Пролог.
  Уэльс. 27 Июля 1988 год.
  Я хорошо помню тот день. Гораздо лучше, чем мне бы того хотелось. Это был мой восьмой день рождения, а заодно последний день спокойной и беззаботной жизни. Родители подарили мне мой первый велосипед, и я был попросту счастлив, как и любой другой ребёнок на моём месте, но как оказалось главный "подарок" ждал впереди. События той ночи навсегда остались в моей памяти, они до сих пор иногда снятся мне в кошмарах, таких реалистичных, что каждый раз просыпаюсь от собственного крика.
  Помню, как в тот день я проснулся от громкого шума и спустился вниз по лестнице, в гостиную. В комнате царил полумрак, и было много людей в странной одежде похожей на рясу нашего священника, но с масками на лицах. Я даже испугаться не успел, как меня схватили и прижали какую-то тряпку к лицу. Перед глазами поплыло и дальше я помню всё только рывками. Лежащий на полу отец... Рядом мама на коленях, вся в слезах и крови... Вспышка света и мать падает рядом с отцом...
  Кажется, я лежал на полу, а пара незнакомцев стояла около меня. Резкий рывок за плечо: меня пнули ногой, отчего моё тело перевернулось на спину, но боли я почти не ощутил. В тот момент я вообще ничего не ощущал, да и толком пошевелиться не мог: тело практически не слушалось, а потому оставалось лишь молча наблюдать, ощущая лишь липкий, всепоглощающий ужас.
  - Опять пусто, - прозвучал низкий, с толикой хрипоты, голос одного из незнакомцев, - в доме их нет, да и из этих ничего не удалось вытянуть. Как всегда, очередная ошибка и новые невинные жертвы... Не такой работы я ожидала, не такой.
  - Заткнись, - грубо отозвался второй, - ты прекрасно знаешь, зачем всё это нужно, а значит, мы будем повторять поиски столько раз, сколько потребуется. А жертвы... что же, это неизбежный сопутствующий ущерб.
  Высказавшись, этот человек снял маску и вытер пот с бледного лица, тогда как второй наклонился ко мне.
  - Что будем делать с ребёнком?
  - О выродке нам ничего не говорили, - равнодушно пожал плечами бледнолицый, - но по мне так лучше от него избавиться. Мало ли.
  - Убить ребёнка... наставник такого не одобрит. Мы ничего не нашли и приказа на его устранение нет, а значит здесь мы закончили.
  - Ты всегда была чистюлей, но здесь ты права, прямого приказа на его устранение у нас действительно нет. Хотя... у меня есть одна идейка. Это будет забавно...
  - Что ты задумал?
  - Рассказать тебе? - бледный расхохотался. - Что бы ты мне нотации ближайшие пару месяцев читала? Раз такая неженка, то лучше уйди и не мешай.
  - Больной на голову садист, - та, что в маске, развернулась и, ругнувшись, вышла из поля зрения.
  - Ну что же, раз нам никто больше не мешает, то приступим, - мужчина наклонился ко мне и достал небольшую бутыль из своей "рясы".
  Ухватив меня за волосы, бледный осторожно начал лить неизвестную жидкость на моё лицо. Через несколько секунд всё потемнело, а потом пришла боль...
  ***
  Очнулся я в полной темноте. Пол лица ныло и зудело: было не больно, но крайне неприятно, а также сильно хотелось пить. Потянувшись руками к месту зуда, я наткнулся на бинты, что вызвало закономерный испуг, ведь вспомнить, как и где я очутился, также не удавалось.
  - Есть тут кто-нибудь? - голос звучал хрипло и показался совершенно чужим.
  - Доктор Робертс, он очнулся, - произнёс женский голос.
  - Иду, - послышались торопливые шаги, - молодой человек как себя чувствуете?
  - Лицо зудит и очень пить хочется, - честно признался я, невольно ощущая небольшой прилив спокойствия от самого факта присутствия взрослых, пусть и незнакомых мне, судя по голосам, людей.
  - Эмили, принеси стакан воды, - произнёс врач, - ты помнишь, как тебя зовут парень?
  - Александр. Александр Эванс.
   Я услышал шаги, более тихие, чем у врача и в руки мне вложили стакан.
  - Я доктор Якоб Робертс, а эту юную леди зовут Эмили. Она будет присматривать за тобой, поэтому зови ее, если что понадобиться. - Я почувствовал, что доктор присел на край кровати. - Ты находишься в городе Карматерн, в госпитале. Три дня назад тебя доставили к нам и только сейчас ты очнулся. Ты помнишь, что произошло?
  -Я не... - внезапно нахлынувшие воспоминания произвели эффект сравнимый с ледяным душем, - я проснулся от шума, а в доме были чужие люди. Они...
  - Не нужно мне рассказывать, - перебил меня доктор, - сейчас придёт детектив, и ты всё ему расскажешь. Эмили позови мистера Стоуна... и психолога, - последнее доктор произнёс шепотом, но я расслышал.
  - Что со мной? Где папа и мама?! - практически закричал я и попытался встать, но чьи-то руки прижали меня к кровати и не отпускали, пока я не перестал биться.
  Раздался тяжелый вздох.
  -Видимо, всё рассказать придётся мне. Три дня назад тебя доставили к нам в тяжелом состоянии, верхняя половина лица, а в том числе и глаза, были сильно повреждены какой-то неизвестной кислотой. Повреждения были слишком глубокими, и мы ничего не могли сделать, - раздался ещё более тоскливый вздох, - ты больше не сможешь видеть, Александр...
  Новость ошарашила меня, я не понимал, как можно не видеть. Я просто не мог воспринять это, всё казалось дурацкой, жестокой шуткой. Вот-вот с меня снимут бинты, появиться родители и скажут, что разыграли меня. Родители...
  - Что касается твоих родителей. Мы ничем не могли им помочь. Мне жаль...
  Это было больше, чем я мог вынести. Голова закружилась, и я погрузился в спасительное небытие.
  ***
  Шли дни, я рассказал полиции всё, что вспомнил, а врачи тем временем устраивали осмотры один за другим. Я быстро сбился со счета дней, поскольку они смазывались в одну заполненную тьмой бесконечность. Постепенно мной овладевало отчаяние. Не помню, когда с меня сняли бинты, но когда это случалось, стало только хуже - верхняя половина лица на ощупь была ужасна, будто её расплавили, особенно пугало то, что я почти не ощущал прикосновений. Пальцы чувствовали, лицо нет, и это внушало некий иррациональный страх. Я тут же попросил закрыть его бинтами, поскольку так оказался гораздо спокойней.
  Примерно через месяц, хотя может, прошло и куда больше, меня выписали и направили в приют для детей с ограниченными возможностями. Он располагался в Англии, около деревушки Чеддар, при католическом храме имени святого Иоанна. По крайней мере, так мне сказали. Там уже не было того беспросветного одиночество, и в целом оказалось гораздо лучше, чем в госпитале, но смириться со своим состоянием было невозможно. К тому же местные дети оказались довольно замкнуты и не лезли с общением - видимо ощущали примерно то же, что и я.
  Жизнь в приюте текла размеренно: ранний подъём, утренняя молитва, завтрак, учеба, несколько часов свободного времени, вечерняя служба и сон. День за днём одно и то же. Помимо стандартных школьных предметов, нас учили таким вещам как язык жестов или шрифт Брайля, разумеется, в зависимости от увечий. Также много времени уделялось богословию. Вообще, многие, как и я, искали утешения в вере, ведь большего нам не оставалось. Как говорили старшие, принятие пострига по достижению совершеннолетия было не редкостью.
  Не помню, когда это началось, но я стал видеть сны. Я видел удивительные картины: войны, битвы с людьми или чудовищами, как на земле, так и на море. И во время этих событий я чувствовал себя живым, был их полноценным участником. Я плавал по морям, путешествовал по бесконечным дорогам меж сотен городов и деревень, убивал неизвестных созданий, а иногда и людей. Не знаю, сколько это происходило, эти сны стали заменять мне жизнь. Тьма и отчаяние реальной жизни отходили на второй план, казались чем-то далёким и становилось совершенно ненужным.
  Всё изменилось, когда я увидел события ТОЙ ночи. Увидел глазами отца... Сказать, что я испугался, было бы слишком мягко. Я начал осознавать, что это могли быть не просто приснившиеся красивые сказки, а вполне реальное прошлое. Как только я отошел от шока, то понял, что нахожусь в каком-то странном помещении, заполненном бесчисленными стеллажами с книгами, уходящими в бесконечность. Но что самое главное - я ВИДЕЛ всё это.
  - Тяжело видеть последнего из моего рода в таком жалком состоянии, - раздался за спиной голос.
  Я чуть не подпрыгнул от неожиданности и обернулся. Позади стоял невысокий старик, чуть выше меня ростом, со спутанными седыми волосами, редкой бородкой, насмешливым прищуром и кривой ухмылкой.
  - Итак, ты начал осознавать себя, парень. Понравился краткий экскурс в историю рода? - произнёс он.
  - Кто вы?
  - Меня зовут Жерар Тонк, ну или де Мартиг, но второе мне никогда не нравилось. Я твой далёкий предок, точнее его крохотная часть. Когда-то, я запечатал часть своей души в этом мире, чтобы встречать своих потомков в подобных ситуациях. Видишь ли, в роду воинов сироты не редкость, - старик весьма мерзко захихикал, - то, что ты видишь вокруг, это знания всего рода, сотни лет твои предки воевали, изучали магию, постигали суть служения Господу, все эти знания хранятся здесь.
  - Разве магия существует? - мой ответ заставил старика вновь расхохотаться.
  - А что, по-твоему, то, что сейчас происходит, можно объяснить наукой? Или думаешь, что головой тронулся? Ты это брось, - старик резко стал серьёзным, - запоминай парень, ты не тронулся, магия существует и не только она. Ты ведь сам маг, как и я при жизни. А вот твой отец подкачал, как и многие до него. Я уж было решил, что род окончательно угас... Так вот, все эти тома содержат знания твоих предков. Тут их столько, что и жизни прочитать не хватит. Поэтому учись вычленять важную информацию, отбрасывая шелуху.
  Старик замолчал. Ещё раз осмотрел меня и задумался на несколько секунд.
   - Ситуация у тебя ещё та, такого я не припоминаю. Ну да если жить захочешь, то как-нибудь да выкрутишься, - бросил он на меня лукавый взгляд, -моё время подходит к концу, не могу я надолго проявляться. Поэтому слушай и не перебивай. Девять сотен лет назад я и четверо моих друзей создали орден рыцарей. Сейчас его по-разному называют, мальтийцы или госпитальеры в западной Европе, ведьмаками или гончими в восточной. Суть не в названии. Мы создали орден, чтобы помогать людям, защищать их от всяких тварей, коим на белом свете нет места. И орден будет жив, пока живы потомки его основателей. Рода друзей моих давно прервались, не чувствую я их среди живых, так что ты последний из нас.
  -А... - в голове крутилось бесчисленное множество вопросов, но задать их мне было не суждено.
  -Молчи! Времени и так мало. Так вот, мы мотались по свету, искали учеников и истребляли всякий тварей. Со временем, мы стали сильны, влиятельный и богаты. Построили крепость по одной на каждого основателя, крепость Меча, крепость Веры, крепость Магии, крепость Слова и крепость Знаний. Соответственно, последняя была моя, мы род хранителей знания, библиотекари ордена. Но крепости те давно разрушены. Наши потомки в гордыне своей полезли в политику, забыв об изначальной идее. Крестовые походы, да бесчисленные войны... потери становились всё больше и больше. Да ещё и святой престол внёс свою лепту. Завидовали они нам, что мы и словом божьим и магией владеем. И в момент нашей слабости, после осады Мальты Османами, смогли изгнать потомков основателей из ордена и подчинили его остатки своей воле. Не все, конечно, нас предали, часть ушла с изгнанниками. Да только мало нас стало, рассеялись мы по миру, продолжили людям, да и не только, помогать. Да только уже не было за нами той силы, что была раньше. Учеников стало мало, а из действующих рыцарей кого тварь какая одолеет, а кому и наёмники Папства нож в спину воткнут. Так и получилось, что рода вымерли, сейчас только ты жив, а орден остался под властью Ватикана, лишившись былого могущества и забыв свою историю.
  Старик снова замолк. Было видно, как тяжело ему вспоминать всё это.
  - В общем, сам решай, как жить. Ты сейчас в Британии, тут Папство не любят, но кто ты такой лучше особо не свети, а то недолго проживёшь. Библиотекой рода можешь смело пользоваться, но и про реальную жизнь не забывай. Тут главное ограничение, что чтение, либо просмотр воспоминания, занимает столько же времени, сколько в реальном мире. Книги сортировать можешь, как в голову взбредёт, достаточно пожелать, а вот дальше придётся лазать по полкам и искать. Только вот в таком виде есть далеко не всё, большая часть знаний так и осталась в форме воспоминаний, слишком быстро стало нам не до их упорядочивания.
  По мере речи старик становился всё прозрачней. Сейчас он был лишь бледной тенью того, что я увидел в начале.
  - Всё, парень, пора мне. Советую начать с изучения магических потоков, пригодится. И не опозорь род, а то я тебя и на том свете найду...
  Я вновь остался один, но жизнь уже не казалось столь пустой. Отныне мне было чем заняться, ведь размеры библиотеки действительно поражали: полки тянулись вдаль и сливались на горизонте.
  - "Что же, поищем те книги, о которых говорил старик", - решил я, - "а заодно об истории ордена, уж больно краткий экскурс он мне устроили".
  За чтением или просмотром воспоминаний я проводил всё свободное время и полночи. Больше было нельзя, иначе потом весь день жутко хотелось спать, и болела голова. А депрессия быстро ушла, как и не бывало, ведь теперь предо мной лежал огромный неизведанный мир. А уже возможность овладеть магией заставляла с нетерпением ждать окончания приютских уроков. В первую очередь меня интересовало то, что можно применить на практике, ведь теперь я знал, кому мстить.
  
  ========== Глава 1 ==========
  
  Англия. Май 1990 года. Недалеко от деревушки Чеддар.
  Проснулся я от сильного чувства тревоги. Интуиция просто выла об опасности, а потому я, быстро встав и одев повязку на лицо, привычно выпустил слабую волну магии и мир сразу приобрёл очертания. Конечно, всех деталей не разобрать, но понять, что находится в комнате или на улице в радиусе нескольких десятков место вполне можно. Работало это по следующей схеме - я видел выпускаемую волну магии, которая мельчайшими частичками оседала на всех объектах, через которые проходила, что и "подсвечивало" для меня контуры окружающей обстановки. Соответственно, чем ближе был объект, тем больше на нём оседало частичек, и тем лучше я его видел.
   А людей и вовсе было видно без дополнительных усилий, ведь в каждом из нас есть толика магии - в ком-то меньше, в ком-то больше. Для меня они выглядели как фигуры, с едва заметными, если я не "проявлял" их своими усилиями, контурами, внутри которых ветвились золотистые потоки. От головы, через центр корпуса проходило несколько крупных линий, которые роились множеством ответвлений. Именно так выглядела магическая структура человеческого организма, насколько я успел понять.
  Но вот лица... с этим были проблемы, они выглядели, словно восковые маски - безжизненные, а поначалу даже пугающие. Что мы видим, когда смотрим на человека? Мы можем оценить, направления его взгляда, да и сам по себе он может сказать обо многом, а также хитрый прищур глаз, ласковую улыбку или саркастичную усмешку. Радость, безразличие, тревогу и бесконечное множество других эмоций и их оттенков. Но для меня такие тонкости были недоступны: можно было определить лишь хорошо заметную мимику, например, улыбку, но вот правильно её понять можно было только по интонациям произнесённых слов. Да и в целом различать людей получалось скорее по голосам, фигурам, манере двигаться или особенностям магической структуры организма, если таковые имелись.
  Но всё же, как ни крути, а это гораздо больше, чем я имел ранее. Да, отныне мой мир был заполнен контрастами тьмы и золотисто-серебристых оттенков, и я был лишен возможности оценить красоту пейзажа, блеск водной глади или манящие краски заката, но всё же я мог его видеть, пусть и своеобразно. Более того, можно было смело предположить, что в будущем, при полноценном изучении магии, подобное "зрение" могло принести определённые преимущества. По крайней мере, то, что я успел узнать об этом искусстве, говорило именно об этом факте.
  Сам по себе данный метод я нашел именно в тех книгах, о которых говорил основатель. Страшно предположить, что бы я делал без этого совета, потому что случайно наткнуться на нужную информацию в этих залежах книг и воспоминаний попросту невозможно. Но даже так пришлось очень постараться, чтобы наощупь не просто вывести воском руны на внутренней стороне повязки, а сделать это правильно. Самое занятное, что зрячему человеку будет довольно сложно пользоваться подобным способом виденья, точнее он будет воспринимать только сильные магические потоки, тогда как я видел даже мелкие подробности. Но в этом крылась и слабость: в местах с высокой концентрацией магии для меня, скорее всего, будет слишком "ярко".
  Но я так и не нашел ни то что более эффективных, а вообще хоть сколько-нибудь вменяемых вариантов, так что приходилось пользоваться тем, что имелось. Даже все подчеркнутые знания о целительской магии говорили категорично - забудь и смирись. Точнее, не составило бы никакого труда помочь мне в первые дни после того происшествия, но сейчас уже попросту поздно и ничего не получится. Вот теперь и хожу в черной матерчатой повязке, закрывающей верхнюю половину лица. Видок, наверное, ещё тот: десятилетний пацан с длинными седыми волосами, а как оказалось, к моменту попадания в приют я был полностью седым, и было неясно, следствие это перенесённого стресса или пробуждения магии вкупе с доступом к библиотеке, с черной повязкой на пол лица. Ночью такого встретишь - подушкой не отмахаешься.
  Выйдя из комнаты, я пошел будить отца Симонса, настоятеля нашего храма и как оказалось, тот ещё не спал, листая какую-то книгу. Сказать точнее, по понятным причинам, было невозможно.
  - Эванс? - удивился тот, - что ты тут делаешь? Уже полночь, а ну бегом спать!
  - Отец Симонс, что-то происходит, - твёрдо выпалил я, собравшись с духом, - я чувствую. Вы же знаете, я по пустякам не беспокою.
  Благо я действительно был на хорошем счету и всегда помогал другим детям, а иногда и не только им, причем под помощью подразумевается не мелкая посильная инвалиду услуга. Да и когда слепец начинает вполне осмысленно ходить без подручных средств, то это производит впечатление. Мало кто знал, что я подлечиваю местным мелкие болячки и помогаю выйти из депрессии новичкам, но отец Симонс явно о чем-то догадывался. Я не раз буквально чувствовал его острый, изучающий взгляд.
  - Хорошо, что ты предлагаешь? - после недолгих колебаний, произнёс настоятель.
  - Поднимите всех и соберите в молельной, - обрадовавшись, я тут же начал выдавать свои прикидки, - если что, там рядом вход в подвал, где можно будет укрыться.
  - Но уже полночь, дети спят. С чего такая уверенность...
  В этот момент в отдалении послышались выстрелы. Святой отец сразу подобрался, по этому благодушному старичку не скажешь, но он ветеран мировой войны и решительности ему не занимать. Так что если приходиться принимать решения в сложных ситуациях, то рассусоливать он не станет.
  - Хорошо, я подниму взрослых, - быстро подтвердил мои выводы отец Симонс, - а ты начинай поднимать детей и выводи их в коридор. Соберём их там и поведём в молельную.
  Через полчаса в молельном зале собрались заспанные дети и все взрослые обитатели приюта. За стенами периодически слышались выстрелы, а иногда и взрывы. Дети были напуганы и жались к взрослым, но те тоже не могли похвастаться спокойствием. И не удивительно, ведь для простого человека это явно ни те условия, в которых можно чувствовать себя комфортно. Я же наоборот, был на удивление спокоен и собран. Скорее всего, сказался тот факт, что за почти два года, что прошли с момента моего сюда попадания, на деле я прожил чуть ли не четыре. Два своих и около полутора в качестве зрителя, наблюдающего за действиями предков, где хватало... всякого. Если подумать, то всё это не могло ни повлиять на меня. Конечно, полноценной жизнью это не назовёшь, но какой-никакой опыт всё же приобретался, пусть и весьма специфичный.
  Я подошел к настоятелю и отвёл его немного в сторону от основной массы, чтобы не спровоцировать панику.
  - Отец Симонс, что бы это ни было, но оно приближается. Уводите всех в подвал и пусть они читают символ веры.
  - Александр, искренняя молитва, конечно, сильна, но от пуль она не защищает, - мягко произнёс настоятель.
  - Пули не то, чего нам следует бояться, святой отец, - со вздохом произнёс я, осознавая, что придётся сказать больше, чем хотелось бы, - не уверен, что вы поверите мне, но я чувствую присутствие нежити, причем сильной. Понимаю, что в мои слова сложно поверить, но просто сделайте то, что я прошу. Пожалуйста. В конце концов, вреда ведь от этого тоже не будет, правильно? Наоборот, это может помочь избежать паники.
  Священник задумался и тут я его прекрасно понимал: заяви мне кто-нибудь пару лет назад подобное... Ведь даже дети в глубине души осознают, что на самом деле таких вещей не существует. Таковы реалии жизни обычных людей, никогда не сталкивающихся со странностями, так сказать. Но с другой стороны ведь и слышать частую стрельбу в таких глухих, спокойных местах тоже, мягко говоря, неожиданно.
  - Все направляемся в подвал! - через некоторое время отец Симонс всё же решился, - старшие помогают младшим. Взрослые помогают спуститься колясочникам. Помогайте друг другу и всё будет хорошо.
  - Спасибо что поверили, святой отец, я пока подготовлю барьер, - осознав, что с моим мнением всё же согласились, я испытал немалое облегчение, - главное не забывайте о молитвах, они будут питать его. И лучше не выходите из подвала до рассвета, либо ждите, пока я не вернусь.
  - А ты разве не останешься с нами? - удивился старик.
  - Нет, разобраться в происходящем мой долг. - Да, это было недальновидно, опасно и во многом глупо, но сама мысль поступить иначе сейчас казалась мне глубоко противной. Определённо, образ жизни предков оказал на меня сильное влияние, но понимание этого факта ничего не меняло, ведь я УЖЕ считал такой поступок правильным. - Не беспокойтесь, непосредственно мне нежить не грозит. А если же я ошибся, то скоро вернусь и буду готов понести соответствующее наказание.
  - Не думаю, что стоит тебя наказывать, - настоятель улыбнулся и даже мне было понятно, что эта был открытый, одобряющий жест, - я вижу, что действуешь из лучших побуждений и, по крайней мере, стрельба подтвердила твои предчу...
  Удары в дверь заставили нас замолчать. Священник кивнул мне и начал спуск в подвал вслед за остальными. Я же достал из поясной сумки для полезных мелочей, которую давно взял за привычку всегда носить с собой, мел и принялся очерчивать святыми символами вход в подвал.
  Во времена святой инквизиции самоуверенные маги сильно обожглись. Истово верующий человек оказался способен на многое, а уж специально подготовленный инквизитор тем более. Были даже разработаны специальные техники, имеющие что-то общее с магией. Ими я и собирался воспользоваться. Пусть те времена давно прошли, и маги вновь осмелели, ведь сейчас, к сожалению, действительно верующих людей осталось крайне мало, а потому, со временем, маги забыли уроки прошлого и вновь презрительно называют обычных людей "маглами". Но для меня вопрос веры не стоял. Я не верил - я ЗНАЛ.
  - In nomini Patris, et Filii, et Spiritus Sancti. - Слова крестного знамения выводил я по периметру спуска, добавляя рунические знаки защиты. Это должно сдержать слабейшую нежить, пока барьер подпитывается молитвой. Просто и эффективно, но недостаточно мощно. Жаль, но что-то большее сделать я попросту не мог, но и этого вполне должно было хватить. А если же нет... тогда все мы были изначально обречены.
   Тем временем из подвала доносилось слитное "Deum de Deo, Lumen de Lumine, Deum verum de Deo vero, genitum non factum, consubstantialem Patri... ". Защитой невинных я озаботился, а значит пришло время разобраться, что тут вообще происходит.
  ***
  Предчувствия меня не обманули: за дверью, судя по почти угасшим внутренним каналам магии, были упыри, низшая нежить. Справиться с ними для меня проблемой не было - молитва с выбросом магии великолепно упокаивает подобных тварей, да и на многое другое годится. Зря маги игнорируют столь интересное направление, хотя уж они-то точно должны были знать, чем занимался орден во времена своего расцвета. Определённо, не стоит излишне активно демонстрировать подобные навыки, иначе моё инкогнито быстро раскроют, а это чревато. Благо, сейчас с этим проблем не было.
  На улице было довольно тихо, стрельба практически прекратилась, что вызвало закономерные опасения: если обычная полиция столкнулась с нежитью, то я им не завидую. Так что следовало поспешить, ведь наверняка есть выжившие люди, которым нужна помощь. Только для начала следовало определиться с направлением. Изначально звук стрельбы доносился с противоположной от деревни стороны, там, где находилось местное кладбище и небольшая англиканская церквушка. Оттуда и стоило начать. Придя к такому выводу, я двинулся в сторону редкого леса и быстро уверился в правильности такого направления: пара новых выстрелов прозвучали именно с той стороны.
  Идти приходилось осторожно: не хватало ещё оступиться и подвернуть ногу, что вполне реально при моём "зрении". Отличный бы вышел результат попытки поиграть в героя... А через несколько минут я наткнулся на первое, оказавшееся ещё тёплым, тело. Судя по наличию оружия и одежде, которую я бы охарактеризовал как форму, ранее это был полицейский. Не повезло бедняге. Пришлось задержаться и очистить несчастного от скверны, поскольку оставлять за спиной потенциального упыря было не лучшей идеей.
  Заодно невольно поднялся вопрос, стоит ли подбирать принадлежащий погибшему пистолет. Опыта владения таким оружием у меня не было, но вот в теории что да как я знал, спасибо воспоминаниям отца в своё время отслужившего в королевских вооруженных силах. С одной стороны, я понимал, что толку мне от него не будет, но с другой... попросту хотелось и всё тут. Так что, после недолгих колебаний, оружие перекочевало мне в руки, да вот только стало быстро понятно, что боеприпасов в нём не оказалось. А ведь стоило догадаться, что этот несчастный пытался защитить свою жизнь до самого конца.
  Дальше трупы стали попадаться всё чаще и со всеми ними приходилось повторять краткий ритуал очищения, хоть что-то и подсказывало мне, что время уходит и стоит поторопиться. Да только не мог я оставить тела павших просто так: эти люди ввязались в безнадёжное сражение и пытались выполнить свой долг как могли, а потому оставлять их, зная, во что они скоро превратятся, было бы попросту кощунственно. Отдать последнюю дань уважения было моим долгом.
  Разумеется, я опоздал, а точнее, пришел только под самый занавес разворачивающейся предо мной драмы. Ситуация была, мягко говоря, странной - два вампира, причем один из них был высшим, если не чем-то большим, а другой прикрывается заложником человеком. Высший о чем-то спрашивал заложника, но было слишком далеко и до меня доносились лишь невнятные обрывки фраз.
  - "Почему он не нападает? Неужели его сдерживает наличие заложника?" - мелькнула в голове мысль.
   Абсурдность момента зашкаливала. И, тем не менее, можно было попытаться помочь заложнику, но, если на меня нападёт высший, я даже не замечу, как умру. Только вот и бежать уже бесполезно, он наверняка меня заметил, а значит остаётся только делать то, что в моих силах. Вариант я видел только один: попытаться зайти со спины ко второму кровососу, ведь чтобы уничтожить такую тварь нужно подобраться на расстояние вытянутой руки. В обычной ситуации он бы меня давно почувствовал, но под таким давлением высшего, а эта переливающаяся мощью фигура откровенно пугала, есть шансы.
  Когда до цели осталось около двадцати метров, стали заметны детали - похоже, вампир был в рясе священника. Крайняя наглость для такого создания, но не лишенная логики. Если он притворялся священником, то мог незаметно перебить всю деревню, одного человека за другим. А судя по тому, что мы слышали из приюта, разбираться приехала местная полиция. Скорее всего, почти все местные и те, кто пришел на помощь, мертвы, да ещё и в упырей превратились. Придётся поработать, чтобы упокоить несчастных. А заложником оказалась некая девушка, которая, как мне показалось, тоже была в полицейской форме, но тут сказать наверняка было проблематично, поскольку угол обзора был слишком уж неудобный. Высший же выглядел странно, старинный костюм, широкополая шляпа, очки. Причем это была не одежда, а часть его сущности, что позволяло рассмотреть мельчайшие детали, вплоть до последней пуговицы. Занятно.
  Пять метров - "священник" всё-таки что-то почувствовал. Он начал оборачиваться, отвлекаясь, и события тут же понеслись стремительными рывками. Выстрел... Пуля проходит и сквозь заложника и сквозь вампира, оставляя чудовищные по своим размерам раны. Что это за оружие такое?! Ручная гаубица?! Девушка падает, а вампир отскакивает назад - поскольку пуля не задела сердце, то он жив, если можно так охарактеризовать существование нежити, и всё ещё опасен. Выстрел... Вампир изворачивается и отскакивает мне за спину. Решил прикрыться мной? Глупая идея: он мог бы легко убить меня, но слишком самоуверен, за что и поплатиться.
  - "Credo in Deum Patrem omnipotentem", - направленный выброс магии через отведённую за спину руку и от ублюдка остаётся только прах. Мне же осталось лишь броситься к девушке, в отчаянной попытка хоть как-то помочь. Сопротивляться этому непонятному существу, что я условно относил к высшим вампирам, всё равно бесполезно.
  - Интересные у тебя приёмы, малыш, - прозвучал надо мной глубокий голос, - последний раз видел подобное несколько сотен лет назад. Славные то были времена.
  Но мне сейчас было не до разговоров, опустившись на колени около девушки я изучал рану, пытаясь понять, можно ли тут что-то сделать. И выводы тут были неутешительные: пробито левое лёгкое, а выходное отверстие попросту огромно. Жить ей меньше минуты, тут даже самый опытный хирург ничего сделать не сможет. Но вот маг другое дело... только вот умел я слишком мало и мог лишь напрямую вливать магию в её тело, подстёгивая регенерацию и поддерживая жизнь, вот только сам при этом понимал, что лишь оттягиваю неизбежное.
  - Я собирался обратить её, малыш, - вампир опустился на колено с другой стороны от умирающей, - иначе ей не выжить, да и она сама сделала свой выбор.
  - Выбор? Какой? Просто умереть или продолжить существование в качестве нежити? - С неожиданной злостью выпалил я. Почему-то страх перед этим созданием отошел на второй план, а вот раздражение такой "простотой" наоборот. - Сомневаюсь, что она действительно понимала, о чем шла речь. Пить кровь, прятаться от солнца, служить своему создателю? ЭТО её выбор?
  - В чем-то ты, конечно, прав, но её время подходит к концу, а я голоден, - усмехается вампир. Его лицо, как и одежду, я также могу рассмотреть во всех подробностях, причем он мне явно кого-то напоминает, а потому понимаю, что это не насмешка. Скорее дежурная шутка с толикой бескрайней тоски древнего существа.
  - Ритуал кровного вассалитета, - быстро озвучил я единственный пришедший на ум вариант, - в средние века маги так спасали укушенных вампирами людей. Начальная стадия обращения излечит её раны, но ритуал сдержит распространение скверны. Она сможет жить при свете дня, и не будет зависеть от крови. Конечно, есть и минусы, её жизнь будет завязана на мою. У неё будет около суток, чтобы принять решение. Вот это уже можно будет назвать выбором.
  - Хорошо, - высший на удивление легко согласился, - что от меня требуется?
   - Начинай обращение, я больше не могу удерживать её.
  Вампир приподнял девушку и впился клыками ей в шею, а через пару секунд оторвался от раны, рассёк свою ладонь и добавил своей крови. Теперь оставалось только ждать. А заодно я понял, почему интуиция так гнала меня сюда. Вассал... То, что мне так необходимо. Из-за возраста я сильно ограничен в действиях, а будучи слепым тем более. Сложно сказать, что ожидает меня в будущем, но было бы глупо надеяться, что жизнь будет легка и безмятежна. Определённо, мне нужны те, на кого я смогу опереться. А если при этом получится хоть чем-то помочь невинному человеку, то и вовсе замечательно. Но это всё вопрос будущего, сейчас же...
  - Кто ты, высший? - наконец озвучил я, сразу возникший у меня в голове вопрос, - и что ты тут делаешь?
  - Хм... В последние годы меня называют Алукард. А что я тут делаю? Да так, мусор убираю, - вампир зашелся гулким смехом, - я вампир, служащий человеку, занятная ситуация, не так ли?
  - Более чем. - Вынужден был согласиться я, будучи несколько ошарашенным от такого расклада. Кто и главное, КАК сумел подчинить своей воли подобное существо? - Кому же ты служишь, высший вампир Алукард?
  - Моя хозяйка, сэр Интегра Фэйрбрук Уингейтс Хеллсинг, текущая глава организации Хэллсинг. Судя по твоим способностям, ты должен знать, что это.
  И я действительно знал - организация при так называемом ордене протестантских рыцарей, созданным британским престолом после окончательной ссоры с Ватиканом, и возглавляемая одним из них. За образ был взят именно наш орден, ведь тогда о нас ещё помнили, а функции этой организации приписывались схожие. Единственное чего я не знал, так это то, что они ещё существуют, а не последовали в забытье вслед за своим прообразом. Видимо, в отличие от моих предков, как-то сумели подстроиться под новые реалии.
   Но как вампир оказался на службе подобной организации? Определённо, возникал резон поговорить с их главой - думаю нам есть, что друг другу предложить. Им пригодятся мои знания, мне же нужна защита и кров. А в случае если мне не удастся их заинтересовать, то врагам они меня сдать не должны, ведь они у нас общие. Но меня всё ещё беспокоил этот высший, я ощущал в нём что-то знакомое. Если ему несколько сотен лет, то, возможно, он встречался с кем-то из моих предков?
  - Алукард, я могу попросить тебя... эм-м-м... снять очки? - то, что я видел сейчас, и то, что я мог видеть в воспоминаниях предков, было довольно сложно совместить, тем более что эта деталь его внешнего вида скрывала часть лица. Но попытаться всё равно стоило.
  - Возможно, в другой раз, - как-то отстранённо ответил на мою, признаюсь, довольно бестактную просьбу, после замолчал на несколько секунд. Сложилось такое ощущение, будто он прислушивается. - Нам стоит поспешить, хозяйка прибыла и ждёт отчета. С тобой она тоже захочет поговорить.
  Вампир поднял девушку и куда-то уверенно направился. Мне же оставалось лишь последовать за ним.
  ***
  Мы подходили к небольшому палаточному лагерю. Видимо, здесь развернула оперативный штаб полиция, когда стало понятно, что контроль над ситуацией потерян. А рядом стоял вертолёт, около него находилась группа людей, к которым мы и направились. Стало быстро понятно, что среди них была только одна женщина, отчего напрашивался вывод, что это и есть Интегра Хэллсинг.
  - Что это за ребёнок, Алукард? И я не думала, что ты интересуешься молоденькими девушками. - Сэр Хэллсинг впечатляла той уверенностью, с которой говорила, явно ни на мгновение не сомневаясь в своём праве приказывать. Рядом с ней всего несколько человек охраны и, один мужчина в гражданской одежде, но при этом она так уверенно себя чувствует рядом с существом способным перебить здесь всех за считанные секунды. - Докладывай.
  - Вампиром оказался местный священник. Это отребье перебило местных и превратило их в упырей, - скучающим тоном начал высший, - прибывший отряд полиции был обречён. Эта девушка единственная, так сказать, выжившая. Также я встретил этого занятного паренька. Думаю, вам есть, о чем поговорить.
  - Думать не твоя обязанность! Ты забываешься, Алукард, - да, у этой леди инстинкт самосохранения напрочь отсутствует, - девушку передай Уолтеру и возвращайся в поместье.
  - Как прикажете, госпожа, - вампир передал выжившую полицейскую тому самому мужчине, роль которого я так и не смог определить, снял шляпу, изобразил поклон и растворился в тени. Был вампир и нету вампира. Впечатляет.
  Тем временем леди Интегра повернулась ко мне.
   - Теперь ты. Кто такой и что тут делаешь? - похоже она действительно была не на шутку раздражена.
  - Меня зовут Александр Эванс, живу в местном приюте при храме имени святого Иоанна, - фактически отрапортовал я, - а насчет остального... я не хотел бы говорить об этом при посторонних.
  Леди на несколько секунд замолчала, видимо обдумывает решение, после чего жестом подозвала одного из охранников и бросила: "Найди нам машину". Тот кивнул и явно попытался повторить финт Алукарда, то есть как можно быстрее раствориться, исчезнув с глаз долой, но выглядело это, разумеется, не столь эффектно.
  - Уолтер, сядешь за руль, девушку сдай медикам, пусть осмотрят и привезут в поместье. А с тобой, Александр Эванс, поговорим по пути, Уолтеру я полностью доверяю. Посмотрим, чем ты заинтересовал Алукарда. Вопросы есть?
  - Пошлите человека в приют, а то меня будут искать, - весьма своевременно спохватился я, - все обитатели находятся в подвале, вход в молельном зале.
  Леди кивнула и дала знак охране выполнять, после чего развернулась и пошла в сторону палаток, видимо решать вопросы с местной полицией. А через несколько минут подогнали машину, в которую Уолтер сказал мне садиться, пока сам он дожидался свою начальницу. И только забравшись в салон я понял насколько устал за последний час. Руки сильно замёрзли и дрожали: видимо, я заработал лёгкое магическое истощение, когда пытался помочь девушке, ведь на улице достаточно тепло даже несмотря на ночь.
  Разбудил меня хлопок дверцы: похоже, я не заметил, как заснул. Леди села рядом со мной и машина тронулась.
  - Итак, рассказывай, - в голосе Интегры чувствовалась усталость.
  - Хм, даже не знаю с чего начать, - кратковременное забытье действительно спутало все мысли, - вы знаете, что взято за основу вашей организации?
  - Насколько я знаю, предки ориентировались на орден Госпитальеров. Когда-то они выполняли ту работу, что сейчас делает тринадцатый отдел Ватикана.
  - Примерно так. Я потомок одного из основателей ордена, мой род занимался хранением знаний, нас называли библиотекарями ордена. В середине шестнадцатого века потомков основателей и преданных им рыцарей изгнали из ордена под влиянием Ватикана. Сейчас же выходит так, что я последний из потомков основателей, а значит, имею определённые претензии на руководство орденом. Ватикан сотни лет охотился на выживших и два года назад они нашли моих родителей. Правда, на этот раз они даже не поняли, что нашли тех, кого искали, но всё равно, их... ликвидировали. А меня убивать не стали - ослепили и оставили умирать от отчаянья.
  В салоне повисла мертвая тишина. Явно иного рассказа они ожидали. Я и сам удивился тому факту, что сходу вывалил всё и прямо в лоб, по сути поставив собственную жизнь на кон, но мне действительно нужна была помощь и защита, а организация Хэллсинг показалась идеальным кандидат для этого. В любом случае, взад всё уже не отыграть и остаётся только молиться, чтобы решение Интегры не поставило точку в моей короткой жизни.
  - Ослепили? - первым нарушил тишину доселе молчавший водитель.
  - Да, - я сдвинул повязку вверх, открывая шрамы, - пришлось сделать этот артефакт, чтобы хоть как-то компенсировать потерю зрения.
  А вот Леди не торопилась с ответом. Наоборот - достала сигару и, опустив окно, закурила, явно о чем-то размышляя. После чего несколько минут мы ехали в тишине.
  - Ты можешь доказать свои слова? - наконец, произнесла она.
  - Только самим фактом тех знаний, которыми не может обладать обычный человек.
  - А что-нибудь более... вещественное, - последовало закономерное уточнение.
  - Теоретически да, - припомнил я кое-какую информацию, на которую неоднократно натыкался, - но самостоятельно мне до этих вещей не добраться.
  - Хорошо, предположим, ты говоришь правду. Я так понимаю, ты пришел сюда и рассказал всё это не просто так. Чего ты добиваешься?
  - Мне нужна помощь и, возможно, защита. Я ребёнок, к тому же с ограниченными возможностями. Защититься самостоятельно от достаточно умелого противника я не смогу. К тому же мне нужна возможность спокойно учиться и практиковаться. Да в конце концов, жить мне, кроме как в приюте, негде. И мне есть чем отплатить.
  - Например? - тут же заинтересовалась Леди, на что, собственно, и был расчёт.
  - Знания, подготовка снаряжения против нежити или магов, опознание и работа с артефактами, ну и я маг, хоть и необученный, - выложил я свой последний козырь.
  В салоне вновь повисла тишина. Надеюсь, я смог её заинтересовать. По идее должен - сомневаюсь, что у них тут маги в свободном доступе. По крайней мере, в этом полицейском лагере я таких не наблюдал. Ошибиться тут невозможно, у одарённых людей магическая структура куда более развитее и ярче. А демонстрация моего кустарного артефакта получилась очень к месту. Но Интегра тем временем достала очередную сигару. Интересно сколько она курит в день? Такими темпами долго эта женщина не проживёт.
  - Хорошо, в поместье проверим твои слова, - прозвучало долгожданное решение, после которого я смог вздохнуть куда как спокойнее, - если это правда, то мы тебе поможем. В любом случае, Ватикану мы тебя не сдадим, эти выродки и так обнаглели в последнее время.
  Дальше мы ехали в тишине, мне стоило обдумать дальнейшие действия. Леди Хэллсинг видимо тоже.
  
  ========== Глава 2 ==========
  
  Проснулся я в хорошем настроении, поскольку давно так не высыпался. Обычно нас поднимают рано, что же такое приключилось, что меня не подняли на утреннюю молитву? Какой-то праздник? Да вроде бы нет. Но хоть соблазн ещё поваляться и был велик, нужно было подниматься. Повязки на голове, разумеется, не оказалось, ведь с ней довольно проблематично заснуть, а потому я привычным жестом протянул руку к тумбочке и наткнулся на ... кровать, которая оказалась неожиданно огромной, и я даже не сразу понял в чем дело. А потом резко пришло осознание ночных событий. Видимо, я заснул в машине и даже не заметил, как меня сюда перенесли.
  - "Нужно встать и найти повязку, а то в незнакомом месте далеко я не уйду".
  - Господин Эванс, вы проснулись? - голос звучал знакомо, кажется это человек, которого леди Интегра называла Уолтер.
  - Да, мистер Уолтер ...
  - Уолтер Кум Долнез, я дворецкий семьи Хэллсинг. - Представился тот и почему-то мне показалось, что он сказал далеко не всё, ведь никто в здравом уме не станет брать дворецкого на боевую операцию. Но в любом случае, нужно быстрее найти повязку, ведь ничто так не бесит как собственная беспомощность. - Если вы ищете свой артефакт, то он на тумбочке, справа от кровати. Одежду можете найти в шкафу рядом с дверью. Как закончите утренний туалет, буду ожидать вас в коридоре, сэр Хэллсинг ждёт.
  Выдав эту инструкцию, дворецкий, судя по звуку, покинул комнату. Я же, быстро надев повязку, принялся приводить себя в порядок. В шкафу оказалось куча вещей, причем моего размера. Интересно, они тут хранят вещи на все случаи жизни или так оперативно доставили новые? А вот в процессе одевания возникла маленькая такая проблемка - я не знал, какого всё это цвета. Не хотелось бы идти наряженным как попугай во все цвета радуги и сходу опозориться.
  - Мистер Уолтер, вы не могли бы зайти? - выглянув за дверь, спросил я.
   - Какие-то сложности, господин Эванс?
   - У меня небольшие проблемы с выбором одежды, тот способ, которым я пользуюсь для ориентировки на местности, не позволяет мне различать цвета. Не могли бы указать, что есть что?
   -Хм, - дворецкий явно смутился, - я как-то не подумал об этом, позвольте вам помочь.
   Несколько минут спустя я находился в кабинете леди Интегры, где та буквально завалила меня вопросами по ночным событиям. Отвечать я старался честно - не хотелось начинать сотрудничество со лжи. А вскоре прямо из стены вышел Алукард и включился в беседу. Причем специально или нет, но он исполнил мою вчерашнюю просьбу, убрав элемент частично скрывающий лицо.
  Определённо, лицо было мне знакомо, но где же я его видел. Он ведь явно имеет отношение к вампирскому роду, да? Тогда... Трансильвания? Нет. Валахия? Точно. Я ошарашенно замер. Валахия... Это он, я видел тот бой, точнее его завершение. Видел, как мой предок пронзил его сердце князя Валахии, господаря Влада Цепеша, что на тот момент обратился в нежить и буквально опустошил собственные земли. Как он может оказаться живым спустя столько сотен лет?!
  - Князь Валахии... Влад Цепешь... Дракула... Как ты можешь быть жив? - ошарашенно выдавил из себя я, невольно прерывая этот допрос, - мои предки вогнали осину в твоё сердце!
  - Меня сложно убить, - философски отметил тот, после чего сначала ненадолго замолк, а потом рассмеялся. - Я вспомнил, где видел подобный приём. Гончие пришли за мной и это была славная битва. Значит, ты потомок тех людей? Воистину удивительно.
  - Так значит всё это действительно правда? - задумчиво пробормотала леди Интегра, - хорошо, значит наше соглашение в силе. Пока ты можешь остаться, а дальше... дальше посмотрим.
  После этих слов "допрос" быстро сошел на нет. Похоже, только теперь, благодаря этому удачному стечению обстоятельства, они поверили в мою, безусловно, крайне странную, историю. Как-то даже думать не хотелось, чем бы всё могло кончиться иначе. Мне бы в конце концов всё равно поверили или сочли каким-то необычным шпионом?
   - Леди Интегра, я могу получить досье на спасённую вчера девушку? - осознав, что новых вопросов уже не будет, поинтересовался я.
   - Алукард рассказывал, что ты хочешь провести ритуал кровного вассалитета. - Интегра оторвалась от поглощения очередной сигары. - Её зовут Виктория Сэрас, зачем она тебе?
   - За тем же, зачем я обратился к вам. Жить хочется. И, подозреваю, что ей тоже.
   - Хорошо, твой резон понятен, но решать будет она. Если решит остаться с Алукардом, то присоединится к Хеллсингу, - Интегра открыла один из ящиков стола, молча достала оттуда тонкую папку и протянула её мне, - ознакомься пока, раз так хочешь. Уолтер приведёт её сюда как очнётся.
  - Шрифт Брайля? Спасибо, предусмотрительно, - улыбнулся я.
  Личное дело оказалось весьма занятным. Дочь офицера полиции, осиротела в 12 лет. Бандиты ворвались в дом и убили всю семью, сама девочка получила огнестрельное ранение, но выжила. Дальше росла в приюте, по достижению совершеннолетия решила податься в полицию. В данный момент 20 лет.
  - Интересное совпадение, - задумчиво протянул я, проводя очевидную параллель между её и моим детством.
  Виктория Сэрас.
  Виктория отчаянно нервничала - вчерашние события никак не хотели укладываться в её голове. Эти странные твари похожие на людей, да только вот пули не брали их. Они держались, сколько могли, но ребята гибли один за другим, но самое страшное началось, когда начали подниматься свои же погибшие. В этот момент она не выдержала и побежала, не разбирая пути. Дальше же всё становилось ещё хуже. Появление странного мужчины в красном костюме и шляпе, которого также не брало оружие. Она видела, как его буквально на части разорвало шквалом пуль, но через несколько секунд он стоял, как ни в чем не бывало, и этот его смех, при воспоминании о котором до сих пор шел мороз по коже. Человек в костюме священника, которого не остановил даже выстрел в голову. Ещё вспоминался какой-то мальчик в странной повязке на лице и белыми волосами, но, когда она его видела, вспомнить не получалось.
  Очнулась она в совершенно незнакомой комнате и пока пыталась сообразить, как здесь оказалась, в комнату вошел пожилой мужчина. Он назвался Уолтером, после чего пояснил, что является местным дворецким и что её ждут в кабинете некого сэра Хэллсинга, где её всё и объяснят. Пришлось подниматься и идти за ним.
   Дом оказался просто огромным: комната, где она пришла в себя, почему-то находилась в подвалах, а им нужно было на третий этаж и один только переход по бесконечным коридорам и лестницам занял около трёх минут. Но, наконец, они подошли к двери, за которой, видимо, находился кабинет сэра Хэллсинга. Уолтер открыл дверь и жестом пригласил девушку войти. А оказавшись внутри, она услышала детский голос:
  -Интересное совпадение.
  Сделав нескольку робких шагов, Виктория осмотрелась. Посреди помещения стоял стол, за которым восседала девушка с длинными платиново-светлыми волосами, в строгом мужском костюме и курила сигару. Справа у стены стоял тот самый мужчина в странном красном костюме и шляпе. Только на этот раз без необычных, круглых очков с желтыми стёклами. А напротив девушки сидел мальчик, в тёмной одежде с длинными, похоже, седыми волосами.
  - Виктория Сэрас, проходите, присаживайтесь, - произнесла хозяйка кабинета, - мы как раз хотели обсудить вашу ситуацию.
  - Мою ситуацию? - Сэрас подошла к столу и неуверенно присела рядом с мальчиком. Тот как раз повернулся в её сторону, и она увидела ту самую черную повязку на пол лица. Он что слепой?
  - Да? я слеп, мисс Сэрас. - Виктория почувствовала, как невольно к лицу приливает кровь. Похоже, от удивления, она произнесла это вслух.
  - Да, вашу ситуацию, Виктория Сэрас, - вновь обратила на себя внимание девушка за столом, - я глава организации Хэллсинг, можете называть меня леди или сэр Интегра. Вы помните, что вчера произошло?
  - Большую часть да, до того момента как меня схватил мужчина в рясе священника, - смущённо выдавила из себя Сэрас, - дальше смутно.
  - Он был вампиром. Оттуда его сила и неуязвимость к обычному оружию. И не удивляетесь, вампиры существуют, как магия, демоны и многие другие, крайне неприятные вещи. Моя организация занимается именно подобными проблемами. Вчера Алукард, - леди указала кивком на мужчину в красном, - нанёс вам смертельную рану, после чего начал процесс обращения в вампира. Это был единственный способ сохранить вам жизнь в той ситуации, хотя вампир технически является мёртвым. В течение двенадцати часов вы окончательно станете вампиром, вам придётся пить человеческую кровь и пережидать день в подвале особняка, а взамен вы получите недостижимую для человека силу, выносливость, скорость и реакцию. Станете видеть в темноте и перестанете стареть. По сути, естественным путём вы не умрёте никогда. При таком раскладе, вам придётся сотрудничать с Хэллсингом, вступив в его ряды. В случае отказа вас упокоят.
  Виктория замерла, отказываясь поверить в услышанное. Такого просто не могло быть. Просто не могло и всё. Но в этот момент леди Интегра нагнулась через стол и коснулась её руки посеребрённой ручкой. Резкая боль пронзила руку, заставив лихорадочно отдёрнуть конечность, на коже которой остался небольшой след от ожога. Это вывело Викторию из состояния оцепенения.
  - Как видите, это правда, - Интегра коснулась той же ручкой своей кожи и показала отсутствие ожога, - но, как оказалось, есть ещё один вариант. Александр, рассказывай.
  - Другой вариант заключается в ритуале кровного вассалитета. Тоже, не самая радужная перспектива, но она позволит тебе остаться человеком. Минусы - твоя жизнь будет завязана на мою, если я умру, умрёшь и ты. Также ты не сможешь предать меня или даже солгать. В общем, будем вместе, пока смерть не разлучит нас, - мальчик криво усмехнулся.
  - "И я должна на это согласиться?" - с ужасом подумала девушка, а спустя мгновение осознала, что возможная альтернатива пугает её едва ли не сильнее.
   - Но есть у такого варианта и положительные стороны, - спокойно продолжал тем временем этот странный ребёнок, -ты получишь часть способностей вампира: ночное зрение, увеличится сила, выносливость, реакция и живучесть. Не так сильно, как у вампира, разумеется, но станешь заметно сильнее обычного человека. Жизнь станет дольше, лет 150-200 проживёшь точно, может больше. Правда, наверное, столько уже не протяну я... м-да... Также, благодаря связи со мной, ты получишь пусть и слабые, но способности к магии.
  - Но получается, что я стану... рабом? - с трудом выдавила из себя Виктория.
  - Можно и так сказать, но я не собираюсь контролировать твою жизнь, скорее мне нужен человек, на которого можно опереться. Со своей стороны, могу принести клятву, что по достижении восемнадцати лет ограничивать и удерживать тебя не стану, но ты по-прежнему умрёшь, если умру я, тут ничего не поделать.
  - Хорошенько подумай, полицейская, этот выбор определит всю твою дальнейшую жизнь. И помни - ты сама так решила, - произнеся это, Алукард ушел из комнаты прямо через стену, окончательно вогнав Сэрас в ступор.
  - У тебя есть время до полуночи, - произнесла Интегра, - когда решишься, позови Уолтера. Пока можешь походить подумать в доме или прилегающем парке, но охрана не выпустит тебя за пределы ограды.
   Виктория поняла, что аудиенция окончена. Перед ней встал самый тяжелый выбор в её жизни, но в голове царила абсолютнейшая пустота.
  Александр Эванс
  Я не сомневался, что Виктория откажется от пути Алукарда. Думаю, таких оригиналов, что согласились бы по своей воле стать нежитью, вообще не много бы нашлось в этом мире, но возможно я ошибаюсь. Только вот меня никак не оставляла мысль, что в качестве альтернативы она могла выбрать не моё предложение, а... смерть. Эта девушка определённо перенесла немало страданий и при этом не производила впечатления смирившегося с паршивостью этой жизни циника. Так что сегодняшняя ночь, вкупе со свалившимся на голову выбором, могли окончательно сломить её. Оставалось только надеяться, что она не пересекла ту черту, за которой жажда жизни уже не может перевешивать отчаянье. Я ведь тоже достаточно близко подходил к ней, так что отчасти понимал каково девушке сейчас.
  - Какие у тебя дальнейшие планы, Александр? - голос Интегры вернул меня в реальный мир.
  - Поесть и прийти в себя, - просто ответил я, - потом было бы неплохо, если бы кто-нибудь объяснил мне суть применяемых вашими подразделениями тактик и показал используемое снаряжение. В идеале бы посмотреть на всё это в деле, но я не настаиваю.
  Возможно, такая напористость была излишней, но мне хотелось доказать, возможно в первую очередь самому себе, что обузой не буду.
  - Хорошо, отдыхай, - кивнула леди, - а как будешь готов, скажи Уолтеру, и тот отведёт тебя к Фергюсону. Именно этот человек планирует и возглавляет наши операции, а также отвечает за боевые подразделения и охрану особняка. Он введёт тебя в курс дел.
  Но, как оказалось, расслабиться сейчас я попросту физически не мог, а потому быстро воспользовался озвученным вариантом и за разбором используемого организацией снаряжения незаметно пролетело половина дня. Питер Фергюсон оказался профессионалом своего дела во всех смыслах этого слова. Он не только до мельчайших деталей знал, что, как и для чего используется, но и не испытывал даже тени сомнения, подробно всё объясняя непонятному мальчишке. Выходило, что солдаты Хэллсинга используют в основном автоматические винтовки под патрон 7,62мм и громоздкие снайперские винтовки на 12,7мм, стараясь избегать ближнего боя.
  На первый взгляд такой подход казался достаточно логичным, но даже несмотря на тот факт, что я не владел полной информацией по современному огнестрельному оружию, ведь мои знания ограничивались информацией шестидесятых-семидесятых годов, определённые сомнения у меня всё же возникали. С упырями достаточно легко справиться любым оружием, они слишком тупы и медлительны. Главное не терять голову. А вот вампиры не только живучие, но и довольно быстрые создания с хорошей реакцией, поэтому кучность стрельбы была скорее минусом. Тут скорее нужно что-то типа дробовиков или огнемётов. Хотя нет, последнее явно лишнее, ведь быстро огонь врага не убьёт и болевой порог у них высокий. А вид атакующих тебя горящих тварей это... м-да. Также я не понял, почему солдаты не используют штыки. Посеребрённый штык-нож мог завершить "не жизнь" одним уверенным ударом.
  Но сразу брать и спорить с профессионалом я не стал - сначала следовало всё как следует обдумать и взвесить. Хотя одну идею я всё же решил озвучить, боясь показаться совсем уж бесполезным. Суть её была проста - специально обработанные для защиты от нежити баллистические щиты. По моей прикидке они могли стать серьёзной преградой для любой нежити, если на них нанести символы типа тех, что я использовал в приюте. Конечно, столь эффективной защиты, как при десятках людей поддерживающих барьер, не будет, но всё же это лучше, чем ничего. И этот вариант Фергюсона, определённо, заинтересовал. Так что я пообещал изготовить пару опытных образцов, а к остальному вернуться, как только изучу современную литературу. На том и разошлись.
  А уже на выходе из местного арсенала меня перехватил дворецкий, который сообщил, что мисс Сэрас приняла решение в пользу кровного вассалитета и ритуал будет проводиться в полночь.
  В суете время до ночи пролетело незаметно. За полчаса до полуночи все действующие лица собрались в парке около особняка. Сам по себе ритуал был прост, обмен кровью между вассалом и сюзереном, произношение клятв и скрепление договора магией. По окончанию ритуала, Сэрас потеряла сознание, её тело отвергало часть скверны и перестраивалось. Магические каналы тела оживали и расширялись. Думаю, через пару дней она придёт в себя. Мне тоже следовало отдохнуть, ритуал отнял много сил. Да и сейчас продолжал отнимать последние крохи для изменения вассала.
  К сожалению, у этого ритуала было одно, неприятное лично для меня последствия - вассал не станет магом по мановению волшебной палочки. Если кто-то получит силу, то другой её потеряет, такова жизнь. Разумеется, речь не шла о том, чтобы я потерял свои врождённые способности. Нет, я останусь магом, хоть и стану несколько слабее, ограничив свой потенциал. И на мой взгляд оно того стоило, ведь взамен я обрету надежного партнёра на долгие годы. Да, отныне я больше не один и это стоит любых усилий.
  
