Извозчик, отвези меня, родной
  

  Как сказал бы Александр Розенбаум через несколько лет. Да, сегодня я работаю извозчиком, дорогие горьковчане и сочувствующие...
  Въехали короче мы в город Горький по проспекту Гагарина, бывшему Арзамасскому шоссе (как же еще называться дороге, ведущей в Арзамас?). Сразу по курсу микрорайон Щербинки, слева НИИИС, справа чуть подальше ГНИПИ с телевизионным заводом, а во-он в той 9-этажке, если не ошибаюсь, жил (точнее поселится годика через 3) в горьковской ссылке академик Андрей Дмитриевич Сахаров со своей супругой Еленой Боннер и улицу, которая тут поперек идет, назовут его именем. Рокадной улицы Ларина нет еще и в помине, Мызинский мост же только в проекте, а она к этому мосту вниз должна вести. И красных многоэтажек по бокам кажется гораздо меньше обычного... ну а так все вполне узнаваемо. И вот кстати вспомнилось насчет академика...
  
   небылица#1.
Сергуня и Боннер
  Февраль 85 года. Я гулял на свадьбе у коллеги, которая была в каком-то кафе в Верхних Печорах. Ну отгуляли, домой пора, вместе с другом Ваней выходим улицу Бринского, которая от Печер в Лапшиху, ее только открыли, ловим машину, ибо на дворе 11 вечера и общественный транспорт давно в депо. Через пару минут останавливается жигули-шестера, открываю переднюю дверь, там на водительском месте женщина сидит.
  - До Московского вокзала не подбросите?
  - Садитесь, если не боитесь.
  - А чего надо бояться, - на всякий случай уточнил я.
  - Дело в том, что я жена академика Сахарова, Елена Боннер.
  Тут я взял паузу на переговоры с Ваней, а потом сказал в дверь: - Спасибо, мы как-нибудь сами.
  Жигуленок уехал, а через 3 секунды на его место с визгом подлетает черная Волга, из которой выходит представительный такой мужик в пальто с каракулевым воротником. Мужик махнул перед нами корочками с аббревиатурой, которую я все равно не успел прочитать.
  - О чем вы говорили с этой женщиной, молодые люди?
  - Эээ, - только и смог я из себя выдавить, потом прокашлялся и добавил, - да ни о чем, попросили подвезти, а ей не по пути оказалось.
  - Ну смотрите, если соврали, мы ведь проверим, - сказал каракулевый, сел в машину и она с визгом стартовала в направлении, куда там уехала эта Боннер. Последствий никаких для нас с Ваней не было, но осадочек остался...
  

  Спросил про места жительства пассажиров, надо ж рациональную логистику выстроить, а не мотаться по всему городу бессистемно, тратя горючее, правильно? Оказалось, что все живут в Нагорной части, на горе, как у нас говорят, ну мне же проще. Таньку большую высадил в начале Бекетовки, почти рядом с Нагорным дворцом спорта, где ХК Торпедо играет (точнее сказать мучается), для Таньки маленькой пришлось сделать небольшой крюк в Кузнечиху - подивился, что улица Рокоссовского не застроена, можно сказать, что нет ее совсем, и от хрущевок первого микрорайона открывается чудесный вид на холмы и перелески Кстовского района. Танька попрощалась довольно сухо, да и ради бога, помахал ей рукой и вырулил обратно на Советскую площадь.
  Павлик жил на Ванеева в районе Оперного театра, а Ирка сказала, что ей на Минина.
  - Что, на площадь?
  - Почему сразу на площадь, на улицу.
  У нас главная площадь и одна из главнейших улиц называются именем этого народного героя, спасшего когда-то Москву от литовско-польских захватчиков. Коренной горьковчанин Козьма Минин, да (картина Маковского 'Воззвание Минина к горьковчанам' и там по правую руку непременно должен стоять скромный Горький)... напарник Минина по борьбе с оккупантами светлейший князь Дмитрий Пожарский, почему-то увековечен гораздо меньше, Минину аж 3 памятника у нас стоит в разных местах, а Пожарскому ни одного. В общем 33 увековечивателя увековечивали-увековечивали его, да как-то не сложилось...
  А тем временем вышел и Павлик, он оказывается в зеленом двухэтажном бараке жил прямо за Оперным, и остались мы с Иркой вдвоем.
  - А на Минина-то тебя куда, надеюсь не в первый дом?
  - Не надейся, Сергуня, в первый.
  Вот же блин с компотом из сухофруктов... Минина-1 это обкомовский дом, сталинская такая серая громадина в начале улицы.
  - А дальше выяснится, что ты дочка первого секретаря обкома, так?
  - Не обкома, а горкома, не первого, а второго, и не дочка, а племянница, а в остальном все верно.
  Мысленно я издал глухой стон, вот же попал, так попал...
  - Вот так копаешь понимаешь картошку, копаешь с человеком в одной борозде, а потом человек оказывается дочкой Брежнева.
  - Дочери Брежнева уже под полтинник, вряд ты с ней на картошке встретишься. Ну все, приехали - заруливай во двор, там развернуться можно.
  Зарулил, чо, вынул иркину сумку, донес до подъезда, дальше уж не пошел, там дежурный наверняка бдит.
  - Ну пока, Сереженька, спасибо за все.
  - А поцеловать? - хмуро спросил я.
  - Да пожалуйста, - чмокнула она меня в щечку.
  - А телефончик? Мало ли что...
  - Да ради бога - записывай.
  - Говори, у меня память хорошая. И еще я злой.
  - В смысле? - удивилась Ирка.
  - Ну это шутка такая старая, - рассказал шутку.
  - Не слышала...
  Телефончик был с четырьмя нулями, не хухры-мухры.
  - Свой не даю, потому что его отродясь в нашей коммуналке не было. Ну я поехал, дяде привет передавай.
  Выехал на Минина (сначала на улицу, потом на площадь), убедился, что одноименный памятник на месте, ну и рука же у него однако, если опустит, точно ниже колена будет. Сталинский сокол Валерий Палыч тоже бдит над высоким волжским откосом, охраняя вход на Чкаловскую лестницу. А если посмотреть вдаль да по Большой Покровской (сейчас она Свердловкой называется), то можно узреть и третьего кита, на котором стоит наш город, Алексей Максимыча, да. Все хорошо, все на местах стоят к всплытию, едем вниз по Зеленскому съезду.
  
  Марти Макфлай гуляет по Хилл-Вэлли
  

  Я хоть и не совсем Марти, точнее совсем не, но ощущения схожие. Вечер, самые пробки бы, а вот нетути их, отсутствуют в природе, как класс кулаков после коллективизации. Трафик совсем никакой. И иномарки ни одной... а нет, мелькнуло за поворотом что-то вроде Опеля-Кадета, наверно кто-то из золотой молодежи. И Канавинский мост пустой, как барабан... а что это с собором Александра Невского? Куполов нет и деревья сверху растут, забыл уж, когда это такое было. И речпорт работает! Видели кино 'Екатерина Воронина'? Вот примерно, как там показано, так и работает - одновременно под разгрузкой 4 (!) баржи стоят, козловые краны трудятся без устали, а на подъездной жд ветке пыхтит паровозик, это ж какая экзотика!
  Аааа, поворот с моста на площадь Ленина налево разрешен! Это не надо выбираться противолодочным зигзагом через Совнаркомовку-Керченку. Ярмарка открыта со всех сторон, никаких заборов и даже торгуют там прямо на площадке у фонтана. И фонтан функционирует! Далее Ильич стоит как живой в окружении несгибаемых пролетариев, а вот гостиницы Центральной (вкупе с ТЦ Авророй в одном флаконе) нету... как мне вспоминается, ее начнут строить в следующем, 78-м, и стройка эта растянется на долгих 25 лет, да... четверть века там синий забор будет стоять.
  А мы пилим мимо Московского вокзала (анахронизм это, собственное имя у единственного жд вокзала в городе, но так уж исторически сложилось) в старое одноэтажное Канавино и через пару км выезжаем на проспект Ленина (бывшее Автозаводское шоссе). Далее все время прямо-прямо, движение и тут весьма условное, и очень много желтых Икарусов, общественный транспорт работает на всю катушку. Скоро мне кстати предстоит окунуться с головой в эту прорубь - на учебу в центр города на копейке не наездишься.
  А вот и Пролетарка, сейчас она кажется еще Стройплощадкой зовется, через полгода здесь будет гигантский котлован под станцию метро лет на 7, и действительно ведь стройплощадкой и станет, а пока куча непримечательных пятиэтажек. А вот и только что открытая эстакада возле Северной проходной ГАЗа, новенькая, аж блестит, и сейчас я по ней эх, пролечу с ветерком.
  Вот по этому поводу слушайте
  
   небылицу#2.
Брежнев и эстакада на Северном
  Март 1977 года. Леонид Ильич приехал в город Горький с официальным и дружественным визитом, вручать чего-то там кажется. Прилетел точнее, а не приехал, в аэропорт Стригино, а дорога от него до Кремля тогда была одна, Сартаковского-то моста даже и в проекте не было, так что однозначно Южное шоссе-пр.Ленина-Молитовский мост, ну далее понятно. И вот едут они по пр.Ленина в этом примерно месте, а тут трынь-дрынь, переезд закрывается, здесь маленькое жд ответвление на основную территорию ГАЗа, раз в сутки чего-то по нему протаскивали.
  И пыхтит значит по железной дороге маневровый весь такой паровоз, и тащит он за собой один-единственный вагончик с досками. Кортеж с Брежневым стоит. Охрана бегает, орет чего-то, махает руками стрелочнику в будке, тот в ступоре смотрит вытаращенными глазами, но сделать ничего не может, там автоматика шлагбаумы закрывает.
  Ну пришлось ждать, пока этаманевровая сцепка с одним вагоном не проедет. Проехала - тронулись дальше. Тут-то Леонид Ильич и говорит первому секретарю:
  - Кхм, я так понял, товарищи, что у вас тут с организацией кхм дорожного движения не все ладно. Вы уж разберитесь, кхм.
  Секретарь берет под козырек. И строго на следующий день начинаются работы по возведению эстакады (которая здесь, если честно, совсем не нужна, есть более проблемные места), за полгода в общем отгрохали и запустили в эксплуатацию.
  

  Рекламы нету! Биллбордов тоже!! Вместо аляповатых вывесок 'Салон связи', 'Быстро-деньги' или 'Пиццерия' простые и жесткие, как кусок дюральки, названия 'Продукты', 'Одежда', 'Промтовары', иногда с добавлением порядкового номера. Ну и лозунговое хозяйство, куда ж без него - про 25 съезд КПСС, про планы партии и что советский народ да здравствует.
  А вот и до боли родной проспект им. товарища Кирова, широкий и пустой, с трамвайной линией посередине (один трамвай ходит на жд вокзал, а второй... правильно, на автовокзал). А вот и дом родной, вот я стою в санках... пардон, в жигуленке у въезда в арку, в нашем доме 2 арки, ей-богу не вру. У нас хоть и не Минина-1, но домик тоже не самый простой, ладно, потом как-нибудь расскажу, а пока машину на стоянку на другой стороне улицы, подальше от ненужных вопросов, а сам в 6 подъезд, домофонов и кодовых замков тогда еще не придумали, так что вход охраняют только бдительные бабки на скамеечке. Самая бдительная из них это Полина блять Андреевна, которая круглые сутки похоже сидит она на этой скамеечке, все замечая и все фиксируя в долговременной памяти.
  Поздоровался с бабулями предельно вежливо и нырнул в прохладу подъезда. А вот и наш 4 этаж, а вот и наша 94 коммунальная квартира.Нажал на звонок, у нас нет этих дурацких табличек 'Ивановым 1 зв, Сидоровым 2 зв', так что звонят все один раз, а открывает, кто ближе к двери окажется. Что за черт - сломался что ли он? Или свет отключили?
  
  Коммунальный терроризм
  

  Открыл дверь захожу внутрь, щелк выключателем, никакого результата, ну точно значит свет вырубили, это такое бывает. Квартира у нас коммунальная, но далека от ужасов, нарисованных например в фильме 'Место встречи', всего 3 комнаты, трое значит и соседей. Сразу направо семья Усиковых, где живет мой кореш Валера по кличке Холера, за следующей дверью жил ветеран дядя Федор, один как перст, ну и в конце коридора была значит наша комната, длинная и узкая как пенал. В коридоре, еще более длинном и узком никого на удивление не встретил, постучал в свою дверь, ну чтобы не пугать маму, и после 'Кто там?' уже таки открыл дверь.
  Был встречен бурей криков радости, упреков, что не сообщил, и поцелуев. Какая ж у меня красивая мать-то, не замечал ведь раньше...
  Когда все маленько (еще одно, как утверждают британские ученые, слово, характерное только для нижегородского региона) успокоилось, выдохнул и начал рассказывать свою сагу про тамбовского дядю Мишу и копейку. Ту же версию, что и тете Зине выдал, с вещим сном и номером газеты за 8 сентября, ну это если они вдруг созвонятся, показания чтоб на расходились. Мама слушала открыв рот и поминутно охала и ахала, но в целом восприняла все довольно спокойно - она у меня вообще-то флегматик, самый лучший, по-моему, тип темперамента из возможных. В конце она наконец упрекнула меня, чего это я у нее не спросил разрешения на поездку в Тамбов, на что получила резонный ответ, что телефонов в деревне нету, а пока я нашел бы откуда позвонить (и куда кстати - номер ее рабочего телефона я все равно не помню), время бы ушло, а так успел тютелька в тютельку, спас понимаешь человека и машину получил во временное пользование, два полезных дела в одном флаконе. Вроде бы аргументы получились вполне убедительные, они и убедили маму в конце концов.
  Да, и еще она потребовала какого-нибудь подтверждения, может я наврал ей как последний сивый мерин, я в ответ подвел ее к окну и показал желтенькую копейку на стоянке через дорогу, с номером 3771 ТАЖ (новые номера, где первая буковка перед цифирками была, не успели еще широко распространиться), спросил - помнишь наверно такую? Мама помнила.
  - Да, а чего это ты раньше-то времени приехал, - вспомнила вдруг мама, - ты же в начале октября должен был.
  - За ударную работу, мам, нас на неделю раньше отпустили, а мне лично еще и премию выписали, вот, - показал я смятые бумажки из кармана и попытался вручить деньги ей в руки.
  - Ну ты молодец, - задумчиво отвечала мама, - раз заработал, пользуйся сам. Совсем взрослый стал, скоро семью кормить будешь.
  - Да, а чего это у нас света-то нет? - поинтересовался я под конец разговора.
  - Так отключили, два дня уже без света сидим, холодильник вон весь протек. Да свет-то что, и воды у нас никакой нет с понедельника.
  - Это что, сегодня пятница, пять дней что ли?
  - Четыре, вечером в понедельник отключили. С ведрами в колонку ходим.
  - Ну хотя бы газ-то остался?
  - Да, газ на месте, горит.
  - Все равно это ж безобразие какое-то, просто коммунальный терроризм получается... а что говорят?
  - Ничего не говорят. А старший по дому, этот, как его... Пенькович только водку лопать может с такими же пеньками, просили его сходить и разузнать, так он только отмахивается.
  Совсем нехорошо, подумал я.
  - А где ж мне помыться-то с дороги?
  - К бабе Вере сходи, у них вроде есть вода.
  Баба Вера вообще-то сестра отца, мне значит тетя, а маме золовка, но почему-то звали ее все бабой, жила через квартал в бараке, но улучшенного типа, с душем и сортиром в каждой квартире. Придется туда идти, чо...
  <начало автобиографии> Тут наверно надо бы сказать пару слов о моей биографии. Мать закончила тамбовский пединститут и была направлена по распределению в далекий-далекий город на западной границе страны, где и вышла замуж за отца, который там служил в ПВО. Потом родился я, спасибо матери с отцом, потом отца срочно демобилизовали, в 35 лет, ага, а через полгода он умер в горьковской больнице, мне 3 года было. В справке было написано 'гипертония' и это даже не смешно. Болтали разное, что он там облучился, что отравился чем-то нехорошим, но слухи как говорится к делу не пришьешь - и вот осталась мать в 30 лет одна-одинешенька, не считая сопливого дитяти на шее. Замуж так и не вышла второй раз. А за отца мне лично пенсию платил военкомат, да, по 23 рублика в месяц, за 14 лет набежала достаточно крупная сумма, почти 4 тыщи, лежит в сберкассе на мое имя. <конец автобиографии>
  Ладно, кинул рюкзак в угол, там что-то звякнуло, что это? Вроде ничего железного у меня не было, полез внутрь - опа, я утащил у Пугачева все микросхемы из ЗИПа маслобойки плюс пульт диагностики, когда сдавал работу, включив автопилот. Ну и ладно, дуже перепрошую, батько, мени ця штука бильш трэба... может пригодится для чего-то в дальнейшем, а в Анютино-то ведь и подключить его правильно не смогут.
  Надо мыться идти, мать собрала чистые вещи, заодно постирай там грязное, сказала, вышел в коридор - навстречу мне из своей конурки вывалился дядя Федор.
  - Разрешите обратиться, тщ старший лейтенант, - сделал я под козырек жестом футболиста Дзюбы.
  - Обращайся, - милостиво разрешил он, покачнувшись.
  - Что, плохо? - спросил я, подхватывая его под правую руку, а левой у него не было ниже локтя.
  - Да, что-то совсем расклеился я, Сергуня...
  - Отставить уныние, дядь Федя, ты ж боевой офицер, ты же в танке под Сталинградом горел...
  - Под Котельниковом.
  - Ну неважно. Я к тому, что это ж разве проблемы по сравнению с 42 годом? Так, проблемки. Давай помогу.
  Довел я его до кровати, посадил. Странный он был человек, никогда о себе ничего не рассказывал, разве что хохмы какие-то иногда вспоминал, а что он горел, это я случайно узнал из статейки в нашей автозаводской многотиражке.
  - Чайку принести? Может таблетки какие? Или сразу пивка?
  - Ничего не надо, Сергуня, вроде уже лучше стало... но все равно спасибо тебе.
  Тут я вспомнил, что хотел сказать ему:
  - Слушай, дядь Федь, у тебя же вроде гараж пустой есть, сдай мне его в аренду на пару месяцев, очень надо.
  Машины в те времена не принято было на улицах оставлять, вроде и не угоняли их особо, но вот не принято и все тут.
  - А тебе зачем?
  - Да вот жигуленок у меня завелся первой модели, надо бы под крышу поставить.
  - И откуда ж у тебя жигуленок взялся?
  - Наградной, за ударную работу в колхозе, - бодро сказал я и, видя недоумение в глазах, тут же поправился, - шучу конечно, родственник дал покататься.
  - Вон оно чо... хорошие у тебя родственники... ну ставь конечно, все равно мой мопед не жилец, ключи в пиджаке лежат... а пивка хорошо бы было...
  - Айн момент, сбегаю вот помыться и принесу через полчасика, тебе какого, Жигулевского или может покрепче?
  - Жигули давай, обмоем Жигулями твои Жигули... и Беломору еще, если не в лом.
  Поскакал к бабе Вере вдоль бараков, они у нас начинались аккуратно во дворе нашего дома и тянулись к железке Доскино-Счастливая на протяжении двух примерно километров. Бараками кстати их никто не называл, говорили 'щитки', видимо потому что собраны они были из реечных щитов. По степени комфортности, как я уже вроде заикался, щитки эти делились на 3 категории - первая, это отдельные квартиры, обычно двухкомнатные, есть сортир и душ, а на кухне газ, вторая это когда ничего из удобств нету, кроме света и тепла, но квартиры все-таки отдельные. Ну и последняя третья - классическая коммуналка с коридором во всю длину здания. В таких обитали 'химики', условно осужденные лица, отрабатывающие свои срока на стройках народного хозяйства - вон у нас целый ряд таких домиков на улице Челюскинцев стоит.
  Да, и по дороге не забыть пивасик закупить, а то 7 часов скоро, все закроется - заскочил в столовку на первом этаже нашего дома, 38 копеек все удовольствие стоило, ну и плюс Беломор за 22.
  Полчаса - не полчаса, но в 45 минут я точно уложился, душ там только у бабы Веры был грязный, и пол очень скользкий, чуть не навернулся, и еще пахло там как-то странно. Ну и ладно, дареному коню в зубы не смотрят (меня всегда волновал вопрос, куда же смотрят дареному коню?), вернулся, загнал копейку в гараж, барахло там кое-какое пришлось переставить к дальней стеночке, зашел к дяде Федору, оставил пивас с папиросами, он было хотел и мне налить, я из вежливости плеснул себе полстакана. Да, пиво оказалось замечательным, кто бы мог подумать... разные там Будвайзеры с Пилзнерами и близко не стояли... тонкий хмелевой вкус, никакой кислоты и пена минуту целую стояла - ну просто супер.
  Потом меня мама покормила, супом куриновым из той самой синей птицы удачи под названием 'кура потрошеная 2 категории' плюс кисель, тоже вкусно, а киселя я сто лет не пробовал. Наши соседи, Усиковы, тоже сидели на кухне и ужинали, впятером, да. А нет, вчетвером, Валера-Холера где-то гулял, он поздно приходит. Дядя Вася, кряжистый такой здоровенный мужик с бровями, как у Брежнева, его жена тетя Валя, черненькая, маленькая и невзрачная, но о-о-очень разговорчивая, дочь Маринка, недавно помнится она в ползунках по коридору ползала, а поди ж, вытянулась и оформилась как, 13 лет уже, ну и мать дяди Васи и по совместительству свекровь тети Вали Вера Петровна (вот ее бы надо было звать баба Вера, но почему-то не прижилось такое). Как они впятером уживались в одной комнате, я понимал с большим трудом... особенно Валерик - в 18-то лет вникать в подробности интимной жизни родителей каждую ночь... А Вера Петровна была просто старая склочная карга, не помню, чтобы она чем-то довольна была, всегда брюзжала с таким видом, что только что проглотила лимон. Впрочем коммунальная жизнь Усиковых подходила к концу и зимой они должны были получить 4-х(!)комнатную квартиру в новостройке на Южном шоссе.
  А ведь все это могло бы быть в жизни Усиковых лет 5-6 назад - дядю Васю как передовика производства и ударника коммунистического труда посылали на стажировку в город Штутгарт, ФРГ, на завод Даймлер-Бенц, да, с дальнейшей целью отправить его на на только что открытый АвтоВАЗ в Тольятти. Он в этом Штутгарте год значит стажировался, приезжал на побывку, привез, как сейчас помню, кассетный магнитофон Грюндиг (не видео, обычный, но и они тогда в диковинку были) и мы с Валерой по очереди записывали на него свои баянные экзерсисы, а Маринка ревела, что ей не дают записаться. А потом случилась какая-то мутная история, то ли драка, то ли адюльтер с немкой, то ли спер он чего-то в супермаркете, не знаю, но выперли дядю Васю из города Штутгарта и с территории ФРГ в 24 часа. Ни в какое Тольятти он естественно не поехал, остался крутить болты на главном конвейере ГАЗа, тетя Валя выла белугой неделю без перерыва, потом смирилась. И не такое переживали...
  А после ужина легли спать, чего еще делать - света-то все равно нет. Не спалось, часа полтора ворочался, почему в памяти всплыл доктор Бадмаев, и как-то сама собой сформулировалась программа дальнейших действий. Вот такая.
  
   Теория доктора Бадмаева
  

  Кому неинтересно, могут эту главу проскроллить, сразу перейдя к выводам, ну а я сначала расскажу все-таки, кто такой доктор Бадмаев и как он вообще всплыл в Автозаводском районе города Горького.
  Итак Бадмаев Петр Александрович, по происхождению бурят, дата рождения неизвестна, называют цифры от 1810 до 1857, умер в 1919 году в городской тюрьме Петербурга (если верна нижняя оценка его даты рождения, то он прожил 109 лет - фантастика какая-то). Широким массам знаком в основном по роману Пикуля 'Нечистая сила' и фильму Э.Климова 'Агония'.
  Врач, окончил Восточный факультет Петербургского университета, а затем Военно-медицинскую академию.
Лечил собственноручно приготовленными травами и порошками, в основе его метода была тибетская медицина. Пользовался доверием Александра III и Николая II, у последнего лечил почти всю семью.
  Был нечеловечески работоспособен, принимал больных в своем особняке на Поклонной горе с 9 утра до 10 вечера без выходных и отпусков, спал, как утверждают, 3-4 часа в день. За всю жизнь принял около полумиллиона пациентов, вылечил почти всех, причем 100 тыс из них считались неизлечимыми.
  Вместе с Григорием Распутиным образовал некое подобие теневого кабинета при царе - назначал и снимал министров, влиял на внутреннюю и внешнюю политику России, при этом экспансию российского государства предлагал направить строго на восток, в частности в Тибет, оставив в покое европейское направление.

  После революции превратился в одиозный жупел царского режима, окончил свои дни под следствием в тюрьме, а до этого еще побывал в Чесменском лагере.
  Так вот, теория лечения доктора Бадмаева очень кратко - пункт1. Он считал, что если организм нездоров, значит болен и каждый его орган, больна каждая клетка, ну это в общем довольно банальная истина, но далее у него шел пункт 2. В нем Бадмаев утверждал, что верно и обратное, если полностью здоров какой-либо орган человека или хотя бы одна клетка, то должен оздоровиться и весь организм целиком. И лечил таким образом он что-то мелкое и локальное, но очень качественно.
  Кто не согласен с этой теорией, пусть посмотрит еще раз на статистику вылеченных. У меня например никаких возражений против этих двух пунктов нет. Поскольку до всего организма СССР мне сто лет не дотянуться (что бы там ни писали некоторые товарищи про выходы на властную верхушку, на всех этих Романовых-Машеровых-Андроповых, и как они внимательно слушают исповедь очередного попаданца, да бред это, рассказанный одной сивой кобылой другому сивому мерину), поэтому постараюсь вылечить маленькую клетку страны, а там может и рядом что-то оздоровится. Начнем, как говорится, с малого... а потом глядишь и Большой со МХАТом подтянутся...
  <конец теории>
  
   Утро красит нежным светом
  

  Проснулся рано, вспомнил свой зарок заняться укреплением физической формы и тихонько свалил на стадион Пионер, сняв со стены свой велик производства Пензенского завода.
  Стадион этот у нас рядом был, Школьную улицу только перейти, футбольное поле, хоккейная коробка и административно-хозяйственное здание со скульптурой пионера перед входом. Строили его в сталинские времена, поэтому все было сделано на совесть и даже через 40 лет было довольно крепким и основательным. Вход был абсолютно свободным с любой стороны и в любое место стадиона, ну исключая здание конечно, оно на висячий замок запиралось.
  Прислонил велосипед к бортику хоккейной коробки и занялся наконец давно обещанными самому себе 24 формами тайцзы. Эх, вместо вислых треников бы еще костюмчик фирменный, как его... ифу, да... и чтоб расшитый сзади золотыми драконами, а сам синенький и с красной оторочкой, но это конечно мечты-мечты, хотя... Что меня сильно бесило раньше, когда я начинал это дело, так это то, что выполнять все надо было оооочень мееедленно, как будто по горло в воде стоишь... но потом привык конечно, раз надо, так надо, как говорится в рекламе Рондо - дошел в итоге до 'руки в крест' и 'собирания сил в кулак' уже предельно расслабленным и просветленным. Час ушел на все про все, надо же...Ну а теперь на озеро, совершать водные процедуры, воды-то по-прежнему в доме нет.
  Озеро у нас в районе было одно... ну как одно, два вообще-то, разделенные посередине дорогой, Земснаряд-1 и Земснаряд-2, но все считали его за целое. Когда-то в самом начале строительства Соцгородка речной песок для раствора решили брать вот в этом самом месте, вырыли серьезную такую яму, а на следующий год она взяла и заполнилась водой от подземных источников. Строители в эту яму плюнули и стали брать песок в другом месте, а тут на радость автозаводцам осталось приличных размеров озеро, достаточно чистое и глубокое. А поскольку песок добывался с помощью земснарядов, то и на все озеро перешло это страшное название.
  Утро раннее, да еще субботнее, нету никого на улицах от слова 'совсем' - ни машин, ни пешеходов, один я рассекаю воздух по сполоснутым поливалками проспектам, пролетая мимо киосков с газводой и мороженым - вот ей же богу на каждом углу стоят, правда, как мне подсказывает память, половина из них не работает либо совсем, либо большую часть недели..

  Обратно ехал немного другой дорогой, мимо двух наших больших стадионов, один футбольный, другой хоккейный, сюда так просто не попадешь, ибо огорожены они 5-метровыми решеточками и кирпичными стенами. В детстве мама возила меня домой из садика на саночках аккуратно между первым и вторым стадионами, так я на всю жизнь запомнил черные толпы оживленно что-то обсуждающих мужиков перед началом хоккейных матчей - улицу на это время перегораживали рогатками и надо было делать крюк в сторону. Да, и по поводу хоккейного стадиона в народе байка такая есть:
  
   Небылица#3.
ЦСКА и болельщики
  Декабрь 1971 года. Хоккейный матч Торпедо-ЦСКА на старом автозаводском стадионе Чайка. Что-то там очень не понравилось зрителям, судья что ли удалял торпедовцев слишком активно или шайбу им не засчитали, но негодование на трибунах как-то быстро приняло организованные формы. В общем по окончании матча возбужденная толпа рабочих окружила оба выхода со стадиона и судя по выкрикам собиралась побить морды то ли столичным хоккеистам, то ли судьям, то ли всем сразу. По канонической версии легенды хоккеисты с судьями покинули стадион через окно на другой стороне, а потом на трамвае добирались до жд вокзала. Существуют впрочем и другие варианты - по первому к рабочим вышел тренер ЦСКА Тарасов и кто-то из лидеров-хоккеистов, то ли Фирсов, то ли Рагулин, они и урезонили толпу, по второму милиция свинтила зачинщиков, прочие потихоньку рассосались сами, и ЦСКА с судьями спокойно уехали на своем автобусе, но часа на 3 позже.
  
  Вернулся домой, затащил велосипед на свое место, мама уходит в школу, я и забыл, что в это время субботы учебные.
Наказала принести воды из колонки, лучше сразу 2 ведра, и купить кое-чего в магазинах по списку. Сказал, что слушаюсь, разрешите выполнять? Потом чего-то перекусил на пустой кухне, заглянул к дяде Федору, не надо ли чего, да и спустился с ведрами к колонке, она у нас через квартал стояла.
  А во дворе на лавочках вдоль доминошного стола сидят уже мои лучшие друзья, все тоже с ведрами. Итак, справа налево:
  - уже упомянутый Валера-Холера, сосед по квартире, на год старше всех нас, сколько его помню, всегда он что-то искал, где-то выменивал, что-то выпиливал, смешивал, взрывал, с кем-то дрался, куда-то пропадал, а потом его обычно искали с собаками, короче человек с шилом в жопе, но при всем при этом всегда веселый и неунывающий, если с кем-то его и можно сравнить, то наверно с артистом Панкратовым-Черным, только без усов
  - Андрюха Кузькин, сосед сверху, погоняло конечно Кузя, квартира точно такая же, как у нас, но целиком их семье принадлежала, 5 человек у них там жило (как же я помнится завидовал ему в школе - у него своя квартира, а у меня коммуналка, у него отец и брат есть, а у меня ничего, у них в квартире телефон (!) стоит, единственный в подъезде, а у меня...), высокий и крепкий увалень, типаж хоккеиста Евгения Малкина, этакий русский богатырь с печи
  - ну и Вовчик Малов из соседнего подъезда, кликуха Малой, из-за фамилии и малого роста, шустренький блондин скандинавского типа, девки от него всю дорогу без ума ходили, всегда себе на уме, но и в откровенном кидалове не был замечен, очень похож на солиста группы АББА, который беленький, женатый на блондинке же из этой группы.
  Да, про себя забыл - меня во дворе звали Сорокой, из-за фамилии и длинного языка наверно. Если уж пошла такая пьянка, то и меня надо наверно с кем-то сравнить... ну пусть это будет Птица-говорун из мультика 'Тайна третьей планеты', которая, как известно, отличалась умом и сообразительностью.
  - Ну чо, здорово что ли, пацаны, как живете-можете? - сказал я, садясь с ними рядом.
  
