Глава 9. Бресилианский лес.

  
  Чем дальше в лес, тем толще партизаны.
  Народная мудрость.
  
  Несколько часов спустя.
  Моё утро началось с отчётов. Потери, разрушения инфраструктуры, сведения по запасам и общему настроению. Пока начальство отсыпалось после героических подвигов, подчинённые пахали, пахали и ещё раз пахали. Так что сведений успело скопиться достаточно и пусть Кристиан, Логейн и Эамон на троих сообразили неплохо, многие вещи требовали, как минимум, моего подтверждения, но начать я решил со статистики.
  
  Итак, общие потери составили всего 723 человека. Из них две сотни – это штрафники, пошедшие в атаку первыми… хм, в смысле, выставленные в первые ряды защитников, остальные, в основном, ополченцы, помершие по собственной глупости, нерасторопности и просто те, кому не повезло. Профессиональных лояльных воинов мы потеряли всего полторы сотни, почти все из них относились к войскам Логейна и Эамона. Хайевер и эльфы потерь не понесли вовсе. Первые были резервом, который толком не задействовали, так, пара вылазок для усиления начинающих прогибаться штрафников, вторые в подавляющем большинстве были лучниками и занимались обстрелом со стен (на которые никто из тварей так и не полез, спасибо саботажу Уртемиеля) и сидя по крышам укреплённых домов. Ну а те, кто предпочитал ближний бой были сами по себе теми ещё машинками смерти или почтенными «невидимками». Короче говоря, одна эта оборона столицы принесла мне славу полководца, не только не уступающего, но и в некоторых моментах превосходящего Логейна, ведь последний сидел в штабе и рулил общим ходом битвы, видел его мало кто, а я Превозмогал в поле и лично зарубил «вражеского главнокомандующего».
  
  Но это всё так, мелочь. Куда больше меня волновал как раз вопрос «что делать дальше». Вариантов была масса, прямо глаза разбегались, а вот времени, как всегда, в обрез. По-хорошему, мне бы пару-тройку месяцев тишины и покоя на покопаться в Море. Текущий уровень контроля уже позволял мне рулить тварями на пару-тройку тысяч километров окрест, причём, я чувствовал, что это не предел, нужно лишь чуть освоиться и, возможно, поменять «командные частоты», чисто на всякий случай, во избежание всяких там Архитекторов, Архонтов, Древних и прочих хтонических хреней, регулярно вылезающих в этом мире. Да и помимо укрепления своего контроля, стоило заняться оптимизацией тварей. Эти «матки», производящие монстров по определённым шаблонам, с одной стороны – решение прекрасное, но с другой, необходимость пускать на них нормальных женщин – просто идиотизм. Имея самоподдерживающуюся экосистему, способную производить и модифицировать разнообразнейшие живые организмы, зависеть от поставок «материала» извне – это просто фееричнейшая глупость. Точнее, как я теперь знаю, очередная диверсия драконов. Великие могли с пренебрежением относиться к смертным и даже большей части бессмертных, оттого и поплатились, но глупцами они не были никогда. Столкнись мир с ордой неприхотливых, чертовски выносливых тварей с ядовитой кровью, способных к размножению без паразитизма, миру придёт хана… или появится какой-нибудь умник, что разработает ОМП (оружие массового поражения *прим.Автора), что будет бить исключительно по этим тварям, но вариант с «хана» куда как вероятнее. Вручать абсолютное оружие в рамках данного мира своим поработителям драконам очень не хотелось, так что Думат, вынужденный всё это безобразие разрабатывать, постарался максимально усложнить жизнь «хозяевам», которых, к сожалению, даже толком не видел ни разу. Была бы его воля, он бы ещё и сделал так, чтобы твари от старости дохли за пару лет, а лучше – недель. Но поскольку создания Мора были выведены всё же искусственно, то и природных механизмов регулирования не имели, в том числе и механизма старения. Кхм, к чему я это всё? Как генетику, мне безумно хотелось зарыться в эту систему и довести её до ума тем более, что это уже моё, можно сказать, родное, нежно любимое имущество! Вот как тут можно удержаться и не пройтись напильничком? Я ведь легко смогу на основе тварей едва ли не новую расу вывести и даже подвести обоснуй под их служение мне. А там, чем Предвечная не шутит, поколение-два нормального функционирования и у них появятся полноценные души, а это – почитающий меня народ. Внутри что-то приятно отозвалось на эти мысли и довольно уркнуло, видимо, так давало о себе знать наследие Дракона-Владыки, впрочем, будет лицемерно отрицать, что подобное мне бы не понравилось само по себе. Не как культ, а, в первую очередь, кузница компетентных и лояльных кадров, а если у них и магия будет на уровне, то это ещё и помощь в исследованиях и экспериментах!
  
  Вот только кто мне даст эти пару месяцев на вдумчивое вникание во все перипетии? Как тут посидишь в тихом кабинете над схемами и генетическими картами, когда нужно отдавать приказы по восстановлению ворот Денерима? Ну хорошо, не приказы, назначенный Логейном эрл дураком не был и сам всё прекрасно распорядился, но ведь ознакомиться с его «отчётом» мне нужно было лично! Столица, чай, не жук чихнул. А беженцы? Кого не сожрали Порождения Мора, тех они разорили. Поскольку со смертью Архидемона Мор вроде как окончен, то возникают вопросы по восстановлению земель. А это деньги, но с этим ещё более-менее, столь быстро завершившаяся война сожрала куда меньше, чем смел надеяться Мак-Тир и запасы были, но ведь помимо денег нужны ещё и управленцы на освободившиеся земли. И где их брать, я представлял слабо. Рыцарям своим наделы я и так раздам, у меня в Хайевере проблема с хозяйственниками едва ли не более острая, чем в остальных местах. А ведь есть ещё Королевские Земли, будь они неладны, весь северо-восток страны, за исключением Денерима, который хозяина таки обрёл. Вот что мне делать, если почти все тамошние владетели остались под Остагаром вместе с Кайланом? Там ведь были именно сеньоры со старшими сыновьями и личной дружиной. И далеко не все младшие родичи могли наследовать поместья, уж точно не те, кто быстренько смылся, узнав о разгроме войск на юге. Хотя… на волне всеобщей эйфории и своего авторитета, вполне можно протащить пару вариантов, запланированных мной на «попозже». Да, раздать наделы особо отличившимся в битве воинам, как из своих, так и от союзничков. Но, поскольку времена тяжёлые, земли обезлюдели, мы понимаем, что снаряжать дружину сейчас не из кого и для поддержания порядка на вверенных землях, даём под руку своих воинов, прямо от сердца отрываем. Вы их снабжайте, а они будут вас охранять. Ну и что, что родом из Хайевера и служат, в первую очередь, королю? Вы разве королю не служите? Так в чём проблема? Да и вряд ли вчерашние простые бойцы даже задумаются о столь сложных материях. А дальше тот факт, что собственных войск у лорда нет или почти нет, а есть лишь присылаемые Его Величеством бойцы, что находятся у него на снабжении, очень скоро станет обыденностью. Особенно, если отправить войска Логейна с Эамоном попротивостоять Орлею. Кстати о последнем…
  
  Теперь, когда Мор окончен, нужно ждать Священного Похода, не сразу, конечно, но в относительно ближайшее время. И неплохо бы к тому моменту заручиться дополнительными союзниками, а так же избавиться от очередной точки напряжения. Брессилианский лес и его оборотни. Такие войска мне не помешают, но сейчас даже не в них дело. Лес – это строительный материал. С учётом пожжённых тварями деревень, пусть и пустых, людям придётся отстраиваться заново и на это потребуется дерево. Разумеется, не Брессилианом единым жив Ферелден, но для тех же Королевских Земель это – ближайший источник высококачественной древесины. И если из этого источника будут лететь эльфийкие стрелы шальных долийцев или, того хуже, вылезать поехавшие крышей вервольфы, вырезающие и заражающие всех на своём пути, нервов мне это попортит, не говоря о том, что спустит в выгребную яму все мои усилия по налаживанию равноправия среди моих подданных чуть меньше, чем полностью. Потому, как бы мне ни хотелось заняться интересным, придётся вновь сосредотачиваться на нужном. Эх.
  
  Не став откладывать дело в долгий ящик, я обратился к своим уважаемым вассалам на предмет составления списков особо отличившихся. Те пожали плечами и предоставили мне нужные данные буквально за час, видимо, работа в этом направлении и так шла. Да и почему бы ей не идти? Мудрость о том, что ничто не обходится для государства так дёшево и ценится солдатами так высоко, как медаль, была отнюдь не новой в этом мире. Тут, разумеется, были не медали, а вполне себе весомые поощрения, но всё же, общий принцип соблюдался.
  
  Список состоял почти из сотни имён, к своему удивлению, обнаружил я там и знакомые. Некий Стэн из «штрафбата» в одно лицо зарубил аж троих огров и даже умудрился не помереть и не наглотаться проклятой крови. Дарриан и Ирис на пару полностью уничтожили отряд крикунов, что пытался втихую пробраться к нашим магам, да нарвался на идущих к ним навстречу нашим «тихушникам». А дворф, пардон, гном-наземник, что пришёл как ополченец из Редклифа, да не один, а вместе с парой крепких наёмников-горцев, вообще умудрился доказать, что «размэр молота нэ имеет значения, главное – точно ударить по шляпка», этот доморощенный Рэмбо каким-то макаром ухитрился оказаться в ювелирной лавке (нет, как ни странно, он не пытался её помародерить, просто творчески отступил, попав в круговерть боя) и, вооружившись местными инструментами, в подавляющем большинстве состоящими как раз из различных вариаций на тему молотка. И вот одним из этих молотков он умудрился проломить голову особо хитрожопому Эмиссару тварей, что с отрядом гарлоков-телохранителей как раз прорвался мимо строя штрафников и успел скрыться до включения в битву нашего резерва. Вряд ли бы он прожил достаточно долго, чтобы серьёзно подгадить защитникам, но, тем не менее, «героизм» попавшего в переплёт гнома, пытавшегося спасти свою задницу от фаербола, незамеченным не остался.
  
  А вот подвиги магов никто не считал, как-то все привыкли относиться к ним как ко второму сорту людей. А ведь отсутствие прорывов за линию фронта в том числе и их заслуга, более того, в основном их – трудно, знаете ли, прорываться, когда первые ряды внезапно упираются в барьер, перегораживающий улицу, а на задние уже спускается «Гроза», «Ядовитое Облако», «Огненный Шторм» или ещё что-нибудь такое же занимательное, типа превращения части тварей в живые бомбы. Так что гнома нафиг, а вот волшебников мы внесём, но тут пусть Ирвинг с Авернусом думают, кто из чародеев на что наработал.
  
  Некоторое время спустя.
  Само награждение проходило в том же зале, что и моя недавняя коронация. Герольд называл имена, оглашенный подходил и получал из рук короля свою награду. Иногда это был хороший меч или щит, в некоторых случаях – титул и небольшой земельный надел.
  
  – Стэн из Бересаада, – последователь кунари сделал шаг вперёд.
  
  – Стэн, в начале своего пути в землях Ферелдена ты лишился своей души и своей чести, обагрив руки кровью людей, что помогли тебе. За это ты был приговорен к правосудию порождениями Мора. И преуспел, своей кровью искупив грехи прошлого и спася сотни жизней. Потому я, Айдан Кусланд, Король Ферелдена, говорю, что ты восстановил свою честь. А я, – жестом подзываю слугу, держащего на руках продолговатую коробку, как порой прихотлива бывает судьба, так страстно желаемый меч кунарийского воина едва ли не сам пришёл мне в руки. Его по случаю приобрёл тот самый гном-молоткометатель и вооружил им одного из своих наёмников. А приметил необычность клинка и доложил об этом мне никто иной как Карвер, что на правах оруженосца-адъютанта взял на себя часть моих забот, в том числе и по осмотру кандидатов на награду… точнее, ну как «взял», особого выбора ему не предоставляли, да. Но вернёмся к процедуре, – …я возвращаю тебе твою душу, – на этот раз лицо невозмутимого кунари удержать означенную невозмутимость не смогло. Выражение чистейшего охренения прочесть мог любой желающий.
  
  – Благодарю, Ваш’Адан, – коротко кивнул мужчина, буквально вцепляясь в клинок мёртвой хваткой. Мои подданные вновь зафонили недовольством, мол, совсем попутал кунари, такое неуважение к королю, вот только тот факт, что кунари при всех поименовал меня… хм, что-то между «лидер» и «военный вождь», если я правильно разобрал их язык, с учётом их традиций было много круче различных поклонов. Де-факто, я вполне смогу приказать ему следовать за мной в новый боевой поход и он подчинится, не моргнув глазом и не задав ни одного вопроса. Впрочем, если я правильно помню его возможную историю и внесенные мной изменения на неё ещё не особо критично повлияли, то на его родине от него будет куда как больше пользы… для меня. Так что посмотрим, что принесут мне мои клеточки, которые ныне прячутся в оплётке рукояти меча.
  
  Следом за Стэном пошли и другие воины, кто-то получал тугой и приятно звякающий мешочек серебра, а кто-то удар мечом по плечу, шпоры и «радостную весть» о даровании ему парочки деревень. Некоторые из новоиспеченных мелких дворян даже радовались, а вот тех, кто после известия становился очень-очень задумчивым, я отмечал отдельно. Была неплохая вероятность того, что означенные мужчины и женщины хотя бы примерно осознавали, в какой заднице находятся их свежеобретённые владения и что через пару-тройку лет монарх с них спросит за их восстановление. Но вот мы добрались до сладкого. Эльфы и маги. Сейчас я даже жалею, что церковники уже не присутствуют при дворе, от планируемого мной «святотатства» матрон бы хватил удар.
  
  – Дарриан Табрис, – эльф под шепотки придворных сделал несколько шагов вперёд, – за доблесть, проявленную тобой при отражении штурма Денерима, организацию ополчения, а также уничтожение диверсионного отряда Порождений, я жалую тебе титул банна и передаю во владение поселения в дельте Даккона.
  
  – Byddafyn’gwneudfyn’gorauigyfiaw’nhau'rymd’diriedaetharod’dirynimi, Elgar'nan! – поклонился ушастый. Опять он перешёл на язык Арлатана, хотя ладно, в данном случае подобное даже плюс, хех, а вон какая рожа у банна Пика Дракона, он даже рот приоткрыл, видимо, проникается осознанием того, кто у него теперь будет южным соседом. Продолжим.
  
  – Ирис Анаракс, – новая остроухая личность, шагнувшая вперёд, уже такого ажиотажа не вызвала, но и восторгов – тоже, за доблесть, проявленную тобой при отражении штурма Денерима, организацию ополчения, а также уничтожение диверсионного отряда Порождений, я жалую тебе титул банна и передаю во владение поселения на запад от дельты Даккона на день пути.
  
  Эльфийка принялась стандартно отвечать «благодарность», пусть и на человеческом, а я вновь стал пристально оглядывать господ придворных. Подобные «привилегии» для ушастых не понравились подавляющему большинству, хотя было бы странно ожидать чего-то иного. Меньшинство состояло из моих людей, которые априори были согласны с любым моим решением и парочки мелкопоместных дворян, то ли просто не осознавших, что произошло, то ли достаточно терпимых к представителям иных рас. Другое дело, что негодование имело разные оттенки. Почти везде это было явно раздражение от того «возвеличивания недочеловеков», но кое-где прослеживалась и зависть, и возмущение тем фактом, что награда получена ушастыми незаслуженно. И с последним я, в принципе, был согласен. Слишком быстрый взлёт вчерашней «грязи» напрягает многих, поскольку, де-факто, является покушением на установившийся порядок вещей, традиции. Людям, солидная доля власти которых зиждется как раз на этих традициях, подобный ход конечно же не понравился. Да и награда действительно завышена, пусть и не так, чтобы слишком уж сильно. Но цейтнот диктует свои условия. К тому же, подобный прецедент привлечёт в Ферелден не только магов-либерторианцев, но и большое количество долийцев, которые смогут разместиться и в привычном Брессилианском лесу, и во владениях своих сородичей, что расположились как раз у северной границы этого самого леса. Таким образом я надеялся одним махом решить сразу несколько проблем: создать парочку прецедентов, как по «эльфу во дворянстве», так и по «совместному равноправному проживанию», создать буфер между Брессилианом и человеческими землями, а также в будущем подтолкнуть ушастых к поставкам стройматериалов и даров леса в людские земли. Правда, на данный момент это будет доставлять мне только новую головную боль, первый профит появится хорошо, если через год, а до закрепления системы в случае, если она вообще приживётся, пройдёт лет сорок-пятьдесят. И это ещё оптимистичные сроки, в традиционно-патриархальном обществе подобные «дворянские рода» вообще могут не признавать пару-тройку сотен лет. Но довольно эльфов, пойдём дальше.
  
