Античная наркомафия - 9.
  
   1. Сафари.
  
   - Макс, давай-ка обождём немного, - Володя оторвался от трубы и обернулся ко мне, - Ты только зацени это зрелище! Герои, млять!
   Я достал свою трубу, глянул в неё, и у меня не нашлось возражений. Обернулся сам к старшему охотничьей бригады, подал ему знак подождать и снова прильнул к трубе - спецназер абсолютно прав, зрелище того стоило.
   В принципе-то африканские львы охотятся на всё, что рассчитывают или хотя бы надеются добыть. Я ведь упоминал в своё время о виденной нами в Мавритании охоте львиного прайда на носорога? То, что она оказалась неудачной для львов - строго говоря, ещё не показатель. У них и на нормальную для них дичь на одну удачную охоту иногда и до десятка обломов приходится. Один знакомый биолог в прежней жизни говорил как-то, что большие львиные прайды и на молодых слонов, случается, нападают - стало быть, и в такой попытке усматривают вполне реальные шансы на успех. И хотя нормальная добыча для львов - антилопы гну и зебры, по сравнению с этим слоново-носорожьим экстримом охота на буйвола для них - тоже практически штатная ситуёвина. И охотятся, и добывают.
   Но тут - как повезёт. И зебра может оказать нешуточное сопротивление львице, и антилопа гну, и иногда такое случается, но обычно они задают от львиц стрекача, а те уверенно отсекают от стада любую животину, какую удобнее, потому как если не убежит, то справятся с ней наверняка. Но буйволы и сильнее, и агрессивнее, для взрослого быка контратаковать самому в порядке вещей, да и корова не всякая от него отстанет, защищая телёнка. Да и просто друг друга буйволы защищают от львов активно, так что если им не удастся отсечь и отогнать от стада кого-то одного, то попытка провалена, и не факт ещё, что без собственных потерь обойдётся. Африканский буйвол - он свою репутацию имеет вполне по заслугам. Удастся львиному прайду попытка охоты на буйвола или нет - это всегда лотерея. Поэтому даже при всей своей штатности зрелище предстояло довольно увлекательное - несколько львиц как раз приближались к стаду буйволов.
   Некоторое время то одна львица, то другая, подходила почти вплотную, норовя вклиниться между животными, но те были начеку и сразу же сдвигались потеснее, затем обращали к большой кошке рога, и ей приходилось отступать. Попыток пять или шесть - наверное, мы видели не все, поскольку львицы кружили вокруг стада, ища в нём слабину. Наконец - хвала богам, с хорошо заметной для нас стороны - одна из львиц сумела ловко шугануть телёнка и этим спровоцировать на атаку его мамашу, выманивая её из стада. Тут же нарисовались две других - одна вцепилась корове в заднюю ногу, другая вообще ей на жопу запрыгнула и тоже вцепилась - хорошая была попытка, отчаянная, стадо ведь почти рядом. Отмани они её подальше метров хотя бы на тридцать и напади уже там - сделали бы её наверняка. Нюх у буйволов отличный, слух очень неплохой, но зрение хреновое, и на достаточном расстоянии стадо не вмешалось бы. Но львицам то ли терпения на это не хватило, то ли не надеялись заманить так далеко. Стадо заинтересовалось происходящим, и хотя на помощь добытчицам подоспел и гривастый лев-самец, добрый десяток буйволов оказался весомее, вынудив ретироваться и трёх больших кошек, и ихнего патлатого кота.
    []
   В общем, факир был пьян, фокус не получился, и их счастье, что успели унести ноги без потерь и увечий. Буйволы - это всё-таки ни разу не зебры и не антилопы гну, и с ними не всякая попытка обходится без мёртвых героев. Да и взбудоражено стадо, так что теперь бдительность утратит нескоро, и в ближайший час львиному прайду едва ли что-то светит. Зато кое-что светит нам...
   - Внимание! Работают арбалетчики! - скомандовал я вполголоса, добавив для их старшего и отмашку рукой, - Самостоятельная стрельба!
   Тут надо именно так. В лобешню и обычного-то быка не всякая пуля возьмёт, а тут буйвол с его дополнительным бронированием основаниями рогов, так что пока вот эта прогнавшая львов группа обращена практически в нашу сторону, стрелять по ней я бы не советовал. Вот когда они при развороте обратно к стаду бочинами повернутся - тогда их и надо валить в убойные места. Именно это наши люди и будут делать.
   Вот повернулся самый матёрый бык в этой группе, и почти тут же тренькнули тетивы арбалетов - сразу трёх для надёжности. Два болта в корпус, один в башку - может и не ровно между глазом и ухом, но куда-то туда. Передние ноги бычары подломились, и он рухнул вперёд и вбок - ага, начало положено. Судя по замешательству всей остальной группы, завален доминант. Свято место, конечно, пусто не бывает, и занять его найдётся кому, но не прямо сей секунд. Потаращившись на неподвижно валяющегося главнюка и недоуменно помычав, буйволы начали разворачиваться самостоятельно, то бищь в режиме "кто в лес, кто по дрова". Залп второй тройки арбалетчиков упокоил ещё одного быка - не так чисто, как первого, так что понадобился и четвёртый болт, а подставившую сдуру бок корову - ту самую, которую и без нас подранили львицы - завалили двумя. Типа, чтоб зря не мучилась, потому как с ейным прихрамыванием она один хрен первая кандидатура для всех окрестных львов. Это снова вызвало лёгкое замешательство у группы, поскольку это самцы у них в избытке, и хрен с ними, с безвременно павшими, а самок слишком много не бывает. Пока быки мычали ей и меж собой чего-то своё, обе тройки наших арбалетчиков и перезарядиться успели, после чего завалили ещё пару быков.
   - Достаточно! - я поднял руку, останавливая вошедших в азарт стрелков.
   - Ещё два штука, великий вождь! - заканючил проводник-бушмен на ломаном турдетанском, да ещё и сдобренном этими ихними щёлкающими звуками.
   - Достаточно, - повторил я, - Больше мы всё равно не утащим. И вообще, нехрен вас тут баловать, - это я добавил уже по-русски.
   Я ведь упоминал уже, кажется, что бушмены на буйволов вообще не охотятся? Слишком толстая и крепкая кожа для их слабых деревянных луков, а не пробив её, не даст никакого эффекта и отравленная стрела. Есть, конечно, у африканского буйвола места, где даже его кожа потоньше, да помягче, но чтобы уверенно попасть в них, это надо поближе к нему подобраться, и как тогда от него спастись самому? Яд ведь не сразу на такую тушу подействует, и разъярённый бык десять раз успеет стоптать или поднять на рога и стрелка, и кого-нибудь из его спутников - себе дороже выйдет такая охота. Добычи в саванне и без буйволов бушменам хватает - тех же мелких антилоп во много раз больше, так что нет им необходимости рисковать. Ради мяса, по крайней мере. Крепкая буйволиная кожа - другое дело, но какие-то её лоскуты и после львиных трапез остаются. Практически без риска их можно подобрать, если выждать, но уж больно мало. Поэтому цельная буйволовая шкура для бушменов немалое богатство.
   На этом, собственно, у нас и договорённость с ними достигнута. Буйволов этих валим мы, а результаты с ними делим. Мяса - сколько возьмём, но не более половины от добытого, остальное им, шкур мы берём меньшую часть, остальные им, но зато все рога буйволов, какие нам приглянутся, забираем мы безо всякого дележа. Я ведь в своё время упоминал о раздобытом тестем критском оружейнике, умевшем делать критские роговые луки? Воды с тех пор утекло уже немало, и уже десятка три бывших учеников критянина - уже наши, турдетанские - делают луки критского типа, когда есть из чего. Он же гораздо проще композитного скифского устроен, и проблема только в длинных роговых пластинах на его плечи. Сами критяне из внутренних сторон рогов горного козла их вырезают, зверь это редкий и осторожный, добыть его крайне нелегко, поэтому и дорог этот критский лук при всей его конструктивной простоте. Был бы дешевле в разы, если бы не дефицитность сырья. Вот с ней-то мы и боремся. Тесть ещё в те годы у нумидийцев ихний большерогий скот приобрёл, и с тех пор мы его и в нашей испанской метрополии разводим. А раз он у нас африканский, то и сюда, на Капщину, его же и завозим, да только мало его здесь пока, и какой же идиот быка нумидийского, величайшими трудами через океан доставленного, ради рогов резать будет, когда буйволы халявные в саванне пасутся?
    []
   Но собака тут, как говорится, порылась в нюансах. Можно было бы и весь этот добрый десяток отделившихся при отгоне львов от стада буйволов завалить. Они ведь ещё совершенно непуганые, и если бить с приличной дистанции из малошумных арбалетов, да ещё и первым делом выбивая доминантов, то и практически без проблем, если совсем уж стрёмно не мазать. Но нам-то это нахрена нужно, спрашивается? Мастер ведь по роговым лукам на Капщине один, а работа хоть и не слишком сложная технически, но аккуратная и кропотливая, и хоть всего его этими буйволовыми рогами со всех сторон обложи, он один хрен работать быстрее от этого не сможет. Нам же качественная работа от него нужна, а не "на и отгребись". Мяса же с учётом прочей добываемой дичи вполне достаточно, и вот от этих пяти животных его столько, что больше не унести ни нашим, ни сопровождающим нас бушменам. А вырезать только самые вкусные части, оставляя падальщикам остальные туши - абсолютно нехрен. Ни нашим колонистам нехрен к этому привыкать, ни бушменов нехрен приучать. Да и просто баловать их тут абсолютно нехрен, а то привыкнут и на шею сесть попытаются, и как тогда всю глубину их неправоты растолковывать им прикажете? Зверствами белых колонизаторов? А ведь придётся, если дать им обнаглеть. Поэтому не будут они указывать нашим людям, сколько им валить мегафауны на этих "совместных" с ними охотах и пущай привыкают к такому порядку исходно. А то ведь припрутся иначе на следующее такое мероприятие всем племенем, дабы показать, как их много, и сколько им мяса и шкур нужно, и что тогда, всё стадо для них валить? А жопы у них не треснут?
   Кроме того, всегда есть риск промахнуться. И сейчас-то второго из заваленных быков четвёртым болтом достреливать пришлось, так это мы пять штук добыли и на этом остановились, а если добывать до хрена, то и риск промахов возрастает уже многократно, в том числе и таких, после которых нетяжёлый, зато разъярённый подранок образуется, и это не газель, не зебра и не гну, это - африканский буйвол. На хрен, на хрен! Есть с собой, конечно, тройка стрелков с кремнёвыми винтовками, есть два винчестера у нас с Володей, и уж одного-то атакующего буйвола мы завалим, но где гарантия, что они не атакуют всей группой? Так это ещё небольшая группа, которую львы от стада отделить помогли, а если всё стадо из нескольких десятков голов? Абсолютно незачем доводить дело до экстрима. Всё хорошо в меру, как говорится.
   А посему надо и прецеденты означенной меры создавать, дабы входили потом в традицию. Не установленного начальством лимита, а своего собственного добровольного самоограничения. Мы не охотимся ради забавы, мы не охотимся ради удали, мы охотимся только ради нужного нам результата и не убиваем дичи больше, чем нам нужно. Не имеет значения то, что её реально до хрена, и хоть жопой её жри - важен принцип той разумной меры, превышение которой не комильфо для уважающего себя турдетанского колониста.
   А дичи в самом деле до хрена. Тут, конечно, и сезон роль играет - когда у нас в Северном полушарии лето, в Южном зима, а здесь ещё и крайний юг Африки, субтропики с их зимним увлажнением, так что как раз влажный сезон. Тропические ливни редко, чаще обычные и для умеренного пояса дожди, но их достаточно, трава свежая растёт - зелёная и сочная, для травоядных раздолье. Миграции живности здесь, естественно, не такие, как пресловутая Великая миграция в Танзании и Кении с её вообще многотысячными стадами гну и зебр, на Капщине такого столпотворения не происходит, но здесь не так выражена и сезонность климата, как там, когда во влажный сезон яблоку негде упасть, а в засушливый саванна практически пустая. Здесь и горы рядом с их непересыхающими речками, так что водопоев хватает, и океан близко с его суточными бризами, так что хватает у побережья и росы, и в результате тутошним летом, когда у нас зима, живности хоть и меньше бывает, чем в дождливую зиму, совсем без дичи не останешься. Какая-то её часть явно никуда не мигрирует, а пасётся здесь круглогодично. Наши первопоселенцы говорят, что где-то раза в четыре дичи в окрестной саванне меньше в сухой сезон, чем сейчас, но и тогда хватает, а сейчас её просто полно. Вот это стадо буйволов хотя бы взять, на которое мы тут немного поохотились - досконально мы его считать поленились, а на глаз - сотни голов нет, но уж всяко поболе полусотни. Квагги тутошние, если с гну не вперемешку, как это за зебрами водится, могут и табуном в несколько десятков голов попасться, а уж гну эти белохвостые - ага, в современной ЮАР в заповедниках строго охраняемые - ну, не многотысячные, но несколько сотен голов в стаде - не редкость. Не Кения, не Танзания, но сразу видно, что и это тоже та самая классическая Африка, в которую ездят на сафари.
   Вот только как раз этих традиций сафари нам здесь и не нужно. Мы от колонии нашей сейчас - вот только, что не в зоне прямой видимости, а настоящий охотничий рай - вот он, прямо перед носом. И глядя на него, хочется, чтобы и для потомков он остался не только на картинках и в описаниях, а и вот так, вживую. Сейчас, пока народу на Капщине мало, сафари этому поголовью живности не страшны, но что будет, когда население здесь вырастет в разы? Вот на эту перспективу и нужно в наш колониальный социум традицию умеренной охоты закладывать. Наперёд надо уметь думать, на вырост...
    []
   Но африканская саванна - она и на Капщине тоже африканская саванна во всех смыслах. Стоило оставленным нами в живых буйволам удалиться обратно к своему стаду, как возле туш нарисовались падальщики. Мы ещё только подходим, а один гриф прямо на одну тушу уже пикирует, и ещё парочка на подлёте - млять, вконец охренели, что ли? Не видят, что есть у добычи хозяева? Мы с Володей передёрнули рычаги наших винчестеров, и спецназер пристрелил офонаревшего птица. Два других, издав разочарованный клёкот, облетели нас по дуге и приземлились на ближайшем дереве в надежде на какие-то остатки туш после нас. Ну, что-то от них, конечно, останется, поскольку всю требуху не заберут и бушмены. Вопрос только в том, единственные ли они халявщики в округе. Сомнительно это как-то для африканской саванны.
   Так оно, естественно, и оказалось. Первыми нарисовались гиены. В наше время, Серёга говорил, на юге Африки только бурые гиены обитают, и они нам попадались в тот прошлый раз, а пятнистые - только значительно севернее их. Но тут-то нарисовались как раз пятнистые, самые крупные из всех современных видов. Бурым, самым мелким, рядом с ними ловить нечего. Правда, пятнистая гиена - на самом деле не чистый падальщик, а нередко охотится и сама, но и от халявы тоже хрен откажется. Мы с Володей зыркнули на них, взвесив в руках винчестеры - и подействовало. Хищники - они же чуют уверенность оппонента в своих силах. Две всё-же выдвинулись вперёд, но не скалясь и не тявкая, одна сразу направилась к тушке пристреленного спецназером грифа, и мы, переглянувшись, не стали этому препятствовать. Но вторая, видя успех первой, свернула к тушам буйволов, а этого мы допускать не собирались. Я вскинул винчестер, шмальнул наглой твари перед её передними лапами и тут же передёрнул скобу, досылая следующий патрон. Выразив нам всё своё разочарование характерным "хохочущим" тявканьем, две пятнистых разведчицы удалились к трём ожидавшим развязки товаркам, и вся пятёрка расположилась поодаль - ага, большой и пламенный привет той паре уцелевших грифов, ждущих не пойми чего на дереве. Гиена, кстати, при моём выстреле с перепугу выронила птичью тушу. Володя даже рассмеялся, поднял её за лапу и швырнул в сторону группы гиен - типа, нате, не жалко, от нашего стола вашему столу. Я тем временем подобрал выброшенную затвором гильзу - не то, чтобы с патронами было совсем уж хреново, а просто в чисто воспитательных целях. Я гильзами зря не разбрасываюсь и подобрать не ленюсь, колонистам нашим, когда оружие под унитар получат, тем более гнушаться подобрать гильзу не пристало. Пусть задолго до перевооружения приучаются к мысли, что гильзами не разбрасываются, а собирают после стрельбы и переснаряжают.
   Следующим нарисовался львиный прайд - наверняка тот самый, потому как их территория. Две львицы выдвинулись было, но мы со спецназером подняли винчестеры, и кошки притормозили. Показался и их шевелюристый кошак, но к нам присоединились три стрелка, щёлкнув взводимыми курками. Лев заворчал, но как-то без особого куража - ага, наши арбалетчики тоже оторвались от свежевания буйволиных туш и встали с арбалетами наизготовку. Третья львица обозначилась неподалёку от самца, но игре на нервах помогла слабо - рядом с нашими встали бушмены, наложив на тетивы своих луков лёгонькие, но наверняка отравленные стрелы. Поворчав для порядка, лев изобразил чего-то наподобие "не очень-то и хотелось" и важно прошествовал обратно в кустарник, а вслед за ним туда же ретировались и его самки. Понятно, что хрен они куда ушли, а тоже залегли в кустах, дожидаясь нашего ухода - ага, большой привет гиенам. Львы, хоть и считаются чистыми хищниками, то бишь охотниками, на самом деле не упустят случая отнять добычу у более слабого хищника. И леопардов грабят, и гепардов, и тех же гиен. С нами вот только хрен прокатило. Ничего, пущай привыкают, что здесь им теперь - ни хрена не тут.
   А вот следующие визитёры, откровенно говоря, слегка удивили. Серёга говорил нам, что гиеновые собаки падаль не жрут, а исключительно охотятся. Но похоже, здесь у африканских хищников свои понятия, что считается падалью, а что нет. Чужая добыча тут явно по другому разряду числится. Во всяком случае, честно добытой нами буйволятиной эти шавки заинтересовались всерьёз, а когда мы не выказали намерения поделиться мясом с ними, так не только затявкали недовольно, а ещё и оскалилась одна, продемонстрировав весьма нехилые зубки. И тут нас ещё сильнее этих наглых шавок удивили бушмены. Один молча, без предупреждения, поднял лук и всадил стрелу прямо в оскаленную пасть самой нахальной псине, та взвизгнула, а следом за ней словила стрелу в бочину её соседка, но не так уж и глубоко, затявкала рассерженно, а из кустов ещё с десяток выбежало, тявкают и скалятся, и из кустов ещё тявканье доносится - явно засадный полк. А бушмены стрелу за стрелой в них выпускают - аккуратно, прицельно, но и не мешкая, а явно стремясь ранить побольше, а их главнюк на нас поглядывает и проводнику нашему чего-то лопочет на их щёлкающем языке, но и без его перевода уже понятно, чего они от нас хотят...
   А деваться ведь один хрен некуда. Стая большая, и если не зашугать сейчас её превентивно, шавки нападут наверняка - Серёга говорил, что и гну способны добыть, и зебру. Мы вскинули винчестеры и принялись расстреливать наиболее воинственных из них, громыхнули кремнёвые винтовки, тренькнули арбалеты. Млять, на грифов с гиенами по одному выстрелу хватило, на львиный прайд ни одного не понадобилось, а на каких-то шавок, ушастых и пёстрых, что твои дворняги, того и гляди, магазины опустошим!
    []
   До револьверов, впрочем, дело не дошло. Герои у гиеновых собак кончились на полутора десятках, а остальные с визгом унеслись. После этого мы со спецназером, сперва перезарядившись, естественно, высказали главнюку бушменов всё, что мы знаем и думаем о подобных сюрпризах - ага, не стесняясь в выражениях и во всех подробностях уточняя их смысл проводнику-переводчику, когда он нас переспрашивал. Каково ему было всё это переводить главнюку, нас как-то не шибко интересовало - нехрен было заслуживать, а раз заслужил - пущай привыкает. Даже если ты и имеешь на такую фортель веские причины, о которых мы не в курсах, то предупреждать же, млять, надо! А если бы вся стая напала?
   Бушменский главнюк в ответ принялся уверять нас, что если бы его лучники не обстреляли этих собак ещё на подходе, стая непременно бросилась бы к разделываемым тушам, и схватки с ней избежать всё равно не удалось бы, но уже со всей стаей и в худших условиях. А что не предупредил - так это же все знают. Хорошо, теперь он и все его люди будут знать, что белые - как малые дети, которых нужно учить всему. Наш вопрос о том, как они отбились бы от большой стаи без наших громовых палок, поставил его в тупик - такого не бывает. Никогда они не добывали столько мяса разом, чтобы на него посягнули и гиеновые собаки, но как они падки на добычу пообильнее, знает каждый охотник. Львов и гиен не так много, и они хорошо знают, что такое стрела настоящих охотников саванны, отравленная ядом капской кобры, но вот этих гиеновых собак очень много, и они меньше боятся потерь. И вообще, гиеновая собака - самый зловредный хищник в саванне, житья от неё никакого. И дичь промысловую она поедает, на которую люди саванны охотятся, то бишь всевозможных небольших антилоп в основном, и охотничьих собак людей саванны задирает, и с кем им тогда охотиться? И за гиенами такое водится, и за гепардами, но тех не так много, хватает антилоп и людям, и им, а вот этих порождений злых духов слишком много, и чем больше их убьёшь, тем лучше. В общем, спохватился главнюк только тогда, когда все свои настоящие причины нам разболтал.
   Короче, типичные войны хищников тут у них, если разобраться не предвзято. У львов взаимный антагонизм с леопардами и гиенами, а до кучи достаётся и гепардам, те тоже не остаются в долгу, если до неохраняемого львиного молодняка доберутся, потому как хоть и не совсем совпадают экологические ниши, но смежные и из-за этого немного пересекающиеся. А у бушменов такой же антагонизм со всеми, кто на мелких антилоп и им подобную по размерам живность охотится, и гиеновые собаки для них самый основной конкурент в силу их многочисленности и соответствующей прожорливости. Бушмены не дружат с арифметикой, и всё, что больше одного, двух или трёх, для них - или много, или очень много, но Серёга говорил, что в современной Африке стаи в сотню гиеновых собак редкостью не были ещё и в двадцатом веке, а меньше двадцати - для них вообще не стая. Так что можно понять и бушменов, стремящихся подсократить основного конкурента. В наших ли интересах способствовать этому и, как следствие, последующему размножению самих бушменов - вопрос уже другой. Равновесие представляется предпочтительным.
   Я ведь рассказывал уже в своё время о бушменоидах? Понятно, что в разных местах и разных жизненных условиях и бушменоиды - тоже разные, но здесь-то с нашей Капщиной вот эти соседствуют, типичные бушмены в чистом виде. Известная по нашему реалу европейская цивилизация отсутствует как явление, наши турдетанские "тоже типа африканеры" пока ещё не в счёт, классическая античная не доплыла, черномазые банту не дотопали, и дотопают ли в дальней перспективе, мы ещё будем посмотреть, точнее - наши потомки будут посмотреть, а пока бушменам тутошним никто и ничто не мешает вариться в собственном соку. Не загнаны в Калахари с Намибом, но и цивилизацией не затронуты. Эталонные дети природы, скажем так. В поисках дичи и съедобной растительности бродят по всей своей территории, живя в шалашах, которые нетрудно построить где угодно, было бы только из чего. Если жратвы хватает, их счастью нет предела. Как и у прочих дикарей, их счастье в этом случае заключается в сидении на корточках и нихренанеделании. Живут одним днём, будет день - будет и пища, и пока она есть в радиусе протянутой руки, так и будут сидеть на корточках и ни хрена не делать. Вот когда кончится - тогда они только и оторвут жопу от насиженного места. Бабы растительность съедобную искать отправятся, мужики - на охоту. В основном на мелких антилоп, которые и не опасны, и яд от стрел на них подействует быстрее, не так далеко подранка преследовать придётся. Но в принципе - на всё, что бегает и уязвимо для их отравленных стрел.
   Собственно, это и есть та главная проблема, из-за которой они в реале не могли ужиться ни с европейцами, ни с черномазыми. Даже с родственными готтентотами. У них нет даже понятий ни о полях с огородами и садами, ни о домашнем скоте. На твоём поле или в твоём саду их бабы безо всякой задней мысли займутся собирательством и искренне не поймут твоего недовольства. А что не так-то? Жратвы много, присылай и свою жену, пусть собирает вместе с нами, не прогоним. А на твоих пастбищах их мужики - ага, такая же святая простота - столь же бесхитростно будут охотиться на твоих овец, а осмелев - и на лошадей, которые посмирнее зебр, и на коров, абсолютно безопасных по сравнению с буйволами. Чего ты сердишься, глупый белый человек? Присоединяйся-ка лучше, тут вон сколько лёгкой добычи, хватит и нам, и тебе. Собаку разве только твою не тронут, потому как свои есть, и это они понимают, а вот травоядный скот - это для них однозначно дичь, на которую можно и нужно охотиться. Ну и вот как тут с такими соседями производящим хозяйством заниматься прикажете?
   Только размежевавшись с ними территориально. Охотничьи и собирательские угодья - это они понимают и уважают. Поэтому в тот раз при основании нашей колонии мы и заморочились заключением с ними сделки по выкупу у их племени территории под колонию, на которую им теперь хода нет, потому как она - наша, честно у них выкуплена. Собираем мы на ней всю съедобную растительность или нет, охотимся на всю съедобную живность или нет, все вместе это делаем или каждый на своём участке - это наше дело, а не ихнее. Земля - наша, как хотим и умеем, так и используем. Иначе с ними - никак.
    []
   Договорились мы с ними тогда и о буферной территории, эдакая зона, которая остаётся ихней, но у наших людей в ней действует лицензия на охотничье-собирательские промыслы, тоже честно у них выкупленная. И им можно в ней находиться и промышлять, и нашим. Вот только этим наши в ней и занимаются, а всё земледелие и всё скотоводство - только на выкупленной у дикарей полностью и закрытой для них по условиям договора территории собственно колонии. Проще это на порядок, чем понятия о собственности на землю и урожай и о такой же собственности на домашний скот им прививать. Готтентоты в реале уже готовыми скотоводами на юг материка откуда-то с севера со своими стадами прикочевали, но сколько поколений ушло на их приучение к скотоводству там, на севере, история умалчивает. С бушменами же тутошними в разумные приемлемые сроки этого не получилось ни у кого. Как и с австралийскими аборигенами, включая тех же тасманийцев, и с некоторыми североамериканскими чудами в перьях. Всевозможные филантропы того нашего современного мира обожали о зверствах колонизаторов порассуждать, но что бы они сами делали на месте тех фермеров-колонистов, которых эти дети природы банально разоряли, обрекая на нищету? Как им тут было не взяться за ружья? Тут - только одно из двух. Или тотальная зачистка территории, или строгая сегрегация тем или иным способом. Мы выбрали самый гуманный, сводящий к минимуму любые возможные эксцессы...
   Мы собрали стреляные гильзы, наши арбалетчики - болты, бушмены - все свои стрелы, какие нашли, а вместо ненайденных принялись свежевать штук пять убитых собак с наименее повреждёнными шкурами. Свежевание и разделку всех пяти буйволовых туш как раз уже закончили, так что чем бы дитя ни тешилось. Буйволовую шкуру наши взяли себе одну, мясо - с двух туш, рога - от всех четырёх быков, не позарившись на небольшие рога коровы, остальное уступили бушменам. Они ещё и ободранные туши гиеновых собак разделали - оказывается, они и их едят. Ну, о вкусах, как говорится, не спорят. Собрались, нагрузились добычей, да и отправились восвояси. Судя по гвалту позади, там вспыхнула нешуточная битва между халявщиками за наши отбросы, и не удивлюсь, если без увечий, а то и смертей не обойдётся, но то уже проблемы тех стервятников, как четвероногих, так и пернатых, а мы за чем сюда пришли, то и уносим. Каждому - своё. Возможно, кто-то из обделённых падальщиков и считал, что мы уносим его долю, но ружья - у нас, а не у него, и какое нам дело до его заведомо неправильного мнения?
   - Как прошло сафари? - поинтересовался Серёга, когда мы вернулись в посёлок.
   - Да всё бы ничего, если бы не эти грёбаные попрошайки, - ответил ему Володя.
   - Ага, пришлось там из-за них и нам немножко пошуметь, - добавил я, - И ведь больше всего из-за дворняг этих пёстрых и ушастых!
   - Гиеновые собаки?
   - Ага, они самые. Так прикинь, бушмены-то страшно не любят их живыми, зато их мясо трескают с превеликим удовольствием.
   - А что тут удивительного? Они же и чепрачного шакала трескают, и земляного волка - даже деликатесом у них считается.
   - Шакал этот полосатый, что ли?
   - На самом деле он к гиеновым относится, хоть и похож на псовых.
   - Млять, ну всё в этой Африке не как у людей, - заметил спецназер, - Шавки на гиен похожи, гиены - на шавок. Кругом нагрёбывают, подумал ёжик, слезая с кактуса! - и мы рассмеялись все втроём.
   Рассказали Серёге про ту неудачную попытку охоты львиного прайда, здорово облегчившую нам зато нашу собственную - хрен ведь знает, как пошло бы дело, если бы нам пришлось отстреливать буйволов на краю их основного стада. Для себя-то одиночных наши бьют, и если бы бушмены не попросили, то и не пошли бы мы стадных промышлять. Геолог же в ответ похвастался перед нами промытым в речном песке шлихом россыпных минералов, и судя по его довольному виду, ему было чем похвастаться.
   - Это не очень похоже на алмазы, - подгребнул его Володя.
   - Это олово - касситерит. Где-то выше по течению реки Дип или какого-то из её притоков есть месторождение олова. Вряд ли очень уж большое, за такими - это только на северо-восток ЮАР, но для местных нужд большое и не нужно. Главное - это настоящий касситерит, богатая оловянная руда. Будет на Капщине своё олово.
   - А как насчёт меди? - на такую удачу я не рассчитывал, но мало ли, а вдруг?
   - Нет, медь не попалась. За ней - к северу, в низовья Оранжевой, там вообще в промышленных количествах, а небольшие месторождения наверняка найдутся и поближе к устью. Надо, конечно, и здесь поискать, но - не уверен.
   - Хорошо бы всё-таки найти её поближе.
   - Эээ, дарагой, ты свои гарантии оставь себе, а мне, пожалуйста, найди нефть! - подгребнул спецназер на сей раз меня, и мы снова рассмеялись.
   - Там же пустыня практически, - пояснил я, - Топлива ни хрена нет - как будем медь из руды выплавлять?
   - У меня тут есть подозрения на уголь. Помнишь наши небольшие пласты возле Оссонобы? Возможно, есть такие и здесь. Не исключаю, что найдутся и там. А совсем на крайняк можно же тамошнюю руду обогащать промывкой и уж обогащённую везти сюда.
   - Один хрен приятного мало. Это отсюда туда ветер попутный, а обратно, уже с грузом - вмордувинд. Галсировать рудовозы загребутся.
   - Это - да, - согласился Серёга, - И ещё засада в нижнем течении - километров тридцать от устья намывает песчаные мели, так что морское судно загонять в Оранжевую стрёмно. И с растительностью - да, край пустыни Намиб...
    []
   - Хреново, - подытожил я, - Получается, нужна перевалочная база в самом устье Оранжевой для перегрузки с морского судна на речное и обратно. Плюс - такая же база и выше по течению вблизи рудника, плюс - сам рудник. И всё это будет в полупустыне, так что на подножный корм рассчитывать не приходится. Всё снабжение этого хозяйства нам придётся вести отсюда. В ближайшие годы - хрен осилим.
   - А если бушменов подрядить на добычу руды и доставку к устью Оранжевой? - предложил Володя.
   - Не будут они работать, - возразил геолог, - Тяжело, монотонно и скучно - это не для них. Даже если и заинтересуются сперва, потом загребутся и бросят это дело.
   - Им что, ништяки наши не нужны?
   - Не в том количестве, чтобы работать всё время. Заработает тот бушмен у тебя нож, топорик, наконечник для копья и с десяток наконечников для стрел - всё, он богатый человек, и больше ему от тебя ни хрена не нужно. Ради чего ему вгрёбывать дальше?
   - А в запас?
   - Этого они не понимают. Они же бродяги - всё своё ношу с собой. Есть набор - хорошо, полезные вещи, но второй уже не нужен, только лишняя тяжесть. Кому нужен, тот и пусть за него вгрёбывает, а ему одного достаточно.
   - Тем более, что вторым соплеменнички заставят поделиться, и он это знает, - добавил я, - И что он, дурак, чтобы за других горбатиться?
   - Так что, как работники они вообще ни в звизду, ни в Красную Армию?
   - Для таких работ - не годятся, - подтвердил Серёга, - Разве только ещё можно к разведке месторождений их припахать, это им ещё интересно, сродни работе следопыта, а всё, что тяжело, монотонно или просто скучно - они пас. Эти бушмены и современные-то такие почти все, и это при всём влиянии на них цивилизации, а уж нынешние древние - и подавно. Долгой работы на одном месте не выдерживают - душа просится на простор. По образцам минерала залежи найти они помогут, и этим глупо не воспользоваться, а уж на добыче ресурса работать - тут уже наши люди нужны.
   Лично мне он этим никакой Америки не открыл - примерно такую же хрень я читал в своё время у Гумилёва про пигмеев. Тоже бродячие охотники-собиратели, только лесные - какая на хрен разница? Те их сородичи нормального роста, которых мы в тот раз обнаружили в устье Конго - тоже наверняка такие же. Нечем их заинтересовать в долгой и тяжёлой работе. Думаю, и с разведкой месторождений мы с бушменами ещё намучаемся. Разведать-то они в лучшем виде разведают, тут Серёга прав. А вот экспедицию провести к разведанному месту - тут-то и начнутся сюрпризы. Они же считать не умеют, больше трёх - уже много. Для бушмена уйти на неделю и отсутствовать месяц - абсолютно нормально. Скажет бушмен, что до места много дней пути, а это может быть и четыре дня, и тридцать четыре - для него без разницы, а экспедицию как планировать прикажете, особенно через полупустынную местность?
   - Тебя просят к говорящему ящику, досточтимый, - доложил мне посыльный.
   Вся колония состоит у нас только из одного посёлка, и радиотелефонная связь у него пока только с радиостанцией дальней связи у подножия горы, на вершину которой у нас протянута монструозная антенна.
   - Слушаю! - ответил я в колонку.
   - Досточтимый, Мартиал установил связь с Бразилом, - сообщила Каллироя, - Голосовая очень плохая, почти ничего не разберёшь, поэтому пришлось переключиться на морзянку. Передали привет от Волния из Тарквинеи.
   - Ага, спасибо. У них прямая связь?
   - Нет, через Барбос, и тоже морзянкой - голосовая то есть, то нет. Передали, что там ураган и сильные помехи из-за грозы. Но морзянкой с Бразила связывались с Кубой и напрямую - в хорошую погоду без проблем, сегодня только помехи большие. Может, и у нас получится в какие-то дни? Там же и Митурда, и Фильтата, и Турия - интересно ведь, как там у них, да и я бы им столько всего порассказала!
   - Представляю, как бы вы точили лясы часами, если бы была голосовая связь, - из колонки донёсся смех бывшей "гречанки", - С морзянкой вы хотя бы меньше трепаться через океан будете.
   - Так интересно же, досточтимый. А вы там как поохотились?
   - Да пяток буйволов добыли. Но подробности за обедом расскажем - вы не так далеко, чтобы и по радиотелефону долгую болтовню разводить, и не привыкайте к этому безобразию. Да, когда спускаться будете - плащи прихватить не поленитесь. Тучу видели?
   - Видели, досточтимый - сами гадаем, сильный ли будет ливень...
   В нашем прежнем мире - до всеобщего распространения сотовых телефонов, но после массовой телефонизации квартир стационарными проводными аппаратами - многие бабы могли в натуре часами по телефону меж собой трепаться. О какой угодно хренотени вплоть до разгадывания кроссвордов. И хотя наш молодняк представляет из себя ни разу не среднестатистический, а отборный контингент, разница тут будет количественной - за четверть часа, допустим, обсудят то, что обычные кошёлки обмусоливали бы часа полтора или все два, но уж эту четверть часа протреплются и они. Это уж - и к бабке не ходи. Что и по дальней связи будут пробовать - тоже не сомневаюсь ни разу, но тут само неудобство морзянки станет естественным ограничителем, вынуждая ужимать весь словесный понос в пару-тройку фраз, передающих всю его суть, и это будет формировать привычку к эдакой "спартанской" культуре речи. А заодно и презрение к пустопорожнему трёпу кошёлок.
    []
   Дождь молодёжь таки слегка подмочил, нагнав их уже на подходе к посёлку. Не ливень ещё, а так, средненький, так что до нитки они в пути не вымокли, но под халявным душем, можно сказать, побывали.
   - А вот были бы лошади, мы бы точно успели раньше дождя, - сказала серёгина Ирка, сбрасывая подмокший плащ.
   - С твоими сборами не особо-то помогли бы и лошади, - подгребнул её Мерит, ейный супружник, - То одно забудешь, то другое, то лента в волосах смялась, то складки на пеплосе неправильные. Пока тебя в седло усадишь и все складки расправишь на твоих тряпках - мы бы ещё только выезжали, - они рассмеялись все вчетвером.
   - Это, между прочим, тренировка, - возразила та, - Это хорошо вам всем, успели уже после учёбы пообтесаться, а каково мне прямо сходу? Мама вообще в ужасе от меня была - типа, солдафонка солдафонкой из Нетониса вернулась.
   - Свежо предание! - подгребнула её Каллироя, и они снова рассмеялись.
   В ужас Юлька тогда не от этого пришла, потому как и после первого курса уже знала, и по старшим выпускам, какими выходят девки с кадетского корпуса. Знала давно и то, что пообтешутся на гражданке и прежний лоск восстановят. В ступор же она повергла мать заявлением, что выходит замуж за Мерита, и это обсуждению не подлежит. Ага, при намеченном уже распределении молодых центурионов и явном нежелании её избранника начинать службу в тепличных условиях Нетониса и Оссонобы, когда парни поблатнее его сами вызываются в дальние колонии за океаном. И как тут Юльке было скандалить, когда дело именно так и обстоит? Объяснили ей, что не комильфо катастрофически, и уважать ейного зятя никто не будет, если тот не послужит где-то на переднем крае колониальной экспансии. Наташка володина её урезонивала, что никто на отшибе не закиснет, будут и новые выпуски, и ротация, и ейная Ленка тоже не при её юбке, а на Барбос отправляется, где тоже и города ещё настоящего нет, и дикари тоже буквально за проливом. Вот тут-то Юлька и закатила истерику - типа, твоя хотя бы с царёнышем отправляется, а моя с кем?
   В школе Мерит и в самом деле завидным женихом не выглядел. Попав в неё не в свой год, а перестарком на ускоренный поток, он и обучался, конечно, по сокращённой программе, да и в своём потоке был не из лучших - не обезьяна, не дурак, не лодырь, но и рвением особым в учёбе не выделялся, так что и звёзд с небес он, естественно, не хватал. Эдакая серая посредственность. У него и русский-то язык к школьному выпуску ломаный ещё был, вот только что понять можно, что говорит. Собственно, таким его будущая тёща и запомнила, не допуская и мысли о том, что вот ЭТО может стать её будущим зятем. По словам моей супружницы, ейная мать меня на соответствующем этапе воспринимала не так хреново, как Юлька вот этого Мерита. И казалось бы, для этого были все основания. Экзамены в кадетский корпус парень сдал с немалым трудом, на троечки, не считая разве только физподготовки, по которой был вполне на должном уровне. И только в кадетском корпусе Мерит вдруг как-то быстро преобразился, проявив к учёбе недюжинный интерес и подтянувшись почти до уровня прошедших полный школьный курс. Не без их помощи, конечно, ну так и помогают-то ведь охотно не абы кому, а кто старается и сам. Оказалось, всё дело было в интересе. В школе ведь у нас как? Знания даются по античным меркам избыточные, да ещё и фрагментарно - нет системы, увязывающей тот избыток по одним предметам с таким же избытком по другим, и непонятно, нахрена всё это нужно в жизни. Вот и не было у пацана к этим избыточным заделам интереса - слушал, записывал, в суть въезжал, но учил так, чтобы ответить на троечку, дабы от него отгреблись. А в кадетском корпусе парень вдруг увидел во всём этом систему и практический смысл, и у него сразу же проклюнулся интерес, а багаж тех школьных знаний оказался гораздо добротнее, чем можно было судить по тем его школьным тройкам. На первом курсе пробелы сказывались ещё заметно, но за второй подтянулся до весьма приличного уровня. И для Ирки оказался вдруг лучшим из тех, кто не расхватал лучших, чем она. В общем, сюрприз и когнитивный диссонанс для ейной матери вышел лишь немногим меньший, чем для "блистательных" родоков Митурды, вышедшей замуж за Мато, вообще бывшего раба...
   - Ну, если бы мы здесь верхом ездили, так и я бы уж точно не пеплос этот с этой длинной юбкой здесь носила, а наш юнкерский панцирь, - заметила Ирка.
   - Лошадей едва хватает для патрулирования периметра, - напомнил Серёга, - Их же через Атлантику, считай, дважды перевозить приходится - из Испании на Бразил, а уж с него только сюда, на юг Африки. Разве навозишься их за считанные рейсы?
   - Ну и что? Если уж так трудно доставить сюда достаточно лошадей, так почему бы не попробовать приручить вот этих здешних квагг? Ты ведь, папа, сам говорил как-то, что квагги приручаются получше обычных зебр?
   - Ира, я имел в виду немного другое. Более-менее массово их приручали только здесь и только в качестве сторожей для стад обычного домашнего скота. Квагги считались более смирными в европейских зоопарках, пара даже использовалась в упряжке, но ведь это же единичные случаи из числа самых смирных, которых только и рискнули перевезти через океан в Европу. А для домашней породы таких смирных нужны сотни, и я как-то не уверен, что их таких удастся столько наловить раньше, чем доставить из Испании столько же нормальных домашних лошадей. Смысл приручения квагги в другом - от истребления её подстраховать на дальнюю перспективу. Если дикую истребят, то домашняя останется.
    []
   - Ещё, вроде бы, она устойчива к африканской конской чуме? - припомнил я.
   - Ну, у зебр вообще-то заболеваемость и некоторая смертность тоже случается, но - да, мизер по сравнению с лошадьми, ослами и мулами, - подтвердил геолог, - После истребления квагги как раз случилась крупная эпизоотия с массовым падежом лошадей, и вот тогда спохватились, что кваггу хорошо бы одомашнить, да только не осталось их уже. Типичный случай, когда хорошая мысля приходит опосля. Мотайте, молодёжь, на ус и не повторяйте ошибок той нашей цивилизации...
   Вот так мы и планируем между делом далеко идущие мероприятия. Ещё только в зародыше собственная цивилизация, до нашей современной как раком до Луны, но уже на полном серьёзе задаёмся целями где-то в чём-то и переиграть её. Хвала богам, можем наконец себе это позволить, потому как не одни уже. Собственно, единомышленники-то и просто свои были и раньше, но какие свои? Тутошние только, античные, много чего от нас нахватавшиеся, но нашего современного образования не имевшие. Нас же, попаданцев в этот античный мир, только шестеро, а много ли осилишь вшестером? Теперь вот наконец подоспели и первые потоки выученного нами молодняка, с которыми дело идёт и легче, и веселее. Ещё не до всего доходят руки, но до многого, о чём вшестером мы могли только мечтать. Для тех, кто не в курсе, кто мы такие, разжую особо.
   Начну с единственного ещё не упомянутого. Хренио Васькин для нашей узкой компании, а вообще-то Хулио Васкес - единственный из нас не русский, а как есть самый натуральный испанец. В той прежней жизни был ментом, то бишь полицейским, а посему и у нас по той же ментовской части, отчего и не шляется с нами по колониям, а следит за порядком в метрополии, расположенной на территории юга современной Португалии. У Хренио не забалуешь, так что по колониальным делам можно шляться безбоязненно. Как и я, женат на хроноаборигенке, давно втянутой в наш круг, и цены бы ей не было, если бы у неё было ещё и наше современное образование.
   Я, Максим Канатов, инженер-технолог по металлообработке и по работе в той прежней жизни производственник, в основном по этой же самой части и в этой жизни - ага, главный промышленный буржуин как в самой метрополии, так и в наших колониях. С античным уклоном, конечно, так что вместо заводов владею мануфактурами, вместо газет - типографиями и радиомастерскими, а вместо пароходов - ну, не полный, а совладелец нехилой торговой флотилии, включая и суда с полудизелями вместо паровых машин. А до кучи ещё и латифундист, потому как иначе меня же в античном мире просто не поймут-с. Женат тоже на хроноаборигенке и тоже вполне в наш круг вписавшейся. Да, образование подкачало, но с обязанностями моей супружницы Велии это справляться не мешает. Где знаний МГТУ имени Баумана не требуется, и в делах меня подменить в состоянии, пока меня по другим делам нелёгкая носит.
   Володя Смирнов, автослесарь и бывший боец разведроты, поэтому на войне он у нас спецназом заведует, им же самим и обученным, а в мирной жизни технарь, как и я. И оружие вместе с ним разрабатываем и внедряем, и полудизелем вместе занимались, и без него хрен бы я сам его осилил, и нормальный дизель сваять с ним пробуем. Однорядный даже сваяли, хоть и не довели ещё до серии, а замахиваемся и на многорядный, поскольку есть задумки и на предмет стратегического господства в воздухе.
   Наташка евонная, то бишь тоже давно уже Смирнова - как бывшая студентка Лестеха - наша главная биологичка, включая и смежные специальности типа агрономии, и сельское хозяйство развить она нам здорово помогла, да и вообще по всяческой полезной растительности, а в чём-то и по живности нас просвещает. Не без её помощи, например, у меня и косский шёлк производится из коконов местных диких шелкопрядов, а это бизнес для античного мира весьма серьёзный.
   Серёга Игнатьев - по образованию геолог, и для нас его помощь неоценима как в поиске полезных ископаемых, так и в химии, и в радиотехнике, и в географии. Их же и к экспедициям готовят геологоразведывательным, так что много чему учат и помимо самой геологии. Каково, например, тот же каменный уголь найти там, где ему официально быть не положено, и где я бы его ни в жизнь искать не догадался? А хром с никелем? А цинк? А фосфаты? А селитру? Без геолога, как без воды - и не туды, и не сюды.
   Юлька евонная, то бишь тоже Игнатьева - бывшая студентка пединститутского истфака, то бишь и историчка, и вообще училка. И послезнанием нашим мы во многом ей обязаны, а это ведь тоже нехилое преимущество перед хроноаборигенами, и обучением молодняка. Преподавали-то, конечно, мы все, но одно дело какие-то свои предметы вести, другое - весь учебный процесс организовывать и тянуть. Кадетский корпус, правда, мы с Володей без неё уже на Азорах тянули, но без опыта преподавания в школе разве осилили бы? А не выучив как следует молодняк, так и вертелись бы до сих пор, как белка в колесе, но так ни хрена толком и не успевая.
   А на дворе ведь лето сто семьдесят седьмого года до нашей эры, и осенью уже двадцать лет исполнится, как мы в этом античном мире пребываем. Вжились в него сами, семьи завели, детей родили, старших уже и вырастили, и выучили, да не одних, а вместе с тщательно отобранными сверстниками, дабы им уже полегче было, чем нам поначалу. И метрополию обустраиваем, и колонии заморские, где можно и попрогрессорствовать без этой вечной оглядки на большого римского друга. Здесь вот Африку обустроить задумали и даже экологию ейную в отдалённой перспективе спасти - ага, от не в меру плодовитых и прожорливых африканцев. Это, правда, не здесь, а на западе Сахары в основном будет, а здесь мы набираемся опыта и тренируемся - ну, заодно с нашей здешней колонизаторской деятельностью. Хочется, чтоб эту саванну со всей её живностью застали и наши потомки.
    []
   Не сами по себе, конечно. Что в этом античном мире сделаешь сам по себе, если в нём давным давно всё схвачено и поделено? Будь ты хоть семи пядей во лбу и крут, как вкрутую сваренные яйца, если ты ничей, то ты и сам никто, и звать тебя никак. Но есть в финикийских Гадесе и Карфагене этрусский купеческо-олигархический клан Тарквиниев, у которого мы и состоим на службе. Начали с простых наёмных солдат, поработали потом и простыми античными бандитами, да так и выслужились постепенно из пешек в фигуры. И задания стали получать сложнее, и простора для собственной инициативы в них стало побольше, а там уже и вышли на тот уровень, на котором уже и предложить нанимателю означенную инициативу вполне уместно и только приветствуется. И хотя мы по-прежнему получаем задания и выполняем их, в их разработке и планировании мы давненько уже и сами участвуем. Вплоть до того, что сами себе задание очередное замыслим, а начальство одобрит, прикажет и профинансирует. Вот тогда-то и пошли у нас собственные прожекты.
   Волний, мой старший сын, как раз по весне отправился на Кубу, да не один, а с семьёй и с друзьями-сослуживцами, так что есть кому теперь двигать кубинские дела уже не урывками, а регулярно и размеренно. И хотя сам этот трансатлантический торговый маршрут функционировал у Тарквиниев и без нас, да и ими самими унаследован ещё от давних предшественников, но его доведение дл ума, то бишь свои колонии на Азорах, на Кубе и на Горгадах - уже наши прожекты. Бразил, Капщина и Сан-Томе - тем более. А с их колонизацией закольцевался и ещё один торговый маршрут, южноатлантический. Пока ещё не столь развит, ну так разовьётся вместе с развитием его узловых колоний. Барбос на старом маршруте ещё добавился, то бишь Барбадос.
   И везде практически имеется уже и наш образованный молодняк - где хотя бы по одной семье, а где и по несколько. А с ним повсюду появляется и дальняя радиосвязь, выводящая взаимодействие уже на совершенно новый уровень. Мыслима ли, например, голубиная почта через всю Атлантику? А радиосвязь - вполне. Сан-Томе разве только ещё не охвачен, потому как в Гвинейский залив только с Капщины и доберёшься, и развит он пока даже слабее, чем Бразил. Ничего, до следующего года как-нибудь потерпит, потому как с Капщины уже и не только туда добраться можно, и есть у нас ещё одна задумка...
  
   2. Опасные воды.
  