  ========== Глава 3 ==========
  
  Сентябрь 1990.
  Несколько месяцев пролетело незаметно. За всё это время поместье я покидал лишь однажды - посетил приют, попрощаться с ребятами и отцом Симонсом. После первых, свободных дней, прохлаждаться мне не дали. Не знаю, кто и почему так решил, но меня увлеченно гоняли на тренировках, а чуть позже к этому делу пристроили и Викторию. Благо хоть бегать мне приходилось на тренажере, а то бы это всё точно плохо закончилось. Особенно тяжело пришлось в первые недели после начала тренировок, ведь проживая в приюте, я в основном изучал наследие предков, а не занимался своей физической формой. Возможно, в этом и крылась причина подобного решения - оценить насколько здоровым я выглядел со стороны было невозможно, но, подозреваю, что впечатление юного атлета я не производил.
  Мы с вассалом постепенно искали общий язык между собой, двое одиночек по натуре, которые оказались тесно связанны магией. Это оказалось неожиданно сложно из-за социальных противоречий - Сэрас вдвое старше меня, но в нашей паре я априори был главным. Чисто физическая неспособность солгать мне, тоже приносила проблемы, а потому приходилось крайне осторожно подбирать слова, чтобы не загонять девушку в неудобную ситуацию. С её стороны привыкнуть к тому, что есть человек, который решает за тебя, а в случае ошибки может стать причиной твоей смерти тоже наверняка непросто. Особенно учитывая всё ту же разницу в возрасте.
  А вот с леди Интегрой я практически не пересекался - она постоянно была в разъездах по Англии, либо сидела у себя в кабинете. За это время организация провела пять операций по упокоению вампиров. Меня на них не пускали, хотя и очень хотелось посмотреть на современные методы борьбы с нежитью.
  В вопросе вооружения мы пришли к компромиссу. Теперь некоторые солдаты использовали помповый дробовик Mossberg с коротким стволом для ближнего боя и L22, всё те же винтовки, но в укороченном варианте. Но окончательное решение по выбору оружия должны были вынести именно те, кто использует его по назначению. А вот с баллистическими щитами всё получилось просто прекрасно: вампиры в пределах пяти метров от них теряли в подвижности и не могли спокойно избегать пуль, да и ранить солдата, пробив ударом щит, они не могли. Он выдерживал удар нежити, только бойца сметало сильно превосходящей физической силой врага, что приводило к травмам, но это было куда лучше, чем практически гарантированная смерть. Со слов Фергюсона, уже с первых операциях такое нововведение показало свою эффективность.
  А в свободное от физических тренировок время я изучал современное оружие и тактику боя, в основном в теории. Также я изучал современную историю, заполняя пробелы родовой библиотеки. В те же редкие часы, когда нас никто не трогал, я обучал Викторию азам контроля магических потоков и удобным приёмам на стыке магии и богословия. Конечно, до так называемой беспалочковой магии от простых направленных волн далеко, ей учатся десятки лет и нужно выработать просто запредельный уровень концентрации. Но я на личной практике видел, что даже простая волна магии, подкреплённая магической формулой или молитвой, бывает весьма полезна.
  ***
  Виктория Сэрас.
  Новая жизнь Виктории оказалась весьма необычной. С одной стороны, постоянно приходилось присматривать за этим странным мальчиком, Александром, который хоть и не любил, когда моменты его слабости видят посторонние, но на самом деле очень и очень часто в этой самой помощи нуждался. При этом самому попросить об этом ему было явно тяжело, что только создавало дополнительные проблемы. А с другой появились новые возможности, к которым также требовалось привыкать. По сути, теперь она занималась только двумя вещами - тренировками и малолетним сюзереном.
  В первые дни периодически возникали неприятные казусы. Например, треснувшая в руках чашка или порванная неосторожным, излишне резким движением одежда. Приходилось постоянно следить за собой, чтобы случайно не травмировать кого-нибудь из окружающих. Но были и плюсы: например, практически перестала быть заметной отдача при стрельбе, зрение, на которое она и раньше не жаловалось, позволяло разглядеть мельчайшие детали даже на дистанции в пару десятков метров. Но тяжелее всего было смириться с той мыслью, что отныне твоя жизнь кому-то принадлежит.
  Сам же особняк оказался весьма странным местом. Огромное и при этом практически пустое здание. Всё его население состояло из главы организации, дворецкого, нескольких слуг и взвода охраны, который покидал пределы третьего этажа только во время смены. А теперь к этому списку присоединилась и она с Эвансом. Насчёт этого вампира, Алукарда, оно точно сказать не могла, поскольку тот появлялся и исчезал, когда ему вздумается. Остальные сотрудники организации жили в бараках около полигонов.
  Общаться было особо не с кем. Алукард и леди Интегра отпадали по понятным причинам. Дворецкий хоть и был довольно словоохотлив, но постоянно был чем-то занят. А с сюзереном наладить контакт оказалось непросто, тот избегал многих тем, да и в целом шел на контакт неохотно. По крайней мере, так было в первые недели, потом он постепенно принял Викторию за "свою" и стал гораздо общительней. Хотя для ребёнка он всё равно оставался слишком замкнутым и молчаливым.
  Пытаясь понять его лучше, она одной из ночей решила попробовать "взглянуть на мир его глазами" и примерила повязку. Сначала она просто ничего не увидела, просто темнота, как и должно быть при завязанных глазах, но потом догадалась посмотреть на свои руки. Зрелище оказалось занятным, множество светящихся серебряным светом жгутов пронизывали их. Вспомнив объяснения мальчика, она усилием воли выплеснула из себя магию. Сразу мир запестрил деталями, стали видны стены, пол и мебель. Разобрать, что есть что, с непривычки было сложно, но вполне посильно. Теперь становилось понятно, почему Александр может двигаться столь уверенно. По сути его и слепым назвать было нельзя, просто воспринимал мир он по-другому.
  Но всё же, попытка свести всё к плюсам и минусам не давала ответа на вопрос "как жить дальше?". Да, у неё не оставалось особого выбора, кроме как подчиниться новым порядкам, но сказать, что нынешнее положение дел Викторию устраивает, было бы очевидной ложью.
  ***
  Александр Эванс.
  Сегодня я собирался поговорить с леди Интегрой о поездке в магический Лондон. Кажется, это место назвалось Косой Переулок, вход в который находился в каком-то древнем пабе. Мы собирались приобрести волшебную палочку. Мне её не продадут до одиннадцати лет, таковы местные законы, а вот для Виктории приобрести её можно вполне легально. Кроме того, требовались книги по современной истории магии, да и пара учебников не помешала бы, поскольку с азами искусства в "библиотеке" было туговато. В основном там были весьма специфические сведения, относящиеся к охоте на всевозможных тварюг. Разумеется, всё было не так уж и плохо, ведь у меня оставался вариант с изучением воспоминаний предков, каждого из которых когда-то да учили, но сейчас время для подобных экспериментов ещё не пришло - регулярные нагрузки в данной сфере не особо полезны для ещё не до конца сформировавшейся структуры организма. Запрет на продаже палочек лицам, недостригшим одинадцатилетия не на ровном месте появился.
  Но самое главное, это посещение банка. Из воспоминаний предков я знал, что они оставляли под охраной гоблинов какие-то свои вещи, и желание выяснить, какие именно, появилось уже давно. Какое-либо сопровождение, кроме Виктории разумеется, мне не требовалось, но тут поднимался финансовый вопрос. Денег-то у меня не было совершенно. Какие-то средства наверняка имелись у Сэрас, но тратить их, пользуясь положением, я попросту не мог. Так что всё сводился к тому - получится ли убедить леди Интегру в необходимости подобного шага или нет. Ведь по факту я тут гость, пусть и сумевший принести определённую пользу, но не более того.
  - Господин Эванс, сэр Интегра вернулась и ждёт вас в кабинете, - я вздрогнул от неожиданно прозвучавшего за спиной голоса.
   У Уолтера просто какая-то магическая способность возникать из ниоткуда. Но как бы то ни было, я последовал за ним и через пару минут оказался в кабинете Интегры.
  - Уолтер рассказал о твоих планах съездить в магический Лондон. Наверняка решил ехать с Сэрас без сопровождения? - я почувствовал, что краснею, и оставалось лишь надеяться, что за повязкой незаметно, - вдвоём я вас не отпущу. Алукарда или солдат отправлять с тобой было бы глупо, поэтому с вами отправиться Уолтер. Не удивляйся, когда-то он был лучшим чистильщиком организации и по праву заслужил прозвище Ангел Смерти.
  Что же, я с самого начала подозревал, что Уолтер не просто дворецкий, но всё равно прозвище было чересчур пафосным. Хотя кто знает, что он творил в те годы.
  - Значит, вы не против?
  - Фергюсон хорошо отзывался о тех улучшениях, что ты ему навязал. Говорит, что эффективность солдат неплохо выросла и что за три последних операции, на которых использовались обработанные тобой щиты, потерь не было. Я ценю это, - высказавшись, Интегра достала сигару и закурила, дав понять, что аудиенция закончена. Железная леди меня поблагодарила? День обещает быть странным.
   А за дверьми кабинета меня ожидаемо встретил дворецкий.
  - Машина ожидает, господин Эванс, - произнёс он, - госпожа Сэрас ждёт вас внизу.
   - Хорошо, значит прямо сейчас и отправимся... Ангел Смерти, - я довольно глупо захихикал и пошел вниз. За спиной раздался кашель Уолтера.
  ***
   Два часа спустя мы стояли около старого перекошенного паба. Причем Уолтер здания не видел, скорее всего на него была наложена защита от обычных людей, поэтому пришлось заводить его самим. Внутри оказалось довольно душно и попахивало чем-то кислым. Определённо, если бы я захотел где-то скоротать часок-другой, то точно не в этом месте. Но тем не менее за столиками сидело немало людей люди в мантиях, а у многих были ещё и смешные остроконечные шляпы. Причем сходу было очевидно, что это маги - и дело далеко не во внешнем виде, тут я ошибиться просто не мог.
  Закончив обозревать это необычное место, я напомнил себе, что о входе в Косой Переулок лучше спросить у бармена. Да только вот Виктория, которая должна была озвучивать подобные вещи, явно слишком увлеклась, а потому к стойке пришлось подходить мне.
   - Здравствуйте мистер... - неуверенно начал я.
   - Зови меня Том, малыш, - ненавижу, когда меня так называют. Между прочим, я довольно высок для своего возраста!
   - Мистер Том, вы не подскажете, как пройти в Косой Переулок?
   - Просто выйдите через черный ход и дотроньтесь палочкой до кирпичной стены напротив двери, - если его и удивил мой вид или что за двоих взрослых говорит ребёнок, то виду он не подал. Ну, либо я не смог заметить такую реакцию.
   - Эм... Видите ли, у нас нету палочек. Я ещё не дорос до школы, а моя кузина прилетела из Испании навестить нас и случайно сломала свою. Собственно, за этим мы и пришли.
   - Хорошо, сейчас впущу вас, - даже не тратя время на обдумывая нашей довольно натянутой легенды, Бармен вышел из-за стойки и отправился к черному ходу. Ну, а нам не оставалось ничего иного, кроме как двинуться следом.
   За дверью оказалась небольшая площадка, попав на которую Том достал палочку и начал увлечённо тыкать её в стену до стены. Я не сразу понял суть этого действа, но вскоре кирпичи "ожили" в моём спектре восприятия и начали резво расползаться, открывая проход. За стеной оказалась довольно узкая и извилистая улочка, по обе стороны которой находилась куча всевозможных вывесок, заряженных магией. Людей по ту сторону было довольно мало. А в конце улицы виднелось большое, яркое и переливающееся серебристо-золотистыми оттенками здание. Кажется, это и есть магический банк, Гринготтс. В его сторону мы и направились - прежде чем закупаться, нужно было обзавестись местными деньгами. А раз первым пунктом всё равно будет Гринготтс, то стоило начать с хранилища рода.
   - Удивительно место, - произнёс Уолтер, - столько лет знаю о существовании магии, но магическое поселение вижу впервые. Выглядит весьма необычно, хотя и несколько старомодно, даже для меня.
   Я уже видел это место в воспоминаниях предков, и удивлялся в основном тому, что с девятнадцатого века оно ни капли не изменилось. Похоже, волшебники действительно жуткие консерваторы. Зато мне было здесь весьма комфортно: вокруг было много следов заклинаний и просто остатков магии, поэтому видел я четко и далеко. Ну и банк, если это, конечно, действительно он, дополнял эту картину, выделяясь своеобразным маяком. А вот Виктория выглядела как маленькая девочка, попавшая в сказку. Постоянно крутила головой и порывалась всё осмотреть.
   - Когда увидите гоблинов в банке, постарайтесь не пялиться на них. Это гордые существа, и они не любят такого отношения. - За Уолтера я был уверен, его крайне сложно выбить из колеи, а вот поведение Сэрас вызвало опасения. Поэтому, после недолгих колебаний, я всё же добавил. - Тебя это особенно касается, Виктория.
   Девушка, наконец, оторвалась от созерцания окрестностей. Я понимаю, что не каждый день такое увидишь, но держать себя в руках хоть немного нужно. Хотя может я сужу предвзято - мне то довелось кучу всего увидеть, что не могло не сказаться на восприятии.
   - Хорошо, - отозвалась она, но особой уверенности в её голосе я не ощутил.
   Дойдя до конца улицы, мы оказались перед Гринготтсом. А около входа в банк стоял гоблин в чем-то, что я охарактеризовал бы как ливрею, который с вежливым поклоном открыл нам дверь.
  Внутри банка было довольно оживлённо. Пяток клиентов общались со служащими, одновременно с чем множество гоблинов деловито занимались каким-то своими делами. Пока мы осматривались, к нам подошел один из сотрудников, разумеется, гоблин.
  - Приветствую вас в Гринготтсе, господа, лучшем магическом банке мира. Что вас интересует? Открыть счет? Или может закрыть? Оформить кредит? Приобрести ценные бумаги? Продать их? Приобрести недвижимость? Продать ценные металлы? - во время своей пылкой речи гоблин явно не обращал на меня особого внимания.
  - Нам бы хотелось поговорить в отдельном кабинете, - отчеканила Виктория, видимо, наконец, вспомнив о полученных инструкциях.
  - Следуйте за мной, господа, - банковский служащий развернулся и пошел вглубь здания, по извилистому сплетению довольно узких коридоров.
  Вскоре мы оказались в небольшом кабинете, где стоял стол и несколько кресел. Пропустив нас внутрь, сам гоблин остановился около двери.
  - Итак, чего желают господа? - вновь поинтересовался он.
  - Мне бы хотелось поговорить с поверенным рода де Мартиг, - спокойно сказал я, поскольку дальше скрывать свою роль было уже невозможно, - возможно вы знаете его как Тонк.
  - Вам придётся подождать, пока мы свяжемся с поверенным. Располагайтесь, - ничем не высказав своё удивление, ответил служащий банка и покинул помещение.
  Последовав этому совету, мы устроились в креслах напротив стола и принялись ждать.
  - Ты уверен, что в банке есть ячейка твоей семьи? - спросила Виктория.
  - Да, предки хранили здесь часть своего имущества после изгнания. Этот банк имеет филиалы по всему миру и безупречную репутацию, гоблин не зря сказал, что он лучший в мире магии. Даже спустя столько веков можно быть спокойным за содержание хранилища.
  Озвучивать тот факт, что полного доверия к гоблинам нет и быть не могло я не решился. Не самое подходящее для подобных заявлений место. Да, подземные жители славились крайней щепетильностью в имущественных вопросах, но всё же не стоило забывать, что это независимая раса, которая неоднократно воевала с магами, даже если у моих предков складывались с ними вполне доверительные отношения. Это было давно и не факт, что за прошедшие годы ничего не изменилось.
  Через несколько минут в кабинет вошел ещё одни гоблин, довольно пожилой, если судить по несколько сгорбленной фигуре и тяжелым шагам, с чемоданчиком в руках. Осмотрев нас, он устроился за столом, положив на него свою ношу.
  - Приветствую вас в Гринготтсе, господа, меня зовут Рургоз, я поверенный рода Тонк. Кто из вас претендует на связь с этим родом? - я приподнял руку. - Вы, молодой человек? В таком случае мы должны проверить ваше родство. Это необходимая процедура.
  Гоблин достал из чемодана странную, всю сверкающую магией, пирамидку и нож, который он тут же протянул мне.
  - Нужно несколько капель вашей крови. Кровь должна попасть на этот артефакт.
  Конечно, стоило бы спросить на счёт безопасности этой процедуры, но я знал, что подобные вопросы могут быть расценены как недоверие и оскорбление, поэтому молча взял нож и, сделав аккуратный порез на пальце, выдавил несколько капель на пирамидку. Та засверкала как маленькое солнце и пришлось даже сдвинуть повязку, а то от столь интенсивного свечения начинала болеть голова. Мир погрузился во тьму.
  - Вы действительно принадлежите к роду Тонк, - раздался удивлённый голос гоблина, - последний раз представители вашего рода появлялись у нас во времена моей молодости, а мне без малого две сотни лет. Мы уже решили, что ваш род окончательно выродился, хотя артефакты и показывали, что есть живые представители, но они, как известно, имеют свойство ошибаться. Рад, что мы оказались неправы в своих предположениях.
  - Мне хотелось бы узнать, что мне осталось от предков, - судя по металлическому лязгу застёжек, гоблин убрал артефакт, и я решился вернуть повязку на место.
  - Разумеется, молодой человек, сейчас мы отправимся к вашей ячейке. Кстати, вашим спутникам придётся подождать тут. Содержимое имеют право видеть только потомки, такова была воля основателя.
  Гоблин встал и поманил меня за собой. После недолгого путешествия по коридорам мы пришли к платформе, у которой стояла тележка. Рельсы довольно сильно отдавали магией и тянулись куда-то вдаль, со временем пропадая из виду. Похоже, вся местная система транспорта не только является сплошным артефактом, но и охватывала собой огромные просторы. Встав на тележку и дождавшись, пока на неё встану я и ухвачусь за поручень, гоблин подёргал какие-то рычаги, после чего она плавно начала набирать скорость.
  - Видите ли, молодой человек, ваш орден нередко оказывал моему народу услуги в прошлом, поэтому мы пошли на определённые нарушения собственных правил. Так как род Тонк последний уцелевший из пяти родов основателей, то всё хранимое в ячейках остальных родов также перемещено в вашу.
  - Господин Рургоз, у меня есть пару вопросов. Как вам наверняка известно, после Йоля книга обретённых Хогвартса покажет имена маглорождённых, что бы профессора смогли ввести их в магический мир. Как я буду записан в ней? По понятным причинам мне бы совершенно не хотелось раскрывать своё инкогнито.
  Пусть необходимость в подобном обучении и отпала, но некоторые из былых опасений никуда не делись.
  - В вашем роду довольно долго не было магов, насколько мне известно, - гоблин на пару секунд задумался, - значит, книга укажет вас под тем именем, под которым вы жили в магловском мире. Но если вы оденете родовое кольцо, то книга вас признает, как наследник рода Тонк.
  - Кстати, почему род называется Тонк, разве это было не просто прозвище?
  - Такова воля основателя, - пожал плечами гоблин. Видимо, с его точки зрения ответ был исчерпывающим.
  - Ясно... Тогда второй вопрос. Ваши артефакты смогли выявить наследие крови. Можно ли как-то узнать, остались ли у меня родственники по линии матери? Насколько я помню, у неё был брат, мой дядя.
  - Это не сложно... если вы обладаете соответствующей суммой денег.
  Ясно. Уважение к роду это одно, а бизнес совершенно другое. Впрочем, тот факт, что деньги главный способ решения большинства проблем, для меня секретом не был.
  Остальной путь был проделан в тишине, нарушаемой лишь стуком колёс. Доехав до ячейки, мы сошли на платформу и Рургоз передал мне ключ от хранилища, после чего указал на круглую дверь, которая представляла собой какой-то навороченный артефакт, а сам он предпочел остаться около тележки.
  Подойдя к двери, я вставил ключ в скважину, и створка медленно открылась. Не знаю, что я ожидал увидеть. Может горы золота или стенды с оружием и доспехами? На деле помещение хранилища оказалось почти пустым. В центре стоял столик с какой-то шкатулкой на нём, небольшой сундук подле него и полупустой стенд с оружием около стены. Сначала я подошел к последнему. Огромный двуручный меч - наследие рода меча, этот клинок разил всевозможных тварей, даже драконов приходилось. Кинжал, оформленный в виде распятия - сияет ещё ярче посоха, наследие рода веры. И лёгкий клинок украшенных крестами у рукояти - моё наследие. По всей видимости наследие родов слова и магии оказалось утрачено. Жаль. Но даже оставшиеся артефакты по сути пропадают впустую, ведь они никогда не признают чужую руку. Теоретически я мог ими владеть, но не раньше, чем стану главой рода. А с этим спешить не стоит - если я заявлю о себе, на меня начнётся охота. Сейчас же, скорее всего, те же гоблины не дадут мне вынести чужое наследие наружу.
  Родовой меч буквально просился в руки и поддавшись порыву, я взял его и тут же почувствовал волну магии прошедшую через моё тело. Клинок, помимо своей основной функции, служил дополнительным источником магии, своеобразным резервом, который можно использовать в тяжелый момент, та же он мог служить концентратором магии, как палочка. Сложных заклинаний с помощью него, конечно, не сотворить, слишком тяжелый для сложных движений, но всё равно полезное свойство. Клинок я тут же решил взять с собой, заодно прихватив ножны, которые обнаружились там же.
  А в шкатулке оказались родовые кольца, среди которых также не хватало двух экземпляров. Это подождёт несколько лет, пока я не решусь на столь опасный шаг. Хотя вполне допускаю, что этот день может не настать никогда. А вот содержимое сундука меня удивило - регалии великого магистра. Полицейские мне сообщали, что весь дом был тщательно обыскан, теперь понятна цель поисков убийц. Регалии официально считаются утерянными, были изготовлены новые, но на старых картинах есть изображение настоящих. Появление утерянных регалий может придать вес словам обладателя и пошатнуть власть Ватикана над орденом, возможно, в будущем это пригодиться.
  - Мы можем возвращаться господин Рургоз, - я вышел из хранилища и закрыл дверь.
  - Не гоблинская работа, но мощь чувствуется даже с первого взгляда. Не думал, что люди способны на такую работу. - поверенный с явным интересом смотрел на клинок, который я нёс в руках.
  Замечание вызвало у меня улыбку. Гоблин признавший мастерство артефактора человека? Это даже удивительней благодарности от Железной Леди. Впрочем, улыбка быстро увяла, ведь среди моего наследства не было денег, на что я в тайне надеялся, а значит, я по-прежнему полностью завишу от организации Хэллсинг. С другой стороны, не всем же проблемам решаться без реально приложенных усилий.
  После краткой поездки мы вернулись к кабинету. Управляющий не стал заходить внутрь, лишь попрощался со мной и отправился по своим делам. Заглянув в кабинет, я позвал Уолтера и Викторию, они с интересом посмотрели на меч, но ничего спрашивать не стали. Небось, устроят допрос, как прибудем в поместье, а то и в машине. И ведь не отстанут, пока всё не расскажу. Я протяжно вздохнул и услышал смешок Виктории - похоже, мои мысли не были для неё загадкой.
  - "Мы слишком много времени проводим вместе, скоро начнём договаривать друг за другом", - подумал я. - "Хотя разве это плохо? Явно лучше, чем одиночество".
  - Уолтер, нужно обменять выделенные леди Интегрой средства на местную валюту. И нам стоит поспешить с покупками, я сильно задержался в банке.
  Через пару минут мы уже были на улице. Теперь нужно было приобрести палочку. Побродив вдоль лавок, мы наткнулись на вывеску: "Олливандеры: изготовители волшебных палочек с 382 г до н.э." Внутри оказалось довольно тесно, всё помещение было заставлено стеллажами с коробочками, сквозь которые пробивалось едва заметное магическое свечение. Видимо в них и хранились волшебные палочки. Через несколько секунд из-за стеллажей появился старик с всклокоченными волосами.
  - Чем я могу быть полезен, господа? - проскрипел его голос.
  - Мистер Олливандер, мне бы хотелось приобрести палочку, взамен сломанной, - произнесла Сэрас.
  - Я не помню вас, юная леди, а ведь я помню всех, кто когда-либо покупал мои палочки. Видимо, вы покупали её не у меня. Итак, давайте посмотрим, - старик достал какой-то странный шнурок-артефакт, который начал измерять Викторию, причем довольно бестактно, на мой взгляд, - вытяните рабочую руку, пожалуйста. Так, понятно, сейчас мы вам что-нибудь подберём. Хотя, разумеется, палочка выбирает волшебника, а никак не наоборот.
  Сказав это, старик скрылся за стеллажами. Лишь через пару минут он вернулся, неся десяток коробочек. Он начал подавать одну за другой Виктории, каждой из которых она делала несколько взмахов, после которых следовала реакция в виде снопа искр, как правило весьма скудная, после чего шел черёд следующей. При взмахе восьмой по счету из палочки вылетел целый поток магии и нас обдало лёгким ветерком.
  - Отлично. Бук и жила дракона, двенадцать дюймов. Хорошая палочка для боевой магии. Попробуйте произнести заклинание, юная леди.
  Виктория растерялась, пришлось незаметно ткнуть рукой её в спину и прошептать "Люмос". Девушка, наконец, вспомнила о простейших заклинаниях, которым я её учил, и смогла зажечь свет на конце палочки.
  - Замечательно, с вас девять галеонов.
  Уолтер расплатился, и мы пошли искать книжный, что не заняло много времени. Быстро осмотрев полки, я выбрал два десятка книг, в основном по современной истории магического мира и простейшие учебники. На этом наш визит в мир магов был закончен.
  
  ========== Глава 4 ==========
  
  Июль 1991 года.
   Время летело стремительно. Постоянные тренировки почти не оставляли свободного времени, тем более что к обычным физическим нагрузкам добавилось фехтование и стрелковая подготовка. Причем, по настоянию леди Интегры, и то и другое приходилось делать левой рукой, поскольку подразумевалось, что правая всегда будет занята моим основным оружием, концентратором магической энергии или, если проще, волшебной палочкой. Видимо, так она проявляла своеобразную заботу. Хотя в целом я знал, что подобный стиль фехтования был довольно распространён среди магов несколько сотен лет назад и понимал потенциальные выгоды. Только вот я был классическим правшой, а не каким-нибудь амбидекстром, поэтому первые месяцы я постоянно зарабатывал травмы и растяжения, что не добавляло мне хорошего настроения. Да, прогресс шел, но крайне медленно.
   Отчасти, проблемой тут был не только возраст с физической формой, но и мотивация. Умом я понимал, что подобные навыки в будущем могут стать жизненно необходимыми, но одного осознания явно было недостаточно. Сложно заставлять себя работать до полного изнеможения, если на данный момент у тебя и так всё неплохо складывается и особых резонов куда-то спешить нет.
   Магией на данном этапе я занимался мало - в основном ограничивался теорией, слушая как Виктория вслух читает купленные учебники, заодно помогая ей с практической стороной вопроса. По крайней мере, пытался. Знал-то я гораздо больше неё, но вот собственный практических навыков также не имел.
  Вообще в отношениях с Викторией был немалый прогресс. Для неё я стал кем-то вроде брата, причем непонятно старшего или младшего. Она всегда внимательно относилась к моим советам и урокам, старательно выполняла мои просьбы. Позволяла говорить за обоих в большинстве ситуаций, признавая старшинство сюзерена. Но при этом следила, чтобы я вовремя ел, достаточно спал и в целом не запускал себя. При необходимости даже могла применить силу. По её словам, если оставить меня без присмотра, то я быстро поселюсь на полигоне, а вместо сна буду изучать наследие предков. Должен признать, толика истины в её словах была.
  А в середине ноября мне пришло письмо из Гринготтса:
  "Уважаемый мистер Эванс. В соответствии с вашей просьбой, высылаю вам информацию по вашей родне со стороны матери. У неё был брат Грегор Эванс, он был старше неё на двенадцать лет и умер в восьмидесятом году, попав в аварию вместе со своей женой. У него было две дочери:
  Петунья Дурсль (в девичестве Эванс), в данный момент замужем за Верноном Дурсь, имеется сын Дадли Дурсль. Проживает по адресу графство Суррей, Литтл Уингинг, Тисовая улица, дом номер четыре.
  Лили Поттер (в девичестве Эванс) маглорождённая волшебница, погибла вместе с мужем Джеймсом Поттером в конце войны с Тёмным Лордом 31 октября 1981 года. С этими событиями можете ознакомиться в учебниках новейшей магической истории.
  У них остался сын, Гарри Поттер (также именуемый Мальчик-Который-Выжил), текущее местоположение магам не известно, магический опекун Альбус Дамблдор.
  P.S. Во время сборов информации по семье Дурсль выяснилось, что им предлагали взять вас под опеку в декабре 1988 года. Но они отказались, сославшись на то, что уже имеют ребёнка на попечительстве. По магловским источником, в доме Дурслей проживает ребёнок по имени Гарри Поттер.
  С уважением, поверенный рода Тонк, Рургоз"
  Информация была, мягко говоря, шокирующей, за несколько лет погибло целых три семьи связанных тесным родством. Таких совпадений не бывает. А ещё, оказывается, у меня есть племянник, пусть и двоюродный. Причем это Гарри Поттер, упоминания о котором я уже неоднократно встречал. А потому сразу же возникла надобность разузнать, что к чему, только аккуратно - вряд ли герой магического мира оказался у семьи Дурсль просто так, учитывая, что маги не знают о его местоположения. Не хватало мне своих проблем, так теперь ещё и это. Впору было вернуться в приют и всё-таки принять постриг.
  Я обсудил свои выводы с леди Интегрой, и она согласилась, что тут требуется максимальная осторожность. А также спросила, уверен ли я, что хочу влезать во всё это. Ответил, что не уверен, но надо, потому что все эти смерти наверняка связаны между собой. Проверять дом номер четыре по Тисовой улице отправился Алукард и вернулся довольно быстро. По его словам, на доме столько защиты, что ему проще его уничтожить, чем пролезть внутрь. К тому же за домом наблюдают маги. Обдумав ситуацию, Леди решила, что маги не заметят обычных специалистов с аппаратурой внешнего наблюдения и оказалась права.
  Результаты наблюдения оказались далеко не весёлыми. В доме действительно жил мальчик по имени Гарри Поттер, хотя скорее существовал. Его довольно часто били, судя по внешнему виду, он периодически недоедал. В общем, был бесправным рабом, выполнявшим работу по дому. Дальнейшее расследование показало, что всевозможные обращения в службу опеки или полицию от соседей или учителей внезапно исчезали, а свидетели всё забывали.
  - Такое отношение к ребёнку в наше время, это немыслимо, - Интегра расхаживала по кабинету, пытаясь унять ярость, - к тому же они не имеют права стирать память людям, если нет прямой угрозы нарушения Статута о секретности. Эти маги совсем обнаглели творить такое у нас под носом!
  Немного успокоившись, она вернулась за свой стол и несколько минут обдумывала информацию.
  - Мы не можем сейчас вмешаться, - услышав такое, я сходу попытался возразить, но леди не дала такой возможности, - да, мне тоже жалко парнишку. Но если полезем сейчас, то ничем ему не поможем, да ещё и сами ввяжемся в непонятную историю. Слишком много непонятного. Почему он оказался у этой семьи? Кто следит, чтобы органы опеки не вмешались? И главное, зачем это понадобилось? Другими словами, нам не хватает данных для правильных выводов.
  - И мы просто будем смотреть, как над ним издеваются?! - оставлять в таком положении новообретённого родственника казалось мне чем-то преступным. На его фоне я прожил просто-таки счастливое детство. Особенно если вырезать один КРАЙНЕ неприятный эпизод.
  - Нет, мы будем собирать информацию и искать возможности. Нам нужно четко понимать с кем мы имеем дело, и какие будут последствия. Маги слишком сильны и к тому же имеют обширные связи среди верхушки нашего правительства, а потому мы рискуем оставить мирное население без защиты ради одного ребёнка.
  -Я... понимаю, - позиция Интегры действительно была логична и понятна, но принять это было тяжело.
  - Но если ты действительно хочешь ему помочь, то можешь и сам поучаствовать в процессе.
  - Каким образом? - тут же вскинулся я.
  - Как ты смотришь на то, чтобы посмотреть на жизнь современных магов... изнутри?
  - То есть... - осознание единственного возможного варианта пришла довольно быстро, - Хогвартс?
  - Именно, - удовлетворённо кивнула леди.
  - Но... Я не смогу... Этот замок стоит на мощнейшем магическом источнике, а значит внутри я буду абсолютно беспомощен. Какой тогда в этом смысл?!
  - Если оформить официальную опеку, то Сэрас сможет отправиться туда с тобой, а значит совсем уж беспомощным ты не будешь. Уолтер покопался в законодательстве и школьных правилах, подобный вариант вполне осуществим. Ну и ты наверняка что-нибудь сможешь придумать.
  То есть, Интегра уже достаточно давно планировала что-то подобное, теперь появился удобный повод? Но зачем ей это? Вывод напрашивался очевидный - ей нужны если не глаза, то хотя бы уши в одном из ключевых для потенциального врага мест. Только вот желанием вновь оказаться в беспросветно тёмном мире я не горел совершенно.
  - Подумай вот о чем. Ты не только получишь возможность присмотреть за парнишкой, но и сможешь разузнать, что сейчас происходит в магической Англии. Если честно, надобность в подобных сведениях назрела уже очень давно. Без них мы рискуем повторением истории десятилетней давности, когда Хэллсинг оказался совершенно не готов. - Тут мне оставалось лишь невольно кивнуть, показывая, что понимаю, о чем идёт речь. Война с Волдемортом затронула не только магический мир и дорого обошлась организации. - А в Хогвартсе учится практически вся молодёжь, в том числе дети чиновников и аристократии. Кроме того, там тебе заложат необходимый базис в плане магического образования.
  - Научиться всему что нужно я смогу и сам, - единственный имеющийся у меня довод, прозвучал откровенно жалко.
  Ещё не так давно я был твёрдо уверен в этом, ведь у меня за плечами воспоминания десятков магов, каждый из которых проходил в своё время обучение. Только как оказалось, никто из них не ходил в общеразвивающие школы типа Хогвартса, обходясь домашним образованием, которое подчинялось специфике ордена. Более того, даже поверхностное знакомство с азами современного магического искусства однозначно говорило о том, что во многих аспектах те знания безнадёжно устарели. Та эпоха, когда маги так или иначе участвовали крупных баталиях давно канула в лету, а на замену массивным посохам пришли лёгкие и изящные палочки. А ведь именно к тем временам относился основная масса знаний моего наследия.
  Конечно, даже в таком виде самостоятельное обучение остаётся вполне реалистичным сценарием, но тут даёт о себе знать вторая проблема. На поиск и просмотр соответствующих воспоминаний уйдёт масса времени, это ведь не видеозапись, которую можно проматывать как тебе вздумается, а скомпонованных материалов хватит далеко не на всё. В итоге всё упиралось в фактор времени и тут предложенный вариант действительно имел массу плюсов. Особенно учитывая тот факт, что никто не мешает совмещать обычную учебу и самостоятельные изыскания. К тому же, как ни крути, а позиция леди Интегры даже мне казалось весьма убедительной, ведь информация действительно была ключом ко всему. Да ещё и новоявленный родственник проживающий в ужасающих условиях...
  - Действительно? - с ледяным спокойствием вопросила леди, и я понял, что за душой у меня кроме банального "не хочу" ничего не осталось.
   - И что будет, если я всё равно скажу нет? - вопрос прозвучал откровенным вызовом. Да, я завишу от них, а не на оборот, но всему есть свой предел.
  - Боишься, что выгоним? Не стоит, я прекрасно понимаю почему ты не хочешь идти на такой шаг и не собираюсь заставлять силой или угрозами. - И, пожалуй, такой ответ был даже хуже, чем попытки шантажа. Меня не принуждали, а пытались убедить сделать тяжелый, но необходимый шаг. Мои же собственные принципы оказались против меня, а значит придётся бороться с собственными страхами и, как правильно сказала Интегра, пытаться хоть что-то придумать.
  Дело шло к одиннадцатому дню рождения и, со дня на день, я ожидал получить письмо из Хогвартса. Праздник я отмечать не собирался, для меня это навсегда останется днём траура, но в этот раз, ощущения были особенно погаными.
  ***
  Кабинет директора Хогвартса. Альбус Дамблдор.
  Альбус Дамблдор сидел в своём излюбленном кресле и придавался грустным размышлениям. В этом году в школу приедет Гарри Поттер, а значит, десятилетнее перемирие подходит к концу. Ловушка, расставленная десять лет назад на Тома, сработала не так, как должна была. Да, Том пал, но окончательно не умер - одного взгляда на шрам годовалого ребёнка было достаточно, чтобы осознать страшную истину. Крестраж... Бывший ученик случайно создал крестраж из ребёнка, а значит, хотя бы один был создан ранее. Хотя, зная его, Альбус был твёрдо уверен, что крестражей несколько. Заодно это объясняло ту безумную жестокость последнего года войны. Выходило так, что семья Поттеров погибла напрасно, а ведь юным Гарри Поттером тоже придётся пожертвовать, так как Альбус попросту не знал способов деактивировать крестраж, не уничтожив при этом его носителя. Новый план был готов и, в соответствии с ним, можно будет не допустить повторения былых ошибок, избежав полноценной войны, но Альбус как никто иной знал, что даже лучшие планы редко срабатывают так, как задумывалось.
  В кабинете прозвучал очередной тоскливый выдох, от которого проснулся феникс Фоукс и начал что-то щебетать. Как же Альбус ненавидел свою роль в этой войне. Скольких ему пришлось отправить на смерть? Слишком многих. Но ведь иначе жертв бы было гораздо больше. А скольких ещё предстоит отправить? Альбус прекрасно понимал, что соотечественники проклянут его, когда узнают всю правду об этой войне, а ведь рано или поздно правда всплывёт наружу.
  Больше всего Дамблдору сейчас хотелось бросить всё и скрыться где-нибудь в Южной Америке или небольшом островке в Тихом океане, провести последние годы в тепле, тишине и покое. Но ведь нельзя - Том зальёт всю Британию кровью в своём восхождении к власти. И, как назло, нет ни одной подходящей кандидатуры на пост министра. Идиот Фадж никуда не годиться, Скримджер хороший воин, но туп как дерево. Боунс слишком мягка и не удержит власть, когда начнётся смута. Кингсли пока ещё рядовой аврор и не имеет никакого авторитета, а Уизли совершенно не способен на самостоятельную деятельность. Про Северуса и вспоминать не стоит, его метка не позволит ему даже заикнуться о подобном, хотя именно он был бы идеальной кандидатурой. Кстати о Северусе...
  Директор встал, подошел к камину и бросил в него горсть летучего пороха.
  - Северус ты мне нужен.
  Через пару минут в камине взметнулось пламя, и из него вышел человек в черной мантии. Стряхнув отработанным до автоматизма жестом пепел, он подошел к столу и молча уставился на директора.
  - Северус, я хотел, чтобы ты посетил одного из маглорождённых.
  - Почему я? Пусть сходит Минерва или Филиус, вы же прекрасно знаете мою искреннюю и взаимную любовь к детям, - бледное лицо посетила кривая ухмылка.
  - Знаю Северус, но случай необычный. Во-первых, мальчика зовут Александр Эванс.
  - Родственник или просто однофамилец? - мужчина, казалось, стал ещё бледнее.
  - Не знаю, сам уточнишь, если захочешь. Куда важнее второе, он проживает в особняке Хэллсингов. Теперь ты понимаешь всю деликатность ситуации?
  - Маглорождённый на территории этих сумасшедших охотников за нежитью? Вы часом не забыли, что после войны с Гриндевальдом они имеют право убивать преступивших закон магов? И вы хотите, чтобы я добровольно пошел туда, учитывая моё прошлое? Да они пристрелят меня сразу как увидят! - мужчина явно был крайне недоволен такой перспективой.
  - Я написал письмо их главе, тебя пропустят и дадут поговорить с мальчиком, - спокойно возразил Альбус Дамблдор.
  - Вы как всегда всё решили заранее, - Северус и не пытался скрыть своё раздражение. - Когда, куда и во сколько?
  - У мальчика двадцать седьмого числа день рождения. По традиции мы посещаем обретённых рождённых в июле или августе именно в этот день, если ты вдруг забыл. Тебя будут ждать в 14:00 у главных ворот. Адрес указан на письме.
  27 Июля, 1991 года. Северус Снейп.
   День не задался с самого утра. Очередная попытка улучшить аконитовое зелье провалилась, что само по себе приводило в ярость, так ещё и этот визит к маглорождённому. Ну, вот как? Как его угораздило оказаться в особняке этих психов?! А фамилия Эванс заставляла раз за разом вспоминать об ошибках юности. В общем, настроение у Северуса Снейпа было ужасным как никогда.
   Только к полудню, немного успокоившись, зельевар решил привести себя в порядок. Обычно он не уделял внешнему виду должного внимания, поскольку постоянные эксперименты сводили все усилия в данном направлении на ноль. Но предстоящий визит был явно нерядовым событием, и приходилось тратить своё время на подобные мелочи. Приняв душ и найдя чистую мантию, мужчина взял до сих пор не прочитанный "вестник зельевара" и принялся ждать.
   Ровно в два часа пополудни Северус аппарировал по полученным координатам. И приём оказался "тёплым", сходу подтверждая все самые мрачные опасения - рядом с ним стоял десяток солдат, и все они держали его на прицеле. Будучи полукровкой зельевар прекрасно осознавал опасность этого оружия: от атаки с одного направления он бы смог защититься, но тут, кроме побега, каких-либо шансов не было. Видимо, эти солдаты прекрасно знали, что делали. И из всей этой неприглядной картины выделялся только пожилой мужчина с моноклем на левом глазу, который как раз сделал шаг в его сторону.
   - Опустите оружие, этот человек гость сэра Хэллсинг, - голосом выделил он слово "гость", после чего обратился к зельевару, - мастер Снейп, сдайте палочку охране и следуйте за мной, вас ждут.
   - Это унизительно, - практически прошипел Северус.
   - Прошу прощения, но в случае нашего визита к министру магии или директору Дамблдору вы бы вряд ли разрешили взять нам с собой оружие. Можете считать это признанием ваших способностей, если угодно, - подчеркнуто нейтральный тон пожилого мужчины злил только сильнее.
   Поняв, что его попросту провоцируют, Северус усилием воли успокоился, сдал палочку одному из солдат и пошел за своим сопровождающим, стараясь не слишком демонстрировать своё любопытство. Через пару минут пути, за время которого не было сказано ни слова, они оказались у двери, к которой подошел этот пожилой мужчина, распахнул и сделал приглашающий жест.
   Внутри кабинета стоял стол, за которым сидела девушка в строгом костюме, со светлыми волосами. Указав рукой на одно из кресел напротив и дождавшись пока зельевар сядет, она произнесла:
  - Приветствую вас в поместье семьи Хэллсинг. Я текущая глава организации Хэллсинг, Интегра. Вы представитель школы чародейства и волшебства Хогвартс насколько я понимаю?
  - Да, я преподаватель зельеварения и декан факультета Слизерин Хогвартса, Северус Снейп. - Северус ощущал, что в этой комнате они не одни, хотя никого больше не видел. И это вызвало беспокойство. - Я прибыл, чтобы согласно традиции, передать письмо и обеспечить первый визит в магический мир обретённому Александру Эвансу. Я могу его увидеть?
  - Всему своё время мастер Снейп, - качнула головой лидер охотников за нежитью, - прежде чем вы с ним поговорите, я хочу предупредить вас, что мы недовольны, как ваша сторона следит за исполнением заключенных с британским престолом договорённостей.
  - И если с мальчиком что-то случиться, то наше недовольство обретёт более конкретную форму, - раздался голос сзади, хотя зельевар готов был поклясться, что ещё секунду назад там никого не было.
  Поборов желание вскочить, Северус медленно обернулся и замер. За спинкой его кресла стоял вампир. Причем, судя по тому, что сейчас был разгар дня, он относился к высшей нежити. Высший вампир в оплоте борцов с нечистью, в котором к тому же живёт несовершеннолетний маг? Этот мир явно сошел с ума, или с ума сошел он, Северус Снейп, решил для себя зельевар.
  - Надеюсь, мы поняли друг друга в этом вопросе, мастер Снейп, - переключила на себя внимание леди Хэллсинг, - Есть ещё кое-что, что вам следует знать. Этот мальчик сирота и инвалид, в соответствии с уставом Хогвартса с ним в школу поедет его опекун. Также им потребуется отдельное помещение для проживания. Пожалуйста передайте это директору, если того что-то не устроит, пусть пришлёт письмо. Если нет вопросов, то Уолтер проводит вас к Александру.
  Чисто механически встав и развернувшись в сторону двери, Северус пошел на выход, лишь краем сознания отметив, что вампир исчез также незаметно, как и появился. Только оказавшись за дверью, зельевар немного пришел в себя. Не зря он считал их всех поголовно психами, не зря. Похоже у них на службе состоят даже вампиры, причем высшие. При этом он не мог не обдумывать полученное предупреждение: выходило, что у Хэллсинга есть какие-то претензии к министерству или к Дамблдору лично. И ему в открытую заявили, что если с мальчишкой что-то случится, то эти претензии получат ход. И конечно старик поручит присматривать за ним именно зельевару, а ведь в этом году приедет ещё и Поттер. Магу резко захотелось напиться.
  Через несколько минут они пришли на что-то типа полигона, где названый Уолтером мужчина указал дальнейшее направление и ушел. Вскоре Северус заметил ребёнка - в глаза сразу бросались длинные седые волосы, собранные в хвост на затылке, но больше деталей разглядеть не получалось, так как он стоял спиной. Мальчишка отрабатывал какие-то движения деревянным клинком в левой руке, а недалеко от него сидела девушка в военной форме и читала книгу, периодически бросая взгляд на мальчика.
  - "Кажется, леди Хэллсинг говорила, что он инвалид? А выглядит вполне здоровым", - подумал Снейп, - "может они просто хотят навязать свои условия, чтобы провести своего бойца на территорию замка?".
  Зельевар остановился недалеко от этой парочки и принялся наблюдать. Минут через десять мальчишка начал выдыхаться и вскоре закончил своё упражнение, после чего направился в сторону небольшого фонтанчика, видимо решил освежиться или захотелось пить. На голове у него была странная черная повязка, закрывающая всю верхнюю половину лица, которую он снял, подойдя к источнику воды, и зельевар в который раз за сегодня впал в состояние близкое к шоку. Всю верхнюю половину лица покрывал ужасный шрам, похожий на следы поражения кислотой.
   - "Мальчишка что, слеп?" - впервые за последние годы в Северусе проснулось чувство похожее на жалость, - "об этом говорила глава Хэллсинга? Но как он собирается учиться с таким увечьем? Нет, всё это определённо бред".
   Мужчина направился к ребёнку. Тот, окатившись водой из фонтана, вернул на голову повязку и, кажется, заметил зельевара, поскольку сразу повернулся в его сторону. Оказавшись в паре метров от мальчика, зельевар внезапно почувствовал тревогу.
  - Виктория, убери оружие. Наверно это преподаватель из Хогвартса, - услышал Северус звонкий детский голос.
  Слева раздался щелчок, и мужчина увидел, что паре метров от него стоит та самая девушка с книгой и опускает руку пистолетом.
  - "Ну и порядки здесь... Который раз за последний час мне угрожают, и главное палочку отобрали на входе", - тоскливо подумал зельевар.
  Тем временем девушка молча отошла мальчишке за спину и ласково потрепала его по голове, от чего тот недовольно дёрнулся.
  - Я профессор Северус Снейп, преподаватель из Хогвартса, - прервал молчание Северус и протянул мальчику письмо.
  Тот взял конверт, достал из него пергамент и провёл по нему пальцами, после чего протянул его девушке.
  - Да, это письмо из Хогвартса, - подтвердила она. Это окончательно укрепило мысль мага о слепоте ребёнка.
  - Здравствуйте, профессор. Моё имя вы, думаю, знаете. А эту леди зовут Виктория Сэрас, и она является моим опекуном.
  - Рад знакомству, - нехотя выдавил из себя маг, хотя испытывал он в этот момент что угодно, но только не радость.
  - Я не хотел бы тратить ваше время, всё необходимое мы способны приобрести сами, - довольно неожиданно продолжил ребёнок.
  - Вам придётся сходить со мной за палочкой, мистер Эванс, маглорождённому ребёнку её не продадут без присутствия сопровождающего из Хогвартса. Таковы правила.
  - Ясно, профессор, в таком случае я буду готов к выходу через 20 минут. Но вынужден предупредить, что без опекуна я никуда не отправлюсь, - желания возражать у зельевара не было. Только раздражала сложившаяся ситуация, ведь время прибытия назначал именно Хэллсинг.
  Двадцать минут спустя они находились у входа в Дырявый котёл. Быстро пройдя через паб, они направились к лавке Олливандера.
  - Скажите, профессор, а какой предмет вы преподаёте? - прервал молчание Эванс.
  - Зельеварение. Также я являюсь деканом факультета Слизерин, - услышав вполне привычный для маглорождённого вопрос, Северус вздохнул с облегчением, - у меня тоже есть вопрос к вам, мистер Эванс. Вы действительно слепы?
  - Да профессор. Сразу отвечу на ваш следующий вопрос, ориентируюсь я с помощью этой повязки, этот артефакт позволяет улавливать магические потоки.
  - В таком случае рекомендую вам приобрести самопишущее перо. Это должно упростить обучение в вашей ситуации.
  Мальчишка держался спокойно и с достоинством, несмотря на своё положение, что не могло не импонировать зельевару, отчего он, неожиданно даже для самого себя, и выдал этот простой, но весьма полезный для не знакомых с реалиями магического мира человека совет. Также Северус хотел спросить на счёт фамилии, но они уже дошли до лавки.
  - Чем я могу быть полезен, господа? - Олливандер выглядел как обычно всклокоченным. - Ага... Северус Снейп, помню-помню, черное дерево и сердце дракона, четырнадцать с половиной дюймов. А вы, юная леди, посещали меня не так давно. Бук и жила дракона, двенадцать дюймов. А вас молодой человек я как раз ожидал увидеть. Давайте приступим.
  - "Эта девушка ещё и маг?", - подумал зельевар. - "Но при этом угрожала она магловским оружием. Очередная странность".
  Невольно приходила мысль, что этот день сюрпризов никогда не кончится. Как вернусь, сразу выпью, твёрдо решил маг. Тем временем Олливандер приносил одну палочку за другой и те не хотели подходить мальчишке. Около получаса прошло, когда Олливандер принёс старую пыльную коробку. Палочка, наконец, подошла.
  - Эту палочку изготовил не я, и она уже знала хозяина, возможно даже не одного. Её мне принёс дряхлый старик лет шестьдесят назад. Он говорил, что в молодости он был охотником на всяких тёмных тварей, но ему так и не посчастливилось встретить смерть в бою. От старости он утратил магию, а наследников у него не было, поэтому он решил отдать её мне, чтобы в будущем она, возможно, послужила ещё кому-нибудь. Редкое сочетание, осина и прах вампира, 13 дюймов. Я не буду брать с вас денег, поскольку тот старик отдал мне её без платы.
  - "Даже палочка у этого ребёнка с вывертом", - мысленно вздохнул маг и поспешил на улицу.
  - По традиции я должен предложить вам сову, кошку или жабу в качестве подарка. Что выберите?
  - Ничего профессор. Я и о себе-то толком позаботиться не смогу, зачем мне при этом питомец?
  - Я так и думал. Мистер Эванс, мои услуги вам больше не нужны? - мальчик кивнул. - В таком случае, прежде чем распрощаться у меня есть ещё один вопрос. Ваша фамилия... мою подругу детства звали Лили Эванс, вы случайно не родственники?
  - Она мне приходится кузиной. Насколько я знаю, она погибла...
   - "ЭТОТ МАЛЬЧИШКА ДЯДЯ ПОТТЕРА?!"
  
  Тот же день. Кабинет директора Хогвартса.
  
   - Присаживайся, Северус. Как прошел визит? Угощайся, - директор с улыбкой протянул Снейпу вазочку с лимонными дольками.
   - Альбус, у вас есть огневиски? Это был пи***ц...
  
  ========== Глава 5 ==========
  
  1 Сентября 1991 года.
   Август прошел в спокойствии и безмятежности. Я ожидал, что меня буду гонять напоследок с особым усердием, но Фергюсон напротив, рекомендовал после тяжелого года взять месяц передышки. Поэтому я изучал докупленные учебники за первый курс под диктовку Виктории, что было нам обоим одинаково полезно. По сути, магии она будет обучаться одновременно со мной в школе, ведь тем простым приемам, что удалось подчерпнуть из библиотеки рода и освоить, она уже давно научилась. Бойцом же за год она стала неплохим, а если Фергюсон так говорит, значит, она это заслужила. Я в этом плане сильно отставал, только-только начинал более-менее уверенно владеть левой рукой. Впрочем, было бы странно, будь оно иначе, учитывая мой возраст.
   Меня ожидала поездка в школу на Хогвартс-экспрессе, и я надеялся найти Поттера до посадки на поезд дабы завязать "случайное" знакомство, вот только не факт, что это получится. Хоть мы и знали, кого искать, но мне высмотреть его в толпе будет, мягко говоря, проблематично. Виктория же будет в первую очередь беспокоиться о моей безопасности и только потом искать худого невысокого мальчика, с взлохмаченными черными волосами, очками велосипедами и со шрамом в виде молнии на лбу. Оставалось только уповать на то, что возможностей её нынешнего зрения хватит для выполнения обоих задач одновременно.
   Каких-то особенных проводов не было, впрочем, ничего иного я и не ожидал. Леди Интегра, как и всегда, была вся в делах, наверняка вымогала у сэра Пенвуда деньги на очередной бронетранспортёр или вертолёт. Хотя лично я был твёрдо уверен, что эти средства полностью уходят на закупку сигар. Фергюсон же завершил мою последнюю тренировку напутствием в стиле "не посрами родину" и с тех пор мы не пересекались. Определённо, с его точки зрения я был очередным членом организации, который отправлялся на боевое задание. Впрочем, отчасти так оно и было.
   Так что единственный кто нас действительно провожал, это Уолтер, который презентовал свои заметки по изготовлению пистолета Алукарда, предусмотрительно переведённые в шрифт Брайля, пожелал удачи и сказал, что будет скучать. Я сделал вид, что поверил. Дворецкий знал, что дарить, ведь я давно пытался докопаться до этого пистолета, но Князь не давался. По-моему, мои ухищрения его попросту забавляли - иных причин для отказа лично я не видел. Кстати сам Алукард за пару дней до отъезда сам заявился в мою комнату, что было впервые на моей памяти и предложил, чтобы я звал его в случае чего и загадочно улыбнулся. Похоже, он опять маялся от скуки.
   Честно говоря, уезжать было грустно ведь это место за год с небольшим стало мне настоящим домом, и я понимал, что буду с нетерпением ждать возвращения, поскольку теперь было куда. И насколько я мог судить, Виктория ощущала нечто подобное, хотя наверняка в куда меньше степени чем я - всё же у неё жизнь до всего этого кошмара уже более-менее сложилась. Ну и разумеется меня откровенна пугала перспектива на большую часть года вновь стать тем беспомощным инвалидом, который от отчаянья чуть не потерял связь с реальным миром. Пожалуй, если бы не Сэрас, я бы плюнул на всё, поскольку каких-либо существенных идей в плане зрения так и не возникло, но финт с опекой успешно сработал, а значит всему суждено было пойти так, как планировала леди Интегра. Разумеется, я пытался найти какие-то способы хоть как-то компенсировать потенциальные ограничение, и на эту тему даже появилась пара задумок, но тут всё упиралось в необходимость проверки теории на практике, что было невозможно до попадания в Хогвартс.
   На вокзале оказалось людно и искать Поттера в такой толпе было глупо, а потому мы двинулись к переходу на платформу девять и три четверти. Недалеко от барьера стояла многочисленная шумная семейка и громко что-то говорили про маглов. Как с такими идиотами статут о секретности ещё держится? На божьей помощи, не иначе. Попав на платформу, мы решили постоять недалеко от входа, поскольку до отбытия ещё было около пятнадцати минут. Но Поттера мы так и не увидели, поэтому за несколько минут до отбытия пришлось идти в поезд, а то скоро свободных купе бы не осталось.
   Найдя подходящее местечко в одном из последних вагонов, мы разместили наши вещи и приготовились коротать время поездки за чтением. Я набросился на заметки Уолтера, а Виктория достала мемуары телохранителя, который охранял какую-то большую шишку в США. Кажется, клиента пристрелили из снайперской винтовки и, если честно, я искренне не понимал - зачем читать историю провалившегося телохранителя.
   Но не успели мы толком заняться своим делом, как раздался стук и через пару секунд дверь открылась. На пороге появился какой-то парнишка, причем он сразу заинтересовал меня тем фактом, что на голове у него размещалась какая-та фонящая магией штука в виде молнии...
  Осознание того, КТО мог похвастаться подобным "аксессуаром" пришло одновременно с аккуратным толчком локтем в бок от Виктории. Гарри Поттера самого занесло к нам? Определённо, судьба по-прежнему играла со мной в понятную только ей игру.
  - Извините, - после недолгой паузы, пискнул парнишка и тут же скрылся. Наверное, его смутил фактор присутствия взрослого человека. А может быть и мой внешний вид.
   Конечно, можно было бы самому взять инициативу в свои руки и пригласить его внутрь, но я не собирался форсировать события, поскольку Интегра настоятельно рекомендовала не навязываться самому. Резон был понятен - раз вокруг моего новоявленного родственника идёт какая-то возня, то любой, кто попытается сблизиться с ним, станет объектом пристального внимания. И всё бы ничего, будь я обычным "маглорождённым", ну подружились дети, что тут такого, да вот только связь с Хэллсингом, скрыть которую невозможно ведь те же преподаватели уже в курсе, переворачивало с ног на голову. Так что пока мне оставалось только наблюдать, благо сторонний человек не сможет понять на чем сфокусировано моё внимание.
   - И это герой магической Британии? - с сомнением в голосе спросила Виктория.
   - Типа того... - неуверенно отозвался я.
   Даже заранее зная, что Поттер зашуган своей роднёй, такого результата ожидать было сложно. Но куда больше мне не понравился этот странный шрам - определённо, это было не нормально. История с отскочившим от годовалого ребёнка убивающим проклятьем мне всегда казалась странной, оно не оставляет следов, а уж тем более магически активных. Определённо, тут что-то не так.
   Вскоре поезд тронулся и начал плавно набирать ход. К счастью, никто нас больше не беспокоил, кроме на мгновение заглянувшей девочки, ищущей жабу некого Невилла, да продавщицы сладостей, в услугах который мы определённо не нуждались. Особо никуда не торопясь, я переоделся в школьную форму, чтобы не мучиться позже, когда мы подъедем к замку и у меня возникнут закономерные проблемы. Виктория же, которая была в обычном классическом костюме, сверху накинет простую черную мантию, которая скроет фигуру, а ростом она и так особо не выделяется, так что белой вороной в замке не будет, вполне сойдя за старшекурсницу.
  Так мы и коротали время за чтением, пока я постепенно не начал ощущать некий дискомфорт. Подняв голову, я увидел огромное сияющее нечто, которое сверкало так сильно, что сразу заболела голова. Видимо это и есть Хогвартс... Что же будет внутри замка, если я уже сейчас на него смотреть не могу? Невольно мне пришлось пересесть, чтобы оказаться спиной по ходу поезда, иначе о чтении можно было бы забыть.
  Когда до приезда оставалось уже совсем немного времени, я, наконец решившись, снял повязку и одел другую, точно такую же, но без рунной вязи на внутренней стороне. Мир сразу погрузился во тьму, отчего я невольно начал нервничать. Несмотря на то, что в таком состоянии я прожил более трёх лет, на деле действительно слепым пробыл менее года. Почувствовав моё напряжение, Виктория приобняла меня за плечи и стало немного спокойней - всё-таки я не один.
   Мой персональный ад начинался.
  ***
  Виктория Сэрас
  Выведя из поезда Александра, Виктория едва сдержала восхищённый возглас - с платформы вид открывался просто изумительный. В отдалении виднелась тёмная гладь озера, прямо за которым располагался огромный, величественный замок, который выглядел так, словно только-только сошел со страниц сказки. А следом пришлось сдерживать второй возглас, но на этот раз испуганный - прямо в их сторону направлялся огромный, за три метра ростом, бородатый мужик, который, размахивая чем-то похожим на масленую лампу, начал завлекать первокурсников.
  Дальше и вовсе последовали сплошные чудеса - самодвижущиеся лодки, призраки, живые портреты... Только вот ей очень быстро оказалось не до всего этого великолепия - всё внимание было поглощено судорожно вцепившимся в её руку сюзереном, которого приходилось крайне осторожно вести через толпу детей. В нынешнем состоянии его было чисто по-человечески жалко - растерянный, испуганный, беспомощный...
  - "И зачем он только на это согласился?" - мысленно вздохнула Виктория.
  Только вот этот упрямый мальчишка сам всё решил, вбив себе в голову, что так будет правильно. Но что правильного в этих мучениях? Помочь Поттеру? Кто бы ему самому для начала помог... Раздобыть информацию? Даже если других вариантов действительно нет, в чем возникали закономерные сомнения, эта самая информация была нужна не ему, а Интегре.
  - "Вот сама бы и ехала, раз так надо", - подобная недовольная мысль мелькала также далеко не в первый раз.
  Да только разве Александра переубедишь? С этими его странными понятиями чести и долга, которых он непонятно откуда набрался, бороться было бесполезно - она уже неоднократно пыталась. Вот и выходило, что теперь остаётся лишь помогать своему малолетнему сюзерену, невзирая на собственное отношение к вопросу. Впрочем, назвать его "малолетним" было бы неправильно - обычным ребёнком он точно не являлся. Иногда он откровенно заводил её в тупик, размышляя как умудрённый опытом человек. Угу... только вот иногда бывало и строго наоборот. С чем это было связанно, Сэрас так и не поняла. Вряд ли дело в приютской жизни, ведь она и сама через это проходила. А значит, от неё что-то скрывали и этот было откровенно обидно.
  Пока Виктория вела своего подопечного, прочие новички их заметно сторонились, что не удивительно - взрослая девушка в толпе детей, сопровождает парнишку со странной внешностью. Но тут ничего нельзя было поделать - со временем посторонние наверняка привыкнут. В итоге так они и брели, оказавшись в своеобразной изоляции, пока не предстали перед большими вратами, около которых стояла пожилая леди в черной мантии и шляпе, которая представилась как профессор Минерва МакГонагалл. Она-то и рассказала о процедуре выбора факультета, после чего приказала нам построиться парами, сформировав своеобразную колонну, которую они и замкнули.
  Главный зал Хогвартса вызвал у Сэрас новый восхищённый вздох, который на этот раз сдержать не удалось - бескрайнее звёздное небо невольно притягивало взгляд. Разумеется, привлёк он далеко не только её внимание, но если детям подобная несдержанность была простительна, то ей, вполне взрослому человеку, определённо нет.
  Колонну первокурсников, провели между рядами столов, за которыми сидело множество других детей всевозможных возрастов, и остановили недалеко от стола преподавателей, перед которым стоял стул с ветхого вида шляпой. И какого же было удивление Виктории, когда эта самая шляпа вдруг... запела хорошо поставленным голосом. Магический мир всё продолжал удивлять...
  -Каждый из вас, когда назовут ваше имя, подойдёт к стулу и сядет на него, одев эту шляпу, - объявила профессор МакГонагалл, как только шляпа закончила свою странную песенку, - Аббот, Ханна.
   - ХАФФЛПАФФ! - громко выдала вердикт матерчатая "судья".
   Учеников вызвали одного за другим, следуя алфавиту, и с каждым новым именем девушка ощущала, как всё сильнее нервничает её малолетний сюзерен.
   - Эванс, Александр, - наконец, прозвучало имя подопечного.
   Виктории оставалось лишь аккуратно подвести того к стулу.
  ***
  Александр Эванс.
   - Очень интересно, не думала, что когда-либо вновь увижу членов вашей семейки. - Неожиданно прозвучал в моей голове голос, а следом я осознал себя стоящий среди бескрайних полок с книгами, в точности как при встрече со своим предком. Только вместо скалящего старика предо мной предстал приземистый, широкоплечий мужчина, со спутанной гривой огненно-рыжих волос.
   - Кто вы?
   - Распределительная шляпа? - хмыкнул тот, - что непохожа? Или непохож? А может я сам Годрик Гриффиндор? Хмм... Если честно, мне и самой иногда сложно понять.
   - М-да, - только и осталось протянуть мне. Только артефактов с потёкшей крышей мне для полного счастья и не хватало.
   - А вот сейчас обидно было, - словно прочитав мои мысли, отозвалось это непонятное создание, - ну читаю я мысли, что тут такого?
   - И вы всех детей так встречаете? Удивительно что половина из них сходу не бегут куда глаза глядят.
   - Разумеется не всех, - отозвалась "шляпа", - ты исключение, поскольку Ровена была из вашей братии. Как там? Род слова кажется? Вот я и решила немного полюбопытствовать, она ведь тоже приложила руку к моему созданию.
   А вот это было откровенным сюрпризом. Ровена Равенкло была членом ордена? Интересно...
   - Но в любом случае, пора бы перейти к делу. На какой же факультет тебя отправить? Вижу жажду мести и знаний, терпение, осторожность и готовность выжидать нужный момент. Тебе бы идеально подошел Слизерин или Равенкло.
   - Мне без разницы, - пожал я плечами. Оба факультета прекрасно подходили мне для поставленных Интегрой задач. Жаль только распределяюсь я раньше Поттера.
  - Но выбрать всё же придётся, - ответила зеркальным жестом "шляпа", - впрочем, возможно тебе поможет тот факт, что факультет воронов всегда примет тебя как своего. И нет, я никому не скажу о том, что увидела, за исключением Серой Дамы, это призрак факультета. При жизни она была дочерью Ровены, поэтому имеет право знать и, разумеется, она поймёт вашу ситуацию. Итак, ты всё же решил? Прекрасно. СЛИЗЕРИН!
   Мир вновь погрузился во тьму, после чего я встал и положил шляпу на стул. Меня сразу взяли за руку, и повели к столу моего факультета. По-моему, выбор был очевиден. По словам этого странного создания, видимо Годрик Гриффиндор вплёл в артефакт часть собственной души, но почему-то наделил её женским самоосознанием, Равенкло всё равно признает меня, а Слизерином руководит уже знакомый мне Северус Снейп, который знает, что я связан с Хэллсингом.
  К тому же вспоминая нашу встречу, меня очень заинтересовала странная аномалия внутренних каналов профессора, в результате которой на предплечье левой руки у него было образование, от которого шли тоненькие каналы ко всем основным органам. Сразу две загадки под рукой - его и Поттера. Интересно, да только в текущем состоянии я ничего предпринять не смогу.
   После распределения, единственным интересующим пунктом которого был Гарри Поттер, попавший на факультет Гриффиндор, слово взял сам директор. Он долго рассказывал про дружбу, взаимовыручку и равенство, после чего напомнил о правилах, в том числе о запрете посещения коридора на третьем этаже под страхом мучительной смерти. Ну, а дальше и вовсе произнёс странный набор слов и пригласил всех к трапезе. Я совершенно не понимал, зачем было говорить о запрещённом коридоре, и кто догадался поместить в одно здание с детьми нечто, грозящее мучительной смертью?
   После ужина первокурсников собрала староста Джемма Фарли и повела в гостиную факультета. Если раньше я думал, что особняк Хэллсингов огромен, то сейчас я понял всю степень своей неправоты. Сначала мы спускались вниз по лестнице, потом долго шли по запутанным коридорам. Надеюсь, Виктория смогла запомнить дорогу. Наконец мы остановились в каком-то тупике, перед каким-то портретом, по крайней мере так сказала мне Сэрас, где староста объяснила, что это и есть вход в гостиную, а что бы войти нужно произнести пароль перед этим самым портретом. В данный момент он звучал как "Чистая кровь". Внутри оказалось довольно прохладно, но нам приказали ждать прихода декана, который должен был произнести вступительную речь и рассказать о традициях факультета.
   - Как грязнокровка мог попасть на наш факультет? - Практически сразу после ухода старосты прозвучал незнакомый мне голос. И что-то мне подсказывало, что речь шла именно обо мне. И судя по тому, как напряглась Виктория, тут я был прав. - Да к тому же сбежавшая из цирка уродцев.
   - Мне так захотелось. - Ответил я, слегка сжав руку Виктории, показав, что бы та не вмешивалась.
   Разумеется, было вполне ожидаемо, что на факультете, который является оплотом местной аристократии, ко мне будут относится... специфически. Но столь быстро реакции я не ожидал. В целом-то мне были безразличны любые оскорбления, да только это ставило под вопрос возможность услышать что-нибудь полезное. Впрочем, мы ведь всё равно будем жить отдельно, так что по идее это не играло существенной роли.
   - Не наглей, грязнокровка, как только об этом узнает мой отец, тебя вышвырнут из школы. Да я...
   - Я не потерплю конфликтов внутри факультета, мистер Малфой, - оборвал эту пылкую речь уже знакомый мне голос декана факультета.
  Северус Снейп.
   Северус внимательно следил за распределением по факультетам. В этом году хватало ярких личностей, хотя лично ему хватило бы и одного Поттера. Тот как раз смотрел в его сторону - точная копия Джеймса с глазами Лили, один вид этого ребёнка выводил из себя. Заклятый враг, смотрящий на тебя глазами твоей первой любви - что может быть хуже? А за своего крестника, Драко, зельевар был спокоен, тот гарантированно попадёт на его факультет. Но вот куда попадёт Эванс было интересно. Скорее всего на какой-нибудь из нейтральных факультетов, в идеале на Равенкло.
   - Эванс, Александр, - мальчика в сторону шляпы вела его опекун и сейчас он двигался совершенно иначе. От былой уверенности нет и следа - теперь с первого взгляда было понятно, что ребёнок инвалид.
  - "Кажется, он говорил, что с помощью артефакта улавливает потоки магии", - подумал зельевар. - "Видимо магический источник, на котором расположен замок не позволяет ему пользоваться таким методом"
   - СЛИЗЕРИН! - после долгой паузы выдала свой вердикт шляпа.
   Снейп поперхнулся - маглорождённый на факультете Слизерин, хуже и представить нельзя. Разве что маг, живущий в доме убийц магов. Этот ребёнок явно решил делать всё наперекор заведённым порядкам. И ведь придётся его оберегать и пресекать конфликты с представителями аристократии.
   - Малфой, Драко.
   - СЛИЗЕРИН!
   - "Хоть тут без сюрпризов", - зельевар с облегчение выдохнул, но тут же скривился, -"а ведь Драко наверняка начнёт приставать к Эвансу".
   - Поттер, Гарри.
   Разговоры за столами сразу стихли - все хотели посмотреть на Мальчика-Который-Выжил.
   - ГРИФФИНДОР!
   После пира Снейпу нужно было заглянуть к директору, потом идти на собрание факультета, знакомить новичков с правилами и традициями Слизерина. Альбус не стал его задерживать, только напомнил присматривать за Поттером и попросил привести к нему Эванса, поскольку нужно было решить вопрос с выделением отдельных апартаментов. А войдя в гостиную, Северус сходу застал намечающейся конфликт. Эванс сидел на одном из диванов, рядом с ним ожидаемо находилась мисс Сэрас. Около них стоял Драко в сопровождении Крэба и Гойла, и что-то возмущенно высказывал.
   - Я не потерплю конфликтов внутри факультета, мистер Малфой. - Драко гневно посмотрел на декана, но промолчал. - Как вы все уже наверно заметили, в этом году на нашем факультете появился маглорождённый. Запомните два момента. Первое, раз шляпа направила его сюда, значит, он этого достоин. Второе, этот юноша инвалид, он слеп и поэтому находиться под присмотром своего опекуна мисс Сэрас. Напомню вам, что издеваться над инвалидом, это низость недостойная аристократа. Хорошенько запомните это. Все вы знаете, как относятся к нашему факультету, поэтому повторяю, я не потерплю внутренних конфликтов. Надеюсь, с этой ситуацией мы разобрались. Теперь перейдём к цели сегодняшнего собрания...
  Александр Эванс
   После собрания, декан приказал мне задержаться. Как оказалось, меня хотел видеть директор, потому пришлось проследовать за Снейпом.
   - Мистер Эванс, надеюсь вам не нужно объяснять, что провокации в отношении однокурсников с вашей стороны неприемлемы. Я не позволю своим подопечным цепляться к вам, но если вы начнёте первым, то лишитесь моей протекции.
   - Как скажете, профессор, - мне оставалось лишь согласиться, - я не буду начинать первым, это не в моих интересах.
   - Рад, что вы это понимаете.
   Вскоре мы добрались до кабинета директора, вход в который открывался странным паролем "сливочные тянучки". Альбус Дамблдор встретил нас довольно дружелюбно, предложил сесть и попытался угостить чем-то с названием "лимонная долька". Я отказался, так как давно стал равнодушен к сладкому, а вот Виктория решила рискнуть.
   - Я пригласил вас, чтобы решить вопрос с вашим проживанием, - быстро перешел к делу директор, - леди Хэллсинг сообщила, что вам нужны отдельные апартаменты. Такая возможность соответствует уставу Хогвартса, хотя в основном она используется для супружеских пар на старших курсах. Такие помещения находятся отдельно от гостиных факультетов, и вы можете выбрать, где поселиться.
   - Поближе к башне Равенкло, если возможно, - похоже, мой выбор несколько озадачил директора и улыбнувшись, я добавил, - в подземельях слишком прохладно.
   - Хорошо, я попрошу профессора Флитвика найти подходящее помещение, - не стал спорить Дамблдор, - сегодня можете переночевать в гостевых апартаментах слизерина. Но у меня есть ещё пара вопросов. Для начала, я хотел бы больше узнать об организации Хэллсинг.
   Я сразу почувствовал, как рядом напряглась Сэрас. Похоже, что-то происходило, да только я ничем не мог помочь.
   - Нам запрещено об этом распространяться, господин директор, - постаравшись ничем не выдать своего напряжения, ответил я, - да и знаем мы не много.
   - Ну-ну, мальчик мой, что плохого, если ты поделишься своими впечатлениями о леди Интегре или расскажешь о там, как там жил?
   - При всём моём уважении, господин директор, но я уже сказал, нам это запрещено. Не стоит злоупотреблять доверием тех, кто тебя приютил. Думаю, вы это понимаете.
   - Конечно, мой мальчик, нельзя так нельзя. В таком случае не смею вас задерживать. Северус покажет вам дорогу.
  Альбус Дамблдор. Кабинет директора.
   Директор уже не первый час обдумывал полученную информацию. Девчонка знала откровенно немного, но и этого хватило, чтобы насторожить опытного мага. Кровный вассалитет... Откуда маглорождённый ребёнок мог знать о таком ритуале? Да и как вообще он попал к Хэллсингам? Много вопросов и нет ответов. Заглянуть в голову мальчишке не получится, поверхностное чтение без зрительного контакта невозможно, а ломиться силой нельзя - психика ребёнка может не выдержать. Хэллсинг не прозрачно намекнул, что за здоровьем этого ребёнка будут следить пристально. Также не удалось узнать и самого главного, что же такое они накопали с нарушением договоров. Если это касается ситуации с Поттером, то дело может принять неприятный оборот. Можно попробовать напоить Эванса вертисариумом, а потом стереть память, но если они что-то заподозрили сегодня, то это будет сложно сделать. Как же не вовремя вмешался этот Хэллсинг и ведь аккуратно убрать их в случае необходимости не получится, по словам Северуса у них есть как минимум один высший вампир, да и солдаты хорошо обучены противодействовать магам. Разумеется, лично ему какой-то отъевшийся кровосос не помеха, как и стрелковое оружие, но ведь и лично штурмовать их даже в случае необходимости будет нельзя.
  - Нужно узнать больше, - со вздохом, наконец, признал очевидное Альбус.
  