  – Солона Амелл, – волшебница даже чуть вздрогнула и посмотрела на меня большими-большими глазами, – за проявленный героизм под Остагаром, при обороне Редклифа и Денерима я жалую тебе титул банноретты, а так же земли к востоку от Амарантайна на день пути.
  
  – Марриан Хоук! – повторил я процедуру, только вместо востока, девушка получила юг.
  
  – Бетани Хоук! – а вторая сестра – запад.
  
  – Также я сообщаю, что Леви Драйден, за значительные услуги Короне получает полную амнистию для себя и своего рода, в связи с чем восстанавливается в титуле эрла и получает в родовое владение Амарантайн, – хоть один нормальный хозяйственник будет, к тому же, он уже и так сидит в городе — раз и содержит моих воинов – два. Пусть «временно, пока всё не уладится», но нет в мире ничего более постоянного, чем это самое «временное». К тому же, как раз купец, сосредоточенный более на финансах, чем на власти, с бОльшим удовольствием воспримет идею «государственных наёмников», которым он должен только жалование, а не заморочки с подготовкой и обеспечением снаряжением, благо по почти такой же схеме купцы и работают.
  
  На фоне подобных назначений производство моих оруженосцев, включая Карвера, в полноценных рыцарей прошло почти незамеченным. Как и присвоение этого титула Андерсу. Ну а пока народ обтекал, по-другому и не скажешь, я быстренько их сориентировал крепить оборону на западных границах, да за северными портами приглядывать. Хорошо хоть с востока и юга гостей ждать не приходилось. Земли коркари при всём желании не смогли бы выставить что-либо вменяемое, а уж после того, как там почти полгода сидели твари Мора, вообще сомневаюсь, что в том регионе осталось хоть что-то живое. Восток же был за Логейном и Брессилианом. Случись что с вотчиной тейрна, я бы… не сильно переживал. Лес же и так стоял в моих ближайших планах.
  
  После приёма мы уже традиционно собрались «ближним кругом», дабы обсудить дальнейшие шаги. Ну и, разумеется, Ирвинг, Эамон и Логейн тоже присутствовали, точнее, они подтянутся чуть позже, а пока у нас было пару минут с «личной свитой». И, разумеется, не высказаться дамы и господа не могли.
  
  – Я – рыцарь. Маг-рыцарь. Ы-ы-ы-ы, – Андерс всё ещё был не совсем с нами, – ха, а наставники говорили, что с таким характером я наживу себе только неприятностей! Сэр Андерс! Звучит! Мама бы мной гордилась… ну, если бы не сдала храмовникам в своё время.
  
  – Думаю, – Солона задумчиво воззрилась к потолку, привычно пропуская половину словесного поноса рыжего, – они были не сильно далеки от правды.
  
  – Но что нам теперь делать? – вступила в разговор Бетани, – у кого-нибудь есть мысли, как управлять поместьем? И зачем оно нам вообще нужно?
  
  – Айдан? – все три ведьмочки синхронно воззрились в мою сторону. Я же был немного занят – думал, что можно сделать с Мерриль, но мысли почему-то всё время скатывались или во фривольность, или в «потискать няшку», а вот с точки зрения политической… ай, какая тут может быть политика, судя по её растерянному виду, она в шоке даже от краем коснувшихся её пертурбаций. М-м-м-м, милота-а-а. Но долго побыть наедине со своими мыслями мне не дали – Мариан, не дождавшись ответа, просто слегка потыкала меня пальцем.
  
  – Хмм?
  
  – Ты зачем всё это устроил? – девушка старалась придать своему виду как можно больше грозности, но я был настроен слишком благодушно и расслаблено, чтобы обращать на это внимания.
  
  – А что не так?
  
  – Маги. Во дворянстве, – принялась пояснять Бетани, – само по себе это – нонсенс, но… лично я вообще не знаю, что делать со всей этой землёй и деревнями на ней! Не говоря уже о том, что они, вокруг Амарантайна, а там пусть и не было Порождений Тьмы, но толпы беженцев тоже устроили Архидемон разбери что!
  
  – Повторю вопрос, «а что не так?» Я обещал равные права для всех и привилегии тем волшебникам, что служит мне. Я выполняю свои обещания. Хотите вы того или нет, но вы внесли существенный вклад в борьбу с Мором, а значит, и в спасение Ферелдена. К тому же, принадлежите к древнему и славному роду. Так что получение титула и земли – вполне логичный шаг.
  
  – Это Айдан, – голосом познавшего Дзэн разумного просветила сестер Солона, – я бы удивилась, не выкини он чего-нибудь эдакого.
  
  – Но делать-то что? – сёстры Хоук тихонько паниковали, – я... – быстрый взгляд на родственницу и кивок, – мы как-то не хотим отправляться в Амарантайн и расхлёбывать всю эту кашу!
  
  – А что вы хотите?
  
  – Ну… – дамы, до этого обрушивающие огненные шторма на головы тварей Мора, начали неуверенно переминаться с ноги на ногу, – остаться с тобой… эм, ну, в смысле…
  
  – Оставайтесь, я буду этому рад, – сгладил я повисшую в воздухе неловкость.
  
  – А как же земля? – спросила Солона.
  
  – Ну, вроде бы леди Лиандра воспитывалась как наследница потенциального Наместника Киркволла…
  
  – Три баннорна... мама нас убьёт, – простонала младшая из Хоуков.
  
  – Думаю, у неё не найдётся на это времени, – с напускной мрачностью ответила ей сестра, – но кто-то должен ей об этом «счастье» поведать, – сёстры переглянулись и в один голос возопили.
  
  – Карвер! – хорошо, что парень сейчас рядом с Эамоном и пока не ведает о том, как любимые сестрёнки вознамерились его использовать.
  
  – Покойся с миром, друг. Мы тебя не забудем! – Андерс церемониально сложил ладони лодочками, подражая монахам.
  
  Но тут подтянулись остальные «важные люди» и пришлось перестраиваться на деловой лад. Логейн и Эамон выглядели несколько уставшими. Алистер, сопровождавший своего приёмного отца, наоборот, был бодр и весел.
  
  – Поздравляю, – кивнул он своим товарищам, едва присоединившись к группе.
  
  – Да, теперь я тоже брутальный рыцарь! – оскалился Андерс, – надо будет это дело отметить. Я тут слышал о некоей «Жемчужине»… как на счёт…
  
  – Свой поход по борделям можете обсудить и в более приватной обстановке, – чуть поиспепеляв взглядом болтуна, сообщила Мариан.
  
  – К тому же, времени на это у вас будет не сильно много, – включился в беседу и я, – Логейн, Эамон, есть сведения по западным границам?
  
  – Пока что тишина, но вряд ли она продлится долго, – маршал огладил подбородок, – вести о смерти Архидемона достигнут Вал’Райо через неделю-две. Причём, это в лучшем случае. В худшем – они уже знают.
  – Ваш прогноз?
  
  – Регулярные войска могут прийти в движение за два месяца, быстрее не получится никак – по ту сторону Морозных Гор находятся разорённые Долы. Не самая проходимая для тяжёлой кавалерии местность, а ведь именно кавалерией, в первую очередь, и опасен Орлей.
  
  – А вот диверсионные отряды, – подхватил эрл Редклифа, – смогут наведаться к нам куда как быстрее. И первыми у них на пути будут мои владения и Джейдер, а за ними – Западные Холмы и Хайевер.
  
  – Так, – это было нехорошо, с герцогства в плане войск я снял почти всё, что возможно. Остались только минимум стражи, да парочка «тревожных отрядов», усиленных учениками магов, в Западных Холмах дела обстояли примерно так же, а Джейдер – городок небольшой, слишком близкое соседство с Орлеем не способствовало его бурному развитию, даже тот факт, что это один из трёх крупных северных портов росту города помогало не сильно – маршрут через него был куда как длиннее, чем через тот же Амарантайн или Денерим, а значит, и экономически менее выгоден. Плюс, специфика соседства, порт был полувоенным, если можно так выразиться. В общем, орешек мелкий, но крепкий. Сейчас может быть весьма ослаблен, а потому – легко захвачен нашими «друзьями» с запада, особенно, если они пошлют кого-нибудь типа тех убийц-церковников. Нужно усиливать гарнизон – в обороне сидеть там можно долго и со вкусом, – сэр Кристиан, – до этого прикидывающийся частью интерьера рыцарь степенно кивнул, показывая, что внимательно слушает, – в связи с возможностью скорого начала войны с Орлеем, мне нужно, чтобы вы усилили гарнизоны в нашей вотчине и… у не способных сейчас обеспечить безопасность вассалов короны. Вышлите усиление в Джейдер, думаю четыре сотни воинов будет достаточно.
  
  – Как прикажете, милорд, – кивнул рыцарь, – думаю, сэр Малик сможет обеспечить командование на месте в лучшем виде.
  
  – На ваше усмотрение. Тейрн Логейн, вас я попрошу заняться укреплением наших западных рубежей в общем виде. Если вам потребуются дополнительные войска или ресурсы, обращайтесь к сэру Кристиану, – благо тот уже получил от меня кое-какие инструкции.
  
  В частности, если провиант, инструменты, снаряжение и прочие запасы стрел он должен был поставлять без всяких задержек и по первому требованию, то с людьми было иначе. Прежде всего, никаких войск Хайевера в подчинение Логейну давать было нельзя, за исключением ситуации, когда по-другому вообще никак. Выделять Кристиан должен был в первую очередь дружины старого дворянства, чья поддержка моих реформ оставляла желать лучшего. Пусть значимой военной силы они сейчас не представляли, но если не щёлкать клювом и, за отведённую нам фору, тщательно поскрести по сусекам, подпорка Логейну выйдет заметной. Во-вторых же, таким образом я заметно ослаблю оппозицию потерями, при этом избежав прямого саботажа обороны и сохранив свои силы. А это было очень важно в предстоящей войне.
  
  – Хорошо, Ваше Величество, – маршал недобро оскалился. Перспектива пустить кровь орлесианцам радовала его безмерно.
  
  – Эрл Эамон, могу я попросить организовать вас отряды для противостояния диверсиям?
  
  – Разумеется, милорд. Я займусь этим немедленно.
  
  – Отлично, связь будем держать через мастера Ирвинга и его подопечных. И да, не забывайте привлекать эльфов. Думаю, после получения титулов их сородичами, встать на защиту Ферелдена пожелают многие.
  
  – Будет исполнено. А что намереваетесь делать вы, милорд? – поинтересовался Эамон.
  
  – Я с небольшим отрядом отправлюсь в Брессилианский лес. Дошедшие до меня слухи довольно тревожны. К тому же, вы сами мне советовали заглянуть к тамошним эльфам, эрл.
  
  – Да. Но тогда тогда речь шла о срочном сборе войск, сейчас же… впрочем, – оборвал сам себя мужчина, – сейчас нам войска нужны не меньше.
  
  – Но разумно ли это? – возразил Логейн, – идти с небольшим отрядом в лес, о котором ходит столько не самых приятных слухов? Даже мои люди, что выросли в тех местах, предпочитают без лишней необходимости в лес не соваться, тем более, в его глубины.
  
  – У этого «небольшого отряда» вполне хватит сил, чтобы доставить серьёзные проблемы даже средних размеров войску. К тому же, я не планирую там воевать. В первую очередь, у нас будет разведывательно-дипломатическая миссия.
  
  – И, тем не менее, милорд, я соглашусь с генералом, – подключился к беседе Кристиан, – я не оспариваю ваше намерение идти в лес, но возьмите с собой хотя бы сотню воинов!
  
  – Хорошо, – изобразив, что обдумываю этот вариант, даю своё согласие. Сотня бойцов из Хайевера рядом со мной означает, что их место на передовой или в прицеле диверсантов займёт другая сотня, из людей Логейна или Эамона, например.
  
  Разумеется, на этом стратегическое планирование не закончилось, а только началось. Тут и разборки с обустройством и привлечением магов, ради которых пришлось приглашать Ирвинга, и вопрос эльфов, с экспертом в виде старосты денеримского эльфинажа, и просто логистика и снабжение – весна близко (относительно), нужно организовывать посевные работы, следовательно, ополченцев требуется отпустить по домам, но вообще всех распускать – не выход, потому как враг не дремлет и всё такое. Нашли выход в виде предложения «пахать на магах». Там, где крестьянин вынужден будет две недели ходить с плугом за лошадкой, даже ученик чародея справится за полдня, хоть и задолбается вусмерть. А если при посадке ещё и расщедрится на заклинание плодородия… думаю, два-три раза такой помощи напрочь перекроют пару десятков лет проповедей от почтенных матрон из клира. Крестьянин он ведь мужик простой, разницу между болтающей бабой, что пожертвования собирает и странным типом, присланным королём, что помог управиться с полем едва ли не в десяток раз быстрее, после чего на этом поле выросло раза в три-четыре больше, чем обычно, просечёт сразу. Ну и симпатии поменяет соответственно.
  
  Разошлись мы уже глубоко за полночь. Дамы и господа маги, как раз привлечённые в виде экспертов по вопросам распахивания и плодородия, позёвывая уползли в предназначенные им покои. Девушки бросали на меня задумчивые взгляды, но дальше этих взглядов дело не пошло – всё же день сегодня был довольно насыщенным, все вымотались. А на следующее утро уже нужно было выдвигаться на юг – к Брессилианскому лесу.
  
  Отправиться утром удалось далеко не сразу. Возник вопрос с драконами. Мелкие не сильно горели желанием расставаться со мной и, тем более, подчиняться каким-то там «мясным мешкам». И если леди-чародеек дракончики знали и были ещё согласны сотрудничать, равно как и с Андерсом (и его пирожками), то вот даже остальных магов уже за… хммм, «состоятельных собеседников» не считали, про простых вояк и говорить не приходилось. Но и тащить с собой в лес мелких было не лучшим решением: и стрелы всякие из-за кустов вылететь могут, да и огнедышащий боевой чумодан в лесу, где полно деревьев, торфа и прочего горючего материала… не лучшая идея. Пожар может быть выдающимся, погасить его нормальной магией у меня может не получиться, хотя бы потому, что до конца я исследовать открывшиеся возможности не успел, а местная волшба в месте, где Завеса и так держится на честном слове… короче говоря, нечего драконам там делать. Совсем нечего.
  
  Путём долгих уговоров и рычания на мелких засранцев, было принято решение, что они поступают под временное руководство Авернуса и топают вместе с ним обустраиваться в Хайевере, который всё лучше осваивается волшебниками. Пусть до открытия школы и набора новых магов было ещё далеко, но, судя по докладам Винн, библиотека уже переехала, гостевые покои обживаются, казармы для учеников заполняются, ингредиенты переехали на склад вместе с поставками от эльфов и Леора уже начала Бдить. Ну а если сильно приспичит Ревану с командой поучаствовать в разборках, то добраться до меня они смогут за пару дней, благо на крыло встали уверенно.
  