   - Так почтенный, а какой смысл этих китов разводить, когда их и диких полно? - поинтересовался Мерит.
   - У них молоко очень жирное, - напомнила ему Ирка, - Гораздо жирнее козьего и овечьего, про коровье вообще молчу.
   - Ну, ради одного только китового молока смысла, пожалуй, нет, - ответил зятю Серёга, - Правильно, Ира, хоть козы у нас и не одобряются, но есть ещё овцы, а кроме них есть ещё буйволы, у которых молоко тоже гораздо жирнее молока обычной коровы.
   - Они же свирепые, папа! - заметила Ирка, - Их разве одомашнишь?
   - В Индии их одомашнили. Вид там, конечно, свой, а не африканский, но дикий индийский буйвол тоже считается очень свирепым и опасным зверем. Скорее всего, такой же, а значит, можно одомашнить и африканского, если задаться целью. Другой вопрос, так ли это нужно, когда уже есть домашний индийский. Тут всё будет зависеть от того, легче ли нашим окажется индийских домашних буйволов в нужном для разведения количестве на Капщину завезти, чем местных капских телят посмирнее каждый год отбирать. Сейчас мы можем об этом только гадать - позже только виднее будет. Но на очень отдалённую от нынешних времён перспективу смысл явно есть - в том нашем мире уже начинали выпас стад африканской саванновой живности.
   - Да это-то понятно, почтенный, - кивнул Мерит, - Буйволы - как те же коровы, квагги - как те же лошади, всякие антилопы - как те же овцы с козами. Труднее возиться с ними, пока плохо приручены, зато и климат им подходит, и корм подножный, и местные болячки им не страшны. И растут почти так же быстро, как и нормальный скот. А киты - ты же сам как-то раз объяснял нам, почему никто не разводит в неволе слонов, носорогов и бегемотов. Ну так и киты тоже такие же - и ловить трудно, и растут медленно, и какой от них тогда толк?
   - Мерит, это же фантастика, - пришёл я на помощь его тестю, - Жемайтис писал о светлом будущем, каким оно представлялось в том нашем мире в середине того нашего двадцатого века. Население шарика - уже больше двух миллиардов и продолжает расти, а все разговоры об ограничении этого роста - ну, не то, чтобы под запретом, но идеологией не приветствовались. Тогда полагалось считать, что рост населения - это благо, и кто так не считает, тот реакционер и невежественный ретроград, позор ему всеобщий, и вообще ату его всей прогрессивной общественностью, - молодёжь рассмеялась, - А все, кто свой и правильный, твёрдо знают, что научный, технический и социальный прогресс решит все проблемы и обеспечит всем необходимым население любой численности. И правильные фантасты фантазировали о том, как это будет делаться. При этом все понимали, что шарик не резиновый, и ресурсы на нём тоже не бесконечны, поэтому одних на освоение других планет где-то в космосе фантазия толкала, а кто поприземлённее, фантазировал о ресурсах непривычных, но вполне земных. Жемайтис вот - о ресурсах океана. К тому времени как раз наметились первые проблемы с перепромыслом рыбы и прочих даров моря, и мысли о производящем морском хозяйстве напрашивались сами собой. Вот как он представлял это дело себе в самом лучшем виде, так он его в этих двух своих книжках и описал.
   Я ведь упоминал уже об издании у нас ефремовской "Таис Афинской"? С неё у нас и пошло издание для нашего молодняка кое-какой художественной литературы из той, что у нас имелась, и вот как раз в прошлом году издали и эти жемайтисовские "Вечный ветер" и "Большую лагуну" о прогрессивном океанском хозяйстве так и не состоявшегося в реале светлого будущего. Но к Жемвйтису-то при этом какие претензии?
    []
   - Ну так рыбу бы он и разводил или там водоросли какие-нибудь съедобные, а с китами этими фантазировать зачем было? - спросил парень, - Мне кажется, досточтимый, тут его уже занесло.
   - Так в основном же там и были рыба и водоросли, - напомнил ему Володя, - А киты эти дойные, как и многое другое - заодно до кучи. Дельфины, например, те же, хоть и не ради молока, конечно, а в качестве эдаких морских пастушеских и охотничьих собак - почему бы и нет? Мы ведь тоже, хоть руки и нескоро ещё дойдут, мозгуем и на предмет припахать дельфинов к охране пляжей от акул, а в дальнейшем, возможно, и для помощи в рыболовстве. В дальней перспективе, когда рыбоводство уже актуальным станет, так и для выпаса той домашней уже рыбы свои дельфины уж всяко пригодятся. Тут Жемайтис вполне прав, а в качестве цирковых и боевых морских животных дельфины и в реале у нас использовались. Не массово, конечно, ну так лиха беда начало. Так что по сравнению со вполне реальной китообразной собакой, не столь уж и сумасбродна идея и китообразной коровы. Понадобится ли, мы не знаем, но если будет смысл, спасибо Жемайтису за идею.
   - Папа, а разве рыбу на самом деле придётся разводить? - спросила Ирка.
   - Очень нескоро, но когда-нибудь всё равно придётся, - ответил Серёга, - В том нашем мире этим уже начинали заниматься всерьёз.
   - Так это и римляне уже будут заниматься, - припомнил Мерит.
   - У римлян будут садки для экзотической рыбы вроде мурен, - уточнил я, - И не факт ещё, что её там будут именно разводить, а не просто содержать пойманную в море. У рыбы жизненный цикл посложнее, чем у мидий с устрицами, которых мы уже разводим и сами. По вполне античной технологии, кстати говоря. Но рыба - это уже не моллюски.
   - А в вашем мире её как разводили? - поинтересовалась Ирка.
   - Да в принципе, если не рассматривать совсем уж примитивное разведение в прудах пресноводной рыбы, то такие же садки или бассейны, - пояснил её отец, - Ну, они у нас были понавороченнее - там и микроклимат поддерживался, и автоматическая подача корма, и принудительная циркуляция воды для отвода отходов, и даже насыщение воды кислородом. Но это всё тонкости, которые определяются только нашим знанием биологии разводимого вида рыбы, нашими техническими возможностями и экономикой - делается то, что оправдывает себя экономически на текущем уровне развития. А главная толстость, то есть суть нашего современного рыбоводства, была в том, что садок или бассейн был не один, а целая система, и рыба разделялась между ними по возрастным группам - личинки, мальки, молодняк нескольких возрастов от мелюзги до почти взрослых и уже взрослые - лучшие на нерест для повтора цикла, остальные на вылов и разделку. Ценные виды рыбы типа лососевых и осетровых у нас давно уже в основном выращивались на рыбоводческих фермах такого типа. Особенно удобно было норвежцам устраивать такие фермы для сёмги и форели в своих многочисленных фиордах...
   - Но ведь это же всё в бассейнах, в заливах или на отмелях возле суши, а не на искусственных плавающих островах, как у Жемайтиса, - заметил Мерит.
   - У Жемайтиса, строго говоря, тоже не плавающее по океану, а стационарное сооружение на естественной природной отмели, хоть и вдали от суши, - поправил Володя, - И если нашим потомкам придётся заниматься подобным морским хозяйством, тоже рано или поздно кончатся подходящие заливы и прибрежные отмели, и придётся строить такие же примерно станции-фермы на отмелях посреди океана. А когда кончатся уже и они - а когда-нибудь ведь кончатся, вот тут придётся уже и настоящие плавучие рыбоводческие фермы строить. В нашем мире уже были большие рыболовецкие траулеры с переработкой улова вплоть до выпуска консервов прямо на борту - плавучие рыбоперерабатывающие заводы по сути дела. Плавучие фермы с такой же переработкой выращенной биомассы - следующий вполне логичный шаг.
   - Такое разве возможно? - усомнилась Ирка, - Это же какие размеры судна!
   - Ира, гигантские суда строятся и в этом античном мире, - напомнил я ей, - Я же рассказывал вам ещё в школе про "Сиракузию", которую мы с дядей Хренио сами видели в Египте? Комфортабельный круизный лайнер для важных и небедных пассажиров, если с аналогами нашего мира условно сравнивать. А ведь будут же и римские плавучие дворцы Калигулы - правда, озёрные, но если бы задались целью - наверное, переплюнули бы и ту "Сиракузию". А ведь это деревянное судостроение. Стальное позволяет строить суда уже многократно крупнее - и в двести метров длиной, и в триста - такие в нашем мире вполне строились. Строились и суда с корпусом из железобетона - не самые крупные и не самые скоростные, не сотнями штук, но десятками - строились и использовались. Были проекты и плавучих посёлков для постоянного проживания в них, и даже целых плавучих городов. Эдакий город-корабль как дальнейшее развитие идеи круизного лайнера.
   - А в чём смысл такого плавучего города? - не понял Мерит.
   - Вольный город, не подвластный ни одному из государств, - пояснил Серёга, - Государствам у нас принадлежала двенадцатимильная прибрежная акватория, а всё, что за её пределами - по международному праву ничейные нейтральные воды.
    []
   - И такие города-корабли в вашем мире были?
   - До нашего попадания сюда ещё не было, - ответил я парню, - Воплощение на практике у этих проектов всё время откладывалось из-за проблем с финансированием, но технически они были вполне осуществимы.
   - А почему проблемы с финансированием?
   - Так ведь проекты же не государственные, а частные и корпоративные. Зачем государствам плавучие города, которые труднее и строить, и снабжать, и контролировать? А частник не осилит, надо других частников привлекать, желающих жить в таком городе и способных вложить достаточно в его строительство. Вот как раз их-то и нет в нужном количестве с нужными финансовыми возможностями. Смысл ведь плавучего города для них в чём? Вот в этой неподконтрольности государствам. Но много ли от неё толку, если деньги на жизнь ты зарабатываешь всё равно где-то на суше, принадлежащей какому-то государству, и значит, твой бизнес всё равно ему подконтролен, и ты всё равно от него в этом смысле зависишь? Вот если бы и зарабатывать можно было в самом городе-корабле, никак не завися от суши, тогда - другое дело, но такой полной автономии нет, а без неё нет полноценного вольного полиса, и тогда - какой смысл? Стоит ведь квартирка в таком плавучем городе сопоставимо с такой же по комфортабельности собственной яхтой. Это как квартира в инсуле и своя отдельная вилла - даже при одинаковых отделке и удобстве своя вилла - престижнее. А в плавучем случае ещё и свободы больше - куда захотел сам, туда и приказал прокладывать курс, а плавучий город - это же хотелки тысяч хозяев надо согласовывать, и часто ли будет по-твоему выходить?
   - То есть, государствам плавучие города не нужны в принципе, а для частников они себя не оправдывают из-за того, что в них всё равно нет полной автономии, а значит, и полной свободы от материковых государств? - резюмировал Мерит.
   - Да, получается так, - подтвердил я, - Не достигнуто совмещение независимого от государств плавучего элитного жилья с независимым от государств элитным доходом для вольготной жизни в таком жилье. Хотя, если снизить эту планку хотелок до уровня массового работающего человека, то технически вполне возможно и приличное плавучее жильё городского типа, и плавучее промышленное предприятие, и плавучие фермы даров моря. Тоже автономия неполная, конечно, но вполне себе морская сельскохозяйственная латифундия, выдающая товарную продукцию и во многом самодостаточная. Составные части по отдельности в нашем мире, считай, уже были, не было только их совмещения в одном плавучем сооружении. Не нуждались, но технически - уже в принципе могли. Ну и чем это был бы не плавающий остров Жемайтиса?
   - Тем, что китов не доят! - прикололась Ирка, - Такой ресурс не используется!
   Собственно, киты-то и сподвигли нас на обсуждение Жемайтиса. За бортом как раз начало китового сезона, то бишь миграция китовых стад из холодных антарктических вод в тёплые тропические. А в долгом плавании целыми днями делать абсолютно нехрен, вот и пялишься за борт и наблюдаешь всё это богатство южных морей. Оно и на Азорах в сезон не хуже, киты-то ведь и там никем ещё не повыбиты, но там и дел полно, и некогда особо на них глазеть, а здесь, где все твои дела как пассажира - болтаться на океанских волнах вместе со всеми, и одиночный-то кит - уже зрелище, нехило скрашивающее скуку, а уж стадо китов - аж целое событие. И событий означенных в китовый сезон достаточно, чтобы о китах в основном и языки чесать. Но ведь о самоочевидном-то сколько трепаться можно? Нашему контингенту - уж всяко не до бесконечности. И об экологической нише китов поговорили, и об их образе жизни, и об эволюции - ага, обсудив заодно и отбор на скорость и маневренность под давлением промышлявшего их предков мегалодона, и ему самому до кучи кости перемыв. Разобрали и китобойный промысел в нашем современном мире, едва полностью китов не истребивший и притормозивший практически в последний момент. Но в конце концов, исчерпав традиционную китовую тематику, принялись и за светлое будущее, среди вариантов которого не могли не затронуть и этот жемайтисовский сценарий. Хоть и вызывает сомнения, но уж больно увлекательно мужик его описал.
   В нём ведь, как и во многих ему подобных, социалка только малореалистична, обезьяньей человеческой природы не учитывающая и наивно полагающая, будто она сама уйдёт, измени только общественный строй. Ага, ха-ха три раза! При любом строе обезьян выпалывать надо, если обезьянье лицо означенного строя не устраивает, а убери их, чего никто ещё в истории нашего прежнего мира последовательно не делал, так и выясняется, что с нормальным человеческим лицом практически любой общественный строй если и не хорош, то вполне сносен. А не сделав этого, как ни меняй тот строй, один хрен обезьянник выходит. И начинать-то с этого по уму следует, а потом уж со строем разбираться. Но не будем винить в этой наивности Жемайтиса, писавшего то, что позволяла издать тогдашняя левацкая идиология. Что человек думал на сей счёт на самом деле, осталось его тайной, а техническая сторона концепта у него уж всяко реалистичнее, чем у куда более модных во времена оны космических фантастов. Понятно, что не ради этой дойки китов есть смысл подобные проекты затевать, а ради уже опробованных и хорошо себя зарекомендовавших видов деятельности, но когда оно внедрится, начнёт окупаться и давать нужный эффект, то в качестве дополнительных экспериментов на дальнюю перспективу - почему бы и не это заодно? Качеств-то ведь китового молока никто не оспаривает, а на количество - вот эти стада диких китов за бортом намекают более, чем прозрачно...
    []
   Ради прочего же - мяса, ворвани, да китового уса - разводить их смысл едва ли появится и в будущем. Растут киты медленно, как и наземная мегафауна типа слонов тех же самых, которых поэтому никто в неволе в качестве мясного скота и не разводит. Мясо китовое во времена массового китобойного промысла только совсем уж беднота ела, а так собакам его вообще-то скармливали, дабы оно не пропадало зря. Ворвань практически из любой морской живности вытапливается, далеко не из одних только китов. А китовый ус - если и будет в нём потребность у наших потомков, то не настолько массовая, чтобы на неё диких китов не хватило, и не факт даже, что охотиться на них ради него придётся. Они время от времени и сами на берег не пойми за каким хреном выбрасываются, иногда даже целыми стадами. В нашем современном мире с его невысоким китовым поголовьем за год не по одному случаю бывало, а сколько их сейчас выбрасывается при ихней естественной природной численности? Не удивлюсь, если на сотни счёт идёт. Вот и выходит, что если и разводить китов в неволе, то исключительно ради молока, и не потому, что диких мало, а потому, что кто-нибудь представляет себе отлов дикой китихи ради того, чтобы подоить её? Масло из него потом сбивать или сыр варить - это уж потомкам самим виднее будет. До реальной потребности в китовых масле с сыром ни мы не доживём, ни дети, ни внуки.
   - А обязательно китовые фермы именно плавучими делать? - спросил Мерит, - Разве нельзя в каком-нибудь морском заливе?
   - Их на одном месте не прокормишь, - прикинул Серёга, - Это же фитопланктон сперва выращивать надо на корм зоопланктону, затем на нём этот зоопланктон, и только он уже на корм самим китам пойдёт. Они же не просто так мигрируют, а оттого, что мало им планктона на каком-то одном месте. И начинаться-то их одомашнивание будет, скорее всего, с их выпаса на естественном маршруте их миграций. Киты мигрируют, как и дикие мигрировали, а плавучая ферма следует за "своим" стадом.
   - А зачем она тогда будет нужна самим китам? - спросила Ирка, - Ладно бы их там ещё кормили, а то ведь только доят.
   - Ну, подкармливать чем-нибудь вкусненьким для них их там, конечно, будут. Но главное - это безопасность. Запирающаяся искусственная бухта плавучей фермы - это надёжная защита от нападений хищников. Тех же косаток, например.
   - Но ведь у Жемайтиса же ферма описана стационарная, искусственный атолл, - заметил Мерит, - Получается, что весь планктон для кормёжки китов выращивался прямо на ней. Это возможно?
   - Технически возможно - тех же креветок в нашем мире давно уже выращивали на фермах. Но я не уверен, можно ли преодолеть страсть китов к дальним миграциям даже самым обильным кормом. Селекция, конечно, способна творить чудеса, и отбирать, хвала богам, есть из кого, но с китами при их медленной смене поколений на скорый результат рассчитывать не приходится. Очень долгое время работа с ними будет убыточной.
   - Ну папа, ради дальней перспективы смысл есть, - заметила Ирка, - А убытки перекроются доходами от освоенного выращивания хотя бы и той же ценной рыбы. И у Жемайтиса ведь тоже не одними только китами там занимались.
   - Ира, не любое место ещё и подходит для таких стационарных морских ферм, - вмешался я, - Вот здесь, на южноафриканском побережье, этим заниматься стрёмно.
   - Из-за штормов?
   - И из-за них тоже. Мыс Доброй Надежды был переименован по королевскому указу, а первоначально был назван Мысом Бурь. И ты могла уже убедиться, что не просто так, а вполне заслуженно.
   - Но дядя Максим, это же не в открытом море будет, а в защищённой бухте.
   - В нашей Столовой бухте в начале восемнадцатого века погибла в шторм целая голландская флотилия, - припомнил её отец, - Больше сорока кораблей. А в конце того же века случилась ещё одна такая же масштабная катастрофа с двумя военными кораблями и несколькими торговыми. Полного числа погибших в ней судов не знает никто. Мы ведь не просто так вытаскиваем в ней наши суда на берег. Южное полушарие, зима, сезон и китов, и зимних океанских штормов.
   - И к сожалению, дело не только в штормах, - добавил я, - Кроме полезных для наших потомков китов в этих водах плавает ещё и зловредная живность, без которой наши потомки с удовольствием бы обошлись. Причём, она - не только в сезон, а постоянно.
   - Большая белая? - сообразил Мерит.
   - Ага, она самая.
   - А отвадить её никак нельзя?
   - А как её отвадишь, когда всё побережье усеяно этими пингвиньими базарами и лежбищами морских котиков? Тюлени вообще их излюбленная добыча, на которую они и сплываются отовсюду, но не откажутся и от пингвина - любая теплокровная живность для взрослой большой белой предпочтительнее рыбы. Если истребить и тех, и других, то наверное, можно отвадить и этих кусючих рыбёшек, но ведь мы же истреблять пингвинов и котиков не собираемся? Значит, придётся терпеть и большую белую, потому как покуда есть на этих берегах они, будет в этих водах и она.
   - И поскольку её полно, то и морские фермы она тоже без внимания не оставит, - разжевал Володя для особо тупых, - И если какая из них прорвётся, то и напакостит так, что мало не покажется никому.
    []
   - А дельфины? - вспомнила Ирка.
   - Обычные дельфины против матёрой большой белой слабоваты. Она сама при случае с удовольствием поохотится и на небольшого дельфина. Свой молодняк они от неё защищать будут, друг друга тоже - тут им деваться некуда, и риск потерь оправдан. Но то себя и своих, а ради нашей рыбы и молодняка наших китов они рисковать не станут. Тут уже не обычные дельфины, а косатки нужны. В принципе они дрессируются не хуже тех дельфинов, в нашем мире с ними работали американцы, и по их мнению косатки даже ещё умнее большинства дельфинов. Но они и прожорливее, и места им нужно гораздо больше, а их отлов для приручения - и труднее, и гораздо опаснее. Косатка - она же не просто так обозвана китом-убийцей. Были случаи убийства вполне дрессированной косаткой своего собственного дрессировщика при вполне хороших отношениях с ним. Дикая косатка тем более не станет церемониться с ловящим её человеком.
   - Жемайтис всё-таки сильно преувеличил разумность дельфинов, а главное - их готовность и стремление сотрудничать с людьми, - добавил Серёга, - Случаи спонтанного сотрудничества известны, особенно с афалинами, но их не так много, чтобы считать такое поведение дельфинов их видовой нормой. Способность к такому поведению облегчает его закрепление при дрессировке, но ждать его от любой первой встречной дельфиньей стаи я бы не стал. У нас свои интересы, у них - свои, при их совпадении возможен сознательный симбиоз, но не более того.
   - Можно, допустим, доверить дрессированным дельфинам выпас той живности, на которую они не охотятся, - прикинул я, - Например, китовых акул, как это у Жемайтиса описано - в принципе почему бы и нет? Но выпас той рыбы, которую они поедают сами, я бы им доверить не рискнул. Это всё равно, что впустить козла в огород с капустой.
   - Да и какой уж тут выпас в шторм? - заметил Мерит, и мы все рассмеялись.
   Считать эту болтанку штормом или не считать, мореманам виднее, но болтает нас нехило - некоторые отдельные валы едва не захлёстывают своими верхушками наши борта, когда "Косатка" и "Вепрь" с "Туром", два её систер-шипа, переваливаются через их гребни. С одной стороны, сильный ветер для нас попутен и гонит нас хорошим ходом даже под зарифленными парусами, сберегая нам масло, выдавленное из плодов той самой дикой капской оливы. Пока не дадут урожаев плантации нормальной культурной оливы, лишь они, да ворвань, могут служить ГСМ на Капщине. Но с другой-то стороны, сама эта болтанка на волнах - хоть и привычны уже, но удовольствие сильно на любителя...
   - Сигнал, досточтимый! - доложил радист.
   - Ага, гринвичский полдень, - я сверился по своим ориентовским часам.
   В экспедициях мы выставляем наши часы по гринвичскому времени. С одной стороны неудобство, поскольку время-то ни хрена не местное, которое по античным часам определять приходится, но с другой - наши часы уж всяко поточнее внедрённых недавно песочных, точность которых сильно зависит от внимания и расторопности работающего с ними человека. Если промедлит с переворотами или ошибётся в подсчёте их количества - в данном случае до момента местного полудня, поскольку мы к востоку от Гринвича - что толку тогда от полученной им разнице во времени? А местный полдень мы по солнечным часам определяем, не забывая разворачивать их по компасу - тут, опять же, и человек не должен зевать, и магнитное склонение свою роль играет. Ещё и диаграмма Воловича для поправок по уравнению времени, как мы давно уже убедились, эпохе не соответствует ни хрена, явно сдвинута вперёд или взад, и хрен её знает, насколько сдвинута. Это надо по новой таблицы составлять в точках с известной правильной географической долготой, а у нас и сама радионавигация ещё только-только внедрена. Так что всё это наше определение координат очень приблизительное, в открытом море при отсутствии ориентиров и на пару градусов долготы нагребаться можем запросто, и это в хорошую погоду. А как, например, тот же местный полдень определять прикажете, когда солнце тучами закрыто? И сегодня мы его точно хрен определим, а определим тоже приблизительно, плюс-минус лапоть. По моим часам - где-то между часом тридцатью и двумя часами надо этого момента ожидать.
   - Папа, а для чего мы открытым морем идём? - спросила Ирка отца, - У берега же и погода лучше, и болтанка эта меньше, и ориентиры на берегу видны.
   - В самом деле, почтенный, - поддержал супружницу и Мерит, - Ну, слабее там ветер, так шли бы под полными парусами, оно где-то то на то и вышло бы.
   - У этих вод в нашем мире была очень дурная слава, - ответил им Серёга, - Они считались гиблым местом, и особенно опасным было движение именно в виду берега.
   - Из-за скал?
   - Нет, если близко к берегу не жаться, то на скалу здесь не налетишь. Тут дело не в подводных скалах, а во встречном течении Мыса Игольного. В полосе вдоль берега идёт его самая стремнина, и как раз её мы избегаем, взяв ещё мористее к югу.
   - Так ветер же всё равно сильнее. Ну, поставили бы дополнительные паруса и шли бы себе против течения. Ветер же попутный.
   - В том-то и дело. Очень опасно бывает, когда ветер в одну сторону, а течение ему навстречу, да ещё и когда волны усилены зыбью от штормов. А мы здесь сейчас как раз в этой ситуации и находимся - и волны от попутного ветра, и встречное течение, и на юге шторма. Полушарие-то - южное, и сейчас в нём зима, самый сезон зимних штормов. И лучше уж поболтаться на больших, но зато нормальных волнах южнее, где встречное течение ослаблено, чем идти по его стремнине, рискуя угодить под блуждающую волну.
    []
   - Волна-убийца?
   - Она самая.
   - Вроде той страшной волны, которая захлестнула возле Антилии старое судно дяди Малха? - спросила Ирка.
   - Да, наподобие её. Только там такие не так часты, и "Дельфину Нетона" в тот раз просто очень не повезло. А здесь, у южноафриканского побережья, эти блуждающие волны - явление закономерное и случается многократно чаще. Особенно опасным будет участок, где береговая линия повернёт на северо-восток. Поэтому туда мы и не свернём параллельно берегу, а продолжим двигаться на восток - подальше от стремнины течения.
   Ещё до отплытия с Капщины, когда мы намечали дальнейший маршрут нашего путешествия, наш геолог такие страсти-мордасти про эти аномальные волны-переростки нам порассказал, что никаких разногласий с навигаторами и кормчими всех трёх судов у нас не возникло. На хрен, на хрен! Колонисты-переселенцы в восторге, конечно, не были, особенно бабы, когда их честно предупредили, что в пути немного поштормит - ага, они же ещё по дороге с Бразила на Капщину узнали, что такое это наше "немного", гы-гы! Но кого интересовало их заведомо некомпетентное мнение? Куда важнее его было мнение основной массы мореманов. Матросня, которой тоже затруднительно было понять логику всех этих серёгиных выкладок, и сама предпочла бы путь вдоль берега, близость которого и обнадёживает на всякий пожарный, и соблазняет водой поспокойнее, но тут Малх, наш давешний робинзон, успевший уже выслужиться в кормчие, так на них наехал при полной и безоговорочной поддержке Дама и Левкона, своих товарищей по той робинзонаде, что труженики моря опешили, а затем и невольно призадумались. Троица робинзонов и сама поняла далеко не всё, но въехала в главное, что каботажный путь чреват встречей с такой же волной, как и та, что сгубила их прежнее судно и товарищей по экипажу. Повторной робинзонады, да ещё и не факт, что столь же везучей, им не хотелось категорически.
   Подозреваю, что и навигаторы поняли не всё, хоть Серёга и растолковывал им суть практически на пальцах, но они-то давно в курсе, что хоть мы и мало что понимаем в их ремесле, знаем всё-же немало полезного и для них. Поди хреново знать заранее ветра и течения в незнакомых водах и иметь хотя бы мелкомасштабную и неточную из-за этого в подробностях, но всё-же карту незнакомых земель и морей! А компас? А песочные часы? А секстан? А зрительная труба? Да и сами новые суда - им-то не нужно объяснять, откуда пошли все эти усовершенствования. Так что всё они поняли или нет, но к выводам нашим прислушались и во внимание их приняли - мне не пришлось выкручивать им руки своими полученными от Фабриция особыми полномочиями.
   Суть же всех выкладок, как наш геолог объяснял их нам со спецназером, была несколько сложнее, чем он растолковал только что дочурке с зятем. Там не только ветер и течение взаимовстречных направлений и не только зыбь от не столь уж далёких штормов в пресловутых 'ревущих сороковых'. Всё это и важно, и необходимо и в принципе даже достаточно для периодического возникновения аномально больших волн по сравнению с нормальными для данной акватории и сезона. Мелкую посудину и такая утопить вполне в состоянии. Но как правило, это ещё не те волны-убийцы высотой до пятнадцати, а то и до двадцати метров с крутым передним склоном и ложбиной перед ним. Настоящие обычно возникают вскоре после прохождения холодного атмосферного фронта, совпадающего с направлением течения. Его ветер резко ускоряет стремнину течения, затем снова меняется на господствующий встречный, снова гонит ветровые волны и зыбь от штормов, но ведь и течение всё ещё разогнано и подпирает эти встречные волны, а тем деваться некуда, и они громоздятся друг на дружку, и в результате очередная, которой и так судьба была больше других оказаться, как раз и вымахивает внезапно до немыслимых размеров. Рассеивается она потом, правда, тоже практически внезапно. Это цунами при достаточной величине и весь шарик обежать могут, а такая блуждающая редко когда хотя бы уж десяток морских миль пробежит, а чаще многократно меньше. Этой-то внезапностью они и для крупных-то современных морских судов опасны - не успевает судно среагировать на такую ни с того, ни с сего возникшую вдруг гигантскую волну, и тонут в результате и крупные танкеры, и не менее крупные контейнеровозы.
   Но происходит это именно на стремнине течения и крайне редко когда вне её, так что если держаться от неё подальше, вероятность нарваться на волну-убийцу меньше на порядки. Не зевай только при обычных 'девятых валах', следи за шквалами, да избегай по возможности штормовых эпицентров, и скорее всего, дойдёшь до пункта назначения. А современная инструкция для современных судов ещё либеральнее - можешь идти и по той стремнине, если хочешь, только за барометром следи, да за ветром, и если ветер меняется на северные румбы, а барометр падает, то это тот самый фронт и есть, и тогда сворачивай со стремнины в сторону, а нет этих признаков - плыви себе по ней и дальше и волн-убийц не бойся. Но то для современных судов хорошо, моторных и приборами не обделённых, а у нас и моторы прожорливые, парусов заменить ещё неспособные, и с приборами пока-что напряжёнка, не говоря уже об умеющих пользоваться ими кадрах, так что и нехрен нашим судам вообще на той стремнине делать - лучше перебздеть, чем недобздеть. Это же ладно ещё, если днём и в хорошую погоду, когда есть шансы вовремя её увидеть и среагировать, а если в шторм, а то и вовсе среди ночи?
    []
   Пользуясь случаем, раз уж зашла речь по теме, Серёга пересказал молодёжи и сюжет фильма-катастрофы "Посейдон" про здоровенный океанский лайнер, как раз среди ночи застигнутый врасплох волной-убийцей, не успевший развернуться к ней носом и при ударе в бочину перевёрнутый означенной волной вверх тормашками. Потом рассказал и о реальном случае, ставшей основой для сюжета этого фильма, произошедшем с лайнером "Куин Мэри", мобилизованном во Вторую Мировую для перевозки войск и как-то раз в сорок втором с шестнадцатью тысячами перевозимых вояк на борту едва не перевернутом гигантской волной. Можно ли верить заявленной высоте волны в двадцать восемь метров, сказать трудно, но крен судна при её ударе был таким, что ещё три градуса, и звиздец бы ему настал - ага, с дивизией на борту. А в семьдесят четвёртом здоровенный норвежский танкер "Вилстар" как раз в этих примерно южноафриканских водах получил и вещдок на память о столкновении с гигантской волной в виде расквашенного носа. И это легко ещё отделался, потому как несколько ничуть не худших его судов в те же примерно годы и в тех же примерно водах пропали с концами. В принципе-то где угодно можно такую волну повстречать, где несколько способствующих ей факторов друг на друга наложатся, и не так уж и мало в Мировом океане таких мест, в которых это происходит регулярно, но вот это южноафриканское побережье - абсолютный рекордсмен. В опасные воды нас занесло, и никакие меры предосторожности здесь не лишние.
   Этих волн, Серёга говорил, три основных типа. Самый распространённый - это "белая стена". Стена - оттого, что фронт широченный, и если бы не его крутизна, так и с цунами можно было бы спутать. С одной стороны - хреново, потому как хрен уберёшься с пути такой волны, даже если и заметишь её вовремя, но с другой - шансы заметить такую стену воды вполне реальные. Фокус тут в том, что "белая стена" чаще нерассеивающаяся. Как раз такая, которая и до десятка морских миль пробежать может, так что днём увидишь её издали и носом к ней развернуться успеешь. Рассеивающиеся - лучше в том плане, что долго не живут, могут напугать своим видом, но так до судна и не дойти, но хуже тем, что как рассеиваются внезапно, так и возникают. Возникнет в какой-нибудь сотне метров от судна, и хрен ли тут успеешь сделать? Для "белой стены" это, хвала богам, не характерно. Нам от этого, правда, толку маловато, потому как не триста метров длина наших судов, а жалкие тридцать пять, так что наш способ от такой "белой стены" спастись только один - не встречаться с ней.
   Второй тип - "три сестры". Ширина фронта обычно поменьше, так что больше шансов не со всей дури с ними столкнуться, а с невысоким краешком, но зато три штуки одна за другой. Особенно хреново для больших современных судов - подымет ему нос и корму на двух гребнях, да и переломит на хрен корпус. Нам это не грозит, длины корпуса не хватит, да только радости от этого мало - отправит на корм рыбам и первая. Поэтому и рецепт спасения от шебутных близняшек - тот же самый, что и с "белой стеной". Кстати, характерны они для южноафриканского побережья - один супертанкер вот так пополам и переломили. Хрен соскучишься с сестричками.
   Третий тип - "одиночная башня". Фронт у ней обычно неширокий, редко когда больше сотни метров, эдакая водяная гора с ярко выраженной вершиной, за которую она и обозвана башней, так что в большинстве случаев промажет или только краем зацепит. Но она-то как раз и самая коварная, потому как рассеивающаяся, если взметнётся уже вблизи, то хрен успеешь отреагировать, и если судьба угодить под её вершину, значит - судьба. И её нам тоже может за глаза хватить, если угораздит, так что рецепт с "одиночной башней" - тот же самый. Логика же элементарная подсказывает, что именно такие башенки как раз и образуются чаще всего, точечного стечения образующих её факторов достаточно, а для таких точечных эффектов и вероятность многократно выше, просто мониторить точечные аномальные волны труднее, потому как и ширина фронта невелика, и живут недолго. Но тому бедолаге, который под неё попадёт, от этого разве легче? Там же ещё и сила удара волны роль играет, который и стальные-то современные корпуса не всегда выдержат, а у нас они хоть и не средиземноморские на шпонках с нагелями, но один хрен деревянные.
   А посему, мы уж лучше на полуштормовых волнах, но зато нормальных, между той стремниной течения и "ревущими сороковыми" поболтаемся, чем будем рисковать со стеной, близняшками или башней повстречаться. На хрен, на хрен! Если есть желающие, мы таких с удовольствием вперёд пропустим. Нам ни разу не жалко, потому как сами-то мы сунулись в эти опасные воды исключительно по большому и нужному делу, а вовсе не за дурацкими героическими приключениями на свои задницы. Нормальные-то герои - они ведь всегда идут в обход. В данном случае - по нормальным волнам. Есть, конечно, риск нарваться на один из тех штормов, за которые Мыс Доброй Надежды получил своё самое первое и куда более честное название, но этого риска уже не избежишь никак, да и видали мы уже шторма, не впервой, а вот без аномальных волн посреди относительно спокойного моря, когда ничто не предвещает беды, мы уж как-нибудь обойдёмся. А если кого личные впечатления интересуют - Малха, кормчего нашего, знаете? Он - своими поделится, и его друзья на свои тоже не пожлобятся. У них их - полно...
    []
   - Досточтимый, а почему у нас не строятся суда побольше этих? - спросил меня Мерит, - Крупное судно должно ведь гораздо меньше болтать на волнах? Ты же не только про "Сиракузию" нам рассказывал, но и про судно-крепость. Значит, можно построить?
   - Да построить-то много чего можно, если целью задаться - был бы смысл. Мы же не Гиерон Сиракузский, не Птолемеи и не Калигула. Понтоваться нам не перед кем, а для серьёзных надобностей суда-гиганты нам не нужны. По крайней мере - пока. Хватает и этих тридцатипятиметровых. Понадобятся длиннее - тогда и будем головы ломать, как нам их такие сделать.
   - А в чём с ними сложности, дядя Максим? - спросила Ирка.
   - Стального набора нам в ближайшие годы не осилить, а с деревянным где нам взять бревно подлиннее на килевой брус? Кедр и махагони бывают и пятидесятиметровой высоты, но это же полная высота, от земли и до тоненькой верхушки, а на киль нам нужно толстое бревно. И во всём этом пятидесятиметровом дереве нужной нам толщины ствола - метров тридцать, не больше. Вот на какую длину нам хватает этого килевого бревна, на такую мы наши суда и строим.
   - А как же тогда строятся более длинные корабли?
   - Это уже составной киль. Две секции, три, может быть и больше, и все их надо скрепить прочно и жёстко, чтобы они работали в сборе не хуже цельного бруса. Да только ведь составной киль внутри Лужи и составной киль для океана - это ведь не одно и то же. Ты и сама видишь, какие волны за бортом. Ну и каким должно быть крепление составных секций, чтобы его не расшатало и не размочалило на этих волнах?
   - Разве нельзя найти знающего корабела?
   - Откуда, Ира? Наш карфвгенянин, который строит для нас вот эти новые суда в Тарквинее, сам учился океанскому судостроению в Гадесе. Но ни там, ни в Тингисе никто не строит больших судов с составным килем. Не такие там у фиников грузы, чтобы нельзя было возить их на судах обычного размера с цельным килем. А больше в этом античном мире суда для океана не строятся нигде. Ну, я не считаю кельтов, суда которых не лучше гадесских по прочности, но гораздо неповоротливее их. И тоже только с цельным килем, так что негде нам взять корабела, умеющего делать океанский составной киль.
   - И ничего нельзя придумать?
   - Да придумать-то можно, просто пока не нужно. У нас ведь тоже не такие ещё грузы, чтобы вот этими судами не обойтись. Как сделать составной киль, мы уже и сами примерно догадываемся, но это чисто умозрительно, а как он в деле себя поведёт - это же надо строить и испытывать, а нам пока-что катастрофически не до того. Нет пока нужды в больших судах, да и поважнее дел полно.
   В принципе-то есть у нас задумка, для которой уже большие суда понадобятся. Я ведь упоминал уже как-то раз о стаде полуручных слонов в Мавритании? В смысле, не совсем диких, а подпускающих к себе работающих с ними людей и даже позволяющих им на себе кататься, но при этом живущих на вольном выпасе и не выдрессированных толком ни для работы, ни для войны. Со временем, когда их станет достаточно до хрена, часть их мы хотим на Кубу перебросить, дабы и там в таком же режиме паслись и размножались. А для этого и суда-слоновозы специальные понадобятся, уж всяко побольше теперешних. И на них нам без составного киля, естественно, уже никак будет не обойтись. Но это дело на дальнюю перспективу, потому как меньше полусотни на Кубу везти смысла нет никакого, выродятся они там от инбридинга, сотню надо как минимум, а лучше три сотни, а у нас и в самой Мавритании этих полуручных слонопотамов и шестидесяти голов ещё нет. И мне сильно кажется, что даже без спешки матчасть для этого проекта подоспеет явно раньше, чем нарастится поголовье элефантусов.
   Виденные нами в Александрии в той давнишней командировке "Сиракузию" и птолемеевский корабль-крепость мы с Васькиным не меряли, так что за их точную длину не поручимся. Археологи нашего современного мира их тоже не меряли, потому как ни то гигантское плавсредство не сохранилось, ни другое - нечего им было мерять. Зато были своевременно измерены плавучие озёрные дворцы Калигулы - большее судно составляло около семидесяти метров в длину и около двадцати в ширину. Юлька говорила нам, что использовались они и при Клавдии, и при Нероне, а затоплены были во время смуты - ага, в пресловутый "год четырёх императоров", то бишь шестьдесят девятый. Почти тридцать лет прослужили, выходит, и хрен их знает, сколько могли бы прослужить ещё, если бы не тот бардак. Понятно, что это на спокойном озере, даже не в Луже, которая тоже ни разу не Атлантика, ну так и строились же для озера. "Сиракузию" мы с Хренио живую и трезвую наблюдали, а ведь её спускал на воду ещё живой и трезвый Архимед. Естественно, ещё до начала Второй Пунической, так что лет двадцать было уже суперсудну на момент нашей восточной командировки. Тоже не Атлантика, конечно, но уже и не озеро. Если в расчёте на океан ейный аналог строить - ну, среди испанских галеонов кубинской постройки тоже ведь встречались и долгожители. Понадобится - хоть и нескоро ещё, но осилим.
    []
   О птолемеевских слоновозах, на которых отловленные в лесах Эфиопии и там же предваритеотно прирученные слонопотамы доставляются в Гребипет, разведке тестя удалось выяснить не так уж и много. По размерам эти суда, конечно, не рекордсмены, но на борт берут не по одному эдефантусу, а по несколько штук, дабы те в плавании хотя бы видели друг друга и не тосковали от одиночества. Но проблемы выгула хоботных там не существует, потому как весь путь идёт по узкому Красному морю, на африканском берегу которого у Птолемеев цепочка баз подскока. Умаются слонопотамы - в любой ближайшей можно хоть на день остановку сделать, хоть на два, хоть на неделю, выгуливая их, пока не разомнутся вволю. У нас же от Горгад и до Барбоса такой возможности не будет, а значит, выгул перевозимых слонов - ага, типа ежедневной прогулки зэков во дворе каталажки - придётся организовывать на самом перевозящем их судне в процессе плавания, и уже это диктует нам другой размер океанского слоновоза, покрупнее птолемеевского. А ведь ещё же и запасы на всё время плавания с учётом возможных осложнений, а легко ли кормить и поить минимум четырёх элефантусов в течение доброго месяца? Это у юмористов нашего современного мира "съесть-то он и больше съел бы, да только кто ж ему столько даст", а реально хрен сэкономишь на их прокорме, если задача стоит живыми и здоровыми их до Тарквинеи довезти. И время плавания, конечно, сокращать надо по возможности, а это и парусное вооружение диктует серьёзное, и моторы, дабы и помогать ветру с течением, и зависеть от них поменьше. И тут уже хрен обойдёшься простым и неприхотливым, но уж очень прожорливым полудизелем, для которого горючего на целый месяц плавания хрен напасёшься, а нормальный экономичный дизель подавай - ага, соответствующего размера под стать размерам самого слоновоза. Ну и мореходность, конечно, на океанскую волну, а не на эти внутренние лужи типа Средиземного и Красного морей. Так что за Птолемеев с их морскими супергигантами не поручусь, а вот дворцы Калигулы нагнать и переплюнуть нам придётся наверняка.
   Хвала богам, времени у нас на это больше, чем достаточно. Растут ведь слоны медленно, а значит, и размножаются они тоже медленно, так что основной прирост этого нашего полуручного стада в Мавритании - не от естественного размножения, а от добавки к нему отловленных при охотах на дикие стада подростков. А это тоже процесс не столь уж и быстрый, потому как нам и палево нежелательно, и подрыв поголовья диких слонов тоже никчему. Ну, выбьем мы местных мавританских, дурное ведь дело нехитрое, а для себя потом новых где ловить? В Сенегале и переправлять оттуда в Мавританию как те же Птолемеи из Эфиопии? Так у Птолемеев на Красном море есть сезоны попутных ветров и туда, и обратно, а у нас вдоль западноафриканского побережья такой халявы нет, на юг-то ветер попутный, когда порожняком идёшь, а вот на север, когда ты с грузом, вмордувинд самый натуральный. Хрен навозишься с ним оттуда живых слонопотамов, так что южнее Зелёного Мыса есть смысл только слоновую кость у черномазых приобретать, а с самими элефантусами не сходить с ума и не форсировать сроки к какой-то очередной юбилейной годовщине какого-то знаменательного события, а отлавливать понемногу, но регулярно местных мавританских, не превышая при этом естественного прироста диких слоновых стад. Вот когда наберётся своих достаточно, тогда и заморачиваться вопросом перевозки какой-то их части за океан - ага, тоже понемногу, но регулярно. Тут ведь, как и во многих серьёзных и требующих вдумчивого подхода делах, тише едешь - дальше будешь. Пусть "открытия чудные" в виде непредвиденных заранее и не предусмотренных неприятностей другие совершают, кто с башкой дружить не приучен, нам же результат конечный нужен, а не героические подвиги по преодолению сюрпризов типа "звиздец подкрался незаметно, хоть виден был издалека". У нас героизм, конечно, ценится, но именно поэтому ничуть не ниже его самого ценятся и героесберегающие технологии. В том числе и предотвращение необходимости в означенном героизме. Умные люди не расходуют чрезвычайный ресурс на повседневно-рутинные проблемы, а копят его для чрезвычайных.
   А пока до глобальных проектов и до потребного на них гигантского по нашим меркам транспорта нам ещё далеко, мы осуществляем свои локальные на том транспорте, который под них и заточен - достаточный для решения поставленных задач, посильный для античных корабелов и понятный для античных мореманов. В "ревущие сороковые" на нём не суёмся и вообще штормов стараемся без необходимости избегать, но избегаем по возможности и мест, чреватых сюрпризами вроде волн-убийц. Лучше уж поштормовать, если выбор окажется между хреном и редькой. Правда, и "золотая середина" в этих водах не сильно слаще старательно избегаемых крайностей. Зыбь-то от южных штормов гонит один хрен нехилую, несколько метров высота волн и в спокойную погоду обычное дело, но то нормальные океанские волны с нормальным пологим фронтом. Утомляет, конечно, болтанка и на них, потому как изо дня в день, но серьёзной опасности они не несут.
   Правда, и расслабиться особо не дают, потому как одно дело продольная волна по курсу, другое - под углом, когда судно накреняет, а гребень волны в борт хлещет. Тут и кормчему тренировка, и марсовый на мачте не зевает, потому как его-то болтает поболе, чем народ на палубах, и уж всяко не в его интересах прозевать очередной 'девятый вал'. Если Ирку на пассажирской палубе мысли о менее чувствительном к болтанке на волнах крупном судне посещают, и мы её понимаем, то каково приходится бедолаге-марсовому на самой верхотуре! Меняются, конечно, потому как хрен ему там позавидуешь. Пропасть страховочный пояс не даст, но умается за смену - мама, не горюй, как говорится.
    []
   Поэтому и дрыхнут мореманы после вахты в своих гамаках, как убитые, и хрен они клали на эту болтанку. Зелёных салаг среди них в этой экспедиции нет, все хотя бы по разу, но на трансатлантических рейсах обкатаны, а незадолго до экспедиции и меж собой сплаваны. Зимние Азоры - они ведь тоже ни разу не озёрная гладь. Да, здешние волны и сами повыше, и болтает на них посильнее, но разница - чисто количественная. Если судно крепкое, экипаж сплаванный, навигатор и кормчий знают своё дело, жратвы дают, сколько съешь, воды - сколько выпьешь, да жалованьем не обижают, то уж к болтанке привыкнуть можно. Ну, притерпеться, по крайней мере. Есть такие, что сменятся с вахты, подкрепятся, в гамак рухнут, и храпят уже через считанные секунды. Были бы вообще сущий клад, если бы ещё и в портовых забегаловках не ужирались в хлам. Но где взять в достаточном числе непьющих мореманов? Выдержал многодневное плавание, не подвёл, до берега и таверны в порту дотерпел - и на том спасибо. Кто есть, с теми и работаем.
   Одно хорошо - что и акулы тоже серьёзного волнения не любят. А то повадятся ведь некоторые за судном следовать, да ещё и не мелкие, и хотя на спокойной воде упасть за борт никому реально не грозит, акулий плавник неподалёку один хрен действует людям на нервы. Пару раз даже стреляли по назойливым рыбинам из крепостного ружья - просто чтобы шугануть их и этим народ подбодрить. Скорее всего, и сейчас хоть одна, да следует за судном, но держится на глубине, подальше от болтанки. Основная же их масса у берега наверняка, где есть шансы сцапать зазевавшегося морского котика или пингвина. Вот там и пущай себе кучкуются вместе с волнами-убийцами. Опасные воды...
  
   3. Маврикий.
  