   Бригада мушкетеров
  

  - Живем хорошо, можем не очень, - отозвался стандартным ответом Валера. - Я вот в железнодорожный техникум со второго захода прошел.
  - Дело хорошее, машинистом значит будешь? На халяву неплохо прокатиться от Калининграда до Совгавани и назад. А ты, Кузя, чего?
  - На ГАЗ устроился, а весной в армию пойду, отец уже договорился насчет спорт-роты.
  Андрей занимался метаниями разных предметов, каждый день пропадал на стадионе ручных игр, который рядом с Земснарядом, только никак не мог выбрать специализацию - то ли диск метать, то ли молот, и то, и это получалось у него очень неплохо.
  - А ты, Малой, чо? В институт кинематографии поди намылился? - подколол я Вовку, все знали, что его один раз сняли на кинопленку в трудовом лагере, он там имитировал игру на пионерском горне, а потом это кино всей школе показали.
  - Иди ты, - огрызнулся Вовка, - я в пед поступил, на истфил. Сам-то чего молчишь?
  - Да про меня и так все знают, радиофак политеха, специальность техническая кибернетика.
  - Ну, что поступил, это понятно, а потом что делал?
  Да ничего особенного, подумал я - смотался из Анютина в Тамбов, по дороге чуть не получил гаечным ключом в висок от алкаша, спас утопающего дядю, за что получил в подарок жигуленок, потом бригадирствовал вместо зарезанного Павлика и починил сломанную маслобойку, чем заработал досрочное освобождение всей группы, а под занавес мне едва не намотали кишки на вилы. А вслух сказал:

  - Да так, в Тамбове отдохнул, потом картошку копал. Мужики, короче тут такая тема, на 100 рублей, может даже на 120. Слушайте сюда и не говорите потом, что не слышали...
  - Предлагаю взять управление нашим домом в свои руки, вот. Сами видите - воды со светом нет и не предвидится, старший по дому мышей не ловит, ничего ему не надо, а тут оба-на, из-под коврика вылезаем такие красивые мы, собираем общее собрание и обещаем все устроить, если за нас проголосуете. И проголосуют, куда они денутся. Вот.
  - А в чем наш интерес-то? - сразу спросил Валера.
  - Загибай пальцы - ключи от клуба у нас будут, а там много чего интересного можно устроить, это раз, под 4 и 6 подъездами у нас два бомбаря, ключи тоже забираем у Пеньковича, с ними конечно поменьше чего можно придумать, но все равно это два. На первых этажах у нас есть столовка, магазин и кинотеатр, с ними тоже можно договориться о чем-нибудь к взаимной выгоде сторон, если иметь полномочия, а так-то без полномочий никто с нами и разговаривать не будет. Это три. Плюс зарабатываем себе репутацию деловых парней, учимся работать с людьми и формируем группу людей, тесно связанных целями и способами их реализации, а это ой как пригодится в будущей жизни, лет через 10, просто поверьте. Это четыре.
  - Да не проголосуют за нас, мы ж пацаны зеленые, - это уже вступил Вовчик.
  - Продумал - старшим по дому надо выдвинуть моего соседа дядю Федора, он фронтовик, орденоносец и просто хороший мужик. Делать ему на пенсии все равно нечего, скучает, а тут хоть какое-то развлечение.
  - А мы где в этой схеме?
  - А мы будем его доверенными лицами, ему-то самому тяжело скакать по подвалам да по ЖЭКам разным, вот тут мы его и подменим. Доступно я излагаю? И уже до кучи слушайте еще одну идейку - нам бы как-то самоназваться надо, сразу скажу, что 'банда четырех' не пройдет... ну вот навскидку, нас четверо, как и мушкетеров романа Дюма, правильно?
  - Ну правильно, - с натугой согласился Валера.
  - А давайте мы как будто мушкетерами будем. Валерик вон самый старший и самый опытный из нас, он в Атосы пойдет, Вовчик самый красивый (Вовчик зарделся), он за Арамиса поработает, Андрюхе никуда не отвертеться от Портоса, а я так и быть, Д'Артаньяном стану. И будет у нас бригада мушкетеров, а я значит в ней бригадир, в колхозе опыт получил уже. Ну чего молчите?
  Кузя, который сидел напротив, неожиданно сказал (так-то он молчал почти всегда):
  - А вон и гвардейцы кардинала идут, похоже щас мушкетеры огребут п..лей...
  Я обернулся - из-за угла ближайшего щитка к нам развинченной уголовной походкой шли Игорек по кличке Пахан и Васек без клички, просто Васек. Это были два главных хулигана нашего двора, державшие в страхе всю близлежащую территорию.
  - Ну я попал, - все, что я успел подумать, прежде чем Игорек начал говорить. А начал он говорить примерно следующее:
  - А ну быстро сдриснули отсюда, перхоть подногтевая, и скамейки за собой чтоб почистили, мы щас тут в карты играть будем.
  Ну делать нечего, надо поднимать перчатку, а то какой же из меня нахрен мушкетер, если я сдрисну? Назвался перцем, отворяй дверцу, Д'Артаньян недоделанный...
  - Игорь, - сказал я, вылезая из-за стола, - а ты часом рамсы не попутал? С чего это ты вдруг честных фраеров прессуешь, как последнее быдло?
  Думал Игорька сейчас удар хватит, так он глаза выпучил - ну еще бы, мы ж для него всегда были чем-то вроде этих скамеек или бревен, неодушевленные такие предметы, а тут вдруг бревно заговорило.
  - Ну ты напросился, чепушила, я тя щас в стойло поставлю, я те щас весь штакетник прорежу, - заорал Игорек.
  - Давай, - ответил я, - ставь и прореживай, выясним в честном поединке, кто из нас чепушила. Выходи короче биться во чисто поле, - показал я на зеленый пятачок рядом со столом. - Один на один. Или зассал?
  Рожа Игоря так налилась кровью, что я уж было совсем испугался за его здоровье, но ничего с ним не случилось, он быстро скинул курточку Ваську и с места прыгнул в мою сторону. Васька кстати сзади бубнил что-то свое обычное 'отойди, Пахан, дай я щас этого козла распишу, а мне за это ничо не будет', намекая на свою справку из псих-диспансера, но Игорек его не слушал и лез на рожон...
  Закончилось все довольно быстро, я пару раз увернулся от его ударов и отступил к столбу, на который бельевые веревки привязывали. И когда наконец уперся в него спиной, он обрадованный зарядил мне прямой правой в глаз, но в глаз не попал, потому что я был готов и ушел влево, а попал он кулаком прямиком по этому столбу. По дороге задел мне скулу немного, не страшно. Игорек заорал благим матом и затряс рукой, ну еще бы, я бы тоже заорал.
  - Ну все, Игорь, завязываем, ничью предлагаю - чуть-чуть ты меня не уделал, повезло мне, - попытался я наладить контакт с хулиганом. Получилось плохо, Игорь зажал руку между ногами и начал грязно ругаться.
  - Дай посмотрю, чего у тебя там? - продолжил я. Игорь нехотя протянул руку.
  - Здесь больно?
  - Аааа, - заорал он.
  - А здесь?
  - Здесь кажись нет.
  - Ничего страшного, перелома нет, лед приложи, к утру пройти должно.
  А потом я повернулся к Ваське:
  - А ты, друг ситный, сильно заблуждаешься, если думаешь что ничего тебе не будет. Посмотрят менты на твою справку и сдадут в психушку, на Июльских дней которая, знаешь наверно? И там тебя будут колоть галоперидолом, а это такая штука, что колбасить тебя будет, как сосиску по всему мясокомбинату. Ну и кроме галоперидола у них еще много чего интересного есть. А колоть тебя, друг ситный, будут, пока ты не вылечишься по их мнению, а это может быть оочень нескоро, а если ты вдруг вылечишься когда-нибудь, то тебе будет уже все равно. Да, а если будешь при этом понты колотить, санитары на тебе живого места не оставят, они там ребята крепкие и плечистые, боком в дверь входят. Так что я бы на твоем месте подумал, прежде чем козырять своей справкой.
  - Пойдемте за водой, пацаны, - это я уже к мушкетерам.
  Когда отошли, я спросил:
  - Ну так чего, согласны на бригаду-то или как?
  - Ты где так шустро драться научился? - вопросом на вопрос ответил Валерка.
  - Где-где... там больше не учат. Это китайская народная борьба, называется тайцзы, великий предел в переводе. На нулевом уровне просто оздоровительная гимнастика, а дальше разные варианты есть. Могу и вас поучить - вот для этого кстати и пригодится клуб в подвале, там же спортзал есть, правильно?
  - Я вписываюсь, - решительно сказал Валерка. Андрюха с Вовчиком помялись, но тоже согласились.
  - Отлично, щас воды принесем и составим план действий, до завтра надо много еще чего сделать.
  - Да, - вспомнил я, надо бы девиз для нашей бригады какой придумать... 'один за всех' это устарело лет на 200, предлагаю так - если кто-то говорит 'пацан сказал', все тут же подхватывают 'пацан сделал'. Есть возражения?
  - А ты сильно изменился за лето, - задумчиво протянул Вовчик.
  - Изменишься тут, когда кругом одни крокодилы...
  Народ потребовал объяснений про крокодилов - рассказал им анекдот, поржали вместе.
  
  Сергуня Минин и дядя Федор Пожарский
  

  Через полчаса я оправил мушкетеров писать объявления о собрании, 9 штук по числу подъездов плюс одно большое на доску объявлений, а сам отправился уговаривать дядю Федора баллотироваться в старшИе.
  Дядя Федор лежал на своей койке и глядел в потолок.
  - Все лежишь? Рота, подъем! Боевая тревога, ракетная атака! - с порога сказал я.
  - А ты все шутишь, Сергунька, какая еще нахер атака?
  - Ага, шучу, отложили пока атаку, но ты не расслабляйся, всякое может быть. У меня к тебе небольшое предложение есть, - закашлялся я.
  - Ну давай, давай, предлагай, что-то ты сегодня скромный какой, не узнать.
  - Значит так, - откашлялся я наконец, - дом наш, дядя Федя, велик и обилен, да только порядка в нем ни хрена нету, воду вон целую неделю почитай как отключили, а никому и дела нет. А старший по дому не мычит и не телится...
  - Это Пенькович что ли? Гнида он, а не старший по дому.
  - Да ну? Он же вроде из твоего фронтового братства?
  - Крыса он тыловая, а не фронтовик, всю войну на продуктовом складе отирался, а из наград у него одна 'За победу над Германией', которую всем дали в 45-м.
  - А откуда ты это знаешь-то, дядь Федь?
  - Знаю, Сергуня, знаю...
  - Ну ладно, мы чет от темы отвлеклись - короче инициативная группа неравнодушных товарищей хочет завтра провести общий сход дома, на нем скинуть гниду Пеньковича, а на его место предлагает тебя. Ну и далее будем вместе решать все общедомовые проблемы, с водой и светом в первую очередь. Можно сказать соберем новое нижегородское ополчение, наша группа будет коллективным Козьмой Мининым, а ты приглашенным боевым командиром Дмитрием Пожарским, а?
  - А почему это меня-то в Пожарские?
  - Ты ж герой, ветеран и просто хороший человек - чего еще искать? А?
  - Ну не знаю, не знаю... там ведь ходить куда-то придется, а у меня сам видишь чего...
  - Все предусмотрено, дядь Федь, ходить тебе придется один раз на собрание, я помогу, если что, а дальше будет ходить инициативная группа, которую ты сделаешь своими доверенными помощниками. Ну может пару раз в месяц и ты куда сходишь.
  - И что же это за группа такая?
  - Я, Валерка вон из соседней комнаты (дядя Федя поморщился), Андрей из квартиры над нами и Вовка из соседнего подъезда.
  - Ну Андрей с Вовкой ладно, но Валера же балабол и вообще человек несерьезный...
  - Это все в прошлом, теперь он в железнодорожный техникум поступил, на машиниста будет учиться.
  - Тогда ладно... и все равно не понимаю, зачем мне это?
  - Ну как зачем - на койке же скучно лежать, а тут будешь людьми руководить, как когда-то на фронте. Ты чем там командовал, ротой? Человек 150 поди в подчинении было?
  - И 200 бывало.
  - Ну а у нас тут 140 квартир, 400 жильцов плюс-минус, к тому же каких-то штатских - неужели не справишься? - продолжил я подначивать старика. И похоже подначил, потому что через полминуты размышлений он ответил:
  - Лады, уболтал ты меня, поработаю твоим этим... Пожарским... что делать-то надо?
  - Да пока ничего не надо, разве что собираться с мыслями к завтрашнему собранию. Я по магазинам пошел - тебе чего-то прикупить?
  - Масла сливочного купи пачку, ну и хлеба ржаного половинку, а так все есть...
  - Ну я убежал.
  Взял сумку с ручками, тогда ведь нынешних красивых полиэтиленовых пакетов не было, их или цыганки за трешку продавали с разными завлекательными картинками типа Боярского, или из-за границы привозили, эти вообще рублей по 10-15 шли, так народ либо с авоськами ходил, либо кто во что горазд извращался - моя вот сумка была сшита из обрезков мебельной ткани, привез из Тамбова, там тетя, работающая на мебельной фабрике, такое добро по 2 штуки в день производила. Еще бидон трехлитровый захватил, мало ли что.
  Так я по магазинам, друзья, закупаться и ностальгировать.
  
   Уж я-то в советские времена уууу
  

  Хлеб, это я на обратном пути куплю, подумал я, все равно хлебный же вот он, рядом с нашим подъездом, а пока идем далее по проспекту Кирова. Золотая осень на дворе, последние теплые денечки, липы (а весь наш район так же плотно усажен липами, как морковное поле морковью) пока еще зеленые, но с надвигающейся прожелтью. Газончики огорожены такими декоративными железными заборчиками с эмблемой ГАЗа, через несколько лет их все снесут, а жаль...
  Спорттовары, пока не надо, проходим мимо, но место интересное, о, Овощи-фрукты, это то, что надо.
Мама дорогая ('г' фрикативное), как давно я не пил сок из перевернутых стеклянных конусов, томатный за 10 копеек, яблочный за 12 и виноградный за 18. Берем томатный (автоматом перевел цену в реалии 2017 года, 1:200 - 20 рублей стакан, 100 за литр, ну почти так же), накладываем ложечкой соль (блин, до чего ж грязный стакан с водой, где эта ложка стоит) и размешиваем по часовой стрелке до полного растворения. Нектар, друзья мои, напиток богов, честное пионерское!
  Так, направо у нас фрукты, почему-то почти все, кроме яблок, в сушеном виде, отдельно в большом ящике грязной кучей лежат финики - это все мы брать не будем, а свернем лучше налево в овощи. Сразу встал в остолбенении, увидев у окна автомат по розливу подсолнечного масла, на уровне глаз пришуруплена инструкция по эксплуатации - надо купить в кассе жетончик за 65 копеек, потом поставить под краник тару, если это бутылка, значит воронку сверху надеть, вот она висит, и бросить жетончик в прорезь, масло и нальется. Подсолнечное нерафинированное 1 сорта, ровно поллитра. Ладно, этот захватывающий эксперимент я как-нибудь потом проделаю, а пока капусты надо купить по маминому списку.
  Боже мой, как же меня всегда бесила процедура покупки в советских магазинах - сначала отстой очередь на взвешивание товара, потом вторую очередь в кассу, не забыв при этом сумму и не перепутав номер отдела (а то назад отправят), и наконец с чеком опять туда же и как бы не еще в одной очереди постоять, иногда суровые гражданки не пускали народ с чеками без очереди, вон туда в хвост становись, сука. Ладно хоть сейчас народу почти нет, уложился в 5 минут и вышел с вилком капусты (он же кочан) всего за 21 копейку. Капуста хорошая, к ней претензий никаких.
  Идем далее, Желтые Бусыгинские дома пошли, и на углу Рыбный, еще не переименованный в Океан, очень полезный магазин, заходим. На окне аквариум с рыбками, на стенах познавательные плакаты про пользу морских рыб (пристипома и нототения, слова-то какие страшные, не рыбы, а названия венерических болезней) а что это на витрине грязно-розовой кучей с краю? Аааа, клешни камчатского краба! По 2.40 за кило!! Никому не надо!!! Ну мимо этого я пройти не смогу. Взвесил кило крабов и две селедки - селедку при этом предлагалось класть в собственную тару... нет, конечно могли завернуть и в серую оберточную бумагу, это пожалуйста, а вот полиэтиленых пакетов, выбачьте, хлопци, бананьев немаэ, со своими приходите. Был у меня такой пакет, слава тебе господи.
  Вышел из рыбного, рядом мясной, с номером 20, из мяса там только страшный плакат со схемой разделки туши крупно-рогатого скота. И ветвистая очередь за чем-то непонятным. Ну его, лучше в соседний зайду, кондитерский, здесь поспокойнее. Направо до упора - чай-кофе-какао, берем пачку чая... нет, не со слоном, это дефицит и его надо ловить, краснодарского 1 сорта, и сверху списка взял молотого кофе, привык к нему, как собаке, а здесь его и не пьет никто. Налево конфеты и печеньки, ну возьмем знаменитых Горьковских за 7.40/кг 200 грамм (пересчет в наши реалии - 1,5 тыс за кило, однако, однако...). Интересно, что предварительное взвешивание здесь не практикуется, сразу в кассу, а по чеку тебе отмеряют нужное число конфет, если ровно не получается, последнюю конфетку режут ножом. Экзотика!
  Дальше по улице у нас детский магазин Юность, пельменная и кулинария при ней, через проспект Октября парикмахерская (полубокс за 40 коп), все это пока не надо.
А зайдем-ка мы, друзья в книжный магазин со страшным названием Когиз... нет, это не ругательство и не фамилия директора, а простое сокращение от Книготоргового объединения государственных издательств. Тут, исключая очень интересный раздел подписных изданий, в котором хрена лысого ты чего купишь, если нет открытки, больше ничего заслуживающего внимания. Совсем. И это при страшном книжном голоде. А нет, вот еще закуток, где продают так называемые макулатурные книги - чтобы получить возможность их приобрести, надо сначала сдать 20 кг макулатуры, если кто-то забыл или не знает. Что же нам предлагается макулатурного? Хм... 'Граф де Монте-Кристо' в 2 томах, 'Аэропорт' А.Хейли, 'Лунный камень' У.Коллинза и почему-то 'Записки следователя' Л.Шейнина. Ну хоть что-то...
  Не будем мы тут ничего покупать, а забежим еще по дороге в молочный - кефир нам и брикет сливочного масла дяде Феде, и еще пива жигулевского налить в ведерко надо, по 22 копейки за поллитра.
Небольшая очередь у ларька, суровая табличка 'После отстоя пены требуйте долива', процесс налива и оплаты (22х6=рупь 30, 260 р сейчас, за 6 поллитр пива очень по-божески). Паспорт не спросили.
  И возле самого дома значит хлеб с пряниками и в газетном киоске (бумажные газеты, не электронные... и не Тещин-язык с Экспресс-газетой) прикупил Литературку за 15 коп и Известия за 3.
Посмотрим, что там сейчас в топе новостей...
  Отлил половину пива в банку дяде Федору, чтоб скрасить ему унылый вечер, сам открыл газетки - Известия в основном писали о предстоящем юбилее Октября, 60 лет как-никак стукнет, да кто там встал на трудовую ударную вахту, а также о принятии новой конституции, полный лист был посвящен ее обсуждению трудящимися (как же, как же, помню - 6 статья о руководящей и направляющей... хорошо хоть не 5-я), о выведении на орбиту станции Салют-6, пуске первого энергоблока Чернобыльской АЭС и разместила длинные воспоминания участников исторической экспедиции ледокола Арктика на Северный полюс. В международном разделе клеймилась поджигательская сущность американского империализма и хвалилась прогрессивная международная общественность, не позволяющая империализму проявить свою сущность. И оба-на, на последней странице была махонькая статейка о Петрозаводском инциденте под скромным названием 'Неопознанное явление природы' - знаем мы эти явления, запускаемые с плесецкого космодрома (его существование в те времена, если не ошибаюсь, было госсекретом высшего уровня - какой-такой Плесецк? нету никакого Плесецка, пожалуйте на Байконур, господа, а в Плесецке у нас ничего нет, кроме тундры и полярных лис).
  Вот по поводу Плесецка и ракет вспомнилась мне неожиданно
  
   -небылица#4.
Варнавино и спутник
  Июнь 1986 года. Нас послали на с/х работы в Варнавинский район, это почти самый север области. Ну и вот в один прекрасный день, а точнее ночь, мы сидим значит в нашей избушке и играем в преферанс и мне страшно прет карта, 250 вистов где-то и ноль в горе. Объявляю железный мизер и тут с улицы раздается страшный крик, мол идите все сюда, тут такое. Ну пошел посмотреть скрепя сердце, чего там такое, вдруг пожар, но это был не пожар, а зарево на полнеба примерно в северном направлении. Ползет значит над горизонтом такой поблескивающий жучок, а от него светящиеся волны в обе стороны, примерно как от моторки на реке. Через несколько секунд от жучка отваливается чего-то и падает вниз по параболе, первая ступень очевидно. Еще через минуту отваливается вторая наверно ступень, зарево пропадает, волны потихоньку расходятся в стороны и тоже гаснут. Все.
  Пронаблюдали мы эту картину с открытыми ртами (вот ей-богу, после такого чувствуешь себя не то что серой мышкой на фоне медведя, а даже микробом на ноге серой мышки) и вернулись играть. Карты естественно все смешали и мой мизер растворился, но я даже не расстроился.
  Много позже нашел, что это такое было - Википедия говорит, что запускали спутник радиоэлектронной разведки Целина ракетой Циклон-3 и было это 12 июня 86 года в 4.43 утра. И спутник этот до сих пор на орбите - умели же делать...
  

  Литературка в первой половине освещала никому неинтересные внутрицеховые разборки, выделялась разве что заметочка с интригующим названием 'О чем клевещете?', где эзоповым языком было рассказано о диссидентских выходках тогдашней оппозиции. Понять впрочем из этого пересказа ничего было нельзя, кроме того, что права надо защищать у негров и индейцев, на крайняк у бедных пролетариев, а в СССР у всех были права какие надо права (что не отменяет естественно факта крайней деструктивности тогдашней несистемной оппозиции, как впрочем и нынешней). Во второй половине газеты был достаточно любопытный очерк соловья Генштаба Александра Проханова о буднях подводного атомного ракетоносца, без излишних деталей, но все равно цветастый и интересный, а также маленькая статейка про Элвиса, друзья мои, Пресли с названием 'Судьба короля рока', где ярко описывалась тяжелая судьбина короля, ну надо ж, а я думал в СССР это имя под строгим запретом было... Последнюю страницу с юмористическим разделом открыл из чистого любопытства и тут же закрыл - разрешенная сатира про тещ и сантехников не вдохновляла ни разу.
  А тем временем к дяде Феде подтянулся сосед дядя Вася, смена у него кончилась, видимо на запах пива пришел. Вот кстати - провел среди дяди Васи предвыборную агитацию по поводу завтрашнего собрания, разъяснил политику партии и после выпитых двух стаканов получил довольно уверенный кивок согласия. Ну и ладушки. Хотел было уходить, но тут дядя Вася неожиданно завел речь про аварию на заводе 'Красное Сормово', его напарник на ГАЗе, который ликвидировал это дело в 70 году, вчера помер в больнице, упокой, господи, его грешную душу...
  Узнал по ходу дела довольно много интересных подробностей о той аварии... я хоть и совсем маленьким был, но смутно помню, как мать меня на улицу без шапки не отпускала весь этот 70-й год, объясняя это тем, что дождь, если вдруг пойдет, будет обязательно радиоактивным, и ты мол облысеешь раньше времени.
  Ладно, решил я, хватит с меня этих историй, вышел на кухню, а там сидит значит Валера и ест яичницу. Тут надо сказать, что любил он яйца в любом виде пламенной страстью, испепеляющей страстью, я бы даже так выразил свою мысль. Мог съесть десяток в день, я не шучу, его родители, помнится, прятали у соседей от него эти яйца, чтоб он все не сожрал. С возрастом эта страсть немного у него притупилась, но остыла еще не до состояния комнатной температуры, поэтому сейчас вот например он сидел и священнодействовал над сковородкой - он жарил яичницу обычно с маленькими кусочками ржаного хлеба (ржаного это строго обязательно, ибо в мире компонентов, как известно, нет взаимозаменяемых эквивалентов), потом вилочкой отсортировывал хлеб на одну сторону сковородки, а куски яиц на другую, потом любовался на созданный натюрморт, потом мееедленно так и неторопливо начинал с хлеба, и только в самом конце, доведя градус желания до нужной кондиции, приступал к собственно яичнице. Когда я зашел на кухню, Валера уже находился в заключительной стадии своего шаманского обряда, хлеб был уже съеден весь, яичница наполовину.
  - Все жрешь? - спросил я у него вместо приветствия.
  - Умгум, - ответил он с набитым ртом, - имею право.
  - Уж чего-чего, а право-то ты, родной, имеешь, заканчивай и пойдем пиво пить.
  Пиво Валера тоже любил, но не настолько, поэтому он кивнул с отсутствующим видом, продолжая ковырять вилкой.
  - Через 15 минут на Пионере, давай, не опаздывай, а то не останется. И стакан возьми.
  Взял остатки пива в бидоне, граненый стакан с 16-ю мухинскими гранями, который не бьется никогда и нипочем, зашел к Андрюхе, потом к Вовке, и занял нашу обычную позицию на стадионе, там слева от входа были заросли, а среди них две монументальные парковые скамейки, неизвестно как и откуда туда попавшие, на них никогда никого не было, ну и стал ждать мушкетеров.
  Мушкетеры подтянулись почти в установленные сроки, я не говоря ни слова разлил пиво по стаканам и тут уже сказал таки пару слов:
  - Ну, за успех нашего предприятия.
  И немедленно выпил. Остальные тоже.
  - Отличный такой пивас, мне нравится, - продолжил я разговор.
  - Обычный жигуль, чего тут такого? - вступил в диалог Вовчик, - чай не чешское... я вот летом пробовал этот, как его... Праздрой что ли, вот это было да, а тут...
  - Праздрой-то в банке был или в бутылке?
  - Ты чо, с дуба рухнул, какие у нас тут банки? Их в кино только показывают.
  - А вы знаете, что они там дешевле стоят, чем то же самое в бутылках? Потому что хранится пиво лучше в стекле.
  - Да и пусть его, эх, попробовать бы разок баночное пиво, - мечтательно сказал Валера.
  - Мужики, вот бля буду, до начала зимы подгоню вам по баночке, - ответил я, разливая по второму стакану. Андрюха между тем все помалкивал и чистил свою тараньку.
  Помолчали, смакуя пиво, и тут вдруг Андрея прорвало:
  - Хрень ты какую-то затеял, Сорока, ничего у нас не выйдет, только опозоримся все...
  - Спокойно, пацаны, все продумано - мы же не одни будем, а с дядей Федором в тылу, и я посмотрю, как хоть одна сука рот разинет на героя Сталинграда.
  - И потом, нам-то чего делать на этом собрании? - продолжил гнуть свою линию Андрей.
  - Да ничего не надо вам делать, все сделаю я, ну дядя Федя может дополнит, а вы кивайте головой с умным видом и всех делов... хотя нет, надо будет список участников собрания составить, разделитесь там как-нибудь и перепишите всех, пригодится потом наверно...
  - А ты чего будешь говорить?
  - За меня не ссыте, пацаны, скажу все как надо, я в хорошей форме...
  На этой звенящей ноте встреча предвыборного штаба собственно и завершилась.
  Дома я еще сварил крабов, зря что ли покупал - между прочим это не такое простое дело, ходить в гости, как говорил Винни-Пух, при варке крабов тоже надо соблюдать кучу тонкостей (меня лично научили этому коренные камчадалы, когда я там сидел в командировке два лета подряд).
Итак, запоминайте или записывайте - на 1 кг продукта надо строго 5 л воды, раз, в воду сразу надо положить специи и соль, желательно морскую, но если нет, то обычная тоже пойдет, это два, клешни класть в кипящую воду, варить пока цвет клешней не станет ярко-красным, это три. Готовый продукт надо на минутку сунуть в холодную воду, а потом их еще надо разделать, и это совсем не простая процедура - неопытный разделыватель может получить кучу порезов, которые потом будут заживать неделю. Проще всего молотком все это разбить в тазу например, чтоб содержимое далеко не разлеталось.
  И на закуску я кофе приготовил - за полным отсутствием в тогдашней природе посуды под названием 'турка' пришлось варить в маленькой кастрюльке. Угостил всех соседей и тем, и другим, кофе народ одобрил, а к крабам отнесся резко отрицательно, сказали, что баловство и что овчинка выделки не стоит. Ну баловство, значит баловство, ладно, мне больше досталось.
  И на этом суббота закончилась.
  
   Рейдерский захват
  

  Собрание трудового коллектива мы назначили, посовещавшись, наутро, ночных клубов пока что в городе нет, так что ложатся все довольно рано, рано же и встают - в 9 в самый раз, посчитали, будет, а то люди на огороды расползутся (вокруг Автозавода было минимум 8 садоводческих товариществ в пешеходной доступности, там у многих сады были). Я по традиции начал день с разминки - велосипед с гвоздя, улица Школьная, пионер со сломанным горном, ага, Кузя пришел. Я-то вчера всех приглашал, не созрели значит остальные, созрел только спортсмен Андрюха.
  Начал двигаться, сказав ему повторять по возможности, количество форм сократил, все-таки ответственное мероприятие скоро. Андрей повторял, как мог, с лица его при этом не сходило скептическое выражение, в конце он не сдержался:
  - Хрень какая-то несерьезная, руками водить туда-сюда...
  - Надо просто привыкнуть, втянешься - самому же понравится, - ответил я и поехал на Земснаряд, воду так ведь и не дали. У Кузи велика не было, поэтому он домой пошел.
  Выбрал я на этот раз другую дорогу, через улицу Краснодонцев, мимо так называемого 7 квартала (почему он 7-й и где предыдущие 6, не спрашивайте- не знаю), который строили пленные немцы в конце 40-х. Построили на совесть, чо. Дальше надо было пересечь проспект Ильича, упирающийся слева в проспект Ленина (заезжие москвичи обычно спрашивают - а чего у вас проспекта Владимира до кучи нету?), и мимо Радиусного дома (я так и не понял, как там люди живут, все же углы кривые) вылетаешь прямиком на озеро. Красота... это страшная сила.
  Вернулся полдевятого, пора бы уже и на собрание идти, напомнил маме и Усиковым, помог подняться дяде Федору и мы с ним поплелись на эстраду... да, у нас между двух щитковых домов недавно это дело отгрохали. Там раньше сараи были, так их снесли в связи с антисанитарией и пожароопасностью и поставили там значит железную горку в виде слона (которая до следующего же сезона проржавела и провалилась внутрь) и эту эстраду со скамеечками, эстрада перенесла две зимы вполне удачно.
  Напомнил дяде Федору последовательность действий - мое вступительное слово, голосование за повестку дня, программа новой администрации (вот тут тебе возможно придется сказать пару слов, ну от себя чего-то придумаешь), выступление старой администрации в лице Пеньковича (если захочет), финальное голосование, на этом все. Сказал еще и свою глубокую мысль про Пеньковича, ему бы тоже надо бы предложить какую-то новую должность, типа завхоза что ли... Дядя Федя спросил, нахрена этой крысе что-то предлагать? Я ответил в том смысле, что в угол никого загонять не надо, даже крысу, в углу она может стать неадекватной и начать кидаться на людей или кляузы там строчить, надо нам это? А так дадим возможность сохранить Пеньковичу лицо... Дядя Федор кажется вник и кивнул головой, хрен с тобой, делай как придумал.
  А народу между тем собралось под сотню, не удивительно - дело новое, неожиданное, из чистого любопытства многие пришли. Лавочки все заняты были. Ну почти. Да еще по бокам кое-кто стоял. Ну поехали помолясь...
  Я козлом выскочил на подмостки и начал, запинаясь, все-таки давно перед такой аудиторией не выступал:

  - Друзья, давайте начнем... попрошу тишину в зале... это в ваших же интересах, товарищи, раньше сядем... то есть начнем, раньше закончим...
  Шум и разговоры потихоньку начали смолкать, ну давай, жги, это твой день, Сергуня.
  - Товарищи, нынешние проблемы нашего общего дома ни для кого не секрет - сами же все видите, без воды неделю сидим, без света три дня, правильно?
  Возгласы сразу из нескольких мест: - А то! Помыться нельзя, завшивели все! И холодильники все давно протекли!
  - Вот-вот, и холодильники не работают. И никому до этого дела нет, включая нашего старшего по дому Михал Сергеича Пеньковича. Есть и другие вопросы, годами не решаемые руководством нашего дома.
  Откуда-то сзади: - Это какие?
  - Ну взять хотя бы клуб под 9 подъездом, он же красный уголок - вы когда его последний раз видели открытым?
  Выкрики из многих мест: - Давно! - Никогда! - В прошлом году кажись был открыт!
  - Ну вот сами видите, как у нас поставлена работа с клубом, а там, уважаемые жители, стоят между прочим аж 2 бильярда и есть спортзал. Так вот, у инициативной группы жителей появилась идея...
  Выкрик справа: - Что за группа такая?
  - Ну меня вы все хорошо знаете, а еще туда входят наш уважаемый ветеран Игнатов Федор Кузьмич и трое моих друзей Валера Усиков, Андрей Кузькин и Владимир Малов. Идея значит такая - никто наши проблемы за нас не решит, надо брать власть в свои руки и решать их самим. Ну как наш знаменитый земляк Козьма Минин когда-то сделал. Так вот, самое первое - прежнее руководство полностью себя дискредитировало, поэтому надо его поменять на тех, кто хочет и может работать, а конкретно предлагаем избрать старшим по дому Федора Кузьмича, нашего уважаемого героя и ветерана.
  Голос по центру: - А почему его?
  - А что, есть какие-то другие предложения?
  Молчание.
  - Если есть, предлагайте, сразу вынесем на голосование.
  Пауза.- При старшем предлагаем учредить домовый комитет, туда включить 4-х упомянутых мной молодых людей плюс Михал Сергеича - его опыт управления нам понадобится.
  Выкрик: - А не больно ли вы молоды, чтоб руководить?
  - А вы изберите и увидите. Если плохо будем работать, можно будет новых людей поставить. А по поводу молодости... другой наш знаменитый земляк Аркадий Гайдар в 16 лет командовал полком. И неплохо командовал.
  - Первоочередная задача это включить воду и свет, этим комитет займется в первую очередь. Дальнейшие действия - наладить работу клуба, чтоб был открыт не реже 2-3 раз в неделю, я например со своей стороны могу обещать организацию там секции оздоровительной гимнастики, потом еще чего-нибудь придумаем. Еще у нас в безобразном состоянии детская площадка, самосвал песка раз в год вывалят и думают, что с нас хватит. Не хватит! Дети нашего дома достойны большего, чем самосвал песка в год!
  Выкрик: - Чувак дело толкует!
  - Идем дальше - крыша у нас, товарищи, тоже в ужасном состоянии, вчера посмотрел, там все еле живое, этим тоже надо заниматься. Опять же стадион Пионер, он хоть и не нашей территории, но ужас, как запущен, все бурьяном поросло. А ведь когда-то там и трибуны были, и лед зимой заливали на двух полях, наверно многие помнят.
  Многочисленные возгласы: - Помним! Как же! Весь дом там зимой катался!
  - Пионер хоть и не нашей территории, все равно нам не чужой - обещаю, что контактная группа и здесь что-то сделает. Еще хочу сказать, что в нашем доме на первых этажах находятся кинотеатр, хлебный магазин и столовая - с ними будут проведены переговоры о взаимовыгодном сотрудничестве?
  Крик: - Это как например?
  - Ну хотя бы можно договориться с кинотеатром, чтоб они нашему коллективу иногда бесплатное кино показывали, на этой вот эстраде, допустим раз в месяц. Пойдет?
  Голос: - Годится!
  - Отчет о работе домовый комитет обязуется делать ежегодно в декабре, в клубе соберемся, там как раз комната есть подходящая, здесь же холодно зимой будет. А чтобы не ждать год, предлагаем организовать оперативную обратную связь - все свои проблемы можно будет писать на доске объявлений, сделаем там специальное место для этого и карандаш повесим. Да, и название нового объединения предлагаю поменять, домовый комитет это как-то уж очень уныло... например на товарищество квартиросъемщиков, ведь мы же товарищи, правильно?
  Выкрик с галерки: - Тамбовский волк тебе товарищ!
  - Вот тут один гражданин видимо напоминает о моем тамбовском происхождении. Мне очень жаль его разочаровывать, но не может мне быть товарищем тамбовский волк, потому что не осталось их на Тамбовщине, всех перестреляли, проверено. Но если вдруг какой-то один и выжил, и он въедет в квартиру в нашем доме, то немедленно станет мне товарищем! И этому гражданину кстати тоже.
  Смех в зале.
  - Значит товарищество квартиросъемщиков, сокращенно ТК, и название какое-то придумать... ну пусть будет 'Анюта', а Федор Кузьмич значит председатель правления, а остальные 5 товарищей будут членами правления.
  Возглас слева: - А почему Анюта?
  - Коротко, понятно, ошибок при написании не будут делать, и красиво. Если есть другие предложения, давайте - рассмотрим.
  Молчание.
  - Ну предложений кажется нет, и последний по списку, но не по значению пункт - у нас в доме, товарищи, живут 9 ветеранов войны, некоторые очень плохо живут, так вот надо бы им как-то помочь. Новое руководство сделает все, что в их силах. Есть предложение проголосовать. По отдельности будем или списком?
  Многочисленные выкрики: - Списком! Чего тянуть-то! Сразу за все!
  - Хорошо, тогда по пунктам, за что голосуем:
  1) Прекратить полномочия старшего по дому Пеньковича
  2) Учредить в доме ?18 по проспекту Кирова Товарищество квартиросъемщиков 'Анюта'
  3) Избрать председателем правления ТК 'Анюта' товарища Игнатова, а членами правления Пеньковича, Сорокалета, Усикова, Кузькина и Малова.
  4) Утвердить перечень первоочередных мероприятий по ТК 'Анюта'.
  Проголосовали за ясное дело единогласно, даже Пенькович руку поднял.
  
