значит, просто на заработках,- понимающе кивает он, глаза принимают мечтательное выражение,- помню в гражданскую у Якира в Крыму рота охраны была из китайцев, нашим не доверял, сам им платил. Дисциплинированные были, ничего сказать не могу, только однажды они его чуть на штыки не подняли, когда он платить отказался за ихних убитых товарищей. Ну и как они у нас?
  - Работают хорошо, дисциплинированные, ничего сказать не могу,- хитро подмигиваю маршалу,- видно потому, что вовремя плачу...
  'Не шутка, кстати, так как большая часть денег им на зарплату идёт с дивидендов от доходов химических заводов в Мексике, которые выпускают полиэтилен. Если точнее, то не только на зарплату, а и на отступные для Мао и Дэ Вану'.
  - ... А если серьёзно, то без этих китайцев мы бы ни заводов-дублёров, ни соцгородков и рабочих посёлков в Поволжье и на Урале сейчас бы не имели. Шутка ли сказать, почти 600 тысяч строительных рабочих. А сколько мы своих строителей высвободили для строительства укрепрайонов на новой границе и реконструкцию железнодорожных станций и путей? Сто тысяч человек!
  'Хотя на то, что мы успели достроить эти укрепления большее влияние оказало не удвоение рабочей силы на границе, а новая упрощённая технология строительства дотов из сборного железобетона. Их прочность, конечно, уступает доту, сделанному из монолитного бетона, но дело в том, что эту прочность монолитный железобетон набрать к началу боевых действий просто не успевал, если, конечно не заливать бетон одновременно на всех почти 6 тысячах объектах одновременно, на что ни сил, ни средств попросту нет. К тому же, контролировать качество бетона в полевых условиях трудно, если вообще возможно, а сборные блоки выпускаются в заводских условиях из высококачественного сырья круглый год, а не только летом. Целый год, с нарастающим темпом кипела стройка в укрепрайонах, на сегодняшний день строительные работы закончены на почти пяти тысячах долговременных оборонительных сооружения, что составляет более 90 процентов плана. Если сравнивать с моей историей, то на 4200 ДОСов больше'.
  - Тут спору нет,- кивает 'первый маршал',- но как эту ораву прокормить? Хорошо прошлый год был урожайным, но в этом уже точно будет большой недобор, сам знаешь почему. Или мы их обратно собираемся отправлять к себе в Китай?
  - Не знаю, Климент Ефремович, урожай в конце года будет зависеть от многих факторов: от того, как начало войны сложится, от погоды...
  - В большей мере от того, как себя покажет наша туковая промышленность,- сухо замечает, стоящий по другую руку от меня Вознесенский,- в последние два года весь прирост урожайности она даёт. А с начала этого года, как вы знаете товарищ Чаганов, вся серная кислота, которая до этого шла на производство фосфорных удобрений, реквизирована на расширенное производство порохов и взрывчатых веществ.
  - Это как раз не проблема, товарищ Вознесенский,- мягко замечаю я,- для производства суперфосфата вместо серной кислоты можно использовать модифицированные остатки тринитротолуола. Там была проблема с тем, что в этих отходах содержались небольшие количества азотной кислоты, но наука доказала, что они не только не вредны для растений, но даже благоприятны для растений. Обратитесь к академику Прянишникову, он вас проконсультирует по данному вопросу, он им занимался ещё в империалистическую. Насколько я знаю, есть возможность использовать и отходы пороховых заводов. В них накапливаются бисульфаты, из которых можно производить отличные фосфорные удобрения из фосфоритов с небольшим содержанием фосфора даже в кустарных условиях. Технология простая - требуются лишь деревянные резервуары для смешивания бисульфатов с фосфоритной мукой. Так что нет худа без добра: больше пороха и взрывчатки - больше отходов - больше туков. Надо только грамотно транспортные потоки организовать.
  - Может быть, товарищ Чаганов,- кривится он,- вы так же играючи и проблему азотистых удобрений разрешите? Чилийской селитры в отходах вашей промышленности случаем нет?
  'Вот что за человек? Толковый, трудоспособный,... но характер'.
  - Селитры нет, товарищ Вознесенский,- в тон ему отвечаю я,- но есть такой отход, как сернокислый аммоний, который является прекрасным источником азота для растений. Причём отметьте, все это известно и как-то применялось в России в империалистическую войну, но тогда вопрос упирался в транспорт. Сейчас, я думаю, мы сможем решить эту задачу.
  Боковым зрением замечаю, что Сталин снова бросает на нашу компанию раздражённый взгляд.
  'Всё правильно, мы здесь не на совещании,- снимаю кепку и машу ей над головой, приветствуя москвичей, идущих в красочных колоннах по залитой ярким солнечным светом Красной площади,- и должны выполнять важную политическую функцию - демонстрировать единение руководства страны и народа. Тем более, что без парада мероприятие продлится, не как обычно 5 часов, а всего лишь два, и закончится в полдень. Кстати, традиционного праздничного обеда для членов Политбюро с супругами сегодня тоже не будет, чему я очень рад - дел по горло'.
  * * *
  'У вождя в кабинете сегодня Захаров, Шапошников и Игнатьев,- коротко киваю сидящим за столом генералам,- о чем, интересно, пойдёт речь'?
  - Мы вас пригласили, товарищ Чаганов, для того,- сразу берёт быка за рога Сталин,- чтобы посоветоваться об организации связи между Генеральным штабом и его представителями в войсках - корпусом офицеров.
  ''Офицеров'... наверняка кто-то, из здесь сидящих офицеров Российского Генерального штаба подсказал. Первое, кстати, упоминание слова 'офицер' в наименовании должности в Красной Армии и применено оно в отношении института представителей Генерального штаба. Все же остальные лица кадрового состава вооружённых сил продолжают именоваться либо командирами, либо начальниками'.
  В ходе закончившихся штабных оперативно-стратегических игр обнаружилась очень неприятная вещь - 'недостаточно высокая оперативная подготовка штабных работников, начиная от дивизии и заканчивая фронтом. Сохраняются проблемы с управлением крупными оперативными соединениями, организацией взаимодействия между родами войск как в обороне, так и в наступлении'. Военное руководство страны, по результатам разбора игр, незамедлительно принимает меры с целью исправить положение: создаёт особый орган, 'состоящий из специалистов Оперативного Управления и преподавательского состава военно-учебных заведений' с широким кругом задач, призванный наладить 'эффективную работу штабов соединений и объединений' и непрерывную двустороннюю связь с Генеральным штабом.
  - ... Есть мнение,- вождь щёлкает бронзовой настольной зажигалкой в виде танка Т-43,- прикомандировать к 'офицерам' связистов, для того чтобы они имели свой, независимый от армейцев быстрый канал связи.
  ''Канал связи'..., даже вождь не устоял перед наплывом новомодных словечек, которые мы с Олей запустили в местный оборот'.
  - Полностью независимым и быстрым,- устраиваюсь на стуле рядом с Шапошниковым,- такой канал станет если снабдить каждую группу офицеров своей радиостанцией и шифровальной машинкой. То есть, иметь такой комплект для каждых двух офицеров в дивизии, двух - в корпусе, трёх - в армии и фронте и пяти офицеров на направление. Всё оборудование при этом будет задействовано для передачи одного сообщения от каждого офицера в день. Просто больше у него не выйдет, ведь в нём он должен сообщать о том, что видел собственными глазами, а не передавать информацию со слов других лиц. Тогда как-то расточительно по части задействованных ресурсов получается. Не лучше ли в таком случае задействовать штатных армейских связистов и шифровальщиков, использовав лишь особый шифроблокнот для установок наборного поля шифромашинки?
  - Речь идёт о том, товарищ Чаганов,- Захаров наклоняется к столу и поворачивается ко мне,- чтобы полностью исключить работников армейского штаба из этого канала связи, чтобы сообщения офицера в Генштаб не могли быть прочитаны никем из армейцев.
  - В таком случае, проще научить каждого офицера работе на шифровальной машинке. Текст он будет сам печатать на ней в шифровальном отделе штаба и затем передавать уже закодированное сообщение радисту.
  - Но шифровальщик-то всё равно имеет возможность по шифровке восстановить исходный текст, ведь так?- ловит мой взгляд начальник Генерального штаба.- Поймите, товарищ Чаганов, не хотелось бы чтобы содержание доклада офицера с критикой начальства стало известно кому-то из работников штаба.
  - Понимаю, Матвей Васильевич, но если у офицера в шифровальном отделе будет свой сейф со своим шифроблокнотом, то опасаться восстановления текста не следует. Согласитесь, что такой порядок значительно упрощает работу офицера, так как не требует охраны и обслуживания техники. Хотя я понимаю вашу озабоченность, контролёров нигде не любят. У нас в военной промышленности тоже есть подобный институт. Чтобы у местного начальства не возникало никаких вопросов наши 'офицеры' имеют спецпропуска-'вездеходы' и удостоверения за моей подписью, работают по утверждённому мною положению, где прописаны их права и обязанности, а также права и обязанности проверяемых. Насколько мне известно, подобное положение утверждено и для уполномоченных Госплана. Поверьте, это снимает множество проблем, которые могут возникнуть у 'офицеров'...
  В кабинете глухо 'захрюкал' звонок местного телефона, вождь снимает трубку:.
  - Кто?... Личное послание, не хочет передавать послание в НКИД?... Хм... А где он сейчас находится?... Что ж, товарищ Поскрёбышев, поезжайте на Белорусский вокзал и получите его лично.
  * * *
  - 'Адольф Гитлер, 2 мая 1941 года, Берлин, Рейхсканцелярия',- Чадаев заканчивает громкую читку послания германского канцлера и откладывает в сторону свежеотпечатанный его перевод. В кабинете устанавливается напряжённая тишина, такая, что становятся слышны мягкие пошаркивания кожаных сапожек вождя по ковру.
  - Сколько сейчас немецких дивизий на нашей границе?- не поворачиваясь к сидящим за столом военным и некоторым членам Политбюро спрашивает он.
  - По нашим данным 42 пехотных, 2 танковых, 2 моторизованных и одна кавалерийская,- быстро отвечает начальник Генерального штаба.
  - Вы уверены, товарищ Захаров?- Недовольно замечает Молотов.- Зачем Гитлеру преувеличивать их количество у наших рубежей, разве он не должен наоборот преуменьшать их число?
  - Это обобщённые данные на 30-е апреля, товарищ Молотов, которые учитывают сведения, добытые авиационной и закордонной разведками в стокилометровой приграничной зоне. Они хорошо согласуются с данными, содержащимися в 'Директиве'...
  Ворошилов что-то шепчет на ухо Молотову, оба хмыкают.
  - ... Разведупру сведения о сосредоточении германских войск из 'Директивы' не доводились,- невозмутимо продолжает Захаров,- что же касается вашего второго вопроса, то Генеральный штаб считает преувеличение своих сил германцами делается намеренно и имеет свой глубокий смысл. Немецкие генералы, распространяя дезинформацию, что на границе с конца прошлого года собрано 80 пехотных дивизий, хотя на самом деле их тогда было не более 25-и, создают у нашей разведки эффект привыкания. Будто бы, крупные силы немцев без армейских штабов просто стоят на отдыхе, не имея никаких агрессивных целей. Кроме того, даже если наша разведка обнаруживает новые соединения в приграничной зоне, это не говорит определённо об общем увеличении германских сил, ведь может так статься, что они просто не были по каким-то причинам обнаружены нами раньше.
   - А сколько по мнению Генерального штаба немецких дивизий находится на Западе?- поднимает голову Киров, сидящий напротив Захарова.
  - Мы полагаем, что около 160 дивизий, не все они находятся именно на Западе, так что точнее будет говорить о силах, которые не находятся вблизи нашей западной границы. Это может быть Франция, Норвегия, Греция, центральная Германия и так далее. Таким образом, всего в сухопутных войсках Германии имеется примерно 210 дивизий...
  - 50 дивизий на Востоке, 160 - на Западе,- перебивает генерала Ворошилов,- но вы продолжаете утверждать, что Гитлер готовиться напасть на нас, а не на Англию?
  - Продолжаю, товарищ маршал, потому что за последний месяц число германских дивизий на Востоке удвоилось и скорость их накопления быстро растёт. Но самое главное в том, что германские войска прибывают в районы, указанные в 'Директиве' в точном соответствии с графиком их сосредоточения. Совершенно точно установлено, что с середины апреля железнодорожные перевозки в восточном направлении достигли своего максимума, идут днём и ночью. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что к концу мая число германских дивизий на наших границах достигнет 80-и, а к середине июня - 120-и. Такого количества войск уже вполне достаточно для начала войны. Отсюда мы делаем вывод, что немецкое командование уже назначило дату начала войны - где-то в двадцатых числах июня. А все неуклюжие объяснения в послании Гитлера о расположении немецких войск на отдых на Востоке, перед десантной операцией на британских островах - ложь, призванная скрыть свою истинную цель - подготовку к началу войны с СССР.
  - Так что же, будем отвечать Гитлеру или промолчим?- Сталин прерывает тягостное молчание, которое повисло в кабинете.- Слушаю вас, товарищ Чаганов.
  'Младшие всегда говорят первыми'.
  - Молчание будет означать, что мы приняли определённое решение и решение это - война,- неожиданно для себя самого встаю с места,- как говорил Сунь-цзы: 'Война - это путь обмана'. Поэтому мы вполне можем ответить, тем более что Гитлер выбрал непубличный способ ответа на открытое обращение - эпистолярный. Наша цель - показать врагу свою нерешительность и слабость, поэтому было бы неплохо предложить ему провести мирные переговоры, например в Брест-Литовске, где решить все разногласия...

  Глава 10.

  Москва, ул. Шаболовка 37,
  Телевизионный центр.
  14 мая 1941 года, 23:10.

  - Здравствуйте, товарищи,- в дверях звукозаписывающей студии пропускаю вперёд Олю,- прошу прощения за опоздание. Всё готово, товарищ Нусимович? Отлично, товарищ Спектор, включайте запись.
  Мы с супругой быстро занимаем два свободных центральных стула из ряда стоящих вдоль стены сзади операторского пульта. Киваю осунувшемуся от бессонных ночей Райкину, сидящему справа в группе командированных ленинградского Радиокомитета и машинально поглаживающему тонкими длинными пальцами орден Красной звезды на лацкане пиджака.
   - 'Немецкий народ! Национал-социалисты'!- Зазвучал лающий голос 'бесноватого'.- 'Одолеваемый тяжёлыми заботами, я был обречён на многомесячное молчание. Но теперь настал час, когда я, наконец, могу говорить открыто. Когда 3 сентября 1939 года Англия объявила войну Германскому Рейху'...
  Собравшиеся в студии напряжённо вслушиваются в каждое слово, в каждый звук, вырывающийся из колонок.
  'Неплохо поработал наш авторский коллектив компилируя будущую речь фюрера... речь и в самом деле ничем не выделяется из сотен таких же произнесённых Гитлером. Всё по шаблону: в ней есть прошлое, настоящее, будущее. Вот и сейчас, упомянув 1939 год, он как обычно съезжает к исходной точке - временам краха кайзеровской Германии - и перекидывает мостик текущей обстановки к недалёкому будущему... '
  - ... 'Ещё в 1936 году Черчилль заявил перед комитетом Палаты представителей США, что Германия снова становится слишком сильной и поэтому её нужно уничтожить'...
  'Эту фразу можно убрать... хотя можно и оставить, у Гитлера Англия и Черчилль - это особый пунктик, к нему он возвращается в своих речах многократно'.
  - ... 'Национал-социалисты! Никогда немецкий народ не испытывал враждебных чувств к народам России. Однако только на протяжении последних двух десятилетий еврейско-большевистские правители Москвы старались поджечь не только Германию, но и всю Европу, предпринимали попытки навязать своё господство, притом не только духовное, но, прежде всего военное'...
  'М-да, прямое цитирование, однако... с логикой и историей не всё в порядке, но слово из песни не выкинешь. Ну и ключевая фраза, ради чего всё это затевалось'...
  - ... 'Немецкий народ! В данный момент осуществляется величайшее по своей протяженности и объему выступление войск, какое только видел мир. От Северного Ледовитого океана до Карпат развёрнуты соединения немецкого восточного фронта. Вместе со своими союзниками им поставлена задача уже не защита отдельных стран, а обеспечение безопасности Европы и тем самым спасение всех. Поэтому я сегодня решил снова вложить судьбу и будущее Германского рейха и нашего народа в руки немецких солдат. Да поможет Господь в этой борьбе'!
  Головы собравшихся в операторской с надеждой поворачиваются ко мне, их глаза пытаются по выражению моего лица понять закончился ли их двухнедельный марафон, со сводящими с ума многочисленными дублями. И всё ради того, чтобы составленное из отдельных кусочков фонограмма зазвучала естественно, была неотличима от настоящей.
  - Неплохо поработали, товарищи, неплохо...,- начинаю я, сдавленный вздох разочарования разносится по комнате,- осталась самая малость. Авторы и озвучка могут пока передохнуть, остаются звукооператоры и радиотехники, сбор в 6:00... Так вот, что мне не нравится: понимаете, вся его речь идёт в рваном темпе. На самом деле он так речь не произносит. У него темп идёт по нарастающей примерно две трети по времени, а в конце, последние 5-10 минут он выходит на максимум скорости, будто у него оргазм наступает. Нужно сделать именно так. Задача ясна? За работу...
  * * *
  - А тут что?- Оля кивает на вереницу дверей по обе стороны длинного пустого коридора, по которому мы идём быстрым шагом.
  - Здесь готовятся радиопередачи к...
  - 'Вставай страна огромная...',- мощное звучание хора резко обрывается вместе с захлопыванием звуконепроницаемой двери.
  - ... К 18 мая всё должно быть готово,- заканчиваю фразу пальцевым кодом, когда мы выходит на воздух.
  - В воскресенье значит,- вздыхает она,- а я когда ты рассказывал про их радиоцентр в Цеезене и не сообразила что к чему. Теперь понятно, выносим сначала их центр Иновещания на коротких волнах и эфир наш, так?.
  - Так-то оно так, но, к сожалению, внутреннее вещание на длинных и средних волнах остаётся за противником.
  - Да и чёрт с ними,- машет рукой Оля,- ты лучше скажи как практически осуществить вещание, чтобы никто не догадался что передача сигнала идёт не из Германии?
  - Вещание, положим, нам без надобности. По сути, мы осуществляем кратковременную подмену сигнала. Работаем адресно направленными антеннами на волнах Радиоцентра в Цеезене: на Англию, Скандинавию, Средиземноморье и Соединённые штаты. Пеленговать короткие волны вообще не просто, а тут вроде как и смысла нет, ведь все передатчики стационарные. Утром как обычно выходит первый выпуск новостей. Если где-нибудь в Африке и Южной Америке этого не случится, то это тоже объяснимо плохой проходимостью сигнала. Допустим даже, что бдительные англичане обнаружат, что сигнал идёт из Финляндии, ну и что? Думаешь объявят, что Гитлер ничего подобного не говорил? Просто перекрестятся и выпьют виски за наше здоровье, не поглядят, что 5:30 утра. Немцам в это время будет не до пеленгации, тем более что сигнал на их территории будет очень слабым. Я, кстати, считаю, что и с началом войны они эту тему педалировать не будут - кому захочется признаваться в том, что их обвели вокруг пальца, да и не поверят им.
   - Американцы эту историю раздуют,- повисает у меня на руке супруга, резко останавливаясь в десятке шагов от моего 'броневика',- не всегда у нас с ними будут хорошие отношения.
  - Историю будут писать победители,- пытаюсь освободить руку я.
  - Погоди, Лёша, не торопись. У каждого победителя будет своя история, поэтому все шаги надо хорошенько обдумывать, чтобы не давать козыри врагу...
  - Не понял, ты что...
  - ... Нет, я не об этом,- Оля кивает в сторону телецентра,- я по поводу Боса.
  - Какого ещё босса?
  - Субхаса Чандра Боса - один из лидеров, наряду с Неру и Ганди, индийского национально-освободительного движения. Только, в отличие от этих двух, не соглашатель, а настоящий борец.
  - Да-да, припоминаю, Молотов о нём говорил на Политбюро не так давно: англичане требуют передать его им, так как тот сбежал из индийской тюрьмы, где сидел за террористическую деятельность. Немцы тоже хотят его заполучить, видимо думают использовать против англичан. В общем, неприятная ситуация создалась, так как отпираться мы не можем - в Коканде в газете 'Знамя труда' напечатали фотографию Боса, когда тот заявился в редакцию , перейдя нашу границу с Афганистаном.
  - Фотография тут не причём,- морщится Оля,- ему помог бежать из тюрьмы его друг Рама, и по совместительству агент абвера, Ми-6 и нашего НКВД. Да-да, на Востоке такое бывает сплошь и рядом.
  - Ну так надо просто,- освобождаюсь из цепкого захвата супруги,- посадить его в тюрьму за нелегальный переход границы и вся недолга. Ты, я так понимаю, хочешь приберечь Боса для послевоенных времён, как противовес американцам и англичанам?
  - С ним так, Лёша, не получится, если просто держать в тюрьме - только врага наживёшь. Бос из касты 'воинов': во время войны, когда мы передали его Гитлеру, его соединения вместе с немцами и японцами успели с англичанами и американцами повоевать, причём как в Европе, так и в Юго-восточной Азии. Мне кажется, что он вообще неуправляемый, таких надо либо убивать, либо отсылать подальше от себя.
  - А куда отсылать-то? У меня для тебя другого глобуса нет.
  - В Китай,- снова хватает меня за руки Оля,- передать Боса Мао или Чан Кайши. Уверена, что ни тот, ни другой не откажется от предложения Боса переправить его на Тибет, который они считают своим.
  - Ну ладно, поговорю с 'Хозяином', хотя сама понимаешь, что ему не нравится когда я лезу в 'епархию' Молотова. Давай быстро подброшу куда тебе надо, а то у меня времени в обрез.

  УССР, Ковель, городская ратуша,
  Штаб 15 стрелкового корпуса,
  15 мая 1941 года, 16:30.