  ========== Глава 6 ==========
  
  Учеба давалась тяжело, а привыкать к собственной беспомощности было ещё тяжелее. Бесконечные переходы по коридорам и лестницам, исчезающие прямо под ногами ступеньки, на которые просто невозможно успеть отреагировать в моём состоянии, да ещё и людская толпа, в которой я постоянно на кого-нибудь постоянно натыкался. Виктория старалась, как могла, но справиться со всем было попросту невозможно.
  А всё потому, что задуманные варианты преодоления ограничений моего кустарного артефакта с треском провалились. Я-то рассчитывал поработать с чувствительностью восприятия, но полная каша перед взором оставалась таковой же, невзирая на то, тусклая она или яркая. Определённо, нужен был новый подход, например, какой-то ограничитель дальности, да только ничего толкового пока не выходило. Но пока ещё держался, пусть и на чистом упрямстве, осознавая, что выход наверняка есть, просто я не могу найти. Иначе можно было бы смело плюнуть на всё и организовать себе отчисление, забыв о собственных доводах.
  Проблемы были и в другом плане. Виктория рассказала мне, что вызвало у неё такое напряжение, во время визита к директору. С её слов выходило, что в голове были странные ощущение, словно лёгкая щекотка - верный признак лёгких ментальных воздействий. Скорее всего, Дамблдор заглядывал в её память, используя озвучиваемые вслух вопросы как наводку. К счастью, даже несмотря на нашу тесную связь с Викторией и полное к ней доверие, я так и не рассказал ей всю свою историю. Интегра запретила. Ранее я не понимал почему, но вот теперь в этом появился смысл. Похоже леди не только знает о возможностях магов, но и предполагала что-то подобное. Но почему тогда не предупредила?
  В любом случае были необходимы способы защиты от таких сюрпризов, которые я тут же начал искать в библиотеке. И, как ни странно, нашел довольно быстро. Только вот для усвоения защитной техники, окклюменции, требовался учитель, взять которого было негде. А ведь ещё леди Интегра в своё время непрозрачно намекала мне, что найти достаточно квалифицированного кадра для их организации будет крайне сложно. Маги чурались иметь дела с маглами в целом, а с Хэллсингом и подавно, а значит если кто-то и согласиться с ними работать, то это будет человек близкий к категории отбросов магического общества, что нам, по понятным причинам, не подходило.
  А через несколько дней директор ещё раз вызывал нас к себе. Расспрашивал об учебе, и нравиться ли нам в замке. Но мы по-прежнему вели себя с ним крайне осторожно, и Дамблдор быстро свернул беседу. После чего, на следующий день, профессор Снейп передал мне, что нахождение опекуна во время учебного процесса уставом не предусмотрено и отныне Виктории придётся дожидаться меня за дверьми учебного класса. Можно было придумать тысячу причин такого поворота, но слишком уж всё смахивало на маленькую месть недовольного директора.
  С учебой первое фиаско случилось на трансфигурации у профессора МакГонагалл. Я сходу ответил на заданные мне вопросы, когда профессор проверяла уровень подготовки первокурсников, и даже заработал пару балов, хоть и не понимал их ценности. А вот на практике всё оказалось ужасно. Как можно превратить спичку в иголку, если и то и другое последний раз полноценно видел три года назад? Причем я понимал, что даже с тем ограниченным зрением, которым я пользовался раньше, ничего не получится. Ведь в "моём мире" отсутствовали такие понятия как текстура материала или блеск металла, а трансфигурация по большей части строилась на воображении. В итоге, я целый месяц убил на простейшее превращение спички в иголку, пришлось очень долго "запоминать" объекты тактильно.
  С зельеварением было не лучше, особенно без помощи Сэрас - тут требовалось не только тщательно следовать рецепту и не терять концентрацию, но и следить за изменениями зелья в процессе. Да и вообще, по сути для меня курс сводился к теории. К счастью, профессор тоже это понимал, а потому обычно ставил меня в пару к гриффиндорке Грейнджер, которая особо в помощи не нуждалась. На этих занятиях удивляло меня поведение Снейпа, поскольку зелья проходили совместно с Гриффиндором, тот раз за разом бросался на Поттера как бык на красную тряпку. В остальное время он казался вполне нормальным мужиком, немного резковатым, но ничего критичного. Что ему такого мог сделать первокурсник для такой реакции, я даже представить не мог.
  ЗОТИ для меня было "профильным" предметом, но местный преподаватель был абсолютно некомпетентен и курс, по сути, представлял из себя сплошную "воду", поскольку даже полноценной теорией эти детские основы я назвать не мог. Впрочем, даже там постепенно проскальзывали полезные вещи, которые я старательно запоминал. Практикой же приходилось заниматься самостоятельно - выполнить заклинания получалось неплохо, но как ни крути внутри школы эти навыки были неприменимы. Но последнее меня ни капли не смущало, в конце концов, учился я не ради оценок.
  А от уроков полёта я был благополучно освобождён... после того как очнулся в больничном крыле. Я не знаю, чем руководствовалась профессор Хуч, но говорят, что после этого урока она старается держаться подальше от меня, хотя скорее от Сэрас.
  Зато сам факт попадания в цепкие руки мадам Помфри был не так уж и плох. Пожилая медсестра быстро обработала заработанные ссадины и ушибы, после чего заинтересовалась моей... проблемой. Я конечно давно знал, что магия может вылечить очень многое, но вот только рана должна быть "свежей", а я о мире магии узнал слишком поздно. Да и не было в те времена у меня финансовых возможностей воспользоваться услугами профессионального мага-медика. Собственно, у меня их и сейчас не было, разве что выступать в качестве просителя, что мне категорически не нравилось. И тем не менее, робкая надежда на чудо всё же возникла.
  - Как вы заработали такую рану, мистер Эванс? - спросив это, медик начала нашептывать заклинания, видимо диагностируя повреждения.
  - Это было довольно давно... какая-то кислота... - вспоминать подробности совершенно не хотелось. И, похоже, мадам Помфри уловила моё настроение, так как не стала пытаться выяснить детали.
  - Ране около трёх лет, глазные яблоки удалены... Ох уж эти маглы, всё бы им резать. Если бы не это, то можно я могла попытаться хотя бы частично восстановить зрение. По крайней мере, специалисты из Мунго точно смогли это сделать.
  - Это было необходимо, в противном случае, по словам доктора Робертса, я бы умер от воспаления.
  - Тоже верно, - тяжело вздохнула пожилая женщина, - ну, я хотя бы могу сократить зону шрамов.
  Около минуты медсестра суетилась вокруг меня, произнося одно заклинание за другим. Странно, но я при этом вообще ничего необычного не ощущал.
  - Очень странно... Шрамы совершенно не поддаются. Так бывает с последствиями проклятий или травмами, полученными от магических существ, но я не чувствую в них ни капли магии.
  Что же, я был не удивлён. Мы догадывались, кто посетил мой дом в тот день, а эти люди прекрасно знали о существовании магов, более того, во многом их средства были направлены на борьбу с ними.
  Образовавшееся окно, как и всё свободное время, кроме часа перед началом занятий, я проводил в библиотеке. Бедная Виктория наверно прокляла тот день, когда приняла моё предложение, ведь читать вслух постоянно приходилось ей. Утренний же час был посвящён поддержке физической формы. Страшно было представить, что со мной сделает Фергюсон, если я похерю весь год тренировок.
   Ну, а отношения с однокурсниками закономерно не складывались - мне сейчас было не до общения. Если первую неделю ко мне приставали как к некой экзотике, то потом я примелькался, и от меня отстали. А собственный факультет и вовсе игнорировал меня полным составом. Да и в целом тем для общения с остальными у меня почти не было - квиддич меня не интересовал, обывательские интересы магов тоже. К тому же однокурсников я воспринимал как совсем уж детей - сказался пережитый опыт предков, да ещё и обитание с особняке Хэллсинга, где меня окружали одни взрослые, давало о себе знать. В основном общение сводилось к переброске дежурных фразами с Грейнджер в библиотеке и совместный досуг с Викторией, но с ней говорить было особо не о чем, поскольку мы прекрасно понимали друг друга с полуслова.
   Из-за всего этого я чувствовал, что начинаю погружаться в депрессию. Только вот понимание этого мне ничем не помогало, скорее наоборот усугубляло. Мне вновь начали сниться кошмары про ту ужасную ночь, чего не случалось уже почти год. Из-за этого приходилось просить зелья сна без сновидений у сердобольной мадам Помфри. Очень хотелось оказаться подальше от Хогвартса, но я по-прежнему отказывался сдаваться. Единственной отдушиной были уроки чар, на которых неунывающий профессор Флитвик мог расшевелить даже меня. И, пожалуй, это был единственный предмет, на котором у меня всё получалось.
   Переломный момент наступил первого ноября. Я настолько погрузился в свои переживания и школьную рутину, что только на следующий день узнал о тролле. Оказывается, в Хэллоуин по замку шлялась здоровенная образина, которую не иначе как чудом победил... Гарри Поттер. Как у затюканного мальчишки такое получилось я представлял слабо. Даже я со всеми своими знаниями и какой-никакой подготовкой вряд ли бы справился. Разумеется, если рассматривать вариант без полной слепоты, поскольку альтернатива совершенно безнадёжна.
  В общем, от этого дела откровенно попахивало - в замке творится не пойми что, а я сижу и предаюсь жалости к самому себе. За целых два месяца я не узнал ничего полезного о ситуации с Поттером, да и вообще не узнал ровным счётом ничего полезного, к тому же едва ли не забросил попытки решить проблему со зрением. Ну вот кто, КТО мешал мне спросить совета у профессионалов?! При этом ещё и учусь весьма посредственно. В момент осознания этих фактов захотелось пойти и побиться головой об ближайшую стену.
   В тот же день после занятий я стоял около кабинета профессора Флитвика.
   - Проходите, мистер Эванс, мисс Сэрас, - профессор казалось ни капли не удивлён вечернему визиту.
   - Здравствуйте профессор, я хотел получить у вас пару советов, как у мастера чар.
   - Внимательно слушаю, - подбодрил меня профессор.
   - Я читал о заклинаниях, переводящих текст, - задал я первый из заготовленных вопросов, - но нигде не могу найти описание подобных чар.
   - О, это весьма интересная и сложная тема, мистер Эванс. В библиотеке Хогвартса подобной информации просто нет, так что не удивительно, что вы ничего не смогли отыскать. Вы знакомы с магловской вычислительной техникой? - От профессора явно не укрылось наше крайнее удивление, и он весело рассмеялся, но я всё же нашел силы кивнуть. - Не вы первый пали жертвой стереотипов мистер Эванс, не вы первый. Не стоит думать, что маги настолько замшелые ретрограды. Маглы развиваются столь стремительно, что более долгоживущие маги просто не успевают за ними в бытовых мелочах. Пока у нас отойдёт одно направление, скажем, в музыке или в стиле одежды у них меняется десяток. Но это не значит, что мы игнорируем столь опасные для нас направления как стремительно развитие оружейной сферы или спутники. Но мы сбились с темы.
   Профессор сделал передышку, видимо собираясь с мыслями.
   - Заклинания перевода достаточно индивидуальны, поэтому их нет в общем доступе. Если просто поменять символы, то получиться малопонятный набор слов. Для полного перевода волшебник должен либо в совершенстве знать оба языка, либо составить нечто, сродни нейронной сети, и, используя заклинание раз за разом, постепенно получить внятные предложения. Если хотите, я дам вам почитать литературу по созданию таких сложных магических конструкций, хотя и сомневаюсь, что первокурсник сможет её понять. Хотя да, вы ведь со своим опекуном...
   Честно говоря, я откровенно подвис. В себя пришел только через пару минут. Всё это время Флитвик откровенно веселился. Похоже, он любил завести собеседника в ступор.
   - Мне достаточно посимвольного перевода, профессор. У маглов для незрячих есть способ чтения, именуемый шрифтом или шифром Брайля. Суть которого в том, что человек воспринимает буквы не зрительно, а тактильно.
   - В таком случае символы должны быть объёмными? - я кивнул на вопрос профессора, - тогда стандартное заклинание не подойдёт. Принесите мне таблицу сопоставления алфавита с этими символами, и я подумаю, что можно сделать. И, кажется, вы хотели узнать что-то ещё?
   - До приезда в Хогвартс я имел пусть и весьма ограниченный, но способ видеть. С помощью этого, - я протянул профессору старую повязку, - но замок стоит на слишком мощном источнике, для меня становиться ярко настолько, что разобрать хоть что-нибудь невозможно и сразу жутко начинает болеть голова. Я пытался сделать восприятие менее мощным, но в итоге всё равно получалась неразборчивая каша - слишком уж много всего наслаивается друг на друга.
   Несколько минут профессор задумчиво изучал повязку и, как мне подсказала Виктория, даже примерил.
   - Яркость вполне терпима, но разобрать что-либо действительно проблематично. Хотя, наверное, у вас чувствительность в разы выше, раз один из ключевых органов чувств вам недоступен. Занятный артефакт, мистер Эванс, вы сделали его сами? - дождавшись моего кивка, профессор продолжил. - Это не моя специализация, возможно профессор Вектор или профессор Бэбблинг смогут помочь... Нет, вряд ли, слишком уж необычное направление. Я бы рекомендовал обратиться к гоблинам, поскольку у меня есть монокль, которые показывает нечто подобное, но куда менее подробно. По крайней мере с близкого расстояния я спокойно могу изучить какой-нибудь артефакт при его помощи и фоновое излучение источника, а также сотен произносимых в этих стенах заклинаний, мне особо мешает.
   - Профессор, вы всегда столько времени уделяете ученикам? - несколько обескураженно спросил я, поскольку в одночасье получил фактически все нужные ответы. Флитвик же вновь рассмеялся.
   - Разуметься нет мистер Эванс, вовсе нет. Только тем, кто меня заинтересовал. А вы и сам по себя весьма занятный молодой человек, так ещё и Серая Дама просила вам помогать по возможности, уж не знаю, чем вы её заинтересовали.
   Поблагодарив профессора, мы заскочили в школьную совятню. Виктория быстро набросала одно письмо господину Рургозу, с просьбой узнать про артефакт, к письму приложили мою старую повязку. А второе в особняк Хэллсингов - нужна была таблица для Флитвика.
  ***
   Разобраться со шрифтом Брайля у профессора Флитвика получилось на удивление быстро. Мастерство и профессионализм этого полугоблина поражало - у меня ушло больше недели, чтобы разработанные им чары начали получаться, а он создал их с нуля всего за два дня. Заклинание было в двух вариантах, постоянном, для работы с записями, сделанными на занятиях и временным, для чтения учебников. И это было крайне продуманное решение, поскольку пусть обычные-то учебники и не жалко, но кто знает какие книги со временем мне попадаться. Разумеется, уже одно это сильно облегчало мне жизнь, а потом я чувствовал себя сильно обязанным профессору, но пока ничем отплатить не мог.
  С гоблинами же напротив дело застопорилось - Рургоз сообщил в письме, что для достижения подобных эффектов ранее они использовали совершенно другой принцип и их артефакторы сейчас с интересом изучают мою поделку. По его мнению, мне следовало приехать в Гринготтс во время рождественских каникул, так как чувствительность артефакта наверняка придется подбирать персонально под меня. Следовательно, приходилось терпеть дальше, но теперь это уже не казалось настолько безнадёжным процессом.
   А за две недели до рождества случилась довольно странная вещь - Гарри Поттер подошел ко мне в библиотеке. Сначала я подумал, что дело в фамилии, которую он наверняка слышал во время распределения. К тому же со слов Виктории за прошедшие месяцы он явно стал увереннее в себя и набрал немного веса. Если в поезде он выглядел лет на восемь, то сейчас смело можно было дать все девять. Но нет, дело оказалось в другом, к тому же сопровождали его некий Уизли, фамилию которого я слышал неоднократно, но ранее не пересекался, и Грейнджер. Похоже эта девочка, которая по сути была едва ли не единственным первокурсником, с которым я бы контактировал, наконец, разрешила свои проблемы с общением, которые, как я знал, давно её тяготили.
   - Александр, мы можем поговорить? - первой заговорила как ни странно Грейнджер. Я кивнул. - Послушай, вы столько времени проводите в библиотеке, может, что-нибудь знаете о человеке по имени Николас Фламель?
   Если я чего и ожидал услышать, то явно не это. Захотелось постучаться головой о стену, или лучше постучать головой Поттера. Если бы я знал, насколько он долго соображает, то навязал бы более тесное знакомство ещё в поезде. Но ведь нельзя... Неужели за столько времени он не сложил два плюс два? Или он не знал девичью фамилию собственной матери? Я, конечно, понимал, что у него выдалось тяжелое детство, но сейчас то что ему мешало выяснить столь важные для любого сироты вещи?
   - Знакомое имя. Кажется, это какой-то великий алхимик... Да точно, он единственный, кто смог создать философский камень, - интересно, зачем им понадобился Фламель, может я опять сильно отстал от школьной жизни?
   Троица поблагодарила и пошла на выход. Но вот Поттер остановился и как-то нерешительно подошел обратно.
   - Александр, у тебя ведь фамилия Эванс? - да, давай Поттер, я верю в тебя, - знаешь, моя мама и тётя до того, как выйти замуж, то же носили фамилию Эванс. Я подумал, может вы родственники?
   - Хм... не знаю Гарри, попробую написать в приют, - внутренне ликуя, протянул я, - служба опеки должна была наводить справки о наличии у меня родственников. Если что узнаю, я тебе сообщу.
   Всё же Гарри сделал то, чего я так ожидал. Теперь я мог в любой момент подойти с этой темой не вызывая подозрений, а узнав, что мы довольно близкая родня, Поттер наверняка захочет познакомиться поближе. Только сначала нужно дождаться встречи с гоблинами, сейчас я всё равно ничего предпринять не способен. Оставалось продержаться не так долго.
  ***
   После более чем четырёх месяцев блужданий во тьме, вид когда-то привычных потоков магии вызывал настоящую эйфорию, на фоне которой необходимость сидеть спокойно и ждать пока поезд доберётся до Лондона, даже несколько угнетала. Хотелось начать делать хоть что-то, кроме чтения, самому. Но больше всего меня поражало спокойствие Виктории - за эти месяцы даже меня стала напрягать постоянная опека, хоть я и понимал, что без неё я даже дойти от одного класса до другого просто не смогу. А она взрослый дееспособный человек, со своими интересами и желаниями, но при этом вынуждена постоянно водить меня за руку, читать мне вслух, помогать выработать нужное движение для заклинания и многое-многое другое. И никаких жалоб или раздражения, а его скрыть ей бы от меня не удалось, только тихое сочувствие и поддержка. В который раз я благодарил Господа, за то, что направил меня в ту ночь.
   На вокзале нас встречал Уолтер, который с неожиданным энтузиазмом стал делиться последними новостями, с его слов количество преступлений по профилю организации пусть и медленно, но росло. Пока ничего опасного, всё в рамках погрешности, но если таковая тенденция продолжится, то значит в Британии творится что-то не то. Также, по его словам, выходило, что после начала применения щитов потери снизились почти втрое. Раньше потери случались чуть ли не каждую операцию, сейчас же в среднем на три операции приходился один павший, либо травмированный до невозможности возвращения в строй, человек. Это очень радовало, но не только в том плане, что получалось сохранить много жизней. Мне нравилось ощущать свою полезность, хоть это и несколько эгоистично. Под конец Уолтер "обрадовал" меня тем, что сразу по приезду меня ждёт в кабинете сэр Хэллсинг, как обычно одного.
   И вот, я вновь у того самого кабинета, в котором стоит тот самый стол, за которым сидит та самая Интегра и курит, надеюсь, что не ту же самую сигару. Своеобразный островок стабильности в этом хаотичном мире.
   - Садись, Александр, и рассказывай, - и никаких приветствий, Железная леди выше таких мелочей. С другой стороны, уж лучше так, чем Дамблдор который будет долго кружить вокруг темы и в итоге вообще попытается залезть тебе в голову.
   - С Поттером познакомился, но сам не навязывался, как вы и советовали, - отрапортовал я, - возможность завязать с ним более тесные отношения на почве родства есть, но я пока ничего не предпринимал.
   - Хорошо, с этим спешить не стоит. Что-нибудь разузнал?
   - Достоверно нет, но я уверен, что ситуацию с Поттером полностью контролирует директор, тем более что именно он числится опекуном. В школе происходит что-то странное, посещать коридор на третьем этаже запрещено, по словам Дамблдора нарушителя ждёт мучительная смерть. На Хэллоуин по замку разгуливал тролль, я не знаю деталей, но того одолел Поттер с друзьями. Кроме того, насколько я слышал, он стал ловцом в квиддич, это командный спорт магов, хоть участия первокурсников и запрещено, где его попытались убить в первом же матче. Вокруг Гарри постоянно происходят различные события, но каждый раз он легко отделывается. В общем, слишком много происшествий, всё это явно не случайно. Сам же Поттер воспринимает это как должное, Виктория не замечала, что бы он нервничал или что-то подобное.
   - Интересно. Что думаешь о директоре?
   - Мне он откровенно не нравится. Пару раз приглашал нас в свой кабинет, но при этом напрямую почти ничего не спрашивает. В основном задаёт вопросы про учебу или как понравилось в замке, подружился ли с кем и тому подобное. В общем можно было бы принять за доброго заботливого дедушку, но при первой встрече он спрашивал про организацию, и Виктория почувствовала что-то, по описанию похожее на поверхностную легилименцию. Обучить Сэрас защите от ментального воздействия я не смогу, нужно искать учителя или артефакт.
   - Учителя найти не получится, с нами никто работать не станет, боятся - усмехнулась Интегра, - попробуй разузнать про артефакты, раз ты всё равно собираешься на праздниках навестить Гринготтс. О возможных расходах не беспокойся. Если же не получится, то мне придётся задействовать свои связи, чего бы крайне не хотелось.
   Интегра поднялась и стала мерить комнату шагами, о чем-то размышляя.
  - Директора ты правильно опасаешься. Этот старик победил Гриндевальда, кто это такой ты знаешь, но сделал это уже под самый конец войны. Почему он медлил неясно. Во время событий войны с Тёмным Лордом лично в бой также не ходил. Точнее, о таковом нет каких-либо записей. Имел множество возможностей стать министром магии Англии, но остался директором школы. Возглавляет Визенгамот. Это только то, что на поверхности. Цели и мотивы Альбуса Дамбдора совершенно неясны, но он очень опытен и крайне опасен. Я бы рекомендовала избегать его внимания, но, к сожалению, это невозможно из-за твоей связи с нами.
  - И что тогда делать? - задал я закономерный вопрос.
  - Начинай сближаться с Поттером, но попытайся сделать так, чтобы инициатива исходила от него. Что бы ни планировал директор, но мальчик одна из центральных фигур в его игре, а значит стоит держаться поближе, но при этом стараться не вмешиваться без крайней необходимости. Разве что ситуация повернётся так, что это не будет выглядеть как осознанное вмешательство со стороны. Надеюсь об осторожности напоминать не нужно. На этом всё, можешь идти отдыхать, об оценках спрашивать так и быть не буду, - под конец голос Интегры смягчился, и она улыбнулась. И то ли дело в моём восприятии, толи она прибегает к сему жесту крайне редко, но выглядела эта улыбка довольно криво.
  ***
  Рождество встретили довольно обыденно, чисто символичные подарки, в том числе поздравительная открытка из Гринготтса. Небольшая ёлка перед центральным входом в особняк. Но сейчас даже это неплохо поднимало мне настроение, ведь сама по себе возможность полноценно жить целых две недели уже была праздником. Целыми днями я пропадал на полигоне, невзирая на холод. В итоге подхватил насморк и получил нагоняй от Виктории - та хоть и обладала весьма лёгким характером, но при необходимости бывала достаточно строга.
  А поездка к гоблинам много времени не заняла. В холле нас встретил служащий банка и провёл во всё тот же кабинет. Хотя может я и ошибаюсь, учитывая запутанность внутренних переходов, но по крайней мере для меня он выглядел точно также. Внутри же нас встретил Рургоз и трое гоблинов весьма специфической наружности, обвешанные всевозможными инструментами и со странными окулярами на голове. Причем светилось всё это так активно, что их можно было смело ставить вместо рождественской ёлки. Как пояснил Рургоз, это были артефакторы.
  Один из них протянул мне мою старую повязку и попросил примерить. Сразу стало гораздо "темнее" - частички магии, оседающие на поверхностях после неоформленной волны магии, были почти незаметны. Разумных и их артефакты было видно, но если раньше это были разветвлённые каналы магии по всему телу, то теперь я видел только самые крупные из них, да и те плохо. Обычных людей или тех же упырей, я бы наверняка вообще не заметил. Чем-то это походило на мои потуги в школе, но при этом было исполнено на порядок качественнее. Сразу видно отличие мастера от любителя. Даже будь я хоть трижды всеведущ, но чутья и сноровки опытного артефактора у меня нет.
   Как пояснили гоблины, ранее для изучения магических потоков и работы с артефактами использовались специальные стёкла, изготовленные из редкого минерала, добываемого на большой глубине. Мой же способ позволял делать почти то же самое, но гораздо дешевле, правда были и минусы. Если стёкла позволяли видеть одновременно и физический мир, и потоки магии, то мой способ позволял видеть только последнее. Попытки наложить ту же рунную вязь на прозрачные материалы провалились, попытки сдвинуть артефакт в сторону от глаз также не приносили результатов. Изображение передавалось непосредственно на зрительный нерв, а значит, поступало в мозг, минуя глаза. Этим фактом гоблины и объясняли мою повышенную чувствительность, ведь даже с закрытыми глазами человек продолжает "видеть", только количество поступающей информации сильно снижается. У меня таких "недостатков" не было, поэтому не возникало и дополнительных "помех". Изменив рунный рисунок, гоблины не просто снизили чувствительность моего артефакта, но и нашли способ регулировать дальность "прорисовки" и теперь я, скорее всего, смогу приемлемо ориентироваться в школе. Восторгу моему не было предела.
  Выполнив свою роль, артефакторы удалились и теперь во весь рост встал вопрос оплаты. Не за бесплатно же они работали. Но тут меня ожидал ещё один сюрприз.
  - Мистер Эванс, наш народ заинтересован в развитии данного направления и, если вам есть что добавить... - многозначительно произнёс Рургоз.
  - Это не проблема... если вы обладаете соответствующей суммой денег, - практически слово в слово воспроизвёл я его же реплику. Но старый гоблин не обиделся, скорее даже наоборот. Будучи поверенным рода, любые связанные со мной выгоды автоматически сказывались на его престиже и статусе, поэтому честное и взаимовыгодное сотрудничество было для него куда как приоритетней, чем разовая афера. По крайней мере именно так я понимал его позицию.
  Таким образом мой счёт пополнился двумя тысячами галеонов в качестве оплаты за уже позаимствованную "технологию". Немалая сумма денег, если учесть, что полный набор принадлежностей для первого курса стоил менее сотни монет, но и ничего выдающегося. С другой стороны, они УЖЕ получили к ней доступ и могли использовать её, не ставя меня в известность, так что этот шаг скорее стоило рассматривать как основу будущего сотрудничества.
  Правда при этом я не мог не понимать, что, по сути, выдал один из секретов ордена, ведь с помощью этих рун изготовлялись специальные шлемы, позволяющих сражаться с драконами, подземными тварями или прочими созданиями, где возникали сложности с видимостью. Напоследок я узнал про артефакт для защиты сознания. Со слов поверенного выходило, что такие артефакты довольно распространены среди аристократии и стоит поискать в местных лавках. У самих же гоблинов были свои методы, но людям они не подходили.
  Поиск артефакта откладывать было нельзя и пришлось побродить на холоде, от чего мой насморк мог перерасти во что-то более серьёзное. И в итоге мы его даже нашли, но изящный кулон с нужными свойствами обошелся в целую тысячу монет, что только подтвердило мои выводы насчёт полученной суммы. Правда, за него платила организация, так что мы даже не раздумывали над покупкой. Более того, в той же лавке мы приобрели наручные кобуры для палочек, зачарованные от манящих чар и сквозные зеркала, магический аналог раций, что обошлось ещё в пять сотен, но уже личных. Напоследок я решил заскочить в книжный, хотелось приобрети книги по артефакторике, а то мои знания были слишком уж специфичны.
  ***
  Под конец каникул произошел занятный казус. Я решил потренироваться с Викторией в дуэлях, дабы тот нехитрый набор заклинаний, что мы успели разучить, перестал быть мёртвым грузом. Вот только никто из нес не ожидал ТАКИХ последствий - в разгаре боя около нас появилась пара магов и потребовала от меня сдать палочку.
  - Мистер Эванс, вы исключены из школы чародейства и волшебства Хогвартс за многократное нарушение запрета использовать магию несовершеннолетним и нарушение статута о секретности! Сдайте и вашу палочку и проследуйте с нами в министерство.
   Честно говоря, я опешил - леди Интегра знала о надзоре, и, по её словам, на территорию поместья он не распространялся. Но прежде чем я успел сориентироваться, на полигон со всех сторон повалили солдаты. Маги быстро оказались в окружении и были полностью деморализованы. Пару раз они дёрнулись, попытавшись что-то сделать, но сразу раздался предупредительный выстрел поверх голов, и они затихли, после чего у них забрали палочки. Похоже, они пытались аппарировать, но не вышло. Я даже не знал, что у Хэллсинга есть такие средства защиты от магов.
   А через пару минут появился Уолтер и потащил магов вместе со мной к леди Интегре.
   - Итак, господа, я глава организации Хэллсинг, Интегра. Чем обязаны столь внезапному визиту?
   - Мисс Интегра, из отдела борьбы с неправомерным использованием магии поступило сообщение о многократном нарушении запрета использовать магию несовершеннолетним магом Александром Эвансом в присутствии маглов, - в ходе речи аврора ощущение складывалось такое, словно он вообще не понимал куда попал, а соблюдал вежливость только в виду полной деморализации, - причем использовались, пусть и довольно простые, но боевые заклинания. После чего было решено направить разбираться двух авроров.
   - Вы в курсе, что на особняк Хэллсингов ограничения на использование заклинаний не распространяется? - леди явно была раздражена тем, что её оторвали от дел, - а о существовании магов тут знают все, так что нарушение статута о секретности в принципе невозможно
   Похоже, они не только не знали об этом, но и не знали, что такое Хэллсинг вообще. Интегра тяжело вздохнула.
   - Хорошо, я напишу письма начальнику аврората и министру магии, передадите им. Сейчас вам вернут ваши палочки.
   На этом инцидент был исчерпан. Авроры быстро ретировались, а выволочку мне Интегра решила не устраивать. Самое печальное во всей этой истории было то, что из десяти дуэлей я с треском проиграл все десять. И это при том, что набор заклинаний у нас был полностью идентичный. Виктория совершенно спокойно уклонялась от всех моих атак, даже не используя "протего", единственное известное нам защитное заклинание. При этом атаковала она гораздо быстрее меня. Слово "библиотекарь" начало приобретать очертания приговора, я стал чувствовать себя ходячей энциклопедией, мало пригодной в бою.
  
  ========== Глава 7 ==========
  
  Новая повязка работала неплохо, особенно учитывая полное отсутствие альтернатив. Головной боли больше не было, но видимость оказалась сильно ограничена. Как следует повозившись с новым вариантом артефакта, я пришел к варианту, при котором зона моего обзора была около десятка шагов, а дальше всё словно растворялось в тумане. Можно было сделать и больше, но тогда слишком много "нитей" магических потоков накладывалось друг на друга, и чем дальше был обзор, тем сложнее становилось ориентироваться.
  Другим минусом стал тот факт, что мелкие детали также было невозможно разобрать. И опять же, тут можно было увеличить "чувствительность", но для этого также пришлось бы урезать дальность обзора. И тем не менее, это позволяло спокойно двигаться самому и упростило процесс учебы. Если раньше сам факт моего пребывания в замке вызвал множество сомнений, то теперь таких мыслей уже не возникало.
  Хотя с той же трансфигурацией всё было по-прежнему плохо, но вот с зельеварением стало в разы проще, правда я всё ещё нуждался в подсказках о таких вещах, как цвет и консистенция зелья. Зато подготовка ингредиентов стала вполне посильной задачей, что уже было значительным шагом вперёд. Ну, а с ЗОТИ и чарами всё стало просто замечательно. Я даже начал получать определённое удовольствие от пребывания в школе.
   Также, благодаря сквозным зеркалам, постоянное присутствие Виктории больше не требовалось, и она тратила свободное время у нас в комнате для изучения и отработки новых чар. Чувствую, летом она будет побеждать меня гораздо быстрее, а ведь мне и так нелегко приходилось. Но я всё равно был рад за девушку, а то в первом полугодии она совсем не имела возможности делать то, чего хотелось бы ей самой. Да и я вздохнул немного спокойней, почувствовав себя куда более самостоятельным. Теперь она сопровождала меня утром на первое занятие и встречала после последнего. Возможно, в будущем от опеки в школе можно будет вообще отказаться. Хотя это уже вопрос безопасности, а не обучения.
   Тем временем школа жила своей жизнью. Постоянные потасовки между учениками Гриффиндора и Слизерина, розыгрыши близнецов Уизли, нападки отдельных слизеринцев на маглорождённых. По-моему, в Хогвартсе была тотальная нехватка дисциплины, а директор даже не пытался с этим бороться. Возможно, такой расклад был ему нужен, но я даже близко представить себе не мог зачем. Единственными кто поддерживал хоть какую-то дисциплину, были Снейп и Филч - без их усилий все бы спокойно гуляли ещё и по ночам, ну или вообще разобрали бы школу по камешку. И ведь за это их дружно и искренне ненавидела большая часть учеников. Остальные же профессора во время ночных дежурств особой активности не проявляли, по крайней мере, так говорили.
   А в апреле я получил свою первую отработку. На уроке зельеварения в мой котёл что-то подбросили, отчего тот изобразил извержение вулкана. Варили мы зелье от фурункулов, которое было довольно безобидным, но всё рано могло бы довольно сильно меня ошпарить. Благодаря былым тренировкам среагировал я вовремя и даже успел выдернуть из-под волны брызг своего напарника на этом занятии, Невилла Лонгботома, но от гнева преподавателя меня это не уберегло.
   - Эванс, Лонгботтом, вы что, не читали рецепт?! Добавлять иглы дикобраза нужно ПОСЛЕ снятия с огня! Ладно Эванс, он ни черта не видит, но вы-то, Лонгботтом, куда смотрели? Или вы настолько безнадёжны, что неспособны осознать простейшую вещь? - в аудитории послышался довольный смех слизеринцев, - Двадцать баллов с Гриффиндора. И отработка вечером у Филча. Обоим!
   Мы сидели в самом центре класса, позади нас находились только слизеринцы, а значит, подкинуть иглы могли только они. Похоже, от игнорирования, которое меня совершенно не волновало, они решили перейти к делу, а значит нужно быть осторожнее. Но спорить со Снейпом было бы бесполезно, ничто не злит его так сильно, как нарушение техники безопасности и наличие Поттера поблизости, а уж если оба фактора вместе...
  ***
  Вечером мы с Лонгботтомом были у Филча и тот хотел отправить нас мыть кубки в школьный зал славы, но вмешалась судьба в лице МакГонагалл. Профессор привела завхозу странную компанию из Малфоя, Поттера и, кажется, младшего Уизли.
  - Аргус, этих молодых людей нужно отвести к Хагриду, у него какие-то проблемы в Запретном лесу.
  - Но Минерва, первокурсников в Запретный Лес? Тем более уже темнеет, - Филч был явно удивлён, не ожидал от него такой заботы, - да и занят я, вот Северус двоих охламонов прислал.
  - Знаю Аргус, но таков приказ директора, - вздохнула МакГонагалл, - а Эванса и Лонгботомма можешь тоже передать Хагриду, мальчикам вместе будет спокойней и безопасней.
  Спокойней и безопасней? Это поздним вечером в магическом лесу? О-о-о, я слишком хорошо знал, КАКИЕ твари там могли водиться. Нет, наверняка гнёзда, норы, берлоги и прочие "жилища" самых опасных созданий в зоне вокруг школы давным-давно уничтожили, но нет никаких гарантий, что что-нибудь не забредёт туда в самый неподходящий момент. Нет уж, кто как хочет, а я туда определённо не пойду.
  Но сходу спорить я не стал. Если МакГонагалл готова следовать приказам директора вопреки школьным правилам, то она всё равно найдёт способ туда нас спровадить. А вот если то, что я слышал о нашем школьном леснике правда, то сладить с ним может оказаться куда как проще. Так что единственное что я сделал, это связался с Викторией и вкратце обрисовал её расклад.
  К тому моменту как мы выбирались из замка, Хагрид со своим псом уже дожидался нас недалеко от своей хижины. И прежде чем вести нас вглубь леса он решил объяснять задачу.
  - Значица так ребятишки, в лесу тварь какая-то завелась, и охотится на единорогов и одного смогла ранить. Вот наша задача и найти подранка. Пойдём, значица, двумя группами: со мной Гарри и Невилл, а с Клыком Драко, Рональд и Александр. Если кто найдёт, пускайте искры - я сразу пойду к вам.
  - Я не пойду с двумя слизнями! - тут же завопил Уизли.
  - А я не пойду с глупой псиной! - подхватил Драко.
  Хагрид мгновенно растерялся - руководить людьми явно не его конёк.
  - Хагрид, давай я пойду с Клыком, - вызвался Поттер.
  Это, как ни странно, успокоило Малфоя, ну или "глупой псиной" он назвал младшего Уизли. Мне же было всё равно с кем идти, по тому что никуда идти я собственно и не собирался, что я и озвучил, как только передал последние подробности Сэрас.
  - Вы как хотите, а я остаюсь здесь, - спокойно произнёс я, как только споры улеглись.
  - Эээ... - замялся Хагрид, - ну дык отработка же.
  - Ну так я и не против отрабатывать, - пожал я плечами, - только у Филча, как и приказал профессор Снейп. А в лес первокурсникам вообще соваться запрещено, тем более в такое время.
  - Трус! - прозвучал крайне "умный" возглас Уизли. М-да, а ведь я пытаюсь отмазать нас всех от крайне подозрительной отработки. Теперь голос этого идиота я точно запомню.
  - Директор Дамблдор сказал, что можно, значит можно, - набычился лесничий, - ему виднее.
  - С каких это пор директор перестал подчиняться школьным правилам?
  - Но...
  - Так, что тут происходит?! - с облегчением услышал я голос Виктории. Всё, теперь можно не волноваться.
  ***
  Кабинет директора Хогвартса. Северус Снейп.
  - Как это понимать Альбус?! - Снейп пытался взять себя в руки, но получалось плохо. Слишком уж внезапной стала информация о том, что с подачи директора в запретный лес чуть не отправился его крестник. - Отправить первокурсников в запретный лес, да ещё почти ночью! Вы ведь прекрасно знаете, какие опасные твари там водятся.
  - Северус, успокойся. Детям ничего не грозило, ведь с ними должен был пойти Хагрид.
  - Ваш могучий защитник лежит пластом с кучей переломов, - прозвучал из угла кабинета смешок Флитвика, где тот со всеми удобствами и устроился.
  - Кстати да, - Дамблдор повернулся к виновнице "торжества", - мисс Сэрас, вам не кажется, что такая реакция была слишком... чрезмерной?
  - Директор Дамблдор, это переходит все границы. Этот лесник собирался оставить моего подопечного посреди леса с псом. С псом! В лесу! Практически ночью! Да ещё и хотел, чтобы они искали единорога, на которого охотится какая-то тварь. И теперь вы смеете обвинять в чем-то меня?! - Мгновенно отреагировала Сэрас, которая явно была на взводе, и Северус её прекрасно понимал - не каждый день приходится тягаться с полувеликаном.
  Со слов Драко он знал, что эта девушка явилась, когда Эванс уже вовсю уперся, отказываясь идти в лес. И сам зельевар не понимал только одного, почему из всей этой своры первогодок только один человек оказался достаточно благоразумен. Ладно ещё грифиндорцы, это как ни крути уже диагноз, но почему Драко послушно шел на убой?!
  Ну, а в дальнейшем мнения расходились. Поттер, Лонгботом и Уизли утверждали, что Хагрид попытался отстранить вмешавшуюся девушку, а Эванс и Малфой наоборот, что тот предпринял агрессивные действия. Разумеется, сам Северус скорее верил последним. И понеслась... КАК? Как это хрупкое на вид создание умудрилось сломать огромной образине нос, челюсть, руку и два ребра? Такое просто в голове не укладывалось.
  - Мисс Сэрас, вам тоже следует упокоиться. В конце концов, ничего страшного не случи...
  А от случившегося далее все присутствующие едва не впали в шок. Девушка с размаха залепила великому светлому магу звонкую пощёчину, и тот теперь потирал пострадавшее место с видом ребёнка, у которого только что отобрали конфетку. Просто взять и ударить великого светлого мага - никто и подумать о таком не мог. Северус отвернулся и постарался за кашлем скрыть рвущийся истеричный смех, но взгляд его наткнулся на Филиуса, который стойко молчал, но трясущиеся в беззвучном хохоте плечи выдавали его с головой. Минерва же потеряла дар речи и просто стояла с открытым ртом.
  - Я требую, чтобы меня, как опекуна ставили в известность о подобных наказаниях. - Произнеся это, Виктория Сэрас резко развернулась, отчего её мантия эффектно взмыла вверх, и, больше ни слова не сказав, направилась на выход из кабинета директора.
  ***
  Александр Эванс.
   Ситуация с отработками пусть и несколько своеобразно, но разрешилась - вместо этого странного похода в лес мы всей гурьбой драили полы в замке под чутким руководством Филча. Хотя сам я до сих пор был несколько шокирован действиями Виктории - впервые мне довелось увидеть все возможности её, усиленного влиянием вампирской скверны, тела. И, если честно, то мне даже было немного завидно, ведь я изобразить что-то подобное не смогу никогда. В памяти постоянно всплывало, как она, бросив ослепляющее заклинание, буквально повисла на его лапище, и прямо с неё нанесла несколько ударов ногами в лицо, после чего, уклоняясь от хаотичных размахиваний лесничего, исполнила изящный пируэт, спрыгивая на землю, и продолжила "экзекуцию". Недалёкого Хагрида отчасти было даже жалко, ведь всё это вина директора, а не его, но тут он сам виноват - не нужно тянуть руки куда не просят.
  Выяснилась и подоплёка этих событий - оказалось, что Поттера и компанию поймали у Астрономической башни, что они там делали точно неизвестно, но Малфой за обедом распинался о маленьком драконе. А ещё по школе ходили слухи о том, что мой опекун набила морду не только леснику, но и директору. Когда же сама Виктория, посмеиваясь, весьма красочно рассказала о тех событиях, я долго не мог унять хохот. Но самое интересное было в том, что она ведь и не думала распространяться о тех событиях, да и не с кем ей было об этом говорить, кроме меня. А значит, слух пустил кто-то из профессоров. Занятно.
   Ну и раз благодаря совместной отработке возник столь удобный случай, то я решил, что грех им не воспользоваться. Так-то мы с Поттером крайне редко пересекаемся вне занятий, и попытка навязать ему беседу в других условиях может выглядеть подозрительно.
   - Гарри, помнишь, я собирался узнать о своей родне? - Поттер сразу заинтересованно закивал, - так вот, я получил ответ. У брата моей матери было две дочери, Лили и Петунья. Последней даже предлагали оформить надо мной опеку, но она отказалась.
   - Получается ты... мой дядя? - тот явно оказался крайне растерян.
   - Двоюродный, - уточнил я, - родство довольно дальнее, но тем не менее.
   С тех пор я начал иногда общаться с компанией гриффиндорцев, пересекаясь в библиотеке или в коридорах между занятиями. Долгое отсутствие нормального общения со сверстниками давало о себе знать и иногда их поведение заводило меня в тупик. Например, Рональд терпеть не мог слизеринцев, в том числе и меня до недавнего времени, но теперь со мной общался довольно спокойно. По его словам, я был "неправильный слизеринец". Правда мне он всё равно не нравился - слишком ленивый, недалёкий, категоричный и вспыльчивый, поэтому с ним я особо не контактировал, пусть и до полного игнорирования не опускался. Впрочем, возможно я был излишне пристрастен, памятуя о его "мудрой" реплике около леса.
  Грейнджер же постоянно пыталась всех поучать, в том числе и меня, хотя ранее такого не наблюдалось. На объяснения, что теорию я и так прекрасно знаю, а низкая успеваемость из-за чисто физических проблем с исполнением, она не реагировала. В общем, она слишком уж серьёзно относилась к учебе. Точнее к оценкам, хотя на мой взгляд был важен именно процесс получения знаний, а всё остальное вторично. Но в остальном с ней всегда можно было обсудить неясные моменты, которые изредка, но возникали. В принципе, мы с ней и раньше неплохо ладили.
   Ну, а сам Поттер, казалось, ничем особым, кроме участия в сборной факультета по квиддичу, не выделялся. Средняя успеваемость, вполне детский взгляд на жизнь и чрезвычайная скромность. Но при этом с ним было легко общаться, он не стремился навязать своё мнение, всегда готов был выслушать или помочь и просто искренне стремился дружить. По моему мнению, именно это собрало вокруг него таких разных людей как Уизли и Грейнджер.
   Незаметно подкрались экзамены, и это было настоящей проблемой. Если в своих теоретических знаниях я был полностью уверен, то с практикой по всем предметам, кроме ЗОТИ и чар дела обстояли печально. Всю последнюю неделю я метался между попытками отрабатывать трансфигурацию и зелья, но получалось как всегда плохо. Виктория только посмеивалась, глядя за моими метаниями - лучше бы поддержала, предательница.
  С ЗОТИ, чарами и чисто теоретической историей магии ожидаемо проблем не возникло, и я получил высший балл, а вот дальше начались мучения. По астрологии "удовлетворительно" мне поставили чисто из жалости, ответить я мог только на теорию. Собственно, на неё я только ради этой самой теории и ходил. На гербологии я умудрился ничего не перепутать и стал счастливым обладателем "выше ожидаемого". Главные же мучения, зелья и трансфигурация, были впереди.
  На трансфигурации профессор МакГонагалл очень долго пыталась добиться от меня правильного превращения чашки в мышь, но та так и продолжала цокать по столу керамическими лапками. В итоге профессор махнула рукой и, убедившись, что теорию я знаю, поставила мне честно заработанное "выше ожидаемого". Зелья же я сдал на "удовлетворительно". Не знаю, насколько верно я выполнил задание, но, когда я честно ответил Снейпу, что не знаю, правильно ли я сварил зелье, у того затряслись руки, видимо, от желания меня придушить. Хотя ответил я совершенно искренне, откуда мне знать, правильный ли у него цвет? Всё что я мог, это ориентироваться на запах и, частично, консистенцию. Да только в учебниках в первую очередь указывают именно на цвет, нежели на прочие индикаторы.
  А вот после экзаменов начались интересные события. По школе ходили слухи, что Поттер убил профессора Квиррелла. Причем самого Гарри до прощального банкета не было, и узнать детали было невозможно. Но в слухи я не верил, поскольку сама мысль о том, что Гарри убил человека, казалась мне дикой, а значит следовало выяснить, что к чему. Итоговая речь директора навела немало шороху, накинув в последний момент кучу балов Гриффиндору, причем результат явно вымерялся, и львы вышли вперёд на считанные балы. Выглядело всё так, будто директор намеренно провоцировал Слизерин действовать против Гриффиндора в целом и Гарри в частности.
  ***
  В поезде мы быстро нашли купе, где сидело гриффиндорское трио и те ожидаемо были не против нашей компании.
  - Гарри, расскажи, что случилось с Квирреллом, а то по замку гуляют слухи, один глупее другого. Я не могу поверить, что ты мог убить человека.
   - И это далеко не самый интересный слух, который ходит по поводу его исчезновения и твоего в нём участия, - хмыкнула сидящая рядом Виктория.
  - Я и сам не совсем понимаю, что там произошло, Алекс, - Поттер замялся, видимо не зная, стоит ли мне говорить, но вскоре решился, - Волдеморт вселился в профессора и пытался похитить философский камень, который хранил в школе директор.
  - Постой, разве Волдеморт не умер десять лет назад? - если чего я и ожидал, то только не такого.
  - Нет, директор сказал, что тот где-то прячется в виде духа и пытается возродиться. Для этого он и хотел похитить камень.
  - И как так получилось, что никто не заметил одержимости профессора?
  - Я не знаю, - похоже, Поттер даже не задумывался о таком вопросе.
  Информация была крайне интересной. Во-первых, Волдеморт жив, а это очень плохо, ведь во время войны слуги лорда, именуемые Пожирателями Смерти, убили множество мирных жителей, причем в основном не одарённых магией. В те годы многие сотрудники Хэллсинга погибли, защищая гражданских. Во-вторых, я не верил, что директор мог не заметить состояние Квиррелла, а значит он намеренно втянул в это Поттера. Да, мы и раньше предполагали, что у Дамблдора большие планы на Гарри, но теперь и вовсе выходило, что он в них едва ли не ключевая фигура. И пока не ясно, потому, что тот был Мальчиком-Который-Выжил, или дело в шраме со следами магии? Либо оба варианта вместе. Или что-то неизвестное мне... Интересно, что скажет по этому поводу леди Интегра?
  
  ========== Глава 8 ==========
  
  Лето прекрасная пора, но явно не для меня. Началось всё с того, что после доклада о событиях в школе, Интегра заинтересовалась моими оценками и увиденное её явно не устроило, причем мои вполне обоснованные оправдания её не волновали совершенно. И начался сущий ад. После побудки в семь утра, после чего на гигиену и завтрак отводился час. В восемь начиналась тренировка на полигоне с Викторией, та гоняла меня на магических дуэлях ровно два часа, после чего дело переходило к чисто физическим нагрузкам. А ведь прошлогодние тренировки с фехтованием и стрелковой подготовкой тоже никто не отменял. Если прошлой осенью я считал, что мне очень плохо, то сейчас я страстно желал вернуть те прекрасные времена.
  В итоге к ужину я еле дышал, но это было ещё не всё. По настоянию леди Интегры я должен был постепенно изучить Французский, Немецкий, Испанский и Русский языки. Правда тут выяснилось, что в этой области у меня что-то вроде врождённого таланта - разговорная часть языков давалась просто до неприличия легко. Наверное, дело опять в воспоминаниях предков. Там-то я всегда понимал сказанное, хоть разговоры и проходили на всевозможных языках. Видимо, где-то подсознательно эта информация откладывалась и теперь нашла выход. Вот только осознав этот факт, мои "мучители" стали напирать на письменную часть. А ведь это правила, правила и ещё раз правила. В коих я, очень быстро начинал путаться.
   Единственными перерывами в этом сумасшедшем учебном спринте было воскресенье, в которое мне позволяли выспаться и заняться своими делами. Обычно я располагался в сквере и просто расслаблялся, либо читал купленные зимой книги по артефакторике. Правда, большого прогресса я всё равно не достиг, поскольку нужно было изучать руны, иначе половина прочитанного была полностью непонятна. Так-то я знал способы применения многих из них, но далеко не все и не всех. Ну, а вторым поводом побездельничать были операции Хэллсинга, на которые меня стали брать, но только в качестве наблюдателя. К слову, Виктория, решившая стать полноценным членом организации, активно в них учувствовала, что было крайне ценным опытом для неё. В целом, я её выбор ни в коем разе не осуждал - роль организации мне и самому была глубоко симпатична.
   И первая операция оказалась... донельзя скучной. Всё свелось к выбору хороших позиций и одному точному выстрелу снайпера, упокоившего потерявшего последние мозги от жажды крови вампира. Понятно, что даже для подобных операций требовалась немалая сноровка, но я надеялся на что-то более... зрелищное. Хотя в подобных делах зрелищность практически равносильна большим потерям, так что чем "скучнее", тем меньше риска.
   А Алукард, как оказалось, в операциях участвует довольно редко - только в ситуациях, грозящих большими потерями мирного населения, либо если целей было слишком много. Интегра считала, что солдаты должны постоянно совершенствовать свои навыки, а Князь, уничтожая беспомощных в бою с ним врагов, ничему новому не научится. В общем ожидаемая позиция для прагматичной леди.
   А за десять дней до отправки в Хогвартс меня выдернул с тренировок Уолтер и повёл к леди Интегре. Похоже, со мной, наконец, решили поделиться выводами, сделанными из переданной мною информации.
   - Итак, Александр, я долго думала о происходящем в Хогвартсе. Несомненно, ситуация в магической Британии складывается чрезвычайно опасная. Во-первых, министр магии Корнелиус Фадж абсолютно некомпетентен - при его руководстве министерство погрязло в коррупции. О чем тут говорить, если даже МЫ зачастую вынуждены этим пользоваться в обход официальных каналов. Большинство руководителей различных отделов наверняка его ставленники, а значит, также некомпетентны. Это было хорошо видно во время зимнего "визита" к нам авроров. Кроме того, министр сильно подвержен влиянию Альбуса Дамблдора, по крайней мере, так было раньше.
   Интегра взяла паузу, видимо собираясь с мыслями.
  -Во-вторых, как ты уже знаешь, Дамблдор ведёт какую-то свою игру, цели которой не ясны, но точно известно, что всё крутится вокруг твоего племянничка. Можно было бы предположить, что директор хочет использовать Волдеморта как всеобщее пугало и укрепить свой авторитет или пополнить своё состояние. Но я считаю такой вариант маловероятным - если бы директор хотел подобного, он бы давно был министром магии. Да и нет никого в магической Британии, кто мог бы выступить против него на равных, кроме самого Волдеморта. А значит цель, скорее всего, именно борьба с Тёмным Лордом. Альбус что-то знает. Что-то такое, что заставляет его делать такие грязные ходы как в случае с Поттером. Никто не будет идти на такой риск по мелочам, а это риск, ведь если имеющиеся у нас данные попадут в прессу, то директор как минимум потеряет изрядную долю влияния.
   После длинной речи леди достала сигару и сделала длинную затяжку.
   -В-третьих, Дамблдор считает нас если не врагами, то опасной помехой. Иначе давно поделился бы с нами своими сведениями, что бы мы могли либо помочь, либо подготовиться к войне. Возможно, он не считает нас полезными, а может попросту не доверяет, но по сути это не важно. По тебе или Виктории он бить не станет, слишком мелко, поскольку сейчас ты ни на что не влияешь, а ради простого наблюдателя развязывать конфликт он не станет. Но если твою дружбу с Поттером он посчитает угрозой своим планам, то могут быть последствия. А Поттера бросать на произвол судьбы ты ведь не станешь?
   Бросить Гарри я действительно не мог - он был неплохим парнем, к тому же довольно близкой роднёй и, наверное, со временем мы станем неплохими друзьями. А ведь, по сути, сейчас никого, кроме Виктории, у меня нет. Да и в конце концов это было попросту неправильно. Так что мне оставалось лишь подтвердить очевидное.
   - Я так и думала, - кивнула каким-то своим мыслям Интегра, - кстати о Поттере, у того выдалось весьма интересное лето. Как докладывают наблюдатели, в начале августа на окна его комнаты Вернон Дурсль приделал железную решетку. А через три дня, его оттуда вытащили на летающей машине. Как тебе такой поворот? Но вернёмся к делу. Какие выводы ты можешь сделать из вышесказанного?
   Я задумался, вспоминая и мысленно перебирая доводы Леди. Пауза затянулась на несколько минут.
   - В случае возрождения Волдеморта министерство будет неспособно адекватно действовать, и обречено на поражение, - Интегра одобрительно кивнула, подбадривая меня, - а любые наши действия Дамблдор, единственный кто может реально повлиять на ситуацию в магической Британии, скорее всего воспримет как угрозу своим планам и будет противодействовать. Следовательно, если конфликт выйдет за пределы магического мира, эффективно действовать мы не сможем. Алукард, безусловно, силён, но в мобильности он сильно уступает магам, поэтому в одиночку ему ситуацию не преломить.
   - Примерно к таким выводам я и пришла, Александр. Только ты упустил из внимания Ватикан, который на этот раз наверняка не станет стоять в стороне, только нам от этого легче не станет. Пока это только теория и Волдеморт не возродился, а если это случится, у нас будет несколько месяцев, пока он собирает силы, но сбрасывать со счетов такой вариант мы не можем. А значит нужно готовиться. Сейчас я пытаюсь пробить увеличение бюджета организации, чтобы нарастить численность состава, а тебе стоит обдумать, как улучшить эффективность наших бойцов в случае противодействия магам. Учитывай это, пока будешь находиться в школе, и постарайся понять, какие настроения бродят в самой среде магов. И да, последнюю неделю августа занятий не будет, отдохни, как следует. Можешь идти.
   Вот такое выдалось лето, сам того не подозревая, я оказался в самом центре будущей войны. Теперь стали понятны бешеные нагрузки - мне пытались дать всё, что успеют. Хоть война и начнётся не завтра, если вообще начнётся, но выживут в ней только те, кто будет достаточно подготовлен. Скорее всего, у Интегры были на меня какие-то планы, но я был уверен, мне всё расскажут, когда придёт время.
   Последние дни лета прошли спокойно, я, наконец, смог как следует выспаться и даже мышцы перестали болеть. К тому же на этот раз поездка в школу не вызвала таких сильных эмоций, ведь это больше не было столь серьёзным испытанием для моей выдержки, а после тяжёлых каникул и вовсе казалось поблажкой. В поезде я рассчитывал встретить Гарри, с коим летом я пытался начать переписку, но ответа почему-то так и не получил. К тому же хотелось услышать, за что ему навесили железные решетки и про летающую машину. Но к моему удивлению в поезде я нашел только Гермиону, которая также не знала где Гарри и Рональд, а потому изрядно переживала. Видимо они умудрились во что-то влезть даже до приезда в школу.
  ***
  В отличие от первого курса, в школу мы ехали со всеми удобствами, на каретах. Хотя я был несколько разочарован, что в магическую школу возят кареты с обычными лошадьми, самостоятельно плывущие лодки производили большее впечатления. Правда, как мне потом сказала Виктория, лошади были очень даже не обычные, точнее вовсе не лошади. Но для меня особой разницы заметно не было.
  Праздничный пир проходил по той же схеме, что и в прошлом году, разве что песня у шляпы была другая. За распределением первокурсников я не следил, только краем уха отметил прибытие очередного члена многочисленной семьи Уизли. В тот день Гарри так и не появился за столом Гриффиндора, зато на следующий состоялся концерт имени Уизли. Рональду прислали говорящее письмо, которое, судя по перешёптываниям учеников, называлось "вопиллер", и оно начало громко изливать негодование матери Уизли на весь обеденный зал. Чем думала эта женщина, позоря своего сына на всю школу, для меня осталось загадкой.
  А история Гарри оказалась весьма увлекательной. В последний день июля, в его день рождения, к нему заявилось чудное существо по имени Добби. Существо назвалось домовым эльфом и попросило не ехать Поттера в школу, потому что тому грозила некая опасность, связанная с готовящимся заговором. Более детально домовик говорить отказывался и постоянно порывался всячески причинять себе боль. Чтобы заставить Гарри не ехать в школу Добби сначала крал письма, шедшие мальчику, а потом испортил праздник Дурслям. Именно эти события привели к появлению решеток на окнах Поттера.
  Дальше оказалось ещё интереснее - через трое суток Гарри вытащили из заточения и привезли к себе домой близнецы и Рон на той самой летающей машине, о которой говорила леди Интегра, и до конца лета мальчик оставался у них. А при поездке в школу их не пропустил барьер на платформу девять и три четверти, в результате чего в школу они полетели на всё той же машине, по пути изрядно нарушив статут о секретности. В конце этой эпопеи они врезались в гремучую иву, а по пути в обеденный зал наткнулись на Снейпа. В общем, на мой взгляд, на пару отчислений они точно заработали, но отчислять Мальчика-Который-Выжил, разумеется, никто не станет. Но во всей этой истории больше всего меня заинтересовала машина - раньше я и не представлял, что возможны такие артефакты на основе техники. Определённо, подобный вариант следовало как следует обдумать.
  Ну, а после бурного начала учебного года началась обычная школьная рутина. Я всё также среднепаршиво учился и проводил свободное время в библиотеке, то болтая с ребятами, то пытаясь разобраться в учебниках по рунам. Изменился только преподаватель по ЗОТИ, им стал Гилдерой Локхарт, довольно известный, как оказалось, писатель в мире магии. И если в прошлом году Квиррелл давал нам по сути одну теорию, то в этом нам рассказывали откровенные байки, которым многие ещё и умудрялись верить. Особенно это касалось женской части учеников. Так что на уроках ЗОТИ я просто читал, игнорируя нового "профессора", для этого предмета у меня был "личный преподаватель", которая уже заканчивала изучать заклинания четвёртого курса.
  В этом году я решил потратить время с пользой и внимательно обследовать Хогвартс - пусть мой обзор и был сильно ограничен, зато мне были доступны такие подробности, что имелся неплохой шанс натолкнуться на что-нибудь интересное. Я бродил по коридорам и внимательно осматривал стены, портреты и ниши с доспехами, изучая переплетения магических потоков, пронизывающих стены этого древнего замка. За месяц я нашел несколько секретных ходов, но большинство из них открыть я не мог, видимо, нужен был пароль или ключ, а оставшиеся либо были завалены, либо являлись более коротким путём между разными коридорами замка. Но в начале октября я наткнулся на кое-что действительно интересное.
  В те дни я осматривал область, прилегающую к башне Равенкло, и однажды ко мне подлетела Серая Дама, призрак факультета. К слову, призраков в новой повязке я хоть и смутно, но различал, правда только тогда, когда "подсвечивал" их своими усилиями. Молча поманив меня, она направилась в сторону гостиной и попала внутрь прямо сквозь дверь. Знаменитый вход в гостиную воронов неожиданно пропустил меня без обязательного вопроса, хотя, как я слышал, ответить на него, обязаны были даже ученики факультета, я же был слизеринцем. В гостиной оказалось пара учеников-воронов, не обративших на меня никакого внимания, будучи полностью поглощёнными книгами, и Серая Дама, которая ожидала меня около статуи, стоящей в нише недалеко от входа и, как только я подошел к ней, молча отправилась на выход.
  Статуя изображала слегка улыбающуюся женщину в изящной мантии и с диадемой на голове. Видимо, она изображала саму Ровену Равенкло с её знаменитым артефактом, который считается утерянным. Но сама статуя сходу привлекла моё внимание совсем по другой причине - она словно была покрыта тончайшим слоем магии, что позволяло мне четко разобрать детали. На пальцах женщины я обнаружил искусно изображенное кольцо, такое я видел в хранилище рода, в Гринготтсе - символ главы рода слова. По наитию, я прикоснулся к эмблеме рода и статуя начала беззвучно спускаться вниз, вместе с платформой, на которую была установлена. Похоже, вся эта композиция оказалась одним большим артефактом, исполняющим роль лифта.
  Я оказался в просторном помещении, внутри которого располагался небольшой камин, рабочий стол и несколько книжных полок. И внутри была только одна дверь, за которой оказалось спальня, а уже к ней в свою очередь примыкал ванная комната. По всей видимости, это личные покои леди Ровены. Осматривать книги я не решился, опасаясь испортить их заклинанием, созданным для меня профессором Флитвиком.
  - "Как же любила Ровена Равенкло своих учеников, раз вход в личные покои оставила внутри гостиной факультета?" - невольно подумалось мне.
  Своей находкой я решил поделиться только с профессором Флитвиком, как деканом факультета. Причем тот отказывался верить в находку, до последнего момента, пока сам не оказался внутри. Что характерно, те два ученика, коих я видел ранее, так и не заметили ничего происходящего.
  - Это просто невероятно, мистер Эванс. Покои самой Ровены Равенкло, они считались такой же легендой, как и тайная комната Салазара Слизерина. А уж эти книги просто бесценны, - бережно прикоснувшись к корешкам переплётов, выдавил из себя преподаватель, - многие и вовсе не имеют других экземпляров. А уж дневник основателя, даже представить сложно какие тайны там могут храниться... Но как вам удалось попасть сюда?! Помнится, в молодости я обшарил каждый угол, увлёкшись легендами замка, но так и не нашел ничего стоящего, кроме пары тайных переходов... и кухни.
  Я задумался. С одной стороны, Флитвик был моим любимым преподавателем и очень сильно помог мне на первом курсе, а потому я бы сильно ему обязан. С другой стороны, он всё же посторонний человек, о котором я знаю довольно-таки мало. Кто знает, какие у него личные интересы? А делиться сведениями о себе и вовсе опасно - если они попадут в руки директору, то сомневаюсь, что его реакция мне понравится. Но раз уж я уже его сюда, толком не обдумав последствия, то придётся как-то выкручиваться.
  - Профессор, я не могу рассказать вам, если вы не принесёте мне клятву о неразглашении услышанного.
  Теперь настал черёд Флитвика задуматься, но в отличии от меня, решился он гораздо быстрее.
  - Клятва жизнью и магией устроит? - деловито поинтересовался он, и мне оставалось только кивнуть, - в таком случае я согласен.
  После произношения клятвы я кратко ввёл Флитвика в курс дела. Профессор был поражен до глубины души и не сразу собрался с мыслями.
  - Подумать только. Я видел в книгах упоминания воинов вашего ордена, но никогда не думал об их связи с магловским рыцарями. А уж тот факт, что один из основателей Хогвартса был из их числа воистину удивителен. Но что вы собираетесь сделать со своим открытием, мистер Эванс? Решать вам, ведь вы, в некотором роде, наследник основателя. Ваше желание скрыть подобные связи будет вполне понятно.
  - Профессор, пусть это место ещё немного побудет в забвении, - прикинув возможные варианты, решил я, - мне бы хотелось его поподробнее изучить. Да и вы, думаю, не откажетесь от такой возможности. Единственное, что я, пожалуй, заберу дневник леди Ровены, поскольку там могут быть упоминания об ордене, но если хотите, я потом выпишу всё прочее для вас. А вот дальше, когда я закончу учебу, было бы неплохо организовать здесь что-то в духе музея основательницы. Только, пожалуйста, не упоминайте моё имя, скажите, что вы сами нашли это место.
  - Мистер Эванс, вы делаете очень ценный подарок для моего факультета и лично для меня, - изумился преподаватель чар, - прочитать книги самой Равенкло, о чем ещё может мечтать старик, вроде меня?
  - Профессор, в прошлом году вы сделали для меня гораздо больше.
  - Помилуйте, мистер Эванс, я всего лишь адаптировал одно заклинание, что вы бы и сам смогли сделать, только позже.
  Вообще-то у меня была одна мысль. Дело в том, что Виктория в замке по большей части теряла время впустую. На занятиях ей присутствовать запрещалось, да и делать ей там уже было нечего, поскольку на "бесполезную" с её точки зрения ерунду она своё время не тратила. А на большинство сложностей в теории я мог достаточно быстро найти ответ, что позволяло ей стремительно продвигаться вперёд. В практике же она и так давно меня обогнала. Ну, а Флитвик, насколько я слышал, был не только мастером своего дела, но и один из лучших дуэлянтов западной Европы в молодости.
  - Раз вы так настаиваете, то у меня есть встречная просьба, - слегка улыбнулся я, - профессор Флитвик, если это возможно, я бы хотел, чтобы вы занялись обучением моего опекуна в плане дуэлей. Она очень способный боец, но без настоящего учителя далеко не продвинуться.
  - Да? - если полугоблин и удивился, то я этого не заметил, - что же, ничего не имею против. Пусть приходит после занятий, посмотрим, что можно сделать.
  ***
  Виктория Сэрас.
  Возможность обучиться у опытного профессионала мгновенно заинтересовала Викторию. Вспоминая свои обычные действия против Александра, она невольно приходила к выводу, что толку от подобного опыта откровенно мало, ведь для победы над сюзереном особых усилий не требовалось. Набор хорошо отработанных боевых заклинаний у них примерно одинаков, причем скорее всего у неё он уже даже больше, а в плане физических возможностей между ними была настоящая пропасть. Но при этом каждый раз драться приходилось в полную силу, потому что любые поддавки Алекс быстро замечал и тут же обижался.
  Умом она понимала, что со временем картина должна измениться кардинально - к шестнадцати годам упрямый мальчишка выйдет на пик своих магических сил и будет творить чары, которые ей самой не под силу. Но когда это ещё будет... Хотя всё же было немного завидно, что её магические способности настолько малы. Нет, она могла сотворить что-нибудь достаточно мощное, но вспоминая свою попытку овладеть заклинанием огненного копья, понимала, что подобные навыки неприменимы. Заклинание-то вполне получается, но сразу после него возникает слабость, а если повторить его два-три раза, то можно было и схлопотать магическое истощение - попытки прыгнуть выше головы особенно сильно били по запасу сил.
   Так что возможность позаниматься с тем, кто, возможно, укажет как правильно использовать её слабые и сильные стороны, упускать было никак нельзя. Поэтому ровно в назначенный час девушка стояла напротив кабинета преподавателя чар.
  - Проходите, мисс Сэрас, - раздался приглушенный возглас, практически сразу после того, как Виктория постучалась.
  - Здравствуйте, профессор, - зайдя внутрь и прикрыв за собой дверь, вежливо поздоровалась девушка, после чего принялась с любопытством осматриваться. В учебных помещениях она была только в первые дни обучения Алекса, сейчас же тут всё несколько изменилось, ввиду отсутствия учеников, да и вообще с тех пор уже больше года прошло.
  Сам же Флитвик восседал за своим рабочим столом, словно баррикадой обложившись свитками пергамента. Похоже, он проверял назначенные своим подопечным задания.
  - Столько бумажной работы, это просто тихий ужас, - выскользнул из-за своего "укрытия" полугоблин, после чего лихо ухмыльнулся, - так что в самый раз будет немного размяться, не так ли?
  Проследовав за поманившим её рукой преподавателем чар, Виктория прошла через одну из внутренних дверей кабинета, оказавшись на крутой, спиральной лестнице, ведущей куда-то вниз. А спустившись по ней, она попала в просторный, округлый и практически пустой зал.
  - Это небольшой тренировочный зал, для занятий с личными учениками. Жаль, что эту практику давно отменили, - сразу пояснил Филиус Флитвик, который занял позицию в центре помещения, - для начала следует оценить уровень вашей подготовки. Александр охарактеризовал вас как слабого мага, с выдающимися физическими данными. С последним сложно не согласиться.
  Выдав последнюю фразу, полугоблин хитренько так подмигнул и от Виктории потребовалась вся её выдержка, чтобы скрыть смущения. Разумеется, сложно было воспринимать невысокого и откровенно старого преподавателя как мужчину, но ей давненько не делали комплиментов, тем более подобного рода.
  - Можете нападать на меня, используя любые доступные вам способы, - похоже, Флитвик остался доволен результатом своей маленькой шалости, - и не сдерживайте себя. Я не настолько стар, чтобы развалиться от пары ударов, а защита этого зала не позволит нанести серьёзного урона магией,
  Смысл подобного требования был вполне прозрачен, так что тянуть Сэрас не стала. Обычно она предпочитала начинать с серии из трёх-пяти простеньких заклинаний, но на этот раз, осознавая своё единственное преимущество, девушка сходу рванула вперёд, пытаясь выйти на дистанцию удара. Рывок был быстрым и стремительным, вот только Флитвик ни на мгновение не растерялся, выплетая своей палочкой какой-то сложный узор, после чего Сэрас почувствовала, как её мягко отбрасывает назад ставший плотным и упругим воздух. А сразу после этого, даже толком не восстановив равновесие, ей пришлось уходить в перекат, поскольку в то место, где она буквально мгновение назад стояло, впился луч какого-то заклинания.
  На мгновение в зале воцарилось полное спокойствие, но секунду спустя губы полгоблина растянулись в ехидной усмешке, и он взорвался настоящим шквалом заклинаний. Рывок в сторону, пригнуться, перекат, подскочить прямо с пола, оттолкнувшись сразу всеми четырьмя конечностями... Только обретённая реакция, ловкость и скорость спасали Викторию от множества попаданий. Как у преподавателя чар получается так быстро творить столько заклинаний? Ответа она не знала.
  Зато она понимало другое - с ней просто играются, не применяя убойные заклинания, бьющие по площади, от которых она далеко не факт, что смогла бы защититься. Более того, даже при таком раскладе, когда её атаковали заклинаниями школьного уровня, она едва держалась, а рано или поздно проявится усталость, и она станет лёгкой мишенью. А потому нужно было что-то предпринимать и в сторону Флитвика полетели первые ответные заклинания, творить которые получалось с большим трудом, поскольку даже мгновение промедления грозило прямым попаданием.
  Прессинг сразу снизился, поскольку профессор, видимо всё также продолжая давать ей фору, даже не сдвинулся с места и выставил щит. Не раздумывая, Виктория вновь рванула вперёд, после чего стелясь в подкате, уклонилась от выпущенного практически в упор заклинания, и попыталась сбить своего противника на пол хлёстким ударом ноги. И тут Флитвик совершил свою первую ошибку - попытался заблокировать удар, стараясь остаться на месте.
  Мощь удара была такова, что миниатюрного профессора аж подкинуло в воздух, после чего Сэрас попыталась развить успех, да вот только подняться с пола у неё не получилось - она оказалась буквально приклеена. А спустя мгновение рядом, как ни в чем не бывало приземлился Филиус Флитвик. Впрочем, нет, сделанные в её сторону шаги показали, что тот заметно прихрамывает.
  - Более чем неплохо для первого раза, мисс Сэрас, - освободив её, произнёс преподаватель, - определённо, работа с вами будет интересной.
  Что крылось за этими словами она узнала спустя неделю. Выкраивая свободное время в своём графике, Флитвик передавал ей через Александра сообщения со временем занятий, на которых он откровенно мордовал её до полного изнеможения. Бесконечная череда дуэлей с минимальными перерывами - такой темп с трудом выдерживала даже она, с её-то выносливостью, а как справлялся пожилой профессор, оставалось только гадать. Более того, во время передышек он ещё и успевал делиться с ней теорией.
  - Современное магическое искусство не так сильно завязано на личную мощь, как в былые века, мисс Сэрас. Разумеется, более сильный маг имеет преимущество, но это далеко не гарантия победы. По сути, все стили боя можно разделить на три глобальные группы - вскрытие защиты врага, бой до изнеможения одной из сторон и реализация магического превосходства. Конечно, это весьма грубая оценка, и на деле всё плотно перемешивается, но общую суть такое разделение передаёт. Как вы думаете, какая из групп лучше подойдёт вам?
  - Ну уж точно не третья, - улыбнулась девушка.
  - Между прочим, это не так уж и просто, как может показаться на первый взгляд, - усмехнулся в ответ Флитвик, - и всё же, каково ваше мнение?
  - Наверное, взлом защиты. Долгий бой мне не выдержать, а вот прорваться и нанести один мощный удар вполне посильная задача.
  - Отчасти так и есть, - согласился с таким предположением полугоблин, - но всё же нет. Для вас куда лучше будет держать дистанцию. Вы же помните, как я прервал вашу самую первую атаку? Любой сколько-нибудь опытный маг сделает что-то подобное и даже вашей, безусловно выдающейся, реакции не хватит чтобы среагировать на мощную встречную атаку. А даже если получится, то времени на уклонение или сотворение щитов точно не будет.
  - Тогда что же мне делать? Какой смысл держать дистанцию с моим куцым магическим даром?
  - Всё просто - в основе второй группы стилей лежит правильный подбор заклинаний. К примеру, простое школьное "протего" выдержит едва ли не любую возможную атаку, кроме совсем уж специфических заклинаний или запрещённой тройки. Но при этом оно "съест" просто до неприличия много сил. А вот если правильно подобрать защиту под каждую отдельно взятую атаку, то обороняться можно, расходуя куда меньше сил, чем ваш атакующий противник. К тому же, учитывая ваши способности, вы можете легко уклоняться от большей части выпадов. Вот и получается, что если соблюдать дистанцию достаточную для правильного определения атаки противника и соответствующего противодействия, при этом избегая значительной части ударов, то вы сможете измотать даже вполне сильного противника. А если освоите эту часть, то можно будет попытаться подобрать подходящий набор малозатратных заклинаний, чтобы держать противника в напряжении. Кроме того... вы же вроде служили в полиции?
  - Эмм... да, - растерялась Виктория, не понимая, при чем тут вообще это.
  - Значит, с огнестрельным оружием достаточно неплохо знакомы, - кивнул каким-то своим мыслям Флитвик, - пусть подобное оружие и не особо эффективно против магов, поскольку существуют специальные заклинания и артефакты, но это могло бы стать неплохим подспорьем. Обязательно подумайте над этим.
  Подумать определённо стоило, но как минимум до праздников об этом можно было забыть - сейчас огнестрел взять было попросту неоткуда. Так что только и осталось, что до полного изнеможения уклоняться от атак полугоблина, заодно запоминая множество новых заклинаний. Благо хоть отрабатывать их не требовалось - достаточно было определять, чем тебя атакуют. И всё равно, после подобных занятий она едва возвращалась в выделенные им с Алексом апартаменты. Да ещё и приходилось выслушивать подколки этого мелкого засранца, который утверждал, что это возмездие за его мучения.
  