   Если бы да кабы во рту росли грибы
  

  На все про все ушел час, народ разошлись довольно быстро, на приусадебные участки видимо поспешили, по пути шло оживленное обсуждение. Я вытер со лба трудовой пот и подошел к нашей четверке.
  - Ну чо, пацаны, как оно? Вам со стороны виднее было.
  - Да все пучком, Сорока, навострился ты базары базарить, раньше вроде не такой был, - осторожно заметил Валера. - Клуб когда пойдем смотреть?
  - Мужики, задолбался я чет с этими коммунальными делами, давайте перерыв сделаем - заберите ключи у Пеньковича вон вместе с дядей Федей, а я имею право на отдых.
  Отошел в сторонку, к маме, она разговаривала с матерью Вовчика, как ее... теть Марина кажется...Сергеевна вроде... И тут я неожиданно для самого себя выдал:
  - А давайте за грибами съездим, когда ж еще за ними ездить, как не в сентябре, а?
  - Какие грибы, Сергуня, за ними с утра надо, а сейчас уже к обеду время идет. Да и электрички все давно уехали.
  - А кто говорит про электричку, на машине поедем, - сказал я, достал из кармана ключи и начал крутить их вокруг указательного пальца.
  - И откуда же тебя машина? - немедленно поинтересовалась тетя Марина.
  - А вот поехали, по дороге расскажу. Вовчика берите и через полчаса на Школьной. Да, руки-ноги закройте, чтоб голые не были, в лесу клещей полно.
  Вовчик тоже был безотцовщиной, точнее отец-то у него в физическом смысле существовал, но лучше бы его совсем не было - алкоголик он был, причем буйный алкоголик. Когда напивался, бил и жену, и сына смертным боем, а когда был трезв, вся энергия у него уходила на поиски денег на очередную дозу спиртного. По трезвянке он впрочем тоже запросто мог заехать родственникам в глаз Тетя Марина сумела как-то с ним развестись, отсудив квартиру полностью, там они и жили с Вовчиком. А папаша существовал в безвоздушном промежутке между ЛТП и вытрезвителем.
  Полчаса пролетели мигом, и вот мы уже все в машине, и вот мы уже катим за город с песнями. Ну в смысле песни из приемника раздаются, София Михайловна Ротару и Лев Валерьянович Лещенко поют нам о чем-то своем, о неизбывном, а мы радуемся жизни и несемся навстречу приключениям. О, центр Автозавода справа, бермудский треугольник из ДК ГАЗа, кинотеатра Мир и Универмага, а вон в том углу притулилась 37-я поликлиника, о ней я не могу не сказать пары слов...
  
   -небылица#5.
Поликлиника 37
   Поликлиника эта, граждане выстроена в форме правосторонней свастики, правда без одного загнутого конца, который говорят тоже был, но его разобрали в 50-е. Кто не верит, смотрите сами.
  https://yandex.ru/maps/47/nizhny-novgorod/?l=sat%2Cskl&ll=43.866581%2C56.241530&z=18
  О том, как такое случилось, ходят разнообразные легенды. Первая их них гласит, что сделали это пленные немцы назло победившим их русским. Это откровенный бред - поликлиника выстроена в 30-х годах, когда никаких пленных немцев в СССР даже в проекте не было. Вторая легенда говорит, что построили таки немцы, но не пленные, а приглашенные на пусконаладку ГАЗа, ну когда его там пусконалаживали, а сделали они это, чтобы был ориентир для фашистских бомберов, когда они в последующем будут заходить на бомбежку завода... это более вероятно, но разбивается простыми аргументами - ГАЗ конечно бомбили, но по ночам, когда никаких поликлиник разглядеть было нельзя, да и не могли они в 30-е годы знать, что когда-то они нас бомбить будут... ну и последний аргумент против - ГАЗ налаживали американцы, был даже такой Американский поселок в конце улицы Фучика, а немцев среди наладчиков как-то не просматривалось. Ну и наконец последняя версия - делали проект одни раздолбаи, утверждали другие долбо...ы, а потом строили тоже не сильно умные третьи люди, так что получилось то, что получилось, а фашистская конспирология здесь не причем.
  Юлиус Фучик, который 'Репортаж с петлей на шее', тоже у нас жил в 30-е, перенимал опыт строительства новой жизни, на улице его имени висит памятная доска с его именем. И еще у нас доживал свой век венгерский диктатор Матьяш Ракоши, когда его там восставшие венгерские трудящиеся скинули и едва на кол не посадили, советские дипломаты вывезли Ракоши в СССР в дипломатической почте, и он почему-то выбрал местом проживания наш проспект Ильича, памятной таблички про него правда там не повесили...
  

  А мы быстренько одолели городские кварталы (ну еще бы, если пробок никаких) и въезжаем на Волжский мост, пустой. Волжский! Мост! Без единой машины! В воскресенье! Я люблю тебя, город Горький! Уже и забыл, когда мост так выглядел - обычно на въезде постоишь до часа, потом по дамбе столько же плетешься. Потом на круге Бор-Толоконцево еще полчаса. А тут за 10 минут все пролетели.
  - А куда мы едем-то? - спросила наконец мама.
  - В одно хорошее место, Керженец называется, объясню, как приедем.
  - Ты кажется обещал про машину что-то рассказать? - это уже тетя Марина подключилась.
  - Обещал-рассказываю. Дали покататься, один родственник из Тамбова отдал в хорошие руки до следующего лета. Вот.
  - Какие у тебя родственники, аж завидно, нам бы таких...
  - Не жалуюсь, - лапидарно ответил я.
  Бор тоже пролетели насквозь без запинки, после центра на Стеклозаводское не свернули, в другой раз, а поехали мы прямо-прямо на Ивановский кордон и после Кольцово резко направо, а вот и обещанный Керженец, а на въезде, друзья, стоит паровозик с тремя вагончиками и пыхтит паром, вот такая жуткая ретро-экзотика.
  - Это, - говорю, - узкоколейка, по ней торф из болот вывозят. А во-он там скиты раскольничьи еще остались, можно заглянуть, но они гостей не любят. А за тем вот поворотом надо еще 200 метров по грунтовке, и там оно, за чем мы ехали.
  В 21 веке узкоколейку конечно разобрали на металлолом, остались только насыпь и шпалы. А за поворотом начиналось 4-хрядное шоссе, начиналось причем ниоткуда, из гудящего леса - вот сосны значит стоят, от их корней эта бетонка и стартует. Отличная дорога, почти что немецкий автобан.
  - А через 10 километров оно так же и заканчивается, упершись в густой лес. Кто его построил и зачем, тайна сия велика есть...
  Народ оживился, обсуждая эту загадку.
  - Скорее всего вояки чего-то хотели здесь построить, а потом у них что-то не сложилось. Ну вот вдоль этого шоссе и растут грибы, их отсюда обычно ведрами и бочками везут. Пойдемте что ли.
  Разошлись в разные стороны. Эх, до чего ж хорошо в осеннем лесу, нет, в весеннем и летнем тоже неплохо, но осенью это ж не лес, а симфония этого... Прокофьева ?5, которая си бемоль мажор. А запахи... а краски, 50 оттенков желтого... а шуршание под ногами... а дятел где-то на верхотуре... а если и грибы иногда попадаются, тогда совсем нет слов... Обостряются одновременно все 5 чувств... а нет, 4 - вкус будет обостряться потом, когда грибы приготовят
  И самый лучший лес это конечно сосновый, светлый, просторный, чистый и с песочком. Знаете, почему сосны на песке растут? Вижу, что не знаете - сосны не там, где песок, а песок появляется после того, как сосны вырастут, они просто вымывают из почвы все остальное, остается песочек... Но грибы почему-то растут преимущественно не в этом светлом месте, а в гадком и мокром осиннике, такой вот парадокс Банаха-Тарского, ребята.. Вот в этот гадюшник мы сейчас и пойдем.
  В гадюшнике нашел, все что хотел, минут за 20-25, корзина полная. Посреди стандартного набора белые-подосиновики-польские-маслята попались три незнакомых гриба - на вид как белые, но на срезах синеют. Очень интенсивно синеют, почти до черного. Нет, это не подосиновики, их я как облупленных знаю. Вроде среди трубчатых ядовитых нет, ну почти нет, максимум проблюешься потом, это тебе не пластинчатые из рода Аманита, от которых коньки запросто откинуть. Спрошу у народа, ладно...
  Потом перешел через дорогу опять в сосны, постоял, подняв к небу руки - набирался жизненной энергии ци... а может и не ци, а чи, да неважно, энергией в общем пропитывался, когда еще в лес второй раз попадешь. До конца пропитаться энергией не дал треск сломанной ветки сбоку... а, это Марина Сергеевна подошла.
  - Что это ты делаешь, Сережа? - спросила она.
  - Медитирую, Марина Сергеевна, медитирую.
  - Можно просто Марина. И на ты.
  Во как, на ты. И просто Марина. Чего уж сразу не Мариночка?
  - Хорошо, я попробую... Марина.
  Маленькая ладная фигурка, мальчишеская стрижка, радикально черный цвет волос, Вовка явно не в нее пошел своими скандинавскими патлами.
  - Я вот смотрю и удивляюсь, какой ты разносторонний человек, Сережа, за все хватаешься и все у тебя при этом получается - машину заимел, дом под себя подмял, нашему главному хулигану Игорю вот говорят вчера морду набил...
  - Эээ... само собой как-то получается... Марина.
  Худые стройные ноги, лишнего веса... ну почти нет, килограмм-полтора разве, грудь... ну двойка, два с половиной.
  - А объяснил бы мне, как это, медитировать?
  - Ну это... - замялся я, - короче это очень долго и мне самому не очень понятно, но попробую. Надо сосредоточиться на чем-то положительном, обратить взор внутрь и при этом желательно принять некую определенную позу, можно еще мантру читать для полного погружения... мантра это обычно бессмысленное слово или словосочетание, например 'ом'...
  Отдаленно похожа на Деми Мур в фильме Солдат Джейн. Очень отдаленно. Но похожа. Сколько ей? 40, 38, самое меньшее 36, если Вовку в 19 родила. 20 лет разницы, ай-яй-яй
  - И для чего это?
  - Ну как для чего... для достижения максимально непринужденного состояния сознания... для гармонии с природой и обществом... для открытия чакр и свободного движения праны... для подзарядки внутренних батарей... ну и еще там кое для чего.
  - А меня научишь? Я тоже хочу непринужденную гармонию и заряжаться.
  - Да не вопрос, научу.
  - Ну приходи тогда завтра после обеда, вместе помедитируем - предельно откровенно выложила карты на стол Мариночка и подмигнула при этом.
  - После обеда, никак, мне в институт надо, давай как-нибудь в другой раз.
  - Ну давай в другой, - вдобавок Марина еще и весело стрельнула глазами, - о, а вот и остальные идут.
  Вот так, друзья, если раньше мои приключения были сплошным колхозным неореализмом из 'Дела было в Пенькове' или американским постмодерном из 'Назад в будущее', то теперь я походу выруливаю на кривую дорожку эпатажной эротики из кино 'Выпускник' с молодым Дастином Хоффманом, ну где еще Саймон с Гарфункелем поют свою 'Миссис Робинсон'...
вот-вот and here's to you, Mrs. Robinson, причем Jesus loves you more than you will know, такие дела...
  Сергуня, мысленно обратилось левое полушарие моего мозга к правой, она ж лет на 20 старше тебя, куда ты лезешь, болван? Сергуня, ответила правое полушарие, народная мудрость не зря говорит, что дают - бери, бьют - беги, убили - лежи и не отсвечивай. Так что взял ноги в руки и бегом медитировать к Марине. Сережа, продолжало зудеть слева, ты же вроде как у нас Д'Артаньян, а Вовка Арамис, получается, что ты заводишь шашни с мамашей Арамиса, а это против всех законов жанра. Сереженька, тут же контратаковало справа, Портос ухлестывал за весьма немолодой госпожой Кокнар и не парился по этому поводу, так что законы жанра вполне соблюдаются.
  Не договорились в общем мои половины сознания, нулевую ничью сыграли. А пока у них идет второй тайм, прослушайте интерлюдию, ведь в попаданческом романе по тем самым законам жанра должна быть хоть одна интерлюдия, верно? Раньше я думал, что интерлюдия это такие специальные люди, которые играют в футбольном клубе Интер, но потом залез в Википедию и понял, что Интер тут совсем не при чем, да и вообще это не люди... но интерлюдия, так интерлюдия, поехали
  
  <начало интерлюдии >

  (гнусавым голосом Володарского)
  Кинокомпания 'Уорнер Бразерс' представляет.
  Оригинальная идея Станислава Ростоцкого.
  Постановка Питера Джексона. В ролях Тина Тернер, Сара Джессика Паркер и Роберт Дауни-младший. В роли приглашенной звезды Харви Вайнштейн. Композитор Алан Сильвестри.
  Основано на реальных событиях.
  Наши дни.
  
  Дело было в Нью-Гемпшире
  

   Пожилая одноногая чернокожая лесбиянка приходит на прием к психотерапевту, ложится на кушетку, он: 'о чем вы хотите поговорить?', она (под музыку Сильвестри):
  

  Огней так много золотых
  На улицах Нью-Гемпшира,
  Парней так много голубых,
  А я люблю трансгендера.
  

  Он внимательным образом кивает, черкает в своей записной книжечке и говорит 'продолжайте пожалуйста'
  

  Завел он шведскую семью,
  Печальная история,
  Я днем и ночью капли пью,
  И много сбросила калорий я.
  

  Он: 'то, что лишний вес сбросили, это неплохо, но вот капли без рекомендации врача вы зря пили', она заливается горючими слезами.
  <Конец интерлюдии>
  

  Тут и действительно подошли мама и Вовка, корзины у всех были практически набиты, так что мы остановились перекусить чем бог послал на берегу местного озера. Названия у него не было, но кажется народ употреблял слово 'Круглое'. Я показал свои подозрительные грибы, мама тут же сказала:
  - О, да я их знаю, синяки это.
  - Что за синяки? Знаю только, что так называют пьяниц, потому что у них нос синеет со временем.
  - Не, это не пьяницы, похожи на белые и по форме, и по вкусу, очень редкие грибы, я их на Волыни находила. Попадаются, люди говорят, 1-2 раза в жизни и по народным поверьям приносят нашедшему удачу.
  - Это очень хорошо, немного удачи в жизни мне точно не помешает. А вот к примеру я их 3 штуки нашел, это значит мне 3 раза удача подвалит или она одним кусочком выделится? Что там поверье на этот счет говорит?
  Посмеялись, разложили бутерброды.
  - А вы знаете, - сказал я, прожевав кусок, - былину про Китеж-град?
  - Ну знаем конечно, - быстро ответил Вовка, - он под воду ушел от татар и все такое.
  - Ага, а конец былины знаете? Вижу, что нет - так вот, когда он обратно из-под воды появится, это значит наступил Страшный суд, Апокалипсис и все такое. Мертвые короче вылезут из могил, а живые позавидуют мертвым.
  - Это ты к чему? - спросила Марина.
  - По установившемуся в народе мнению Китеж стоял на озере Светлояр, это километров 50 отсюда на север, но это озеро, насколько я знаю, вдоль и поперек исследовали водолазы и не нашли там ничего, кроме коряг. Так что вполне вероятно, что Китеж был возле какого-нибудь соседнего озера, например этого...
  - Ой, - заорал Вовка, показывая пальцем - там кажется что-то из воды поднимается!
  Все пристально начали вглядываться по направлению указательного пальца Вовки... бревно там поднималось, а больше ничего. Марина дала ему подзатыльник. И под оживленные комментарии все погрузили корзины в багажник моей копейки, потом погрузились сами и покатили в обратном направлении.
  Дорога назад протекала без приключений аж до самого Бора... ну пыталась меня подрезать серая Волга возле Кольцово, но это разве ж приключение. А когда проезжали через центр Бора, мама сказала завернуть на такой небольшой базарчик, бабки сидят и стоят вдоль дороги, а перед ними на ящичках и табуретках разложены дары борской природы - огурцы, помидоры, кабачки, капуста и тд. А я что, сказали, значит надо исполнять - там можно было припарковаться или справа по ходу движения или слева, чуть подальше, но посвободнее. Я выбрал лево, только заглушил мотор, как тут же услышал протяжные крики сзади, обернулся - там на всех парах летел большой зеленый Краз, весьма быстро летел и останавливаться не собирался. Дорога в центре Бора довольно круто сворачивала направо, почти на 90 градусов так что Краз этот, подкатив к парковке и так и не затормозив, взял и смял 4 машины, свезя их к столбу освещения. И тут наконец остановился и из него пошел какой-то нехороший дым. Теперь на площади орали кажется уже все собравшиеся.
  Я сказал женщинам бежать к телефону-автомату и вызванивать 03, а сам взял Вовку за шкирку и быстро побежал к месту аварии. В собранных в гармошку машинах слава те господи никого не сидело, а водила Краза висел на руле, по лбу у него текла струйка крови. Рванул водительскую дверь, с третьей попытки она распахнулась и осталась висеть на одной петле.
  - Держи ноги, - крикнул я Вовке, вытаскивая водилу за подмышки из кабины. Машины после аварии конечно взрываются только в кино, но мне что-то не хотелось это проверять на практике, так что вытащили мы этого дурня и оттащили на 5 метров. Вокруг начал собираться народ.
  - Врачи есть? - спросил я.
  Врачей не нашлось. Ну делать нечего - послушал пульс, вроде на месте. Будем ждать скорую. Но первой на место происшествия прибыла милиция. Попал в протокол как свидетель, придется наверно потом в суд ведь кататься. Выяснилось между делом, что проблема была в отказавших тормозах у Краза... ну это бывает, ладно что все живы остались. Тут и скорая подоспела и забрала бедолагу-водилу... а я тем временем думал, что Осаги-то пока еще нет, как же он будет расплачиваться за 4 смятые машины... пока стоял, автоматически оценил размер ущерба - жигули-шестерка и москвич-412 только в металлолом, а тройка с волгой в принципе восстанавливаемы, но вложить не меньше трети стоимости придется, такие дела...
  Про помидоры мои пассажиры конечно забыли, так что мы тронулись наконец дальше, оживленно обсуждая случившиеся. Посреди этой болтовни Марина вдруг сказала мне:
  - Слушай, а если б ты на той стороне улицы остановился, то в больницу-то не только тот водитель бы загремел, а мы все четверо... если не сразу в морг конечно...
  - Ну наверно так, - согласился я.
  - Похоже гриб-то твой сработал, да?
  - Ну значит сработал...
  - Вот расскажи, почему ты выбрал для парковки левую сторону, а не правую?
  - Даже и не знаю... справа 4 машины было, а слева только 3, для симметрии наверно налево поставил...
  - Сколько ты там, говоришь, синяков-то нашел?
  - Три штуки.
  - Значит еще две удачи тебе про запас осталось.
  Итогом этого обсуждения был нервный истерический смех на несколько минут, сказался видимо отходняк, когда миновала опасность.
  До дому добрались к 7 вечера. Мама начала чистить грибы, я принес два ведра из колонки (воды в кране по-прежнему не было). Пока раскладывали все, да пока ужин готовили, вокруг меня вьюном вилась Марина-маленькая, ну дочка соседей. До нее видимо дошли слухи о моих подвигах во дворе и она, как умела в свои 13 лет, оказывала мне разные знаки внимания.
  О, боги, возопил мысленно я, на что мне эта злая, нелепая судьба? Почему на меня обращают внимание женщины таких неудобоваримых возрастов - то 38, то 13, перелет с недолетом какой-то... и потом, Сергуня, это тебе уже не фильм Выпускник будет, а вполне конкретная статья УК РСФСР, и очень нехорошая.
  Ладно, прорвемся как-нибудь, думал я, укладываясь спать. Ночью встал в сортир - опа, забытая лампочка на кухне горит, значит свет дали. Зашел в сортир - оба-на, вода в трубах журчит, воду дали. Жизнь-то налаживается! Ай да синяк, ай да... спасибо тебе, век не забуду! Само собой сформулировалось резюме этого дурацкого дня:
  

  Нежным цветом красит осень
  Все вокруг, но вот же блин,
  Заблудился, как в трех соснах,
  Я среди двоих Марин.
  
  Наутро оне проснулись знаменитыми
  
  Да, друзья, утром мне выказал свое дружелюбие и расположение по-моему весь дом ?18 по проспекту Кирова. Сначала соседи по коммуналке, причем маленькая Марина, аж светящаяся от радости, все норовила поцеловать меня в щечку, еле увернулся. Потом наш подъезд, потом все остальные. И даже старая карга Полина блять Андреевна промямлила что-то одобряющее в мой адрес. Я отнекивался, говорил, что не только мы тут поработали (ну не объяснять же народу про гриб-синяк и народные поверья). Спросил, где мушкетеры - ответили, что со вчерашнего вечера в клубе засели, ну в клубе, так в клубе, идем туда. Хотя нет, сначала к доске объявлений, что там понаписали за ночь.
  А понаписали там значит великое и могучее ругательство из 3 букв на одной половинке листа (Вовка туда сдвоенный тетрадный лист прикнопил) и два сообщения на второй половинке. В одном сообщении была жалоба на неработающую розетку в квартире 12, это второй подъезд, а в другом горестно сообщалось, что один жилец коммуналки из кв.101, седьмой подъезд, по ночам тайно плюет в суп другому жильцу. Лист я снял... с розеткой это ерунда, зайду посмотрю, а вот с коммунальными склоками надо бы что-то радикально решать... увязнуть в них с головой и ногами это как два пальца...
  - Здорово, пацаны, ни хао ма? - спросил я, заходя в клуб. И сразу уточнил: - Это 'как дела' на китайском.
  Пацаны гоняли шары на бильярде. Бильярд был отличный, почти что профессиональный, 3 на полтора метра, это 10 футов кажется называется.
  - Дела как сажа бела, - весело отозвался Валера, загоняя шар в лузу - воду и свет дали, все считают, что это мы подсуетились.
  - А ты как считаешь?
  - Нууу навернооо... - затянул Валера, - это не во всем соответствует действительности.
  - Ай класс, скоро меня переплюнешь в болтологии, ага, соответствует не во всем, но остальным об этом совершенно незачем знать, улыбайтесь, кивайте и говорите, что мы сделали все, что могли. Угу?
  - Угу, - отозвались остальные.
  - Вода это хорошо, но у нас в повестке дня еще куча других пунктов предвыборной программы, да?
  - Чего? - спросил Андрей, впервые открыв рот.
  - Того. Чего я вчера на сцене озвучивал - клуб... ну с ним, я вижу все хорошо, я кстати в тоже хочу в бильярд... потом детская площадка... договоренности с кинотеатром и столовкой и еще это... ветераны. Вот с ветеранов походу и начнем, это самая выигрышная тема, если сверху давить вдруг начнут. Валерик, ты тут самый старший и опытный, организуй для начала учет и контроль. Ну перепиши ветеранов в нашем доме, если сможешь... дело-то нехитрое... не получится, я подключусь. Малой, на тебе обновление листов на доске объявлений, старые я снял. Кузя, у тебя ведь мать кассиром в кинотеатре кажется работает? Проведи с ней работу, чтоб она свела нас с директором. И еще нам бы что-то придумать с коммунальными дрязгами, вот читайте, что тут понаписали, - протянул я лист с горестной заметкой про суп.
  - Да, вот только этого нам не хватало, - почесал затылок Валера.
  - Ладно, это на потом оставим, а я с розеткой в 12 квартире разберусь пока... да, клуб-то покажите, вы тут наверно все уже облазили?
  Клуб мне тут же показали - в нем кроме бильярдной (там помимо здорового стола был в углу еще детский, с металлическими шарами, пойдет для молодежи) имели место еще актовый зал где-то на 80 сидячих мест, а если со стоячими посчитать, то на все 120, годится для собраний и концертов, и еще там, где коридор заканчивался, был спортзал - маты, канат свисает сверху, шведская стенка и зачем-то гимнастический козел, размер примерно 4х8 метров, влезет человек 10-12, даже 15, если гимнастикой заниматься. И кладовка, вместительная кладовка, внутри всякое барахло ненужное. Супер, мне все понравилось.
  - А сейчас делом надо заниматься, делом - последний уходящий дверь пусть закроет, а то вынесут все к чертям собачьим.
  - А бильярд? - спросил Вовчик.
  - Дело сделаете, потом поиграете. Лос-лос-лос, лауфен, что на немецком означает 'Давайте парни, в темпе'. Да, вспомнил, чо еще хотел сказать - надо бы нашу команду разбавить девками, для смягчения нравов в коллективе, хотя бы одной... а лучше сразу чтоб четыре... подумайте об этом на досуге, ага? И еще я что-то забыл... да, вспомнил - пацан сказал, да?
  - Пацан сделал, - вразнобой отозвались мушкетеры.
  А я побежал в 12 квартиру, взяв по дороге малый ремонтный наборчик из дому. Неисправность там была пустяковая, перегорел провод внутри розетки, зачистил, да прикрутил назад, делов на 15 минут. Подумалось, что если бы все проблемы такими были, горя бы не знали. От предложенного рубля отказался, но литровую банку с огурцами мне хозяйка все-таки впихнула, ладно, сгодится на закуску.
  Занес банку домой, пошел обратно в клуб, эге, а рядом со входом стоит очень серьезный мужчина с очень серьезным лицом и в очень строгом костюме, так что пробу некуда ставить, или партаппаратчик или бери выше, товарищ из органов.
  - Ты Сороколет? - спросил мужчина.
  - Так точно, - бодро ответил я, - а в чем дело-то?
  - Пошли, с тобой хотят поговорить.
  - Если это насчет вчерашнего собрания, то у нас вообще-то Игнатов старшой, может с ним поговорите?
  - Ты мне ваньку-то кончай валять, все хорошо знают, чьи тут уши торчат. Пошли без разговоров.
  - Пошли, раз так, - пожал я плечами, а про себя подумал следующее:- Ну наконец-то о нас власти вспомнили. Только я думал, для начала это будет кто-то из райсовета, а похоже быка за рога сразу взял райком.
  
  Райком Райкомыч
  
  Идти было недалеко, минут 10 всего, на Школьную же улицу, только ближе к Парку культуры, это здание буквально в прошлом году отстроили. На строгой черной доске слева от входа было написано 'Автозаводский районный комитет коммунистической партии Советского Союза'. Двери хорошие и крепкие, дубовые судя по всему. Внутри сначала тамбур с ковриком, потом пустой холл со строгой дежурной в строгом же деловом костюме.
  - Здравствуйте, Петр Валентинович, - строго сказала дежурная, - а это еще кто с вами?
  - Мы к Станиславу Игоревичу, а это Сергей Сороколет, я с утра вам заявку оставлял.
  - Дадада, - зададакала дежурная, роясь в куче бумаг, - есть такая. Документы, - строго она обратилась ко мне.
  - Усы и хвост, вот все мои документы, - ответил я голосом Матроскина.
  - Да ладно, Капитолина Семеновна, пропустите, я подтверждаю его личность.
  Поднялись на второй этаж, кругом ковры, стены забраны деревянными панелями, лампы не на потолке, а на стенах, аккуратно над панелями. Запах немного затхловатый, плесенью что ли так тащит... Коридоры власти, чо...
  - Посиди, - кивнул на стул Петр Валентинович, - я сейчас, - и зашел в дверь с табличкой 'Завотделом городского хозяйства Михальчик С.И.'.
  Сидеть пришлось недолго, через минуту буквально Валентиныч открыл дверь и коротко сказал мне 'Заходи', я зашел, предбанника с секретаршей не было, видимо зав таким отделом рылом для секретарши не вышел. А был там стол с завотделом, подтянутым таким, но почти лысым мужиком под 50, к этому столу буквой Т приставлен другой стол для совещаний, стулья естественно у стола плюс ряд стульев вдоль окна, ну и конечно бюст Ильича на подставке, книжный шкаф с собранием сочинений Ильича сзади. Площадь где-то метров 14-15, не густо.
  - Ну ты иди, Петр Валентиныч, мы пока побеседуем с товарищем... эээ... Сорокалетом, а там видно будет, - устало улыбнулся со своего места Игоревич.
  - Значит ты и есть тот самый Сороколет? - спросил Игоревич, когда закрылась дверь.
  - Насчет того самого не знаю, может и тот, но что Сороколет, это точно.
  - Ну что вы там за детский цирк у себя устроили? - устало спросил начальник.
  - Детский сад наверно? - осторожно поправил его я.
  - Чего?
  - Цирк детским не бывает... ну если лилипутов не считать, но это ж не дети... бывает детский сад и просто цирк с этими... с конями...
  - Какими еще конями, ты мне мозги-то не пудри, у меня поручение (Игоревич показал вверх) разобраться с вашим цирком, так что рассказывай давай, пока я еще добрый.
  Я вздохнул и начал рассказывать...
  - Станислав Игоревич, ну вы сами посудите, неделю без воды сидеть, это ж ни в какие ворота, а тут еще и света нет, совсем нехорошо как-то. Ну мы и взяли так сказать ситуацию под свой так сказать контроль. Кстати спасибо большое за помощь, без вас у нас, я так понимаю, до сих пор ничего не было бы ни света, ни воды.
  Начальник самым внимательным образом поглядел на меня и ответил:
  - Правильно понимаешь. Ну ситуация-шмитуация это ладно, но зачем народ баламутить? Зачем политические лозунги выдвигать? Минина к чему приплели вообще? Он Москву от иностранных захватчиков спасал - то есть ты хочешь таким образом сказать, что в Москве у нас сейчас захватчики какие-то сидят?
  Не, Игоревич, уж чего-чего, а политику ты мне не пришьешь, родной...
  - Да помилуйте, дорогой Станислав Игоревич, какие-такие политические лозунги, какая Москва, какие захватчики? У нас же сплошняком идет унылая коммуналка, которая начинается и заканчивается в ближайшем ЖЭКе города Горького. А Минин тут при том, что он народный герой и стоит на площади своего имени - на кого ж нам еще равняться, как не на лучших людей нашего города, верно?
  Игоревич проглотил слюну и продолжил:
  - Ну допустим, Минин там, Шминин, это ладно, ЖЭК своевольничает, это бывает, но почему вы к нам не пришли, к законной власти, в райсовет или сюда? Неужели не помогли бы?
  - Да мы бы и рады были, драгоценный Станислав Игоревич, но я например приехал с картошки только в пятницу вечером, а в выходные ничего не работает, куда ж тут идти-то?
  И видя, как он набирает в рот воздуха для очередного обвинения, быстренько опередил предупреждающим выстрелом:
  - Станислав Игоревич, видит бог (тут начальник откровенно ухмыльнулся), как я уважаю наши власти и вас лично, но давайте посмотрим на сложившуюся ситуацию... гм... шмитуацию с других точек зрения. У монеты ведь есть две стороны, тут орел, а там, сами понимаете, решка, а еще у нее и ребро есть, а у кубика так вообще 6 граней, правильно?
  - Ты это к чему сейчас?
  - Вот сами посудите, можно сказать 'болото', а можно 'прекрасная грязелечебница', так? Или к примеру змеиный яд отрава конечно, но если он в малой и правильной дозе, то отличное лекарство. А еще если крапиву взять...
  - Какую еще крапиву? - спросил Станислав Игоревич.
  - Обычную, с огорода - если голыми руками в нее попадешь, потом до вечера на стенку кидаться будешь, а если ее сорвать аккуратно и в суп положить, отличная еда получится...
  - Да не тяни ты, давай сразу выводы.
  - Так вот на наше вчерашнее собрание точно так же можно взглянуть и с другой стороны - мы же ничего плохого никому пока не сделали, правильно? (это очень важно, постоянно долбить собеседника необходимостью подтверждать твои слова)
  - Ну допустим.
  - Не допустим, а не сделали (начальник хмыкнул). И не собираемся... даже уволенного старшего по дому обратно в управленцы взяли, пусть помогает. Наладили снабжение ресурсами, взяли под контроль работу клуба, собираемся наладить контакты с организациями, которые у нас на первых этажах есть, и еще собственными силами проводить мелкий ремонт, я например неплохой электрик, и сантехник у нас свой есть, дворника тоже найдем. Опять же участники ВОВ у нас под особым контролем будут. Все вопросы сообща будем решать. Ну что это, как не творческое развитие идей классиков марксизма-ленинизма и демократического централизма?
  Начальник вторично хмыкнул.
  - А назвать это можно... ну не знаю... Мининский почин - очень перспективное дело нарисовывается ведь...сами подумайте - для начала раскрутка на местном уровне газета 'Ленинская смена' например, потом горьковское телевидение, передача 'Дорогами мининской славы'... далее координационный центр движения при обкоме... ну и где-то подальше всесоюзное совещание ударников-мининцев в Колонном зале дома Союзов... Как вам, Станислав Игоревич, а?
  Игоревич подумал, потом спросил:
  - Значит почин говоришь? Мининский говоришь?
  - Ага. Ну или Гайдаровский метод, тоже неплохо звучит... или Чкаловское движение... хотя где Чкалов и где коммуналка. А вы, дорогой Станислав Игоревич, стали бы так сказать первооткрывателем нового движения, его так сказать крестным отцом. Ну или посаженным, - поправился я, вспомнив негативные ассоциации с фильмом Копполы.
  Тут я физически увидел, как в глазах завотделом бешено закрутились барабаны игрального автомата, а он при этом лихорадочно соображал, когда и с какой силой тянуть рычаг, чтобы выкинулось три семерки. Ну еще бы, я бы на его месте тоже заинтересовался такими перспективами.
  - А ты, Сороколет, далеко пойдешь, - задумчиво протянул Игоревич.
  - Спасибо, я знаю, - спокойно ответил я.
  - Да еще и наглец большой... нет, ты мне ей-богу нравишься... а вот скажи-ка мне как на духу - зачем оно все это тебе лично надо? Я, знаешь, в альтруистов не верю...
  Ути-пути, какие мы слова знаем.
  - Вам из большого уважения скажу все как есть - в нашем доме есть клуб, там можно устраивать танцы, а старое руководство его на замке держало и к танцам относилось строго отрицательно. С девушками у нас в доме как-то не очень, одни ребята, вот и будем приглашать со стороны - танцы, знаете ли, шманцы, любовь-морковь, где еще нам знакомиться с прекрасным полом? - вдохновенно врал я. - А тут все под боком будет, и порядок мы железный обеспечим, у нас почти все спортсмены-разрядники. И еще мы хотим музыкальный ансамбль организовать, у нас и пианист в коллективе есть, и гитарист, а баянистов аж две штуки - вот и будет помещение для репетиций.
  Игоревич радостно взоржал: - Так оно в чем все дело-то? Господи, а мы уж напридумывали себе незнамо что, а они значит по бабам соскучились и песенки петь хотят... ладно, причина уважительная, сам когда-то такой был... куда ты там говоришь учиться-то поступил?
  - На радиофак политеха.
  - Очень хорошо. И телефончик свой напиши.
  - Ну Станислав Игоревич, родной, откуда у меня телефончик, в коммуналке же живем (а мобильных-то еще не придумали)... хотя у друга моего этажом выше есть телефон, могу его дать.
  - Ну давай друга. Как его зовут-то?
  -Андрюха... ну то есть Андрей Кузькин, тоже спортсмен, кандидат в мастера, в армию уходит весной.
  - Ладно, иди уже, Сороколет. И притормози там со своей самодеятельностью, пока мы не решим, что с вами делать.
  - Есть идти и притормозить! - отбарабанил я и выскочил за дверь, где постоял минутку, медленно сползая по стенке вниз - прав был Винни-Пух, не такое простое это дело, ходить в гости к руководству.
  