  Кстати о магах, понятие «Круг» и все заморочки, с ним связанные, типа Истязания и сидения волшебников взаперти, меня совершенно не устраивало. Подобная «преемственность» новой организации магов относительно старой была очень, очень плохой идеей. Так что помимо прочего, Ирвинг был озадачен написанием устава Гильдии Магов Ферелдена, а так же проинформирован, что ему нужно будет выстроить принципы работы и взаимоотношения с Чёрной Стражей. Что за стража такая? Да ещё одна новая структура, рождённая нашим мозговым штурмом с Кристианом этим вечером. По сути, те же Храмовники, но Храмовники мои, а не церковные. Разумеется, сам факт наличия подобных воинов в моём распоряжении Ирвинга, мягко говоря, напряг. Не нужно уметь читать мысли, чтобы понять то, что разум его начал терзать вопрос, а не променял ли он одну клетку на другую? Но и мои резоны он услышал. В жизни случается всякое, и отряд бойцов, что сможет вытащить колдунов из неприятностей, если те в своём колдунстве привлекут ненужное внимание с той стороны, Гильдии будет жизненно необходим. Как необходим и государству в случае, если кто-то из магов посчитает себя слишком исключительным. Разумеется, такого, скорее всего, по-тихому прибьют свои же коллеги, дабы из-за одного дурака не пошли под монастырь все волшебники Ферелдена, но всегда есть вероятность появления второго Ульдреда. Тем не менее, Стража ни в коем случае не будет нести надзирательские функции или как-либо ограничивать волшебников. Больше всего их функционал будет напоминать обязанности контр-террористических отрядов из техногенного мира. И туда будут входить для усиления и маги, в том числе, маги Крови. В качестве вишенки на торте (или подсластителя пилюли), подчиняться Черная Стража будет Главе Гильдии и, в иерархическом порядке, Королю. Ну и всяческие стандартные права и обязанности, вроде несения места службы, отставки и прочего.
  
  Название «Нео-Храмовникам» я подбирал тоже не просто так. Воины церкви прочно ассоциировались у меня с Паладинами, уж не знаю почему, общего со «святыми воителями» сеттинга D&D у этих товарищей было мало, но что поделать – ассоциации уже сложились и переделывать их я как-то не видел смысла. Ну а кто у нас «злая версия Паладина» по той же системе? Правильно, «BlackGuard»-ы, вот и получилась Чёрная Стража. Ну а Кристиан, что книжечку мою читал очень активно и добротно, принял сей вариант с одобрением и только поинтересовался, когда милорд будет благословлять Стражей на службу. И мысль была неплохая: замаскировать «благословлением» улучшение физических возможностей старой-доброй перестройкой генома. Благо варианты ритуала и как туда впихнуть «апгрейд» у меня есть — разработанная ещё для марвеловских вампиров система зарекомендовала себя с лучшей стороны и никаких кардинальных изменений под рамки этого мира не требует. Но потоково я буду этим заниматься уже по возвращению из леса, а пока «благословление» получил один Кристиан. Ну и команду разработать систему отличия нового «рыцарского ордена».
  
  На этом с делами было покончено, ценные указания выданы, отряды собраны, словом, самое время выдвигаться, пока не пришлось срочно решать очередную проблему. После всех этих указов, совещаний, планирований и прочего выедания мозга чайной ложечкой себе и окружающим, очень хотелось отвлечься на что-то позитивное и приятное. Так, пока не забыл, нужно выписать мой «плеер» из Хайевера в Денерим. Вряд ли в ближайшее время я вернусь в «родные пенаты». Теперь точно всё!
  
  Пять дней спустя.
  Средневековая логистика, как много в этом словосочетании. Почти неделю плестись со скоростью подстреленной черепахи. Это было печально. Даже на «недобитках» из Порождений Тьмы скинуть раздражение было нельзя – ведь теперь это мои «недобитки» и пускать их в расход без всякого толку было чревато попытками удушения от внутреннего земноводного. Разумеется, частью тварей всё-таки придётся пожертвовать, хотя бы для имитации потери общего координационного центра, сиречь, Архидемона. Да и под шумок организовать «бегство» пары-тройки сотен генлоков и гарлоков «как можно дальше от места смерти Повелителя» стоит. Ну а то, что это «как можно дальше» будет пролегать через Орлей и наши пограничные крепости вот совсем не захотят остановить неприятеля, ну так это чисто случайность, угу. Но был тут и приятный момент – пять дней относительного покоя, за которые я мог хотя бы в первом приближении оценить как свои возможности, так и Мор, точнее, предоставляемые им возможности.
  
  Начну, пожалуй, с себя. Уртемиэль был щедр. Очень и очень щедр. Добровольно отданная душа Бога, которую этот Бог ещё и помогал «переваривать» до самого конца. Пусть сам он был далеко не главой пантеона, да и специализация его не боевая, но силушки, даже с такими оговорками, Великому Дракону было не занимать. И всё это он передал мне. На текущий момент я оценивал свой резерв на полноценного Богоравного… Довольно ироничный титул, если задуматься над его значением и реалиями его получения. И это только в гуманоидной форме. А ведь была ещё и драконья, но вот о её ТТХ ничего сказать не могу – тут нужно обернуться и изучать, пока же можно сказать только то, что она у меня есть и по размерам довольно крупная, не «летучий замок», конечно, но и не «крылатый сарай». По магическому арсеналу узнать можно было больше. Магия была во мне, струилась по телу вместе с кровью и почти не зависела от внешнего фона. Зато «слабая насыщенность» последнего предавала заклинаниям дополнительной эффективности ввиду отсутствия сопротивления среды. Пусть сейчас проверять, на сколько мощнее стало «Дыхание Дракона» относительно стандарта было идеей не лучшей, но вот «запитанные» руны на мече навскидку имели «коэффициент усиления» где-то 1.75, а то и в два раза. И это для стабильной конструкции, значит, заклинания может раздувать в два с половиной-три раза.
  
  С Мором всё было куда сложнее и интереснее. Конечно, «удалённое изучение», было не самым удобным способом исследований, но имеем то, что имеем. Итак, твари Мора, Скверна и с чём её едят. В начале всего лежит Скверна, являющаяся магико-биологическим мутагеном, причём, именно «магико», к местному «псайкерству» отношения она не имеет вообще. Так что версия о том, что эту заразу создали древние тевинтерские магистры не выдерживает никакой критики, точнее, предположение, что создали её с нуля. Как минимум, некий исходник у них был. С учётом спецификации господ магистров, что нынешних, что прошлых, с высокой долей вероятности это была чья-то кровь. И лично я не сильно горю желанием встречаться с существом, чья кровь способна пронять и Богов-Драконов, пусть не сразу, пусть с кучей специфических условий и обработки, но сам факт! Впрочем, я уже находил неприятно-настораживающие факты сходства свойств Симбы и Скверны, хотя концепция биологического оружия не нова и какая используется основа для этого оружия – вопрос вторичный. А вечный спор качества с количеством, пожалуй, ещё древнее означенной выше концепции. Факты от этого не менялись. Происходила массовая штамповка боевых особей согласно определённой генетической карте. Исходник брался у женщины, что шла на преобразование в Матку. К нему добавлялась цепочка дракона, но в «гомеопатических дозах», не будь у меня отблесков воспоминаний Уртемиэля, что имел дело с этой гадостью (или прелестью, тут как посмотреть) больше тысячи лет, вообще бы проглядел скорее всего, при беглом осмотре – точно. А вот генома самой Скверны я выделить так и не смог. Слишком много «дополнений» к ней было нацеплено, столь много, что сам исходник оказался затёрт напрочь. Возможно, если откопать где-нибудь древнее порождение Тьмы, из тех, что «преобразовались, вломившись в Золотой Город», то что-то и получится…
  
  Кста-а-ати, а ведь действительно, что если Скверна – не что иное, как модифицированная кровь Создателя? О, этот сладкий запах Ереси! Думаю, дамочку в Вал Райо от подобной сентенции бы удар хватил, вместе со всеми храмовниками и «кардиналами»… эх, мечты-мечты. Но Создатель далеко, а тварюшки близко. И в этих тварюшках ещё столько интересного! Скверна выделяла и усиливала наиболее характерные черты расы-исходника, убирала старение и поднимала общий тонус заражённых созданий, а уж чем-то заболеть твари Мора не могли в принципе – их организмы спокойно переварили бы и возбудителя чумы и всяческих СПИДов, даже не заметив. Подозреваю, что даже некоторые виды магических болячек и проклятий их бы не проняли. И всё благодаря Скверне. С точки зрения биологии, её можно было назвать идеальным вирусом. Страдающая внешность и угнетённое сознание было мелочью. Оружие не обязано быть красивым, но эффективным – да. Что же касается сознания, то тут всё было ещё проще. Порождения Тьмы, при всей их искусственности, паразитизме и жутковатости, приходили в этот мир так же, как и все остальные расы. Их рожали. У них, как оказалось, даже души были! Более того, тела тварей имели вполне развитый мозг, а значит существа с душой и мозгом должны были иметь сознание и своё «Я». Вот только драконы понимали, что с таким раскладом Мор сметёт всё остальное население мира за полгода. Появится среди гарлоков свой Логейн и всё – хана всем прочим расам. К тому же, устраивать диверсии и гнать на убой безмозглых тварей было куда проще и легче, чем толкать на самоубийственные глупости отдающих себе отчёт в своих действиях разумных. А тут ещё и «общая сеть», где у драконов были «командные полномочия». В общем, драконы создали систему таковой, что она просто выжигала мозги новорожденных тварей в ноль, после чего прошивала на освободившееся место набор базовых навыков и инстинктов. Дёшево, надежно, эффективно. И какая замечательная свинка подкладывается врагам, которые заставили их стать архидемонами! Но самое главное – я мог получить полностью вменяемых бойцов уже в следующем поколении. Правда, вставал вопрос в обучении, но тут была и разработка Авернуса, и мои «читы», и воспитание. С последним было хуже всего. Придумать жизнь и вложить её в мозги новорожденного не так уж и сложно, да и «методички» Ксавьера имеются, помнится, как-то сей лысый дядька грозился внушить Логану, что тот – маленькая девочка. Так что механизмы понятны.
  
  Проблема в том, что такие образы нужно было подкреплять чем-то материальным. Другими словами, перед тем, как создавать свою расу, мне требовалось с нуля построить им культуру, быт, возможно, историю. В конечном итоге, получалась стандартная ситуация – вкусная плюшка вот она, только руку протяни, но при более внимательном просмотре выясняется, что это не плюшка – это рисунок плюшки, а рядом лежит мука, яйца, масло, соль и записка типа «тебе надо – сделай сам». И никакой кулинарной книги. И о половине ингредиентов ты только догадываешься. В лучшем случае. Про инструменты приготовления сей пищи мы вообще умолчим. Вот и тут картина примерно такая же.
  
  Ладно, пока оставим проблему построения общества с нуля и вернёмся непосредственно к тварям, попавшим в моё распоряжение, и их особенностям. Самым распространенным «юнитом» был генлок обыкновенный из семейства гномьих (озвучивать голосом Дроздова). Как несложно догадаться, появлялся он из гномьих Маток, рост имел метр с кепкой в прыжке с табуретки, силой похвастаться не мог, но был компактен, кушал мало, а так же имел склонность к работе в производстве. То-бишь, к изготовлению различных вариантов оружия и доспехов. Паршивеньких, конечно, но много и быстро. Как и все Порождения Тьмы, о правилах техники безопасности и охраны труда представлений не имел. В общем, рядовое мясо и обслуга. Из-за того, что твари Мора большую часть времени проводят под землёй в разборках с гномами, гномьих маток у них больше всего. Как следствие, генлоки – самый распространённый вид Порождений.
  
  Следом за генлоками идут гарлоки. По сути, это как Урук-Хаи в Средиземье. Сильнее, живучее, носят лучшую броню и оружие, чем их мелкие сородичи, но и кушают больше. Так же могут в ремесленные навыки, но всё же, боевой аспект превалирует много сильнее, чем у генлоков. Производятся из людских Маток. Поскольку люди – самый распространенный вид Тедаса, проблем с новым материалом нет и не предвидится – быстрый рейд на поверхность в ближайшую деревню полностью покрывает потребность в новых инкубаторах для колонии на следующие лет 20-30. Единственная причина, почему гарлоки полностью не вытеснили генлоков заключается лишь в расходах на их содержание – прокормить почти двухметрового бугая затратнее, чем мелкого коротышку.
  
  Третье место по распространённости делили между собой Крикуны и Огры. Первые создавались из эльфов и были… технически сложны, скажем так. Скверна вообще негативно влияла на нежный организм остроухих и вызывала мутации, пережить которые удавалось далеко не каждой потенциальной Матке, да и порождаемых ей существ принять за нормальных детей Арлатана нельзя было даже в темноте, издали и с перепою, настолько они были перекорёжены. Но Крикуны стоили затрат – быстрые, смертоносные, способные использовать невидимость через Ки едва ли не рефлекторно, а их внешний вид сильно деморализует и шокирует врага – когда такой «красавец» с диким воем появляется из ниоткуда и сносит голову твоему товарищу, даже не каждый опытный солдат сразу в себя придёт, о всяких ополченцах и зелёных новобранцах и упоминать не стоит.
  
  Огры создавались из косситов. Скверну эти рогоносцы переносили на удивление легко, Матки получались без проблем и огров штамповать можно было бы пачками, если не парочка «но». Жрали эти твари как не в себя, а потому производить и содержать их было весьма дорогим удовольствием. Второй проблемой были женщины-косситы. Слабые и необученные входили в касты обслуги, учителей-воспитателей, деятелей культуры, в общем, того слоя, что не сильно-то и покидает безопасные места. Женщины-воины, что порой и в одиночку рискуют гулять по весьма и весьма недружелюбным местам во-первых, почти всегда имеют на то основания и положить отряд в десяток-два генлоков-гарлоков вполне способны, во-вторых – бьются до смерти. Противника или себя – не столь важно. Так что тут была проблема именно в захвате, а не в преобразовании.
  
  Отдельной строкой шли Эмиссары – наделённые даром к магии Порождения Тьмы. Самым примечательным в них был тот факт, что для колдовства они использовали не столько Тень, сколько нормальную магию, черпаемую из Скверны в их крови. Рождались они совершенно случайно и пустить их производство на поток вот так вот сходу было нельзя. Подозреваю, что всё дело как раз в концентрации этой самой Скверны в Матке. Она потихоньку накапливалась, потом, при достижения некоего показателя, выплескивалась в очередное «дитя», наделяя того способностью к колдовству, уровень концентрации падал и процесс начинался сначала.
  
  Ещё Мор мог заражать различную «натуральную» живность, но там всё было банально. Жертва или помирала в муках, или выдерживала мутации, получала подключение к «роевому разуму» и прошивалась бродящими по этому разуму командами Архидемона, в следствие чего сильно повреждалась рассудком и начинала работать на Порождений Тьмы. Серые Стражи, кстати, тоже относились к этому варианту, просто процесс их мутаций шёл куда как медленнее и аккуратнее, но итог один. Хотя я это уже вроде бы упоминал.
  
  Помимо «фауны», в арсенале Мора была и «флора». Поскольку весь этот паноптикум должен был что-то жрать, обитая в глубоких подземельях, создатели сего явления предусмотрели и источник пищи. Моровой Гриб представлял собой твёрдую тёмно-бурую биомассу, способную произрастать почти на любой поверхности и в любых условиях. Неприхотлив, быстро восстанавливается, содержит в себе все необходимые микроэлементы и витамины. Количество калорий просто зашкаливает. Храниться может годами, а если сильно прижмёт – сам кого-нибудь поймает, прибьёт и пустит на компост. В общем, едва ли не классическая аминокаша космодесанта из многострадальной Вахи, с которой этот мир у меня чем дальше, тем больше ассоциируется. Минусов имеет ровно один (помимо отвратительного вкуса, само собой) – пригодна в пищу только и исключительно тварям Мора, собственно, как и пресловутая аминокаша для космодесантников. Даже уже прошедшие мутации заражённые при употреблении этих чёрных наростов со стен рисковали стать перегноем.
  