  ========== Глава 9 ==========
  
  Как и в прошлом году неожиданности начались на Хэллоуин - оцепеневшую кошку Филча нашли подвешенную на канделябре. А на стене рядом была надпись: "Тайная комната открыта! Трепещите, враги наследника!". И ведь никто толком не знал, что произошло, а о тайной комнате были известны только легенды, которые гласили, что один из основателей, Салазар Слизерин, всегда был за то, чтобы в школе учились только чистокровные волшебники, но другие маги с ним не согласились. В конце концов, Салазар покинул замок из-за разногласий, но, по легенде, оставил в Хогвартсе комнату, которую однажды должен был открыть его наследник и с помощью обитаемой там твари избавиться от маглорождённых в школе.
  Лично мне, после нахождения покоев Ровены Равенкло, угроза казалась вполне реальной. Впрочем, как оказалось, остальные ученики тоже не на шутку встревожились. А вот зелёный факультет торжествовал, и давняя вражда факультетов начинала набирать обороты. Главным подозреваемым у младших курсов львов ожидаемо стал Малфой, как живое воплощение аристократии и наглости. Хотя по мне это было глупостью, Драко был из тех, кто прикрывается чужими спинами, но в серьёзном деле сам вперёд никогда не лезет.
  На эту тему у меня состоялся разговор с Гарри и компанией.
  - Алекс, ты не знаешь, что думают о тайной комнате сами слизеринцы? - начала разговор Грейнджер. Она вообще часто лидирует в их компании, что неудивительно при её замашках лучшей ученицы.
  - Откуда? Я живу отдельно, и они меня игнорируют. Я же слизеринская грязнокровка, позор факультета, - улыбнулся я, показывая своё отношение к такой позиции.
  - Ты не должен так говорить о себе! - тут же возмутилась Гермиона.
  - Почему?
  - Это оскорбление.
  - И? - похоже, моё отношение загнало девочку в тупик. Можно подумать, мне есть какое-то дело до мнения откровенно недалёкой части собственно факультета. Тем более что на деле своим происхождением я мог заткнуть три четверти местной аристократии. Интересно было бы увидеть их реакцию, дойди до них такая информация.
  - Алекс, может, попытаешься разузнать хоть что-нибудь? - вклинился в возникшую паузу Поттер.
  - Гарри, я в гостиной с первого дня учебы не был и даже пароля не знаю. Если внезапно внутрь попадёт Хагрид, и то больше шансов что-то узнать будет.
  Трио аргументам вняло, но зная их, я уверен, просто так от своей идеи расспросить слизеринцев они не откажутся. Ну да бог с ними, захотят рассказать - расскажут, сам я навязываться не собирался.
  В первых числах ноября состоялся первый квиддичный матч этого года - Слизерин против Гриффиндора. Я решил поддержать Гарри и впервые явиться на матч, хоть и ничего не мог там увидеть, разве что слушать комментатора и Викторию. Заодно можно было слегка позлить слизеринцев, для чего я не забыл одеть форменный шарф факультета, хотя сидеть собирался на трибуне львов. Вообще в этом спорте я не понимал абсолютно ничего, но, по словам Виктории, игра проходила странно. Один из мячей, бладжер, постоянно гонялся за Поттером и, в итоге, сломал тому руку. Но даже с одной рукой Гарри умудрился поймать снитч и принести своей команде победу. Представляю, что скажут Малфою, который был ловцом со стороны змей, после игры, проиграть сильно травмированному противнику, да ещё и имея инвентарь лучше.
  После окончания матча Локхарт окончательно убедил меня в своей полной никчемности, умудрившись, вместо наложения фиксирующей шины на перелом, удалить все кости из руки Гарри. Теперь Поттеру придётся лечить весьма серьёзную травму, вместо простого закрытого перелома, который мадам Помфри бы залатала за пару часов.
  После долгих усилий рассмотреть на поле хоть что-нибудь, у меня разболелась голова, и я пошел спать, не дожидаясь пока опекун приползёт с тренировки у Флитвика. А рано утром меня разбудил Снейп и повёл в больничное крыло. Соображал я спросонок туго и сначала решил, что что-то случилось с Гарри, но реальность оказалась куда хуже. На койке лежала оцепеневшая Виктория...
  - Как это произошло? - голос звучал глухо и казался чужим.
  - Её нашел профессор Флитвик, когда пошел патрулировать этаж. Она лежала недалеко от ваших апартаментов.
  Я погрузился в молчание. Произошедшее шокировало меня - Виктория казалась мне незыблемой опорой, и наблюдать её в таком состоянии было попросту страшно.
  - Она была хорошо подготовлена по меркам Хэллсинга. К тому же была магом, и с ней больше месяца занимался профессор Флитвик. Ученику, даже старшекурснику, было не одолеть её, по крайней мере, сделав это быстро и не подняв шума, - собственный голос звучал совершенно безэмоционально, словно я перечислял совершенно посторонние факты, - есть ли какие-нибудь версии? И когда её смогут вылечить?
  - Мы точно не знаем, что это за проклятие, мистер Эванс, но подобные эффекты снимают с помощью зелья на основе корня мандрагоры. Проблема в том, что мандрагоры должны быть свежими, а значит, изготовить зелье можно будет не раньше весны. По поводу вашего первого вопроса - внятных версий пока нет, но директор уже распорядился начать расследование.
  - А почему бы просто не купить мандрагоры?
  - Свежие в это время года? - в голосе Снейпа прорезался привычный сарказм, но тот быстро взял себя в руки. - Это далеко не самый распространённый ингредиент. В обработанном состоянии его ещё можно найти, а вот свежий...
  Мне оставалось только кивнуть - что теперь делать я совершенно не представлял. Понятно, что нужно написать леди Интегре, да только что это даст? Что тут посоветуешь кроме банального "будь осторожнее"? Разве что она попробует надавить на министерство и те предпримут какие-то реальные шаги для защиты учеников, но верилось в это с трудом. Нет, не в сам факт того, что Интегра надавит на них, а в то, что они прислушаются.
   - И ещё, Александр, пока мы не найдём виновника, вам придётся переехать в гостиную слизерина, для вашей же безопасности. - Я попытался возразить, но профессор тут же перебил меня. - Ситуация нравится мне не больше чем вам, мистер Эванс. Даже мне сейчас будет проблемно удержать дисциплину на факультете, а уж при вашем присутствии тем более. Но таков приказ директора. Постарайтесь не провоцировать конфликты, а если что-нибудь случится можете обращаться ко мне.
   - Просто блеск, - прошептал я и отправился собирать вещи. Что тут возразишь, если доводы логика тут была неоспорима - доселе нападали только на одиночек. Ближайшие полгода обещали стать новым кругом личного ада.
  ***
   Как и ожидалось, леди Интегра ничего дельного посоветовать не смогла. Винить её было не в чем, потому что с самого начала выбора было только два - быть осторожным или бросить школу. По сути, письмом я просто поставил её в известность.
  Теперь каждое утро многие слизеринцы считали необходимым меня оскорбить, но пока на большее они не решались, я терпел. Причем именно терпел, словно лишившись некой невидимой брони, которая легко отражала все подобные выпады ранее. Только сейчас я начал осознавать, как много для меня делала и значила Виктория. Даже общаться мне было не с кем, кроме гриффиндорского трио, но с теми можно было поговорить только о всякой ерунде или учебе, а мне сейчас было не до того. К тому же я был постоянно напряжен, ведь то чувство защищенности, которое я испытывал в присутствии опекуна, теперь казалось чем-то недостижимым. При условии постоянного давления со стороны своего факультета, я не знал, сколько смогу сохранять хотя бы видимость спокойствия. Видя моё состояние, Гарри старался побольше времени проводить со мной, и я был ему за это благодарен.
   Для обучения приёмам самозащиты в школе создали дуэльный клуб, который возглавил Локхарт. Ничем хорошим это закончиться не могло, но я решил сходить посмотреть. Шоу началось с показательной дуэли между Снейпом и Локхартом, не нужно быть пророком, чтобы предсказать результат. Дальше начался форменный цирк, всех присутствующих разбили на пары для дуэлей, это при присутствии двух профессоров, хотя Локхарта таковым считать сложно, на несколько десятков учеников. То, что никто серьёзно не пострадал, оказалось вмешательством господа, не иначе. Сам я оказался против Лонгботтома и дуэль оказалась откровенно вялой - Невилл долго не мог решиться, прежде чем запустил в меня оглушающее, а в итоге заклинание было вообще пущено настолько не точно, что даже не понадобилось уклоняться. В ответ я послал обезоруживающее, которого и хватило для завершения "дуэли".
  Под занавес представления был показательный бой между Гарри и Малфоем, и вот тут стало не до шуток. В конце дуэли Драко использовал неизвестное мне заклинание, призвавшее змею, на которую внезапно начал шипеть Поттер и та затихла. Зал погрузился в молчание на несколько долгих секунд, после чего ученики начали довольно громко обсуждать произошедшее, часто слышалось утверждение, что Поттер змееуст. Так называли людей, владеющих парселтангом - языком змей. Единственными известными в Британии обладателями этого дара были Салазар Слизерин и его потомки, в том числе приписывающий себе подобное родство Волдеморт. Учитывая события в школе, наверняка найдутся люди, которые решат, что Гарри и есть наследник Слизерина. И тогда я ему не завидую...
   А после следующего нападения в замке поднялась волна страха и паники, сдерживаемая только тем фактом, что все пострадавшие были по-прежнему живы. Жертвами на этот раз оказались хаффлпаффец Джастин Финч-Флетчли и призрак факультета львов Почти Безголовый Ник. Как итог, квиддичный турнир отменили, а учеников на занятия стали сопровождать учителя, но помоему никто не верил, что это поможет. Большинство студентов хаффлпаффа, равенкло и половина гриффиндора ожидаемо начали обвинять Поттера. Его сторонились, называли тёмным магом и придумывали нелепые причины, по которым тот нападал якобы на маглорождённых.
  Единственные, кто чувствовал себя уверенно, были ученики слизерина, для них всё происходящее было сродни празднику. Я же по-прежнему считал, что никто из учеников, по крайней мере без сторонней помощи, не являлся неизвестным злоумышленником. От всего происходящего Гарри стал нервным и раздражительным, поэтому общаться мы стали редко. Сейчас я и сам был далеко не образцом терпимости.
   Приближалось Рождество, хоть мне и жутко хотелось вернуться в особняк, я не мог так поступить. Просто физически не получалось взять и оставить Сэрас тут одну в таком состоянии, хоть это и было бы самым разумным поступком в сложившейся ситуации. О своём решении нужно было сообщить Интегре, и я отправился в совятню. А на обратном пути мне встретилась группа из семи слизеринцев, среди которых я смог опознать только Малфой и его извечных бугаев. Но по комплекции было очевидно, что в этой делегации далеко не все были второкурсниками.
   - Чем обязан столь торжественной встрече? - равнодушным тоном произнёс я, хоть и понимал, что меня тут поджидали далеко не случайно.
   - Ты изрядно надоел нам, грязнокровка, мы тут посовещались и решили, что ты должен перевестись на другой факультет, - Малфой сделал паузу, - или в другую школу.
   Слизеринцы дружно заржали. Ситуация была полностью в их руках, семеро на одного, причем половина из них была со старших курсов.
   - И с чего ты решил, что я так поступлю, Малфой? - всё тем же спокойным тоном, продолжил я.
   - Не забывайся, грязнокровка, - мгновенно взвился тот, - сейчас защитить тебя некому, Снейп нам ничего не сделает, а твоя шлю...
   Дальше я слушать не стал - намерения уродов с самого начала были очевидны и тянуть время означало бы только усугубление ситуации. Даже побег был невозможен - ударят в спину. Так что мне оставалось только атаковать: ударив ногой Малфоя под колено, я отскочил назад, выхватывая палочку. Слизеринцы на мгновение растерялись, не ожидая от меня атаки в одиночку на семерых.
   - Ступефай, - одна оглушенная фигура, падает. Минус один. В ответ на меня летит залп заклятий: несколько оглушающих и режущее.
   Уходя с линии атаки, я со всех сил бросился в лево и плечо пронзила острая боль от удара о стену коридора. Но зато основная масса заклинаний проходит мимо, только режущее задевает правую кисть. Не страшно - рука удерживает палочку вполне уверенно, а значит это просто царапина.
   - Ступефай, Ступефай, Секо. - Оглушающие принимает на себя щит одного из слизеринцев, но пущенное с задержкой режущее проходит и попадает тому в бедро. Тот сразу падает и хватается за пострадавшую конечность - возможно, я перебил артерию, по крайней мере, целил я именно туда. Минус два.
  Новая порция атак заставляет меня уйти в противоположную сторону и выставить "протего", хоть и прекрасно понимаю, что мой щит долго не выдержит против четверых, а Малфой уже почти поднялся и скоро подключится к бою. Нужно сближаться, ведь только в ближнем бою у меня будет хоть какой-то шанс.
   - Секо, Секо, Протего. - Начиная сближаться, я стараюсь не отдавать противникам преимущество. Первое заклинание проходит мимо, у моей цели оказывается хорошая реакция, но второе попадает в щеку в одного из амбалов Малфоя и тот падает, заходясь криком и хватаясь за лицо. Минус три. Но Драко уже встал и подключается к бою. Мой щит не выдерживает и левый бок пронзает боль. Плевать, оставалась всего пара шагов.
   Дальше начинается хаос боя на короткой дистанции. Я мечусь среди четверых противников на всей возможной скорости. Режущее задевает руку второго амбала, но тот продолжает сражаться. Ударить левой в лицо Малфою и прикрыться ей же от пущенного в упор режущего и послать оглушающее в очередную безымянную фигуру. Минус четыре. Получаю удар сзади, и я начинаю заваливаться, но даже падая посылаю очередное режущее...
  Северус Снейп
  Северус был измотан. Из-за нападений в школе нужно было постоянно сопровождать учеников, а ночные дежурства никто не отменял. Да ещё и собственный факультет практически вышел из-под контроля. Слизерицы запугивали учеников других факультетов, чувствуя своё превосходство из-за статуса крови. Участились случаи драк в коридорах, а за этим в первую очередь приходилось следить ему как декану.
  И вот сейчас, подходя ко входу в гостиную факультета, Снейп услышал отдалённый выкрик "ступефай" и, тяжело вздохнув, направился разнимать очередную драку. Но на смену вполне безобидному оглушающему, пришли крики "секо" и через несколько мгновений раздался полный боли крик. Это уже не обычная драка, понял Северус и тут же перешел на бег.
  Представшая перед ним картина шокировала. Потёки крови на полу. Маркус Флинт с наколдованными прямо поверх штанины бинтами, осматривает лицо Крэбба. Лежащие на полу Теодор Нотт и Майлс Блетчи похоже просто оглушены. И посреди этого, явно пребывающий в бессознательном состоянии Эванс, которого избивают Драко, Пьюси и Гойл. У Малфоя разбит нос, Гойл придерживает руку, с которой капает кровь. Пьюси держится рукой за бок.
  - Немедленно прекратить! - рявкнув, зельевар ринулся осматривать Эванса.
  - "Хоть бы он был жив", - мысленно взмолился зельевар, - "сначала нападение на Сэрас, теперь это, так и войну с Хэллсингом развязать недолго".
   К счастью, мальчишка был жив, пусть и изрядно потрёпан - сильно рассечён левый бок, небольшой порез на правой кисти и глубокая рана до самой кости левой. Также у него была сломана правая рука и несколько рёбер, разбито лицо и куча ушибов.
   - Всех пострадавших в больничное крыло, Драко и Маркус, ко мне в кабинет как освободитесь. - Сказал зельевар и, подхватив мальчика, поспешил в больничное крыло. Разбираться он будет позже.
   Увидев окровавленного ребёнка на руках Северуса, Помфри сразу приняла пациента и деятельно засуетилась. А через час в кабинете зельевара нерешительно переминались с ноги на ногу Малфой и Флинт.
   - Ну и зачем вы это устроили? - устало спросил Снейп.
   - Он первый начал, - начал было Драко, но зельевар его перебил.
   - Двенадцатилетний мальчишка-инвалид в одиночку напал на семерых студентов, половина из которых старше его на несколько лет? В эти сказки даже последний идиот не поверит! - взорвался Снейп.
   - Но формально так и было, господин декан, мы только хотели его припугнуть. - подключился Флинт.
   - Припугнуть... Думаете я не знаю, как вы прессуете Эванса в общежитии? Что бы тот пошел на такой шаг, нужно нечто большее, чем припугнуть. Я хочу всё увидеть. - Зельевар подошел к рабочему столу и достал омут памяти. - Сначала Драко, потом ты, Маркус.
   - "Всё ясно", - подумал Северус, - "Эванс давно на взводе, а тут эти идиоты. Да ещё и Сэрас оскорбили, вот он и начал первый, чтобы иметь хоть какой-то шанс. А дерётся он неплохо для своего возраста, подумать только, смог вырубить четверых, а оставшихся троих потрепал..."
   - Этот случай может иметь неприятные последствия. Если ещё раз подобное повторится, я даже пытаться не стану защитить вас от отчисления.
   - Но это всего лишь грязнокровка, профессор, - на лице Драко застыло искреннее удивление.
   - Этот, как вы выразились, "грязнокровка" связан с магловской организацией Хэллсинг. Слышали о такой? - Ученики синхронно покачали головами. - Можете спросить у отцов, те наверняка помнят. Во время войны те убили немало наших.
   - Маглы убивали волшебников?! - студенты были откровенно шокированы таким откровением.
  - "Вот что значит консервативное воспитание чистокровных", - мрачно подумал зельевар, -"для них маглы это полуразумные зверушки, которые вообще ничего не могут. А потом одна засада и куча трупов...".
   - Именно. Да, в прямом столкновении они разменивали одного мага на пять-шесть своих людей, но всё равно заставляли нас с собой считаться. При засаде могли убить целый отряд, почти без потерь. А теперь свободны.
   Снейп как никто другой понимал всю деликатность сложившейся ситуации. Если как-то не договориться с Эвансом, то могут возникнуть реальные проблемы, которые коснуться в том числе и его, как не уследившего за своими подопечными декана. Можно подумать, за ними можно уследить в одиночку...
   - "Нужно написать Люциусу, тот поймет, какую глупость совершил его сын и может дать дельный совет", - наметил для себя план действий Северус.
  Александр Эванс.
   Проснулся я от собственного крика - мне вновь приснился старый кошмар. Повязки на лице не было и темнота, как это часто бывало, пугала. Зато на крик прибежала мадам Помфри и стало понятно, что это больничное крыло. Всё тело ломило, неприятно ныла левая рука, и хотелось пить. Медсестра засуетилась вокруг меня, меняя повязки и осматривая травмы. По её причитаниям я понял, что у меня множество переломов и несколько серьёзных порезов. Неплохо они меня отделали... Закончив осмотр, медсестра влила в меня какое-то зелье, и я заснул.
   Когда я пришел в себя в следующий раз, ощущения были гораздо лучше. По словам мадам Помфри, лечиться мне предстояло не меньше недели, вот что значит магическая медицина - в обычной клинике я бы пролежал около месяца. Определённо, нужно будет поплотнее заняться этим направлением магии, а то узнав о невозможности излечения зрения, я откровенно забросил медицину.
  Через несколько часов меня посетил профессор Снейп.
   - Здравствуйте, мистер Эванс, выглядите гораздо лучше, чем когда я вас нашел, - голос зельевара звучал устало.
   - Ваши ученики неплохо поработали, профессор, - невесело отозвался я.
   - Об этом сейчас и пойдёт речь, мистер Эванс. Я посмотрел воспоминание Малфоя и Флинта об этих событиях. Фактически вы напали первым, но ситуация более чем прозрачная. Тем не менее, я прошу вас воздержаться от какой-либо мести и не сообщать о произошедшем сэру Хэллсинг.
   - И почему же я должен так поступить, профессор? - Честно говоря, о своём позоре сообщать Интегре я и не собирался. Нет, разумеется, проиграть семерым - это не зазорно, но вот чем я думал, когда попёрся в совятню ОДИН? У нас тут люди один за другим оцепенивают, а я как последний идиот, разгуливаю по школе в одиночку. За такую глупость меня по головке точно не погладят, скорее наоборот. Так что мне определённо было интересно послушать предложение Снейпа.
   - Исключения этих студентов из школы вам всё равно не добиться, так как у части из них родители в попечительском комитете, но все семеро получат отработки. Помимо этого, я рассказал им о ваших связях с Хэллсингом, и они не посмеют повторить нечто подобное. Также я связался с лордом Малфоем, отцом Драко, он прекрасно знаком с вашей организацией и не хочет конфликта, поэтому готов заплатить вам пять тысяч галеонов в качестве компенсации.
   Я задумался. Сообщать об этом деле Интегре я, определённо, не хочу, так что выходило, что ценой отказа от возможности поквитаться с обидчиками была солидная сумма и возобновление "пакта о ненападении". На мой взгляд, вполне разумная сделка.
   - Я согласен, профессор. - Зельевар облегченно выдохнул. Видимо не все маги недооценивают обычных людей, раз мирное решение вопроса было для Снейпа столь важно.
   Несколько раз меня навещал Поттер и компания. Развлекали разговорами, хотя я прекрасно понимал, что самому Гарри сейчас тоже не до смеха. Как оказалось, эти неугомонные сварили оборотное зелье, чтобы проникнуть в гостиницу слизерина. Они решили разузнать о наследнике Слизерина от Малфоя, приняв облик Крэбба, Гойла и Булдстроуд. Разумеется, я попытался отговорить их от этой затеи, но трио упёрлось. В итоге оставалось только пожелать им удачи и сообщить пароль от гостиной. А через несколько часов в больничное крыло пришла Гермиона, причину появления тут которой я узнал далеко не сразу - оказалось, что вместо волоса Булдстроуд в зелье попала шерсть её кошки. Само собой, оборотное сработало при этом совсем не так, как планировалось.
  ***
   Пока я отлеживался в больничном крыле, у меня оказался избыток свободного времени и я, наконец, прочитал дневник Ровены Равенкло. В основном он содержал описание зубодробительных магических конструкций и экспериментов, которые наверняка заинтересуют Флитвика, но совершенно непонятны для меня. Тем не менее, в родовой библиотеке лишними не будут. Но встречались записи о жизни ордена и основании Хогвартса.
  Как оказалось, леди Ровена была дочерью одного из основателей ордена и покинула его незадолго до основания школы. Причиной такого поступка было несогласие с решениями влезть в мировую политику и поддержать святой престол в крестовых походах. Что было само по себе интересно, ведь на истории магии профессор Бинс рассказывал, что Хогвартс основан около тысячи лет назад. Тогда как мне точно было известно, что орден был основан в конце одиннадцатого века. Следовательно, замку около девяти сотен лет.
   Далее из дневника следовало, что Ровена, несмотря на возникшую размолвку, контакта с орденом не теряла и многие ученики её факультета пополняли его ряды. А уже в зрелые годы она унаследовала главенство рода слова, как старшая дочь, при отсутствии сыновей. В дневнике была описана и судьба её дочери, Елены Равенкло, которая похитила диадему матери, в надежде превзойти родителя. В итоге девушка бежала, но была настигнута Кровавым Бароном, который убил её, а следом и себя.
  - "Просто Шекспировская драма какая-то", - мысленно усмехнулся я.
   Была в дневнике и история Салазара Слизерина, тот действительно покинул замок, но причиной размолвки было не нежелание учить маглорождённых, а нежелание учить чернь. Иными словами, он был за обучение только аристократии и образованных горожан с купцами. Причина такой позиции была весьма банальная - детей крестьян нужно было не один год учить читать, считать, языку и манерам, на что маг не желал тратить усилия. Про тайную комнату там тоже было, но крайне опосредованно - упоминалось, что у всех основателей были личные покои. Только вот совершенно непонятно, имелось ли ввиду что-то сокрытое, как моя осенняя находка. Обдумав содержимое дневника, я решил, что Флитвику его можно передать в оригинале.
   В конце каникул произошло ещё одно нападение, на этот раз пострадал Колин Криви, гриффиндорский первокурсник, по неизвестным мне причинам оставшийся в школе. Нарастанию паники помешало только одно - уехавшие ученики ещё не вернулись, и паниковать было попросту некому. Но с концом каникул по школе пошли слухи, что Дамблдора могут снять с должности. На мой взгляд, новость была хорошей, директор явно не особо старался найти виновника, возможно, это было неким образом ему на руку. А в начале весны на больничную койку попала оцепеневшая Гермиона...
   Директора всё-таки сняли с должности, а его место занял один из членов попечительского совета, лорд Люциус Малфой. Я не знал, что из себя представляет этот человек, но был искренне рад, что не стал отказываться от предложения Снейпа, иначе сейчас у меня могли возникнуть немалые проблемы. Но первое действие нового директора оказалось совершенно неожиданным - по его наводке арестовали Хагрида, оказалось, что тот был основным подозреваемым в смерти девушки около пятидесяти лет назад. Именно тогда, по слухам, в прошлый раз была открыта тайная комната. Наследник Слизерина из Хагрида был откровенно натянутым, а других действий новое руководство не предприняло. А значит, если события последнего полугода не были целенаправленным свержением директора, то следующее нападение обязательно случится.
   Весна постепенно вступала в свои права, а значит скоро должны были поспеть мандрагоры, и я надеялся, что сразу после этого злоумышленник будет пойман и всё вернётся на круги своя. Хотя, лично бы хватило и самого факта возвращения Виктории. Само собой, всё это время я сидел тише травы и ниже воды - как показала практика, достаточно один раз как следует огрести, и голова сразу начинает работать. Никаких одиночных гулянок и никаких посиделок в библиотеке, по крайней мере, если туда не получалось добраться в составе солидной группы. Так что я предпочитал не высовываться из гостиной факультета, причем, зачастую это была обитель воронов, где к моему присутствию быстро привыкли.
   Само собой, когда возникала возможность, я посиживал в покоях Ровены Равенкло, поскольку там было действительно безопасно. Но попасть туда было возможно далеко не всегда, пусть даже Флитвик и организовал специальные, скрывающие своеобразный лифт, чары. К тому же, вопреки ожиданиям, ничего интересного кроме той самой подборки книг, внутри больше не оказалось.
   Так что в итоге я совершенно не удивился тому факту, что вновь пропустил всё самое интересное. А как иначе, если в моём положении было возможно только два разумных действия - тихо сидеть или уезжать из Хогвартса? Но вот то, что ключевым действующим лицом вновь оказался мой племянничек меня неприятно удивило. Нападения, против которых Дамблдор ничего толкового не предпринял, а в итоге на острие клинка опять возникает Гарри Поттер? М-да, уж.
   На этот раз Гарри навещать пришлось мне, а заодно удалось выяснить все подробности этого дела. Оказалось, что вход в Тайную Комнату располагался в женском туалете на втором этаже и открывался только приказом на парселтанге, а местный призрак, Плакса Миртл, была той самой девушкой, в смерти которой обвиняли Хагрида. Что бы выяснить это ребятам пришлось побывать в Запретном Лесу, где их чуть не сожрали акромантулы, гигантские разумные пауки. А о василиске, похоже, догадалась Гермиона, но не успела никому рассказать. И в итоге Поттер зарубил громадную змеюку мечом Гриффиндора, коей оказался в распределяющей шляпе, которую принёс феникс Дамблдора. А виновником событий вновь стал Волдеморт, поработивший Джинни Уизли с помощью непонятного дневника-артефакта, уничтоженного стараниями Гарри. В общем, очередная чреда крайне опасных событий из которых они каким-то чудом выбрались целыми и невредимыми. Или не чудом... В любом случае выходило, что дальше вести себя столь пассивно, как сейчас, было слишком рискованно и этот вопрос стоило обсудить с леди Интегрой. А то даже страшно представить, что случится с Поттером на следующем курсе.
   Но всё это отошло на второй план, как только поспели мандрагоры и Виктория пришла в норму. Ожидая её пробуждения, я буквально прожил в больничном крыле несколько дней и, как только она открыла глаза, толком не понимая где оказалась и что происходит, я тут же заключил её в крепкие объятия - наконец этот полугодовой кошмар закончился. Напряжение, в котором я пребывал последние месяцы, отступило, и у меня чуть не случилась банальная истерика. Как же мне не хватало всё это время её молчаливого, когда мы были не одни, присутствия и извечных шуточек в остальное время.
  Школа быстро пришла в норму, студенты стали без опаски и сопровождения ходить на занятия, а атмосфера страха быстро исчезла. Слизеринцы же притихли и старались не выделяться, видимо боялись, что на них отыграются за творимый беспредел. Особенно старательно они обходили Викторию, видимо только сейчас осознав, что мой опекун в любом случае обо всём бы узнала. Также нам, наконец, позволили вернуться в свои старые апартаменты. Вместо отправленного в госпиталь имени святого Мунго Локхарта ЗОТИ стал вести профессор Флитвик, что сделало уроки в разы насыщеннее и интереснее. Единственным минусом стало то, что вернулся на свою должность Альбус Дамблдор. Возвращение директора произошло не без занятных казусов, Гарри умудрился увести у лорда Малфоя домового эльфа, того самого Добби. Теперь этот домовик работал в школе за символическую зарплату в один галеон, но это само по себе было нарушением всех возможных традиций.
  Весна пролетела незаметно, никаких тайн, громких происшествий и драк. Пострадавшие старательно навёрстывали пропущенное, остальные просто спокойно учились. Приближались экзамены, а к ним я был готов даже хуже, чем в прошлом году - моё стрессовое состояние не способствовало усвоению школьной программы. И если в прошлом году я старательно пытался добиться хоть какого-то положительного результата в сложных для меня предметах, то в этом просто махнул рукой. Итогом оказались всё те же три "Превосходно" по истории магии, ЗОТИ и чарам. По всему остальному я с трудом получил "Удовлетворительно" и теперь морально готовился к летней экзекуции.
   Учебный год подошёл к концу. На прощальном банкете объявили итоги соревнования факультетов - кубок Хогвартса вручили Гриффиндору и опять всё свершилось в последний момент. Возвращались из школы мы, как всегда, на Хогвартс-экспрессе, забившись впятером в одно купе. Настроение у всех было отличное, ещё один год остался позади. Недовольной оказалась только Гермиона, из-за того, что пропустила часть занятий. А в Лондоне на вокзале меня вновь встречал Уолтер.
  
  ========== Глава 10 ==========
  
  За прошедший год особняк сильно изменился - стало заметно больше людей и на полигонах постоянно шли тренировки новых солдат, а на крыше теперь была оборудована взлётная площадка, и там стоял вертолёт. Вместо размеренной жизни, как раньше, теперь царила суета. Видимо, леди Интегра всё же смогла добиться финансирования для расширения штата сотрудников.
  Я вновь попытался наладить связь с Поттером, а заодно с Грейнджер, посредством писем, и на этот раз никаких сложностей не возникло - ответы приходили своевременно, но общение в основном сводилось к теме лета и прошлогодних происшествий. Рассказывать о том, чем я реально занимаюсь летом, разумеется, было нельзя, так что приходилось выкручиваться. Гермиона же делилась впечатлениями о поездке во Францию, и я ей отчасти завидовал, поскольку и сам был бы не прочь был провести недельку где-нибудь на лазурном берегу, но кто же меня пустит. Гарри же было совсем не весело, хоть и отношение к нему заметно изменилось в лучшую сторону, в основном потому, что родня стала его побаиваться. Но в августе его ждал визит некой "горячо любимой тётушки Мардж" и это портило парню всё настроение.
   А в остальном лето мало отличалось от прошлого. С утра тренировки, потом отработка заклинаний и дуэли, а потом вновь тренировки и напоследок изучение языков. Отличалось только моё отношение. Если в былые годы я тренировался потому, что должен тренироваться, то в этом выкладывался полностью - неделя в больничном крыле после избиения была отличной мотивацией. И это приносило определённые результаты, хотя может дело было в том, что я банально подрос и стал физически сильнее. В любом случае, пользовался левой рукой я довольно сносно и уже неплохо попадал в мишени на стрельбище со штатного Glock 17. Разумеется, до эффективного применения в реальном бою было далеко, но всё равно прогресс налицо. С фехтованием дело шло также неплохо, но родовой клинок для меня по-прежнему был слишком тяжел, а ведь именно ради него всё и затевалось. Но вот на дуэлях с Викторией всё стало окончательно глухо, даже полугодовой задел мне не помогал - профессор Флитвик знал своё дело.
  Так и пролетела первая половина летних каникул, в конце которой мне поступило довольно неожиданное стать эдаким внештатным сотрудником организации. Особых причин отказывать я не видел, так что быстро согласился и даже было понадеялся, что теперь темп тренировок снизиться, раз уж меня признали "годным", но оказалось, что это были наивные мечты. Нет, темп тренировок действительно несколько спал, но в освободившееся время мне стали преподавать этикет, делопроизводство и, зачем-то, классические танцы. По мнению Интегры всё это пригодится мне, если я когда-нибудь смогу избавить орден от контроля Ватикана. Спорить, можно было даже не пытаться.
   В свободное время я пытался магически улучшить штатный пистолет, памятуя о тех идеях, что Флитвик подкинул Виктории, но пока даже сам толком не представлял, что и главное как хочу получить. В идеале, пули должны были пробивать магические щиты или хотя бы увеличить нагрузку на поддерживающего щит мага, но на практике я не знал, как достичь подобного результата и просто экспериментировал. Знания предков мне особо не помогали, они по большей части были направлены на уничтожение различных тварей, а не борьбу с магами. И даже то немногое подходящее что удавалось раскопать, относилось к эпохе крестовых походов и совсем не вязалось с современными реалиями. Ну вот КАК мне наложить длиннющую рунную вязь на пистолетную пулю? Причем именно на пулю, ведь во врага полетит именно она, а не весь патрон. Это ведь не метровой длинны копьё или, хотя бы, стрела...
  Вторым направлением было наложение на вещи универсального щита "протего" и при успехе это могло бы сильно увеличить эффективность бойцов, снизив потери в случае столкновения с магами. Но на практике зачарованный бронежилет выдерживал лишь пару "секо" недавнего второкурсника, после чего требовал "перезарядку" усилиями мага. Причем сил уходило столько, что проще было приставить к каждому бойцу по магу, которые будут поддерживать то самое "протего". Я явно пошел не тем путём, но сам факт получения хоть какого-то результата сам по себе подталкивал продолжать изучать руны и артефакторику.
   А на следующий день у меня состоялся разговор с леди Интегрой. Видимо, спокойного учебного года мне опять не видать.
  ***
  Хоть что-то незыблемое есть в этой жизни - леди сидела и курила сигару. Единственное исключение, на этот раз я был не один, а с Викторией.
   - Ознакомьтесь, - с ходу вручила нам леди несколько листков бумаги.
   - Сириус Блэк, маньяк и убийца, осуждён пожизненно, сбежал из места заключения, особо опасен, - быстро озвучила текст Виктория, - кроме странного имени ничего интересного, обычная ориентировка.
   - Необычного для нас, Сэрас, в этом-то и вся суть. Он маг, сбежавший из магической тюрьмы, Азкабана, после двенадцати лет заключения. Причем это первый задокументированный случай побега, до этого подобное считалось невозможным. В министерстве магии настолько перепугались, что его фотографии крутят даже по телевидению.
   - И чем же он вас заинтересовал, леди Интегра? - поинтересовался я, - самим фактом побега?
   - Нет. Этот маг обвиняется в убийстве десятка обычных людей и мага Питера Петтигрю. Но что гораздо интереснее, он приходится крестным отцом Гарри Поттеру. И не менее интересен тот факт, что мы не смогли найти даже стенограмм с суда над ним.
   - Думаете, Дамблдор мог убрать помеху для своего контроля над жизнью Гарри? - догадался я.
   - Не исключено. Постарайтесь разузнать о нём, хотя сам Поттер наверняка ничего не знает. Если этот маг невиновен, то он должен быть с нами или хотя бы с Поттером. Министр магии, по неизвестным мне причинам, считает, что Блэк попытается добраться до Поттера. Поэтому школу будут охранять дементоры, стражи Азкабана. Эти создания являются сильной нежитью, обладают ментальными способностями и крайне опасны. Сама я с ними не встречалась, но, по отзывам, в их присутствии ощущаешь сильный холод и вспоминаешь все худшие события в жизни. Учитывая, что у вас обоих за плечами далеко не самые приятные воспоминания, вам стоит избегать их особенно тщательно.
   - Что-то ещё? - вспоминать о событиях ТОЙ ночи было крайне неприятно.
   - Удалось узнать, что новым преподавателем ЗОТИ в Хогвартсе будет некий Ремус Люпин. По нему вообще никакой информации нет, кроме того, что во времена своего обучения был дружен с Джеймсом Поттером, Сириусом Блэком и Питером Петтигрю.
   - Тот самый Петтигрю? Получается, что Блэк убил собственного друга?
   - В том-то и дело, Александр, точной информации мало, но всё это крайне странно. - Закончив свою речь, леди Интегра выложила на стол два флакона с какой-то жидкостью. - Это вертисариум, сыворотка правды, она поможет узнать правду, если будет возможность допросить Блэка, если он всё же сунется к школе. Не думаю, что он находится в хорошей физической форме, а палочки у него быть не должно, так что ты, Сэрас, должна с ним легко справиться. Во втором антидот. Но будьте осторожны, если их у вас найдут, будут проблемы. Теперь всё.
   Когда я уже открыл дверь и почти покинул кабинет, за спиной раздался голос леди.
   - Кстати, чуть не забыла. Поздравляю со вступлением организацию. Отныне ты участвуешь во всех летних операциях.
   - Э?!
  ***
   Целью операции было устранение двух новообращенных, но вооружённых, а потому особо опасных, вампиров: девушку и парня шестнадцати и семнадцати лет соответственно. По словам Алукарда, те наверняка даже не осознавали произошедших с ними изменений, но, начитавшись всякой оккультной дури, пошли убивать людей. Уже погибла одна семья из четырёх человек и сейчас вампиры были в доме молодой супружеской пары. От нас требовалось успокоить вампиров и возможных упырей. А вот найти и уничтожить кровососа, обратившего эту парочку, было уже делом Князя.
  Мы ехали на двух бронетранспортерах АТ105 "Саксон", в коих размещалось два десятка бойцов, среди которых были и мы с Викторией, под командованием лейтенанта Галиса. Пускай мне уже доводилось видеть работу Хэллсинга, но вот ехать с рядовыми бойцами ранее мне не приходилось. Поэтому я был изрядно удивлён, ощутив спокойную и даже несколько бесшабашную внутреннею атмосферу, несмотря на то, что мы на боевую операцию, в коих зачастую гибли члены организации, солдаты были на удивление спокойны. Даже более того - они так и норовили отпустить чернушные шуточки, далеко не все из которых я понимал.
  Сам же я при этом наоборот, жутко нервничал, но старался не подавать виду. Всё же реальной боевой практики у меня считай и нету, к тому же мне было запрещено пользоваться магией без крайней необходимости, поскольку я находился вне территории особняка и надзор на меня распространялся. Хорошему расположению духа также не способствовал и тот факт, что Сэрас ехала во второй машине, но с другой стороны, пора бы уже становиться самостоятельнее. Единственное успокаивающей мысль было то, что Алукард наверняка присматривает за нами, но особо это самовнушение не помогало.
  - Пять минут, командир, - раздался из кабины голос водителя.
  - Принято, - откликнулся сидящий рядом со мной Галис, после чего повернулся ко мне, - что, нервничаешь, маг?
  - Угу, - вяло отозвался я.
  - Ничего, привыкнешь... если жить захочешь, - м-да уж, подбодрил так подбодрил.
  Пытаясь отрешиться, я раз за разом прокручивал в голове недавно прошедший брифинг. Дом, в котором сейчас находились наши цели, стоял на отшибе городка, у выездной дороги, которая переходила в небольшой тоннель. И именно там по задумки лейтенанта мы должны были отрезать вампиров от города, с помощью пулемётов самих броневиков, благо местность была открытая и хорошо простреливалась.
  Ну, а дальше дело было за штурмовой группой из восьми человек, включая меня, которая должна была зайти с черного хода и начать выдавливать вампиров из дома. Скорее всего, туда меня направили из-за того, что для моего "зрения" тонкие стены обычного человеческого дома были не проблемой, и я смогу отслеживать передвижение вампиров внутри. По крайней мере, в примыкающих к задней стене дома комнатах уж точно. Ну или быстро пойму, если бы наши сведения оказались ошибочными, и внутри обычные люди.
   Далее шесть бойцов должны были не дать вампирам рвануть через дорогу и отжать их огнём в сторону тоннеля. После чего они должны были аккуратно пойти следом. Ну и в завершении, с другой стороны тоннеля, примерно в полукилометре, стояла небольшая церковь, на крыше которой должны были занять позицию два снайпера. Одним из них была Виктория, которой ночью не нужны были дополнительные средства для улучшения видимости. Укрыться там вампирам было бы негде, разве что залечь, но тогда подтянувшиеся через тоннель бойцы быстро их прикончат
  Через четверть часа все были на позициях, в том числе и мы, сходу услышав из окон музыку и смех. Я как можно внимательней осмотрел дом и быстро обнаружил, что в одной из комнат лежал довольно свежий труп - магические каналы тела ещё не успели отмереть полностью, а значит, в ближайшие минут десять можно было не опасаться возрождения в виде упыря. И прямо около трупа обнаружилась наша парочка нежити. Меня передёрнуло - похоже, они целовались прямо над телом. Жестами я показал бойцам местоположение вампиров.
  - Начали - скомандовал ведущий группу сержант Вильямс, приготовив свой дробовик к бою. Я же достал пистолет, заодно, на всякий случай, взяв палочку в правую руку.
  Один из солдат разбил прикладом окно и туда тут же полетели несколько гранат, после чего раздался взрыв и вой раненых тварей. Дым мне был не помехой, и я видел, как они ломанулись из комнаты в коридор. Одна из тварей направила руки в сторону двери, у которой стояли готовые к штурму солдаты, а Вильямс поглядывал в мою сторону, ожидая сигнала. Жестом я показал пока не лезть, а через несколько мгновений дверь прошил шквал пуль. Стрелял вампир бездумной очередью, пока не закончились патроны.
  - Вперёд, - мгновенно сориентировался сержант.
  Солдаты ломанулись через остатки двери, причем первыми шла пара со щитами, и изнутри раздалось несколько выстрелов слившихся в залп. Я двинулся следом, едва не наступив в лежащую на полу коридора кучу мяса, по-другому и не скажешь, которая уже начинала превращаться в прах. Залп освященной дроби с близкой дистанции просто разорвал вампира на куски. В тот же момент меня вырвало желчью - весь день перед операцией я не ел.
  На улице послышались выстрелы, похоже второй успел удрать на улицу.
  - Один готов, - ожил наушник гарнитуры.
  - Что со вторым? -прозвучал вопрос лейтенанта.
  - Ушел в тоннель, командир, - отрапортовался Вильямс.
  - Потери?
  - Отсутствуют, - невольно я облегченно выдохнул.
  - Снайперам доложить при огневом контакте. Группа прикрытия, блокируйте нашу сторону тоннеля и готовьтесь идти следом.
  - Принято, - отозвался наушник незнакомым мне голосом.
  - Командир, в доме два тела. Провести контроль?
  - Маг? - я даже не сразу понял, что обращаются ко мне.
  - Если в течение десяти минут не закончим, то проводите. Если успеем, то избавлю бедняг от участи стать упырём без дополнительных дырок в теле.
  Кажется, такой вариант бойцы оценили. Наверняка им было не по душе каждый раз осквернять тела невинных жертв.
  - Вижу цель, - ожил наушник голосом Виктории и, через несколько секунд, ещё раз, - цель уничтожена.
  - Машины подогнать к входу. Осмотреть дом. Через двадцать минут отправляемся на базу. - подвёл итог Галис. Всё закончилось.
  Упокоив павших, я вышел на улицу подышать свежим воздухом - меня по-прежнему немного потряхивало. Одно дело видеть трупы, но совсем другое дело участвовать в процессе. Всё же, когда я просматриваю воспоминания, то подсознательно понимаю, что ничего со мной не случится, а вот тут всё было настолько... реально.
  Пока я стоял на крыльце, к дому подтягивались бойцы и подъехали бронетранспортёры. Внезапно я услышал шум за спиной. Резко обернувшись, вскидывая руку с палочкой, я увидел в кустах около дома собаку.
  - Ну и напугал же ты меня, дружок, - нервно хихикнул я, и собака неуверенно замахала хвостом.
  - С боевым крещением, малыш, - раздался голос за спиной, заставляя меня повторить предыдущий маневр. За спиной оказался ухмыляющийся Алукард.
  - Обязательно так подкрадываться каждый раз?
  - Тебе полезно нарабатывать реакцию, - ухмылка вампира стала только шире.
  - Что с твоей целью?
  - Было скучно.
  - К такому сложно будет привыкнуть, Алукард, - после недолгой паузы продолжил я.
  - Ты справишься, малыш... или быстро погибнешь, - сказав это, вампир растворился в тенях. Они там что, сговорились?
  По дороге домой я раз за разом прокручивал в голове события этой недолгой операции. Что-то казалось мне неправильным. После долгих раздумий я понял - собака. Она не убежала, испугавшись стрельбы. И выглядела странно, только сейчас осознал я, слишком уж развитые магические каналы даже для животного. Хотя тут сложно сказать наверняка - как раз магических животных я видел всего ничего. Но вот уж точно можно было утверждать, что от обычной собаки она отличалась.
  ***
  Остаток лета произошел без серьёзных происшествий. Ну, если не считать серьёзным происшествием тот факт, что Гарри умудрился раздуть свою тётю как воздушный шар и сбежать из дома. Меня скорее удивляло, что Поттер не убежал из этого дома раньше, при таком-то обращении с ребёнком. Но немного напрягало то, что он скрылся в неизвестном направлении на магическом автобусе. Впрочем, вряд ли в Англии много мест, где он до этого бывал, а уж на то, чтобы не ехать совсем уж куда попало, даже его атрофированного благоразумия должно хватить.
  И вновь привычный путь на Кингс-Кросс, а оттуда на платформу девять и три четверти, где нас ждёт уже такой привычный Хогвартс-экспресс. Непривычно только одно, у меня в сумке лежит кобура с личным пистолетом, всё тем же" glock 17" и пара сменных обойм к нему же. Будучи сотрудником Хеллсинга, я теперь имел на это право, хотя, если его заметят, наверняка будет разбирательство. Только вот я точно знал, что Виктория в прошлом году такую возможность не использовала, но, по всей видимости, теперь такой вариант одобрила сама леди Интегра. Впрочем, черт с ним пистолетом, это ещё пол беды, но вот если в придачу найдут сыворотку правды, то мало никому не покажется, но приказ есть приказ.
  На платформе мы пересеклись с Гарри, Рональдом и Гермионой, на руках у которой был роскошный рыжий, как мне подсказали, котяра, и пошли искать свободное купе. Причем невольно я оценил сходство каналов магической породы котов с той собакой - определённо, у той каналы были куда как более развитыми. Хотя опять же фактор размера...
   В последнем вагоне, откуда мы начали поиски, полностью свободных мест не оказалось. Единственное подходящее купе было занято неким спящим мужчиной. Причем Гермиона сходу озвучила, что это наш новый преподаватель ЗОТИ. И выглядел этот мужчина странновато, по крайней мере для меня, а ощущения были сродни тех, которые я испытывал рядом с Алукардом, пусть и гораздо слабее. С этим нужно будет разобраться, поскольку, зная нашего директора, можно было ожидать чего угодно.
  После недолгих препирательств, мы решили сесть здесь - всё-таки отправление было уже скоро и даже такого купе могло больше не оказаться. Правда пришлось изрядно потесниться, всё-таки два взрослых человека и четыре подростка это не мало. По дороге мы обсуждали Сириуса Блэка - оказалось Гарри сказали, что Блэк охотится на него будучи правой рукой Волдеморта. Это несколько удивило меня, ведь Интегра подобного не упоминала.
  Незадолго до приезда в замок поезд резко остановился. В купе начало быстро холодать и отключился свет. Изнутри начал подниматься леденящий душу ужас. Дементоры, вспомнил я наставления Интегры. Описание дементоров в родовой библиотеке я нашел, вот только способы борьбы не приводились, кроме заклинания призыва патронуса и адского пламени и сами рыцари с ними не сталкивались - выходило, что эти твари всегда, или как минимум во времена ордена, обитали в Азкабане. Но главное в другом - адское пламя мне было явно не по силам, а вот с патронусом я рассчитывал поработать, но в особняке на это не было времени.
  Народ начал подниматься с мест и зажигать на палочках свет. Внезапно распахнулась дверь купе и на пороге зависла фигура в балахоне. Дыхание практически сразу перехватило, а перед "глазами" начали мелькать события ТОЙ ночи. Лишь краем сознания я заметил, что Гарри начал падать, остальные пока держались. Я пытался начать молитву, но явившийся во плоти кошмар не позволял мне даже этого. Вцепившись в опекуна, хотя Виктории наверняка было немногим легче, я пытался не отправиться следом за Поттером.
  Прекратил это ужас Люпин, который вовремя очнулся. Он встал и, держа в руках целую пригоршню ослепительно яркого для меня пламени, произнёс: "Уходи. Сириуса Блэка здесь нет". Молча повисев в проходе ещё несколько секунд, дементор наконец нас оставил. Мне, а судя по дружным выдохам и не только, немного полегчало.
  - Оставайтесь здесь и съешьте это. Поможет, - деловито произнёс наш новый преподаватель, протянув нам шоколадку, - а я пока осмотрю поезд.
  Меня трясло, и никак не мог прийти в себя, лишь бездумно взял кусок шоколада и, не жуя проглотил. Немного помогло, но стресс так просто не отпускал. Ребята явно тоже был не в восторге от такого визита. На полу зашевелился Гарри, и ему помогли сесть.
  - Что произошло? - хрипло спросил он.
  - Ты потерял сознание, когда пришли эти твари, - ответил Рональд.
  - А куда они делись?
  - Их отогнал профессор Люпин.
  До возвращения Ремуса Люпина в купе царила тишина - все приходили в себя после знакомства с дементорами. Мир магии в очередной раз поразил меня - если эти существа охраняют преступников, то куда милосердней сразу убить человека. А ведь многие пожиратели получили пожизненное... Когда вернулся профессор, его завалили вопросами.
  - Профессор, а что это были за существа? - разумеется, первый вопрос был от Гермионы.
  - Это дементоры, они охраняют Азкабан.
  - Но что они делают здесь? - подключилась Поттер.
  - По приказу министра они будут охранять Хогвартс от Сириуса Блэка.
  Все сразу притихли, перспектива провести ближайший год рядом с такими существами была не тем, о чем мечтают подростки.
  - Не волнуйтесь, в саму школу их никто не пустит, - правильно оценил молчание профессор, - но они будут осматривать поезд и охранять окрестности.
  Тем временем мы подъехали к школе. В этом году мы вновь ехали в каретах, запряженных фестралами, так мне назвали этих животных. По пути мы обсуждали дементоров и пришли к выводу, что нужно обязательно спросить у профессора Люпина, как с ними бороться. У меня были надежды, что с этими тварями всё же можно справиться, как и с прочей нежитью, но проверять желания точно не было, по крайней мере, сейчас. А на пиру директор объявил, что дементоры не покинут окрестности школы, пока не будет пойман Сириус Блэк и представил залу нового профессора ЗОТИ. Кроме того, оказалось, что Хагрид отныне преподаёт уход за магическими существами. Так вот не совсем буднично начался новый учебный год.
  