  Боевая машина мушкетеров
  
  Хватит в общем с меня этой голимой коммуналовки, надо съездить в родной институт да узнать, когда там на учебу выходить. Зашел домой, отобедал, чем бог послал, потом спустился во двор - на доминошной скамейке сидел одинокий Вовчик.
  - Чего приуныл, мушкетер, все зашибись, райком вот полчаса назад практически дал добро наш эксперимент.
  - Да ты чо, правда что ли?
  - Бля буду, - лаконично ответил я. - Чего грустный-то такой?
  - Папашу из ЛТП отпустили, приходил недавно, денег хотел...
  - Понятно. Не дал?
  - Откуда у меня... он ведь и вечером еще придет, когда мать с работы вернется.
  - Ладно, до вечера далеко, я в политех поехал, надо расписание узнать.
  - Возьми меня с собой, я бы тоже в свой пед зашел.
  - Вообще не вопрос, пошли.
  Мы еще и Валерку с Андреем по дороге к гаражу встретили, они тоже быстро нашли дела в городе и попросились с нами, не отказал, в любом же месте, как сейчас говорят, веселее вместе. Про машину им вчера еще Вовчик рассказал, так что особых вопросов она не вызвала, машина как машина, чего ее обсуждать.
  Когда тронулись, я сделал такое предложение:
  - А давайте дадим название этой копейке, просто копейка это уныло... я думаю, что раз мы мушкетеры, то пусть она будет Боевой машиной мушкетеров, БММ сокращенно... почти как БМП, только на колесах, а не на гусеницах.
  Предложение встретило горячее одобрение общественности.
   - И еще, райком просил притормозить с нашей самодеятельностью. Пока они там не придумают, что с нами делать. Так что надо нажать на тормоза, раз уважаемые люди просят.
   - Ты что, в райкоме был? - спросил Валерик.
   - Угу, только что оттуда.
   - Ну и как там?
   - Тихо, темно и кругом ковры. Да все будет путем, пацаны, но больше пока никуда не суемся, кроме клуба... ветеранов еще можно переписывать, а так лежать тихо, как мышь под веником.
  Эх, сейчас бы вставить в аудиосистему флешку, да запустить Призрака оперы в исполнении Сары Брайтман... как уж оно там...
  In sleep he sang to me, (во сне он пел, да)
  In dreams he came, (и приходил тоже)
  That voice which calls to me
  And speaks my name, (ну и по имени конечно называл)
  And do I dream again?
  For now I find,
  (ну и конечно главная фишка)
  The Phаааantom of-the-O-pe-ra
  Is there - inside my mind (да, Сара, in my mind, in my head... хотя это кажется уже из другой оперы)
  Да только нет у меня флешки, и вставить ее пока не во что, к тому же Эндрю Ллойд свет Уэббер не написал еще этой мелодии, только лет через 7 возьмется... помочь что ли старине Эндрю? Нет, не буду. Пока.
  А мы удовольствуемся тем, что по приемнику транслируют - о, Давида Федоровича Тухманова там транслируют, Остановиииите музыку, прошу вас я (2 раза), потому что с другим танцует девушка майаааа и тд. Занудная песня, но пусть играет, хрен с ней.
  Первым попросился выйти Андрей, ему надо было в отдел кадров на Главной проходной ГАЗа - высадил. Полюбовался заодно на ГАЗ-АА (он же Форд-АА), стоящий на постаменте около проходной. Заезжие москвичи кстати всегда удивляются огромному количеству техногенных памятников в нашем городе, мы-то к ним привыкли, а им в диковинку. Ну посудите сами, кроме упомянутой полуторки у нас еще есть Т-34, это само собой, и отдельно башня от Т-34 на Просвещенской, и еще Т-60 на Шестой проходной, весь игрушечный какой-то, а еще бронепоезд 'Козьма Минин' у ДК железнодорожников стоит, и еще судно на подводных крыльях Метеор в центре Сормово, и плюс самолет Миг-17 у авиазавода, и как бы не один, а два, второй возле аэропорта и сверху к этому можно добавить автомобиль Победа на Краснодонцев, а в под Чкаловской лестницей какой-то буксир ржавеет на подставках. И это все не считая выставки военной техники в Кремле. Памятников Ленину меньше, чем этих механизмов.
  Тухманов кончился, пошел лидер хит-парада 77 года 'В реку смотрятся облака'. Тут пришла очередь выходить Валере, его жд техникум был рядом с Московским вокзалом, во дворах (стремное кстати место, я один раз огреб здесь по полной программе). Ну а мы с Вовчиком несемся дальше по полупустым улицам нашего технократического города... а вот и Канавинский мост, а если сразу после него свернуть направо вдоль реки, там будет улица Черниговская, тихая и спокойная в любое время года, потому что тупик. А над ней в полугоре Благовещенский монастырь, ныне закрытый и заколоченный крест-накрест... вот по поводу монастыря у меня есть еще одна байка
  
   -небылица#6, смерч над городом
  В июле 1974 года в нашем городе случился смерч, дело очень редкое, у нас ведь не штат Флорида, где они еженедельно бывают, второго такого случая сходу и не припоминается. Прошел он узкой полосой вдоль Оки от Щербинок до Стрелки, по дороге снес крышу и выбил все стекла в Нагорном Дворце спорта (после чего ХК Торпедо на год переехал на Автозавод) и на излете порезвился в Благовещенском монастыре, сломал несколько куполов и погнул кресты на тех куполах, которые не сумел сломать. Желающие могут посмотреть фотки последствий смерча например здесь:
  https://vk.com/photo-57873843_456240040
  Сам-то я в это время на своем Автозаводе сидел, помню только сильный ливень и больше ничего, а вот один знакомый рассказывал, как он ехал в это время по Канавинскому мосту на автобусе и вдруг с горы вниз полетели какие-то доски, бревна, камни, потом автобус начало раскачивать, все заорали, чтоб водитель останавливался, а он продолжал ехать и в конце концов уткнулся в бордюр и заглох. Никто вроде особо не пострадал, но острые ощущения остались. И еще жигуленок он запомнил в самом конце моста, где мост в Похвалинку переходит, говорил, что его кидало как лягушку в футбольном мяче, приподнимая над землей на полметра, если не больше. В реку правда не закинуло, силы наверно смерчу не хватило.

  
  Под 'Все могут короли' мы плавно выруливаем на площадь имени незабвенного народного героя товарища Минина, а вот и пед прямо за памятником ему же. Высаживаю Вовчика и говорю:
  - Вон там, возле Оленя через час, жду 10 минут, не придешь - уезжаю, понятно?
  У Вовчика вопросов не возникло. А я через Ульянова-Пискунова-Минина (уже улицу, а не площадь... так, здесь же рядом Ирка живет, навестить что ли... не, в другой раз, пусть живет безмятежно) подъехал прямиком к политехническому институту им. А.А.Жданова, 5 корпусов у него вообще-то здесь стоит, мне в последний пятый. Вот поворачивай как хочешь, никаких знаков, паркуйся где хочешь, эвакуаторов-то пока не изобрели, удивительная красота.
  
  Награда нашла героя
  
  Наш радиофак расположен на последнем 4 этаже.. ну управленческие структуры конечно, а так-то учиться придется не то что в этих 5 корпусах, а и по всему городу, от самого Автозавода до самого Сормова, и это прекрасно, когда еще так узнаешь место, где живешь. Поднялся на 4 этаж, народу мало, большинство докапывает последние тонны картофеля, но возле расписания все-таки стояло 3-4 студента. Так, начало учебы в следующий понедельник, прекрасно, еще неделя свободная есть, высунув язык, старательно зафиксировал расписание в записной книжке - в программе помимо стандартного набора математика-физика-программирование-английский-история КПСС были еще такие оригинальные названия как 'начертательная геометрия' (итить, 3Д проекции рисовать вручную поди придется), 'механизмы приборных вычислительных систем' (ну это похоже на ТММ, теория механизмов и машин, адаптированная к радиотехнике) и туманное 'введение в специальность'. Ладно, прорвемся, не первый раз..
  Собрался уже уходить, но в последний момент заметил скромный листочек, прикрепленный сбоку, там было написано 'Сергея Сорокалета просят зайти в деканат'. Раз просят, надо зайти конечно...
  В деканате тоже было пусто и пыльно, в дальней комнате только кто-то сидел. Зашел туда, представился, дама в очках (видимо ученый секретарь) отложила в сторону толстый синенький журнал (Новый мир что ли?) и потом долго вспоминала, зачем меня звали, наконец вспомнила:
  - А, так ты значит тот самый Сороколет?
  Ну ёкорный бабай, мне этот вопрос теперь постоянно что ли задавать будут? Откуда я знаю, тот я или этот?
  - Ну наверно тот, - осторожно ответил я.
  - На тебя тут вот что пришло, полюбуйся, - и она дала мне сиреневый листок.
  Я мысленно похолодел, неужто председатель колхоза на меня телегу прислал? Но это была не председателева телега, а совсем даже копия указа Президиума Верховного Совета СССР о награждении меня медалью за спасение утопающих - председатель Подгорный, секретарь Георгадзе, подписи, печать, все чин-чинарем.
  - Ты что, спас что ли кого? - спросила секретарь.
  - Ага, было дело, - отвечал я уклончиво, - а сама-то медаль где?
  - Не приехала еще, вот как раз к началу учебы подвезут, тогда и проведем церемонию. Да, а чего ты не в колхозе?
  - Отпустили на неделю раньше за ударный труд. И за примерное поведение (да уж, примерное - с поножовщиной и повиловщиной, если так можно выразиться).
  - Да, и еще вспомнила вот что - зайди-ка ты в комитет комсомола, у них тоже что-то к тебе есть.
  - И где у нас комитет комсомола?
  - В первом аппендиксе последняя дверь, - сонно ответила секретарь и погрузилась в чтение Нового мира.
  Пошел искать аппендикс, ладно, что не прямую кишку... Интуитивно догадался, что аппендикс это ответвление от основного коридора, зашел - действительно угадал, вот он, комитет.
  Внутри тоже было пустовато и грязновато, только за столом в углу сидел какой-то долговязый паренек.
  - Здрасть, - поздоровался я с ним, - Сергей Сороколет меня зовут, в деканате сказали, что у вас какое-то дело ко мне.
  - Ну здорово, Сороколет, Виталий Козлов, можно просто Виталя, секретарь комсомола факультета - пожал мне руку паренек и не удержался от остроты, - сорок лет живешь без бед, да?
  - Пока что 17, - ответил я, разглядывая плакаты на стенах. Сороколет-то это еще ладно, а вот тебе, парень, конкретно не повезло с фамилией, как уж там говорят... козлов много, а Козлов один.
  - Про тебя тут уже легенды ходят... - тут я насторожился, неужто история с Иркой и Антохой выплыла? - как ты там сложные механизмы одним пальцем чинил и на своей машине ездил... - ну слава богу, не всплыла.
  - Ну было что-то такое, да...
  - И еще тебя, говорят, медалью будут награждать скоро.
  - Раз говорят, наверно правда, - осторожно отвечал я.
  - Короче вот какое дело, Сергей, есть мнение, - и он показал пальцем вверх (я автоматически поглядел туда - там был подвесной потолок, над ним видимо чердак, а дальше синее небо, вот интересно, что из этого имело мнение насчет меня?) - выдвинуть тебя в комсомольские секретари группы. Для начала.
  - Если ты думаешь, что я откажусь, то зря. Согласен, - коротко ответил я, - когда приступать?
  - Вот в понедельник и приступишь, заходи сюда после занятий, я все растолкую.
  Я хотел спросить, а как же собрание, комсорга же выбирать вроде надо, но плюнул, и сказал только: - Заметано. Ну я побежал?
  И я побежал. Пробегая мимо 3 этажа, там кораблестроители обитали, заметил в дверном проеме возле расписания очень красивую девушку, ну прям вот очень-очень. Рубашка белая, коротенькая юбка черная, туфли на небольшом каблуке опять белые, домино. Фигура очень гармоничная, пепельные волосы забраны в хвост и скреплены чуть ли не аптекарской резинкой. Со спины прямо вот вдоль и поперек сексуальная, интересно, как там в других проекциях. И тут она повернулась боком и я обомлел от неожиданности.
  - Анька, ты что ли?
  
  Анюта Васильевна я
  
  - Сергуня? - ответила она, обернувшись наконец ко мне передом. С этой стороны тоже неплохо, подумал я... да что там неплохо, шикарно.
  - Так, цэ я...
  Мы с ней учились в одной школе и как бы не на одной парте до 8 класса, а потом я ушел в более углубленное заведение и 2 года ее не видел. Ну надо ж, как жизнь меняет людей, два-то года назад Аня была не то чтобы совсем серой мышкой, но в призовую тройку классных красавиц явно не проходила.
  - А почему на украинском?
  - Когда волнуюсь, автоматом перехожу на ридну волынску мову. Ты тут какими судьбами-то, учиться будешь?
  Глаза зеленые и очень большие, нос чуть вздернут, остатки веснушек на щеках, раньше их много было.
  - Угу, на корфак поступила. А ты чего здесь?
  - Тоже учиться буду, рядом с тобой, вон там, - и я ткнул пальцем в потолок. - Слушай, повернись еще раз вокруг оси, а?
  - Зачем?
  - Хочу посмотреть на тебя в динамике.
  - Да пожалуйста, - и она крутанулась на одной ноге, хвост при этом просвистел мимо меня как вертолетная лопасть. - Ну как?
  - Ваще отпад. А пройдись к окну пару метров и назад?
  - Да пожалуйста, - и она прогулялась танцующей походкой к окну и назад. - Что, нравлюсь?
  - Не то слово...
  - Теперь твоя очередь.
  - Какая очередь?
  - Ну в динамике себя показать, не все же мне одной отдуваться.
  - А, в этом смысле... да пожалуйста, подержи, - сунул я ей в руки папку с бумагами. А потом продемонстрировал 3-4 каты из тайцзинного набора, побыстрее конечно, чем обычно.
  - Это что такое было?
  - Китайская народная гимнастика. А вот кстати, тебе говорили, что ты похожа на Наталью Селезневу в Иване Васильевиче?
  - Угу, было такое. Вот смотрит - ты на мне дыру сейчас протрешь!
  И чувство юмора на месте.
  - Ну как же мне не смотреть, если боярыня красотою лепа, червлена губами и бровьми союзна!
  - Так чего тебе еще надо, хороняка?
  - Ничего не надо, ваше сиятельство, - засмеялись мы одновременно. - Я тоже этот фильм очень люблю, снято на совесть, на века. Ты тут дела закончила?
  - Да, вроде все, что надо, сделала.
  - Ну так поехали домой, нам же в одну сторону.
  Вышли из 5 корпуса, оживленно вспоминая учебу: - А помнишь, как Мишка Лебедкин подглядывал в нашу раздевалку, а вы его внутрь запихнули? - Ну еще бы не помнить, как он сейчас? - Не очень как, говорят по кривой дорожке пошел, условный срок у него уже есть. - Ну надо ж, родители такие культурные, врачи оба, а туда же... - А помнишь Зинка Банникова нажралась портвейна в колхозе, а мы ее прятали от воспитателей? - А как же. Что там с ней сейчас? - Беременная, говорят на 6 месяце. - А от кого? - Молчит. - Ну ё-моё...
  На улице Аня решительно зашагала направо.
  - Эй, ты куда? - схватил я ее за рукав.
  - Ну так остановка 40-го же там или ты на трамваях ездишь?
  - Слюш, дарагая, зачем 40-й, зачем трамвай, когда машина есть?
  - Такси что ли, так это дорого.
  - Зачем такси, зачем деньги, слюш, такой красивый девушк наоборот доплачивать надо, чтобы рядом посидела - подвел я ее к своей копейке и открыл пассажирскую дверь. - Эх, прокачу.
  - Вот ты меня сейчас удивил, Сороколет... откуда у тебя машина?
  - Наградная, за подвиг выдали, - скромно сказал я (что вообще-то было недалеко от истины). - Да шучу я, родственник дал покататься до следующего лета, могу документы показать.
  - Ладно, без документов верю. А хорошие у тебя родственники, у меня таких нет (где-то я это уже слышал), ну чего стоишь, поехали, эх, прокатимся, - тряхнула она в очередной раз своим хвостом, и добавила, - Карп Савельич, я не верю своему счастью. Да, показал бы машину-то, что там и где?
  И пахнет от нее очень приятно... не Шанелью номер 5 конечно, но приятно...
  - Вуаля, - открыл я капот, - автомобиль ВАЗ-2101, он же в народе 'единичка' или 'копейка', в оригинале назывался Фиат-124, двигатель бензиновый карбюраторный 1,2 литра в 65 лошадей, максимальная скорость 140, разгон до 100 км/ч за 20 секунд. Трансмиссия, сама видишь, 4-хступенчатая механическая, извини, коробок-автоматов у нас пока не делают. Заднеприводная. Клиренс... ну дорожный просвет значит...
  - Да знаю я, что такое клиренс, давай дальше.
  Вот кто бы мог подумать, что первым человеком, кого заинтересовали ТТХ моей копейки, будет одноклассница...
  - Даю дальше, клиренс 17 см, нормально по нашим грязям проходит со свистом, объем бензобака 39 литров. Внутри все аскетично, но приемник есть, хороший приемник, венгерский. Объем багажника, - открыл я багажник, - 380 литров, мешков 5 картошки влезет. Хватит или продолжать?
  - На первое время достаточно. Заводи, Козлевич.
  Разворачиваться не стал, свернул в первый проулок и обратно покатил по параллельной улице имени Лядова (не композитора, партхоздеятеля), а вот слева пролетело здание института НИРФИ, знаменитого тем, что здесь работал... нет, скоро будет работать Боря Немцов, будущий губернатор-реформатор, а затем пламенный оппозиционер и дамский любимец. Речное училище, поворот налево мимо универсама, улица Ульянова (это папаша Ильича, он здесь работал несколько лет), а на ней Олень, кафе, излюбленное местной золотой молодежью.
  - Заберем еще одного товарища, ладно? Он тут возле Оленя должен ждать.
  - Конечно, а что за товарищ?
  - Ты его вряд ли знаешь, Вовчик Малой, наш младший... мушкетер, в соседнем подъезде живет. Поступил в пединститут, какие-то дела щас там решает.
  
  Анюта Буонасье
  
  Вовчика почти не ждали, быстро появился, с удивлением воззрился на Анюту, открыл заднюю дверь, сел.
  - Вот, познакомьтесь, это Вова, мой лучший кореш, а это Анюта, мы с ней в одном классе 8 лет учились.
  - Красивая... - сходу сказал Вовчик, наморщив лоб, - где-то я тебя видел.
  - Да и ты тоже ничего так... - ответила Аня, - я тебя тоже видела, не вспомню где...
  - Не напрягайтесь так, друзья, - помог я им, выруливая на улицу Дзержинского, - ты, Вова, ее скорее всего мог увидеть в фильме 'Иван Васильевич', она очень похожа на Селезневу в роли Зиночки. А ты, Аня, могла видеть его в 'Мелодиях и ритмах зарубежной эстрады', это ж вылитый Бьорн Ульвеус из группы АББА.
  - Ну да, наверно, - почти синхронно сказали Аня с Вовой и мы двинулись дальше под хит группы Синяя птица 'Там где клен стоит над речной волной, говорили мы о лювиииии с тааабой'. Синяя птица вообще в этот и несколько последующих лет была феноменально популярна в СССР, хотя предпосылок к этому было не сказать, чтобы очень много.
  Площадь Лядова (вот же повезло Лядову у нас - в народе кстати к этому имени порой добавляют спереди букву Б в связи с тем, что площадь облюбовали для ночных дежурств женщины со сниженной социальной ответственностью), а за ней Окский съезд к Молитовскому мосту... а нет, он же еще Окским пока называется, мост этот, молитвы в Советском Союзе не очень приветствуются. Здесь у нас был... нет, будет... да наверно и был, и будет оползень. Это такое проклятие верхней части нашего города - местность неровная, подземных речек много, через каждые 200 метров в Оку впадают, поэтому мелкие оползни на крутых склонах происходят каждый год, по весне обычно или осенью, а раз в 10 лет - крупные с перекрытием дорог и последующим полугодовым восстановлением разрушенного.
  Ну едем дальше, после моста у нас прямо по курсу круглая как блин Комсомольская площадь, в народе Комса.
  - А чего это ты там про мушкетеров заикнулся? - вспомнила Анюта.
  - Заики заикаются, а я четко говорю, что у нас во дворе организована рабочая группа под условным названием 'Мушкетеры', Вовчик вон у нас Арамис, я Д'Артаньян. Атос с Портосом тоже имеются...
  - Все в игрушки играете? - грустно спросила Аня.
  - Какие еще игрушки? - вступился обиженный Вова, - у нас все исключительно по серьезке - дом под нашим управлением со вчерашнего дня, клуб под девятым подъездом с бильярдом и спортзалом тоже отжали, там у нас штаб теперь. Райком в курсе и почти что уже дал добро на такой эксперимент. Приходи, все покажем, все расскажем, может вольешься в наш дружный коллектив...
  - А что, и приду, все равно до понедельника делать нечего.
  - И еще у нас начала работать секция по китайской гимнастике, по утрам на стадионе собираемся, - продолжил я, - тоже можешь присоединиться.
  - Ладно, подумаю.
  А мы тем временем одолели проспект Ленина и ехали уже в районе Автозаводского ПКО.
  - Ты же на Лескова где-то живешь? - утвердительно спросил я, - щас забросим.
  Вдруг я увидел слева по курсу двух остальных членов нашей команды, они стояли за столиком уличной пивнушки и тянули пиво из больших граненых кружек. Ударил по тормозам.
  - А вон и остальные наши мушкетеры, пошли, познакомишься, заодно и по пивку вдарим, а?
  - А что, можно и по пивку, все равно...
  - До понедельника делать нечего, - подхватил я.
  - Здорово еще раз, пацаны, принимайте в команду Анюту Буонасье, должна же у нас быть своя Констанция, раз мы мушкетеры - сказал я, открыв дверь, - справа Валерик-Атос, слева Андрюха-Портос, - и добавил для Ани, - или тебе Миледи больше нравится?
  - Остановимся пока на Констанции, - скромно ответила Аня.
  Валера с Андреем с удивлением вытаращились на нашу компанию.
  - Ну ты и хват, Сорока, - наконец выговорил Валера, - машину заимел, клуб под себя подмял, теперь вон какую красотку подцепил...
  - Ну это еще вопрос, кто кого подцепил, - вступила в диалог Аня.
  - Вова, притарань пожалуйста пива даме. Не будем уточнять, кто там и кого цеплял, короче мы с Аней в одном классе раньше учились, а сейчас в одном корпусе политеха будем учиться, только я на 4 этаже, а она на 3-м. Она в курсе наших дел и выразила свое горячее желание присоединиться к нашему движению, правильно я говорю, Ань?
  - Ну если в общих чертах, то да, - ответила она.
  Вова принес кружку и поставил перед Аней, другую себе оставил.
  - А тебе пива надо? - спросил он у меня.
  - Ну я как бы за рулем, так что отложим.
  - Слушай, Анюта, а у тебя таких же красивых подруг нету в загашнике, а то подогнала бы нам парочку, как мы тебя на четверых-то делить будем? - неожиданно разразился длинным предложением Андрей.
  - Неа, такая красивая я одна, - сказала Аня, прихлебывая из кружки, - но малька похуже могу поискать, ага.
  - Насколько похуже-то? - озабоченно уточнил Вова.
  - Ну вот примерно настолько, - и Аня развела большой и указательный пальцы на расстояние в пару сантиметров.
  - Годится, - радостно ответил за всех Валера, - подгоняй!
  - А я их знаю? - спросил осторожно я, - это не Лена с Олей случайно?
  - Не, это Верунчик и Инна.
  Это были две подружайки из топа красавиц класса, насколько я помнил этот список.
  - У тебя же вроде с ними отношения не очень какие были?
  - Да не, это все в прошлом, сейчас мы душа в душу живем.
  - Ну и ладушки, список дам общим голосованием утверждаем и ждем вас завтра в 8 утра на Пионере, тренировки у нас там по утрам. Спортивное чего-нибудь наденьте... и если велосипеды есть, на них приезжайте, и купальники тоже, потом примем водные процедуры на Земснаряде.
  На этом мы и расстались с Анютой... ну то есть остальные мушкетеры расстались, а я ее еще до подъезда довез. На прощание сказал:
  - Где ж ты раньше-то была, подруга... семиструнная?
  - А то ты сам не знаешь, на соседней парте сидела, - показала мне язык Анюта и застучала каблучками по лестнице.
  В 6 часов вечера я загнал наконец машину в гараж и думал, что этот суматошный день здесь наконец завершится, но у этого дня видимо были свои планы на меня - когда я шел по двору к своему подъезду, сбоку мне отчаянно засигнализировал руками Вовчик. Повернулся к нему, пошел узнать, что там стряслось. Оказалось, что по второму разу приперся папаша-алкаш, сейчас он вот сидел на лавочке, смолил папироску и периодически грязно выражался.
  Ну ты сам же напросился, Сергуня, раз взялся отвечать за дом, давай, отвечай... Драться мне категорически не хотелось, а слов папаша очевидно понимать уже был не в состоянии - что же делать-то? Но тут я увидел сидящего за доминошным столом нашего главного хулигана Игорька и в мозгу ослепительным метеором составилась выигрышная комбинация в два хода, ведь не все же мне одному надрываться, как Корчагину.
  - Слышь, ты, - сказал я папаше как можно более жалобным и тоненьким голоском (как его зовут, я и не знал никогда, так что без имени), - давай вали отсюда, а то Игорька позову, он тебя в два счета уроет.
  Папаша естественно полез в бутылку и в энергичных выражениях пояснил, где он видал и как имел всех Игорьков, а равно его родственников.
  - Так что ты, значит, говоришь, насчет Игорька и его матери? - во весь голос повторил я, стараясь, чтоб он донесся до играющего в карты Игоря. Игорь вроде что-то услышал и насторожился.
  Папаше было уже все равно и он так же громко подтвердил, кого и в каких позициях он будет иметь. Краем глаза я заметил, что Игорек встал и быстро перемещается к нам. Дальнейшее, я думаю, понятно без пояснений - два точных удара и папаша натужно захрипел под скамейкой.
  - Еще раз тебя здесь увижу, закопаю прямо посреди двора, понял? - сказал Игорь, возвращаясь обратно к картам.
  - Эй, Игорь, можно тебя на два слова? - сказал я ему вдогонку.
  - Ну? - повернулся он.
  - Ты вроде на гитаре хорошо играешь?
  - Вроде хорошо...
  - И поешь неплохо?
  - Вроде неплохо...
  - Мы тут музыкальную группу организуем, приходи завтра-послезавтра в клуб, может как-нибудь договоримся о сотрудничестве, заодно в бильярд шары погоняем...
  - Ну может и приду.
  - Да, и спасибо тебе большое за вовкиного папашу - что бы мы без тебя делали.
  Когда засыпал, в мозгу всплыли следующие горестные строчки:
  
  От райкома и до Анюты
  Пару раз шагнуть как будто,
  Но дорожка та неровная
  От Анюты и до райкома на.
  
  Не дай умереть дурой - почему Китай?
  