   - Кыш, кур проклятый! - Серёга попытался лёгким аккуратным поджопником убрать с дороги упрямо путающегося под ногами здоровенного дронта, - Млять! Охренел, что ли! - птиц, не оценив по достоинству проявленного к нему гуманизма, развернулся и попытался клюнуть своего благодетеля, что при его росте и размерах самого клюва было бы весьма чревато, - Да иди ты на хрен, сволочь пернатая! - уворачиваясь от клюва, наш геолог оступился и больно приложился пятой точкой, а охреневший птиц и не думал от него отставать, и Сереге пришлось отбрыкиваться ногами - благо, в лузитанских сапогах.
   - Ну тебе же русским языком сказано, млять! - Володя с разбегу отвесил дронту смачного пинка, от которого тот хоть и не взлетел, но честно попытался, - Млять! Говнюк хренов! - на носке правого сапога спецназера отчётливо виднелось характерное говнистое пятно зеленовато-белесого цвета, за которое эндемик Маврикия огрёб от него ещё одного пинка, уже с левой ноги, - Млять, да ты в натуре охренел! - так и не просёкший расклада птиц попытался клюнуть и его, что было фатальной ошибкой, решившей его судьбу, - На сей раз ты довыгрёбывался! - приговорил его Володя, выхватив свой меч и примериваясь снести им птичью бестолковку, - Стоп, аттставить! - вместо этого он заехал дронту по ней плашмя, - Макс, давай-ка в два клинка его сделаем!
   - Логично, - одобрил я, выхватывая свой, - Мелюзга, уберите пушки! - Мерит с Иркой уже выхватили револьверы, а нам не надо сейчас "один выстрел - один труп", нам сейчас показательный урок требуется.
   На двух остриях наших клинков - ага, всаженных ему в обе бочины - пернатый стервец заверещал именно так, как мы и хотели, выразив весь свой предсмертный ужас. А как с ними ещё, когда они на этом острове непуганые и ни выстрелов наших не боятся, ни вообще людей? Остальные и сейчас не кинулись от нас со всех ног в заросли, но хотя бы уж всполошились и отбежали на десяток метров. Для начала - уже неплохо.
   - Сам бы эту сволочь собственными руками пристрелил, если бы смысл в этом какой-то был! - проворчал Серёга, потирая ушибленный копчик, - Млять, ещё и в говно до кучи вляпался! Засранцы грёбаные!
   - Я же предупреждал, что ахтунг, минен, - напомнил спецназер.
   - По нашей жизни хоть куда-нибудь, да вступишь - не в говно, так в партию, - я вытер меч об перья заваленного птица и вернул его в ножны, - Ты уже начал понимать тех голландских мореманов и колонистов?
   - Кажется, начинаю, - подтвердил геолог, - Млять, чуть кастратом же не сделал меня, паскуда! - он пнул сапогом тушу дронта.
   - Да уж, Юлька с Денатой твой писклявый голос хрен одобрили бы, - хмыкнул Володя, и мы рассмеялись все втроём.
   - Папа, а почему стрелять по ним смысла нет? - спросила Ирка отца.
   - Отпугнуть их выстрелами не получится - ты же сама вчера видела, что они их не боятся. А для охоты тем более никчему - они и людей не боятся, подпускают даже на удар, - пояснил он ей, - Голландцы в истории нашего мира их вообще дубинками убивали. Я даже не уверен, есть ли у них вообще какой-то сигнал для предупреждения собратьев об опасности. Здесь же нет никаких хищников, которые могли бы на них охотиться, так что и бояться им здесь абсолютно некого.
   - Поэтому и нужен, чтобы хоть немного их шугануть, предсмертный крик того из них, кто угодил к нам под раздачу, - добавил я, - На это инстинкт у них должен быть - кого-то поваленным бурей деревом зашибёт, кого-то каменюкой в землетрясение, кого-то штормовой волной в море смоет. Если бы мы пристрелили этого или башку ему срубили так, чтобы он и пикнуть не успел, то остальные и не почесались бы, а так он поверещал на наших мечах и слегка их всполошил. Убегать от людей их этим не приучишь, но хотя бы уж под ногами будут путаться поменьше. Какому хватит на это его тупых птичьих мозгов, тот и сам целее будет, и потомство такое же после себя оставит. Глядишь, и больше у них тогда будет шансов полного истребления избежать...
    []
   Полностью-то дронтов на самом деле не сами голландцы в нашем реале охотой на них истребили, а завезённая ими живность, пожиравшая дронтовые яйца и молодняк, в основном свинтусы, хотя добавили в это дело свой посильный вклад и собаки с кошаками, и крысы, и индонезийские макаки-крабоеды, которых считают вторыми после свинтусов по вкладу в истребление дронтового потомства, так что сам хомо сапиенс тянет в списке виновников максимум на почётное третье место. Серёга рассказывал об этом, конечно, и дочурке с зятем, так что они в курсе, но тут ведь надо понимать и контекст. На Маврикии в течение всего семнадцатого века, за который весь маврикийский дронт и помножился на ноль, никогда не жило постоянно больше пятидесяти человек, а вот сколько на нём будет наших колонистов, мы прогнозировать не берёмся, потому как от очень многих факторов это зависит, пока ещё труднопредсказуемых. На современном-то Маврикии живёт поболе миллиона, из которых девять процентов в сельском хозяйстве заняты, так что и античное хозяйство, надо думать, не одну тысячу рыл прокормить на нём в принципе способно. А посему, прежде всего одичания свинтусов допускать на Маврикии не следует, но и людей тоже настроить на сбережение дронта не повредит. А чтобы им это было легче, надо бы и самого дронта хорошим манерам поучить, потому как птиц довольно сволочной и убить его на хрен поводов даёт предостаточно.
   - Мою бы сейчас сюда, да на недельку как минимум, и вот тогда послушали бы, как она этого кура проклятого одомашнивать посоветует! - прикололся спецназер.
   Наташка евонная нам перед отплытием все ухи этой идеей-фикс прожужжала. В натуре сюда бы её, дабы не разговорами в пользу бедных с безопасной дистанции нас за гуманизм свой агитировала, а личным примером. Сперва-то она предлагала свинтусов для Маврикия запретить и не пущать, но чем тогда колонистам лакомиться, когда приедятся и рыба, и птица? Остров лесистый, травы не так уж и много, так что овец на нём до хрена не разведёшь, а козы у нас запрещены уже традиционно, так что какая тут альтернатива тем хавроньям? Даже не позволяя им одичать, их один хрен будут пасти в лесу, так что возле поселений наших колонистов дронт обречён однозначно. Да и сами колонисты на своих полях и огородах ему уж точно не обрадуются, а вот хватит ли ему его птичьих мозгов не соваться, куда не просят, Наташка и сама уверена не была. Поэтому и настаивает на том, чтобы дронта одомашнить, что не видит она другого надёжного способа уберечь птица от той же судьбы, что постигла его и в том нашем мире. Ага, одомашни тут такого стервеца!
   Нет, ну она-то до кучи и чисто хозяйственный обоснуй для такого мероприятия привела. Дронт - он ведь вообще-то не кур, а голубь-переросток. Голуби на мясо в нашем современном мире - больше экзотика, чем обыденность, но в принципе разводят на мясо и их. Юлька припомнила описание крупных голубеводческих хозяйств у Варрона, то бишь в имперские времена римляне на голубятину подсядут, но это будет деликатес для пиров, а не ширпотреб для трудящихся масс. Современные гурманы голубятину тоже хвалят, так что интерес любителей к ней как к деликатесу я понять могу, но в плане ширпотреба - там же больше возни с ощипыванием и разделкой, чем того мяса. К дронту это, конечно, уже не относится, он взрослый с хорошего гусака размером, есть ради чего возиться, но вот со вкусом он подкачал. Что мясо жёсткое - это хрен с ним, если зубы нормальные, то вполне разжуёшь, но оно ещё и практически безвкусное, а изменится ли это в лучшую сторону у домашнего дронта, хрен его знает. Сейчас-то после приевшихся корабельных припасов и оно лопается с удовольствием, всё-таки свежатина, но так ли это будет и для постоянного населения острова, когда размножится уже и нормальная домашняя живность?
   Главный-то наташкин обоснуй в том, что у голубей выше КПД усвоения корма, то бишь меньше его уходит в говно и больше идёт на прирост биомассы, и в этом голуби оставляют далеко позади и куриных, и гусеобразных. Больше мяса на те же самые затраты корма получишь, короче. Но и тут ведь собака порылась в нюансах. Современная ферма с её покупными кормами - это один расклад, а чисто сельское крестьянское птицеводство с вольным выпасом на халявном подножном корму - и расклад уже другой. У нас же ближе к этому варианту ситуёвина намечается, для которого не столько КПД этот означенный важен, сколько удобство разведения того или иного вида домашней птицы. Удобны виды стадные, нормально в общем загоне уживающиеся и домининтной пирамидой спаянные - куда доминант пошёл, туда и все за ним. В такую структуру человеку-хозяину нетрудно вписаться в качестве сверхдоминанта, которому и доминант подчиняется, и куда хозяин его погнал, туда и всё стадо уже без дополнительных понуканий последует - пасти такую живность легко и удобно. Куры, индюки и утки с гусями потому и одомашнены, что они - как раз такие стадные виды. Голуби же в этом плане похуже их - в стае кучкуются только из-за хищников, которых группе заметить легче, но гнездятся и размножаются парами, и в тесноте уровень внутривидовой агрессии у них таков, что куда там до них тем курам! Два голубя-самца в одной небольшой клетке хрен уживутся - один другого заклюёт на хрен. И дронты, как мы уже заметили, парами держатся, если птенца-подростка не считать, в стаю не кучкуясь. Не нужна им стая там, где нет естественных врагов. Да и ближайший живой и трезвый сородич дронтов - гривистый голубь - небольшими стаями только перелетает с острова на остров, а гнездится и пасётся на необитаемых островах парами по отдельности. Так он хотя бы нормального для голубей размера и в принципе в разгороженной на малые клетушки голубятне жить мог бы, а какая голубятня нужна вот для этих голубков с гусака хорошего величиной? И как их пасти прикажете при их полностью атрофированном, да и у их далёкого летающего предка наверняка весьма относительном стадном инстинкте?
    []
   Территориальные эти дронты или мигрирующие в пределах острова, колонисты позже разберутся, а для нас важно то, что не стадные они ни хрена, и нет у них инстинкта подчинения сильному. Пока по жбану от тебя не схлопочет, будет права свои перед тобой качать, а схлопотав - наутёк конкретно от тебя пустится в поисках места потише, где ни с тобой, ни с другими драчунами назойливыми встретиться не грозит. Ну вот и как тут его такого одомашнивать? Теоретически-то можно яйца из гнёзд у них забирать, инкубатор для них соорудив. Наташка говорила, что если у гривистого голубя, у которого тоже одно яйцо в кладке, то яйцо скоммуниздить, то самка через неделю новое снесёт. Но проблема в том, что голуби на первых порах зобным молоком своих мелких птенцов выкармливают и лишь потом на нормальный взрослый корм их постепенно переводят. Ну, получим мы, допустим, искусственный выводок дронтёнышей в инкубаторе, а выкармливать его чем? Допустим, найдутся среди них каким-то чудом такие, которые будут и сразу нормальный корм есть и от него не сдохнут, но как подрастут немного - где гарантия, что друг друга не переклюют? Нету же у них в природе групповых выводков, и откуда у них детскому социальному инстинкту взяться? Но допустим, каким-то чудом откуда-то взялся. Так ведь ещё же подрастут, а стадного инстинкта тоже ни хрена нет. Подросток-то ведь у родоков в природе тоже один. И кстати, ещё явно не взрослого размера. И на крыло ему не вставать, потому как нелетающий вид, и врагов естественных нет. Научился сам корм находить - ни родокам нет смысла дальше его опекать, ни ему самому продолжать им подчиняться. Как у тех же страусов, у которых подростки далеко ещё не взрослого размера отдельные стаи образуют. А дронтовый подросток, скорее всего, дорастает до взрослых размеров сам по себе, ни с кем не кучкуясь и никому не подчиняясь, то бишь как взрослых дронтов в стаю хрен собьёшь, так и подростков. Разве только не любых первых попавшихся, а каких-то ну уж очень некоторых и тоже каким-то чудом. Кто-нибудь верит всерьёз в три чуда подряд? Так что инкубаторский дронт тоже под большим вопросом.
   Под вопросом и скорость роста дронтового молодняка. Он у тропических птиц и так замедленный, особенно у плодоядных, а ещё ведь и подростковая самостоятельность быстрого роста тоже не требует, да ещё же и гигантизм этот при отсутствии естественных врагов тоже к быстрому росту не принуждает. С учётом всего этого Наташка не уверена в вырастании дронтового молодняка за год. Вполне возможны тут и полтора года, и два, для страусов характерные, но для карликового страуса размером с гусака непростительные. А нормальный гусак местный, кстати, тоже имеется.
   Строго говоря, маврикийский земляной гусь к утиным относится, то бишь он по происхождению ближе к уткам, чем к гусям. Исчез в нашем реале почти одновременно с дронтом и по аналогичным ему причинам - свинтусы и прочая завезённая живность яйца и молодняк ихний жрали, а сами колонисты охотились на взрослых, да ещё и нахваливали их мясо, и в этом их понять можно - дронтовому не чета. Ненадолго пережил его сородич на Реюньоне, если это не тот же самый вид, потому как свою способность к полёту этот местный утко-гусь, вообще говоря, не утратил. Правда, на пути к этому, поскольку летает тяжело, и перелёты в духе нашего серого гуся ему едва ли под силу. Но тут и гигантизм островной сказывается. Наташка говорила нам, что нильский гусь, он же египетский, его единственный ещё живой и трезвый родственничек после вымирания трёх мадагаскарских видов, для гуся средние размеры имеет, этот же нам довольно крупным показался. Так или иначе, летать он может, если захочет, да только вот желание такое у тутошнего возникает редко. Непуганый он здесь, как и дронт, людей ни хрена не боится. Вплоть до того, что на удар дубинкой тоже может подпустить, а если с одного удара не убьёшь, то не улететь, а убежать норовит. Бегает, кстати, неплохо, хотя и помогает себе взмахами крыльев, когда хочет поднажать. В общем, практически готовый домашний вид, просто он сам об этом не в курсах, и ему это растолковать надо подоходчивее. Думаю, вполне реально. Нильский в Египте вполне себе одомашнен, хоть и пугливее, и летун гораздо лучший. А этого - вот не удивлюсь, если пару в загон загнать удастся, и не факт, что улетят, если регулярно в нём же их и кормить. Голландцы одомашнить не сподобились оттого, что до хрена его сперва было, а спохватились только, когда он на ноль уже помножился.
   Общительностью особой тутошний гусак тоже не страдает и большими стаями не кучкуется, но Наташка нам говорила, что для многих видов диких гусей и уток в сезон гнездования территориальное поведение характерно, а тропические виды и гнездоваться могут круглый год, в отличие от перелётных. Главное тут то, что вид - выводковый, даже плодовитее нашего серого гуся, яиц в кладке, судя по нильскому, должно быть от пяти до дюжины, а опекают родоки птенцов вплоть до вставания на крыло, то бишь до взрослого уже почти размера. У нильского это происходит в возрасте от двух до двух с половиной месяцев с момента вылупления, тутошний покрупнее, но за три месяца уж всяко вырасти обязан. И всё это время у него сохраняется выводковый инстинкт, позволяющий выводку держаться кучно без смертоубийства и членовредительства. Взрослые, правда, к агрессии склонны - вытянет шею, зашипит и побежит на тебя как наш домашний гусак. Может и ущипнуть клювом довольно чувствительно, но разве сравнишь плоский гусиный клюв с крючковатым клювом дронта? Да и отучаются гуси от подобного хулиганства пинками и хворостиной. В общем, в качестве кандидата на одомашнивание маврикийский земляной гусь выглядит гораздо предпочтительнее этого одронтевшего голубиного недострауса.
    []
   Сам же этот дронт - ну, я и Наташку прекрасно понимаю, и Юльку, которым ну уж очень хочется сохранить этого по-своему уникального птица, да и Серёга, как бы он ни был сейчас обозлён конфузом, отойдёт и тоже от своих нехороших пожеланий в его адрес откажется наверняка. О молодёжи и говорить нечего - сами же и учили их ошибок нашего мира не повторять и уничтожения целых видов живности по возможности не допускать. И сами пример им в этом подаём. Ару здоровенного жёлто-зелёного с Доминики на Азорах акклиматизировали и на Барбос завезти планируем, где своего ары не завелось, дабы он в трёх местах водился и уже этим был подстрахован от вымирания. И Лакобрижскую пущу мы для чего организовали? Чтобы сохранить и тарпана испанского, и тура, и зубра, и льва. Понятно, что маловат заповедник, но как расширим миликоновское царство на север, еще один застолбим, уже побольше. Там это даже легче будет, потому как меньше и плотность населения. На Кубе о сохранении ленивца того медвежьего подумываем, как и гигантской хутии, а если подтвердится информация о гигантской нелетающей сове, то надо, конечно, сохранять и её. Слонов вон мавританских подумываем даже на Кубу завезти, как только посильным нам это дело станет - ага, для начала на Кубу, а с неё потомки, глядишь, и на материк американский расселят элефантусов. Млять, бошки бы пооткручивал этим чудам в перьях материковым за плейстоценовую мегафауну! В Испанию слона завезти - это уж само собой, да и осилим явно раньше, чем за океан. Кваггу вон ту же самую одомашнить замышляем, дабы тоже от истребления подстраховать, хоть и задохлик она по сравнению с крупной североафриканской зёброй. Её-то в Мавритании сами боги одомашнить велели, пока ещё живая и трезвая. А мадагаскарская живность? Глаза же разбегаются от громадья задач, но - не будем говорить "гоп", пока не прыгнули. Пока вот дронт этот сволочной на повестке дня у нас нарисовался.
   Его реальную скорость роста мы пока не знаем. Наташка говорила, что и никто не знает, потому как слишком мало костных остатков. Это же курам на смех! О некоторых динозаврах, шестьдесят пять миллионов лет назад с концами вымерших, знают побольше, чем об этом дронте, с вымирания которого не прошло ещё и четырёх столетий! Ну, это-то мы наверстаем, не вопрос, но с самим-то дронтом этим что делать? Не уверен я почему-то, откровенно говоря, что захотят наши колонисты его такого одомашнивать. А принуждать, выкручивая руки - во-первых, не такого социума мы хотим для наших потомков и нашего народа, а во-вторых, закон Гука - он ведь не только в физике справедлив. Всякое действие рождает равное по модулю и противоположно направленное противодействие, если кто не знал, да ещё и забыл. Наш уже традиционный запрет на коз и кроликов - уже немалое для наших колонистов неудобство, потому как ту же овцу, как я уже сказал, нелегко пасти на лесистых островах. Но это людям хотя бы уж объяснить можно, а вот как им объяснишь, на кой хрен им этот кур проклятый голубиный сдался, когда есть у них и нормальный кур, и американский, то бишь индюк? Дронт и невкусен, и малоплодовит, одно яйцо в кладке, и коммуниздить его для инкубатора, как я уже сказал, смысла нет. На яичницу разве что, если вкусной окажется, а если не вкуснее куриной будет? И если выкручивать колонистам руки, заставляя отлавливать и разводить на хрен не нужного им птица, так закон Гука тут - ещё не самый худший вариант. Асимметричного ответа не хотите? Я - не хочу. Народ у нас смекалистый, и до чего додумался я - додумаются рано или поздно и они. Если дронт - проблема, то нет дронта - нет и проблемы. И охотиться на них начнут - ага, в процессе отлова для одомашнивания - самым браконьерским манером, и свинтусы начнут сбегать и дичать - ага, совершенно случайно, не углядели - с завидной регулярностью, а лет через десять доложат, что домашних дронтов слопали в неурожайный год, а дикие кончились, так что новых наловить никак невозможно. Нам же не это нужно, верно? Ну так и нехрен тогда долбогребизм разводить. На Реюньон маврикийского дронта завезти для начала, что ли? Там ведь нет своего, кажется?
   Да и всех ведь уязвимых видов и не одомашнишь. Какой вменяемый колонист заморочится разведением тутошней сухопутной черепахи, например, которая растёт - ага, черепашьими темпами. Мы дронта в медленном росте подозреваем, а ведь с ним речь идёт о считанных годах, пара-тройка максимум. А с черепахой этой и на десятки лет счёт идёт. Ну, Наташка судила по сейшельской, которая здешней родственная. На Мадагаскаре есть гигантская - по крайней мере, выокая аероятность застать её там живой и трезвой, а эти - произошедшие от неё островные карлики. Так сейшельская черепаха лет в двадцать, если не в двадцать пять, только начинает размножаться, достигнув половины от максимального размера. Для неё это метр с небольшим длины панциря, немногим больше того же дронта, но коренастая, живой вес может и трёхсот кило достигать. Тутошняя - примерно такая же, а на Мадагаскаре, вроде бы, и до тонны её вес по раскопанным панцирям насчитывают. И на этой в принципе верхом прокатиться можно, если скорость и направление не важны, а уж на той мадагаскарской - и пахать запросто. Но хрен ли толку, если ждать её дорастания до этих размеров лет пятьдесят, не меньше? Слон вдвое быстрее вымахает, бык - и вовсе вдесятеро. Ну и кому нужна домашняя живность, растущая полвека? Так что тут уже без вариантов, только заповедник. Пока народу немного, ему и земли много не нужно, остров же исследовать успеют, и тогда будет понятнее, какую территорию отвести под будущий заповедник для этих черепах и дронтов.
    []
   В принципе-то эти черепахи и на Реюньоне точно такие же, даже везти их туда не нужно, а завезти, как я уже сказал, только этих дронтов, но у Наташки был и ещё один довод в пользу сохранения их и на самом Маврикии - дерево додо. Додо - это, если кто не в курсах, другое название вот этого кура проклятого, который дронт. А дерево евонное - это местный вид сапотовых, родственных и во многом близких эбеновым. Тоже твёрдое и тяжёлое, красивое на срезе, так что относится к ценным породам. Подозреваю, что из него и вырезалось в основном то дубьё, которым голландцы того дронта по башке его тупой и бестолковой охреначивали. Ага, дронтовой дубинкой по дронтовому же жбану, гы-гы! Но Наташка говорила, что обозвано это дерево евонным не за это, а за то, что дронт жрал его плоды и срал его семенами. Ну, в смысле, через желудок с кишками евонными эти семена должны проходить, дабы их жёсткая оболочка размягчилась и позволила им прорасти. Без этого, типа, хрен прорастёт, и из-за вымирания дронта в нашем реале дерево под угрозой - растут деревья, какие уцелели, плодоносят обильно, но ни хрена семена не прорастают. И не так уж мало видов растительности размножается именно, что через говно поедающей её плоды живности, для чего, собственно, съедобные и вкусные плоды и предназначены, так что версия в общем и целом правдоподобна.
   Ценно же для нас именно это дерево, как наша биологичка нам объяснила, из-за двух его характерных особенностей. Во-первых, сапота эта дронтовая помимо основного ствола отращивает дополнительные боковые, да ещё и выпускает со своих сучьев эдакие ходульные корни, которые как укоренятся в землю, уже и сами разрастаются в своего рода дополнительные стволы. Ну, не в таких масштабах, конечно, как южноазиатский баньян, за лес разросшееся старое дерево не примешь, но попытка обаньянеть неплохая. И часть этих дополнительных стволов с остволевшими ходульными корнями можно смело рубить для собственных надобностей - вот хоть на стройматериалы, хоть на дронтоохреначники, хоть вообще на дрова. Если в меру, то дереву от этого существенного вреда не наносится - растёт себе дальше и продолжает боковые стволы с остволевшими корнями отращивать. А древесина, как и у многих сапотовых, вполне "железная", обрабатывать тяжело, но зато изделие вечное получается, а дрова - с высочайшей теплотворной способностью. Чуть ли не на уровне угля. А во-вторых, дерево считается быстрорастущим, то бишь восполнения срубленной древесины ждать придётся не слишком долго. Обычно тропические деревья с твёрдой и не гниющей древесиной растут медленно, так что быстрый рост - особо ценное качество. Правда, тут стопроцентной уверенности нет, потому как те источники, откуда Наташка эти сведения брала, весьма немногословны. Дерево ведь настолько редкое, что о рубке его на древесину давно уже нет и речи, так что ни в каких подробных справочниках деловой древесины оно не фигурирует. Что нарыла она в прежней жизни из случайных и часто дилетантских источников, то нам и сообщила, а проверить - это уже наше дело.
   Дерево мы нашли и опознали, видок у разросшегося в самом деле характерный, слегка баньянистый в натуре, древесина - без инструмента моей мануфактуры даже и не подступайся, дабы зря не расстраиваться. Но это ядровая у довольно толстых палок, если тонкую рубить, в руку толщиной и меньше, то там той ядровой древесины стержень разве что в палец толщиной, а вокруг него - заболонь, которая и на вид светлее, и гораздо мягче ядровой. Граница между ними не такая чёткая, как у эбеновых, но на глаз видна, да и под топором или пилой чувствуется. В общем, все превосходные свойства, которые Наташка нам описала, к ядровой древесине относятся, а заболонная - ну, не совсем уж говённая, но и ничего выдающегося. Подозреваю, что как раз она-то и растёт быстро. Собственно, она нас и предупредила сразу, что в этом не уверена. В принципе многие тропические деревья так и растут - первым делом в высоту в погоне за солнечным светом, а ствол - так, лишь бы только выдерживал, и вот на этом этапе многие растут быстро, а вот вширь, когда как раз и наращивается ценная ядровая древесина - это обычно уже медленно. Как с этим вот у этой дронтовой сапоты дело обстоит, внятно нам только колонисты расскажут лет через десять, если не все двадцать, а пока-что я могу сказать определённо только, что на балку строительную хорошую бревно нужно не менее, чем в ляжку толщиной. После удаления заболони и отёсывании бруса - как раз сколько надо, столько и останется.
   Так ли необходим дронт для прорастания семян евонного дерева, вопрос тоже не столь уж однозначен. Версия давняя, семидесятых ещё годов. Что плоды этого дерева дронт лопает охотно, это факт. Но лопают их и черепахи тутошние гигантские, и попугай чубатый. Наташка припомнила, что и сам автор дронтовой версии обычным индюшкам те семена скармливал, и где-то в районе трети высранных ими проросли. Какой процент их всхожести из-под дронта, мы пока можем только гадать, но самого факта хотя бы участия дронта в общих усилиях не оспаривают и противники версии. Участвовал в числе прочих, а вот был ли в этом деле основняком или работал наравне с теми черепахами и попугаями, никто толком не знает. Те-то ведь тоже вымерли, так что сравнивать в нашем реале, когда спохватились, было уже некого и не с кем. Но принято считать, что хотя можно и без него, основняк - всё-таки дронт. Типа, семена этого дерева всё-таки под его пищеварительный тракт заточены, и с ним у них всхожесть наибольшая, а с другими гораздо худшая. Опять же, проверить это можно только со временем, пока же пущай размножатся завезённые уже куры с индюшками, а мы при наших сборах в обратный путь высранных дронтами семян прихватим побольше. Ну и не высранных тоже - ага, для полноценного эксперимента.
    []
   - По сравнению со вчерашним гусём этот гоубочек - не пойми чего! - заценила Ирка за обедом заваленного нами дронта, - Есть-то можно, но если по уму, то мариновать надо, чтобы был помягче, а потом готовить со специями, чтобы был хоть какой-то вкус.
   - У тебя тут есть компания, чтобы попробовать разные способы готовки и найти самые лучшие, - ответил ей Мерит, кивая на баб-колонисток.
   - Ну да, вы-то своими челюстями всё перемелете, что съедобно! - она всё ещё дожёвывала свою порцию дронтятины, когда мы уже запивали обед кокосовым соком.
   Кокосовые пальмы на Маврикии обрадовали нас неподдельно. Наташка не была уверена, есть ли они уже на Маскаренских островах. С одной-то стороны за миллионы лет времени придрейфовать самим у орехов было более, чем достаточно, но с другой обычные для Индийского океана ветры и течения не очень-то такому переносу способствуют. Люди же - на Мадагаскар-то они из Индонезии наверняка давно добрались, доземледельческая волна во всяком случае, но те же самые ветры с течениями, скорее всего, пронесли бы их севернее Маскаренских островов, то бишь Родригеса, Маврикия и Реюньона. Тем более, что вероятнее всего они двигались и не напрямик, а через острова к югу от Цейлона, и в этом случае проходили мимо Маскаренских островов ещё севернее. Поэтому мы сильно опасались не найти кокосов ближе Мадагаскара, да и там не были уверены, найдём ли их сразу без прочёсывания его восточного побережья. Но нам повезло - приплыли кокосы на Маврикий и без индонезийцев, и свежим соком зелёных орехов мы могли понаслаждаться уже здесь. А орехи ведь нужны и на посадочный материал для островов Атлантики. Хоть и попали уже на Кубу заказанные нами и добытые эдемскими финиками через ольмеков проростки кокосовых пальм с тихоокеанского побережья, и поставки оттуда как начались, так и продолжаются, это ведь мизер. Носильщикам же через весь перешеек Теуантепек с ними топать, и товар этот для ольмекских торгашей уж всяко не основной. Да и финики как-то больше у себя в Эдеме посадить те проростки норовят, чем с Тарквинеей делиться. Рощица небольшая уже есть, но будущих урожаев с неё и для самой Вест-Индии мало, да и сколько лет ещё ждать тех урожаев?
   Поэтому, хоть кокос и не входит в число первостепенных задач экспедиции, раз уж тихоокеанский в Тарквинею попал, мы и этим не пренебрежём. И по срокам выигрыш, потому как быстрее этот на Горгады попадёт, чем тихоокеанский с Кубы, и разнообразие генетическое нашим кокосам уж точно не повредит. Не за ними отправлялись, но до кучи возьмём и их. В известном нам реале тихоокеанские кокосы на атлантическое побережье Америки так и не попали, а попали туда только южноиндийские - сперва португальцы их с юга Индии вокруг Африки в Гвинейский залив завезли, а уж оттуда испанцы забросили их в Вест-Индию, из которой они и распространились по всем американским тропикам. В шестнадцатом веке, короче, нашей уже эры. Мы до юга Индии пока ещё не добрались, но кокосы - вот они, уже и на Маврикии нам попались, наверняка индонезийские, потому как индийским сюда самостоятельно попасть ни ветры не позволяют, ни течения. А учитывая, что и тихоокеанские с Филиппин происходят, которые с Индонезией рядышком, выходит, что все наши атлантические кокосы филиппинско-индонезийского происхождения будут. Кто-нибудь что-нибудь против этого имеет? Вот и мы - тоже ничего. Наташка говорила, что там как раз и есть их наибольшее генетическое разнообразие, Индия нервно жуёт свой бетель в сторонке, так что наш вариант уж всяко не хуже реального португало-испанского получается. Сами испанцы не те? Ну, извините, романско-вестготских испанцев у нас для вас нет. Есть только вот эти наши, иберийские. Зато лет на тыщу семьсот раньше тех даже сюда добрались. Лопают себе жареную дронтятину, заедают сладкими плодами дронтовой сапоты, запивают кокосовым соком и абсолютно не жужжат.
   На Капщине кокосовая пальма, конечно, хрен приживётся, климат там для неё холодноват, но на Сан-Томе и на Горгадах - в самый раз. Особенно Горгады важны, где и засушливый климат не боящихся морской соли кокосов требует, и место проходное туда, в Америку - хоть в Вест-Индию, хоть на Бразил, где тоже кокосы не помешают, особенно на атолле Рокас. Да и в Вест-Индии хреново обеспеченных водой коралловых островов хватает. Те же Багамы, например. Есть и у южного побережья Карибского моря острова, по климату схожие с Горгадами, и там тоже без кокосов хреново. Если бы тихоокеанских через эдемских фиников и ольмеков не заполучили, кокос и сейчас был бы в числе наших главных целей, потому как он и сам по себе того стоит. Полинезийцы вон на что только ту кокосовую пальму не используют! Ну так зато и живут вполне для своего каменного века прилично даже на коралловых атоллах. А у нас вся Вест-Индия, не говоря уже о Бразиле, по ним явно соскучилась, так что давно пора Востоку поделиться с нами этим ништяком.
   Есть, конечно, у кокосовой пальмы и один минус - технику безопасности с ней колонистам изучать придётся, потому как и нагребнуться со ствола можно, когда лезешь за орехами позеленее для питья, и спелым орехом, когда он падает с пальмы, получать по жбану как-то тоже дружески не рекомендуется - ага, а ты не стой под стрелой. Но плюсы явно перевешивают, и хотя в нашем современном мире дураки, раззявы и просто фатально невезучие гибнут от падающих им на башку орехов ежегодно, пока никто ещё из-за этого от использования кокосовой пальмы не отказался. Подозреваю, что и в шестнадцатом веке случаев с летальным исходом хватало, но разве помешало это кокосу распространиться по всей тропической части Атлантики? Хрен с ними, с дураками, раззявами и неудачниками, без таких только лучше, и уж точно не стоят они того, чтобы из-за них от такого ништяка отказываться. Тоже, млять, дополнительный фактор естественного отбора на разумность и осмотрительность. А ты не рождайся дураком и раззявой, вредно это по жизни.
    []
   - Мы этого краба-переростка вместе с кокосами к себе ненароком не завезём? - забеспокоилась Ирка, которую вчера изрядно напугал здоровенный пальмовый вор.
   - Не должны, если не повезём целенаправленно, - прикинул Серёга, - В нашем мире португальцы, а потом и голландцы, плавали вокруг Африки сюда и обратно не одно столетие и кокосами на обратный путь запасались почти всегда, но в тропиках Атлантики пальмовый вор так и не завёлся.
   - Вообще-то он довольно вкусным оказался, - заметил Мерит, - Может, и к нам его завезти смысл есть? А то что-то нашего сухопутного краба я не видел ни на Горгадах, ни на Капщине.
   - Да, европейский большой краб водится только севернее Горгад. Но зачем нам этот пальмовый вор, когда во всех тёплых морях полно лобстеров? И кстати, он не краб, а рак-отшельник, просто брюхо своё рачье под себя подгибает, поэтому и похож с виду на краба. От него больше проблем, чем толку - сильный, кусачий и любит воровать жратву. Прямо в дом за ней может забраться запросто среди ночи.
   - А почему его тогда у вас пальмовым вором назвали, а не просто вором?
   - Его и грабителем у нас называли. А пальмовым вором его назвали по ошибке - долгое время думали, что он сам срезает клешнёй кокосовые орехи с пальмы, спускается и поедает их. Орехи он в самом деле любит, но вскрыть их скорлупу сам не в состоянии, а поедает расколовшиеся. И обычно те, что упали сами. По наклонному-то стволу он до них добраться может, а по вертикальному выше шести метров не залазит.
   - А почему думали, что он вскрывает орехи сам?
   - Часто видели, как он состригает клешнёй со скорлупы внешний слой волокна. Это он делает - оно ему нужно, чтобы выстилать им свою нору. А твёрдую скорлупу ему не вскрыть, поэтому ищет расколотые или хотя бы треснувшие. Если найдёт, то ореховой мякотью наестся, если нет - будет другую пищу искать. В принципе ест всё, что съедобно. А унюхивает жратву издалека. Из-за этого и в человеческое жильё забраться норовит. Так ладно ещё если мелкий...
   - А если такой, как вчера? - невесело хохотнула Ирка.
   - Это ещё не самый крупный был. Самые крупные опасны и для кошек, и даже для небольших собак. Могут и человеку палец сломать, если ухватят за него.
   - И как же с ними тогда?
   - Тебе же всё равно дубинка от дронтов нужна будет, - напомнил ей Володя, - И его тем же и туда же, если попадётся.
   - Или из револьвера пристрелишь, - подсказал Мерит, - Это мне стрёмно, народ засмеёт, а тебе - нормально.
   - Да это только первое время, - хмыкнул я, - Народ их как распробует, мужики всех крупных быстро на закусь переловят, а мелкий тебя скорее испугается, чем ты его.
   - В нашем мире и переловили в основном, - подтвердил геолог, - Дошло до того, что на Маврикии и на Мадагаскаре вообще исчезли, а не Сейшелах была запрещена ловля тех, которые размером с ладонь и мельче. Крупнее - можно, ну так их и мало, поскольку вылавливают, а такие, как этот вчерашний - уже редкость. Максимальный размер - это уже обычно выращенные в неволе специально напоказ туристам. Ну, в смысле, ловят его самого крупного, какого найдут и доращивают уже в неволе. А уж в дикой природе такого там встретишь разве только каким-то чудом. За такими - только на необитаемые острова вроде небольших тихоокеанских атоллов, на которых постоянного населения нет. Скоро и здесь с ними будет примерно так же.
   - Хвала богам! - его дочурка поёжилась, представив себе этот бронированный шагающий мини-танк с клешнями, да ещё и показанных ей руками размеров, - Такого и в самом деле из револьвера пристрелить не стыдно! - мы рассмеялись.
   Всё это деликатесное мясо всевозможных ракообразных по вкусу между собой схожее, и надо быть ну уж очень тонким гурманом, чтобы различать его. Что крабы, что раки, что креветки, что омары с лангустами, что вот этот пальмовый вор, которого вчера мы продегустировали в одном довольно крупном экземпляре и в парочке поменьше - мне особой разницы как-то не почувствовалось. Вся она на мой взгляд - только в большей или меньшей внушительности чисто внешнего вида. Практически крупняк при равных прочих предпочтительнее просто в силу удобства разделки - есть ради чего означенной разделкой заморачиваться, когда интересует результат, а не сам ритуал. И если в этом смысле - это да, матёрый пальмовый вор реально один из самых крупных ракообразных. Ну так в том ведь всё и дело, что не единственный, а "один из". Есть же лобстеры всевозможные, те же омары с лангустами, в том же примерно типоразмере. На вкус ничем не хуже, но водятся там, где и положено водиться ракообразным, то бишь в море, на сушу не вылазят и на ней не хулиганят. Ну так и нахрена нам сдался этот членистоногий диверсант? Был бы смысл в его массовом использовании, его бы в нашем мире на фермах разводили. Но почему-то ни о каких фермах пальмового вора даже Серёга при всей его туристической эрудиции не наслышан. В ресторанах в качестве местного экзотического блюда подают отловленных диких, и даже относительная редкость крупных экземпляров так и не сподвигла никого на их разведение. Видимо, не окупается морока с ним, так что ну его на хрен.
    []
   После обеда и перекура мы с удовольствием искупались на мелководье, а затем позагорали на пляже. Остров-то вулканический, но песок - белый, коралловый. Давно уже вулканы тутошние не извергались и коралловых отложений вдоль морского берега лавой базальтовой не заливали, так что вся береговая часть - сросшиеся с островом коралловые рифы по сути дела. Они и поодаль тянутся вдоль большей части побережья острова, так что ещё и не везде к нему подойдёшь, не рискуя напороться на них днищем. Порт-Луи не просто так стал в нашем реале единственным портом Маврикия и его административным центром - из-за тех рифов только с запада остаётся удобный и безопасный подход прямо к берегу, и гавань будущего Порт-Луи - ближайшая из подходящих. Ну, с юга ещё разрыв в рифах есть, но там и с гаванями подходящими напряжёнка, и местность гористее, а куда нам лишняя гористость на и без того гористом острове? Естественно, на месте Порт-Луи и планируется наша маврикийская колония, а пока деревня наших первопоселенцев, как и на Барбосе, строится немного в стороне, дабы само место будущего города не занимала и строительства его этим не затрудняла. Но кораллового песка даже и без тех прибрежных хватает и здесь, а коралл - это ведь что? Известняк по сути дела. На других вулканических островах кое-где и копать базальтовый песок приходится, дабы добраться до ракушечного слоя под ним, потому как нет там другого известняка, а какой строительный раствор без извести? Пуццолан-то для схватывающегося и под водой морского цемента найдётся на любом вулканическом острове. Не всегда до хрена, но если только для местных нужд, а не на вывоз, то хватит за глаза. А нет, так и молотая керамика по карфагенской технологии вполне сгодится. Известь же в капитальном каменном строительстве не заменить ничем, поскольку глинистый раствор во влажном климате - это же сизифов труд перманентных ремонтов. Типа, ремонт принципиально никогда не может быть закончен, он может быть только прерван. А нашим людям что, заняться здесь больше нечем? Благо, известняка тут кораллового хоть жопой жри, и копать даже не надо, а грузи песок прямо с поверхности в тележку, да и вези сразу к обжиговой печи. Ещё и на топливе экономия выйдет, потому как песок обжечь легче, чем щебёнку.
   Ещё один важный момент - близлежащая к бухте и будущему городу вершина Питер-Бот, восемьсот с чем-то метров над уровнем моря. Марсовый на мачте увидит её и со ста пятнадцати километров, больше градуса координатного, так что в этих пределах и ошибки навигации простительны. А кроме того это же ещё и халявная высота для антенны дальней радиосвязи. Мы ведь для чего Мерита с Иркой сюда привезли? Уж точно не для того, чтобы он за дронтами с охреначником гонялся, а она пальмовых воров здоровенных шугалась. Этим на Маврикии и без них есть кого занять, ни в школе нашей не учившихся, ни в кадетском корпусе, а для них и для оставляемых им в помощь и кое-как натасканных по инструкциям "для дурака" людей есть дело поважнее и поквалифицированнее. Хоть и не оставим мы серегину дочку с зятем здесь служить, а обратно с собой заберём, но пока мы сами основными задачами экспедиции заниматься будем, кто-то ведь должен и здесь радиостанцию оборудовать, да связь хотя бы с Капщиной настроить? Это же не на день и не на неделю, это - надолго занятие, и на это у нас здесь времени нет. А значит, нужны обученные нами люди, которые всё настроят так, чтобы и техники потом по инструкциям с работой справлялись. Хотя бы пару лет, до прибытия с серьёзным пополнением колонии уже и постоянных спецов нашей выучки. Потому как реально они здесь будут нужны.
   Остров хоть и гористый, но не так уж он и высок. Есть ещё одна вершина в его южной части, даже немного повыше этой, метров на пять примерно, но там же ни гавани для порта подходящей нет, ни места удобного под будущий город. А разница в высоте не столь уж и велика, чтобы южную вершину Питон предпочесть - смехотворная она, то на то абсолютно и выходит. Ну так и нахрена сдался тот Питон, когда ничем его не худший Питер-Бот рядом с будущим городком имеется? Приедет семья нашей молодёжи уже на постоянную службу, а скорее всего, и не одна, так жить в пристроенной к радиостанции халабуде или в нормальном благоустроенном городке - есть разница? Нормальное жильё, налаженный быт и работа в шаговой доступности - это ведь большое дело, если ты не сам по себе в краткосрочную командировку на точку прибыл, а с семьёй и не на один год. Вот под это и надо исходно место будущей службы молодняка затачивать, а кто продумает всё это и спланирует лучше, чем такая же молодая семья? Вот такая задача Мериту с Иркой и поставлена - осмотреться, помозговать и спланировать будущую радиостанцию, а затем и будущий городок, насколько успеют - как для себя. Такую станцию, на которой и сами бы работали с удрвольствием и такой городок, в котором и сами бы с удовольствием жили. За полтора или два месяца реальный проект не родят, но набросок для архитектора - вполне.
   А на службу уже пару-тройку семей сюда закидывать будем сразу, дабы у них и микросоциум здесь какой-никакой, а свой имелся - ага, прямо на месте и по соседству, а не только в радиоэфире. И сменять друг друга на дежурстве будут, и общаться меж собой в своём образованном кругу, дабы не деградировать тут на отшибе от цивилизации. Я сам Волния с Турией не одних же в Тарквинею служить отправил, а с хорошей компанией, на Барбос царёныш с володиной Ленкой тоже не одни поехали, и повсюду у нас теперь так. И на Бразил две семьи заброшены, а на Капщине только потому Мартиал с Каллироей без компании сами по себе, что к ним мы как раз и Мерита с Иркой на обратном пути вернём. Нет у нас ещё кадрового контингента и туда, и сюда, а есть пока только туда, и Капщина их постоянное место службы, а сюда во временную командировку выдернуты. Этих или тех - нам, собственно, без разницы было, если объективно, а субъективно Ирке хотелось с отцом сплавать, а Мериту - самый передний край повидать, раз уж Капщина, того и гляди, в ближнем тылу окажется. Те тоже хотели и по тем же соображениям, но тут уж и фактор родственного блата сработал - ага, чтобы Юлька потом не визжала, что забросили ейную доченьку на край света, да так на нём и оставили без присмотра. Вообще-то именно это и намечается месяца на полтора как минимум, но ведь не на годы же. А кому сейчас легко?
    []
   С кадрами обученными беда. Не такая уже, конечно, как была вообще без них, далеко не такая, но один хрен не хватает их пока катастрофически. Три полных выпуска из кадетского корпуса рассосались как вода в песок. А куда было деваться? В Тарквинею кадры нужны, на Барбос нужны, на Горгады нужны, на Бразил нужны, на Капщину тоже нужны, и уже некомплект, а до Сан-Томе и вовсе очередь не дошла, потому как и в Гадесе кадры нужны Фабрицию для экстренной связи, и туда к нему его Спурий и васькинский Артар распределены. Но главные бездонные бочки - это Оссоноба и Нетонис. И в школе надо новые потоки школоты учить, и в кадетском корпусе новые потоки юнкеров, а там же теперь тоже ещё и школа для нетонисской детворы, да и в Оссонобе открыта первая турдетанская народная школа, и на все эти направления кадров нужна прорва. Поэтому и на точки не сразу выпускников распределяем, а сперва к преподаванию их припахиваем. Думали при первом выпуске, что временная мера, а получается в точности по народной мудрости - ага, нет ничего более постоянного, чем временное. Нас хотя бы высвободили вот для этой экспедиции - и на том уже большое спасибо.
   Хотя от штормовых волн наиболее подверженное ударам циклонов восточное побережье неплохо защищено коралловыми рифами, работающими за волноломы, ветер на этой наиболее увлажнённой части острова бедокурит со страшной силой. Он, впрочем, везде бедокурит. Нормальным сельским хозяйством, Серёга говорил, можно заниматься только на плато в центре острова, да и то, выбирая места, защищённые от шквалистых ветров горными вершинами. Кукурузу, бананы, кустарниковые и травянистые культуры - только там, причём, не на больших площадях, а обязательно перемежая поля широкими полосами сохранённого леса, который даст им дополнительную защиту от ветров. А в хорошо защищённых рельефом долинах многочисленных речушек и ручьёв острова тоже своя напасть - в пик дождливого сезона и этих грёбаных циклонов их переполняет водой так, что случаются нехилые местные наводнения. И конечно, растительность тамошнюю сводить крайне нежелательно - без её защиты бурные потоки смоют на хрен всю почву до голых камней. А на прибрежных равнинах только сахренный тростник можно сажать, да древесные культуры с мощной корневой системой. С января по март длится в целом этот хреновый сезон местных стихийных бедствий, месяца три в году, но бедокурит за них так, что всё хозяйство под него подстраивать приходится.
   Ну, сахренного тростника у нас пока-что ещё нет, и сыпать на хрен нам нечего, а вот с деревьями кое-какими определяться надо. Масличная пальма напрашивается сюда однозначно, но в защищённых более-менее местах, потому как корневая система хоть и мощная, но неглубокая. А нужна без вариантов, потому как это самый обильный источник ГСМ. Для наших будущих дизелей, Володя считает, спиртом бодяжить придётся порцию для запуска движка, остальное уже от его тепла до нужной кондиции растопится, а вот для нынешнего полудизеля вполне пойдёт и так. Но на всякий пожарный надо сажать здесь и тропическую железную оливу, родственную капской. Раз уж под оливковое масло дизель будем затачивать, то морскому-то ещё ладно, а вот авиационному другие масла уж точно будут противопоказаны. Из плодовых, судя по дронтовому дереву, должна прижиться без особых проблем и шоколадная хурма. Ну, морской виноград галофитный на побережье - это даже не обсуждается, зелёный морщинистый с Бразила и Барбосскую вишню - тоже. Что нормальный виноград хрен приживётся, понятно сразу, так что сразу же тропические заменители ему высаживаем. Бананы, конечно, потребуют какой-то специальной защиты от бурь, но над этим есть время подумать, потому как нет их у нас ещё здесь. А какой был смысл с Горгад или с Бразила их сюда переть, когда Индия ближе в разы? Один хрен тот же тростник сахренный оттуда завозить, ну так заодно уж, естественно, и бананы. Я ведь упоминал, что так и не удалось торговой агентуре тестя восточнее Цейлона связи завести? Готового сахару - сколько угодно предложат, но нам-то тростник культурный нужен для завоза в Вест-Индию, а за ним - в Бенгалию, сахар товарный оттуда идёт. За жемчуг свой цейлонский индийские торгаши бздят, и хрен их убедишь, что мля буду, в натуре только тростник этот бенгальский нужен, а не контакты с ихними жемчужными поставщиками. Ну, не только тростник, если честно, в Индии полно интересных для нас ништяков, но в местный жемчужный бизнес точно не полезем, вот век свободы не видать. Свой жемчуг из Вест-Индии предложить можем, если заинтересует кого.
   Но до Индии с её ништяками мы ещё не добрались, так что пока разбираемся с ништяками Маврикия. Растительность в первую очередь - это потому, что хлеб же всему голова, то бишь сельское хозяйство. Много ли наработаешь нежрамши? Но как честного промышленного буржуина, меня что интересует? Правильно, гидроэнергоресурсы. Рабы пущай у греков с римлянами врукопашную вгрёбывают, раз им занять их больше нечем, а я все работы механизировать норовлю. Как попаду в какую-нибудь новую колонию, так и приглядываюсь, нет ли поблизости бурных и порожистых горных речушек, желательно с водопадами, потому как верхнебойное водяное колесо эффективнее нижнебойного. Есть такие потоки не везде, и это меня неподдельно расстраивает, но Маврикий меня обрадовал - речушек и ручьёв порожистых сотни, водопадов - десятки. Правильный остров, короче.
    []
   С сырьём на вулканических островах, конечно, хреново, но разве это помешало мне развернуть на Азорах хайтек? Хоть и приходится возить туда металл из Испании, оно себя вполне оправдывает. А тут Индия если и дальше, то не сильно, а уж до Мадагаскара и вовсе рукой подать. Японцы вон в нашем реале так на привозном сырье и поднялись, а для этого разве обязательно быть непременно узкоглазым и лопать только рис с сырой рыбой? Европа - она тоже на привозном сырье развиваться и богатеть вполне умеет, в отличие от поставщиков означенного сырья. Главное ведь - чтобы в коня был корм.
   - Здесь я тебе каолина не обещаю, - Серёга угадал мои мысли, - Может и есть, но я о нём на Маврикии не в курсе.
   - Но на Мадагаскаре-то он должен быть?
   - Есть и много, особенно на юге. Но он есть и на Реюньоне, и там я его тебе уже гарантирую. Образуется при выветривании вулканических базальтов.
   - Точно? Это же вообще в двух шагах!
   - Ну так а чего ты будешь глину с Мадагаскара сюда возить, когда она и ближе есть? Тамошняя, конечно, тоже нужна. Ты же не повезёшь сюда железную руду, когда её и там в металл переработать можно.
   - Ясный хрен! А чего там ещё есть окромя тех самоцветов, из-за которых толпы старателей в земле тамошней ковыряются?
   - Макс, легче перечислить, чего там нет. Есть - почти всё. В разных местах, не в одном, и остров немаленький, это тебе не Маврикий. И - да, по морским меркам он от нас в двух шагах. Когда из Индии все нужные нам ништяки раздобудем, я бы и им вплотную занялся. Он ведь того явно стоит. Подумай как-нибудь на досуге, что ли?
   Ага, подумай ему тут! А хрен ли тут думать? Что я, сам не понимаю? Да млять, если бы только не эти грёбаные малайцы! Их, конечно, поменьше, чем китайцев, но один хрен - у кого есть лишний рожок? Мы на Канары, которые прямо под боком, отчего пока только облизываемся? Правильно, из-за дикарей, нагло занявших наш архипелаг раньше нас самих. Вот и на Мадагаскаре этом такая же хрень, а логистика - ну её на хрен, такую логистику. Капщина у нас из-за чего развивается со скрипом? Правильно, из-за неё же.
   - Кыш, кур проклятый! - не дожидаясь, пока муж обстругает твёрдую жёлтую древесину дронтоохреначника, Ирка влепила очередному бестолковому дронту камешком из рогатки, отчего тот проскрипел своё "до-до", обгадился и озадаченно завертел башкой, явно не въезжая своими птичьими мозгами, откула и за что ему прилетело...
  
   4. Восток Мадагаскара.
  