  ========== Глава 11 ==========
  
  В первую же неделю учебы оказалось, что необходимо выбрать как минимум два факультатива и тут раздумывал я не долго - древние руны и нумерология должны были помочь мне в моих экспериментах. А вот Гарри с Роном взяли уход за магическими существами, что неудивительно при их дружбе с Хагридом, и прорицания. Последнее мне казалось абсолютной чушью, в подобные вещи я не готов был поверить, даже попав в мир магии. Ну, а Гермиона, по-моему, выбрала вообще всё и как-то надеялась совмещать.
  Новые предметы пришлись мне по душе. На древних рунах с профессором Бэбблинг оказался только я и Грейнджер, но это не смутило преподавателя, видимо такое количество учеников было для неё привычным. На уроках мы постепенно разбирали простые руны, большинство из которых я уже знал, и обсуждали возможные способы их применения поодиночке либо в связках. На одном из занятий я продемонстрировал профессору свои летние наработки, та немного удивилась, но рассказала, что подобные методы защиты использовались в средневековье, до ввода статута о секретности и порекомендовала пару книг. На нумерологии же мы занимались вполне обычной математикой, хотя в будущем это должно было перейти к формулам расчета мощности и устойчивости заклинаний. Сами по себе дисциплины были в основном теоретическими и были для меня достаточно просты.
  Профессор Люпин оказался замечательным педагогом, хотя, может быть, так казалось из-за некомпетентности предыдущих двух. Когда вместо голой теории и, как максимум, малоэффективно отработки заклинаний вам дают полноценную практику, то разница, что называется, налицо. Так и вышло, что на одном из первых занятий профессор показывал нам боггарта. Это существо принимало вид того, чего человек боится больше всего, а для борьбы с ним нужно было немалое воображение и заклинание "ридикулус". Объяснив ученикам, что делать, профессор стал вызывать всех по одному к шкафу, в котором прятался боггарт. Само существо оказалось крайне странным, если обычные призраки и духи выглядели, будто опустошённые сосуды магии, то боггарт представлял собой комок туго скрученных каналов. Видимо именно это позволяло ему принимать образы, в разы превышающие его собственный размер.
  После начала практической отработки воцарилось форменное веселье. Началось всё с того, что у Невилла боггарт принимал форму Снейпа. Немного посовещавшись с профессором, он нацепил на моего декана одежду своей бабки. Следом, каких только созданий не появлялось и во что только ученики их не превращали. Постепенно подошла и моя очередь, мне было крайне любопытно, что попытается показать боггарт человеку, который видит его истинную форму. И уж тем более было не ясно, как я буду изменять его форму.
  Подойдя к шкафу, я приготовился произнести заклинание, но как только дверца шкафа открылась, все слова были забыты. Передо мной оказался дементор. В классе сразу похолодало, и в голове всплывали лишь события ТОЙ ночи. Но на этот раз воздействие было не столь сильным, видимо боггарт не мог воспроизвести оригинал настолько точно, и я, нащупав крестик, собирался попробовать справиться с тварью. Но в этот момент между мной и боггартом вклинился профессор Люпин. Через несколько мгновений вместо дементора парил небольшая сфера, которую профессор, произнеся заклинание... сдул. По крайне мере для меня это выглядело именно так. После этого инцидента урок был завершен, но я и Гарри не спешили уходить.
  - Профессор, почему вы не позволили мне подойти к боггарту? - дождавшись пока оставшиеся ученики покинут класс начал Поттер.
  - Я посчитал, что ученикам лучше не видеть Волдеморта, - ответил профессор.
  - Профессор, честно говоря, я думаю, что у меня тоже будет дементор, - с грустью в голосе признался Гарри.
  - Хм, интересно... - на мгновение задумался Люпин, - получаться, вы оба больше всего боитесь именно страха?
  - Скорее боггарт не в состоянии отобразить темноту и одиночество, - невесело отозвался и, похоже, мой ответ завёл профессора в тупик.
  - Профессор Люпин, есть ли заклинание для борьбы с дементорами? - перешел к сути дела Поттер.
  - Такое заклинание есть, Гарри, но оно относиться к высшей магии. Звучит как "экспекто патронум", - Люпин продемонстрировал движение палочкой, - помимо самого заклинания нужно сосредоточиться на самом счастливом воспоминании, которое сможете вспомнить. В идеале после этого перед вами предстанет телесный патронус в виде животного, но на практике у большинства волшебников не получается ничего кроме серебристого облака.
  Узнав всё, что хотел Гарри ушел, а у меня было ещё одно дело.
  - Вы хотели узнать что-то ещё, мистер Эванс? - как только за Поттером закрылась дверь, поинтересовался преподаватель ЗОТИ.
  - Вообще-то да, профессор, - сказав это, я шагнул ближе к преподавателю и приложил к его руке заранее снятый крестик. Раздалось неприятное шипение и маг, вскрикнув от боли, отдёрнул руку, уронив палочку. В тот же момент я направил на него свою. - Кто, или скорее ЧТО вы?
  В качестве дальнейшего развития я предполагал два варианта - нападение или побег "профессора". Но, как оказалось, был и третий - Люпин попросту впал в шоковое состояние, а потому ответить смог далеко не сразу. Его колебания ощущались буквально физически и тот несколько раз открывал рот, явно порываясь что-то сказать, но так и не решался.
  - Оборотень, - наконец, обреченно выдохнул маг.
  - Как получилось, что оборотень попал в школу к детям?
  - Это очень интересный вопрос, мистер Эванс. - Раздался за спиной голос Снейпа. И как он умудрился оказался в комнате чтобы я не услышал? - Я же предупреждал тебя, Люпин, что он сразу догадается. Правда, не ожидал столь... бурной реакции. Мистер Эванс, опустите палочку, угрожать преподавателю дурной тон.
  - Мне нужна клятва, что он не убивал и не обращал других людей, как в обычном, так и в обращенном состоянии, - убирать своё оружие я не спешил, даже наоборот, сделал несколько шагов в сторону, чтобы в случае чего не оказаться меж двух огней, - в противном случае я имею право его убить.
  Похоже, такого ответа профессора совсем не ждали, поскольку в кабинете вновь повисла тишина. Но за последние два года, а особенно нынешним летом, я видел слишком много убитых мирных людей, чтобы позволить себе сомнение в такой ситуации. Лучше потом принести извинения, чем отпустить убийцу. Сам маг мог и не знать, делал ли нечто подобное, но клятва всё равно сработает.
  - Клятву, профессор, жизнью и магией, - поторопил я Люпина.
  Тяжело вздохнув, Люпин произнёс клятву. Снейп не вмешивался, похоже ситуация казалась ему забавной.
  - А теперь медленно поднимите палочку и исполните "люмос", - преподаватель вновь подчинился, - в таком случае, прошу прощения, профессор. Но я обязан был проверить.
  - Я понимаю, мистер Эванс, - вновь тяжело вздохнул оборотень, - по магическому законодательству даже такой проверки никто не проводит - сразу отправляют в резервацию, а то и хуже. Если о моей проблеме узнают, то...
  - Никому сообщать об этом я не буду, профессор. Главное я узнал, а остальное ваше личное дело.
  На этом конфликт был исчерпан, но в дальнейшем я периодически ощущал на себе настороженные взгляды Люпина и оценивающие от Снейпа. Подозреваю что они оба гадали - смог бы я воплотить свои угрозы в жизнь в случае необходимости или нет. Отчасти, этим же вопросом задавался и я. Одно дело упокоить создание, которое впервые видишь, а вот со знакомой личностью, это совсем другой вопрос.
  ***
  И вновь началась обычная школьная жизнь. Учеба, библиотека, утренние тренировки и задания от профессоров. Виктория, как и в прошлом году, ходила на занятия к Флитвику, а после старалась передать полученные знания мне. Правда тут у меня возникали БОЛЬШИЕ проблемы с усвоением практических навыков, но она лишь посмеивалась, утверждая, что мне нужно прилагать больше усилий.
  Также, с этого года нам, третьекурсникам, позволялось ходить в местную деревушку - Хогсмид. Для этого нужно было иметь письменное разрешение от опекуна, которое у меня, разумеется, было. А вот Гарри не повезло, родня ему ничего подписывать не захотела, и ему приходилось оставаться в замке. Но в самой деревушке я ничего интересного не нашел, несколько магазинчиков, кафе и два паба - вот и всё чем могла похвастаться деревенька. Тем не менее, прогуляться по ней ради разнообразия было интересно.
  Случались и неприятности, благо без моего участия. Например, на одном из уроков по уходу за волшебными существами Хагрид показывал ученикам гиппогрифов. И один из них располосовал руку нарушившему технику безопасности Малфою. Теперь животное ждёт суд и, скорее всего, казнь. Гриффиндорское трио, или как его теперь многие называли "золотое", часто навещали полу великана, пытаясь утешить, но безрезультатно. Иногда к ним присоединялся и я.
  Занятия по ЗОТИ выпадавшие на время полнолуние проводил профессор Снейп. Причем на первом же занятии он начал тему оборотней, до которой, судя по учебнику, было далеко. Его мотивы мне были непонятны, то ли он хочет избавиться от Люпина, по ведомой одному ему причине. То ли хочет, чтобы ученики начали осознавать, что эти уроки не просто сухая теория, ведь, по сути, оборотни были одними из опаснейших существ.
  А на первом матче сезона по квиддичу - гриффиндор против хаффлпаффа на поле внезапно ворвались дементоры, сильно напугав учеников и чуть не угробив Гарри, который потерял сознание и чуть не разбился. В этой ситуации в первые на моей памяти что-то реальное сделал директор, разогнав дементоров и не дав Гарри разбиться. Мощь магии Дамблдора была сродни вспышке солнца, даже подумать страшно, на что он способен в бою. В результате Поттер не только проиграл свой первый матч, но и потерял свою метлу, от которой остались только щепки.
  После этого случая Гарри напросился к Люпину на дополнительные занятия по заклинанию патронуса. Я же с этим заклинанием пытался справиться сам, но получалось плохо - за всё время не получилось призвать ничего лучше лёгкого дымка. И в целом, ничего другого я и не ожидал - приходилась признать, что в моей жизни было откровенно мало счастливых моментов, в основном из далёкого детства, но те ощущения давно утратили яркость. Хотя, может, я просто недостаточно упорно практикуюсь...
  Зима уже была не за горами, а с ними и замаячили на горизонте рождественские праздники, которые на этот раз я планировал провести в особняке. Но, похоже, спокойно пройти Хэллоуин в этом замке, похоже, в принципе не может - на гостиную гриффиндора было совершено нападение, предположительно Блэком. Только вот пройти дальше портрета на входе виновник не смог и, видимо со злости, исполосовал его. В ответ на это директор не придумал ничего лучше, чем собрать всех учеников ночевать в обеденном зале. Методы мышления этого человека по-прежнему заводили меня в тупик - я бы ещё понял, если бы в зале ночевали львы, но туда согнали всех, включая меня с опекуном. Хотя остальные гостиные и наши личные апартаменты явно безопасней.
  А через несколько дней после этого события Рональд и Гермиона умудрились поссориться. Крыса Рона исчезла и тот обвинял кота Грейнджер, Живоглота. По слухам, на бесконечные разборки приходил посмотреть весь факультет. Тот факт, что никаких доказательств действий кота не было, Уизли нисколько не смущал, в плане упорства он был истинным гриффиндорцем. Хотя меня скорее удивлял сам факт наличия у него домашнего животного. Не сказать, чтобы мы активно с ним общались, но за два года-то ни разу об этом не обмолвиться? Я ещё мог понять, почему не видел эту крысу, возможно он держал её в клетке или ещё что-то в таком духе, но всё же...
  Обдумав ситуацию, я решил остаться в замке - если где-то поблизости бродит Блэк, то не следует отказываться от возможности его найти, а потому нам с Сэрас стоило этим заняться. Интегра не стала бы просить разузнать о беглеце просто так. Правда, где искать его я не представлял, но считал, что зимой тот может попробовать скрываться в замке или Хогсмиде - всё-таки зима в Шотландии бывает весьма сурова.
  ***
  Незадолго до рождественских каникул мы собирались нанести очередной визит в Хогсмид, причем на этот раз Гарри собирался к нам присоединиться. Близнецы Уизли презентовали ему очень занятный артефакт, карту мародёров. Артефакт, который вроде как представлял собой пергамент, который отображал карту Хогвартса, но самое главное эта карта показывала многие тайные проходы, видимо те, которые нашли создатели, и отображала всех обитателей замка и прилегающих территорий. Артефакт был весьма интересен, но вот только для меня это был просто лист бумаги, сверкающий магией.
  Гарри нагнал нас на полпути в паб "три метлы", где мы собирались посидеть часок-другой в хорошей компании и выпить сливочного пива, местного аналога молочных коктейлей. Чтобы не выдать себя Поттер был в мантии невидимке, артефакте доставшемуся ему от отца. Хоть я и знал о ней, но видел впервые и был поражен. В ней не было ни капли магии, для меня Гарри выглядел абсолютно как обычно, что вызвало очень интересные мысли о происхождении артефакта. Похоже, делали его не маги или принципы изготовления совершенно отличались от всего, что я знал. В родовой библиотеке описания ничего подобного я также не встречал.
  Зайдя в паб, мы заняли место в углу, чтобы на Гарри никто случайно не наткнулся. Но не успели мы даже сделать заказ, как в паб вошла весьма интересная компания - Хагрид, МакГонагалл, Флитвик и неизвестный мужчина, чьего голоса я не знал. Как позже мне сказал Поттер, это был сам министр магии Корнелиус Фадж, как он здесь оказался, придумать правдоподобную версию не получалось. Тем временем они заняли столик недалеко от нас, и мы слышали весь их разговор, в такие совпадения верилось с трудом.
  С их слов выходило, что Сириус Блэк был хранителем тайны Поттеров, которые спрятали свой дом под заклинанием "фиделиус" и крёстным отцом самого Гарри. Про такое заклинание я знал, оно не позволяло никому, кто не оповещён хранителем тайны, проникнуть на охраняемую территорию. Выходило, что Блэк предал их и сообщил тайну Волдеморту. Если Блэк действительно был хранителем тайны, то не удивительно, что его посадили без суда и следствия, сам факт гибели Поттеров был прямым доказательством.
  Такие подробности совершенно выбыли Гарри из колеи, и я его прекрасно понимал. Не каждый день узнаешь, что твои родители погибли по вине одного из своих лучших друзей, человека которому доверили собственного сына. Поттер преисполнился решительностью отомстить, но зная его, я был уверен, далеко в своей мести он пойти не сможет.
  ***
  Поскольку мне хотелось попрактиковаться в вызове патронуса на реальном, ну или близком к этому, противнике, я решил побродить по отдалённым коридорам и заброшенным классам. Именно там, согласно теории, заводились такие создания, как боггарты. Но обыскивая пыльные помещения я наткнулся я на нечто другое - в одной из комнат обнаружился пёс, дрыхнущий свернувшись клубком под старой партой. Более того, пусть восприятия в разных повязка и отличалось, но я был уверен, что эта именно та самая собака. И видимо, услышав, как я закрыл дверь, тот проснулся, после чего попытался тихонечко спрятаться, забившись за шкаф. Может кто-то другой его и не заметил, только вот для меня мелкие немагические предметы не укрытие. В любом случае, его здесь присутствие, а также поведение, наводило на определённые размышления.
  - Давайте не будем проверять прочность вашего укрытия, мистер Блэк. - Направив в ту сторону палочку, спокойно произнёс я. Да, о стопроцентной уверенности с этой догадкой и речи быть не могло, но, надеюсь, что если это просто необычная магическая псина, то она простит мне такие подозрения.
  В ответ на мои слова раздался скулёж, и из-за шкафа показалась морда пса.
  - Нам есть, о чем поговорить, - сказав это, я указал свободной рукой на открытую площадь перед собой, - так что заканчивайте маскарад.
  Пес, понурив голову, медленно выполз из своего укрытий и побрёл в указанную точку. А само превращение произошло очень плавно. Каналы словно растянулись и заняли положенные места. Добавив от себя магии, я осмотрел беглого преступника. Длинные, спутанные волосы, лёгкий плащ явно не по размеру, под которым какое-то тряпьё и жуткая худоба. В обычном мире так выглядели жертвы концлагерей второй мировой войны, а не заключенные.
  - Как ты узнал? - хрипло спросил Блэк.
  - Особенности восприятия, - не опуская палочки, я вытащил из сумки пузырьки с сывороткой правды и антидотом, - прежде чем мы продолжим разговор, вам придется выпить это. Здесь сыворотка правды. Не советую пытаться уничтожить её, в этом случае я просто сдам вас на руки директору.
  - А есть и другие варианты? - в голосе мужчины явно слышалась надежда. Похоже не только мы тут недоверием Дамблдору - хорошее начало.
  - Пейте. Всё остальное потом, - я оставил пузырёк на ближайшей парте и отошел на пару шагов назад.
  Мужчина осторожно подошел и, старясь не делать резких движений, выпил содержимое. Теперь требовалось очень тщательно подбирать вопросы, по крайней мере, так мне объясняли.
  - Назовите своё имя.
  - Сириус Блэк.
  - Вы служили Волдеморту?
  - Нет, - уже что-то.
  - Вы были хранителем тайны Поттеров?
  - Нет.
  - Кто был хранителем тайны Поттеров?
  - Питер Петтигрю, - всё оказывается несколько сложнее, чем мы предполагали.
  - Вы убили Питера Петтигрю?
  - Нет, - всё интересней и интересней. Осталось узнать последнее и можно давать антидот.
  - Вы убивали маглов?
  - Возможно, - хм, тут нужно тщательней подбирать вопросы.
  - Вы точно не знаете, умерли ли они?
  - Да.
  - Вы нанесли им раны, которые могли привести к смерти?
  - Да.
  Я задумался, с одной стороны он не предавал Поттеров и не служил Волдеморту. А с другой, он возможный убийца, правда, уже отбывший двенадцать лет весьма жуткого наказания. Но даже в этом случае нам нужны союзники, а остальное выясним в процессе. Решившись, я влил в Блэка антидот.
  - Расскажите, о том случае, где могли погибнуть обычные люди, - палочку я убирать не спешил.
  - Когда я явился на развалины дома Джеймса и Лили, я нашел только выжившего Гарри. Я точно знал, что Питер был предателем, ведь сам настоял на том, чтобы он стал хранителем, и жажда мести была невыносимой. А тут как раз Хагрид пришел, чтобы передать ребёнка Дамблдору. Ну, я и пошел искать Петтегрю, тот жил в магловском районе Лондона. Но когда эта тварь меня заметила, то попыталась сбежать. Я преследовал его, посылая взрывающиеся проклятия одно за другим, но никак не мог попасть, часть из них задела окружающих маглов. Что с ними стало, я не знаю. Когда я загнал Питера в угол, он использовал какое-то неизвестное мне заклинание и случился сильный взрыв, который и меня потрепал, а от него остался только обгоревший палец. Я решил, что тот покончил с собой, и мне стало всё безразлично. Когда пришли авроры, я также не сопротивлялся. В итоге я оказался в Азкабане, где прошлым летом увидел на колдографии на плече у парнишки из семьи Уизли Питера.
  - Вы как анимаг превращаетесь в пса, а он видимо в крысу, - подивившись очередному совпадению, догадался я, - и эта та самая крыса, что живёт у Рона Уизли... Когда вы пытались ворваться в башню гриффиндора, вы собирались найти именно её, а не напасть на Гарри, как все решили, - сложил я два и два.
  - Всё так и было, - тяжело вздохнул мужчина.
  - Вы стали анимагами, потому что дружили с Ремусом Люпином? Какая форма была у Джеймса Поттера?
  - Ты даже об этом знаешь, - удивился маг, - олень.
  - Что вы планировали делать дальше?
  - Убить крысу и скрыться, не хочу попадаться ни директору, ни министерству. Наверно, позже попытался бы рассказать правду Гарри.
  - С министерством всё ясно, а чем вас не устроил Дамблдор?
  - Он глава Визенгамота, а меня ведь даже толком не допрашивали. Да, я тогда был неадекватен и много чего наплёл, во многом виня себя в смерти Джеймса, но в Азкабане я явно оказался не без его попустительства. К тому же я видел, как живёт мой крестник, - в голосе мага явно чувствовалась ярость.
  - Что вы делали у того дома, летом? - резкая смена темы заставила мага растеряться.
  - Хотел помочь, но быстро понял, что ничего полезного сделать не смогу.
  - Вы знаете, что за организацию я представляю?
  - Когда мы состояли в ордене Феникса, это созданная директором организация в противовес Пожирателям Смерти, ходили слухи о маглах, которые убивают ПСов. Но сам никогда не сталкивался, до той летней ночи. Быстро вы тех вампиров сделали, даже авроры бы лучше не справились.
  - В таком случае, у меня всё, - сказал я, опуская палочку и убирая пустые флаконы в сумку, - если понадобится моя помощь, я живу в частных покоях около башни Равенкло, оставьте записку. Если понадобится укрытие, когда вы закончите со своей местью, можете посетить поместье Хэллсингов, - я продиктовал адрес, - Кстати, крыса Рона сбежала, не стоит больше ломиться в общежитие.
  - И ты просто отпускаешь меня? - маг явно опешил от столь резкого перехода с допроса до едва ли не безразличия.
  - Вы не сделали ничего плохого и даже если те люди погибли, то вы уже отсидели свои двенадцать лет ада. Так зачем мне вас удерживать?
  Блэк не сразу смог осознать такой поворот и окликнул меня, когда я уже снимал чары с двери.
  - Кто ты? Я видел тебя несколько раз в компании Гарри.
  - Меня зовут Александр Эванс, учусь на слизерине, тринадцать лет, состою в организации Хэллсинг.
  Не знаю, что удивило беглеца больше, мой факультет или фамилия, а может возраст. Но больше вопросов он не задал. И я продолжил поиски боггарта.
  ***
  Искомое я всё же нашел, но соваться на это создание в одиночку было откровенно страшновато, и я вызвал через зеркало Викторию. С тех пор я пару раз в неделю являлся в заброшенный кабинет и пытался справиться с собственным ужасом. Заклинание патронуса у меня так и не получилось, правда, у Виктории тоже. Хотя она могла бы сослаться на то, что не обладает достаточными силами как маг, у меня же даже такого оправдания не было. После этого я перешел к орденским методам и тут смог достичь определённых результатов. Если удавалось сохранить концентрацию, то получалось выставлять нечто, типа кокона вокруг себя, за которым воздействие почти не ощущалось. Но смогу ли я выставить его при контакте с реальным дементором, я не знал, да и проверять не очень-то хотелось. Точнее, очень не хотелось, и так пришлось устраивать набег на запасы зелья сна без сновидений мадам Помфри.
  Тем временем события развивались своим чередом. На рождество Поттеру кто-то прислал новую метлу последней модели, "молнию". Я подозревал, что это сделал Блэк, но делиться своими выводами, разумеется, не стремился. Вокруг этой метлы разгорелся немалый спор - Гермиона считала, что её нужно отнести профессорам на проверку, Рон и Гарри соответственно были против. В качестве судьи пришлось выступать мне, и я сослался на то, что даже если забыть о Блэке, то у Мальчика-Который-Выжил есть множество "друзей" с проигравшей войну стороны, а значит, разумная осторожность была бы не лишней. Получив поддержку, Гермиона утроила натиск, и парням пришлось уступить. И, несмотря на изрядно вымотанные нервы, Поттер всё же получил свою метлу вовремя и легко получил победу в матче. Правда Малфой и компания оказались настолько тупы, что попытались изобразить дементоров, по всей видимости, не понимая, что эти создания страшны далеко не своим балахонами.
  Блэк никакой активности больше не проявлял, и в Хогвартсе время летело быстро. Поскольку год выдался спокойным, то я пришел к очевидному выводу, что раз есть возможность поучиться, то почему бы её не использовать по назначению? Кто знает, сколько таких "беззаботных" учебных лет у меня осталось. Также продолжились летние эксперименты с защитой от магии, рекомендованные профессором Бэбблинг книги оказались настоящим кладезем знаний.
  С рунами мне вообще работать было очень удобно, поскольку правильно начертанная магом руна являлась магически активным объектом. Конечно, были проблемы в плане их изначального запоминания, картинка в книге далеко не самый удобный способ познания человека с моим восприятием, но тут выручали Виктория и Грейнджер. Магические руны являлись универсальным инструментом, позволяющим добиться любого результата, и именно на них основывалась современная магия. Но, разумеется, было и множество сложностей.
  Во-первых - рун было очень много и далеко не все из них сочетались, а ошибка могла привести к очень серьёзным последствиям. Как сказала профессор, класс для изучения рун одно из самых защищённых мест замка, ему уступал даже давно не используемый зал для занятий боевой магией.
  Во-вторых - процесс использования рун требует идеальной концентрации, неправильное начертание руны могло, как испортить всю работу, так и привести неожиданным эффектам, например, небольшому взрыву, после которого от оплошавшего мага мало что останется.
  В-третьих, и что, пожалуй, самое главное - использование рун процесс долгий. В бою руну успеть начертать сложно, даже без учета возможной ошибки, тебя попросту убьют. Поэтому в основном руны использовались в артефакторике и при строительстве. Правильно построенная магическая крепость спокойно держала удары осадной техники во времена до ввода статута о секретности. А, по словам профессора, и авиационные бомбы во вторую мировую войну, что правда не спасало обитателей от осколков и взрывной волны.
  Описанные методы обработки доспехов для защиты от простых заклинаний казались мне достаточно перспективными, но у них оказались свои недостатки. Самым главным было именно то, с чем я столкнулся летом, а именно - поддержка работоспособности. Любой доспех требовал периодической "зарядки" при помощи магии, поэтому ими пользовались, как правило, аристократы и богатые купцы. Конечно, работали они гораздо лучше, чем моя поделка, но всё равно с парой магов солдат Хэллсинга так не снарядить, разве что офицеров. На пробу я наложил такую рунную комбинацию на одну из своих рубашек, и она выдержала целых три попадания "секо" от Сэрас, после чего героически "погибла", стандартные ремонтные заклинания типа "репаро" от повреждений магией не спасали. Материал, как оказалось, играл тоже не последнюю роль - ткань не выдержит хорошо напитанную магией руну и просто сгорит, в отличие от, например, стальной кирасы. Таблицы с описанием материалов в книгах не оказалось, это всё же были чисто теоретические труды. Возможно, стоит спросить у гоблинов, если кто и знал, то только они.
  В апреле состоялся суд на гиппогрифом Хагрида и теперь его должны были казнить, многие расстроились, в том числе и я. Было жалко это гордое животное, но ничего поделать мы не могли.
  Так незаметно пришли экзамены. Выполнить личный план почти удалось, но осилить трансфигурацию в этом году мне оказалось не суждено, от чего я немного расстроился, всё-таки надежды на успешный исход были.
  Незадолго до конца экзаменов ко мне пришел кот, который держал в пасти клочок бумаги. Это оказалась записка Блэка, в которой говорилось, чтобы я сегодня вечером приходил в Хогсмид, в так называемую Визжащую Хижину и объяснялось, как попасть в неё через тайный ход из замка. Каким образом тут оказался замешан кот, я не знал, но вероятность розыгрыша была маловероятна.
  Чего ждать от Блэка, можно было только гадать, понятно, что на меня он нападать не будет, но рисковать всё же не стоило. От варианта проигнорировать записку я также отказался, опасаться вновь остаться не у дел. А поскольку год без крупных неприятностей в этом замке, похоже, нечто невероятное, поэтому сейчас вполне можно было ожидать, что Хогвартс возьмёт своё. Поэтому готовился я как на войну. Заранее известил Викторию, что она понадобится сегодня вечером, почистил пистолет, проверил запасы в сумке и хорошо ли вынимается палочка. Было бы у меня что-нибудь посерьёзнее обязательно бы взял.
  ***
  Северус Снейп
  Маг был раздражен - перед каждым полнолунием ему приходилось варить аконитовое зелье, что само по себе напоминало о бесконечной череде неудач, для одного из своих бывших школьных врагов. Конечно, вражда за долгие годы угасла, но личная встреча с Ремусом Люпином поднимала из глубин памяти не лучшие моменты жизни. Да ещё и Блэк где-то в округе затаился. Но отвлекаться от процесса варки было нельзя и приходилось сдерживать своё раздражение.
  Наконец, зелье было закончено и нужно было отнести его Люпину. В собственном кабинете оборотня не оказалось, хотя до ночи оставалось не так много времени, и зельевар решил оставить флакон на видно месте. На рабочем столе в глаза бросался тот самый пергамент, который Северус отобрал у Поттера, но так и не смог в нём разобраться, получая в ответ лишь насмешки от имени Мародёров. На сей раз пергамент изображал карту Хогвартса, сейчас там было видно прилегающий к замку район, в котором находилась дракучая ива. Присмотревшись, Снейп увидел отметки Поттера и Блэка на самом краю карты и спешащего к ним Люпина. И что было особенно странно, Люпин прошел прямо к дракучей иве и уже от неё направился в сторону Блэка.
  - "Видимо, Люпин увидел Блэка на карте и поспешил сам разобраться с предателем, никому, ничего не сказав" - решил зельевар, - "а значит нужно спешить".
  Быстро выбравшись из замка, он подошел к иве, которая оказалась совершенно неподвижна. Подойдя к стволу, маг увидел небольшой спуск в корнях дерева, за которым оказался подземный ход. Пройдя по нему, Северус оказался в деревянной хижине.
  - Он имеет право знать правду, Сириус! - раздался из соседней комнаты голос Люпина. Достав палочку, зельевар начал осторожно приближаться.
  - Хорошо, Ремус, только быстро, - ответил хриплый мужской голос.
  Северус, держа палочку наготове, ворвался в комнату. В центре комнаты спорили Люпин и, видимо, Блэк. У стены напротив него стояли Поттер, Грейнджер и Уизли, что характерно без палочек.
  - Экспеллиармус, - палочка Блэка оказалось у зельевара, и он взял на прицел Люпина, - я не думал, что ты станешь помогать предателю, Люпин. Поттер заберите ваши палочки, вам повезло, что я успел вовремя.
  - Северус... - начал было Люпин.
  - А ведь Минерва предупреждала Дамблдора о такой возможности, она явно лучше знает своих бывших подопечных, - нетерпеливо перебил его Снейп, в котором вновь проснулись воспоминания былых дней, - похоже, завтра в Азкабане станет на двух узников больше.
  - Северус, ты ошибаешься, - настаивал Люпин, - ведь ты слышал далеко не все, я сейчас объясню... Сириус не собирался убивать Гарри...
  - И почему же я должен тебе верить?
  - Потому что это правда, профессор, - раздался голос сзади.
  Оглянувшись, маг увидел стоящих позади Эванса и Сэрас.
  - А вы-то что тут делаете? И откуда вам знать, что он говорит правду? - отвлекся на них маг.
  В этот момент раздался строенный выкрик "Экспеллиармус", но лучи отразил выставленный щит Эванса. Северус пораженно уставился на Поттера и компанию - от них такого он совсем не ждал.
  - Профессор тоже имеет право знать правду, Гарри, - мягко произнёс Эванс, - а насчет уверенности, допрос под сывороткой правды является достаточным основанием для такого утверждения?
  В комнате воцарилась тишина, которую быстро нарушил хриплый смех Блэка.
  - Ты всё знал?! - синхронный возглас Поттера и компании.
  - Когда вы успели допросить Блэка, мистер Эванс, и откуда у вас сыворотка? - поддержал Северус.
  - Мы пересеклись во время рождественских праздников. А сыворотку правды я носил с собой с начала года, на всякий случай.
  - Но почему ты не сказал нам? - вновь влезли гриффиндорцы.
  - Потому, что это личная месть мистера Блэка, я не ожидал, что он будет действовать столь неосторожно, - в голосе мальчишки послышалось неприкрытое осуждение, - профессор Люпин, вам лучше быстрее закончить с Петтигрю, а то ситуация может выйти из-под контроля.
  Кивнув, оборотень прошептал заклинание и луч угодил прямо в крысу, которую удерживал Уизли. От неожиданности подросток её выронил, но та начала быстро расти и через пару мгновений на её месте стоял низкий толстый человек.
  - Ну здравствуй Питер, - почти ласково прошептал Блэк.
  - Р-р-ремус? С-с-сириус? - пискляво начал Петтигрю, - мои добрые друзья...
  Блэк попытался наброситься на него, но Люпин смог его удержать. Сам Северус был поражен, прямо перед ним был человек, который уже более десяти лет считается мёртвым.
  - Как ты мог предать Джеймса и Лили, Хвост? - с горечью в голосе произнёс Люпин, - ты же был нашим другом.
  - Он бы убил меня! Неужели вы этого не понимаете? У меня не было выбора...
  - Ты мог умереть! Как сделал бы любой из нас! Но ты предпочел их продать Волдеморту! - Взревел Блэк, удерживаемый Люпином. - Отстань, Ремус, я должен убить эту крысу!
  Снейп никак не мог отойти от шока - Блэк оказался невиновен, а Лили погибла из-за этой жалкой крысы. Образ ненавистного предателя рассыпался на глазах.
  - Нет, - остановил попытки Блэка добраться до Петтигрю Поттер, - мы должны передать его аврорам живым, тогда Сириуса должны оправдать. Профессор Снейп, вы ведь поможете нам?
  - Хорошо. - Нехотя ответил зельевар, теперь главным объектом его ненависти стал Петтигрю, но с Бэком его связывало слишком много негатива. Он бы с удовольствием отправил его в Мунго на недельку-другую, но обрекать на смерть или Азкабан это уже слишком. - Нужно отвести его в замок и там дождаться авроров.
  Связав Петтигрю, маги потянулись на выход. Пока они выясняли отношения, на улице уже окончательно воцарилась ночь. Из-за туч показалась полная луна, которая напомнила Северусу о так и не переданном зелье.
  - Люпин, ты ведь не выпил аконитовое зелье? - со страхом в голосе произнёс зельевар. Один оборотень вполне мог перебить их всех.
  - Нет... - ответил побледневший преподаватель, - бегите...
  Александр Эванс
  -Бегите... - начал было профессор Люпин, но полнолуние вступило в свои права. Мужчина начал с громкими криками боли изменяться, как внешне, так и магически. На поляне воцарилась паника, воспользовавшись которой вновь обратился в крысу Петтигрю и попытался бежать.
  - Профессор Снейп, уводите учеников. Блэк, лови крысу, - решил я взять ситуацию в свои руки, поскольку остальные явно оказались слишком растеряны, - Виктория хватай Люпина, пока он окончательно не обратился и тащи в сторону леса.
  Пока остальные пребывали в растерянности, Сэрас, обхватив оборотня со спины, поволокла того в сторону леса, притом весьма быстро. Я устремился следом, в очередной раз мысленно поражаясь нечеловеческой силе девушки. Однако даже полноценный вампир не сможет удержать обратившегося оборотня, а уж Виктория и подавно. Поэтому далеко уйти мы не успели.
  Разорвав захват, вынудив Сэрас отскочить в сторону от возможного удара, оборотень бросился на меня и лишь в последний момент я успел уйти перекатом в сторону, но когти всё равно зацепили меня за ногу, отчего я едва не потерял равновесие, что могло бы стоить мне жизни.
  Пока оборотень разворачивался, мы послали в него целый шквал оглушающих и режущих заклинаний, который ожидаемо не принёс никаких результатов, разве что оставил лёгкие порезы на шкуре. Лишь пущенная Сэрас "бомбарда" смогла немного потрепать тварь и заставила её отступить на шаг.
  - Инсендио, - выкрикнула Виктория и в траву перед оборотнем ударила целая река пламени, отрезая его от нас.
  Нужно было что-то посущественней, да все достаточно подходящие по эффекту и мощности заклинания, которые я взял, не были толком отработаны и в бою их применять было решительно нельзя. Поэтому не теряя времени, я выхватил заряженный освящёнными боеприпасами пистолет и открыл частую пальбу, целя по конечностям, а то случайное попадание в мозг или сердце такой пулей могло и убить - благо, дистанция позволяла. Долго под обстрелом оборотень не выдержал и попытался бежать, но повреждённые конечности его уже не держали, и ему оставалось лишь яростно, рыча биться на земле. Такие раны зарастут на нём не скоро, понадобиться несколько часов. Подойдя ближе, мы наложили на него множественное "Инкарцеро", как следует связав. Вообще, оборотень из Люпина получился довольно мелкий, этот человек явно всю жизнь боролся с внутренним зверем, иначе, боюсь, что мы бы этот вечер не пережили. Точнее, Виктория бы отбилась, но вот моя смерть поставила бы крест и на её жизни.
  - Можно запереть его в хижине лесника - укрепим дверь, а окна там слишком маленькие, что бы он смог выбраться, - предложила я, пока Виктория осматривала мою рану.
   - Сделаю, - отозвалась девушка, после чего озвучила свои выводы насчёт полученных повреждений, - порезы не глубокие и они от когтей, а заражает слюна оборотня при укусе, так что всё не так уж и плохо. Но ты всё равно слишком рисковал.
  - Нужно было что-то делать, - я прекрасно понимал, что моя идея была далеко не блестящей, - а ничего умнее, чем просто отогнать его от скопления людей в тот момент в голову не пришло.
  Дотащив скулящего оборотня до хижины, мы с трудом разбудили Хагрида. Тот довольно быстро понял, что к чему и вызвался сторожить "профессора" до утра. Оставив с ним на пару Сэрас, буквально взмолившись чтобы на этот раз они не начали выяснять отношения, я поковылял в больничное крыло.
  Альбус Дамблдор
  Директору в очередной раз приходилось переосмысливать ситуацию. В последние два года всё идёт не так, как задумывалось. Пока погрешности поправимы, но оставлять всё на самотёк больше нельзя. Сначала летом Блэк сумел сбежать из Азкабана - само по себе это можно было бы использовать, но Сириус сумел выяснить, что Петтигрю выжил. А вот давать всплыть этим подробностям совершенно не следовало, ведь тогда Блэк сможет оправдаться и оспорить опекунство над мальчиком, будучи его крёстным. Но обошлось - явившиеся в школу авроры не смогли найти ни Блэка, ни Петтигрю и от них удалось быстро избавиться.
  Но Сириус остался на свободе и это не хорошо, а учитывая рассказ Северуса, беглец наверняка найдёт убежище у Хэллсинга. Доставлял проблем и этот мальчишка, Эванс. Он слишком тесно сошелся с юным Поттером и может сильно повлиять на него, чего директору бы не хотелось. Значит, пора определяться, потому что Том может возродиться уже в ближайшие пару лет, и тогда любая оплошность может стать критичной. Нужно либо договариваться с Хэллсингом, либо свести его влияние к минимуму.
  Союз с Хэллсингом нёс определённые дивиденды, ведь они показали себя неплохими бойцами в прошлой войне. Но с другой стороны, они слишком своевольны и совершенно не подконтрольны Альбусу, а значит в любой момент могут начать свою игру или помешать по незнанию, а ведь рассказать им всё никак нельзя - слишком уж уязвимы обычные люди.
  - "Какой же вариант выбрать...".
  
  ========== Глава 12 ==========
  
  Как ни странно, события недавней ночи никаких серьёзных последствий не имели. Даже авроры вопросов не задали, а тему вертисариума и оружия никто не поднял. Похоже, директор решил замять дело, чтобы не всплыло ненужных деталей, тем не менее нам следовало быть осторожнее, неизвестно чем директор ответит на мою помощь Блэку.
  Последние дни перед возвращением домой были омрачены казнью гиппогрифа и увольнением профессора Люпина. Откуда ученики узнали о том, что он оборотень я не знал, может кто-то увидел нашу ночную разборку или нашлись те, кто догадались по отсутствиям преподавателя накануне полнолуния. А может это Снейп не смог удержаться, но, по слухам, директора завалили гневными письмами с требованием избавить школу от оборотня. Лично я считал, что это дело рук самого Дамблдора - Люпин сыграл свою роль и теперь убирался с доски. Тем не менее, я решил навестить его перед отъездом.
   В ответ на стук в дверь раздалось приглашение войти. Зайдя в кабинет, я увидел, что профессор, похоже, пакует свои вещи, при этом двигался тот весьма осторожно. Видимо полученные ранения ещё отдавались болью.
  - А, это ты, Александр, - произнёс Люпин, отрываясь от своего дела, - какие-то вопросы?
  - Я хотел извиниться, за недавние события, - мне действительно было жаль профессора, он хороший человек и прекрасный преподаватель, но в той ситуации другого выбора не было.
  - Не стоит. Это я должен тебя поблагодарить - не знаю, как бы я смог дальше жить, если бы из-за меня пострадал невинный человек, а тем более ребёнок. Я был слишком поглощён своими переживаниями, когда понял, что Сириус, похоже, невиновен и допустил ужасную ошибку, которая могла стоить кому-нибудь жизни. Если бы не ваше вмешательство, всё закончилось бы очень плохо. Так что спасибо тебе, Александр, и твоему опекуну.
  Да, пожалуй, этот человек мог и руки на себя наложить, узнав по пробуждению страшные подробности ночных похождений.
  - Жаль, что вам придётся покинуть Хогвартс, впервые нам достался хороший педагог и кто знает, кто будет в следующем году.
  В ответ на это, Люпин неожиданно весело рассмеялся.
  - Спасибо на добром слове, но я изначально рассматривал преподавание, как временную подработку, - отсмеявшись, начал объяснять профессор. - Видишь ли, ещё во времена моей учебы на должности преподавателя ЗОТИ профессора менялись каждый год. Ходила легенда, что эту должность проклял сам Волдеморт, хотя я как преподаватель могу точно сказать - такую абстрактную вещь как должность проклясть невозможно. Так что для меня это было весьма ожидаемо.
  - И чем вы теперь займетесь? Учитывая отношение министерства к оборотням...
  - Найду работу в магловском мире, - равнодушно пожал плечами маг, я же был весьма удивлён, - не удивляйся, в магловском мире работает немало тех, кто оказался за бортом жизни в этом. Грузчик оборотень или вампир ночной сторож, поверь мне это не редкость. Конечно, возникают определённые сложности, но уж лучше так, чем жить в резервации как животное.
  На этой грустной ноте мы и распрощались. Всё оставшееся время до возвращения домой мне не давали покоя слова профессора. Как маги могли так относиться к обитателям своей стороны мира? Достаточно ведь снабжать оборотней аконитовым зельем, которое было не таким уж и дорогим, и те смогут стать полноценным членами магического общества. Собственно, дайте им нормальную работу, и они сами оплатят свои расходы. Аналогичная ситуация с вампирами -достаточно наладить поставки донорской крови, редкие группы тут не нужны, поэтому особых проблем с этим быть не должно. Там ведь тоже много не требовалось. Но вместо этого министерство вводит множество ущемляющих в правах законов и загоняет всех в резервации.
  А ведь я точно знал, что большинство вампиров совершенно не хотят кого-то убивать или делать нечто подобное. Со слов Алукарда выходило, что в Британии единовременно проживает больше двух тысяч вампиров - в отличие от высших, обычные могли обратить любого человека. Но при этом Хэллсинг проводит всего от десяти до двух десятков операций в год. Получалось, что остальные вели законопослушный образ жизни или коротали дни в резервациях. Соотношение, вполне близкое к количеству преступников среди простых людей и магов. Думаю, среди оборотней ситуация даже лучше, их ведь не терзает жажда крови, достаточно изолировать их во время полнолуния, в остальное время они отличаются от других людей и магов только повышенной реакцией и развитыми инстинктами. Логического объяснения поступкам министерства я найти не мог, разве что они их попросту боятся. Удивительно, что при таком отношении вампиры и оборотни до сих пор не устроили кровавый террор среди магов - сил бы им на такое явно хватило, поскольку обычный мирный волшебник просто не сможет адекватно среагировать. Теперь понятно, почему многие из них присоединились к Волдеморту, тому достаточно было пообещать равных прав.
  Из всего этого вытекал интересный факт. По сути, министерство виновато в большинстве преступлений среди разумной нежити и прочих тёмных созданий. При такой жизни слететь с катушек, банально напиться или подсесть на наркотики очень просто. А потом неконтролирующее себя создание подчиняется собственным инстинктам, а гибнут мирные люди. Конечно, это касалось не всех, тот же "священник" в Чеддаре явно действовал из личных побуждений. А вот упокоенная при моём участии парочка новообращённых вампиров пусть и не полностью, но попадала под эту категорию, они ведь даже не осознавали, что с ними произошло.
  Во время пути на Хогвартс-экспрессе атмосфера в купе была тяжелой. Для начала на выезде поезд осмотрели дементоры, убирать их никто не спешил, что не прибавило нам хорошего настроения. Я размышлял о тяжелой судьбе оборотней и тех новых гранях, которые постепенно открывал мне магический мир, а Гарри явно был подавлен тем, что не смог ничем помочь новообретённом крёстному. Да и в целом ребята на меня немного обиделись, за то, что я им ничего не рассказал, но при этом против моей компании не были.
  ***
  Вернувшись в особняк, я решил обсудить этот вопрос с леди Интегрой, после того, как подробно доложил о событиях этого учебного года. Та с большинства моих доводов согласилась, но не понимала, чего я от неё хочу.
  - Какой нам прок разбираться в проблемах вампиров и оборотней? Наша задача истреблять тех, кто нарушил законы.
  - Ну, во-первых, это должно снизить количество происшествий по нашему направлению, а значит, будет меньше погибших, - вполне резонно, на собственный взгляд, ответил я.
  - И конечно министерство проникнется проблемами "маглов" и резко изменит собственную политику, которую ведёт уже не один десяток лет, - сарказм в голосе леди просто зашкаливал.
  - Во-вторых, это могло бы дать нам лояльных сотрудников с возможностями, превосходящими обычных солдат, хотя и придётся потратиться на их обучение. А если очень повезёт, среди них могут оказаться маги, пусть и толком необученные.
  - Набрать вампиров и оборотней в организацию, занимающуюся их истреблением? Ты представляешь, как на меня будут смотреть, если я попытаюсь пробить на это финансирование? - Интегра улыбнулась, видимо представив выражение лица сэра Пенвуда.
  - Ну, Алукард тоже не добрая фея... - начал было я.
  - Я всё слышу, - раздался голос Князя откуда-то сверху. А то я не знал, что он за всем наблюдает.
  - И Сэрас вы предлагали такой вариант, - продолжил я.
  - Хорошо, допустим это действительно не такая уж и проблема. Ещё доводы есть?
  - Если этого не сделаем мы, это сделает Волдеморт. Собственно, он так и делал в прошлую войну, - выложил последний свой "козырь".
  - Ты молодец, Александр, правильно мыслишь. - Второй раз за четыре года я удостоился похвалы от Железной Леди. - Но не всё так просто. Во-первых, министерство на уступки не пойдёт в отношении "тёмных созданий" и "тёмной магии", как минимум эти законы поддерживает и Международная Конфедерация Магов, их аналог ООН. Поэтому работать придётся индивидуально с каждым. Во-вторых, мало кто решится иметь с нами дело, но попробовать можно. А раз это твоя идея, то ты ей и займёшься.
  - Понятно, - тяжело вздохнув, ответил я, чего-то подобного стоило ожидать, - в таком случае помогите найти Ремуса Люпина, он должен работать где-то в обычном мире, по крайней мере, сам так утверждал. С него начать будет проще, к тому же он друг Блэка, что также немаловажно.
  Конечно, можно было бы попросту послать ему сову, но... я как не доверял, так и не доверяю магическим способам связи. Мало ли кто этих сов перехватывает. Собственно, по этой причине мы никогда не писали ничего важного. А те же сквозные зеркала использовались только по мелочи. Конечно, если жизнь заставит, то будет использовать то, что есть, но пока такая нужда не наступила, следует пользоваться более надёжными методами.
  - Чтобы найти Люпина понадобится время, но думаю, этот вопрос будет решен достаточно быстро. Но дальше действовать будешь сам, это станет полезным опытом. С тобой помимо Сэрас пойдёт только Уолтер, но он вмешается только в крайнем случае.
  На этом вопрос был закрыт. А через несколько дней к вратам поместья прибежал черный пёс.
  ***
  С Блэком оказалось довольно много проблем. Это был весьма импульсивный мужчина, и его идеей фикс было помочь своему крестнику. Пришлось очень долго и терпеливо объяснять, почему конкретно сейчас мы вмешаться не можем, причем сомнительная честь этого занятия легла на меня. С одной стороны, он вроде и понимал, что пойти против Дамблдора очень рискованный шаг, который не стоит делать без уверенности в успехе, а иначе вместо помощи только навредим. С другой, его гнал долг перед погибшим другом, и можно было понять насколько тяжело ему выжидать. Особенно сложно было убедить его не писать Гарри писем, по крайней мере, не из особняка и не указывать о его связи с Хэллсингом и со мной. Поттер по-прежнему был под плотным контролем директора и тот мог узнать много лишнего. Подарить же Гарри амулет типа того, что носит Виктория, было нельзя, это равносильно объявлению войны Дамблдору.
  Рассказать самому Блэку можно было многое, разве что за исключением моей истории, но это к делу и не относилось. Тот факт, что Волдеморт жив и весьма вероятно его возрождение Сириус воспринял очень... несдержанно. По крайней мере, мне разрешили вернуться в комнату минуты через три - Сэрас явно считала меня не готовым к таким речевым оборотам. Можно подумать он скажет что-то такое, чего я не слышал от предков. В общем, мои и Блэка интересы довольно сильно совпадали - мы оба хотели помочь Гарри, не хотели возрождения Тёмного Лорда и не очень любили Дамблдора. Хороший базис для взаимного сотрудничества был налицо. Также Блэка весьма обрадовало моё желание подключить к делу Люпина.
  Поскольку Сириус нуждался в серьёзной физической, а отчасти и психологической, реабилитации, то до конца лета он должен был остаться в особняке, под присмотром врачей. После чего собирался посетить Гринготтс и попытаться вступить в права главы рода, для чего он просил достать оборотное зелье и волшебную палочку. И если первое я с помощью самого Блэка в принципе мог сварить сам, пусть и не с первой попытки, но нужно было покупать ингредиенты. За палочкой тоже нужно было ехать самому, причем заказывать её желательно было в Лютном переулке, неофициальном центре теневой торговли британских магов, на всякий случай. А ведь тренировки и занятия никто не отменял...
  В остальном Сириус Блэк оказался весьма интересным собеседником, к тому же ему было довольно скучно, и он охотно отвечал на вопросы. Будучи представителем древнего аристократического рода британских магов, он знал очень много тонкостей и традиций, о которых я даже не догадывался. Поделился он и своей историей, которая оказалась довольно интересной. Род Блэков считался традиционно тёмным и всегда отстаивал традиции чистокровных, что сильно не устраивало молодого Сириуса, точнее его не устраивали постоянные нравоучения на эту тему. Это привело к его попаданию на Гриффиндор в школе из чувства противоречия, где он быстро сдружился с Джеймсом Поттером, также наследником древнего магического рода, но традиционно относящегося к лагерю светлых. Само по себе это разделение было более чем условным и скорее отражало политические взгляды, ведь во время серьёзных конфликтов в бой шли любые доступные средства с обеих сторон. Очень быстро их компания дополнилась Ремусом Люпином и Питером Петтигрю, в причины их сближения Сириус вдаваться не стал. Шло время, они узнали о проблеме Люпина и решили стать анимагами, на что ушло долгих три года. Постепенно набирала обороты война с Волдемортом и когда-то сменённая чисто из упрямства сторона стала его осознанным выбором. И после окончания школы друзья вступили в орден Феникса, к ним же присоединилась будущая жена Джеймса, Лили Эванс. Кстати, Блэк был весьма удивлён, узнав, что она приходится мне кузиной.
  А вот дальше я узнал очень интересную деталь. Оказывается, в дом к Поттерам заявился сам Альбус Дамблдор и рассказал о пророчестве, касающемся их новорожденного сына. Звучало оно так:
  "Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда... рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца... и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы..."
  - И вы поверили в это? - сам я в пророчества по-прежнему верить отказывался, тем более в столь расплывчатые. При большом желании под него можно впихнуть много кого, особенно если рассматривать седьмой месяц по разным календарям...
  - Ты должен понимать, тогда Дамблдор для нас был кем-то непогрешимым, великим лидером света. Мы ведь только школу закончили, в которой опять же он был директором, а жизненного опыта у нас практически не было. И орден Феникса опять же он возглавлял. И, как показал результат, смысл в этом был, хотя лучше бы Джеймс и Лили просто сбежали из страны.
  - Понятно... - я действительно мог их понять, при таком раскладе практически любой поверит. - А как получилось, что хранителем тайны стал Петтигрю? При нашей встрече впечатления храбреца он не производил.
  - На то и был расчет, именно я предложил такой вариант, - Сириус на несколько секунд замолчал, видимо, пытаясь справиться не с самыми лучшими воспоминаниями, - никто бы не подумал на Питера, все стали бы охотиться на меня.
  - А почему не Люпин?
  - Мы не могли... - я практически физически ощутил его смущение, - он оборотень, а Волдеморт обещал им равноправие. К тому же многие считали, что в ордене есть предатель. Он сам всё понимал и не настаивал...
  - "М-да... И как Люпин после такого не прибил Блэка при встрече? Предали доверие одного человека и отдали свои жизни в руки настоящего предателя..."
  После этого Сириус ушел в себя, беспокоить дальше я его не стал, ему было, о чем подумать, а что было дальше и так известно.
  В ближайшее же воскресенье я с Викторией и Уолтером посетили Косой переулок - нужно было докупить ингредиенты для оборотного зелья, найти палочку Блэку, а заодно заскочить в Гринготтс, я так и не узнал о материалах для артефактов. Пока Сэрас с Уолтером ходили в Лютный, я занялся своими делами. В Гринготтсе меня ждало разочарование, Рургоз сразу сказал, что хоть он и хотел бы мне помочь, но сам артефакторикой не занимался, а свои секреты другие гоблины раскрывать не будут. В общем, мне следовало как следует подумать о вопросе цены.
   Раз уж мы всё равно попали туда, то я за одно решил разузнать о покупке аконитового зелья. За прилавком, судя по голосу и комплекции, был совсем древний старичок. Передав ему список ингредиентов, в который помимо нужного, входило всё, что может пригодиться, а то закупка конкретных ингредиентов может навести на определённые мысли, я задал вопрос о зелье.
  - Аконитовое? Девяносто пять галеонов, - цена несколько шокировала, вроде бы ингредиенты относительно простые, - и известить за неделю до нужной даты получения.
  - А почему такие строгие требования? - мой вопрос, похоже, несколько удивил старика.
  - Так зелье неустойчивое, хранится не более недели, а под заклинаниями сохранности теряет свои свойства, поэтому изготавливается на заказ, - таких подробностей я не знал, в школе мы столь сложные составы не проходили. И сразу стало понятно, почему настолько высока цена - разовая работа всегда гораздо дороже поставленной на поток.
  Старик, похоже, дело своё знал, а других клиентов в лавке не было, и я решил прояснить один вопрос, на который не нашел ответа в учебниках и школьной библиотеки. В родовой библиотеке ответа также не было, в основном потому, что рыцарями становились только маги.
  - Скажите, а как влияют зелья на маглов?
  - Большинство летально, - если чего и ожидал, то не этого.
  - Почему? - шокировано выдал я.
  - Эх, молодёжь. И чему вас только учат? Зелье это вам что, компот? При готовке маг вливает в состав свою силу, именно она связывает ингредиенты, - таких подробностей нам действительно не рассказывали, - и на организм состав влияет именно своей магией, которую в большинстве случаев магл просто не выдержит. Конечно, это не касается простейших составов, они сработают как надо, но от них и толку почти нет. Сквибы выдержат больше, но тут у каждого по-своему.
  Попрощавшись с общительным аптекарем, я отправился к переходу в Дырявый Котёл, у которого договаривались встретиться с Викторией и Уолтером. Тему зелий нужно было изучить подробней, наряду с артефактами раньше это казалось мне перспективным направлением, поэтому по пути я заглянул в книжный, набрав десяток книг по магической медицине и зельеварению. Хотя времени всё это прочитать у меня сейчас наверняка не будет.
  ***
  Совсем неожиданным стало приглашение от Рональда Уизли посетить финал чемпионата мира по квиддичу в августе. По его словам, там должны были быть и Гарри с Гермионой. Предложение было весьма заманчивым, впервые хоть как-то "посмотреть", а не послушать эту игру было бы интересно, тем более в компании ребят. Но времени на это совсем не было и пришлось ответить отказом, сославшись на своё равнодушие к этой игре. Надеюсь, ребята не обидятся.
  Местоположение Люпина всё же нашли, хоть он и находился в обычном мире под чужим именем, поэтому пользоваться ненадёжной совиной почтой, которую вполне могли контролировать люди Дамблдора или министерства, не пришлось. Оказалось, "Райан Льюин" работает... дворником на окраине Лондона. Безусловно, отличная карьера для мага блестяще закончившего Хогвартс, талантливого преподавателя и ветерана первой магической войны...
  Жил мой бывший преподаватель в небольшой съёмной квартирке, причем не один, там ютилось одновременно пять человек, хотя наверняка не совсем человек. Причем в квартире отчетливо воняло спиртным. Маг меня, разумеется, сразу узнал, но был крайней удивлён и, похоже, жутко смущен одновременно.
  - Александр? Что ты тут делаешь?
  - Здравствуйте мистер... Льюин. Мы могли бы где-нибудь поговорить? Наедине. - Люпин хоть и был выбит из колеи, но отвёл меня на крышу дома, где можно было поговорить без лишних ушей и этого ужасного запаха.
  - Профессор... - начал было я.
  - Я больше не профессор, - Люпин ответил довольно резко, видимо неприятно, что его видит в таком положении бывший ученик.
  - Неважно. Снейп рассказывал вам об организации, в которой я состою, и чем она занимается?
  - Такие как я и так прекрасно знают о ней, - в голосе бывшего преподавателя прорезалась горечь, - вы что, пришли за нами?
  - Ну, если вы знаете о нас, то должны понимать, что разумеется нет. Помните наш разговор перед отъездом из школы? - маг кивнул, - ваши слова долго мне не давали покоя, я не понимал и до сих пор не понимаю, как маги могут так поступать с вами. И то, что я сейчас видел, тоже не добавляет мне понимания. Такие условия... Как вы вообще пережидаете полнолуние? Простая дверь вас явно не удержит, к тому же есть большие окна.
  - Мы арендуем небольшой гараж на отшибе, - говорить об этом Люпину явно было неприятно, - там хорошая звукоизоляция и... клетки.
  - "Да уж, прекрасные условия жизни. Тут и вполне обычный человек кого-нибудь от тоски загрызёт, не то что оборотень".
  - Мы хотим предложить вам работу, профессор, - решил я перейти к сути.
  - Мне? - Люпин явно был ошарашен, - но кому я нужен, тем более в такой организации.
  - Мне дали разрешение на формирование небольшого отряда из людей... с проблемами подобными вашей. С нашей стороны будет обеспечено проживание, достойная заработная плата и аконитовое зелье либо донорская кровь, по необходимости. Ну и, разумеется, вас обучат, а не станут бросать сразу в бой. И я решил обратиться к вам, профессор, как к хорошо знакомому с местными реалиями человеку.
  Собирался с мыслями оборотень долго, предложение оказалось для него полной неожиданностью.
  - Но зачем мы вам?!
  - Очень многие срываются из-за ужасных условий жизни, а это приводит к жертвам и увеличению объёмов нашей работы. Конечно, всем мы помочь не сможем, но хоть некоторым. К тому же ваши возможности явно превосходят человеческие, что усилит нашу организацию. Есть и ещё причина, но о ней я буду говорить, только если вы принесёте клятву молчать об услышанном.
  На сей раз решился маг гораздо быстрее и произнёс клятву. После чего я рассказал ему и о Поттере, и о Блэке, вновь загнав Люпина в ступор. Он был многим обязан директору, без него он никогда бы не имел возможности учиться в Хогвартсе, а ведь те дни явно были лучшими в его жизни. Но, тем не менее, острый ум и объективность вынудили мага признать очевидное - директор просто втёмную использовал их тогда, как сейчас использует Гарри. Моё предложение было принято.
  ***
  До конца каникул оставалось меньше месяца и это время было решено оставить Люпину и Блэку что бы немного прийти в себя, наговориться и ознакомиться с нашими порядками. А по весне Блэк надеялся вступить в права главы рода, что открыло бы ему доступ к семейному хранилищу и родовой библиотеке. Одна только мысль о возможности покопаться в знаниях древнего тёмного рода заставляла меня страстно желать наступления уже следующего лета. Оборотное зелье всё же было сварено, при помощи Ремуса, который хоть и не был мастером, но явно в разы превосходил меня.
  Всё той же весной Люпин должен был начать искать людей, для будущего отряда. Хотя бюджет Хэллсинга предполагал экспериментальный отряд из десяти бойцов, но Блэк сразу предложил свою финансовую помощь, в случае если сможет выполнить задуманное. И, как я подозревал, если он это сделает, то финансовое благополучие дома Блэк явно окажется под угрозой со стороны леди Интегры. Формально отряд должен будет подчиняться мне, для чего меня даже спешно повысили до ранга младшего офицера, но на деле, скорее всего самому Люпину, а сколько людей он сможет собрать ещё большой вопрос.
  А двадцать седьмого августа меня вновь вызвали на разговор к леди Хэллсинг. Похоже, что-то случилось.
  - Читай, - сходу вручили мне письмо.
  - Уважаемый мистер Эванс. Попечительский совет Хогвартса, рассмотрев вашу успеваемость, опросив преподавателей и приняв во внимание ваш возраст, пришел к выводу о вашей достаточной дееспособности для продолжения дальнейшей учебы без присутствия опекуна. С уважением, заместитель директора, профессор Минерва МакГонагалл. - Первое чувство которое я испытал, прочитав это, было искреннее возмущение. - Я что, зря улучшал успеваемость?!
  - Не глупи, повод бы всё равно нашли.
  - И что теперь делать? Не ехать в Хогвартс? - в принципе, меня такой вариант во многом устраивал, если бы не одно "но" в лице Поттера. Всё что было действительно нужно, я уже знал и дальше смогу спокойно развиваться, опираясь на учебники и библиотеку. К тому же теперь в зоне досягаемости было сразу два довольно неплохих мага.
  - Нет. Я по-прежнему уверена, что вредить тебе Дамблдору нет смысла. В этом случае мы нанесём удар в ответ, а любое происшествие с тобой только сильнее ударит по нему. Думаю, это предупреждение. Этим он показывает нам не вмешиваться.
  - И что вы предлагаете, леди Интегра?
  - Твой уход из школы сейчас будет слишком подозрителен и что предпримет тогда Дамблдор сложно предугадать. Поэтому возвращайся в школу, но будь осторожен, веди себя тихо и постарайся снизить интенсивность контактов с Поттером - пусть он считает, что мы испугались. Если удар и будет, то по мне, поэтому я сведу к минимуму свои передвижения за пределом особняка. Здесь же мы достаточно сильны, чтобы выдержать любой штурм, без участия самого Дамблдора. А лично он сунуться не посмеет, это равносильно разрыву всех договоров и концу статута о секретности. Также мы начнём подготовку к атаке на Дамблдора через международную конфедерацию магов, на это уйдёт несколько месяцев. Больше выжидать мы не можем, привлечение Блэка заставило директора с нами считаться. Надеюсь, у нас хватит сил пошатнуть трон Дамблдора, иначе тебе придётся забыть о возможности помочь Поттеру и бросить учебу. Правда, в случае успеха вам с Поттером тоже нельзя будет возвращаться Хогвартс - снять Дамблдора с поста директора нам, скорее всего, не удастся.
  - Почему так долго? - необходимость бросить обучение меня не сильно пугала, теперь под рукой были Блэк и Люпин, которые могут научить всему необходимому и даже больше. Но вот Гарри бросать я был не готов.
  - После второй мировой или как её называют маги "войной с Гриндевальдом" МКМ стала проводить заседания на территории СССР, и это был бы очень удачный для нас вариант, русские нас уважают. И, что особенно странно, Дамблдор не стал претендовать на должность председателя, хотя имел на неё неплохие шансы. Более того, даже представителем Великобритании стал не он. Возможно, тут дело в каких-то политических раскладах магического мира, о которых мы не знаем. Но в любом случае, после развала страны советов МКМ вернулась в Германию, которая успела восстановиться после войны и набрать силу. А вот там нас не любят, поэтому подготовка так затянется, к тому же нельзя дать заметить наши приготовления директору. Если удар не будет неожиданным, мы скорее всего проиграем. Но в Германии Дамблдора тоже не любят, поэтому рассчитывать на справедливое судейство можно. Как минимум пересмотра опеки Поттера мы добьёмся, а вот как пойдёт дальше большой вопрос. Постараемся заодно протолкнуть дело Блэка, как пострадавшего от рук Дамблдора.
  Расклад сил был понятен. Похоже, меня ждал последний год в Хогвартсе. Не сказать, чтобы это место принесло мне много хорошего, но бросать всё равно будет отчасти жалко.
  
  ========== Глава 13 ==========
  
   О событиях на чемпионате мира по квиддичу я узнал от ребят уже по пути в Хогвартс. На какую-то спланированную операцию описанный балаган был совершенно не похож, гораздо вероятнее, что целью было поднять небольшую панику и напомнить о существовании ПСов. Отсутствие Виктории незамеченным, разумеется, не осталось, но тут я ничего скрывать не собирался и просто пересказал содержимое письма. Это вызвало бурю негодования в отношении... попечительского совета - даже помыслить о том, что за всем этим стоит Дамблдор, ребята не могли, что очень напоминало воспоминания Блэка. Была ещё одна вещь, объяснения которой я не находил - шрам Гарри явно стал интенсивнее отдавать магией и ничего хорошего от этого ждать не стоило. К счастью, период ожидания подходил к концу, а значит достаточно скоро у нас появится возможность разобраться с этой аномалией.
   Приезд в замок имел и негативные моменты - недалеко от Хогвартса поезд вновь обыскали дементоры, которых, как оказалось, никто не убрал, хоть Блэк и специально "засветился" на другом конце Англии. А сама школа за прошедшие месяцы ничуть не изменилась, и мы спокойно добрались до столов своих факультетов, где я привычно занял своё место на отшибе. Только вот теперь я сидел в одиночку, и это было весьма непривычно. Пусть я уже не тот ребёнок, для которого остаться одному было тяжелым стрессом, но приятного всё равно было мало.
   К слову, со стороны меня, наверное, вообще можно было бы принять ученика курса пятого-шестого. Может, сказались регулярные и правильно организованные физические нагрузки, а может просто повезло таким уродиться. Либо же моё тело подстраивалось под сознание, ведь четырнадцатилетним подростком меня можно было назвать с большой натяжкой. Постоянное копание в воспоминаниях сделало своё дело, правда, я давал себе отчёт в том, что это дополнительное "взросление" весьма неравномерно, а значит не стоило переоценивать устойчивость собственной психики.
   После распределения новичков, слово, как всегда, взял директор. Начав с традиционных предупреждений и напоминания о списке запрещённых предметов, он перешёл к весьма интересным вещам. Во-первых, в этом году не будет чемпионата по квиддичу, что вызвало громкий недовольный гул в обеденном зале. Во-вторых, в этом году в Хогвартсе будет проходить "турнир трёх волшебников". После этой новости недовольный гул резко сменился восторженными воплями.
  Про таковой турнир я читал - в нём участвует по одному представителю от школ Хогвартс, Шармбатон и Дурмстранг, едва ли не самых древнейших магических учебных заведений Европы, которые выбираются с помощью не менее древнего артефакта - кубка огня. Участие в турнире считалось очень престижным, но он не проводился уже почти сотню лет, в основном из-за крупных конфликтов между странами участницами, произошедших за последний век. Видимо, министерство решило укрепить свой внешнеполитический имидж, а может это решил сделать Дамблдор... Когда дело касалось магической Британии понять кто какую роль играет становилось весьма проблематично. И, наконец, в связи с этими событиями оцепление дементоров будет снято, что также было тепло воспринято учениками.
   Поскольку в истории турнира гибель чемпионов не была редкостью, то испытать свою удачу и навыки имели возможность только ученики, достигшие семнадцати лет, совершеннолетия в магическом мире. А значит, от всех, кто младше, профессора должны будут установить серьёзную защиту. Окончательный выбор чемпионов должен будет пройти во время Хэллоуина, что вызывало у меня закономерные опасения - этот день был просто каким-то местным проклятием. Очевидно, что от этого турнира стоило держаться подальше, тем более мне было приказано сидеть тихо, что я и собирался делать.
   В связи с этим событием, в начале октября в школу должны будут прибыть представительства от Шармбатона и Дурмстранга. Прибывшие студенты будут учиться с нами до конца турнира, то есть почти весь год. И, разумеется, Дамблдор не упустил возможности толкнуть речь о дружбе и единении между учениками разных стран, национальностей и вероисповеданий.
   Представил он и нового преподавателя ЗОТИ, коим оказался Аластор Грюм. Этот человек был настоящей легендой первой магической войны, поскольку считалось, что большую часть пожирателей, убил или отправил в Азкабан именно он. Его имя часто мелькало в учебниках новейшей магической истории.
  ***
   Вполне ожидаемо, что меня вновь переселили в общежития Слизерина, благо хоть выделили отдельную комнату, как на втором курсе. Правда, на этот раз нарушать перемирие слизеринцы, похоже, не собирались и просто игнорировали мою персону, что целиком и полностью меня устраивало. Сейчас-то возникни у меня такое желание, и я найду с кем почесать языками. Но вот тренироваться за отсутствием Виктории стало не с кем, да и в целом было довольно скучно, поэтому я решил напроситься на дополнительные занятия к профессору Флитвику. И тот явно не был удивлён, обнаружив меня около дверей своего кабинета вечером.
   - Проходите, мистер Эванс, - открыв дверь, пропустил он меня внутрь, - с вашим опекуном получилась очень неприятная история, примите мои соболезнования. Но вы, я так думаю, пришли совсем по другому вопросу.
   - Вы как всегда правы, профессор, я надеялся получить возможность учиться у вас, как это делала мой опекун.
   - Хм, чего-то подобного я ожидал... Что же, не имею ничего против. Признаюсь, обучать мисс Сэрас было весьма интересным опытом, учитывая её особенности. Она ведь наверняка пыталась передать полученный опыт вам?
   - Да, - скрывать тут явно было нечего.
   Профессор задумчиво покивал своим мыслям и жестом указал мне следовать за ним. За одной из дверей в кабинете оказалась лестница, которая привела нас в просторный зал. Причем зал был экранирован от магии, что резко расширяло мой обзор.
   - Для начала, я бы хотел оценить ваши способности, - начал Флитвик, - нападайте всеми доступными средствами, можете даже использовать тот предмет, что лежит в вашей сумке.
   Откуда профессор знает о пистолете, я вполне догадывался, но раз он настаивает, то можно использовать и его. Привычно взяв палочку в правую руку, а пистолет в левую, я попытался атаковать.
   Дуэль получилась крайне странная. Я метался по комнате, посылая в профессора все известные заклинания в различных связках, периодически дополняя их выстрелами. Сам Флитвик спокойно стоял и закрывался различными щитами, большинство из которых были мне незнакомы и периодически взрывался длинными связками заклинаний, заставляя меня исполнять замысловатые акробатические этюды, уклоняясь от большей части. Остальное приходилось принимать на щиты. При этом полугоблин атаковал исключительно школьными заклинаниями и, не прибегая к невербальной магии.
   - Достаточно! - остановил меня профессор после нескольких минут этого цирка, когда из-за постоянной необходимости изворачиваться я начал выдыхаться. Если бы не летние тренировки, меня хватило бы максимум на минуту, а то и меньше. - Это никуда не годится.
   Дав мне немного отдышаться, Флитвик начал объяснять, что его не устроило.
  - Во-первых, я рекомендовал мисс Сэрас использовать огнестрельное оружие исключительно потому, что это могло неплохо вписаться в её стиль боя. Но само по себе оно годится в основном лишь для дополнительного истощения противника. Поверьте, в средневековье желающих всадить арбалетный болт в спину мага хватало, а уж после появления современного снайперского оружия соответствующие артефакты стали весьма распространены, и заклинание кинетической защиты стало входить даже в подготовку рядовых авроров. Если захотите, я позже покажу вам его. Теперь смотрите...
  Флитвик послал в меня какую-то комбинацию заклинаний, на этот раз невербально. От большей части я смог увернуться, но последнего было не избежать и пришлось выставить универсальное протего, поскольку о сути этого заклинания я даже не догадывался. К моему удивлению, луч спокойно прошел сквозь щит, и у меня просто бешено зачесалась правая ладонь. От позорной потери оружия меня спасла только "финита" профессора.
  - Вы поняли, в чем ваша ошибка? - спокойно поинтересовался он.
  - Не смог уклониться и ошибся щитом? - что-то мне подсказывает, что причину я назвал неверную.
  - Правильно, но нет, - выдал странный ответ профессор, - вы действительно ошиблись щитом, но как вы вообще собираетесь выбирать нужный?! Я помню ваш артефакт и примерно представляю ваше восприятие, поэтому могу с уверенностью сказать - эффективно защищаться вы совершенно неспособны.
  Я прекрасно знал о существовании невербальных чар, но вот сталкивался с ними впервые, по крайней мере, при своём "зрении". Мысль о том, насколько я, оказывается, уязвим, была крайне неприятной.
  - Такой стиль боя был мной подобран именно под вашего опекуна, мистер Эванс. Учитывая её исключительные физические кондиции, реакцию и слабость как мага. Она должна держать дистанцию от противника прикрываясь узкоспециализированным щитами, которые гораздо менее затратные, нежели универсальные. При этом, ей следует изматывать противника постоянными уколами всевозможных специфических чар, а затем навязывать бой на близкой дистанции с возможным переходом на чисто физическую атаку. Вам, как вы уже догадались, это совершенно не подходит. Теперь, я покажу вам ещё кое-что...
  Выполнив какой-то сложный пасс руками он, похоже, отключил экранирование, и зона обзора сократилась до привычных нескольких метров. После чего Флитвик начал неспешно атаковать меня, используя простые вербальные чары. Возникающие из ниоткуда лучи были для меня достаточно привычны. Благо, по звуку я мог определить примерное местоположение полу гоблина, поэтому защищался довольно уверенно.
  - Достаточно! - вновь прекратил поединок профессор. - Лучше, чем я ожидал, но, думаю, суть вы поняли?
  - Да, к ограничению по дистанции обзора я привык, но отвечать на атаки не могу. Только вот вне замка эта проблема отсутствует.
  - Это не важно, вы должны быть готовы к бою в любых условиях. Приготовьтесь, мистер Эванс, у вас начинаются далеко не самые простые дни. С вашим опекуном работать было интересно, но превратить вас в достойного бойца это настоящий вызов. И я его принимаю!
  ***
   Как известно - всё познаётся в сравнении. И по сравнению с тренировками Флитвика всё то, чем я занимался раньше, казалось простой утренней разминкой. Теперь я понимал, почему Виктория, которая сильно превосходила обычного человека физически, возвращалась по вечерам настолько вымотанной.
   Для начала, профессор определился с той тактикой, которой мне следовало придерживаться. По задумке Флитвика, я должен был сходу навязывать ближний бой и работать от атаки, не позволяя противнику сохранять концентрацию для сложных заклинаний, тем более их невербального исполнения, дабы меня не смогли отбросить назад. При всех моих недостатках, связанных со зрением, был и один весьма существенный "плюс" - заклинания я начинал видеть до того, как оно отделиться от палочки. То есть, для меня, при произношении формулы заклинания, было отчетливо видно момент, когда магическая энергия фокусировалась в проводнике. И это открывало неплохие возможности, но вот мои "минусы" это никак не перевешивало. Не упустил Флитвик и то, что я могу сносно пользоваться левой рукой, в связи с чем, он вручал мне на тренировках что-то среднее между длинным кинжалом и коротким мечом. Сам полу гоблин, кстати, был амбидекстром и прекрасно владел таким стилем боя.
  Заодно я начал понимать основы современного магического боевого искусства. Если в былые времена в первую очередь решала личная магическая мощь, то сейчас картина была несколько другой. Если убрать факторы артефактов, внезапности и удачи, то при отсутствии гигантской пропасти в плане магической мощи, ключевое значение имеет скорее правильное использование личного запаса сил. И, собственно, магов с выдающимися способностями сейчас мало - человек пять или семь на всю Европу. Причем один из них заперт в тюрьме, а два других никак не могут поделить Англию.
  В итоге получался некий баланс количества и качества, когда даже слабый маг, например, Виктория, может выстоять против более сильного противника за счет оптимизации расхода сил и правильной тактики. Но при этом один по-настоящему сильный маг может покрошить пару десятков обычных, пусть и вымотается в процессе, после чего станет вполне себе уязвим и будет уничтожен, если вовремя не сбежит.
   Основной упор в обучении ставился на развитие выносливости, скорости, реакции и наработки нужных рефлексов. Новые заклинания мы пока не изучали, поскольку это оказалось совершенно вторичным. По словам Флитвика, изучить новое заклинание может любой, выполнить его, большинство, а вот правильно сражаются - единицы. Подкрепляя свои слова, он раз за разом побеждал меня школьным набором заклинаний, не используя никакой защиты кроме "протего" и не сходя с места.
   Поэтому по утрам мне приходилось очень много бегать, что не редко заканчивалось лёгкими травмами, благо я вполне мог сам их тут же и подлатать. А по вечерам, после занятий, я "нарезал круги" вокруг профессора, пытаясь задеть его и при этом не подставиться сам. При этом скорость, с которой Флитвик творил заклинания, постоянно росла, пока я не ошибался, после чего всё начиналось по новой.
   Но жалеть себя или пытаться экономить силы на тренировках я не собирался. Меня изрядно бесила собственная слабость, и практически непрерывная череда поражений от той же Виктории. А уж сколько я продержусь против настоящего, опытного бойца из тех же ПСов можно было не задумываться - речь явно пойдёт о секундах.
  ***
   Первый урок нового профессора ЗОТИ оказался весьма... запоминающимся. Занятия, как всегда, происходили совместно с Гриффиндором. И если для львов профессор Грюм был настоящим героем и легендой, то для змей это был истинный враг, ведь у многих из них родня пострадала от его рук.
   Поскольку в обеденном зале "рассмотреть" его я был не способен, то сейчас, сидя как обычно за первой партой, стал замечать многие детали. Первым, что привлекало внимание, было отсутствие у него ноги ниже колена, вместо которой был странного вида артефакт. Вторым оказалось отсутствие у него левого глаза, вместо него в глазнице крепился ещё один артефакт. Да и вообще этот человек вызвал ассоциацию с теми гоблинами артефакторами, ибо навешано на него было многое. Но главное это заменяющий глаз "протез", который не мог меня не заинтересовать, поэтому я решил как-нибудь расспросить о нём профессора - думаю, мой интерес он поймёт. Впрочем, подозреваю, что работает он на схожих принципах с моим вариантом.
   Началось всё с традиционной для новых преподавателей переклички. Пройдя список гриффиндорцев, он перешел на нас.
   - Всё знакомые фамилии, - начал Грюм, - мистер Нотт, как вашему батюшке, в Азкабане не холодно? А ваш отец, мистер Малфой, всё ещё отказывается составить ему компанию?
   В кабинете воцарилась тишина, но, при желании, можно было расслышать как заскрипели от с трудом сдерживаемой ненависти зубы слизеринцев. Впрочем, со стороны гриффиндорцев быстро поползли одобрительные шепотки. Удар был действительно из разряда "ниже пояса", но не мне судить этого человека.
   - Разве что одно незнакомое. Мистер Эванс, вы действительно маглорождённый? - на этот вопрос мне оставалось только кивнуть, - и что же вы забыли в этом серпентарии? Впрочем, это ваше дело.
   Взяв небольшую паузу, профессор прошелся вдоль рядов и продолжил.
   - Итак, на занятиях по защите от темных искусств мы рассматриваем различных существ, которые могут послужить причиной вашей смерти в будущем. Кто мне скажет, какое из них самое опасное?
   - Драконы?
   - Или оборотни?
   - Вампиры?
   - А может демоны?
   Влезать в обсуждения и дополнять этот вал предположений своим вариантом я не собирался, но правильный ответ знал совершенно точно.
   - НЕВЕРНО! - рявкнул Грюм. - Это человек!
  В ответ на такое заявление класс вновь погрузился в тишину.
   - Ни одно другое существо не развило свои навыки по убиению себе подобных так сильно, как это сделал человек. И маглов это тоже касается! А теперь, кто мне скажет, что мы можем противопоставить другому человеку в первую очередь?
  На этот раз ученики высказывать свои предположения не стремились. Я тоже молчал, хотя вновь прекрасно знал ответ. Выждав минуту, профессор продолжил.
  - Молчите? А ведь ответ простой, это ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ! - вновь рявкнул Грюм и послал невербальное заклинание, причем в меня. Не ожидая столь внезапной атаки, я уклонился чисто рефлекторно, хотя, по-хорошему, мне стоило позволить в себя попасть. - Отлично, Эванс! Вижу, некоторые из вас на что-то способны.
  Подойдя к своему столу, преподаватель достал из него небольшую клетку.
  - Министерство магии против того, чтобы вам показывали по-настоящему опасные заклинания, но мне удалось добиться разрешения на это от Альбуса. Сейчас я вам расскажу и продемонстрирую то, что ныне называют запрещенными заклинаниями. Несанкционированное их применение на человеке карается немалым сроком в Азкабане. Если кто не хочет видеть этого, может покинуть на сегодня класс, но я вам крайне не рекомендую этого делать. Вы не сможете защититься, если не знаете от чего.
  Подойдя к первому ряду, профессор поставил клетку на мою парту, внутри оказалась мышь.
  - Итак, кто знает какое-нибудь из запрещённых заклинаний?
  - Отец мне рассказывал о заклинании подчинения, - через несколько секунд раздался голос Рональда.
  - Ну конечно, Империо! Во время войны, да и после неё, это было настоящей проблемой для министерства. Очень многие из пожирателей пытались ссылаться на него, да вот только мало у кого получилось, - профессор издал довольный смешок, - а теперь смотрите внимательно. Империо!
  Луч заклинания ударил прямо в мышь через решетку, после чего Грюм открыл клетку. Выбежавшее животное встало на задние лапки и принялось изображаться какой-то странный танец. По классу пошли смешки.
  - Смеётесь? А теперь представьте на её месте себя, или своего отца, которому дали приказ убить собственную семью? Притихли? Уже не так смешно, да? Позже я позволю всем желающим испытать его на себе, но только после поставленной подписи в соответствующую бумагу. Это заклинание можно побороть, но тут всё зависит от вашей воли, силы и логики, а также от силы наложившего на вас империо мага. Но довольно об этом. Кто знает другие заклинания?
  На этот раз молчание длилось дольше, только через полминуты раздался неуверенный голос Невилла.
  - К-к-круцио.
  Правильно, Круцио. Ты ведь сын Алисы и Френка Лонгботоммов? - судя по небольшой заминке, Грюм дождался его кивка. - Прими мои соболезнования. Война часто приносит совершенно ненужные жертвы, и гибнут, как правило, лучшие. Тебе лучше не смотреть на то, что сейчас произойдёт. Те, кто не уверен в своей выдержке, вам тоже лучше постоять за дверью пару минут.
  Подождав, пока несколько человек покинут класс, профессор наложил на дверь хорошо известные мне заглушающие чары, после чего настал черёд демонстрации.
  - Круцио.
  Раздался пронзительный писк, бедное животное завалилось на бок и стало бешено сучить лапками. От такого зрелища на собственной парте стало дурно даже мне, хотя я нередко видел трупы, причем в разных состояниях. Преподаватель быстро прервал своё заклинание, в зале поплыл запах рвоты.
  - Я же предупреждал... - прибрав заклинанием за учениками, маг пошел звать ждавших за дверью студентов. - Это заклинание всего несколько веков назад было повсеместно распространено, им наказывали рабов... Оно не причиняет реальной боли и за редкими исключениями не несёт серьёзных последствий. Боль является иллюзией, и сильный маг с развитой волей сможет его преодолеть. Кто назовёт последнее?
  - Авада Кедавра, - отозвалась Гермиона, голос девушки явственно выдавал её потрясение недавним "представлением".
  - Да, убивающее проклятие. Думаю, вы все слышали, что от него нет защиты? - по классу послышался одобрительный гул. - Так вот, это не совсем так. Любой из вас, если ему вообще хватит сил и решимости произнести это заклинание не сможет причинить мне реального вреда. Во-первых, заклинание должно быть подкреплено сильным желанием убить. Во-вторых, силы магов должны быть как минимум сопоставимы. Это заклинание разрывает саму магическую суть волшебника и именно это приводит к смерти. И именно поэтому невозможно оказать пострадавшему какую-либо медицинскую помощь. Но если ваша магическая сила на порядок уступает противнику, то он спокойно выдержит такую атаку. К примеру, волшебников способных убить таких магов как Альбус Дамблдор или Тёмный Лорд в магической Британии чуть больше десятка. А убить магическое существо типа дракона сможет таким методом разве что сам Мерлин. Из этих правил есть только одно исключение, и оно сидит в этом классе, это мистер Поттер. Никто не знает, как младенец смог пережить попадание авады, но то, что их магические силы были совершенно несопоставимы это факт. А защитных заклинаний от него действительно не существует, но мастер трансфигурации всегда успеет прикрыться физическим объектом, а опытный боец может уклониться, помните об этом.
  Подождав, пока ученики переварят сказанное, профессор продемонстрировал заклинание.
  - Авада Кедавра. - Мышь без единого звука издохла. Жаль, магические каналы столь мелких животных мне не различить, было бы интересно посмотреть на процесс их распада. - Как видите мгновенная смерть. Ни боли, ни шума. А теперь достали пергаменты и записываем...
  ***
  Под конец занятия Грюм исполнил обещание о демонстрации империо. Посмотреть, что ощущает человек при таком воздействии, решили почти все. После того, как ученики расписались в своём добровольном желании, профессор начал вызывать всех по одному. Большинство учеников не смоги проявить даже признаков сопротивления, только Гарри и пара слизеринцев не выполнили задание полностью, проявив признаки неповиновения. Что вызвало одобрение со стороны преподавателя.
  - Молодцы, не всех из вас можно сделать рабами, по крайней мере, не сделать этого столь легко. Остался последний, подходите, Эванс. Империо.
  Ощущения были странные. В голове вдруг стало совершенно пусто, мысль была только одна - я хотел спеть гимн Британии, ведь я так любил нашу королеву. Справиться с этим желанием было нелегко, казалось, именно этого мне не хватало что бы стать самым счастливым человеком на свете. Спасительной, внезапно, оказалась мысль, что я ужасно пою и ненавижу это делать. После чего наваждение отступило, и я всё же затянул: "Боже, храни нашу великодушную Королеву...". Надеюсь, пауза была не слишком долгой.
  На этом урок был завершен. Покинув кабинет, я ещё долго рассуждал о заклинании подчинения и не мог понять, действительно ли его получилось побороть или таким интересным подходом оно заставило меня подчиниться.
  ***
  В начале октября в Хогвартс прибыли представительства из других школ. Говорят, гости Шармбатона прибыли на огромной летающей карете, а представители Дурмстранга на корабле, всплывшем прямо посреди озера, но увидеть столь удивительные вещи я, разумеется, не мог. Если ученики Шармбатона представляли собой в основном французов или, по крайней мере, общались меж собой на французском языке. То дурмстранговцы говорили на дикой смеси немецкого, русского и, судя по отдельным словам, незнакомых мне языках славянского происхождения. Понять их национальность было решительно невозможно.
  По прибытию гостей был устроен торжественный пир, на котором Дамблдор вновь толкал речи о дружбе народов. Также он представил всем ученикам директоров этих школ, мадам Максим и господина Каркарова. Не обошли вниманием и представителей от министерства, которые будут следить за ходом турнира, мистера Крауча и Людо Бэгмена. Под конец мероприятия был торжественно установлен кубок огня, ученикам напомнили об установленном ограничении в семнадцать лет и предупредили, что кинувший своё имя в кубок должен быть готов идти до конца, так как с выбранным чемпионом будет установлен магический контракт, нарушителя которого ждёт полная потеря магических сил. Последнее заставило учеников примолкнуть, видимо, они, наконец, начали осознавать, что это не просто шоу.
  В первые дни к представителям других школ было привлечено масса внимания. Особенной популярностью пользовался болгарин Виктор Крам, молодая звезда квиддича, и несколько девушек из Франции, в чьих жилах, по слухам, текла кровь вейл, что не могло не привлечь внимание мужской части коллектива. Сами по себе представители разных школ отличались кардинально - если французы охотно общались со всеми на ломанном английском, то дурмстранговцы держались своей компании, и вообще ощущалась дисциплина в их поведении, что не могло мне не понравиться. Сам же я с общением к иностранцам не лез, хоть это и была хорошая возможность попрактиковаться в языках, но времени было совсем мало.
  А свободного времени у меня действительно почти не было, Флитвик гонял меня нещадно, даже по выходным. Не знаю, почему профессор тратил на меня столько личного времени, подозреваю, что ему просто было скучновато раз за разом объяснять ученикам банальные для него самого вещи. А тут под рукой есть готовый вкалывать до седьмого пота... подопытный, да ещё и стандартные методики обучения для него совершенно не годятся. В общем, я был неким личным экспериментом Филиуса Флитвика.
  В те крохи свободного времени между занятиями, заданиями от профессоров и тренировками, что у меня оставались, я посвящал чтению купленных летом книг. В итоге узнал немало интересного. Оказалось, что воздействие магией "изнутри" на магла вообще крайне опасная вещь. Их магическая структура была неразвита и быстро "рвалась" от воздействия многими зельями или лечебными заклинаниями. По сути, попытка такого "лечения" была медленной формой авады, разве что, если воздействовать очень аккуратно и осторожно, но и хорошего эффекта так не добиться. Осознав это, я пришел в тихий ужас, тем летом четыре года назад я, оказывается, чуть не прикончил Викторию собственными руками. Спасло только то, что магические силы десятилетнего ребёнка были недостаточно велики, тем более что часть из них я постоянно расходовал для улучшения "зрения".
   Заодно я узнал и о том способе лечения, которым пользовался как я, так и мои предки. Прямая передача силы позволяла стимулировать регенерацию организма мага и поддерживать его жизнь при серьёзных ранах, но требовала слишком много сил, поэтому современные медики к ней прибегали редко из-за низкого КПД. Тем не менее, с этими вопросами я решил подойти к Снейпу, тот должен был понять мои мотивы, да и в целом отношения у нас были вроде как неплохие, шанс получить ответ был.
  Ответ на стук в дверь пришлось ждать почти полминуты, а от появившегося в итоге на пороге зельевара резко пахнуло дымом с различными ингредиентами и его раздражение было просто физически ощутимо. Похоже, момент был выбран крайне неудачный, но давать задний ход уже поздно.
  - Эванс? Что вы тут делаете, до комендантского часа осталось не так долго.
  - Я хотел задать вам пару вопросов, как мастеру зельеварения.
  Немного поколебавшись, профессор всё же позволил мне войти.
  - Если вы рассчитываете узнать заранее, какое зелье придется варить на экзамене, то вынужден вас разочаровать, даже это вам не поможет, - если раздражение Снейпа перешло в сарказм, то может всё не так уж и плохо.
  - Как-нибудь обойдусь, профессор. Я изучал книги по применению зелий и магической медицины к маглам. - Зная, что я не могу разобрать тонкую мимику, профессор умудрился изобразить весь свой скептицизм одной лишь позой. Пока он не успокоится, весь этот цирк придётся терпеть. - И у меня возник такой вопрос. Если большинство зелий летально для маглов, то почему об этом не рассказывалось на первых уроках, ведь среди учеников хватает маглорождённых, которые могут попробовать сварить что-нибудь для своих близких?
  - Об этом рассказывается на первом уроке расширенного курса зельеварения, который начинается с шестого курса, мистер Эванс. К слову, вам туда попасть, точно не светит. А те составы, что вы варите на моих занятиях, никакой угрозы не несут. Аптекарь же обязательно спросит причину покупки, если будет продавать что-нибудь действительно сильное. Поэтому детям об этом не рассказывают, чтобы не пугать их.
  - А какие-нибудь исследования в области зелий или медицине по работе с маглами ведутся?
  - С чего вы вообще решили, что я разбираюсь в медицине? - маг неожиданно для меня напрягся.
  - Ну, это достаточно тесно связанные между собой дисциплины, и я решил...
  - Понятно, - столь же внезапно успокоился Снейп, - интересуетесь для своей организации? Вынужден вас разочаровать, если бы всё было так просто, маги уже давно бы создали огромную армию сверх людей, накачанных стимуляторами. Нет, маглы не выдерживают таких нагрузок, соответствующие попытки были.
  - А вампиры или оборотни?
  - Разумное опасение. Теоретически эти создания гораздо выносливее и магически более развиты, нежели маглы, даже если изначально были ими. Но работать с такими существами будут только конченые психи, поэтому таких исследований не велось, по крайней мере, я о них не слышал.
  - "Видимо, конченый псих стоит как раз перед вами" - улыбнулся я своим мыслям. Поблагодарив профессора за потраченное время, я покинул кабинет. Мне было, о чем подумать.
  