  Вот такая вот вырисовывалась ситуация. Причем, это был ещё не весь список – осквернённые драконы шли отдельным пунктом, да и помимо них хватало различных мутантов, как случайных, так и возникших в следствие попыток тех же эмиссаров или «скорраптившихся» магистров как-то разнообразить свой арсенал тварюшек. И вот всё это великолепие ждало, когда же я наконец-то займусь им вплотную. У меня ведь уже даже в голове зудит образ правильных тёмных Эльфов, но и людское королевство без внимания оставлять нельзя, тем более, в период реформации. Ведь даже удели я всё своё время и внимание новому проекту, результаты появятся, в лучшем случае, лет через пять. Нет, пилотные группы можно сделать и за месяц, но что-то основательное – не меньше пятилетки. Ведь дело было не только в том, чтобы вырастить нужные организмы, дело было в том, что эти организмы правильно воспитать и сформировать их них жизнеспособное общество. А у меня война с Орлеем назревает…
  
  В итоге, всё приходилось прорабатывать пока что только мысленно – строить математические модели. Подбирать последовательности генетических цепочек, прикидывать, как поправить хромосомы. Если бы не мог мыслить со скоростью суперкомпьютера, рисковал застрять на этом этапе лет на двадцать, а так огорчало лишь одно: теории в практику воплотить пока нельзя, хотя… организовать небольшую риск-лабораторию в одном из покинутых гномьих тейгов и использовать запас клеток Симбионта из схронов для первичных испытаний и отработки технологии под серийное производство, ведь мне нужны не «ручной работы» бойцы, а полноценная новая раса, пусть, на первых порах, живущая по роевому шаблону поведения. Да, пожалуй, стоит пойти в этом направлении, так, передадим приказ, пусть роют…
  
  Но что-то я опять ушёл в себя, а ведь тут такой интересный разговор рядом. Пусть за это время мои маги и так вытянули из Мерриль если не всё, что она только знала о Брессилиане, то где-то около, но на сей раз речь зашла непосредственно о персоналиях.
  
  – Сейчас в Бресилиане остался только клан Зарана, возглавляемый Хранителем Затрианом, – начала рассказ маленькая эльфийка. В её голосе слышалось неподдельное почтение и даже благоговение, – это – один из самых больших кланов, в нём почти тысяча сородичей, а сейчас может даже больше.
  
  – Ого, немало, – кивнула Солона.
  
  – Затриан – древнейший из Хранителей, говорят, что он смог заново открыть секрет бессмертия эльфов Арлатана!
  
  – И сколько же ему лет? – подключилась к беседе Бетани.
  
  – Точно неизвестно, но не меньше четырехсот точно!
  
  – Реликтовое ископаемое, – уважительно кивнул Андерс.
  
  – Хм… – я припоминал, как именно «раскрыл секрет бессмертия» этот старик, и чувства у меня от этого были двоякие.
  
  С одной стороны, убили сына, изнасиловали и довели до самоубийства дочь, так что проклясть этих зверей на звериное же существование – ещё милосердие. Но вот с другой – мрази уже давно умерли, кто от старости, кого убили, а их проклятие продолжает жить и собирать свою дань с совершенно непричастных людей… и эльфов. Наказание преступникам превратилось в очередную заразу для мира, пусть не столь масштабную, как тот же Мор, но тем не менее. И эта зараза была связана с самим Затрианом, продолжала поддерживать его жизнь и силу даже после того, как он перешагнул срок, отмеренный и эльфийскому чародею. Есть подозрение, что с источником бессмертия расставаться он не захочет.
  
  – Айдан? – повернулась ко мне Мариан, неловко взмахнув рукой – удерживаться в седле даже при неторопливой рыси волшебнице было ещё сложновато. Хорошо хоть от прочих неприятностей новичков, типа «мозоли на заднице», дам защищала магия. Тащить с собой в лес помимо дополнительных лошадей с припасами и фуражом на сотню человек ещё и телеги было бы… долго. – Что-то не так? – как бы получше намекнуть, при этом излишне не светя своей осведомлённостью? О!
  
  – Что-то я не уверен, что он раскрыл «секрет бессмертия Арлатана», иначе им бы в той или иной мере владели многие сородичи Мерриль.
  
  – Логично, – кивнула госпожа Амелл, – но тогда… – девушка нахмурилась, явно вспомнив, как ещё можно продлить свой век.
  
  – Вот и я говорю «хм».
  
  – Эй, а можно для тех, кто не может в обмен мыслями? – рыжему тоже было интересно.
  
  – Пф, для рыцаря, вы проявляете слишком много нетерпения, сэр Андерс, – подколола друга Мариан.
  
  – От баннореты слышу, – не остался в долгу и чародей. – Ну так что? – это уже возвращение к вопросу.
  
  – Ты Авернуса помнишь? – Бетани тоже уже сообразила.
  
  – А какое… ох, Предвечная, – вечный беглец схватился за голову, – вы же не хотите сказать, что нас там ждёт древний спятивший маг Крови? Ведь правда? Правда же?
  
  – А ещё в Бресилиане очень тонка Завеса… – робко напомнила коллективу Мерриль, хотя ей и не сильно понравились подозрения в чём-то нехорошем столь уважаемого ушастика. Всё же она с нами с Амарантайна, а потому о событиях в Башне и Пике Солдата знает лишь с чужих слов. Тем не менее, предупредить собратьев по Ордену она посчитала нужным. Хоть и чуть-дулась внутренне, мням.
  
  – И неподалёку видели оборотней… – Солона всегда была более прагматичной леди, а потому в первую очередь обращала внимание на то, что могло оторвать ей голову в текущий момент, а не общую опасность «где-то там» и «вообще».
  
  – А ещё туда едем мы. И Айдан, – «добила» рыжего Мариан.
  
  – Эй, почему мне кажется, что последнее звучало как приговор? – тут уже возмутился я сам, хотя общий настрой чародеек (и колдуна, куда уж без него) был позитивным и вообще, сугубо положительным.
  
  – Не ты ли жаловался, что в каждой точке нашего маршрута мы постоянно натыкаемся на проблемы с Завесой и вторжения Демонов? – госпожа Амелл была неумолима, – так вот, сейчас мы едем в место, где проблема с Завесой априори, а гостей будет встречать, в лучшем случае, эльфийский чародей с опытом в пару-тройку сотен лет. В худшем – будет второй Ульдред.
  
  – Ты умеешь подбодрить…
  
  – Мне было, у кого учиться, – хмыкнула чародейка.
  
  Тут наш милый междусобойчик прервала череда событий. Во-первых, колонна встала, во-вторых, появилась разведчица в лице Лелианы. Проверку на вшивость она прошла, не став в «Денеримском инцеденте» бросаться в Церковь и докладывать, хотя далось ей это непросто. Но «кризис веры» почти миновал, к тому же, её характер Барда, получивший некоторые «религиозные примеси», толкал её на следование то ли за апостолом новой веры, то ли за вернувшимся божеством веры старой, тут «мнения теоретиков» расходились. Но вернёмся к событиям текущим.
  
  – Милорд, – лёгкий поклон, – у меня тревожные вести.
  
  – Что такое?
  
  – Лагерь долийцев должен был быть в шести часах отсюда и авангарду уже давно пора было встретиться с патрулями эльфов. Вот только следов патрулей мы не обнаружили, – девушка подняла на меня взгляд, – вместо них – следы боя и несколько зарубок на деревьях. Их оставил кто-то большой, два – два с половиной метра роста… и с большими когтями.
  
  – Трупы?
  
  – Не нашли, только поломанные стрелы, перекушенный лук и немного свернувшейся крови. Бой произошёл примерно неделю назад, кровь почти полностью впиталась в землю или размылась росой, да и следы на деревьях успели потемнеть.
  
  – Ясно, благодарю, – лучница ещё раз коротко поклонилась и ушла, – Андерс, позови, пожалуйста, сэра Краммера, – ещё один вчерашний мальчишка-оруженосец.
  
  – Сейчас, – маг метнулся за рыцарем.
  
  – Милорд? – а вот и сам сэр Краммер. Юноша бледный со взором горящим. Семнадцать лет, сын мелкопоместного дворянина из вассалов Кусландов. Его отец и старший брат остались под Остагаром, а мать и сестра были в свите и фрейлинах леди Кусланд…
  
  – Распорядись организовать стоянку на опушке и выделить усиленные патрули. В дополнение к усиленному ордеру возьмите леди чародеек и сэра Андерса.
  
  – Будет исполнено, Ваше Величество, – ударил себя кулаком в грудь парень и очень «не-по рыцарски» умчался исполнять приказание.
  
  – Что ты задумал, Айдан?
  
  – Когда я слышу про оборотней, перекушенные луки и следах когтей кого-то двухметрового в одном регионе, я начинаю беспокоиться. Поскольку в лес погулять вы меня одного пускать не будете до последнего, – ведьмочки и даже Мерриль (и ты, Брут!) синхронно кивнули, – то начнём мы с укрепления лагеря и основательного осмотра прилегающей территории.
  
  Сколько времени нужно отряду из сотни профессиональных вояк и двух десятков обозников, чтобы отстроить временный лагерь? Память Айдана подсказывала, что не более часа. При помощи волшебников и общей сверхмотивированности людей, за означенный час получился не походный вариант, а мини-крепость: Сёстры Амелл-Хоук отгрохали натуральные трехметровые стены из уплотнённой земли, Мерриль показала, что могут Хранители, укрепив получившуюся конструкцию и новосозданный ров корнями и какой-то лозой, причём ещё и источающей какой-то сладковатый аромат, по словам ушастого чуда – это отпугнет диких хищников. Да и лоза пророщена была весьма хитро – как бы вовнутрь, не позволяя за неё зацепиться и использовать в качестве средства преодоления стены. Андрес, тем временем, вывел всяких насекомых и по-быстрому заговорил палатки на отпугивание подобной живности. Ну и свет провёл, да. Мои воины, смотревшие на всё это дело пусть уже и с некоторой привычкой. Но всё ещё чувствующимся удивлением, в очередной раз осознали, на сколько полезно дружить с чародеями. Ну а далее наступил скучный этап прочесывания округи разъездами. Хотя ладно, скучным он был только для меня – простые солдаты ругались себе под нос и старательно собирали кочки по буреломам, а уж топали при этом так, что можно было быть уверенным – неразумная живность на полдня пути от нас уже свалила, а разумная – точно уверена, что тут полка три. Минимум. Ну и обшаривания такие ничего не дали, само собой, впрочем, ожидаемо.
  
  – И что будем делать? – вернувшись с обхода в штабную палатку, спросила Бетани.
  
  – Мерриль, ты можешь связаться с Затрианом или кем-то из эльфийских магов?
  
  – Нет, простите, – печально склонила ушки девушка, – если бы я знала кого-то из них лично или лес был обычным, то можно было бы попробовать использовать «Шёпот Древ», но я никого там не знаю, а в Бресилиане… – она умолкла, лишь беспомощно развела руки.
  
  – Тогда перейдём к плану Б, – постановил я.
  
  – А он у тебя есть? – Солона явно что-то поняла и нехорошо прищурилась.
  
  – Разумеется, – киваю, – это тот, где я иду в сторону предполагаемого лагеря долийцев и узнаю, что там у них случилось.
  
  – Айдан! – возмущенно и хором.
  
  – А мы тогда тут зачем? – проявил глас разума Андерс, – не то, чтобы я был против прогулок на свежем воздухе или сомневался в человеке-армии, но… – во взгляде мага так и читалось «нахрена ты нас сюда потащил, ведь во дворце осталось столько милых и отзывчивых служаночек».
  
  – Во-первых, эксперты по магии мне всё-таки нужны, а вам я доверяю. Во-вторых, тут всё упирается в политику и переплетение различных интересов.
  
  – Это как? – чуть нахмурилась Мариан.
  
  – Это сложно и некрасиво. Поверь, ты не хочешь этого знать.
  
  – Что-то вроде той истории с Храмовниками-Магами Крови? – уточнила Солона.
  
  – Не совсем, но область похожая.
  
  – Не заговаривай нам зубы! – вмешалась Бетани, – всё это не отменяет того факта, что ты хочешь в одиночку сунуться в кишащий оборотнями лес с нестабильной Завесой! – меня вновь принялись буравить обеспокоенно-негодующими взглядами.
  
  – Девочки, – я вздохнул, – из всех здесь присутствующих, только я с гарантией переживу любую возможную подлянку и, случись чего, без потерь вернусь или устраню угрозу в зародыше.
  
  – Мы не беззащитны! – вновь возмущение.
  
  – Знаю, но вы – магическая поддержка и эксперты по мистике, а не бойцы прорыва.
  
  – А ты вообще король! – нанес мне «удар в спину» Андерс.
  
  – Именно, а потому, что хочу, то и ворочу… в смысле, действую в интересах государства. И хватит об этом, всё равно вы не сможете меня переубедить.
  
  – Осёл, – ругнулась себе под нос Солона, после чего тяжело вздохнула, – будь там осторожен!
  
  На этом спор был окончен и безусловная победа досталась самодуру, тирану и деспоту. Ну и ослу, по-совместительству, во всяком случае, согласно экспертному заключению одной юной чародейки. И вот, оставив поддержку свою в хорошо укреплённом и охраняемом лагере, я направился в холодный страшный лес. Смеркалось…
  
  Первую интересную зверушку я встретил уже через полтора часа. Двухметровый прямоходящий волк в обрывках одежды медленно брёл куда-то в чащу. Меня под скрытом он не видел, не слышал и не чуял. Хммм, судя по состоянию материи, по лесу он шарится уже с неделю-две или чуть больше – точнее сказать не могу, всё-таки тут слишком много переменных. Магии в существе с гулькин нос, но всё-таки что-то краем сознания отмечается… больше без исследования или хотя бы разговора сказать нельзя. Ладно, для начала, попробуем просто показаться на глаза. С этими мыслями я и вышел из скрыта. Пара секунд, нос оборотня дёрнулся и тот безошибочно повернулся в мою сторону.
  
  – Грррр. Шемлин…. – так людей именуют эльфы, да и то не все. Значит, с высокой долей вероятности, передо мной – бывший долиец. Мой собеседник, тем временем, оскалился и сделал шаг вперед, но потом словно дёрнул сам себя, – нет… Беги! Я… гра-а-а-а…. Не смогу долго сдерживать звер-р-р-р-ря!
  
  – Интересно, – оборотень был разумным, да ещё и контролировал свои порывы, пусть и с трудом, действительно очень необычно для этого мира, – я пришёл, чтобы поговорить.
  
  – Нет! Убир-р-райся. Ж-жёт! Яр-р-рость! Желание Р-разор-р-рвать! Впиться клыками! – оборотень махнул в мою сторону лапой.
  
  – Н-да, ожидаемо, – увы, на большее моего собеседника не хватило – самоконтроль у него и так хромал на обе ноги, а крыша держалась на последних шурупах. В общем, стоило мне лишь поднять глаза к кронам, делясь своим заключением с небесами, как буквально озверевший ушастый рванул в атаку. И застыл, надёжно удерживаемый телекинезом. – Посмотрим… – с этими словами я сделал небольшой надрез на его лапе и сцедил крови. Можно было бы, конечно, внедрить Симбу в исследуемого сразу, но зачем залазить в психическо-магическую аномалию, когда можно просто снять с неё пробу? Вот и я думаю, что ни к чему.
  
  Кровь вервольфа прадовала сложным геномом, в котором я ожидаемо высмотрел части эльфийского и волчьего сегментов. Ещё там был прописан механизм трансформации, что-то вроде линьки, но куда как глобальнее – процентов семьдесят эльфийских фрагментов вытеснялось волчьими. Ну и направленность у него была односторонняя, механизм обратного превращения заблокирован насмерть. Гормональная система тоже сделана отвратительно, но не ясно – постоянный впрыск коктейля типа «озверин обыкновенный» – это баг или всё-таки фича?
  