  - Потапов, почему штаб до сих пор находится не на полевом КП?- Не отвечая на приветствия подчинённых, стоящих в фойе здания, зло рявкает генерал-лейтенант Ватутин, появившийся в дверях ратуши.- Вас что приказы командующего фронта не касаются?
  - Не хотим демаскировать его расположение большим количеством автомашин, товарищ командующий фронтом,- отвечает полковник Федюнинский, получив разрешающий кивок от командующего армией,- КП находится в лесу в 10 километров к северу от города, оперативная группа штаба уже находится там. Полностью собираемся передислоцироваться на полевой КП до 18:00 ...
  Со двора доносится шум моторов подъезжающих автомобилей.
  - Это командующий стратегическим направлением генерал армии Рокоссовский с инспекцией,- прерывает его Ватутин,- предупреждаю вас, чтобы... Вы чего улыбаетесь? Посмотрю, как вы будете...
  - Здравия желаем, товарищ генерал армии!- Эхом звучит под сводами приветстие.
  - Оглушили, черти!- смеётся Рокоссовский, обнимая по очереди Федюнинского и Потапова и подмигивая Ватутину.- Это мои боевые товарищи, вместе воевали на Халхин-Голе. Жалко времени нет посидеть - вспомнить. Ну давайте, ведите к себе, времени у меня мало, всего два часа. От вас мы вместе с товарищем Ватутиным едем в 6-ю армию.
  * * *
  - Скажите, товарищ Федюнинский,- Рокоссовский обводит указкой участок карты возле города Любомль,- как ваши войска планируют захватить и обеспечить сохранность вот этого железнодорожного моста через Западный Буг? Вы же понимаете, что от этого зависит успех всей операции по разгрому немецкой группировки в районе Холм-Люблин?
  - Так точно, товарищ генерал армии, понимаю. Для этого мы разработали особую операцию по введению противника в заблуждение. Как известно, через Слуцк - Ковель - Любомль и, далее через границу, Холм - Люблин - Варшава проходит железнодорожный маршрут, по которому идут перевозки по торговому соглашению с Германией. Конечно, основные поставки идут через Перемышль, но и через нас тоже проходит один товарный состав в сутки. В Любомле на вагонах меняются колёсные пары, мы выталкиваем состав на мост, германцы подгоняют к нему свой паровоз, цепляют вагоны и везут к себе.
  - Не понял, там же колея разная?
  - По широкой колее, товарищ генерал армии, вагоны с узкой колёсной парой тоже могут ездить, только небыстро. К тому же колёса изнутри контррельсы подпирают, чтобы они не сошли. Так вот решили мы, значит, посадить наших бойцов-разведчиков в этот поезд и, когда он окажется на их стороне, решительным ударом с фронта и тыла овладеть мостом.
  - 'Троянского коня' решили германцам запустить,- улыбается Рокоссовский,- смело, хвалю! А не успеют они всё-таки мост взорвать?
  - Нет, товарищ, генерал армии, разведка точно установила, немцы мосты на нашем участке не минируют и серьёзных оборонительных сооружений на границе и в глубине не строят. Обороняться определённо не планируют, точно готовятся наступать.
  - Вы учтите, товарищ Федюнинский, по вашим железнодорожному и автомобильному мостам за сутки должен пройти гвардейский танковый корпус: две танковые и одна моторизованная дивизия. Вы подготовили деревянные настилы для сохранения железнодорожных путей?
   - Подготовили в лучшем виде, товарищ генерал армии...
   - Впоследствии по этим мостам, в том числе, должно осуществляться снабжение корпуса. С первых дней наступления дивизионные понтонно-мостовые батальоны будут здесь на вашем участке возводить дополнительные понтонные переправы. Как только они заработают железнодорожный мост должен начать работать по своему назначению для перевозки железнодорожных составов снабжения, поскольку наступать танковый корпус будет вдоль железной дороги на Холм - Люблин. На вашем стрелковом корпусе, товарищ Федюнинский лежит ответственность по противовоздушной обороне мостов и переправ. Для выполнения этой задачи корпусу придаётся 12 отдельный зенитный бронедивизион в составе трёх бронепоездов, которые будут дислоцированы на запасных путях станции Любомль. Вопросы есть?
  - Так точно, товарищ генерал армии,- пытается скрыть обиду полковник,- а наш корпус когда будет принимать участие в наступление?
  - Не волнуйтесь, товарищ Федюнинский, будет, вы пойдёте следом за танковым корпусом, которому поставлена задача замкнуть кольцо окружения германской группировки выходом на рубеж реки Висла. Ваш 15-й корпус будет формировать внешнюю часть северного полукольца примерно по линии Владава- Пилава, а 27-ой корпус - его внутреннюю часть, сменив там подвижные соединения 1-й танковой армии. Южное полукольцо формирует 6-я армия и ещё один гвардейский танковый корпус, наступая вдоль правого берега реки Сан до Вислы. Позиции 5-й и 6-й армий в 9, 2, 4 и 6 Укрепрайонах займёт 20-я армия, которая в данный момент перебрасывается сюда из Резерва Главного Командования. Более детально свою часть операции вы обсудите с командованием армии и фронта позднее. На данном же этапе, помимо подготовки к захвату мостов, вам вместе с полковым комиссаром Быстровым следует обратить особое внимание на морально-психологическое состояние вверенных вам войск. В ваших дивизиях около 30 процентов личного состава являются мобилизованными, большинство не имеет боевого опыта. Как вы знаете по Халхин Голу, боевая устойчивость таких войск во многом зависит от того, как сложится первый бой ...
  - Такое не забудешь, товарищ генерал армии,- тяжело вздыхает полковник,- в нашей 82-ой дивизии 603-й полк, после того как в первом бою попал под удар японских самолётов и танков, дважды потом чуть ли не в полном составе драпал с позиций, 'паникёры' кричали что их предали, в спины стреляли своим командирам, которые пытались их остановить.
  - ... Во-от, больше месяца потом в личный состав в чувство приводили, да и то,- машет рукой Рокоссовский,- я это к тому, что победа в первом бою очень важна для морального состояния войск и может дать порой не меньший эффект, чем собрание и личная беседа. Я сейчас объезжаю наши войска и в каждой части повторяю: 'Добиться высокого морального состояния войск невозможно без победы. А победу можно добыть лишь в наступлении. Удар врага мы встретим своим ударом'...
  Генерал армии обводит строгим взглядом собравшихся:
  - ... Наша разведка получила совершенно точные сведения, что германская армия готовится напасть на нашу страну в 4 часа утра 18 мая. Все подготовительные мероприятия по плану 'Гроза-41' должны быть завершены за 24 часа до этого срока. Реализация плана начинается в ноль часов 18 мая 1941 года.
  * * *
  - Ты уверен,- в Олиных глазах сверкают ночные фонари, освещающие садик 5-го Дома Советов,- что они поверили в 'Директиву'?
  - А что есть какие-то сомнения?- нейтрально замечаю я и украдкой бросаю взгляд на светящиеся в темноте стрелки наручных часов.
  'Через полчаса подъедет машина, а мне ещё вымыться и побриться надо'.
  - Представь себе есть,- сопит возмущённо супруга,- почему и тогда, и сейчас основные наши силы концентрируются на юге, почему готовится наступление в Польше и Румынии? Получается, что 'Директива' никак не повлияла на нашу стратегию, войска сосредотачиваются на Западе по 'южному' варианту.
  - Не совсем так,- взыхаю я,- хотя мне детали Оперативного плана не известны, но поскольку сейчас задачи перед Юго-Западным менее амбициозны, чем тогда, суди сама - глубина операции всего 120 километров до Вислы, вместо 300 до Лодзи тогда. Причём 300 километров - это был только первый рубеж наступления, то и силы, которые нарезали фронту сейчас явно меньше. Следовательно, согласно закону сохранения, войскам Западного и Северного-западного фонтов войск перепало больше, согласна?
  - Допустим, но какой толк в наступлении малыми силами? И ресурсы растратишь, и инициативу не захватишь.
  - Повторяю, замысел операции мне не известен, поэтому могу поделиться лишь своими догадками. Я во время подготовки оперативно-стратегических штабных игр имел допуск к материалам прошедших игр и заметил одну особенность: с начала 30-х годов во всех играх отрабатывалось только наступление. Я спросил тогда об этом Захарова, тот ответил, что это действительно так - оборонительные операции выше дивизии никогда не отрабатывались. То есть все начальники Генерального штаба от Тухачевского до Захарова занимались исключительно отработкой наступления: в Особых округах - на фронтовом и армейском уровне, во внутренних - на армейском. Это справедливо и для этого учебного года...
  - А операции прикрытия границы разве на играх не отрабатывались?
  - ... Ну, во-первых, операции прикрытия - это не оборонительная операция. Зачастую она содержит упреждающий или встречный удар. Во-вторых, операция прикрытия отрабатывается обычно не на играх, а на отдельных совещаниях в Генеральном штабе с руководством каждого военного округа. На играх же стратегические оборонительные операции никогда не отрабатывались, соответственно опыта её проведения у наших военачальников не имеется. Ещё один момент состоит в том, что по легенде почти во всех играх нашей стороне каким-то магическим образом удаётся добиться упреждения в развёртывании над противником, либо последний начинает наступление частью своих сил и вынужден тярять время на полное сосредоточение. Поэтому, как мне кажется, появление 'Директивы' повергло наше командование в шок: полностью отмобилизованный вермахт уже начал реализацию плана развёртывания на наших границах, а Разведупр питается скормленной ему дезинформацией. Изучив график перевозок вермахта, наши операторы быстро посчитали, что единственная возможность предотвратить катастрофу - это ударить первыми. Однако окно возможностей, при котором мы будем иметь численное преимущество на ТэВэДэ, закрывается в середине мая. Поэтому, это моё личное мнение, Генеральный штаб вынужден сейчас одновременно проводить мобилизацию в Особых округах, готовить операцию прикрытия границы и для этого срочно перебрасывать подвижные части к границе. Точнее, на Юго-Западный фронт, так как только там есть возможность по климатическим условиям вести активные боевые действия с задачей сорвать сосредоточение войск противника на Юге и частично в Центре...
  - Но тогда получается,- по-детски дёргает меня за руку Оля, чтобы вставить слово,- что в Белоруссии и Прибалтике нам всё равно придётся обороняться.
  - ... Видимо придётся нашему Генштабу импровизировать. Имеющиеся укрепрайоны на границе не имеют глубины, так как для стратегической обороны не создавались. 'Уставные плотности' личного состава на границе тоже не сильно помогут, если позиции войск должным образом не укреплены оборонительными сооружениями. Есть небольшая надежда на то, что немцы не решатся на наступление в Прибалтике и Белоруссии пока не ликвидируют угрозу своему флангу из южной Польши, что позволит выиграть дополнительное время на организацию обороны. Но нельзя исключать вариант, когда они в июне начнут наступление группами армий 'Север' и 'Центр' как было намечено, а группа 'Юг' так и будет решать свою самостоятельную задачу в Польше и Румынии. Припятские болота позволяют им не синхронизовать свои действия по времени и пространству. 'Директива' уже сыграла свою роль и радикально изменила ход событий. 'План Барбаросса' немцам нужно менять на ходу, им теперь не удастся без помех сформировать ударные группировки на границе, теперь только под бомбёжкой авиации и ударами артиллерии. Мобилизация в Особых округах завершена, войска заняли свои позиции в УРах, имеют надёжную связь. Мы сделали всё что было в наших силах, теперь от нас уже ничего не зависит. Остаётся ждать.

  Белоруссия, г. Кобрин,
  Штаб 4-ой армии.
  16 мая 1941 года, 17:00.