  ========== Глава 14 ==========
  
  И вот настал тот самый день - день, когда вокруг Гарри Поттера обязательно что-нибудь происходит. Оставалось только надеяться, что на этот раз ничего действительно страшного не случится или складывающаяся традиция, наконец, прервётся. Но вот тот факт, что именно сегодня будут избраны чемпионы школ, оптимизма определённо не внушал. Поэтому сам кубок я старательно обходил по большой дуге, что рекомендовал делать и Гарри. Тот, помня предыдущие Хэллоуины, посчитал предложение полностью обоснованным.
  Оценить шансы представителей других школ я не мог, но вот о том, кто будет представлять Хогвартс, у меня мысли имелись. Многие считали, что лучшим кандидатом будет Седрик Диггори, семикурсник с хаффлпаффа, который выделялся хорошей успеваемостью, и вообще был эдаким эталоном справедливости по барсучьи. К тому же, насколько я слышал, многие девушки считали его весьма привлекательным, что только придавала ему популярности. Но хаффлпаффцы по натуре своей бойцами не были, и я скорее поставил бы на кого-нибудь из слизернина, ведь среди них хватало тех, кого неплохо натаскивают дома. Как ни странно, многие младшекурсники считали, что чемпионом Хогвартса станет Гарри Поттер, но тут явно давала о себе знать слава Мальчика-Который-Выжил, которая умудрялась перевесить в их глазах факт возрастного ограничения.
  И вот все снова в сборе в обеденном зале и вновь присутствуют представители министерства. Опять речи Дамблдора о дружбе народов и честной борьбе. Наконец, когда с формальностями было покончено, началась процедура выбора чемпионов.
  - Сейчас кубок начнёт выбирать чемпионов школ, - вновь взял слово Дамблдор, - тот, чьё имя я назову должен проследовать в дверь, находящуюся за преподавательским столом.
  Кубок огня было видно даже мне, хоть он сильно уходил за зону моего обзора, этот артефакт явно таил в себе не малую мощь.
  - Чемпион Дурмстранга, Виктор Крам!
  Зал взорвался аплодисментами, Крам был кумиром многих, ведь квиддичь это наиболее популярный спорт в магической Европе.
  - Чемпион Шармбатона, Флёр Делакур!
  На этот раз аплодисменты были более "жидкими", и, кажется, со стороны стола французов их вообще не было.
  - И, наконец, Чемпион Хогвартса... Александр Эванс...
  Зал почти полностью погрузился в тишину. Такой выбор оказался для школы шоком, слышались только редкие аплодисменты иностранцев, которые понятия не имел кто такой этот самый Эванс, но и те быстро затихли. Но больше всех шокирован был я сам. В голове была только одна мысль:
  - "Как же я ненавижу Хэллоуин".
  Такой вариант стал для меня совсем неожиданным. Мы рассматривали много действий, которые может попробовать предпринять Дамблдор, но предусмотреть, что меня попытаются сделать заложником, причем настолько изящно, мы не смогли. То, что это сделал директор, можно было не сомневаться, никому другому в этой школе до меня дела нет. Но с другой стороны, с чего он решил, что я собираюсь подчиняться этому решению?
  Оставался только один вопрос - он как-то узнал о наших приготовлениях или это начало его собственной партии? И ведь самому Дамблдору предъявить нечего, сыворотку правды в главу Визенгамота вливать никто не будет, а защиту на кубок помимо него ставили ещё и директора других школ вместе с работниками министерства.
  - Александр Эванс! - вернул меня в реальность голос директора.
  Выбора не было, пришлось вставать и идти к Дамблдору. Избежать участия в этом фарсе, по крайней мере прямо сейчас, мне явно не дадут. Оставалось сделать только одно, дабы сохранить лицо и иметь возможность для последующих разбирательств. Дойдя до директора, я развернулся в сторону учеников.
  - Я, Александр Эванс, клянусь жизнью и магией, что, находясь в здравом рассудке, не кидал своё имя в кубок, не просил кого-либо сделать это, не пытался обмануть или преодолеть защиту и даже не приближался к нему ближе, чем на пять метров. - Сказав это я, подняв над головой палочку, зажег на конце люмос. Заявить, что я сам влез в турнир, теперь никто не сможет. А то, что у Хогвартса должны появится проблемы меня не волнует. При всеобщем молчании я отравился к указанной двери.
  В комнате, где я оказался, уже находились другие чемпионы и их директора. И не думаю, что они ожидали увидеть меня.
  - А где третий чемпион? - удивлённо спросил Каркаров.
  - Боюсь, что это я, - прозвучал мой мрачный ответ.
  - Это что шутка? Ты ведь ещё несовершеннолетий, к тому же Снейп о тебе рассказывал, ты ведь слепой, - последнее замечание вызвало перешептывание мадам Максим и Флёр Делаукр.
  - Мне нравится происходящее не больше вашего, господин Каркаров. Только что, в зале, я поклялся жизнью и магией о том, что не имею к этому выбору отношения. Мне несложно повторить её.
  Наш разговор прервал вошедший в комнату... Гарри. Следом за ним ворвался Дамблдор, представители министерства и деканы.
  - Гарри ты уверен, что не бросал своё имя в кубок? И не просил это сделать кого-нибудь из старших? - насел на Поттера директор. Похоже, сюрпризы на мне не закончились...
  - Нет, сэр, клянусь! - в голосе племянничка слышалась откровенная паника.
  - Да что тут вообще произошло?! - вклинилась в разговор мадам Максим.
  - Боюсь, что кубок выбрал четвёртого чемпиона, - устало выдохнул Дамблдор.
  Директор, похоже, отличный актёр и в его переживания можно было поверить, но я был свято уверен, что без его ведома в этом замке ничего значимого произойти не может по определению. При этом, если моё имя подбросил сам Дамблдор, то кто же втянул в это Гарри? Ведь самому директору это, наверное, не выгодно - в случае необходимости он не сможет устроить маленькую братскую могилку для чемпионов. Или это и был способ удержать меня в рамках турнира? Непонятно...
  - Хогвартс не может выставить двух чемпионов, это будет несправедливо! - высказала свою позицию французская директриса.
  - Альбус, я не знаю, что за игру ты затеял, но это возмутительно, - поддержал свою коллегу Каркаров.
  - Им придётся участвовать, - прервал споры мистер Крауч, - магический контракт заключен и пересмотру не подлежит, если только никто не решился остаться без магии. Наше дело проследить за дальнейшим ходом турнира. Кроме как внимательно присматривать за нашими юными чемпионами, мы ничем не сможем помочь.
  Остаться без магии? То есть вот взяли и подвязали совершенно постороннего человека на магический контракт без его ведома? Ох что-то мне подсказывает, что нас водят за нос. Нет, я ещё был готов поверить, что артефакт способный заключить подобный контракт при определённых условиях можно создать, всё же возможности магии иногда поражают, да вот только кто же станет его использовать для школьных турниров? Это же идиотизм. Скорее за него будут идти настоящие войны, пока в итоге он не окажется уничтожен.
  Пока старшие спорили, я потихоньку подобрался к Гарри и начал выяснять детали. Оказалось, что как только я ушел кубок выдал ещё одно имя. Сам Поттер ничего не предпринимал для этого, о чем я и так прекрасно знал.
  - Ты приносил клятву, типа той, что произнёс я?
  - Нет... - понятно, растерялся.
  - Завтра с утра обязательно произнеси на весь зал, а то будет повторение второго курса. Если будут проблемы с формулировкой, подойди ко мне или Гермионе.
  Как к нему относились на втором курсе, Гарри прекрасно помнил и предупреждение его проняло. Тем временем взрослые никак не могли успокоиться.
  - Обмануть кубок мог только сильный маг, ученикам такое не сделать, - произнёс профессор Грюм, приход которого я не заметил, - только некоторые преподаватели, все директора и ты, Барти, могли это сделать.
  - Нам нет резона увеличивать шансы Хогвартса, - возразил Каркаров.
  - Эти дети не конкуренты вашим чемпионом, а вот кем ты был раньше, я прекрасно помню...
  Интересный поворот. Каркаров что, бывший пожиратель смерти? Хотя сейчас это не столь важно.
  - Достаточно, Аластор! - вновь вмешался Крауч. - Не стоит оскорблять наших гостей. Нам всем следует успокоиться. Да, инцидент крайне неприятный и будет проведено тщательное расследование и если не удастся выяснить то, как обошли защиту кубка, этот турнир имеет все шансы стать последним. Но пока ничего действительно страшного не произошло, так что давайте вернёмся к тому, ради чего мы собрали здесь чемпионов.
  Дальше разговор перешел в деловое русло - нам рассказали о правилах и ответили на вопросы. Выяснить удалось следующее. Во-первых, испытаний будет всего три, хотя это было и так известно, всё же традиция. Во-вторых, территория, отведённая под испытания, будет закрыта антимагическим куполом, что бы никто из сторонних наблюдателей не мог вмешаться - под ним будут только чемпионы, судьи и "спасатели". Новость была интересной, возможно под подобным барьером мне не будет мешать "свет" замка. В-третьих, суть испытаний мы будем узнавать непосредственно перед началом. Этот пункт вызывал у меня большие сомнения, я был уверен, что Каркаров и Максим сделают всё для своих учеников. А вот мне помочь некому, разве что Гарри, которому опять же наверняка подскажут. В-четвёртых, помощь чемпионам будет оказана только при прямой угрозе жизни, других причин прервать испытание контракт якобы не предусматривал, покидать замок до конца турнира нам также запрещено. В-пятых, в зону испытания можно брать только палочку, всё остальное осматривают судьи и выносят своё решение, разрешить или запретить. И напоследок, участникам турнира не придётся сдавать экзамены, хоть что-то хорошее в этой паршивой ситуации. Впрочем, кто сказал, что я буду в этом участвовать? Победитель же получит тысячу галеонов, а школа кубок на хранение, на этот раз, вероятно, окончательное.
  После этого нас, наконец, отпустили. По пути мы с Гарри обсуждали глубину... обстоятельств, в которых оказались.
  - Что думаешь, Алекс, как такое могло произойти?
  - Не знаю, Гарри, - я, конечно, знал, кто за этим стоит, по крайней мере, в моём случае, но рассказывать об это было бы глупо, да и не помогло бы это ничем.
  - Да уж. Я сначала подумал о Волдеморте, но ему нужен только я... наверно.
  - Хотел бы я это знать... - действительно, узнать, кто вмешал в дело Гарри, было крайне важно.
  ***
  Настроение было, что называется, ниже плинтуса. Я ведь сходу был уверен, что мне не придётся участвовать в этом фарсе, но всё оказалось совсем иначе. Первым делом я сообщил горячие новости Интегре, что, само собой, не особо её порадовало. При этом, полноценно расписывать свои замыслы она не могла, ведь магическая почта нам совершенно неподконтрольна, но намекнула, что понимает роль Дамблдора в этих событиях, но при этом директор о наших приготовлениях узнать он никак не мог, а значит всё совсем плохо. Но было только начало - следом она также дала понять, что все летние распоряжения остаются в силе. То есть я должен покорно прогнуться и участвовать в турнире, дабы директор уверовал в то, что мы действительно испугались.
  Насколько я мог понять ход мыслей Леди, она была уверена, что директор лишь обозначает свои позиции и никаких реальных действий без веских причин предпринимать не станет. А если я выйду из турнира, причем, кстати, вероятность остаться без магии хоть и была крайне мала, но всё же существовала, то следом за мной мгновенно выйдет Поттер и всё пойдёт наперекосяк. Так что лучше покорно участвовать в турнире и присматривать за племянничком в самой гуще событий. Определённо, логика в этом была, но мне-то от этого не легче. Это ей хорошо, сидит у себя в кабинете да сигары точит, а мне эти игры в поддавки могут вылиться боком. Но, ничего не попишешь, пришлось довериться её опыту.
  Единственное, что отчасти придавало уверенности, так это тот факт, что в процессе испытаний за мной "постараются присмотреть". Деталей не уточнялось, но намёк на Князя был вполне себе прозрачен. Насколько я знал, сам он прорваться в школу не мог, точнее, не мог сделать это достаточно быстро, но если его призвать изнутри, то помочь должен успеть. Поэтому если он будет находиться около школы, благо, Блэк должен знать как до неё добраться, то на помощь вполне можно рассчитывать. А раз за мной будет, кому присмотреть, то стоит сосредоточиться на Гарри. И вот тут вновь поднималась уже известная проблема - если в моём случае было известно, кто подсуетился, и даже можно предположить зачем, то с Поттером всё гораздо сложнее. Не думаю, что это попытка убийства. Слишком сложно и Дамблдор не допустит такого поворота. Хотя знать что-то наверняка, когда дело касается директора - невозможно.
  А скандал тем временем набирал обороты. В связи со столь необычным началом турнира в школе все только и обсуждали мою и Гарри персоны. В основном, конечно, Поттера. Пресса тоже не осталась в стороне, но в сложившейся ситуации обвиняли в основном Дамблдора, умалчивая роль министерства. Похоже, министр Фадж пытался откреститься от ситуации всеми доступными средствами, и это было нам на руку. Хотя для директора это лишь назойливое жужжание мух, реального вреда его репутации это не нанесёт, по крайней мере, если в остальном турнир пройдёт нормально.
  Столь пристального интереса к себе я не ощущал с первых дней в этой школе, когда каждый второй считал себя обязанным уточнить, а правда ли я незрячий. Хотя теперь с этим вопросом не стеснялись подходить французы, что изрядно меня раздражало. А каково было Гарри, я вообще мог только представлять. Если в первый день народ был малость шокирован, то на следующий, особенно после его клятвы о непричастности к такому выбору кубка, вокруг него постоянно кружила целая толпа. Все почему-то решили, что кубок выбрал его самостоятельно, поскольку это Мальчик-Который-Выжил, и победа в турнире Хогвартсу гарантирована. Разумеется, это не касалось факультета змей. В общем, беднягу оставалось только пожалеть.
  Поскольку экзаменов в этом году не будет, а моя учеба в школе, видимо, подходит к концу, я решил не так сильно напрягаться с обычными уроками. Больше времени я стал посвящать практике, тренировкам и своим экспериментам. Флитвик же только усилил нагрузку, поскольку я "должен соответствовать званию чемпиона и не важно, почему им стал", поэтому впервые за все эти годы я стал зарабатывать магическое истощение без всякого сопутствующего экстрима. Помимо этого, профессор всучил мне один из фолиантов, что хранились в покоях Равенкло. Каюсь, из-за событий второго курса я так и не прочитал эти книги, а в итоге умудрился о них банально забыть. Большая часть их мне, конечно, будет сейчас непонятна, но кто знает, что может пригодиться впоследствии.
  Изучая эту книгу, я наткнулся на один интересный ритуал. Он позволял обмениваться визуальными образами со своим фамильяром. Разумеется, это не могло меня не заинтересовать, и я углубился в чтение. Многие маги заводили собственных фамильяров, но для большинства это было нечто вроде домашнего питомца. Редкие маги делали из этих животных ценных помощников, как в обыденной жизни так и в бою, но это требовало больших затрат сил и времени. Описанный же способ был венцом отношений мага с фамильяром, но имел и ряд недостатков. Например, нужно было суметь понять, что вообще показал тебе твой помощник или объяснить ему задачу. Тема была интересной, и я решил обязательно попробовать сделать это летом, если это лето для меня настанет...
  Нашлось время и для посещения профессора Грюма, но тот желанием общаться явно не горел и просто кратко описал мне свой "глаз". Этот артефакт достался ему от предков, и использовать он его начал после ранений во время войны. Глаз позволяет улавливать магические потоки и может смотреть во все стороны. Более конкретно описывать артефакт он отказался, что неудивительно учитывая его явную паранойю. Поэтому я так и не узнал, как он мог наблюдать одновременно своим глазом и артефактом, человеческий мозг по идее не способен на такое. Скорее всего, он как-то выбирал какое из изображений воспринимать в каждый конкретный момент. В общем, изучить этот глаз я бы не отказался, но ничего реально нового в нём ожидать не стоило, да и кто мне вообще позволит это сделать.
  ***
   Во время одного из уроков зельеварения нас с Гарри вытянули для проверки палочек и встречи с репортёрами. Своё оружие, я, как и приучили, содержал в идеальном порядке, поэтому спокойно продемонстрировал её Олливандеру. А вот Поттер попытался незаметно протереть её, видимо, должного ухода она не получала.
  К счастью, репортёров я не интересовал. Ну четырнадцатилетний подросток, ну сирота, ну слепой, но маглорождённый читателей интересует мало, особенно на фоне Мальчика-Который-Выжил. Вот если с ним что-нибудь случится можно будет написать трагичную статейку, если будет момент подходящий. Поэтому я отделался парой дежурных вопросов в стиле "рад ли я стать чемпионом Хогвартса" и от меня отстали. А вот на Гарри насели плотно, но тут я ничем помочь не мог.
   Приближалось первое испытание и меня начал волновать один вопрос. Традиционно во время турнира трёх волшебников проводиться святочный бал, от которого мне отвертеться наверняка не дадут. А в общении с девушками у меня были проблемы, собственно как и в общении со всеми остальными. По сути, знал я только Гермиону и, отчасти, Джинни Уизли. В общем, проблема ещё та. С какого бока подходить к её решению я понятия не имел.
  Кстати, Гермиона организовала общество в защиту домовых эльфов, по её мнению тем положены нормальные рабочие условия, зарплата и так далее. Что думали сами домовики, её волновало мало. Тот факт, что в магическом мире очень многое контролируется самой магией и традиции возникли не на пустом месте, она также игнорировала. В общем, в ней проснулся ярый миссионер несущий свет демократии в "оплот зла". Я в это дело влезать точно не собирался.
  ***
  За несколько дней до первого испытания Гарри показали драконов, и сразу стало очевидно, что именно они будут частью задания. Мне ожидаемо никто помогать не собирался, а в том, что о них знает Крам и Делакур я был уверен. Зато об этих созданиях я знал многое, а в области их истребления, пожалуй, больше всех в этом замке, поэтому мог реально помочь Поттеру, да и риск для себя свести к минимуму. В то, что Гарри дадут погибнуть, я не верил, Дамблдор не позволит своей ключевой фигуре умереть столь бессмысленно. Но вот настоящая цель неведомого врага так и оставалась загадкой.
  - Убивать драконов нас никто не заставит, создания слишком редкие и дорогие. Значит, они будут играть роль препятствия или, возможно, что-то охранять. Я бы поставил на последнее, их довольно часто используют в этих целях.
  - И что нам делать? Это же дракон! - пессимизм Гарри я вполне разделял, но деваться ведь некуда.
  - У драконов тоже есть слабые места. Во-первых, они довольно неуклюжи на земле. Во-вторых, если дракон молодой, то умом он блистать не будет, а вот если окажется опытным, то у нас проблема. В-третьих, их шкуру можно пробить только мощнейшими заклинаниями, которые нам сейчас не по силам, или зачарованным оружием. Но при этом у них остаются уязвимыми глаза и пасть. В-четвёртых, если они что-то охраняют, то очень агрессивно реагируют на любое движение в направлении охраняемого объекта и этим также можно воспользоваться. Да, ещё они отчасти уязвимы к ментальным атакам. Но лучше начать с другого. Как думаешь, какие у тебя сильные стороны?
  - Ну не знаю... я хорошо летаю, есть мантия невидимка, а в остальном обычный ученик, - как-то неуверенно начал Поттер.
  - Ещё ты владеешь парселтангом и смог убить древнего василиска, - приободрил я Гарри.
  - Просто повезло, - пробормотал тот в ответ. Да, с таким настроем только на драконов ходить.
   - Драконы не змеи, но на всякий случай попробуй, вдруг он тебя поймёт. Мантия не поможет, даже если судьи разрешат её использовать, в чем я сильно сомневаюсь, дракон тебя попросту учует. А вот насчет летать... можно попробовать манящие чары, призывать с помощью палочки нам ничего не запрещали. Хотя сработают ли они через купол, я не знаю, по идее он защищает от внешнего воздействия, а не от внутреннего, так что может и сработает. С другой стороны, тогда ограничение на пронос артефактов не имеет никакого смысла, так что ставить на этот вариант не стоит.
  В общем, сошлись мы на том, что ему следует отработать манящие чары и научиться трансфигурировать какую-нибудь небольшую зверушку из неорганических объектов. А дальше либо отвлечь зверушкой дракона и проскользнуть мимо, либо наоборот, использовать её для кражи, пока сам отвлекает. Если не получится призвать метлу или я сильно ошибся с целью задания, можно было попытаться ослепить или дезориентировать дракона, эти чары также стоило отработать. Особенно их прицельное исполнение. В крайнем случае, можно было рассчитывать на помощь судий при провале, но тогда подходить к дракону близко нельзя, а то помогать будет нечему. Всё же на первом месте стояло выживание.
  Также стоило озаботиться и защитой от дракона. При физическом контакте у нас шанса не было, его стоило избегать, а вот от пламени можно было защититься. Вообще, пламя дракона это не просто струя огня, это чистейшая магия. Ожоги от него гораздо хуже поддаются лечению, а стандартные щитовые чары его удержат считанные секунды. Могли бы помочь стихийные защитные заклинания, но они слишком сложны и уверенно применять их сейчас мы не сможем. Но для защиты от пламени существовал один специфический щит, который я, к счастью, знал, хоть раньше и не приходилось использовать, и чем-то действительно уникальным он не являлся, пусть и не входил в школьную программу. Так что в случае его использования вопросов к нам возникнуть не должно.
  У меня, правда, был ещё один вариант, пусть и попахивающий бредом. Заказать у гоблинов специальный доспех, неоднократно виденный мной в воспоминаниях предков. Наложить нужные руны на него я смогу. Дальше следовало попросить прислать родовой клинок и как-то протащить всё это на испытание. Но, во-первых, уверенности в чарах призыва не было, а во-вторых, привычки к подобному снаряжению у меня нет. К тому же это равнозначно объявлению кто я такой. А ради какого-то турнира я это делать не собирался, ведь задача победить даже близко не стояла.
  ***
  Нас привели в палатку, которая располагалась около полигона, где будет проходить первое испытание. Около входа стояла пара авроров, видимо, министерство всё же усилило охрану после такого начала. Палатка уже находилось под куполом, и видимость действительно пришла в норму, так что я сразу сменил повязку. О таком заклинании, кстати, неплохо бы разузнать. А внутри нас ждали репортёры, мистер Крауч и команда медиков. Для начала врачи бегло нас осмотрели, после чего началась жеребьёвка. Сначала мы определяли свою очередность, а потом шел выбор дракона. Гарри досталась Венгерская Хвосторога, опасная в ближнем бою тварь, но при этом чересчур агрессивная и не отличающаяся особым интеллектом. Не самый плохой выбор. Мне же достался Шведский Тупорылый, крупный и медлительный вид, но при этом весьма сообразительный. После жребия, репортеры сделали групповое фото и мистер Крауч, наконец, ввёл нас в курс дела.
  - Каждый из вас должен будет встретиться с реальным представителем выпавшего вам вида. Дракон охраняет золотое яйцо, которое даст вам подсказку к следующему туру. Вы по очереди будете выходить на полигон, ваша задача получить это яйцо. На выполнение этой задачи вам дают полчаса. Судьи будут оценивать ваши действия по десятибалльной шкале, эти оценки будут играть большую роль при последнем испытании. Вопросы?
  - Что с ограничением на используемые артефакты? - этот вопрос не мог не волновать меня.
  - Если вы имеете в виду вашу повязку, судьи разрешили её использовать, но это в порядке исключения. Даже безобидные вещи типа сквозных зеркал вам лучше сейчас убрать, а то барьер у входа на полигон вас не пустит, - ну хоть что-то, - что там происходит?
  У входа действительно слышалась какая-то ругань, причем один из голосов был подозрительно знакомым...
  - Эм... сэр, мне кажется это мой опекун, - неуверенно отозвался я.
  - Посторонним вход сюда строго воспрещён!
  - А вы попробуйте объяснить это ей...
  В этот момент в палатку ворвалась Сэрас, внося удерживаемого за горло аврора, и от такого зрелища Крауч впал в столбняк. Ткань не была для меня помехой, и я прекрасно видел второго аврора лежащего в позе зародыша, бедняга...
  - Привет, Алекс! - Радостно произнесла девушка, выпуская охранника и обнимая меня. Сюрприз, несомненно, был приятен. Мы не виделись всего пару месяцев и часто общались через зеркало, но всё равно я соскучился.
  - Как тебя сюда пропустили? - не думаю, что Дамблдор расщедрился на приглашение.
  - Леди Интегра смогла настоять на моём присутствии во время испытаний, хотя директор сильно упирался. Тебе сообщать не стала, решила сделать небольшой сюрприз.
  - Мисс Сэрас я так понимаю? - вмешался очнувшийся Крауч, Виктория кивнула, - вы хоть и опекун этого молодого человека, но присутствовать вам здесь запрещено. Будьте добры покиньте помещение и дайте мне закончить брифинг. Где находятся трибуны для гостей, вам покажет этот аврор. Поговорить у вас будет возможность после испытания.
  Девушка кивнула и потащила аврора на выход, хотя тот явно был не рад такой компании.
  - Ещё вопросы есть?
  Вопросов больше не было, поэтому Крауч тоже нас покинул. Теперь оставалось только ждать - я должен был идти вторым. Первой должна была идти Флёр Делакур, за мной шел Крам, а замыкал четвёрку Гарри.
   После триумфального явления Сэрас в палатке до самого начала висела тишина, похоже, народ был малость шокирован.
  - Чемпион Шармбатона, Флёр Делакур, - прервал молчание комментатора.
  - Удачи, - к моему пожеланию присоединились и Поттер с Крамом. Хоть мы и были формальными соперниками, но какие бы школы мы не представляли, сейчас мы были в одной лодке. А впереди каждого ждала огромная огнедышащая тварь.
  События на полигоне можно было только слушать, но, судя по комментариям, у девушки дела шли неплохо, хотя толком разобрать его слова мешали крики толпы. Её выступление длилось около пяти минут, когда послышались испуганные крики. Удалось разобрать, что девушку слегка задело пламя, когда она отступала уже с яйцом. Как она смогла обойти дракона, можно было только догадываться. Через полминуты девушку внесли в палатку, после чего вокруг неё засуетились медики.
  - Чемпион Хогвартса, Александр Эванс, - вот и всё, мой черёд.
  В голове сразу опустело, и я как-то механически побрёл на выход. Пожелания удачи уловил только краем сознания, а оказавшись на полигоне, некоторое время приходил в себя. Крики зрителей оглушали и это несколько напрягало. Пытаясь побороть лёгкую панику, я начал осматриваться, понимая, что где-то на этих трибунах сидит Сэрас и наверняка ведь переживает. "Взгляд" невольно зацепился за трибуну с судьями - впервые я мог увидеть Дамблдора без ограничений. Мощь его магической структуры просто поражала, на его фоне Люпин или Блэк смотрелись бы довольно бледно. Два других директора также были явно слабее, а Бэгмен вообще смотрелся жалко, но одна деталь бросалась в глаза. У Каркарова была точно такая же аномалия, как у Снейпа...
  В себя я пришел от рёва дракона. Он казался просто огромным, совсем другое впечатление, нежели при просмотре чужого воспоминания. И вот этих монстров уничтожали, по сути, в рукопашном бою? Хоть и видел подобное не раз, но сейчас разум отказывался в это верить. Дракон стоял в центре арены, под ним что-то сияло, видимо, это то самое золотое яйцо. Поверх крыльев у него была некая магическая конструкция, наверно, чтобы не мог взлететь, и магии в неё было влито немерено. А сам полигон представлял собой довольно крупную арену, всю покрытую неровностями и валунами, видимо, что бы чемпионы могли укрыться от пламени, но вот мне передвигаться здесь мне будет весьма неудобно.
  Просто так стоять было глупо, да и в целом я заранее решил для себя хотя бы попытаться. Поэтому потихоньку я начал приближаться к дракону. Тот довольно быстро меня заметил и выплеснул небольшую струю пламени, словно предупреждая. Пришло время использовать домашние заготовки. Для начала я создал из камня нечто, похожее на обезьянку, хотя, по сути, получился голем, мои проблемы с трансфигурацией никуда не делись. Направив получившееся существо по дуге за спину дракона, я принялся наблюдать его реакцию. Дракон големчика игнорировал, пока тот не подошел совсем близко, после чего, не отворачиваясь от меня, попросту снёс его хвостом.
  Похоже, тварь опытная и понимает, что главная опасность это человек. А значит, у меня большие проблемы. Пытаться попасть в уязвимые места с такой дистанции бесполезно, поэтому оставалось лишь потихоньку сближаться.
  На дистанции около двадцати метров дракон перешел к активным действиям, выпуская в меня струю пламени, которая, впрочем, быстро упёрлась в выставленный щит. Долго выдыхать пламя дракон не может, ведь ему нужно дышать, но и мои силы не безграничны. Самое плохое, что за этим потоком магии ничего не видно, что затрудняло дальнейшее движение, к тому же "окно" для собственных действий будет минимальным. Наконец пламя иссякает. Дистанция около семнадцати метров. Сейчас дракон должен сделать вздох, после чего пойдёт новая порция пламени. Пора.
  - Конфундус! - при попадании дракон должен временно стать дезориентированным. Если бы не уязвимость этих существ к ментальному воздействию у магов были бы большие проблемы. Возможно, именно так справилась француженка, влияние вейлы есть не что иное, как ментальная атака.
  Заклинание вошло прямо в открывающуюся для выдоха пламени пасть и я сразу вновь выставил щит, поскольку прервать выдох дракон не сможет, а нарваться на случайное попадание очень не хотелось бы. Дракон тут же закрутиться на месте поливая всё вокруг огнём - надеюсь, на яйцо он не наступит. Хотя, если всё же наступит, мне могут засчитать поражение без всяких последствий, что было бы неплохо. Дезориентированная огнедышащая тварь начинает бродить по арене, не реагируя на меня, а значит самое время действовать.
  Вот и вожделенный трофей. Наклоняясь, что бы взять его, замечаю замах хвоста. Тренировки дают о себе знать, и из зоны удара я всё же успел выйти, хоть и с трудом. Хвост пролетает прямо над яйцом, если бы я отвлекся и не заметил движение, сейчас бы лежал с переломом всего, что можно сломать в теле человека. Моё заклинание, похоже, уже не действует. То ли дракон слишком силён и опытен, то ли я слишком слаб. А ведь я был близок к успеху, будь на те самые два года старше то сил бы наверняка хватило...
  Мне оставалось лишь разорвать дистанцию и вновь повторить тот же трюк, с ожиданием вдоха. Только на второй раз щит стало держать куда сложнее. Чувствую, что такую защиту смогу выставить ещё раза четыре, не больше. Но, подумать об этом можно и позже - пламя иссекает и дракон делает глубокий вдох.
  - Конъюнктивитус! - вспышка магии.
  В идеале должна получиться вспышка света, которая временно ослепит противника. Но дракон в момент произношения заклинания просто отворачивает морду в сторону. То ли уже знаком с этим заклинанием, то ли моей прошлой попытки хватило для правильных выводов.
  Все мои заготовки не принесли результата, а значит остался только последний вариант - проиграть. Почему-то я изначально был уверен, что к нему всё и сведётся, в этой школе у меня постоянно всё идёт не так, как должно. Приходится набирать как можно большую дистанцию, что бы пламя было послабее и выставлять раз за разом щит, а в перерывах между потоками огня пытаться поразить дракона, но это так, исключительно на удачу. При полном магическом истощении судьи обязаны будут вмешаться, но меня, скорее всего, заденет пламенем, а это будет... неприятно. Но реальной угрозы жизни не будет, по крайней мере некоторое время, а оставить меня умирать на глазах сотен зрителей судьи не посмеют. Наверное...
  Конечно, можно было бы призвать Алукарда, но это был вариант на случай непредвиденных обстоятельств. Сейчас же соревнование шло честно, нечестным был сам факт участия меня и Гарри. К тому же не факт, что к следующему туру возможность быстро проникнуть внутрь Князю не перекроют. Если она и сейчас не заблокирована...
  Как альтернатива была возможность попытаться прорваться к яйцу, уповая на свои физические данные, защищаясь от огня и пытаясь ослепить или дезориентировать дракона. Шансы у меня были, и может быть даже не самые плохие - всё-таки это довольно неуклюжий вид, хоть сам дракон и опытный. Но вот в случае ошибки мне конец, спасти меня, скорее всего, просто не успеют. Итого выбор был, проиграть, имея риск получить ожоги, или попытка победить, с риском умереть. По-моему правильный ответ был очевиден.
  
  ========== Глава 15 ==========
  
  Очнулся я в больничном крыле и как там оказался даже не помнил, что, наверное, и к лучшему. Последнее что вспоминается, это как я стоял до последнего, руки тряслись от слабости, а носом шла кровь, но защита всё ещё держалась. И когда она всё же рухнула, мне почти удалось отскочить от пламени после падения щита, но ноги плохо слушались и я запнулся о какую-то каменюгу, что стоило мне обожжённой правой ноги. Выдержать такую боль я не смог, к тому же при столь сильном истощении, видимо, поэтому почти сразу отключился.
  Впрочем, тот факт, что по пробуждению ничего не болело, и у кровати я обнаружил Викторию, сразу приподнял мне настроение. Правда она устроила мне нагоняй, за чрезмерный риск, но выслушав мои доводы, ей пришлось согласиться, что всё возможное для сведения потенциальных повреждений к минимуму я сделал. Хотя по её мнению "если бы я не двигался со скоростью беременной черепахи", то вполне успел бы взять яйцо за время действия конфундуса. После чего, убедившись, что со мной всё почти в порядке и через недельку я буду вполне здоров, Сэрас меня покинула, сказав, что обязательно прибудет на второе испытание, а перед отъездом у неё есть какое-то срочное дело.
  Кстати, в больничном крыле я оказался не один - компанию мне составляла француженка Флёр Делакур, тоже заработавшая довольно неприятный ожог. Как удалось выяснить, она действительно использовала чары вейл, которые прекрасно сработали на драконе, но вот только на финальной стадии девушка слишком уж расслабилась. Во время её отхода, начавшая приходить в себя тварь рассвирепела и смогла задеть её пламенем. Впрочем, серьёзно она не пострадала и, обсудив наши попытки, мы оба пришли к осознанию, что в принципе легко отделались.
  Довольно быстро меня навестил Поттер с ребятами, которые в отличие от нас был в хорошем настроении. От них я узнал результаты испытания. Первое место, набрав максимально возможные сорок баллов, занял Крам. Он вообще прошел испытание без малейших проблем, повторив мой финт с ослеплением, только на этот раз успешно. Второе место занял Гарри, отставший от болгарина на два балла, по одному он недосчитался со стороны Каркарова и, как ни странно, Дамблдора. Потерю баллов он списывал на то, что слишком затянул свой выход, из-за манящих чар, которые так и не сработали. Зато у него получилось создать здоровенного черного пса, за которым начала увлеченно гоняться Хвосторога. Дальнейший захват яйца прошел просто, дракон осознал, что его обманули, только когда трофей был уже в руках Поттера. А пущенная в след струя пламени встретила на своём пути щит, выученный у меня. Наверное, для зрителей это выглядело весьма эффектно. На третьем месте оказалась француженка, которая хоть и пострадала, но задачу выполнила, за что получила тридцать два балла. Ну, а замыкал четвёрку я, с двадцатью баллами, поставленными видимо из чистой жалости. Впрочем, на эти судейские потуги мне было плевать.
  В больничном крыле было откровенно скучно, а провести тут предстояло не менее недели, благо хоть мариноваться в гордом одиночестве мне не грозило. Периодически меня навещали ребята, пару раз заглядывали и вовсе практически незнакомые ученики с разных факультетов, кроме слизерина, разумеется. Со мной также поделились последними слухами, оказалось, что Дамблдор старательно прятался от моего опекуна, до самого её отъезда. Неожиданным стал приход профессора Снейпа, от которого я удостоился похвалы за "разумную тактику". Однажды к нам даже забрёл Крам, пожелать выздоровления, и мне стало понятным то, почему он, как и большинство дурмстранговцев, редко говорят вне своего круга. Их английский был действительно плох, постоянно проскальзывали слова немецкого, русского и, по всей видимости, болгарского, языков - в общем, мне было вполне понятно, а вот другим не очень. Делакур же только пару раз навещала мадам Максим.
  Поскольку нужно было как-то бороться со скукой, мы с Флёр достаточно быстро нашли общий язык и теперь болтали, по сути, ни о чем. Только она говорила на английском, а я на французском, в общем, мы оба совмещали приятное с полезным. Благо, девушка оказалась довольно начитанной особой и многое знала, а потому тему для бесед найти было несложно. Впрочем, оно и понятно - раз кубок её выбрал, то было за что. Если он хоть кого-то выбрал самостоятельно...
  - Послушай, Флёр, у тебя что, какой-то конфликт со своими? - в один из долгих дней всё же решился задать я давно напрашивающийся вопрос.
  - С чего ты решил? - однако удивления в голосе девушки не было.
  - К тебе никто не заходит, а когда кубок сделал свой выбор со стороны ваших было тихо.
  - Тут не то что конфликт, - девушка тяжело вздохнула, - просто, таких как я не очень любят.
  - Тех, в ком течет кровь вейл?
  - Угу. Маги вообще не любят тех, кто отличается от них. Особенно если это даёт какие-либо преимущества. Таким как я стоило больших трудов, что бы избежать той же участи, что и оборотням с вампирами, - тема неожиданно приняла весьма интересное развитие.
  - У вас их тоже загоняют в резервации?
  - Да, как и во всей Европе. А в Америке их, говорят, вообще сразу убивают. Нас же спасает только то, что влияние вейл хоть и довольно опасно, но способности наследуются только эмм... естественным путём. Но если кого-то заподозрят, что специально влияет на мага, будет разбирательство и куча проблем. Поэтому нам со своей стороны приходиться быть особенно осторожными и держать дистанцию. Я даже подумывала после учебы устроиться работать в Английский Гринготтс - у вас вейлы редкость, и такого предвзятого отношения не должно быть.
  - Да уж, отчасти понимаю, каково это. Собственный факультет меня полностью игнорирует, хотя не сказал бы, что это меня напрягает. И много таких учеников в Шармбатоне?
  - Обычно около десятка на все курсы.
  - И вы что, общаетесь только между собой?
  - Нет, всё не так уж и страшно. На других девушек мы влияем гораздо слабее, правда тут уже их зачастую бесит то, как мы действуем на парней. Поэтому найти подруг можно, но сложно, и никто из них в Хогвартс не попал. А с парнями приходится постоянно держать дистанцию, а то от близкого контакта они быстро станут пускающими слюни идиотами, что обеспечит немало проблем. У богатых аристократов есть амулеты защищающие от наших чар, но для них мы просто мусор. Очень сложно найти тех, кто не поддаётся нашему влиянию, - Делакур вновь печально вздохнула, - ты не представляешь, как тебе повезло, не ощущать этого.
  - Повезло? - Я не смог сдержать смеха, от такого неожиданного откровения. Не думал что встречу такую трактовку своей слабости.
  - Извини, - похоже, Флёр быстро осознала, какую глупость сейчас сморозила, - я не совсем это имела в виду. Даже на незрячего человека наше... обаяние должно действовать, хоть и слабее. А мы с тобой уже сколько дней активно общаемся и ты явно себя полностью контролируешь.
  Вообще информация была интересной. Я действительно ничего необычного не ощущал, а если Флёр права, и на меня всё равно должно было действовать... Хотя я с империо смог справиться. Или нет? До сих пор не знаю... По идее это схожее ментальное воздействие и мне просто хватает воли и сил его преодолеть, тем более по словам девушки оно будет ослабленным.
  Внезапно меня посетила интересная идея. Конечно, будет неудобно такое предлагать, но, как говорят - риск дело благородное. Если повезёт, то неплохо проведу вечер с интересным собеседником и решу одну маленькую, но неприятную проблему.
  - Ну, раз уж я такой редкий везунчик, то может быть, мадемуазель Делакур соблаговолит стать моей спутницей на время святочного бала?
  Сейчас она скажет "Нет" на такую наглость "малолетки". Девушка уже приоткрыла рот, что бы мне отказать, но вдруг задумалась.
  - Ты хоть танцевать то умеешь? - даже не знаю, чего в её голосе было больше, надежды или обреченности.
  - Если классика магов и обычных людей не сильно различается, то да.
  - Хорошо, я согласна, - ещё один тяжелый вздох, - лучше так, чем к середине бала оказаться с покорно кивающим на любое моё слово болванчиком, у которого будут заплетаться ноги.
  Я, пожалуй, даже сам не ожидал согласия, но получилось то, что получилось. Нужно будет, как следует подготовиться к балу, возможно, стоит спросить у той же Флёр совета по поводу парадной мантии. Не хотелось бы опозориться на все три школы разом.
  ***
  В тот же день как меня выписали, Гарри продемонстрировал добытый трофей. При открытии он издавал тонкий пронзительный визг, причем звук был явно знакомым. Мне следовало покопаться в наследии предков, поскольку где-то с подобным явно встречался. Поттеру я сказал, что о таком что-то читал и мне следует покопаться в школьной библиотеке.
  Разумеется, там я собирался искать не ответ на эту загадку, с ней и так разберусь, но вот те аномалии каналов Кракарова и Снейпа не давала мне покоя. Причем, судя по намёку Грюма, директор Дурмстранга был бывшим пожирателем смерти. В книгах о временах войны с Тёмным Лордом не раз приводились теории о природе Черной Метки, которую как раз ставили на левую руку. И это было самое первое объяснение, которое пришло в мою голову. Саму историю войны я знал, но вот имена пожирателей там почти не приводились. Поэтому я решил покопаться в подшивке газет тех времён, единственная доступная информация по этому вопросу в нашей библиотеке.
  Не зря говорят, что первый порыв обычно самый верный. В газетах я нашел стенограммы заседаний суда, а среди подсудимых действительно проходил некий С. Снейп. Причем за его невиновность ратовал сам глава Визенгамота А. Дамблдор, по словам которого Снейп был его агентом в стане врага. Похоже, профессор Снейп многим обязан директору и крепко сидит у того на крючке. Теперь понятно, почему к нам посылали именно его. Но как он не выдал своё предательство Волдеморту? Ведь тот считался одним из сильнейших легилиментов в мире. Неужели настолько хорошо умеет защищать свой разум? Или Волдеморт использовал его с теми же целями в рядах Дамблдора? В общем, с такими вопросам к нему явно не стоит подходить, а больше ответов получить негде. Следует быть осторожнее с деканом, хотя не сказать, что я и раньше чрезмерно ему доверял.
  ***
  После первого испытания отношение ко мне изменилось. Похоже, меня заочно записали в мертвецы и теперь многие выражали свою поддержку, причем зачастую таким тоном, будто на похоронах. Слизеринцы же злорадствовали, но за пределы гостиной это не выходило, правда, я и раньше проводил там минимум времени. А вот Гарри чуть ли не на руках носили, ведь он смог на равных соревноваться с самим Крамом. Кто бы мне ещё объяснил связь, между успехами в квиддиче и турниром - почему от него ждут столь многого? Но в принципе, я был за Поттера рад, это явно лучше, чем травля как на втором курсе, но любовь толпы штука изменчивая.
   Приближающийся бал неожиданно стал меня тяготить, представить себя в такой обстановке было откровенно сложно, тем более с девушкой. К тому же я до сих пор не решил вопрос с внешним видом. Конечно, летом мы купили какую-то парадную мантию, раз она была в списке. Но с выбором никто не заморачивался - что подвернулось то и купили, сейчас я даже мог вспомнить, какой цвет мне тогда называли. Но прежде чем идти за советом к Флёр, я решил связаться с Викторией, единственным человеком, с которым я мог спокойно поговорить о таких вещах.
   Достав зеркало я связался с Сэрас, у которой нашлось свободное время, и кратко ввёл её в курс дела.
   - О! Алекс, ты нашел себе девушку? - такой оборот загнал меня в тупик.
   - Это просто бал, я же не мог пойти на него один...
   - Все вы так говорите, - захихикала Виктория, - а как же я? Ты меня бросаешь? После всего, что между нами было?!
   Это едва не загнало меня в окончательный ступор, но спасло осознание, что надо мной попросту издеваются. Вот и проси после этого совета... Ну, ничего, я тоже так умею.
   - Прости, но ты слишком старая, - в ответ раздалось возмущённое сопение девушки, - я вообще-то у тебя совета спрашивал, а ты цирк устраиваешь.
   - Алукард наверняка одолжит тебе что-нибудь из своей коллекции.
   Воображение у меня ещё не окончательно атрофировалось и в голове быстро замелькали образы костюмов, которые могли прийтись по душе Князю.
   - Виктория!
   - Ладно, ладно. Алекс, ну откуда мне знать, что тебе одеть или как себя вести. Я на балах точно никогда не бывала. Да и с личной жизнью всегда были определённые... сложности.
   Очень некстати я вспомнил, что Алукард изначально хотел её обратить, а у высших вампиров с этим сложно. Значит, в свои тогдашние двадцать лет она была девственницей. Похоже, я действительно обратился не по адресу.
   - Ну, хоть что-то ты посоветовать можешь? - на всякий случай всё же поинтересовался я. Даже при таком раскладе она должна понимать в подобных вещах куда более моего.
   - Постарайся расслабиться, а то обычно ходишь с таким видом, будто за следующим поворотом готов встретить десяток вампиров, - не замечал за собой такого, - и не впадай в молчанку, как ты любишь, а то твоя спутница заскучает. В общем, будь хорошим мальчиком.
   Спасибо, очень ценно, особенно последнее, но всё же лучше, чем ничего. На этом мы попрощались, теперь мне следовало найти Флёр, в конце концов, это и в её интересах, что бы я выглядел прилично. Только лучше было не ломиться самому, а послать ей письмо, чтобы не поставить в неловкую ситуацию.
   ***
   К тому, что мне нужна помощь в этом вопросе, девушка отнеслась с пониманием. Купленная летом мантия была заклеймена "убожеством", после чего у меня поинтересовались, насколько я стеснён в средствах. Не сказать, что бы я был богат, но на подобные расходы у меня оставалось достаточно денег. К тому же, хоть я и был формальным, по сути, офицером организации, но платили мне вполне реально. А денежное довольствие в Хэллсинге было на высоте, работа ведь крайне рискованная, ведь каждый год мы теряем несколько сотрудников и гораздо чаще бывают раненные.
  После признания моей финансовой состоятельности начались пытки с использованием портняжного метра. Докопалась Флёр и до моей повязки.
   - Что у тебя с лицом под тканью? Я знаю, что ты незрячий, но почему-то закрываешь не только глаза. А эта тряпка будет смотреться совершенно неуместно.
   - Шрамы, - подобные расспросы всегда меня раздражали, потому что заставляли вспоминать о той ночи.
   - Что же с тобой такое случилось? - голос полон сочувствия, только вот оно мне не нужно.
   - Несчастный случай.
   - Не хочешь рассказывать, - догадалась девушка, - ладно, это твоё дело. Но эту повязку можно на что-нибудь заменить?
   В принципе нанести руны я мог на любой другой материал, конечно, придётся помучаться, вязь там сложная, особенно в изменённой гоблинами формуле. Сколько я в приюте убил времени, что бы на ощупь изготовить первый образец даже вспомнить страшно.
   - Можно, только замену нужно получить заранее, это ведь не просто кусок ткани - на неё нанесены руны, позволяющие мне хоть что-то видеть.
   - Это не проблема. И перед балом нужно будет встретиться, привести твои волосы в порядок. Бытовой магией ты явно не увлекаешься, - есть такое дело, обычно я довольствовался простой расческой. Тратить больше времени на внешний вид всегда казалось мне совершенно излишним.
   Тот момент, когда я согласился заменить повязку, вспоминал долго и далеко не самыми тёплыми словами. На замену мне доставили нечто, типа карнавальной маски, закрывающей верхнюю часть лица от кончика носа, но без всяких излишеств. Цветовая гамма, как и у нового парадного костюма, должна была быть тёмная, с серебристой вязью. Но вот сама форма маски... Нанести плоский рисунок на рельефный объект оказалось той ещё задачкой. Тем более что действовать приходилось крайне осторожно - руны это не игрушки, да и маску можно испортить. К счастью, я довольно быстро сообразил, что можно просто сделать тканевую подложку с уже нанесёнными рунами, иначе, скорее всего, так ничего бы и не вышло.
   ***
   Открывают святочный бал по традиции чемпионы, со своими парами. И тут не обошлось без конфуза. Я не знаю, как реально выглядит то, что заказала для меня Флёр и что она сделала со мной за пару часов до начала. Или может дело в том, что чемпионов должно четыре, а пары оказалось три. Но, в общем, меня не сразу узнали.
  То, что Гарри идёт с одной из сестёр Патил я был в курсе, а вот то, что с Крамом оказалась Гермиона, был весьма неожиданно и не только для меня. Завтра женская половина будет шептаться у неё за спиной, обвиняя во всех грехах, вплоть до любовного эликсира, хотя не факт, что нечто подобное не случится относительно меня. Но это будет завтра, а сегодня мы имеем возможность хорошо провести вечер. К слову, Рональд тоже был где-то в зале со второй сестрой Патил. Накануне, узнав, что у меня организовалась лишняя парадная мантия, он выпросил её, разумеется, мне было не жалко, тем более, что он, в кои-то веке вёл себя предельно вежливо. Тем более, по словам ребят, та, что у него была, устарела лет на двести не меньше. А учитывая, что мода магов и так новизной не блещет, то там вполне могло быть что-то, внешним видом относящаяся к тёмным векам.
   А вот сам бал мне неожиданно понравился. Давно не приходилось столь бессмысленно тратить своё время, я ведь привык к постоянной учебе и тренировкам. А тут мы просто танцевали и общались, причем под живую музыку. Если раньше занятие танцами казались мне пустой тратой времени, годной лишь как дополнительное физическое развитие, то сейчас ощущения были совершенно иные. Когда ты кружишь в танце с приятной тебе девушкой, а не строгим преподавателем, всё воспринимается совсем по-другому.
   Танцевала же Флёр просто великолепно. Танец, как и положено, вёл я, но она явно умудрялась контролировать этот процесс. Хотя без этого, мы бы наверняка на кого-нибудь налетели. Неожиданно я почувствовал, что девушка сильнее сжала мою руку.
   - Что-то случилось?
   - Все смотрят на нас, но большинство не на меня... это непривычно, - в голосе Делакур чувствовалась лёгкая растерянность.
   - Я не знаю, что ты наколдовала надо мной перед балом и тем более как реально выглядит то, что ты заказала. Но в любом случае, сама виновата, - широко усмехнулся я.
   - Пожалуй ты прав, - тихонько рассмеялась Флёр.
   В перерывах между танцами мы собирались за общим для чемпионов столиком, на котором находились лёгкие закуски и напитки, разумеется, никакого алкоголя там не было. Общение шло довольно активно, правда, мне приходилось часто служить переводчиком для Крама. Обсуждали всё подряд, от отличий обучения в разных школах, до шансов сборной Болгарии по квиддичу против Ирландии на следующем чемпионате. Причем Гарри в основном молчал, и было заметно, что его партнёрша от этого явно не в восторге. Правильно понять пинок под столом он также не смог, пришлось отозвать его в сторону и наставлять на путь истинный.
   - Гарри, твоя пара явно скучает. Хватит молчать, развлекай девушку, раз пригласил.
   - Я толком танцевать не умею... - пробормотал тот.
   - Ладно, я понимаю, почему ты не попросил помощи у меня, но у Гермионы то почему нет?!
   В ответ раздалось нечто нечленораздельное. Иногда Поттер меня откровенно поражает своими действиями.
   - Тогда хотя бы не молчи. Говори о любой ерунде, хоть о квиддиче, но не молчи, - сказав это, я отправился обратно к столику, а то ведь так может заскучать и моя спутница.
   Гарри действительно начал общаться активнее... о квиддиче... с Крамом... Захотелось постучаться головой о стол, причем, желательно головой Поттера.
   Время летело стремительно, и бал подходил к концу. Довольно неожиданным стало осознания того, что испытываю немалое сожаление по этому поводу. Усталость давала о себе знать, и я предложил Флёр немного прогуляться. На улице было свежо, а снега почти не было - зима выдалась тёплая.
   - Если хочешь, могу подсказать тебе, о чем намекает яйцо, - внезапно произнесла девушка.
   - Не стоит. Мы и сами справимся.
  Пару дней назад я как раз нашел, откуда мне знаком тот пронзительный визг. Это было пение русалок над поверхностью воды. Только из-за подготовки к балу сказать об этом Гарри я не успел, но и времени у нас ещё навалом. Следующее испытание должно было случиться только весной.
  - Мы? А, ты много общаешься с этим мальчиком, Гарри Поттером, - быстро сориентировалась Делакур, - вы помогаете друг другу на испытаниях? Насколько я поняла, ваши факультеты враждуют и такая дружба редкость.
  - Да, мы помогаем друг другу. Мы родня, пусть и не самая близкая, к тому же он просто неплохой парень. А на своём факультете, как уже говорил, я по сути чужой, так что это не проблема.
  Некоторое время мы шли молча, просто наслаждаясь тишиной, после шумного зала.
  - Спасибо за чудесный вечер, Александр. Давно не приходилось просто спокойно развлекаться, не сдерживая себя и не волнуясь об обвинениях в свой адрес.
  Прежде чем я смог подобрать ответные слова, девушка приблизилась и поцеловала меня... в маску.
  - Жаль, что ты не старше на пару лет, - прошептав это, она стремительно упорхнула в сторону замка.
  Бал закончился, я же изображал соляной столб. Что это сейчас было?!
  