   - Млять! Серёга, десять типунов тебе на язык! - увиденное только что в трубу мне не просто не нравилось, а катастрофически портило настроение.
   - Десять могут не поместиться, - отозвался он, - И за что, кстати?
   - Не за что, а для чего. Чтоб звиздел поменьше. Не успели, не успели! - я и его интонацию тогдашнюю передразнил, дабы ему понятнее было.
   - Макс, ну что тебе тут не нравится? - геолог недоуменно развёл руками, достал и навёл на берег свою трубу, - Море, солнце, пальмы, песок - идиллия же! Что не так-то?
   - Да всё не так, и весь мир бардак! Ты не на пальмы эти гляди. Им-то я как раз рад не меньше твоего. Ты пониже глянь, на самую кромку берега и левее. Вон на той косе, - я указал ему пальцем, куда глядеть.
   - Ну, коса как коса, пальмы, кустики, песок как песок, лодка... Млять! Понял! - ему увиденное тоже не понравилось, - Млять, в натуре нарисовались - хрен сотрёшь!
   - Млять! - присоединился к нашему общему мнению и Володя, тоже разглядев и въехав сходу, - Ты, Серёга, в натуре накаркал.
   - Это не я, это всё они, - отмазался тот, - Археологически-то их тут быть ещё не должно бы - век же только начался.
   Я ведь упоминал, как у нас ещё на Маврикии зашёл разговор о Мадагаскаре? Я бы с превеликим удовольствием включил его в планы колонизации, будь он необитаем до сих пор. Ну, какое-нибудь реденькое охотничье-собирательское население - и хрен бы с ним, но не эти же грёбаные малайцы-земледельцы, индонезийские предки мальгашей! О времени заселения ими Мадагаскара сведения противоречивы - то о первых веках нашей уже эры писали, то о третьем веке до нашей эры, а где-то мелькнуло сообщение и чуть ли не о пятом веке до нашей эры. Доводилось мне читать не один раз и о бронзовом кольце на кости эпиорниса с надписью индийской письменностью цивилизации Мохенджо-Даро, которая вообще доарийская, второе тысячелетие до нашей эры. Ну и чему верить? А моя привычка в подобных случаях - даже надеясь на лучшее, рассчитывать на худшее, дабы не горевать, а радоваться, если нагребался. Вот и ориентировался я на то, что предки тех мальгашей уже на Мадагаскаре, и хрен ли тогда губы на него раскатывать? Но когда этот разговор у нас зашёл, то Серёга принялся уверять, что все старые датировки постоянного присутствия людей на острове не доказывают, а бесспорные признаки наличия населения, уже земледельческого, датируются то ли вторым, то ли первым веком до нашей эры. И на основании этой неопределённости наш геолог посчитал, что реальная-то археологическая дата ближе к рубежу между ними, то бишь то ли конец второго, то ли начало первого. А у нас на дворе начало второго, четверти ещё не прошло, так что высока вероятность, что не успели ещё малайцы до Мадагаскара добраться.
   А до них если и есть там кто-то, так разве что бушменоиды какие-нибудь или пигмеи. Те - могли, конечно, добраться до острова за тысячелетия. Вроде бы, встречаются в мальгашских легендах упоминания о каких-то коренных жителях острова малорослых, которых они называют вазимба. Но и бушменоиды, и пигмеи - не земледельцы ни разу, а охотники-собиратели, ну пусть будут рыболовы береговые, раз уж сумели Мозамбикский пролив как-то и на чём-то преодолеть - не могло их таких ни быть до хрена исходно, ни размножиться до хрена уже на месте А это же совсем другое дело получалось, примерно как с той же Капщиной, только ещё соблазнительнее. В общем, обнадёжил нас Серёга, мы тут размечтались, губы на Мадагаскар раскатали, а теперь вот обратно их закатываем при виде лодки на берегу - ага, с характерным малайско-полинезийским балансиром, млять!
    []
   Естественно, она оказалась не одна - ещё несколько в заливе за косой, заметив наши суда, ломанулись к берегу. Спалились мы, короче. Сейчас или толпу вооружённую соберут, если их здесь до хрена, или в лесу заныкаются, если силы у них не таковы, чтобы с нами ими померяться. Хотя значение тут имеет, конечно, не столько объективная сила, сколько их представление о своей и о нашей, оцениваемой визуально и стереотипно. Вряд ли они представляют себе, что такое кольчуга и уж точно не имеют ни малейшего понятия о нашем огнестреле. Но с другой стороны, они ведь могут понадеяться и на отравленные стрелы, выпускаемые из луков или духовых трубок. Трубка, кстати, очень характерная для малайцев, заведомо слабее лука, и стрелочка к ней лёгонькая, так что без сильного яда её и применять-то бессмысленно. И знакомиться с этим ядом очень не хочется, но проверить, что за хрень у них тут происходит, всё-таки надо.
   - Кольчуги на всякий пожарный нужны, - заметил Серёга.
   - И из ружжа шмальнуть куда-нибудь, чтоб видно было, что оно у нас не просто хлопушка, а может и дырку в организме сделать, - добавил Володя, тоже в необходимости высадки не сомневавшийся.
   Тщательно промеряя лотом глубину, дабы ещё и не сесть тут на мель, подошли поближе к берегу на вёслах - ага, всеми тремя судами. На якоря встали так, чтобы берег и пространство за ним простреливались из носовых орудий. Отобрав пятнадцать человек из всех трёх экипажей, мы вооружились, спустили с судов на воду лодки, погрузились в них и аккуратно, не торопясь, пристали на них к берегу.
   - Макс, взгляни-ка! - подошедший к туземной лодке геолог указывал пальцем на что-то в ней.
   - Что ты тут интересного увидел? - свёрнутая рыбацкая сеть на дне долблёнки, убого сплетенная из грубой волокнистой бечевы явно не заслуживала изучения.
   - Не пойму, чем это дерево обработано. Мне кажется, чем-то очень тупым и уж точно не железным. Ты же у нас спец по производственной деятельности.
   - Млять, и в натуре! - я заценил следы обработки на выдолбленной внутренней полости челнока - мелкие и частые, да ещё и в самом деле чем-то эдаким, заточенным под довольно тупым углом, а приглядевшись, заметил точно такие же следы и снаружи, и на балансире, и на соединяющих его с лодкой поперечных жердях, - Понятно, что тигельной стали у этих нищебродов быть не может, но и кричное железо, если проковано хорошо, то и точится острее, и работают им поинтенсивнее, с хорошими ударами. А тут не долбили и не тесали по-человечески, а вроде как клевали. Тут похоже на рабочие приёмы кубинских сибонеев, но у них кремнёвые топорики и тёсла с острым сколом, а тут - ты прав, ровнее срез, но больше похоже на клевок чем-то туповатым.
   - Не может быть какой-то неолитический каменный инструмент - ну, в смысле, из мягкого камня и шлифованный?
   - Точно! Работяга боялся испортить хрупкий инструмент, поэтому и стружку по щепке буквально снимал слабенькими ударами, и заточил его под туповатый угол, чтобы лезвие не выкрашивалось. Да, ты прав - явный неолит.
   - Так тогда, получается, ещё есть надежда, что не всё так хреново. Юля же чего говорила? Что настоящие малайцы - это развитая бронза с началом перехода к железу уже к третьему веку до нашей эры. А тут неолит, так что это, скорее всего, предыдущая волна, протомалайцы. У них и земледелие-то если и было, то очень примитивное и по сравнению с охотой и собирательством вспомогательное - так, на гарнир к дичи. Рис они уж точно не возделывали. А переселились вообще рыболовы, которые земледелием могли и вовсе не заниматься, и тогда их вряд ли намного больше, чем охотников-собирателей.
   - Так погоди, ты же на чём основываешься? На неолите у бедноты? Так он же и в эпоху бронзы у неё никуда не исчез. Бронза - это для солидных людей, а не для таких.
   - В целом - да, но тут одна тонкость - Малакка богата оловом, эдакая местная Британия, так что у настоящих малайцев с ней дело обстоит гораздо лучше. Собственно, у них поэтому и переход к железу затянулся - не так нуждались в нём, как те же индусы. В общем, я считаю, что признак хороший и обнадёживающий.
   - Проверять надо, короче, - резюмировал спецназер.
   Лодки, сбежавшие от наших судов в заливе, пристали к берегу возле основания косы, и мы направились туда. На берегу осмотрели и их, обнаружив на всех аналогичные следы неолитической обработки без применения какого-то нормального металлического инструмента. Может, Серёга и прав. На одной из пальм подал голос какой-то незнакомый нам птиц, и я кивнул на него Володе - ежу ведь понятно, что местные наблюдают за нами из зарослей, и самое время продемонстрировать им наши возможности - не причиняя им реального ущерба заведомо, то бишь не выказывая враждебности, но при этом наглядно и убедительно. Тот кивнул, поднял винтовку, тщательно прицелился и завалил птица. Эти в кустах, возможно, и обосрались от грома с молнией среди ясного неба, а так и не подойдя к подстреленному пернатому и вообще никак им не заинтересовавшись, мы им наглядно показали и смысл выстрела - не птиц этот нам нужен, а ваше понимание, что можем так и вас, если в дурь попрёте. После этого мы медленно двинулись по тропинке которая вела от пляжа к кустам, и за её поворотом увидели несколько убогих хижин по краям поляны. Я бы сказал, даже почти шалашей - стены плетёные из пальмовых листьев на каркасе из тонких колышков, да и крыши такие же. Дротик навылет прошьёт, не говоря уже о стреле, а тем более - о пуле. Вытянутые в плане, в отличие от круглых бушменских и пигмейских шалашей, а за ними - млять, уж не бананы ли? Ага, так и есть - пара-тройка десятков - ну, хоть и безграмотно, но пусть будут всё-же деревья, потому как для травы они великоваты.
    []
   - Не земледельцы, значит, ни хрена? - подгребнул я геолога, кивнув в сторону этой пародии на плантацию.
   - Ну, я же не сказал, что земледелие совсем исключено, - отозвался тот, - Ты рис тут где-нибудь видишь или хотя бы солому от него? Ведь была бы наверняка, если бы они его здесь возделывали. Так что надежда есть.
   - Ага, надежда умирает последней. Так, не трогать здесь ничего и в халабуды их не заходить! - напомнил я сопровождавшим нас бойцам, - Они за нами наблюдают и пусть видят, что мы не грабить пришли.
   - А просто взять их под свою защиту от всякой разбойной сволочи и обложить за это регулярной данью, - схохмил спецназер, и мы рассмеялись.
   - Вот именно поэтому ничего и не трогать, - пояснил я, - У обезьян же принято свои притязания на власть разнузданным поведением демонстрировать. В том числе и на собственность подчиняемых демонстративно посягая. Что мы не пираты, они уже должны были понять. Чем скорее поймут, что мы и не нагибаторы-государственники, тем меньше будут нас мариновать, ныкаясь в зарослях.
   - Ты думаешь, они знакомы с принципом государственности? - спросил Серёга.
   - Ну, что-то же заставило их попереться через весь Индийский океан. Просто от тесноты в такую даль, да ещё и с реальным риском утопнуть на хрен, в поисках места, где поселиться, обычно не плывут. Что им, в родной Индонезии береговой линии было мало? Не иначе, как от нагибаторов своих тамошних слиняли, да так, чтобы те на хвоста к ним сесть уж точно не смогли.
   - Примерно как наши аж в Сибирь сваливали от своей родной горячо любимой власти? - прикололся Володя.
   - Ага, типа того. А тут ещё и не Сибирь, а вполне себе благословенные тропики. И кокос растёт, и крокодил ловится, и обезьяны государственно озабоченные пока ещё не добрались следом и не нагнули в гордую позу рака.
   - В принципе - логично, - признал геолог, - Хоть и нельзя верить тому, что чуть ли не до тринадцатого века здесь государственности не было, должна была хоть какая-то быть как минимум со времён арабского мореплавания, но ведь и до него больше половины тысячелетия - получается, что веками становлению государственности сопротивлялись...
   - Ага, государственности индийского образца и малайского разлива, - хмыкнул я, - Представляешь эту деспотию с индийским кастовым строем в дикарском исполнении со всем сопутствующим беспределом? А мы на их месте не сопротивлялись бы?
   - Ну, может быть. В Индонезии ведь ещё и так называемые "морские цыгане" водятся, и в них наибольшая примесь домалайского и протомалайского населения. Прямо живут на лодках с хижинами. Может, как раз не так давно они и выделились в виде своего рода бегства от зарождающейся на твёрдой земле государственной власти. Где прижмут, оттуда на другое место уплывут, где никто не трогает.
   - Скорее всего. Кто перебздел океана, те в индонезийских водах от деспотичной власти бегают и "оцыганиваются". А кто не перебздел - вот, как эти тутошние, подались на запад. И не думаю, что только на запад. Может, и те полинезийцы, что кокосы в залив Теуантепек завезли и посадили, тоже точно такие же морские беглецы от родной и горячо любимой малайской власти, только не в Индийский, а в Тихий океан?
   Мы обсудили моменты, обусловленные индийским влиянием на эту ещё только зарождавшуюся малайско-индонезийскую государственность. Вроде бы, Юлька говорила, что туда и беглые раджи из Индии переселялись, проиграв междуусобную войну и спасая шкуру от победителя, а на новом месте роднились с местными вождями, формируя таким манером индо-малайскую элиту. И хотя упоминавшиеся ей случаи относилась к несколько более позднему времени, мне невольно вспомнились и войны империи Маурьев на юге - как раз откуда те индийские элитарии побеждённые и повадились к малайцам сбегать. И хорошо известный Ашока, внук Чандрагупты, по бурной молодости там отметился, да ещё и хвастался масштабами смертоубийств в тех войнах, и папаша евонный, сын и наследник Чандрагупты, имени которого я как-то не запомнил. Главное ведь - суть, которая была и в сопротивлении завоеванию, которое и само по себе чревато боком, и в нежелании знатных семейств в свежезавоёванных империей местностях мириться с зависимым положением, которое в восточной деспотии чревато ещё большим боком. Судя по тем масштабам мер Ашоки по усмирению недовольных, много кому оставаться в пределах его владений было небезопасно, и не думаю, чтобы все они были дураками, покорно ожидавшими расправы. Наверняка в эмиграцию подалось немало, в том числе и к малайцам. Торговые ведь связи были давние, судя по тому же исходно малайскому культурному банану, вполне в Индии обычному ещё до Маурьев - ага, тут уж гражданин Аргеадов Ляксандр Филиппыч соврать не даст. Так что и до тех юлькиных случаев, полагаю, переселялись знатные индусы через Бенгальский залив во вполне товарных количествах, и назад им дороги не было, а жить-то хотелось не хуже, чем на прежней родине, и это не могло не стимулировать к активному участию в становлении малайско-индонезийской государственности и внедрению в новый социум индийских порядков и индуистской религии. Ага, со всеми вытекающими.
   - Стоп. А с чего вы взяли, что и у малайцев индонезийских тоже всенепременно этот кастовый строй? - поинтересовался спецназер, - Другая страна, другой народ.
   - Скорее всего, в порядке общего подражания малайской элиты более высокой индийской культуре - захотелось ещё и высшими кастами в социуме заделаться, - пояснил Серёга, - Как и в Индии по рассказам породнивщихся с ними индийских эмигрантов. А уж то, что кастовый строй в Индонезии реально был, это факт. Остров Бали - как раз остаток той самой индуистской Индонезии, так на нём касты есть. Ну, есть и небольшие отличия от индийских, но в основном совпадают. Ну и общая культура индонезийских государств установилась вполне индийского типа. Та же скульптура храмовая, те же барельефы...
    []
   - Так там ведь, вроде бы, и буддизм влиял нехило, - Володя припомнил ликбез, преподанный нам Юлькой, - Барельефы, вроде, и у кхмеров похожие, а народ буддийский.
   - Это уже позже, - объяснил я ему, - Ашока в свой буддизм ударился после того, как свершений своих нагибаторско-объединительных наворотил, так что главное-то дело было уже сделано - в Малайзию и Индонезию сдристнули от него такие же правоверные индуисты, каким он был тогда и сам. Отличались они от него тогдашнего только тем, что войну ему просрали. Такие же нагибаторы-объединители и кастовые ортодоксы. И такие же точно регулировщики жизни подданных. Что знали и умели сами, тому и малайскую родню на новой родине научили. Ещё не империи и не царства, ещё только княжества не шибко большие, вроде тех, которых они в своей Индии лишились, но наверняка жизнь в них уже зарегулирована и выстроена по кастовому ранжиру до поросячьего визга. Родня же малайская тоже рада стараться - ага, с фанатизмом неофитов. Будет и буддизм, когда в самой Индии станет устойчиво популярен, и он этот кастовый ранжир немного смягчит и в Индонезии, но дело-то уже сделано. Кто не вытерпел индуистского зарегулированного ранжира, те или в "морские цыгане" подались, или в полинезийцы, или в мальгаши. Ну, в их предшественники, если точнее. Кого припекло сильнее, те и ломанулись, подозреваю, за океаны, от этих грёбаных регулировщиков подальше.
   - Так это же тогда должны быть прежде всего как раз протомалайцы, - заметил геолог, - Самые привычные к прежней вольнице, для которых этот индуистский порядок особенно непереносим.
   - Ну, будем тогда надеяться, что и вот эти как раз из таких, а не из тех, которые кому должны, всем прощают, - мы рассмеялись.
   Для нас тут не социальный фактор важен, а чисто демографический. Если это и в натуре протомалайцы, то это их дело, что их на переселение сподвигло, любовь к своей прежней вольнице или просто непоседливость, нас же интересует не это, а только темп их размножения Если не выше нашего, и не шибко воинственны, то не поздно еще подумать и насчёт колонизации Мадагаскара...
   - Местные! - доложил один из бойцов охранения.
   Из зарослей в самом деле показался туземец. Ростом пониже и телосложением пощуплее наших, гораздо смуглее. Вроде бы, молодой - ага, подставили под возможный удар того, кем не так жалко рискнуть. В руках - лук среднего размера, одна стрела уже на тетиве, вторую держит вместе с луком. Тетива слегка натянута, но далеко не до конца, да и держит оружие, ни в кого ещё конкретно не целясь. В общем, грамотно демонстрирует и готовность к бою, если что, и возможность избежать его, если он не входит в наши планы. Насторожен, конечно, и понять парня можно - видят же они нас таких впервые и в своей текущей жизни, и в истории своего племени, и хрен нас знает, кто мы такие, откуда на их головы взялись, и чего от нас можно ожидать.
   - Ну, подходи уж, раз вышел, - я подал знак нашим оружие приопустить, свою винтовку медленно и демонстративно закинул на ремне за плечо и показал парню пустые ладони - типа, нам тоже есть чем угомонить не в меру хулиганистых, но пришли мы не за этим, а с миром.
   Собственно, наши разговоры меж собой они слыхали уже и так, наверняка уже и поняли, что язык ни на что знакомое им не похож, так что "просто поговорить" едва ли получится, но тут ведь важно намерения обозначить - хотим не драться, а пообщаться. Я сделал несколько шагов навстречу парню и остановился - типа, теперь очередь за тобой. Тот, оставаясь на месте, опустил лук, обернул голову за спину и мотнул ей. Следом за ним из зарослей вышли уже трое, мужик явно гораздо старше с копьём и ещё двое с луками по бокам от него и немного позади. С копьём, похоже, главнюк, судя по матерчатой головной повязке, возрасту и явным изображением его свиты остальными туземцами. Так оно, само собой, и оказалось - приблизился ко мне на несколько шагов и заговорил он. Ну, толку-то от этого, естественно, ноль целых, хрен десятых. Слова их языка, вроде бы, из правильных слогов состоят, согласная плюс гласная, двух согласных подряд не попалось. В своё время читал, что на основании крито-минойского слогового письма такой тип языка и минойцам этим приписывают, уподобляя его в этом японскому и как раз малайскому, чего в данном случае и следовало ожидать. Может, оно и здорово облегчит овладение их языком нашим будущим переводчикам, но сейчас-то у нас их нет, и сами мы тем малайским, ясный хрен, тоже не владеем. Исключительно для приличия я поприветствовал его и на турдетанском, и на греческом, и на финикийском, и конечно, он на них ни хрена не понял. Не принесла нам особого успеха и попытка объясниться жестами - заверили только друг друга в том, что и мы, и они - хорошие парни, с которыми вполне можно поладить. Ну, нам это и надо, собственно, для начала-то.
   Пройдя половину ещё разделявшей нас дистанции, я достал стальной ножик в кожаном чехле, вытащил, показал главнюку, вернул обратно в чехол и протянул ему. Тот преодолел оставшиеся шаги, принял подарок, заулыбался, залопотал что-то своим и подал знак, по которому из кустов вышли ещё с десяток человек, включая и трёх баб. В возрасте - видимо, не уверены ещё, что не возникнет проблем из-за молодых. Ну, оно и разумно, и вполне понятно. Главное - первоначальный контакт установлен успешно.
    []
   - Луки со стрелами - хороший признак, - заметил Серёга, - Настоящих малайцы пользуются не луком, а духовой трубкой, и у исторических мальгашей тоже в ходу была она, а не лук. А лук характерен как раз для протомалайцев и для домалайского населения Индонезии. Кажется, нам всё-таки повезло.
   - Смотри, не сглазь, - предостерёг его в шутку спецназер.
   Кроме кокосов и уже замеченных нами бананов, у туземцев оказались какие-то вытянутые корнеклубневые, с определением которых наш геолог затруднился - то ли это таро, то ли южноазиатский ямс. Ну, не батат же и не маниока, которых из Америки ещё не завезли. Отдариваясь за ножик хоть чем-то, главнюк выделил для нас из запасов селения немаленькие кучи и того, и другого, и третьего, а когда понял, что эти клубни мы видим впервые и не хрена о них не знаем, указал нам на них, закрыл рот ладонью, затем указал пальцем на бревно с обугленным желобком, затем снова на клубни, снова на то бревно, и только после этого указал на свой рот и изобразил жевание. Мы не сразу-то и въехали, что он нам сказать хотел, но тут один из молодых парней подсыпал какой-то трухи в желобок на бревне и принялся тереть по нему кончиком увесистой жерди. Приглядевшись к этому делу, Серёга припомнил, что как раз таким примерно манером добывается огонь трением у малайцев. Почему эти, зная лук, так и не изобрели лучкового высверливания огня, хрен их поймёшь, но это их дело. Главное - поняли, о чём главнюк ихний толкует. Нельзя эти клубни сырыми есть, а надо готовить их на огне. Сообразив это, геолог сообщил нам, что клубни таро, например, ядовиты, как и американский маниок, да и ямс, хоть от него и не скопытишься от сырого, брюхом помаешься капитально. В общем, разобраться, что это за клубни, нам это не помогло, но то, что главнюк предупредил - хорошо. Если бы задумал какую-нибудь подлянку, то случая травануть нас не упустил бы. Тем более, что готовили и угощение. Вышли уже и молодые бабы с девками, занявшись чисткой наловленной их мужиками рыбы, а мужики приволокли двух лемуров - мелкого и какого-то покрупнее. В мадагаскарской фауне никто из нас не силён, так что уж вымерший это к нашим временам вид или благополучно до них доживший, мы без понятия. Да и далеко ещё этой тутошней фауне до вымирания. Юлька говорила, что последних эпиорнисов и хренцюзы живыми и трезвыми ещё застали, так что есть ещё время на предмет сохранения живности здешней и помозговать, и меры принять.
   Бабы уже дочистили рыбу и свои клубни, а мужики освежевали и наполовину разделали того лемура, который был покрупнее мелкого, что было не так-то и легко с их суррогатными пародиями на ножи из бамбуковых щепок, когда сменяющая друг друга у бревна молодёжь наконец-то добыла и раздула на нём огонь и развела нормальный костёр. В ожидании основного блюда наших пока угостили свежими бананами, очень неплохими, но хорошо знакомыми всем ещё по Горгадам, так что наши люди с существенно большим удовольствием мякоть зрелых кокосов дегустировали, которые хоть и пробовали уже на Маврикии, но вволю их там налопаться ещё не успели. Затем дошли до нужной кондиции запечённые на огне клубни и рыба. Ну, что могу сказать о клубнях? Светло-оранжевые на срезе, Володя даже пошутил, что и на вкус будут как древесина сапотовых, то бишь хрен угрызёшь. Оказались же - ну, слегка жестковаты, но в целом как немного сладковатый и с ореховым привкусом картофан. Только по вкусу Серёга и определился с ними, зачислив в ямс и посоветовав полученные от дикарей клубни сохранить для посадки на Маврикии. В подсушенном виде они хранятся хорошо, а выдержанные потом пару дней в сыром месте, должны восстановить всхожесть. Растение же само - лиана, которую если посадить рядом с деревом, так она вокруг него и обовьётся, и если дерево такое, что буря ему не страшна, то похрен тогда будет эта буря и лиане.
   А следом подоспело и мясо обоих лемуров. Вкус - ну, в прежней жизни не был я особо избалован экзотическими блюдами, так что даже не скажу, с чем его сравнить, но вкусно - понять современных мадагаскарских браконьеров в этом смысле могу. Лемуров, конечно, по-человечески жаль, но что гласит на сей счёт та народная мудрость, которая из разряда вечных? Правильно, не будь сладким - съедят. Впрочем, как я уже сказал, время подумать и позаботиться о сохранности тутошней экзотической фауны имеется и даже, я бы сказал, не поджимает. Судя по поданному после мяса сладкому фруктовому десерту и вскрытым зелёным кокосовым орехам с соком, рис у них отсутствует как явление, да и из нескольких десятков туземцев, из которых никто уже от нас не ныкался, детей мы увидели немного. Похоже, наш геолог прав - это ещё совсем не те малайцы, которые размножатся как тараканы и истребят местную живность даже не столько браконьерской охотой на неё, сколько заняв под хозяйственную деятельность места её обитания. Эти протомалайцы, как раз от таких - ага, с их государственническими потугами - и слинявшие, в этом-то смысле гораздо приличнее и умереннее тех. И эти тоже, конечно, когда-нибудь размножились бы до уже непосильной для местной фауны численности, если бы история отвела им на это достаточно времени. Но в известном нам реале - не отвела, а в этом - посмотрим. Здесь не Лужа, внутри которой мы стараемся поменьше на ту историю влиять, здесь античный мир становится, и не без нашей помощи, уже немного другим, и история у него будет немного другая. Ещё не знаю, какая именно, но и Мадагаскар нам в ней нужен в большей степени вот такой, какой он сейчас, чем такой, каким стал в нашем современном мире. Верхом на большой черепахе или на эпиорнисе в своём законном отпуске сами прокатиться и детей своих покатать хотите? Вот то-то же...
    []
   Наблюдая, с какими геморройными усилиями туземцы добывают огонь, многие из наших хотели показать им фокус с линзой, и мне пришлось унимать наиболее ретивых. И научим, и главнюку подарим, не вопрос, но не за просто же так. Не оттого, что жалко, а оттого, что и чисто педагогически неправильно приучать дикарей к халяве. Американцы в войну на тихоокеанских атоллах аэродромы военные строили и дикарей к их постройке и обслуживанию припахали, ну и кормили их мясными консервами. Тем-то тушняк, ясный хрен, понравился, но тут война кончилась, американцы домой вернулись, аэродромы эти за ненадобностью забросили, и самолёты с тушняком прилетать на острова перестали. А дикарям же ещё хотелось, так у них целый карго-культ в результате возник - стали плести из пальмовых листьев на каркасах из палок макеты самолётов и даже двигать их вручную по заброшенным лётным полям - ага, магический обряд, чтобы боги их рвение оценили и послали им новые самолёты с таким вкусным и сытным тушняком, гы-гы! И акула вместо крокодила ловится, и кокос растёт, но им-то тушняк подавай, который эти хитрые белые люди, пользуясь своим посредничеством между богами и островитянами, весь зажали для себя и с островитянами им больше не делятся. Вот и пытаются теперь тот тушняк у своих богов напрямую вымолить, минуя этих хитрожопых белых мошенников. Напрасно возили их вождей с шаманами в Австралию, показывая им и пастбище со скотом, и скотобойню, и консервный завод - хрен их в чём убедили. Дикари решили, что их намеренно дурачат, потому как знали совершенно точно, что правильный тушняк должен прилетать к ним на больших серебристых птицах и раздаваться бесплатно. А всё отчего? Оттого, что в войну американцы не жмотились и не только работяг за работу вознаграждали, но и семьи их на халяву тем же тушняком угощали. Вот и доугощались до карго-культа. Так что абсолютно нехрен дикарей к халяве приучать. Если бы только продавали или меняли на ништяки - не было бы такого наверняка. Макеты шхун, привозящих промтовары, дикари не плетут и по лагунам своих атоллов как-то не буксируют. Их-то боги на халяву им не посылали, за всё платить белым приходилось или отрабатывать, если платить нечем...
   - Кстати, Макс, а с хрена ли ты взял, что и полинезийцы могут от этих же самых домалайцев происходить? - спросил спецназер, когда мы уже запивали кокосовым соком и десерт, - Эти - согласен, у них луки, так что всё логично, но к полинезийцев-то какие в звизду луки? Копья же только, дротики, да каменюки.
   - Знали и они лук - в качестве детской игрушки для пацанвы. Не помню уже, у кого вычитал, но сам факт запомнился.
   - А чего тогда на войне его не применяли? Охота - ладно, не на кого на ихних островах охотиться, но для войны-то он в самый раз.
   - Так для войны же не абы какой нужен, а хороший, а из чего сделать хороший лук на коралловых атоллах? Вот и разучились их делать, и когда до нормальных островов добрались с нормальными лесами, то и некому уже было делать хорошие луки. Принцип ещё помнили, но без знания тонкостей лук получался хреновый, для войны не годился, а охотиться и там тоже особо не на кого, так что только пацанве мелкой поиграться.
   - Не о том вы размышляете, господа, - вернул нас Серёга с небес на землю, - У нас с вами по всем признакам получается, что не поздно ещё и на Мадагаскар экспансию планировать. Туземцы - сами же видите, земледельцы чисто символические, а в основном охотники, собиратели и рыболовы, да и демографическим взрывом у них тут особым и не пахнет. Но раз они тут уже есть, нашим колонистам так или иначе придётся иметь с ними дело. И лучше бы по-хорошему с ними поладить, чем воевать. А как тут с ними прикажете договариваться нашим людям, когда у них ни хрена нет переводчика с турдетанского на этот ихний протомалайский?
   - Ты гений! - одобрил я ход его мыслей, - А я как раз репу чешу, чего бы мне с ихнего главнюка такого ценного стребовать за огненную линзу - для них ценного, чтобы халявой их тут не развращать. А ты и для нас большое и полезное дело предлагаешь. Ну, за одну только линзу нам человека хрен отдадут, но нам же есть чего и добавить.
   - Работорговли я тебе вообще-то не предлагал, - уточнил геолог.
   - Хорошо, хорошо, ты у нас белый и пушистый, а я тут гнусно извратил смысл твоей светлой и гуманной идеи вольного найма, - хмыкнул я, - Как ты этот вольный найм себе представляешь? Ты бы отпустил охотника и бойца на месте главнюка? У него не так много активных штыков, чтобы разбрасываться ими даже за ценный ништяк.
   - Они вообще рабовладения не знают. Хотя, с другой стороны, тасманийцы в реале отдавали европейским промысловикам своих баб в обмен на их ништяки...
   - Именно. И не только они. Вроде бы, и у патагонских гойкомитичей испанцы баб успешно выменивали. А нам и взрослая не нужна, которая уже чья-то если и не жена, то невеста. Хватит и заведомо бесхозной шмакодявки-подростка, а они с ней расстанутся легче, чем с пацаном, который будущий охотник и боец.
   Бабы у них, конечно, не нашего средиземноморского стандарта, но мордашки симпатичные встречаются и среди них. Фигуры - ну, главный недостаток тот же самый, что и у амазонских индианок - ага, где будем делать талию? Но это среднестатистически, а если выбирать, то найдутся в принципе всякие. Находили же подходящих гойкомитичек, верно? Вот и среди этих здешних протомалаек, хоть и преобладает среднестатистический "цилиндр", как я это называю, но встречаются и нетипичные. Две мне попались на глаза и по нашим меркам с очень неплохой фигурой, ещё штуки три - с более-менее приемлемой, хотя у одной из них подкачала мордашка. В общем, если бы мы имели цель отобрать баб для наших колонистов, то с бору по сосенке кое-кого подобрали бы и среди этих. Но я-то с немного другой колокольни приглядывался - не к девкам на выданье, а к вполне зрелым и заведомо замужним бабам, наверняка имеющим уже и детей - ага, по принципу "яблоко от яблони далеко не падает". А как ещё прикажете оценивать нескладных шмакодявок?
    []
   - Ты решил оставить их без будущей первой красавицы? - хмыкнул въехавший в мой замысел Володя, - Нам-то не один ли хрен?
   - Шмакодявка вырастет среди наших людей и станет одной из них. Ей замуж за кого-то выходить, и чем смазливее будет сама, тем лучший будет иметь выбор. Мы сейчас ведь не только переводчицу будем выбирать, но и невесту для кого-нибудь из наших ещё не женатых солдат или мореманов.
   - На Маврикии? - спросил Серёга.
   - Нет, на Капщину заберём вместе с твоими. Там и они о девчонке позаботятся и присмотрят, и Мартиал с Каллироей. Там у нас и народу побольше, и жизнь интереснее - побыстрее среди наших обвыкнется и по-турдетански зашпрехает. Глядишь, парни ещё заглядываться не начнут, а уже будет готов хороший и подробный турдетанско-малайский разговорник для будущих контактов и переговоров с тутошними.
   - А там ещё и мужа малайскому научит, и дети будут обоими языками владеть, и получим целую семью переводчиков. И в Индонезии язык вряд ли сильно отличается.
   - Ага, соображаешь.
   Но легко выбрать девку в теории, а каково заполучить её на практике? Никто не пробовал в аналогичных условиях? И не советую без крайней необходимости. Хоть мы-то, конечно, горячку и не пороли, а действовали очень аккуратно и вдумчиво, да только один хрен приятного тут мало. Первым делом, выйдя из халабуды на свежий воздух, я показал главнюку линзу. Глаза-то у него загорелись ещё тогда, когда он увидел её увеличительный эффект, а когда задымились и начали обугливаться от сфокусированных солнечных лучей сперва сухие листья, а затем и деревянная щепка - они у него уже просто пылали. А когда я раздул огонь - глаза пылали уже у всего столпившегося вокруг нас поселения. Главнюк велел чего-то своим, и те потащили гроздья бананов и связки ямсовых клубней, а следом - млять, у них тут, оказывается, и куры ещё есть! Три штуки мне были предложены сразу. Я зыркнул на наших, чтобы не вздумали тут ржать, а главное - не засветили перед дикарями ещё и свои точно такие же линзы. С металлом-то хрен прокатит, видят же они прекрасно и наше оружие, и наши кольчуги, по которым понятно, что металлом мы точно не бедны, а зажигательное стекло они пока видят только одно - моё. Взвешиваю эту линзу в руке как редкую драгоценность и башкой качаю - типа, очень редкая и дорогая вещь, за бесценок хрен с ней расстанусь. Главнюк сказал своим чего-то ещё, и те побежали за доплатой. Ну, свиней у них, как мы уже было заподозрили, всё-же не оказалось, но кур приволокли ещё десяток. Я снова покачал башкой - типа, ценность несопоставима, и не смеюсь я открыто только потому, что обидеть их не хочу. Изображать старательно подавляемый смех даже и не требовалось, потому как в натуре же смешно. Ещё пять кур приволокли - кажется, все, сколько у них вообще было. Качая опять башкой, я даже сожаление изобразил - типа, всё понимаю, но нет у вас столько, сколько этот ништяк стоит. Туземцы в изрядном унынии, главнюк вообще в расстройстве, и только в глазах какие-то остатки надежды - понимает же, что не просто так я чудодейственное стекло им показал. Наверняка должно быть у них что-то такое, что стоит этого ништяка. Подал знак - принесли несколько уже выделанных шкур лемуров, он сам снял с себя ожерелье из ихних зубов и положил его на шкуры, а я всё качаю башкой - не то. Выложили они и несколько красивых камней, включая крупный кристалл берилла поболе моей линзы, затем - парочку маленьких камешков, фиолетовый и синий, в которых наш геолог опознал знаменитые мадагаскарские сапфиры - млять, при других обстоятельствах сменял бы с удовольствием! Но сейчас мне нужны вовсе не они, хотя признак хороший - ага, клиент созрел. Интерес к сапфирам я ему показал на светлое будущее, но снова покачал башкой - не то. Главнюк скис, а затем - в последней надежде - обвёл руками всё вокруг себя. Покажи сам, типа, чего хочешь. Это-то мне и требовалось.
   У них челюсти у всех поотвисали, когда я поочерёдно указал пальцем на всех ихних шмакодявок подросткового возраста. Потом загалдели все возмущённо, а кто-то из мужиков и в халабуды свои бросился - не иначе, как за оружием. Но это мы переживём, главное - сами перепуганные шмакодявки кинулись к матерям, тут же их сграбаставшим. Именно этого я и добивался. Для некоторой разрядки обстановки - с учётом вернувшихся уже вооружёнными мужиков - я показал им поднятый вверх отогнутый палец - типа, не все ваши девки мне нужны, а адын штука. Оглядываю ихних баб - ага, у одной из двух с самыми лучшими фигурами как раз подходящего возраста шмакодявка, да и отец ейный хорошо сложен, порода добротная, не в кого девке дурнушкой вырасти. Ещё раз показал всей толпе один палец и указал им на эту девчонку - типа, вот эту хочу. Та, ясный хрен, в рёв, мамаша ейная - в истерический визг, папаша орёт чего-то возмущённо и трясёт своим копьём, выступив вперёд и закрыв собой семейство. Бабы остальные, убедившись, что их детям ничего не грозит, обороты сбавили, половина вообще замолкла, зато мужики - все выступили вперёд, демонстрируя готовность поддержать соплеменника, и сам их главнюк, конечно, возмущён не меньше их. Молодцы, что тут скажешь! Всё прекрасно понимаю, и их реакцию могу только одобрить. Хоть сей секунд для нас это и хлопотнее, но в общем и целом приятнее всё-таки иметь дело с нормальными людьми, а не с выродками, которые способны легко и непринуждённо отдать ребёнка за пусть и полезную, но стекляшку.
    []
   Для начала я указал на шмакодявку, на них самих, на наших, затем на свой рот, изобразил жевание и отрицательно замотал башкой, подкрепив отвращающим жестом рук - типа, не бздите, людей мы не едим и девчонку вашу не съедим. Это, вроде, поняли, даже немного поостыли. Затем я простёр руки к небу, снова указал им на шмакодявку, коснулся рукояти своего кинжала и изобразил руками, что достаю его и режу жертву. И показал им снова башкой и руками отрицание. Потом указал на одну из ихних кур и снова изобразил жертвоприношение - типа, нашим богам и животных достаточно, не зарежем мы девку на жертвенном алтаре. Всё ли они поняли правильно, хрен их знает, но вроде, ещё маленько поостыли. По крайней мере, видно, что без идиотской стычки со смертоубийствами мы с ними как-нибудь уж обойдёмся. До согласия было ещё далеко, но они уже и меж собой о чём-то залопотали. Я подал знак нашим, и мне передали баул с "дикарским набором" для меновой торговли. На расстеленный кусок мешковины я положил линзу - торжественно её водрузил и изобразил сожаление от расставания со столь ценной вещью. Извлечённые из баула первым делом три связки ярких цветных ленточек оживление вызвали только у половины баб, да у детворы, не произведя никакого впечатления на мужиков. Ну, я-то на него и не рассчитывал - увидел уже, что знакомы они с тканью, хоть и с грубой. Достал и добавил пять ниток цветных стеклянных бус - ага, у двух третей баб глаза заблестели. А я длбавил и два бронзовых зеркальца, пустил одним из них солнечный зайчик, дабы поняли, какой ништяк могут получить. Добавил и три колокольчика, не забыв и позвенеть в один из них. Бабы впечатлились уже все, окромя мамаши шмакодявки, начали ей втолковывать чего-то, она на них наорала - три её только поддержали, две в возрасте и одна молодая. А мужики - ну, глядели на них, что-то обсуждали, но без особого энтузиазма. Ничего, дайте только срок, сейчас мы главным калибром по вам шандарахнем!
   Поверх этих чисто бабьих ништяков я водрузил два стальных ножа покрупнее того, который подарил главнюку в самом начале, один большой и один топорик - ага, уже другое дело, заинтересовались. Но реально глаза у них заблестели, когда сверху легли три стальных наконечника для копий и пять бронзовых для трезубцев. Заговорили, заспорили, отцу шмакодявки на кучу сокровищ указывают, уговаривают, тот ни в какую, молодец, а ведь вижу же, что тоже глаза блестят, но - держится. Хлопаю в ладоши, дабы внимание к себе снова привлечь и с подчёркнуто раздражённым видом выкладываю им сверху десять стальных рыболовных крючков и два десятка наконечников для стрел - типа, подавитесь же наконец, вымогатели грёбаные! Добрая половина мужиков с удвоенным пылом на отца шиакодявки насела, только двое ещё кое-как поддержать его пытались, но тут и главнюк к наседающим присоединился - типа, понимаю твоё горе, но подумай о коллективе. Уже до ругани у них доходит, главнюк на меня оглядывается с эдаким намёком на желательность добавки, но тут я уже упёрся - нехрен вас баловать, и так до хрена даю, или меняемся, или расходимся. Снова спорят, ругаются, но отец девчонки держится. Пожалуй, пора бы уже и дожимать их. Снова хлопаю в ладоши, подхожу к мужику, киваю ему - типа, всё понимаю и уважаю, молодец - и подаю знак нашим собирать выложенные ништяки обратно.
   Нет, я-то, конечно, рассчитывал на этот трюк, но уж такого эффекта не ожидал. Главнюк пулей ко мне метнулся, умоляя подождать, он сейчас всё уладит. Ну, так и быть, уломал, подождём немного. Ох и ругался же он с мужиком! Ни бельмеса не понимаем, но по интонациям, да по жестикуляции смысл угадывается. Тот с трудом уже, но держится. Главнюк психанул, сплюнул под ноги, ко мне оборачивается - типа, потерпи ещё немного, и тут же выдёргивает из толпы девку постарше, уже на выданье явно, та в рёв, он на неё прикрикнул, за неё баба в возрасте вступилась, так он и на неё наорал и едва кулаком ей не заехал. А девку - хвать за руку, да ко мне подводит. Типа, да плюнь ты на упрямца и на пигалицу его мелкую, вот эту бери, от души отрываю - и видно по нему, что в натуре не рад. Млять, не иначе, как собственную дочурку мне предлагает! Молодой парень хотел возбухнуть, явно жених, так и главнюк на него наорал, и пара мужиков рядом с ним - ага, не ставь личных интересов выше интересов общества. И девка-то - ну, по нашим меркам не так хорошо сложена, как мамаша выбранной шмакодявки, но тоже приемлемо, вполне симпатична для малайки. Я оглядел её получше, изобразил даже интерес - типа, качество оценил, хреновым этот вариант не считаю, главнюку кивнул одобрительно, но всё-таки сделал отстраняющий жест ладонью - типа, и неплоха, и жертву твою понимаю и ценю, но - не надо. Киваю парню - типа, не бзди, не заберём твою невесту, и снова указываю на выбранную шмакодявку.
   Во-первых, я ведь её по мамаше ейной оценивал, которая - старше и рожавшая - сложена лучше, чем вот эта молоденькая и не рожавшая. Во-вторых, мы в экспедиции, с нами матросня и солдатня, и со шмакодявкой, меньше мозолящей мужикам глаза, меньше и соответствующих проблем. В-третьих, на Капщине будет языком овладевать и в новом для неё социуме осваиваться, а не женихам потенциальным глазки строить. Успеет ещё до того, в смысле. Ну и в-четвёртых до кучи - абсолютно нехрен приучать дикарей канючить о пересмотре условий сделки. Поторговаться о цене при её заключении - это нормально, законов спроса и предложения никто не отменял, но сам товар подмене не подлежит. Что я заказал, то мне и потрудитесь завернуть, если цена устраивает. Сошлись же в цене? Вот и заверните мне то, что я сам выбрал из вашего каталога.
   Омерзительная, конечно, была сцена, когда эта дикарская массовка уже почти в полном составе набросилась на родоков девчонки - не иначе, как взывая к их общинному патриотизму и требуя пожертвовать личными интересами ради общественных. Как всегда в подобных случаях, громче всех агитируют те, от кого личного примера хрен дождёшься. Главнюк-то свою взамен предложил, и не его вина, что я его жертву не принял, ну так он и наезжает сейчас на отца шмакодявки совсем не так, как прочие горлопаны. Правильно, сам в его шкуре побывал и понимает, каково это. Ведь ни одна же сволочь ни его примеру не последовала, ни даже честного жребия не предложила! Как убедились, что не им своим ребёнком жертвовать, так и заделались сразу же ярыми общественниками. Отчего бы и не побыть ярым патриотом общества за чужой-то счёт? И отвергнуть-то эту сделку тоже ни одна ведь сволочь не предлагает. Куда там! Мысленно они уже поделили всё, что можно поделить, да пристроили в общественное пользование то, чего поделить нельзя. Уже своё оно для них теперь, а кто же от своего откажется? Естественно, победило общество. Мать девчонки, сразу сгорбившуюся, две других бабы в хижину увели, отец сидит мрачный на корточках, копьё на колени опёрто, а руки - на его древко. И мне-то омерзительно видеть, как толпа вертится вокруг полученных от меня ништяков в ожидании их дележа - ага, по справедливости, а каково ему? Я кивнул ему - всё, типа, понимаю.
    []
   Главнюк ихний подвёл ко мне за руку зарёванную шмакодявку, но я указал ему на близящееся к закату солнце, затем на её отца - типа, сегодня поздно уже отплывать, а до отплытия пущай с родоками побудет. Им от этого вряд ли станет так уж сильно легче, но зато уж самой шмакодявке - наверняка. Что ж мы, не понимаем таких вещей? Кивнул и главнюк - тоже ведь всё прекрасно понял. Я забрал руку девчонки у него, развернул её в сторону так и сидящего на корточках отца и легонько подтолкнул в спину - иди, типа, к нему. Побежала, конечно, со всех ног. Мужик встал, взял её за руку и повёл домой. Через пару шагов обернулся и кивнул мне - тоже понял.
   Для ночёвки наши поставили палатки у основания косы. Все три судна ближе к биваку переместились, дабы поддержать артиллерией, если что. Вероятность нападения на нас околонулевая, но порядок есть порядок. Поэтому и дозорные ходят по биваку, бдят, не расслабляются. За ужином налопались копчёной дронтятины, запили её разведёнными кокосовым соком винными порциями, закурили сигариллы. При других обстоятельствах смеялись бы сейчас над облапошенными дикарями, но вот при этих - как-то не смешно.
   - Млять, если бы было под рукой бухла побольше, так нажрался бы сейчас как свинья, - пожаловался Серега, - Понимаю, что так надо, но - омерзительно.
   - Ага, тошно в натуре, - согласился Володя.
   - Тошно им! - хмыкнул я, - Мне, что ли, по-вашему, радостно? Но только вы-то это наблюдали со стороны и остались чистенькими, а я это делал и замарал руки по локоть и в слезах ни в чём не повинного ребёнка, и в горе его ни в чём не повинных родоков. Вот знаете, если бы мы воевали с ними, так и стрелял бы хоть из винтаря, хоть из револьвера со спокойной совестью, да и подранков добивал бы мечом с полным осознанием честно выполняемого долга, потому как война есть война, и на войне - как на войне. А вот это и вот так - ну его на хрен. Радуйтесь, короче, что не вам пришлось.
   - Да это-то, Макс, понятно, - кивнул спецназер, - Не взялся бы ты - пришлось бы мне, а вот смог бы я сделать всё это вот так, как ты - и дело сделать, и им показать, что и понимаешь всё, и сочувствуешь? Тоже постарался бы как-то вроде этого, но как у меня оно вышло бы - хрен его знает.
   - Я, наверное, вообще только испортил бы всё, - посетовал геолог, - Стрелять - тут ты прав, Макс, думать и переживать некогда, действуешь по раскладу и знаешь, что и нельзя иначе. А вот это - млять! Переводчик нам нужен позарез, сам тебе это сказал и сам повторяю, и сколько надо будет, столько раз и ещё повторю, но вот так, как вы - не умею.
   - Ну так и радуйся, что есть кому.
   - Да я этим, собственно, и не опечален, - и мы хоть и невесело, но рассмеялись.
   - Самое ведь паскудное что? Что мы же без переводчика и объяснить-то им ни хрена не можем, - развил я тему, - Ну, показал я им знаками, что не сожрём мы девчонку и богам в жертву не принесём. Но пантоним-то ведь из меня, как из тебя балерина, и всё ли они поняли правильно, хрен их знает. Переспросить нас они не могут, пояснить им мы не можем. Доказать им что-то и убедить, что не врём - тем более. А с хрена ли они верить-то незнакомым чужакам должны? Если бы мы могли как-то растолковать им, что переводчик нужен, и мы как раз для этого девчонку у них забрать хотим, чтобы турдетанскому учить - вот не удивился бы, если бы и сами её нам для этого отдали и не переживали бы. Поняли бы наверняка, что дело реально нужное, так что вряд ли врём. Но как им растолкуешь без переводчика? А его и не будет, пока вот эту шмакодявку мелкую не научим. И пока - хрен нас знает, кто мы такие, откуда взялись, и чего с ней сделать хотим. Не удивлюсь, если её родоки сейчас её мысленно хоронят. А где на нас написано, что мы в натуре не людоеды и не поклонники культов с человеческими жертвоприношениями?
   - И не извращенцы, которые пустят её по кругу, - добавил Володя, - Млять, ведь в натуре подумать могут любую хрень, и ни хрена же не объяснишь. Звиздец какой-то!
   - То-то и оно. И остаётся только надеяться, что этот фортель я устроил не зря, и нашим никогда больше не понадобится повторять его снова.
   - По крайней мере - с этим народом, - уточнил Серёга.
   - Ага, хотя бы уж с этим народом...
   Ночь, как и следовало ожидать, прошла спокойно. Ну, если не считать нехилого тропического ливня. Нам-то что, мы в палатке дрыхли, а вот караульные бойцы промокли и под плащами - хвала богам, тропические всё-таки широты. Ну и - как оно часто бывает - утро оказалось вечера мудренее.
   - Макс, а нам обязательно нужно прямо утром отплывать? - спросил геолог.
   - Мы планировали сразу после завтрака. Но если у тебя есть веская причина...
   - Хорошо, начну с веской. Помнишь те два синеньких камешка? Достаточно?
   - Понял. Да, этого достаточно. Сапфиры, значит, говоришь? Хорошее дело...
   После завтрака мы возобновили торговлю с дикарями. Когда до них дошло, что нас интересует - млять, каких только камешков они не понатащили! В основном, конечно, малоценной ерунды, как и бывает всегда, когда нет ни переводчика, ни даже образцов. Но среди всей этой белиберды Серёга отобрал целых три неплохих крупных изумруда, пару приличных аквамаринов и один хороший рубин. Зато сапфиров он набрал целую горсть. В основном мелких и невзрачных на мой дилетантский взгляд, я сам хрен обратил бы на них внимание, но геолог-то у нас - он, а не я. Специалисту - виднее разница между сапфиром ювелирного качества и просто синим корундом. А уж те два камешка, которыми они нас соблазняли вчера, как и ещё один, предложенный уже сегодня, не вызвали бы сомнений и у нас с Володей. Взамен мы дали им ещё одну линзу, один топорик, два больших ножа и три средних - в основном-то они ведь не инструменты просили, а оружие и рыболовные снасти. Ну, по пять наконечников для копий и для трезубцев и три десятка для стрел нас уж всяко не разоряли. Выторговали бы камешки и подешевле, но - пусть имеют стимул.
    []
   - Экспедицию мы этим, конечно, и на десятую долю ещё не окупаем, - пояснил Серёга, - Вот из этих невзрачных сапфиров хорошо, если хоть половина после обработки высокую ценность приобретёт, но нам ведь и образцы нужны для серьёзной разведки уже в светлом будущем. А в геологическом смысле Мадагаскар - это, считайте, небольшой, но по качеству ничем не худший кусок Индии. Ну, кроме алмазов разве только, которых и на юге Африки для нас вполне достаточно.
   - Убедил, без базару. А теперь - рассказывай менее вескую причину.
   - Ну, насколько она пустяковая - решай сам, я-то ведь заставить тебя не могу. И сам тоже так хорошо не сделаю, как можешь ты. Поэтому давай как-нибудь обойдёмся без наказуемости инициативы её собственным исполнением. В общем, дело вот в ней и в них, - главнюк туземцев и отец шмакодявки как раз подвели её к нам, оба мрачные, само собой, она снова зарёванная, - Не знаю, получится ли растолковать им, но хотя бы уж намекнём - пусть не сразу, но через пару дней, глядишь - что-то поймут.
   - Понял. Развешиваю ухи и внимательно тебя слухаю.
   Идея геолога была здравой - показать девчонке несколько простых предметов, назвать ей их по-турдетански и добиться от неё, чтобы назвала их на их языке - ага, и при отце, и при главнюке. Глядишь, и в натуре сообразят. Я не поленился потратить время и развить тему. Слово "бирасуара" - это определённо означает "говорить", а вот что у них означает "динагари", "понимать" или просто "слушать", а может, и "услыхать" - хрен его знает. Но как могли - намекнули. Торговлей мы показали им нашу заинтересованность и в дальнейших контактах - будем надеяться, что два плюс два они сложить таки сумеют. На прощание я дал отцу девчонки линзу и полный комплект "дикарского набора". Главнюку жестами показал, что это - не общине, а вот этому человеку лично. Тот кивнул - понял.
   При отплытии, когда люди на удаляющемся берегу обратились в неразличимые на глаз точки, я дал шмакодявке кусок ткани вытереть слёзы, достал трубу, показал ей, как в неё смотреть, дал в руки и указал пальцем, куда наводить. Конечно, её родоки не могли уже видеть, как она машет им рукой, но для неё самой - хоть какая-то радость. Обратно я забрал трубу только тогда, когда она опустила её сама - всё, кончились уже и знакомые ей места, и смотреть больше не на что. Млять, глядеть за шмакодявкой надо в оба, от любых случайностей оберегая, ведь если не убережём, то зря тогда всё это - и горе ейных отца с матерью, у которых мы забрали родную дочурку, и её собственное от разлуки с родными. А надо, чтобы не зря. Будущая переводчица для будущих контактов с её соплеменниками. Нормальных уже контактов, не таких, как этот первый блин, который комом...
  
   5. Нуси-Бе.
  