  За окном стояло утро седое, утро туманное. Встал и прыг-скок на пустую кухню, закусил бутербродом с кофе, постучал Валерке, велик с гвоздя и на Пионер, тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться. Чтобы пузо не росло.
  В ожидании красивых девчонок собрались все мушкетеры, начали без них, задерживались они где-то. Я предельно упростил программу и сделал что-то вроде short course for beginners - ну ловим птичку, катаем мячик, толкаем стенку, обнимаем мир, пропитываясь энергией вселенной и тд. Где-то посередине прикатили девочки, только Аня с Верой, Инна видимо не смогла или не захотела, не стал уж уточнять. Сказал им встать в ряды тренируемых.
  Продолжили, но дело как-то сразу застопорилось - неожиданная проблема возникла в том, что девоньки надели самые обтягивающие трико и майки, какие нашли, и их увлекательные выпуклости и впадины заняли парней гораздо больше, чем абстрактные упражнения, к тому же штаны в районе ширинки у них у всех явно оттопырились.
  Ну чего, сказал 'break' и переставил девочек задний ряд.
  - А почему нас назад? - возмутилась Вера.
  - Видите ли, дамы, - тихо начал я, - ваши откровенные одежды вызывают у ребят... хм... срабатывание некоторых внутренних... хм... механизмов, в результате чего им становится уже не до занятий. А тут они вас хоть видеть не будут. И на следующую тренировку, если соберетесь, наденьте что-нибудь просторное, компрене ву, мадемуазель?
  - Ну ясен пень компрене, - захихикали девочки, при этом Вера очень заинтересованно посмотрела на меня. Больше вопросов не последовало.
  С горем пополам закончили тренироваться, потом сели посидеть на скамеечке и тут Валерик сразил меня неожиданным вопросом:
  - Сорока, а чего ты так зациклился на Китае? Все же боевые искусства сейчас из Японии идут, каратэ там, дзюдо, джиу-джитсу. А в Китае щас Мао, хунвэйбины и дацзыбао еще, а больше ничего хорошего, да и враги они нам. Расскажи, почему Китай, не дай помереть дурой?
  Я конкретно задумался, что ж ему такого ответить-то? - Ээээ... - начал я осторожно, - видишь ли, Валерик, в чем дело... Китай древняя и великая страна, а китайцы древний и умный народ, у них там было государство, регулярная армия, порох и бумага, когда наши предки-славяне еще по лесам коренья собирали первобытно-общинным способом. Да, сейчас у них тяжелый период в жизни, Мао-Шмао там разные, хунвейбины-шхунвейбины, но в истории им и потяжелее приходилось, а в конечном итоге все устраивалось наилучшим образом. Так что Китай еще себя покажет, он еще первой державой мира станет, дайте срок. А Япония... ну что Япония, да, страна мощная, электронику хорошую клепают, автомобили замечательные, но у них сейчас пик развития, дальше дорога только вниз, а у Китая все наоборот... А японские боевые искусства, они же все родом из Китая. Вот это тайцзи взять - в Китае им миллионы занимаются, оно в программу школ входит, вот представьте себе площадь Тяньаньмынь в Пекине, а на ней сто тыщ китайцев синхронно выполняют движения... всех продвинутых мастеров этих боевых искусств кстати Мао выгнал из страны, они или в Гонконг уехали или на Тайвань. Слышали про такого артиста Брюса Ли? Не? Кулак ярости, Путь дракона, Игра смерти? Не? Ладно, услышите еще.
  Народ помолчал, переваривая, что я им наболтал, потом пошли смотреть обещанный клуб. Девчонки поахали и поохали, и тут же пристроились играть в бильярд. Играть они конечно не умели, но изгибались и показывали товар лицом очень даже умело... даже меня проняло. Вера при этом как-то невзначай стала оказывать мне знаки внимания.
  Вера - натуральная блондинка, с хорошей фигурой, правильными чертами лица и выдающимся бюстом, смешливая, с родинкой возле уголка губ, родители у нее кстати с Украины, не из западенской, из Луганска, как он там сейчас называется... Ворошиловград что ли. И все бы хорошо, но каждого этих позитивных качеств у нее было слишком, перебор, одним словом примерно как 22 в очко ... так что она мне не катила от слова 'никак', то ли дело Анюта, это идеальные 21 балл. А вот с Анютой у меня контакт как раз и не спешил налаживаться, она больше с Вовчиком болтала... ну ладно, еще не вечер на дворе, а раннее утро, там видно будет.
  - Короче такое дело, пацаны... а также девчонки, мы в этом клубе организуем музыкальную группу, под стиль 'дворовая песня', там нужно будет 3-4 музыканта... клавишник, гитарист, ударник... ну может еще баянист опционально... плюс некоторые песни будут женскими, так что нужна еще особа женского пола, умеющая петь... и двигаться, хотя это вот не очень обязательно. Кто может предложить свои услуги?
  Услуги предложили сразу и все. Когда гвалт немного стих, я сказал, что ладно, напишите пока на бумажке, кто что умеет, а там разберемся. И инструменты еще где-то достать надо будет. Насчет инструментов предложений сразу стало в разы меньше, Валера только про свой баян сказал, да Вовчик высказал уверенность, что он при случае сыграет на пианино, которое на сцене стояло.
  - Хорошо, отложим вопрос до завтрашнего утра, которое как известно вечера мудренее, и поехали наконец на Земснаряд.
  Но девчонки купаться не захотели, холодно мол и вообще в сентябре не купаются. Тогда я позвал желающих в кино:
   - Видел вчера афишу на Кирова, в нашем Мире показывают фильмы с Московского кинофестиваля, там в основном лабуда какая-то из соцстран, но есть, говорят, крутая американская вещь под названием 'Бегство Логана', с Майклом Йорком и Питером Устиновым, в 3 часа, пошли?
   - Ну Питера Устинова я допустим знаю, он Пуаро играл, а кто такой Йорк? - спросила Вера.
   - Ну ё-моё - Ромео и Джульетта, Кабаре, Убийство в Восточном экспрессе.
   - А, вспомнила... только я слышала, что там давно все билеты проданы, один же день только показывают, так что поздняк метаться, - грустно сказала Вера.
   - Ничего, прорвемся как-нибудь, - не очень уверенно ответил я.
   Валера с Андреем идти в кино отказались, девчонки же с Вовчиком решили рискнуть.
   - Ну значит в полтретьего возле Мира, ага?
  Проводил девочек, помахал рукой, потом решил озадачить народ наполнением так сказать бюджета нашей организации:
  - Такое дело, ребята, надо где-то деньги добывать, жить-то хочется, даже больше того - хорошо жить хочется, приодеться вон надо, аппаратуру для группы прикупить, девчонок в кафе сводить, а у родителей тянуть копейки это же не наш метод, правильно?
  Ребята вразнобой согласились, что копейки тянуть это не метод и ни в какие ворота не лезет, даже в футбольные.
  - Давайте мозговой штурм устроим на эту тему, как денег раздобыть... не сейчас, подумайте на досуге, а вечером например или завтра соберемся и обсудим поконкретнее...
  И мы разошлись кто куда, я еще посмотрел, что там на доске объявлений написали - а написали там традиционно слово из трех букв и жалобу хозяев квартиры на 5 этаже в 3 подъезде, у них с балкона течет вода на нижний балкон и портит овощи в ящике. Надо что-то с этими дрязгами радикальное сделать... а, подумаю об этом завтра.
  До полтретьего была еще куча времени, вытащил опять велик и поехал прокатиться до так называемого 'Круглого' озера, оно было в районе станции Петряевка, красивое, чистое, с песочным дном и соснами на берегах. Белочка спустилась с дерева, посмотрела на меня внимательно, увидела, что ловить тут нечего и забралась обратно. Дятел неутомимо долбит где-то на верхотуре. Товарняк вдалеке постукивает на стыках, приближаясь к станции Горький-сортировочный. И воздух такой густой, что ножом можно резать и раскладывать на тарелки... хорошо, товарищи...
  Час вдоль железки от Счастливой туда, полчаса на купание, час обратно... да, пока рулил мимо Петряевки, неожиданно всплыло из глубин памяти вот такое:
  
   небылица#7. Химическая авария
  Январь 1966-го. Ночь. На Автозаводской станции водоканала рванула емкость с хлором и облако этого хлора пошло на город. МЧС... хотя его тогда еще не было, не помню как называлась эта служба, но объявила она значит экстренную эвакуацию по направлению движения облака - Веденяпина-Октября-Кирова-Комсомольская. Наш дом тоже попал в список. Помню не очень отчетливо, совсем мелкий был, но и не забыл, как меня несут закутанного в одеяло, кругом зеленые машины и военные, жильцы орут и плачут, военные тоже орут и матерятся, в кузова грузовиков чуть ли не закидывали людей, ад короче адский. Отвезли нас куда-то в сторону Петряевки, и сидели мы там всю ночь в палатках, закутанные одеялами, греясь переносными примусами, а утром всех вернули назад. Для тех, кто думает, что эту историю автор из пальца высосал, прошу пройти по ссылке
  https://medlec.org/lek4-32130.html
  

  
  Приехал, переоделся, съел обед из щей и макаронов по-флотски и вот я готов идти на свиданку, да. Свистнул Вовчика и вот мы уже оба двое рассекаем просторы Соцгорода-1... нет, просто Соцгорода, второй начнут строить лет через 8.
  Кинотеатр Мир, он же киноконцертный зал Мир построен в конце 30-х годов, стиль арт-деко, серая такая громада на краю Автозаводского парка. Меня лично с раннего детства угнетали скульптуры рабочих, колхозниц и летчиков, установленные по периметру - смотрели они вниз излишне сурово, да и вообще мне всегда казалось, что они вот-вот спрыгнут с фронтона и спросят с меня, бедного, а ну давай рассказывай, как строишь социализм. А так-то кинотеатр хороший, просторный, и в нем даже есть балкон.
  А мы кажется приплыли... очередь в кассу увидели еще от кафе Буратино - она змеилась довольно хитрыми изгибами и впадала в распахнутые двери кассового зала.
  - Чо делать будем? - посмотрел на меня Вовчик исподлобья, - облажаемся ведь, как есть облажаемся перед девками... не хотелось бы начинать знакомство с этого.
  - Стой здесь, а я пойду разведаю обстановку на месте, - скомандовал я, - попытка не пытка.
  Пошел к кассовому залу, с трудом передвигая налившиеся чугуном ноги... внутри стоял достаточно громкий шум-гам, ругались казалось все со всеми, над всеми кассами висели таблички 'Все билеты проданы'. Собрал разбегающиеся мысли в одну корзинку и решил зайти к директору кинотеатра, вдруг чего да выгорит...
  Сделал морду ящиком, билетеру на входе строго сказал 'К директору', та не нашлась что ответить и махнула рукой, я деловито протиснулся в фойе. Так, директорский кабинет похоже здесь, слева, стучу, открываю - внутри сидит дама в годах, рядом стоит мужчина в плаще и на повышенных тонах что-то объясняет даме. Я прислушался - речь шла про предварительный заказ по телефону, мол он заказывал, а билетов не дают. Выпроводила наконец этого мужика директорша, строго взглянула на меня и спросила:
  - Фамилия?
  - Сороколет (и мысленно добавил 'ваше благородие').
  Дама склонилась над журналом, потом подняла голову и сказала:
  - Нет здесь никаких Сороколетов.
  - Не может быть, - довольно натурально возмутился я, - вчера заказывали 4 билета. Можно я сам журнал посмотрю?
  - Смотри, мне-то что... - и повернула его ко мне.
  Поводил с минутку пальцем по строчкам, шевеля губами и имитируя глубокую работу мозга.
  - Действительно нет, это безобразие! Я буду жаловаться! - громко объявил я.
  - Жалуйся куда хочешь, имеешь право, - меланхолично сказала дама, закрывая журнал.
  - И все равно я этого так не оставлю, - на автомате пробуровил я на выходе из кабинета, все, что нужно, я уже увидел.
  Вышел обратно в кассовый зал, там в уголке уже стоял Вовка с подошедшими девчонками, махнул им рукой.
  - Значит так, друзья, даю установку - сегодня мы все семья Абрамовых, медленно перемещаемся к той вон кассе, не привлекая лишнего внимания, если из кассы попросят подтвердить, что вы Абрамовы, подтверждайте, ясно?
  Народ несколько ошарашенно покивал, и мы пошли к кассе предварительной продажи, которая была закрыта задвижкой. Я постучал, задвижку сразу убрали.
  - Здрасьте, у нас тут должен быть заказ на Абрамовых, 4 билета, - бойко сказал я внутрь.
  Там немного помолчали, видимо сверяя что-то с чем-то, потом ответили:
  - Да, есть такой заказ, а вы точно Абрамовы?
  - А то как же, - так же без запинки отвечал я, - сами смотрите, все четверо в наличии, - и я ткнул пальцем по направлению к остальным.
  Из кассы молча посмотрели на нас и сказали: - С вас рупь восемьдесят.
  Я, просунул внутрь деньги и, вконец обнаглев, добавил: - И если можно, на балкон.
  В кассе хмыкнули и выкинули на прилавок билеты.
  - А теперь быстро ко входу, - шепотом сказал я, - пока настоящие Абрамовы не пришли.
  Просочились внутрь, отошли подальше, и тут Верунчик потребовала объяснений:
  - Это что такое сейчас было, Сереж?
  - Все очень просто, друзья, - пойдемте мороженое закажем, там все и объясню.
  В Мире было аж два буфета, по одному на этаже, мы поднялись в верхний, там почему-то всегда свободнее было. Взяли по три шарика пломбира с вишневым сиропом (вкусно, аж жуть), тут я и рассказал им чистую правду.
  - К директору я пошел с надеждой чисто на шару пролететь, вдруг разжалобится, но там у нее был мужик и они ругались, и пока я стоял в сторонке, понял, что в системе нашего кинопроката есть такая опция 'предварительный заказ билетов' по телефону. То есть мужик билеты заказал, а его в списке не было. Ну и когда очередь до меня дошла, повторил то же самое, а когда меня тоже в списке не оказалось, попросил посмотреть журнал и там увидел нужную строчку с 4 билетами. Дальнейшее наверно понятно...
  - Ну ты орел, - восхищенно сказала Вера.
  - Ага, орлуша, - согласился я, - однако пойдемте в зал, второй звонок уже дали.
  - А вы к нам приставать во время фильма будете? - поинтересовалась опять же Вера, притворно надув губы.
  Посмотрел на Вову, ответил за обоих:
  - Ясен пень будем, но очень умеренно, - и я показал вчерашним анютиным жестом насколько умеренно мы будем приставать, - такие красивые девушки, как вы, уважать себя перестанут, если к ним не поприставать...
  
  Все антиутопии одинаковы по-своему
  
   Уселись в рядок на балконе, меня посередине между девочками посадили, а Вовку слева от Веры. Я честно говоря до последнего момента опасался, что сейчас вдруг из прохода выпрыгнут страшные Абрамовы и с криками 'Держи гадов!' начнут вытаскивать нас из кресел за волосы. Но нет, обошлось. Журнала почему-то не было, наверно потому что фильм очень длинный, два с лишним часа, началось сразу с заставки Метро-Голдвин-Майер с рыкающим львом.
   Если кому-то лень залезть в Википедию, то краткое содержание у этого бегающего Логана такое: 23 век, после ядерной катастрофы люди живут в закрытом куполом городе, а поскольку ресурсов очень ограниченное количество, то всех достигших 30 лет убивают лазером, обставляя это хитрым образом - вы мол взойдете на огненную колесницу, а потом возродитесь, может быть. Но под куполом не все такие тупые, как могло бы подуматься, поэтому некоторые подаются в бега, не дожидаясь колесницы, таких отлавливает спецкоманда песочных людей, где и служит герой Йорка. И вот ему неожиданно от компьютера, который управляет всей жизнью под куполом, поступает команда втереться в доверие к беглецам (у которых что-то типа подпольной организации) и выяснить, куда они там убегают. Йорк втирается и вместе с подругой (Дженни Эгаттер, прочно забытая ныне) убегает из-под купола. Потом идет путешествие по закупольному миру, любовь с подругой, разрушенный Вашингтон, где он и встречает героя Устинова, а тот ведает ему страшную правду - мол мир давно очистился, а вас там под куполом дурят компьютеры. Йорк возвращается под купол, устраивает революцию, в финале все настолько счастливые, что дальше не бывает, смотрят на закат. Все. Декорации картонные, компьютерная графика смешная, мораль убогая. Разве что на красивых манекенщиц посмотреть, их там немеряно собрали в массовку, да на сиськи Эгаттер, мелькающие пару раз.
   Я в общем все понял через 15 минут после начала, потом откровенно скучал, после 1984, Бразилии и Эквилибриума все это выглядело смешно. Попытался естественно поприставать к Анюте, но она никак не реагировала, как кукла пластмассовая сидела... а какой смысл лапать пластмассовую куклу? Да никакого. Один только раз она отмерла и спросила у меня, что это за штука на шее у подруги героя, а ответил что анх, египетский крест. Зато с другой стороны ряда приставали ко мне - Вера разошлась не на шутку, только что в ширинку ко мне не залезла... такие дела.
   Зажегся свет, народ потянулся к выходам, оживленно обсуждая увиденное ну еще бы, в СССР антиутопий до этого кажется не показывали... официальная же пропаганда твердо стояла на том, что ядерных катастроф на нашем веку не будет, потому что потому. А значит описывать жизнь после таких катастроф смысла не имеет, а тут вон оно чо...
   Ну обсудили фильм и мы естественно. Вере все понравилось, особенно красивые американские девчонки и парни, Вове запомнились технические детали будущего, ну там компьютерные примочки, поезда на магнитной подушке, робот этот смешной из Святилища, а Анюта только и сказала про коптский крест, что мол ну очень красивый, мне бы такой. Про крест ответил, что ладно, попробую что-нибудь придумать для дорогой Анюточки, а вот про красивых девчонок неожиданно для самого себя выдал целую программную речь:
   - Их наверно по всей Калифорнии собирали. Почему? Да мало там красивых женщин. Самые красивые и в самых больших количествах все в России собраны... ну еще на Украине конечно. А вы не знали что ли? Странно, это общеизвестный факт... иностранцы, когда к нам приезжают, почти все кипятком писают от толп красавиц на улицах - у них они все в кино да на телевидении собраны, а среднестатистически там крокодил на крокодиле. И я даже могу сказать, точнее предположить, почему это так случилось, если интересно. Интересно? Ну слушайте - значит пункт 1, Россия находится на перекрестке разных рас и народностей, сами смотрите, с запада европейские народы, с севера финно-угры, с востока тюрки и азиаты, ну и на юге лица кавказских национальностей, гены здорово перемешаны в крутой такой коктейль, а как хорошо известно, самые здоровые и красивые дети рождаются в семьях с максимально разными генами. Ну и пункт 2, называется 'охота на ведьм', было это в 15-17 веках во всей почти католической Европе, ну и немного в Америке, про Салемские процессы слышали? Не? Ну неважно - короче всех... ну не всех, но почти всех красивых женщин там обвиняли в колдовстве и после пыток сжигали на костре. 200 лет изводили короче на корню генетических красавиц, выживали только крокодилы, ну вот и получили то, что получили. Избежали этого варварства только Северная Европа, шведы там, норвежцы, датчане разные и православные страны, в них не были так озабочены вопросами колдовства и ведьмачества, другие проблемы были.
   Народ помолчал, усваивая услышанное, потом Вера осторожно сказала:
   - А мне все-таки эта актриса понравилась, ну которая подруга главного...
   - Ну да, - согласился я, - она старалась конечно... но сиськи у нее например гораздо хуже, чем у тебя... и у Анюты. Так что вы бы обе не слабее сыграли бы.
   Вера аж запунцовела вся, а Анюта... Анюта опять никак не реагировала... ПМС что ли у нее начался или дома не все ладно? Зачем тогда соглашалась в кино идти, сидела бы дома и решала свои проблемы...
   Дошли потихоньку до Лескова, тут Вере надо было налево, Вовчик пошел ее провожать, а Ане направо, так что мы вдвоем остались.
   - Аня, у тебя все в порядке? Чо ты молчишь-то всю дорогу? Может помочь чем надо?
   И тут она меня удивила, кинулась с разбега мне на шею, и сказала в рыданиях:
   - Ты не обращай внимания, Сереженька, у меня это бывает, спасибо тебе за все и не бросай меня пожалуйста.
   Потом поцеловала в обе щеки и убежала в подъезд. Мдааа... Анюта похоже решила включить Настасью Филипповну, сначала к сердцу прижмет, потом к черту пошлет, потом наоборот... ну и хорошо, так даже веселее... только учти, дорогая, что Филипповна очень плохо кончила...
   Подождал Вовчика, у него по всей видимости с Верой все гораздо интереснее складывается, пошли через парк домой. Мимо летнего кинотеатра Родина... попалась мне когда-то на глаза заметка про этот кинотеатр и вообще про парк, так вот, устроили все это, друзья мои, весной 1944 года - вот прикиньте ситуацию, немец в Пскове, под Смоленском и в Севастополе сидит, когда и чем война закончится, совершенно еще не ясно, а они здесь значит строят кинотеатры и сажают деревья в парках... нет, все-таки такой народ победить нельзя, что ни говорите...
   Во дворе мне сначала Марина повстречалась, та которая мать Вовчика, сильно благодарила за избавление от бывшего мужа и приглашала заходить на чай. Сказал, что да, обязательно, как с делами разберусь. А потом Андрюха с доминошной скамейки огорошил тем, что тебе, Сорока, из райкома звонили и просили срочно зайти. К Станислав Игоревичу. Вот прям сегодня. Вот прям очень срочно.
  
  Станислав Игоревич выходит из тени
  
  Поплелся в райком, чо... такие вызовы игнорировать себе дороже выйдет. В холле уже знакомая строгая дежурная с том же строго-сером костюме сначала спросила у меня фамилию, потом документы, потом пропустила без документов, укоризненно кивая при этом головой. Поднялся на второй этаж, постучал в известную мне дверь Игоревича, вошел.
  - Вызывали, Станислав Игоревич? - бодро спросил с порога.
  - Вызывать я тебя буду, когда под моим началом работать начнешь (а что, такой вариант рассматривается? - с ужасом подумал я), а пока просто приглашал на беседу. Садись, в ногах правды нет. Что так долго шел-то, рабочий день уже почти закончился.
  - Так в кино ходил, у меня ж каникулы.
  - С девками поди, уж не с Анютой ли своей?
  - Так точно, с ней.
  - Ай молодец, наш пострел везде успел.
  Далее Игоревич помолчал, глядя в окно на стаю ворон, и наконец начал, медленно и четко:
  - Значится так, Сорокалет, мы тут обсудили твой вопрос и возникло мнение, что есть смысл дать вам поработать, например месяц... а там по результатам будем дальше решать. Так что слушай и запоминай... или записывай, вон ручка и бумага.
  - Спасибо, я лучше послушаю, у меня память очень хорошая, - отозвался я.
  - Ну слушай. Значит пункт А - название ваше хоть и дурацкое, но оставляем, а то еще хуже чего придумаете. Пункт Б - завтра с утра идете все четверо в ЖЭК на Ильича и там вас оформляют на полставки каждого, работать будете только в своем доме... ну если очень попросят, то в соседних. Пункт В - там же в ЖЭКе оформите передаточную ведомость по клубу и бомбоубежищам, ты за старшего у нас, стало быть на тебя все это добро и повесят. Согласен?
  - Куда ж я денусь, - не очень уверенно отвечал я.
  - Хорошо. Пункт Г - там же в ЖЭКе получите под роспись инструменты для вашего ансамбля, они все равно без дела второй год пылятся. Доволен?
  - Да у меня ваще нет слов, одни междометия!
  - Хорошо. Ну и последний пункт - если в клубе или в бомбоубежищах будет замечены пьянки-гулянки или другие какие беспорядки, все договоренности тут же отменяются и...
  - ...карета превращается обратно в тыкву, - закончил я за Игоревича.
  - Правильно все понимаешь, молодец. Вот как-то так, если вкратце... да, дальнейшие контакты будешь поддерживать, если что, с райисполкомом, Белов Семен Иванович там есть такой, райкому тут больше делать нечего. Запиши... ах, ну да, запомни телефон.
  И он продиктовал номер. Тут меня черт дернул за ногу:
  - Станислав Игоревич, а чего это вдруг такая щедрость? Ну ЖЭК-ВЖЭК, ведомость-полставки, это еще понятно, но инструменты это явно неожиданная щедрость сверху... вот вы тут недавно про мой альтруизм говорили, и я все объяснил... теперь ваша очередь - расскажите, в чем тут дело, чтоб я в курсе был, - сказал я и сжался, допрыгаешься ты сейчас, Сергуня, отберут все взад и еще по мордасам выпишут...
  Но нет, не выписали. Игоревич как-то поморгал по-простецки и сказал:
  - У меня рабочий день закончился, пошли, проводишь меня до дому, если у тебя других дел нет, а я по дороге попытаюсь объяснить...
  - До пятницы, Станислав Игоревич, а точнее до понедельника я совершенно свободен, - бодро отвечал я (пронеслась конечно у меня в голове ослепительная мысль, что Игоревич возможно педофил или того хуже, маньяк какой, и сейчас вот он затащит меня в лесополосу и станет расчленять на органы, но я ее быстро отогнал, уж если райкому не верить, то кому тогда?).
  Вышли из здания райкома и подались к Автозаводскому парку, похоже Игоревич жил примерно там же, где и Анюта.
  - Понимаешь, Сергуня, я дело на тебя затребовал из политеха... - как-то неуверенно начал он.
  - Ну и чего там такого интересного, в моем деле? - подбодрил его я.
  - А интересного там то, что оказывается медаль тебе полагается...
  И он опять надолго задумался... тут слева по борту нарисовалось парковое озеро. С водой! И с каруселью из лодочек, на которой катались детишки!! Я уж и забыл, когда оно водой наполнялось - в последние 30 лет грязная яма тут была.
  - Ну чего встал? - спросил Игоревич.
  - Да вот озеро красивое... детишки... уточки.
  - Озеро как озеро, пошли дальше, - ответил он и снова замолк.
  Видя филологический ступор Игоревича, я снова решил ему помочь:
  - Может по пивку, а? Вон ларек и очереди почти нет... глядишь легче разговор наладится...
  Игоревич внимательно посмотрел сначала на меня, потом на ларек и коротко сказал: - Ага.
  Взяли по кружке, встали к столику, Игоревич отхлебнул, по-прежнему молча. Тогда продолжил я:
  - Что хоть там в этих делах написано-то? Как в фильме про Штирлица - беспощаден к врагам, характер нордический, чемпион по теннису, да? - неуверенно спросил я.
  - Не, про характер там ничего нет... просто дело в том, что ты Сергуня, очень похож на моего сына...
  - Вообще-то каждый человек на кого-то похож, а дальше-то что?
  - А дальше, Сережа, то, что сын утонул 7 лет назад и мать вместе с ним, и я не успел и с тех пор так бобылем и живу, а ты недавно успел и скоро медаль за это получишь...
  - Стоп, - быстро сказал я, - Игоревич, нажми на паузу, я сейчас, - и быстро подошел к соседнему столику.
  - Мужики, продайте пузырь водяры, две цены даю, очень надо.
  У мужиков ничего не было, за вторым столом мне тоже ничем не помогли, а вот третий вошел в положение и выдал бутылку Русской в обмен на 7 рублей. Быстро вернулся к Игоревичу, на ходу снимая козырек с бутылки.
  - Выпей лекарство, Игоревич, должно полегчать, - и я налил ему сразу 100 грамм в освободившуюся кружку.
  Игоревич покрутил головой, потом сказал:
  - Себе плесни, что я один буду, как алкаш последний.
  Плеснул и себе на дно.
  - Ничего, что я тут перед пацаном разоткровенничался? - спросил вдруг он.
  - Нормально, Игоревич, в Америке вон каждый второй бегает к психотерапевту душу излить, а у нас здесь всех этих психотерапевтов разговор под водку заменяет.
  - Короче, я ответил на твой вопрос про альтруизм?
  - Вполне... - и тут у меня неожиданно в мозгу возник хитрый план... покрутил его в разные стороны... вроде не самый плохой план, а, была-не была...
  - Слушай, Игоревич, а давай я тебя с матерью познакомлю, а?
  Игоревич чуть не подавился.
  Ну если вкратце, то не убедил я Игоревича в необходимости этого знакомства, он долго отнекивался, говорил, что так эти дела не делаются и в итоге все-таки пообещал подумать, и на этом спасибо. А так-то все элементы в паззле на свои бы места складывались - он бы получил жену и копию своего сына, мать любящего мужа, а я отца, о котором мечтал все последние 14 лет... но ничего, вода камень точит.
  Довел я Игоревича до подъезда, ибо после 400 грамм водки (100 мне досталось) твердо ходить могут не все, а на прощание он мне напомнил еще раз завтрашнюю программу действий из 4 пунктов. Вернулся домой уже поздно вечером, поел, потом нашел чистую нотную тетрадь и до 11 часов сидел и, высунув от усердия язык, записывал нотацию песен, подходящих по профилю нашей будущей группе... чтоб максимально дворовые... и желательно, чтоб баян участвовал... вспомнил 4 штуки. Завтра привезем инструменты, подключим и проведем хотя бы начальный так сказать кастинг.
  
  Те же и Красная Шапочка
  
  На стадион пришли все вчерашние участники плюс давно обещанная Инна.
  - Салют, Инка, - весело поприветствовал ее я, - давно не виделись, как дела?
  - Дела идут, контора пишет, - не менее жизнерадостно ответила она, - пришла вот посмотреть, чем вы тут занимаетесь.
  Инна татарка... ну или башкирка, откуда-то оттуда короче, из Заволжья. У нас вообще-то много татар в городе живет, только в нашем классе еще двое были, кроме Инны. На кого похожа? Ну если видели оперную диву Аиду Гарифуллину, то стало быть и об Инне имеете представление.
  Чуть раскосые глаза, черные как смоль волосы, ноги умопомрачительной длины, линия талии и бедер, на которые хочется молиться - все это Инна, да. Но был у нее один маленький, но довольно-таки большой недостаток, болтливость. Если она открывала рот, остановить ее было очень сложно. Так что если бы Инна комплектовалась пультом с кнопкой Mute, цены бы ей не было, а без такого пульта ее цена увы, существенно дисконтировалась... И с ухажерами, как ни странно при такой неземной красоте, у нее всегда были проблемы - почему-то все ребята считали, что у нее уже кто-то есть, причем этот кто-то очень здоровый и могучий, и ловить тут нечего, выбирали девчонок попроще, да и неостановимый ее словесный поток далеко не всем удавалось пережить. Так что оставалась Инна постоянно при своем бубновом интересе...
  Девчонки сдержали слово, надели свободные одежды, так что тренировка на сей раз протекла спокойно и сонно, неожиданности начались сразу после.
  - Сорока, - вдруг подал голос молчаливый Андрей, - все эти плавные движения это конечно хорошо, но не очень понятно, что оно нам даст в конце концов? Лично я не готов целый год водить руками туда-сюда не пойми зачем...
  Ну ладно, значит пришла пора показать что-нибудь более продвинутое, подумал я, а вслух сказал:
  - Значит ты хочешь увидеть продукт так сказать более высокой стадии переработки, чем сегодняшнее сырье, да?
  - Да, - согласился Андрей.
  - Ну пойдем, покажу, - и мысленно перекрестился на всякий случай, мало ли что.
  - Ну давай, бей меня куда хочешь, - сказал я, вставая в стойку.
  Андрюха медленно размахнулся.
  - Сильнее давай, в полную силу.
  - Ну держи в полную, - ответил он и выбросил кулак мне в район правого глаза.
  Встретил его руками в крест, потянул на себя и в сторону, Андрюха завалился на левый бок. На скамейке зааплодировали
  - Еще есть желающие? - спросил я.
  Вышел Валерик. Бил он несильно, я сразу уклонился, он сразу сделал движение назад, ну я помог, так что он уселся на задницу.
  - Еще кто-то?
  - Я, - подняла руку Инна и вышла на полянку пританцовывающей походкой.
  Это уже интересно, подумал я. И точно, интересного было хоть отбавляй, она взяла и зарядила мне круговой мах правой ногой в голову. Ни хрена себе, подумал я, еле-еле уклонясь, а если б попала? И тут же получил прямой правой в район печени, ну это уже было попроще, заплел ее руку, вывернул вверх, уронил Инку на траву, но сам при этом поскользнулся, кретин, и упал сверху. Не сказал бы, что лежать на Инне было неприятно... но встал сразу же, а то народ разное подумать сможет, дал руку ей, помог встать.
  - Каратэ занималась?
  - А что, нельзя? - ответила она вопросом на вопрос.
  - Почему, можно конечно, только не пойму, нахрен тебе мои тренировки, ты сама кого хочешь натренируешь...
  - Не помешает, - ответила она.
  Мы вернулись к остальным, глаза у них всех, как я заметил, были совершенно квадратные.
  - Ну как, конечный продукт тренировок стал понятнее? - спросил я.
  Все закивали головами.
  - Ладно, а теперь девочки идут в клуб, я там чайник электрический принес, чай, конфетки, можете пока закусить, а мы едем в ЖЭК оформляться на работу и забирать инструменты для ансамбля. Как привезем и подключим, устроим кастинг.
  - А что такое кастинг? - спросила Анюта (ну слава богу, ожила моя царевна Несмеяна).
  - Подбор актеров на роль, ну или на место участника какого-нибудь творческого коллектива, от английского слова cast - отбрасывать, выбрасывать.
  - А что за инструменты?
  - Потом объясню, а сейчас балахра, ибн харам!
  - Это на каком языке? - спросил Валера.
  - На арабском, означает 'шевелитесь, сукины дети'.
  - А еще что-нибудь по-арабски знаешь?
  - А то как же, Буратино например по-арабски будет Эль-Саксаули.
  А я тем временем быстро вывел свою копейку из гаража, споткнувшись очередной раз о тяжеленный посылочный ящик (надо будет спросить наконец дядю Федю, что там у него за железки лежат, может полезное что-то), подхватил мушкетеров и мы скоренько доехали до ЖЭКа на Ильича. Вопросов там никаких не возникло, еще бы они возникли после ЦУ райкома, но оформление разных бумажек заняло порядка часа, меня и Вовчика взяли половинками электрика, а остальных двух зачли как две половины сантехника, по 60 рублей в месяц каждому, немного конечно, но не помещает. Валера правда попытался качать права, почему мол его сантехником, да он мол в дерьме копаться не будет - я его успокоил примерами из западных фильмов, где мол сантехники главные герои-любовники и вообще идеал западных домохозяек. Валера спросил, где это я такие фильмы видел, отговорился, что на закрытом просмотре в Тамбове. А если не умеете краны чинить, добавил я, так я за полдня научу, нехитрое это дело, прокладки менять.
  Дальше вытаскивали из кладовки инструменты, две гитары (одна, я так понял, ритм, а вторая бас), Ионику, усилитель с проводами, две колонки, не сильно мощные, но уж какие есть, и ударную значит установку. В копейку все это не влезло, пришлось за два захода перевозить. Наконец все добро выгрузили в клуб, утерли пот со лбов и захотели хоть чего-нибудь перехватить, от завтрака много времени прошло. Я предложил посетить столовку в нашем доме - заодно и посмотрим, что там и как. Девчонки сказали, что у них денег нет, я ответил, что это ерунда, я все это затеял, я и платить буду за всех. По ходу дела ревизовал остатки денег в кармане, которые еще от председателя Пугачева, и прослезился, скоро все закончится... надо как-то решать финансовый вопрос.
  
  Где же взять мне деньги, милый мой дедочек?
  