  ========== Глава 16 ==========
  
  Я направлялся в библиотеку, где договорился встретиться с Поттером. Поскольку о своих догадках насчет русалок я ему передал, то он должен был, наконец, получить подсказку, которую нам предстояло как следует обдумать. Неожиданно в меня кто-то врезался сзади, отскакивая и доставая палочку, я действовал на одних инстинктах и только спустя пару мгновений заметил позади себя незнакомую девушку. Она упала, видимо потеряв равновесие после столкновения со мной, и теперь пыталась подняться с пола. Успокоившись и протянув ей руку, помог подняться.
  - Прости, я задумалась и не заметила тебя, - выпалив это, девушка поспешила по каким-то своим женским делам.
  - Ничего, бывает... - задумчиво пробормотал ей в след.
  За последние дни это уже далеко не первый подобный случай. То какая-нибудь девушка подходит и задаёт вопросы по учебе, то ещё что-нибудь подобное. За предыдущие годы ничего подобного не было. Нарушение привычного распорядка и личного пространства начинало изрядно раздражать. Когда я сообщил об этом Виктории, та, давясь смехом, пыталась мне что-то объяснять, но получалось крайне невнятно. В общем, если вокруг тебя происходит что-то непонятное, следует быть максимально осторожным.
  Наконец добравшись до библиотеки, я обнаружил за одним из столиков Гарри, причем одного. Точнее меня обнаружил он и отвел к своему месту, а то сам я мог бы довольно долго блуждать по читальному залу, прежде чем его обнаружил. Вскрытие яйца под водой действительно дало результаты, визг превратился во вполне внятную речь, сложившуюся в загадку, которую продекламировал Поттер мне и озвучил, после чего на некоторое время повисла тишина.
  - Какие мысли по поводу этой подсказки?
  - Да вроде всё просто, Алекс. Похоже, нам нужно будет погрузиться под воду и отыскать то, что у нас украдут, причем времени дадут час.
  - Угу. Вопрос только, что у нас украдут? Вещь? Что-то символическое? Может кого из близких или друзей? Или остатки собственного достоинства?
   Сам я склонялся к варианту с человеком, просто, если подумать, то ничего реально дорогого, кроме Виктории у меня и нету. Печально конечно, но факт. А вот представить реакцию девушки, если ей предложат стать "заложником" было затруднительно. Тем более что она и после первого испытания пыталась добраться до директора.
  - Очень смешно. Но, по-моему, это не столь важно, что украдут, то и украдут. На подготовку осталось около двух месяцев, нужно готовиться к испытанию, а не гадать.
  - Пожалуй тут ты прав. Единственный водоём, который есть около замка, это наше озеро. Покидать замок нам запрещено, так что наверняка следующий тур будет проходить в нём. Плавать умеешь?
  - Да.
  - Отлично, одной проблемой меньше. Значит у нас по сути три задачи. Иметь возможность провести под водой как минимум час, добраться до пропажи и вытащить её. Думаю, направление нам укажут, а то искать мы можем до конца дней своих. Предлагаю разделиться, я займусь поиском средства продержаться под водой так долго, а ты бери ребят и штудируй конспекты и учебники по ЗОТИ, ищите обитателей озера и как с ними справляться. Профессор Люпин об этом, кажется, рассказывал.
  - "А ещё стоит проконсультироваться с самим Ремусом будет явно не лишним", - мысленно отметил для себя я. Тот знал многое и мог реально помочь - от такой возможности отмахиваться не стоило.
  - Договорились. Только не забудь, что во время испытания вода будет далеко не тёплой, эту проблему тоже стоит решить.
  А ведь Гарри прав. Тот факт, что о столь очевидном сразу не подумал, мне сильно не понравился. Последнее время я явно изрядно туплю, а всё эти странные "налёты", да и мысли постоянно на Флёр соскакивают. Благо хоть в повседневной жизни мы с ней почти не пересекаемся, а то одна мысль о конце бала вгоняет меня в краску - слишком свежи воспоминания. Нужно взять себя в руки.
  - Согревающие чары нам давно известны, но нужно отработать их невербальное исполнение, а это будет не просто. Чары для защиты под водой тоже нужно будет отрабатывать, и не забудь про банальный люмос. Эти два с плюсом месяца придётся повкалывать...
  Поттер поддержал меня тяжелым вздохом. Невербальные чары это действительно сложно, обычно их только начинают проходить на шестом курсе. Но это не значит, что у всех они получаются. Хотя в том, что у меня всё получится, я был уверен. Главное чтобы у Гарри больших проблем не возникло. Хотя в этот раз была надежда, что всех четверых чемпионов отправят разом или с небольшим разрывом, тогда мы сможем друг друга прикрыть. А то, пока мы будем плавать по озеру, зрителям будет явно скучновато. А уж если всё затягивать с индивидуальными заходами...
  Попрощавшись с Гарри, я отправился к своей комнате в общежитии слизерина. Предстояло как следует покопаться в родовой библиотеке. На тему подводного дыхания я ничего не припоминал, но монстров живущих в воде было навалом. А значит, способы наверняка должны быть описаны, просто раньше на них не натыкался. Поиски могут и затянуться, а ведь тренировки у Флитвика никто не отменял, похоже ко второму туру я буду как загнанная лошадь. Кстати, может попросить у него совета? Хотя тот не станет нарушать правила без веской на то причины, тем более он прекрасно знает - я и сам могу справиться.
  Найти удалось многое, хоть и ушло на поиски более недели. Варианты с артефактами я решил опустить, опять слишком специфично и узнаваемо, и большой вопрос, разрешат ли их использовать. Дальше следовали заклинания воздушного пузыря в различных вариациях, от огромного вокруг всего тела, до маленького аналога респиратора. Неудобство было в том, что их нужно постоянно обновлять, для поддержки уровня кислорода - соответственно, чем компактнее версия, тем чаще. Как вариант на крайний случай сгодится, простейшую версию обязательно следовало выучить, а то мало ли чего. Необходимость учить ещё одно невербальное заклинание угнетала, хотя, по-хорошему, уже пора бы начинать осваивать весь свой арсенал в такой форме.
  Последним и самым удобным пунктом шло зелье. Довольно сложный, на мой взгляд, состав, но, думаю, вполне посильный. Тем более, что уже в школьной библиотеке оно было обозначено как легальное, а значит, никаких проблем быть недолжно. Зелье можно было использовать заранее - время действия рассчитывается из объёма порции, так конечно был свой предел, но нам хватит с лихвой. Для похожего эффекта можно было использовать и основной ингредиент зелья - жабросли, но там был целый вагон неудобств. Невозможность дышать над водой во время действия, сильное ограничение по времени и реальная возможность отравиться, если съесть слишком большую порцию.
  Не забыл я и проверить работу повязки под водой, уж как мог, в ванной. Руны на ткань были нанесены воском, как в первой версии артефакта, а значит обычной водой смываться не должны. Тем более что руны это не просто рисунок, иначе мне бы постоянно требовалось обновлять их. Видимость при погружении лица под воду совершенно не менялась, а значит, в идеале я буду даже лучше видеть чем остальные, и моё увечье в кое то веки станет преимуществом. Можно было бы изготовить нечто подобное и Гарри, но тут опять вопрос в разрешении на пронос артефакта, да и привыкать к этому ему придётся долго, а дел и так много.
  Ребята тоже зря времени не теряли. По их мнению, в нашем озере ничего опаснее гриндлоу водиться не должно. По идее всякие мелкие духи типа пелли или фиджелов к магам никогда не полезут. А серьёзных тварей типа келпи там водиться не могло, иначе обязательно бы были жертвы среди учеников, многие из которых любили провести тёплый денёк на берегу озера. С келпи под водой в одиночку мало какой маг сможет справиться, а уж ученики и подавно. Это равносильно было послать нас на полноценный бой до смерти с теми самыми драконами. А значит, нам хватит простых оглушающего и отталкивающего.
  Тем не менее, спросить совета у Люпина было явно не лишним. Тот подтвердил слова ребят, но дал один дельный совет, подсказав заклинание для определения направления. Некий магический аналог компаса, без которого под водой вполне реально было заблудиться. И опять я ощутил раздражение из-за того, что не подумал о столь очевидных вещах.
  И, наконец, получилось добиться вразумительного ответа от Виктории.
  - Не знаю, что там случилось на этом вашем балу, но другие девушки явно начали тобой интересоваться. Тем более я видела чемпионку Шармбатона, она весьма красива, и тот факт, что она выбрала для бала именно тебя, не может не вызвать дополнительного интереса к твоей персоне.
   - Только этого мне не хватало... - практически простонал я. - И почему в столь странной форме?
   - А ты себя со стороны видел? Замкнутый и молчаливый, общаешься, по сути, только с троицей гриффиндорцев. От основной массы людей держишься обособлено. Обычными для подростков делами типа квиддича или других игр не увлекаешься. Да с тобой банально не знают о чем разговор завести.
   - И что мне делать? - Вопрос звучал откровенно жалко, но как справляться с подобными ситуациями, я не имел ни малейшего понятия.
   - Расслабься и получай удовольствие, - захихикала девушка.
   - Виктория Сэрас, издеваться над инвалидом это низко!
   - Как только начнёшь себя считать этим самым инвалидом, сразу прекращу! - продолжала веселиться Виктория.
  Уела. И не поспоришь ведь - она прекрасно меня знает. Не хватало мне других проблем, так теперь ещё и это.
  - " Нет, хватит! Как-нибудь дожить до конца турнира и никаких больше школ! Осталось-то всего ничего - два испытания. А потом домой, домой, домой!".
   ***
   Второе испытание организаторы решили провести в середине марта. Погода хоть и стояла довольно тёплая, но вот водичка явно будет прохладной, так что наша подготовка явно оказалась не лишней. Как и в прошлый раз нас вели к палатке, стоящей на берегу и уже внутри купола. Где-то рядом с ней должна быть судейская трибуна, а вот зрительские места находятся уже за куполом и увидеть их у меня возможности не будет, поскольку купол был для меня абсолютно непроницаемой стеной.
   Пройдя через границу купола, хотя теперь его следовало называть сферой, ведь он должен накрывать и глубины озера, я, наконец, сменил повязку и осмотрелся. У входа опять находились дежурящие авроры, только на этот раз целых пять человек. Видимо, в министерстве всё же способны сделать очевидные выводы. Внутри находился мистер Крауч и команда медиков. Профессора Грюма, который возглавляет команду "спасателей", я вновь не обнаружил. Возможно одна из светящихся точек вдалеке, это он, но уверенности само собой не было. Мой интерес к профессору был очевиден, хотелось внимательней изучить его артефакты, а в школе такой возможности не было.
   Виктория кстати так и не появилась, а на попытки связаться с ней незадолго до начала, не отвечала. Похоже, вариант с "заложниками" был верным. Интересно, как её умудрились уболтать и какие гарантии при этом дали?
   - Итак, поздравляю с началом второго испытания, чемпионы, - взял слово Крауч, - надеюсь, вы все справились с нашей небольшой загадкой. Мистер Эванс, я уверен, с вами поделились необходимой информацией.
   Мне оставалось только кивнуть. Ничего подобного нам не запрещали, так что скрывать нет смысла.
   - Мы были не против такого варианта, так как в контракте таких запретов нет, а дальнейшее ваше участие без подсказки практически теряло смысл. Но с вас снимут несколько баллов за это, - просто трагедия, как жить то теперь? - Теперь перейдём к сути. У каждого из вас украли близкого человека, и теперь он находится в озере у русалок. Их деревня находится на самом дне, приблизительно в центре. Вам нужно отыскать деревню, освободить заложника и вернуться сюда. На всё это вам даётся час времени. Для определения времени вам выдадут специальные артефакты, а в случае непредвиденных обстоятельств по ним вас отыщут спасатели. Вопросы есть?
   - Что грозит заложникам? - озвучил Поттер витавший в воздухе вопрос.
   - Ничего, они находятся под заклинанием оцепененья, которое сойдёт, как только голова окажется над поверхностью воды, - ответ в таком духе был вполне ожидаем, ведь не станут же организаторы рисковать посторонними людьми, но всё равно чувствовалось, что остальные немного расслабились, - ещё вопросы?
   Других вопросов ни у кого не возникло.
   - В таком случае переодевайтесь и следуйте на берег. Там отмечены места для старта чемпионов, расстояния между ними в тридцать метров, чтобы вы не стартовали одной группой и не поплыли вместе.
   Сняв всё лишнее, кроме шорт и майки, я отправился на берег. Такой вариант мы предусмотрели и после старта поплывём навстречу друг другу недалеко от берега. Если за это с нас снимут баллы, то кого это волнует. Заняв свою позицию, обозначенную небольшим ковриком, по соседству с Гарри, принялся ожидать, рассматривая выданные "часы". Небольшой артефактик, с одной довольно крупной стрелкой, полный оборот по кругу которой обозначал час времени.
   Мимо меня, направляясь к свой стартовой позиции, прошла Флёр и в тот момент я поблагодарил господа за две вещи. За то, что большую часть лица скрывает ткань, надеюсь за ней ничего незаметно. И за то, что оценить зрелище девушки в купальнике, пусть и закрытом, я в полной мере не мог. Иначе сейчас бы буквально позорно воспылал, тем более так не вовремя вспомнился бал. Хотя и так было некомфортно, воображение дорисовывало то, что не могло дать "зрение".
  Я никак не мог определиться в своём отношении к этой девушке, ясно было только одно - безразличным его назвать точно нельзя. Казалось бы, я столько времени прожил бок о бок с Викторией, и кроме первых недель не было ни капли смущения. Но сейчас всё было по-другому. Может дело в возрасте, её или моём, а может в связывающих нас с Сэрас обязательствах кровного вассалитета. С этим нужно было что-то решать. Хотя до конца осталось всего пару месяцев, после чего мы, скорее всего, больше не увидимся. А без источника беспокойства я должен быстро прийти в норму.
   - Чемпионы, приготовьтесь! - вывел меня из задумчивого состояния голос комментатора, - пять...четыре...три...два...один... Начали!
   Палочка покоилась в наручной кобуре, которую нам выдали вместе с "часами". В отличие от первого испытания постоянно держать оружие в руках было не просто, а использовать свои аксессуары не разрешалось. Что же, на этот раз организаторы проявили внимание к полезным мелочам. Достав своё оружие, я принялся трансфигурировать прямо из земли нечто, сходное по виду с ластами. Эту идею подкинула мне Сэрас, я хоть и был весьма плох в этой отрасли магии, но превращение неодушевлённых объектов более-менее осилил за эти годы. Конечно, полного внешнего совпадения не будет, но мне важны сами свойства, а с этим проблем быть не должно. Поттер, разумеется, тоже был в курсе.
   Как только я начал заходить в воду, ноги сразу обдало холодом и это при том, что было и так далеко не жарко, что вынудило меня сразу же накинуть на себя согревающие чары. Ну, а дальше стало куда как комфортней, поэтому я быстро дошел до глубины и надел получившиеся "ласты". Теперь нужно встретиться с Гарри, но для начала следовало отплыть чуть дальше. Зелье мы выпили незадолго до начала, и времени у нас будет примерно полтора часа.
  Ощущение вдыхаемой в лёгкие воды оказалось крайне... неприятным, а ведь при подъёме на поверхность от этой жидкости придётся избавляться. Но вот видимость под водой действительно оказалась неплохой, разве что волны магии в плотной среде затухали гораздо быстрее, а значит зона подробной видимости значительно ниже. Но всё магически активное видно издалека, а это уже немалое преимущество - для остальных в воде дальше десятка метров ничего не должно быть видно.
   С Поттером мы пересеклись быстро и, определив направление, двинулись в сторону центра озера уже вместе. Моё "зрение" позволяло с солидной дистанции разглядеть любых более-менее крупных представителей подводных обитателей, поэтому продвигались мы спокойно, периодически огибая непонятные скопления живых существ. Только один раз на нас налетел одинокий гриндлоу, которого тут же вырубил метким оглушающим мой племянничек. Помимо этого пару раз к нам подплывали мелкие озерные духи, но почувствовав в нас магов, убирались восвояси. Гарри их наверняка даже не заметил - это всё же что-то более близкое к призракам и полтергейстам.
   Наконец, мы доплыли до деревни. Внутри нас встретил народ русалок, часть из которых были вооружены примитивными копьями. Но агрессии не проявляли, скорее даже проводили до центра, где зафиксированные какими-то канатами дрейфовали наши пропажи. Рональд Уизли, Виктория и незнакомая девочка лет семи или восьми навскидку, наверно это Габриель, младшая сестра Флёр, о которой та мне рассказывала, пока мы прибывали в больничном крыле. А вот четвёртая верёвка была оборвана, похоже, это поработал Крам. Хотя может первой была Делакур, а у болгарина тоже оказалась младшая сестричка. Хотя такое совпадение маловероятно, тем более, по словам Гарри, незадолго до начала куда-то запропастились не только Рональд, но и Гермиона. А учитывая, что на балу Крам был с ней...
   Тем не менее, перед нами встала немалая проблема - как освободить пленников. Ничего острого, под рукой, разумеется, не было, подходящих чар мы тоже не догадались отработать. Хотя мы и эти еле успели. Попытка жестами договориться с русалками провалилась, те просто качали головами, показывая, что помогать не будут, ну или просто нас не понимают. В общем, опять неучтенная банальность - это уже начинало попросту злить. Но делать что-то было надо. Верёвки можно разрезать с помощью секо, но невербальным вариантом мы не владели. Оставалось только импровизировать. Жестами я показал Поттеру, что бы он следил вокруг, а то мало ли что.
   Теперь неприятная часть - наложить на себя чары головного пузыря. Вариант на крайний случай оказался весьма кстати, с ним можно будет использовать вербальные заклинания. Голову тут же окружил пузырь воздуха, а горло перехватывает спазм, и тело начинает сотрясать от сильного кашля. Ощущения весьма... неприятные. Хорошо хоть закончилось это быстро, но приходиться обновить чары, покинувшая лёгкие вода сильно урезала запас воздуха.
   - Секо, - канат, удерживающий Рона, перерезан, но всплывать тот не собирается. Видимо, канаты были частью задания, а не атрибутом, удерживающим заложника. Раз такое дело, перерезаю и оставшиеся два - кто бы ни шел последним, мне не жалко.
   Теперь предо мной возникла немалая дилемма - ждать ли последнего чемпиона или всплывать? Скорее всего, это Флёр и было определённое желание ей помочь, да и раз она так задерживается, могло что-то случиться. Тем более, что очень некстати вспоминается о нередких смертях среди чемпионов... С другой стороны Габриель ничего не грозит, навредить ребёнку никто не решится, тем более иностранке, ведь скандал тогда будет жуткий. Поднять всех троих? Но русалки и так явно высказали своё возмущение, потрясая оружием, после того, как я перерезал все три каната. Тут могут быть проблемы. Судя по "часам" у нас осталось около двадцати минут. Если плыть поверху, то останется запас минут десять.
   Из задумчивости меня вывел Гарри, который привлёк внимание лёгким толчком и теперь показывал на заложников, поверхность и часы. В ответ, решившись, я показал, чтобы он всплывал один, а я немного задержусь. В ответ тот покрутил пальцем у виска, но всё же спорить не стал. На всякий случай я сопроводил его до поверхности и дождался, пока Рональд придётся в себя, а сам Поттер прокашляется. Теперь с ними не должно ничего случиться. Около поверхности гриндлоу показываться не любят, а ничего привлекающего их, например кровотечения, не было и в помине.
   Сам же я, вернувшись вниз, обнаружил, что Виктория и Габриель по-прежнему на месте. Времени остаётся в обрез, но баллы меня абсолютно не интересуют, а вот за Флёр невольно начинаю переживать. После недолгих колебаний я убрал воздушный пузырь, поскольку при быстром движении он всё равно только мешает, да и воздух подходит к концу. Да и если вдруг придётся сражаться, то очень не хотелось бы в неожиданный момент начать задыхаться. Придётся ещё раз потерпеть неприятные ощущения.
   Теперь следовало определить направление - мысленно произношу формулу заклинания, и палочка помимо моей воли начинает указывать на север. Примерно прикинув, откуда стартовала француженка, я начинал двигаться в том направлении и, вскоре после того как покинул деревню, заметил отдалении активно движущуюся группу живых существ, причем одно из них явно крупнее остальных.
   Только приблизившись, на что ушла пара минут, я осознал, что это группа гриндлоу со всех сторон нападающая на девушку. Та отбивалась, но как-то вяло, а значит либо на неё наседают давно, либо она ранена. А может и то и другое разом. Вокруг хватает неподвижных тварей, что говорит в пользу первой версии, но прибывают всё новые. Скорее всего, идут на кровь, а это очень плохо. Стоит поспешить, пока сюда не собралось пол озера.
   - "Ступефай, Ступефай, Ступефай..." - не мешкая, я начал посылать оглушающие одно за другим, постепенно приближаясь к Флёр. Та, видимо заметив пришедшую помощь, начинает колдовать немного активнее. Общими усилиями, пусть и с трудом, мы заставляем гриндлоу отступить. Тем не менее, я прекрасно понимал, что они скоро вернутся - кровь на этих тварей действует опьяняюще, а чувствуют они её издалека.
   Подплывая к девушке, я почувствовал во рту металлический привкус крови. Ей явно серьёзно досталось, левая рука бережно прижата к телу, видимо, нормально пользоваться ей она уже не может. Наверняка ещё и куча мелких порезов имеется. "Часов" на ней также не оказалось - если их с неё содрали эти твари, то она вполне могла и погибнуть, поскольку группа спасателей её попросту не смогла бы найти достаточно быстро. Когда подплыл совсем близко, Флёр резко от меня отвернулась. Причину я осознал не сразу, верх купальника был распорот когтями частично обнажая... в общем обнажая. Но страх за девушку был слишком велик, что бы сейчас задумываться о таких вещах. Та пытается наложить какие-то чары, может лечебные или ремонтные, чтобы восстановить купальник, но результатов незаметно. Кстати, воздушного пузыря вокруг неё нет, наверно тоже догадалась использовать зелья.
   Несмотря на лёгкое сопротивление, разворачиваю её к себе лицом и жестами прошу её показать повреждённую руку. Немного поколебавшись, она протягивает пострадавшую конечность. Глубокий порез на запястье -, похоже тут и был артефакт. Рана глубокая, возможно повреждено сухожилие и явно перебиты артерии. Это объясняет, откуда столько крови. Без моего вмешательства она бы просто истекла кровью и погибла. Даже думать не хочется, что бы было, если бы я уплыл вместе с Гарри.
   Нужно спешить. Убрав палочку, осторожно накрываю рану руками, поскольку другие способы лечения, кроме прямой передачи магии под водой мне недоступны. Девушка вздрагивает, по всех видимости от боли. Это опасно, если я слишком ослабею, есть шанс остаться на дне обоим и не факт что нас успеют обнаружить по моему артефакту. Но и бросить Флёр я не мог, а тянуть за собой шлейф из гриндлоу крайне паршивая идея. К тому же не факт, что Делакур попросту не истечёт кровью по пути.
  Сама по себе прямая передача магии работала интересно, человек подсознательно направлял вливаемую энергию на лечение, а вот чтобы лечить так самого себя, требовались годы тренировок. Вскоре я почувствовал слабость, что было явны вестником близкого истощения, а ведь на нас могут ещё раз напасть. Определённо, дальше продолжать лечение нельзя. Пусть рана полностью не затянулась, но кровь, кажется, остановилась, а на данный момент этого вполне достаточно.
  Флёр подвигала рукой, видимо к ней вернулась подвижность, и радостно меня обняла. Чувствую, что стремительно краснею, но на какие-то проявления эмоций сил уже не было, да и место явно неподходяще. Поэтому отстранившись, я с трудом стягиваю с себя майку, а под водой сделать это оказалось неожиданно тяжело, и передаю ей. Дождавшись пока девушка прикроет частичную наготу, указываю направление на деревню и жестами показываю, что нам следует плыть, причем желательно побыстрее. Делакур понятливо кивает.
   Двигаться было тяжело - быстро накатывала усталость. Само по себе длительное передвижение под водой уже неслабая нагрузка, особенно если с непривычки, а Флёр ещё и потеряла много крови. К тому же "ласты" в буквальном смысле рассыпались на полпути - время действия трансфигурации подошло к концу. Поэтому до деревни русалок мы добрались с трудом, тем более нас попыталась атаковать небольшая стайка гриндлоу. Отбились с трудом, я вновь почувствовал привкус крови, а значит либо кровотечение девушки вновь открылось, либо я на самой грани истощения и носом вновь пошла кровь. Внутри нас дожидались наши "заложники". Увидев сестру, Делакур резко устремилась к ней, и откуда только силы взялись. Наконец, мы начали подъём наверх.
   Как добрались до земли, помню смутно. Наверно, без помощи Сэрас пришлось бы ждать "спасателей". Но она буквально дотащила нас до берега, шипя себе под нос что-то явно матерное. Там нас встретили медики и быстро начали осматривать. У меня никаких травм не было, но сознание всё равно начинало плыть из-за магического и физического истощений. И даже понимание того факта, что мы, наконец, в безопасности, приходит далеко не сразу. Вот и Гарри подошел, с ним всё хорошо. Кто бы знал, что после такого простого начала, испытание выльется в нечто подобное. Узнать баллы и прочие бесполезные вещи можно будет и позже, медики укладывают меня на носилки, как погружаюсь в сон, уже не замечаю.
  
  ========== Глава 17 ==========
  
  Проснулся я вновь в больничном крыле. Кажется, даже койка была та же, что и в прошлый раз. Такими темпами скоро можно будет претендовать на местную прописку. Впрочем, это было бы даже удобно, поскольку каждый раз мотаться из подземелий до кабинета Флитвика или библиотеки и обратно было долговато. Ну, а чувствовал я себя вполне сносно - конечности немного ломило, но этим неприятные ощущения и заканчивались.
   - Доброе утро, - к койке подошла Флёр, видимо она поняла, что я проснулся, заметив мои трепыхания.
   - Доброе. Нас вновь прописали здесь? - улыбнувшись, спрашиваю очевидное. Пробуждение в такой компании невольно поднимало настроение.
   - Меня завтра должны выписать, а вот тебе придётся полежать ещё пару дней.
   - Ненавижу магическое истощение, а последнее время это происходит слишком часто, - из груди вырывается тяжкий вздох, - как твоя сестра?
   - Сейчас в порядке, её уже забрали родители. Но тогда сильно перепугалась.
   - Да уж, внезапно очнуться посреди озера, в холодной воде, да ещё и с парой незнакомцев под боком. О чем только думали организаторы, неужели не нашли никого кроме маленького ребёнка?
   - Твой опекун тоже сильно... негодовала, ты пропустил много интересного, - рассмеялась девушка, - хотя и я далеко не всё видела, врачи унесли меня практически следом за тобой. И... я хотела поблагодарить тебя, вчера ты спас меня и мою сестру.
   - Твоей сестре ничего не грозило... - попытался было возразить я.
   - Мне тоже должны были помочь, но как показала практика, организаторы предусмотрели далеко не всё.
   - И всё равно...
   - Крам и Поттер о таком даже не подумали, так что хватит отнекиваться! - внезапно разозлившись, перебила меня Флёр, но тут же успокоилась, - знаешь, ночью я долго обо всём этом думала.
   - О чем? - её резкий перепад настроения и эта странная фраза загнали меня в тупик.
   - О том, как ты меня спас. О бале. Знаешь, тогда я просто не решилась пойти дальше.
   Я всё ещё абсолютно не понимал, что она имеет в виду. Похоже, по мне это было заметно, поскольку девушка тяжело вздохнула. После чего, склонившись ко мне, взяла за плечи и впилась в губы долгим поцелуем.
  ***
  Виктория Сэрас.
   Виктория направлялась в больничное крыло, чтобы проведать своего подопечного и одновременно сюзерена, перед тем как покинуть замок. Настроение было паршивым, её терзал стыд за то, что так глупо сорвалась и приложилась этому старому козлу в челюсть. Разгорелся скандал, и ей запретили посетить последний тур этого чертового турнира, а значит, она, поддавшись эмоциям, подвела Алекса.
   Вот и больничное крыло. Открыв дверь, девушка застала весьма... интересную картину. Склонившись над сюзереном, эта француженка, Флёр Делакур, явно того целовала.
   - После такого ты, как порядочный человек, просто обязан на ней жениться, Алекс, - широко усмехнувшись, произнесла Виктория.
   Делакур как ужаленная отскочила от больничной койки и залилась краской. Александр же явно пребывал в ауте.
   - "Неожиданно... Но хоть и сильно смущена, взгляд не опускает. Неужели действительно настроена на серьёзные отношения? Александр же одиночка и крайне асоциален, как так вообще получилось? Хотя с другой стороны это хорошо, хоть он и считает себя вполне взрослым человек, но, по сути, остаётся всё тем же ребёнком, который жался ко мне пытаясь побороть свои страхи".
   Воспоминания о первых месяцев знакомства и о том, как пытались устроиться в этой школе в первый годы, вызвали у Сэрас лёгкую улыбку.
  - "Он загрузил себя тренировками и обучением, но так он лишь избегает тесного общения со сверстниками. Если бы не общение с Поттером, Уизли и Грейнджер, то он бы давно сорвался. И ведь не повлияешь на него, в таких вопросах он жутко упрям. А если рядом с ним будет небезразличная ему девушка, то это было бы просто прекрасно".
   Тем временем Алекс всё ещё пребывал в прострации, подойдя к нему, она несколько щёлкнула пальцами над ухом.
   - Эй! Есть кто живой?! Алекс, приём, приём!
   - Виктория? - сюзерен, наконец, очнулся и, заметив стоящую неподалёку француженку, быстро начал сравниваться с ней оттенком красноты.
   - Очнулся-таки, герой-любовник. Вчера ты появился весьма триумфально, сразу с тремя обворожительными девушками всех возрастов, на выбор. Тем более что одна из красавиц была в разодранном купальнике и твоей майке поверх. Только вот тот факт, что почти сразу ты вырубился, немного испортил представление. Но всё равно, зрители оценили и теперь все девочки в школе твои.
   В ответ на это Александр умудрился покраснеть ещё сильнее. Казалось ещё немного и повязка на лице начнёт дымиться. Сама Виктория лишь негромко рассмеялась, довольная достигнутым результатом.
   - И чем всё закончилось? - выдавил из себя мальчишка.
   - Судьи объявили оценки, вас к тому времени отконвоировали в больничное крыло. Очередность занимаемых вами мест так и не изменилась, если вдруг тебе интересно. Потом я немного повздорила с Дамблдором, - девушка неловко замялась, вспоминая свою оплошность, - в общем, извини, но теперь я не смогу прибыть на последнее испытание.
   - Как нужно было повздорить с директором, что бы тебя выперли из школы? - сюзерен, наконец, справившись со смущением, улыбнулся.
   - Н-у-у, я немного сломала ему челюсть.
   В ответ на это, оба подростка пораженно замерли.
   - И он просто так позволил себя ударить? Ведь Альбус Дамблдор один из сильнейших магов в мире, - слегка отойдя от шока, пробормотала Делакур.
   - Расстояние и неожиданность сделали своё дело. А может директор специально меня спровоцировал и позволил ударить. В любом случае сейчас уже ничего не исправить. Ещё раз извини, Алекс, я тебя подвела.
   - Ничего, ты же знаешь, за мной есть, кому присмотреть, - настроение, несмотря на не самую лучшую новость у него осталось хорошим.
  - "Наверняка этот старикан его тоже жутко бесит".
  - В общем, я зашла попрощаться, теперь увидимся только летом. Почаще со мной связывайся, а то я скучаю.
  Попрощавшись с сюзереном, Виктория направилась на выход. Предстояло добраться до особняка, а на завтра у парней Ремуса запланировано первое самостоятельное задание, на котором ей следовало присутствовать. Неожиданно француженка увязалась следом.
   - Мы можем поговорить? - начала она.
   - Уверена? - чемпионка Шармбатона кивнула, но уверенности в этом жесте не ощущалось, - Я не хочу влезать в его отношения, но должна знать, почему у вас всё так сложилось. Ему всего четырнадцать, а ты уже заканчиваешь школу, это весьма... необычно. Если это просто мимолётный интерес...
   - Нет! - Перебила француженка, - просто он... необычный. Я прекрасно знаю, что нравлюсь парням в основном за счет внешности и силы вейлы. И это не приносит мне ничего, кроме проблем. Большинство других девушек меня ненавидят, а сблизиться с парнем, который тебе понравился, практически невозможно, потому что тот быстро становиться покорным пускающим слюни овощем.
   Такое сравнение вызвало у Виктории усмешку, но перебивать девушку она не стала.
  - А больше всего пугает возможность приглянуться сынку какого-нибудь влиятельного аристократа, для которого вейла будет очередной красивой игрушкой, и тогда отказ может понести за собой серьёзные проблемы. Меня один раз уже судили по надуманному обвинению, просто чудо, что родителям удалось замять дело. А Алекс видит меня по-другому и чары вейл на него не действуют. С ним чувствуешь себя самой обычной девушкой, без всех этих проблем за спиной.
   - И как вы оказались вместе на балу? - мотивы девушки становились понятны, даже стало её несколько жалко. Быть заложницей собственной силы с самого рождения.
   - А он вам не рассказывал? - удивилась Делакур.
   - Нет, только сообщил, что идёт на бал с чемпионкой Шармбатона, Флёр Делакур и попросил совета, как себя вести.
   - Мы тогда находились в больничном крыле после первого испытания. Много общались, с ним оказалось неожиданно интересно. Он столько всего знает, даже не верится что это четверокурсник.
   - "Да уж, знает он действительно много, только обычно совсем не то, что нужно".
   - Незадолго до выписки он сам пригласил меня на бал. Особых альтернатив у меня не было, и я согласилась. Это был весьма смелый шаг, и я решила, что просто ему понравилась. Бал прошел чудесно, давно не получалось так развлечься. С ним оказалось очень спокойно, он не был излишне назойлив, мы просто много общались и танцевали. Это было именно то, чего так не хватало у нас в Шармбатоне.
   - "Я бы тоже не отказалась побывать на настоящем балу..."
  - Но в тот день шагнуть дальше я не решилась, он хоть и выглядит старше, но разница в возрасте всё же значительна. К тому же мы живём в разных странах и после турнира вполне возможно больше никогда не пересечёмся.
   - Но во время второго испытания он примчался на помощь как рыцарь на белом коне, и всё изменилось? - усмехнувшись, предположила Виктория.
   - Да, и я решила рискнуть. Правда, всё ещё не уверена, что он сам готов такому. Но мне спешить некуда, не думаю, что мне внезапно встретится достойный парень. Для таких как я это всегда большая проблема.
   - А как поженились твои родители? Отец из тех, на кого не действуют ваши чары?
   - Нет. Отец весьма обеспеченный человек и мог себе позволить приобрести защищающий амулет. Но это скорее исключение из правил - успешные люди стараются нас избегать. Ведь жениться на вейле это как клеймо, все девочки будут рождаться вейлами, а это практически отрезает любой путь в высший свет. Теперь из-за нас у папы довольно много проблем.
   - Ясно. Думаю, тебе действительно не стоит спешить.
  ***
  Александр Эванс
   За этот учебный год моя жизнь словно перевернулась с ног на голову. Сначала занятия у Флитвика, потом этот турнир со всеми сопутствующими проблемами, а теперь ещё и это. В голове решительно не укладывалось, как за несколько месяцев промелькнул путь от поверхностного знакомства до... столь тесного. За последние годы я привык самостоятельно определять свой круг общения и тут в него внезапным штурмом врывается Флёр Делакур. Не сказать, чтобы эта девушка была мне неприятна, очень даже наоборот, но к столь стремительному развитию оказался абсолютно не готов.
   Хоть тогда в больничном крыле я изрядно тупил, но сейчас прекрасно понимал, чего она от меня ждёт. Благодаря наследию предков я прекрасно знал... откуда берутся дети, но вот примерять к себе подобные отношения было крайне странно. Радовало только одно, торопить меня она, по всей видимости, не будет.
  Тем не менее, следовало спросить совета у Виктории, поскольку не хотелось бы ненароком обидеть Флёр. Правда, этот вариант не особо мне помог - все, что она могла мне посоветовать, свелось к одной фразе:
  "Александр Эванс, только полный идиот упустит такую девушку, особенно если та сама проявляет инициативу".
  Как следует всё обдумав, я пришел к выводу, что в этом действительно нет ничего плохого и стоит хотя бы попробовать. С тех пор мы стали изредка проводить вместе время, общаться или просто прогуливаться, но ни к чему более откровенному не стремился. Сейчас я был просто не готов, и так с трудом удавалось преодолеть неловкость в её присутствии. Немного раздражало и то, что о себе сейчас мог рассказать лишь немногое, по крайней мере, так будет продолжаться до конца этого ужасного учебного года.
  Со временем у меня было откровенно напряженно и приходилось выкраивать его в ущерб к общению с ребятами. Сводить их вместе с Флёр было бы весьма глупо, если Гарри более-менее себя контролировал, то вот Рональд за считанные минуты совершенно съезжал с катушек, что весьма раздражало Гермиону. Похоже, такое понятие как сила воли было явно ему не знакомо. Зато это было очень наглядной демонстрацией проблем вейл в обыденной жизни.
  Несмотря на всё это, последнее испытание турнира было не за горами и в первую очередь следовало готовиться к нему. Провести его собирались незадолго до начала экзаменов, дабы не сильно отвлекать учеников. В отличие от первых двух заданий, третье было заранее известно - традиционно это было прохождение лабиринта, внутри которого будут ловушки, всякие твари и прочие радости жизни, а в центре чемпионов будет ожидать сам кубок огня. Кто первый доберётся, тот и победит. Так что нам придётся мобилизовать все наши навыки и знания, а какую-то осознанную предварительную подготовку провести было решительно невозможное. Единственное, что я мог сделать, это помочь Поттеру отработать основные боевые заклинания. Впрочем, с ними у него оказалось всё весьма неплохо, за школьную программу ЗОТИ он заслуженно имел "превосходно" и даже знал несколько заклинаний для более старших курсов.
  Но беспокоило меня совсем не это. Не стоило забывать, что участвуем в турнире мы далеко не по собственной воле и до сих пор ни Дамблдор, ни неизвестный подставивший Гарри, не сделали ровным счетом ничего. Конечно, можно было предположить, что леди Интегра правильно интерпретировала ситуацию, но готовиться всё же стоило к худшему. По этому поводу у меня состоялся разговор с Поттером. Пусть и сказанное имеет все шансы дойти до директора и тот может отредактировать свои планы, но вот не сказать это - значит подставить собственного друга.
  - Послушай, Гарри, мне крайне не нравится, что турнир проходит совершенно спокойно, за исключением нескольких случайностей.
  - От этих случайностей чуть не погибла твоя новая знакомая, Алекс, - влезла в разговор Гермиона.
  - Я не об этом. Вы ведь помните, что мы тут участвуем далеко не по своей воле?
  - Что ты хочешь этим сказать? - заинтересовался Гарри.
  - Кто бы ни втянул нас в это, он ничего не предпринял. А значит, все сюрпризы будут на последнем испытании.
  - И что ты предлагаешь?
  - Ни в коем случае не выигрывать.
  Предложение неслабо их удивило. Хотя, на мой взгляд, оно было совершенно логичным.
  - Но контракт не позволит вам отказаться от борьбы за победу... - не вполне уместно возразила Гермиона. Во всемогущество этого неведомого контракта я по прежнему не верил.
  - Отказываться и не нужно, достаточно просто не спешить и действовать крайне осторожно. Это нам никто запретить не может, будем потихоньку, с минимумом риска двигаться к кубку. Крам очень рвётся к победе, так я не против, пусть побеждает.
  - Но Гарри почти не отстаёт от Крама, и ты хочешь, что бы он просто отказался от кубка и тысячи галеонов? - Рональд что, вообще меня не слушал? Я знаю, что у его семьи финансовые трудности и подобная тема больное место, но ведь и головой-то думать нужно.
  - Алекс прав, Рон, - вмешался в затевающийся спор Гарри, - рисковать ради этого не стоит.
  - А как же Виктор? Если вы опасаетесь, что всё это может быть ловушкой, то он может пострадать!
  - Гермиона, твоё волнение понятно, если хочешь, можешь поделиться с ним сказанным. Но я не думаю, что он откажется от кубка, до сего момента он делал всё ради победы. Тут мы ничего поделать не сможем. В конце концов, из всех нас он самый подготовленный и действительно главный фаворит на победу. К тому же резона вредить ему, у наших таинственных доброжелателей нет.
  - Но Делакур ты ведь наверняка предупредишь? - не унималась Грейджер.
  - Разумеется, но я думаю, что к моим словам она прислушается.
  Ответить на этой ей было нечего. Своё дело я сделал и Гарри со мной согласен, а негодование остальных я как-нибудь переживу, особенно если переживу последний тур. Но у меня был козырь в рукаве - в случае чего я очень рассчитывал на помощь Князя. Такое вмешательство может нарушить ход любого, даже самого продуманного и просчитанного плана.
  Теперь следовало провести аналогичный разговор с Флёр, уж чтобы она пострадала из-за меня, я точно не хотел. К тому же, на мой взгляд, по подготовке она была слабейшей из нас четверых, хоть и имела большой запас разнообразных заклинаний.
  - Значит, ты предлагаешь отказаться от борьбы за победу? - задумчиво протянула девушка.
  - Именно, риск того не стоит, - надеюсь она мне достаточно доверяет.
  - Знаешь, Алекс, с самого начала я хоть и трезво оценивала свои силы, но в тайне надеялась победить. Этот трофей весьма почетен, а победитель имеет все шансы стать последним в истории этого турнира. Да и призовая сумма внушительная. Если бы подобное мне рассказал кто-нибудь другой, я бы посчитала, что меня просто хотят обманом вывести из игры. Но тебе я верю.
  Из груди невольно вырвался вздох полный облегчения, что не осталось незамеченным Флёр.
  - Боялся, что я тебе недостаточно доверяю? А между прочим стоило бы. Если у Мальчика-Который-Выжил хватает врагов, то кому мог помешать ты? Ты почти ничего о себе не рассказываешь, - с явной обидой в голосе произнесла она.
  - Извини. Но сейчас действительно не могу. Надеюсь, летом что-то скрывать уже будет не нужно.
  Сейчас она знала только о том, где и как я родился и рос, а также что имею отношение к аналогу аврората у обычных людей. И, что меня несомненно радовало, в ней не было того пренебрежения, с которым относятся выросшие в мире магов к неодарённым людям.
  - И даже не надейся, что я об этом забуду, - недовольно проворчала Флёр, - но как же Крам? Его предупредят?
  - Гермиона ему расскажет наши опасения, но если честно я не верю, что он прислушается.
  - А если всё же прислушается, мы его практически не знаем, может этот турнир его особо и не интересует? Или просто не сможет добраться до кубка? Что тогда?
  Такой вариант я тоже рассматривал.
  - Можно попробовать аккуратно выбыть, как в первом туре. Но как показала практика это тоже рискованно, годится только на крайний случай. И всё же я надеюсь, что просто заразился паранойей от Грюма.
  Итак, основные цели были достигнуты, и я был более-менее готов к завершающему акту представления, в котором совсем не хотелось учувствовать. С другой стороны, тогда бы я никогда не познакомился с Флёр, точнее такое развитие было бы крайне маловероятным.
  Но было ещё одно дело, с которым следовало закончить до начала тура. Профессор Флитвик хорошо ко мне относился, и многое для меня сделал. К тому же знал о моём происхождении. Поэтому я хотел посоветоваться с ним.
  Разговор состоялся во время одной из наших тренировок. Правда, разговором это было назвать трудно, учебный процесс полу гоблин прерывать не собирался.
  - Жаль, что вы собираетесь покинуть школу по окончанию этого года, мистер Эванс. Давно у меня не было столь интересных учеников, - разговор совершенно не мешал ему атаковать меня невербальными чарами.
  - Это ещё... не решено... Но я.... Не доверяю директору, - разговаривать постоянно уклоняясь от атак, да ещё и атакую в ответ было крайне тяжело, но я старался.
  - Директор политик, несмотря на то, что отказался от поста министра. В его жизни много тёмных пятен, особенно это касается времён войны с Гриндевальдом. Похоже, вы считаете, что это именно он устроил ваше участие в турнире? - не знаю, с чего он так решил, но попал своей догадкой в самое яблочко,
  - Я... не могу... - в этот момент мне показалось, что есть возможность таки достать до профессора клинком в левой руке. Но в последний момент тот сделал небольшой шажок в сторону и после неудачной попытки я был сбит с ног.
  - Неплохо, Александр, очень неплохо. Вы были достаточно близки, мне даже пришлось сдвинуться с места, - ехидно прокомментировал моё "достижение" Флитвик, хотя... это ведь действительно достижение, - за эти месяцы вы немалого достигли, но доучиваться вам, похоже, придётся самому. Главное помните про основы и постоянно тренируйтесь.
  Пока он говорил, я пытался отдышаться, на такой скорости ещё и говорить оказалось очень утомительно. Жестом профессор приказал мне подняться.
  - Прежде чем мы продолжим... Если вы боитесь обсуждать при мне Дамблдора я могу принести вам клятву молчать об этом разговоре. Признаться, мне весьма любопытно, чем вы так могли ему насолить.
  Если честно, говорить о таких деталях даже близко не планировалось, но раз подвернулась такая возможность... В конце концов, директору и так уже что-то замыслил против нас, так что ничего не теряю. Рассказал Флитвику я довольно много - про то, как жил Гарри, про стираемую местным память и про Блэка. Профессор слушал молча и даже не начинал новый виток тренировки.
  - Значит, Сириус всё же невиновен... Мне всегда тяжело было поверить, что тот смог предать своих друзей. А вот действия Дамблдора меня не особо удивляют. Но и излишне демонизировать его не стоит, он не из тех, кто пойдёт на бессмысленную жестокость по собственной прихоти. Должна быть очень веская причина для подобных действий. Хотя вам, безусловно, от этого не особо полегчает, раз вы уже перешли ему дорогу, так что будьте крайне осторожны.
  На некоторое время профессор задумался, после чего жестом показал продолжить тренировку.
  - А на последнем испытании вы решили просто тянуть время? Или свести всё к поражению как на первом?
  - Угу...
  - После второго курса я очень сожалел, что такой интересный студент не попал на мой факультет. Думал, что там вам было самое место. Но за этот год я изменил своё мнение, слизерин действительно вам подходит.
  Несколько минут тренировочный поединок продолжался в тишине. Темп всё нарастал, но пока, пусть и с трудом, удавалось держаться.
  - Я собираюсь войти в команду Аластора Грюма и постараюсь вам помочь в случае непредвиденных обстоятельств, но ничего не гарантирую.
  От удивления я на мгновение замешкался и очнулся уже на полу.
  - Не теряйте концентрацию, мистер Эванс, как вы собираетесь переходить на более сложные заклинания, если даже простой разговор вас так отвлекает?
  - Спасибо профессор, - я совсем не ожидал столь внезапной помощи.
  - Не стоит, Александр, защищать учеников это обязанность преподавателей. А теперь продолжим...
  
  ========== Глава 18 ==========
  
  Настал час последнего испытания, а значит, пройти спокойно сегодняшний день не может по определению. Пусть я и надеялся, что моё участие это действительно просто предупреждение и Дамблдор ничего реального предпринимать не станет, но тот неизвестный, что вовлёк в дело Поттера, должен был сделать свой ход. А вот тут директор в стороне уж точно не останется, и даже не знаю, к добру это будет или к худу. Вот и получалось, что среди спутавшихся нитей этих двух кукловодов лихорадочно дёргаемся мы, просто пытаясь выжить. Далеко не самая радужная картина.
  Лабиринт для испытания был выращен прямо на квиддичном поле, так что о его размерах представление имелось. Причем внутренними стенами оказалась живая изгородь, но что-то я сомневаюсь в том, что нам удастся просто пройти по прямой, например, попросту прожигая преграду на своём пути.
  Добравшись до уже хорошо знакомой палатки, мы приготовились ждать брифинг от мистера Крауча. Только вот вместо него оказался незнакомая нам сотрудница министерства.
  - Приветствую вас, чемпионы. Сегодня, наконец, будет определён победитель этого турнира. Целью последнего испытания будет прохождение лабиринта, в центре которого вас ждёт долгожданный приз. Сейчас вы разойдётесь по стартовым позициям на разных концах лабиринта, и будете начинать, в соответствии с набранными вами балами. Своё место вы не пропустите, поскольку у входа вас будет ожидать ваш личный наблюдатель, он же сообщит вам, когда стартовать. Мы пришли к такому решению в целях повышения вашей же безопасности.
  Так вот зачем эти баллы. Не сказать, чтобы этот вопрос сильно меня интересовал, но отчасти всё же было любопытно. А вот то, что за нами будут дополнительно присматривать по идее очень даже неплохо. Особенно в моём случае, ведь я ожидал обнаружить на этой позиции профессора Флитвика.
  - На первом месте с максимально возможными восьмьюдесятью баллами у нас Виктор Крам, соответственно, он стартует первым. На втором месте Гарри Поттер, с отставанием в шесть баллов, соответственно он стартует вторым через полминуты...
  - "А мне неслабо так придётся подождать", - проведя в уме нехитрые расчёты, хмыкнул я.
  - Флёр Делакур, третье место и шестьдесят два балла, отставание ровно полторы минуты. И, наконец, Александр Эванс, четвёртое место, сорок восемь баллов, вы стартуете через две минуты и сорок секунд. Если с вами что-то случится - посылайте искры в воздух, но за вами и так будет присматривать ваш наблюдатель, так что сосредоточьтесь на прохождении. Вопросы?
  Вопросов не было, все и так знали, каким будет последний тур, разве что разница со временем старта была незначительным сюрпризом.
  Женщина указала, кому и с какой стороны обходить лабиринт, после чего удалилась. Мне выпало идти вместе с Флёр. Пожелав друг другу удачи, мы отправились к местам старта.
  - Нервничаешь? - первой нарушила молчание Флёр.
  - Есть немного, - не стал отрицать я, - сегодня всё, наконец, решится.
  - А потом мы разъедемся по домам... - немного грустно произнесла девушка, - и только попробуй не писать мне!
  - Торжественно клянусь, писать буду!
  - То-то же, - произнеся это, Флёр негромко рассмеялась. Смех оказался заразительным, но зато слегка отступило напряжение.
  Тем временем мы добрались до первого места старта. Там нас ожидала профессор МакГонагалл.
  - Мисс Делкаур, это место вашего старта, а я буду присматривать за вами. Мистер Эванс, следуйте дальше, вас ждёт профессор Флитвик.
  На прощание ещё раз пожелал удачи девушке и дальше я направился один. Впрочем, достаточно быстро я добрался до своей точки и, поприветствовав преподавателя чар, приготовился ждать. Что бы немного скоротать время, я решил уточнить, как именно будет происходить наблюдение.
  - Очень просто, мистер Эванс. Я просто пойду следом, пусть и на значительном расстоянии.
  - А кто присматривает за остальными чемпионами?
  - Профессора МакГонагалл вы должны были встретить по пути, за мистером Поттером должен присмотреть Аластор Грюм, а за Крамом, профессор Снейп.
  Понятно, самая боеспособная часть преподавательского состава. Надеюсь, они хорошо выполнят свою работу, и никто не пострадает.
  - Ваше время, Александр, удачи.
  ***
  Путь по лабиринту проходил на удивление спокойно. Моё "зрение" оказалось значительным преимуществом - всё магически активное было хорошо заметно заранее, поэтому неожиданно влететь в какую-нибудь ловушку, коих здесь оказалось с избытком, было попросту невозможно. Поэтому всякие мелочи типа оживших лоз выстреливающих из стен или иллюзорные препятствия меня не особо беспокоили. Я просто продолжал неспешно и осторожно продвигаться вперёд. При этом свечение кубка, хоть и плохо, но пробивалось через многочисленные стены лабиринта, которые, к слову, также являлись магически активными объектами, что упрощало поиск нужного направления.
  Первая неприятность случилась довольно скоро. Я почувствовал жуткий холод, и из памяти начали подниматься мои "любимые" моменты жизни. Кто-то затащил сюда дементора? В ответ на этот невысказанный вопрос из-за угла выплыл источник этого кошмара.
  Ухватившись рукой за крестик и начав нашептывать молитву, я старался не потерять концентрацию. Через некоторое время меня начало отпускать, мои тренировки на третьем курсе не прошли даром - вокруг меня образовался кокон их тончайшей магической плёнки. Более-менее придя в себя, я продолжил свой путь, не прекращая своей молитвы. К счастью, дементор преследовать меня не стал, наверно, это всё же был боггарт.
  Навскидку, я блуждал уже минут двадцать. Ну не совсем блуждал, конечно, нужное направление я знал и скорее всего, был достаточно близко к центру. Ведь свечение кубка стало заметно сильнее. Но тут за следующим поворотом меня встретил... конь. Проблема в том, что не бывает коней состоящих из магии полностью. Похоже, я всё-таки встретил келпи, хорошо хоть вне воды они не особо опасны. Тем временем дух заметил меня и начал приближаться.
  - Инсендио, - в заклинание пришлось вложить массу сил, поскольку был нужен действительно мощный поток огня.
  От твари тут же пошли какие-то булькающие звуки, и та заметалась в далеко не широком проходе лабиринта. Но долго натиска пламени она не выдержала - внезапно магическая структура келпи исчезла, и "конь" просто рухнул на землю массой воды. Дух покинул своё временное физическое вместилище и, наверняка, направился к водоёму, из которого его вытащили.
  Пройдя ещё пару поворотов и разок перепрыгнув выстрелившие из-под земли корни, которые попытались ухватить меня за ноги, я осознал, что между мной и кубком больше нету стен. Если кубок стоит, то до него до сих пор не добрался... Аккуратно я начал двигаться в его сторону. Напоследок меня попытались напугать иллюзией сходящихся стен и под шумок таки спеленать меня лозами, но больше неприятностей не было.
  Я вышел на довольно просторную поляну, в центре которой был постамент с кубком. Других чемпионов не было. Неужели я дошел первым? Я же шел медленно и стартовал с таким запозданием...
  - Чего ждёшь Эванс, вот он кубок, - раздался из одного из проходов голос профессора Грюма. Следом появился и он сам.
  - А где остальные? - спросил я и, сделав пару шагов вперёд, замер в полной растерянности. Наконец я получил возможность полноценно рассмотреть этого легендарного аврора, но вот только увиденное меня совсем не обрадовало. На левой руке была заметна аномалия, как у Снейпа или Каркарова. Пожирателем Аластор Грюм быть не мог по определению, а значит... это кто-то другой. Но вопросы буду задавать потом, сейчас передо мной стоял враг.
  - Ты первый, - пожал плечами "профессор".
  - Раз вы здесь, значит, Гарри выбыл? - взять в себя в руки и не подать виду оказалось нелегко, - с ним всё в порядке?
  - В полном.
  - Хорошо, - изобразил я облегчённый вздох и мгновенно взорвался тройкой невербальных оглушающих, после чего сразу же дал дёру в противоположную сторону. Лишь краем сознания я отметил как изрядно удивлённый моей внезапной атакой "Грюм" распластывается на земле, избегая лучей.
   Собственно других идей кроме побега у меня и не было. Ну не драться же мне с пожирателем, который весь учебный год водил едва ли не всех местных за нос? Тем более что где-то тут должен быть Флитвик. Вот только сделать я успел едва пяток шагов, как навстречу мне выскочила фигура Крама, и от пущенного едва ли не в упор заклинания удалось уклониться лишь чудом.
  - Бобмбар... - Я собирался послать взрывное под ноги новому противнику, но тело перестало реагировать на тщетные попытки двигаться - меня парализовали. Оставленный позади враг не оставил мне никаких шансов. Пара мгновений неустойчивости и я начал заваливаться, причем лицом вперёд и все, что оставалось теперь делать, это слушать.
  - Это тебе не понадобиться, - Лже-Грюм перевернул меня лицом вверх и вырвал палочку из непослушных пальцев, - сейчас явится Флитвик, задержи его.
  - Слушаюсь, - услышал я голос Крама. Почему он помогает ему? Тоже подделка? Или подчинение? В любом случае, мне, похоже, конец, поскольку даже позвать Князя в таком положении я не смогу. Оставалось только надеяться, что раз меня сразу не убили, то возможность позвать помощь ещё будет.
  Ухватив за ворот, "Грюм" куда-то меня потащил. Поскольку голова в таком положении была несколько приподнята, я мог наблюдать, как из прохода выскакивает профессор Флитвик и буквально в два движения укладывает Крама, но сделать большего он не успел. Я почувствовал резкий рывок, и виденная мной часть лабиринта исчезла. Похоже, он использовал портал или аппарацию, хотя на территории школы аппарировать точно нельзя, а вот что с порталами я не знал. Выпускать волны магии в таком состоянии было всё ещё возможно, но вот оформить их во что-то полезное... тем более невербально... Прежде чем меня перестали удерживать, я успел заметить несколько надгробий. Видимо свою смерть я встречу на кладбище - символично...
  - Это же не Поттер, - услышал я знакомый писклявый голос. Петтигрю...
  - Не в этот раз, Том, - ответил Лже-Грюм.
  Возникла небольшая заминка, похоже, такой поворот был для встречающих совершенно неожиданных. Том... Том Риддл - по словам Гарри, так когда-то звали Волдеморта. Похоже я обнаружил того неизвестного, что втянул Поттера в эту авантюру. А Дамблдор явно с блеском выиграл эту дуэль кукловодов, только вот меня это почему-то совсем не радует.
  - Проклятье, он под контролем старика. Используй круцио, - раздался незнакомый пронзительный голос.
  - Круцио! - мгновенно подчинился Петтигрю.
  Громкий вопль полный боли был далеко не самой приятной вещью, из когда-либо слышанного мною. Не каждый день при тебе пытают человека. Продолжалось это секунд десять, после чего "Грюм" замолк.
  - Где я? - после недолгой тишины послышался его голос.
  - Ты разочаровал меня Барти... - раздался в ответ тот самый, неизвестный мне голос.
  - Простите мой господин, я...
  - Меня не волнуют твою оправдания! Столько подготовки и всё пошло прахом, от тебя всего лишь требовалось притащить сюда Поттера, но ты облажался. За свою оплошность ты понесёшь наказание, но позже. Оглушите мальчишку, мне нужно подумать...
  Писклявое "ступефай" было последним, что я услышал.
  ***
  Очнулся, как ни странно, в вертикальном положении и даже повязку с глаз не убрали. Похоже, тело было к чему-то привязано, зато паралич с меня сняли и я, наконец, сделал то единственное, что могло мне хоть как-то помочь.
  - АЛУКАРД! - правда, вместо крика получился лишь громкий хрип, но этого должно быть достаточно. Теперь оставалось только верить и тянуть время. На всякий случай я немного подёргался в путах, всякое бывает, могло и повезти. Но, разумеется, этого не случилось, к тому же левую руку пронзило болью в районе предплечья.
  - Заткнись, Эванс, а не то мне придётся тебе помочь, в поле зрения откуда-то сбоку вошел неизвестный мне мужчина, - всё равно здесь тебя никто не услышит.
  - Кто вы? - голос начал постепенно приходить в норму.
  - Профессор Грюм. Что, не узнал? - мужчина истерично рассмеялся, - девять чертовых месяцев мне приходилось пить эту грёбанную оборотку. У неё вкус как у ослиной мочи, да ещё и волосы этого старого параноика.
  Экс-Грюм подошел к ближайшей надгробной плите и несколько раз с остервенением пнул её ногой.
  - Ты представить не можешь, как я был счастлив грохнуть этого старика перед последним испытанием. Видишь ли, из трупа оборотка получается совсем паршивой, - он вновь расхохотался. - Но из-за тебя! Из-за тебя мой господин мной недоволен!
  Можно подумать я сам горел желанием во всём этом учувствовать. Похоже, он конченый псих и у него проблемы с головой. Но актёр явно от бога, раз смог так вжиться в образ старого Аврора и контролировать свои психи.
  - Хватит развлекать нашего... гостя, Барти, - прошелестел неизвестный мне голос.
  Откуда-то из-за моей спины вышло... существо. Я конечно не большой мастер по лицам, но полное отсутствие носа уж как-нибудь да замечу, к тому же столь худым не был даже Блэк в нашу первую встречу. Но всё это терялось на фоне мощи его магической структуры, которая явно не уступала Дамблдору. Только вот от человеческой она сильно отличалась - множество дополнительных, небольших канальцев оплетали большую часть тела, словно вторая кожа. Видимо это и есть Тёмный Лорд Волдеморт. За ним по пятам шел ни кто иной, как Питер Петтигрю, рука которого подозрительно отдавала магией.
  - Сегодня я жаждал встречи с Гарри Поттером, но передо мной стоишь ты... Видимо не стоило ожидать, что мои слуги смогут сладить с Дамблдором. Хотя кто бы подумал, применить Империо... и этого человека называют величайшим светлым магом.
  Волдеморт расхохотался. При его потустороннем шелестящем голосе это звучало довольно жутко.
  - За то, что ты, пусть и невольно, но помешал мне, тебя бы следовало убить. Но ты оказался достаточно полезен, став частью ритуала моего возрождения. К тому же, со слов Барти, ты достаточно близок с мальчишкой Поттером. Что же, Лорд Волдеморт милостив - я хочу знать все подробности и тогда, возможно, я сохраню твою жизнь.
  Пощадить единственного свидетеля собственного возрождения? Ох что-то сомневаюсь я в таком исходе. Меня явно убьют, если Князь не успеет вмешаться. Только вот сможет ли он меня вовремя отыскать?
  - Молчишь? Что же, я помогу тебе сделать правильный выбор. Круцио!
  Мгновенно меня пронзила боль. Точнее БОЛЬ. Всё моё тело словно окунули в кипяток и его же залили внутрь. Терпеть это было в принципе невозможно, и я судорожно бился в путах, даже не пытаясь сдержать крика. Не знаю, сколько это продолжалось, но когда пытка, наконец, закончилась, то казалось, что сил не было даже дышать.
  - На что ты надеешься? Никто не сможет тебе помочь, твоя жалкая жизнь в моих руках. Круцио!
  Новая порция адской боли заполонила моё сознание. Кажется, на несколько секунд даже потерял сознание. Но всё же единственным моим шансом было тянуть время, и я не собирался так просто сдаваться. Если Алукард не успеет мне всё равно не жить. Скорее всего, узнав всё нужное меня сразу же и прикончат, а значит, нужно было пытаться терпеть. Хотя уверенности в том, что смогу выдержать ещё пару круцио, не было, боль была запредельной. Но и выдавать нужные врагу сведения в наивной попытке сохранить собственную шкуру... Думаю предки встретят после такой кончины совсем не ласково.
  - Продолжаешь молчать? - его равнодушный тон особенно пугал, - в таком случая я всё узнаю сам, только вот если ты продолжить противиться моей воле, то останешься безмозглым овощем. Легилиментис!
  Голову словно сжали в тиски, и давление постепенно нарастало, к тому же вновь накатывала боль. Несмотря на мои попытки сопротивляться одно за другим начали всплывать воспоминания детства. Этот ублюдок внаглую копался в моей голове. Постепенно он начинал подбираться к моему восьмому дню рождения, а всплыть этой информации, нельзя было дать ни в коем случае. В отчаянии я попытался спрятать сознание в родовой библиотеке, хоть сконцентрироваться и было крайне тяжело.
  Неожиданно это получилось, только вот внутри я был не один. Напротив меня оказался мужчина лет сорока на вид, длинные чёрные волосы собраны в хвост, аккуратная бородка с налётом седины. Неужели я затянул с собой Волдеморта и так он выглядел до падения? Мужчина растерянно оглядывался, пытаясь понять, что произошло.
  - Это твоё внутреннее ментальное пространство? - хорошо поставленным глубоким голосом спросил Риддл, - очень интересно, никогда о подобном не слышал. Здесь ты не слеп, да и я выгляжу как прежде.
  Мне оставалось только настороженно наблюдать за его действиями, когда мы вернёмся пытки, скорее всего, продолжаться, а такая перспектива откровенно пугала. Тем временем он подошел к ближайшей полке и, взяв первую попавшуюся книгу, начал её листать.
  - Удивительно, книга настоящая. Это ведь бестиарий существ восточной Европы, написанный Ольгердом Витовски в шестнадцатом веке. Откуда здесь такая редкость?
  Осознание происходящего привело меня в ярость. Это библиотека рода, а какой-то недоубитый урод ведёт себя здесь, словно у себя дома?! Это место должно быть полностью покорно моей воле! Подчиняясь мысленному приказу, ментальную проекцию Волдеморта отбросило от полки, а книга исчезла у него из рук. Вот так гораздо лучше.
  - А ты полон сюрпризов... - пробормотав это Риддл исчез. Следом вернулся в реальный мир и я, пока меня не выдернули отсюда каким-нибудь особо неприятным способом.
  Вокруг вновь вырисовалось кладбище, а передо мной всё также стоял Том Риддл. На губы попало что-то тёплое, проведя по ним языком, я почувствовал кровь.
  - Старик вообще знает, какое сокровище отправил ко мне в руки? Подозреваю, что нет. Стань моим слугой, Эванс и тогда ты не только сохранишь свою жизнь, я помогу вернуть тебе зрение. Естественно тебе придётся принять мою метку, но я могу гарантировать тебе защиту, и возможность обучатся истинной магии, а не тем фокусам, которым учит вас старый маразматик.
  И фактически стать его рабом? К тому же принять его предложение означало предать принципы ордена и память предков. Не сложно догадаться, для чего будут использованы эти знания. Да и поняв, насколько они специфичны, Риддл наверняка придёт в ярость, и тогда за мою жизнь не дадут и кната.
  - Молчишь... Что же, убивать тебя сейчас было бы слишком расточительно. И не надейся, что я не найду способ выпотрошить твою голову. Но сейчас на это нет времени, нужно подготовиться к созыву ближнего круга. Хвост! - Петтигрю торопливо просеменил к своему хозяину, - Головой отвечаешь за жизнь мальчишки. Доставь его в поместье Крауча.
  Отдав приказ, Волдеморт аппарировал, а следом за ним исчез и Барти. Петтигрю же направился ко мне, доставая на ходу палочку. Была бы возможность сражаться и в своей победе над этим ничтожеством я бы не сомневался. Но только где теперь моя палочка... Попробовать атаковать его голыми руками? Я сейчас далеко не в лучшей форме, но и особого выбора нет. Пусть только даст мне шанс.
  Однако ошибку Петтигрю не совершил. Просто не успел.
  - Мне пришлось за тобой побегать, малыш. - Раздался спокойный голос за спиной, и я почувствовал, что верёвки ослабли. Ещё никогда я не испытывал такой радости от внезапных появлений Князя.
  Увидев вампира, который остановился около меня, Питер испуганно взвизгнул и, направив трясущейся от ужаса рукой на него палочку пропищал: "Авада Кедавра"
  Луч убивающего не иначе как чудом попал высшему вампиру точно в грудь. Но тот и не думал уклоняться. Авада не нанесла ему никого видимого урона, а вот Петтигрю замер окончательно скованный страхом. Громко захохотав, Алукард неторопливо достал пистолет и направил его на мага. Тот видимо осознав, что сейчас будет, попытался скрыться, уронив палочку и обратившись в крысу, но далеко убежать не смог. Громкий выстрел поставил точку на его жалкой жизни предателя. Похоже, обращение в крысу у него стало происходить рефлекторно, ведь иначе он мог бы аппарировать. Блэк будет просто счастлив, узнав о таком конце предателя.
  - А минут на десять раньше ты появиться не мог? - это время явно было не лучшим в моей жизни.
  - Мог, но мою битву с этими магами ты бы не пережил, - без тени насмешник произнёс Князь.
  - Ты бы смог одолеть Волдеморта?
  - Этот жалкий червь даже душу свою сохранить не смог. А победить чудовище может лишь настоящий человек, которым этот змеемордый уже не является. Смог бы я его одолеть спрашиваешь ты? Не знаю, маги слишком хорошо умеют убегать, - сказав это, Алукард расхохотался.
  - Что значит, он не смог сохранить душу? - ни о чем подобном я никогда не слышал и был крайне удивлён.
  - Сам впервые сталкиваюсь с подобным, малыш. Но я чувствую, что здесь только кусок его души. Скорее всего, окончательно убить его будет непросто.
  Плохо, очень плохо. Мы слишком мало знаем о Волдеморте, а времени у нас почти нет. Сколько он будет копить силы, и собирать сторонников? Вряд ли долго - если исходить из реалий прошлой войны, то в лучшем случае около года. Нужно будет спросить у Блэка о разделении души, всё же он представитель древнего тёмного семейства. Как минимум в их библиотеке должно упоминаться подобное. Впрочем, и в моём наследии тоже может что-то найтись.
  - Интегра... - неожиданно прошептал Князь, в его голосе мне послышался... страх? Столь же внезапно, как и появился, он исчез с этого кладбища.
  - "Похоже, проблемы только начинаются" - тоскливо подумал я.
  Нужно было срочно выбираться отсюда и узнать, что же такое произошло в особняке. Надеюсь, портал получиться активировать. Что будет в противном случае, даже думать не хотелось - нет ничего хуже, чем просто сидеть и ждать, осознавая своё бессилие.
  Прежде чем попытаться покинуть это место я решил бегло осмотреться, а заодно подобрать палочку Петтигрю. Не было предела моему счастью, когда оказалось, что он пользовался моей, только вот если её теперь захотят проверить, то всплывёт использование авады. За статуей, к которой я, оказывается, был привязан, располагался крупный котёл, от которого до сих пор исходил магический фон. Для варки зелья он был явно великоват, возможно, он был частью ритуала, который упоминал Риддл. Неподалёку обнаружился и кубок. Прикоснувшись к нему, я вновь почувствовал рывок.
  