  Бывший командующий 4-ой армии, а ныне командующий Западным фронтом генерал-лейтенант Чуйков окидывает привычным взглядом кабинет и, обнаружив на обычном месте пепельницу, с удовлетворением чиркает спичкой:
  - Только о самом главном, товарищ Коробков, а именно - как идёт исполнение директивы штаба фронта 008131, не забывайте, что я имею полное представление о состоянии своей бывшей армии.
  - Слушаюсь, товарищ командующий фронтом, главное...,- сбивается и замолкает тот.
  - Товарищ Сандалов, выручайте,- Чуйков поворачивает голову к начальнику штаба.
  - В 13:00 полностью завершена эвакуация членов семей командного состава,- бойко начинает он под одобрительный кивок генерал-лейтенанта,- 29-я и 32-я отдельные танковые бригады выведены из Бреста и в данный момент находятся в районе Жабинок и западнее Кобрина, седлая Варшавское шоссе, где ведутся работы по созданию отсечной позиции для атаки во фланг противника. Предупреждение об опасности прорыва обороны армии крупными механизированными соединениями севернее Бреста получена нами по линии разведки. На угрожаемом направление по линии Каменец - Жабинка начато строительство противотанкового района, куда, согласно директиве, будет переброшен 47-й стрелковый корпус и две моторизованные бригады Резерва Главного Командования...
  - Неудачное название, которое может ввести в заблуждение,- прерывает полковника Чуйков,- на самом деле, это артиллерийские бригады противотанковой обороны, хотя и в самом деле моторизованные. Два одинаковых полка по 5 артдивизионов, плюс один зенитный, а также минно-сапёрный и автотранспортный батальоны. Внушительная сила - 24 единицы 107-милиметровых, по 48 - 85-мм и 76-мм зенитных пушек, 16 - 37-мм зенитных автоматических орудий. Не считая крупнокалиберных, станковых и ручных пулемётов. Продолжайте теперь вы, товарищ Коробков, что-то хотите сказать?
  - Я по поводу 'противотанкового района', товарищ командующий фронтом,- генерал-майор нервно проводит рукой по густым волосам,- для его строительства не хватает личного состава: Управление начальника строительства после окончания работ на Брестском Уре убыло от нас, то же самое сделал 33-й окружной инженерный полк. Совершенно ясно, что своими силами мы Пэ эР в срок не осилим, тем более что большая их часть сейчас занята устройством полевых аэродромов нашей 10-й смешанной авиадивизии.
  - Понимаю к чему вы клоните, но в данный момент фронт в этом вопросе помочь ничем не может,- тушит папиросу Чуйков,- хотя... вы, помнится, жаловались, что вам в качестве пополнения рядового состава прибыло большое количество призывников из Средней Азии, которые не владеют русским языком?
  - Так точно.
  - Так вот и задействуйте их на строительстве Противотанкового района, работа для бывших дехкан привычная, а взамен я пришлю вам русаков из местных. Кстати, один надёжный товарищ из Москвы шепнул, что скоро придёт приказ о формировании в полосе армии Района Авиационного Базирования, в который будет передано всё строительство и обслуживание аэродромов. Придётся большую часть наземных служб вашей смешанной дивизии передавать в РАБ, в частности на формирование авиационно-строительных батальонов, вот и передадите 'дехкан' туда с полным основанием. По-другому мороки с ними не оберёшься, вот и пользуйтесь моментом.
  - Это что получается, товарищ командующий фронтом,- хмурится Коробков,- вы забираете у меня авиадивизию?
  - Не я... и не прямо сейчас,- новая папироса пляшет во рту Чуйкова,- в округе формируется воздушная армия, которая будет подчиняться Главному командованию. Мою фронтовую авиацию тоже, будь спокоен, под себя подгребут. Но пока за авиадивизию отвечаете вы, и я с вас буду спрашивать и за аэродромы, и за маскировку. Что сделано, товарищ генерал-майор, в армии по результатам апрельской проверки 10-й смешанной авиадивизии комиссией наркомата обороны?
  - Разрешите пригласить командира дивизии, товарищ командующий фронтом? Он здесь ожидает в приёмной.
  Чуйков хмуро кивает.
  - Командир 10-й смешанной авиадивизии полковник Белов,- лихо отдаёт честь невысокий пилот в новом лётном комбинезоне.
  - Докладывайте, товарищ полковник, какие меры приняты по результатам проверки комиссии наркомата обороны.
  - Основные нарекания у инспекторов, товарищ комфронта, вызвала скученность на аэродромах, вызванная строительством в полосе дивизии пятнадцати бетонированных взлётно-посадочных полос размером 1200 на 80 метров, а также неготовностью полевых аэродромов к приёму самолётов в порядке их рассредоточения. Кроме того, как раз в это время проходило получение новой техники 39-м бомбардировочным полком на Кобринском аэродроме. Проходило переучивание лётного и технического состава с СБ на улучшенный АР-2...
  - Что за 'улучшенный'?- щурится от табачного дыма Чуйков.
  - ... С более мощными двигателями, товарищ комфронта и дистанционно управляемым крупнокалиберным пулемётом для защиты задней полусферы. В улучшенном АР-2 стрелку не надо теперь переползать от верхнего пулемёта к нижнему, последним может дистанционно управлять штурман, который получил обзор назад-вниз. На данный момент строительство бетонированных полос полностью завершено, в основном благодаря тому, что вместо бетонирования на месте был использован метод укладки специальных готовых рифлёных плит...
  - А как дела с переучиванием личного состава на новую технику? Война ждать не будет.
  - Переучивание на АР-2 в основном завершено, товарищ комфронта. Тут нам помогло то, что между СБ и АР-2 очень много общего. По сути, военлётам пришлось освоить лишь один новый приём - это пикирование. Несколько хуже дела обстоят с переучиванием на штурмовик Ил-2, мы их получили мало, всего одну эскадрилью на штурмовой полк, но надеемся в кратчайшие сроки закончить учёбу. Оба истребительных полка новой техники не получили, пока будем воевать на И-16...
  - Да это так, ЛаГи пока идут исключительно нашим южным соседям, но вы мне зубы-то не заговаривайте,- сверкает Чуйков двумя рядами железных зубов,- что сделано по вопросам полевых аэродромов, их зенитного прикрытия и маскировки.
  - Строительство запасных аэродромов завершается, товарищ комфронта, но основным тормозом является рассредоточение по ним авиагорючего, для чего не хватает тары специализированного транспорта. Боеприпасы и бомбы также ещё находятся на аэродромах основного базирования, пока нет приказа на их перемещение из штаба ВВС округа. После ареста Копца и Худякова...
  - Что!- ревёт Чуйков.- Какой тебе, нахрен, ещё нужен приказ? У тебя есть приказ привести дивизию в боевую готовность. Точка!
  - Но, товарищ комфронта,- шепчет побелевшими губами Белов,- вопросами материального снабжения занимается штаб ВВС округа. Чтобы переместить запасы требуется приказание...
  - Вон перед тобой сидит твой командующий,- Чуйков пальцем показывает на Коробкова,- да я тебя под трибунал!
   Неожиданно дверь распахивается настежь, и в кабинет вваливаются трое здоровяков в форме сотрудников Государственной безопасности. Два сержанта в три шага стремительно пересекают расстояние от двери до Белова и заламывают полковнику руки.
  - Извините, товарищ генерал-лейтенант, за такое вторжение,- отдаёт честь старший,- лейтенант госбезопасности Казаков,- у меня приказ, подписанный товарищем Меркуловым, об аресте полковника Белова и доставки его в Москву. Самолёт ожидает нас на аэродроме. Вот, пожалуйста, ознакомьтесь.
  - А почему арестом занимается НКГБ, а не 3-е Управление наркомата обороны?- Хмурится Чуйков, вчитываясь в текст.
  - В исключительных случаях это возможно, товарищ генерал-лейтенант, кстати, вы можете связаться с начальником 3-го Управления Михеевым, он в курсе.
  - Соедините,- комфронта возвращает бумагу лейтенанту, тяжело опускается на стул и кивает Сандалову, выдыхая,- твою же мать... накаркал. Товарищ Коробков, вызывайте начштаба Федульева, объявляйте боевую тревогу в дивизии... Обеспечить рассредоточение, снабжение, прикрытие и маскировку. Срок исполнения - 24 часа. Распоряжение 9-ой и 11-й САД я дам из своего вагона... Да, у аппарата командующий Западным фронтом Чуйков. Здравия желаю, товарищ Михеев. Понимаю, понимаю... Спасибо за разъяснение, товарищ Михеев...
   Чуйков машет рукой сотрудникам госбезопасности, которые выводят Белова из кабинета:
   - Дела... как невовремя. У него хоть заместитель толковый есть? Ладно, об этом потом... Наша разведка получила совершенно точные сведения, что германская армия готовится напасть на нашу страну в 4 часа утра 18 мая. Все мероприятия по плану 'Гроза-41' должны быть завершены в ноль часов 17 мая. На участке 4-й армии, как вы знаете, мы не планируем иных наступательных действий, кроме захвата мостов через реку Западный Буг. Основные события развернутся на участках ваших соседей: 5-й армии Юго-Западного фронта слева, а также 3-ей и 10-й армии нашего фронта справа. Главный удар силами нашего фронта будет наносится на участке 10-й армии силами двух гвардейских танковых корпусов по шоссе Остров-Мазовецкий - Вышков - Варшава и вдоль железной дороги Малкина-Горна - Варшава с задачей захватить правобережный пригород Варшавы Прагу и уничтожить мосты через Вислу. Таким образом, могучим ударом силами Юго-Западного и Западного фронтов на правобережье Вислы от Варшавы до Кракова войска агрессора должны быть уничтожены. Кроме того, в полосе 3-й армии нашего фронта и 11-й армии Северо-Западного фронтов силами двух стрелковых корпусов будет проведена частная операция по срезанию Сувалкского выступа. Это не значит однако, что 4-я армия будет со стороны наблюдать за происходящим, с началом боевых действий армия передает свои участок границы 13-й армии Резерва Главного Командования и наступает вдоль шоссе на Варшаву через Седельце с целью формирования южного полукольца окружения германских войск.
   * * *
  - Мальцева у аппарата,- Оля привычным движением сдвигает локон волос за ухо,- здравствуйте, Лаврентий Павлович.
  - Здравствуй, Анечка,- в трубке ВЧ раздаётся немного искажённый модулятором голос Берии,- до меня дошли слухи, что у тебя на Ленинградке появилось чудесное средство, которое может любому развязать язык. Неужели правду говорят?
  - Понятия не имею о чём вы говорите,- досадливо морщится она, зло притопнув каблуком,- дайте угадаю, вы о курсах по изучению иностранных языков?
  - Нет, я о 'сыворотке', о которой мне товарищ Игнатьев рассказывал...
  - Ах вы о той вытяжке из грибочков, Лаврентий Павлович, ну какое ж это чудесное средство. Дурман один, ни дать, ни взять, да и вреден он для здоровья. Ни ровен час...
  - Позвоните своему руководству, оно даст вам указание,- сухо перебивает её Берия,- а объект вам уже везут. В беседе будет принимать участие мой помощник старший майор Абакумов.
   * * *
  - Давление в норме, сто двадцать на восемьдесят,- Оля закрывает крышку аппарата Рива-Роччи и снимает стетоскоп,- сейчас придёт медсестра и возьмёт у вас кровь. Не хотите, Сергей Александрович, пока выпить чаю, у меня только что закипел?
  - С удовольствием, товарищ доктор,- отводит в сторону запавшие чёрные глаза Худяков, чтобы скрыть навернувшиеся слёзы.
  - Травяной отвар по рецепту моей бабушки,- колдует с лабораторной посудой Оля,- не обессудьте, сахара у меня нет, да и не нужен он тут, только вкус перебивает.
  - Ароматный,- сжимая двумя руками стакан и обжигаясь, арестант делает крупный беззвучный глоток,- горные травы... С Кавказа?
  В комнату заглядывает высокий статный молодой мужчина и вопросительно с усмешкой глядит на Олю.
  - Нет с Урала... лаванда, чабрец. Вы, товарищ Абакумов, чаю не хотите?
  - Нет-нет, товарищ Мальцева, я тут посижу,- Абакумов поспешно берёт стоящий рядом стул, садится и нетерпеливо вздыхает.
  - А вы, Сергей Александрович, где бывали на Кавказе?- Оля внимательно глядит на лицо арестанта.
  - Где я только не бывал, товарищ доктор,- Худяков ставит пустой стакан на стол,- это же моя родина.
  У старшего майора вытягивается лицо, глаза лезут на лоб.
   - В самом деле? А как вас тогда звали?- тоном медиума спрашивает Оля, показывая под столом кулак Абакумову.
  - Арменак Ханферянц,- произносит арестант с вдруг появившимся армянским акцентом и замолкает растерянно глядя по сторонам.
  - Интересная фамилия, Арменак.- Тут же заполняет возникшую паузу девушка.- Давно хотела узнать, почему некоторые армянские фамилии заканчиваются на 'ц'.
  - Буква 'ц' означает принадлежность к роду,- оживляясь, охотно отвечает он,- мой род, например, происходит из Нагорного Карабаха, но наша семья жила в Баку. Мой отец с братьями занимался рыбным промыслом и торговлей на юге. У многих армянских купцов и затем у их потомков фамилии оканчиваются на 'ц', так как они получали паспорта раньше, чем его ввели в Армении, где окончание фамилий стали сокращать с '-янц' до '-ян'.
  - А я смотрю, Арменак, ты много знаешь, грамотно говоришь, учился где-нибудь?
  - Я в 1917 году закончил Бакинское реальное училище,- расправляет плечи он,- отец к тому времени уже умер, и я в 15 лет стал работать помощником техника на городской телефонной станции. Участвовал в революционных событиях в Баку, вступил в партию 'Дашнакцутюн', выполнял секретные поручения руководства, прослушивал телефонные разговоры Степана Шаумяна...
  Абакумов, спохватившись, выхватывает из кармана блокнот, карандаш, начинает что-то записывать, но ломается грифель и он в отчаянии смотрит на Олю.
  - В 15 лет...,- девушка восхищённо покачивает головой,- а что дальше было?
  - ... При диктатуре Центрокаспия я обеспечивал связь между руководством партии и британским консулом в Баку Мак Доннелом...
  - Это он организовал тебе документы на имя Сергея Худякова?- перебивает Ханферянца Оля.
  - Нет, не он. Там был другой человек по фамилии Вильсон, который на конспиративной квартире давал мне уроки английского языка, разучивал со мной легенду, а ещё один, русский, тот мой армянский акцент убирал.
  Абакумов, заметив вращающиеся катушки магнитофона под Олиным столом, успокаивается, достаёт из нагрудного кармана партийный билет и указывает на него пальцем.
  - Как тебе, Арменак, удалось вступить в партию,- немигающе смотрит на него девушка.
  - Это было в 1924 году, я тогда служил начальником полковой школы в Изяславле. Ко мне явился незнакомый мне человек, которого я ни до, ни после этого больше не видел и назвал пароль и передал пакет. Он приказал мне взять отпуск и выехать в город Вольск, откуда по легенде был родом Сергей Худяков. Дело в том, что в 1918 году во время белогвардейского мятежа сгорел городской архив, погиб весь ревком и большинство членов партийной организации. Мне удалось убедить оставшуюся в живых старую большевичку Вольскую дать мне рекомендацию в партию, показав ей документы о том, что мы с отцом с 1918 года состояли в Красной гвардии и участвовали в захвате оружия в Вольском гарнизоне... М-м-м, как болит голова!
  - Вот возьмите пилюлю, Сергей Александрович,- Оля наливает из графина стакан воды,- это болеутоляющее, запейте её, нет-нет весь стакан.
  - В глазах потемнело, не помню ничего,- на чистом русском языке продолжает арестант,- так что с медсестрой, она придёт кровь брать?
  - А вы не помните разве, Сергей Александрович?- Внимательно следит за зрачками собеседника Оля.- Медсестра только что была тут, сказала, что автоклав для стерилизации посуды сломался.
  - Ничего не помню,- машет головой он,- как в темноту провалился.
  - Давление видимо скакнуло, давайте я вам снова его померю...
  * * *
  - Если бы своими глазами не увидел, ни за что бы не поверил, товарищ Мальцева,- вскакивает со стула Абакумов, как только за арестантом закрывается дверь. Вот бы нам такую микстуру.
  - Давай на ты, Витя,- улыбается только губами Оля,- зови меня Аней. Пойми, 'сыворотка' эта - вещь опасная, легко может привести к смерти допрашиваемого. То есть пользоваться ей надо осторожно и лишь в исключительных случаях. Ты понимаешь меня, эта микстура - серьёзное оружие не для массового использования. Нельзя, чтобы известие о ней вышло за эти стены и, тем более, утекло к заключённым. Поэтому вот так вываливать полученную с помощью 'сыворотки правды' информацию нельзя. Продумай как лучше залегендировать эти сведения, в том числе и для своего начальства. Идеально, если б всё это осталось между нами. Я не знаю, найди 'свидетеля' какого-нибудь...
  - Понял, не дурак,- вытягивается в струнку Абакумов.
  - Отлично,- Оля открывает выдвижной ящик письменного стола,- парень, я вижу, ты сообразительный, поэтому хочу я предложить ознакомиться с вот этим документом. Здесь мои предложения по поводу организации в стране военной контрразведки 'Смерш', что означает - смерть шпионам. Служба эта придёт на смену 3-му Управлению и будет подчиняться напрямую наркому обороны... Да ты не морщься, Витя, ходят слухи, что очень скоро этот пост может занять сам Хозяин. Объяснять, надеюсь, не надо какие при этом открываются перспективы перед её руководителем.
  - А чего же сама не хочешь?- подозрительно щурится он.
  - Не отпустит меня Чаганов из Спецкомитета, да и в политбюро не станут поощрять семейственность.
  - Ну так и меня Берия может не захотеть отпускать,- мнётся Абакумов.
  - Наоборот, Берия поддержит. Будет только рад своих людей на всех ключевых постах расставить: Меркулова - в госбезопасность, тебя - в СМЕРШ. Сейчас у него Особые отделы армейцы отобрали, а через тебя он их вернёт. Но если не хочешь, я могу...
  - Я согласен,- игриво подмигивает он девушке,- когда выпьем на брудершафт?
  - А вот это не советую,- ледяным голосом отвечает Оля,- не в твоих интересах афишировать наше сотрудничество. Я просто выговор получу, а ты поедешь к северным оленям.
   * * *
  'Уже четвёртый вызов к Хозяину за день, люди через его кабинет идут сплошным потоком,- не останавливаясь прохожу мимо стола Поскрёбышева, который говорит по телефону, и открываю дверь,- Берия, Захаров, Ковалёв и Хрулёв... Значит речь идёт о снабжении армии'.
  - Не занимайтесь демагогией, товарищ Ковалёв,- раздражённо бросает Сталин,-в результате вашей деятельности, как следует из докладной записки начальника Главного транспортного управления НКВД, на текущий момент пропускная способность железнодорожных магистралей на территории Особых округов не только не достигла уровня пропускной способности, которая была запланирована наркоматом обороны, но и существенно упала - в среднем примерно на треть по сравнению с первоначальной...
  - Товарищ Сталин,- красный, как рак, Ковалёв облизывает пересохшие губы,- прошу вас меня не перебивать, тогда я смогу объяснить. Во-первых, планы наркомата обороны, замечу, исключительно напряжённые, которые принимались в ноябре 1940 года имели срок исполнения - 7 ноября 1941-го...
  Вождь угрожающе подаётся вперёд, но в последний момент сдерживается, опуская голову.
  - ... Во-вторых, когда два месяца назад выяснилось, что Гитлер не даст нам этого времени, то мы с Генеральным штабом стали искать выход из создавшегося положения. Быстро поняли, что даже с учётом переброшенного с Дальнего Востока Особого корпуса железнодорожных войск завершить перешивку путей на Западе до 15 мая никак невозможно, поскольку одновременно надо было ещё решить задачу ликвидации 'бутылочного горлышка' узловых станций на старой границе. В итоге по предложению товарища Захарова решили сосредоточить основные усилия на Западной Украине, где получилось перешить пути полностью, и в Западной Белоруссии, где перешивку удалось завершить на основной магистрали - Минск - Барановичи - Брест-Литовск и на двух вспомогательных: Барановичи - Белосток и Барановичи - Лида. Таким образом, железнодорожные работы по переходу на широкую колею в Прибалтике, а также в Бессарабии, южнее магистрали Львов - Тарнополь, ещё не начинались...
  - Товарищ Сталин,- приходит на помощь Ковалёву раскрасневшийся начальник Генерального штаба,- такой выбор обусловлен нашими оперативными планами: на Украине - подготовкой к наступательной операции, в Белоруссии - оборонительной...
  - Постойте,- суровый взгляд вождя упирается в Захарова,- может быть вы наступление в Румынии и оборону в Прибалтике отменили, а мне просто сообщить позабыли?
  - Никак нет, товарищ Сталин,- хрипит генерал армии, не отводя взгляда,- всё по плану, дело в том, что некоторая часть нагрузки по снабжению войск Северо-Западного и Южного фронтов перекладывается на Балтийский и Черноморский флоты...
  - 'Некоторая часть',- морщится вождь,- выражайтесь яснее, товарищ Захаров.
  - До половины на Чёрном море и около 10 процентов на Балтике, товарищ Сталин. Самая болезненная ситуация складывается в снабжении Северо-Западного фронта. Дело в том, что железные дороги всей Литвы и половины Латвии примерно до Риги имеют европейскую колею. Это немцы в войну начали перешивать наши дороги, чтобы обеспечить снабжение своих войск, но больше не успели. Ещё они также построили несколько военных узкоколейных шириной 750 и 600 миллиметров, но в основном по упрощённым требованиям, и к настоящему моменту они не пригодны даже к ремонту. Магистрали с европейской колеёй, хоть за время независимости и пришли в упадок, остались вполне ремонтопригодны. Сохранилось небольшое количество паровозов и вагонов для них в Литве и Латвии. Чтобы восстановить пассажирское сообщение подвижного состава, конечно, недостаточно, но в качестве 'поездов-летучек' на 3-4 вагона для армейского и дивизионного снабжения вполне подходят.
  - Ваше мнение, товарищ Хрулёв?- Вождь переводит взгляд на начальника недавно созданного Главного управления тыла.
  - В целом предложение хорошее, товарищ Сталин,- подумав, неторопливо отвечает генерал,- только я бы включил сюда и фронтовые склады снабжения, которые мы смогли бы быстро подтянуть по широкой колее к рокаде Рига - Полоцк, затем по узкой колее 'летучками' в армейские базы, а оттуда дивизии своими автобатами будут снабжаться вооружением и боеприпасами, а также горючим.
  - Звучит логично,- кивает Захаров,- но именно в Прибалтике подготовка театра военных действий находится на самом низком уровне: нехватка автомобильных дорог, плохое их состояние, малое количество гужевого и автомобильного транспорта, которое можно получить по мобилизации. Как докладывает командующий Северо-Западным фронтом генерал-полковник Ефремов, из 558 автомобилей и 3000 лошадей, положенных по штату, в большинстве дивизий имеется в наличии едва ли треть. Он предлагает либо немедленно решить вопрос с транспортом в дивизиях, либо организовать снабжение дивизий 'поездами-летучками' с фронтовых складов.
  - Почему этот вопрос возник только сейчас,- вождь обводит колючим взглядом собравшихся,- прямо накануне войны? Чем вы раньше занимались?
  - Не сейчас, товарищ Сталин,- отвечает за всех Захаров,- Генеральный штаб занимается им с середины марта, после известного события. В округах проведена инспекция имеющихся железных дорог узкой колеи, выявлены перспективные, ведущие непосредственно в тылы армий прикрытия, где нужно пути были отремонтированы. Вопрос сейчас стоит больше в организационном плане. Генеральный штаб предлагает в сложившейся ситуации на участке Северо-Западного фронта временное решение, связанное с использованием железных дорог с узкой колеёй.
  - Вы что-то хотите сказать, товарищ Чаганов?- указывает на меня погасшей трубкой вождь?
  - Да хочу, товарищ Сталин. С точки зрения оптимальной организации перевозок в войсках, при хорошей организации связи, всегда лучше передавать управление транспортом и его базирование на более высокий уровень. То есть дальше в тыл, где и топливо легче найти и возможностей техобслуживания транспорта больше. К тому же, увеличивается коэффициент использования транспорта, так как высшему командованию виднее, где в данный момент наметился недостаток, а где избыток транспортных средств, и оно имеет возможность манёвра...
  - Погодите,- прерывает меня вождь,- оставим пока теорию, я не могу понять почему никто не говорит о снабжении со стационарных складов у границы, где расположен мобилизационный запас?
  - Я считаю, товарищ Сталин, потому,- Хрулёв прочищает горло,- что эти склады в Прибалтике уже практически пусты, потрачены на мобилизацию. Складов, от ЗОВО и КОВО, имеется всего четыре, все на рокаде Мемель - Вильно: окружной склад вооружений в Ковно и три окружных склада боеприпасов, рассчитаны они были на две армии с боезапасом на 15 суток. Сейчас же в районе Вильно на правом берегу Немана сосредотачивается ещё одна общевойсковая армия, а в районе Шауляя танковая армия двухкорпусного состава, поэтому так остро стал вопрос снабжения.
  - Понятно,- вождь с укоризной смотрит на Берию,- к вопросу о реорганизации тыла мы вернёмся скоро, буквально через два-три дня, а сейчас без промедления приступайте к исполнению предложений Генерального штаба, как будто бы они уже утверждены наркомом.
  'Два-три дня... На 19-е мая запланировано совместное заседание Президиума Верховного Совета, ЦК ВКП (б) и Совета Народных Комиссаров, где будет объявлено о создании ГОКО, которому будут беспрекословно подчинятся все органы власти, включая военных. Сталин пока думает над тем, стоит ли ему становиться председателем Ставки Главного Командования и тем более наркомом обороны, но надеюсь, что этот разговор подстегнёт события. Понятно же, что в воюющей стране подотчётности военных для того, чтобы быстро реагировать на изменяющуюся обстановку, совершенно недостаточно. Нужно иметь возможность отдать прямой приказ армии и отдать его может не председатель, а только Верховный главнокомандующий... С другой стороны, повода для выражения недоверия военному командованию пока у вождя нет... Киров вообще против спешки с ГОКО, так как военные и так под контролем: по линии Совета народных комиссаров над наркоматом обороны, по линии Политбюро и Секретариата ЦК - введением в состав Ставки своих людей. Однако Ставка - орган совещательный, и председатель СНК напрямую вмешиваться в действия наркома обороны не может, вот и получается, что с началом войны гражданская власть неизбежно начнёт ослабевать, а военная - расти. Сталин это, конечно, предвидит поэтому на создание ГОКО готов прямо сейчас, а встать непосредственно во главе армии - только при определённых условиях, если на фронте что-то пойдёт не так... Что вполне логично, так как без активной поддержки самих военных стать настоящим Верховным Главнокомандующим будет трудно, а сам этот пост ничего не гарантирует, достаточно вспомнить печальную судьбу Николая Второго. Уверен, что из истории последнего царя, а также из планов 'красного Бонапарта' по захвату власти, о которых он рассказал на допросах на Лубянке, Сталин сделал самые серьёзные выводы'.
  - Что по Худякову?- вождь возвращается к столу, проводив до двери кабинета военных.
  - Есть новости, товарищ Сталин,- мнётся нарком внутренних дел, поглядывая на меня.
  - Говорите, я специально для этого разговора пригласил товарища Чаганова, чтобы он дал пояснение по делу.
  - Полковник Худяков дал признательные показания, что он был завербован английской разведкой в 1918 году в Баку. Я посмотрел протокол допроса, а затем сам лично побеседовал с ним. Худяков говорит правду, такого количества деталей о событиях, людях и обстоятельствах того времени ему узнать было просто неоткуда. Он лично бывал в английском консульстве, подробно описывает интерьеры и расположение комнат, и встречался с людьми, о которых рассказывает. К примеру, кто какие имеет привычки и недостатки, типа, заикания. Я сам по заданию ЧК... возможно, английская разведка через него, пытается выйти на меня...
  - Да-да, это понятно,- машет рукой вождь, поворачиваясь ко мне,- скажите, товарищ Чаганов, к какой из нашей новейшей авиационной техники мог иметь доступ начальник штаба авиации Западного Особого военного округа?
  'Ничего себе вопросец'.
  - Наверняка видел наш новый гироприцел ГСП-1, товарищ Сталин, для истребителей, штурмовиков и видимо знает его ТТХ. Эти прицелы имеются на вооружении одного из авиаполков в каждой смешанной авиадивизии в Особых округах. Конечно, знаком с нашими новейшими самолётами, которые демонстрировались для высшего командного состава на Центральном аэродроме три недели назад, включая реактивный А-1, истребитель из дельта-древесины Ла-3 и крылатую ракету Х-1. В общем об основных новинках он знает, а вот насколько подробно я сказать затрудняюсь, так как это зависит от его связей в Управлении ВВС, наркомате Авиационной промышленности, на авиазаводах и так далее.
  - Худяков пришёл в авиацию из кавалерии,- Берия снимает пенсне и трёт пальцами переносицу,- до поступления на командный факультет Академии имени Жуковского служил начальником штаба полка 1-ой кавалерийской дивизии Червонного казачества...
  - Примаковец,- тяжело вздыхает вождь.
  - ... После окончания учёбы в 1936 году,- кивает Берия,- служил до последнего времени в Белоруссии на должности начальника штаба авиационной бригады и ВВС округа...
  - У Уборевича начинал...
  - ... Сейчас составляем списки сослуживцев и однокашников,- продолжает нарком внутренних дел, снова водрузив на нос пенсне,- имеется тенденция, в основном выпускники командного факультета Академии ВВС занимают должности начальников штабов бригад и авиадивизий, а на командные должности туда же обычно приходят отличившиеся в боях лётчики - из Испании, с Дальнего Востока, из Китая, то по причине того, что темпераменты у них разные, возникает много конфликтов между ними...
  'Блин, нового 'дела авиаторов' нам только не хватает... самое время'.
  - ... И те, и другие держатся за своих, товарищ Сталин, поэтому расследование простым и быстрым не будет...
  - ... Вы, товарищ Берия, зачем об этом сейчас говорите?- в голосе вождя звучат металлические нотки.
  - Прошу вашего разрешения, товарищ Сталин, на включение товарища Мальцевой в межведомственную группу по расследованию 'дела авиаторов'. Её 'сыворотка правды', с помощью которой мы развязали язык Худякову, может значительно ускорить расследование и избежать ненужных ошибок.
  'Лиса... Уверен, что сама это дело замутила, не хочет ехать на Урал организовывать режим неподалёку от Североуральска, где этим летом начнётся грандиозное строительство первенца советской атомной промышленности - Челябинска-40'.
  - Хорошо,- сухо бросает вождь, не взглянув на меня,- но вам, товарищ Берия, придётся взять на себя обеспечение режима на строительстве Челябинска-40.
  'А вот теперь уже не уверен, что это Олина инициатива. Может статься, что вождь просто хочет отобрать у Спецкомитета функцию охраны, чтобы тот не превратился в государство в государстве. Теперь ВОХР, в который Оля тщательно подбирала преданных людей, уйдёт в НКВД к Берии'.

  Глава 11.

  Берлин, Рейхсканцелярия,
  Кабинет Гитлера.
  17 мая 1941 года, 09:20.