  Однако, общая механика ясна, вирус-мутаген, что-то вроде бешенства, только вместо водобоязни и пены изо рта жертва прибавляет в росте, покрывается шерстью и отращивает клыки. Перестроенная нервная система и химия сами по себе сильно бьют по мозгам, но возможно и дополнительное вмешательство, с учётом магической природы болячки и её связи с создателем, вполне рабочий вариант. Точнее сказать, к сожалению, не смогу – помимо пары капель магии нормальной, скорее всего завязанной на кровь, есть и след местного псайкерства, что сбивает тонкое чутьё, гррр. Тем не менее, кое-какие выводы сделать можно. Первое – мне это их «проклятие» не страшно точно – силушки чар просто не хватит, чтобы даже начать инициацию мутационных процессов, не говоря о полном их протекании. Второе – как минимум, половина эффектов этой гадости завязана на чистую биологию, а значит, немного поправить можно и на коленке, но вот полное исцеление… Нет, не интересно. А как интересно? Модифицировать немного заразу, убрать вирулентность, подогнать биохимию ну и магически укрепить носителя. С последним, правда, будет некоторая проблема из-за низкого фона мира и отсутствия возможности вырабатывать магию у местных. Но начнём с биологи.
  
  Анализ. Проработка вариантов улучшения образца. Построение математической модели. Вычисление последовательности аминокислот. Оптимизация цепочек ДНК. Результат.
  
  Выйдя из «глубокой задумчивости» минут через десять, я ещё раз окинул моего будущего подопытного взглядом. Подопытный чуть поскуливал и косил на меня налитым кровью глазом, но молчал, не в силах раздвинуть пасть для диалога.
  
  Приступим-с. Рука ложится на морду зверя, направить симбиота в организм, инкапсулировать мозг – перестраивание тела не самый приятный процесс, так что обеспечим анастезию. Так, поправим механизм оборота и запустим обратный процесс. Я наблюдал, как личина волка сползает, открывая худощавого, если не сказать истощённого и довольно потрёпанно выглядящего эльфа. Н-да, без магии всё-таки не обойтись – сотворение «лишней» массы или её убирание – процесс довольно энергозатратный. А разница между эльфом метр семьдесят и прямоходящим вервольфом за два метра в холке и ещё в метр шириной была килограмм так в сто – сто пятьдесят. Вот на это и шла сила крови и нормальная магия. А вот сами преобразования инициировались псайкерством. Н-да, извращение жуткое, но ведь работает! Хотя с доработкой под что-то полезное придётся повозиться больше, чем я думал.
  
  – Ярость… ушла? – пришедший в себя ушастый мотнул головой, тут его взгляд упал на его же руки – обычные руки, а не уже должные становиться привычными лапы, – я… исцелён?
  
  – Не совсем, – я покачал головой, – я обратил процесс вспять, но само проклятье всё ещё давлеет над тобой. Пусть теперь и не опасно.
  
  – Спасибо, но… кто вы? Маг? – ушастый потихоньку приходил в себя.
  
  – В некотором роде, но сейчас это не имеет значения. Ты ведь из долийских эльфов? Что у вас произошло? Где Затриан?
  
  – Затриан, – в голосе эльфа послышалось недовольство и сдерживаемая злость, – это всё произошло из-за него!
  
  – Полагаю, что хотя бы в благодарность за возвращение тебя в человеч… эльфийский вид, я могу услышать всю историю.
  
  – Да… конечно, – бывший вервольф тряхнул головой – возвращение к привычной биохимии ему ещё будет аукаться от пары минут, если с моей помощью, до пары дней, – началось всё около полутра месяцев назад. В лесу появились оборотни. Само по себе это было явлением нерядовым, но и не чем-то особенным. Вот только эти оборотни отличались от обычных зверей, какими мы их видели до этого. Нет. Они были куда как умнее, хитрее… и никогда не убивали своих жертв.
  
  – Заражали?
  
  – Да, – кивнул молодой остроухий и немного поморщился, то ли от воспоминаний, то ли от головной боли, – сначала заболевших было немного, но с каждым днём ситуация становилась всё хуже и хуже…
  
  Рассказ, как выяснилось, одного из разведчиков-патрульных описал уже известную мне, в целом, картину, хотя и не без дополнений. Итак, новые вервольфы оказались хитры, разумны и вообще, способны на членораздельную речь. И у них был ряд требований к Хранителю Затриану, точнее, одно конкретное требование – снять проклятье. За главного у них был здоровый рыжий волк, что выступал от лица некоего «Бешеного Клыка», как позже выяснилось, вообще являющегося Духом Леса. Эльфийский старейшина рыжего с его стаей, разумеется, послал, а волчки в ответ, стали нападать на ушастых и кусать-царапать, тем самым заражая обороняющихся, отвлекая силы их магов и целителей, ну и потенциально увеличивая свою численность. С каждым днём противостояние становилось всё острее, пока терпение главаря вервольфов не лопнуло (или озверение не достигло уровня, заглушившего-таки разум) и тот не устроил открытую атаку на лагерь долийцев. Сколько-то нападавших ушастеньким удалось завалить или серьёзно ранить, но по итогам боя поцарапанными и покусанными оказались едва ли не все защитники, а это добрых шесть сотен больных в добавок к тем, кто был заражён до этого. С подобным объёмом эльфийские чародеи справиться уже не могли. Их и так была всего парочка и всех их умений и сил хватало лишь на то, чтобы затормозить процесс обращения, но на такую толпу не хватило бы и пресловутого Затриана. И вот, этот старый маразматик с оставшейся сотней-двумя ушастеньких на всех парах ломанулся вон из леса, а «дозревших» укушенных чуть утихомирили свежеобретённые сородичи и отконвоировали к «Хозяйке», которой и был Дух Леса. Там этот дух поведала историю проклятья и какой вклад старый лысый эльф в его сотворение внёс, а так же помогла немного унять звериную ярость и прояснить разум. Вот только пришедшие в себя свежеиспечённые оборотни были не очень рады этим самым сородичам, но и поднимать лапу на тех, кто в своё время так же пострадал ни за что и атаковал больше из отчаяния они не хотели. Ну тот факт, что более опытные оборотни были сильнее, лучше приспособились к телам и на их стороне был неслабый обитатель Тени тоже, полагаю, сыграл свою роль. Но как не способны они были прикончить сородичей, так новенькие вервольфы не горели желанием и оставаться среди них. Вот и ушли. Только чуть позже выяснили, что «вправление мозгов» от Духа Леса работает лишь временно и крыша постепенно съезжает. Причём, оставшиеся рядом с сущностью Тени сородичи тоже с этой проблемой столкнулись, пусть у них она развивалась не так быстро. Ну а дальше… дальше волколаки просто расползлись по округе, постепенно скатываясь на уровень «классического» оборотня, у которого лишь одна извилина и та – о жрачке. Такая вот история.
  
  – Хм… – выслушав исповедь волка, я задумался. То, что Затриан свалил чёрте куда… с высокой долей вероятности, в земли Коркари, было очень неприятным фактом. Имея под рукой автора проклятья разобраться в его механике было бы в разы проще. Но когда мы шли лёгким путём? Эх…
  
  – Вы поможете нам? – с надеждой спросил остроухий.
  
  – Ты, долиец, просишь помощи у шемлина? – приподнимаю бровь.
  
  – У нас нет выбора, – эльф опустил голову, – в такой ситуации мы просили бы помощи и у Архидемона, – от такого ответа мне было очень сложно не рассмеяться в лицо собеседнику, но, боюсь, он бы меня неправильно понял. Улыбка, впрочем, на моё лицо вылезла.
  
  – Что же, тебе повезло, rha’n o bob’l. Моё имя — Айдан Кусланд, я новый король Ферелдена и прибыл в ваш лес с предложением для его жителей. Отведи меня к месту, где живёт этот Бешеный Клык и я посмотрю, что смогу сделать.
  
  – Х-хорошо, – немного запнувшись, ответил эльф.
  
  Прикидывая в уме возможные варианты развития будущего разговора, я и не заметил, как мы дошли до нужного участка леса, а ведь топали мы до него добрых пару часов. Точнее, до делегации по почётной встрече. Полагаю, Дух, как обитатель Тени, почувствовала моё приближение и вряд ли ему обрадовалась. Ну и кликнула своих защитников, слуг, друзей ну или кто там для неё ребята и девчата с «пушистой проблемой»? Так что на подходе к эльфийским руинам нас встречал рыжий вожак с отрядом поддержки. Правда, когда он увидел рядом со мной потрёпанного и полуголого, но очень целеустремлённого и мотивированного эльфа, то натуральным образом выпучил глаза и раззявил пасть. Видимо, узнал ранее обращённого.
  
  – Кхм… – привлёк я к себе внимание рыжего, а то, подозреваю, он бы так с час простоял, постигая Дзэн.
  
  – Человек, ррр, – перевёл он на меня взгляд на секунду, но чувства от вида оборотня избавившегося от звериного облика для него были явно важнее неизвестных прохожих. – Ты… – рыжая морда вновь повернулась к эльфу и нервно оскалилась, – ты же был одним из нассс, ррр.
  
  – Был, – мой проводник смотрел на вожака с изрядной неприязнью, но желания пойти и прикончить виновника своего заражения он не то что не проявлял, его действительно не было! – но милорд Кусланд исцелил меня.
  
  – Кусланд? – вервольф быстро сложил два и два и глянул на меня шумно втягивая воздух. – Ты стррранно пахнешь… стррранно ощущаешься, – губы на выдающейся пасти задёргались так, словно он одновременно хотел оскалиться и зарычать, и в тот же момент сдерживал себя в последние моменты. – Ты снял проклятье с нашего брррата? Что ты хочешь за свою помощь остальным, ррр? – говорил вожак отрывисто, было видно, что слова даются ему с трудом – речевой аппарат был совсем не приспособлен для человеческих языков, но вот проблем… точнее серьёзных проблем с подавлением инстинктов я у него не видел. То ли влияние Духа Леса на него действует сильнее и благотворнее, то ли его воля куда как крепче, чем у первого встреченного мной больного. Ну или оба этих фактора играли свою роль. Отряд друзей этого типа вон стоят молчаливыми памятниками самим себе. Угу и очень внимательно и даже можно сказать жадно изучают бывшего сородича, вернувшегося к эльфийским стандартам.
  
  – Ничего, – качнул я головой.
  
  – Ты хочешь помочь нам без пррричины? – подозрительно рыкнул рыжий. – Не могу в это поверррить…
  
  – Причина у меня есть и даже целый ворох, – складываю руки на груди. – По стране только что прокатился Мор, король Кайлан погиб и новым правителем Ферелдена был избран я. Сражения с Мором забрали жизни многих хороших людей и защитников королевства, а в ближайшее время наши западные границы попадут под удар Орлея, война с которым уже практически неизбежна, и, в этих обстоятельствах, последнее, что мне нужно, это нашествие безумных тварей в тылу.
  
  – Мы – не безумные тваррри! – зло прорычал оборотень, да и его «свита» с рыком сделала шаг вперёд.
  
  – Верно. Пока что. Но ведь жажда в вас с каждым днём становится лишь сильнее, не так ли? Звериная ярость, голод, желание вцепиться в тщедушную шею двуногой добычи, услышать этот приятный хруст костей, ощутить сладкий вкус крови на клыках, почувствовать, как сердце жертвы делает последний судорожный удар… – оборотни дружно облизнулись и нервно переступили с ноги на ногу.
  
  – Хватит! Перррестань! – едва ли не взвыл рыжий.
  
  – Вот видишь? Даже сейчас тебе тяжело с этим бороться, а что будет через месяц, два, три? Так что мои причины более чем серьёзны. Я знаю, каково вам сейчас, в своё время я прошёл через нечто подобное, и потому я хочу помочь вам, а не убивать вас.
  
  – Ты изменился с момента нашей последней встречи, Elgar'nan. В прошлом ты не был столь терпелив, чтобы тратить время на помощь, вместо простого милосердия быстрой смерти, – вмешался в нашу беседу новый голос. Из тени ближайшего дерева вышла чертовски красивая девушка с острыми ушками, тонкой фигурой, все прелести которой скрывали лишь её длинные чёрные волосы, да живая кора, что с некоторым скрипом можно было назвать штанами. Руки гостьи были закованы в деревянные боевые рукавицы или некое их подобие.
  
  – Хозяйка… – склонил голову рыжий оборотень.
  
  – Спокойно, Бегун, – девушка протянула руку, повеяло силой Фейда и вервольф действительно стал куда спокойнее. Да и остальным перепало «транквилизатора», – он не причинит вам вреда… без повода и необходимости.
  
  – Меня зовут Айдан Кусланд, – изучив взглядом новую собеседницу, я остановился на её глазах, – и до этого момента мы с тобой не встречались, Дух Леса.
  
  – Имена – это лишь набор звуков, редко когда они отражают истинную суть. Я же часть природы, часть леса и вижу именно её. Эту Тьму, от которой кричит Тень, это пламя Ярости, что сожжёт любого, кто попробует встать на твоём пути. Эту Власть, что увлекает, ведёт за собой… да, ты изменился и стал другим, но ты – это ты, – или моя теория о «наследовании» даже вернее, чем я думал, или добровольно отданная душа одного из эльфийских богов, вкупе с моей исходной спецификацией, позволила «совпасть» по спектру с Эльгарнаном. Ну и, полагаю, фанатичная вера Дарриана (и тех, кого он успел в эту веру обратить), на таких дрожжах тоже могла внести лепту. А вот выпучивший на меня глаза ушастый проводник… впрочем, ладно, так даже лучше.
  
  – И ты, зная всё это, не боишься выходить ко мне? – я склонил голову чуть набок.
  
  – Пожелай ты этого, и весь мой лес обратится в прах и пепел, – меланхолично отозвался дух, – прятаться было бы бесполезно, к тому же, ты всегда был строг, а суд твой страшен, но ты никогда не карал без вины. А потому, мне нечего бояться.
  
  – Но я сильно изменился, по твоим же словам.
  
  – Но остался прежним, – невозмутимо парировал(а) Дух Леса.
  
  – Считай меня, кем хочешь, – пожимаю плечами, – я никого не ограничиваю в вере и мыслях. Да и пришёл сюда не для того.
  
  – Верно, ты хочешь снять проклятье с оборотней, – она не столько спрашивала, сколько утверждала.
  
  – Нет, – я покачал головой, – я хочу обернуть его им на благо. В своё время оно было наложено поделом, звери, сотворившие то преступление, заслуживали и более худшей участи, но времена изменились, виновников давно уже нет в живых, проклятие же продолжает собирать свою дань, уже с непричастных. Думаю, им полагается некоторая компенсация.
  
  – Хорошо, – покорно склонила голову "дриада". – Могу ли я быть полезна в этом или, быть может, ты желаешь от меня чего-то иного?
  
  – Нет, я справлюсь сам, и у меня нет желания тебя к чему-то принуждать.
  
  – Понимаю, – ещё один наклон головы. – Я благодарю тебя, Elgar'nan, хоть и знаю, что тебе безразлична моя благодарность, – на этим девушка развернулась к нам спиной и отправилась в сторону ближайшего дерева.
  
  – Х-хозяйка? – прохрипел ошарашенный вожак, отзывающийся на кличку «Бегун».
  
  – Вам больше не потребуется моя помощь, – улыбнулась оборотню дух, – и я рада за вас. Но дальше вам предстоит идти самим.
  
  – Мы не забудем, что вы для нас сделали, Хозяйка! – оборотень «присел» на колени перед воплощенным духом и склонил голову. Его спутники последовали примеру вожака… как и сопровождавший меня эльф. В ответ та лишь улыбнулась и потрепала вервольфа по голове, после чего растворилась в тенях листвы.
  