   - Парима! От дяди Бената - ни на шаг! - напомнил я шмакодявке.
   - А то проглотит тебя в тех кустах большая крокодила, и доставай тебя потом из неё, - добавил Володя, - И пока не достанем, будешь в ней сидеть, а там темно и скользко.
   - Крокодил кусты нет, - ответила девчонка, отсмеявшись, - Крокодил вода. Дядя Бенат ружьё стреляй, крокодил убивай, - говорит медленно, с трудом, едва отучили между двумя согласными лишнюю гласную вставлять, хотя один хрен проскакивает у неё, когда взволнована чем-то, да и слов-то турдетанских запомнила пока немного.
   Но то, что большой крокодилой стращаем больше в шутку, уже понимает. Кем ещё стращать, если не этим самым опасным на Мадагаскаре хищником? Удавы-то здесь - ни разу не анаконды, даже не боа, для совсем мелкой разве только были бы опасны, но эта попрыгунья уже не в их пищевом типоразмере. А вот крокодил - это да. Серёга говорит, их сейчас два вида на острове должно обитать, потом только местный реликтовый вымрет и останется один только мадагаскарский подвид нильского. Здесь-то, в прибрежных реках, наверняка этот нильский, но тут без разницы, потому как и тот, и другой в длину до пяти метров заявлены. Та большая крокодила, которую позавчера угомонил из винтовки Бенат, начальник моей охраны, заодно и за Паримой присматривающий, немного не дотянула и до полных четырёх, но на человека хватило бы за глаза и её, если врасплох застигнет. Это на взрослого и вооружённого мужика, чего уж тут о девчонке-подростке говорить?
   Хвала богам, на сушу большая крокодила для охоты вылазит нечасто, больше в воде или у самой кромки берега свой обед добыть норовит, но и на мадагаскарской суше тоже есть своя кусючая живность. Гигантская или пещерная фосса из близких к кошачьим виверровых, которая за неимением на Мадагаскаре настоящих крупных кошаков ихнюю как раз экологическую нишу и занимает. И обыкновенная-то фосса, хоть и промышляет у современных мальгашей в основном кур с поросятами, настолько свирепая и дурная, что и с человеком может в дурь попереть, так что побаиваются мальгаши и её, а эта на четверть её по линейным размерам превосходит, но почти втрое тяжелее, с оцелота американского величиной, но учитывая фирменную фоссовскую дурь - ну её на хрен. Обыкновенная на небольших лемуров заточена, а эта - на лемуров покрупнее и посерьёзнее, в том числе и с человека величиной. И что ей девка-подросток, пускай и со стальным ножиком на поясе?
    []
   Хрен её знает, водится ли она на этом небольшом острове Нуси-Бе, но обычная небольшая фосса, Серёга говорил, плавает хорошо и воды не боится, а ширина пролива до северо-западного берега Мадагаскара - меньше десяти километров. Так что может и здесь повстречаться, даже если и не водится постоянно, и к этому надо быть готовыми. Спасибо уже и на том, что большой крокодиле рельеф и мелкие речушки Нуси-Бе не способствуют, и ей на нём делать особо нехрен. Фосса - другое дело. Древолаз она едва ли худший, чем те лемуры, на которых она охотится, так что всё может быть, всё может статься.
   В деле нам понаблюдать её разок уже довелось, хотя и мельком. Позавчера, как раз напротив Нуси-Бе, мы и на сам основной остров высаживались, дабы присмотреться к нему на предмет обитаемости именно этой его части. Большую крокодилу Бенат попозже пристрелил, уже во второй половине дня, а в начале мы как раз и увидели охоту большой фоссы на здоровенного лемура. Ну, может и не матёрого, матёрый этого вида величиной с хорошую гориллу, но и не совсем уж детёныша, а ближе к взрослому размеру. Мы прямо прихренели! Как раз в трубы лес оглядывали и увидели группу вот этих самых лемуров - то ли семейную, то ли маленькое стадо, хрен их знает. Я ведь упоминал уже про угощение у соплеменников Паримы мясом крупного лемура? Так то был, судя по его внешнему виду и окрасу шкуры, небольшой подросток вот этого, гориллоподобного. Теперь мы увидели и взрослых - ага, дразнить без нужды дружески не рекомендуется. Тем более, что внизу как раз именно те, которых не рекомендуется, то бишь взрослые. А на деревьях пасётся ихний молодняк, и вот самый внушительный из этого молодняка, которого я как-то тоже сердить не порекомендовал бы, пасётся себе в ветвях дерева на небольшой высоте, и тут вдруг как сиганёт на него что-то с соседнего! Рычание, взвизг, треск веток, и мохнатый клубок вниз упал - тогда только мы зверюгу эту и разглядели. Лапы относительно короткие для такой тушки, да морда поострее кошачьей, а так - кошак кошаком. Окрас шкуры однотонный, явно под лесной полумрак заточен, в котором камуфляжная расцветка не нужна. Ростом не выдалась из-за коротких лап, в длину тоже на леопёрда не тянет, но плотненькая такая, мышца явно имеется нехилая. Клыков с когтями издали и в трубу не разглядеть, да как-то и не стремилась она нам позировать, но лемура этого заметно крупнее себя самой сделала убедительно. Только он зашевелился после падения, как последовал мгновенный бросок, снова короткий взвизг - и всё, не шевелится больше жертва, отмучилась своё. А размером ведь до взрослого лишь немногим не дотягивала. Так что серьёзный противник фосса эта гигантская, хоть и весьма относителен ейный гигантизм. Нападает ли она на карликовых бегемотов здешних, хрен её знает. Чего не видели, того не видели, а клыки ведь и у этого карликового бегемота вполне достаточные, чтобы попадать на них не рекомендовалось. И на эпиорниса взрослого тоже едва ли - тому ведь, что клюнуть её, что пинка ей наподдать - вероятность смертельного ранения явно выше средней. Страус, случается, льва пинком убивает на хрен, а тут и пародия на льва мелкомасштабная, и страус - ага, стероиды лопал от пуза, да из качалки не вылезал. На молодняк ихний охотится наверняка, это уж к бабке не ходи, а на взрослых - едва ли. Но лемура этого сделала уверенно, сами видели.
   А после обеда мы ещё одного хищника тутошнего в деле повидали, пернатого - ага, ахтунг, Покрышкин ин дер люфт. И опять ведь жертвой лемур того же вида оказался, только помоложе и помельче задранного фоссой. Не заладился для этих лемуров тот день, короче говоря. Мы как раз подальше от берега вглубь суши зашли, а зверь ведь местный непуганый, занят себе своими делами, и на нас ноль внимания. Выходим мы к небольшой речной заводи, воле неё деревья, на одном этот лемур-подросток пасётся, нам до него дела нет, потому как поохотиться на обратном пути решили, дабы тяжестей лишних не таскать почём зря, ну и ему до нас тоже никакого интереса. И вдруг как спикирует на него сверху орёл здоровенный! Вроде бы, на обычного африканского венценосного орла похож, каких на Капщине полно, но размеры - млять, ни один из нас отродясь подобного птица живым и трезвым не наблюдал! Серёга его сравнил по аналогии со здоровенным новозеландским орлом, которого Володя тут же майороядным обозвал. Он там вообще-то на моа охотился, а когда майоры, то бишь маори, на ноль их сдуру перемножили, так он на детвору ихнюю с голодухи переключился. Ну, до Новой Зеландии мы добраться как-то не сподобились, и того майороядного орла, как и моа этих тамошних, не видели, а вот этот мадагаскарский лемуроядным оказался. Он ведь этого лемура реально заклевал, даже унести его пытался, но с этим немного силёнок не подрассчитал. Вот тогда-то и вылезла из заводи та большая крокодила с целью осуществления рейдерского захвата, то бишь отжатия у пернатого его добычи. А мы тут вспомнили, что мясо-то ведь это лемурье вкусное, птицу его один хрен не унести, а крокодила припозднилась - когда мы очередь заняли, её тут ещё не стояло, и нехрен тут перед нами быковать. В общем, пришлось Бенату огнестрел применить из-за её непонятливости. Но факт тот, что лемуры-то эти - взрослый реально с гориллу, перекачан так, что куда там до него тому хвалёному Шварцу, да и коготки серьёзные, не обезьяньи ногти - есть чем и покусать, и покорябать. И всё-таки находится кому на Мадагаскаре и покусать, и покорябать его самого. А ты не будь таким вкусным - съедят и не подавятся.
    []
   В результате же - ага, на примере вот этого "гориллового" лемура - и выходит, что как минимум три местных хищника опасны даже для взрослого человека. Может и не рискнут напасть на группу из нескольких вооружённых мужиков, но и далеко от них тоже не ретируются, потому как тоже непуганые. А значит, и в пределах зоны видимости глаз с этой шиакодявки спускать нельзя, да и вообще лучше ей между несколькими взрослыми находиться. Фосса-то, возможно, и поленится пролив переплывать, если местной нет, а уж тому орлу его перелететь труда не составит. Того лемура в воздух поднять тот птиц хоть и не осилил, но собирался же, а Парима полегче, а значит, ещё соблазнительнее как добыча. У тех майоров новозеландских большие проблемы с тем своим орлом-переростком были, пока он не вымер полностью. Здесь у наших со стрелковкой получше будет дело обстоять, чем у тех майоров, но технику безопасности - ага, граждане, воздушная тревога - мелюзге придётся вдалбливать ещё при отрыве от мамкиной сиськи...
   Тем более, что и не от одних только хищников опасность исходит. И лемур тот же самый укусить или покорябать может, пускай и небольшой, но на ребёнка хватит, а уж мегафауна мадагаскарская - это же что-то с чем-то! Хоть и не довелось нам её вблизи как следует разглядеть, потому как не стремились мы к ней вплотную приблизиться, но труба на что? Карликовый бегемот, Серёга говорит, не так агрессивен, как обычный большой, но это ведь по африканскому судя, сохранившемуся у берегов Гвинейского залива до нашей современной эпохи. Он отдельный вид, с обыкновенным гиппопотамом в дальнем родстве состоящий, а все близкородственные ему виды давно вымерли. А вот этот мадагаскарский непосредственно от классического гиппопотама происходит, стадного и агрессивного, на Мадагаскаре он измельчал, да и образ жизни немного другой, но ведь гены в нём как были гиппопотамьи, так гиппопотамьими и остались. До метра в высоту, до двух в длину, вес - кило под триста. Вполне достаточно, чтобы натворить немало бед, если его раздраконить, африканского же гиппопотама раздраконить недолго и нетрудно - он и сам рад стараться. Этот держится хоть и небольшими, но стадами, скорее всего, один матёрый самец и гарем его самок, а прочие самцы поодаль и сами по себе, то бишь тоже эдакое мелкомасштабное копирование поведения полноразмерного африканского предка, не отдельные пары как у западноафриканского карликового. Этот явно драчливее, и соседствовать с ним близко я бы тоже не советовал. Между тем, он-то вполне может оказаться и на Нуси-Бе, потому как плавает хорошо. Строго говоря, этих мелких бегемотов на Мадагаскаре то ли два разных вида, то ли три, но один на плоскогорье в центре острова обитает, а мы наблюдали только прибрежных, которые и будут для наших людей наиболее актуальны.
   Эпиорнис - ну, это, конечно же, своего рода визитная карточка Мадагаскара. Я сказал бы даже "прошу любить и жаловать", да только вот не уверен, реалистично ли это с таким птицем. Дронт на Маворикии - он ведь тоже в нашем прежнем мире распиарен в качестве эдакого безвинно пострадавшего от людей симпатяги, но вот вживую с ним дело иметь без увесистого дронтоохреначника в руке получается с трудом. Так маврикийский кур проклятый только с гусака хорошего размером, а уж тутошний эпиорнис максимус не просто же так слоновым птицем обозван. Помельче слона, но башка его на трёхметровой высоте, а туша коренастая, куда там африканскому страусу. Мы их видели ещё подальше, чем ближайших к нам бегемотов, так что не взвешивали, но на глазок - думаю, не сильно завышены приписываемые ему полтонны, а для особо массивных и до трёх четвертей той тонны. Держатся парами, не стаей, вряд ли общительны, как и дронты, а размерчик - того, внушает. Хоть клюнет, хоть пинка хорошего даст - ага, сразу уноси готовенького. Так это если ты этому мадагаскарскому куру-переростку просто не понравился, а если ему белков животных не хватает или каких-то там микроэлементов? Домашние куры не одних только червей с насекомыми клюют. Заклёвывают и поедают мышей, и я не удивлюсь, если и ещё покрупнее какую-нибудь живность, заклевав, в гастрономических целях употребят. Друг дружку, в отличие от мыши, они тоже проглотить не в состоянии, но расклёв у них - дело весьма нередкое. А какого размера живность приемлема в этих целях для кура-переростка весом в полтонны? Страус тоже ни разу не хищник, но и он ведь тоже случая поохотиться на какую-нибудь мелкую живность не упустит. А уж эпиорнис этот, максимус который - всем страусам страус, так что и за него я бы тем более не зарекался.
   Пасутся эти пернатые гиганты обычно возле водоёма, а то и вовсе в болоте, но и на твёрдой земле ступают как-то неуверенно, что ли? Такое впечатление, будто щупают грунт ногой перед тем, как тяжесть туши на неё перенести. Мы в тот день до вечера репу чесали, что бы это значило, но только утром уже вчерашнего дня у нас появилось на этот счёт весьма нехорошее подозрение. А вышло оно вот как. Вечером бивак разбили, ужин свой слопали, покурили, обходим посты караульных, и тут вдруг кусты затрещали, и из них птиц выбегает покрупнее дронта, но помельче страуса, да несётся при этом так, будто от хищника какого-то убегает. Убегаешь - убегай, но хотя бы уж смотри, куда бежишь. И обогнуть наш бивак по дуге можно было запросто хоть справа, хоть слева, и через него на крайняк между палатками пробежать, да и в людей врезаться на бегу абсолютно незачем. Не трамвай - объедешь. Но дурной птиц с разбегу впечатался в Серёгу - ага, везёт ему в этой экспедиции на столкновения с крупными пернатыми. Спасибо хоть, не обосрал при этом, но нахрена же пугать-то так, на ночь глядя? Геолог наш, хоть и сшиблен с ног, в три этажа живность местную кроет, и это хороший признак, стало быть, цел он и практически невредим, зато в кустах шебуршит и кто-то, спугнувший птица, и мы с Володей шмаляем из револьверов - кажется, завалили. Бойцы вооружённые подтягиваются, осматриваем с ними диверсанта - даже не малая фосса, ещё мельче, но тоже из каких-то виверровых. А птиц, как выяснилось, тоже далеко не сбёг - в палатку, дурень, впечатался со всего маху, а пока вставал, один из наших бойцов его дротиком уложил. Тут как раз стемнело, тропики же, сумерек почти-что и нет, поэтому осмотр не видящего перед собой дороги птица мы отложили до утра. А утром - прихренели, распознав в нём подрастающего птенца вот тех болотных гиперстраусов. С молодыми глазами, значит, не видит ни хрена, куда прётся, а какое тогда зрение у старых эпиорнисов? Попадёшься такому, он же ещё и сослепу может изувечить на хрен! Так что аккуратно надо с этой мадагаскарской мегафауной.
    []
   С гребиорнисами этими, млять, сплошные непонятки. По костям раскопанным чуть ли не десяток видов насчитывали от того трёхметрового максимуса до звиздюшки не сильно крупнее хорошего индюка, но как определишь, взрослые ли это птицы отдельных видов или птенцы-подростки крупняка? Костяки-то ведь неполные в основном, да и у тех костей, что найдены, сохранность нередко хреновая. По яйцам можно было бы ещё как-то разобраться, да только на слуху исключительно здоровенные яйца максимуса до десятка литров в объёме, а меньших видов - не попадается сведений. Не находят или внимания не обращают, потому как ничего выдающегося, хрен их знает. По идее, должен бы быть ещё хотя бы один вид нормального страусиного типоразмера, и вроде бы, даже кандидат нам вчера подходящий попался...
   - Дядя Бенат, плохой люди нет, большой птица нет, - Париме хочется пошастать по островку, и она пытается доказать, что ничего с ней здесь случиться не может, - Следы нет, перо нет.
   И не скажешь ведь, что неправа. Хоть и девка, а соображает. Были бы люди, так на небольшом острове ещё при обходе его берегов наверняка обнаружились бы и какие-то признаки их присутствия, но чего нет, того нет. Птицы тоже следов после себя оставляют достаточно - и следов в узком смысле, то бишь отпечатков лап на грунте, и срут они, где ни попадя, и перья теряют то и дело, и от всякой птичьей мелочёвки нам уже в глаза всего этого бросилось немало. Максимус уж точно не наследил, да и орлиных перьев не видно.
   - На тебя, малявка, большой птицы и не нужно, - заметил Володя, - Тебе хватит за глаза и группенфюрера, - мы рассмеялись.
   Группенфюрером мы как раз вот этого кандидата в мелкий гребиорнисовый вид обозвали. В смысле, спецназер наш его так обозвал, а у нас с Серёгой, когда отсмеялись, и возражений принципиальных не нашлось, так что посмеялись мы и приняли его в качестве эдакого неофициального. А почему бы и нет? Получилось же это так. Мы уже и к якорной стоянке наших судов возвращались, оставалось меньше километра, тут стайка небольшая в зарослях мелькнула, и птицы оказались как раз немного мельче хорошо известного нам африканского страуса, а главное - телосложением и цветом оперения заметно отличались и от взрослого максимуса, и от заваленного вечером его предположительного подростка. В общем, скорее всего, другой вид гребиорнисов этих, ни разу не максимус. Мы одного и подстрелили до кучи - свежее мясо для всех наших людей не помешает, а нести до берега уже недалеко. А на берегу уже, когда ощипывали птица и разделывали, Серёга припомнил всё, что об эпиорнисовых знал.
   Большинство их по сходству морфологии костяков вместе с максимусом в один род зачисляют, эпиорнисы в узком смысле, всего то ли пять видов, то ли все семь - вопрос дискуссионный, и мнения по нему расходятся. Некоторые, так и вовсе всю мелюзгу в этом роду молодняком максимуса считают. Но ещё три вида нормального для страусов размера имеют от них отличия и в отдельный род выделены - мюллерорнисы. Понятно, что не тот Мюллер, который шеф гестапо, а совсем другой, у фрицев эта фамилия не редкая, но это у них, а у нас хрен найдёшь такого человека, который бы тот старый сериал про Штирлица не видел и с многочисленных анекдотов про него не прикалывался. Так что для нас любой Мюллер - прежде всего тот самый, который группенфюрер. А тут птиц как раз здорово от того максимуса и его молодняка отличается, хоть и тоже из эпиорнисовых явно, и скорее всего, Серёга считает, как раз из этих самых мюллерорнисов, в честь какого-то Мюллера так названных. Ну так и кем птицу тогда ещё для нас быть, если не группенфюрером?
   Всех особенностей жизни и размножения этого пернатого группенфюрера нам выяснить пока-что неоткуда. Можем только предполагать по нормальному страусиному типоразмеру, что в общем и целом он с теми же страусами схож - несколько яиц в кладке, пару месяцев высиживаются, пару лет роста до практически взрослого размера и года три или четыре до способности размножаться. Точно это выяснят только будущие колонисты. От Паримы мы толку не добились - сказала, что не знает ейная родня этого птица. Знает только большого, максимус который. Довольно редкий в их местности, водится только в заболоченных местах. Очень большой, очень сильный, очень злой и очень слепой. Ейный дед по отцу погиб при попытке скоммуниздить из гнезда яйцо, но под клюв гребиорнису он угодил или под ногу, шмакодявка нам растолковать не смогла. Она не скрывала, просто слов турдетанских знает ещё очень мало, а во многом и не копенгаген. Если о дикоросах тутошних её спросить - расскажет гораздо больше, а ещё больше покажет, на что слов не хватит. По живности же и по её повадкам - это уже не к ней и вообще не к бабам, а только к их мужикам. Они - охотники и своё дело знают. А она - понаслышке только. Вроде бы, на взрослого большого птица не охотится никто, мелкого если только при случае добудут, ну и яйцо ещё из гнёзда своровать могут, если повезёт, но вот её деду крупно не повезло. Кому повезло больше, говорили, что одно яйцо в гнезде бывает, двух никто не видел. Вот и всё, собственно, что смогли выведать у шмакодявки.
   По костным-то и прочим остаткам от группенфюрера только три находки всего и есть, большинство же за максимусом и его молодняком. Но тут и фактор сохраняемости учитывать надо. Лучше всего ведь сохраняются остатки утопленников в бывших водоёмах и болотах, и в основном это остатки как раз там и обитавших видов. Максимус болотный и тонул в тех болотах, естественно, многократно чаще, чем предпочитающий ландшафты посуше группенфюрер, но реально мелкая живность обычно многочисленнее крупной.
    []
   На Нуси-Бе нам и от группенфюрера этого не попалось пока ещё ни следов, ни перьев, но зарекаться от него я не стал бы и здесь. Остров считается вулканическим, но на континентальном шельфе Мадагаскара расположен. Я ведь упоминал уже, почему мы для нашей колонии в Гвинейском заливе Сан-Томе выбрали, а не Фернандо-По? Он ведь был бы лучше, если бы не черномазые, и лучше был бы по той же самой причине - шельфовый он. В ледниковые периоды, когда уровень океана понижается намного, подобные острова становятся частью материка, и тогда на них расселяются нормальные материковые флора и фауна. Точно так же во времена оледенений становился частью Мадагаскара и Нусм-Бе. Теоретически на нём, строго говоря, любая мадагаскарская живность поэтому возможна, и максимус на него тоже наверняка захаживал, но этот нынешний остров слишком мал для сохранения устойчивой популяции такого страуса-переростка, да ещё и привередливого к ландшафту. За десяток тысячелетий голоцена наверняка давно уже выродился и вымер на хрен. Группенфюрер этот - другое дело. И сам он не столь велик, и ландшафт к его вкусу ближе, да и такой слепой тетерей, как максимус, он нам не показался. Мог вымереть и он, но шансов выжить имел многократно больше.
   Мы-то, впрочем, островок этот сейчас на наличие или отсутствие совсем другой живности проверяем - тоже двуногой, но без перьев. Нам, естественно, полное отсутствие её желательно. Пока вдоль берега плыли, признаков наличия не обнаружилось никаких, и это обнадёживает, но надо проверить убедиться, потому как сюрпризы нам в будущем на хрен не нужны. Если островок в натуре необитаем - на нём и напрашивается наша первая мадагаскарская колония. Сейчас у нас нет на неё ни людей, ни запасов, ни времени, но на будущее, раз уж так сложились обстоятельства, присмотреть и разведать место мы можем вполне. Сложились же они так в силу малонаселённости Мадагаскара. Пока мы не были в ней уверены, мы всерьёз о Мадагаскаре не помышляли и колонистов никаких для него не готовили. Но раз уж нам так повезло, что ни черномазые ещё до него не добрались, ни эти настоящие малайцы, за которыми тоже не заржавело бы размножиться, как те кролики, то остров, конечно же, надо к рукам прибирать. Ведь кто первым встал, того и тапки, а кто не успел, тот - правильно, опоздал. А ты не опаздывай, ты успевай. А раз опоздал, то нехрен тут пялить свои узкие малайские зенки на наш турдетанский Мадагаскар, а заворачивайте свои свои лодки с балансирами взад и чешите обратно в родную Индонезию. Ах, ветер не тот? Вам холостым ветра попутного наподдать или сразу осколочно-фугасным? Так уж и быть, мы сегодня добрые и вёсла вам дадим - берите и гребите отсель пошустрее, гы-гы!
   Протомалайцы, соплеменники Паримы, нас бы в принципе устроили и здесь. А какие проблемы, когда переводчица есть? Правда, она сама понимает по-турдетански ещё только с пятого на десятое, но уж с десятого на двадцатое как-нибудь объяснились бы уже и через неё. Но в том-то и дело, что маленькие группы протомалайцев мы обнаруживали по их фирменным лодкам с балансирами только вдоль восточного побережья, а когда мы с севера Мадагаскар обогнули - дымки через пару дней снова заметили, да только вот лодок в трубы не разглядели, а разглядели какие-то убогие плоты, очень нам не понравившиеся. Кого тут, млять, ещё на наш новый остров нелёгкая принесла? Высадились для проверки напротив Коморских островов, прогулялись в сторону дымка, а там шалаши какие-то ну совсем уж убогие стоят, эдакие навесы полукруглые, ни два, ни полтора, а дикари возле них какие-то вообще несуразные, народ точно другой, для черномазых светловаты, а для бушменоидов - ну, сошли бы и за них в принципе, если бы не были такими коротышками. Уж не пигмеи ли какие-нибудь? Но выяснить нам так ни хрена и не удалось, поскольку те недомерки, едва завидев наших, подняли визг и задали стрекача в заросли. Преследовать их там, ловить - а смысл? Один хрен без переводчика с ними хрен поговоришь, но зато уж стрелу отравленную схлопотать можно запросто. А оно нам надо? Так что преследовать их мы не стали и ничего в их убогих шалашах не тронули, а удалились восвояси. Просто теперь учитываем наличие с западной стороны острова этих пигмееобразных коротышек. Вазимба, кажется, мальгаши малорослое коренное население называют? Ну, похоже, что как раз с ними и познакомились предварительно.
   Не поручусь за последнее оледенение, Вюрмское которое, но в него океан и на сто метров опускался, и пониже. А самым крутым было предыдущее, Рисское, тогда и на все двести метров уровень океана ниже становился. Ну, на пике оледенения, естественно. В общем, всё, что на физической карте светло-голубым цветом закрашивается, весь шельф с глубинами меньше двухсот метров, сушей тогда становился. Не знаю уж, какими могли быть мореманами тогдашние предки бушменоидов или пигмеев на побережье Мозамбика, но задача для них несколько облегчалась. В самом-то узком месте Мозамбикский пролив сужался не сильно, но и до Коморских островов расстояние выходило примерно таким же, а сами они были побольше, проливы между ними поуже, да и число их в конечной части пути прибавлялось. В общем, как-то попали на Мадагаскар предки этих недомерков. Так хорошо, если южнее, тогда на большой земле могли от морских заплывов и отвыкнуть и на Нуси-Бе не позариться, а что, если северным путём, то бишь через Коморские острова? Млять, только на Нуси-Бе нам их ещё не хватало!
    []
   Смысл ведь будущей мадагаскарской колонии не только в том, чтобы место за нашими людьми застолбить. Она и с точки зрения навигации лишней не будет. Ну, Васька Гамский не в счёт, он путей ещё не знал и шёл вдоль африканского берега, дабы не пройти мимо того арабского порта, где для него лоцман местный для плавания в Индию был уже португальской агентурой завербован. Но ведь и после его экспедиции Индийские армады португальцев нередко следовали не через Маврикий, а Мозамбикским проливом и даже к этому стремились, если ветра позволяли. Там, конечно, и чисто коммерческий интерес на то имелся - на берегах Восточной Африки можно было недорого разжиться той же самой слоновой костью, которая в Индии ценилась дороже, а то и золотом, дабы в Индии своих кровных драгметаллов поменьше спустить в обмен на пряности и шелка, а побольше для себя их сберечь, спекульнув вместо них чужими ништяками. Кроме драгиеталлов-то ведь тогдашней Европе предложить Востоку было практически нечего. Но главным фактором были всё-таки ветра. Если успевали миновать Мыс Доброй Надежды до середины июля, то ветра, как правило, благоприятствовали маршруту вдоль африканского берега, но если запаздывали, то проще было обычно уже на Маврикий идти, а от него в Индию прямиком - жаль сорвавшейся спекуляции, но главная-то задача - Индия, и за накладки с ней король спросит сурово. А как правило и обычно - это ведь не всегда, бывают и исключения, год на год не приходится, и скорее всего, столкнутся с этим и наши. Есть у нас уже колония на Маврикии - хорошо, но раз уж один хрен и на Мадагаскар губы раскатываем, то нужна колония и там. Островная, отделённая морем от черномазых и всех прочих непотребных хулиганов. Нашим там делами поважнее заниматься предстоит.
   Север Мадагаскара ещё и тем хорош, что тоже в зоне практически постоянного увлажнения, как и восточное побережье. Хоть и западная уже сторона, в целом сезонная и немалую часть года засушливая, но это на юге острова ярче выражено, где и полупустыни даже кое-где есть, а на севере сезонность климата минимальная. Ещё остались у нас после посадки на Маврикии семена масличной пальмы, и если коротышек этих нежелательных или следов их регулярного присутствия мы на Нуси-Бе не обнаружим, так как раз на нём их и посадим. Где колония, там и база, в том числе и для пополнения запаса ГСМ. Нам-то с ветрами повезло, и захваченное на Капщине масло тамошней железной оливы далеко не всё ещё в полудизелях сожгли, но всем ведь и всегда так везти не будет. Хвала богам, хоть кокосы сами уже приплыли и проросли, избавляя нас ещё и от этой работы. Возможно, и на берегу Мозамбика уже есть, но хрен с ним, вода там и без них есть, а копрой не особо прокормишься, так что главное - банановой рассады черномазым не давать. Но это всё на светлое будущее актуально, а нас сейчас настоящее тревожит. Влажный тропический лес удобен для ведения плантационного хозяйства по опыту колонистов Тарквинеи. Обратная же сторона медали в том, что удобен он и для дикарей. Ладно ещё протомалайцы, с ними договорились бы, но вот эти пигмееобразные настораживают. Если они шугаются любых чужаков, как шуганулись наших те недавние, то хрен с ними нормально законтачишь. А поскольку нашим колонистам они едва ли обрадуются, далеко ли тут и до партизанщины?
   С одной стороны, размер имеет значение. В рукопашке этим недомеркам против наших ничего хорошего не светит в принципе, да они и сами перебздят. И луки у них тоже наверняка слабенькие, типа тех, которыми детвора турдетанская с некоторых пор в войну играет - какой в состоянии растянуть, таким и пользуются. Но с другой стороны, слабость оружия наверняка компенсируется каким-то сильнодействующим ядом, а уж отравленной стреле вовсе не обязательно проникать глубоко - царапины достаточно. И дальнобойность нашего оружия в густом лесу тоже серьёзных преимуществ не даёт, потому как дистанция видимости невелика, а маскироваться в тутошних зарослях они умеют уж всяко получше наших. Так что дайте боги, чтобы постоянного населения на Нуси-Бе не оказалось, потому как деваться ему тогда будет некуда, и воевать за свой островок коротышки в этом случае будут отчаянно. А нам разве это нужно?
   А шмакодявке - хоть бы что. Не то, чтоб совсем уж наших тревог не понимала, у дикарей ведь и детство вовсе не так беззаботно, как наше цивилизованное, что-то мы ей с пятого на десятое объяснили, что-то и сама с пятого на десятое просекла, но всё это она воспринимает несколько иначе. Типа, такова здесь се ля ви, и ни хрена с этим не поделать, так что нехрен тут особо всем этим и заморачиваться. Это разве проблемы? Вот у неё - да, проблема. Уже не боится нас, въехала, что ничего хренового мы ей делать не собираемся, но тоскует ведь, конечно, по родокам и соплеменникам, и кто бы на её месте не тосковал? Нет-нет, да и всплакнёт украдкой. Хвала богам, не всё время, поскольку всё-таки ещё же и интересно. И забралась уже с нами туда, куда никто ещё даже из мужиков её племени не забирался, и экипировали её за эти дни. Одёжку, кстати, она сама себе сшила, выкройку ей только сделать помогли, от стальных иголки и ножика в восторге, и какое ей дело до того, что те же лемуры небольшие, которых и здесь множество, прозрачно намекают на то, что и фоссе здесь найдётся, чем заинтересоваться, и орлу этому здоровенному, и коротышкам этим, мелким и пугливым, но тоже опасным для чужаков.
    []
   Линзу ей персональную разве только в постоянное пользование ещё не выдали, потому как спички детям - не игрушка. Хоть и нелегко устроить пожар во влажном лесу, но когда так и норовит поджечь всё, что ни попадя, интересно же мелкой, то и далеко ли до беды? Под присмотром только своими пока даём попользоваться, чтобы утоляла свой исследовательский зуд постепенно и без создания рукотворных стихийных бедствий. А то мало ли, чего на Капщине в сухой сезон отчебучит в саванне, если пироманию свою ещё до попадания туда не угомонит? Читал как-то раз у Яна Линдблада, что и гойкомитичам в венесуэльских льяносах спички давать нельзя, поскольку в эйфории от попавшего в руки чудодейственного ништяка эти дурни и саванну поджечь способны...
   Под будущую колонию Серёга советует Эль-Виль как наиболее удобный порт, ставший столицей острова и в известном нам реале. Гавань в самом деле хороша, а не так далеко от неё, как раз в юго-восточной части острова, которая в нашем современном мире заповедником Лукубе занята, расположена и его высочайшая вершина Мон-Пассо в целых четыреста пятьдесят метров над уровнем моря. Впрочем, и близлежащие вершины на пару десятков метров ей уступают, так что это уже наш молодняк, кого сюда распределим, сам определится, обязательно ли именно на ней будущую радиостанцию размещать или ближе какая-нибудь тоже подойдёт. А мы сейчас к вершине выдвигаемся просто для наилучшего обзора. Остров-то, хоть и переводится его название на нормальный человеческий язык как Большой, велик только по сравнению с окружающей его мелочью, и с наибольшей высоты его можно оглядеть практически весь. Бушменоиды с пигмеями, хоть и знают лук, как-то не додумались применять его при высверливании огня и вертят палочку между ладонями, так что занятие это сильно на любителя, и высверленный с утра огонь предпочтительнее до вечера поддерживать. С кораблей мы могли и не увидеть дымков, но с вершины, если они есть, увидим наверняка.
   Остров горист, долины невелики, но по его растительности видно плодородие почвы. Серёга говорит, лучшей на всём Мадагаскаре считается. Понятно, что хрен хватит её на современные тридцать с лишним тысяч населения, но нашим-то куда столько, когда весь здоровенный Мадагаскар в двух шагах? Устье самой крупной речушки расположено западнее гавани, а сама она с притоком - на север от устья. В нижнем её течении высока вероятность нарваться на большую крокодилу, но выше - течение бурное и порожистое, и там напрашивается будущий промышленный райончик - ага, есть чем водяные колёса на халяву вертеть. Есть и из чего их делать - опознали мы уже здесь и местные сапотовые, и местный мадагаскарский эбен. Обрабатываются они тяжело, зато готовые изделия из них - практически вечные. Сделал и забыл, как говорится.
   Обзор с вершины - в самом деле превосходный. Южнее и немного к востоку от нас хорошо виден островок Нуси-Комба размером чуток побольше вот этого полуострова Лукубе и с вершиной даже повыше - Серёга говорит, что она больше шестисот метров над уровнем моря. Жаль, что гавани нормальной нет, ведь судя по множеству бурных ручьёв с водопадиками, которые попались нам по пути к вершине Мон-Пассо, и там тоже должно их хватать, так что воды достаточно, зато крокодилам завестись негде. А здесь и на запад от нас не доходя до речки два небольших озерца имеются, и на северо-запад видно целую группу из нескольких озёр побольше. Совсем небольшие, и сотни метров не наберётся, и рядом есть, явно кратерные, со всех сторон кольцевой возвышенностью окружённые и без видимого стока.
   - Как думаешь, есть крокодилы? - спрашиваю геолога, указывая на них.
   - В наше время туристов гиды водили в обход - и из-за того, что священными у них считаются, и как раз из-за этих крокодилов. Сейчас - тем более. Да вон, сам взгляни, - он указал пальцем на ближайшее озерцо, - Как есть большая крокодила, - млять, если бы не двигалось, я бы за бревно принял издали, да только ну их на хрен, такие брёвна!
   - Вода! Купаться! - заканючила Парима, тоже увидев озерцо.
   - В море искупаешься, - сказал я ей, - Крокодилы, - протягиваю ей трубу, тычу пальцем, куда глядеть - ага, въехала и впечатлилась..
   Тем временем двое бойцов размотали и закрепили на дереве провод антенны, а Володя подключил к багдадской батарее переносную рацию. Голосовую связь с базой на Маврикии при такой антенне даже пробовать смешно, поэтому он и сразу на морзяночную её настраивает. Настроил, дал разогреться лампам схемы, отстучал сигнал проверки связи - ага, через потрескивание помех от бушующих где-то гроз пробился и отчётливый писк ответного сигнала. Затем его сменил возле рации Серёга с уже переведённым на морзянку текстом радиограммы и принялся жать на ключ, выдавая записанную последовательность этих морзяночных точек и тире. Передал, достал линзу, от неё прижёг кончик сигариллы, вставил её в рот, раскурил - пока там в буквенную запись радиограмму переведут, пока её прочитают, пока ответ составят, пока вновь на морзянку его переведут, на перекур как раз времени хватит. Примерно так оно и вышло - геолог уже докуривал, когда вновь запищал сигнал проверки связи. Раздавил бычок, ответил и принялся записывать на листке бумаги свинцовым карандашом в виде точек и тире принимаемые через наушники звонки. Тоже не на одну минуту занятие, так что и мы со спецназером закурили, продолжая оглядывать в трубы поросший лесом остров. Хвала богам, дымок вьётся только над биваком наших у гавани. Значит, хотя бы уж от двуногих без перьев остров свободен, и едва ли они на нём обоснуются за оставшуюся до прибытия уже наших колонистов пару-тройку лет.
    []
   - От Иры с Меритом привет, - сообщил Серёга, закончив перевод радиограммы, - У них там всё нормально, позавчера только поштормило немного, да и сегодня ветер ещё крепенький. Просят набраться терпения и не перестрелять эпиорнисов, если они окажутся такими же сволочными, как и дронты, - мы рассмеялись, - Вчера им Каллироя передала с Капщины, что и там море штормит, но в остальном тоже всё нормально. От Миликона и Лены с Барбоса привет передали - там всё спокойно. И с Кубы от Волния тоже сообщение было - неделю назад установили уже прямой контакт с сибонеями Ямайки. Подтверждают и выходы битума на поверхность вблизи восточного побережья острова, и бокситы тоже у поверхности. В Тарквинее уже готовятся две разведывательных экспедиции - на Ямайку и к северному побережью Кубы тоже на предмет битумных выходов - в районе Гаваны, как я понимаю. Молодцы ребята, хорошо за дело там взялись, я даже не ожидал.
   - Ну так зря ты им, что ли, курс геологии читал и образцы давал? - хмыкнул я, - С чем-то не слишком сложным парни вполне способны справиться и без нас. Особенно с такими жёнами, на которых не страшно оставить разруливание повседневной рутины.
   - Радиосвязь - большое дело, - заценил новую ситуёвину спецназер, - Это же не только нам сюда, это ведь и в Нетонис, и в Оссонобу, и в Гадес к Фабрицию своевременно все важные новости поступают.
   - Да, быстрота реагирования уже совсем другая, - подтвердил я, - Знания теперь тоже уже не та проблема, как раньше. В чём сами не копенгаген - могут теперь хоть через океан проконсультироваться с теми, кто копенгаген. Любой вопрос, на который наличных сил хватает, теперь становится решаемым за считанные дни.
   Очень хреново, конечно, что только морзяночная связь на дальние расстояния у нас работает надёжно, так что радиотелефонное онлайн-совещание хрен проведёшь. Это я уже капризничаю, конечно - ага, зажрался, хрен за мясо уже не считаю. Давно ли у нас не было и этого, и приходилось ждать возвращения Акобала с подробным докладом о делах за Атлантикой? И только с его новым рейсом можно было послать туда принятое решение - правда, вместе с помощью, если она реально требовалась. А теперь, если у Волния там по моей части вопрос возникнет, так он формулировать свой доклад для меня и подольше будет, чем дежурный радист потом его передавать, а ко мне он если и не на второй день попадёт, так на третий - подробный, развёрнутый, по которому я пойму всё так, как если бы сам присутствовал. А чего я такого основополагающего могу не знать на собственной тарквинейской мануфактуре, которую сам же там с нуля и развёртывал? Только новости, случившиеся уже без меня. Соответственно, в доброй половине случаев мне и вопросов к нему уточняющих не понадобится, сходу решение приму и таким же манером до него его доведу - неделя на решение вопроса максимум, если у него есть под рукой всё, что нужно для его выполнения. Ну так и я ведь в курсе его реальных возможностей, из которых при обмозговывании решения и буду, естественно, исходить. Что сможет, то и будет делать в ожидании той помощи, которую я ему пошлю с самой ближайшей оказией, и к моменту её прибытия он давно уже и сам будет знать, что к нему прибыло, и что со всем этим делать, и люди его давно уже команды соответствующие от него будут иметь. Хоть это и далеко не классическая производственная планёрка, но уже что-то немножко типа того...
   На обратном пути с вершины к гавани мы свернули поближе к одному из озёр. На спуске спугнули какую-то наземную животину немного помельче капибары и слегка её напоминающую. Я бы к грызунам её и отнёс, но Серёга сказал, что настоящих грызунов на Мадагаскаре нет, так что эта живность, скорее всего, из тенрековых. Преследовать её, дабы подстрелить и проверить на съедобность, не стали. А уже вблизи от озера Парима - вот глазастая девка - показала нам на земле крупный и весьма характерный след, который заставил нас насторожиться. Не крокодилий - не тот здесь рельеф у местности, чтобы на ней большая крокодила на роль сухопутного хищника постажироваться могла, но я ведь упоминал уже о мадагаскарском карликовом бегемоте? А он хоть и карликовый, но и ему найдётся чем покусать, если осерчает и врасплох застигнет. Нас - не удалось, поскольку глядели мы в оба и заметили его своевременно. Эдакий свинтус-переросток мордатый.
   К нашему счастью, он заценил наши размеры и ограничился только наглядной демонстрацией своих внушительных нижних клыков - ага, куда там до них тем кабаньим! К его счастью, мы тоже заценили его размеры и прикинули вес и оставшуюся ещё дорогу до гавани. А он ведь ещё и не один оказался, и хотя самка клыков не демонстрировала, её мы тоже заценили в аналогичном её самцу контексте. Мы не из голодного края, чтобы так напрягаться. Поэтому разошлись с недобегемотами мирно. Но по пути, конечно, кости им поперемывали. Серёга припомнил, что гвинейский карликовый бегемот в зоопарках уже в пять лет вполне взрослый и размножается, то бишь и по весу, и по скорости роста вполне соответствует крупному рогатому скоту. Если и у этого темпы роста и взросления такими же окажутся, то почему бы и не поставить на перспективу вопрос об его одомашнивании?
   А уже у подножия возвышенности черепаха нам попалась. Очень похожая на ту с Маврикия, только ни разу не карликовая, а полноценного мадагаскарского размера. Мне если и не по подбородок высота панциря, то по грудь точно. Я ведь упоминал, что хоть и сухопутная она, но плавает при необходимости очень неплохо? Ну так и с какой стати ей мельчать в десятке километров от Мадагаскара? В общем, эдакий живой трактор в натуре, и очень жаль, что скорость роста у неё под стать скорости передвижения. Ведь ноги ейные заценить достаточно, чтобы понять, на какое тяговое усилие она способна...
    []
   С одной стороны, наличие мадагаскарской мегафауны на Нуси-Бе для будущих колонистов означает некоторое неудобство. И поля, и огороды, и сады придётся нехилыми каменными заборами огораживать, дабы эдакие живые танки с мини-гиппопотамусами не повадились культурную растительность лопать. Но с другой, тут ведь и мясо на вольном выпасе в двух шагах, и наглядные образцы мадагаскарской живности для её изучения. Как дойдут руки до экспансии через пролив - будут давно уже знать её как свои пять пальцев.
   - Хреново, что на юге Мадагаскара такого же островка нет, - посетовал Серёга, - Разве только коралловые рифы у побережья, но там климат засушливый - ни топлива нет, ни воды. И я не уверен, что туда успели придрейфовать кокосы.
   - Ты имеешь в виду западную сторону? - уточнил я.
   - Её самую. Так уж получается, что больше всего полезных ископаемых ближе к югу Мадагаскара и с запада от его горного хребта, и самыми лучшими подступами к этим ништякам была бы колония у юго-западной оконечности острова. Но такого подходящего островка там нет. Придётся или сразу на большой остров высаживаться где-нибудь в устье какой-то из тамошних рек, или этими засушливыми коралловыми рифами ограничиться в начале. Но на них серьёзную колонию не разовьёшь и силы для основания новых колоний не накопишь. Туда даже и желающих с семьями поселиться попробуй ещё найди.
   - Ясный хрен! Это же ещё унылее Горгад там получается?
   - Да, вроде того. Не лучше того островка, на котором Малх робинзонил.
   - Хреново, конечно. В такую жопу и распределять-то молодняк стрёмно. А как насчёт юго-восточной оконечности? Там ведь климат должен быть гораздо влажнее, чем с западной стороны?
   - Там - само собой. Может, примерно как здесь, а если и посуше, то не намного. Но и там тоже островка приличного нет. Можно и на тех же коралловых рифах поначалу базироваться, там повеселее, с водой проблем не будет, а строевым лесом снабжаться и с самого Мадагаскара. А можно и сразу на нём удобное для обороны место подыскать - там же туземцы если какие-то и есть, то очень немногочисленные. Но какой смысл, когда уже есть Маврикий?
   - Так Серёга, нам же восточное побережье первым делом занимать надо, покуда на нём настоящие малайцы не нарисовались. Отсюда наши его северную часть постепенно оккупируют - ну, сперва дочернюю базу с восточной стороны займут с первоначальным снабжением отсюда, а затем уже с неё дальнейшая зкспансия пойдёт. И с юга нашим тоже такая же база не помешает. И с неё же организуем снабжение базы в юго-западной части. С неё на западную базу суточными бризами вдоль южного берега Мадагаскара, обратный путь - если не получится так же, то спуск южнее и с попутными ветрами на Маврикий, а с него уже снова попутные ветра на юго-восточную мадагаскарскую базу.
   - Закольцовываем, короче, местный маршрут и этим оживляем сообщение всех местных колоний между собой, - въехал Володя, - Заодно облегчаем снабжение этой базы на юго-западе на то первое время, пока она ещё не разовьётся до самообеспечения. Так мы побыстрее её разовьём, и тогда уже с неё южные месторождения ништяков хапать начнём.
   - Скот туда нужно будет завозить и разводить прямо на месте, - заметил геолог, - Иначе наши рудокопы там всю живность на мясо повыбьют. А у нас и на Капщине пока этого скота маловато.
   - Что ты там насчёт одомашнивания карликового бегемота говорил? - напомнил я ему, - Чем он не замена тем же мясным коровам?
   - Так это же, Макс, только если он растёт так же быстро, как и гвинейский. А я в этом пока-что не уверен. Изучать его надо и проверять. А кроме того, он ведь далеко от водоёмов не отходит - пасётся в основном на суше, но плещется и в воде. А сколько там тех водоёмов? Там же засушливая зона.
   - Один хрен понадобятся мини-ГЭС, а значит, и водохранилища, - прикинул я, - Вот тебе, считай, и дополнительные водоёмы. Понятно, что не сразу, но постепенно будут появляться. Какой там ещё живности реально ожидать?
   - Там зона саванн в основном. Где-то даже и полупустыни, где-то редколесья, а таких лесов, как здесь, там не жди. Какие-то лемуры будут и там, но не древесные виды, а наземные. Будут тенрековые вроде того, которого мы спугнули. Будет ещё термитоядный вид, похожий на трубкозуба. Черепах этих здоровенных, думаю, и там будет полно, судя по сейшельской - она на коралловых островах траву щиплет, и ей хватает влаги из травы, без водопоев обходится. Возможно, и мадагаскарская - такая же. Тогда ей в этих саваннах раздолье. Но растёт она, сам понимаешь, очень медленно. Как экстренный источник мяса при кратковременных перебоях годится, но не более того. Эпиорнис этот здоровенный - тоже, по всей видимости, болотный вид, как и карликовый бегеиот, так что и его там тоже много не будет. Да и растёт наверняка не так быстро, как хотелось бы.
   - А группенфюрер?
   - Вот на него, собственно, вся надежда. По идее, занимает экологическую нишу страуса, так что в саванне ему самое место. Копытных нет, так что из-за травы конкурент ему только эта медлительная черепаха - должен в принципе водиться гуще, чем страусы в Африке на тех же площадях. И в принципе, года за полтора должен набирать вес, близкий к взрослому. Так что если нормального домашнего скота не считать, который туда завезут наши, то из местной живности первый кандидат на одомашнивание - как раз он. Страусов же на фермах разводят, а этот группенфюрер - страус и есть по сути дела.
    []
   - Так господа, смотрите тогда, что у нас получается, - оживился спецназер, - Раз уж мы всерьёз планируем прибрать Мадагаскар к рукам, это тогда уже серьёзная колония намечается. И под сельское хозяйство угодий до хрена, и под промышленность сырья до хрена - будет чем и прокормить, и трудоустроить хренову тучу народу. Но тогда выходит, что и флотилия для Мадагаскара своя местная напрашивается.
   - Ты прав! - я въехал сходу, - И для Мадагаскара, и для Капщины.
   - С разбивкой маршрута! - ага, Серёга тоже въехал, и мы довольно рассмеялись.
   Ведь элементарно же, в самом-то деле. Реальные португальцы времён Великих Географических открытий одной и той же армадой весь маршрут в Индию не от хорошей жизни преодолевали. Возможно, и они сподвиглись бы на основание перевалочной базы на юге Африки, если бы видели в этом смысл. Но какой для них был в этом смысл, когда и Восток Африки весь давно занят, и Мадагаскар, а Маскаренские острова слишком малы и не могут служить базой для местной Индийской армады? Вот и приходилось им поэтому проходить весь путь в обход Африки одной армадой, спеша успеть к муссонам на севере Индийского океана и мирясь с риском штормов и аномальных волн в его южной части. Но у нас такой необходимости нет. У нас-то Капщина имеется, которая хоть и не так хорошо развита, как нам хотелось бы, но это - дело наживное, а теперь вот намечается вдобавок и Мадагаскар, развитие которого - тоже дело наживное. И тогда на перспективу в натуре же появляется возможность, которой не было ни у Васьки Гамского, ни у его последователей - завести перевалочные базы и разделить маршрут между местными флотилиями.
   Атлантическая, загрузившись в метрополии, следует через Бразил на Капщину, где разгружается, грузится товарами оттуда и возвращается вдоль африканского берега до дому, до хаты - ага, по уже установившемуся южноатлантическому маршруту. Муссоны в Индийском океане её не гребут, и она под них не подстраивается, а оптимизирует рейсы применительно к родной Атлантике. Капская флотилия наших африканеров, загрузившись на родной Капщине, забрасывает грузы на Мадагаскар и везёт обратно грузы оттуда, и не гребут её ни индийские муссоны, ни атлантические ураганы, ей лишь бы на юге Африки в местный шторм не влететь, да под волну-убийцу не попасть, и на это у неё летний сезон есть, по времени нашей зиме соответствующий. А уж наши мадагаскарцы, прямо у себя дома нашими товарами загрузившись, в Индию их везут и обратно с тамошними товарами возвращаются, и не гребут их ни южноафриканские страсти-мордасти, ни атлантические, а гребут только индийские муссоны. Да, растягивается при этом товарооборот по времени, но это регулярностью рейсов компенсируется, зато риски снижаются в разы. А радиосвязь позволяет и оперативно управлять на случай внезапных изменений в планах. Как там у тех Ильфа с Петровым? "Грузите апельсины в бочках. Братья Карамазовы." Получили новую команду? Ну так и грузите, что велено и как велено. Вот, как-то так и надо на перспективу эту морскую торговлю с Востоком организовывать, если уж делать всё это по уму. Млять, кто скоммуниздил мои треуголку и барабан из-под ноги?
  
   6. Сейшелы.
  