  - Мой фюрер,- белая кожа низкого кресла скрипит под Канарисом в такт словам, которые он с видимым трудом выдавливает из себя,- есть серьёзные основания полагать, что 'Приказ Барбаросса' попал к русским.
  - Что?! Как это попал?- взвивается Гитлер и подается вперёд к сидящему перед ним адмиралу, нависая над пустым письменным столом.
  - По информации от нашего лучшего агента в России,- в голосе Канариса слышатся упрямые нотки,- который имеет хорошие связи в Генеральном штабе, примерно четыре недели назад русские получили полный текст 'Приказа Барбаросса', включая приложения. Агент 'Клаус' в донесении в Центр приводит два больших отрывка из него довольно близко к тексту, в которых содержатся разделы: 'Замысел', 'Переброска войск' и 'Сохранение тайны'.
  Побелевший Гитлер замирает, незряче глядя поверх адмирала на висящий на противоположной стене над камином портрет Фридриха Барбароссы. Постояв несколько секунд, он со стоном обессиленно валится назад.
  - Аристократы... тупая упрямая каста,- едва слышно шипит фюрер, съёжившись в кресле,- их невозможно подчинить, их можно только уничтожить...
  В кабинет, услышав выкрики фюрера, встревоженно заглядывают адъютанты.
  - Кейтеля, Йодля и Гейдриха сюда, быстро,- встрепенувшись, кричит Гитлер, его бегающий взгляд останавливается на адмирале,- Канарис, кто-то ещё знает об этом вашем агенте и его сообщении?
  - Только вы и я, мой фюрер, если не считать шифровальщика, куратора 'Клауса' и начальника Восточного отдела.
  Гитлер кивает и замолкает на долго, шрам на его щеке, оставшийся после покушения, бледнеет, лицо становится каменным, лишь изредка на губах проскальзывает мстительная улыбка.
  * * *
  - Что скажете, Йодль,- Гитлер нетерпеливо постукивает карандашом по ребру столешницы, глядя на начальника штаба ОКВ, вновь начавшего перечитывать сообщение агента Абвера,- можно ли сузить круг подозреваемых откуда произошла 'утечка'?
  - Безусловно, мой фюрер,- отрывает глаза от бумаги тот,- во-первых, весьма вероятно, что 'утечка' произошла в командовании Сухопутных войск, а не у нас в Верховном командовании. На это указывает то, что противнику стала известна именно директива ОКХ, а также приложение с графиком переброски на Восток сухопутных войск. Во-вторых, наличие у противника текста с разделами 'Общие задачи', 'Замысел операции' и 'Задачи групп армий и армий' позволяет ограничить источник высшим руководством Сухопутных войск: офицерами Генерального штаба, командующими и начальниками штабов Групп армий и армий, поскольку командованию, начиная с корпусов и ниже содержание первых двух разделов не доводилось. Таким образом, время появления у противника текста 'Приказа Барбаросса' - 'четыре недели назад', то есть, когда он стал известен в армейских корпусах и дивизиях, не релевантно, поэтому подозрения с последних двух категорий можно снять. Искать предателя надо именно среди высшего командования, мой фюрер, это примерно около 30 человек.
  - Я не могу обезглавить всю армию, Йодль,- Гитлер раздражённо бросает карандаш на стол,- которая через четыре недели собирается вступить в войну, необходимо сузить круг подозреваемых. Гейдрих, у вас есть какие-то соображения как это сделать?
  - Мой фюрер, для того чтобы сузить круг подозреваемых,- Гейдрих помимо своей воли скашивает глаз на свой новый серебряный с дубовыми листьями погон рейхсфюрера,- мы должны иметь возможность допросить их всех. И сделать это надо срочно, буквально сегодня-завтра. Чем дольше гуляет на свободе предатель, тем больший ущерб он может нанести рейху. В конце концов, сами генералы заинтересованы в его поимке не меньше нас, не так ли?...
  - Однако и исключать сговор нескольких лиц тоже нельзя,- пускает 'петуха' Гитлер, сжимая кулаки.
  - ... Так точно, мой фюрер, я думаю их следует допросить их раздельно, вызвав в Берлин по не вызывающему подозрения поводу.
  - Этот повод должен быть к тому же веским,- кивает Гитлер,- чтобы у них не было повода отказаться от поездки. Кейтель, они продолжают бомбардировать вас своими докладами о концентрации русских войск на границе?
  - В последнее время даже больше, чем обычно, мой фюрер. Штабы групп армий уже открыто требуют внести изменения в утверждённый график переброски и порядок развёртывания войск. В частности, начать переброску подвижных соединений за линию Тарнув - Варшава - Кенигсберг.
  - Канарис, что сообщает 'ваш лучший агент' о наступлении русских,- губы Гитлера кривятся в усмешке,- кстати, как высоко он сидит?
  - Мой фюрер,- протестующе машет руками адмирал,- я не имею права раскрывать никаких подробностей, которые касаются личности агента. Если вы, как Верховный главнокомандующий станете настаивать, то я готов сообщить их вам лично после совещания. А сейчас могу лишь сказать, что он подтверждает приготовления русских: в приграничных округах в течение последних четырёх недель проводится скрытая мобилизация личного состава и транспорта с целью доукомплектования и приведения в боеготовность имеющихся соединений. Ускорено строительство оборонительных сооружений и аэродромов, сроком окончания работ назначено первое июля этого года, проходят учения войск на окружных полигонах. Эти сведения частично подтверждаются нашей агентурой в приграничных районах русских. С середины апреля значительно усилилось противодействие нашей авиаразведке со стороны русской противовоздушной обороны. Группа Ровеля потеряла за это время 5 высотных самолётов-разведчиков. Участились перехваты наших самолётов в районе границы, что сильно затрудняет получение актуальной информации о дислокации соединений противника. Поэтому подтвердить или опровергнуть информацию 'Клауса' о сосредоточении за это время в Белоруссии и Прибалтике двух дополнительных армий не удалось...
  - Опять эти проклятые 'четыре недели'!- Гитлер снимает трубку с рычагов телефонного аппарата.- Мне надо подумать, все свободны. Что-то ещё, адмирал?
  - Так точно, мой фюрер,- Канарис легко и с явным облегчением поднимается с места,- мне следует доложить о сообщении 'Клауса' руководству ОКХ?
  - Не надо, я сам им сообщу,- отрицательно машен он головой и продолжает в телефонную трубку,- Рундштедта и Манштейна, срочно.
  * * *
  - Мой фюрер,- покрытое глубокими морщинами щека Главнокомандующего сухопутными войсками нервно задёргалась,- необходимо немедленно привести в полную боевую готовность наши войска, находящиеся на границе, к отражению возможного нападения русских. Для этого в кратчайшие сроки необходимо перебросить всю доступную авиацию с Запада на Восток, чтобы прикрыть развёртывание находящихся там и прибывающих войск. Совершенно очевидно, что 'приказ Барбаросса' уже не отвечает складывающейся обстановке и должен быть отменён. Вместо него должен быть составлен новый оборонительный план...
  - А если русские не станут наступать,- раздражённо прерывает его Гитлер,- то понадобится ещё один наступающий план и на нашей летней кампании можно смело поставить крест. Вы этого хотите, Рундштедт?
  Фюрер, поднимает руку, останавливая готового возразить фельдмаршала, встаёт из-за стола и отходит к огромному до потолка окну, в которое глухо стучат крупные капли дождя:
  - Я всегда отдаю должное талантам и знаниям германского генералитета, но не перестаю удивляться той наивности, которую он проявляет в экономических и политических вопросах. Германия не может себе позволить перенос войны с Россией на 1942 год! 1942 год для нас - это война на два фронта, это повторение 1918 года. Провидение даёт нам шанс избежать проклятия войны на два фронта только в 1941! Именно сейчас, фельдмаршал, когда Америка сама ещё не готова к войне, а выбитая нами с континента английская армия, укрывшись за морями своим флотом, зализывает раны, мы имеем возможность разрубить удавку блокады, которую на нас пытается набросить Антанта. 'Новый оборонительный план'... Ученик Клаузевица фельдмаршал Мольтке говорил, что 'ни один военный план не выдерживает первого же столкновения с противником'. Так зачем же вам этот новый план, фельдмаршал?
  - При этом, мой фюрер,- Манштейн опережает вспыхнувшего от возмущения Рунштедта,- Мольтке, будучи военным министром, первым ввёл в прусской армии детальное военное планирование, штабные игры и многодневные манёвры...
  - Генеральный штаб должен иметь готовые планы на все случаи жизни,- притоптывает носком сапога в такт словам Гитлер,- вам ли, Манштейн, как начальнику Генерального штаба этого не знать. Но ни на штабные игры, ни на многодневные манёвры времени у нас нет. Только что я подписал приказ, чтобы незамедлительно, в течение суток, организовать совместное совещание Верховного командования вермахта, люфтваффе и сухопутных войск, на котором должны присутствовать командующие Групп Армий и Армий, дислоцированных на Востоке, а также в Норвегии, Словакии и Румынии. Но это совещание будет собрано не для того, чтобы отменить 'приказ Барбаросса'. Что толку обсуждать новый план, когда на совещании присутствует предатель. А то, что он находится в числе приглашённых и служит под вашим командованием - очевидный факт, вытекающий из даты когда произошла 'утечка' и того факта, что противнику стал известен документ ОКХ. На самом же деле и совещания никакого не будет. Ваши подчинённые будут подвергнуты допросу гестапо. Расследование будет вестись до тех пор, пока предатель не будет арестован. Вы, господа, выведены из круга подозреваемых, вы возглавите процесс смены руководства в Группах Армий и Армиях. Смелее выдвигайте на эти должности командиров Армейских корпусов и дивизий - они вне подозрений. Вам даётся карт-бланш на определённую корректировку наших наступательных планов, однако дата начала операции не может быть отодвинута на срок более, чем две недели. Вам господа, оказано высочайшее доверие, но всё же придётся смириться с определёнными ограничениями , как-то постоянное присутствие на совещаниях представителей Главного управления имперской безопасности. Вашу охрану и охрану ваших ближайших подчинённых также будет нести СС.

  Московская область, Люберцы,
  Аэродром Добринское 1-й тбап,
  Дальнебомбардировочной авиации ГК.
  17 мая 1941 года, 09:00.

  - Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант,- от группы встречающих командующего Авиации Дальнего Действия, недавно вступившего в должность, и его адъютанта у вышки управления полётами отделяется плотный невысокий лётчик в лётном комбинезоне,- командир 1-го тяжелого бомбардировочного полка подполковник Чирсков.
  - Здравствуй, товарищ Чирсков,- Чкалов пожимает руку пилота и бросает быстрый взгляд на лётное поле и ровный ряд ТБ-3, выстроенный перед ангарами, которые начинаются от вышки и уходят вдаль по краю аэродрома,- ну показывай своё хозяйство.
  - Прошу следовать за мной, товарищ командующий,- Чирсков, хохотнув, широким жестом показывает рукой на ближний самолёт,- в полку 4 эскадрильи по 9 кораблей в каждой, всего - 36 кораблей-ракетоносцев, предназначенных для боевого применения крылатых ракет Х-1, и два транспортных корабля. Как вы можете видеть по количеству специальных стержневых пирамид под крыльями и в носу под фюзеляжем, каждый корабль может нести до 3 крылатых ракет ...
  - Крепления как у 'Звена Вахмистрова',- задирает голову Чкалов, останавливается под крылом крайнего ракетоносца, вокруг которого суетятся техники.
  - Совершенно верно, Валерий Павлович,- кивает Чирсков,- конструкция крепления в основном схожа с системой 'Звено-7' с тремя И-16, где каждый самолёт крепится в трёх точках: замок находится в задней точке, а две передние освобождаются автоматически.
  - А где вы будете загружать ракеты?- Чкалов стучит носком сапога по огромному колесу.
  - В Поневеже - это небольшой городок в Прибалтийской Федерации в 200 километрах от границы, где у нас аэродром подскока. Там быстро загружаемся, заправляемся, выходим в море на точку пуска ракет, стреляем и сразу же обратно по прямой в Люберцы на базу.
  - Сразу всем полком что ли?- недоверчиво щурится он.
  - Нет, по очереди, Валерий Павлович, - один за одним с интервалом в 15 минут. Оператор станции радионаводки работает с кораблями последовательно, по командам выводит их на точку пуска, оператор же даёт штурману приказ на пуск ракеты.
  - И что, вот так пульнули и она точно в цель за 300 километров сама летит?
  - Не совсем. Нет, летит-то она сама, вот только над целью её встречаю наводчики из нашей Отдельной эскадрильи на ТБ-7. Они и наводят ракету на цель.
  - Хитро,- хмыкает Чкалов, разглядывая двигатель,- только не могу взять в толк, движки у тебя АМ-34 редукторные, дальность вроде позволяет, а ты полк на аэродроме подскока садишь.
  - Нагрузка большая, Валерий Павлович, каждая ракета весит под две тонны, поэтому и моторы у нас специальные и конструкция планера усиленная...
  - Ясно,- кивает Чкалов,- а как у вас с лётной подготовкой у пилотов? По своему опыту знаю, как было не просто 'ишачки' сбрасывать из-под крыльев. Я почему спрашиваю, Сам держит ваш сегодняшний вылет под контролем.
  - Не сомневайтесь, товарищ командующий, у нас служат лучшие в АДД лётчики: все 'ночники' с большим налётом,- по знаку Чирскова к ним подбегает лётчик, молодцевато соскочивший с трапа корабля,- это капитан Гастелло, командир первой эскадрильи 1-го тбап, лучший из лучших.
  - Ну веди меня, капитан, на свой корабль,- Чкалов своей огромной ладонью стучит капитана по плечу,- буду посмотреть какой у тебя порядок.
  * * *
  - Ну, что у вас, Василий Иванович?- постпред Деканозов, нервно расхаживающий по кабинету, замирает нетерпеливо глядя на входящего военного атташе Тупикова.
  - Всё в порядке, Владимир Георгиевич,- улыбается он,- лично проверил: и из Генерального консульства, и из Торгпредства все документы полностью сожжены. Честно говоря, у меня глаза на лоб полезли, когда я увидел те кучи документов, что надо было сжечь. Не думал, что успеем. Вернее, наверняка бы не успели, если б не та печка-инсинератор, что прислали из Москвы. Не знал, что это целая наука, как добиться того, чтоб ни один обгорелый кусочек бумаги не остался целым. Думал, что дыму будет, ан нет - как от небольшого костерка...
  - Лучше скажите, Василий Иванович, вы разобрались как печку эту из строя вывести?
  - Да, разобрались. К печке идут специальные термитные шашки, пять минут - и от неё останется лужа расплавленного металла.
  - Хорошо, хорошо,- нервно покусывает губы Деканозов, привычным движением проводя рукой по щеке,- только что получил сообщение с границы от пресс-атташе Лаврова - поезд с членами семей наших сотрудников уже пересёк границу. Думал не выпустят, но обошлось. Видимо по этому поводу меня на 10 часов утра вызывает на Вильгельмштрассе Риббентроп. Василий Иванович, остался лишь один вопрос: двое моих людей арестованы германской тайной полицией. Они должны были выполнить специальное задание в районе Цеезена, где находится...
  - Крупнейший в Германии радиоцентр вещания за границу на коротких волнах,- кивает Тупиков.
  - Именно так, Василий Иванович. Задание- исключительной важности. Нужна помощь военной разведки, помощь срочная, нет времени согласовывать её с Москвой. Я знаю, это идёт в разрез с нашими и вашими инструкциями, но ситуация сложилась действительно чрезвычайная...
  - Говорите, что надо делать, Владимир Георгиевич.
  - ... До нуля часов 18 мая необходимо разместить вот эти 'маячки',- полпред достаёт из ящика письменного стола три небольшие чёрные коробочки по периметру радиоцентра. Здесь такде имеется инструкция по установке. Надеюсь на вас, товарищ Тупиков. Всё, мне пора выезжать на встречу к Риббентропу.
  * * *
  - Не забудьте, Валентин Михайлович, сначала просто выслушиваем всё, что он хочет сказать,- шепчет Деканозов Бережкову, идущему рядом с ним по длинному коридору Министерства иностранных дел,- затем я выражаю протест по поводу задержания двух наших сотрудников посольства...
   Оба вздрагивают от неожиданности, когда вдруг появившийся у них на пути чиновник в серо-зелёной министерской форме громко щёлкает каблуками и резко выбрасывает руку вперёд в фашистском приветствии:
  - Господа, министр задерживается и просит вас немного обождать в его кабинете. Следуйте за мной.
   Из ярко освещённого коридора дипломаты попадают в огромное тёмное помещение, в одном конце которого находится массивный письменный стол, а в другом - круглый стол с горящей пузатой лампой под высоким абажуром, окружённый стоящими в беспорядке креслами.
  * * *
  - Кто он такой этот Зонненберг, Эрнст?- Раздражённо бросает советник германского посольства в Москве Хильгер после четверти часа томительного ожидания.- Почему какой-то юнец, представитель химической промышленности, назначает нам свидание в 'бункере', а сам даже?...
  - Успокойся, Густав,- прерывает его военный атташе и по совместительству резидент Абвера Кёстринг,- никакой он не химик, это Вальтер Шелленберг, помощник Гейдриха. О нём мало кто слыхал, но недавно его назначили заместителем начальником отдела внешней разведки Главного управления имперской безопасности, а на самом деле Шелленберг им руководит. Вчера я получил депешу от Адмирала, мне приказано исполнять все его приказания.
  - ... Опять готовят покушение на Чаганова, как в 1937-ом?- Хмыкает Хильгер, но вглядываясь в суровое лицо генерала, подскакивает с места.- Я угадал, Эрнст?! Но это же безумие, это - казус белли!
  - Война так и так скоро начнётся,- тяжело вздыхает он,- Адмирал, я уверен, от своей идеи уничтожить Чаганова не отступится, особенно после той бойни, что его охрана устроила в Стокгольме. Так что такой возможности не исключаю.
  - Русские за Чаганова вздёрнут нас на виселице, Эрнст, и никто в мире их не осудит за это.
  - Не вздёрнут,- морщится генерал,- просто обменяют на своих дипломатов в Берлине. Как говорят французы - на войне как на войне.
  - Дожили, уже дипломатов берём в заложники, куда катится мир...
  * * *
  - А сколько всего самолётов противника противостоит нам в Южной Польше, товарищ Шкурин?- вновь назначенный командующий 1-ой воздушной армией генерал-лейтенант Горюнов, несмотря на свою плотную комплекцию, стремительно перекатывается от своего письменного стола и встаёт рядом с начальником штаба, вглядываясь в карту, висевшую на стене.
  - Согласно последней сводки Главного разведывательного управления Генерального штаба, товарищ командующий,- генерал-майор Шкурин подсматривает в небольшую книжицу, зажатую в руке,- на данный момент против нас сосредотачивается 5-й авиакорпус 3-го воздушного флота. Всего в нём состоит примерно 247 бомбардировщиков и 109 истребителей, а по типам - 163 Ю-88, 84 Хе-111 и, соответственно 109 штук БФ-109.
  - Хм,- хмурится Горюнов и забирает книжечку из руки начштаба,- а где конкретно они базируются вам известно?
  - Так точно, известно, товарищ генерал-лейтенант,- указка в руке Шкурина забегала по карте,- на аэродроме Свидник, вот здесь в 10 километрах к востоку от Люблина, находится 92 'Юнкерса' в составе трёх авиагрупп из 51-ой эскадры. В районе Кросно на двух аэродромах, здесь и здесь, находятся две группы 54-ой эскадры, всего 71 Ю-88. В районе Замостье на двух аэродромах, тут и тут, базируются 'Хейнкели' 55-ой эскадры. А две истребительные эскадры в составе трёх авиагрупп на аэродромах в Замостье и Кросно. Все самолёты 5-го авиакорпуса расположены вблизи границы, самый дальний, аэродром Свидник, что в 80-ти километрах, они прилетели туда два дня назад.
  - А зачем же вы, Яков Степанович,- Горюнов с улыбкой возвращает книжку хозяину,- как школьник на экзамене в шпаргалку подсматриваете?
  - Когда волнуюсь, боюсь ошибиться, товарищ командующий,- начштаба вытирает носовым платком пот со лба.
  - Понятно, но бояться меня не надо, я не кусаюсь, товарищ Шкурин, тем более, когда, как я понимаю, ситуация на границе складывается весьма благоприятная для удара по германцам. Ведь их аэродромы находятся в пределах досягаемости всеми типами наших самолётов, включая истребители и штурмовики, ведь так?
  - Так точно, товарищ командующий,- кивает он,- если погода не подведёт.
  - А что у нас с погодой не так?- на лицо Горюнова возвращается суровая маска.
  - Метеослужба докладывает, товарищ командующий, что атмосферный фронт мешает.
  - Та-ак,- вздыхает Горюнов,- вызовите сюда начальника метеослужбы.
  - Он здесь в приёмной ожидает,- начштаба поднимает трубку телефона.
  - Майор Рабинович по вашему приказу явился,- вошедший левой рукой одёргивает гимнастёрку, мешком висящую на нескладной фигуре, правой прижимая к себе чертёжный тубус к боку, в то время как его живые чёрные глаза быстро обегают кабинет, карту и лица обоих генералов.
  - Ты вот что мне скажи, майор,- с трудом подавляет внезапно вспыхнувшее в нём раздражение Горюнов,- мы завтра утром полетим или нет?
  - Товарищ генерал,- Рабинович делает два быстрых шага вперёд, роняя тубус,- обычно на подобный вопрос так - очень трудно сказать. Понимаете, в нашем полушарии погода идёт с северо-запада на юго-восток. Очень редко когда погода приходит с востока, это так называемый сибирский антициклон, он зимой приносит морозы. Ну, ещё она иногда приходит с юга, из Средиземноморья, но это редко. В основном же, как я уже сказал, погода к нам идёт со стороны Германии и Польши, где у нас нет никаких метеопостов. Оттуда получить данные у нас нет никакой возможности. Поэтому обычно приходится решать задачу по составлению прогнозов путём авиаразведки или вообще теоретически...
  - Ты не понял, майор, я спрашиваю - полетим мы или нет?
  - Так я и говорю, товарищ генерал,- продолжает с воодушевлением говорить Рабинович, вытаскивая из тубуса большие листы бумаги и раскладывая на длинном столе,- это обычно так, но нам на прошлой неделе из Москвы прислали несколько метеорологических радиозондов, которые нашим удалось запустить с германской территории. В результате удалось составить довольно подробные 'кольцовки', синоптические карты. Смотрите, вот тут находится атмосферный фронт, он находится в 300 километрах северо-западнее Варшавы, примерно через 12 часов он будет над интересующим нас районом юго-восточнее Варшавы....
  - Ты мне скажи, полетим или нет!
  - ... Фронт высокий до 10 тысяч, товарищ генерал, перескочить его не удастся, к тому же он очень широкий - не обойти, но самое неприятное, что нижняя граница облачности - меньше ста метров. По моим прикидкам туманы, дожди полностью накроют Люблинскую возвышенность, и такая погода продлится от четырёх до семи дней.
  - Когда туман накроет эти германские аэродромы?- Командующий кивает в сторону карты.
  - В семь утра, плюс-минус два часа, товарищ генерал.
  - С этого и надо было начинать, майор,- недовольно бросает Горюнов, отходя к столу и снимая с рычагов телефонную трубку,- а то каждое полезное слово из тебя приходится клещами тащить. В следующий раз своей эрудицией перед девицами щеголяй. Свободен, при любом изменении погоды сообщай мне немедленно... Яков Степанович, кто у нас командует 1-м воздушно-десантным корпусом?
  - Генерал-майор Усенко.
  - Знаю его,- кивает он, и говорит в трубку,- срочно соедините меня с командующим фронтом.
  * * *
  - Товарищи,- командир 204-ой воздушно-десантной бригады майор Маргелов испытующим взглядом обводит своих подчинённых, сгрудившихся в штабной палатке на краю аэродрома Любитов,- командование фронта поставило 1-му воздушно-десантному корпусу боевую задачу: 'с целью воспрепятствовать воздушному нападению на нашу страну', которое, как окончательно установила наша разведка, назначено на 6 часов утра 18 мая, 'произвести воздушный десант на, выявленные у населённых пунктов Люблин, Кросно, а также Замостье, аэродромы противника и уничтожить на них самолёты, боевую технику и личный состав врага'...
  Майор замолкает, пережидая рёв двигателя, идущего на взлёт самолёта:
  - ... Перед нашей бригадой поставлена следующая задача: завтра 18 мая на рассвете силами 1-го и 2-го парашютно-десантных батальонов произвести десантирование посадочным способом без тяжёлой техники на лётное поле аэродрома Свидник и штурмом сходу овладеть им. Что нам известно о противнике? В последние двое суток на пять приграничных аэродромов прибыла крупная авиационная часть, предположительно 5-й авиационный корпус. На аэродроме Свидники в данный момент базируется до сотни бомбардировщиков, четыре роты аэродромного обслуживания по 120 человек в каждой и взвод наземной связи до 30 человек. Охрана и оборона периметра аэродрома возлагается на взвод охраны до 40 человек, имеющий на вооружении станковые пулемёты. На объекте завершается строительство жилых помещений, в лесу на севере от периметра и внутри в восточной части, поэтому там в светлое время суток находятся две строительных роты - по 100 человек в каждой. Кроме того, у северо-восточного угла лётного поля имеются 3 зенитные батареи: две тяжёлые, вооружённые 88-миллиметровыми зенитками, и одна лёгкая - с 20-миллиметровыми пулемётами. Пожалуй, это будет наш главный противник на поле боя. Таким образом, вместе с лётным составом, который проживает в селе Свидник, которое находится в двух километрах южнее аэродрома, наберётся около тысячи бойцов ...
  Маргелов обводит понимающим взглядом притихших товарищей:
  - ... Да следует не забывать о минных полях по периметру аэродрома. Итого, по численному составу противостоящие нам силы противника уступают нам в полтора раза,- командир повышает голос, чтобы перекричать возникший в палатке гул.- Понимаю прекрасно, что без уничтожения артиллерии противника взять аэродром нам будет очень трудно, поэтому вся надежда на бомбовый удар нашей авиации, который будет предшествовать штурму аэродрома. Предлагаю вновь пробежаться по основным пунктам плана, в нём будут некоторые изменения, карту...
  Собравшиеся расступаются, а начальник штаба быстро раскладывает карту на импровизированный столик, состоящий из большого куска фанеры, положенного на деревянные козлы:
  - ... Итак, сегодня в сумерках после 20:00 на шести 'вертушках' отдельной транспортной вертолётной эскадрильи на восточную опушку рощи у села Францисково, которая своей южной оконечностью примыкает к лётному полю аэродрома, будут переброшены шесть разведтроек нашего разведывательного взвода. Перед ними ставится задача - в течении ночи выйти на периметр аэродрома в точках: подземное хранилище топлива, склад боеприпасов, метеостанция, позиции зенитных батарей, шоссе на севере, ведущее в Люблин, и железнодорожная станция на юге. После установления наблюдения за каждым из объектов, командир тройки обязан до 2:00 связаться со штабом бригады по носимой рации. Каждая тройка должна кроме рации иметь при себе прибор ночного видения и специальные, не видимые простым глазом маяки, которые выставляются у периметра аэродрома за час до начала воздушной бомбардировки в 4 часа утра. В случае необходимости или по приказу из штаба бригады командир должен быть готов давать целеуказание при помощи ракетниц.
  Маргелов ищет глазами командира 1-го батальона:
  - ... Так, бомбардировка аэродрома закончена, переходим к первой волне десанта... Отставить, забыл сказать: бомбовые удары будут наноситься специальными зарядами, которые создают в очаге взрыва и на значительном расстоянии от него в воздухе высокую температуру и сильную ударную волну, но почти не оставляют на ней воронок. Поэтому разведтройкам следует выбирать пункты наблюдения на максимальном удалении от их объектов, но чтобы при этом чётко их обозревать. Вы, наверное, уже обратили внимание, что по первоначальному плану с рассветом в 5:50 наша авиация должна была начать а 8:00 закончить бомбёжку аэродрома, но погода вносит свои поправки: начиная 6-7 утра над Свидником возможны низкая облачность, туман и дождь. Поэтому бомбардировка начнётся в 5:00 и будет продолжаться, включая штурмовку аэродрома Илами до 5:30, а затем в дело вступает 1-й парашютно-десантный батальон. Именно в это время над аэродромом должны показаться самолёты первая четвёрка ТБ-3 14-го тяжелого бомбардировочного авиаполка. Каждый ТБ-3 будет буксировать по три планёра Гр-11 или взвод десантников, итого - рота. Внимание, с нашей бригадой работает 16 кораблей, которые четвёрками через каждые 10 минут за 30 минут десантируют парашютно-десантный батальон. Погода, конечно, может добавить нам трудностей с посадкой планёров на лётное поле, но может также и помочь: она затруднит прицельный огонь выжившего после бомбёжки противника. Это позволит нам с меньшими потерями сблизиться с врагом, бой будет вестись на коротких дистанциях, на которых у нас будет большое преимущество в плотности огня: на одну пулю из немецкой винтовки наш десантник из ППС ответит тридцати пятью. В горячке боя, особенно в условиях плохой видимости, если поле боя покроет густой туман, бойцу будет трудно отличить своего от чужого, поэтому чтобы не перестрелять друг друга в запарке, перед вылетом каждый десантник получит специальный лёгкий жилет с белыми полосами, который соткан из очень прочных нитей. Жилет, а это проверено на полигоне, неплохо защищает от мелких и средних осколков гранат и пистолетных пуль. Повторюсь, первоочередной целью первой волны десанта - зенитные батареи, радиостанция, взлётно-посадочная полоса, склады боеприпасов и топлива. 1-й батальон должен обеспечить до 7 утра захват аэродрома и беспрепятственную посадку на него двух эскадрилий самолётов ПС-84 со 2-м парашютно-десантным батальоном и тяжёлым вооружением - миномётами и боеприпасами, которые к этому моменту должны находиться в воздухе над аэродромом. Задача 2-го батальона: захват железнодорожной станции и перерезание шоссе Люблин - Свидник. В случае быстрого успеха - обеспечение высадки на аэродром 3-го и 4-го батальона бригады и горно-стрелкового полка, задачей которых будет захват Люблина. В случае затяжных боёв за аэродром и плохих погодных условий высадка горнострелкового полка и двух батальонов будет отменена. 1-й и 2-й батальоны переходят к круговой обороне на аэродроме, а в случает невозможности обороны, выводят из строя захваченные самолёты противника и пробиваются на восток на соединение с нашими частями. Вопросы?
  - Нам бы, товарищ командир, в каждый взвод вместо 'Максима' - ДС-40 на колёсном станке, а в батальон хотя бы 3-4 ДШК?- подаёт голос командир 1-го батальона.
  - Снял с языка, товарищ Иванов, ДС получишь перед вылетом на аэродроме, а вот ДШК - нет в наличии, так и не поступили.
  - В таком случае, товарищ командир, прошу разрешить взять с собой безоткатки ДРП-4 с бронепрожигающими снарядами на случай атаки танков. Мы проверяли, они хорошо встают в проходе планёра вместо четырёх бойцов и по весу проходит - пушка плюс БК..
  - По одной на роту,- согласно кивает Маргелов и выкладывает на стол фотопланшет с данными авиаразведки,- а теперь обсудим места высадки на аэродром...
  * * *
  - Отто, это правда?- В комнату, приспособленную под кабинет командира 54-го бомбардировочного крыла люфтваффе, врывается возбуждённый начальник штаба.
  - Что правда?- Сухо отвечает стоящий у стола Хёне, неохотно отрывая взгляд от плана аэродрома Свидник.
  - Правда, что у нас на аэродроме не будет зенитного прикрытия?- Частит тот.- Я сейчас встретил офицера-квартирмейстера зенитного полка Шульца, чьи батареи должны прибыть к нам в конце месяца, он сказал, что из штаба 2-го зенитного корпуса пришёл новый приказ, зенитный корпус передают в оперативное подчинение Группы армий.
  - Да, это так, Курт,- кивает Хёне,- мне только что звонили из штаба воздушного корпуса, у них также с аэродрома Липско забирают зенитный дивизион...
  - Но почему, Отто? Нас срочно срывают с места ввиду угрозы нападения русских, мы летим за 600 километров на восток, садимся почти у границы, а у нас забирают единственную защиту - зенитки. Как это понимать?
  - ... А что тут понимать? Совершенно очевидно, что в штабах всех уровней в связи с возможной скорой атакой русских начинается паника. Штаб Группы армий 'Юг' распоряжается перебросить всю находящуюся у них в распоряжении артиллерию на танкоопасные направления к границе, чтобы как-то подпереть редкие пехотные части, которые сейчас находятся в чистом поле. Наше начальство через рейхсмаршала сейчас пытается в Берлине оспорить приказ о передислокации, но проблема состоит в том, что один зенитный полк корпуса находится в Румынии, где защищает нефтепромыслы Плоешти, а два других охраняют небо Берлина. Если завтра русские вдруг решат ударить по аэродромам нашего воздушного корпуса, то будет неважно, кому подчиняются зенитчики. В общем, пока наверху творится чехарда, мы, похоже, сможем рассчитывать только на свои силы и ещё ... уповать на всевышнего - согласно последней метеосводки на нас движется мощный атмосферный фронт. Завтра с утра и в ближайшие 2-3 дня погода будет нелётная - низкая облачность, дожди.
  * * *
  - Летит, товарищ адмирал,- раздаётся чей-то голос из свиты командующего Черноморским флотом, расположившейся у края рулёжного поля аэродрома 'Херсонесский маяк'.
  Серебристый 'Дуглас' выныривает из облаков, и сделав полукруг над морем, с юга заходит на посадку, пробегает по новой 'бетонке' и поворачивает на рулёжку.
  - Здравия желаю, товарищ нарком,- вновь назначенный командующим флотом адмирал Кузнецов выступает вперёд, оттесняя от трапа своего начальника штаба,- прошу в мой автомобиль.
  - Здравствуйте, товарищи,- Петров обходит встречающих, здороваясь за руку с каждым,- прошу прощения, но у меня времени в обрез, поэтому придётся обсудить все вопросы здесь на аэродроме, так как мне сегодня надо успеть засветло вернуться в Москву.
  - Слушаюсь, товарищ нарком, в таком случае прошу в...- крутит головой Кузнецов, пытаясь найти глазами командующего ВВС флота, его взгляд упирается в небольшой сарайчик на краю аэродрома.
  - Здесь в двух шагах в Казачьей бухте пришвартован эсминец 'Сообразительный',- приходит на помощь начальник штаба контр-адмирал Елисеев,- может быть там, в кают-кампании?
  * * *
  - Маршал Будённый попросил меня, разобраться в вашем конфликте,- нарком ВМФ переводит взгляд с командующего флотом на начальника штаба и обратно,- который лично для меня стал неожиданностью, учитывая тот факт, что вы давно знаете друг друга, вместе служили в Испании, и сделать выводы. Поскольку ваша позиция, Николай Герасимович, достаточно подробно изложена в рапорте, то я попрошу высказать своё мнение вас, Иван Дмитриевич, можно сидя.
  - Спасибо, товарищ нарком,- тяжело выдыхает Елисеев,- прежде всего хочу сказать о принципиальном разногласии между мной и командующим флотом по вопросу о том, что главным противником Черноморского флота становится итальянский флот...
  - Это не только моё мнение,- перебивает его Кузнецов,- это также мнение начальника Главного морского штаба Исакова...
  - Я дам вам возможность высказать свои возражения, товарищ Кузнецов,- морщится нарком.
   - ... На мой взгляд,- продолжает Елисеев в ответ на приглашающий кивок наркома,- итальянский флот на Средиземноморье сам попал в трудную ситуацию и с трудом может противостоять совместным действиям английского и французского флотов, он даже не может защитить свои города от обстрелов британских линкоров. Снабжение итальянских войск в Ливии требует огромных сил, так до дальних ли походов сейчас итальянскому флоту? Естественно, возникает такой вопрос, а что плохого в заблаговременной подготовке к защите наших баз от действий потенциального противника? Оказывается, много чего плохого. Во-первых, мы вынуждены постоянно держать крупные силы кораблей флота, Днепровской и Дунайской флотилий для обороны баз. Это вместо того, чтобы задействовать их для пресечения румынских грузоперевозок на участке Констанца - Босфор. Во-вторых, по плану обороны мы должны выставить минные заграждения Одессы, Керченского пролива, Новороссийска, Туапсе и Батуми. На это нам придётся потратить большую часть, имеющихся у нас в запасе, мин и минных защитников, что приведёт также к значительному затруднению плавания наших судов и кораблей в этих районах.
  - Скажите, Иван Дмитриевич, эти оборонительные планы как-то влияют на подготовку флота к десантной операции Черноморского флота в Румынии, которая назначена на 20 мая?
  - Конечно, влияет, товарищ нарком,- горячится Елисеев,- например, командующий Пинской флотилией просит нас усилить его группировку на Дунае, нацеленную на Галац торпедными катерами Г-5, а мы не можем ему их выделить, так как по плану обороны они задействованы для обороны Очакова. Или, при формировании 'ударной группы', которая будет поддерживать своей артиллерией высадку бойцов 3-го Воздушно-десантного корпуса на аэродром 'Мамайя', в порту Констанцы и на береговой батарее 'Тирпиц', мы не можем направить в её состав линкор 'Парижская коммуна' и крейсер 'Молотов', так как они расписан для обороны Севастополя. А крейсер 'Ворошилов' хоть и идёт к Констанце, но будет по решению командующего флотом находится в 60 милях восточнее Констанцы в группе прикрытия. Таким образом, артиллерийская поддержка поручена одному лидеру и двум эсминцам типа '7' с их 130-миллиметровыми орудиями, а 12 дюймовые и 180-миллиметровые пушки будут сторожить итальянский флот. Ситуацию усугубляет тот факт, что румыны ещё летом прошлого года официально объявили в печати, что приступают к установке минных заграждений вблизи своих портов. Флотская разведка установила, что граница минных заграждений практически совпадает с дальностью наших 130-миллиметровых орудий, поэтому безопасно открывать огонь по Констанце и окрестностям смогут лишь линкор и лёгкие крейсера.
  - Ваши аргументы ясны, товарищ Елисеев,- Петров поворачивается к командующему флотом,- есть что возразить, Николай Герасимович?
  - Так точно, товарищ нарком. В последние дни по линии нашей разведки идёт вал сообщений о завершении подготовки Италией крупной флотской группировки во главе с 'Юлием Цезарем' для действий в Чёрном море. А зная подлую предательскую сущность турецкого президента Инёню, мы должны рассматривать угрозу появления итальянского флота у Севастополя, как реальную. Скажу прямо, моя главная обязанность, как командующего Черноморского флота, быть всегда готовым к отражению атаки на её главную базу.
  - Понимаю вашу позицию, товарищ Кузнецов,- кивает адмирал,- однако, опираясь на опираясь на совершенно секретные сведения, полученные в последнее время Разведывательным Управлением и по линии НКВД, было признано, что этот 'вал' - дезинформация. Вероятность появления итальянского флота в Чёрном море крайне низкая, поэтому при планировании атаки на Констанцу и высадки морского и речного десанта в Румынии её учитывать не следует. Опираясь на эти последние сведения, из которых следует, что нападение Германии, Румынии, Венгрии и Словакии на нашу страну начнётся в 4 часа утра 18 мая, Генеральный штаб установил дату начала десантной операции для Черноморского флота 20 мая в 6:00. Дунайская флотилия, которая находится в оперативном подчинении 14-го стрелкового 9-й армии Южного фронта, начинает операцию по захвату мостов и атаки румынских мониторов у Тулчи и Галаца в 6 часов утра 18 мая, поэтому следует немедленно поднять по тревоге отряд торпедных катеров и перебросить его в Измаил в распоряжение командующего Дунайской флотилией. Также 18 мая в 6:00 переходят в наступление войска всего Южного фронта. Перед 18-й и 9-й армиями фронта поставлена задача: ударами, соответственно, со стороны Черновцов в направлении Бакау и со стороны Ясс на Роман окружить и уничтожить 3-ю румынскую и отдельные части 30-го армейского корпуса 11-ой немецкой армий, которые находятся в этом районе. Перед 14-м стрелковым корпусом, двумя бригадами 3-м воздушно-десантного корпуса и приданным ему танковым корпусом поставлена задача по овладению районом Плоешти и блокированию Бухареста с севера и запада. Как я уже сказал, 20 мая начинается морская и воздушная десантная операция, в которой по плану примут участие корабли и авиация Черноморского флота, 9-й особый стрелковый корпус, 3-я бригада морской пехоты и одна из бригад 3-го воздушно-десантного корпуса. Несмотря на то, что 106 дивизия 9-го корпуса в ходе недавних учений под Одессой получила некоторый опыт десантирования с боевых кораблей флота на необорудованный берег, но его всё же нельзя признать достаточным, так как десант проходил в, так сказать, 'тепличных' условиях без противодействия противника. Поэтому особое внимание при отработке задач с командным составом следует уделить авиационной и артиллерийской поддержке десанта с моря. В первую очередь авиационной, поэтому я хотел бы заслушать доклад командующего ВВС флота генерала Русакова, пригласите его, пожалуйста, Николай Герасимович.
  * * *
  - Скажите, товарищ Русаков,- пытается скрыть раздражение Петров,- вот вы говорите, что по данным разведки в районе Констанцы базируется три истребительных эскадрильи румынских ВВС на трёх аэродромах 'Мамайя', 'Сюит-Геола' и 'Палас'. Почему же тогда среди целей для 63 бомбардировочной бригады вами выбран только один аэродром 'Мамайя'? То же самое относительно зенитных батарей, разведка докладывает о двадцати батареях, вы же вместо них в перечень первоочередных целей вносите зернохранилище и нефтегородок. И это при том, что у вас бомбардировщики идут без истребительного прикрытия, почему кстати?
  - Не позволяет нашим истребителям малая дальность полёта, товарищ нарком,- с облегчением выдыхает красный, как рак, генерал,- даже с подвесными баками на пределе, если только туда и сразу обратно.
  - Нет и вы успокоились?- Закусывает губу Петров.- А заранее обратиться в штаб фронта, стратегического направления, в Генеральный штаб, наконец, было нельзя? Или вы не слыхали о дальнем двухмоторном истребителе Петлякова Пе-1? Не знаете о формировании на Балтийском флоте отдельного дальнего истребительного полка? Ладно, теперь уж я сам, вы свободны.
  Нарком, дождавшись, когда дверь за генералом закрылась, продолжает:
  - Я бы рекомендовал командованию флотом заменить командующего ВВС. Товарищ Кузнецов, как у вас продвигаются дела со 'Сванетией' и 'Авиатором'?
  - Ещё не успел, товарищ нарком, полностью ознакомиться с корабельным и судовым составом,- командующий флота поворачивает голову в сторону начальника штаба.
  - Позвольте мне?- Быстро реагирует тот.- Все работы по установке трамплина на 'Авиаторе' завершены, из лучших лётчиков на базе 8-го истребительного полка 62 бригады сформирована отдельная эскадрилья из 18-и И-16-х, на прошлой неделе начались тренировки лётчиков по отработке взлёта с авиаматки. На 'Сванетии' идут испытания катапульт и 60-метровых направляющих для запуска ракет Х-1, которые смонтированы вдоль бортов, а также проходят учения экипажа.
  - Я это к чему спрашиваю,- оживляется Петров,- ведь расстояние по прямой от Констанцы до Измаила всего около 140 километров. Если истребители стартуют с 'Авиатора' неподалёку от Констанцы, а возвращаться будут на аэродром у Измаила, то, по крайней мере, в первые часы высадки десанта можно будет организовать истребительное прикрытие. А точными ракетными ударами по аэродромам береговым и зенитным батареям дать целеуказание нашим бомбардировщикам. Хотя для морского старта, как я понимаю, волнение должно быть не выше 2-х баллов. Какой прогноз дают метеорологи на 20-е число?
  - Штиль, товарищ нарком,- улыбается Елисеев,- видимость миллион на миллион, температура до 25 градусов. С юга на север со стороны Средиземного моря ползёт антициклон.
  - Хороший знак, погода нам помогает. Но для верности с Балтфлота я дальне истребительный полк я всё-таки переброшу, германцы ведь могут тоже усилить свою истребительную авиацию, к тому же нам десант надо с воздуха прикрывать. Ещё об одном хочу сказать, со мной в самолёте прилетел представитель Главного военно-санитарного управления. Он будет инструктировать представителей медслужбы флота по применению новейшего препарата 'фенамина', который отлично противодействует усталости. Как показали испытания препарата, принятие одной-двух таблеток 'фенамина' обеспечивает высокую работо- и боеспособность бойца в продолжение 24-36 часов.
  * * *
  - Владимир Георгиевич, скоро полдень,- шепчет Бережков, наклонившись к уху постпреда,- согласно дипломатического эткета мы не можем столько времени ожидать аудиенции министра иностранных дел принимающей стороны.
  - Будем ждать сколько потребуется,- недовольно сквозь зубы цедит Деканозов,- не до этикета сейчас.
  Первый секретарь полпредства, недовольно засопев, откидывается на спинку скрипучего кожаного дивана и начинае снова с недовольным видом разглядывать лепнину на потолке высокого старинного зала.
  - Господа, прошу прощению за ожидание,- в кабинет врывается возбуждённый Риббентроп и быстрым нервным шагом подходит к сидящим у стены дипломатам,- я только что вернулся от фюрера. Прошу вас к столу...
  - Господин министр,- начинает постпред, едва коснувшись сиденья кресла,- позвольте мне изложить заявление советского в связи с задержанием двух...
  - Фюрер поручил мне передать советскому правительству,- повышает голос Риббентроп, не дослушав перевод Бережкова и оставаясь стоять,- что германское правительство располагает достоверными данными об усиленной концентрации советских войск на германской границе. Советские военнослужащие постоянно нарушают границу, вторгаясь на германскую территорию. Создавшуюся ситуацию германское правительство рассматривает как угрозу для Германии в момент, когда она ведёт не на жизнь, а на смерть войну с англосаксами. Всё это расценивается германским правительством как намерение Советского союза нанести удар в спину немецкому народу. Терпение фюрера на исходе, вся ответственность за дальнейшей обострение ситуации ляжет на плечи советской стороны. Аудиенция закончена, меморандум с подробным изложением заявления германского правительства вы сможете получить у моему секретарю, ему же передадите свою ноту.
  - Николай, останови машину,- Деканозов кладёт руку на плечо водителю, когда посольский лимузин отъезжает с десяток метров от парадного подъезда министерства на Фридрихштрассе, где суетятся фотокорреспонденты, кинооператоры и журналисты.
  - Господин посол,- тут же с их стороны по-русски с американским акцентом последовал вопрос,- какова цель вашего вызова в германский МИД?
  - Нас безосновательно обвиняют в обострении ситуации на советско-германской границе. Нам объявлен ультиматум.- Деканозов пренебрежительно взмахивает картонной папкой с орлом, держащим в когтях свастику. Со стороны тротуара доносится треск затворов фотокамер.
  - Товарищ постпред, а зачем вы...,- ошеломлённый Бережков с испугом смотрит на невозмутимое лицо Деканозова.
  - А что тут вам не понятно?- Раздражённо замечает тот.- Германцы грозят нам войной, об этом как можно скорее должен узнать весь мир.