  – Что же, – нарушаю тишину, переводя взгляд на оборотней, – пойдём, Бегун. У нас будет много работы.
  
  – Что от нас трррррребуется, милорррррд Эльгарррррнан? – прорычал волк, поднимаясь на ноги.
  
  – Собери всех проклятых, кого сможешь. Я освобожу вас от звериной ярости, потом – вы поможете мне спасти ваших собратьев, что разбрелись по лесу. И называй меня Айдан или милорд Кусланд. Именно так меня зовут, что бы по этому поводу ни говорила Хозяйка леса.
  
  – Хоррошо. Пока… я прррошу вас быть нашим гостем, милорррд. Нам потррребуется полчаса, чтобы собрррать всех, – Бегун махнул лапой вглубь пещеры.
  
  – Принимаю твоё приглашение, веди, – я кивнул вервольфу и тот устремился в логово.
  
  – Тут темно, если хотите, мы можем сделать факелы… – подал голос один из сопровождавших вожака волков.
  
  – В этом нет необходимости. В темноте я вижу не хуже, чем днём.
  
  – Пррростите, – смущенно(!) извинилась эта гора мышц. Я только кивнул и мы продолжили путь.
  
  Внутри грот открылся с новой стороны. Что там было канонично, я помнил весьма смутно, но реальность меня изрядно удивила. В «пещере» скрывался целый комплекс искусственных сооружений, судя по архитектуре – эльфийский то ли дворец, то ли вообще кусок города, каким-то образом ушедший под землю. Это даже не пресловутые «древние тевинтерские развалины» вроде Остагара, нет. Тут у нас постройка ушастых времён Арлатана, а значит, им за полторы, а то и две тысячи лет. И они неплохо сохранились, надо сказать.
  
  Пока я разглядывал местные достопримечательности, оборотни вели меня дальше, в том числе и мимо сородичей, что провожали меня удивлёнными взглядами. Правда, не все. Полтора десятка волков неотрывно следили за большими ажурными дверями из какого-то светлого дерева и на шевеления за спиной особо не реагировали.
  
  – Что это они?
  
  – За той дверью дррревние мерррртвецы, милорррд, – отозвался Бегун, – эльфы в старрринных доспехах. Мы не ходим туда, но порррой…. Они пррриходят к нам.
  
  – Понятно, – разумеется, прорехи в Завесе, как тут можно обойтись без демонов и одержимых трупов? Надо будет зачистить местность, благо мои войска уже могут считаться «экспертами» по подобной чертовщине. – Ещё долго?
  
  – Нет, мы почти на месте, милоррд. Вам потррребуется что-нибудь? У нас не так много прррипасов, но если что-то нужно…
  
  – Нет, – оборвал я неуверенно мнущегося оборотня, – хотя… будет неплохо, если у вас найдётся большой кубок или чаша, а к ней – чистая вода или вино. Они потребуется для обряда.
  
  – Жак, – повернулся рыжий к одному из сопровождающих.
  
  – Будет исполнено! – чуть вытянулся на носочках пепельно-серый вервольф и, перейдя… хм, на «полный привод», куда-то умчался.
  
  – Смотрю, ты смог привить дисциплину своим собратьям.
  
  – На сколько это возможно, пока ярррость не туманит ррразум. Я… когда-то давно… я был рррыцарем и командовал сотнями воинов. Но… очеррредная облава на оборрротней прррошла… неудачно, – он оскалился, – Хозяйка нашла меня и верррнула ясность мыслей.
  
  – Вот как… – это было интересно. И перспективно.
  
  А меж тем, мы вошли в большой круглый зал, способный в себя вместить, наверное, несколько сотен человек. Время не пощадило его – стены оплели корни деревьев, растущих наверху, да и здесь кое-где пробовалась молодая листва, но, как ни странно, подобные элементы в этих руинах выглядели даже как-то гармонично и уместно. Сам зал не был пустым – в него уже начинали стягиваться оборотни, по толпе то и дело проходил шёпот «Эльгарнан», сдаётся мне, Хозяйка Леса сообщила местным обитателям о грядущем… ну или у часовых здешних отличный слух.
  
  – Милорррд, я прррринёс, – подошёл к нам отправленный за «инвентарем» волк. В одной лапе он сжимал довольно массивный каменный кубок, хотя в руках вервольфа и выглядящий довольно небольшим. Интересно, откуда он вообще смог его отрыть? Вряд ли гранитная посуда тут является нормой. В другой же он держал большие меха, литров так на двадцать. Судя по влажности и отсутствию запаха алкоголя – со свежей водой.
  
  – Отлично, – я принял нужный инвентарь и повернулся к собравшимся волкам. – Жители Бресилиана! Я – Айдан Кусланд, Король Ферелдена. Я знаю о постигшем вас несчастье, о Жажде и Ярости, что поселилась в вашей крови и жжёт вас изнутри. И я здесь для того, чтобы помочь вам. Обуздать это пламя… и поставить его вам на службу. Это мой дар вам за ваши страдания. Подойди, Бегун, – оборотень послушно сделал несколько шагов вперёд, я наполнил кубок на две третьих водой, а потом достал с пояса кинжал и полоснул им по руке. Густая, антрацитово-чёрная «кровь» заполнила оставшийся объём ритуальной посуды. – Пей.
  
  Неуверенно взяв ёмкость в лапы, оборотень неуклюже сунул морду в кубок и сделал глоток. Несколько секунд ничего не происходило, но вот его черты дрогнули, кубок выскользнул из ослабевших рук и остался висеть в воздухе. Подхваченный телекинезом, а сам вервольф упал на колени, сжался и… немного усох. Разгибался же обратно уже крупный рыжий мужчина, лет сорока на вид. Немного пошатнувшись, он поднялся на ноги и с неверием окинул взглядом окружающих. Запасливый Жак, дождавшись моего кивка, накинул на плечи предводителю меховой плащ – всё-таки в подземелье голому человеку было довольно прохладно.
  
  – Это… всё вправду? Не сон? – он не мог поверить до конца.
  
  – Я обещал это вам. И своё слово я держу всегда.
  
  – Да, простите, Эльгарнан, – припал на колено мужчина.
  
  -Довольно, – велел я ему жестом подниматься, – и я просил называть меня Айданом Кусландом. А сейчас… вспомни ту ярость, ту мощь зверя, что в твоей крови. Вспомни и позови её, – основные модификации я уже успел провести, благо там не сильно сложно, но вот механизм «перевёртыша» – это сложнее, точнее, всё упирается в энергию, но пока я рядом, могу поддержать своей магией, а вот «в свободном плавании» им силы придётся копить день, а то и неделю. Бегун же, тем временем, повиновался и вновь предстал в своём зверином обличии, правда шерсть его теперь была не рыжей, а, скорее, чёрно-багровой.
  
  – Рра!
  
  – Что чувствуешь?
  
  – Я чувствую… силу. Мощь… Желание двигаться. Дррраться. И… всё… яррость… её нет.
  
  – Значит, всё прошло так, как должно было. Теперь вновь стань человеком, – полминуты задумчивости и Бегун вновь тот рыжий здоровяк. Остальные оборотни окончательно поверили и теперь смотрят на меня с таким же трепетом, что и на свою Хозяйку, – пусть это было вызвано проклятием, но теперь, Зверь – это часть вашей природы. Я дарю вам право быть теми, кем вы есть и жить согласно вашей природе. Но помните, на моей земле, предо мной равны все. И спрашивать с вас я буду за ваши деяния так же, как и со всех прочих моих подданых.
  
  – Мы поняли, милорд и не подведем оказанного нам доверия и милости, – вновь поклонился Бегун.
  
  – Рад это слышать, – передаю ему кубок. – Действуй.
  
  Спустя десять минут и три долива кубка водой (реплицировать клетки симбионта только на основе воды было сложно, но нормальная магия и мана жизни мне в помощь), оборотни Бресилиана вновь стали людьми и эльфами, после чего полсотни ушастых и десятка три мужиков покрепче вновь обратились в волчьи формы и вылетели из зала, отправившись вылавливать из леса своих уже слегка неадекватных сородичей.
  
  К вечеру если кто и остался из «диких» вервольфов, то их были единицы, забившиеся в самые дальние уголки леса, хотя в наличии таких особей я сомневаюсь – не тогда, когда Хозяйка сей пущи сама помогает выслеживать и ловить потерявших разум несчастных. Ну и встал вопрос, что делать дальше? Всего жертв «пушистой проблемы» набралось девять с лишним сотен. Из них почти пятьсот – это ушастенькие, подавляющая часть которых была выходцами из клана Затриана, остальные – люди, в основном, покусанные за последние тридцать лет жители Ферелдена. Ну и у всей этой толпы встал логичный вопрос, а что, собственно, делать дальше? Нет, оборотень в лесу легко может прокормиться, но перспектива такая мало кого устраивала. Да и далеко не все хотели в этом самом лесу жить. И, разумеется, с этим вопросом пришли ко мне.
  
  – Милорд Кусланд, – подошёл ко мне рыжий лидер, де-факто, нового народа.
  
  – Ты что-то хотел, Бегун? Кстати, может, назовешь своё имя?
  
  – Я уже и не вспомню его, милорд. Я больше двадцати лет Бегун… – беспомощно развёл руками здоровяк. Было видно, что ему непривычно общаться с аристократом, даже если он сам когда-то был рыцарем, то за время жизни в лесу изрядно подрастерял навыка придворных расшаркиваний. Оно и к лучшему.
  
  – Как пожелаешь, тогда я буду называть тебя на эльфийский манер, Редвар, это адаптированное под человеческое наречие прозвище. Но вернёмся к твоему вопросу, ты ведь не просто так подошёл ко мне.
  
  – Нет, милорд, – отрицательно мотнул головой свежеиспеченный Редвар, – я хотел спросить у вас... что нам делать дальше?
  
  – Это уже зависит от вас. Пока вы живёте на моей земле, единственное моё требование – соблюдать мои законы. Более, я ни в чём вас не ограничиваю. Хотите, оставайтесь в этом лесу. Хотите – подайтесь к людям или эльфам.
  
  – Вы… упоминали, что скоро начнется война с Орлеем…
  
  – Возможно.
  
  – Скажите, милорд, а можем мы присоединиться к вашей армии?
  
  – Ты уверен, Редвар? Со своих воинов я спрашиваю много больше, чем с обычных подданых.
  
  – Мы обязаны вам больше, чем жизнью, милорд. Пусть я и пробыл зверем много лет и забыл своё имя, но я ещё помню, что такое долг и честь! И мои братья и сёстры согласны со мной!
  
  – А что до эльфов? – в ответ рыжий воин подозвал эльфа средних лет.
  
  – Это Сарел – избранный Хагрен долийцев.
  
  – Приветствую вас, милорд, – поклонился представленный.
  
  – Хагрен? – я удивился, – разве долийцами руководят не Хранители?
  
  – Вы многое знаете о нашем народе, милорд Кусланд… – на миг он застыл, – а верно, прошу прощения, Elgar'nan…
  
  – «Милорд Кусланд» будет более, чем достаточно, – серьёзно, это уже начинает раздражать. Будто бы мне одного Табриса мало.
  
  – Как пожелаете, милорд Кусланд, что же касается меня и должности Хагрена, то вы правы, долийскими кланами руководят Хранители, но Затриан бросил нас и сбежал, как и его Первая, Ланайя. Я же был сказителем, хранителем преданий нашего народа, а потому, народ выбрал меня представлять его, – м-да, странная логика, ну да ладно, видал я и более чудесатые решения.
  
  – Понятно. И что скажешь ты, Хагрен Сарел? Что ты хочешь для своего народа?
  
  – Мы… хотим идти за вами, El… милорд Кусланд. И, пусть мы уважаем и почитаем Хозяйку Леса, оставаться в её владениях… немногие из нас готовы пойти на это, не после того, что случилось.
  
  – Понимаю. Но я могу поселить вас на своих землях – к северу отсюда располагаются вотчины ваших сородичей, коим я даровал титулы баннов. Вы вполне сможете поселиться там.
  
  – Благодарим за это щедрое предложение, милорд. И часть из нас непременно воспользуется им: женщины, старики и совсем юнцы. Но… мы согласны с Бегуном. Вы спасли нас от участи, много худшей, чем смерть, а теперь ещё предложили кров. А потому, мы хотим служить вам… правда… – тут он смутился, – у нас совсем нет оружия и доспехов, но зато остались когти и клыки!
  
  – Что же, – я кивнул, – я дал вам свободу и право выбора и вы его свершили. Но каждый выбор имеет свои последствия, – я обернулся к внимательно прислушивающейся толпе, – я согласен принять вашу службу. И обещаю ценить ваши жизни, награждать за доблесть и верность и карать за трусость и предательство. Да будет так! – пустить небольшую волну Ки, добавив к ней нормальной магии, да задействовать тот дежурный набор клеток, что остался у них после ритуала, дабы каждый присутствующий ощутил «прикосновение воли владыки» или что-то в этом роде.
  
  – Какие будут распоряжения, милорд?
  
  – Подбери отряд сопровождения из десятка собратьев. Сейчас мы пойдём к моим людям, дабы они не нервничали от моего долгого отсутствия и не пожелали спалить пол леса или ещё что придумали… После этого нужно будет зачистить то место с «древними эльфийскими мертвецами» и подлатать Завесу – рассадник демонов в моих землях мне не нужен. После – решим, куда именно переселить тех, кто будет просто жить на моей земле и как вооружать тех, кто пожелал вступить ко мне на службу.
  
  – Будет исполнено, милорд, – ударил себя кулаком в грудь Редвар, и, коротко поклонившись, поспешил выдать нужные распоряжения. Рыцарская выправка проступала в нём всё более и более отчётливо. Неплохо, осталось убедиться, что оборотни впишутся в мои войска. Ох, уже чувствую, сколько всего о моём безрассудстве скажет мне Солона…
  
  Чуть позже. Лагерь людей.
  Ещё на подходе к лагерю я попросил своих сопровождающих принять звериный облик, чтобы сразу и наглядно расставить все точки над «Ё» и не тратить время на лишние объяснения. Это был достаточно логичный ход, с моей точки зрения, хотя я и не отрицал, что в нём есть и доля дешёвой показухи. Тем не менее, эта показуха более чем укладывалась в те отношения, которые у меня сложились с товарищами, и даже становилась некой традицией, так что начинать скромничать было малость поздновато в любом случае. Единственная опасность состояла в том, что постовые могут слегка перенервничать, но именно для этого я и шёл заметно впереди группы. В общем, до лагеря дошли красиво и...
  
  – … – многозначительное молчание было мне приветствием.
  
  – Нет, ну а что, наш универсальный аргумент уже перестал работать? – Андерс меланхолично пожал плечами, – не желаете ли чаю, Ваше Величество?
  
  – Да, благодарю… – не успел я закончить, как пройдоховатый целитель уже пихал мне в руки, явно заранее заготовленный, кубок с отваром. – М-м-м, душисто, – сообщаю впечатление от аромата, чтобы поддержать разговор.
  
  – Пока было время, мы с Мерриль решили пополнить запасы трав, ну а заодно и для отваров набрали, – с готовностью поддержал «светскую беседу» маг, поглядывая на остальную, пока пребывающую в замешательстве, компанию не скрывая своего превосходства.
  
  – Вы пошли гулять по опушке леса оборотней? – приподнимаю бровь.
  
  – Поскольку туда ушёл ты, то единственные, кто были в опасности — это сами оборотни, – продолжил красоваться первейший ловелас ферелденского Круга Магов. – Ну а ещё мы за компанию прихватили два десятка ребят в стильных доспехах и пару магов в лице доблестных баннорет.
  
  – То есть, всей толпой ломанулись на пикник, – хмыкнул я. Что-то подобное от этого рыжего и стоило ожидать, хотя, формально, он был в своём праве и указов не нарушал.
  