  В столовке посреди рабочего дня было пусто - посадили девчонок за сдвоенный стол, сами взяли по котлете с картошкой, салат какой-то и по вазочке с мороженым, итого на семерых ушел червонец, свободных денежных средств у меня осталось хрен да маленько, тоска...
  Ну и чтобы не терять времени предложил провести срочный мозговой штурм по этому вопросу - где, как и сколько можно срубить деньжат? Желательно по-легкому. Девочкам сказал, что это их тоже касается, потому что большинство денег все равно на вас уйдет, так что давайте включайтесь по полной... вроде восприняли благосклонно. Из всего дальнейшего бурного и бестолкового обсуждения я выделил, как это ни странно, одну идею болтушки Инны - у нее есть оказывается родственник в системе Военторга, живет и работает он в закрытом городе Арзамас-16, и этот родственник имеет возможность достать достаточно дефицитные вещи, которые будут иметь немалый спрос на вторичном так сказать рынке, а если проще, то толкнуть их потом можно будет с маржой до 50, если не до 100%.
  - Это ж вроде называется спекуляция, - прокомментировал идею Вовчик, - и статья в УК на этот счет имеется...
  - Имеется, - подтвердил я, - 154-я, если не ошибаюсь, но там оговорочка есть, если не в крупных размерах, это порицание и штраф какой-то небольшой, так что не надо залезать в крупные размеры и не попадаться... а вообще-то у нас половина страны сейчас спекулирует, так что...
  - Крупные размеры это сколько? - сразу поинтересовалась Вера.
  - 10 тыщ по-моему...
  - Да, я не договорила, - сказала Инна, - у моего родственника условие такое есть, он товар партиями отдает, не меньше, чем на тыщу, а еще лучше на полторы.
  - Меньше крупных размеров, хоть это радует, - задумался я, - значит стартовый капитал нужен... ни у кого случайно нету тыщи в заначке?
  Все дружно затрясли головами.
  - Ладно, идея понятна, будем думать... и пойдемте наконец в клуб, проверим, кто из нас на что способен, ага?
  Наконец-то подключили аппаратуру, дело оказалось нехитрое и все сразу заработало, хотя я немного опасался на этот счет - год все-таки пылилось в кладовке.
  - Ну, друзья мои, тамбовцы... эээ, горьковчане, давайте колитесь, кто чего умеет.
  Андрюха опробовал ударную установку - выходило как-то криво, но ладно, срастется как-нибудь. А ритм-гитару взяла (бетховенские та-да-да-да) Инна и сходу выдала 'Дым над водой', и очень неплохо... чудны дела твои, господи.
  Вовчик сразу к Ионике припал, он же музыкалку закончил по классу фортепиано, а Ионика не сильно от него отличалась, сразу сыграл Чижик-пыжик, а потом Подмосковные вечера. Ну чего, неплохо. Я ему и ноты, накарябанные ночью, тут же подсунул - из всего обилия песенного творчества после 77 года я выбрал значит вот что:
  - 'За окошком месяц май' Гарика Сукачева, причем слово 'Москва' там волевым порядком заменил на 'Оку', нечего в городе Горьком про Москву петь (И ветры весело галдят над рекой, над Окой)
  - 'Сиреневый туман' Маркина, хотя это вроде бы и не совсем Маркин, а как бы и совсем народное
  - 'Я московский озорной гуляка' группы Альфа, слова сами понимаете кого, музыка Сарычева... хотя с этой песней у Альфы, как мне помнится, были некие проблемы... может заменим потом
  - ну и 'Все будет хорошо' Верки Сердючки, я же должен как-то оправдывать свои украинские корни, к тому же обещал же женскую песню, вот и получите, распишитесь.
  Песни вроде понравились, было много вопросов, неужели это все я придумал - отговорился тем, что все это народное... ну почти все, там где не народное, пришлось кое-чего додумать.
  - Давайте голоса теперь проверим, - сказал я.
  Вовчик выдал аккомпанемент 'Подмосковных вечеров', девочки по очереди пропели по куплету... голоса у всех были, лучше всего оказался у Веры, ну кто бы сомневался. Потом стали разучивать мои песни, больше всего вопросов вызвал есенинский Гуляка, мол стиль кабацкий, да слова уж слишком разухабистые... уломали меня убрать ее и что-то другое придумать... сходу предложил песню из мультика про Машу и медведя, там где Баюшки-баю... но там двигаться придется, песня танцевальная, так же впрочем как и во 'Все будет хорошо'. Оценку танцевальных возможностей нашей команды оставили на потом.
  Меня спросили, а твоя-то роль какая будет - сказал, что буду продюсером... уточнять что это, никто не стал, ну и хорошо.
  Потом провожал Анюту до дому, целовались возле озера с уточками и все было замечательно. Потом вернулся домой и зашел к дяде Федору, проверить бы надо, что там и как и не надо ли чего. Ничего ему не надо было, выслушал только дворовые новости, сказал, что я орел, у него один такой в роте был, жаль что убили. И тут я вспомнил, что хотел спросить:
  - Слушай, а чего это у тебя за посылочный ящик в гараже стоит? Тяжелый как бетонная плита, я об него спотыкаюсь постоянно.
  - А, это... там деньги, Сергуня...
  - Какие деньги, золото-серебро?
  - Не, железо-никель, дореформенные... как в 61 году денежную реформу объявили, так и сложил туда все это добро... желтенькие меняли один к одному, а беленькие нах никому не нужны стали.
  - Что ж ты раньше-то молчал, дядя Федор?
  - А ты раньше не спрашивал, Сергуня.
  И то верно, подумал я, не спрашивал.
  - Так я покопаюсь в этом ящичке, ладно? Вдруг чего полезное отыщется.
  - Да забирай его весь с концами, - ответил дядя Федя, отворачиваясь к стене, - все равно на них ничего не купишь.
  Содержимое ящика я перетащил в свою комнату за два приема, очень тяжело было, разложил монетки на постеленных на полу газетках и после этого остальной мир перестал для меня существовать на ближайшие 12 часов...
  
  Прикладная нумизматика
  
  И не надо на меня смотреть таким суровым осуждающим взглядом, да, я фанат нумизматики со стажем, лет 10 уже как, и не скрываю этого. Вы спросите, чего же ты там такого нашел в этих металлических кружочках, и я не смогу вам ответить на этот вопрос. Это не вербализируется... И я в курсе конечно, что любое коллекционирование является психическим расстройством, ну и что же с того? Алкоголь тоже ведь наркотик, но если его начать сравнивать с винтом или допустим крэком, то... И если уж копать на глубину полнопрофильного окопа, то жизнь в конце-то концов тоже можно считать психическим отклонением от смерти (и это я еще о любви не начинал говорить). Так что сойдемся, друзья мои, на том, что такой вид легкого психического расстройства много лучше и беспроблемнее для окружающих, чем маниакально-депрессивные психозы или обычная шиза... не говоря уже о том, что иногда это расстройство может приносить определенную прибыль... хотя если положить руку на сердце, то гораздо чаще от него одни убытки.
  Итак, продолжим про ящик - в большинстве своем там естественно одно барахло было, и по состоянию ниже чем Fine, за отдельными впрочем исключениями VF, но что-то из разряда анциркулейтед естественно и близко не лежало. Теперь по годам и номиналам - в основном были самые ходовые года с 52 по 57, стоящие три копейки в базарный день (таганский ценник у меня горел в мозгу неугасимым желтым огнем, примерно так же, как глаза мастера гробовых дел Безенчука при виде Кисы Воробьянинова), мелькнула монетка 42 года, но увы и ах, не 10 и не 15-копеечная, стоимостью в десятки тысяч (в ценах 2017 года разумеется), а всего лишь двугривенный, не стоивший почти ничего. Еще попались 10 коп 44 года за 4 тыщи, ну хоть что-то...
  Короче я просидел вот так посреди газеток всю ночь напролет, поставив настольную лампу на пол - мать спрашивала меня чего-то, я отмахивался, а потом ей надоело и она уснула, а я значит все ковырялся и ковырялся в этом железе... возникла мысль собрать коллекцию дореформенных монет, но я отогнал ее в сторону, делать мне больше нечего... и вот совсем близко к рассвету среди этой груды сверкнул бриллиант, и не один, а целых восемь бриллиантов, в 3-4 карата каждый. На самом дне ящика притаились, друзья мои, все монеты 1958 года выпуска... нет, не так - монеты были ПЯТЬДЕСЯТ-сука ВОСЬМОГО-на ГОДА-бля... вот теперь правильно. Ну не все, без медных конечно, которые дядя Федор на обмен пустил. Те, кто в курсе, могут постоять в почтительном молчании, сняв шляпы, остальным же объясню в двух словах.
  В начале 58 года Советское правительство приняло решение провести денежную реформу и для этих целей запустило чеканку монет нового дизайна и новых невиданных в СССР номиналов в 2, 3 и 5 рублей, да. Есть еще предположение, что такие большие номиналы предназначались для торговых автоматов, Никита Сергеич съездил в Америку и ему очень понравилось, что там все через автоматы продают, планировалось сделать такое и у нас. Но по несчастливому стечению обстоятельств реформу в 58 году отменили и перенесли ее на 3 года - видимо были более насущные проблемы, например ликвидация антипартийной группы товарищей (Молотов, Маленков, Каганович и бедняга Шепилов, сдуру примкнувший к ним), космическая программа, поддержка товарищей Фиделя Кастро и Патриса Лумумбы и др - а все начеканенные монеты пошли в переплавку. Все да не все, очень малая часть уцелела... настолько малая, что например 3-рублевых монет в 2017 году насчитывалось 15 что ли штук (и сейчас передо мной была одна из этих 15), а цена каждой в том же году была 270 тысяч. Полный же комплект-58 стоил около 1,5 миллиона, без медных монет, который мне достался в 77 году - что-то около 1,1 миллиона, в нынешних ценах значит 5,5 тысяч. Ну наверно стоит сделать скидку на то, что со временем цены на эти продукты только возрастают, и поделить 5,5 тыс на 2... но все равно больше 2 тысяч выходит, деньги очень неплохие, годовая зарплата среднестатистического жителя СССР.
  Оставалось только реализовать находку, перевести ее так сказать в твердые денежные единицы, имеющие хождение на территории СССР, экая малость. Вот этим мы и займемся с вашего позволения, спать-то в эту ночь мне наверно уже не придется... да и не заснул бы я, когда столько нулей перед глазами крутится.
  Постучал к Андрюхе, сказал, что сегодня тренировки не будет, позвони девочкам, пусть сразу в клуб приезжают, если захотят конечно, а меня нет до вечера. Почему? А форс-мажор случился. Что это такое? Ну такая стандартная строчка в контракте - обстоятельство непреодолимой силы, которое служит основанием для невыполнения своих обязательств. Что за непреодолимая сила? Ураган допустим, тайфун, наводнение, землетрясение, цунами, падение метеорита, революция, смена режима. Нет, у меня не революция, у меня цунами, я пошел, привет.
  Проехался еще на велосипеде до озера, чтобы охладить не в меру разгоряченные мозги - белочек и дятлов на сей раз не случилось, только товарняки, через один из них пришлось перелезать, дорогу загораживал, еле-еле протиснулся по тормозной площадке со своим велосипедом.
  Вернулся, закусил на скорую руку, завернул в тряпочку драгоценные монеты и в гараж. А оттуда прямиком продался на улицу Свердлова, где напротив ДК им.Свердлова и располагался скверик имени Свердлова, там у нас нумизматы всю жизнь собираются. Вот по этому поводу небольшое отступление...
  
  Три Змея Горыныча Нижегородчины
  
  Что наш город стоит на трех Китах, Алексей Максимыче, Валерий Палыче и Козьме... без отчества, я уже кажется говорил, это все как бы на свету располагается, а сейчас речь пойдет об оборотной, ну или темной стороне монеты. Итак встречайте - три Змея... гм... Горыныча, Яков Михалыч Свердлов, Лазарь Моисеич Каганович и Генрих Григорьевич Ягода. Прошу любить и жаловать.
  Яков Михалычу из этой тройки повезло больше всех, успел умереть вовремя (с его смертью в 19 году кстати до сих пор не все прозрачно - то ли он заболел испанкой, когда возвращался из Харькова в Москву, то ли его сильно побили революционные рабочие, а этот факт тщательно скрыли во избежание). Родился он здесь, работал в лавке отца-гравера на той самой улице Свердлова, там сейчас доска висит, а потом стал профессиональным революционером и съехал из города. Отец красного террора, инициатор разгона Учредительного собрания, дал старт процессу расказачивания, подписал приказ о расстреле царской семьи - вот далеко не полный перечень его достижений. Его именем названо множество населенных пунктов, улиц, учебных заведений и тд.
  Лазарь Моисеичу повезло меньше. Родился он не у нас, на Украине, у нас он был председателем губкома (аналог губернатора) в 18-19 годах, санкционировал начало продразверстки в губернии, был у истоков создания регулярных губернских структур ВЧК. Потом руководил Украиной, был ответственным за сталинскую реконструкцию Москвы, московское метро некоторое время носило его имя. В период большого террора подписал довольно много расстрельных списков. В войну руководил наркоматом путей сообщения и неплохо руководил - железные дороги всю войну отработали на совесть. В 50-х не сошелся во мнениях с Хрущевым, был обвинен в организации сталинского террора, его сделали практически главным ответственным за культ личности, ушел с позором в отставку. Умер в 97 лет в своей постели.
  Ну и Генрих Григорьевич наконец самый большой неудачник из этой троицы - он родился в Рыбинске, но семья переехала в Нижний, когда ему было 3 года. Дружил семьями со Свердловыми, тоже стал профессиональным революционером, после революции как-то сам собой прибился к репрессивным органам госбезопасности, один из главных создателей ГУЛАГа, инициатор строительства Беломорканала, в 36 году снят с должности наркомвнудела, в 38 был одним из главных обвиняемых на третьем московском процессе, где в числе прочего признался и в убийстве товарища Горького, осужден и расстрелян. Попал под замес короче.
  Вот такие товарищи тоже занимают не самое последнее место в пантеоне так сказать горьковско-нижегородской славы... вы скажете, что не надо ворошить прошлое? И я соглашусь - ворошить не надо, но и забывать не следует. Это как песня, из которой слово не выкинешь, размер сломается сразу... или автомобиль, из которого трудно убрать любую запчасть, не поедет... или поедет, но недалеко.
  А теперь к монетам... хотя нет, давайте перекинем какой-нибудь мостик от Ягоды и до монет... ну хотя бы такой...
  Хорошо было бы выпустить серию юбилейных монет с руководителями советских органов безопасности: Дзержинский - Петерс - Менжинский - Ягода - Абакумов - Серов - Шелепин - Семичастный - Андропов, что ни фамилия, то гигант мысли и титан действий. Пользовалась бы большим спросом, это я вам точно говорю. Да и часто меняющаяся аббревиатура наших органов тоже могла бы стать замечательной основой для еще одной монетной серии, вы только вслушайтесь только в эту музыку сфер: ВЧК - ОГПУ - НКВД - НКГБ - МГБ - КГБ - ФСК - ФСБ
  Ну а теперь точно про монеты...
  В скверике Свердлова напротив одноименного ДК кроме бюста героя имели место нумизматы в количестве 5 штук, стояли они в рядок, разложив свой товар на клееночках и газетках на парапете, отделяющем садик от трамвайной остановки. Я окинул их всех внимательным взглядом и выбрал крайнего слева, он был постарше, с бородкой и в очках и внушал как-то больше доверия, чем остальные, я сразу окрестил его Троцким, напоминал чем-то.
  - Здрасьте, - сказал я ему, - вот посмотрите, что я тут в гараже нашел, - и протянул полтинник.
  Троцкий сначала на меня посмотрел, потом на монету, потом взял ее, вытянул из нагрудного кармана лупу и принялся внимательно изучать.
  - Повезло тебе, мальчик (ну хорошо, что не малышом обозвал), монет редкая, могу дать тебе за нее 5 рублей.
  - Извините, - сказал я задушевным голосом, - что отнял у вас время, пойду к другим специалистам, которые немного более разбираются в теме, - и протянул руку за полтинником.
  - Подожди-подожди, - мгновенно испугался Троцкий, - так дела делаются.
  - Так давайте уже делать дела, как они делаются, - быстро ответил я, - и не делать их, как не надо.
  Троцкий еще более внимательно оглядел меня с ног до головы и спросил:
  - Сколько хочешь?
  - Две с половиной тыщи за комплект из 8 монет, меди, извините, нет, - и видя перекосившееся лицо товарища нумизмата, быстро добавил, - в виде бонуса дам еще гривенник 44 года, - и протянул ему оный гривенник.
  Троцкий внимательно изучил и его, потом сказал:
  - Мне надо посмотреть все монеты. Не здесь.
  - Так поехали, вон моя машина стоит, - махнул я рукой по направлению к Лыковой дамбе.
  Троцкий похоже сейчас просверлит меня насквозь своим взглядом, подумал я, ну давай же, рожай скорее, старая перечница... Перечница родила минуты через полторы:
  - Поехали, - и он стал собирать свое барахло.
  Ехать было недалеко, на Ковалиху. Там мы поднялись в его квартирку на 4 этаже панельной 9-этажки, он махнул рукой по направлению к креслу, чай-кофе не предложил, гад, а сам сел за письменный стол изучать сокровища. Результаты изучения он огласил через четверть часа, не меньше, я уж утомился рассматривать его книжную полку напротив.
  - Тыща, - сказал он, - и деньги часа через два.
  Торговались долго, отчаянно и бестолково, сошлись в конце концов на 1900.
  - Ну вы же понимаете, такой шанс один раз в жизни выпадает, ловите момент, а мне очень деньги нужны, а то бы я никогда его продавать не стал, - сказал я ему на прощание. Договорились встретиться через 3 часа на Черном пруду.
  Вышел на улицу, надо чем-то заняться на эти 3 часа... а поеду-ка я по книжно-пластиночным рынкам проедусь, подумал я, разведаю конъюнктуру так сказать и проведу маркетинговое исследование, чего там сейчас в ходу и почем.
  Книжный черный рынок у нас всю жизнь был в садике Пушкина, который у Телецентра, вот с него и начнем... Александр Сергеич наверно был бы рад узнать, что в садике его имени сейчас не водку пьют, а обмениваются книгопродукцией.
  Нет, ну нравится мне нынешнее движение, в 21-то веке чтобы припарковаться у садика Пушкина, это надо было извернуться, как уж на сковородке, да и то вряд ли помогло бы. Километра за 1,5-2 может быть, но только не здесь. А сейчас вдоль садика дорога напоминает пустыню Кара-кум, только без песка. Оставил машину рядом с телецентром (он у нас маленький и убогенький, провинция-с), пошел напрямки через рощицу, когда она закончилась, началась поляна, почти точно квадратная, а на этой значит поляне и располагался книжный значит рынок. Продавцы раскладывали свой товар прямо на земле, подстелив пленку или еще что, а самые продвинутые использовали раскладные столики.
  Прошелся, приценился... преобладала естественно макулатурная тематика, Дюма-старший в основном да Уилки Коллинз и еще почему-то вознесенный советскими разнарядками очень высоко Морис Дрюон со своей серией Проклятые короли, совершенно безосновательно на мой взгляд. Еще были в большом почете детективы и фантастика, иностранная особенно, из соцстран меньше, а советская в самом низу этой пирамиды... ну не считая братьев Стругацких, эти ценились вровень с импортом. И совершенно не было дамских романов со жгучими красавцами и томными красавицами на аляповатых обложках - экий же здоровый кусок рынка пустотой зияет, застолбить что ли нишу? Ладно, посмотрим...
  Попробовал найти какого-нибудь старшОго... ну или хотя бы оптовика, в розницу ведь продавать все это замудохаешься, да и засветка лишняя не нужна, да и милицейские облавы тут временами случаются, когда всех сгребают в один воронок и потом долго и муторно разбираются в ближайшем отделении - кому нужна такая радость?
  Вычленил двух-трех граждан, державшихся явно более свободно, чем остальные, подошел к одному из них, около 40 лет, белая куртка из хб, явно импортная, джинсы, явно не самопальные, на ногах кроссовки, не Адидас, но и не Кимровская фабрика, в углу рта папироска торчит. Как бы мне тебя обозвать-то... ну будешь Евтушенкой.
  - Здрасть, - скромно сказал я ему, - вы тут, как я посмотрю, в авторитете, у меня предложение есть, отойдем в сторонку.
  Евтушенко кивнул, осмотрев меня с головы до ног - да, согласен, видок у меня не особо, надо конечно приодеться в ближайшее время.
  - У меня брат в Военторг устроился работать в книготорговую секцию, - бодро начал врать я, - и у него есть возможность доставать дефицитные книги. Можем наладить оптовые поставки, самим-то нам, сами понимаете, светиться в розничных продажах не с руки. Если есть интерес, скажите что надо, в каких количествах и почем примерно возьмете, - выпалил я на одном дыхании и замер.
  Евтушенко помолчал с минуту, потом ответил:
  - А где у меня гарантия, что ты, мил человек, не из ОБХСС и меня не повяжут при первой же поставке?
  Хм, подумал я, действительно нет такой гарантии, а вслух сказал так:
  - В ОБХСС с 17 лет уже народ набирают? Могу права показать.
  Показал права из своих рук, от греха подальше. Евтушенко почесал затылок и продолжил:
  - Это еще не доказательство...
  - Хорошо, - ответил я и начал я вспоминать практику закладок из 21 века, - тогда такой вариант, я кладу книги в автоматическую камеру хранения на вокзале, потом звоню вам (телефон-то наверно есть? ну и славно), сообщаю номер ячейки и код, вы забираете товар и оставляете там деньги, звоните мне (ну то есть не мне, а другу, у меня телефона пока нет), я забираю деньги. Непосредственного контакта из рук в руки, на котором обычно ловят ОБХСС-ники, нет, так что и риска никакого... пойдет?
  Евтушенко перебросил папиросу из одного угла рта в другой и сказал, что подумает. Телефон дать не отказался. Список требуемого дефицита тоже выложил - там были конечно же Стругацкие, только что вышел их 'Парень из преисподней' в Детской литературе, а еще свежие выпуски серии Зарубежной фантастики ('зарубежка' в народе), 'Гибель дракона' Саке Комацу (по ней еще скоро кино выйдет) и сборник 'Братья по разуму', нормальный сборник, там и Кларк, и Саймак, плюс еще свежий 'Зарубежный детектив', где среди соцреалистического барахла значился новый роман шведов Шевалля и Валё. Брать он согласен был от 5 до 10 штук каждого названия, цену назвал от 8 (Комацу) до 12 рублей (детектив). Насколько я успел прицениться к рынку, его маржа составит от 50 до 100%, нам же, чтобы было столько же, надо будет закупаться от 5 до 8 рублей за книгу... ну что, можно работать.
  На прощание спросил у Евтушенки, где сейчас пластинками обмениваются, он ответил, что у Печерского монастыря, а если брат еще и пластинки может доставать, то ехать туда совершенно незачем, можно работать через него, Евтушенку... номенклатуру и цену определил сходу, не дожидаясь моих вопросов - БониМ, АББА, Клифф Ричард, привози, сколько сможешь, без ограничений, брать буду по червонцу.
  К Печерскому монастырю я таки съездил, все равно делать-то нечего, но хорошего там ничего не получилось - народ жался и на опт я никого раскрутить не сумел, БониМ и АББА, как я успел заметить, шли от 15 до 18 р за штуку. Ну на нет и суда нет, будем работать через чернокнижного Евтушенко, если что.
  Потом подался обратно к месту встречи с товарищем Троцким - было еще рановато, зашел в пельменную напротив кинотеатра Рекорд. Пельменная, как много в этом слове... слиплось, да... ну и отозвалось тоже. Порция со сметаной 38 коп, с томатом (слово 'кетчуп' тогда еще не употребляли) 37 коп, с уксусом, который на столах стоял 36 коп. Еще с бульоном можно было взять. Пельмени все разваривались, так что тесто отдельно от начинки плавало, но все равно все это было безумно вкусным. Взял с томатом, народ к пельменям еще активно Жигулевское покупал, но я решил не дразнить понапрасну гусей... эээ... гаишников, и Жигулевского не взял. Пока стоял в очереди, пока накалывал на вилку разбегающиеся по кругу пельменины, тут и время рандеву подошло.
  
  Господи, ну почему ты помогаешь этому кретину, а не мне?
  
  Троцкий уже сидел на скамеечке в углу Черного пруда (на самом деле это не пруд, а сквер - тут когда-то давно был пруд, но его засыпали, а название прилипло).
  - Принесли? - спросил я. - Только учтите, я все проверю и пересчитаю.
  - На вот, пересчитывай, - буркнул Троцкий, и протянул мне бумажный пакет, внутри было две пачки десятирублевок, одна целая и обандероленная Госбанком, вторая надорванная и неполная. Быстро перелистнул пачки, все было ОК, никаких кукол, водяные знаки тоже имелись в наличии.
  - Держите, - ответно протянул я тряпочку с монетами нумизмату. Он хищно схватил сверток, перебрал все по очереди, потом тоскливо посмотрел на меня и спросил:
  - В гараже, говоришь, нашел? И где такие гаражи стоят?
  - Вы не поверите, Лев Давидович (Лев Маркович, поправил он), я и говорю, вы не поверите, Лев Маркович, но на Автозаводе, в рабочем квартале.
  - И почему мне, нумизмату с 30-летним стажем, такие гаражи в жизни никогда не попадались, а какому-то мальцу из рабочего квартала пожалуйста... - продолжил он грустным голосом.
  - Знаете, Лев Маркович, у каждого в жизни бывает хотя бы один такой гараж, важно только понять, что это тот самый гараж... и вообще, что это гараж... гаражи, они разные бывают, - сказал я и собрался к машине, оставив его размышлять над гаражно-философскими глубинами своей мысли. На прощание он правда еще успел попросить, чтоб я звонил, если чего в гараже нового обнаружу, я ответил, что непременно, и спросил на всякий случай, не надо ли чего из текущей ходячки, он спросил 'еще один гараж?', я ответил 'не, сарайчик при нем', тогда он написал коротенько на бумажке, что надо (почти все от 65 до 74 года, стоит все индивидуально, но кое за что готов давать вплоть до 15 рублей), на этом и расстались.
  Домчался до дому на адреналиновой подпитке из пакета с червонцами, не успел заметить как, отметил только, что уже 6 вечера на дворе, залетел с разбегу в наш клуб - там мушкетеры и мушкетерки репетировали 'Все будет хорошо', получалось прямо скажем не очень.
  - О, - сказал Андрюха, - Сорока прилетел, ну как там твой форс-мажор?
  - Йок-нормалёк, форс по дороге отвалился, остался один мажор, - ответил я и картинным движением выложил деньги на бильярдный стол так, чтобы они разлеглись веером.
  - Что это? - спросила Инна.
  - Это, Инна, стартовый капитал для нашего совместного предприятия. А сейчас виеттаа, юстават, что по-фински означает 'гуляем, друзья'.
  Народ осторожно окружил бильярд, начал брать в руки купюры и недоверчиво рассматривать их на свет.
  - Не фальшивые? - спросил Валера.
  - Ты чо, - обиделся я, - прямиком из Госбанка СССР, не видно что ли?
  - А где ты их взял? - очень тихо справился Вовчик.
  - Где взял, где взял... нашел - вот давайте стол накроем, тогда и расскажу. Ставлю значит боевую задачу - Инна идет к Андрюхе звонить родственнику из Военторга, вот список, чего нам надо (к книгам и пластинкам я естественно дописал пункт про джинсы, желательно не польские, это ж сейчас ходовой товар номер 1 на территории нашей страны), товара он может отобрать на сумму в 1800, уж чего и сколько там выйдет... стольник я оставил на праздник, правильно?
  Народ дружно согласился.
  - Едем дальше - Вовчик с Валерой идут по магазинам, вот вам по полтиннику, сдачу принесете, если останется. Валера ответственный за бухло, возьми бутылку коньяку для меня, остальное на ваше усмотрение, Вовчик закупает хавчик, опять же на свое усмотрение, чтоб на семерых хватило... лимонад не забудь. И Веру возьмите с собой, посоветует может чего полезного. А мы с Анютой остаемся здесь готовить помещение и изыскивать посуду, есть-пить из чего-то надо будет, не из горла же. Да, Анюта?
  Анюта скромно кивнула. А Вовчик робко возразил:
  - Тебе ж в райкоме было сказано не гулять и не напиваться в клубе, как же мы тут будем?
  - А мы и не будем напиваться, и гулять тоже не будем, мы просто культурно посидим и всем дружным коллективом обсудим наболевшие вопросы, ага... (да пошли они со своими указками, что я, друзей и подруг не могу угостить во вверенном мне помещении? - подумал я про себя). Ну давайте, ребята, все за работу - раньше начнем, раньше за стол сядем.
  Ребята потянулись к выходу, Андрюха при этом с радостной улыбкой поддерживал за локоть Инну - у них похоже образовалась взаимная симпатия, что не может не радовать... они оба рослые, спортивные, оба кровь с молоком, подходят друг другу как евровилка к евророзетке... значит я с Анютой, Андрей с Инной, Вова с Верой и один Валера у нас без подруги остается. Ну пусть сам свои проблемы решает, не маленький.
  - Аня, помоги пожалуйста, - сказал я, вытягивая из-за сцены большую столешницу, - сейчас мы ее под стол приспособим.
  Аня помогла, столешницу мы вытащили, потом раздвинули ряды стульев, положили ее на них плашмя, с боков поставили отодвинутые ряды, получилось вполне приличное обеденное место на 8 персон.
  - Нормально по-моему, да? - спросил я, - а ты опять все молчишь, когда мы в политехе встретились, ты куда как разговорчивее была.
  - Ты, Сережа, меня иногда пугаешь, - задумчиво сказала наконец Аня, - дела такие крутишь серьезные, людей строишь по-взрослому, словечки непонятные у тебя постоянно вылетают... в школе ты не такой был...
  - Ну знаешь, Анюточка, в школе и ты была совсем не такой (самая примитивная разводка с переключением внимания на более близкий предмет).
  - И какой же? (клюнула Анюта, кто бы сомневался)
  - Серой мышкой ты была, ага, - ее сумочка просвистела рядом с моим носом, но я успел увернуться, потом продолжил, - ты погоди драться-то, я ж не договорил, тогда ты растворялась где-то в тумане на фоне Вер, Инн и Лен, а сейчас вот поди ж ты... глаз нельзя отвести.
  - Так уж и нельзя?
  - Ну на некоторое время можно, а потом опять они как-то сами собой к тебе возвращаются, как стрелочка компаса к северу, ага...
  Глаза Анюты несколько затуманились, а я продолжил:
  - Но ты смотри не расслабляйся, а то Инны с Верунями живо на повороте обскачут...
  Ее сумочка вторично полетела по крутой дуге мне в глаз, но тут я не стал уклоняться, поймал сумочку левой рукой, потом притянул за ремень к себе Аню и сказал:
  - Вот такой ты мне нравишься гораздо больше, глаза-то как горят, и эмоции через край плещут. А то ходит сгорбившись, как рыбка снулая, - я и закрыл ее рот, готовый начать ругаться, длинным и жарким поцелуем...
  По всему телу Анюты прошла дрожь, как если бы через нее батарею разрядили.
  - Пусти, - пискнула она, оторвавшись от меня на секунду.
  - Да пожалуйста, - ответил я, разжав руки, - все ваши капризы за ваши деньги, сударыня. Так на чем мы там остановились-то? А, посуда нужна... ну пошли добывать посуду... ну то есть я пошел за посудой, а ты пока стол протри чем-нибудь... и макияж на лице поправь, а то размазалось все.
  Третьего полета сумочки в голову я дожидаться не стал и выскользнул за дверь. Ну где я мог отыскать тарелки с рюмками, как не у себя в комнате? Туда и пошел - у матери сегодня педсовет в школе был, поэтому ее еще дома не было, собрал, что было в серванте, в картонную коробку, потом написал записку, что день рожденья празднуем, поэтому приду поздно, потом вернулся в клуб. Там уже меня ждали Вера с Андреем с сенсационными новостями, судя по тому, что их аж распирало от необходимости поделиться:
  - Родственник (как хоть его зовут-то? Ваней) сказал, что готов все сделать хоть завтра - в 12 часов он будет нас ждать в километре от КПП Арзамаса-16, там площадка какая-то сбоку есть, - протараторила Инна, - по списку у него не все было, вот посмотри, чего нет, я вычеркнула. А джинсы индийские, Монтана и Вранглер, размеры он разные подберет.
  - Это хорошо... а где хоть расположен-то этот 16-й Арзамас, ты в курсе? Рядом с первым?
  - Вот же ты, Сережа, загадку нашел - Дивеево проезжаешь и налево 10 км, а Арзамас в названии там только для конспирации.
  - Отлично, отлично... - лихорадочно начал соображать я, - значит завтра с утра и поедем, часов в 8 надо выехать, тебя берем и... Андрюху наверно, вдруг тяжелая физическая сила потребуется. Согласны?
  Оба естественно были согласны в очень высокой степени, и я тоже - Инну по-любому надо брать, родственника кроме нее никто не знает, а получить обвинения в сексуал харрасменте, если бы мы с ней вдвоем поехали, мне нахрен не сдалось, так что состав будем считать оптимальным.
  - Значит в 7.45 мы с тобой, Кузя, выезжаем, в 8 забираем Инну, поедем не через Арзамас, а через Павлово, там машин меньше и воздух чище. К 12 точно доберемся, до Дивеева тут всего 200 километров, даже чуть меньше.
  Тут подошли и остальные члены нашей команды, принесли две сумки с едой и напитками, я расставил тарелки с рюмками, и веселье забило ключом...
  После первой рюмки я кратенько рассказал, откуда наконец взялись эти, мать их, деньги, коротенько рассказал, в детали не вдавался, и добавил, что насчет пристроя книг и пластинок как будто бы вопрос решен (хотя не факт конечно - что там у этого чернокнижника на уме, знает только бог), а вот канал реализации джинсов надо бы проработать отдельно. Посыпались предложения, из которых самым интересным было Верино - у нее тетя по отцовой линии работала в комиссионке на Краснодонцев... вот туда и попробуем, не стоять же на барахолке с этим добром.
  Под вторую рюмку я попросил слова:
  - Друзья, сегодня у нас праздник и все хотят веселиться, а не слушать, поэтому буду краток. Мы молоды, здоровы, у нас вся жизнь впереди, если нам чего и не хватает, так это немножко удачи. Один умный человек как-то заметил, что у пассажиров Титаника (знаете такой? ну который утонул с концами в начале века?) было очень много здоровья, денег, роскошной жизни, богатых одежд и автомобилей, но это им не помогло. Потому что не было удачи. Так давайте же выпьем за эту синюю птицу, она, зараза, очень капризная и взбалмошная, но если же все-таки исхитриться и поймать ее за хвост, то все у нас получится. За удачу, друзья!
  Потом был оживленный обмен мнениями по разным вопросам, Анюта при этом сидела рядом и болтала не хуже Инны, ну и ладушки... Неожиданно всплыло обсуждение, кто о чем мечтает. Ну понятно, о чем мечтало большинство - о джинсах, хорошей аппаратуре и съездить посмотреть мир, удивили только Анюта, она хотела попробовать ананас (сказал ей, что будет ей ананас, так что мечтай о чем-нибудь другом), и Инна, вот представьте себе, она поступила на химфак и в планах у нее был синтез универсального лекарства от рака... проникся уважением, чо. Спросили и меня про мечту... подумал и сказал, что хотел бы создать хотя бы небольшой кусочек земли, на котором было бы комфортно жить... по-моему никто не въехал, ну и ладно.
  Все получилось очень культурно, разошлись в 10 часов, Анюта при этом помогла помыть мне посуду, там в кладовке даже раковина какая-то оказалась, а далее мы отправились провожать девочек через парк. По дороге пытались пристать какие-то хулиганы, но ни мне, ни Инне даже не пришлось применять свои навыки - вперед вышел Андрюха и скроил зверскую физиономию, он это может, хулиганы сразу как-то поувяли и растворились в темноте.
  Мать была конечно недовольна, что я опять где-то шляюсь, но по-моему она уже помаленьку стала привыкать к моей самостоятельности, так что все обошлось мирно. Перед сном уложил свои впечатления о прошедшем дне в:
  
  Ох ты, батюшки ты светы,
  Ко двору пришлись монеты,
  И Сергуне вдруг упал
  Оборотный капитал.
  