  Глава 12.

  Москва, Кремль,
  Кабинет Чаганова.
  17 мая 1941 года, 18:00.

  - ... Да я всё это понимаю, Алексей,- досадливо машет рукой Киров, напряжённо глядя на меня,- Гитлер готовится напасть на нас, наша разведка подтверждает переброску германских войск к границе, но зачем нам выходить из своих укрепрайонов и атаковать врага? Разве нам не легче обороняться, укрывшись за бетоном, чем наступать в чистом поле?
  - Военная наука говорит что не легче, Сергей Миронович,- мягко отвечаю я, не отводя в сторону свой взгляд,- отдав врагу инициативу и позволив ему расположить свои войска как он хочет, мы попадаем в трудную ситуацию. Нам для того, чтобы победить, всё равно затем придётся бороться за инициативу...
  - Но мы же знаем где он ударит, он обломает зубы о нашу оборону.
  - Знаем, Сергей Миронович, но, как говорится, план живёт до первого выстрела, встретив упорное сопротивление в каком-то месте, враг может изменить направление удара и...
  - Вот что я тебе скажу,- Киров со вздохом откидывает на спинку стула,- я долгие годы, начиная с 20-х годов, был членом Совета Труда и Обороны, потом Комитета Обороны, часто присутствовал на заседаниях Военного Совета. На них мы ежегодно обсуждали итоги боевой подготовки округов, объединений и соединений, родов войск и категорий комсостава Красной армии, итоги инспекторских поездок. Я, конечно, никакой не специалист в военных вопросах, но подметил в этих обсуждениях нечто общее: из года в год, в отчётах повторяются одни и те же нелицеприятные оценки командиров и начальников штабов всех уровней. Может быть, лишь в самое последнее время ситуация стала улучшаться и то в основном с высшим командным составом: вместо повального - 'не умеют', 'не принимают', 'не проявляют', 'пренебрежительно относятся', приходят на смену другие определения - 'иногда не проявляют', 'не всегда умеют', 'недостаточно внимательно относятся'. Алексей, ты уверен, что с таким командованием наша армия выстоит против всей Европы? А если выдюжим и победим, то не станет ли эта победа пирровой?
  - В прошлом тоже воевали со всей Европой..., 'нашествие двунадесяти языков' выдержали, сейчас же, Сергей Миронович, - тем более: победим и всё разрушенное восстановим. А насчёт командования... сложный вопрос, но, думаю, военные всё правильно делают: на апрельских играх наше наступление Генштаб, как говорится, командирам и начальникам вплоть до дивизии всё разжевал и в рот положил, причём, насколько я знаю, ситуации разыгрывались в нескольких вариантах. Дивизионное начальство к середине мая завершило полковые штабные учения. Считаю, что на данный момент сделано всё возможное, чтобы предусмотреть любые неожиданности, с которыми может столкнуться командир, но, конечно, нет никакой гарантии, что их не будет. Дальнейшая учёба будет проходить уже на поле боя, а экзаменовать нашу армию противник. Есть так же надежда, что учёба эта будет проходить значительно быстрее, чем в мирное время. Ну а в вооружении мы германцам не только не уступаем, но кое в чём и превосходим. Нам есть чем удивить германцев в техническом плане, а как говорил Суворов: удивить - значит победить.
  - Но если всё так, как ты говоришь,- Киров ищет глазами спички, не найдя их с огорчением прячет обратно в карман пачку 'Беломора',- зачем нам этот трюк с поддельной речью Гитлера? Зачем обманывать народ? Всё равно это со временем вылезет наружу.
  - По большому счёту, Сергей Миронович, мы никого не обманываем. Сейчас, пожалуй, уже никто в мире не сомневается, что Гитлер готовится напасть на СССР. Эту операцию следует рассматривать как дезинформацию населения стран, оккупированных противником и противодействие вражеской агитации в странах наших союзников. Такие операции, по сути, ничем не отличаются от обычных военных операций.
  - Растёшь, Алексей,- белозубая улыбка Кирова освещает комнату,- разагитировал старого агитатора. Поговорил с тобой и прямо легче на душе стало.
  - Прошу прощения,- возвращаюсь к письменному столу и поднимаю трубку зазвонившего телефона,- Сергей Миронович, нас товарищ Сталин вызывает к себе.
  'Болеет Хозяин, температура 38-39 градусов, не меньше,- определяю по вялому рукопожатию вождя,- как невовремя, в этом году уже во второй раз'...
  - Проходите,- хрипит он,- махнув с сторону стола для заседаний, за которым уже сидят Молотов и Берия.
  ... 'Опять ангина, Оля говорит, что фолликулярная. Легко поддаётся лечению антибиотиком, но Сталин слушать ничего не хочет, обходится домашними средствами. Ой доиграется до артрита или заболевания почек'.
  - Завтра по радио будет выступать товарищ Молотов,- вождь подливает в стакан нарзан, в котором плавают кусочки льда,- посмотрите правки, потом обсудим.
  'Что тут у нас?-Подношу к глазам свой экземпляр светокопии текста выступления.
  Перед первым абзацем текста идёт вставка от руки почерком Молотова:
  'Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление: Сегодня в 5 часов утра, не дожидаясь ответа на свой ультиматум, предъявленный нам вчера, без объявления войны германские войска напали на нашу страну. Атаковали наши границы и подвергли бомбёжке и артиллерийскому обстрелу города - Кишинёв, Львов, Брест, Каунас'.
   Вставка от руки почерком Берии:
  ' ... и некоторые другие. Число убитых и раненых мирных жителей в результате этого нападения сейчас уточняется. Теперь, когда разбойничье нападение на Советский союз уже свершилось, Советским правительством отдан приказ нашим войскам - отбить это ничем не спровоцированное нападение и уничтожить войска агрессора, где бы они не находились'.
  'Может быть стоит уточнить, что-то типа: 'на своей или вражеской территории''?
  '... Это война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков'...
  'Опять двадцать пять'...
  ' ... Советское Правительство выражает непоколебимую уверенность, что наши доблестные армия и флот, смелые соколы нашей авиации с честью выполнят долг перед родиной и советским народом, и нанесут сокрушительный ответный удар зарвавшемуся агрессору. Нам не в первый раз иметь дело с нападением на нашу страну, в свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил Отечественной войной, которая закончилась крахом Наполеона в Париже. Так же будет и сейчас с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны. Красная армия и весь наш народ вновь поведут победоносную войну за родину, за честь и свободу. Правительство призывает вас, граждане и гражданки, ещё теснее сплотить ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего нашего великого вождя товарища Сталина. Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами'.
  - Хорошо написано,- отзывается Киров на вопросительный взгляд Сталина,- жаль только, что не ты, Коба, будешь с ним выступать. Неужели вся наша медицина не может вылечить кашель? Может быть уколами какими-нибудь...
  'Только не надо на меня коситься, я предлагать ничего не буду, пусть всё решают врачи'.
  - Мы сейчас говорим о тексте выступления,- едва слышно хрипит вождь, переводя на меня взгляд.
  - Я считаю, что очень сильная концовка, товарищ Сталин,- пробую на слух последние фразы.- 'Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами'. Такие слова следует высечь в граните. А вот обращение не очень, что это - 'граждане и гражданки'?...
  'Помнится Молотов даже сказал - грАжданки. Нет, обращение от 3 июля было сильнее'.
  - ... Мне кажется, что надо не сразу чохом разделяя лиш по полу, а ко всем и к отдельно каждому обратиться - 'Товарищи! Граждане! Братья и сёстры! Бойцы и командиры нашей армии и флота'! А дальше, если тезисно, то: наша страна вступила в смертельную схватку с сильным и коварным врагом; лёгкой победы не будет, для её достижения мы должны напрячь все свои силы на фронте и в тылу. Мы должны организовать всестороннюю помощь Красной Армии, обеспечить всем необходимым, подчинив интересам этого дела всю свою работу. Все силы на разгром врага! И ещё, я против упоминаний о 'порабощённых' народов. Мы должны понимать, что началась война и перед нами стоит враг, который пришёл грабить и убивать...
  - Я категорически против последнего тезиса,- Молотов стучит ребром ладонью по столешнице, едва не роняя пенсне,- очевидно, что для товарища Чаганова нет никакой разницы между угнетёнными и угнетателями, рабочими и буржуазией.
  - Мы обращаемся к советскому народу, товарищ Молотов,- стараюсь не повысить голос я,- в этом обращении каждое слово должно бить точно в цель, а подобные отступления расхолаживают людей, дают ложную надежду.
  - Эту выступление будут слушать во всём мире!- Лицо наркома покрывается красными пятнами.- Трудовой народ в Европе должен знать, как к нему относится советский народ. Без включения в речь тезиса о нашей солидарности с порабощёнными народами я выступать не буду!
  'Это он зря так сказал',- замечаю, как мгновенно вспыхивают огнём глаза вождя.

  Берлин, Вильгельмштрассе 101,
  Главное Управление Имперской Безопасности.
  17 мая 1941 года, 22:30.