  – Не всей! Алистер остался за главного! – яростно возразил чародей. – Эй, девчат, может поддержите собрата по ремеслу, пока Его Величество чего не подумал и превентивно не покарал?
  
  – М-м-м, а что нам за это будет? – лучась невинностью и добротой, спросила Бетани.
  
  – Эх, а раньше ты казалась такой милой и отзывчивой… – скорчил рожу угнетаемого и притесняемого раба наглый колдун, но тут же переключился на меня: – Ну так как всё прошло? У нас теперь появилась пара-тройка больших пушистых друзей?
  
  – Точнее, почти тысяча, – поправил я чародея.
  
  – Рассказывай! – встрепенулась Мариан делая шаг вперёд. В её глазках, как, впрочем, и у Солоны, неиллюзорно вспыхнуло то самое женское любопытство и страстное желание услышать всю историю.
  
  – Ну ладно, иду я, значит, по лесу, никого не трогаю, как вдруг… – и я начал свой рассказ, разумеется, немного его скорректировав.
  
  Чуть позже.
  – То есть, – забавно нахмурился Алистер, – ты просто пришёл и вылечил тысячу оборотней от их проклятия? Вот так вот просто?
  
  – Я бы не сказал, что это было «просто», но… в целом, да, – отхлебнув ещё немного отвара из кубка, бросаю взгляд на тех самых оборотней, что уже приняли человеческий облик и даже получили свою долю горячего питания от отрядного кашевара.
  
  – М-да, мой друг человек-армия по совместительству стал боженькой. Ха, а Преподобная Мать утверждала, что с моим характером я точно попаду в дурную компанию!
  
  – Алистер, как бы тебе сказать… с точки зрения Преподобной Матери, твоя компания не просто дурная, а дурнее уже некуда, – сочла своим долгом поправить парня Солона.
  
  – Оу, действительно, – впечатлился воин.
  
  – Но что нам теперь со всем этим делать? – вернула разговор в практичное русло Мариан.
  
  – Ставить бойцов на довольствие и подгонять доспехи. Только представьте себе — строй закованных в тяжёлые латы воинов со звериными рефлексами и чудовищной силой, а если дать им в руки булавы, боевые молоты или хотя бы топоры…
  
  – Эй, хватить озвучивать мои мысли! – притворно возмутилась светловолосая красавица. – Мне и так стыдно перед орлесианцами, – призналась Солона. – Чуть-чуть, – поправилась она, в жесте скромной пай-девочки поведя глазками вправо-вверх.
  
  – А к ним в комплекте группа лучников, сильных, выносливых, способных передвигаться со скоростью лошади… – продолжил я рисовать завлекательные картины, при звуке которых улыбки на лицах трио ведьмочек становились всё более явными и коварненькими.
  
  – Всё-всё, мы поняли, армия боевых оборотней — это хорошо! – потешно замахала руками Бетани, а потом чуть слышно буркнула себе под нос. – И хорошо, что мама больше не интендант — это как же столько «неформатных» бойцов снаряжать-то…
  
  – Кстати о бойцах, – поймал я за хвост ускользавшую мысль, – Мерриль, думаю, тебе стоит поговорить с оборотнями эльфами и их Хагреном — Сарелом.
  
  – Мне? – забавно пискнула эльфийка. – Н-но зачем?
  
  – Ну, ты же Первая, почти состоявшаяся Хранительница, а тут, считай, полноценный долийский клан, что потерял своих Хранителей. Возможно, ты сможешь им чем-нибудь помочь. Провести там необходимые обряды или что-то в этом роде…
  
  – Я? – забавно пискнула девушка и рефлекторно попыталась спрятаться за подругами. Совсем не смущаясь тем обстоятельством, что все мы давно уже сидели у костра и прятаться ей было геометрически невозможно.
  
  – Ты видишь тут ещё эльфийских Хранителей?
  
  – Х-хорошо, – зажато согласилось это чудо, а я вновь железной волей задавил в себе желание потискать этот источник позитива. И плеер мой далеко… эх.
  
  – Вот и отлично, – подвёл я итог, – кстати, господа чародеи…
  
  – Хм? – дружный заинтересованный хмык.
  
  – Мне сообщили, что тут неподалеку есть местечко, в котором древние трупы ведут себя излишне активно, как для трупов. Угадайте, чем мы будем заниматься в ближайшее время?
  
  – Во имя Предвечной, Айдан, – горестно приложила руку к лицу Солона, – ты эти места специально что ли ищешь?
  
  – Ты так говоришь, как будто, я тут один. Это вообще может быть везение Алистера! – шутливо развожу руками. – К тому же, мы к чему-то подобному и так уже морально готовились.
  
  – Эх… пойдём подготавливать снаряжение и заговоры, – вздохнула чародейка, – нас вновь ждут легионы нежити…
  
  – Я знал, что ты по достоинству оценишь эти известия! – встав, ободряюще похлопал я девушку по плечу, – ну а пока леди маги и сэры чародеи готовятся, пойдём, Алистер, донесём счастье до обычных воинов.
  
  – Им не впервой Айдан, – поднимаясь следом, пожал плечами храмовник и пошёл следом за мной, – после всего, что они уже успели повидать, готов побиться об заклад, что и гигантские разумные прямоходящие волки, влившиеся в наши ряды, их не сильно удивили.
  
  – Но стоит проверить, друг мой, не так ли?
  
  – Веди… Твоё Величество, – довольно хмыкнул воин.
  
  Чуть позже.
  «Счастье» я донёс и мои бравые вояки принялись готовиться и разбиваться по уже привычным группам, магов в усиление, правда, в этот раз для всех не хватало, зато стало получше с Чёрной Стражей — Алистер в потолок не плевал и продолжал инициировать новых Храмовников не то, чтобы в промышленном масштабе, но весьма бодро. Правда, запасы лириума у нас уже начали показывать дно. Даже при жёсткой экономии и тратах только на инициации и артефакторику, уходил этот волшебный металл со страшной скоростью. Разумеется, кое-какие запасы были в Амарантайнском Соборе, да и Денерим не бедствовал, но факт оставался фактом — расход был и расход существенный, а новых поступлений ценнейшего ресурса не ожидалось — чёртова монополия церкви. По возвращению нужно будет озадачиться отправкой посольства к гномам. Но вернёмся к моим воинам. Узнав, что вот эти клыкастые и когтистые теперь тоже с нами, солдаты принялись думать, что бы такого интересного с ними сделать. Я даже успел краем глаза послушать один разговор (читал по губам).
  
  – Тут ведь в чём вся соль, братец? Эти живые трупы плевать хотели на стрелы и уколы, их надобно в салат крошить, ну или ждать, пока волшебники подсобят и испепелят мертвяков нахрен! Вот, помню, под Редклифом их разметали любо-дорого! Ну, дык к чему я веду. Когти твои – это, конечно аргумент, но мертвяков разделывать — тут добрый топор нужен.
  
  – Да где я тебе его возьму? – возмутился вервольф, тем не менее, приятно удивлённый, что от него никто не шарахается.
  
  – Хммм, надо бы наших обозников потеребить. Колун для рубки дров — это, конечно, не боевой топор, но ты вон какой здоровый, даже без специальных техник вдарить можешь, наверняка неслабо. Эх, вам бы ещё броню…
  
  В общем, моё разлагающее воздействие на человеков уже было очевидно и заметно. Вряд ли правоверные андрастианцы потерпели бы такую «мерзость», как оборотни рядом с собой. А вот почитатели Предвечной и Князя — вполне. «Если какая-то кракозябрина не пытается тебя сожрать, а вполне прилично себя ведёт, то не нужно пытаться эту кракозябрину порубить и сжечь» — можно сказать, лейтмотив новой веры.
  
  Утром, отдохнув и снарядившись, мы двинулись обратно в лес. Тропа сама ложилась под ноги, погода радовала и всяческие комары-мошки людей не доставали, налицо сотрудничество Хозяйки Леса, что пусть и не спешила показываться на глаза в своей аватаре, но по-мелочи помогала исправно. В кои-то веки попался обитатель Тени, которого не нужно экстерминировать. Таким темпом, до нужного места наш отряд дошёл часов за пять — очень недурная скорость, с учётом человеческих кондиций и численности группы. У самого «логова оборотней» нас уже тоже ждали — мужчины и женщины, как человеческой, так и эльфийской природы, что готовили свои пожитки к переезду. Ну и Редвар с полутысячей разумных, решивших встать под мои знамёна.
  
  – Милорд Кусланд, – ударил себя в грудь и чуть поклонился рыцарь, – мы закончили собирать вещи, переселенцы готовы выдвигаться, а я с братьями и сёстрами жду ваших дальнейших приказов.
  
  – Превосходно, – я кивнул пребывающему в человеческой форме вервольфу, – на сегодня у нас запланирована зачистка руин от живых мертвецов. Разбей своих людей на пятёрки и пусть каждая присоединится к боевой тройке моих воинов. Пока у вас нет опыта, вашей основной задачей будет только наблюдать и учиться и, в случае необходимости, выступить усилением для натиска. У вас есть планы тех участков? – вообще, это неплохо было бы уточнить ещё вчера, но мне было откровенно не до этого — удаленно провести мутации и проконтролировать их результат на почти тысяче преобразуемых, да ещё и при очень ограниченном конгломерате клеток в каждом — довольно сложный и выматывающий процесс.
  
  – Только нескольких первых залов, – отрицательно покачал головой оборотень, – мы успели их осмотреть, когда изучали наш новый дом, но как только древние мертвецы начали вновь подниматься на ноги, мы сразу же отступили, заперли и забаррикадировали дверь, а потом и Хозяйка помогла своей магией.
  
  – Жаль, но ничего страшного. Действуем по стандартному сценарию. Солона, Мариан, Бетани, Мерриль – вы поддержка и прикрытие, на вас — по десять троек. Сэр Андерс — первая помощь и резерв.
  
  – Хорошо, – кивнули волшебницы, а эльфиечка так даже вздохнула с облегчением — разбираться с ожившими мертвецами ей казалось куда как легче, чем беседовать со своими сородичами, но всё равно никуда она не денется — нам ещё нон-комбатантов вести, минимум, до земель свежеиспечённого Банна Табриса. Хотя, я сильно сомневаюсь, что на его землях его сейчас можно будет найти — тут война с Орлеем на носу, а личному вассалу Эльгарнана не положено отсиживаться в тылу, так что молодой эльф под молчаливое одобрение Логейна и Эамона, собирает своих сородичей в отряды и наскоро натаскивает. Но оставим моего горячего… эм, как бы его назвать? Точно не жрец, не паладин и не последователь… фанат… ай, ладно, в общем, оставим его и вернёмся к руинам.
  
  Первая заминка случилась почти сразу после входа — нас было тупо слишком много для этих руин, нет, постепенно народ сможет там разойтись, но вот с манёврами будет уже тяжко. Немного подумав, решили увеличить резерв и устроить более частую сменяемость воинов, плюс, магов удалось собрать в более плотный кулак, что и обрушился на ничего не подозревающих одержимых трупов.
  
  В итоге, всё свелось к рутине — народ исследовал коридоры, народ натыкался на сущности тени, народ плавно отходил на соединение с более крупными силами, утягивая демонов за собой, после чего благополучно рубил демонов в салат. Опционально — промораживая, поджаривая или разлагая в неприятного вида жижу. Без эксцессов, впрочем не обошлось — вервольфы очень хотели проявить себя и порой бросались в бой. Зачастую фактор внезапности играл им на руку, а сваленный таранным ударом двухсоткиллограмовой туши труп очень быстро рубился воинами, а уж если эта туша ещё и Ки своё тело насыщала… Как ни странно, но многие оборотни вполне неплохо управлялись со внутренней энергией — сложно не развить волю, когда всё твоё бытие разумным существом, а не тупым зверем на этой воле и зиждется. Однако, порой такие налёты были не совсем удачны и волки получали в брюхо или бок кусок остро отточенного сильверита или, что ещё хуже — старой ржавой стали. Так что и Андерс без дела не скучал, исцеляя и одновременно остря по поводу боевых пушистиков, что прутся поперёк батьки в пекло. «Боевые пушистики» негодующе рычали, но когда подобные мелочи останавливали этого гордого сэра рыцаря?
  
  Некоторое разнообразие внесли «Колдовские Ужасы», что окопались в дальней части руин. Эти твари могли и своих сородичей через зыбкую Завесу тягать, и сами магичить не стеснялись, но против слаженного удара сначала двух Храмовников, коими выступали мы с Алистером, а потом массового залпа аж пяти чародеев, ничего возразить не могли и так же послушно испепелялись-промораживались. Солона вообще с ними творила что-то противоестественное, ударяя не столько по сформированному сосуду, сколько по самой сущности Тени. База, полученная от той демоницы Страсти и дополненная изысканиями Авернуса с успехом проходила боевую обкатку. В итоге, уже к закату дня руины были полностью зачищены, а источник неприятностей — найден. Им оказался древний эльфийский склеп. Его врата были запечатаны на какую-то хитрую магию, а за ними располагалось самое тонкое место в Завесе. Возможно, это было связано с почившими тут арлатанскими чародеями, возможно, с чем-то ещё, но факт оставался фактом — источник проблем был найден. Но вот ломать врата всё же не рекомендовалось — мало того, что вся моя сущность противилась уничтожению магического артефакта, успешно работающего уже третье тысячелетие, так и последствия такого грубого обращения с волшебной вещью могли выйти самые неприятные, вплоть до полноценного Разрыва в Завесе. Мои же чародеи, при всей их талантливости, прекрасных учителях и огромной мотивации, могли и не потянуть закрытие полноценного Разрыва. Не в Бресилиане.
  
  К счастью, с нами была Мерриль и силовые решения не понадобились. Ученица Хранителя провела обряд «поминовения усопших» и врата сами распахнулись перед «желающей почтить предков» девушкой. Ну и мы не тушевались и зашли внутрь. Как ни странно, но эльфийский склеп был наиболее спокойным местом в этих руинах. Никаких оживших трупов, демонов и прочего. Лишь плиты со старым наречием Арлатана да красивые статуи, быть может, изображающие эльфов, что лежат под этими плитами. Сам ритуал укрепления Завесы занял ещё часа три, за которые нам пришлось немного попотеть — как и в Пике Солдата, понявшие, что им «отрезают интернет» сущности Тени всполошились и попробовали нас прикончить. Поскольку волшебники были заняты, то отражать атаку пришлось простым воинам, оборотням, ну и нео-Храмовникам, впрочем, по сравнению с Пиком, твари как-то не особо напрягались и действовали даже несколько лениво и небрежно. Как позже объяснила Солона, это было связано с тем, что в Пике им дорогу перекрывало насмерть, а в Бресилиане сама по себе Завеса весьма тонка и потеря «мембраны» неприятна только всякой мелкой шушере, что к нам и лезла, а все «серьёзные товарищи», при необходимости, смогут пройти и так. Изрядно потратившись, ослабнув, но смогут.
  
  Ну а далее, в одной из комнат, подозрительно напоминающих то ли заклинательный чертог, то ли жилище какого-то мага, судя по забитым книгами, к сожалению, не сохранившимися, полкам, ведьмочки нашли неброско выглядящий амулет.
И пошли со мной посоветоваться.
  
  – И что это? – я осматривал медальон, в котором отчётливо ощущал чью-то душу.
  
  – Это филактерий! – продекламировала госпожа Амелл. – Могущественные маги создавали такие, чтобы возродиться после насильственной смерти.
  
  – Вот просто так взять и возродиться? – не поверил Андерс.
  
  – Не просто, – чуть поморщилась девушка, – там довольно сложный процесс, как-то завязанный на местах силы и Завесе, подробностей я не знаю — по той сделке с Демоницей я получала знания по Магии Крови, но не более. Тут же использовалась ещё и Магия Духа и одна Предвечная ведает что ещё!
  
  – И… мы можем возродить этого мага? – Мариан всегда была практичной и её куда более интересовали прикладные результаты.
  