   Чем хорош Индийский океан, так это тем, что приличные острова на маршруте в нём натыканы поравномернее, чем в Атлантике. В ней - как отплыл от Горгад или Канар в Америку, так и забудь о суше вплоть до Малых Антил или Бразила. Атолла кораллового - и того посреди океана не встретишь даже самого заваляшего. Здесь - другое дело. Здесь и Маскаренские острова по пути, если на Мадагаскар ветра не тех румбов, а от них уже и к северо-востоку Мадагаскара ветер обычно попутный, да и к Сейшелам - тоже ни разу не вмордувинд. Если бы мы направились к ним сразу с Маврикия, как и планировали в самом начале этой экспедиции, ветер был бы вообще практически попутным, от Мадагаскара же больше боковой, так что уже галсировать пришлось, но в принципе ещё попутных румбов. Терпимо, короче. Дальше, уже вблизи южной части Индии, будут ещё Мальдивы, вполне для стоянки пригодные, но с ними дело обстоит уже не так кучеряво. Во-первых, они все коралловые, источников пресной воды ни хрена нет, хотя кокосы-то должны быть и там, а во-вторых, наверняка известны южным индийцам, с высокой вероятностью посещаются ими, а возможно, уже и населены. Точной даты их заселения мы не знаем, так что можем на сей счёт только гадать. Получается, что передохнуть немного и пополниться свежими кокосами на Мальдивах можно, но под колонизацию они противопоказаны. В результате Сейщелы - последний приличный и необитаемый архипелаг на пути к Индии. Возможно, кем-то уже и посещались в разовом порядке, но достоверны на них следы только арабских мореманов, то бишь едва ли ранее средневекового Халифата, а постоянного населения не застали и португальцы. Так что столбить за собой надо и их до кучи, раз уж Мадагаскар к рукам прибрать намылились.
   А острова в натуре солидные - хоть и небольшие, но вполне материкового типа - и не коралловые атоллы, которые штормовой волной захлестнёт, а цунами вообще всё с них смоет на хрен, и не вулканические, на которых от извержения не зарекайся, раз уж на вулкане живёшь, а к периодическому потряхиванию вообще привыкай как к норме жизни. Здесь же у самого берега скалы с валунами видны нормальной гранитной расцветки, а не эти чёрные лавовые, но высоты нормальные - и не поджарит, и не промочит.
    []
   Серёга говорил, что эти отмели Внутренних Сейшел в геологическом смысле и есть эдакие мини-материки, просто затопленные большей частью. Не были бы затоплены, так вполне возможно, что и полезные ископаемые обнаружились бы. Но под водой-то как их искать, а даже и найдя - как разрабатывать? Но хотя бы не трясёт, есть и пресная вода, есть лес, есть стройматериалы - и на том, как говорится, спасибо. На Маэ, самом большом из этих гранитных островов, самая высокая вершина - аж девятьсот с лишним метров над уровнем моря. И ориентир хорошо с моря заметный, и с неё обзор хороший, не говоря уже о месте под радиостанцию. На берегу немало пологих песчаных пляжей, но достаточно и скалистых обрывов - есть где и укрыться от любого мыслимого шторма, и форт соорудить практически неприступный. Сейчас-то он едва ли нужен, раз архипелаг необитаем, но кто знает, каким именно путём будут добираться до Мадагаскара уже настоящие малайцы? С них ведь станется, если вдруг и сюда их нелёгкая занесёт. Поэтому укрепляться один хрен на всякий пожарный надо, и это хорошо, что в античном мире город без фортификации - не город, а деревня. И в Нетонисе народ расстарался, не поленился, и в Гасте Горгадской не ленятся, не поленятся и здесь - всем хочется жить в настоящем городе и ощущать себя настоящими горожанами. Спасибо финикам и грекам за то, что привили нашим испанцам соответствующий стереотип. А уж ту промышленную продукцию, которую здесь сделать не из чего - привезём, не вопрос.
   Климат на Сейшелах, насколько я могу судить по карте и припоминаю давний школьный курс физической географии, должен быть субэкваториальным, то бишь жарче и влажнее летом и суше и не так жарко зимой. Только делаем, конечно, поправку на то, что мы сейчас южнее экватора, и в наши летние месяцы в Южном полушарии зима. То бишь сейчас здесь должен быть сухой сезон. И Серёга говорит, что так оно и есть - дождливый сезон с декабря по апрель и сухой с июня по октябрь. Ну, относительно сухой - ни разу не Горгады, так что дожди бывают, но пореже, покороче, да послабже, чем в дождливый. И это при том, что и ветры сильнее, и океан беспокойнее, вплоть до лёгких штормов время от времени. Серьёзные же шторма ураганной силы крайне редки, потому как экватор ведь близко, а вблизи от него серьёзных штормов обычно не бывает. Но и лёгкий шторм редко когда обходится без дождя, так что и в сухой сезон о засухе на Сейшелах говорить как-то не приходится. Другое дело, что не всем островам в коня корм. Коралловые острова с их тонким почвенным слоем на известняке, а то и вовсе коралловым песком, удержать влагу не в состоянии, и вот на них - да, относительная засуха. Гранитные же держат влагу не в пример лучше, так что ярко выраженная сезонность климата - это не про них. Для них это самый курортный сезон, скажем так. И жара поумереннее, и духоты такой нет, и ливень не такой, если уж попасть под него угораздит. В нашем прежнем мире эти острова шикарным курортом считались, и сейчас мы собственными глазами видим, за что.
   Вот с древесиной на них не так всё кучеряво, как нам бы хотелось. Нет, леса-то есть, да ещё какие! Но вот видовой состав подкачал. Тот же Маврикий от Мадагаскара не так уж и близок, но ведь есть же на нём и сапотовые, и эбеновые, которым попасть туда и неоткуда было больше, кроме как с Мадагаскара. Сейшелы от него подальше, согласен, но не настолько, чтобы не долетали птицы, которые только и могли забросить не самые, я бы сказал, лёгкие семена этих деревьев на Маврикий. Ветер - точно хрен донёс бы. Поэтому, хоть Наташка нам их наличия на Сейшелах и не обещала, но ведь и не запрещала же им на них быть, и мы всё-же крепко на это надеялись - ага, надежда умирает последней. Но вот что-то не попадаются они нам здесь ни хрена, хоть ты тресни. А то, что попадается вместо них в изобилии, заменой им служить не может. Ну, в плане деловой древесины, годной на что-то вменяемое. Типичны панданусовые, внешне представляющие из себя нечто среднее между нормальным деревом и пальмой, а так - сорняки сорняками. Собственно, один-то из них попадался нам и на Маврикии, и на Мадагаскаре - прямой ствол с характерными ходульными корнями внизу, обычно невысокий, а у вершины ветвится, образуя похожую внешне на пальмовую крону. Листья длинные, жёсткие, с колючками, годятся на кровлю хижины или на волокно, если лучшего ни хрена нет, да на всякие плетёные поделки. И все они примерно таковы. Листья-то ведь и у кокосовой пальмы во всех этих целях ничем не хуже, только ещё и без колючек. Не скажешь, что совсем уж бесполезны, их соплодия, на ананасы похожие, вполне съедобны, а в здешнем малосезонном климате они есть всегда, так что какая-никакая, а фруктовая добавка к рациону. Нормальным фруктам они замена хреновенькая, но на халяву-то, пока нормальных не завезли и не вырастили, перебиться и на этом можно. К почвам неприхотливы, некоторые виды галофитны, даже на коралловых рифах расти способны, растут быстро, но древесина колкая и склонная к гниению - ни на починку судна не годится, ни на строительные балки со столбами, если что-то посерьёзнее времянки-халабуды строить. А нормальному культурному населению с нормальным хотя бы античным образом жизни - разве только на дрова годится, но уж в этом качестве они вполне на своём месте. Наташка нам как раз на дрова их и рекомендовала - ага, говно, зато много. В реале сейшельские колонисты, сведя на хрен прибрежные леса всех гранитных островов, так и не помножили на ноль вот этих пандаусовых, поскольку живучие они, как и все сорняки. На совсем береговые виды коралловых островов наша биологичка обратить внимание советовала - лучших дров для тех же Горгад и подобных им засушливых земель хрен ещё где найдёшь. Дойдут руки до колонизации удалённых от Сан-Висенти островов, на которые угля с него не навозишься, так вопрос топлива на них будет стоять остро.
    []
   Так что даже это говнецо есть смысл в атлантические тропики прихватить ради дров, чего уж тут о других-то ништяках говорить? Правда, с растительными конкретно на Сейшелах напряжёнка - и на них-то много чего завозить надо. Кокосовая пальма - хватает её и здесь, и у полинезийцев на коралловых атоллах она на всё используется - и на лодки ихние, и на строительство. Но им там деваться некуда, потому как окромя той кокосовой пальмы больше ведь на атоллах никакой деловой древесины и не водится. Рубят и плачут, потому как реально жалко такое полезное дерево на бревно пускать. Но и здесь у берегов больше-то и нечего, получается. За горные леса не поручусь, там Наташка и сама толком не в курсах, что оказаться может, но и это ведь тоже косвенный показатель - была бы там приличная деловая древесина, она бы хоть краем уха, но хоть что-то услыхала бы и о ней как лесотехничка. Да и не накапливаются там почвы мощными слоями, смываясь большей частью дождями в долины, а коренные гранитные породы как то росту больших деревьев не способствуют. Поэтому не обещала она нам древесного изобилия и в тех горных лесах. А если где и растёт подходящее, так поди ещё доберись до него по этим нагромождениям гранитных скал и валунов! А добравшись, найдя и даже срубив - поди ещё доставь бревно на прибрежную равнину - ага, тем же самым путём обратно, но только ещё и с увесистым грузом. А спуск с горы и налегке-то потруднее подъёма на неё бывает, если кто не в курсе. И раз в реале колонисты сведения горных сейшельских лесов не осилили, то и мы тоже на их древесные ресурсы всерьёз рассчитывать не будем.
   Разумеется, есть на гранитных Сейшелах и свой эксклюзивный растительный ништяк - ага, та самая знаменитая сейшельская пальма коко-де-мер, а по-человечески - морской орех. И морским кокосом дразнится, и королевским кокосом. И хрен где найдёшь её больше окромя Сейшел, потому как в отличие от нормальной кокосовой пальмы, зта по морю распространяться отказывается наотрез. Сугубо местный и ни разу не галофитный вид, эволюционировавший именно на этом сейшельском гранитном массиве. Ага, просим любить и жаловать, как говорится.
   У неё-то как раз с древесиной ещё получше дело обстоит, чем у той кокосовой - всем стволам ствол. Но мыслимо ли ТАКУЮ пальму тупо на древесину сводить, когда и простую-то кокосовую жаба давит? Пальма-то ведь за орехи свои эксклюзивные ценится. У них и размер такой, что куда там до него нормальному кокосу, и видок пооткровеннее, чем у того хвалёного во времена оны корня мандрагоры. А ещё ведь и страшно редким он был, и вообще непонятно было до открытия Сейшел, откуда он вообще такой берётся. На берег вынесет волна прибоя где-нибудь на Мальдивах, реже в Индии, а ещё реже - на Яве или Суматре, никому неизвестен, дерева с такими плодами никто в стране не знает, купцы иноземные тоже не опознают и сами в непонятках, и раз нигде на суше такого дерева нет, а орех по морю всякий раз приплывает, то и решили, что это какое-то подводное дерево в море такие орехи отращивает. Вот тогда-то, как Наташка говорила, и обозвали его за это морским кокосом. За его эротичный видок, как и корню мандрагоры, приписали ему и все мыслимые и немыслимые свойства афродизиака, а до кучи ещё и всевозможные целебные - ага, от всех ядов и всех болячек чохом. Это скорлупу-то пустую! Свежий-то орех тонет в воде, и если он попадал в море, то тонул и погибал в нём на хрен, потом выгнивал изнутри весь, и когда оставалась одна только скорлупа, она-то и всплывала на поверхность, и куда её волны погонят, туда и плыла себе. Но как же тут не поверить в чудодейственность этой скорлупы, за которую такие деньжищи уплачены? Не знаю, правда ли, что на вез золота за неё платили, но на тех Мальдивах ещё в доисламские времена каждый прибитый волнами к берегу орех считался собственностью местечкового царька, а за попытку приныкать его и для себя или продать втихаря за бугор спалившемуся на этом подданному рубили руки как закоренелому ворюге. Видимо, было ради чего и власти зверствовать, и подданным её рисковать лишиться рук. Возможно, кому-то и помогала эта скорлупа - в конце концов, и эффекта плацебо тоже никто не отменял. Не может же быть бесполезной настолько редкая и настолько дорогая диковинка, верно?
   Редкая же она по двум причинам. Во-первых, сам орешек весит от двадцати и до сорока пяти кило, и вплотную к берегу пальма не растёт, поскольку солёной воды она не выносит. Должен совпасть целый ряд никак не связанных друг с другом обстоятельств, чтобы этот жопастый орех вообще попал в море. А во-вторых, их и вырастает-то во много раз меньше, чем обычных нормальных кокосов, и причины на то весьма веские. Начнём с того, что пальма - раздельнополая, есть женские деревья, дающие орехи, и есть мужские, обеспечивающие опыление. То бишь только на половине пальм растут орехи, а от другой половины хоть ты всю жизнь их прожди, хрен дождёшься. Так ладно бы одно только это! Не все цветы в соцветии цветут одновременно, и в целом один только процесс цветения растягивается на годы. После опыления ещё и плод зреет не сезон и даже не год, а от семи до десяти лет. Если упавшему с дерева созревшему ореху судьба прорасти, то прорастать он будет тоже весьма неспешно - от года до полутора. И если пальме из этого ростка таки суждено не погибнуть, а вырасти, то только через десять лет станет понятно, мужское это растение или женское, и только на двадцатом году жизни оно впервые зацветёт. Активно же плодоносить, до тридцати орехов в год, женская пальма начнёт уже только в столетнем возрасте. Так что и плодовитость этого сейшельского морского кокоса - вполне под стать созреванию, то бишь ни разу не кокосовая. И самих орехов мало, и шансов в море ореху попасть, дабы сплавать до Мальдив и продаться задорого, тоже весьма немного.
    []
   Скорость роста этой жопастой пальмы тоже не вдохновляет. Размеров-то она в состоянии приличных достичь - двадцать метров женская и тридцать мужская, да только вымахают они до этих размеров не раньше двухсотлетнего возраста. Даже эти эбеновые с сапотовыми, и те растут быстрее! Вырубка же этих пальм в реале, когда на Маэ их сотни две остались, на многих островах исчезли вообще, а во вменяемых количествах имеются только на отдалённых от Маэ на десятки километров Праслене с Курьёзом - она ведь на что намекает? На то, что окромя этой пальмы пиратам больше нечем было чинить после бурь и морских боёв свои корабли, а колонистам - не из чего строить свои жилища. Вот и свели в результате эту крайне медленно растущую пальму. Нам сейчас колонию здесь не основывать - если людей с припасами не было и для Нуси-Бе, то откуда они у нас для Маэ возьмутся? На перспективу разведываем для светлого будущего. И уже понятно, что пока нет людей, породы деловой древесины заранее завозить надо. Ближе всего, пожалуй, это получится из Индии. Индийский тик, например, за что среди твёрдых и негниющих пород так популярен? За наибольшую среди них скорость роста. Но конечно, и тик не вырастет ещё до прибытия и поселения на Маэ наших первых колонистов. А это что значит? Что и плавсредства для них готовые сюда перегонять надо, и пиломатериалы для них частично на том же Мадагаскаре заготавливать, а частично в Индии заказывать. Дабы пальму эту ценную не сводить, раз уж на скорлупе ейных орехов можно такие деньжищи заработать. Васька Гамский и его последователи драгметаллы в Индию везли и за счастье почитали хоть немного их сэкономить, африканскими ништяками спекульнув, а тут выходит, есть на чём и в самой Индии те драгметаллы заработать...
   - Вот только глупостей при этом делать не нужно, - предостерёг Серёга, - А то был один француз во второй половине восемнадцатого века, умный как утка, жадный до денег, но хреново экономику учивший. Узнал цены на орехи, ну и захотел срубить на них бабла. Добрался до Сейшел, набил орехами полный трюм, ну и повёз в Индию продавать их на вес золота, - мы с Володей лежмя легли со смеху, в цвете и в лицах представив себе этот катастрофический обвал цен из-за многократно избыточного предложения редкого до того момента эксклюзива, - Пару-тройку орехов есть смысл везти, ну пять самое большее, но предлагать на продажу - только один и даже не заикаться, что есть ещё. Типа, сами в море случайно повстречали и выловили.
   - Так погоди, а этот идиот лягушатник - он что, СВЕЖИЕ орехи в Индию повёз продавать? - уточнил я.
   - Ну да. Мало того, что количеством цены обвалил, так ещё и показал, что орех - как обыкновенный кокос, только очень большой и жопастой формы, - хмыкнул геолог, - А два плюс два и индусы складывать умеют. И если уж торговать, так не только помногу не везти, но и такой же пустой скорлупой, за которую они и так привыкли уже платить эти конские цены. Восток - он традицию любит, вот и не надо её нарушать. Вот только как бы нам орех от его начинки очистить, скорлупы при этом не повредив?
   - Хороший вопрос! - я зачесал загривок.
   - Естественным путём! - сообразил спецназер, - Отгораживаем узенькую бухту от моря дамбой из валунов и топим в ней несколько орехов. Выгниют изнутри - всплывут, но останутся в загородке.
   - А если там не гниение на самом деле, а выедание начинки мелкой придонной живностью? - засомневался геолог.
   - Да похрен, - я уже представил себе это предложение Володи воплощённым в камне и заценил его, - Там же щели между каменюками останутся - и вода там протечёт через них свободно, и живность мелкая протиснется. Нам ведь что главное-то? Чтобы эта скорлупа после всплытия никуда на хрен с острова не уплыла. Всё, что мельче её, нас не гребёт, и мелкие щели - вполне устраивают. И кстати, а кто сказал, что все попавшие в море орехи непременно уплывают, а не выбрасываются прибоем на тутошний же берег? Разве таких не должно быть, по идее, в разы больше?
   - Точно! Пляж обшарить - наверняка что-то попадётся.
   - Или кто-то, - ухмыльнулся спецназер.
   Неприятным сюрпризом для нас оказались крокодилы - ага, и кокос тут растёт, и крокодил ловится, всё как у людей. Млять, вот только их нам на Сейшелах для полного счастья не хватало! Ладно Мадагаскар, он от Африки в двух шагах, и если бегемоты этот Мозамбикский пролив преодолели, то уж крокодилам сам их крокодилий бог велел. Но то Мадагаскар, а здесь-то ведь - Сейшелы, от Африки до них звиздюхать и звиздюхать. Так он ведь, сволочь эдакая, ещё и не нильский ни хрена оказался, а гребнистый, приплывший безо всякой картины Репина аж с Южной Азии. Самый здоровенный из всех доживших до современной эпохи крокодилов, самый свирепый и самый морской. Утром матёрый нам попался, метров пять с небольшим потом намеряли, так из трёх винтовок и не с первого залпа, а со второго только его и уконтрапупили. Но реально настроение нам испортил не он, а мелкий шустрик метра в полтора длиной, ретировавшийся от нас в заросли. Тут ведь в чём фокус? Единичная большая крокодила матёрого размера могла быть и приблудной, заплывшей из своего нормального ареала хрен знает куда чисто по своей индивидуальной непоседливости. Есть же такие люди, у которых дурная голова ногам покоя не даёт? Ну а у крокодила она ещё дурнее, у него моги меньше самого крупного из зубов, так что ему-то тем более простительно. Плыть сюда далеко, но если крокодила матёрая, то шанс доплыть имеет хороший. Матёрую большую белую она едва ли встретит, та предпочитает тюленей у южноафриканских или южноавстралийских берегов промышлять, а небольшую матёрая крокодила сама схарчит, если поймает. Молодняк же крокодилий - другое дело, на него и небольшой акулы хватит, так что хрен он через океан сюда доплывёт. И если нарасовался он так, что хрен сотрёшь, то значит, тутошний он, а не приблудный. И матёрый этот тоже, стало быть, тутошний. Ну, зато акулы возле берега не плавают - купайтесь в море смело, если крокодилов не боитесь, гы-гы!
    []
   - Парима! От дяди Бената - ни на шаг! - причины шмакодявке разжёвывать уже не нужно - сама пристреленную утром большую крокодилу шагами меряла.
   - Дядя Максим, я два крокодил буду съесть! - ага, турдетанским языком ещё не владеет толком, но шутить у нас уже научилась.
   Сюрпризом, строго говоря, оказался не сам факт наличия крокодилов - Серёга в своё время читал упоминание о каких-то местных сейшельских аллигаторах, которых там и колонисты-то живыми и трезвыми уже не застали, поскольку их истребили ещё пираты. Ну так мы и рассчитывали на аллигаторный примерно типоразмер, предположительно или реликтовый вид какой-то, или карликовый нильский. А тут, млять - ага, сразу гребнистый и уж точно не карликовый. Будущих колонистов, значит, придётся посерьёзнее вооружать. Тут не револьверно-винтовочный уже калибр напрашивается Те пираты тех крокодилов наверняка из мушкетов на ноль множили, и для наших людей по аналогии напрашивается укороченная и облегчённая модификация крепостного ружья. Млять, на Капщине с ейной африканской мегафауной как-то без ручного ПТР наши обходятся, а тут - острова мелкие и необитаемые, но без крупнокалиберной стрелковки как-то неуютно. И хотя никто из нас не любитель браконьерского геноцида живности, тех пиратов тоже понять можно. Базу-то ведь нормальную иметь хочется, с нормальным хозяйством. А как тут домашнюю скотину заведёшь, когда ползают тут всякие, зубастые и бронированные, да ещё и шустро ползать могут, когда захотят?
   Поэтому хотя бы уж Маэ от крокодилов нашим колонистам придётся зачищать. Весь остров или только его северную часть с портом Виктория известного нам реала - это уж им самим виднее будет. Живность поумнее можно как-то и приучить не соваться, куда не просят - на огородах вон подстреленных грачей на столбах развешивают, и до прочих грачей намёк доходит. Но то грачи и остальные воронообразные, одни из умнейших среди птиц, едва ли глупее кошек с собаками, но большинство-то пернатых умом не блещет, а у крокодила мозги даже не птичьи, а крокодильи. Пока мелкий - бздит, когда страшно, а как вымахает - быковать начинает без разбора, и лечится это только свинцовой пилюлей. Раз уж пираты в реале с ними не ужились, как тут с ними уживаться нормальным колонистам, занятым сельским хозяйством? Только через отстрел. Тем более, что есть и ещё кое-какие соображения по будущей местной живности.
   - А с хрена ли одни только дронты? - озадачился Володя, - Почему бы заодно и не группенфюреры?
   - Для нормальных страусов остров слишком мал, - объяснил ему Серёга, - Хрен прокормится их на нём столько, чтобы не вырождались от инбридинга. Я и по дронтам не уверен, но они помельче группенфюреров и привычнее к сильно пересечённой местности, так что прокормятся в большем количестве, да и завозить их будет полегче.
   - А почему ты тогда не уверен? Черепахи же живут.
   - Черепахи и на коралловых островах живут - им и травы достаточно. Голуби и здесь есть, но заметь, ни один из них так и не одронтел. У побережья - понятно, на ровной местности от крокодилов житья никакого, но в горах достаточно мест, куда крокодилу не добраться, а других хищников - никаких, кроме пернатых. Значит, проблема в корме для них. Летающий голубь может кормиться и прямо на деревьях, да и небольшой он, так что много ему не нужно, а нелетающему и крупному нужна обильная падалица. Сколько-то её найдётся наверняка, и какому-то количеству дронтов её здесь хватит, но вот достаточному ли, чтобы они не вырождались? Тут сперва плодовую растительность надо завозить вроде тех же сапотовых, которые много той падалицы будут давать, а тогда уж и насчёт дронтов появится смысл подумать. Хватит им для начала и Реюньона.
   Как я уже упоминал, у нас нет уверенности в том, что наши колонисты захотят одомашнивать дронта на самом Маврикии. Птиц всё-таки и дурной, и сволочной, так что причины не жаловать его у людей будут однозначно. Поэтому дополнительная страховка в виде расселения на другие острова ему не помешает. И первым делом напрашивается на это, конечно, Реюньон. Остров практически рядом с Маврикием, по размерам не меньше и по природным условиям едва ли хуже - для дронта, по крайней мере. Для нас-то он из-за действующего вулкана неудобен. Я не упоминал, как мы проходили мимо него? К слову, значит, не пришлось. Проходили, потом к Маврикию из-за этого лавировать пришлось по боковому ветру, но при нашей неточной навигации нам ориентир требовался, а у вулкана этого высота больше двух с половиной километров, да плюс ещё и дымок над вершиной. Собственно, мы его-то и увидели на горизонте раньше, чем саму вершину. По делу нам и дымка этого хватило бы в качестве ориентира за глаза, но раз уж вынесло нас к Реюньону, то захотелось и самим поглядеть, и нашим людям показать.
   В отличие от Ганнона, лично наблюдавшего извержение вулкана Камерун, нам с аналогичным зрелищем на Реюньоне не подфартило, но вершина курилась убедительно, а ещё убедительнее выглядели следы последнего извержения в виде застывшего чёрного потока базальтовой лавы до самого берега и малорослые деревья, явно молодые, растущие на месте прежнего сгоревшего к гребениматери леса. Из-за этого действующего вулкана не менее трети острова для хозяйственной деятельности непригодно, так что полезных для неё площадей меньше, чем на Маврикии, да и те, которые есть - проблемные. Извергается вулкан, Серёга говорил, не каждый год, но за десятилетие не по одному разу, и где лавой не зальёт, там пеплом посыплет, а ведь при этом же ещё и трясёт наверняка весь остров. В общем, жизнь на нём - сильно на любителя. Но это для людей и их скота, для которых под посевы и выпас много земли нужно, а дронту-то что?
    []
   Остров Родригес к востоку от Маврикия в несколько раз дальше, чем Реюньон, да и по размерам в разы меньше его, и подходящих для дронта площадей на нём уж точно меньше, чем на Реюньоне. Но и на Родригесе свой местный дронт имеется. Ещё сволочнее маврикийского, как Серёга нам говорил, дронтом-отшельником в реале был обозван из-за неуживчивости в обществе себе подобных. Но ведь завёлся же даже там. Какого хрена не одронтел подобно им обоим их летающий предок на Реюньоне, хрен его знает. Черепахи и утко-гуси там водятся точно такие же, а вот вместо голубя там ибис остраусеть пытается, но не так уж и успешно. Жрёт, как и все ибисы, червей и прочую животную мелочь, а не фрукты, так что дронту не конкурент. В общем, надо туда дронта завозить, и пусть он там пробует прижиться. Сумеет - молодец, не сумеет - сам себе будет злобным буратино.
   На Мадагаскар одронтевшего голубя завозить смысла нет. Там его есть кому на ноль помножить сразу же - и четвероногие хищники имеются, и пернатые, и двуногие без перьев. А на Сейшелах - ну, пока-что экологическая ниша для него под вопросом, но один ведь хрен и плодовую растительность завозить на острова надо, и от крокодилов зачищать хотя бы часть архипелага надо, так что будет со временем кормовая база и для приличного дронтового поголовья. Жаль, для группенфюрера мадагаскарского эти Сейшелы слишком уж малы. Если на самом Мадагаскаре его не убережём - хрен где вообще убережём...
   Черепахи здесь практически такие же, как и на Марвикии - местный островной карликовый подвид гигантской мадагаскарской. Их реально до хрена, и если не совсем уж по-браконьерски их уничтожать, как это делалось в реале, истребление им не грозит. Их и в реале на Сейшелах всех истребить не успели, в отличие от Мадагаскара и Маскаренских островов, хотя и шло дело к тому, но местную сейшельскую черепаху спасла численность и широкая расселённость по множеству островов - ещё уцелела на коралловых атоллах к тому моменту, как спохватились и взяли под охрану. А как размножилась снова - завезли и на Мадагаскар, и на Маврикий. Учитывая малое число наших будущих колонистов, их скот размножится явно раньше, чем существенно проредятся тутошние черепахи. Просто исходно совсем уж оголтелого браконьерства не надо допускать. Ну и чересчур население наращивать здесь никчему. Колония ведь нужна будет прежде всего как промежуточная база подскока на маршруте в Индию. Хотя, есть на Сейшелах и свои местные ништяки. И этот жопастый орех местных пальм, за скорлупу которого эти выжившие из ума богатые азиаты готовы платить золотом по весу, если демпингом идиотским цены не обвалить, и местный сейшельский чёрный жемчуг. Хороший ювелирный жемчуг в античном мире и вообще ценится на уровне камней-самоцветов типа тех же изумрудов, алмазов и рубинов с сапфирами, а уж редкие жемчужины особой величины и цвета оставляют далеко позади и настоящие драгоценные каменья.
   - Так это правда, что ли, что эта Клеопатра Та Самая жемчужину невгребенной ценности в чаше с вином на глазах у Антония растворила и вылакала? - поинтересовался Володя, припомнив расхожую легенду.
   - Сильно преувеличено и наверняка переврано в мелких деталях, - ответил ему Серёга, - В вине жемчужину не растворишь, а в винном уксусе той концентрации, чтобы можно было выпить и не скопытиться, жемчужина будет растворяться не одни сутки, так что в том виде, как ей это приписывают, она такую фортель выкинуть не могла физически.
   - А что могло быть на самом деле?
   - В принципе-то египетские жрецы могли уметь получать и соляную кислоту, а в ней карбонат кальция растворяется в самом деле быстро и эффектно. Правда, и кислота при этом реагирует далеко не вся, так что пить это залпом я бы уж точно не стал. Но если развести вином до безопасной концентрации и пить не одному человеку, а всем, кто был на том пиру, то почему бы и нет? Суть ведь легенды в чём? Эта показушница поспорила, что потратит на блюда для этого пира невообразимую по тогдашним меркам сумму. Ну и вот таким манером выиграла спор. Собственно, для этого ей даже не требовалось полное растворение жемчужины, а достаточно было просто испортить её до потери ценности. И я думаю, что так и было - жемчужина ведь наверняка была не только отборного сорта, но и очень крупной по размеру, и если ждать, пока растворится полностью - не тот уже будет эффект. А для неё же смысл был в том, чтобы сей секунд впечатление произвести. Ну и цена жемчужины в десять миллионов сестерциев мне кажется сильно преувеличенной...
   - Два с половиной лимона римских денариев или аттических драхм, - прикинул я, - Шесть штук драхм - это талант серебром. Шестьсот штук - это сотня талантов, а эти заявленные два с половиной лимона - это четыреста с лишним талантов. Думаю, что пару ноликов прибавили последующие пересказчики легенды. Но и несколько талантов за одну пускай даже и уникальную жемчужину - это очень круто для такого способа их расхода.
   - Млять, счастье этой сучки в том, что мы хрен доживём до ейного рождения, - хмыкнул спецназер, - Сам бы башку ей свернул за такие, млять, обезьяньи понты! На что три шкуры со своих колхозников дерут? Вот на это пускание пыли в глаза иносранцам?
   - То-то и оно. И хотя вешать абсолютно всех собак на одну только Клеопатру Ту Самую было бы несправедливо, потому как не с неё эти безобразия начались, и я даже не уверен, переплюнула ли она в этом своих предшественничков, которые тоже ведь были обезьяны ещё те, но случай - наглядный. Иметь такой уникальнейший для античного мира НИИ, как этот ихний Мусейон, иметь такие деньжищи на эти обезьяньи понты, и не иметь их на внедрение всех этих наработок своих яйцеголовых - это кем надо быть, млять?
   - Гражданами Птолемеевыми, - подсказал Серёга, и мы рассмеялись.
   - А за что этот чёрный жемчуг так круто ценится? - спросил я его.
   - За редкость. Обычно он бывает светлый - белый, серебристый, кремовый или желтоватый. А цветные жемчужины - ну, я имею в виду яркий такой, насыщенный цвет - среди него попадаются редко, поэтому и ценятся при равных прочих повыше. И чем реже цвет жемчужины, тем она ценнее. Самые редкие - ярко-голубые, их вообще единицы, а из более-менее распространённых - чёрные. Все прочие цвета встречаются чаще, поэтому и ценятся не так высоко, хоть и один хрен выше светлой массовки.
    []
   - Тем более, что и эту массовку ещё и не в каждой десятой раковине найдёшь, - заметил Володя, - И ныряешь ведь, млять, за грёбаными раковинами вообще без ни хрена, гробишь здоровье, рискуешь жизнью, и хрен тебя знает, найдёшь ли ты в этой очередной раковине хотя бы грошовую некондицию.
   - Жемчужина хорошего ювелирного качества и достойного размера попадается даже не в каждой сотой раковине, - уточнил геолог, - И это речь о светлой и относительно малоценной массовке. Яркие цветные - на десяток светлых хорошо, если одна попадётся. А чёрные - очень хорошо, если одна на сотню. А крупная, правильной формы и хорошо насыщенного чёрного цвета - одна на тысячи. Вот за это, Макс, они так и ценятся.
   - И ты хочешь сказать, что вот в этих водах чёрный жемчуг хоть жопой жри?
   - Ну, не жопой, конечно. Частота встречаемости хорошего ювелирного жемчуга в раковинах такая же, как и везде. Но вот процент ярких цветных жемчужин среди общего улова в некоторых местах бывает повышенный. И там, где преобладающий цвет светлого - сероватый, возможен повышенный процент редчайшего чёрного. Именно такие места и знамениты своим чёрным жемчугом. В Атлантике таких мест не известно. В Тихом океане это отмели возле Таити и Калифорнийский залив в Мексике. А в Индийском океане такие места возле острова Сокотра у сомалийского выступа и вот здесь, на Сейшелах.
   - И что, прямо вот тут в море?
   - Не прямо вот тут, но очень близко, в пределах гранитной части архипелага. На северо-восток отсюда остров Праслин, километров сорок пять до него - вон, вершина его даже видна, глянь вон туда в трубу, - Серёга указал пальцем, - Он поменьше Маэ, но тоже очень приличный, второй по величине в архипелаге. А к северу от него, но совсем рядом, намного меньший остров Курьёз, и он не зря так обозван - как раз на его отмели и есть то самое место с повышенной частотой встречаемости чёрного жемчуга. Был момент в конце девятнадцатого века, когда две трети его мировой добычи были как раз отсюда.
   - Прямо, настолько шикарное место?
   - Скорее, менее истощённое на тот момент. Другие места были уже в основном повыбраны, мало жемчужницы осталось, так что снизилась и добыча. Сейчас - не думаю, чтобы разница была большой, но в Персидском заливе при высоком качестве жемчужин частота их встречаемости не на высоте, а у Сокотры частота хорошая, но качество хуже - преобладает свинцовый оттенок. Вдобавок, оба места давно известны, и там всё схвачено и поделено. До Тихого океана нам пока не дотянуться, зато вот эта сейшельская делянка никому ещё не известна, так что будет наша.
   - Ты, кстати, не назвал Тапробану, то бишь Цейлон, - спохватился я, - Жемчуг с неё ведь сейчас на слуху в основном. Чем он там знаменит?
   - На слуху оттого, что элитный практически весь через неё идёт - там основной центр торговли им, так что в Луже он и считается весь оттудошним. А так - есть, конечно, и нехилая местная добыча, но по сравнению с Персидским заливом и Сокотрой - ничего в ней выдающегося нет. Цейлонский жемчуг в основном желтоватый, но насыщенный цвет золота - редкость, а ещё реже другие расцветки. В основном они там привозные - там, где крутятся большие деньги, быстрее и дороже продашь редкий эксклюзив. И с той Сокотры, и с того Персидского залива - всё самое лучшее скупается индийскими купцами и везётся для перепродажи на Цейлон. Местные правители с их жадностью - сами же себе злобные буратины. Платили бы ловцу настоящую цену - спекулировали бы эксклюзивом сами.
   - Главнюки, как всегда, норовят минимизировать издержки административным ресурсом! - прикололся Володя, - Вот только жемчужина - это им не скорлупа жопастого ореха, которую хрен приныкаешь от стукачей главнюка, - мы рассмеялись.
   - Желтый жемчуг и на Маргарите ничем не хуже цейлонского, а вот тутошний чёрный получше чёрного жемчуга с Сокотры, - добавил геолог, - Кстати, на Сокотре наши жопастые орехи наверняка будут стоить дороже, чем на Мальдивах - туда они по ветрам и течениям сами хрен приплывут. А там драконовой смолой можно закупиться, да и кадры ловцов жемчуга квалифицированные оттуда сманить.
   - Толку-то от них! - хмыкнул спецназер, - Сам же говоришь, что и не в каждой сотой раковине бывает хорошая жемчужина.
   - Пару-тройку семей для фермы, - о традиционном сборе дикого жемчуга я даже и думать не собирался, - Знатоки жемчужницы научат наших людей работе с ней, и будем выращивать элитный чёрный жемчуг как нормальные цивилизованные люди.
   - Я на это и намекаю, - подтвердил Серёга, - В реале один норвежец как раз это на Праслине и сделал лет за пятнадцать до нашего попадания, а лет за семь занялся, вроде, даже селекцией местной жемчужницы именно на высококачественный чёрный жемчуг. В Индийским океане - единственный, кто этим занялся. А нам что мешает?
   - Нам пока-что катастрофически не до того, - вернул я его с небес на грешную землю, - Но на перспективу - ты прав. Надо столбить эти островки за собой сразу же, как вернёмся, и пущай ротозеи потом кусают локти, когда у наших детей и внуков всё будет давно уже схвачено. И в чём там суть с той селекцией?
   - Моллюсков тестируют на выдачу маленьких жемчужин, а потом тем, которые дали самые лучшие по цвету и форме, подсаживают ядра покрупнее и самих их отделяют от прочей массовки. Занялся ли тот норвежец их разведением с отбраковкой остальных, в источнике не говорилось, но решение-то ведь самоочевидное. Там и по цвету перламутра самой раковины понятно, какой цвет будет у жемчуга именно от этого моллюска.
   - И что, прямо раз за разом одному и тому же можно?
   - После тестовой подсадки - ещё два раза там делалось. Но это же пара-тройка лет проходит, пока слой перламутра хороший на ядре нарастёт, и моллюск при этом два раза в год размножается, так что есть возможность полноценного отбора.
    []
   Картина маслом вырисовывается соблазнительная. Младшие дети отучатся, так вот им и место службы напрашивается - ага, с попутным налаживанием своего будущего благополучия. Ведь сюрреализм же натуральный, кто понимает! Чёрный жемчуг Сокотры, самый отборный, место того, чтобы прямо через Красное море в Лужу отправиться, идёт на Цейлон, где здорово прибавляет в цене, за которую его и приобретает птолемеевский грека или финик. Это если они сами туда добираются, а не покупают его на северо-западе Индии у индийского перекупщика. Грека или финик везёт жемчуг обратно мимо Сокотры через Аденский залив в Красное море, где наверняка нехило башляет местным бармалеям в проливе за безопасный проход, из-за чего жемчуг снова прибавляет в цене. Прибывает в Гребипет, а там Птолемей Очередной разве упустит своё? Отродясь не водилось такого за Птолемеями, и во сколько раз, вдвое или втрое, чёрный жемчуг с той Сокотры становится дороже в Александрии даже по сравнению с Цейлоном, тайна сие великая есть, поскольку другой грека, средиземноморский, об этом уже не в курсах. Он по александрийской цене тот жемчуг купил, да ещё и пошлину на александрийской таможне отбашлял или на лапу знакомому таможеннику, и ему ведь тоже свой навар нужен, на который он живёт и свою семью кормит, и с которого наверняка ещё и в порту прибытия что-то отбашлять обязан.
   Так что в Греции тот тапробанский, потому как кто же там слыхал о какой-то засранной мухами Сокотре, чёрный жемчуг приобретает уже такую цену, что индийский спекулянт на Тапробане повесился бы с горя, если бы узнал. Или, если нервишки у него покрепче окажутся, то и напишет он тогда от обиды на священном ведическом санскрите "Манифест" с "Капиталом", не дожидаясь рождения двух бородатых, потому как борода у него и у самого не хуже. А нахрена нам, спрашивается, эти ррывалюции от всяких там изобиженных бородатых? Поэтому и не станут наши дети с внуками портить всем этим восточным бородатым их тонкое и легкоранимое восточное настроение, а вырастят себе втихаря ещё лучший чёрный жемчуг на Сейшелах, в обход Африки переправят в Лужу, да и толкнут в ней по справедливой средиземноморской цене - ага, нормальные герои всегда идут в обход, а если при этом ещё и торговая цепочка от лишних звеньев оптимизируется, и финансовые потоки в правильные руки перехватываются, то и о чём тут вообще можно дискутировать-то? Тут и при обычной дикой ловле за счёт сокращения посредников уже дело себя оправдало бы, а уж при выращивании на ферме - и подавно.
   Главнюки восточные в чёрном теле своих ловцов жемчуга держат, заставляя их здоровье гробить и в зубах акул гибнуть, и учитывая частоту встречаемости в раковинах хорошего жемчуга, не удивлюсь, если за каждую человеческой жизнью заплачено. А чего их беречь, этих людишек, бабы ещё нарожают. За века и тысячелетия властные главнюки на Востоке давно привыкли не стоять за ценой, героически жертвуя сотнями и тысячами подвластных людей ради своих обезьяньих хотелок. Но нам-то эдакий дурацкий героизм нахрена? От обезьян мы и без него избавляться уж научились, а нормальными людьми мы почём зря не жертвуем. Поработать - да, придётся немало. Отгородить от моря хорошими каменными дамбами мелководные бассейны с проточной водой, в которых нашим людям не нужно будет нырять на глубину, гробя здоровье и рискуя жизнью, а спокойно себе без напрягов работать с выращиваемыми в бассейнах жемчужницами, размеренно и немного скучновато, эдакое морское земледелие. Ну, крокодила разве только пристрелить не туда заплывшего или акулу, дабы не шлялись возле дамб и не нервировали работников нашего морского жемчужно-зернового хозяйства. Ведь можно же организовать прибыльное дело по уму, если целью задаться? Как честный буржуин - на том стою и не могу иначе.
   Другое дело, что ни бармалеи южноаравийские такому бизнесу рады не будут, ни раджи Цейлона и юга Индостана. Птолемеи, строго говоря, тоже едва ли обрадуются, но кого гребёт их изобиженное, но некомпетентное мнение, поскольку не подкреплённое реальной военно-морской силой в Индийском океане? Вот раджи индийские с бармалеями - эти кое-какими местными военными флотилиями располагают. А посему и сейшельская флотилия сюда со временем напрашивается, и огнестрела сюда побольше, и боеприпасов к нему. Чтоб понимали, значится, что такое хорошо, и что такое больно. Самый же юмор в том, что боеприпасами, а точнее - сырьём для их получения, сами же наших колонистов и снабдят. Со свинцом, например, Серёга говорил, на Мадагаскаре напряжёнка, сам в реале его импортировал, да и на Капщине не враз ещё до него доберёшься, зато в долине Инда свинцовых руд хватает, а использование свинца многократно меньшее, чем в Луже. Там же бамбука халявного хоть жопой жри, так что на водопроводы свинец не нужен, а суда им ниже ватерлинии от червя обшивать на Востоке как-то тоже не повелось. Так что уж свинец-то там не дефицит ни разу, и продадут его охотно. Ну и смысл тогда вокруг всей Африки его везти? Селитра калийная тоже не зря индийской обозвана. Есть, кстати, и на Цейлоне, так что в Бенгалию за ней плыть уже не надо. А в той же долине Инда и медь с доарийских ещё времён добывалась, и если сами рудные месторождения могли с тех пор поистощиться, то уж отвалы пустой породы и отходов наверняка высятся кучами, в том числе и серы на бывших колчеданных медеплавильнях. Это если чёрный порох нужен, а если бездымный, так хлопок - он ведь тоже в Индии уж точно не дефицит.
   Оружие, конечно, привезём. Глупо же в самом деле кустарщину на месте ваять, когда я в Нетонисе стрелковку серийно уже произвожу, да и по артиллерии на серийный уровень выходить начинаю. Вот боеприпасы - да, оборудование и оснастку для местного производства привезти желательно. Ручьи с водопадами есть, так что мануфактуры будут на должном уровне. Пожалуй, Праслин ещё и под это дело столбить надо. А как заселятся на архипелаг наши сейшельцы турдетанского разлива, да обживутся - в крови потопят и сами любые поползновения недругов на родную Сейшельщину. О том, чтобы было чем - мы уж как-нибудь позаботимся.
    []
   Вот так и формируются наполеоновские планы - ага, на ровном месте. Когда из дому отплывали - ни о чём подобном ведь и не помышляли. До Востока хотели добраться в основном ради его растительных ништяков - раздобыть посадочный материал, завезти к себе в Вест-Индию, размножить в подходящих местах, и гребись он тогда конём, этот сам по себе на хрен нам ненужный Восток. Ни Капщине нашей, ни Горгадам, ни Вест-Индии, ни Азорам с Мадейрой, ни тем более Испании он не опасен. Варится себе в своём соку, ну и хрен с ним. Что у нас, поближе нет дел поважнее? У нас ни одна из колоний не обжита ещё целиком, и нет на это пока ни людей, ни грузов для них. У нас Канары буквально под носом глаза мозолят, и хотя заняться ими мы готовимся, до полной готовности ещё очень далеко. По той же самой причине. А когда изготовимся, так не на весь архипелаг, а опять же, на один остров, потому как - правильно, не будет у нас ещё на весь архипелаг сразу ни войск для завоевания и оккупации, ни колонистов. Один остров только и готовимся взять, а на остальные долго ещё будем только облизываться. Пожалуй, я оружия на тот будущий Канарский легион наклепаю раньше, чем Тарквинии хотя бы половину его солдат набрать сподобятся. Куда тут ещё на тот Восток силы выделять? Получается ведь, как и в реале у той Португальщины выходило - тут кусок отгрызли, там кусок отгрызли, ещё вон там, ну и всё, силы распылили, и расширить ни один из захваченных плацдармов банально нечем.
   Бразил, Сан-Томе, Барбос - это промежуточные транзитные базы, на которые помногу народу не нужно. Но Азоры - это наш хайтек и вообще развитие, и на них нужна прорва людей. Куба - это наша будущая основная промышленная база, а одновременно и плпцдарм для будущей экспансии и на остальную Вест-Индию, и в Мезоамерику, так что и туда тоже нужна прорва народу. Горгады - узловая база, обслуживающая не один, а уже два атлантических маршрута, и туда людей нужна хоть и не прорва, но и не с гулькин же хрен. Даже не с дронтовый, скажем так. Ну а Капщина даже без учёта транзита на Восток нужна для закольцовки и перевода на самоокупаемость южноатлантического маршрута, и будь она на острове, обошлась бы тем, что уже в неё вбухано, но она на материке, и из-за этого туда тоже нужна прорва людей.
   Маврикий - это уже база подскока на Восток, без которого сам по себе он нам на хрен не нужен. Поэтому и его дальнейшая судьба в наших планах была под вопросом. Если будут на Востоке какие-то постоянные дела, требующие постоянных плаваний туда, то база на Маврикии нужна, и тогда её нужно будет развивать как следует. А если хапнем все нужные нам восточные ништяки и увидим, что не нужен нам больше Восток, то тогда нахрена нужен Маврикий? Эвакуируем тогда с него всех людей со всеми их пожитками на Капщину, где они тогда нужнее будут, а базу на Маврикии консервируем на случай, если когда-нибудь ещё понадобится в будущкм. И склонялись к мысли, что скорее всего, этот вариант консервации как раз и ожидает Маврикий в перспективе. С этой мыслью и плыли к нему, и колонию на нём основывали. И не расстались бы с ней, если бы не Мадагаскар.
   Вроде бы, и не нужен он особо, да и осваивать его некем, но поглядели мы на него, заценили, в бесхозности его относительной убедились - и проснулась жаба. Какой же русский не любит халявы? А тут - именно халява, лежащая чрезвычайно хреново и так и просящаяся, чтобы её прихватизировали. Шоб було, как говорится. Это сейчас людей на него нет, но ведь размножатся же рано или поздно, и надо, чтобы было куда. А вдобавок, один же хрен к Индии рвёмся, где народу неприкаянного хренова туча, и далеко не весь он там бестолковый типа цыган всевозможных. В реале европейцы на все эти острова из Индии людей завозили и даже в Южную Африку немало их завезли. Нам, конечно, вовсе не диаспоры эти индийские нужны, а люди для пополнения турдетанских общин с полной среди них ассимиляцией, так что сразу проблему пополнения и с ними хрен решишь, но семью туда, семью сюда, да девок бесхозных посмазливее для неженатых ещё мореманов и солдат - глядишь, проблема и половчее рассасываться начнёт. Не весь ведь Мадагаскар сразу хапаем, а пьём глотками, с маленького Нуси-Бе начиная. Правда, теперь тут ещё и Сейшелы наклюнулись, тоже жабу в нас пробудив, и это передний край, на котором нам тем более не нужно никаких индийских диаспор. Ну да ладно, семь бед - один ответ...
   - Дядя Максим! Я была сказать - буду съесть два большой крокодил? - хоть бы что шиакодявке, лопает за обедом в натуре второго уже крокодила и прикалывается себе по этому поводу, - Я была сказать - я буду сделать!
   Тунику ещё перед обедом скинула демонстративно - типа, вы как знаете, а море вообще-то существует для того, чтобы люди в нём купались. И что ей тут на это вменяемо возразишь, когда мы и сами исповедуем этот принцип, и она об этом знает? Да и нахрена, спрашивается? Должен же хоть кто-то наслаждаться жизнью, верно? И когда ешё, если не в счастливом детстве? И мы бы с удовольствием просто побалдели на этом шикарнейшем курорте, если бы было на кого свои заботы взвалить. Но увы, нам - не на кого. Слишком до хрена вопросов, требующих наших мозгов и знаний. Тут и по поводу главной колонии репу чешешь, и по поводу её снабжения, и по поводу своей частной лавочки на то светлое будущее, когда руки до неё дойдут. И чьи, кстати? Икера сюда направить, когда закончит преподскую стажировку? Или обождать, пока Ремд дорастёт? Кто-то ведь должен будет и Волния на Кубе сменить, который мне в Нетонисе будет нужен, потому как замыслов как раз под его мозги - громадье. Неглупый человек сказал, что семья - это ячейка общества. Ведь в натуре же, как в стране - так и в семье. Вроде бы, и есть кадры, да ещё какие, ведь отборные же, а один хрен на все прорехи их не хватает, и чешешь репу, какую дыру ими заткнуть, а какую терпеть. Примерили пробковый шлем, называется. И только у Паримы, шмакодявки этой протомалайской, реально курортное настроение. Красота, кто понимает!
    []
   Крокодилами или акулами её на этом пляже пугать и самим-то смешно. Между берегом и рифом коралловое мелководье, на фоне которого не заныкаться ни крокодилу, ни акуле - дозорные ещё на дальних подступах их засекут и сами же первыми обстреляют. Мы и сами, конечно, и искупаемся с удовольствием, и позагораем - на курорте мы или не на курорте, в конце-то концов? А потом надо будет в самом деле вдоль всего этого пляжа пройтись, да скорлупу тутошних жопастых орехов поискать. Содержимое свежего ореха, кстати, довольно безвкусное, нормальный кокос вкуснее, так что немного теряют те, кто в качестве чудодейственной панацеи растёртой в порошок скорлупой пользуется. Уж всяко не хуже используемого таким же манером носорожьего рога, а ущерба для экологии всяко меньше. В Индии знают наверняка, и к бабке не ходи, а вот интересно, знают ли в Луже?
   Хрен знает, удастся ли развести эту пальму в Вест-Индии. В нашем реале никто этой задачи не осилил, а вот насколько настойчивы были попытки, известная нам история дипломатично умалчивает. Может, не особо-то рьяно и пытались? Если по одному ореху сажали, то понятно, что обломились - пальмы-то разнополые. Да и медленный рост тоже как-то энтузиазма не прибавляет. А нам ведь сейчас и просто катастрофически не до того. Поважнее дела есть...
  
   7. Тамманава.
  