  - ... К сожалению, рейхсфюрер,- Мюллер опускает глаза,- беседы с генералами ничего не дали. Все они держатся твёрдо, повторяют как под копирку: 'Получил Директиву тогда-то', ' ознакомил с ней согласно лиц согласно списка', 'никого не подозреваю'. Исключение составляют лишь трое командующий группой армий 'Юг' фельдмаршал Рейхенау и командующий второй танковой группой генерал-полковник Гудериан и командующий 4-ой армией фельдмаршал фон Клюге. Первый - подозревает всех своих подчинённых, второй и третий- подозревают друг друга. Однако никаких конкретных фактов никто из них привести не может. Кроме того есть подозрение, что недавно назначенный на свой пост Рехенау просто не нашёл общего языка с подчинёнными, а двое последних - конфликтуют из-за разногласий по поводу военных планов, в составление которых они принимают участие. Похоже придётся привлечь больше людей для более глубокой проработки связей...
  - Это не вариант, время не ждёт, фюрер дал нам только двое суток на поиск шпиона, который передал русским наш оперативный план.- Гейдрих вскакивает со стула и начинает нервно ходить взад-вперёд по кабинету.- У нас нет времени на выявление связей, мы должны выявить шпиона, и быстро освободить невиновных, на востоке их ждут войска.
  - ... В таком случае, рейхсфюрер,- согласно кивает шеф гестапо,- можно будет ограничиться лишь разбором личных дел подозреваемых, , быстроотобрать среди них несколько наиболее перспективных и уже ими заняться на допросах вплотную. Прошу разрешения применить к ним третью степень устрашения.
  Гейдрих замирает будто натолкнувшись на невидимую преграду, но через секунду кивает:
  -Хорошо, но попробуйте начать с первой степени, без членовредительства. И чтобы всего не более двух-трёх человек. Действуйте, штандартенфюрер.
  * * *
  'Нет, пожалуй, заснуть не удастся,- командующий 49-м горным корпусом генерал Людвиг Кюблер рывком садится на кровати, ступает босыми ногами на холодный дощатый пол и в темноте тянется руками к мундиру, аккуратно повешенному на спинке, стоящего рядом стула.
  Обстановка на границе за последние дни обострилась до крайности. С утра вчерашнего дня валом пошли сообщения, что русские отводят сапёрные части, работавшие на строительстве укреплений на границе в зоне ответственности корпуса от Ярослава до Перемышля, в тыл, а после обеда туда же потянулась и пограничная стража. Их место тут же заняли стрелковые части, но этим дело не ограничилось: с наступлением темноты посты наблюдения охранных дивизий на левом берегу реки Сан начали отчётливо фиксировать шумы танковых двигателей на шоссе со стороны Любачева и Яворова.
  'А тут ещё вызов всего армейского командования в Берлин,- генерал в кромешной тьме наощупь быстро по-солдатски облачается в форму и, уже полностью одетый, щёлкает электрическим тумблером,- такое ощущение, что мы при планировании наших действий полностью исключаем возможность, что русские ударят первыми, ведь штаб армии находится в 50-и километрах от границы в Жешуве, мой штаб Ланьцуте- в 35-и, а 68-й дивизии в Пшеворске вообще в 12-ти. Последний, по-сути, это в пределах дальности стрельбы русских гаубиц, очень самонадеянно. Какой гений всё это запланировал'?...
  - Господин генерал,- в комнату, едва не столкнувшись с Кюблером, влетает адъютант,- прошу прощения, вас срочно вызывают в штаб! Только что доставлен русский перебежчик. Ему стало известно, что русские собираются напасть на нас в 5 часов утра!
  'Как чувствовал',- генерал рукой решительно отодвигает с пути адъютанта.
  - Пусть представится кто он такой, номер части и так далее,- сходу бросает переводчику командующий корпусом, остановившись перед босым, дрожащим от холода увальнем лет двадцати в нижнем белье,- и дайте ему, наконец, какое-нибудь одеяло.
  - Это рядовой Лисовец из 92-го полка 97-ой стрелковой дивизии, господин генерал,- отвечает переводчик, закончив тяжёлый, с многократными повторениями вопросов, разговор с перебежчиком.
  - Почему так долго, он вас не понимает или вы его?- хмурится Кюблер.
  - Виноват, господин генерал,- смущается переводчик,- пленный говорит на местном наречии, он несколько отличается...
  - У него есть с собой какие-то документы?- нетерпеливо прерывает его он.
  - Никак нет, господин генерал, нижние чины Красной Армии не имеют никаких документов, удостоверяющих их личность.
  - Откуда ему стало известно о планах командования?
  - Русский служил почтальоном во взводе подвижных средств связи при штабе полка, господин генерал. Вчера в полдень он слышал разговор двух офицеров о начале войны в сегодня в 5 часов утра, испугался, дождался ночи и в полночь переплыл реку. Русский утверждает, что пограничная стража отведена в тыл.
  - Понятно, пусть им займутся в разведотделе,- разочарованно цыкает зубом Кюблер, поворачиваясь к двери и делая призывный знак начальнику штаба корпуса.- Что думаешь, Рудольф, перебежчик говорит правду?
  - Я в этом уверен, Людвиг,- кивает тот, следом за командующим выходя на воздух во двор,- но это всего лишь слова. Не представляю, чем их можно подтвердить в донесении в штаб армии.
  - Сделаем так, Рудольф. Звони в штаб армии, коротко докладывай о перебежчике и его показаниях. Проси разрешение на приведение войск корпуса в боевую готовность. Туда же в Жешув отсылаем этого русского, пусть они теперь с ним разбираются. Нам надо думать о том, что мы можем сами предпринять прямо сейчас, так как я уверен, что разрешения такого нам вот так сразу не дадут.
  - Я тоже так думаю, Людвиг.- Начштаба ёжится от ночной прохлады.- Что предпринять? Начать минирование мостов через Сан у Ярослава, Родымно и Перемышля мы не в праве, да и не успеть даже если предположить невероятное, что нам это разрешат - до пяти осталось всего лишь два с половиной часа. Усилить войска, особенно на направлении Ярослав-Жешув, нам просто нечем. Теоретически это может сделать лишь 68-я дивизия, но она и так растянута по границе на сорок километров. 257-ая дивизия находится ещё южнее, а её участок ответственности даже больше, чем у 68-й. Резервы 17-й армии, две пехотные дивизии находятся в ста километрах западнее, наши две горные - у Кракова, а легкопехотная - западнее Вены.
  - Поэтому,- согласно кивает головой Кюблер,- вместе с докладом наверх, и не дожидаясь ответа, немедленно поднимаем по тревоге все соединения корпуса. Основная задача - организация противотанковой обороны, в их зоне ответственности, на основных дорогах ведущих в наш тыл...
  - Господа,- из темноты возникает раскрасневшееся лицо начальника связи корпуса полковника Лемана,- нарушена радиорелейная связь со штабом армии! Только что получена радиограмма от начальника связи Группы армий 'Юг' - в течение последнего часа диверсантами выведены из строя некоторые радиорелейные станции и ретрансляционные вышки на линиях Жешув - Тарнув - Бохня - Краков и Жешув - Кельце!...
  - Боже правый,- тяжело выдыхает начальник штаба,- нас полностью отрезали от телефонной связи с Рейхом.
  - ... Одновременной атаке,- жадно хватает воздух ртом Леман,- подверглись также линии Краков - Лодзь, Люблин - Радом - Лодзь и Варшава - Остров...
  - ... А также Группами армий 'Центр' и 'Север' ...
  - Постойте,- раздражённо прерывает подчинённых Кюблер,- полковник, вы сказали, что получили радиограмму из штаба армии, это значит, что радиосвязь работает?
  - Так точно, господин генерал, со штабом армии работает..., но с перебоями. В течение последнего часа наши радисты наряду с обычными начали получать большое количество ложных радиограмм, которые не поддаются расшифровке. Причём они приходят по установленным радиоканалам от абонентов со знакомым почерком. Наши специалисты считают, что русские передают в эфир наши старые радиограммы, записанные на магнитофон. Мы пробуем переходить на запасные частоты, но, похоже, это не слишком помогает, так как передача ложных сообщений ведётся и на них тоже...
  - Что с проводной связью?- начинает терять терпение командующий корпуса.
  - Пока работает, господин генерал,- сглатывает слюну начальник связи,- но вы же понимаете, что о многоканальной шифрованной связи не может быть и речи, к тому же проводная связь наиболее уязвима для повреждений с началом боевых действий.
  - Так значит, организуйте связь посыльными на автотранспорте или по воздуху, Леман.- Глаза Кюблера сверкают в темноте холодным огнём.- Я, как командующий корпусом, при организации боевых действий вверенных мне соединений, исхожу и того, что связь с ними должна быть всегда. Сожалею, но мне приходится напомнить вам, что в основу организации связи в немецкой армии положены следующие принципы: 'связь сверху - вниз', 'связь по фронту слева - направо' и 'связь от пехоты к родам войск'. Последние два принципа определяют вашу непосредственную ответственность по контролю и организации связи, первый - возлагает ответственность на начальника связи армии, однако не освобождает вас от организации связи с вышестоящим штабом своими силами, если тот по каким-то причинам не может своевременно её установить. Резюмирую, вы, полковник, головой отвечаете за бесперебойную связь. Рассчитываю на вас. Свободны.
  * * *
  - Рудольф, в создавшейся ситуации этим двум охранным дивизиям тут делать нечего,- Кюблер ногтем подчёркивает два овала с числами 444 и 454.- И вообще, как так случилось что на двух из трёх важнейших магистралях, ведущих напрямую в наш тыл к Ланьцуту и Тарнову находятся лишь не вполне боеспособные соединения? Я сталкивался с подобными охранными дивизиями раньше - это два полка сокращённого состава из военнообязанных 2-й и 3-й очереди запаса, прошедшие двухнедельные курсы. Скажите, чему можно на них научить 45-летнего налогового инспектора?
  - Согласен, но там не всё так плохо: ведь в этих охранных дивизиях ещё сохранились ветераны 221-й пехотной дивизии, но вынужден признать, что они уже погоды не делают. Эта дивизия была расформирована ещё в 1940-ом году, по завершению Французской кампании. К июлю в ней осталось не более трети личного состава, а в марте 1941-го на этой основе сформировалось сразу три охранных дивизии - 221-я, 444-я и 454-я, где подавляющее большинство уже составляют эти самые пожилые новобранцы.
  - Необходимо немедленно подкрепить этих сторожей нормальными пехотными частями, Рудольф, иначе мы к концу завтрашнего дня вместе со штабом армии окажемся в мешке, русские пройдут сквозь них, как горячий нож сквозь масло.
  - Боюсь, Людвиг, это будет не так просто. Охранные дивизии напрямую подчиняются командующему группы армий 'Южный тыл' генералу фон Року, который вместе со штабом находится Бреслау, а сейчас, скорее всего он в Берлине на совещании высшего командного состава.
  - Не надо создавать трудности там, где их нет,- трясёт головой командующий корпусом,- звони сейчас напрямую командирам этих дивизий... Хотя нет, лучше отправь к ним офицера с письменным приказом от моего имени: они словам не верят, но получив документ, с удовольствием предоставят нам право первыми подставить свою грудь под русские пули. Что у вас, Леман?
  - Есть связь с соседом справа, господин генерал, радиограмма от генерала фон Бризена, командующего 52-м армейским корпусом!
  - Хм, что тут у нас,- Кюблер подносит близко к глазам листок бумаги, переданный ему полковником,- понятно, он со штабом прибыл в Борлице и подчиняет себе 257-ю пехотную дивизию. Просто отлично, Рудольф, теперь мы с соседом справа имеем в своём подчинении по одной пехотной дивизии...
  - И по одной охранной, Людвиг,- хмыкает начштаба,- 454-я находится в зоне ответственности 52-го корпуса.
  - ... Э-э нет, вот ещё... фон Бризен просит моего согласия на включение в свой корпус нашей 1-ой горнострелковой дивизии, которая начинает выгрузку на его территории. Нелепица какая-то - горнострелковый корпус без горнострелковых дивизий! Ну-да теперь не до этого. Телеграфируйте ему моё согласие и сообщите о показаниях нашего перебежчика, хотя, судя по его запросам, он и так уже в курсе происходящего на границе. Очень похоже на то, Рудольф, что русские застали нас со спущенными штанами.
  - Я бы не был так категоричен,- качает головой тот,- информации пока слишком мало. При подготовке к открытию боевых действий у противника должно резко увеличиться количество посылаемых и принимаемых радиограмм по радиосетям всех уровней. Такой всплеск активности в эфире не прошёл бы мимо отдельной радиоразведывательной роты при штабе армии, но ведь разведотдел молчит ...
  - А почему ты думаешь, что он молчит? Начальник разведотдела по должности является 3-им офицером Генштаба, который, кроме Манштейна, по инструкции докладывает разведанные только командующему и начальнику штаба армии. Откуда нам знать, быть может, он им всё и доложил шифровкой в Берлин, если ...
  - Если в то время связь ещё работала,- хватается за голову начштаба.
  - Звони в штаб армии,- вскакивает на ноги Кюблер,- проси, нет требуй, чтобы нас ознакомили с разведсводкой!
  * * *
  - Подполковник Шильд сказал,- начинает от двери начштаба в ответ на нетерпеливый взгляд командующего,- что зачитывать сводку по открытой проводной линии не имеет права, поэтому высылает её с посыльным. Будет у нас максимум через полчаса.
  - Плохие новости?- Подозрительно смотрит на погрустневшего товарища Кюблер.
  - Пожалуй,- тяжело опускается на стул начштаба,- внезапно тридцать минут назад прервалась радиосвязь штаба армии с Генеральным штабом. Не только у нас, но и штабов 6-ой и 11-ой армий. Как думаешь, Людвиг, что могло случиться в Цоссене?
  - Хм,- генерал начинает обеими руками нервно тереть бритую голову,- вариант, что англичане, а тем более русские, разбомбили 'Цеппелин' я отметаю решительно. Мне доводилось там бывать, стены этого бункера выдержат удар любой бомбы, внутри которого дизель-генераторы обеспечат электропитание всему оборудованию сколь угодно долго. А это значит, что связь отключил кто-то из своих. Спрашивается только, с какой целью?
  - Думаешь, в Берлине заговор против фюрера?- начштаба переходит на шёпот.
  - Не знаю, Рудольф,- тоже понижает голос генерал,- но это может многое объяснить. Если это дворцовый переворот, а заговорщиками являются военные...
  - Всё наше руководство как раз сейчас в столице...
  - ... Верно,- согласно кивает Кюблер,- то они наверняка попытались бы пока проходит операция по овладению основными объектами отключить всю связь военную и гражданскую в государстве, чтобы пресечь возможность координации своих действий противной стороне и распространение панических слухов в народе. Вокруг Берлина сейчас находится столько танковых и моторизованных дивизий вермахта, что хватит на десять таких заговоров, так что вовлекать войска на Западе и Востоке нет никакого смысла...
  - Но зачем, Людвиг, для руководства заговором там собралось так много генералов?
  - ... Ну, положим, не все из них являются участниками заговора,- горько усмехается Кюблер,- а с другой - собрание такого количества генералов в одном месте происходит по приказу фюрера, поэтому не является предметом особой тревоги для тайной полиции, удобный повод безопасно встретиться, обсудить...
  - А что если,- почти кричит начштаба, но тут же спохватывается и едва слышно продолжает,- и срочное совещание высшего командного состава, и начало заговора имеет общую причину - активизацию русских на границе? Заговорщики просто хотят свергнуть фюрера и предложить мир русским до того момента, как заговорят пушки. Я слышал, что отставка Гальдера связана именно с разногласиями с фюрером по вопросу войны с Россией. Уверен, что у бывшего начальника Генерального штаба есть немало единомышленников. Может быть нам лучше дождаться чем закончится дело в Берлине и получить оттуда точные инструкции, а не объявлять боевую тревогу и не подчинять себе другие подразделения? В конце концов, в создавшейся ситуации штаб нашего корпуса является избыточной инстанцией, он может лишь вмешиваться в действия штаба 68-й дивизии, а координировать её действия с другими соединениями не может, ввиду их удалённости. Пусть руководство дивизии и решает, как действовать - на месте ей виднее. Уверен, что когда к утру ситуация в Берлине прояснится...
  - Не ожидал я, Рудольф, услышать от тебя такие слова,- Кюблер вплотную подходит к сидящему начштаба,- или для тебя слова - 'Во всех случаях, не боясь ответственности, каждый начальник должен вкладывать себя в дело целиком. Самое важное качество начальника - готовность взять на себя ответственность' - ничего не значат?
  - Я не боюсь ответственности, Людвиг,- пытается подняться тот,- но у нас просто нет достаточной информации, чтобы принять правильное решение.
  - Поэтому в такой обстановке,- не отступает генерал, продолжая нависать над подчинённым,- 'иногда целесообразно отдать предварительный приказ, чтобы подчинённые инстанции могли начать выполнение неотложных подготовительных мероприятий, такие приказы можно отдать быстро - устно по телефону или по радио'....
  - Господа,- в комнату врывается полковник Леман,- по радио из Берлина выступает фюрер! Прошу вас, пройдёмте в мой кабинет, у меня там есть коротковолновый приёмник.
  - ... 'Немецкий народ! В данный момент осуществляется величайшее по своей протяженности и объему выступление войск, какое только видел мир. От Северного Ледовитого океана до Карпат развёрнуты соединения немецкого восточного фронта. Вместе со своими союзниками им поставлена задача уже не защита отдельных стран, а обеспечение безопасности Европы и тем самым спасение всех. Поэтому я сегодня решил снова вложить судьбу и будущее Германского рейха и нашего народа в руки немецких солдат. Да поможет Господь в этой борьбе'!
  Кюблер обессиленно опускается на стул и обводит растерянным взглядом своих подчинённых:
  - Вы что-нибудь понимаете? Как такое вообще возможно, отдавать приказ армии по радио? Приказ 'Барбаросса' больше не действует?
   - Во всяком случае я уверен, Людвиг, что с фюрером всё в порядке и что он находится во главе армии,- с облегчением выдыхает начштаба, бросая быстрый взгляд на Лемана,- может быть также, что это и есть тот самый 'предварительный приказ', который в сложной обстановке в отсутствии другой связи с войсками отдаёт верховный главнокомандующий вооружёнными силами, чтобы войска смогли без задержки привести себя в боевую готовность и без промедления начать боевые действия. В таком случае, в проект нашего приказа следует включить слова о начале наступления.
   - Наступления куда Рудольф? У нас нет сил для наступления! Всё, ждать больше нельзя, никаких исправлений и добавлений больше не будет, я отдаю приказ о приведении всех находящихся на моей территории войск в боевую готовность. Леман, соедините меня с командующим 68 дивизией,- глаза Кюблера после принятия решения загораются огнём.
   Начальник связи снимает трубку полевого телефона, установленного на его письменном столе, и после непродолжительного разговора с дежурным с опаской протягивает её командующему.
   - Дежурный запасного командного пункта штаба 68-й пехотной дивизии майор Титтель слушает,- слышится в телефонной трубке.
   - Здесь Кюблер. Где находится генерал-лейтенант Браун?
   - Командир дивизии после отдания приказа о приведении войск в боевую готовность 15 минут назад выехал на командный пункт штаба 169-го пехотного полка в Ярославе. Начальник штаба дивизии находится на основном командном пункте в Пшеворске. После начала артиллерийского обстрела русскими наших позиций связь со штабом дивизии и штабами полков по проводным линиям прервалась...
   - Артиллерийской подготовки?
   - ... Так точно, господин генерал, обстрел начался практически одновременно с выступлением фюрера в 3 часа по берлинскому времени. Я отправил связистов для восстановления линий связи, но пока результатов нет. Радиосвязь в дивизии также не работает, как мне доложили - наши радиосети подвергаются глушению радиопомехами на основных и запасных частотах. Посыльные на мотоциклах, которых я направил по этим адресам, ещё не вернулись.
   - Вас понял, майор, как только появятся новости немедленно сообщайте в штаб корпуса.- Кюблер опускает трубку на рычаги и поворачивается, к съёжившемуся под его взглядом начальнику связи.- Только не говорите, Леман, что связи с 444-й дивизией нет.
   - К сожалению это так, господин командующий, но в данный момент делается всё возможное для восстановления связи. Ситуация осложняется тем, что многие наши проводные линии связи, идущие в сторону границы, подверглись около 3 часа утра одновременной диверсии со стороны русских, отмечены случаи нападения диверсантов на линейщиков из засад в местах диверсий.
   - Что у вас?- Кюблер замечает в дверях своего адъютанта с конвертом в руках.
  - Пакет от штаба армии, господин генерал.
  - Отлично, это именно то, что мне сейчас нужно, вчерашняя разведсводка из штаба армии!- Зло хмыкает он и, повертев в руках, возвращает пакет обратно.- Рудольф, готовь приказ, штаб корпуса переезжает на запасной командный пункт, а я выезжаю в 68-ю дивизию.
   * * *
  - ... Силами авиации и зенитных расчётов противовоздушной обороны, мой фюрер,- рейхсмаршал прикрывает веки, защищая свои расширенные зрачки от слепящего света ламп в кабинете фюрера,- при отражении воздушного налёта противника в пригородах Берлина Цеезен и Цоссен было уничтожено около 100 самолётов...
   - Почему вы пропустили эти 100 самолётов к Берлину, Геринг?- сжимает кулаки Гитлер, брызгая слюной.- Кто обещал мне, что ни одна английская бомба не упадёт на столицу рейха?
   - Все самолёты были уничтожены на подлёте к Берлину, мой фюрер.
   - Бросьте свою демагогию, Геринг,- скалит зубы Гитлер, сверкнув золотыми коронками,- прервана связь Верховного командования с германской армией, серьёзно повреждён наш крупнейший Радиоцентр, который вещал на Англию, Скандинавию, Средиземноморье и Соединённые штаты.
   - Мой фюрер, мне доложили,- отвечает тот опустив голову,- что повреждения на объекте 'Цеппелин' незначительны, выведено из строя антенное поле и несколько домиков, где проживал личный состав. До конца дня связь с вермахтом будет восстановлена...
   - Канарис,- Гитлер резко поворачивается к стоящему сбоку адмиралу,- вы прошляпили крупнейшую дезинформационную операцию англичан. Разрушение Радиоцентра, фальшивое выступление по радио от моего имени, нарушение связи - всё это звенья одной цепи. Вы понимаете, что 'жирный Боров' стремится как можно скорее натравить русских на нас пока мы ещё не готовы?
   - Мой фюрер,- опускает голову адмирал,- у Абвера есть заслуживающая доверия информация, что ко всему, вами перечисленному, имеют отношение русские.
   - Прекратите нести чушь, Канарис, ваше англофильство становится подозрительным. Геринг, вам известно откуда велась трансляция фальшивки?
   - Так точно, мой фюрер, из акватории Балтийского моря у берегов Швеции.
   - Гейдрих, что вы можете об этом сказать?- Гитлер резко на каблуках поворачивается к рейхсфюреру.
  - У меня нет информации о причастности русских, мой фюрер, но даже если они и замешаны в этом, то как исполнители. У меня есть твёрдая уверенность, что русские являются просто игрушками в руках англичан.
  - Я вас больше не задерживаю, Канарис.- Бросает через плечо Гитлер, поднимая трубку зазвонившего телефона.- Пусть проходит.
  - Хайль Гитлер!- Салютует Манштейн, на секунду остановившись в дверях кабинета между двумя рослым эсэсовцевцами.- Мой фюрер, удалось связаться с частями пограничной охраны на восточной границе. На многих её участках уже более часа русские ведут артиллерийские обстрелы по позициям наших войск...
  - После выхода в эфир этой английской фальшивки... постойте-ка, вам уже удалось наладить связь с войсками?
  - Не совсем так, мой фюрер. Сейчас идёт восстановление прямой многоканальной защищённой связи, которая подверглась атаке диверсантов, а связи, использующей гражданскую телефонную сеть, мы физически и не теряли ни на минуту. Проблема с ней состоит в том, что вести по ней секретные разговоры по инструкции запрещено. Поэтому сейчас войска связи ведут работу по взятию под свой полный контроль коммутаторов и линий связи, идущих в восточном направлении. Рассчитываю, что эта операция будет полностью завершена через несколько часов, хотя в случае крайней необходимости связаться, например, со штабами Групп Армий можно в любой момент.
  - Вы сказали о диверсантах, кто они - партизаны из 'Армии Крайовой'?
  - Вполне возможно, мой фюрер, что это были 'АКовцы', но нельзя исключать и русских диверсантов, которые действуют в этих районах с 20-х годов и имеют в Генерал-губернаторстве свою разветвлённую агентуру...
  - Чем занимается Абвер?!- Взрывается Гитлер и начинает нервно ходить по кабинету взад-вперёд.- Уму непостижимо, полтора года, как вермахт находится в Генерал-губернаторстве, а английская агентура в лице 'Армии Крайовой' продолжает совершать диверсии в наших тылах!
  - ... Мой фюрер,- с опаской продолжает начальник Генерального штаба,- обстановка на восточной границе складывается очень опасная. Нужно срочно разъяснить ситуацию армии и народу. Надо либо официально отменять 'приказ Барбаросса' и направить войскам приказ на переход к обороне, поскольку наступать в текущей группировке мы не сможем ещё по крайнем мере в течение месяца, либо урегулировать вопрос с русскими по дипломатическим каналам. Но в любом случае необходимо срочно вернуть моих генералов в войска.
  - Что скажете, Гейдрих?- Гитлер переводит немигающий взгляд на рейхсфюрера.- Когда 'Иуда' в погонах будет, наконец, вами разоблачён?
  - Мой фюрер,- коротко вздохнув начинает Гейдрих,- прямо перед вызовом в Рейхсконцелярию я имел телефонный разговор с генерал-майором Мюллером, который занимается этим делом. Он доложил, что 'Иуда' разоблачён, им является генерал Гудериан. Именно через него произошла утечка 'приказа Барбаросса'. Преступник сознался и даёт признательные показания...
  - Выходит события осени 1938 года,- усы-щётка Гитлера хищно поднимаются торчком,- не были для Гудериана случайным эпизодом.
  - Так точно, мой фюрер, как выяснилось,- голос рейхсфюрера становится увереннее,- предатель и после незаконного захвата тюрьмы Маобит поддерживал связь с Беком, Гальдером и Браухичем. С этими деятелями гестапо ещё предстоит разобраться. Кроме того, я прошу отстранить от своих обязанностей и поставить под домашним арестом на время ведения следствия генералов Гёпнера, Клейста и Гота, с которыми Гудериан в последнее время поддерживал наиболее тесную связь...
  - О, майн готт,- вырывается у начальника Генерального штаба,- кто теперь будет командовать моими танковыми группами?
  - Вы что-то сказали, Манштейн?- Гитлер поворачивает голову в его сторону.
  - Все перечисленные генералы, мой фюрер, командуют на Востоке Танковыми группами, поэтому они и общались в последнее время очень тесно...
  - Переподчините на время Танковые группы командующим Групп армий, они, кстати, давно этого добиваются.- Гитлер приподнимается на носках и резко опускается на пятки.- Теперь об обращении к народу. Вопрос этот не так прост, как кажется на первый взгляд. Речь, пусть и фальшивая, хотя, на удивление, я готов подписаться под каждым её словом, уже прозвучала. Прозвучала она для западного слушателя и германскому народу не известна. Ведь это так, Гейдрих?...
  - Совершенно верно, мой фюрер, фальшивка прозвучала на волнах, которые наши приёмники не улавливают.
  - ... Поэтому никакой срочности в подобном обращении пока нет. Я выступлю перед германским народом, когда прояснится обстановка на Востоке и когда получу реакцию на события от американцев и англичан. Манштейн, ваша задача - вместе с остальными генералами, которые обязаны срочно вылететь к месту службы - восстановить полноценную связь с войсками, выяснить намерения русских и, в случае необходимости, дать немедленный отпор любым провокациям русских на границе. Вполне может так статься, что поспешное и плохо подготовленное наступление русских будет нам только на руку. Вместо того чтобы штурмовать их бетонные укрепления, мы встретим орды большевиков на своих заранее подготовленных позициях. А после неминуемого разгрома наступающих, организовать планомерный отход русской армии в глубь страны будет значительно труднее. И ещё одно, новая ситуация позволяет нам, не оглядываясь на русских, уже сейчас начать операцию 'Изабелла' и обезопасить себя от потенциальной высадки англо-французского десанта в Испании. Жду от Генерального штаба предложений по возможным срокам начала операции на Пиренеях.
  - Слушаюсь, мой фюрер, кхм-кхм,- начальник Генерального штаба делает усилие над собой,- я прошу не обнародовать результаты расследования в отношении Гудериана. Подобная информация может вызвать ненужное отвлечение внимания высшего командования от управления войсками...
  - Сделайте так, Гейдрих, чтобы смерть Гудериана выглядела как результат аварии при следовании к месту службы. И да, немедленно прекратить следствие в отношении всех генералов за исключением тех трёх, которых вы упомянули. Что ещё, Манштейн? Нет, отлично, все свободны.
  Гитлер подходит к телефону:
  - Риббентропа, срочно.
Глава 13.

  Москва, Антипьевский перулок, д.2,
  Кабинет наркома обороны,
  18 мая 1941 года, 12:15.