  – М-м-м, теоретически — да, – задумалась Солона.
  
  – Так можно? Можно?! – а вот Мерриль была преисполнена энтузиазма и своего детского восторга. – Я буду рада поговорить с древним магом. Возможно, даже эльфийским магом! Он столько всего знает! Это же живая история нашего народа! Эм… ну, в некотором роде живая…
  
  – Что-то мне не нравятся сомнения в твоём голосе, подруга, – огладил трёхдневную рыжую щетину Андерс, – в чём подвох?
  
  – Это явно очень древний амулет, – озабоченно сведя бровки, начала объяснять Солона. – Да и всё это помещение… а значит, его обитатель просидел в нём очень много времени, добавим сюда истонченную Завесу… в общем, я не знаю, в каком он состоянии, но вряд ли он остался в своём уме.
  
  – Древние эльфы владели секретом бессмертия и потому долгая жизнь должна быть им привычна! – источник отрядной милоты возражала или спорила с кем-либо очень нечасто, но тут дело касалось возможного источника древних знаний, а потому эльфиечка была готова стоять до конца.
  
  – Айдан, а ты что скажешь? – повернулась ко мне Бетани.
  
  – Было бы неплохо с ним поговорить, а там уже решим. Ну а коли он взбрыкнёт, то у нас тут пять опытных чародеев, десяток Чёрных Стражей и один скромный Я.
  
  – Да, очень скромный, – хмыкнула гордая дочь дома Амелл, но настроение её повысилось. – Но идея неплохая.
  
  – И как нам с ним связаться? – Мариан вновь интересовалась больше прикладной стороной вопроса.
  
  – Хмм… по идее, достаточно будет простой медитации, но раз нас тут много и у нас есть Духовный Целитель, можно будет попробовать создать ему проекцию, чтобы Айдан с Алистером тоже смогли принять участие в беседе. Андерс, сможешь?
  
  – Да, как два пальца! – бодро кивнул маг и потянулся за ножиком. – У меня уже начинает вырабатываться рефлекс… – волшебник полоснул себя по руке, чуть поморщился, подождал пока в ладони скопится небольшая порция, после чего плеснул её на амулет, параллельно шепча заклинания. От мага уже привычно повеяло «неправильностью», хотя в этот раз довольно ощутимо. Несколько секунд ничего не происходило но вот, во вспышке бледно-синего сияния, нам предстал призрак. Вооружённый эльфийским клинком, облачённый в пластинчатый доспех и с глухим шлемом на голове.
  
  – Что-то не похож он на мага, – констатировала Мариан.
  – И тем не менее, я маг, – невозмутимо возразила призрачная фигура. Несмотря на закрытое лицо, весь облик мужчины буквально кричал о «голубых кровях» и какой-то концентрированной «породистости» — положение тела, наклон головы, то как на нём сидел доспех и то, как он держал оружие — всё выдавало аристократа, который не то что привык повелевать, а буквально родился с золотой ложкой власти во рту. – Благодарю вас за воплощение, пусть и столь ограниченное, – самую малость склонил он голову, обозначая признательный поклон, и опять сделал это идеально, как может только бесконечно уверенный в своём высоком статусе разумный.
  
  – Кто ты? – первой спросила Бетани, пытаясь заглянуть в щель шлема, пока её сестра и Солона бродили оценивающими взглядами по облачению неизвестного.
  
  – Моё имя давно уже утратило всякий смысл и ни о чём вам не скажет… – с холодной, застарелой горечью не пояснил, но констатировал призрак. – Что же касается моей Судьбы, я — маг, – и замолчал, словно это было исчерпывающе. Вероятно, с «головой» у него и в самом деле имелись некоторые проблемы — произнёс пока всего две фразы и в каждой упирал, что он — маг.
  
  – Эм… – озадаченно почесал бровь Алистер, – я всё понимаю, но… не понимаю. Мы его вообще как понимаем? Разве он не должен говорить там на древнельфийском? – ещё один гений словесности… ох, что-то я стал язвителен, не иначе, как долгое пребывание рядом с утончением в Тени. Хотя, справедливости ради, после поглощения души Уртемиэля, ни местный фон истончённой Завесой, ни близкое чароплётство моих чародеев уже не доставляли и десятой доли того дискомфорта, который я чувствовал ранее в аналогичных условиях.
  
  – Для существ Тени при «личном общении» языковых барьеров не существует, – небрежно разъяснил Андрес, – а наш новый знакомый сейчас куда как ближе к ним, чем к обычным смертным. Какой интересный эффект... – закончил он голосом полным исследовательского любопытства.
  
  – Ясно… – кивнул бывший Храмовник и поудобнее перехватил щит. У него, похоже, уже тоже выработался рефлекс на словосочетание «существо из Тени».
  
  – Я могу попросить вас? – дождавшись, пока мы пообщаемся, вновь привлёк к себе внимание дух.
  
  – Смотря о чём, – не скрывая настороженности, прищурилась Солона.
  
  – О последней милости, что достойные враги могут оказать побеждённому, – голос из под шлема стал суше тяжелее. – О покое... Я очень устал. Подготовленный для спасения от смерти сосуд стал моей тюрьмой…
  
  – И ты не хочешь вновь вернуться в мир живых? – подперев грудь скрещенными руками, склонила голову на бок Мариан, на лице которой отразилось недоверчивое удивление. – И почему враги?
  
  – Нет, – коротко качнул головой призрак. – Я слишком долго пробыл мёртвым. Мои братья давно ждут меня за Завесой, что же касается твоего вопроса… Именно вы, суетливые дети, разрушили Арлатан и заразили нас смертью. Сменившим хозяев рабам было всё равно, но вытесненные с земель нашего народа, с нашей земли свободные эльфы были обречены. Анклавы погибали один за другим, казавшиеся ничтожными, живущими краткие мгновения букашки пришли к нам умелыми магами, подчинившими себе демонов и даже низших драконов, этих бледных подобий обликов самих Владык. Вы истребили Народ, но по-праву заслужили уважение.
  
  – Рабам? – нахмурился рыжий. – Что-то этот тип резко перестал мне нравиться, – на пол тона понизив голос, спешно поделился с нами целитель.
  
  – Постой! – вступила в разговор, до того завороженно пялящаяся во все глаза на призрачную фигуру, Мерриль. – Я... У меня столько вопросов! Если возможно… – призрак резко повернулся к девушке и словно нахмурился, хотя как это можно было понять сквозь глухой шлем, до того, как он заговорил, было загадкой. После — да, понять было не сложно, но я лично понял это ещё до.
  
  – Неужели тебя не научили манерам, маленькая рабыня? – холодно хлестнул наполненный нотками раздражения и лёгкого презрения голос. – Слуге, пусть и с посохом мага, негоже лезть в разговор свободных братьев и сестёр по ремеслу!
  
  – Ра-рабыня? – заикнулась, распахнувшая от потрясения ротик эльфийка.
  
  – На твоем лице Печать Крови, посвященная Владыке Тайн Диртамену. Что у тебя за хозяин, что посвятил тебя Хранителю Знаний, но не объяснил даже прописных вещей?! Хотя… в вашем доме всегда были грешники, любящие нарушать запреты, один даже посмел подняться в небеса в облике Владык… – покачал головой призрак, вогнавший в ступор бедную девочку.
  
  Мне его тон не сильно понравился, тут я был солидарен с Андерсом, пусть и не касательно самого понятия рабства, сколько к тому, что этот дух посмел обижать моё, но, с другой стороны, что ещё ждать от, судя по всему, знатного или, как минимум, крайне богатого эльфа из, очевидно, рабовладельческого строя по отношению к, собственно, рабу? Особенно, если окажется, что он с веткой Диртамена не в ладах.
  
  – Эй, она — наша подруга, так что будь с ней повежливее! – агрессивно воскликнула Мариан, под согласные кивки кивки и выражения лица остальных.
  
  – Рабыня… подруга? – теперь пришёл черед потрясённо переспрашивать духу. – Как же сильно изменился мир живых… – с новой горечью, будто сам себе, сказал эльф. – Я ещё раз убедился, что мне в нём нет места... Исполните ли вы мою просьбу и даруете покой усталому собрату по ремеслу? Я не прошу сделать это даром и вполне могу заплатить, – видимо, заметив наши ну никак не лучащиеся энтузиазмом и добродушием лица, призрак решил выложить на стол свои козыри.
  
  – И что же может предложить давно мёртвый маг, даже материальная форма которого поддерживается другими? – счёл я нужным проявить любопытство.
  
  – То, что всегда ценилось магами превыше всего, – гордо поднял голову усопший.
  
  – Знания, – констатировала Солона.
  
  – Верно, – подтвердил наш собеседник, – моё искусство, что когда-то так жаждали получить шемлины.
  
  – И ты уверен, что мы его не получили? – подпустив в голос капельку ироничного сомнения, спросила Бетани. Мёртвый ушастый ей явно тоже не нравился.
  
  – Да. Иначе, я бы это увидел сразу, – сухо и невозмутимо отозвался тот.
  
  – Это почему же?
  
  – Я – Боевой Маг и даже в мёртвом состоянии смог бы отличить своих собратьев по Ордену. Среди вас таких нет… и вряд ли бы мои братья и сёстры согласились бы поделиться своими знаниями с врагами, пусть и достойными, предпочтя забрать эту тайну с собой в Земли Теней.
  
  – И почему же согласен ты? – Солона, как «эксперт по переговорам с потусторонней хренью», принялась играть в инквизитора-пуританина, который решил поинтересоваться путём радикалов.
  
  – Я и так в могиле и… мне уже всё равно. Более двух тысяч лет темноты и одиночества… – он, казалось, хотел сказать что-то ещё, но оборвал себя. Возможно не желая опускаться до откровенных жалоб на судьбу. Вместо этого его тон чуть изменился, став самую капельку деловитым и даже чуть-чуть насмешливым, будто он криво ухмылялся собственному прошлому: – К тому же, как последний член Ордена Боевых Магов Арлатана, я являюсь его главой и вполне могу пересмотреть старые правила, – в тоне духа и впрямь скользнула видимая усмешка. Горькая, но всё же она там была.
  
  – Знакомая логика, – так, а сейчас-то на меня что все косятся? Я вообще просто тихо стою и никого не трогаю!
  
  – А можно, для тех, кто не в курсе, что это такое, Боевой Маг? – спросил Алистер. – В смысле, он как-то по особенному метает фаерболы?
  
  – Вы не знаете даже этого? – сегодня был день откровений для отдельно взятого мёртвого эльфа.
  
  – Лишь старые и смутные легенды, – немного отойдя от шока, но всё ещё с обидой и опаской глядя на призрака, ответила за всех Мерриль.
  
  – Хорошо, – призрак словно устало вздохнул, – я поясню. В этом мире есть два типа сил, типа энергий. Внутренняя, исходящая из тела, и внешняя, управлять которой могут лишь некоторые, отмеченные Тенью, те, кто может при жизни шагнуть за Завесу и странствовать по Землям Теней.
  
  – Сила магов, – кивнула своим мыслям Мариан.
  
  – Да. Но как сила тела может быть направлена лишь внутрь, делая пользователя сильнее, быстрее или позволяя сотворять техники, так и сила Тени, при всём своём могуществе, могла быть направлена только во вне. Маг может обрушить огненный шторм, осушить море или сдуть город, но сам по себе он будет не сильнее простого гончара.
  
  – А как же Магия Крови? – спросил Андерс.
  
  – Магия Крови содержит те же ограничения, даже усиливая или изменяя своё тело, маг воздействует на него извне, опосредовано, оно — цель воздействия, а не его причина, – ответила Солона.
  
  – Верно. Но… основатель нашего Ордена нашёл способ, как дать растечься по телу энергии Тени, как направлять её не только наружу, но и внутрь, превращая любого мага в сильнейшего воина.
  
  – Но какой в этом смысл? – нахмурилась Бетани. – Разве не будет от мага больше пользы в поддержке, чем в первых рядах?
  
  – Одно только это умение действительно даст не так уж и много. Но мы, Боевые Маги, Маги-Воины по праву считались элитой элит Империи! Тяжёлый доспех, укреплённый, помимо обычных, ещё и специальными заклинаниями, сила и скорость, скольжение по краю Завесы, дабы можно было черпать из Тени и защищаться, как от стали, так и от вражеской магии.
  
  – Да любой волшебник помрёт от истощения при таких маневрах минут за десять! – возмутился Андрес.
  
  – Не Боевой Маг — да, но мы были детьми войны. Война питала нас, защищала и залечивала наши раны. Кровь врага из перерезанного твоим мечом горла подходит для заклинаний ничуть не хуже, чем твоя собственная. Страх, Боль, Ужас, Смерть — из всего этого мы тянули силу, сжигая и повергая своих врагов. И именно эти знания я предлагаю вам в обмен на свою свободу.
  
  – Если вы были столь круты, то как люди вас одолели?
  
  – Нас были десятки, быть может, сотни. Человеческих магов — тысячи, простых воинов — десятки и сотни тысяч, а также демоны и драконы… и потери… Люди были готовы платить сотней, полутысячей или тысячей своих сородичей за одного эльфийского мага. Но восстанавливали свои потери они за два десятилетия полностью, а чтобы подготовить полноценного чародея-эльфа требовалось два века. Когда мы поняли, что нас просто давят числом. Было уже слишком поздно.
  
  – Что скажешь, Айдан? – повернулась ко мне Солона.
  
  – Знания лишними не бывают, к тому же, если вы сможете носить нормальную броню и, в случае необходимости вдарить по подкравшемуся врагу с силой огра, мне будет куда спокойнее за вас. Всё-таки в ближайшее время у нас намечаются некоторые серьёзные проблемы… но, неплохо бы добавить и кое-что ещё.
  
  – Что? – спросил Алистер, да и остальные поглядывали с любопытством.
  
  – Коли он может поделиться знаниями и навыками, то пусть заодно передаст и историю эльфов. Даже краткий разговор показал, что потомки основательно забыли, как жили их предки.
  
  – Слишком много знаний, это может быть опасно, – предупредил дух.
  
  – Не впервой, – хмыкнула Солона, – впрочем, подготовиться всё-таки стоит. Девочки? Андерс?
  
  – Разумеется, мы участвуем! – согласились кудесники.
  
  – Эй, а мы?! – возмутился Храмовник.
  
  – Алистер, тебе нужны забиваемые прямо в разум приёмы тысячелетнего колдуна и история Арлатана в придачу? – заломила бровь Солона.
  
  – Э-э-э, нет… – смутился воин.
  
  – Вот и я о том же.
  
  – А Айдану? – парню было «за державу обидно».
  
  – От истории я бы не отказался, но лучше потом просто попрошу рассказать Мерриль. Ты же не откажешь мне в такой малости? – перевожу взгляд на эльфийку, всеми силами стараясь не допустить, чтобы на лице проступило то, как сильно я хочу обнять и утешить эту прелесть, которую смеют обижать всякие дохлые аристо.
  
  – А? Да! В смысле нет! То есть, к-конечно! – м-м-м, вновь набор позитива и тихой паники. Отвлеклась. Хорошо.
  
  – Ну вот и договорились, – немного сварливо закончила мисс Амелл, чуть-чуть, для профилактики, побуравив эльфиечку недовольным взглядом. – Тогда подождите полчасика — мне нужно подготовиться и составить ограничитель, дабы не получить… чего-нибудь лишнего, – бдительная Солона-инквизитор… Мням.
  
  – Хорошо-хорошо, а мы с Алистером пока отойдём в сторонку и будем изображать части интерьера, – кивнул я.
  
  – Отличный план, Ваше Величество! – покивал Андерс. – А если вы сбегаете за чашечкой чая… Ай, Мариан, за что?! – обиженно надулся этот рыжий шут.
  
  – Да так… для профилактики, – ведьмочка показала колдуну кулачок, – и соблюдения командной вертикали.