  Святая Канавка
  
  Выехали с Андрюхой, как и договаривались точно в 7.45, но Инну естественно пришлось подождать, какая ж уважающая себя девчонка ровно к назначенному сроку приходит? Ладно, нестрашно, вагон времени впереди, так что ключ на старт, продувка, прокачка, зажигание, поехали.
  Ни Сартаковского, ни Мызинского моста у нас еще не построили, так что опять наша дорога лежала через Молитовку, а потом на Гагарина и по кругу на выезде из города направо, на Богородск-Павлово и тд. Болтушка Инна конечно же непрерывно чего-то говорила, я сначала не вслушивался, а потом с немалым удивлением понял, что она страстная фанатка хоккея вообще и горьковского Торпедо в частности, на каковую тему она и вываливала сейчас килотонны слов. А любимым ее хоккеистом является торпедовец Владимир Ковин из уже набирающей обороты знаменитой тройки Скворцов-Ковин-Варнаков.
  - А почему именно Ковин? - спросил я, - а не Скворцов например.
  - Ты ничего не понимаешь в хоккее, Сережа, - задушевно отвечала Инна, - Ковин это настоящий мужик, бьется на площадке как бык, а Скворцов так... финт направо, финт налево, в драку никогда не лезет, вот за Ковина я бы замуж не глядя пошла, а со Скворцовым рядом бы и срать не села...
  Гм, наглядно представил себе Инну, срущую рядом со Скворцовым и чуть не поперхнулся...
  - А если шире брать, весь советский хоккей, то там какие у тебя предпочтения?
  Представьте себе, были у Инны и там предпочтения - восходящая звезда ЦСКА Вячеслав Фетисов.
  - Классный защитник, хотя и молодой совсем, вот он точно будет лидером сборной и очень скоро. В следующем году, я слышала, будет какой-то новый турнир в Канаде, не Кубок Канады, а новый, вот точно он поедет, ну и Ковин конечно.
  - А вот в канадском хоккее например ты кого выделишь?
  Там Инне почему-то больше всех приглянулся Ги Лафлер из Монреаля. Почему? А просто нравится, без объяснений. Но он же так сказать хоккейный интеллектуал и в драки не лезет. Ну и что? Вот и пойми сердце женщины...
  А между тем на обочине появилась табличка 'Ворсма'.
  - Что-то я слышал про эту Ворсму, - вслух начал размышлять я, - а, там же ножики классные делают, давайте заедем, купим что-нибудь на память.
  Народ согласился, завернули, подъехали к автовокзалу. На привокзальной площади стояли рядком сумрачные мужики и перед собой у них были выложены поделки местного производства - ножей на любой вкус было хоть отбавляй. Приценились - от 3 до 10 рублей, по-божески. Выбрал себе простенький, но выкидной с кнопкой, давно такой хотел, и вдруг увидел египетский крест, он же анкх, выкованный из той же стали, что и ножики. Ну надо ж, не ожидал от Ворсмы, надо прикупить для Анюты.
  Андрей выбрал финку с лезвием в 20 см... ну или чуть меньше, на рукоятке был изображен волк... ага, тамбовский наверно. Инна походила-посмотрела, ножей брать не стала, а купила почти такой же крестик, как и я. Спросила перед этим, что это? Объяснил, как мог - мол это такой древнеегипетский символ вечности, мудрости, близости к богам и все такое, ну или символ единства и борьбы противоположностей мужского и женского начала, второй вариант...
  Поехали дальше, Павлово обогнули по крутой дуге слева и впилились в древние заповедные леса в долине речки Сережа - сказал про это путешественникам, они посмеялись и ответили, что не просто так я их сюда завез наверно, Сережам здесь самое место и есть...
  - В этих лесах походу сиживал Соловей-разбойник, а Илья Муромец проводил против него антитеррористическую операцию, Муром тут недалеко. И еще слева у нас остаются Пустынские озера, карстовые, очень глубокие, а справа во-он там (я показал пальцем), тоже недалеко военный аэродром Саваслейка, там супер-новейшие самолеты испытывают. Как люди говорят, - добавил я на всякий случай.
  И тут как по заказу со стороны этой самой Саваслейки взметнулись в небо и потянулись в нашу сторону несколько белых реактивных струй.
  - Давайте остановимся и посмотрим, - подал голос Андрей.
  Давайте, чо, остановился на обочине, вышли - справа была довольно обширное болото, заросшее тростником, так что обзор до горизонта открывался отличный. Истребители набрали высоту, но не улетели по прямой к черту лысому, как это обычно бывает, а начали выделывать различные фигуры и петли, учения что ли у них какие сегодня? Один самолет отделился и пошел прямо в нашу сторону, снижаясь почему-то при этом.
  - Щас бомбить будет, - пошутил я, довольно неудачно, потому что Инна дернулась бежать на другую сторону дороги, там деревья росли.
  - Да стой ты, никто никого бомбить не будет, шутка это, - зацепил я ее за рукав. - А самолет-то кажется Миг-25, это на котором в прошлом году предатель в Японию улетел...
  Миг проскочил над нами на высоте каких-то 100 метров, удовольствие, я вам доложу, не из самых приятных... и крыльями при этом покачал, гад...
  - Это он нас так приветствует что ли, зараза?
  А тем временем в нашу сторону подтянулся и еще один самолетик и тоже начал выписывать в небе кренденлябры.
  - Это они воздушный бой что ли так изображают? - спросила Инна.
  - Похоже да... а второй-то самолет не Миг, а Су... Су-17 наверно.
  - Какой еще Су? - спросил Андрей, - не знаю такого.
  - Ну ты даешь, конструкторское бюро Сухого, главный конкурент Мигов, отличные машины делает, вот конкретно эти в арабо-израильском конфликте засветились, ну который совсем недавно был. Похоже мы в разгар учений попали.
  И в это время над лесом показался здоровенный бомбардировщик, идущий на взлет - он заложил крутой вираж в нашу опять-таки сторону и пролетел метрах в 200 над нашими головами, впечатление незабываемое...
  - А это еще что за хрень? - спросил Андрей.
  - Ну раз 4 двигателя, то наверно Ту-95, в пассажирском варианте Ту-114, но с пассажирами он больше не летает, только с бомбами... или с начальством - вот сейчас наверно командующий с этой Саваслейки полетел к себе домой.
  Ребята очумело крутили головами, оглушил нас всех этот Ту.
  - А мне вот что подумалось, мы сейчас точь-в-точь, как мальчишки с картины 'Будущие летчики', сидим вот на краю дороги и смотрим, как над головами самолеты летают... а над головами синее небо и вся жизнь впереди, долгая и счастливая... зашибись правда?
  - А я всегда хотела стать женой летчика, - тихо сказала Инна.
  - Слушай, подруга, ты уж определись, кто тебе нужен, летчик или хоккеист...
  Инна задумалась, потом нерешительно сказала:
  - А можно по очереди? Или сразу двух?
  Андрей засмеялся, я тоже.
  - Это тебе тогда надо в Тибет или в Непал, там многомужество официально разрешено.
  Погнали дальше. Вскоре проехали город Ардатов.
  - Это не тот ли, который в Золотом теленке? - спросила Инна.
  - Не, - ответил я, - в Золотом теленке вымышленный город Арбатов, а вообще-то, как говорят, Ильф и Петров имели ввиду подмосковный Серпухов. А съемки фильма, если это интересно, проходили в Юрьеве-Польском возле Владимира, я там был как-то, действительно очень похоже... и еще могу сказать, что в фильме был 20-минутный эпизод в Вороньей слободке, Васисуалия Лоханкина сыграл Папанов, но его потом вырезали, а жаль...
  А вот и Дивеево, а вот и монастырь прямо по дороге.
  - У нас еще полчаса есть, пошли что ли канавку посмотрим, уникальная говорят штука.
  - Какую еще канавку, - осведомилась Инна.
  - Святую, Инна, святую.
  Прошли в ворота, с трудом я нашел это место, где в будущем будет она самая, эта канавка.
  - Вот, - показал я на довольно грязный ров с валом по одной стороне, с одного края канавку пересекала труба явно канализационного типа - она самая.
  - И чего в ней такого? - хмуро спросил Андрей.
  - Ее чуть ли не лично выкопал Серафим Саровский (не знаете, кто это? Ну неважно, потом узнаете) 150 лет назад. Это, как сейчас говорят, абсолютная защита от мирового зла, Антихриста и других нехороших людей и явлений. А кто ее три раза обойдет, тот обретет нравственный покой и благополучие. Говорят...
  - Не, я ее обходить не буду, - так же хмуро протянул Андрей, - вот пусть Инка, если захочет, обходит.
  - И я тоже не пойду, - согласилась с ним Инна.
  - Ладно, в другой раз. Там подальше кстати еще источник есть, его же имени, кто в нем окунется, тот говорят 7 лет ничем болеть не будет.
  - А я купальник не взяла, - весело сказала Инна.
  - Время, - сказал я, посмотрев на часы, - купание на второе отложим, а сейчас нас родственник ждет.
  Проехались еще немного по дороге Дивеево-Сатис-Вознесенское, и тут вдали показались зеленые стены секретного города Арзамас-16, он же Горький-130, он же Москва-400, он же Саров, основанный, как вы сами понимаете, святым Серафимом в начале 19 века. Здесь располагалось изначально КБ-11 Минсредмаша, занимавшееся сборкой ядерных изделий, потом его переименовали в более благозвучное ВНИИЭФ, но министерство осталось тем же. Из знаменитых людей, работавших здесь, можно вспомнить товарищей Курчатова, Харитона, Александрова, Келдыша, ну и конечно Сахарова А.Д., куда ж без него.
  Здесь осуществлялась только сборка конечных изделий, все компоненты для них поступали в виде, максимально готовом к использованию, никаких страшных центрифуг, никаких обогатительных фабрик здесь никогда не было, поэтому и ужасов типа Кыштымской аварии или инцидента в бухте Чажма здесь в принципе быть не могло. Но место конечно было таинственное и страшноватое... и зеленый забор в 8 метров высотой впечатлял... напоминал что-то из фильмов про зомбей типа 'Война миров Z' с Бредом Питтом или 'Вэйврод Пайнс' с Мэттом Диланом, с точностью до наоборот - зомби и другие нехорошие товарищи находились внутри периметра, а суровые погранцы, шмонающие народ на КПП, должны были сдержать их прорыв наружу.
  Место встречи, которое как известно изменить нельзя, мы нашли очень быстро, это была такая зеленая стояночка, обозначенная соответствующим знаком, и там уже стоял зелененький же УАЗик, по всей видимости тот, который нам и был нужен.
  - Инна, посмотри, оно?
  - Ага, - счастливо улыбнулась Инна, махая в открытое окно рукой, - приветики, Ваня, сто лет не виделись.
  Поздоровались, сразу приступил к делу. Ваня против ожиданий был не в форме, а совсем даже весь в джинсе, и штаны, и рубашка. Длинный как жердь и неразговорчивый, спросил только, привезли ли деньги, и подвел нас к багажнику показывать товар. Было там 7 пар Монтан и 8 Вранглеров, размеры от 46 до 52. Я в них не особо понимаю, помнил только про фирменные пуговицы, да характерную строчку... и еще чтоб нитки нейлоновые были... вроде все признаки на месте. Отдавал их Ваня по стольнику, нормально. Еще у него в углу багажника притаились 2 стопки книг, в заводских упаковках - Парень и Зарубежный детектив, по 5 и 8 р за штуку соответственно. И 2 упаковки пластинок, тоже по 10 штук, АББА и БониМ. По 7 р за каждую. Проверил и книжки, и пластинки - все как будто чин чинарем, никаких кукол и подстав.
  Итого, как вы уже догадались, все это добро нам встало в 1770 полновесных советских рублей. Ваня почесал в затылке и двадцатник скинул, за крупный опт. Итого отдал 175 червонцев, полтинник у нас остался на развод, на том и распрощались, все такие довольные друг другом. Инна расцеловалась с ним на прощание, выехали в обратный путь.
  И сразу же слева по борту промелькнула деревня Цыгановка. Эге, здесь же тот самый знаменитый серафимовский источник -, сказал я народу, добавив про себя, - на который в 21 веке люди в очередь записываются.
  - А чего в нем такого знаменитого? - немедленно поинтересовалась Инна.
  - Кто искупается в нем, с головой, это обязательное условие, тот 7 лет ничем болеть не будет. Ну и еще там какие-то бонусы приобретет, не помню уже какие... - ответил я.
  - А я хочу 7 лет не болеть, - твердо сказала Инна.
  - Ты же купальник не взяла?
  - Ну и что, народу-то никого, заруливай давай к источнику.
  Зарулил, чо.
  - Мальчики, а вы подсматривать не будете? - игриво спросила Инна.
  Я переглянулся с Андреем, вздохнул и ответил:
  - Да ты чо... так если только, одним глазком.
  Инна внимательно осмотрела нас обоих и ответила:
  - Ладно уж, смотрите... только чур отсюда, - и провела ногой по земле черту, - за нее не заступать, ага?
  - Честное пацанское, - бодро ответил я и добавил на всякий случай - зуб даем... ну два то есть зуба.
  И Инна пошла купаться... посмотреть там было на что, да... если уж докапываться до мелочей, то задницу можно было бы немного подрифтовать, все остальное же было практически идеально. Выходя из воды, она приветливо махнула нам рукой и потрясла грудями, так что они весело попрыгали, как мячики на футбольной разминке. Андрюха застонал, держась рукой за промежность... я сдержался. Позитивная девушка без комплексов, да...
  - Ну как, мальчики, понравилось? - все так же весело спросила Инна, подойдя к нам.
  - Да ваще класс... белье бы только тебе получше бы надо.
  - Правда? - удивилась Инна, - а что с ним не так?
  - Да все не так, но я... точнее Андрюха тебе потом объяснит. А нам ехать надо.
  - Так я не поняла, вы-то что, не хотите 7 лет здоровыми ходить? - округлив глаза, спросила Инна.
  Снова переглянулся с Андреем, вздохнул, встал - ну чо, сами напросились, пошли окунаться.
  - Только ты не подглядывай, - подколол напоследок Инну.
  - Идите-идите, и чтоб с головой.
  Когда мы вернулись, Инна лениво сказала, отмахивалась от мух веткой березы:
  - А у тебя эта штука длиннее, чем у Андрея...
  Я чуть со стыда не провалился прямо сквозь эту усыпанную иголками землю.
  - Понимаешь, Инна, тут не в длине дело... точнее не совсем в длине...
  - Да, и чего они у вас торчат-то так?
  Я вторично собрался провалиться сквозь землю:
  - Ты правда не знаешь или придуриваешься?
  Потом посмотрел в ее круглые синие глаза и понял, что нет, не придуривается.
  - ОК, по дороге проведу среди вас краткий курс по ликвидации сексуальной безграмотности населения. Погнали.
  Минут 10 ехали молча, потом я не выдержал:
  - Кстати спасибо тебе, Инна, большое.
  - За что?
  - Я тут недавно прочитал исследование британских ученых, так они говорят, что лицезрение обнаженной женской груди 10 минут в день благотворно воздействует на здоровье мужчин и продляет им жизнь на насколько дней. Так что с нас с Андрюхой причитается.
  - Обращайтесь, если что, мальчики, - весело сказала Инна, - всегда рада помочь.
  - Так вот, почему оно там торчит... ты и правда не в курсе?
  - Правда-правда, давай, объясняй.
  - Гм... значит этот процесс называется по-научному эрекцией (а в народе просто говорят 'встал' или 'вскочил'), представляет собой увеличение в объеме полового члена самца из-за наполнения кровью специальных таких полостей внутри оного члена. Бывает она трех типов - спонтанная, это обычно во сне, рефлекторная, это когда непосредственно его кто-то касается, и психогенная, управляемая специальной системой мозга и вызываемая разнообразными раздражителями сексуального характера . Я не очень сложно говорю?
  - Нет-нет, - сказала Инна, - продолжай пожалуйста.
  - Ну так вот, у нас с Андрюхой был как раз этот третий тип, а раздражителем была ты, Инна, ага...
  - Ладно, это понятно, а зачем нужна-то эта эрекция?
  - Ты и этого не знаешь? Ну ты даешь, подруга, где ж ты такая выросла-то? Эрекция, Инна, нужна, чтобы самец мог ввести свой пенис во влагалище самки, в расслабленном-то состоянии хер его куда введешь, правильно? - сказал я и, предвидя следующий вопрос, продолжил, - а вводить его туда надо для зачатия ребенка и продолжения рода человеческого.
  - Ну вроде все ясно растолковал, пасиб... а почему об этом столько похабных анекдотов рассказывают?
  - Хоть это-то ты слышала, слава те господи, а то я уж начал думать, ты в монастыре все свои 17 лет провела... значит про анекдоты - природа-мать, Инна, она очень мудрая и опытная, поэтому дабы как-то подсластить обязанности человека по продолжению рода (ну сама посуди, 9 месяцев его в животе таскай, потом роды, на которых всякое случается, потом лет 10-15 нянчись с дитем), она выдала ему так сказать пряничек под названием оргазм. Слышала про такую штуку?
  - Да, что-то было такое...
  - В процессе так сказать создания ребенка партнеры испытывают такое наслаждение, которое другими средствами получить нельзя... ну или очень трудно... алкоголь и наркота в принципе могут сделать что-то подобное, но от первого разрушается печень и наступает привыкание, которое может стремительно перерасти в алкоголизм, а про второе я даже говорить не буду, тупик это беспросветный. Не, в принципе подобное еще бывает у творческих людей и спортсменов, достигших успеха - у артистов там перед полным залом, у футболистов, забивших решающий гол допустим в финале чемпионата мира, и еще у йогов 8 ступени, достигших состояния мокши, эти вообще могут круглосуточно переться от непрерывного оргазма. Но это все достигается с очень большим трудом и очень немногими, а вот секс доступен практически всем и не влечет отрицательных последствий. Вот собственно из-за этого оргазма и анекдоты. И еще из-за многолетних запретов на обсуждение этой темы от церкви, а запретный плод всегда сладок. Понятно я говорю?
  - Ну в общих чертах да... а что там насчет оргазма?
  - Давай это на потом оставим, а то ты так еще и практические занятия попросишь провести... а тебе, Инна, я еще вот что скажу - девчонка ты конечно красивая, без вопросов, но какая-то уж слишком простая... как этот... батон простой за 13 копеек, видела наверно в хлебном магазине такой?
  - Чего это я сразу простая-то?
  - Не знаю, чего, но сложности тебе бы не помешало... например ответ на мое спасибо, что мы твою грудь рассмотрели, должен бы был быть не 'обращайтесь', а 'что мне за это будет?'. И капельку стервозности тебе не помешало бы добавить, угу.
  - Как же я ее добавлю-то?
  - Анекдот вспомнил на эту тему, послушай, может поймешь. Короче в одном лесу мышей стали активно есть другие его обитатели, так что их почти не осталось. Мыши озаботились этим вопросом и решили спросить совета у мудрой совы. Сова, сказали они, ты самая умная тут, скажи, как нам выжить, скоро всех ведь нас съедят. Сова полистала толстую книгу и ответила им - Все ясно, мыши, вам надо стать ежиками, тогда вас перестанут есть. Мыши обрадовались, побежали домой, но по дороге опомнились и вернулись с новым вопросом - Сова, но как же мы станем ежиками? - Не знаю, -ответила сова, - я стратегией занимаюсь, а детали вы сами доработайте. Вот и я не знаю, как тебе стать стервозной, проработай вопрос сама...
  - Слушай, Сергуня, откуда ты все это знаешь? - задал вдруг вопрос Андрей.
  - Дядя в Тамбове литературку подогнал... и кассету дал посмотреть.
  - Как посмотреть? На свет что ли?
  - Видеомагнитофонную кассету, темнота - она раза в 4 больше обычной и вставляется в такой ящик большой, видеомагнитофон называется, он подключен к телевизору и там появляется изображение со звуком... можно остановить проигрывание, если выйти в сортир например надо, тогда изображение зависает, подергивается только, потом вернулся, нажал на продолжить и все продолжается с того же места...
  - Сказки какие-то ты рассказываешь, Сергуня, - хмуро сказал Андрей, - дядя-то у тебя где работает вообще?
  - В органах он работает, Андрюха, в органах... а видеомагнитофоны эти на западе уже довольно широко применяются и в магазинах продаются, скоро и до нас доберутся, отвечаю... что-то вы загрустили, коллеги, давайте я вам лучше про Гитлера в Горьком расскажу...
  - Чего ты несешь, не было у нас никаких Гитлеров в Горьком.
  - В живом виде да, не было, а я про изображение. Знаете Дом связи на площади Горького?
  - Ну знаем конечно, там телефоны подключают.
  - Так вот, на боку у него есть большая надпись 'Дом связи', а прямо над ней барельеф прямоугольный, ну с рабочими, колхозницами и колосьями пшеницы, видели?
  - Да, есть там что-то такое.
  - Так вот, если стоять где-то в районе перекрестка Свердловки с Воробьевкой, то при определенном угле солнца над горизонтом на этом барельефе появляется профиль Гитлера.
  - Иди ты! - сказал Андрюха.
  - Сам я этого не видел, так что врать не буду, но минимум трое моих знакомых божились, что видели это дело вот как меня видят... мол пленные немцы все это устроили и все такое. Немцы ясное дело тут не при чем, потому что построено оно до войны, но такая городская легенда имеет место...
  А тут за разговорами мы и не заметили, как начался город Горький, в котором как известно всегда ясные зорьки. По городским улицами пролетели со свистом, а в 21 веке на этом проспекте Гагарина по вечерам можно было часами выстаивать. Вот и моя деревня, вот и дом можно сказать родной, а вот и клуб имени Анюты, а вот и сама Анюта, стоит на сцене и пытается спеть жалостливый Сиреневый туман... ну не женская это песня, не женская, да и голос у Анюточки не для нее.. но ладно, говорить ничего не буду.
  Нам конечно обрадовались, спросили, где закупленное добро - я ответил, что в машине, пойдемте каждый возьмет понемножку, чтобы Полинам Андреевнам лишнюю пищу для ума не давать. Книги с пластинками просто показал, что они есть, пусть в багажнике лежат, Вера попросила одного БониМ-а, выдал. Джинсов каждый взял по 2 штуки, мне 3 осталось, и по одному тихо-незаметно прошмыгнули обратно в клуб.
  После внимательного изучения и рассматривания штанов и возник вопрос, который я собственно с утра предвидел - а можно мы по одной штуке себе возьмем, джинсы-то классные, когда еще такие получишь... Со вздохом махнул рукой, разбирайте, потом сочтемся, себе тоже взял. Разобрали - Монтана почему-то пользовалась гораздо большим спросом, Вранглер только я присмотрел и Вовчик. Девочки отправились примерять обновки в спортзал, мы остались в актовом. Подошло практически всем... только в длину кое-кому укоротить бы надо. Вот так вся наша развеселая гоп-компания переселилась в американские синие штаны... просто великое переселение народов какое-то состоялось.
  Тут у меня почему-то начала крутиться в голове одна знакомая мелодия... а я иду такая вся... нет, не в дольче-габано, а в джинсах монтана... за 2 минуты переделал сердючкин текст на более созвучный эпохе, какие сейчас нахрен Дольче с Габбанами, они только через 7 лет появятся на горизонте, туманную вина-ванну заменил на более понятную рюмку водки, товарные марки мобильных операторов на названия папирос, 'он сидит в одноклассниках' на 'он сидит с одноклассниками', ноты тоже быстренько накидал на коленке - народ больше был занят джинсами и на меня внимания не обращал. Подошел к включенной Ионике, не сильно сложнее она баянной-то клавиатуры, да и наиграл мелодию, а петь по бумажке предложил Вере, ее голос больше всего подходил. По ходу дела значит комментировал происходящее:
  - Эта песня о трагической судьбе девушки, которую бросил ее парень, и вот она идет по весеннему городу, с трудом сдерживая слезы, и единственное, что служит ей утешением, так это новые джинсы Монтана, рюмка водки и сигареты Стюардесса:
  
  А я иду такая вся в джинсах Монтана,
  Я иду такая вся, на сердце рана.
  Слёзы душат-душат, я в плену обмана,
  Но иду такая вся в джинсах Монтана.
  Мне уже восемнадцать, в паспорт страшно смотреть,
  Он сказал, я красивее всех на планете.
  Почему ночью злой не смогла сказать "нет",
  Дайте мне рюмку водки, дайте ж пачку сигарет.
  Почему мы не вместе, дай мне ответ,
  У него Беломор, у меня Стюардесса.
  Что такое любовь, кто откроет секрет,
  Дайте мне рюмку водки, ну дайте ж пачку сигарет.
  А я иду такая вся в джинсах Монтана,
  Я иду такая вся, на сердце рана.
  Слёзы душат-душат, голос мой простужен,
  Я иду такая вся, он мне не нужен.
  А я иду такая вся в джинсах Монтана,
  Я иду такая вся, на сердце рана.
  Слёзы душат-душат, я в плену обмана,
  Но иду такая вся в джинсах Монтана.
  
  Верунчик схватила мотив с первого раза, молодец, со второго вообще все прокаталось почти как для записи - закончил выступление, раскланялся, ответил на многочисленные вопросы, ты что ли это сочинил? Сказал, что народ сочинил, народ, а я только Монтану вставил и записал все на бумажку. В народ, я так думаю, это уйдет, но со сцены петь наверно нельзя будет... если только джинсы заменить на что-то более отечественное... да и рюмку водки хотя бы на вино... ладно, там видно будет. А Анюта похоже обиделась, что не ей песню отдал, стоит вон губы надувши... ну ничего, родная, Настасью Филипповну не одна ты умеешь включать.
  Дал задание Вере связаться с родственницей в комиссионке и сдать оставшиеся штаны, только сначала со мной цену обсудить конечно. Он согласно кивнула. И еще вспомнил о чернокнижнике Евтушенко:
  - Андрюха, можно я от тебя позвоню по делу?
  - Ну можно конечно, - ответил он.
  Пошли к нему в квартиру, набрал номер (по памяти помнил, она у меня хорошая), тууу-тууу-тууу, - Алло! - Здрасть, это Сережа такой, позавчера вам книжки оптом предлагал на толчке, так они у меня появились, не передумали брать? - Да нет, не передумал, а что появилось? - 'Парень из преисподней' и свежий 'Зарубежный детектив' по 10 штук (пластинки я пока решил попридержать, неча все яйца в одну корзину класть). - Первые возьму по 10, вторые по 12. - Так я их через пару часов закладываю в ячейку, номер и код сообщу сразу после. - Договорились. Ту-ту-ту.
  Вот и славно, 90 р навару, а с пластинками попозже разберемся.
  Когда выходил из подъезда чисто автоматически посмотрел по сторонам и неожиданно в арке на той стороне улицы увидел что-то знакомое... ба, да это ж Станислав Игоревич собственной персоной. Игоревич тоже увидел меня и сделал приглашающий жест... таки клиент кажется созрел. Ответил ему сложным жестом, показал 2 пальца буквой V и сделал круг рукой в сторону своего подъезда и обратно, надеюсь он понял, что подойду через 2 минуты. А сам козлиным скоком побежал на свой 4 этаж... где же этот чертов ключ? А, вот он, быстро в комнату, быстро вытащить альбом с фотографиями, быстро взять пару штук и назад. Надеюсь Игоревич не убежал.
   Нет, Игоревич не убежал, а скромно сидел на прихотливо изогнутой садово-парковой скамеечке, классике развитого социализма. Подошел, сел рядом, поздоровался за руку.
  - Так что ты там говорил про свою мать? - тихим голосом спросил Игоревич.
  - Сорокалет Клавдия Алексеевна, 43 года, родилась в Тамбовской области, дед по отцу был донским казаком, про остальных предков ничего не знаю, окончила пединститут, несколько лет отработала на Волыни, потом переехала сюда, работает учительницей в 160-й школе, хорошо готовит, знает много блюд из русской, украинской и еврейской кухни (квартирная хозяйка в Ковеле из них была). Фотки, если интересно, вот, - и я вытащил из кармана заготовленные фотографии. - Здесь она на Украине лет 20 назад, а это годичной давности на демонстрации...
  Игоревич с интересом изучил, что я ему в руки дал, потом сказал скрипучим голосом:
  - Ну ничего так... но ты же сам понимаешь, что так эти дела не делаются...
  - Да понимать-то я понимаю, - с нажимом продолжил я, - но вот ты сам посмотри со стороны, какие в наших реалиях у вас шансы познакомиться? Нулевые, если не сказать меньше, ни по работе, ни после нее вы пересечься никак не сможете, очень разные среды обитания у вас. На вечера 'Для тех, кому за 30', я так понимаю, ты не ходишь, да и она тоже. А тут я так сказать слегка искривлю традиционные траектории вашего существования и у вас он появится, это шанс, пусть небольшой, но... ей-богу, вы оба еще люди нестарые и заслужили 10-15 лет счастливой жизни.
  - А если я ей не понравлюсь?
  - Ну если да кабы... тогда значит плакать будем, и потом, я тебя умоляю, Игоревич, ты ж мужчина хоть куда, в самом расцвете сил, можно сказать, и таланта, да еще и с портфелем, а портфель, если не знаешь, дает любому мужику 100 бонусных очков сверху, - ответил я и мысленно добавил, а еще аптечку со 100% здоровья, автомат BFG и одну несгораемую жизнь.
  - И как же по-твоему произойдет наше знакомство?
  - Ой же какая проблема, ну хоть так, - весело сымпровизировал я, - завтра ты меня вызываешь к себе... неважно зачем, обсудить наглядную агитацию к юбилею например... и просишь прийти с родителями, ну то есть с родителем, райком типа хочет познакомиться с семьей молодого реформатора. А во время беседы мне неожиданно звонят, что-то там случилось у нас допустим, это я тоже организую, я исчезаю, а вы продолжаете беседу. Как-то так вот...
  - Ну не знаю, не знаю... надо подумать, - протянул Игоревич.
  - Думай, как надумаешь, дай знать... кстати давно все хотел спросить, имя у тебя такое оригинальное, Станислав, и фамилия тоже - не из поляков будешь?
  - Угадал - наполовину, отец поляк, мать украинка.
  - Может ты и родился где-то в тех же местах, что и я? Не в Ковеле?
  - Рядом, Ровненская область... я ведь под Волынскую резню попал, - со вздохом продолжил он, - слышал про такое?
  - Откуда, Игоревич, расскажи...
  - В 43 году вы, украинцы (я русский, просто родился там - сразу возразил я), ну ладно, просто украинцы, добрые и отзывчивые, резали тогда нас, поляков, как кур.
  - А за что?
  - За то, что поляки. Мне повезло, мать посадила меня с младшим братом на телегу и свезла в глухой лес, там у нас какой-то родственник лесником работал, а вот нашу деревню почти всю вырезали.
  - Ну дела... - только и нашелся, что ответить, я. - А кстати, что мы все о нас, да о нас - у тебя-то как жизнь, как работа, здоровье?
  - На здоровье не обижаюсь, спасибо, а на работе обычная текучка... да, Конституцию же скоро новую примут, вот немного больше дел в связи с ней.
  - Дадада, - вспомнил я, что хотел сказать, - насчет Конституции... там же ведь новый праздничный день объявят, я слышал.
  - Ну наверно объявят.
  - Это я к тому, что у нас же музыкальный коллектив можно сказать простаивает без дела, мы же там штук 5 новых песен разучили, а тут такой повод... может мы концерт устроим в этот день, а? Зашел бы, послушал наши песенки-то, а? Или прислал бы кого-нибудь ответственного.
  - Ладно, порешаем этот вопрос. Что за песни-то?
  - Народные, Игоревич, народные. В моей обработке.
  - Ты и песни сочинять умеешь?
  - Ну не зря же 5 лет в музыкалку отходил, 5 лет это срок... а как все-таки насчет завтрашней встречи?
  - Помнишь, мы с тобой про альтруизм говорили, так теперь твоя очередь - зачем тебе, Сергуня, это надо? Давай колись, только без вранья...
  Я вздохнул и начал колоться:
  - Понимаешь, Игоревич, я уже вырос и хочу жить один... понимаешь? Мама хороший человек, но вдвоем нам тесно и неудобно...
  Игоревич сначала погрозил мне пальцем, а потом довольно сказал:
  - Вот теперь верю. Анюту поди свою приводить некуда?
  - Ну и это тоже, - легко согласился я.
  - Хорошо, действуем по твоему хитрому плану... далеко ты пойдешь, Сергуня, очень далеко.
  - Есть пойти далеко, - молодцевато ответил я, - разрешите выполнять?
  - Кстати, все хотел спросить, откуда у тебя эти словечки военные все время вылетают?
  - Так отец же офицер у меня, я хоть и мелкий был, но помню, как к нему однополчане заходили, пили водку и ругались на нерадивых солдат и что вещевое довольствие задерживают. Наверно оттуда.
  На этой оптимистической ноте мы и расстались с Игоревичем. Потом я еще скатался на вокзал, заложил в ячейку книжки и отзвонился Евтушенке. И еще потом провожал Анюту через парк, отдал ей купленный в Ворсме крестик, но она опять все больше помалкивала. А потом спать пора было, сочинил только дневное резюме перед засыпанием:
  
  Перед глазами скачут сиськи Инны,
  Как апельсины,
  Но эта штука у меня длиннее,
  Чем у Андрея.
  