  - 'Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами'!- И сразу же за этими словами вождя из динамика радиоприёмника, как удары набата, зазвучали бессмертные слова.- 'Вставай страна огромная'...
  Только успев выдохнуть, участники заседания Ставки Верховного главнокомандования вновь задерживают дыхание.
  'До десяти утра стоял вопрос - кто будет поизносить речь, Молотов или Киров? Однако важность момента ещё вчера заставила вождя от предубеждения врачами и согласиться на какой-то 'живодёрский' метод лечения ангины. Результат - налицо, речь, хоть в три приёма под запись в студии, немного хриплым голосом произнесена и даже записана на киноплёнку. Полного выздоровления сей метод не обеспечил, а напряжение голосовых связок привело к частичной потере голоса. Поэтому Сталин час назад по совету врачей, после того как получил обнадеживающие сведения из Генштаба о положении на фронте, уехал на Ближнюю дачу, пропустив первое заседание чрезвычайного органа высшего военного управления. При этом неожиданно для себя получаю постановление СНК и ЦК ВКП(б), в котором говорится, что вместо советника Ставки по вопросам военной промышленности я назначаюсь её членом".
  - ... 'И-идёт война народная, священная война'...
  - Хорошая песня,- украдкой смахивает слезу Ворошилов,- кто автор знаешь, Алексей?
  - Музыка Александрова, слова Лебедева-Кумача...
  - Кхм, продолжаем, товарищи,- Будённый делает знак полковнику, сидящему за приставным столом,- Западное направление.
   Направленец подходит к карте, висящей на стене, члены ставки встают за его спиной.
  'Любопытно-любопытно,- с интересом рассматриваю карту с нанесённым на ней замыслом Генштаба,- а на Западном направлении планы, по сравнению с тем, что обыгрывались на играх в апреле, поменялись. На южной фасе Сувалкского выступа появилась целая новая армия с несчастливым номером 13, которая сильно сократила фронты соседних - 3-ей и 10-ой... Два стрелковых корпуса, один кавалерийский и два танковых, не забывая о двух артиллерийских полках Резерва Главного командования. Грозная сила, которая судя по направлению красных стрелок направлена точно на Варшаву. Первая стрела берёт начало на севере у Остроленки, где вдоль железной дороги, укрывшись с флангов реками Нарев и Буг, в стык войскам Групп армий 'Север' и 'Центр', бьёт гвардейский танковый корпус с целью выйти к столице бывшего польского государства с севера. С левого фланга от Острув-Мазавецки по шоссе его поддерживает стрелковый корпус. По кратчайшему пути на запад вдоль железной дороги Белосток - Варшава наступают кавалерийский и стрелковый корпуса, а с юга на Седльце, также вдоль железной дороги, во взаимодействии со стрелковым корпусом атакует ещё один гвардейский танковый. Стоп, а что с мостами? Там их на пути целая куча'...
  - На 11:00 московского времени по докладам штаба Западного направления,- читает мои мысли направленец,- известно о захвате целыми в полосе 13-й армии двух железнодорожных мостов у города Малкиня-Гурны и станции Черемха, и четырёх автомобильных мостов, ведётся наведение переправ ...
  'С этим понятно, а кто же противостоит 13-ой армии? Да тут на карте всё отмечено и даты получения информации о противнике проставлены ... Так, против северной группы - части 221-ой охранной дивизия и 268-й пехотной, а против центральной и южной в сумме - ещё три пехотные дивизии вермахта. Что ж кратный перевес в силах у наступающей 13-й армии налицо, может быть только на севере он менее убедителен'.
  - С целью создания крепкого фронта на север,- тут же 'рассеивает мои тревоги' направленец,- против германской группировки в район Остроленки перебрасывается 44-й стрелковый корпус из резерва Западного фронта, который ожидается на фронте 20 мая. Одновременно в тылах фронта на рубеже Молодечно - Минск - Бобруйск начинают сосредоточение две армии Резерва Главного командования - 20-я и 22-я...
  'В ближайшую неделю над Белоруссией синоптики предсказывают низкую облачность - немецкой авиаразведке будет непросто вскрыть их сосредоточение'.
  - ... 4-я армии продолжает бои в районе Бреста, к 11:00 при поддержке Пинской флотилии мостов ей удалось захватить автомобильный и железнодорожный мосты через Буг в районе Нового Лобачёва и Тересполя, а также освободить эти населённые пункты, перебросив на левый берег передовые отряды танковой мотострелковой дивизии 3-го гвардейского танкового корпуса.
  'А впереди перед нашим танковым корпусом на 60 км вглубь фронта лишь одна немецкая кавалерийская дивизия. Получается, что и на этом участке есть хорошие шансы на успех... О-о, сюрприз, на апрельских играх отрабатывался, как основной, вариант удара это танкового корпуса на юг с целью захвата Люблина, а в итоге имеем, что он будет наступать почти точно на запад на Лукув, с задачей выхода к Висле в районе Демблина. Сколько же 'котлов' запланировал наш Генштаб в Восточной Польше'?
  - Товарищ Голованов,- оборачивается Будённый на стоящего сзади командующего ВВС,- а чем авиация сможет помочь войскам Западного фронта?
  - В ближайшую неделю почти ничем, товарищ маршал. Погода нелётная, низкая облачность, туман.
  'С другой стороны, это даже хорошо ведь и для немцев погода нелётная. Не получится у них выбомбить наши танковые клинья на марше, а когда рассеется 'туман войны', то мы будем уже на берегу Вислы'.
  - А флот чем-то сможет помочь, товарищ Алафузов?- скептически сморит нарком обороны на плотного, начинающего лысеть начальника оперативного отдела Главного морского штаба.
  - Если будет поставлена такая задача, товарищ маршал, то мониторы, канонерские лодки и бронекатера Пинской флотилии могут и до Варшавы дойти,- обиженно сопит адмирал,- и десант высадить, и артиллерийским огнём пехоту можем поддержать, и зенитное прикрытие переправы устроить.
  'В теории -да, вот только Буг сейчас этими самыми переправами заблокирован полностью. Так что на самом деле не 'и', а 'или''.
  - Что происходит на участках 3-ей и 10-й армий?- Будённый обращается к направленцу, не заинтересовавшись предложением Алафузова.
  - На 11 часов утра - обстановка спокойная, товарищ маршал. На границе отмечены лишь небольшие перестрелки. Наши войска продолжают подготовку удара по срезанию Сувалкского выступа соединениями 4-м стрелковым корпусом Западного фронта и 29 стрелкового корпуса Северо-Западного корпуса вдоль шоссе Августов - Сувалки - Мариамполе. На остальных участках двух армий продолжается совершенствование обороны Осовецкого и Гродненского укрепрайонов.
  - Переходим к Юго-Западному фронту,- кивает нарком обороны направленцу в ответ на его вопросительный взгляд.
  'Изменений в плане по сравнению с апрельскими играми не так много, как на Западном фронте, но они есть. На стыке двух фронтов появилась новая красная стрелка от Влодавы до Пуланы, небольшого городка на берегу Вислы, которая рассекает ещё одну охранную дивизию немцев. Таким образом, огромный котел от Скельце до Люблина, который запланировал наш Генштаб для шести немецких дивизий, разрезается пополам и каждому фронту достаётся своя часть. В остальном же всё по-прежнему, пять армий Юго-Западного фронта 5-я, 6-я, 26-я 21-я и 12-я, разъединённые посередине рекой Сан, они бьют почти точно с востока на запад, имея целью выйти разгромить или окружить около 20-ти немецких пехотных и охранных дивизий и, пройдя с боями около 150 километров, выйти на берег Вислы от Кракова до Пулавы, имея при этом в своём составе... Так, 12-ю в расчёт не берём - она по составу чуть сильнее стрелкового корпуса... Получается что севернее реки Сан у нас против 10-и пехотных дивизий вермахта наступают две армии, имеющие в сумме 31-у дивизию, из которых 8 танковых и 4 моторизованных, а южнее реки Сан расклад такой - против 11 дивизий противника у нас в составе 26-й и 21-й армий действуют 28 дивизий, из которых 6 танковых, 3 моторизованные и 2 кавалерийские... Тоже неплохо, а если всё-таки добавить ещё 4 стрелковых 12-й армии, то даже хорошо'.
  - В полосе 5-й армии от Влодавы до Сокаля,- указка направленца легко скользит по вощёной поверхности карты,- на данный момент развернулись ожесточённые бои за основные железнодорожные и автомобильные мосты через реку Буг у Владавы, Любомля и Устилуга. На 11 утра достоверно известно лишь о захвате автомобильного моста у Владавы и об успехе в районе Любомля, где по захваченному мосту удалось перебросить передовой отряд 22-го гвардейского танкового корпуса в составе танкового полка, который стремительным броском вдоль железной дороги, захватив станцию Бердыщи, ворвался на восточную окраину города Холм, который находится в 10 километрах от границы, где и завязал бои, противник оказывает ожесточённое сопротивление...
  - Постойте, полковник,- прерывает направленца Голованов,- это всё звучит, конечно, красиво 'стремительным броском', 'ворвался', 'завязал бои', но у меня сейчас в тылу у германцев 3 воздушно-десантные бригады дерутся в окружении на аэродромах противника - одна под Люблиным и две под Замостьем. Когда к ним помощь прийдёт? Потому что, если бои будут продолжаться с такой же интенсивностью, как до сих пор, то к вечеру они останутся дез боеприпасов. А это значит, через несколько часов им надо уже давать приказ на прорыв, иначе будет поздно.
  - Где, говоришь Александр Евгеньевич, у тебя десантники под Замостьем?- Будённый подходит поближе к карте.
  - Вот здесь,- командующий ВВС берёт указку из рук полковника,- в Лабунях и Клеменцове. Тут у них бомбардировщики 'Хейнкиль-111' на двух аэродромах базируются.
  - Доводилось мне в этих местах в 20-м воевать,- морщится маршал,- и вот что я вам скажу, если биться напрямую на запад лбом, что под Влодавой, и Холмом, что под Замостьем, толку большого не будет... Говоришь, есть у Чуйкова мост под Влодавой - это хорошо. Вот пусть он и ударит танками, а ещё лучше кавалерийской дивизией, если есть под рукой, на юго-запад по вот этой дороге. Они через пару часов аккурат под Люблиным будут. И Потапову передайте, что его танкистам в Холме делать нечего, пожгут его там, пусть поворачивает их на юг на Замостье, там есть несколько хороших рокадных дорог, и тоже в сам город - ни ногой, к вечеру точно будут на месте. Нет, я лучше сам позвоню Рокоссовскому. Не переживай, товарищ Голованов, вызволим твоих десантников. Соедините меня с командующим Юго-Западным направлением.
  - Как прошло, Саша,- отходим с Головановым в дальний угол просторного кабинета Будённого, пока его хозяин громко разговаривает по телефону,- десантирование на аэродромы противника?
  - Можно считать что удачно, почти без потерь. И аэродромы захватили до 7-и утра, и бомбардировщики из строя вывести успели. В общем, удалось достичь полной тактической внезапности. Только вот уже через час германцы нас плотно обложили по периметру аэродрома со всех сторон - пулемётами и артиллерией прижали десантников к земле. Боюсь, что даже если дать сейчас приказ на прорыв, то не факт, даже с учётом тумана, что это получится. Вся надежда на наших танкистов,- тяжело вздыхает Голованов.- Слушай, Алексей, тебе не кажется, что вот такое заседание Ставки с подробным разбором положения на поле боя - это лишнее? Ведь есть же командование и штабы Направлений, мы просто сейчас здесь дублируем их функции. Нам тут всем вместе, по сути, и собираться незачем. Если у кого-то возникает неотложный вопрос, то он должен, не дожидаясь совещания сразу напрямую обращаться к наркому или в Генштаб.
  - Согласен, так и поступай. Но, чтоб тебе было понятно, Ставка на данном этапе - это не орган управления армией, это скорее орган контроля правительства за действиями высшего военного руководства. Ты не смотри, что председатель Ставки - Будённый, ведь большую половину её состава составляют гражданские из политбюро - Сталин, Молотов, Ворошилов и я, которые к армии прямого отношения не имеют, но простым голосованием могут за одну минуту решить любой военный вопрос, в том числе связанный и с отстранением любого, кто поведёт себя во время войны неправильно. А для контроля надо регулярно собираться, рассматривать положение на фронте. Так что, я думаю, хоть и не в полном составе, но Ставка будет собираться регулярно, по крайней мере до тех пор, пока её главой не станет Сталин.
  Довольный разговором Будённый возвращается к карте:
  - Два командующих направлениями Кулик с Рокоссовским, на стыке своих войск не смогли организовать их взаимодействие, пришлось прочистить им мозги. Так-то вот, продолжайте, полковник.
  - Товарищ маршал,- от двери слышится голос адъютанта наркома,- по радио выступает Черчилль.
  - Включайте скорее,- командует Будённый, показывая пальцем на выпущенный ограниченной серией многодиапазонный приёмник Воронежского радиозавода 'Электросигнал'.
  - Разрешите мне,- аккуратно отодвигаю адъютанта, растерянно крутящего ручку 'громкость', от приёмника.
  Через полминуты из динамика доносится лёгкое шипение, привычным движением подстраиваю волну и в кабинете слышится знакомый мне монотонный отрывистый голос британского премьера:
  - ... Сейчас наступает четвёртый критический момент...
  - Чего он там говорит, Алексей?- шепчет мне на ухо Будённый.
  - '... В 4 часа этим утром Гитлер напал на Россию,- тут же начинаю синхронный перевод,- все его обычные формальности вероломства были соблюдены со скрупулёзной точностью'...
  'Фу-ух, главное сказано. Всё-таки выполнил своё обещание поддержать нашу версию начала войны. С таким союзником ни в чём нельзя быть уверенным, но не подвёл, обещание сдержал. Теперь уже легче'...
  - '... Между странами действовал торжественно подписанный договор о ненападении. Под прикрытием его ложных гарантий агрессор выстроил свои огромные силы, протянувшуюся от Белого до Чёрного морей'...
  Собравшиеся в кабинете напряжённо ловят каждое слово.
  - ' ... Таким образом, повторилось в гораздо большем масштабе циничное надругательство над всеми признанными международными соглашениями и доверием мирового сообщества'...
  'Троллить нас пытается, старый хрыч, но слово-то не воробей, вылетит - не поймаешь. И слово уже произнесено - 'Гитлер напал на Россию'. И факт остаётся фактом, что признал ты это потому, что это выгодно твоей стране и плевать ты хотел на 'международные соглашения и доверие мирового сообщества'. Так же поступаем и мы'.
  - '... Всё это не стало для меня неожиданностью'...
  Стоящие за моей спиной возмущённо засопели.
  ' Если бы вы были такими умными, то сейчас бы не сидели на своём острове, и не просили бы помощи у заморского дяди'.
  - '... Нападение на Россию - не более, чем прелюдия к попытки завоевания Британских островов. Гитлер надеется сокрушить Великобританию ещё до того, как флот и военно-воздушные силы Соединённых штатов сумеют вмешаться. Поэтому опасность, грозящая России - это угроза нам и угроза Соединённым штатам. Так давайте же утроим наши старания и ударим по общему врагу объединённой силой, пока мы живы и можем бороться'!
  - Ну вот, начал за здравие, а кончил за упокой,- подкручивает усы Будённый,- хотя в целом всё правильно сказал.
  * * *
  - '... Пока мы живы и можем бороться'!- Бригадный генерал Иоанициу поспешно выключает приёмник, он и министр обороны Якобич поднимаются с мест, приветствуя входящего в кабинет премьера.- Кондукэтор, вы здесь, почему вы нас не вызвали к себе?...
  - Дожили, министр обороны и начальник Генерального штаба румынской армии слушают Черчилля,- Антонеску с тяжёлым вздохом опускается в свободное кресло между ними,- садитесь, господа, я не осуждаю, у самого голова идёт кругом. Только что звонил в Берлин, там никого не смог застать кроме Риббентропа. Он отвечает, что все разъяснения будут позднее, а сейчас надо принять как данность - идёт война и каждый на своём месте должен исполнять свой долг.
  - Мне совершенно не понятно,- трясёт седой головой Якобич,- если немцы действительно начали эту войну, то почему они нас заранее не предупредили о её начале? Русские бомбят Плоешти и Констанцу, наносят по нашим войскам и аэродромам, а у нас резервисты занимаются сельскохозяйственными работами, многие офицеры в отпусках. Очевидно, что это Румыния и Германия являются жертвами агрессии, но Гитлер, Сталин и Черчилль в один голос утверждают обратное. Я отказываюсь это понимать.
  - Вы связывались с генерал-полковником фон Шобертом?- Антонеску поворачивается к начальнику Генштаба.
  - Пытался несколько раз, но офицер связи сообщает, что генерал занят и подойти к телефону не может. Кондукэтор, я не понимаю, вы командуете группой армий 'Генерал Антонеску' или генерал Шоберт? Если...
  - Не строй из себя святую невинность, Александру,- резко перебивает его Антонеску,- тебя кто-нибудь просил планировать предстоящие боевые действия группы армий 'Генерал Антонеску'? Нет. Откуда наши войска получают приказы на передислокацию? Правильно, из штаба 11-ой армии, а тебя лишь ставят в известность. Вот и получается, что фактически группой армий командует Шоберт. А поскольку он тебя всё же время от времени ставит в известность о своих действиях, то соизволь ознакомить с ними и меня.
  - Слушаюсь, кондукэтор, прошу вас, господа, к карте, - Иоанициу, прихрамывая на 'отсиженную' ногу бредёт к столу.- Как вы знаете, господа, практически все наши и германские силы в данный момент сосредоточены вдоль границы с Советами, за исключением одного полка 72-й немецкой пехотной дивизии и отдельных немногочисленных румынских частей, которые прикрывают район Плоешти и одновременно Бухарест с севера. При этом наиболее боеспособные 11-я немецкая и 3-я румынская армии дислоцированы вдоль северного и восточного участка русской границы, где, по-видимому, генералом Шобертом планировались основные бои. 4-ю румынскую армию он расположил фронтом на север, причем две крепостные бригады у себя в тылу от Фокшан до Галаца по реке Серет, 10-ю дивизию на южной границы от Галаца до Тулчи и 1-й отряд морской пехоты трёхбатальонного состава от Пардина до Сулины вдоль Георгиевского рукава Дуная. Стык между двумя соединениями и единственное шоссе идущее до Констанцы по идее должна было защищать 9-я дивизия, но в данный момент он находится в стадии формирования и находится в тылу...
  - Только не говори, что русские ударили по Тульче,- мрачно замечает Антонеску.
  - Именно так, кондукэтор, сегодня на рассвете они высадили речной десант на нашем берегу. Силы десанта в данный момент точно не известны, но, судя по всему, их было достаточно, чтобы к десяти утра захватить Тульчу.
  - Необходимо как можно быстрее всеми доступными силами отбить Тульчу и сбросить русских в Дунай,- краснеет от возмущения Антонеску,- если мы промедлим, то русские смогут перебросить дополнительные силы и их тактический успех превратится в оперативный. Вы связывались с командующим 2-м армейским корпусом или командирами 9-й и 10-й дивизий?
  - Со штабом 2-го корпуса связи нет, кондукэтор, он вчера вечером находился в западном пригороде Констанцы и мог попасть под удар авиации или корабельной артиллерии русских. Кроме того, согласно сообщению коменданта Констанцы до того, как телефонная и телеграфная связь с городом прервалась, русские с рассветом начали высадку на севере и юге от города крупного морского десанта, а сообщению по радио от командира авиаполка, базирующегося в том же районе, и воздушного десанта на аэродромы.
  - Речной, морской и авиационный десанты,- хмурится Антонеску,- ты уверен, Александру, что это не дезинформация противника с целью отвлечь наши силы от места своего главного удара?
  - Не думаю, кондукэтор, 2-й армейский корпус ограниченно мобилен и вряд ли сможет прийти на помощь нашим войскам на участке главного удара русских, где бы он ни был.
  - 'Где бы он ни был',- задумчиво повторяет премьер за начальником Генерального штаба,- ну и где, по-твоему, русские наносят этот главный удар?
  - Ну уж точно не там, где считает генерал Шоберт,- Иоанициу вместо указки берёт в руки карандаш,- он полагает, по крайней мере так написано в шифровке, которую прислал мне его начальник штаба, что русские двумя сходящимися ударами: с севера со стороны Черновиц, и востока со стороны Кишинёва на Пьята-Нямцу, где находится его штаб армии, пытаются окружить основные силы 11-й армии. На мой взгляд, противник, атакуя на этих участках, ведёт лишь сковывающие действия...
  - Ну да,- бормочет себе под нос Антонеску,- каждый генерал уверен, что враг наносит главный удар именно на его участке...
  - ... По-моему, ответ очевиден, Плоешти - вот их главная цель. Поэтому и направление главного удара - через Галац на Браилу, затем по шоссе на Бузаю и уже оттуда на Плоешти, при этом нельзя исключать вспомогательного удара из Бузаи на Бухарест. Буквально перед вашим приходом, кондукэтор, я имел телефонный разговор с военным комендантом Браилы. Он говорил, что из окна своего кабинета может видеть колонну русских танков, которая вступила в город...
  - А это значит,- качает головой министр обороны,- что Галац уже в руках русских.
  - 170 километров по шоссе до Плоешти, 200 - до Бухареста,- взрывается Антонеску,- к вечеру танки могут быть в столице, которую нам по милости немцев нечем защитить! Пусть меня соединят с Гитлером, если он не примет экстренных мер, то я отдам при...
   Кондукэтор замирает на полуслове, глядя завороженным взглядом в окно, где на фоне голубого безоблачного неба медленно плывут два больших четырёхмоторных самолёта с красными звёздами на крыльях. Неожиданно у обоих самолётов в хвосте появляются белые, блестящие на солнце, шлейфы.
  - Что это?- В тот же момент отмирает Антонеску, бросаясь к окну.- Листовки! Где наши истребители? Почему они позволяют...
  * * *
  - Ваше Величество,- в 'жёлтую' гостиную Королевского дворца заглядывает взволнованный начальник охраны,- русские разбрасывают со своих аэропланов вот такие листовки...
  - Спасибо,- юный король с благодарственным кивком принимает из рук майора лист желтоватой бумаги.
  - Что там, Михай?- Елена Румынская, королева-мать, сидящая на диване напротив сына, откладывает французский роман.- Прочти, пожалуйста.
  - Озаглавлено, как воззвание к румынскому народу, мама,- Михай садится рядом.- 'Граждане Румынии! Советский Союз, подвергнувшийся нападению со стороны Германии и вынужденный принять ответные действия, не имеет намерения приобрести какую-либо часть румынской территории или изменить существующий в Румынии социальный строй, или ущемить каким-либо образом независимость Румынии. Наоборот, Советское правительство считает необходимым восстановить совместно с румынами независимость Румынии путём освобождения Румынии от немецко-фашистского ига и при этом готово поддержать справедливые требования народа в восстановлении попранных Германией границ. Это станет возможным только при немедленной отставке антинародного правительства Антонеску, узурпировавшего государственную власть в Румынии, обеспечении свободной деятельности всех политических партий, исключая профашистских, и разрыве новым правительством Румынии всех отношений с фашистской Германией. Красная Армия не является врагом румынской армии, Красная Армия, временно находясь на территории Румынии, ведёт здесь войну против агрессора - германской армии. При соблюдении условий невмешательства в эту борьбу, прекращении огня, отмены мобилизации и нахождения в казармах, Красная Армия не будет стремиться к разоружению румынской армии'.
  - Что это значит, Михай?- Мать встревоженно глядит на сына.- Тебе предлагают назначить нового премьер-министра?
  - Похоже на то, мама.
  - А что если это ловушка?- Елена берёт за руку сына.- Разве можно доверять 'большевикам'? Может быть, пока не поздно, нам куда-нибудь уехать?
  - Я не знаю, мама. Если слухи из армии верны, то русские к вечеру будут в Бухаресте. А ехать нам сейчас некуда, да и я сомневаюсь, что Антонеску отпустит нас из страны.
  - События развиваются быстро, Михай. Если русские и впрямь вечером будут в Бухаресте, то через час-другой узурпатору будет уже не до нас, он начнёт спасать свою собственную шкуру.
  - Именно поэтому мне, как королю, и надо в этот момент находиться в столице.
  - Чтобы подписать указ о назначении нового премьера, Михай, нет нужды быть в Бухаресте. Это вполне можно сделать, находясь в надёжном месте, например в Олтении, в горах поблизости от Крайовы у нас есть шале, где тебя никто не найдёт, а я могла бы в это время...
  - Не может быть и речи, мама!- Король порывисто вскакивает с дивана.- Что скажет народ? Это тебе вместе с тётушками следует укрыться в горах, а я останусь в Бухаресте в Королевском дворце.
  - В таком случае я тоже остаюсь в столице,- поднимается королева-мать, упрямо глядя в глаза сыну,- вот увидишь, от меня сейчас здесь сейчас будет больше толку. Ты не думай, мой мальчик, что твоя мать способна лишь запоем читать французские романы и сплетничать с фрейлинами на балах и раутах...
  - Бог с тобой, мама, ничего подобного и в мыслях не было.
  - ... Поверь мне,- волнуется Елена,- фрейлины вовлечены в государственную политику не меньше своих мужей, только этого никто не видит или не обращает внимания. Находясь в регентском совете, я имела возможность поближе узнать многих государственных мужей и могу с уверенностью сказать, что некоторые из их жён дадут сто очков вперёд. Я должна позвонить...
  - Только не по телефону, мама...
  - Хорошо, поеду сама. В первую очередь - к госпоже Сэнэтеску, её муж генерал командует войсками в Фокшанах. Антонеску выгнал Сэнтэнеску из Генерального штаба, за близость к твоему отцу и за то, что тот и не скрывает своих монархистских взглядов. Кроме того, генерал в прошлом вёл переговоры в Москве о новой границе, значит известен в России. Обязательно нужно привлечь к заговору либералов и царанистов, поэтому на обратном пути заеду к госпоже Маниу и госпоже