  ========== Глава 19 ==========
  
  Виктория Сэрас.
  Виктория, находясь в своих апартаментах, занималась чисткой оружия после вечерней тренировки. Хоть она и была фактически рядовым бойцом, но, в отличие от остальных солдат, жила прямо в особняке, а не в казармах около полигона. Своеобразная привилегия от связи с Алексом. По этой же причине ей дозволялось иметь небольшой личный оружейный шкаф, что сильно упрощало жизнь. Хотя, по сути, её основным заданием на долгие годы было защита сюзерена, так что ничего удивительного в этом не было.
  Монотонное занятие позволяло отвлечься от мысли о том, что сейчас в Хогвартсе Александр проходит последнее испытание. А ведь ему так и не удалось выяснить ни целей Дамблдора, ни зачем втянули в турнир Гарри Поттера - значит, сейчас он, по сути, идёт в вероятную ловушку, полагаясь лишь на свою подготовку, осторожность и то подобие плана, что у него было. Вновь возникло чувство досады из-за того, что тогда вспылила и сейчас не сможет оказать никакой помощи подопечному.
  С тяжким вздохом девушка отложила винтовку и уставилась в окно. На улице уже вовсю смеркалось и где-то там на очередное задание едет отряд Ремуса. Люпин ещё летом смог набрать восемнадцать новых сотрудников, на чем его попросили остановиться, так как сначала нужно было "переварить" этих, к тому же на тот момент было не ясно как они покажут себя в деле. Среди новичков оказалось восемь вампиров и десять оборотней, одним из которых был практически необученный маг, которому пришлось добывать палочку. И всего за полгода их удалось неплохо натаскать, тем более работали они на износ, не желая возвращаться, по сути, на улицу. В итоге начальство осталось довольно и, возможно, эта инициатива Александра может получить дальнейшее расширение.
  С ними же ехал и Блэк, который всё же добился признания статуса главы рода, в основном потому, что остался последним мужским представителем древней династии. Теперь он пытается разобраться в собственном наследстве, но ничего реального в плане политики магического мира до признания невиновности сделать не сможет. Но вот если оправдаться получиться, у него будет место в Визенгамоте и попечительском совете Хогвартса. Правда, даже так с репутацией всё будет очень и очень плохо, но всё равно это лучше чем ничего. Ну, а пока он участвует в операциях Хэллсинга, дабы хоть чем-то себя занять. Впрочем, от мага под рукой всегда есть польза и немалая.
  Ну, а само задание было довольно простым, с минимальным, насколько это вообще возможно в их деле, риском. В пригородах Лондона какой-то совсем одичавший вампир убил уже троих местных, и парням предстояло найти его и упокоить. По-хорошему она должна была поехать с ними, но слишком уж нервничала из-за Александра, и Фергюсон, только взглянув на неё, тут же отстранил от задания.
  А потому оставалось лишь тренироваться, стараясь изгнать бесполезные сейчас переживания из головы. В свободное время Виктория занималась с мечом сюзерена, поскольку профессор Флитвик часто упоминал выгоду использования артефактного оружия в бою. Когда в начале года она просила у Алекса воспользоваться его клинком, тот сильно удивился, но против ничего не имел. Однако предупредил, что, скорее всего ей клинком пользоваться, не получиться. Но никакого сопротивления девушка не почувствовала, скорее всего дело было в ритуале кровного вассалитета.
  Конечно, полноценно развить навык владения обоими руками в её возрасте было крайне проблематично. Даже у Алекса, который занимался этим с десяти лет, было много проблем и травм. Поневоле брала зависть в отношении Флитвика, который родился амбидекстром. Но повышенная от влияния крови вампира реакция и ловкость оказались хорошим подспорьем и тренировки продвигались довольно успешно. Ни о каком фехтовании, конечно, речи не шло, но оно ведь и не требовалось, поскольку артефакт нужен был исключительно для преодоления магической защиты, либо, как минимум, дополнительной на неё нагрузки.
  Прогремевший на улице взрыв оказался полной неожиданностью. Следом пошел треск очередей, раздались крики, и завыла сирена, выводя девушку из кратковременного ступора.
  - "Это явно не очередная проверка готовности", - мелькнула в её голове тревожная мысль.
  Подхватив оружие и, на всякий случай, подвесив ножны с клинком на пояс, Виктория поспешила к своему посту. В подобных случаях ей надлежало занять место около кабинета леди Интегры. Благо было не далеко - подняться всего на один этаж и пробежаться по коридору. На верхней площадке лестницы оказалось около полувзвода бойцов капитана МакКенона. По всей видимости, именно его взвод сегодня нёс охрану леди Интегры. Увидев девушку, офицер махнул рукой, показав, что бы та быстрее проходила.
  В коридоре же сновало несколько десятков бойцов, которые вытаскивали из комнат мебель и спешно возводили баррикады. Стараясь им не мешать, Сэрас быстро проскользнула до кабинета леди Хэллсинг. Там находился как всегда невозмутимый Уолтер и наблюдал за приготовлениями солдат.
  - На нас действительно напали, Уолтер? - поверить в реальность нападения на особняк всё ещё было тяжело, даже несмотря на шум стрельбы и взрывы на улице.
  - Да и леди Интегра просто в ярости от такой наглости. По докладам с постов нас штурмуют около двух десятков вампиров и целая армия упырей. Все вооружены лёгким стрелковым оружием, но нашлось и чем привести в негодность взлётную площадку на крыше, уничтожив вертолёт. Так что мы теперь даже эвакуировать госпожу не можем. - Несмотря на описываемые события, говорил дворецкий совершенно спокойно, словно ничего особого и не случилось.
  - Но как можно было незаметно протащить сюда целую армию нежити?!
  - Не знаю, - задумчиво протянул Уолтер, - скорее всего без помощи магии тут не обошлось и сдаётся мне эти гости из-за Ла-Манша, ведь такую толпу нужно ещё и вооружить, а такое мы не могли пропустить на своей территории. Тем более, по словам госпожи, она не чувствует отклика со стороны Алукарда, что не может быть совпадением. Но среди нападающих магов точно нет.
  - Дамблдор... Больше некому, слишком много совпадений. Алукард сейчас присматривает за Алексом и параллельно проводится сразу две операции, что большая редкость. Момент выбран идеально - штаб сейчас сильно ослаблен.
  - Похоже на то, - согласился дворецкий, - противник действительно слишком много о нас знает. По докладу с постов, они без шума устранили внешний периметр охраны и после начала атаки первым делом блокировали арсенал и автопарк. У наших солдат даже не было возможности адекватно сопротивляться.
  - Какие у нас шансы?
  - Мы должны защитить леди Интегру любой ценой, на это шансы неплохие. Отряды Галиса и Люпина оповестить не получилось - внешняя связь блокирована. Тут, наверняка, тоже без вмешательства магов не обошлось. Но Фергюсон руководил тренировкой сразу двух взводов и ведёт их на помощь с полигона. Сейчас остатки солдат со всех постов держат оборону на первом этаже, давая нам немного времени. В любом случае, нам найдется, чем удивить зарвавшихся кровососов, - дворецких холодно усмехнулся.
  - "Я ведь никогда не видела его в деле, а ведь о нём тут чуть ли не легенды ходят. Он начинал работать ещё во времена Второй Мировой войны, а по виду и не скажешь, что он так стар".
  - Главное продержаться в этом коридоре - других входов в кабинет госпожи нет. Коридор длинный, прямой и без укрытий, так что с учетом возводимых укреплений у нас будет удобная позиция. Двери в комнаты здесь обиты освященным серебром и расписаны по методу господина Эванса, так что в спину нам тоже не ударят, по крайней мере, не сделают этого внезапно. Так что врагам просто негде будет укрыться, а вампирам не поможет даже вся их скорость и реакция.
  Новости были не самыми обнадёживающими. Если основная цель врага это леди Интегра, то скоро здесь начнётся бойня. И поневоле начинала пробиваться тревога за сюзерена, если у них здесь было такое, то что старый ублюдок заготовил для него было страшно даже представить.
  Мысленно перебрав весь доступный ей магический арсенал, Виктория тяжело вздохнула. Для борьбы с нежитью он годился откровенно слабо. Всякую мелочь типа оглушителей можно было даже не рассматривать, режущие будут неэффективны против упырей, а вампиры легко уклонятся. В тесном коридоре могло неплохо сработать инсендио или другие, простые стихийные заклинания, но вот только для упырей боль не имела значения, а полностью уничтожить их подобным методом будет тяжело. Достаточно эффективными должны быть бомбарда и редукто, но они довольно энергозатратны. Правда, клинок сюзерена позволит продержаться дольше, что уже плюс, хоть и небольшой.
  Конечно, ещё оставались показанные Алексом приёмы, но они требуют близкой дистанции для применения, зато позволят уничтожить сразу целую группу низшей нежити. Но это задел на крайний случай, если противнику удастся прорваться на дистанцию ближнего боя, что, по сути, будет настоящей катастрофой. В основном оставалось полагаться на обычное оружие и прикрывать союзников щитами в критических ситуациях.
  В который раз девушку посещали мысли о собственной слабости. Был бы среди них полноценный опытный маг, и об исходе обороны можно было бы не заботиться. Профессор Флитвик мог сколько угодно говорить о господстве тактики и знаний над грубой силой, но это касалось в первую очередь поединков, либо сражений небольшими отрядами, как это обычно и случалось у современных магов. Сейчас же именно грубая сила могла сильно повлиять на исход грядущего боя. Те же Люпин или Блэк в условиях ограниченного пространства просто смели бы всю эту нежить парой заклинаний, но их-то сейчас в особняке не было.
  Из размышлений Сэрас вывела начавшаяся со стороны лестницы стрельба. Взглянув в ту сторону, она увидела, как бойцы отступают, огрызаясь огнём, и занимают подготовленные позиции. Сейчас начнётся штурм, а значит, девушке стоило поспешить - её место, как единственного мага, было там, в первом эшелоне обороны.
  ***
  Северус Снейп.
  Маг находился посреди квиддичного поля. Лабиринт уже оперативно убрали и теперь о нём напоминали лишь следы на земле, а школу наводнили авроры и теперь расспрашивают всех участников турнира, судий, преподавателей и попросту всех кто под руку подвернулся. Ведь не каждый день в школе похищают учеников, используют непростительные на восходящих звёздах квиддича и находят трупы легендарных авроров.
  Мысль о Грюме вызвала краткую вспышку ярости у Северуса - кто бы не находился под его личиной, но он смог вырубить зельевара, пусть и воспользовавшись элементом неожиданности. И даже тот факт, что помимо него смог обмануть ещё и Минерву, особо настроения не улучшал, ведь Северус всегда считал себя хорошим бойцом, к тому же думал, что готов к неожиданностям. Но на деле из всех участников и их наблюдателей оказался непобеждённым лишь Филиус. Его ошибка могла стоить жизни Поттеру, а ведь когда-то он поклялся защищать ребёнка Лили.
  Прошло чуть более часа, с момента поднятия тревоги Флитвиком и сейчас Снейп дежурил у места, куда мог вернуться кубок в случае повторной активации и компанию ему составляли двое молодых авроров. Ситуация грозила вылиться в жуткий скандал, но Дамблдор был на удивление спокоен, хоть и изображал растерянность. Видимо для директора такой оборот был вполне ожидаем.
  - "Сволочь старая", - мысленно поморщился зельевар, - "как всегда решает всё и за всех".
  Что же стало с пропавшим Эвансом оставалось только гадать. Гарантировано записывать его в трупы, было пока рано, но, тем не менее, нет-нет да мелькала мысль, что Альбус просто разменял его жизнь на жизнь Поттера. А то что изначально целью всех этих событий был именно Мальчик-Который-Выжил он даже не сомневался.
  Услышав за спиной перешептывания авроров зельевар обернулся. В их сторону направлялась чемпионка Шармбатона, Флёр Делакур. Эта девушка обладала весьма выдающейся внешностью, впрочем, среди вейл это было распространённым явлением, так что неудивительно, что она тут же завладела вниманием магов. Ведь и у самого Северуса её вид вызвал определённый... дискомфорт, хотя чары вейл тут были явно не причем - тренированный разум опытного окклюмента не мог так быстро поддаться влиянию. Скорее, он попросту слишком давно сторонился женского общества.
  - Профессор Снейп, никаких новостей об Александре нет? - девушка выглядела уставшей и встревоженной.
  - Нет, мисс Делакур, по-прежнему ни...
  Закончить ему не дала слабая вспышка портала. В паре шагов от них появился Александр Эванс собственной персоной.
  - "Всё-таки выжил..." - не без доли удивления подумал Северус.
  Практически сразу ученик, вскрикнув, схватился за голову и, упав на колени, начал сдирать с лица ткань. К нему тут же к нему бросилась француженка, пытаясь помочь, впрочем, тот быстро смог стянуть с лица свой артефакт и теперь пытался подняться на ноги.
  - "Антимагический купол ведь уже убрали..." - понял причину такой реакции преподаватель.
  Сам зельевар поспешил осмотреть на наличие травм студента своего факультета. Выглядел тот неважно, засохшая кровь на лице, бледность и лёгкий тремор рук. Последнее было типичным симптомом применённого круцио...
  - "Его там что, пытали?"
  - Мистер Эванс, мы должны допросить вас, - опомнился один из авроров.
  - Это подождёт, его нужно доставить в больничное крыло, - возразил декан слизерина.
  - На каком основании? И собственно кто вы? - мальчишка поднялся, опираясь на руку француженки, - Флёр ты не могла бы принести мои вещи? Боюсь, что самостоятельно сейчас я на это неспособен.
  Спорить Делакур не стала, только кивнула, хотя Эванс сейчас этот жест явно не мог оценить.
  - Аврор Брукс, - представился один из служак, - в школе совершенно убийство, мы обнаружили тело Аластора Грюма и...
  - Вы подозреваете меня? - холодным тоном поинтересовался ученик, перебивая говорившего.
  - Нет, разумеется нет. Но мы должны все выяснить детали, поскольку известно, что вы последний кто контактировал с человеком, выдающим себя за погибшего.
  - Меня похитили, пытали и чуть не убили. Это всё, что я могу вам сказать без присутствия опекуна. Впрочем, если у вас есть разрешение суда на проведение допроса несовершеннолетнего...
  Авроры явно оказались шокированы такой наглостью со стороны мальчишки, сразу видно, что неопытные. Но формально ученик был прав, хотя обычно это опускают. Нельзя просто так взять и влить в несовершеннолетнего ребёнка сыворотку правды, а если он не хочет о чем-то рассказывать, то не пытать же его. Разрешение-то они получат без особых проблем, но это займёт какое-то время.
  Тем временем вернулась француженка и теперь суетилась около пострадавшего. Поблагодарив девушку за помощь, Александр надел на голову другую повязку и под недоумевающие взгляды авроров и Делакур кобуру с магловским пистолетом на поясе.
   - У меня есть разрешение на его ношение, а в правилах Хогвартса нет подобного запрета, - правильно оценил возникшую тишину подросток.
  - Мы могли бы поговорить с вашим опекуном, мистер Эванс? - наконец нашелся Брукс.
   Подросток достал небольшое зеркальце и попытался с кем-то связаться, по всей видимости с мисс Сэрас, но потерпел неудачу, что явно ухудшило и без того не радужное настроение студента.
   - Она не отвечает... Впрочем, если хотите, можете отправиться вместе со мной. Профессор Снейп мог бы ускорить этот процесс, он был у меня дома и может туда аппарировать.
   Услышав это, Северус почувствовал поднимающуюся волну раздражения.
   - "Проклятье. Разумеется, эти дуболомы захотят, а мне придётся им помогать. Эванс, я тебе это припомню. Можно подумать, у меня других дел нет... С другой стороны может получиться узнать, что же произошло на самом деле".
   - Мистер Снейп, вы не могли бы помочь следствию? В этом месте как раз было оставлено окно для использования портала победителем турнира, так что аппарировать можно прямо отсюда.
   - Я тоже иду, если Алекс не против, - тот на несколько секунд задумался, но в итоге возражать не стал.
  - "Просто великолепно, теперь ещё иностранку тащить, а отвечать в случае чего наверняка придётся мне".
  - Хорошо... Но для аппарации вас слишком много, мне придётся зачаровывать портал.
  - Профессор, если это возможно, то точку выхода лучше отдалить от ворот, а то охрана может нервно среагировать.
  Эти слова Эванса заставили вспомнить о тех унижениях, которые пришлось перенести при прошлом посещении особняка Хэллсингов. И без того паршивое настроение резко устремилось вниз. Но резон в этом предупреждении всё же был, тут не поспоришь.
  Создание портала не заняло много времени. Неприятное чувство рывка и вот они стоят в совершенно другом месте. И представшая перед ними картина шокировала мага. Они стояли метрах в тридцати от ворот поместья, которые оказались выбиты, а со стороны особняка слышалась стрельба и взрывы. Также около ворот лежало несколько тел, но с такого расстояния опознать их было нереально.
  И единственный кто в этот момент сохранил хладнокровие был сам Эванс, который быстро выставил универсальный щит в сторону особняка, закрыв им себя и француженку, видимо опасаясь стрельбы в их сторону, после чего вновь начал менять повязку. Сам зельевар был достаточно сильным и опытным магом, чтобы иметь подобную защиту, но всё равно не стоило терять бдительности.
  В этот момент позади них раздался рёв двигателей и, объехав их с двух сторон, перед ними резко остановилось два каких-то магловских броневика.
  ***
  Ремус Люпин.
  Ремус ехал в одном из двух "Саксонов" доставляющих его отряд на операцию. Задание предстояло совершенно обычное - уничтожить одного потерявшего голову от жажды вампира. Одиночная цель не могла представлять проблем для его людей, хоть большинству и не хватало опыта и навыков, но это компенсировалось превосходными физическими данными у вампиров и чутьём с обострёнными инстинктами у оборотней. Тем более у них за плечами уже было две вполне успешно, пусть и не без огрехов, проведённых операции и участие в качестве наблюдателей в ряде других.
  И выполнить задание на сей раз оказалось на удивление просто. Вампир попытался напасть на какого-то бродягу прямо на глазах у половины отряда, когда они подъезжали к нужному району, видимо жажда совсем помутила его рассудок. Без проблем упокоив цель, они отправились в обратный путь - проводить разъяснительную работу с местными их задачей не являлось.
  На обратной дороге Люпин уже не в первый раз обдумывал столь резкий поворот в своей жизни. Кто бы ему сказал пару лет назад, что он найдёт своё место в жизни у организации уничтожающей ему подобных - он бы поднял этого человека на смех. Но сейчас оборотень чувствовал, что это его место. Здесь он приносил реальную пользу людям, и никто не тыкал ему в лицо его тёмной стороной. По крайней мере, больше не делал это после первой их успешной операции. На первых порах да, определённые трения всё же случались.
   Чем-то всё это напоминало ему те времена, когда Ремус, Сириус, Питер, Джеймс и Лили состояли в Ордене Феникса, только сейчас он поминал, тогда их бросали из операции в операцию, по сути, вслепую. Некстати пришедшее воспоминание о предателе заставило оборотня поморщиться. Но вот в основной деятельности Хэллсинга не было никакой политической подоплёки, а также он твёрдо знал, что и почему - в этом было главное отличие.
  Ну, а моральная сторона вопроса уже давно была решена. За неполный год он видел всякое - истерзанные трупы женщин и детей, кровавые бойни, последствия жестоких бессмысленных пыток. Те, кто делал это, уже не могли зваться людьми и неважно были они вампирами, оборотнями или ещё кем. Для него все они были людьми, пока не переступали черту, которая отличала их от животного состояния. Никто не заставлял их отринуть остатки человечности, ведь он сам, как и его парни смогли выдержать и не сломаться, остаться верными себе. И Люпин прекрасно знал - его ребята чувствовали примерно то же самое.
  Вспоминалось и то, как он попал в эту организацию. Первая встреча с будущим учеником Эвансом в поезде. Тогда он казался обычным подростком, хоть и странно выглядящим, который точно также, как и остальные, боялся дементоров. А через несколько недель этот мальчик открылся с совершенно неожиданной стороны, когда, по сути, угрожал его убить, требуя клятву. Но сейчас оборотень его прекрасно понимал - сам насмотрелся.
  Сейчас Александр должен проходить последнее испытание турнира трёх волшебников, что не могло ни вызвать беспокойство за бывшего ученика, а теперь ещё и де-юре собственного командира. Тем более в деле замешан Дамблдор, а после рассказа Блэка и свидетельств о жизни Гарри, к делам директора Ремус относился с опаской.
  Мысли оборотня плавно перетекли на опекуна Александра. Виктория... Весьма милая и весёлая девушка, к тому же прекрасный боец. Без неё в дороге несколько скучновато, обычно они коротали время беседой. Поневоле закрадывалась мысль "будь я лет на пять-семь моложе", но оборотень старательно гнал её подальше. В его положении пытаться строить близкие отношения с женщиной означало лишь принести той массу проблем, даже учитывая, наконец, найденную полноценную работу. Кстати, кажется Сириус что-то заметил, иначе откуда эти периодические подколки от старого друга?
  Собственно сам Блэк самым наглым образом дрых на своём месте, прямо напротив Ремуса - его излишние мысли о тяготах жизни явно не посещали. Хоть он и не вошел в организацию, но со своим старым другом ездил на все задания. Поневоле вспоминалось, как он наотрез отказывался одевать военную форму, собираясь ехать в мантии по типу аврорской. Мысль вызывала лёгкую улыбку. Точку в вопросе смогло поставить только личное вмешательство леди Интегры, ту Сириус почему-то побаивался.
  - Кажется, со стороны поместья виден дым, сэр.
  В голосе водителя, молодого оборотня и по совместительству мага, послышался лёгкий испуг. Что было неудивительно, ситуация явно была не из разряда рядовых.
  - Узнай что у них там, Стефан.
  - Штаб не отвечает, сэр.
  Несколько секунд Люпин обдумывал ситуацию.
  - Всем приготовиться! Возможно, на особняк напали, так что оружие к бою. Прибываем через две минуты. И разбудите, наконец, Блэка!
  Несколько секунд внутри броневика царил хаос, бойцы проверяли снаряжение, натягивали балаклавы, шлемы и приводили в боевую готовность оружие.
  - Ремус, я аппарирую и посмотрю, что там происходит! - едва осознав происходящее, тут же воспылал энтузиазмом Блэк.
  - Стой! Мы почти приехали. И одень, наконец, чертов бронежилет. - В ответ Блэк что-то неразборчиво пробурчал себе под нос. Такое поведение Сириуса не стало сюрпризом для Ремуса, тот всегда был слишком горяч. - Стефан, я перебираюсь к тебе, скажи Джонсу, чтобы освободил второе место в кабине.
  Перебравшись в кабину, Ремус смог лично увидеть слабый дымок в направлении поместья Хэллсингов. Вскоре можно стало возможным увидеть больше, и зрелище оказалось далеко не радужным. Было видно, что ворота выбиты, а за ними стояла какая-то крупная техника, похожая на автобусы. Внезапно недалеко от ворот появилась группа людей. Аппарация, понял оборотень. Неужели на особняк напали маги? Те стояли к ним спиной и пока их не заметили.
  - Обходите их с двух сторон, только не останавливайтесь друг напротив друга, не хватало ещё что бы они на линии огня оказались. Первыми огонь не открывать! - Всё же бойцы довольно неопытны и с них могло статься задеть друг друга бездумной пальбой.
  Броневики аккуратно объехали магов с двух сторон и резко остановились, отрезая их от ворот. Дальнейшие команды были не нужны, все и так знали что делать. Несколько секунд и ощетинившиеся щитами маги взяты в полукольцо.
  Среди них хорошо выделялись прекрасно знакомые светлые волосы и черная повязка. А вот увидеть там Снейпа было весьма неожиданно - он то тут что забыл. Остальные - двое молодых мужчин и девушка были ему и вовсе незнакомы.
  - Опустить оружие! - Произнёс оборотень, стягивая маску с лица. - Александр, что ты тут делаешь?
  - Люпин?! - обычно непроницаемое лицо Северуса сейчас выражало крайнее удивление.
  - Ремус, турнир был ловушкой, но Алукард меня вытащил, после чего резко сорвался сюда. Большего я не знаю, Виктория не отвечает. - Выглядел подросток неважно, бледный, руки подрагивают, но щит при этом держит уверенно.
  Мысль о том, что Сэрас могла пострадать вызвала у оборотня тревогу, а тот факт, что со стороны особняка слышалась стрельба, её только усиливал. Но нужно было взять себя в руку.
  - Кто это с тобой? Северуса я узнал, а остальные?
  - Двое авроров, они хотят меня допросить, - парень выдавил из себя кривую усмешку, - девушку зовёт Флёр Делакур, она чемпионка Шармбатона.
  - Ясно. Посторонним лучше покинуть это место, похоже, мы подверглись нападению неизвестных, но я буду рад любой помощи.
  Ненадолго замявшись, авроры аппарировали.
  - "Трусы, только и могут, что загонять безоружных оборотней в резервации да брать взятки с мелких преступников", - мелькнула в голове Люпина презрительная мысль.
  А вот Северус и девушка остались.
  - Что тут забыл Нюн... - начал было привычную перепалку Блэк, также снимая маску. Только вот разборки были совсем не к месту, поэтому оборотню пришлось оборвать его толчком в бок.
   - Сейчас не до детских обид, Сириус! - мгновенно одёрнул друга оборотень.
   Тот недовольно поморщился, но замолчал. Снейп же сверлил Блэка яростным взглядом, но отвечать на подначку не стал.
  - Отлично, в первую очередь нам нужно узнать, что тут происходит. Поэтому направляемся к кабинету леди Интегры, если кто и в курсе, то только она. Я, Сириус и Снейп идём первыми, держа защиту. Александр и Стефан держите защиту на флангах, на всякий случай. Мисс Делакур, держитесь в центре, поможете в случае необходимости, но вперёд не лезьте. Остальным держаться за щитами. Всем всё ясно?
  Пока люди перестраивались, Люпин отвёл Блэка немного в сторону.
  - Присматривай за Снейпом, вряд ли он что-то сделает, но всё же это сторонник Дамблдора.
  - С удовольствием, - Сириус усмехнулся.
  Примерно через минуту отряд начал свой путь ко входу в особняк.
  ***
  Северус Снейп.
  Появление Люпина и Блэка оказалось полной неожиданностью. Северус знал, что беглый маг скорее всего нашел приют у Хэллсинга. Но вступить в их ряды? А уж увидеть оборотня в форме борцов с нежитью... Да и красноватый отблеск глаз в прорезях масок некоторых из солдат прибывших с Ремусом наводил на определённые размышления.
   Снейп давно относился к этой организации с долей опаски и обоснованно считал, что у их руководства не всё в порядке с головой. С присутствием высшего вампира ещё можно было смириться, всё же крайне сильное создание, к тому же без таких заскоков на жажде крови или обращений в полнолуние, была бы возможность его контролировать. Но набрать тёмных тварей в свои ряды? Теперь становился понятен интерес Эванса к зельям и лечебной магии.
  Перестроившись, группа в которой зельевар неожиданно оказался, двинулась ко входу в особняк. И первое что они обнаружили, это пара тел лежащих около выбитых ворот, скорее всего это бойцы Хэллсинга. Один из людей Люпина быстро их осмотрел.
  - Удар ножом сзади в шею. Перебит позвоночник. Действовали наверняка, парни даже не поняли, что умерли. Обычному человеку подкрасться на открытом пространстве, что бы сделать подобное, не под силу.
  За воротами находился десяток магловских автобусов. Если на них прибыли нападающие, то не меньше двух-трех сотен. Парадный вход был сильно разрушен - выбиты двери и окна, от некогда украшавших вход статуй остались только осколки. Всё в выбоинах от пуль. Похоже, здесь начались первые попытки организовать оборону.
  У входа лежало несколько тел защитников, а вот от нападавших остался лишь прах и магловское оружие. От мысли об армии в несколько сотен из вооруженных представителей низшей нежити мага передёрнуло. Оставалось надеяться, что это что-то слабое типа упырей, которых быстро могут наплодить вампиры. Иначе останется только спасаться аппарацией, бросая тех, кто на это не способен.
  - Ремус, минут через пятнадцать начнут подниматься наши павшие, - внезапно произнёс Эванс.
  Эта фраза заставила Северуса поморщиться от отвращения.
  - "Воевать с теми, кто сожрёт и обратит твоих собственных солдат в послушных рабов..."
  - Понял, если через десять минут не узнаем, что тут произошло, придётся этим заняться. Сейчас нет на это времени. Двигаемся.
  Холл первого этажа. Несколько десятков тел, причем некоторые ещё копошатся - это недобитые упыри. Похоже, бойцы Хэллсинга стояли до конца, но против целой армии нежити у них не было шансов. И, тем не менее, всё говорило о достаточно долгом сопротивлении - в помещении разрушено всё, что можно разрушить и даже перил у лестницы не осталось.
  Солдаты быстро добивают упырей, и они начинают подниматься вверх по лестнице, откуда всё ещё раздавались редкие одиночные выстрелы. На всём протяжении лестницы, а особенно на площадке второго этажа и выше лежали останки нежити, но местами были и тела бойцов организации. Поэтому приходилось периодически останавливаться и добивать ещё шевелящихся тварей. А на третьем этаже они наткнулись на других солдат Хэллсингга и чуть не перестреляли друг друга.
  Как оказалось прибыли они к самому концу боя. Сейчас местные добивали уцелевших тварей и оказывали помощь раненым. Бойцы проводили их отряд к высокому седому мужчине крепкого телосложения, одному из немногих, кто сейчас был с открытым лицом. Видимо, он был тут начальством, по крайней мере, за отсутствием леди Интегры.
  - "Интересно, а где сама глава организации? Судя по следам битвы, нападавшие целенаправленно ломились к её кабинету".
  - Люпин? Эванс? - мужчина, казалось, был не сильно удивлён их прибытию - Вы вовремя, нужно разобраться с телами павших, пока не обратились. И попытайтесь помочь раненым, хотя магией вы тут многое не сделаете. Александр, Виктория тяжело ранена, вам стоит начать с неё, может, сумеете помочь.
  После этих слов ученик его факультета рванул к своему опекуну, дорогу ему показывал один из солдат. Люпин устремился следом, что вызвало тяжкий вздох у командира, которому пришлось пойти следом.
  В одной из комнат было организованно что-то вроде временного лазарета, куда сейчас активно переносили раненых. Среди них оказалась и Сэрас. Она пребывала в бессознательном состоянии и выглядела откровенно паршиво - вся в крови и навскидку даже не скажешь, где раны. Дышала с трудом, хрип и пузыри крови выдавали повреждение лёгких. Северус быстро зашептал диагностирующие чары.
  - Что с ней? - судя по голосу, Эванс был на грани паники.
  - Пробито лёгкое, задета печень, кишечник и пара попаданий в мягкие ткани. Большая потеря крови. Удивительно, что с такими ранами она ещё жива. Не уверен, что мы сможем её вытянуть даже с помощью магии, - при таких ранах нужна помощь профессионального медика, а не его поверхностные навыки. А транспортировку она вряд ли выдержит.
  - Сделайте всё возможное, профессор, пожалуйста, - ещё никогда зельевар не слышал столько отчаянья в голосе собственного студента.
  Произнося заклинания, зельевар краем сознания следил, как студент взял у одного из солдат нож и рассёк себе запястье, даже не задумавшись о том, что может задеть сухожилия. После чего приложил получившуюся обильно кровоточащую рану ко рту девушки. Та сначала никак не отреагировала, но через несколько секунд не приходя в создание, впилась в его руку. Было видно, что Эвансу больно, но он молча терпел. Через некоторое время стало заметно, что Сэрас начала дышать ровнее. Проведя ещё одну диагностику, Снейп понял, что её состояние стало быстро улучшаться.
  - "Почему он дал ей свою кровь? И почему это помогает? Она ведь не вампир. Чем дальше, тем меньше понимаю, что тут вообще происходит".
  - Как она? - Северуса вывел из раздумий голос Люпина.
  - Жить будет.
  - Спасибо, - неожиданно поблагодарил его оборотень.
  В ответ зельевар лишь раздраженно передёрнул плечами. Если кого и стоило благодарить, то это мальчишку.
  Александр перестал делиться кровью и быстро обработал порез. Если он и раньше выглядел бледно, то теперь совсем стал походить на смерть во плоти.
  - Люпин, займитесь павшими. - Напомнил приказ местный командир. Оборотень, быстро распределив своих людей, отправился на выход. После чего мужчина повернулся к Снейпу. - Насколько вижу, вы разбираетесь в медицине. Я не могу вам приказывать, но прошу помочь, если это возможно.
  - Только поверхностной обработкой ран, я не профессиональный целитель, да и с тяжелыми физическими повреждениями сталкивался редко.
  - "Только когда оказывал первую помощь раненым пожирателям, которым досталось от солдат вашей же организации", - мысленно добавил зельевар.
  - Кроме того, более сильное воздействие скорее добьёт их.
  - Это всё равно больше, чем ничего. Наши медики прибудут сюда минут через десять-пятнадцать, не раньше. Обычно мы доставляем раненых сразу в госпиталь, на месте оказываем только первую помощь. Да и специфика у нас такая, что-либо рана лёгкая, либо уже не жилец. - Произнеся это, мужчина покинул "лазарет".
  Помогать, на удивление, вызвалась Делакур, которая, как оказалось, довольно неплохо разбиралась в медицине. Эванс тоже остался заниматься ранеными. Всего их оказалось чуть более двух десятков и половина из них вряд ли доживёт до утра. Обработка ран заняла не так много времени, а большим они помочь не могли. Около одного из умирающих остановился Александр и, наложив руки на раны, пытался осуществить лечение прямой передачей магии.
  - Ты ничем ему не поможешь. - Услышал маг печальный голос француженки. Но Эванс проигнорировал замечание. Через некоторое время девушка добавила. - Он умер, Алекс.
  Тот по-прежнему не реагировал. Пришлось подходить и отрывать мальчишку от тела силой, пока он не слил всю силу в мертвеца. Состояние подростка явно было близким к шоку. Впрочем, Делакур выглядела не сильно лучше.
  Видеть столько смертей в один день и не иметь возможности им помочь... Даже ему, ветерану прошлой войны, было не по себе. А ведь они, по сути, совсем ещё дети. Хотя он сам был чуть старше француженки, когда влез во всю эту грязь.
  Вскоре прибыли медики. И Северуса пусть и предельно вежливо, но всё же выставили вон. Что интересно, чемпионке Шармбатона позволили остаться. Впрочем, ему всё равно стоило доложить об увиденном Дамблдору.
  - "Жаль, так и не удалось узнать, что случилось с Эвансом, но теперь за ним должок".
  С этими мыслями Снейп аппарировал обратно к Хогвартсу.
  
  ========== Глава 20 ==========
  
  Виктория Сэрас.
  Виктория очнулась в совершенно незнакомом помещении, но, судя по обстановке, это была больничная палата. И к полному удивлению девушки рядом стояло кресло с задремавшим в нем Ремусом Люпином. Она тут же попытался приподняться, но в теле ощущалась слабость, а во рту стоял какой-то тошнотворный привкус. Рывком к ней пришло осознание произошедшего.
  Как бы они не готовились, но отразить нападение столь численно их превосходящего врага они оказались неспособны. Сами по себе упыри, хоть и были вооружены, но большой проблемой не были, поскольку они просто строем шли вперёд поливая всё свинцовым дождём. О какой-либо точности стрельбы, использовании укрытий или гранат даже речи и быть не могло. Также быстро стало понятно, что многие, отстреляв весь боезапас, просто продолжали тупо наступать, но после их "смерти" место в ряду занимал следующий, уже с полным боезапасом. В итоге враг просто давил их числом.
  Большая часть боя смазалась в памяти, и представляла собой сплошные взрывы и стрельбу. Казалось, всё состояло из одной и той же последовательности действий. Швырнуть заклинание, отстрелять обойму, перезарядиться и отступить за следующий ряд баррикад, прикрывая союзников щитом.
  Проблемой оказались две вещи. Во-первых, упыри были снабжены стандартными полицейскими щитами, это не особо их защищало, но они мешали весть прицельный огонь. Во-вторых, среди этого пушечного мяса сновали вампиры, а вот они стреляли очень даже прицельно - большая часть погибших и раненых это дело именно их рук.
  Прикрываясь телами упырей, вампиры уверенно теснили защитников. Но просто так сдаваться никто не собирался, и за каждый шаг назад они собирали обильную жатву среди ходячих мертвецов. Только вот было защитников слишком уж мало, к тому же боеприпасы быстро подходили к концу.
  Сама Виктория в основном вела огонь из обычного оружия, только время от времени нарушала строй врага, посылая в самую гущу редукто. Заклинание оказалось достаточно эффективным против таких плотных групп, только вот оторванная конечность или утрата снаряжение для упырей проблемой не было. Зато вампирам должно было достаться, особенно от шквала пуль влетавших в разрыв строя. К тому же это вызывало задержку в неумолимом наступлении, что давало время на смену позиций и перезарядку.
  Помимо этого, она старалась прикрывать бойцов при отступлении. Если бы не клинок сюзерена, сил бы ей хватило очень ненадолго, но с ним она смогла продержаться гораздо дольше. Но даже с этой поддержкой, к моменту, когда их совсем было оттеснили к самому входу в кабинет главы организации, пользоваться магией она уже не могла. К тому же получила несколько ранений, правда ничего жизненно важного задето не было, а её тело было гораздо выносливей, чем у простого человека, но приятного всё равно было мало.
  Именно тогда в бой вмешался Уолтер. Это был первый раз, когда Сэрас видела его в деле - было красиво и ужасно одновременно. С невероятной для столь возрастного человека скоростью и сноровкой он метался по коридору, делая какие-то странные пасы руками. После чего первый ряд нападающих просто рухнул кусками нарубленного мяса. Только тогда стали видны тонкие нити, которые заполоняли часть коридора и сходились в его руках. Оставалось только гадать, как он умудрялся пользоваться таким странным оружием и при этом никого из своих не задеть.
  Возможно, он и смог бы переломить ход боя, хотя неизвестно, сколько бы выдержал такой темп. Только очень некстати помощь защитникам решила оказать сама леди Интегра. Возможно, она и была отличным стрелком, только вот увидев её, вампиры, словно увидевшие заветную цель фанатики, рванули вперед, невзирая на потери. Как результат, получилось уничтожить многих из них, но леди оказалась ранена, и Уолтеру пришлось заняться её эвакуацией обратно в кабинет.
  После этого эпизода остатки обороны доживали свои последние минуты. Всё ещё способных сражаться осталось около двух десятков, но вот боеприпасов практически не оставалось. Поэтому довольно быстро всё дошло до рукопашной, в которой у простых солдат не было ни малейших шансов. Да и у неё самой против полноценного вампира в ближнем бою возможностей победить было мало. Последнее, что Виктория помнила, это как на неё налетел один из вампиров, не прекращая беспорядочного огня из автомата. Она почувствовала несколько толчков в тело, по всей видимости, часть пуль нашли свою цель, после чего тварь буквально нанизалась на вовремя выставленный меч, опрокинув её на пол.
  Это воспоминание заставило девушку заняться лихорадочным поиском ран, но нашла она только несколько свежих шрамов. Как огнестрельные ранения могли так быстро затянуться, она не понимала. Или прошло гораздо больше времени, чем она думала?
  Из размышлений её вывело покашливание Люпина. Похоже, его разбудила её возня с поиском следов ранений. Виктория почувствовала, как к лицу приливает кровь и быстро прикрылась одеялом.
  - Чем всё закончилось? - быстро взяв себя в руки, спросила она.
   - У нас большие потери, - мрачно начал оборотень, - но главное, что леди Интегра жива, хоть её и слегка задело. Пока вы держали подступы к кабинету, Фергюсон с сотней бойцов давил нежити в спину, но те оставили большой заслон, поэтому вовремя они не успели. Алукард явился в последний момент и успел защитить свою госпожу, заодно и вас спас. Из всех защитников выжили только ты, Уолтер, леди Хэллсинг и ещё пять бойцов. Но среди них трое в тяжелом состоянии и неизвестно, выкарабкаются ли. У двух взводов, что шли с Фергюсоном, полтора десятка погибших и примерно столько же раненых.
  - Я помню, что мне тоже досталось, но сейчас чувствую себя довольно неплохо.
  - Когда мы пришли, ты была в тяжелом состоянии, - Ремус на мгновение замялся, - но Александр...
  - С ним всё в порядке?! - перебила его Сэрас. Только сейчас она вспомнила, что в тот чертов день был ещё и последнее испытание турнира.
  - Живой он, живой. Досталось, конечно, изрядно, но скорее психически и морально, чем физически. Ну и сильно вымотался, пока помогал раненым. При этом отказывался отходить от твоей кровати, посылая всех, кто пытался его убедить. Пришлось ждать пока усталость возьмёт своё и сам не заснёт. Что там с турниром он так никому и не рассказал.
  - Это на него похоже, - улыбнулась девушка, - извини, я тебя перебила.
  - В общем, с нами прибыли Северус Снейп, Флёр Делакур и Александр, они аппарировали недалеко от ворот особняка, когда мы подъезжали. И впоследствии оказывали раненым первую помощь. Хотя магией, как ты знаешь, обычным людям особо не поможешь. С тобой же мы могли гораздо больше, но раны были серьёзными, поэтому Александр дал тебе своей крови.
  Она пила кровь? Викторию передёрнуло от одной мысли об этом.
  - Выбора не было, ты могла умереть, - оборотень сочувствующе посмотрел на неё.
  - Я... понимаю, просто не самая приятная мысль. Продолжай.
  - Это почти всё, что я знаю. Вскоре прибыли медики и начали заниматься ранеными, большинство из них увезли в госпиталь, остальным организовали временные палаты прямо в особняке. Снейпа выпроводили, доверять человеку Дамблдора мы по понятным причинам не можем.
  - А Делакур?
  - Наверно нужно было отправить её вместе с Северусом, но ты рассказывала, что она в хороших отношениях с Эвансом, к тому же она единственная из присутствующих магов, кто разбирается в медицине. Ну, кроме самого Александра, конечно. Но и оставлять девушку с примесью крови вейл около солдат не стоило. Ей выделили смежную с его апартаментами комнату.
  - "Последний раз, когда эту парочку оставляли наедине, было забавно", - внезапно пришедшая мысль вызвала улыбку у девушки. Только вот сейчас было совсем не до веселья.
  - Ремус мне нужно привести себя в порядок.
  Оборотень понятливо кивнул и покинул палату. Виктория же занялась собой, несмотря на оставшуюся лёгкую слабость, она быстра приходила в норму. Закончив, она решила пойти и узнать, как же прошел турнир у Алекса.
  ***
  Александр Эванс
  Я плохо помнил, чем как закончились ночные события. То отчаяние, которое я испытал, пытаясь помочь раненым, совершенно выбило меня из колеи. Казалось бы, в тебе течет магия, которая способна на многое, а профессиональный колдомедик может буквально вытащить с того света. Но на деле ты просто стоишь и смотришь, как медленно умирают твои товарищи по оружию, которые пострадали, по сути, из-за твоего вмешательства в чужие планы. В тот момент я был очень близко к тому, что бы возненавидеть весь мир магов - возненавидеть за собственное бессилие.
  Помню, что проследовал за Викторией, когда ту уносили из временного лазарета, и сидел около её койки, потому что отойти было банально страшно. Вдруг ей станет хуже, а меня не будет рядом? А может я просто сам себе не мог признаться, что боюсь лечь спать, отправившись навстречу очередной порции кошмаров. На попытки меня убедить, что теперь с ней всё будет в порядке, только огрызался. По всей видимости, я так и заснул, сидя в кресле около её постели.
  Но проснулся я на удивление бодрым и выспавшимся, хотя после кошмаров обычно чувствовал себя полностью разбитым. Сейчас же самочувствие, если не считать крайне паршивого настроения, было прекрасным. Даже вставать совершенно не хотелось, было хорошо и комфортно, что-то тёплое под рукой...
  - "Секундочку...".
  От резкого осознания абсурдности ощущений я буквально взмыл из кровати, при этом, чуть не угробившись о стоящую подле тумбочку. Когда ко мне вернулась способность внятно мыслить, поспешил нащупать лежащую на той же тумбе повязку. Одев которую я опять вернулся к предшоковому состоянию - на кровати уютно свернувшись мирно спала Флёр. Единственное что предотвратило окончательную панику, был тот факт, что она явно была одета.
  Даже думать не хотелось, как она там оказалось, а изображать дополнительный предмет интерьера было откровенно глупо, поэтому было решено пойти умыться, а заодно попытаться вспомнить, что вчера могло привести к таким последствиям. Впрочем, вспомнить ничего нового так и не удалось, но по возвращению увидел, что девушка уже проснулась.
  - Доброе утро, - услышал я смущенный голос девушки.
  - Доброе, - пробурчал я в ответ, - такое пробуждение было довольно неожиданным.
  - Мне выделили комнату с тобой по соседству. Ночью я проснулась от крика за стеной. Честно говоря, я перепугалась и решила зайти и посмотреть, что с тобой.
  Да уж, после такого "весёлого" денька о спокойном сне можно было только мечтать...
  - Ты метался в постели, похоже, снились кошмары. Я попыталась тебя разбудить, но ты только вцепился в меня и не просыпался. Зато начал успокаиваться, поэтому я решила побыть с тобой немного и, похоже, сама уснула.
  Это многое объясняло, например, почему я умудрился выспаться. Сразу вспомнилось - раньше бывало, что Виктория будила меня, когда мне снились кошмары. Но жизнь в школе с возможностью использовать зелья позволяла с этим особенно не заморачиваться. Да и в особняке таких проблем давно не возникало, поэтому даже не подумал приобрести запас зелий сна без сновидений. Но, похоже, сделать это придётся.
  - Спасибо... - столь неожиданная помощь не могла быть неприятна, - но как ты вообще решилась остаться тут, после того, что видела?
  - Захотелось посмотреть, как ты живёшь, раз уж рассказывать добровольно отказывался. Только вот совсем не ожидала оказаться на поле боя...
  - Ну... после увиденного скрывать от тебя что и как наверно особого смысла больше нету. Тем более из Хогвартса, наконец, удалось убраться.
  Я начал кратко рассказывать о том, как сюда попал и чем мы конкретно тут занимаемся. О своём истинном происхождении я говорить не собирался, об этом вообще знали единицы и такое положение дел меня вполне устраивало. К тому же я не знал, как у неё обстоят дела с защитой сознания. Кстати, может подарить ей амулет? Дорого конечно, зато можно будет не беспокоиться понапрасну. Да и день рождения у неё не за горами и я по идее должен преподнести подарок, а с этим у меня всегда были большие проблемы - терпеть не могу этот" праздник".
  Закончить рассказ я не успел, потому что в комнату ворвалась Виктория. Обозрев представшую картину, а в тот момент мы оба сидели на моей кровати, она явно преисполнилась энтузиазмом.
  - Если родится мальчик, я знаю классное имя! - Но на этот раз я даже не смутился, слишком уж абсурдно прозвучала подобная шутка. И, по всей видимости, она это также быстро поняла. - Простите, не лучший день для таких шуток, но не смогла удержаться. Алекс, по пути я встретила Уолтера, нас ждёт леди Интегра. А вас, мисс Делакур, после завтрака доставят в любое указанное вами место.
  ***
  Кабинет был новым, по всей видимости, старому требуется хороший ремонт. И в комнате помимо самой Интегры и меня находились Виктория, Ремус, Сириус, Алукард и, разумеется, Фергюссон. У леди правая рука висела на перевязи - похоже, она легко отделалась.
  Внутри царила гнетущая атмосфера, но оно и понятно - особых поводов для радости у нас не было, разве что сам факт того, что мы ещё живы. На днях состоятся массовые похороны павших со всеми воинскими почестями, да вот только кому от этого легче. Дамблдор нанёс сокрушительный удар, но, скорее всего, главной цели не достиг. Пока жива Интегра, Хэллсинг будет опасен даже несмотря на чудовищные потери.
  А погибли действительно многие, почти четверть личного состава. Учитывая, что половина от общей численности базируется в Ирландии и Шотландии, то штаб сейчас имеет менее половины от необходимого числа бойцов. На данный момент погибшими числилось девяносто шесть человек, и двадцать два было ранено. Причем из последних в строй вернётся в лучшем случае треть.
  Но для начала мне пришлось рассказать о своей части событий.
  - Алукард доложил мне о возрождении Волдеморта. Это действительно так?
  - Боюсь, что да. Один из преподавателей, профессор Грюм, оказался человеком Тёмного Лорда под оборотным. Причем директор явно был в курсе и подыгрывал ему, поэтому исход турнира был предрешен - мне просто не оставили иных возможностей кроме как "выиграть". Боюсь, что даже если бы меня одолели твари в лабиринте, то на исход бы это не повлияло. Но самое плохое то, что этому уроду удалось забраться ко мне в голову и теперь я явно представляю для него интерес.
  - Плохо. Очень плохо, - леди стала нервно постукивать по столу пальцами здоровой руки, - кто помогал Волдеморту, ты знаешь?
  - Некий Барти, по крайней мере, так его при мне называли, именно он изображал Грюма. Помимо этого там был наш старый знакомый Питер Петтигрю, но его убил Князь.
  Похоже, о таких деталях Алукард не сообщал. Люпину пришлось буквально силой успокаивать Блэка, тот слишком разошелся, узнав о смерти предателя.
  Мы все прекрасно понимали, к чему приведёт возрождение Тёмного Лорда. Теперь счёт шел на дни, прежде чем он соберёт достаточно сил, чтобы начать открыто действовать. В лучшем случае у нас будет около полугода. Нужно было ввести в курс министерство, если они до сих пор пребывали в неведении, и наладить сотрудничество с авроратом, как во время прошлой войны. Но это скорее было делом Интегры, по сути остальных просто оповестили о своих планах.
  Вторым вопросом было восполнение потерь. Переводить людей из региональных отделов леди не хотела, по её мнению их там и так было маловато. А набрать новых на территории Великобритании было сложно. Обычно организация набирала солдат с реальным опытом боевых действий в горячих точках, к тому же добровольцев. И сейчас набрать сотню человек таким методом было проблемно. Выхода было два - занижать требования или искать за границей.
  - Я могу найти ещё человек пятнадцать, - предложил свой вариант Люпин, - но если нужно большее, то необходимо налаживать контакты с общинами из резерваций.
  - На работу с общинами нет времени, тем более нормально подготовить новичков мы не успеем. Но ваш отряд показывает неплохие результаты, так что стоит начать работать в этом направлении.
  - С иностранцами всё тоже не так гладко, - присоединился я к обсуждению, - страны в которых сильны позиции Ватикана, по понятным причинам нам мало подходят. Остаются скандинавы, США, и северные германцы. В оставшейся мелочи мы хороших солдат вряд ли найдём. Это если не рассматривать другие религиозные конфессии.
  - В смысле? - не поняла меня леди Интегра. Остальные тоже явно заинтересовались.
  - У страны советов была огромная армия, а сейчас новообразованные республики в полной разрухе. Куча профессиональных военных с реальным боевым опытом того же Афганистана остались без работы, а то и без средств к существованию.
  - Они же ортодоксы. Схизматики!
  - Это скорее плюс, чем минус. Им нет дела да наших религиозных споров. Я кстати тоже не протестант, если вы вдруг забыли. А Сириуса так вообще, скорее к язычникам можно отнести.
  Раздумывала леди недолго.
  - Хорошо, примем как резервный вариант, если не сможет восполнить обычным способом.
  На этом вопрос был закрыт, но мы ещё не обсудили, как быть с Гарри. По словам Интегры наш иск готов получить ход в течение недели. Прежде чем о деле станет известно широкой общественности, должен будет прибыть представитель МКМ, который лично посмотрит, как на деле живёт Гарри Поттер. Заодно проверит наличие следов стёртых участков памяти и прочего ментального вмешательства. И только после этого дело передадут в суд.
  А ведь Поттера ещё нужно будет ввести в курс дел, он ведь пребывает в "счастливом" неведении. Этим должны были заняться в первую очередь я и Сириус. Надеюсь, Гарри не включит режим "упрямого гриффиндорца" и прислушается к нашим доводам и собственному разуму. Хотя не исключён вариант, что он будет сильно обижен, но тут я бессилен - мне и самому подобный вариант с самого начала не нравился.
  Под конец леди Интегра объявила, что всем присутствующим до конца суда запрещено покидать особняк, по крайней мере, без надежного сопровождения. Это не сильно меня огорчило, я надеялся отоспаться хотя бы пару дней, после чего, наконец, заняться расширением собственного арсенала. Что бы ни говорил профессор Флитвик, но мне магия нужна была далеко не для дуэлей и поединков, а для вполне реальных боевых действий. Кроме того оставались нереализованными планы по зачарованию брони, что сейчас приобретало особую актуальность. Да и фамильяром я собирался обзавестись. В общем, дел мне хватит надолго.
  
  ========== Глава 21 ==========
  
  Последующие два дня запомнились лишь похоронами, на которых мне также пришлось побывать. Сто две свежие могилы встречали своих новых обитателей - шестеро из раненых не протянули и суток. Многие гробы были закрытыми, кто-то успел обратиться в упыря, другие были слишком изувечены. На похоронах присутствовали практически все члены организации, кроме тех, кто сейчас находился на боевом дежурстве. Помимо этого пришло и множество и вовсе незнакомых людей, в основном бывших сослуживцев или родственников. Мало у кого из погибших были семьи, всё же эта не та работа, которая подходит для обременённого семьёй человека.
  Жизнь в особняке ещё не скоро придёт к размеренному ритму, об этом напоминал шум строительных бригад, восстанавливающих разрушенное. А потом прибудут новобранцы и со стороны полигона будет слышен шум стрельбы и взрывы практически круглые сутки. Эти дни я практически ничем не занимался, пребывая в глубокой апатии, из которой меня вывело лишь прибытие представителя МКМ, Герхарда Йонера.
  Это оказался высокий пожилой джентельмен, с короткой стрижкой и старомодным моноклем, при этом он был весь увешан непонятного назначения артефактами. Наверняка защитного свойства, но более точно сказать было затруднительно. Чем-то он напоминал Уолтера, по крайней мере, мне так казалось. Я не знаю, о чем он беседовал с леди Интегрой, но когда аудиенция была закончена, меня поставили перед фактом, что через час мы отправимся к дому, где проживает Гарри Поттер. Такая поспешность стала для меня неожиданностью, и я поинтересовался вопросом безопасности.
  - Молодой человек, я мастер окклюменции, ветеран войны с Гриндевальдом и защищён артефактами практически от любой угрозы, кроме того они позволят мне эвакуироваться в случае опасности. Что к слову сработает и в случае моей смерти. - Хорошо поставленным голосом, с практически незаметным акцентом произнёс представитель МКМ. - Если в деле действительно замешан Альбус Дамблдор, то даже ему не хватит сил поставить настолько мощный антиаппарационный барьер. Если не посещать места, защита которых завязана на источник магии, то я практически в безопасности. Кроме того, сам факт нападения на меня приведёт к серьёзным последствиям.
  - Но охрану всё равно стоит взять, - жалко только Князя в сопровождение никто не пустит, после недавних событий оставлять главу организации без надлежащей защиты было бы глупо, а у неё дел и так по горло.
  - Леди Интегра тоже настаивала на таком варианте, хотя я не вижу в этом ни малейшей необходимости. Сторона ответчика ещё не была оповещена о моём визите, так что никаких неожиданностей не должно быть. К тому же, как я уже сказал, нападение лишь принесёт организатору проблем, при том, что шанс на успех не так уж велик.
  - Поверьте, если вы успеете спастись, то нам умирать станет гораздо спокойней, - поневоле губы искривились в усмешке.
  - Примерно то же самое сказала ваша начальница, юноша, - вздохнул Герхард.
  Как оказалось, час времени понадобился именно на подготовку сопровождения. Помимо меня ехать должны были Люпин и Блэк - если всё пройдёт гладко, то их помощь в разговоре с Гарри явно будет не лишней, да и пара магов для страховки будет не лишней. Ну и Виктория, разумеется, куда же я без неё. Ехать мы должны были обычным транспортом, хотя машина в сопровождении двух броневиков с охраной будет привлекать внимание, что, несомненно, не очень хорошо. Тем не менее, до места назначения мы добрались без каких-либо происшествий.
  Сегодня был выходной, поэтому чета Дурслей должна находиться дома, тем более, окажись это не так, нам бы обязательно сообщили. К входу в дом отправились только я и мистер Йонер, дабы не шокировать обитателей видом вооруженных людей, хотя наша техника перед домом их тоже вряд ли обрадует. На стук в дверь пришлось ждать ответа почти минуту, после чего пред нами предстал мужчина с, мягко говоря, излишним весом. По всей видимости, это был Вернон Дурсль.
  - Чем могу быть полезен? - несмотря на вежливую постановку фразы, голос его звучал весьма раздражённо. Подозреваю, что если бы явился один, то был бы сразу послан на все четыре стороны.
  - Меня зовут Герхард Йоннер, и мне бы хотелось побеседовать с мистером Поттером.
  - Кто вы такие? - даже малейший намёк на вежливость полностью исчез.
  - Я представитель международной конфедерации магов... - терпеливо начал объяснять немец.
  - Убирайтесь прочь из моего дома! - яростно перебил его толстяк и захлопнул дверь.
  Несколько секунд мы молча обалдевали от такого поворота, после чего пожилой маг пожал плечами, достал палочку и молча открыл заклинанием дверь, после чего спокойно шагнул внутрь дома. Мне оставалось лишь последовать за ним.
  - Боюсь, что вам придётся выслушать меня, даже против собственной воли, мистер Дурсль. Мы пришли поговорить с мистером Поттером и сделаем это в любом случае. К вашему сведению, возбуждён иск за жестокое отношение с ребёнком, против вас в том числе. Пусть магловская сторона вопроса нас и не сильно волнует, но результат суда будет иметь последствия для вашей семьи.
  - Никакой чёртов псих не будет приказывать мне в моём собственном доме! Убирайтесь или... - вопли главы семейства были бесцеремонно прерваны заклинанием. Теперь толстяк лишь молча разевал рот, силясь что-то произнести. Видимо, терпению немца быстро пришел конец.
  - Шевельнётесь, и я буду вынужден вас обездвижить.
  На шум в коридор прибежала худая женщина, очевидно, это была Петунья Дурсль.
  - Вернон, что с тобой? Кто вы такие?! - чуть ли не провизжала женщина. Герхард молча поднял палочку, видимо объяснять что-то обычным людям он уже желанием не горел, но я придержал его руку. Была надежда договориться без излишнего применения силы.
  - Приветствую, кузина.
  Та осеклась, явно не ожидая такого поворота. Пришлось самостоятельно отвечать на невысказанный вопрос.
  - Да, я сын Дианы Эванс, - Петунья всё ещё не могла прийти в себя, - мы хотим поговорить с Гарри Поттером, где он сейчас?
  - Второй этаж, дверь направо, - наконец пришла в себя женщина, - что вы сделали с Верноном?!
  - Просто заклятье тишины, это не принесёт ему никакого вреда. Постарайтесь успокоить своего мужа, кузина, не хотелось бы применять силу...
  Похоже, они вняли голосу разума, и мы смогли спокойно проследовать на второй этаж, где и обнаружили Гарри. Что примечательно, его комната была заперта снаружи. Увидев это, немец ничего не сказал, лишь покачал головой.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровался с пожилым магом Поттер, - Алекс? Что это значит?
  - Привет, Гарри. Этот мужчина представитель международной конфедерации магов и у него к тебе есть ряд вопросов. Что и почему я объясню тебе чуть позже.
  -А...
  - Мистер Поттер, меня зовут Герхард Йоннер и, как уже сказал этот юноша, я представитель международной конфедерации магов. По поводу жестокого обращения в отношении вас возбуждён иск и я должен убедиться в том, что предоставленные истцом доказательства имеют связь с реальностью и делу стоит давать ход.
  Похоже, Гарри мягко говоря, не ожидал таких событий и сейчас был не в состоянии что-либо внятно спросить.
  - Для этого мне придётся воспользоваться легилименцией, то есть напрямую просмотреть события из вашей памяти. Это конечно не является абсолютным доказательством, но добавит веса предоставленной нам информации. Кроме того я должен проверить наличие следов ментального воздействия на вас или ваших... домочадцах. В том числе следы стёртой памяти. Поэтому, постарайтесь успокоиться и расслабиться, после чего я начну процедуру.
  Поттер возражать не стал. Возможно, сказалось моё присутствие, а может он увидел шанс покинуть свой "любимый" дом. На всё запланированное у немца ушло около часа - были "просмотрены" все, кроме Дадли Дурсля, которого не оказалось в этот момент дома. Да и полученной Герхардом информации было с лихвой, теперь иск явно получит ход. Вернон Дурсль попытался было возмутиться, но был тут же парализован. Прямо в таком состоянии Герхард и покопался в его памяти. Впрочем, он не забыл предупредить, что сопротивление может привести к негативным последствиям для психического здоровья.
  Честно говоря, я втайне надеялся, что всё это влияние Дамблдора, всё же Петунья приходилась мне довольно близкой роднёй. Но как оказалось никакого ментального воздействие на чету Дурсль не было. Возможно влияние каких-нибудь зелий, только это будут проверять позже, но скорее всего они просто по натуре были редкостными ублюдками. Даже сдержанный немец выдал несколько ругательств на родном языке, после того как поработал с Поттером.
  Столь хладнокровно издеваться над ребёнком... я ведь знал, что они делали, сейчас же узнал, что всё это было по их собственной воле. К тому же, по словам немца, полное отсутствие внимания со стороны органов опеки казалось им совершенно обыденным. Подумаешь, что-то сделали с малолетним "ненормальным", кому он вообще нужен? В общем, можно быть уверенным, что уж они-то точно получат по заслугам. Мысль о том, что Дадли Дурсль скорее всего останется без родителей лишь мелькнула на краю сознания, но быстро ретировалась - они сами выбрали свою судьбу.
  Далее пришлось вновь убеждать Гарри потерпеть до объяснений ещё немного. Для этого мистер Йоннер обещал выделить нам пару часов, прежде чем Поттера транспортируют в Германию, где он пробудет до конца суда. Там он не будет иметь возможности контактировать ни с нами, ни с Дамблдором, что в принципе было нам на руку. Только нового штурма нам сейчас не хватало.
  На выходе из дома нам предстала занимательная картина. Пара незнакомых магов, находилось в окружении бойцов охраны, к которым присоединились Люпин и Блэк. Правда последние были в форме и масках, так что преждевременно их Гарри узнать не мог. По всей видимости, это были авроры, прибывшие к дому несовершеннолетнего мага около которого было зарегистрировано применение заклинаний. Но предпринять авроры ничего не успели, поскольку в этот момент к дому аппарировал сам Альбус Дамблдор.
  - Что всё это значит? - Осмотревшись, обратился директор к Йоннеру. Впервые я видел его в таком состоянии - сейчас перед нами стоял действительно один из величайших магов. От него просто исходили волны силы, заставляющие нервно стиснуть в руках палочку. Не реальные волны магии, те, что я вполне мог видеть, а на уровне ощущений. Ещё никогда мне не приходилось чувствовать такого давления, оставалось надеяться, что ни у кого из солдат не дрогнет рука, что могло привести к печальным для нас последствиям. Даже аврорам явно было не по себе.
  - А́льбус Персива́ль Ву́льфрик Бра́йан Да́мблдор, на вас, как на опекуна мистера Поттера, подан иск в международную конфедерацию магов. Поэтому мистер Поттер проследует сейчас со мной. О дате начала суда вам сообщат в ближайшие дни.
  Произнеся это, немец положил руку на плечо Поттеру, показывая, что в случае необходимости сможет использовать аварийный портал, а заодно прихватить с собой Гарри. Но Дамблдор быстро взял себя в руки и давление исчезло. Видимо он прекрасно понимал, что Герхард может спастись в любой миг, даже если успеть нанести ему смертельную рану.
  Кто за этим стоит он не мог не понять, но прямо сейчас что-либо сделать был не в состоянии. Поэтому ему оставалось лишь ретироваться и готовится к началу суда. Авроры же задали пару дежурных вопросов и быстро отправились восвояси. А нам предстоял обратный путь и тяжёлый разговор с Поттером, который конкретно сейчас вообще не понимал ничего из происходящего.
  ***
  Сказать, что Гарри пребывал в шоке, было бы слишком мягко. Не каждый день столь кардинально меняется кажущийся привычным тебе мир. Вчера ты считал Альбуса Дамблдора великим светлым магом и готов выполнить любое его поручение, а сегодня оказывается, что он пусть и великий, но далекой не такой светлый, как казалось. Ведь ты провёл тринадцать лет в доме, где тебя, мягко говоря, не очень любят, а "добрый" старец на самом деле твой законный опекун и прекрасно знает, в каких условиях ты живёшь. Более того, следит, чтобы условия жизни не повернулись к лучшему. Точнее, делал это до твоего одиннадцатилетния.
  А твой крёстный оказывается, не греет косточки где-то в Южной Америке, как писал, а очень даже активно проводит время в Англии. Причем проживает в том же месте, где и твой друг, который и словом об этом не обмолвился. Да и в целом знает о тебе едва ли не больше, чем ты сам, но при этом ничего не говорил. Наверно с его точки зрения я был таким же манипулятором, как и Дамблдор, но ведь и рассказать всё раньше времени не было никакой возможности. Но сейчас Гарри предъявлять мне свои претензии не стал, правда чувствую, без этого не обойдётся.
  Пребыванию в нашей компании Люпина Поттер уже особо и не удивился. Зато новость о возрождении Волдеморта была воспринята с искренней "радостью". Хотя я ожидал, что директор расскажет ему хотя бы об этом событии. Примерно также была воспринята новость о том, что Гарри придётся провести ближайшее время в Германии. Но тут хотя бы на фоне дома Дурслей какой-то прогресс.
  В общем, на голову несчастного Поттера мы вывалили всё, даже не пытаясь смягчать информационного удара. В том числе рассказали о событиях в конце турнира и роли в них директора Хогвартса. О последующем штурме особняка Хэллсинга тоже поделились, и опять же очевидную роль Дамблдора скрывать не стали. И сейчас наблюдали картину полного офигевания от такого поворота.
  Двух выделенных нам часов явно было мало, многие детали оказались за кадром, но самое важное Гарри узнал. Если у нас всё получится, рассказать более подробно у нас будет предостаточно времени. А если нет... о таком варианте даже думать не хотелось, это означало бы полное и окончательное поражение. Интегре пришлось бы заверять старого интригана в полной капитуляции и дальнейшем невмешательстве в дела магов, а я бы наверняка вновь исполнял роль заложника в Хогвартсе. Иначе организация просто потеряет возможность делать свою работу - в том, что Дамблдор при желании сможет аккуратно, но эффективно нам мешать сомневаться было глупо.
  По истечению двух часов Герхард Йоннер попрощался с присутствующими и активировал портал, забрав Поттера с собой. Нам же предстояло много дел - уже вовсю шел поиск новобранцев, поскольку тянуть с этим не было никакой возможности. А мне следовало, наконец, начать работать над зачарованием снаряжения. Благо, сейчас с магами у нас было получше, чем год назад и этот проект стал вполне реализуем.
  Работа была муторной, аккуратно нанести руны и влить в них силу - казалось бы просто, только вот ошибки были неприемлемы. Да и силы уходили быстро. По факту выходило, что пять магов суммарно могли зарядить двенадцать артефактов в день, могли бы и больше, только вот выкладываться по полной было опасно. А комплектов нужно не менее четырёх сотен, что приводило нас к месяцу кропотливой работы. При этом необходимо иметь запас и стоит учесть расход сил на восстановление рун после проведённых операций.
   В ходе работы выявилась небольшая проблемка, обработанные мной когда-то щиты вступали в конфликт с магической защитой. Видимо столь разные приёмы не очень уживаются друг с другом, хорошо хоть на мне это никак не сказывается, по крайней мере, никаких изменений не замечал. Ничего критичного, но вот руны постепенно теряли вложенный запас сил, и их приходилось "подзаряжать", что ещё больше растягивало срок. Нам требовалось больше магов, только вот где их взять? Люпин, конечно, начал искать добровольцев среди себе подобных, только вот найти среди них магов будет проблематично.
  Опытным путём было выяснено, что зачарованный бронежилет выдерживает от трёх до пяти попаданий средней силы заклинаний, в зависимости от направленности. Простые, но мощные чары типа того же редукто держал больше, а стихийных меньше. Попытка же влить больше сил в руны приводило снаряжение в негодность, посредством взрыва или возгорания.
  В ходе этих работу у меня возникла интересная идейка.
  - Ремус, насколько я знаю, максимальная энергоёмкость рун зависит от материала, на который они нанесены.
  Оборотень лишь кивнул, признавая мою правоту и призывая развивать мысль дальше.
  - Что если использовать что-то более... тяжелое?
  - Например? Одеть на бойцов рыцарский доспех? - рассмеялся маг, - ну такой и пару десятков попаданий выдержит.
  - А я не шучу. Обычным бойцам такое разумеется неприемлемо, но вот вампирам или оборотням.
  На этот раз Люпин задумался всерьёз.
  - Интересная идея. Для оборотней это не подходит, мы несильно превосходим обычных людей в физической силе, но вот для вампиров этот вариант идеален. Вес будет играть малую роль, но тут будет важен баланс между защищённостью, сохранением подвижности и функциональностью.
  - Можно заказать что-нибудь у гоблинов и поэкспериментировать.
  А если получится, то и для Виктории что-то подобное организовать. Это могло сгладить её слабые стороны. Причем для неё не жалко и все имеющиеся у меня средства потратить.
  Кстати о финансах. Нас всё же посетили представители министерства, которые поздравили меня с победой в турнире трёх волшебников, вручив приз в тысячу галеонов. А кубок останется в школе, даже в этом Дамблдор меня попользовал... Расспрашивать о событиях после телепортации меня никто не стал, всё необходимое и так было передано министру.
  Только вот в газетах не появилось ни слова о возрождении Тёмного Лорда. Впрочем это было ожидаемо, министр не мог позволить себе превратить и без того закончившийся скандалом турнир в окончательный крах своей карьеры. Ведь выборы не за горами, а кресло уже пошатывается. Хорошо хоть аврорат получил неофициальные инструкции сотрудничать с нами в случае "неожиданных проблем", как было во время прошлой войны.
  Но кое-что интересное в магической прессе всё же появилось. Было обнаружено тело мистера Крауча в собственном доме и основной версией было то, что он покончил с собой. Дальше приводилась краткая сводка о том, что это вообще за человек. Из неё становилось понятно, почему версия с суицидом всех устроила. Этот маг отправил в Азкабан собственного сына в конце прошлой войны, жена умерла, карьера потерпела крах. А теперь ещё и провал турнира, за который он отвечал. Правда, меня заинтересовал один факт - его сына звали Барти. Считается, что он скончался в Азкабане пару лет назад, но вот так ли это на самом деле?
  Помимо этих забот я начал изучать новые, более пригодные для реального боя заклинания. Учил меня в основном Ремус, но иногда подключался и Сириус, который из-за вынужденного "заточения" в особняке маялся от скуки. Стихийные чары давались тяжело, но особого выбора у меня не было. Кроме того, я старался невербально освоить всё более-менее полезное из своего старого арсенала.
  Блэк предложил мне заняться анимагией. Но вот что-то мне подсказывает, что превращусь я в крота или книжного червя. В любом случае в животной форме я буду всё также слеп, а при обращении повязка потеряет свои свойства. В общем, это было бы напрасной тратой времени. Получив сей обоснованный отказ, Сириус на некоторое время от меня отстал, но через пару дней загорелся новой идеей - научить меня аппарировать. Я бы с удовольствием осилил это крайне полезное искусство, только вот это явно не для меня. Для аппарации требовалось точно знать, куда ты хочешь попасть, а у меня с ориентацией на местности были определённые проблемы. Были вполне реальные опасения, что после попытки перемещения собирать меня будут очень долго и не факт что вообще получится.
  Не обошлось и без неприятностей. Дамблдор всё же сумел извернуться и дату начала суда задвинули довольно далеко, ждать придётся более двух недель. За это время директор явно сможет как следует подготовиться и убрать многие хвосты. Надеюсь, такая отсрочка обошлась ему дорого. Только даже если это так, для нас это большой роли не играло.
  Чуть более недели прошло, когда начали прибывать новобранцы, и в особняке стало шумно как никогда ранее. Более того мне даже пришлось участвовать в работе с новичками, в основном в качестве переводчика. А ведь со временем и так были проблемы.
  
  ========== Глава 22 ==========
  
  Никогда не думал, что мне придётся выступать в роли преподавателя перед толпой взрослых опытных мужиков, побывавших не в одной горячей точке. Хотя с другой стороны роль руководящего состава мне уже навязали, а ведь я к ней также был совершенно не готов...
   Как и ожидалось, в старой доброй Англии достаточного количества добровольцев найти не удалось - с трудом получилось наскрести тридцать человек. Собирать же разнонациональный сброд было бы неразумно, поэтому остальных решили набирать с территории бывшего СССР. И вот там желающих вступить в организацию оказалось с избытком, вербовщики могли позволить себе изгаляться как угодно, отбирая лучшие кандидатуры. Возможно, они действительно остро нуждались в работе или деньгах, а может, сыграла свою роль моральная сторона вопроса - всё же защищать гражданских от непонятных тварей это совсем другое, нежели воевать в качестве наёмника непонятно за чьи интересы.
  Но всё равно, английским на должном уровне из них мало кто владел, а объяснить основы новой работы им нужно было уже сейчас. Изначально планировалось, что я буду лишь в роли переводчика при Фергюсоне или других инструкторах, но леди Интегра решила, что для меня это будет полезный опыт. К тому же по части теории в нашем деле я действительно мог дать фору любому.
   И вот передо мной сидят, а в качестве аудитории было подготовлено одно из помещений особняка, чуть больше тридцати человек, в возрасте от тридцати до сорока лет. Не думаю, что они ожидали увидеть в качестве учителя четырнадцатилетнего подростка, и пусть на вид мне можно было дать и все шестнадцать, но дела это, скорее всего, не меняло, и возможно изначально за преподавателя они приняли Марка, одного из солдат организации, который должен был мне помочь в паре моментах.
   - Меня зовут Александр Эванс, и я буду проводить лекции, целью которых является ознакомление вас со спецификой нашей работы. Если есть вопросы, то задавайте прямо сейчас, потом не хотелось бы отвлекаться.
   Один из новобранцев, мощного телосложения мужчина сидящий в центре аудитории, вскочил с места.
   - Да что бы меня учил какой-то щенок? Серьёзно?!
   - Представьтесь, - совершенно спокойно отреагировал я, поскольку что-то подобное ожидалось изначально.
   - Курсант Смирнов, - нехотя буркнул мужик.
   - Подойдите ко мне, курсант Смирнов, - но тот проигнорировал приказ.
   - Боец, выполнять! - попытался разрулить ситуацию Марк.
   Смирнов всё же сделал несколько шагов и остановился около меня. Возможно он опытный солдат и в реальном бою против такого у меня нет шансов, по крайней мере без применения магии, но сейчас он явно меня недооценивает, за что и поплатится. Резко сорвавшись с места, я нанёс ему удар под колено, заставляя потерять равновесие и, зайдя за спину, добавил второй, но уже с обратной стороны ноги, и рывком за одежду, опрокинул новобранца на спину. После чего спокойно вытащил из ножен клинок и коснулся остриём его шеи.
   - Да, я буду вас учить, - всё тем же спокойным тоном.
   Огорошенный мужик поднялся и, прихрамывая, возвратился на своё место, но теперь вопросы возникли у других. Правда, на этот раз никаких нарушений дисциплины не было.
   - Если не секрет, сколько вам лет эмм...сэр?
   - Скоро будет пятнадцать.
   - И вы являетесь сотрудником этой организации в таком возрасте?
   - Да. Я лейтенант организации Хэллсинг. И сразу отвечу на ваш следующий вопрос - так получилось, потому что я являюсь магом.
   По аудитории прошлась лёгкая волна перешептываний.
   - Нам говорили, что придётся воевать против всяких созданий типа вампиров или оборотней... Уже это вызвало множество сомнений. Но магия?! Что за сказки?! - вновь влез этот Смирнов.
   - Об этом вам не могли сообщить, так как прямое разглашение подобной информации является нарушением древних договоров с магами. Поскольку на слово вы мне вряд ли поверите, то думаю, стоит начать с небольшой демонстрации, - в предвкушении на лицо наползает ухмылка.
   Достав палочку, я приподнял один из стульев заклинанием левитации, после чего быстро применил отталкивающие чары. Стул, пролетев по пологой дуге, врезался в надоедливого новобранца вновь опрокинул того на пол и, не выдержав удара, развалился на несколько частей. После чего репаро вернуло ему прежний вид, и всё теми же левитационными чарами я вернул стул на место. Эта небольшая демонстрация прошла в практически полной тишине, которую нарушал лишь тихие ругательства, пытающегося подняться Смирнова.
   - Думаю с формальностями покончено. Перейдём к сути. Марк!
   У стены стояло несколько просторных клеток, завешенных тканью. Боец подошел к ним и сдёрнул с одной покров. В клетке находился упырь, парочку из которых предусмотрительно не стали добивать после штурма поместья.
   - Перед вами низший вид нежити, упырь. Абсолютно безмозглое создание, но при этом подчиняется своему создателю и не чувствует боли. Любой человек убитый вампиром или другим упырём восстанет из мёртвых в таком виде, при условии попадания в раны слюны вышеперечисленных созданий. При стрельбе обычными боеприпасами или при рукопашной уязвимы только к сильным повреждениям головного мозга, а повреждение спинного мозга приведёт к ограничению подвижности. Но используемые нами освящённые боеприпасы дадут нужный эффект даже при одиночном попадании в мозг или сердце. Марк, продемонстрируй.
   Взяв со стола нашу стандартную укороченную винтовку, солдат выпустил очередь в упыря, целясь в туловище. Очередь опрокинула тварь, но не убила. Через несколько секунд упырь, как ни в чем небывало вновь стоял у прутьев клетки. Направив на него палочку, я произнёс "инсендио" вложив побольше сил в заклинание. К клетке устремился небольшой поток огня, который тварь встретила совершенно равнодушно. Зато комнату наполнил запах горелого мяса, пришлось убирать его с помощью магии.
   - Как видите, полная нечувствительность к боли и крайняя живучесть. А теперь освящённые боеприпасы.
   Всего одна пуля и тварь падает, но на этот раз подняться ей не суждено. Постепенно тело начинает превращаться в прах. Новобранцы, по всей видимости, пребывали в лёгком шоке от увиденного, но впереди их ждало нечто гораздо более шокирующее, и, тем не менее, необходимое.
   В одной из клеток забившись в угол сидел ребёнок, лет двенадцати на вид. Этого малолетнего вампира вчера привезли с операции парни Люпина. Для взрослых тренированных вампиров ослабшее создание с детским телом явно не представляло опасности. Кто обратил ребёнка мы пока не нашли, скорее всего он был уже нами упокоен. О этой находке же смогли только узнать, что при жизни это был местный бродяжка, скорее всего сбежавший из какого-то детского дома. Вампирёныш потеряв голову от жажды напал на одного из прохожих, убить не смог, поскольку слишком ослаб, но теперь беднягу ждало обращение - в ходе драки в рану попала кровь. Теперь же этот ребёнок должен быть упокоен. Да, это жестоко, но по-другому нельзя. Пожалей его, и будут другие жертвы.
   То, что должно было произойти дальше, мне совершенно не нравилось, но Фергюссон настаивал, что необходимо жестко расставить акценты, тогда в дальнейшем возникнет меньше проблем. Вновь сменив патроны на обычные, Марк дал очередь по вампирёнышу. Тот заметался по клетке - приобретённые инстинкты диктовали ему как действовать. Только вот скорость вампиров не настолько высока, чтобы осознано уклоняться от пуль, обычно они быстро и хаотично перемещаются, что сводит возможность прицельной стрельбы к минимуму. Только вот пространства внутри клетки явно маловато для подобных внутри. Изнутри сначала раздались полные боли крики, а потом скулёж и плачь.
   - Это же ребёнок! - не выдержав, вскочил один из новобранцев.
   - Сесть! - Рявкнул я. Похоже, мне удалось произвести на новобранцев должное впечатление, поскольку этот приказ был выполнен мгновенно. - Этот "ребенок", будучи сытым, в форме, и без сдерживающей его клетки, спокойно оторвёт любому из вас конечность, а потом насладится получившейся трапезой. Не особо напрягаясь! А его скорость окажется такова, что возможности вести прицельную стрельбу практически не будет. Если вы ещё не поняли, это вампир. И то, что раньше это был обычный ребёнок, вас не должно смутить во время операций. Иначе кто-то из ваших товарищей заплатит за это жизнью. К слову, с вашей точки зрения я тоже, наверняка, ребёнок, только вот пары заклинаний мне хватит, чтобы отправить вас всех на тот свет.
   Разуметься я несколько утрировал, ведь только начал изучать подобные боевые заклинания. Но, к примеру, волна огня, которую сейчас отрабатывал, вполне могла осуществить сказанное.
   - Вампиры одни из опаснейших противников, с которыми вам предстоит столкнуться, но это не значит, что мы истребляем всех кого нашли. Тех, кто живёт мирно и не нарушает закон, мы не трогаем, а несколько даже состоят в нашей организации. Позднее они продемонстрируют вам свои возможности, чтобы вы могли оценить всю степень опасности. Но этот... несмотря на возраст он недавно напал на человека и теперь должен быть упокоен.
   Дабы прийти в себя после столь жестокой демонстрации пришлось дать новобранцам некоторое время на осмысливание услышанного и увиденного.
   - А теперь продолжим...
  ***
   Подобное занятие неожиданно сильно меня вымотало, к тому же после первой группы пришлось повторять то же самое для второй, благо с ней таких осложнений не возникло. Сейчас же аудитория опустела, курсанты, как и мой помощник, уже ушли. Но прежде чем покинуть аудиторию мне предстояло сделать ещё одно дело. Достав из кобуры пистолет, я направился к клетке с вампиром. Тот, увидев моё приближение, только сильнее прижался к дальней стенке, не прекращая дрожать.
   Нацелив оружие на сердце несчастного существа, я пытался заставить себя нажать на курок. Один выстрел - все, что от меня требовалось. По сути это был акт милосердия, ведь самостоятельно выжить вампирёныш никак не сможет, даже если сейчас его отпустить.
   Но нажать курок я так и не смог. Что бы я ни говорил своим