  Четыре бетховенских удара
  
  Утром продрал глаза, пошел на кухню поставить чайник, а там значит сидит у своего стола дядя Федор, тоже чай пьет и смотрит одним глазом на улицу. Ну и я заглянул через его плечо - во дворе стоял милицейский УАЗик, а рядом сосредоточенно писали что-то на планшетах целых два милиционера, сержант и лейтенант.
  - Чего это они? - спросил я дядю Федора.
  - А ты не слышал что ли? Ночью Игорька зарезали.
  - Ккакого Игорька? - спросил я, запинаясь.
  - У нас что, много Игорьков во дворе? Того самого. Щас вон они свидетелей ищут и схему места преступления зарисовывают.
  Ну дела, заскреб я затылок, а ведь поди и припомнят они мне ту драку, когда Игорь чуть руку не сломал. И как в воду глядел - не успел чайник вскипеть, как в нашу дверь раздался звонок. Пошел открывать, чо... за дверью стоял, как и следовало ожидать, милицейский сержант.
  - Ты что ли Сергей Сорокалет? - хмуро спросил он у меня.
  - Я, а что такое?
  - Одевайся, с нами поедешь, - все так же хмуро сказал сержант.
  Оделся, с ними спорить бесполезно. Вышли на улицу.
  - Ну залезай в машину, - сказал сержант.
  - А что, здесь нельзя поговорить?
  - Нельзя, поедем в отделение.
  Поехали в отделение, вместе со мной в зарешеченном закутке УАЗика сидел еще один смутно знакомый мужик из 5 кажется подъезда. Ехать недалеко было, все на тот же проспект Ильича. Подвели меня к комнате с табличкой 'начальник отделения Голубев А.С.', посадили на стул в коридоре, сказали подожди. Сижу, жду...
  Через 5 наверно минут заходит походу он самый, Голубев А.С. и сержант с ним, заводят меня в кабинет и начинают значит допрос по полной программе - ФИО, дата рождения, прописка, место учебы. Заполнили они все эти графы и продолжили следующим образом:
  - Ну что, Сорокалет, давай рассказывай, в каких отношениях ты находился с убитым Игорем Стекловым 1959 года рождения...
  - А что больно рассказывать-то, - осторожно начал я, - в нормальных отношениях находился, дружить никогда не дружил, здоровались при встрече, вот и все.
  - В вот у нас есть сведения, что не далее как... - тут начальник перелистал кучку бумажек на своем столе, - как 3 дня назад между вами двоими была замечена драка во дворе вашего дома. Это что, тоже нормальные отношения?
  - Да какая там драка, поспорили мы по одному вопросу, ну и решили выяснить в честном бою, кто из нас правее, 4 человека рядом сидели, подтвердить могут.
  - Ну и что, выяснили?
  - Ничья случилась, так что разошлись миром. А на следующий день я его приглашал в нашу музыкальную группу и он не отказался, сказал, что подумает, так что все у нас вроде тихо-мирно было и убивать мне его никакого резона не было.
  - Так, теперь подробно расскажи, где ты был с 11 часов вчерашнего вечера до 3 часов сегодняшней ночи.
  Вот значит когда его прирезали, подумал я.
  - И тут совсем нечего рассказывать, спал у себя в комнате, больше нигде не был.
  - Подтвердить это кто-нибудь может? Ну кроме твоей матери.
  Я задумался... - Ночью, в 12 или в час, в сортир выходил, на кухне дядя Федор сидел... ну то есть Игнатов Федор Кузьмич конечно... он меня видел.
  Начальник почесал ручкой лоб и продолжил:
  - Ладно, теперь такой вопрос - вот эту штуку ты видел? Где, у кого, когда?
  И он выложил на стол нож в целлофановом пакете. И я его сразу узнал - это был тот сука самый нож с волками, который Андрюха купил во время нашего вчерашнего путешествия... ну или его дубль, что впрочем было весьма маловероятно... вот же блять... невозмутимое выражение лица мне все же удалось сохранить:
  - Первый раз вижу. Что это на нем за рисуночек такой?
  - Волки это, - буркнул Голубев. - Сейчас у тебя снимут отпечатки пальцев в соседнем кабинете, потом мы их сравним с теми, что на ножике, потом продолжим. Сержант, отведи гражданина.
  О как, сразу уже гражданина, отметил я, но пошел за сержантом без разговоров. Снятие отпечатков было довольно длительным и муторным занятием, отпечатки никак не хотели получаться несмазанными, только на четвертый раз вышло более-менее. Дали тряпочку оттирать пальцы и опять выставили коридор. Минут через 15 зазвали к начальнику:
  - Пальцы не твои, так что можешь быть свободен. Пока. Да, подпиши протокол и вот это еще, - и он протянул мне извещение подписки о невыезде.
  - А это еще зачем? - спросил я.
  - Раз даю, значит надо, - отрезал начальник.
  Ну х...ле, подписал и то, и другое, не драться же из-за этого. Вернулся к дому, поднялся на 5 этаж, вызвонил Андрюху: - Ну пойдем, поговорим.
  Вышли и от лишних глаз подальше я его утащил на Пионер, где скамеечка в кустах спряталась.
  - А теперь рассказывай все подробно, ититтвою в бога в душу...
  
  - Чего рассказывать-то, я не понял? - попытался включить тупого Андрей.
  - Кончай придуриваться, в ментовке мне ножичек показывали, который ты вчера купил, он там главным вещдоком значится, вот про него и рассказывай...
  Из Андрюхи как будто воздух выпустили, как из воздушного шарика, и ртом он начал воздух хватать как рыба, бедолага. Я ему помогать не собирался, если уж натворил дел, имей мужество отвечать. Примерно через минуту он наконец взял себя в руки и начал:
  - Я это... возвращаюсь такой после провожания Инки, а он такой во дворе стоит бухой весь, и это... на меня наезжать начал по-черному, да еще и Инку по матери крыть... не знаю, что это на него нашло... а потом драться полез, я про этот ножичек вспомнил, вытащил и перед собой держу... а он на него и напоролся в темноте, не видел наверно... так что это типа несчастный случай... вот.
  - Нож-то зачем в Игорьке оставил?
  - Испугался очень и убежал сразу.
  - Рядом был кто?
  - Не, никого вроде не было.
  - Ну иди и молись Дивеевской богоматери, чтобы пронесло... и Инке скажи... хотя нет, ничего ей не говори, меньше будет знать, меньше разболтает, авось никто ее не привяжет к этому делу. Значится так, подозреваемых у них ровно две штуки - я и Вовкин папаша, оба дрались в последнее время с Игорем. У меня железное алиби и пальцы на ноже проверили, не мои они, так что я уже отпал. Молись, чтоб папашу на чем-нибудь поймали... в принципе кандидатура вполне подходящая, алкаш, денег захотел, да и драка у них недавно была, так что отношения неприязненные, может прокатить... а я со своей стороны тоже кое-что сделать попытаюсь... иди в общем домой и не отсвечивай в других местах в ближайшие сутки-двое, авось на твои пальцы никто не подумает.
  И Андрей поплелся домой ссутулясь и запинаясь нога за ногу, смотреть на него было больно. Я же, помолясь в душе, попросил помощи у последнего оставшегося незадействованным гриба синяка - выручай же, брат, на тебя одна надежда и осталась...
  А я назло всем чертям решил остаться на Пионере и потренироваться, два дня ведь впустую пролетели с этими монетами и джинсами. Только снял куртку, только приступил к первым формам, только погладил кобылку и начал расправлять крылья аисту, глядь - Инна подошла со стороны хоккейной коробки. Одна.
  - Ну привет, красотка, заниматься будешь или так, мимо шла? - спросил я без особого выражения.
  - Заниматься, родной, заниматься, - ответила Инна, копируя видимо меня.
  - Ну давай с начала стартуем... ты кстати в курсе, что у нас тут ночью Игорька зарезали?
  Инна была не в курсе.
  - Можешь меня поздравить, я главный подозреваемый - все утро в ментовке провел, допрашивали и отпечатки пальцев сличали.
  - И что насличали?
  - Несвпадуха случилась, пока отпустили под подписку о невыезде...
  - Ну дела... и ты так спокойно об этом говоришь?
  - А что же мне, головой о гипсового пионера что ли биться? Так не дождешься. Давай вон заниматься, раз пришла.
  Опять встал в исходную позицию, поправил ее стойку, далее она довольно сносно копировала все мои движения, даже ничего и менять не надо было. По ходу дела обозначал, как оно это все называется, чисто, чтоб не скучно было. Через полчасика закончили. Сели на скамейку, тут Инночку и прорвало:
  - Знаешь, Сережа, по-моему я тебя люблю...
  Ну детский сад какой-то, честное слово.
  - Ты уж уточни, по-моему или любишь, это важно, - начал издеваться я.
  - По-моему... люблю... ты такой весь из себя необычный, за все берешься, все знаешь, все умеешь, деньги вон шальные раздобыл, и машина у тебя - я таких еще не встречала...
  - Эй-эй, подожди, а как же хоккеисты с летчиками?
  - Никуда они не денутся... потом как-нибудь, а пока у меня на горизонте строго один ты...
  - А как же Андрюха, у вас же с ним что-то начиналось вроде?
  - А что Андрюха... теленок он какой-то, молчит и краснеет... подрастет до бычка, тогда и поговорим...
  И верно ведь, Андрюхе сейчас не до Инн, другие заботы у него - пятерик на зоне корячится, - подумал я, а вслух сказал:
  - Послушай, Инка, а ты знаешь, что обычно о таких вещах девочки первыми не говорят? Парни начинают как правило...
  - Да знаю я все, - с грустью в голосе отвечала она, - но во-первых от тебя не дождешься, ты своей Анюточкой занят, а во-вторых были такие случаи, что и первыми говорили, Татьяна Ларина например написала все как есть Евгению Онегину, а он...
  - А он, гнида, - подхватил я, - послал ее подальше... ты знаешь, я не Онегин... и даже не Ленский, посылать тебя конечно никуда не буду, скажу только, что в твоем подростковом возрасте это обычное дело... давай подождем хотя бы недельку, а там видно будет...
  Инна откинулась на спинку скамейки, посмотрела в синее небо, затем спросила очень тихо:
  - Да, и что это ты там насчет практических занятий вчера говорил?
  
  - Каких таких занятий? - начал вспоминать я. Вспоминалось с трудом на фоне последних-то бурных событий.
  - Ну когда я про оргазм спросила, ты ответил, что мол ты еще на практике попроси это показать...
  - Ааа, вспомнил, извини, голова немного другим занята... слушай, Инка, ты хоть понимаешь, как такая практика будет протекать?
  - А мне плевать, хочу почувствовать, что такое оргазм, подруги столько про него понарассказывали, только я одна как дура...
  - Так ты тоже рассказывай.
  - То есть?
  Рассказал ей соответствующий анекдот, Инна внимательно выслушала, как будто я ей статью из газеты пересказал, и продолжила:
  - А все равно хочу и точка.
  - Давай так, сегодня у нас тут не до оргазмов, менты во дворе постоянно крутятся, к тому же мысли о том, что тебе 105 или 106 статьи светят (а там до 3 лет лагерей), не способствуют. А есть еще ведь и 103 статейка, умышленная, там вообще до червонца. Отложим практику, а? Ну хотя бы до завтра? А?
  - Ну хорошо, уговорил... и все равно я тебя люблю, Сергуня... кажется, - и она повисла у меня на шее, залившись горючими слезами.
  Ну детский же сад, штаны на лямках... успокоил как мог...
  - Ты на себя в зеркало-то давно смотрела? У тебя же модельная внешность, такая одна на тыщу встречается, таких, как я, у тебя не один десяток будет, и хоккеисты, и летчики, и космонавты наверно тоже. Зачем я тебе сдался, Инночка?
  - А вот сдался... сдается мне, что таких, как ты, больше нет, - сказала она сквозь слезы.
  - Правильно, есть гораздо лучшие. Вот только...
  - Что только? - быстро насторожилась она.
  - Рот бы тебе научиться на замок закрывать... и белье наконец сменить, а то синий горошек это что-то уже за пределами добра и зла.
  - Злой ты, Сергуня...
  - Да, и еще у меня память хорошая. С бельем я тебе помогу, так и быть, а вот насчет своего словоговорения это ты уж сама должна справиться...
  - Знаю я все... но ничего не могу с собой поделать.
  - Надо через не могу, горе ты мое... луковое. Ну все, мне пора в райком, встреча с нашим куратором.
  Утер Инне слезы, проводил пару кварталов и домой, переодеваться и вести мать на встречу с судьбой. Матери ей об этом еще вчера вечером сказал, без излишних деталей, она восприняла вроде нормально, надо значит надо. Вернулся домой, переоделся, подождал мать и мы вместе подались к райкому, благо идти было недалеко и погоды стояли замечательные.
   Мигалку скорой помощи я издали приметил, скорая стояла возле входа в райком и вокруг нее суетились люди как в белых халатах, так и без них. У меня как-то нехорошо сжалось сердце, ой не к добру все это дело, ой не к добру...
   - Что это тут случилось? - спросил я у первого же попавшегося товарища, - несчастный случай какой?
  - Да какой там несчастный случай, приступ у одного райкомовца случился, говорят прямо на рабочем месте, сейчас увезут, - ответил мне первый попавшийся товарищ.
  - А фамилия райкомовца не Михальчик случайно?
  - А я не в курсе, может и Михальчик.
  Тут показались санитары с носилками, на носилках лежал Игоревич. Его начали задвигать в машину.
  Я подошел поближе и спросил уже у товарища в белом халате:
  - Куда повезете?
  - А ты что, родственник? - с подозрением спросил он.
  - Угу, внучатый племянник.
  - В 40-ю повезем, по профилю.
  - Возьмите меня с собой.
  - Не положено, да и места тут нет, - сказал он, открывая дверь в медицинский РАФик.
  - Ну тогда мы своим ходом. Что хоть с ним? Операция будет или обойдется?
  - С сердцем у него что-то, рентген сделаем, там видно будет.
  Я сказал маме ждать здесь, сам быстро сгонял до гаража и подъехал к райкому на своей копейке.
  - Садись, мама, съездим в больницу, узнаем что там и как.
  Мать без слов села. До 40-й было недалеко, всего-то между парком и Земснарядом, а потом немного направо. Вот и приемный покой.
  С большим трудом выяснили, куда там определили Игоревича и кто конкретно будет им заниматься, потом мама сидела на скамейке, а я мерил шагами коридор, иногда выходя на улицу. Увидел будку телефона-автомата и вспомнил про Евтушенку, времени много прошло, а ответного звонка от него что-то я не дождался, надо напомнить о себе. Двушка в кармане нашлась и Евтушенко даже сам снял трубку.
  - Алло, это Сергей, который книжки вчера в ящик положил.
  - Ааа, очень приятно, Сергей. Книжки хорошие, спасибо.
  - А что насчет денег?
  - Каких денег? - натурально удивился Евтушенко, - ты мне дал их почитать, когда прочитаю, назад верну.
  - Слушай, дружище, мы так не договаривались, деньги гони, да.
  - Успокойся, лошок, не будет тебе никаких денег.
  - Я ведь знаю, где ты бываешь, а по номеру телефона адрес легко найду.
  - Ну что ты такого мне можешь сделать, щенок?
  - Например заставлю сначала обосраться, а потом все это съесть.
  - Ой как напугал. Бывай, а если еще что появится, приноси, всегда возьму. Ту-ту-ту.
  Мда, еще один облом, что за день сегодня такой? А с Евтушенкой я обязательно разберусь, только потом уже.
  Вернулся в приемный покой - там наконец-то вышел врач, который в теме, он сказал, что будет операция на митральном клапане, через час начнется и продолжаться будет не меньше 2 часов... да... приехали, так что дальше уже некуда ехать...
  Вернулись домой, к вечеру надо будет съездить еще раз.
  
  Вечером я уж один туда поехал, узнал, что вроде бы все прошло неплохо, больному получшало, сейчас его отвезли в реанимацию (и не надо пугаться, после таких операций всех туда отвозят), а завтра где-нибудь в 10 часиков его даже можно будет навестить. Ну и на этом спасибо.
  Засыпая, сочинил такую заумь:
  
  Прокатали пальчики
  Мне в ментовке мальчики,
  И теперь мне значится
  Пятерик корячится.
  
  Неудачную недельку я выбрал, чтобы бросить курить
  
  А также чтобы бросить пить, нюхать клей и догоняться амфетаминами, как когда-то сказал великий Стив Маккроски. Сами посудите - с утра меня опять таскали в ментовку, на очную ставку с вовкиным папашей. Папаша не мычал и не телился, пребывая в глубоком абстинентном синдроме, пришлось мне отдуваться за двоих - рассказал про драку все, как было, чего тут утаивать-то, тем более, что там свидетелей по бокам сидело выше крыши. Мой рассказ аккуратно запротоколировали, после чего сказали быть свободным. Пока. А на вопрос, что там с подпиской о невыезде, добавили, что все с ней хорошо, невыездной ты пока, Сергуня.
  Потом я собрал передачку для Игоревича (вот же был большой вопрос был, что туда класть... сошлись на соке и апельсинах, лежали у нас две штуки к празднику), подогнал маму и мы опять потащились в больничку.
  Синеньких полиэтиленовых бахил в 77 году еще не придумали, поэтому я предусмотрительно взял из дома две пары тапочек, в них и переобулись. Думал, как-то прорываться через заградительные кордоны придется, но нет, в 40-й вопросы посещения больных были отданы на полный откуп посетителям, ходи куда и когда вздумается. Игоревич лежал на третьем этаже в реанимации, рядом с операционной. Заглянул, он там один в целой палате, не 8 душ, как обычно, и к нему даже был подключен некий приборчик с мерцающим экранчиком, ну надо ж, какая продвинутость, не ожидал.
  Постучал, не дождался ответа, зашли внутрь. Игоревич сразу открыл глаза:
  - Ааа, это ты, Сергуня.
  - Так точно, тщ майор, - бодро ответил я, - как дела?
  - Дела хреновые, сам видишь...
  - Да ладно, лечащий врач сказал, операция вполне успешно прошла, так что теперь остается только восстанавливаться. Мы вот тут тебе принесли кое-чего... кстати, это моя мама, Клавдия Алексеевна.
  Игоревич внимательно поглядел на мать и сказал:
  - Да я уже догадался, здравствуйте. Чего там еще врач говорил?
  - Что недели две ты тут проваляешься, сказал. А из реанимации вроде должны завтра-послезавтра перевести в обычную палату. Слушай, мне бежать надо, там у нас небольшие проблемы нарисовались во дворе, так я побегу, а мама тут с тобой посидит немного, ладно?
  - А что за проблемы-то?
  - Ерунда, потом расскажу, но мое присутствие вроде как обязательно.
  И я побежал обратно. В кабинете не удалось им пообщаться, хоть здесь пусть поговорят, может так даже и лучше, думал я, сбегая вниз по выщербленной многими поколениями больных лестнице первого корпуса.
  Вернулся в свой двор значит, а там на лавочке сидит Валерик, сгорбленный и унылый.
  - А чего не в клубе? - спросил я нарочито бодрым голосом.
  - Накрылся похоже наш клуб медным тазом, - ответил Валера, - вот только что Пенькович хотел у меня ключи отобрать, мол власть поменялась, больше вас прикрывать некому...
  Вот же гнида, и когда только успел узнать?
  - Ключи я ему конечно не отдал, сказал они у тебя, поэтому и не в клубе... да, и еще одна хреновая новость - Вера звонила, просила передать, что в комиссионку, где родственница ее работает, пришла ревизия, так что продажа штанов отменяется. Не насовсем, а на некоторое время.
  - Ну хотя бы то радует, что не насовсем.
  - И еще одно... не хотел говорить, но вываливать, так уж все кучей - полчаса назад иду это я по парку, а там значит возле пруда сидит твоя Анюта на лавочке и с Вовчиком обнимается...
  - А вот это уже совсем интересно. В каком месте-то точно?
  - Слева, если отсюда смотреть, там где тир.
  - Хорошо, пойду поговорю с обоими.
  - Да, и чего там с твоим райкомовцем-то, расскажи.
  - Выбыл из строя недели на две, операция на сердце. А ключи не давай никому конечно, официальную бумагу принесут, тогда поговорим.
  - Стой, еще одна новость...
  - Ну вываливай, добивай уж...
  - Хорошая новость, что ты сразу - короче вовкиного папашу железно привязали к убийству, один отпечаток на ноже вроде как его оказался, и еще у него нашли какую-то вещь Игорька, портсигар что ли, так что ты теперь совсем вне всяких подозрений.
  Ну спасибо тебе, друг синяк, выручил... жалко что ты последний.
   - Ладно, пойду до пруда прогуляюсь.
  
  Скамейку эту я довольно быстро нашел - да, действительно между прудиком и тиром, из которого доносились редкие выстрелы, тихо-мирно сидела значит моя Анюточка рядышком с Вовчиком, причем обнявшись сидела. И о чем-то весьма оживленно беседовала, посмеиваясь... со мной она себя что-то совсем не так вела.
  - Аня, - сказал я, подойдя к скамеечке (Вовчик аж в лице изменился), - можно тебя на пару слов.
  - Почему же нельзя, можно конечно. Говори, у меня от Вовы секретов нет.
  Вовчик дернулся было уйти, потом в обратную сторону, потом таки встал и со словами 'Я лучше в тире пока постреляю' ушел в ту сторону. Я сел рядом с Анютой.
   - Ну и что все это значит, Анечка? - тихо спросил я.
  - Это значит, что раз тебе лучше с Инночкой, то и я могу считать себя свободной.
  - При чем тут Инна? - удивился я.
  - А кто голышом с ней купался, Пушкин?
  - Подожди-подожди, это источник такой был целебный, пропустить никак нельзя было, а купались мы не вместе, а по очереди.
  - Да знаю я все, люди мне глаза-то открыли.
  - Инна что ли проболталась? Вот уж язык без костей...
  - Да при чем тут она, мне твой Андрюха все как на духу выложил.
  А это был конечно удар, вот уж от кого не ожидал, так это от него... то молчит днями, то значит из него вываливается все, как из дырявого пакета.
  - Андрюхе значит ты сразу поверила, а мне совсем не веришь?
  - Да, - просто ответила Аня.
  - Ну хорошо, допустим я в чем-то там провинился, но почему сразу Вовчик? Откуда Вовчик? Зачем Вовчик?
  - А он красивый...
  - Ты же не хуже меня знаешь, что для мужчины красота это дело десятое, если он чуть красивее обезьяны, значит уже хорошо.
  - Ну значит ты, Сергуня, не красивее обезьяны получаешься.
  А это уже была форменная неправда - я на рожу хоть и не Криштиану Роналду, но и далеко не Квазимодо. Ладно, спишем на то, что она это в запале сказала.
  - У него знаешь, сколько таких, как ты, было? Бросит он тебя, и очень скоро.
  - А посмотрим, пока-то не бросил.
  - Хорошо, я пошел... когда передумаешь, возвращайся, я тебе всегда буду рад.
  - И крестик свой дурацкий забери, - сказала она мне уже в спину. Вернулся, забрал, подумал, что она сейчас еще и джинсы снимет и отдаст, они в принципе тоже на мои деньги куплены, но нет, до этого не дошло.
  Ну что же, будем считать это последней соломинкой, которая надломила верблюда, думал я, огибая угол озера, грузили, значит, верблюда грузили и перегрузили, овердрайв случился. А вот прямо на центральной аллее и гипсовый олень сидит, с отбитыми рогами (тебе-то хорошо, олень, тебе рога отбили, а мне походу приделали), а вот и женщина с веслом стоит... точнее было оно когда-то, весло, но тоже давно отбито (тебе-то хорошо, женщина, у тебя только весло отбили, а у меня целую Анюту), а вот чапок с пивасегом (нажраться что ли с горя? нет, ребята, есть такое мнение, что это не выход).
  Вышел из парка через ворота на улицу славных героев-Челюскинцев, и тут в мозгу почему-то загромыхала популярная песня Григория Лепса:
  
  Запущен дом, в пыли мозги,
  (дада, хорошо бы пропылесосить мозги, а то заплесневели что-то)
  
  Я как лимон на рыбу выжат,
  (о, и лимон надо купить - зашел в магазин номер 3, встал в очередь)
  
  Глушу водяру от тоски
  (правильно, шампанское тоже не помешает... ну и конфеты к ним, во-он ту коробку пожалуйста)
  
  И наяву чертей я вижу
  (а вот и черти пожаловали, прошу любить и жаловать)
  
  Я как раз пересекал скверик на проспекте Ильича с бронзовой фигурой Ильича же посередине, и тут мне наперерез двинулись два довольно крепких паренька с цыгарками во рту.
  - Слышь ты, пацанчик, 20 копеек есть? - спросил тот, что повыше.
  Как вы не вовремя, ребята, как не вовремя, кто бы знал... я со вздохом поставил сумку с шампанским и конфетами на скамеечку:
  - Конечно есть, идите сюда.
  Через пять секунд тот, что повыше, въехал носом под эту самую скамеечку, попался на простейший прием с выкручиванием локтевого сустава, а второй сидел скрючившись на корточках и баюкал вывихнутый палец... я его несильно приложил, за пару дней отойдет.
  - Еще вопросы ко мне есть? Вижу, что вопросы закончились. Алора буона джорната, рогацци, ньенте ди персонале.
  ОК, ребята и девчата, раз у вас обязательства ко мне кончились, значит и я могу считать себя свободным, как ветер в поле. А вот и телефонная будочка, то, что надо.
  - Тууу-тууу, - алло, - здрассти, Инну можно? - а кто спрашивает? - это Сережа такой, мы гимнастикой вместе занимаемся, - ааа, говорила она что-то... нет Инны, в институт уехала, - ну тогда извините за беспокойство, - может передать что-то? - нет-нет, дело несрочное
  Ну нет, так нет, задействуем значит план Б. Да, и еще один звоночек:
  - Дежурный УВД капитан Звягинцев, слушаю вас.
  - Здравствуйте, запись разговора у вас ведется?
  Пауза
  - Да, все записывается, говорите.
  - Тогда слушайте - убийство кассирш в Дзержинске в 75 году совершил Иван Давыдов, житель Дзержинска, это раз, главврача психбольницы в Саранске в прошлом месяце убил Алексей Митрофаненко из Светлогорска, это два, трех девушек в Вологде убил Николай Сахаров, он маскируется под лейтенанта внутренних войск, это три, грудных детей в Москве похищает Анатолий Бирюков, его отец генерал-лейтенант СА, Герой Советского Союза, это четыре и наконец последнее, пятое - Госбанк в Ереване в августе ограбили братья Николай и Феликс Калачяны, сейчас они должны быть в Москве в квартире Людмилы Аксеновой.
  - Откуда у вас все эти сведения?
  - Не имею права разглашать, вообще-то я состою на связи у соседей, но мой куратор сейчас недоступен, а информация срочная.
  - Как вас зовут?
  - Сергеем меня зовут, позывной Автозаводец. СК, - понтанулся я напоследок и я повесил трубку. Несколькими гадами на земле меньше будет и то ладно. И трубку с диском вытереть что ли на всякий случай, пальцы-то мои поди занесли в базы - достал платок и протер.
  Вы спросите меня, откуда ж ты это все знаешь? Все не просто, а очень просто, примерно как перестроечная фирма Сэлдом - я часто смотрел передачи 'Следствие вели' с Каневским, а память у меня... ну вы в курсе.
  И еще не забыть бы про пожар в политехе, когда уж он там случится по плану? Да... во вторник ведь, точнее в ночь с понедельника на вторник, в первый день учебы. Половина первого корпуса выгорит ведь к чертям собачьим, надо бы этот баг пофиксить...
  А я тем временем обогнул наш дом со стороны Школьной, чтобы поменьше отсвечивать в глазах Полин Андреевн и незаметной тенью скользнул в дверь восьмого подъезда. Так, второй этаж кажется... да, вот эта дверь... шампусик в одну руку, конфеты в другую, звоним. О, открывают без вопросов, непуганый нынче народ, непуганый.
  - Медитацию заказывали?
  
  Мариночка была довольно опытной женщиной, но разок и мне удалось ее удивить, да... потом, когда мы лежали рядышком, не спеша потягивая из бокалов шампанское, она лениво сказала:
  - Ну вот, а ты все упирался...
  - Дурак был, Мариночка, потому и упирался.
  - А сейчас что, поумнел?
  - Да не особо, просто упираться перестал.
  - Значит киданула тебя твоя Анюточка?
  - Так точно, тщ капитан, - автоматически вылетело у меня, потом спохватился и добавил, - а ты-то откуда знаешь?
  - Да у нас город маленький, тут все про всех всё знают...
  Ни хрена себе маленький, всего 1,5 миллиона, что же тогда большой город? - подумал я, а вслух сказал:
  - Ну хоть ты мне объясни, чего они все меня кидают?
  - А что, и другие были?
  - Угу, только за сентябрь это уже второй случай.
  - Наверно все дело в том, что ты идеалист, Сережа, ты хочешь, чтобы всем было хорошо, а женщины, если ты не знал, обычно хотят, чтобы хорошо было только им...
  - А другим значит, чтобы плохо было?
  - Ну примерно так.
  - Спасибо за разъяснение, учту на будущее... но тебя, как я вижу, это ни разу не пугает.
  - Я наверно исключение... ты, Сережа, как батарея заряженная, во все стороны искры сыплются - в школе нам помнится показывали на физике такой приборчик, его крутят, он заряжается, а потом между двух шариков искра бьет, вот и ты такой же, током бьешь куда ни попадя.
  Ну что же, получай, Сергуня, что заслужил, батарейка энерджайзер ты моя с удвоенным зарядом...
  - Марина, перевернись на живот пожалуйста, а?
  - Что, на третий заход пошел? - с некоторым удивлением спросила Марина.
  - У тебя подсолнечное масло есть?
  - В жопу не дам, и не надейся - быстро ответила Марина.
  - Фу, Марина Сергеевна, что за выражения для приличной женщины?
  - А как это надо было сказать?
  - Ну хотя бы так - 'анального секса не будет, даже не рассчитывай'.
  - Хорошо - анального секса не будет, даже не рассчитывай.
  - Уже лучше. Идем дальше - что это за фантазии у тебя необузданные, какой, я извиняюсь, в жопу анальный секс, я же просто массаж тебе собирался сделать... китайский или как получится, а для него надо 30 грамм масла, чтобы кожу не натереть.
  - Правда? - с большим облегчением выдохнула она, - масло в шкафчике слева от плиты.
  Плеснул масла на руки, вернулся, сел на Марину верхом.
  - В теле человека, если ты этого не знаешь, больше 600 различных мышц, самая маленькая прикрепляется к среднему уху, самая большая, ну то есть две самые большие это ягодичные, они двигают ноги. И далеко не все из этих мышц работают и тренируются регулярно, а значит что? Правильно, наступает атрофия, дискомфорт, боли и все такое прочее. Конечно лучше бы самому их тренировать, но это не у всех и не всегда выходит, тогда на помощь приходит что? Правильно, массаж, - говорил, постепенно продвигаясь от плечей к пояснице, мне столько массажей в прошлой жизни сделали, что я эту технологию с закрытыми глазами наизусть расскажу.
  - И кстати, что там у нас с жопой?
  - Геморрой у нас там, Сергуня.
  - Геморрой это нехорошо... какой хоть степени-то, второй, третьей?
  - Вроде второй.
  - Это уже лучше. Мышцы жопы тоже тренировать надо, геморрой, ведь он от застоя крови в заднем проходе наступает, от сидячей и неподвижной жизни. Приходи к нам заниматься китайской гимнастикой, спецом для тебя подберу нужный комплекс.
  - Спасибо, я подумаю... но вы же там все молодые да ранние тренируетесь, куда мне в мои годы.
  - Да прекрати стонать-то, годы будут, когда к пенсии дело пойдет, а щас у тебя вторая молодость. Слышала такую фразу 'в 40 лет жизнь только начинается'?
  - Не, откуда это?
  - Да из фильма одного (вот же блин, 'Москва слезам не верит' только через 2 года выйдет), американского, название не помню... с Мишель Пфайфер в главной роли кажется, там героиня в 40 лет свое счастье находит. Так, а теперь мы переходим к ступням - ступни, если ты не знаешь, это зеркало здоровья человека, там примерно 70 тыщ нервных окончаний, связанных со всеми системами организма. Так что, массируя стопы, мы и на все остальное воздействуем самым непосредственным образом.
  По окончании этого вида массажа третий раз у нас с Мариночкой таки случился...
  
  -------------------------------------------
  
   Вечером уныло прошелся по нашему двору, никого за доминошными столиками не было. Развалилась наша мушкетерская команда, на куски и запчасти... Вовчика я наверно простить не смогу, в ближайшее время по крайней мере, Андрюха сидит дома и пуганого куста боится, Валерику тоже наверно не до мушкетерства. Анюта отрезанный ломоть, Инна... ну и она наверно отвалится, зря я ее профутболил с темой оргазма, Вера тоже под большим вопросом. Зарабатывание денег не удалось, покровитель и потенциальный отец Игоревич валяется в больнице, клуб отбирают, страх и ненависть в Лас-Горьком одним словом, одни развалины и пожарища. Надо ж было так все испортить за один день...
   А завтра с утра на учебу, завтра понедельник, тяжелый день. Ладно, я похоже вчистую проиграл приграничные бои, но война еще не кончилась, впереди Сталинград и Курск, завтра продолжим вот прям с этого самого места и прям до того самого горизонта...
  
  Конец второй части.