   - Слоны идут на север, - сказал я по-финикийски купцу, ничем среди тутошних торгашей не выделявшемуся, если не считать бронзового перстня на пальце с характерной львиной мордой - ага, тарквиниевской, хрен спутаешь с местными, если в курсе.
   - Упрутся в море и повернут обратно, - произнёс тот условный отзыв, разглядев такого же тарквиниевского льва на моём пальце.
   Я небрежно перебрал несколько выложенных на прилавок безделушек - дрянь, типа, а не товар, агент Арунтия понимающе кивнул, поручил торговлю помощнику, а нас пригласил вглубь лавки под навес. На восточных базарах так обычно и бывает - никто не выложит самый ценный товар на открытый прилавок, где его легко может скоммуниздить ушлый вор. Серьёзный товар - внутри, куда и приглашаются серьёзные покупатели.
   Я не упоминал ещё, что восточные финики, то бишь собственно финикийские, давно уже говорят по-гречески? Давно - это со времён Филиппыча, разрушившего после взятия приступом старый финикийский Тир и продавшего в рабство всех его уцелевших жителей, кто не успел спастись на карфагенских кораблях. И хотя во вновь отстроенном Тире поселились не только греки, но и финики из окрестностей, и таких там большинство, город ведь строился как греческий, с греческим начальством, благоволящим грекам или грекоязычным, так что и финики нового Тира намёк поняли. Поняли его и финики прочих городов, от Филиппыча не пострадавшие, но новый порядок просёкшие. Финикийского не забыли, богам в своих храмах на нём молятся, с деревенской роднёй тоже на нём говорят, но городским светским языком в эллинистической Финикии стал греческий, и не первое уже поколение фиников-горожан говорит на нём как на родном. Поэтому на греческом я и представился агенту тестя, когда мы скрылись в его лавке от лишних глаз и ушей.
   Восток - дело тонкое, и сразу о делах большие и уважаемые люди не говорят, а сперва вопросами вежливости обменяются, и это может затянуться не на одну минуту, а в особо тяжёлых случаях - и не на пять. Тут и напитком каким-никаким местным угостят, и изволь его продегустировать, дабы хозяина не обидеть. Хвала богам, китайский чай здесь в употребление ещё не вошёл, а иначе ведь пришлось бы и его вливать в себя, да ещё и не одну чашку - ага, вот в эту субэкваториальную жару! Слабенькое и с кислинкой вино из каких-то местных фруктов, принесённое слугой купца из погребка - совсем ведь другое дело. Правда, пришлось ещё и о погоде поговорить, и об общих знакомых. Не люблю эти китайские церемонии, но во-первых, если я зять и доверенное лицо его нанимателя, это не значит, что надо немедленно выстроить нижестоящего в две шеренги на подоконнике. И на Востоке таких начальничков не очень-то уважают, хоть и вида не покажут, а нам с этим человеком работать, и работать не для галочки, а на результат. Пусть видит, что работать с нами нормально можно, не как с блатными и распальцованными макаками. А во-вторых, раз уж так на Востоке принято, и иначе серьёзные дела на нём не ведутся, то надо и самим привыкать. И оказалось, кстати говоря, что не только тот этруск из окружения тестя, что на контакт с ним выходил и о нашем прибытии его предупреждал, наш общий знакомый, а ещё и некий Ганнибал Барка, с которым - в бытность его на службе у Антиоха - сидящий сейчас перед нами человек успел плодотворно посотрудничать.
   Например, не без его помощи была раздобыта та самая древняя гречка, которой не только не питаются, но и вообще её не знают древние греки. До верховьев Инда за ней человек дотянулся, когда другие только в устье его торгуют, да и банановая рассада тоже через его руки прошла. С тростником вот только сахарным облом вышел, потому как и он тоже не всемогущий. И хотя это не единственная причина, по которой нас принесло сюда, но в числе прочих задач будем решать и эту. Мы же не через Птолемеев гребипетских, а с юга прибыли, сами ни разу не греки и не финики, так что с нами, если сами глупостей не наделаем, и разговор у индусов тутошних уже немного другой должен получиться.
    []
   Мани, сын офиникиевшего перса от наложницы-индуски, строго говоря, тоже к птолемеевским торгашам прямого отношения не имеет, просто спалился уже на связях с людьми, прибывшими оттуда, вот и не может теперь доказать индусам, что не работает на Птолемея Очередного и здесь. Тапробана эта, как я уже упоминал - международный центр торговли жемчугом, а уж о том, как он вырастает в цене по дороге с неё в Александрию, я ведь тоже упоминал? Стоит ли удивляться паранойе тех, кто зарабатывает себе на масло к хлебу вот этими жемчужными спекуляциями? А так-то его семья из тех фиников, которые при захвате Финикии сирийским Антиохом не эмигрировали в Александрию для ведения привычной торговли через Красное море, а остались в теперь уже сирийском Тире, сменив и подданство, и торговый маршрут. И в какой-то мере даже выгадали от этого. В какой-то мере, поскольку были и явные минусы. Караванный путь к Евфрату, спуск вниз по реке и фрахт местного морского судна в её устье, не говоря уже о куда более трудном подъёме по Евфрату против течения на обратном пути - всё это и затрудняло сам путь, и повышало путевые издержки. Но зато выход в Персидский залив позволял обойти юг Аравии с этими натыканными вдоль всего её берега таможнями бармалеев, а каботаж вдоль берега Ирана, разведанный ещё Неархом, выводит прямо к устью Инда. Ну, если пиратам конкурентов южноаравийских не попадёшься, которые стремятся к установлению в торговле с Индией своей полной монополии. Но флот Селевкидов своё дело знает и уплачиваемые пошлины обычно отрабатывает.
   Вот к югу от Инда и вдоль Малабарского берега - там уже местные раджи море контролируют, и башлять приходится уже им, дабы защитили от бармалеев. Им и порядок в своих водах желателен, дабы никто и не смел пиратствовать кроме них самих, и отрезок пути до бармалейских портов в свои руки перехватить хотят, оставить самим бармалеям их Аденский залив с проливом в Красное море, а торговлю с Персидским заливом отжать у них полностью. Грекам же с финиками приходится или тем башлять, или этим, смотря по чьим водам маршрут проходит. И товары-то ведь ценнейшие, но как тут разбогатеешь с таким рэкетом? И естественно, все зарабатываюшие на нём князьки с бандюками вовсе не горят желанием лишиться своих традиционных доходов. А возле Тапробаны ещё же и эта паранойя жемчужная тоже спокойной обстановке не способствует.
   Из-за неё, собственно, наша встреча с Мани и была назначена в этой Тамманаве на месте будущего современного Путталама в одноимённой лагуне. Подальше и от банок, где жемчуг этот добывается, и от устья реки Аруви, ближе к верховьям которой нынешняя столица расположена - Анурадхапура. В ней, естественно, весь официальный жемчужный рынок, но если местный жемчуг интересует, а не привозной, то его норовят купить прямо у начальства ловцов в устье реки, так дешевле, но если спалишься на этом, то смерть. Есть кому и заложить горе-контрабандиста, и хорошо ещё, если это просто местный шантажист окажется, которому не гибель твоя нужна, а подзаработать на тебе. Хуже, если тебя спалят конкуренты - местные, малабарские или бармалеи. Поэтому - на хрен, на хрен.
   Городишко эта Тамманава - так себе, хотя и была в своё время первой столицей высадившегося как раз здесь изгнанного отцом за интриги откуда-то из Бенгалии принца Виджаи, ставшего позднее родоначальником первой династии цейлонских царьков. Но то позднее было, а высадился он с несколькими сотнями сторонников в необжитом месте, на которое никто особо и не претендовал. Ну, по правителю и столица. Потом-то перенёс её, когда местных правителей на ноль помножил и сам место ихнее занял. Назывался ли весь остров Тамбанипанни ещё до него или был так обозван при нём, Мани сам не в курсе - об этом местных знатоков спрашивать надо. Но это разве только специально для Юльки, как руки дойдут, а пока для нас это не столь важно. Важно только, что Тапробана - это как раз перевранное при нескольких передачах местное название Тамбанипанни и относится оно сейчас к острову в целом. Завоеватели насаждают новое название - Синхала - по названию своего племени, но в массах оно не очень-то популярно. Столица переносилась царьками дважды, если не трижды, и государство тоже меняло название. Последнюю сотню лет оно дразнится Пихити со столицей в Анурадхапуре и теоретически охватывает весь остров, но на юге есть ещё Рухуна со столицей в Магаме и своей собственной династией царьков, то ли подчиняющихся царькам Анурадхапуры, то ли хрен на них забивших. Синхалы как те, так и эти, индо-ариями себя считают, хоть и смешались, конечно, с местными туземцами, язык - ну, Мани его в основном понимает, если лопочут на нём не слишком быстро. Он в Магаме сам не был, но наслышан от торговых партнёров, что тамошние царьки в дальнем родстве с царьками Анурадхапуры, а вздорят из-за религиозных разногласий.
   Поначалу все индуистами были, но в Анурадхапуре лет семьдесят назад царёк Тисса, современник Ашоки, принял буддизм и начал насаждать его в стране. На севере он насаждён успешно, потому как из-за постоянной опасности морских нашествий дравидов с материка, исповедующих индуизм, был важен союз с Маурьями. На юге же, где не так боятся дравидов, позиции индуизма сильнее. В общем, местные дрязги на заметку следует взять - пригодится. В перспективе ведь фактория своя на Цейлоне понадобится, а у этих деспотов ведь как? Вся земля в стране главе государства принадлежит, и кому он жалует её, тот и законный владелец. Если в одной столице не пожалуют, так в другой хотя бы и в пику той пожаловать могут запросто. А нам не один ли хрен? И ещё, как я понял, синхалы на севере и на юге Цейлона в основном скучкованы, где земли получше и поудобнее, а на западном побережье южнее вот этой Тамманавы - сплошные джунгли неосвоенные, лишь в теории кому-то принадлежащие, а по факту абсолютно ничейные. А ведь как раз на этом реально бесхозном участке побережья расположена и гавань будущего Коломбо, который португальцы в реале не просто так своей главной базой на Цейлоне сделали...
    []
   Будучи в стороне от основных сельскохозяйственных зон, Тамманава далеко не центр местной цивилизации, но и не совсем уж глухая дыра. Соль в лагуне выпаривается, по словам Мани, и для себя, и для столицы, и даже на экспорт. Тут удивляться нечему - и в нашем современном мире Путталам является одним из основных производителей соли на Цейлоне. Уж очень место удобное. Здесь же можно и пряности индийские приобрести - чёрный перец, корицу и имбирь. Они на Цейлоне ничем не хуже, чем за проливом, так что когда дравидам Малабарского берега своих на экспорт не хватает, их купцы докупают цейлонские, чтобы спекульнуть. Но обычно им хватает малабарских, и тогда цейлонские на экспорт не идут, а посему и не считаются здесь экспортным товаром. А это что значит? Правильно, что посадочный материал для наших колоний легче раздобыть на Цейлоне, а не на материке, где добром его хрен продадут. Но афишировать это, конечно, не следует, а следует открыто закупиться товарными количествами товарных пряностей - и для дохода, и для успокоения жемчужных параноиков, до которых слухи докатятся быстро. Судя по тому, с каким видом агент тестя нам это советовал, он и сам не уверен, точно ли мы не за жемчугом на самом-то деле на Тапробану заявились. Чтобы въехал, что вовсе не темним мы с ним, пришлось показать ему наши образцы вест-индского жемчуга. Но совет его - в любом случае здравый. И посадочный материал пряностей нужен, и разрядка обстановки с торговцами жемчугом, наверняка в местном социуме весьма влиятельными.
   О мускатном орехе Мани не имел ни малейшего понятия, из чего следовало, что в нынешней Индии он пока вообще неизвестен. Впрочем, нас это и не обескураживало ни разу. Во-первых, он и в Луже тем более неизвестен, так что даже и попадись он нам здесь, хрен мы им там с хорошей прибылью спекульнём. Как тут им спекульнёшь, когда спроса на него ни хрена нет? Во-вторых, тем проще будет раздобыть его посадочный материал на Молуккских островах, когда наши доберутся и до них - ещё не тот он ценный экспортный товар, которым его обладатели стремятся владеть монопольно. А когда спохватятся - хрен им уже будет, а не монополия. Но дело это нескорое, так что в этот раз - ага, не очень-то и хотелось, как говорится. Гораздо обиднее ситуёвина с сахреном. Нет, самого-то его можно закупить и здесь в изрядном количестве, и уж им-то спекульнуть в Луже удастся на славу, это и к бабке не ходи. Но нам-то ведь тростник нужен, дабы самим свой выращивать, а не закупаться сахреном в Индии всякий раз. В том количестве, в котором он будет нужен на перспективу, его из Индии разве навозишься? И самое ведь обидное, что дикорастущий-то тростник есть и на Цейлоне, и Мани нам его даже показать обещал, да только сахаронос он по сравнению с культурным весьма говённый. Ну, получше немного, чем та исходная свекла, из которой современную сахарную выводить начинали, но смешно же самим этой селекцией заморачиваться, когда индусы её уже и сами за нас провели. А ещё смешнее то, что никто в Бенгалии этот культурный сахарный тростник монополией не считает, как мы опасались, просто производится там готового сахрену столько, что на всю Индию хватает по вполне приемлемым ценам, а посему и не парится никто с распространением сахарного тростника у себя. То бишь можно и посадочный материал раздобыть без особых проблем, но - только в Бенгалии, то бишь в устье Ганга. Но самим нам туда плыть некогда, а здесь купцов оттуда не бывает, с ними можно пересечься только в в Анурадхапуре. В ней же и шёлком только закупиться можно, если нужен шёлк не местной выделки вроде косского, а тот, который из далёкого Китая привозят.
   С чем ситуёвина получше оказалась, так это с недорогими ништяками. Бананов самых разнообразных и на Цейлоне хоть жопой жри, и поскольку их во всей Индии полно, это тоже ни разу не экспортный товар, так что рассаду всякую банановую по сходной цене продадут спокойно. Смешно же в самом деле с Горгад её на те же Маврикий и Мадагаскар везти, не говоря уже о Сейшелах, когда Индия ближе. Жаль, что текстильная абака пока в Индии отсутствует, с Филиппин её заказывать надо, но это может подождать. Обходимся же пока для этой цели абиссинским бананом, верно? Нет проблем и с ГСМ-ами. Хоть и не экспортируется с Цейлона кунжутное масло, нужные нам десятки амфор купить можно и здесь. Вот с цитрусовыми, на которые мы крепко надеялись, картина неоднозначная.
   Я ведь упоминал уже о цитроне, единственном виде цитрусовых, известном и в Луже? Он как раз индийский по происхождению и есть. Но он ведь и представляет из себя эдакое форменной издевательство над самой идеей цитрусовых вкусняшек. Здоровенный, куда там до него тем апельсинам, не говоря уже о лимонах с мандаринами, только мякоти в нём - хорошо, если на обычный апельсин наберётся. Кожура в основном - толщиной она почти такая же, как и сама мякоть, а по объёму её уж всяко больше. И это я о нормальном цитроне говорю, большой продолговатый лимон напоминающем, а есть ещё сорт, здорово на осьминога смахивающий - выглядит красиво, но мякоти практически нет, одна кожура. Мякоть же - если она есть - горчит настолько, что в сыром виде её никто и не ест, только варенья всевозможные варят - ага, кстати о сахрене, который не сыпьте на хрен. Да и есть же цитрон и в Луже, так что везти его - ну, если только для тутошних колоний. К счастью, уже завезли из Индокитая и помело. Тоже здоровенный, тоже толстокожий, но не до такой степени, как цитрон, а главное - не так горчит. Примерно, как слегка горчащий апельсин, только гораздо крупнее, так что за неимением нормального апельсина сойдёт за него.
    []
   Наташка предупреждала нас, что если он нам попадётся - брать его обязательно и не капризничать, а радоваться, что в Индокитай за ним переться не пришлось. Тут фокус в том, что ничего лучшего может и вовсе не оказаться. Лимоны и нормальные апельсины достоверно только со Средневековья раннего известны, и скорее всего, оба они гибридные виды, выведенные искусственно. Лимон - предположительно гибрид цитрона вот с этим самым помело, а апельсин - мандарина с ним же. Мандарины - да, скорее всего, уже есть, да только ни хрена не там, где надо. Из Абхазии, не говоря уже о Марокко - давно бы уже заказали и привезли, гы-гы! В Китае они, сволочи, чего-то забыли, бессовестно наплевав на то, что в наших колониях нам нужны. Ну, в наши-то колонии мы и сами привезли бы, но до Цейлона хотя бы уж могли бы и прогуляться, если бы совесть элементарную имели. До Китая добраться в этот раз мы всерьёз и не помышляли - тут Бенгалия-то уже звиздой накрывается, а вместе с ней и бенгальский сахренный тростник. Уверенности у нас в том, что дотянемся и до неё, полной не было, но надеялись. Возможно, и получилось бы, если бы не выбил катастрофически из графика не предусмотренный в нём исходно Мадагаскар. Обидно, досадно, но - ладно. Будем считать, что не очень-то и хотелось. И без китайских мандаринов для попытки вывести лимоны у нас теперь есть всё, если известная Наташке гипотеза верна, а вместо апельсинов и помело этими пока удовольствуемся. Дети и их-то ни разу в жизни не пробовали, так что им и сравнивать будет не с чем, а мы сами - млять, как вспомню тот грейпфрут, который я при первой пробе есть не мог из-за его горечи, так по сравнению с ним этот помело - вполне себе приличный апельсинозаменитель, просим любить и жаловать. На безрыбье-то ведь и задница - соловей.
   Не знаю, каков тот гималайский бамбук, который растёт в горах чуть ли не до самой снеговой линии, но тот самый обыкновенный, которого полно и на Цейлоне - один из самых высокорослых. Здесь, конечно, в привычном ему климате. И двадцать метров, и двадцать пять при толщине внизу до двадцати сантиметров - запросто. В более холодном климате он так не вымахает, а в лучшем случае половины этих показателей достигнет. Но зато, хоть и вечнозёлёный здесь, способен сбросить листья и перенести и засуху, и лёгкие морозы. Для засушливого климата, как Наташка говорила, ещё лучшим был бы индийский шипастый бамбук, который и в опустыненной части долины Инда растёт нормально, но уж чего на Цейлоне нет, того нет. Обходимся ведь на Горгадах более мелким и медленнее растущим африканским? Ещё несколько лет, надо думать, как-нибудь перебьёмся. А этот, конечно, надо брать, раз уж попался. Лучшими-то для культивации на строительные и все прочие бамбуковые надобности в нашем современном мире считаются некоторые другие виды бамбука родом из Китая, но до того Китая далеко, а этот - тоже неплох. У нас есть уже американский колючий бамбук, культивируемый в реале и в том же Китае, так что уж всяко не из хреновых, но Наташка объясняла нам, что бамбук бамбуку рознь, и у разных его видов разные качества для тех или иных целей. Тонкостей, которыми азиатские виды лучше этой нашей гвадуи узколистной, я не запомнил, но лесотехничке виднее. Для меня достаточно и фактора холодостойкости, которая у этого индийского получше.
   Очень соблазнительно выглядел мадагаскарский бамбук, который на Маврикий и в Атлантику завозить было бы гораздо ближе, но по наташкиным сведениям он даже на самом Мадагаскаре в нашем современном мире не культивируется, а культивируют виды из Азии. Никаких сведений о причинах такой дискриминации ей не попадалось, поскольку в справочниках по деловой древесине таких вещей не пишут, а описывают ситуёвину как есть. Сама же Наташка думает, что проблема в каких-то тонкостях выращивания, которые лучше у азиатских видов. А раз наша лучшая в мире специалистка по деловой древесине считает, что азиатские виды предпочтительнее, то из этого и будем исходить. Попался вот этот, характеризующийся положительно - хомячим его и радуемся своему счастью. Если для Лужи пригоден, точнее - для Азор, потому как римляне обойдутся, то вполне сойдёт и для Капщины с её аналогичным средиземноморскому климатом. Почему, например, хоть и хреново Индия свинцом обеспечена, не дефицит он в ней ни разу? А вот как раз поэтому - на трубы водопроводные он в Индии на хрен не нужен. Бамбук же для этого есть.
   Но особенно ценен настоящий индийский тик. Скорость его роста, конечно же, весьма далека от бамбуковой, но из всех ценных тропических пород дерева - твёрдых, не склонных к гниению и термитостойких, индийский тик - самый быстрорастущий. Хоть и доступен нам уже африканский ироко, который за неимением тика может послужить для него заменой, за что и дразнится африканским тиком, но во-первых, это за неимением, а когда он есть в достаточных количествах по приемлемой цене, то ироко не котируется. А во-вторых, я ведь упоминал уже, что нам ещё и будущую сейшельскую базу древесиной хорошей обеспечивать, и индийский тик возить туда уж всяко удобнее, чем африканский ироко. Да и плантации современные не только в Индонезии, но и в Центральной Америке тоже намекают весьма прозрачно, что есть в них смысл. Хвала богам, не дефицит пока-что тик в Индии, а на Цейлоне он тоже имеется свой и ни на какой экспорт с него не идёт, так что и семена продадут охотно, и проростки на рассаду. Не культивируют его ещё в Индии нигде, потому как за глаза хватает и дикорастущего. А в окрестностях будущего Коломбо, где мы о фактории местной подумываем, джунгли ещё вообще нетронутыми стоят, и цена тиковых брёвен будет определяться исключительно трудоёмкостью их заготовки. Ведды тамошние лесные за хорошие стальные топоры не то, что тик - родину охотно продадут.
    []
   Славится Индия и чёрным деревом, то бишь эбеновым, но когда Мани озвучил нам цены на него, мы переглянулись и покачали головами. Даже в Керне его предлагают раза в полтора дешевле, а оттуда ведь и возить его в Лужу на порядок ближе. На Сейшелы - смысл ещё какой-то возможен, а на Маврикии своё есть, на Мадагаскаре - тем более. И на Капщину-то, где своего нет, есть откуда поближе привезти. По аналогичным причинам не вдохновили нас и цены на индийскую слоновую кость. Понятно, что у лесных веддов за нужные им ништяки несколько бивней можно и гораздо дешевле приобрести, но товарные количества - только у купцов, и это примерно вдвое дороже, чем африканская в Керне. Её в Индии и покупают охотно - не из Керны, конечно, а привезённую купчинами с востока Африки, где она едва ли дороже кернской. А причина - в том, что в Индии живые слоны нужнее. У самок индийского слона бивни один хрен небольшие, зато работают хорошо, а самцы с мощными бивнями - и работники хорошие, но в основном-то всем раджам нужны для парадных выездов и для войны. Юлька говорила, что у того же Чандрагупты, который основатель династии Маурьев, было три тысячи боевых слонов. Ну, не у него одного, а то суммарное, которое он мог собрать вместе с зависимыми от него раджами. В имперском войске, короче. Пятьсот обученных боевых слонов, уступленные им Селевку Никатору в обмен на спорную территорию, о чём-то говорят? Ашоке, его внуку, достигшему предела могущества империи, и девять тысяч боевых слонов приписывали - тоже, естественно, не самому, а вместе с вассальными раджами. Но если и сильно преувеличивают, тут порядок цифири важен - счёт идёт на тысячи голов. А цейлонские слонопотамы славятся в Индии и величиной, и наилучшей обучаемостью, так что не промышляют их здесь ни на мясо, ни на бивни, а ловить слоновый молодняк индусы умеют с самыми минимальными потерями взрослых самцов, так что и этот побочный приток бивней весьма невелик.
   Не знаю, каких размеров достигал истреблённый где-то на рубеже бронзового и железного веков сирийский слон, который был степным подвидом азиатского, но живой и трезвый индийский элефантус - ага, уцелевший лесной подвид - в натуре заметно крупнее африканского лесного, хотя и не дотягивает до размеров африканского саваннового. Если по аналогии рассуждать, то тот сирийский должен был и догонять его, и переплёвывать. А нам, видавшим африканских лесных в Гребипте, Нумидии и Мавритании, теперь понятно окончательно, почему африканский боевой слон против индийского не пляшет и плясать не может - правильно, размер имеет значение. Он, конечно, и от местности ещё зависит - в Индокитае и Индонезии, например, слонопотамы помельче, чем в Индии, а цейлонские и среди индийских считаются в числе крупнейших. Признаки же типично азиатские - ухи небольшие и угловатые, ложбина на башке и покатая спина - ага, низкожопые они. Не до такой степени, как безвременно вымершие мамонты, но у нас теперь нет сомнений в том, какой из ныне живущих элефантусов является их ближайшей роднёй. На это же намекает и волосатость мелких индийских слонят, и изгиб бивней у тех матёрых самцов, у которых они не спилены и не сломаны. У кого они особенно большой длины, нередко и скрещены между собой, как это бывало и у мамонтов. Внушительная зверюга, короче.
   Боевых слонов здесь, конечно, не увидишь. Они все в столице скучкованы и в её окрестностях, дабы быть у текущего царька под рукой. Есть у наместника пара-тройка ездовых для представительских целей, а все остальные - рабочие. Но и их тоже немного по причине малой обжитости этих мест. Крестьянин своего слона иметь позволить себе не может, потому как не единоличник же ни разу, а общинник. Если начнёт какой богатеть, так на него же и налогов община больше разверстает, пока не раскуркулит трудоголика и не отучит напрягаться больше других. Поэтому не может быть в Индии кулака в принципе - ага, Столыпина на них нет. Богатой или бедной может быть только община в целом. Она может иметь одного, а крупная и зажиточная община и нескольких рабочих слонов, типа колхозных, то бишь общих и ничьих конкретно. Погонщик-то у каждого слона есть, но он им не владеет, он только механик-водитель. Когда Мани растолковывал нам эти нюансы, я наконец-то въехал, почему погонщики слонов у индусов в варне шудр числятся. Обслуга - она обслуга и есть. Крестьянин-вайший - это владелец-собственник если не самой земли, которую он обрабатывает, то хотя бы уж своей хижины, подсобок во дворе, инвентаря и рабочего скота А вот если он батрак, не имеющий ничего своего, то он - шудра. Такая же хрень и с ремесленниками - вайшии владеют своей мастерской и инструментом, а шудры работают в хозяйской мастерской хозяйским инструментом. Вот по этому же принципу и погонщикам слонов их ранжир определили. Если слон твой, то ты вайший, а если не твой, а ты только работаешь его водилой, то ты шудра. Ну, так было исходно. Потом, конечно, и вайшии многие поразорялись, и шудры некоторые могли разбогатеть хотя бы в теории, но кастовая принадлежность, раз определившись и устаканившись, стала наследственной Ты даже и заработай кучу денег, но если ты шудра, то можешь их только пропить, прожрать или на шлюх спустить, потому как имуществом тебе владеть не положено, и купить его ты не вправе, а продавец не вправе его тебе продать. Ну и какой смысл тогда зарабатывать?
   Зато рабочих буйволов мы увидели немало и здесь. Редко какой крестьянин не владеет хотя бы одним, а нормой считается владение парой. У кого две пары, тот, значит, уже кандидат в куркули - ага, пора налогами душить зажравшегося мироеда. Диких мы не видели, а домашний индийский буйвол помельче саваннового капского и пофлегматичнее - сразу видно, что прошёл нехилый отбор на смирное поведение. Пожалуй, в самом деле проще индийского буйвола в наши колонии завезти и размножить, чем с тем африканским такой же селекцией самим заморачиваться. В реале его в Бразилию завезти не поленились.
    []
   Священным в индуизме, кстати, не он считается, а корова зебу, выведенная из индийского горбатого тура. Вот зебу - да, правоверному индуисту не только резать и есть, но даже и хворостиной стегать нельзя, а если она в дурь попёрла и куролесит, то изволь и это терпеть, карма у тебя такая. По этой причине зебу хлопотнее буйволов, и хотя владеть священными зебу считается престижнее, любой нормальный крестьянин в здравом уме, у которого нет шудры для работы с быками, всегда предпочтёт буйволов. Особенно здесь, на Тапробане, где всё податное население - местного происхождения в основном, приняло индуизм не так давно и до умопомрачения им ещё не зазомбировано Ну, у кого есть кому этот геморрой со священными зебу перепоручить, эти могут и в престижное благочестие поиграться, потому как любая работа легка и проста, если её не нужно делать самому.
   Вот так они в этой Индии и живут. Если я куплю зебу, то для возни с ними мне желательно будет нанять и местного шудру, и тогда весь геморрой с ними достанется ему, а весь престиж и респектабельность - мне. Если я куплю слона, то вместе с ним ко мне и его погонщик-шудра перейдёт, который ни разу не раб, считается абсолютно свободным, но кому он на хрен нужен без того слона, с которым он работает? И куда ему деваться, ни разу не рабу? А ведь есть же ещё и рабы - ага, тоже той или иной касты. Теоретически же и брахман запросто может в плен к супостатам угодить и в раба обратиться, но и в рабстве он или будет жрецом, или по учительской части, на самый крайняк счетоводом, но руками работать хрен ты его заставишь. Сдохнет, но не будет, потому как испортить свою карму для него страшнее смерти. Раб-кшатрий будет хорошим телохранителем, охранником или надсмотрщиком, но сам работать не будет ни за что на свете, хоть убей его за это на месте. Раб-вайший - не такой тяжёлый случай. Работать будет, но старательно - только то, что и на свободе делал, да ещё и изволь выделить ему абсолютно всё, чем он работает, в строго персональное пользование - ага, аналог римского пекулия, а иначе он бастовать будет или работу саботировать, тот означенный пекулий всячески вымогая, и хрен угомонится, хоть ты его убей. И только раб-шудра будет делать, что прикажешь, и тем, чем прикажешь, и не будет при этом выкобениваться - ага, как сумеет, так и сделает. Поэтому поручать ему то, чего он не умеет, не рекомендуется, если качество его работы интересует. Сам ведь он учиться другой специальности не будет, если ему этого приказать не догадаются. Отучили индусы своих шудр от не положенной им и сурово наказуемой инициативы.
   Ну, это в материковой Индии всё настолько беспросветно. На Тапробане, хвала богам, всё это помягче. Буддизм не упраздняет кастовой структуры общества там, где она уже успела сложиться, но смягчает её жёсткость, а местное население и индуизм только с приходом синхалов приняло. Где контролируется, там соблюдает, а где не контролируют, там хрен на него забили. А оно им надо - соблюдать эту унизительную для них структуру, которая их по вайшиям и шудрам распихала? А лесных веддов - и вовсе в неприкасаемые зачислила, то бишь опустила ниже плинтуса. За то, что индуизма не приняли и верований предков придерживаются, да ещё и охотятся. Мясо индуистам не то, чтобы запрещено, но брахманам точно не положено, а прочие ведь касты улучшением своей кармы озабочены, ну и равняются на вышестоящие, и получается, что хотя есть мясо и можно, но для кармы оно вредно, а если это ещё и мясо священного животного, то это же вообще святотатство. Наказать-то может и не накажут, если сам на этом не спалился, но боги-то ведь всё видят, и карме однозначно звиздец. А веддам плевать и на карму, и на всю эту священную для индуистов живность. Ну, зебу-то в джунглях не водятся, но ведь и макака-резус священна как воплощение обезьяньего бога Ханумана, помогавшего со своим обезьяньим войском аж самому Раме! Да и вообще, а вдруг в этой конкретной макаке душа умершего человека для новой жизни воплотилась? А эти дикари не только убивают священных обезьян, но и едят их! Ну и кто они после этого? Короче, нет у местных причин строго все эти кастовые заморочки соблюдать, если правоверный синхал над душой не стоит.
   Возможно, это и хреново для синхальской власти, но для нас это хорошо. Я, как честный буржуин, с какой колокольни любой социум оцениваю? Правильно, прежде всего на предмет его буржуинского развития, и не столько финансово-спекулятивного, сколько технического и промышленного. А как развивать прикажете традиционный индуистский социум? Работяг на мануфактуры из кого вербовать? В нормальных странах их вербуют из разорившихся мелких собственников - ремесленников и крестьян Но у индуистов это вайшии, которым западло опускаться до уровня шудр. Индийские ткачи отчего с голоду поскопычивались, когда дешёвые аглицкие ткани оставили их без заказов и заработков? Оттого, что в падлу было в кули-разнорабочие вербоваться, которых те же англичане для работы в других колониях набирали. Так что ну их на хрен, этих правоверных индийских вайшиев, которым предпочтительнее сдохнуть, чем унять свой кастовый гонор и пойти работать на имеющиеся и предлагаемые им вакансии. А шудры ихние в основной своей массе только в разнорабочие вспомогательные годятся - ага, принеси-подай. И уж точно хрен кого из них под ружьё поставишь, если воевать придётся, потому как это прерогатива высшей касты кшатриев, посягать на которую противоправно тоже вредно для кармы. Так что коренные цейлонцы с их относительно наплевательским отношением к индуистским кастам подходят для наших колоний уж всяко лучше, чем эти правоверные индуисты...
   После общего ликбеза о местной обстановке мы прошлись с агентом по рынку, присматриваясь и прицениваясь. Начали, естественно, с пряностей. Их было до хренища самых разных, но нас интересовали не все, а известные и высоко ценимые в Луже - перец, имбирь и корица. Мани нисколько не преувеличил - товары ничуть не хуже тех, которые доставлялись в Лужу через хренову тучу посредников с Малабарского берега.
    []
   Цены же на них здесь - млять, ну просто смешные! Пускай они и не в сотню раз дешевле, чем на греко-римских рынках, как это будет утверждать через парочку столетий греческий автор "Перипла Эритрейского моря", но в десятки уж точно. Млять, это как же дравиды тамильские, бармалеи южноаравийские, да Птолемеи гребипетские наживаются на обыкновенных пищевых приправах! Дурят ведь нашего брата так, что поубивал бы их, сволочей эдаких - ага, если бы сам таким же хитрожопым не был, как и они. Спрашиваем цену по-финикийски, Мани на понятный местным язык наш вопрос переводит, затем нам ответ купца обратно на финикийский, а на русский мы уже и сами для себя переводим, ну и выпадаем в осадок, лишь могучим усилием воли не показывая вида. Ведь гид наш цены нам в драхмах серебряных птолемеевских называет, ни разу не в золотых статерах, а тех драхм просят в разы меньше, чем в Луже за тот же товар просили бы в статерах! И это же только просят, а на Востоке ведь торговаться принято, и купчина же, цену свою называя, на этот торг рассчитывает, в ходе которого нередко и вдвое её сбавит, себя любимого при этом уж точно не обидев. Да и Мани нам подмигиванием о том же сигналит - торгуйтесь, он много просит. А за какие же тогда гроши, интересно узнать, этот перекупщик сам эти пряности у окрестных крестьян скупил?
   Поторговались мы исключительно для порядка, сбавив цену раза в полтора и на этом удовлетворившись. Во-первых, уже просто совестно было дальше её сбавлять, когда мы и втрое больше могли заплатить и один хрен остаться в грандиозном барыше. Одними только этими пряностями мы уже полностью окупали экспедицию, и всё, что мы закупим помимо их, пойдёт уже в чистую прибыль. А во-вторых, не факт ведь ещё, что у него есть столько, сколько нам нужно. Ему же тогда снова крестьян объезжать, скупая у них уже и то, что они продавать не собирались, а для себя оставляли, а это ведь закупочная цена уже другая. Понятно, что без пряностей пейзане не останутся, дикорастущие в лесу соберут и ими перебьются, зато заработают побольше, а на будущее больше посадят, но пока-что мы дефицит пряностей в городке создаём. А они ведь здесь ни разу не роскошь, без них разве будешь лопать изо дня в день один и тот же рис? И уж придётся купцу очень постараться, дабы и с нами эту большую сделку провернуть, и с городом из-за этого не рассобачиться. Так оно и оказалось - где-то процентов сорок от нашего запроса он мог отгрузить нам со своего склада хоть сейчас, а остального придётся подождать дня три - быстрее ему никак нужного количества не собрать. Судя по неподдельному энтузиазму этого торгаша, и на его долю навар оставался весьма достойный потребных на его зарабатывание хлопот. Ну, нам разве жалко? Живёшь сам - давай жить и другим.
   Выкупив содержимое его склада, распорядившись о погрузке и договорившись о второй сделке, на которую ему ещё только предстояло собрать товар, мы прошлись ещё по рядам жратвы, дабы пополнить припасы. Тот же рис, который местным приелся и без приправ разнообразных в рот уже не лезет, наши испанцы ведь ни разу в жизни не ели, и им он пойдёт вполне в охотку. Приобрели его, бананы, которых здесь оказалось много и незнакомых нам сортов, зелёные кокосы, сок которых понравился всем нашим людям ещё на Маврикии. Там же заметили и манго, настоящий индийский - как тут не приобрести? И самим лакомство, и экипажам. Бойцов тут же предупредили, чтобы косточки не портили и не выбрасывали, потому как посадочный материал. Наткнулись в паре лавок и на плоды хлебного дерева, о котором предупреждала Наташка. Строго говоря, это не то знаменитое хлебное дерево, оно на Новой Гвинее, а его местный индийский родич, у которого плоды помельче, но в остальном ничем не хуже и используются так же. Естественно, приобрели и их. До той Новой Гвинеи когда ещё наши доберутся? А это - вполне нормальная замена. Народ местный реально вместо хлеба употребляет, и причину мы поняли, приценившись к пшенице и ячменю в первой же зерновой лавке - дорого. Привозные они здесь из долины Инда, а южнее и в Бенгалии климат с летним увлажнением, для них неподходящий. Берут в принципе, кто побогаче, а основная масса - только как деликатес для редких семейных праздников. Нам-то малочисленные колонии и с Капщины не так трудно будет хлебным зерном снабжать, но когда на Мадагаскаре народ размножится, это хлебное дерево станет хорошим дополнением к кукурузе и рису. Да и разве помешает оно нам в Атлантике?
   После этого мы отправились к постоялым дворам в поисках пристанища на эти дни. Раз уж затягивается эта наша стоянка в Тамманаве на несколько дней, то надо тогда и самим устроиться поприличнее, и людей устроить, кто не в карауле. Тем более, что народ истосковался по жизненным радостям цивилизованной твёрдой земли и пусть уж лучше в нормальной обстановке отрывается, чем в каких-нибудь низкопробных забегаловках. Без переводчиков-то долго ли рассобачиться с местными из-за элементарного непонимания? Трёх рабов, владеющих греческим на уровне "моя твоя понимай", Мани нам раздобыть к вечеру обещает, хотя и непонятно пока, насовсем или с возвратом. Но хотя бы уж так. Все постоялые дворы в Тамманаве в одном месте размещены, вне городской черты, но зато на берегу лагуны поблизости от пристаней. Эдакая своего рода гостиничная деревня - дома сельского типа, но большие, побольше крестьянских, как раз в трёх таких можно все три наших экипажа разместить, и на каждый дом как раз придётся по переводчику на всякий пожарный - эксцессы дурацкие нам не нужны. Для командного состава на четвёртый дом он своего раба выделяет в аналогичных целях. Пока же служит нам переводчиком сам.
    []
   Переговоры с хозяйками - в Индии гостиничным бизнесом бабы занимаются - это что-то с чем-то! Так-то мест хватало с избытком, но полностью свободных домов нет, в каждом хоть кто-то, да квартирует, а нам ведь четыре свободных нужно, да ещё и рядом стоящих на случай какого-нибудь непредвиденного форс-мажора! Пришлось аж с шестью домовладелицами договариваться, а потом ещё и с самими ихними постояльцами, чтобы их переселить и четыре дома для нас с нашими людьми высвободить. Хвала богам, они не брахманами оказались и не кшатриями, а торгашами-вайшиями, так что забашлял я не так уж и много за дополнительное угощение для переселяемых, и решили вопрос без дурных обид. Но ведь без Мани с его хорошим знанием языка и местных обычаев - хрен уладили бы это дело так легко и без скандалов. Переводчики хорошие нужны просто позарез!
   Договорившись предварительно о постое с хозяйками, агент Арунтия сообщил нам, что теперь надо разменять у менялы медь, которую мы должны были привезти в виде небольших слитков. Тесть писал мне об этом, ссылаясь на советы знающих людей, так что медь мы, конечно, привезли. Заодно Мани объяснил нам, в чём тут дело, и мы аж выпали в осадок. Меди в Индии, оказывается, не хватает, и из-за этого соотношение серебра к ней не один к ста двадцати по весу, как в нормальном греко-римском мире, а один к сорока - примерно в три раза медь в Индии дороже, чем в Луже! То бишь разменивать в той Индии серебро на неё катастрофически невыгодно. Ещё невыгоднее разменивать на неё в Египте серебряные драхмы и золотые статеры, поскольку у Птолемеев их медная монета сильно облегчена, и по ней соотношение вообще один к двадцати восьми получается. Ну, меняла-то местный тоже, конечно, небескорыстно слиточную медь на индийскую медную монету нам разменяет, но куда ему в этом отношении до Птолемеев! Самый жадный хапуга нас процентов на пять ограбит от силы. Такая же примерно хрень будет и у римлян в начале Империи, когда бронзовый асс при сохранении своего номинала по отношению к денарию тоже существенно похудеет, достигнув соотношения металлов по монете в районе одного к шестидесяти - млять, понятно теперь, почему римские имперские купцы в индийских факториях будут сами из привезённой в страну меди монету римского стандарта чеканить. В два с лишним раза выгоднее это будет, чем римскую мелкую разменную монету везти в Индию. Для нас же смысл в том, что по всем прожиточным расходам здесь можно медной монетой обойтись, а оставшуюся не растраченной на серебро перед отплытием разменять по выгодному для Лужи курсу. Не так выгодно, как спекуляция благовониями, сахреном, пряностями и шёлком, но тоже смысл имеет.
   Монеты, впрочем, у индусов такие, что мы с трудом удержались от смеха. Если это монеты, то кто угнал мой испанский самолёт? Теоретически они должны быть в виде прямоугольника с чеканным клеймом по обеим сторонам, но реально и трапеция с косой стороной попадается, и угол обрубленный - явно зубилом полосу металла рубили и к весу нужному подгоняли, наплевав на геометрию денежной единицы. Так ладно медь, всё-таки разменная мелочь, но ведь у них же и серебряные монеты тем же самым страдают! И это не раджи какого-нибудь мелкого, это - имперские, от Маурьев унаследованные. Поэтому серебро птолемеевское, не говоря уже о золоте, разменивать на это индийское монетное убожество не нужно, их у нас при крупнооптовых расчётах примут с удовольствием и не посмотрят на несоответствие местному стандарту. Давно уже южноаравийские бармалеи птолемеевскими монетами расплачиваются, так что все в Индии их знают и принимают по справедливому курсу.
   - Юля, вроде бы, говорила, что птолемеевская монета в Индии была найдена только одна, - припомнил Серёга, - А куда все остальные подевались, если они сейчас в таком широком ходу?
   - Переплавили и пустили на свою ювелирную бижутерию, когда птолемеевский монетный стандарт сменился на римский имперский, - прикинул я, - У птолемеевских-то ликвидность стала уже не та, а главный смысл наличных денег в чём? В ликвидности. Вот и заменили монеты не существующего больше государства на нормальные ходовые, а эти - ну, металл же хороший, так не пропадать же добру, а ювелирка - всегда в цене.
   - Ага, индусы - как цыгане, любят всё блестящее, - прокомментировал Володя, и мы все втроём рассмеялись.
   В качестве совсем уж мелкой монеты - ага, из-за нехватки и повышенной цены меди - здесь в ходу и добываемые на Мальдивах раковины каури. Красивы, этого у них не отнять, в принципе ликвидны, потому как принимаются по текущему курсу от юга Аравии до Китая, где и курс их, кстати, повыше, чем в Индии, но номинал у них таков, что для нас они интереса не представляют. За медную монету десятками их отсчитают, за серебряную - сотнями, и тут уже не поштучный счёт будет, а по стандартным связкам-гирляндам, а уж за золотую - ну, можно, конечно, и мешками этих раковин оплату предложить за товар, у которого цена в золоте выражена, но ведь засмеют же реально. Если розничную торговлю чем-то копеечным на них вести ещё можно, то посерьёзнее чем-нибудь - не комильфо, да и физически неудобно, а уж в крупных оптовых сделках по ценному товару они вообще не котируются. Разве только в шутку предложить ради смеха и разрядки обстановки. А ради дела серьёзного даже медь уже не катит, а катят только реальные драгметаллы. Можно эти прямоугольнички серебряные маурьевские, если наскребёшь их достаточно, что не так-то легко, кстати, потому как и серебро в Индии тоже жопой не жрут, и ценные товары часто бартером обменивают, лишь пересчитывая по курсу на маурьевское серебро. Но реальная наличность всегда предпочтительнее, так что расчеты в СКВ, в том числе птолемеевской, только приветствуются А я ведь рассказывал в своё время, откуда у Тарквиниев хренова туча птолемеевских статеров и драхм? Хоть и разменивают их, конечно, но такую прорву разве разменяешь всю? Вот, хвала богам, пригодились и без размена...
    []
   Обзаведясь уже разменной медью, мы вернулись в квартал постоялых дворов и начали договариваться с хозяйками освободившихся домов уже конкретно. Тут тоже были свои тонкости, о которых Мани просветил нас по дороге. Есть стандартный пансион, при котором один путешествующий мужик заселяется в одну комнату и ест и пьёт, что ему по принятому нормативу положено, и за это идёт стандартная плата. Если хозяйка ещё и спит с постояльцем - ну, или другую какую бабу ему на ночь предоставляет, без разницы, это стоит ещё столько же. Нам невольно вспомнился Афанасий Никитин - млять, за полторы тыщи лет какой был порядок, такой и остался. Ну, денежные единицы, конечно, наверняка поменялись, но и во времена означенного ушлого тверского негоцианта речь шла только о медной монете. Сейчас - то же самое. Медный условный прямоугольничек весом в треть римского и равноценного ему нашего асса в сутки, если баба на ночь не нужна и жратва общепринятая устраивает. Десяток таких медяков мелкого серебряного прямоугольничка стоят весом грамма в три, то бишь немного меньше птолемеевской драхмы. Для ровного счёта пусть она и будет - десять дней постоя без бабы или пять с еженощной бабой, если не побрезгуешь предложенной. А то подозрительна что-то такая дешевизна. Ну и всё, что сверху этого стандарта, уже за отдельную плату - ага, любой ваш каприз за ваши деньги. С командным составом, то бишь с нами самими и с навигаторами судов так оно и будет, а вот с личным составом появляются нюансы.
   Бойцов с мореманами по четверо в комнату приходится селить, так что места они занимают вчетверо меньше. Но жрут ведь все четверо, и постельные принадлежности тоже на всех же нужны. Поторговавшись с хозяйками, сошлись на том, что три медяка за четверых будет справедливо. Бабы - понятно, тут никакой групповухи, а индивидуально, и исходя из норматива баба через день, это две бабы на комнату еженощно, то бишь ещё два медяка. Итого - пять медяков за четверых служивых в сутки получается. Правда, это если кормёжка устраивает. Стали разбираться с кормёжкой, потому как имелись опасения - Индия есть Индия, и индуизм есть индуизм, а буддизм, смягчая его в смысле кастовости, усугубляет его в гастрономическом смысле. Буддийские ведь монахи никакую живность не едят вообще, и хрен знает, как это отражается на диете светского буддиста. Оказалось - не так всё хреново. Священных для индуизма животных, конечно, не едят, но остальных есть можно. Вот только порции уж больно маленькие и только один раз в день - куда это годится? На завтрак рис, на обед рис, на ужин опять рис - испанец вам что, птичка? Наши так не приучены. В конце концов сошлись на том, что обеденный мизер мясного будет для наших подаваться к завтраку, а к обеду - удвоенное количество. Рыба к ужину входила и в стандартное меню. Этот каприз обошёлся нам ещё в два медяка с комнаты в сутки, и судя по ошалелому виду хозяек, в Индии так питается далеко не всякий кшатрий. Ещё глубже в осадок они выпали, когда для себя, то бишь для комсостава, мы не запросили по кормёжке никаких дополнительных изысков - похоже, что идея единого для бойцов и командиров пайкового довольствия в индийском менталитете не прописана. Пожелание, чтобы перец подавался отдельно, дабы каждый сам перчил себе по вкусу, их уже удивило меньше.
   На югах вообще перчат жратву так, что мало кто из уроженцев северных стран способен её есть. Так это в нашем современном мире, для которого перец - давно уже не предмет роскоши. А в античном мире в этом смысле и средиземноморцы - тоже северяне. Всё это индивидуально, конечно. Я ведь упоминал в своё время, как у кавказцев челюсти отвисали в столовке, когда я пельмени себе перчил? Но то я, а Серёга, например, есть не сможет того, что я по своему вкусу поперчу, так что для большинства наших индийская норма остроты жратвы будет, пожалуй, чрезмерной. Дело как раз к обеду и шло, так что своевременно мы индусок предупредили. Заодно договорились и о том, что местное вино из каких-то фруктовых соков будет подаваться к завтраку и к ужину, поскольку в обед у нас собственная пайковая винная порция - ага, разведённая отваром хинной коры. А куда деваться, когда малярия в Южной Азии пострашнее африканской? Морской рацион всем за время плавания приелся, и если уж в увал по злачным местам людей не отпускаем, то хотя бы уж свежатиной на твёрдой земле их побаловать сам Нетон велел. Вот только мер по профилактике тропических хворей никто при этом не отменял. Попутно взяли себе на заметку, что виноградное вино на юге Индии страшно дорого, потому как привозное - в наши колонии вест-индский морской виноград, морщинистый с Бразила и пальма асаи к завозу обязательны. Ну и к югу Бразилии тоже надо экспедицию в планы включить - ага, за нормальным бразильским виноградным деревом...
   Бабы на Цейлоне - ну, разные они, как и везде. Основнячки здесь синхальского происхождения - ага, тоже типа истинные арийки - эти посветлее, из трудящихся масс - посмуглее, но та или иная степень дравидской примеси практически у всех. Есть, конечно, стрёмные, есть очень стрёмные, но таких хозяйки гостиничного бизнеса, естественно, не держат. Им же привлекать постояльцев надо, а не отпугивать страхолюдинами. Набирают посимпатичнее, и таких тоже немало. Волосы, собственно, роскошные у большинства из них, мордашек симпатичных тоже хватает, фигуры - ну, тут изрядное разнообразие. Есть всякие. Из тех старых индийских фильмов кинодив ихних тогдашних вспомнить - ага, где будем делать талию? Хвала богам, не все они такие, особенно на юге Индии, включая и Цейлон. Дравидки, если их смуглоту за недостаток не считать, многие сложены недурно, да и коротконогих до уродливости среди них не так много - есть из кого выбирать и на европейский вкус. Мани, конечно, смеялся, когда переводил нам заверения хозяек в том, что для нас самих они приготовят настоящих девадаси. Это, как он объяснил, храмовые жрицы, ублажающие по этой части исключительно богов, а уж заменяют ли их для этой цели высокопоставленные жрецы или процесс осуществляется сугубо на уровне тонких тел типа астрала с менталом - остаётся тайной храма. Впрочем, среди прислуживавших нам за обедом служанок дурнушек и в самом деле не оказалось.
    []
   Естественно, все из числа шудр, заметная индоарийская примесь была только у одной, не самой лучшей по фигуре, остальные практически чистопородные дравидки. Две оказались посмуглее других и с заметнее вьющимися волосами - Мани предположил, что они наполовину веддки и, как выяснилось, не ошибся. Обе абсолютно не смутились того, что их спалили, охотно и весело подтвердив догадку нашего переводчика, да и их хозяйка смущённой не выглядела. Перекуривая после обеда и обсуждая их достоинства, мы заодно проанализировали и этот момент. Ведды официально неприкасаемые, это Мани уверенно подчеркнул, то бишь в теории даже шудрам с ними тесно общаться западло, но практика - в Тамманаве, по крайней мере - несколько иная. Никакой заметной дискриминации среди коллег эти полукровки не подвергаются, да и нам их хозяйка показала в числе лучших, не ожидая скандала по поводу их происхождения. А ведь это город, какой-никакой, а всё-же островок индуистской цивилизации. В необжитом и совсем диком Коломбо, если удастся заполучить его под нашу постоянную факторию, со всеми этими кастовыми заморочками наверняка будет ещё проще.
   А нашим ведь не только здесь дела вести, нашим ведь и в колонии человеческое пополнение подбирать. Особенно девок, потому как чем дальше колония от метрополии, тем ниже она у баб котируется, и тем выше, стало быть, их нехватка среди колонистов. А в Индии народу как сельдей в бочке, и подавляющее большинство живёт хреново, потому как держат их в чёрном теле. Восток потому и богат, что есть с кого три шкуры драть. Что далеко не все от такой жизни в восторге - это самоочевидно. Что от желающих "замуж за бугор" отбоя не будет - это и к бабке не ходи. Да только ведь не всякие нашим подходят, а при равных прочих предпочтительнее те, кто меньше сдвинут по фазе на индуизме...
  
   8. Коренная Тапробана.
  
   Млять, Востоку, конечно, и положено быть делом тонким, но перебарщивать-то с этим нахрена? Не убыло бы от него, если бы был немного потолще. Обезьяна ж ни хрена не просто так священна у этих индуистов - ага, скажи мне, кто твоя священная живность, и я скажу, кто ты сам после этого. В этой древней цивилизованной Индии, млять, куда ни плюнь, обязательно в какую-нибудь шишку попадёшь, и каждая в этой обезьяньей стране корчит из себя эдакий местечковый пуп земли. Ну вот спрашивается, нахрена нам сдался этот градоначальник этой захолустной Тамманавы, когда мы и вообще заявились-то в неё только ради встречи с Мани, агентом тестя в Индии? И нахрена мы ему сдались? Неужто вопрос об уплате пошлин настолько важен, что его никак не может решить посланный им мелкий чинуша? Чего мы уж точно не планировали в этой глухой дыре, так это настоящей протокольной дипломатии. Не по Сеньке шапка. Ладно в столице, ладно даже в Талахори, ейных морских воротах, где централизованный надзор жемчужными махинациями вызван и ими же оправдан, но не здесь же! Ох уж эта мне восточная сверхцентрализация на всех административных уровнях! Делать им тут, что ли, больше нехрен, кроме как на каждого иносранца самолично пялиться?
   Ну, вошли мы вчера утром в самое горлышко этой путталамской лагуны, лодку спустили, промерили с неё лотом глубины, подошли поближе к устью одной из речушек, насколько позволяла наша осадка, ну и встали на якорь. На этой якорной стоянке прямо на судах и позавтракали. Пока пробирались на неё, заценили и размеры этой лагуны, и её не вдохновляющие наших навигаторов глубины, по которым без хорошего местного лоцмана нехрен даже и рыпаться. А как объясняться с этим лоцманом прикажете, когда у нас даже переводчика на тутошнюю тарабарщину ни хрена нет? Есть простейший разговорник типа - ага, бабка, курки, яйки, млёко. Причём, и он не на индийском, а на персидском, потому как составлен с помощью Кавада - я ведь упоминал как-то об этом персидском погонщике слонов, который у нас в Мавритании работой с полуприрученным стадом местных лесных слонопотамов руководит? Но ведь и современный фарси - ни разу не хинди. Таджики-то песни в индийских фильмах в основном понимают, один нам в армии даже на русский их смысл переводил, но одно дело песня с простыми жизненными словами, другое - термины какой-то узкой специальности. Не уверен, что технарь таджик поймёт без перевода своего коллегу индуса, если они не на аглицуом, а на своих родных языках общаться будут. Так ведь и древнеперсидский - тоже ни разу не санскрит вульгарис. Или как там у индусов их индийский аналог греческого койне дразнится, не родной ни для кого, но понятный всем? Естественно, из попыток объясниться как-то с понаплывшими на лодках местными ничего хорошего не вышло, и довериться местным лоцманам при таком уровне взаимопонимания с ними наши навигаторы отказались наотрез. Так что от идеи проследовать на юг лагуны к Тамманаве километров на сорок по незнакомому фарватеру все трое отмахивались обеими руками, яростно брызгая слюной. Это не один день пути вышел бы, и нахрена это нужно, когда мы и сами не знаем, сколько в этой Тамманаве пробудем? Они бы и вообще в этот пролив не сунулись, если бы не желательность стоянки в лагуне с пресной или хотя бы не очень солёной водой. Вот, нашли устье ближайшей речки, в котором вода почти пресная, ну и достаточно им этого - от добра ведь добра не ищут.
    []
   Основная ведь беда античного моремана в тёплых водах, особенно тропических - это не шторма, в которые можно и не попасть или выдержать их, если попал, и не рифы с мелями, которые можно миновать, если греблом не щёлкаешь и на ночь на рифоопасном мелководье на якорь встаёшь. Преодолели ведь мы таким манером те же самые Мальдивы, которые современный мореман на большом современном судне десятой дорогой обходит и не считает это пустой тратой дизельного топлива? Главная же беда, которой не избежать никак - это обрастание днища водорослями и его порча морским червём-древоточцем. От этих напастей как раз и обшивается подводная часть античного судна листовым свинцом. Помогает он хреновенько, но хоть как-то - для Лужи хватает. Но в тропиках Атлантики и водоросли поприставучее, и червяк этот зловредный свирепствует. А свинец - ну, с ним, конечно, лучше, чем совсем без ни хрена, но и обрастанию в тропиках он препятствует на троечку с минусом, и для червя преграда хреновая. Потому-то и нужны стоянки в пресной воде, что в ней и водоросли эти отваливаются, и червяк этот грёбаный дохнет.
   Новые-то наши суда, парусно-моторные, строятся уже с учётом наработанного на прежних опыта. И махагони кубинское червяк грызет не активнее, чем кедр или дуб, и морская латунь гораздо лучшая защита, чем свинец. Медь - она вообще защищает лучше, чем свинец, потому как ядовита и для водорослей, и для червяка, и в принципе-то финики пробовали применять и её, но уж очень дорого оно выходило. Ладно бы один раз, но ведь хрен там - хоть медь и твёрже свинца, но тоже мягкая, и камнями в грунте повреждается при вытаскивании судна на берег, и скребками при очистке того, что всё-таки ухитрилось на ней нарасти. Ну и червяк её, хоть и травится, а один хрен буравит. Поэтому мы вместо чистой меди латунь применяем, которая попрочнее. От обрастания практически не хуже меди защищает, повреждается меньше, да и червяку её буравить труднее при той же самой токсичности. Но буравит её один хрен, хоть и гораздо меньше, чем свинец, сволочь эдакая героическая - ага, вот и верь после этого статьям про абсолютную медную защиту. Хотя, с другой-то стороны, в дерево ведь после этого глубоко уже не вгрызается, так что пускай и ни разу не абсолютный, но всё-же весьма полезный результат, надо признать, от латунной защиты наличествует. Просто не надо панацеей его считать и стоянками периодическими в пресной воде пренебрегать. Комплект из нескольких разных мер - он ведь всегда лучше работает, чем любая из них по отдельности. Вот ради этого только и зашли в лагуну, а уж по ней в город - это на туземных лодках, для переговоров с хозяевами которых хватило и нашего персидского разговорника.
   О том, как мы с агентом тестя встретились, о закупке пряностей договорились, да пристанище на ближайшие дни нашли, я уже рассказывал. Так только мы людей, кто не был в карауле на судах задействован, в город переправили, только пообедали спокойно, да выкурили по сигарилле, как чинуша мелкий с двумя стражниками местными заявился уже по нашу душу. Ну, спасибо хоть, пожрать и покурить нам спокойно дал. Но вот вызов к их градоначальнику тутошнему - ага, прямо сразу к самому - это был сюрприз. Поговорил с ним Мани, попробовал урезонить, но только руками развёл - индус ни в какую. Видно по нему, да и по интонациям понятно, что не быкует, вежлив и почтителен, но стоит на своём твёрдо - типа, не велено никаких вопросов с вами решать, а велено пред светлые очи вас привести. В принципе вариант с визитом к местечковому начальству был предусмотрен на крайняк, но планы-то ведь были совсем другие. И осмотреться хотелось как следует, и на рынке не ко всему ещё до обеда приценились, да и с хозяйкой постоялого двора хотелось ещё переговорить насчёт заказа в ближайшей деревне посадочного материала пряностей. Не купчине же их этому заказывать, который пряностями торгует и в потере дальнейшего сбыта своего товара не заинтересован, верно? Было чем заняться, короче, так что вызов ко главнюку тутошнему пришёлся катастрофически не ко времени. Но ведь и не пошлёшь же его на хрен, если нормальные отношения в будущем интересуют. Восток есть Восток. Он хоть и не раджа полусуверенный и наследственный, а назначенный царьком наместник, а один ведь хрен из шибко важных и рукопожатых в столице, так что неуважение проявить - для дальнейших дел на Цейлоне весьма неполезно это будет.
   Дворец у главнюка Тамманавы - ну, не особенно большой и не особенно весь из себя снаружи - по городу и дворец, как говорится, но свиты расфуфыренной хватило бы и на гораздо больший. Любят восточные шишки иметь многочисленный штат холуев придворных - хрен знает, чем заняты по делу, я бы и половине полезных занятий едва ли нашёл, но их ведь главная задача - величие своего главнюка подчёркивать. Поэтому и так многочисленны, поэтому и так расфуфырены. Блестят все, как у кота яйца. Ну, не хуже во всяком случае, чем бляха на ремне у армейского салабона. Не в золоте они, конечно, а в позолоченной бронзе, но позолочена щедро, да и сама-то бронза, учитывая дефицитность и дороговизну в Индии меди, тоже на что-то ведь намекает? Любят на Востоке роскошью блеснуть. Львы - ну, это тоже классика жанра. И каменные над самым входом во дворец, и бронзовые внутри, в зале приёмов. Стилизация львов - абсолютно та же самая, что и у Маурьев, и я не удивлюсь, если ваяли скульпторы, прибывшие от Ашоки с буддийскими проповедниками. Хотя сам лев - тотемный если и не у всех синхалов, то уж всяко у рода ихних царьков. Мани успел просветить нас о легенде, по которой тот принц Виджая, что в родоначальниках у царьков числится, от льва происходит, а синхалы буквально - львиный народ. Государственная символика, короче, и никого не смущает то, что не водятся львы на Цейлоне. В Бенгалии, откуда синхальская знать родом, самый краешек ареала, но тут на происхождение от ариев намёк, которые с запада Индии пришли, где львов полно. Вот и по бокам от главнюка и несколько позади два бронзовых льва, а сам он, как ни странно, слепящими глаз блестяшками не увешан. Типа, для него не обязательно, что ли?
    []
   Ну, тоже своего рода способ выделиться - все при нём обязаны таскать на себе тяжёлый металл и блестеть как та надраеннвя бляха, а он - выше этого. И ведь выглядело бы оно неплохо, если бы не заведомая показушность. Понты, короче, дороже денег. Но и мы впечатление произвели, даже сами того не желая. Ведь в бронзовых же кольчугах все заявились - ага, безо всякой задней мысли. Я ведь упоминал уже как-то, что во влажных тропиках бронзовая кольчуга предпочтительнее, потому как за железной хрен уследишь, поскольку промасленную ведь носить там тоже не будешь, и хоть где-нибудь, да начнёт она ржаветь. Поэтому и снаряжение у нас всё в тропическом исполнении, и везде бронза вместо железа, где только можно. Кольчуги - прежде всего, как особо хлопотные в уходе. А у индусов и железные-то кольчуги не в ходу, не переняли ещё у Селевкидов через саков и парфян, да и вообще редкость у них пока-что доспехи, а тут - не просто доспех, а ещё и бронзовый. Наверное, только чеканный анатомический торакс выглядел бы роскошнее, но тут фишка в том, что торакс и при Филиппыче больше парадно-показушным считался, а кольчуга - функциональна. Типа, не понтуемся мы ни хрена, а в натуре так и снаряжены по делу. Ну, потом-то нам ещё объяснили, что главнюк ещё до обеда к северу лагуны сам выехать соизволил, дабы на суда наши поглядеть, о которых ему доложили, что целиком якобы бронзой бронированы - ага преувеличили при пересказе нашу латунную обшивку от ватерлинии и ниже. Вот что значит иерархический социум, в котором простого рыбака к высокому начальству хрен кто пустит, а докладывать придворный холуй будет то, что стража привратная ему передала, и как они ему переврут, как он сам поймёт перевранное, как в свою очередь сам переврёт, так правителю и доложит. Понятно же, что если что-то важное, то проверять надо, но проще с этим неудобством смириться, чем с подрывом раз и навсегда установленной традиции.
   Поскольку главнюк говорил с нами не сам, а через своего придворного холуя, мы тоже предоставили вступительную часть нашему гиду и переводчику, избавив себя тем самым от всех этих длинных восточных витиеватостей. По делу же в первую очередь главнюка понятно что интересовало - кто мы такие и откуда вообще взялись. Ну, тут как было у нас условлено с самого начала, так я и сообщил. Что есть очень далеко за великим южным морем островная страна - Атлантида, и мы как раз оттуда - атланты, короче. И не соврал ведь даже, потому как Азоры у нас и в натуре официально Атлантидой дразнятся, а через Индийский океан мы сюда в натуре с юга прибыли. Мани перевёл, и я добавил, что прибыли мы не для официальной дипломатии и в этом смысле не послы своего правителя, так что просим понять и простить, если по незнанию принятого здесь этикета скажем или сделаем что-то не так, как здесь принято. Но этикет, принятый в наших странах, мы знаем хорошо - и я подал знак сопровождавшим нас бойцам выложить на ковёр принесённые с собой подарки для главнюка. Мани перевёл, а бойцы установили на ковре амфору с вином на специальной подставке под её острое дно и развернули свёрток с четырьмя мечами - ага, моей мануфактуры, один в парадном исполнении, три других в стандартном. Пока индусы хлопали глазами, я как бы невзначай отодвинул полу плаща и показал на своей перевязи такой же стандартный меч, как и мечи остальных, и эти три - типа, наши мечи настолько хороши, что и мне не в падлу носить простой солдатский, так что просим не считать это неуважением. И добавил, что в нашей стране наслышаны об Индии, но знают о ней очень мало. Возможно, наш правитель и пришлёт уже настоящее посольство, когда будет знать точно, куда его посылать и к кому, а мы как раз для того и посланы на Восток, чтобы всё это хорошенько разузнать. Шпиены мы, короче, если называть вещи своими именами, но не враждебные, а дружественные.
   Пока Мани переводил, бойцы раскрыли ещё и кожаный футляр со сложенной подзорной трубой. Но первым делом индусы, конечно, уставились на мечи, их главнюк о чём-то с пожилым придворным по правую руку от себя заговорил, тот подал знак бойцу из стражи. Боец подошёл, поднял с ковра один из наших солдатских мечей и с поклоном подал старику. Он обнажил клинок, осмотрел его, показал главнюку, главнюк взял в руки, тоже осмотрел, заценил вес и балансировку, затем приказал что-то всё тому же вояке. Тот обнажил свой меч и протянул его рукоятью вперёд главнюку. Царский наместник взвесил в руках оба, сравнил на глаз, а затем резко ударил ихним по нашему - и грамотно ударил, сильной частью по сильной части, на которые и принимаются удары. Осмотрел затем оба клинка, покачал башкой, показал старику, снова о чём-то с ним заговорил. Потом так же точно ударил нашим клинком по ихнему, опять оба осмотрел и опять покачал башкой и показал старику. Снова лопочут о чём-то, главнюк передаёт оба меча старику, тот бойцу, говорит ему чего-то, боец ко мне с ними идёт, а Мани подсказывает, что и мне их показать велено. Принимаю оба, осматриваю - ага, отметины на сильных частях у обоих примерно одинаковые, то бишь по качеству стали они друг друга стоят. Показал нашим, покивали, отдаю индусу наш меч, а индийский осматриваю внимательнее и зацениваю.
   Ну, что о нём скажешь? Длиннее нашего, удобнее рубить с высокого коня типа нисейского или с колесницы, которые в Индии используются всё ещё широко. Клинок у него широкий, от рукояти до острия сужается незначительно, остриё его потупее нашего, но колоть можно. Универсальный, короче, рубящее-колющий. И заточен грамотно, возле рукояти сильная часть под тупой угол, эдакое зубило или колун. А вот рукоять мне как-то не понравилась - и тонкая, и короткая, и набалдашник дисковый уж больно широк - хват жёсткий, упоры для рубки с оттяжкой надёжные, но фехтование с работой кистью и уколы в фехтовальном выпаде затруднены. Специфическое оружие под специфическую манеру боя, скажем так.
    []
   Сталь же - видно, что тигельная, но ни разу ещё не хвалёный индийский булат, который прославит индийских оружейников Средневековья. Нет характерного узора, но нет и неравномерностей, характерных для кричного железа. Аналог греческой лаконской стали, высококачественной, но и обходящейся по цене серебра без учёта переработки её в готовое изделие. Я ведь рассказывал о выработке этой тигельной стали лаконского типа на моей оссонобской мануфактуре? Так у меня это показуха специально для наших заклятых друзей, которых за хрен бы, да в музей, а настоящее производство с индукционной печью для электроплавки в Лакобриге было заныкано, пока в Нетонис его не перенёс. Отпускная оптовая цена меча из тигельной стали с моей основной оружейной мануфактуры не особо дороже кустарного кричного - любому римскому шпиену и по цене понятно, что кричный ширпотреб, потому как тигельная сталь так дёшево стоить не может, да и не производится нигде и никем в таких количествах. Элитное оружие для элитных бойцов.
   Но сейчас для нас другая сторона медали поважнее, потому как двусмысленный ведь подарок индусам получается. Хрен же нас знает, на что мы этим подарком намекаем - то ли на то, что продать такие же можем, сколько закажут, то ли на то, что много наших людей с такими же может приплыть, если не откупятся. Восточная дипломатия - она ведь подобные намёки любит и заранее их ожидает. Показ нам индийского меча из не худшей стали тоже ведь в обоих смыслах понимать можно - слов резких не сказано, но понимай, как хочешь, то бишь в меру своей же собственной испорченности. Взвесил я ещё раз меч в руке, кивнул - типа, оценил, протягиваю обратно индусу, он принял и вложил в ножны, а я указываю на футляр с подзорной трубой и показваю руками, что её надо разложить и к глазу приложить. Достали они её, разложили, подали главнюку - мы едва сдержали смех, когда наместник глянул в трубу не с того конца, но и этого ему хватило для изумлённого отвисания челюсти. Впрочем, перевернуть её и глянуть с правильного конца он сообразил и сам - ага, оценил явно, призадумался и залопотал о чём-то со своим советником. И уже иначе на нас глядят. Правильно, кшатрии ведь, то бишь вояки, первым делом до военной применимости этой штуки допетрили, а вторым - что не дарят и не продают таких вещей тем, кого в качестве вероятных врагов рассматривают.
   После этого по его знаку к нам подбежали слуги с кадильницами и окурили нас дымом каких-то благовоний. И вот тоже как хочешь, так и понимай - то ли это знак его к нам расположения, то ли намёк на то, что от нас пахнет далеко не розами. Млять, а то мы сами не знаем! А от ихних мореманов чем пахнет, когда только-только с корабля на берег сойдут? Фиалками, что ли? Договорились мы с хозяйками и насчёт бани, но это к вечеру, перед ночлегом, назавтра были бы в лучшем виде. Сам ведь и не дал нам ни хрена на это времени. Вот куда, спрашивается, такая спешка?
   Спросили нас, зачем бронзой свои корабли обшиваем. Ну, я ответил, что защита это от обрастания днища, да от червя. Что их в этом удивило, хрен их знает, но похоже, у них так никто не делает. Спросили, что покупать хотим кроме пряностей, о которых уже, конечно, во дворец донос поступил. Я ответил, что пока интересуют нас шёлк и сахар, но когда осмотримся и разберёмся, чем страна богата, можем заинтересоваться и чем-то ещё. Заранее-то откуда нам знать, когда мы впервые в стране? На вопрос, что мы сами можем предложить, ответил, что опять же, не знаем ещё, чем страна бедна, и что охотно купит. Мечей вот наших сотню на пробу привезли, да вот ведь незадача, у вас тут своя сталь не хуже нашей. Ага, захлопали глазами, переглянулись - явно ведь заметили и характерный серийный видок наших солдатских мечей! Правильно, это вам уже не ваша кустарщина, пускай и не худшая, но по своей малочисленности погоды не делающая. Но они молчат и не спрашивают, сколько можем поставлять и почём, ну и я не навязываю - дозревайте-ка, ребята, сами. Поэтому пока за звонкую монету отовариваться придётся, а там посмотрим, что здесь нужно, и сможем ли мы это поставлять в будущем. Интереса к селитре мы пока решили не демонстрировать, а то мало ли, вдруг они тоже какое-то подобие пороха знают, как и египетские жрецы Амона? И уж естественно, не следует болтать во дворце о нашем интересе к посадочному материалу всех тутошних растительных ништяков. Хоть и не на них они здесь жируют, но мало ли? Сахар нам сразу же посоветовали в Талахори закупить - там и больше предложат, и дешевле. Шёлк - можно и там найти, но если нам его много нужно, то основной торг в столице. Там же и жемчугом торгуют - главнюк подчёркнуто предостерёг нас от попыток приобрести его у кого-нибудь из-под полы в Талахори, о чём мы знали уже и так от Мани. О пошлинах же за те пряности, которые мы уже приобрели, как и за те, которых ждём, главнюк сказал, что как обычно - его портовая стража знает.
   Ну и вот спрашивается, нахрена вызывал-то в такой спешке? Ведь ни хрена же не решил такого, чего мы не решили бы и с его мелким чинушей. То ли просто работает на публику ради понтов - типа, глядите, у меня всё под контролем, мышь хрен мимо моих глаз прошмыгнёт, то ли у них тут всё настолько зацентрализовано, что серьёзные вопросы и ему самому решать не по чину. Для восточных деспотий характерно и то, и это. Короче, Штирлиц знал, сколько будет дважды два, но он ещё не выяснил, знает ли об этом Борман, и как на это отреагирует Центр. Неспроста ведь он намекает нам и так, и эдак на крайнюю желательность нашего визита в Талахори - там наверняка начальство повыше имеется, вот пусть оно и решения принимает, и ответственность на себя берёт. Восток же дело тонкое, млять! А уж понты - каждый прыщ круче вкрутую сваренных яиц. Мани успел рассказать нам и о раболепии при дворах даже у мелких индийских раджей, и об их пышных выездах на слонах в сопровождении конницы или колесниц, но обязательно и с пешей свитой - от скорости торжественного шага которой зависит и скорость всего шествия. Но кого гребёт скорость перемещения из пункта А в пункт Б? Главное - величие продемонстрировать.
    []
   Естественно, при такой ихней сверхцентрализации не было даже ни малейшего смысла подвешивать здешнему наместнику вопросы о будущей фактории или о вербовке людей для наших колоний. Он же один хрен к вышестоящему начальству в столицу нас с ними отфутболит. Так самое ведь смешное, что вопрос об ознакомлении с окрестностями мы элементарно решили уже опосля приёма во дворце с тем мелким чинушей. В принципе запрета для иносранцев путешествовать по стране нет, а насчёт нас он особых инструкций тоже никаких не получил. Предупредил нас только, что если поохотиться в лесу захотим, то категорически запрещена охота на слонов и крайне не одобряется охота на обезьян. Ну, нам не очень-то и хотелось. После ужина хозяйки организовали нам наконец-то и баню - ага, заодно и помылись. Сегодняшним уже утром обследовали наконец городской рынок подоскональнее, как и планировали вчера. И оказалось, что очень даже не зря. Если насчёт имбиря и перца Мани объяснил нам ситуёвину правильно - что здешние ничуть не хуже тех малабарских, которые и идут на экспорт в Лужу, то с корицей он и сам разобраться не успел. Выяснилось же, что самая лучшая корица - как раз цейлонская. Просто отсюда её вывозят мало, больше из северной части острова, поближе к оптовому столичному рынку. Посмотрели и сахрен местной выделки из дикорастущего тростника - в принципе не хуже нормального, просто выработка мизерная из-за низкой сахароносности местного дикого тростника. Вдали от столицы с её изобилием привозного бенгальского оно себя только и оправдывает. Хлопковые ткани - привозные из долины Инда, там они заведомо дешевле. Нашли и местный шеллак - отличного качества, дёшево, но уж очень мало, потому как он здесь только для местных нужд заготавливается. За оптовыми партиями - тоже поближе к столице, дешевле он там не будет, но не будет и дороже, если много возьмём.
   Железо - ну, Индия им славится, но кричное - оно и в Индии кричное. Качество то же примерно, что и у наших испанских кузнецов, да и цены примерно такие же. Только при этом надо учитывать покупательную способность населения - наше-то позажиточнее будет, если в среднем брать. Это же Восток, элита которого жирует за счёт лютой нищеты обираемых сверх всякой меры трудящихся масс. Из тигельной же стали изделия хороши, но крайне малочисленны - много ли народу может позволить себе железяку на вес дороже серебра? Естественно, это оружие для элитных вояк, которым торгует только одна лавка - на две уже не наберётся местных покупателей. Да и в ней элитной продукции немного, а в основном тоже кричный ширпотреб. Наместник - хоть и молодец, умеет морду кирпичом держать, но расклад - он по рынку виден, и мне как производственнику он понятен сходу. Заинтересуются нашими мечами, не могут не заинтересоваться.
   Без нас, пока мы шлялись по рынку, время тоже зря не терялось. Наша хозяйка поговорила со своими знакомыми крестьянами из ближайшей деревни. А крестьянин - он разве упустит случай подзаработать? Нам, конечно, попытались всучить почти всё подряд, чем только богата южноиндийская деревня, но в конце концов мы растолковали им через предоставленного нам Мани раба-переводчика, что нам от них нужно. Нужен же нам был, естественно, посадочный материал цейлонских пряностей. Хвала богам, здесь во влажном тропическом климате сезон урожая - понятие условное. Растительность местная цветёт и плодоносит в основном круглый год. Ну, есть сезон наиболее обильного плодоношения, но и вне его какой-то свежий урожай большинство местных культур дают всегда. Вскоре, въехав в наши нужды, пейзане понатащили нам и зрелых стручков с семенами имбиря, и маленьких красных ягодок перцовой лианы, которые в высушенном виде и являются теми самыми привычными нам зёрнами чёрного перца. Заодно нас просветили по нему. Там не так всё просто. Товарный чёрный перец из незрелых ягодок сушится, так что вырастить из них лиану не удастся при всём желании. Из зрелых красных ягод и перчинки красные, но и они при подготовке к сушке обвариваются, теряя при этом всхожесть. А чтобы они были всхожими, их надо свежесорванные очень аккуратно без обваривания сушить. Вот только с корицей облом вышел - да, тутошняя она, самая лучшая во всей Индии, да только вот не культивируют её, а с диких деревьев в лесу кору обдирают. То, что вместо семян корицы нам снова попытались всучить другие дары плодородной цейлонской земли, нам хорошей заменой не показалось. Но пока отбрыкивались, присмотрелись и к навязывавшим нам их местным бабам - симпатичных хватает, не всех хозяйки постоялых дворов в служанки и подстилки для постояльцев завербовали. Практически чистые дравидки, по-синхальски и сами говорят медленно, подбирая слова, чем только облегчая работу нашему переводчику. Зато веддоидная примесь заметно во многих, и не скажешь по ним, что она их портит.
    []
   С корицей, впрочем, ситуёвина тоже оказалась далеко не безнадёжной. Удачно Мани именно Тамманаву для встречи и нашего ознакомления с Цейлоном выбрал - она же на отшибе, самый фронтир индуистской цивилизации. Деревня с городом рядом, а уже за её полями - практически нетронутые джунгли, в которых обитают мало затронутые этой цивилизацией ведды. Трое как раз пришли в деревню сменять свежедобытое мясо на рис. Судя по тому, как нас тут же старательно отвлекли, сделка была явно не для посторонних глаз и ушей - не удивлюсь, если мясо той самой священной для правоверных индуистов макаки. Мы поухмылялись, дав понять незадачливым отвлекальщикам, что разгадали суть их затеи, но затем послушно отвернулись - типа, понимаем и вас, ребята, и чего не нужно нам видеть - не увидим. В результате после завершения тайного туземного бартера нам и с веддами этими, оказавшимися тоже знакомыми нашей хозяйки, пообщаться довелось - ага, для небольшой экскурсии по цейлонским джунглям после обеда. Мы не браконьерить, мы только страну посмотреть. Ну, может ещё и приобрести кое-что по случаю, если вдруг попадётся - ага, совершенно случайно, и пусть будет стыдно всякому, кто подумал иное. Правда, языковый барьер оказался серьёзным - даже их старший говорил по-синхальски с таким трудом, что и от нашего переводчика толку оказалось мало. Спасибо хоть, хозяйка нас выручила, поговорив с ним на языке местных крестьян и послужив дополнительной переводчицей, а для экскурсии пообещав выделить нам в этом качестве одну из служанок, наполовину веддку. Вот так и договаривались с коренным населением Тапробаны, через двух переводчиков. Заодно уточнили и язык местных крестьян - дравидский он, и если с Малабарского берега кто попадёт, без переводчиков с ним объясняются. Язык веддов уже другой, но у них - у ближайших, по крайней мере - каждый второй и дравидским владеет неплохо. Так что здесь, на практически не обжитом ещё синхалами западе острова, нужен будет ещё и переводчик на дравидский. Он же пригодится и с тамилами юга Индостана.
   Предоставив нам после обеда обещанную переводчицу то ли на дравидский, то ли сразу на веддский, хозяйка предупредила об осторожности в лесу. Не в том смысле, что от живности опасность грозит - этого с веддами можно не бояться, они в джунглях любую опасность выявят загодя, а в смысле возможных неприятностей. Браконьерства живности священных для индуистов видов синхальские власти не одобрят, а кобр, например, весьма чтят сами здешние ведды, так что если убить кобру - неприятности будут с ними. Племя нагов, почитателей кобр, живущих вдоль всего западного побережья, так что это следует учитывать, дабы не нажить себе лишние проблемы. Обычную кобру - ещё не так страшно, хоть и подпортит отношения, но большую нельзя трогать ни в коем случае - за неё могут и убить. Серёга сразу же спросил её насчёт полосатой чёрно-белой змеи без характерного для кобр капюшона, на что за хозяйку ответила сама служанка-переводчица, что любых змей кроме кобр, в том числе и эту полосатую чёрно-белую змею, убивать можно, но без необходимости не нужно, а если нужно, то лучше попросить об этом самих веддов. Это их лес и их животные, и должна же быть какая-то элементарная вежливость. Затем геолог и нам с Володей растолковал, что большая кобра - это королевская, обычная - очковая, а та полосатая, о которой он спрашивал - это крайт, который хоть и не кобра, но тоже из этих же аспидовых. Могут встретиться как местный цейлонский, так и индийский, нам это без разницы, потому как отличаются друг от друга мало, а по ядовитости оба и кобрам этим ничуть не уступят. Есть ещё несколько видов ямкоголовых, есть ядовитые ужеобразные, но смертельной опасности они не представляют - будет разве что отёк на несколько дней. Вот кобры эти с крайтами - это куда серьёзнее. Королевская, кстати, хоть и выглядит изо всех наиболее устрашающе, реально наименее опасна, поскольку бережёт яд и без нужды не расходует. Первый укус при обороне от человека у неё предупредительный, яд вообще не впрыскивает, хотя полноценной дозы при полноценном укусе хватит и на слона.
   Вскоре явились и ведды-проводники. Ну, что о них могу сказать? Не так они и низкорослы, как пишут о современных. Те, видимо, измельчали за последующие века от недоедания в тех неудобьях, в которые их повытесняли синхалы с тамилами. Или другое племя, хрен их знает. Наверное, такая же хрень, как и с пигмеями Центральной Африки - есть и мелкие, и нормальные, просто нормальных пришлое население ассимилирует. Эти - нормального роста. По расовому типу - австралоиды. Причём, настолько типичные, что если того австралийского аборигена, насколько я их по фоткам из прежней жизни помню, рядом с веддом поставить, обоих раздеть и из рук всё забрать, то надо им на шеи таблички вешать, кто есть кто. Если запамятовал, где находишься, то только по лукам со стрелами, да по топорикам на плече и поймёшь, что эти тебе бумеранг не подарят и кенгурятиной не угостят, и вовсе не потому, что такие жмоты. Луки слабенькие по нашим меркам, но я не удивлюсь, если стрелы отравлены. Наконечники костяные, топорики на плечах у молодых каменные, у старших железные, но грубой ковки. Понятно, что и железо кричное, самое в Индии дешёвое, быстро тупится и стачивается, но для них и оно - сокровище. Особенно для тех их собратьев, что живут южнее, вдали от синхальских городов. Хотя, как знать? У синхалов полагается считать, что до их прихода остров был абсолютно диким, буддисты полагают, что только с ними и пришла культура, но кого тогда завоёвывал легендарный Виджая? И откуда взялись вот эти дравиды в деревнях, если тамилы всё ещё на материке? Сдаётся мне, посложнее здесь всё, чем уверяет этот синхальско-буддийский официоз...
    []
   Но даже если исходить из того, что была и до синхалов какая-никакая местная цивилизация, то едва ли выдающаяся, раз позволила быковать тому Виджае с его горстью сторонников. Может, и начался для неё железный век, но на самом примитивном уровне и далеко не всеобщий. Возможно, где-то поюжнее не завоёванное ещё синхалами коренное дравидо-веддоидное население вырабатывает и собственное железо, но наверняка мало и наверняка ничуть не лучше индийского кричного, и это надо брать на заметку. Синхалы наверняка заинтересуются моим мануфактурным оружием из тигельной стали, и я даже не удивлюсь, если срочный гонец наместника уже спешит в столицу у царьку с донесением и образцом нашего солдатского меча. А коренные цейлонцы наверняка будут рады и ножам с топорами моего производства из той же стали, служащим гораздо дольше этих кричных поделий, потому как меньше тупятся и медленнее ржавеют в этом влажном тропическом климате. Судя по мадагаскарским протомалайцам, соплеменникам Паримы, не исключены и животноводство, и какое-никакое земледелие, пускай и в примитивных формах. Почему бы и нет? Если так оно и окажется - тем нужнее им будут наши топоры и большие ножи и тем охотнее они будут сотрудничать с нашими людьми. Мало ведь получить официальное соизволение на факторию от синхальского царька, владеющего той частью страны лишь в теории, надо ещё заручиться дружбой и поддержкой тех, кто владеет территорией реально на практике, а о теории вполне могут быть и вовсе не в курсах. А Коломбо это будет, как вышло в реале у португальцев, или какая другая гавань, если Коломбо нашим мореманам не приглянётся - это уж на их усмотрение. Главное - где-то в тех местах, для синхальских царьков ещё бесхозных и не очень-то им нужных, раз они не завоёваны и не освоены ими до сих пор, но и не мешкая, поскольку недолго продолжаться этой халяве.
   Юлька говорила нам, что где-то лет через десять или двадцать, а скорее, между ними, должно произойти первое нашествие тамилов с материка, которые захапают север острова со столицей, и тогда бегущие от них синхалы понабегут вот на это бесхозное пока западное побережье и обживут его. Проще и дешевле получить нужную нам территорию в ближайшие годы, пока она реально синхалам не нужна, их переселенцами не обжита и в индуизм этот ихний кастовый не обращена. Испортят ведь они этим индуизмом пока ещё вполне нормальное и вменяемое население, и где нам тогда прикажете нормальных людей набирать для нормальной ассимиляции с нашими турдетанскими колонистами? Бабы - это другое дело, они и у индуистов повиноваться мужу приучены, а учением индуистским не шибко отягощены, так что по паре-тройке на колонию с выдачей замуж за турдетан наши их переварят безболезненно, но по паре-тройке - это же до смешного мало. А больше - не эти уже нужны, целые семьи - тем более. Англичане вон в реале понавезли тех индийских кули в свои колонии семьями и в товарных количествах, так эти индийские диаспоры так за полтора столетия и не ассимилировались ни хрена. А нашим разве это нужно? Мы ни разу не против индийской человеческой породы, но индийский менталитет нам в наших колониях на хрен не нужен. Нам нужны только турдетаны, пускай и имеющие индийских предков в своей родословной. И получается, что наилучшее пополнение мы можем взять вот из этой западной части Тапробаны, из её коренного дравидско-веддоидного населения, ещё не испохабленного индуистско-буддийскими заморочками индийской цивилизации.
   В лесу наших проводников окликнул их соплеменник со сторожевой вышки, и они поговорили о чём-то с ним. Мы не сразу-то и разглядели этот закреплённый на сучьях деревьев помост из жердей с навесом от непогоды на стойках, на который вела приставная лестница. В основном, как нам объяснила переводчица-полуведдка через раба Мани, эти вышки с наблюдателями нужны не столько для военных целей, сколько для обнаружения бешеных слонов и своевременного оповещения о них соплеменников. Ну, бешеных-то не в буквальном смысле, а в состоянии муста, то бишь сексуальной озабоченности самцов. В любой момент такой нарисоваться может, потому как к сезонам это явление не привязано - когда судьба вот этому конкретному самцу от сухостоя перевозбудиться, тогда и будет буянить, но раз в год до двух месяцев в этом состоянии побывает каждый. И африканский элефантус этому подвержен, но в меньшей степени - нервознее, раздражительнее станет, чем обычно, но редко какой совсем уж берега теряет. А индийский - он реально бешеным становится, и тогда это ходячее стихийное бедствие. А убить его не моги, он охраняется, и закон един для всех, и не гребёт синхальскую власть, что он дома рушит и людей убивает. Хрен с ними, с людьми, их много, и бабы ещё нарожают. В прошлом году случай был как раз в той деревне - три хижины бешеный слон разнёс и двух человек затоптал, и что тут с ним поделаешь? Если убьёшь или ранишь - лишишься головы за злостное браконьерство. Ведды смотрят на такие вещи реалистичнее, но город-то рядом, а неприятности не нужны и им, вот и приходится сооружать вышки и сажать на них наблюдателей, дабы вовремя об опасности узнать и успеть спасти людей и их наиболее ценные пожитки. Шалаш, конечно, с пути бешеного слона не унесёшь, но его и заново потом отстроить нетрудно.
   Халабуды у веддов и в самом деле такие, что не очень-то и жаль бросить их для разрушения офонаревшему слонопотаму. У протомалайцев на Мадагаскаре - и то лучше, чем у этих самых коренных цейлонцев. Впрочем, там их и рушить особо некому, потому как тот гребиорнис, который максимус - птиц болотный, а черепаха гигантская спокойнее элефантуса и в бешенство не впадает. Здесь же и бури случаются, и власть синхальская не каждое утро с правильной ноги встаёт, и слоны бешеные время от времени куролесят. Ну, мелкие повреждения от мелкой живности не в счёт. Мужик с бабой как раз стенку шалаша свеженарезанными ветками ремонтировали, а ещё два человека свежевали и разделывали тушку виновника учинённой пакости - мы ухмыльнулись, понимающе им кивнули и глаза ладонями прикрыли - типа, в упор не видим, кого вы тут завалили и разделываете.
    []
   Это в городе у правоверных индуистов макаки индийские реально охренели от своей полной безнаказанности. И жратву скоммуниздят запросто, и шмотьё разбросают, и фруктами гнилыми закидают, и на башку с дерева насрут, а ты - терпи ихние безобразия, благочестивый индус, карма у тебя такая. Наша гидша-переводчица именно так нам этот расклад и объяснила, смеясь вместе с нами. В деревне - ну, тоже приходится и потерпеть, если индуиста какого-нибудь упоротого нелёгкая принесёт, а так - учат обезьян хорошим манерам, когда лишний никто не видит. А у веддов и того проще - в джунгли к ним редко когда кого из синхалов занесёт, так что если забылся какой обезьян, то карма у него одна - расстрел на месте с последующей общественно-полезной утилизацией. В деревне все свои всё знают и понимают правильно, а вот в городе синхалам рассказывать не надо, ладно? У нас, естественно, возражений не возникло. Что ж мы, не понимаем? Не видели мы ничего предосудительного, короче. А если кому-то померещилось, так это - померещилось.
   И это - ещё один наглядный аргумент в пользу фактории в той части острова, где никакими индуистами и не пахнет - ни обуддевшими, ни в собственном соку. Срать на башку нашему человеку в Мавритании не придёт в обезьянью бестолковку ни макаке, ни павиану, потому как о неминуемых последствиях знают и жизнью своей дорожат. Думаю, что и у веддов место своё знают, если балующих их индуистов рядом не завелось. А ведь в колониальной Индии в реале до смешного доходило - макаки быстро научились чётко и безошибочно отличать белый пробковый шлем аглицкого сахиба от такой же белой чалмы сипая-индуса. На чалму индусу срать можно безбоязненно, но на пробковый шлем белому сахибу - не моги, если жизнь дорога. Винтовки у обоих одинаковые, но белый сахиб свою пустит в ход без колебаний, и от её пули не укроешься ни на какой пальме. Вот и нам на фактории нужны будут такие же примерно порядки, только у нас и сипаи туземные будут нашим под стать, потому как закон един для всех. У турдетан не принято, чтобы обезьяны безобразничали, а на турдетанской фактории действуют турдетанские законы. И солдаты гарнизона, естественно, тоже турдетанские. А чьими им ещё быть в турдетанском отряде на турдетанской фактории? Если увидите индийского - в чалме и с пятнышком-тилаком на лбу, обезьяну вашу священную обидевшего, так забирайте злодея, да судите по вашим индийским законам, это не наш, а приблудный какой-то. А турдетанский солдат не обязан с обезьянами церемониться, и без разницы, какого он происхождения. У нас всякие есть - и турдетаны, и бастулоны, и конии, и бастетаны, и оретаны, и лузитаны, и кельтики, даже кельтиберы и мавры есть. Будут и ведды, и дравиды - кому какое дело? У нас это ни разу не преступление. Вы за своими следите, у кого карма такая, страдать от выходок ваших священных, но вконец охреневших макак, а у наших карма - совсем другая. Иначе, сами посудите, разве попали бы они на службу к нам?
   В своё селение ведды-проводники привели нас не просто так. Хозяйка ведь, как выяснилось, ещё до обеда объяснила им наши нужды. Поговорили они о чём-то со своими односельчанами, молодёжь куда-то разбрелась по зарослям, а старший проводник за собой нас поманил и показал нам небольшие деревья, на многих из которых была ободрана кора. Через наших переводчиков он сообщил нам, что это и есть коричное дерево, высушенный луб которого и есть та самая корица-пряность. Они её сами же и заготавливают и меняют крестьянам, у которых её уже скупают торгаши. С их говённеньким инструментом, часто каменным, работёнка это ещё та, а много ли на ней заработаешь у крестьян, которые сами полунищие? Серёга припомнил к слову, что плантационное выращивание этого коричного дерева известно в реале только с голландских времён, португальцы же в туземные методы заготовки дикорастущей корицы не вмешивались и ограничивались только монопольной скупкой готового продукта у населения. Естественно, по своей монопольной закупочной цене, едва ли щедрой. Хотя, была ли она щедрее до них, в то ещё доколониальное время, которое всякому правильному урря-патриоту полагается считать счастливыми временами свободы, история дипломатично умалчивает. Восток есть Восток, и доходный экспортный ништяк на нём быстро монополизируется властью. Сейчас для цейлонских пряностей этот этап ещё не настал, чем мы и пользуемся, но всё ещё впереди, и когда он наступит, то и за восточной деспотией прибрать его к рукам не заржавеет. Пока же - ценим своё везение и радуемся халяве, которую столь удачно застали.
   Переводчица-служанка показала нам и коричные ягоды, спелые чёрного цвета. На одном и том же дереве и зелёные есть, и спелые, которые никто не собирает, поскольку несъедобны, а на посадочный материал - зачем, когда в лесу и дикорастущих полно? Мы хотели сразу же и набрать, сколько удастся, но нам весело дали понять, что и этот вопрос уже решается. И точно - возвращаемся с импровизированной экскурсии в селение веддов, а там на площадке между шалашами уже несколько корзин стоит, к которым из зарослей молодёжь стекается - кто горсть ягод в корзину высыпет, а кто и пригоршню, после чего снова идут в заросли за следующей порцией. Оно и к лучшему, что урожай в этом климате не сезонный - само собой получается как раз то, что нам и нужно на посадочный материал - понемногу ягод с очень большого количества разных деревьев. И работают охотно, так что корзины наполняются буквально на глазах. Понятно, что тут и случай для них особый, возможность толкнуть иносранцам то, что никто не покупает, но видно и умение работать.
    []
   Последовавший затем торг стал для нас чистейшим развлеченим. Сугубо ради смеху мы поторговались с их старейшиной, сбив цену с трёх стальных топориков и пяти больших ножей до двух топориков и трёх ножей. Надо было видеть их изумление, а затем и восторг, когда я вручил выторгованный топорик старшему наших проводников, один из двух выторгованных ножей лично старейшине, а второй самому усердному из молодёжи, собиравшей коричные ягоды. Понятно, что бабы с девками работали уж всяко не хуже, и премирование самой усердной из них куском хорошей ткани и ниткой стеклянных бус со справедливостью вязалось хреновенько, но тут ведь в рациональном подходе дело. Будет у мужиков хороший инструмент, заработают им и сами на цацки для своих баб, и не один раз заработают, а постоянно. Так это они ещё в своей работе полученные от нас железяки не опробовали, а как опробуют и оценят по достоинству - это будет уже отдельная песня. А мы таким манером разом продемонстрировали им и способность отстоять свой интерес и не дать себя облапошить в торге, и столь ценимую на Востоке щедрость, и понимание их реальных нужд, что ценится ещё выше, потому как обычно начальство на Востоке до таких пустяков своё достоинство не роняет. Индусы с их кастовым строем привыкли, но коренное население Тапробаны, ещё индуизмом не затронутое и до полного неадеквата им не зазомбированное, сравнить и сделать выводы для себя вполне способно.
   А мы заодно и к чистопородным веддам пригляделись - уже не к одним только нескольким мужикам-проводникам, а и к бабам ихним, и к детворе. Да, австралоиды они все типичные, но ещё далеко не деграданты. Есть малорослые, но далеко не большинство, сложены в основном нормально, среди баб немало и очень даже симпатичных. Охотники и собиратели, но судя по бегающим и не боящимся людей курам и свинтусам, которых мы бы от диких хрен отличили, да по обилию коричных и плодовых деревьев поблизости, на стадии перехода к производящему хозяйству. Заметив наш интерес к их хозяйственному укладу, служанка-переводчица сказала нам, что их соплеменники поюжнее, где нет рядом дравидских деревень, выращивают и суходольный рис - не такой урожайный, как на этих заливных полях, но зато и не такой трудоёмкий в возделывании. Здесь же этим заниматься просто смысла нет, поскольку у дравидских крестьян на дары леса выменять проще. Хотя местами и на юге есть дравидские деревни, небольшие и довольно далеко друг от друга. И тоже возделывают суходольный рис. Здесь многие им завидуют, сами бы так тоже хотели, да нельзя - и людей много, и земли удобной мало, и большой урожай с неё надо получить, чтобы и на налоги, и на себя, и на обмен хоть какой-то хватило. Сказала нам это - эдак как бы невзначай проболталась, но глядит выжидательно, въехали ли мы или надо намекнуть ещё толще и прозрачнее. Ухмыляемся, киваем - въехали, типа, не переживай. А она сразу же на Талахори перескакивает, порт этот возле устья реки, ведущей в столицу. Есть в нём, говорит, свои постоянные подворья и у тамилов из Пандьи и Чолы, и у дравидов Кералы, и у бенгальцев, и у купцов с востока. Кто торгует в стране давно и постоянно, все своими подворьями в ней обзаводятся, но солидным людям и подворье нужно солидное, не один только дом, да сарай под склад. А в Талахори и места мало, и с юга до него доплыть не так далеко. И снова глядит выжидательно, въехали ли и сложили ли два плюс два. Киваем ей - и въехали, и сложили. Короче, к сведению приняли и будем мозговать.
   Неплохо для второго дня нашего пребывания в Тамманаве? Понятно, что не от себя эта бабёнка клинья такие к нам подбивает, явно кто-то озадачил, а уж сама её хозяйка или в деревне кто-то достаточно влиятельный - нам сейчас, конечно, никто не скажет. Тут ведь и головы лишиться им недолго, если на такой крамоле спалятся. Знают, что рискуют, но - рискуют. Не знаю уж, каковы классические индусы, но коренные тапробанцы - народ и не трусливый, и кастами не замороченный, и очень неглупый. Ведь сходу же просекли с нами ситуёвину и сообразили, что где-то на острове обосновываться будем и посерьёзнее, чем простым торговым подворьем. Второй день, а уже клинья подбивают и подсказывают - и направление поиска подходящего места, и нетрудную решаемость вопроса с местными кадрами. Вы, типа, обоснуйтесь где-нибудь в тех местах, где этой синхальской власти нет, а оттуда - только свистните сюда и не парьтесь кадровым вопросом.
   Показали нам и шеллаковое дерево - тоже ведды в основном его и собирают, а дравиды-крестьяне уже в товарное состояние перерабатывают. И его семена обещали нам собрать, и тиковые. С бамбуковыми только облом вышел. Бамбук ведь далеко не каждый год цветёт и плодоносит, а раз в десятки лет, все заросли в окрестностях одновременно, и именно здесь именно сейчас - не сезон. Если и в Талахори не найдём, то в столице шансы есть, но если и там не предложат, саженцы где угодно заготовить можно, в том числе и на юге. Да и заготовят там всё местное, чего пожелаем, и дешевле выйдет, чем в порту или в столице всё это закупать - в общем, грамотно склоняют нас к тому же решению, которое мы и сами уже второй день обмозговываем.
   На обратном пути к деревне дравидов нам перешла дорогу чёрная кошка. Я об американском случае упоминал? Почему там это считается не хреновой, а очень хорошей приметой, рассказывал? Ну так и здесь тоже точно такая же хрень - ага, тот самый случай, когда размер имеет определяющее значение. Леопёрд здешний хоть и не так внушительно выглядит, как тамошний ягуар, но тоже всем кошакам кошак. И пусть лучше он пробежит перед носом, главное - в поле зрения, а не ныкается где-то сбоку или сзади. Чёрный или нормальный пятнистый - это уже второстепенная деталь. В Африке чёрные - редкость, но в Южной Азии их полно, местами даже не меньше, чем обычных. Одно время отдельным видом их считали - ага, пресловутая чёрная пантера, но на самом деле - просто леопёрд такой брюнетистый. Этот не перебежал дорогу, а вальяжно эдак перешёл. Непуганые они на Цейлоне. На материке их где тигры прессуют, где азиатские львы, а здесь не водится ни тех, ни других, так что цейлонскому леопёрду шугаться некого. Ага, и собаки Баскервилей здесь на этого кошака тоже нет, гы-гы!
    []
   Со временем надо будет и над поставками этих чёрных пантер в Рим подумать - экзотика ведь по сравнению с теми обычными пятнистыми, которые будут доставляться туда из Северной Африки и с Ближнего Востока. Но это позже, когда поважнее вопросы порешаем и факторией на Цейлоне хорошей обустроимся. А пока на первом месте у нас те индийские ништяки, которые самим нужны, а на втором - те дела, которые с факторией будущей напрямую связаны, и не только с факторией. С местным пополнением для наших колоний вопрос проясняется - уже хорошо. Весь-то запад острова нам, конечно, никто не отдаст, клочок только небольшой и позволят занять и едва ли дадут нам его существенно расширить во время будущего тамильского вторжения. На оставшуюся бесхозной часть понабегут синхалы с севера, когда их тамилы оттуда попросят, и куда деваться местным коренным тапробанцам, дравидам и веддам, когда их начнут выдавливать с их земли эти понабежавшие синхалы? Только к нашим, больше некуда. А значит, надо уже заранее к этому будущему наплыву готовиться - и отбор подходящих налаживать, и систему для от ворот поворота неподходящим, и систему эвакуации в наши колонии тех из подходящих, кого негде будет пристроить в самой фактории. А если ещё откровеннее - тех, кто будет нужен нашим не здесь, а там. В глубине острова надо будет обстановку разведать - тоже ведь наверняка коренных тапробанцев полно, индуизмом ещё не испорченных, и обезьяны - хрен с ними, карма у них такая, друг друга гнобить, а толковые нашим везде пригодятся. Хренову тучу задач придётся здесь решать, и не по одной, а системно. Млять, кому только это дело можно поручить?
  
   9. Талахори.
  
   - Марворид лозим нест! - прорычал Володя вызубренную фразу на индийском общеторгашеском очередному прохиндею, подплывшему на лодке предлагать нам жемчуг из-под полы, - Загребали уже на хрен! Всё понимаю, млять, и их понимаю, но вот нахрена нам, спрашивается, лишние проблемы с ихней грёбаной жемчужной контрабандой? Хуже слепней, млять, привяжутся тут! - спецназер раздражённо сплюнул за борт, - Да млять же, ну вот тебя-то ещё куда несёт! Русским же языком вам всем говорю, что марворид нам на хрен лозим нест! - мы с Серёгой расхохотались.
   Как предупреждал нас Мани ещё там, в Тамманаве, так здесь всё и есть. Почти весь знаменитый тапробанский жемчуг - не тот, который свозится отовсюду в столицу на ейную жемчужную биржу, а реально местный цейлонский - добывается как раз в здешних окрестностях, то бишь на жемчужных отмелях Маннарского залива. Они, собственно, и на индийской стороне залива такие же, но там ими тамильское царство Пандья владеет, а по эту сторону залива - синхальский царёк Тапробаны. Жемчуг одинаковый, желтоватый как правило, и среди достаточно массовых считается одним из лучших и в Луже, и на самом Востоке. Единичные уникальные жемчужины бывают всякие, но где же их набрать таких уникальных на целое жемчужное ожерелье? И копят годами и десятилетиями, и набирают в конце концов, но это уже эксклюзив для бесящихся с жиру богатеньких буратинш вроде Клеопатры Той Самой, а реально ходовой жемчужный товар - вот этот. Но как у тамилов, так и у синхалов жемчужный промысел, а точнее, бизнес на нём - царская монополия. С государством вообще в азартные игры играть не рекомендуется, как и с любым шулером, а уж с восточной деспотией - и подавно. Нехрен в махинации жемчужные с нарушением царской монополии лезть, если не схвачено всё с контролирующими и надзирающими или новую голову взамен срубленной отращивать не умеешь. У нас пока-что - и не схвачено, и не умеем, и не для быкования с неизбежной порчей отношений мы сюда эаявились, так что - на хрен, на хрен.
   Но конечно, и понять этих горе-контрабандистов можно вполне. В основном-то это бригадиры ловцов жемчуга, желающие хоть как-то поправить достаток не только свой, но и своих людей. Ведь вознаграждается-то труд ныряльщиков-ловцов по-монопольному, то бишь мизерно, потому как сменить скупого работодателя они не могут - нету других в принципе. Только и остаётся, что утаить от учёта часть жемчужного улова, да толкнуть её при случае налево за оплату пощедрее. Безопаснее всего - самим казённым учётчикам, но на этом и выгадаешь гроши, потому как и они тоже беззастенчиво пользуются служебным положением монополиста, да и не всё же себе берут, а начальству львиную долю несут, на Востоке это традиция едва ли не старше самих централизованных деспотий. Пощедрее, но тоже весьма ненамного, криминальные скупщики всяких жемчужных мафий, у которых с властью всё схвачено, потому как тоже поделившие рынок монополисты. Не особенно-то щедрее их и мелкая криминальная шушера, работающая на собственный страх и риск - и беднее она, и долго не живёт, потому как конкурент и власти, и тем мафиям. Кто потерпит нарушителей конвенции? Вот и выходит, что наилучший по щедрости вариант - заезжий какой купец, либо раскладов здешних ещё не знающий, либо просто отчаянно рисковый по своей натуре. Если спалишься - секир-башка однозначно, но если прокатит - хороший куш бригада ныряльщиков получит, честно ей столько и в год не заработать.
   А работа у них каторжная. Подавляющее же большинство жемчужных раковин - пустышки, а в тех немногих, которые содержат ценный улов, ценность его тоже далеко не всякий раз высокая. Мелкие жемчужины или дефектной формы попадаются в добытых раковинах в разы чаще, чем полноценные. А чтобы надзор был послабже, дабы хоть часть ценного улова утаить было полегче, надо же и официально сдавать достаточно - ага, вот за эту мизерную казённую оплату. Так что хренову тучу раковин бригада ныряльщиков со дна отмели поднять должна, чтобы и неприятностей лишних себе не нажить, и хотя бы уж пару-тройку ценных жемчужин для сбыта налево приныкать. А куда им деваться?
    []
   До полусотни погружений в день на десятиметровую в среднем глубину делать приходится хорошему ныряльщику, и уже к тридцати годам здоровье у многих подорвано - выглядят как дряхлые старики. Опытный ныряльщик умеет на глаз отличить раковину с хорошими шансами на ценный улов от пустышки, но много ли у него времени оценивать её на глаз там, под водой? Да и опыт ведь этот разве сразу придёт? Если не погибнешь от кессонной болезни, если не попадёшься на зубы акуле или гребнистому крокодилу, если не ужалит смертельно опасная морская змея или медуза - приобретёшь в конце концов и опыт в различении жемчужных раковин, только вот применять его уже недолго будешь - здоровье не то уже будет, чтобы нырять. Будешь на берегу сидеть и вскрывать раковины, добытые другими, у которых больше здоровья, но меньше опыта. И будешь дышать этим вонизмом от многих тысяч разлагающихся вскрытых моллюсков весь рабочий день, что тоже здоровью уж точно не способствует. Если и это тебя не прикончит, то займёшь рано или поздно место бугра, который хоть и поменьше дышит вонизмом, чем сортировщик, но работа у него - самая нервозная, а с учётом заботы о бригаде - и смертельно опасная. Не своей смертью от возрастных и профессиональных болячек помрёшь, скорее всего, а на плахе головы лишишься вместе с тем рисковым торгашом-контрабандистом, на сделке с которым спалишься. Незавидная карма у ловцов знаменитого тапробанского жемчуга...
   - Марворид лозим нест! - рявкнул уже я ещё одному впаривателю нелегального жемчуга, когда мы вошли по уже промеренному с лодки фарватеру в устье реки и встали на якорь в небольшом лиманчике, - Не повезло вам с нами, ребята - в первом рейсе сюда мы все настолько правильные и законопослушные, что аж самим противно, - на этот раз рассмеялись уже Володя с Серёгой.
   Талахори не прямо у самого устья реки Аруви разместился, а немного севернее и в глубине острова, хотя и чуть южнее островков, образуюших вместе с островом Манар и прочими тот самый легендарный Мост Рамы, через который с нашей осадкой, да ещё и без хорошего местного лоцмана, лучше вообще не соваться. Индусы сами пересекают его на малых только судах, а на больших редко кто рискнёт. Потому-то и процветают здешние порты Талахори к югу от Моста и его пригорода Махатиттхи к северу от него, что выбор у купцов на больших судах небогатый. В обход всей Тапробаны - это ведь или на суточных бризах галсировать, или вообще на вёслах, так что проще и быстрее местным купцам свой товар сбагрить. Или своей факторией обзаводиться с приказчиком и судном с командой по другую сторону Моста, если жаль с местными перекупщиками своим барышом делиться. Город в обоих случаях свой доход от крупного торгаша-дальнобойщика получит - вот что значит удобное место! Мани говорил, лет триста назад или немного больше Мост вообще был проходимым вброд - в смысле, для людей и сухопутного транспорта типа арбы был проходим с материка на Тапробану и обратно, а между ними только совсем уж лёгонькие мелкосидящие судёнышки могли проплыть, но с тех пор земля несколько раз дрожала, и часть проливов стала поглубже. Есть места, где и наши суда прошли бы вполне, особенно в прилив, но их знать надо хорошо, а не зная - лучше не рисковать.
   Да и пираты в этих водах пошаливают. Хоть и не жалуют их ни синхалы здесь, ни тамилы там, пиратские набеги на вражий берег - национальный вид спорта и у тех, и у других, а жирный купчина - добыча уж всяко попривлекательнее полунищих крестьян с рыбаками, которые и в другой раз никуда не денутся. Интересны пиратам, естественно, и жемчужные промыслы противной стороны, а точнее - уже изъятый у них родной местной властью и околовластными перекупщиками их ценный улов. Но это уже в городах, а не на самом берегу, поэтому и не лепятся города на самом морском побережье у самых морских гаваней с портовыми причалами, а отодвинуты вглубь суши. Столица вон, Анурадхапура которая, вообще ближе к верховьям реки отодвинута - поди доберись ещё до неё с моря. И хотя серьёзного завоевателя это хрен остановит, что позднее и продемонстрируют те же тамильские царьки не единожды и не дважды, пока явной войны с ними нет, от обычных морских урок такая защита вполне надёжна. На малых лодках только и доберёшься до тех верховий, если ещё ниже по течению свои лодочные флотилии набег не отразят, но если и пробился сквозь них, то что эти лодки боевым слонам царька? Попереворачивают слоны их на хрен, да поперетопят. В общем, лишь бы не было войны, а от всех прочих неурядиц извне синхальский царёк в Анурадхапуре отгородился надёжно. Внутренние неурядицы - другой вопрос, от них отгородиться потруднее, но пока-что царьки кое-как справляются.
   Современный-то порт Маннар на одноимённом вытянутом острове расположен примерно напротив Махатиттхи, но это только при современном снабжении с основного острова смысл имеет, потому как с пресной водой на самом Маннаре напряжёнка. Зимой сухой муссон с материка господствует, так что на севере Тапробаны сезонность климата выражена порезче, чем на юге. Проще на Большой земле города держать, имея снабжение для них под боком. Ну, нам-то это только удобнее, потому как и стоянка для наших судов в пресной воде желательна, и дела торговые всё-таки в городе ведутся, а не в деревнях на самом побережье. Тому же малайскому купчине, китайский шёлк привёзшему, что в этой нищей деревне делать? Кто из этих ободранных родной властью догола пейзан, рыбаков или ловцов жемчуга у него тут его китайский шёлк в товарных количествах купит? Да и нюхать этот вонизм от гниющих жемчужных моллюсков тоже как-то не в кураж...
    []
   Высаживаемся на берег, разделяемся - трое наших навигаторов с рабом Мани в качестве переводчика искать пристанище для людей, потому как понятно уже, что не один день здесь пробудем, а мы сами с его хозяином в такой же роли - осмотреться на здешнем рынке. А то ведь, судя по глазеющим на наши суда и на наших людей местным зевакам и по имеющемуся уже опыту Тамманавы, неровен час, и к тутошнему главнюку вызвать нас могут, не дав даже осмотреться толком. А город ведь поболе той Тамманавы. Правда, судя по ней, и рынок, и постоялые дворы едва ли в городской черте, но их же и найти ещё надо, а это тоже время. С одной стороны, и сам город посолиднее, и главнюк в нём поважнее, и спешка такому важному прыщу едва ли пристойна по чину, это же Восток, но с другой-то и слухи ведь о нашем появлении должны были нас опередить, и официальное донесение - о том, что гонцы от наместника Тамманавы вскоре после нашего приёма спешно рванули и сюда, и в столицу, Мани тогда разузнал на следующий же день. Хрен ведь их знает, этих синхальских шишек и их текущие политические расклады. Если дело у них идёт к войне с тамилами, интерес к нашему оружию будет настолько повышенным, что могут и поужать немного свои протокольные понты.
   - Марворид лозим нест! - отбрыкнулся Серёга от пройдохи, лезшего прямо под нос со своим нелегальным жемчугом, - Млять, даже здесь эту свою грёбаную контрабанду впарить норовят!
   - Конспирация! - хмыкнул Володя, - На розничном рынке меньше надзора.
   Рынков здесь, как оказалось, несколько. Мы сейчас шлялись по розничному, где присматривались в основном к ассортименту. Хотя разделение на розницу и опт на них не столько количеством покупаемого и продаваемого товара определяется, сколько ценовым уровнем сделок. Предметов роскоши, например, стоящих больших денег, здесь искать нет смысла, они - на оптовых, хоть и продаются там в розницу. Ту же самую бижутерию, если она медная или бронзовая, можно купить и здесь, если берёшь не охренительную партию для перепродажи, а вот серебряную или золотую - уже только там. А в лавках с железом я не увидел ни одного изделия из тигельной стали - только дешёвый кричный ширпотреб. Я приценился - немного дешевле, чем в Тамманаве, но хорошо спекульнуть можно только с большой партией, за которой - на оптовый рынок. Исключение составил, если не считать зерновых, только шеллак - его тоже предлагали и мешками, а не только в развес. Со слов продавца, на оптовом рынке его предложат не сильно больше и едва ли дешевле, потому как на экспорт он с Тапробаны практически не идёт. Товар из трёх торговавших им лавок полностью закрывал нашу потребность, а точнее - отведённую нами под тот шеллак долю вместительности наших трюмов. Вот с сахреном так не вышло, а из оптовых рынков нам посоветовали дальний, в Махатиттхе, на котором им торгуют сами привозящие его купцы из Бенгалии. Совет был хорош, хотя и по другой причине - плевать на разницу цен, один хрен смешную для Лужи, но для заказа посадочного материала бенгальского культурного тростника нам требовался контакт с бенгальцами. Тот самый, который так и не сумел без нас наладить сам Мани. Теперь он рассказал нам и подробности - ага, всё та же грёбаная жемчужная паранойя. Бенгальцы тоже торгуют и жемчугом, только своим, бенгальским, который у них розоватого цвета. Тут и чинуши царька нервничать начинают, и бандюки тутошней жемчужной мафии.
   - Марворид лозим нест! - отфутболил я уже одного из таких, судя по массивной золотой бижутерии и предложенной нам целой пригоршне хорошего уже сортированного жемчуга, хоть сейчас неси ювелиру сверлить и нанизывать на нитку ожерелье, - Проверка на вшивость или попытка подставы?
   - Думаю, что и то, и другое, - ответил агент тестя, - Слух о том, что жемчуг вас не интересует, уже разнёсся, но как не верили мне, так не спешат поверить и вам. Скорее всего, будут и ещё пробовать.
   Так оно, естественно, и вышло. Еще на подходе к оптовому рынку Махатиттхи точно такой же "златая цепь на дубе том" попытался впарить нам жемчуг в количестве, не поддающемся отмазке "да это мы просто взяли на образец". Отбрыкались от провокатора, разменяли слиточную медь на местную наличность у менялы, затем нашли бенгальцев с их сахреном. Цена в самом деле подешевле той, что на розничном рынке, если берёшь от мешка и больше. После того, как мы озвучили через Мани нужное нам количество товара, торгаш аж прищёлкнул языком, и сбавить цену в ходе торга раза в полтора особого труда не составило. Судя по его виду, он бы и в два раза её сбавил, если бы мы упёрлись рогом, но нам-то ведь не это требовалось. Удоволив бенгальца явно высокоприбыльной для него крупной сделкой, я объяснил ему ситуёвину - что покупать сахрен постоянно в товарных количествах наши люди здесь не намерены, так что вечной лафы с нами не будет, зато уж разовый-то куш он может поиметь с нас превосходный. Нам нужен посадочный материал бенгальского тростника для собственных плантаций настолько далеко отсюда, что товара готового на такое расстояние не навозишься. И мы готовы заплатить за этот означенный материал, не торгуясь. Если сюда нам его не привезут, сами за ним в Бенгалию сплаваем или подрядим на это дело кого-нибудь, нам без разницы. Так или иначе, тростник этот мы раздобудем, но заработает на этом только тот человек, который поможет нам в этом. Мне искать такого человека дальше, или я его уже нашёл? Он хочет заработать существенно больше обычного? Тогда - я развесил ухи и внимательно слухаю его цену за добротный посадочный материал бенгальского сахренного тростника. Цена, озвученная бенгальцем после минутного размышления, была нехилой и по нашим меркам, почти вдесятеро выше суммы нашей с ним сахарной сделки, но ради такого дела она для нас была приемлемой...
    []
   - Вот разведём теперь во всех колониях сахарные плантации, завалим дешёвым сахаром, подсядет на него не избалованный сладостями народ, и звиздец придёт всем, кто предрасположен к диабету, - предрёк Серёга, - Инсулин я вам не синтезирую.
   - Ихь бин больной? Расстрелять! - схохмил спкцназер.
   - Это уже беспредел, - хмыкнул я, - У нас правовое государство, и без суда у нас никто никого не вешает и не расстреливает. Но зато у нас ведь и свобода. Можешь жить - живи, не можешь - не живи, никто не принуждает. Ущербные вольны вымирать, сколько им вздумается, - и мы рассмеялись все втроём.
   Я ведь упоминал уже, что индийский тростниковый сахар греко-римская Лужа знает только как редкое и страшно дорогое лекарство? От каких болячек - не копенгаген, болящих античных спрашивайте богатеньких или табибов греческих, которые не сыпать сахрен на хрен тем болящим прописывают. Основная же масса античного народу и так его на хрен не сыпет, потому как не по карману. Мёд в хорошо обжитых и густонаселённых странах тоже удовольствие не из дешёвых. Дети того же Курия, моего соседа крестьянина, в гостях к нас лакомятся им куда чаще, чем у себя дома. Виноградная и фруктовая патока подешевле, но тоже жопой не пожрёшь, и варенье на ней варить тоже не всякий позволить себе может. А свинцовый сахрен - как раз то, что я бы точно высыпал на хрен. Ну, если не на свой, а на чей-то абстрактный, конечно. Потребность же в сладком у людей античного мира вполне объективна, так что и травятся этим свинцовым сахреном регулярно. Нашим оно сильно надо? Так что дешёвые колотые леденцы нормального тростникового сахара для колонистов и недорогая сахарная патока - чтобы перед нашими заклятыми римскими друзьями не палиться - для народа метрополии уж точно не роскошь, а необходимость. А если у не умеющих свои хотелки регулировать обезьян жопы ихние слипнутся от дешёвых сладостей, так и хрен с ними. Чем скорее такие передохнут от диабета, тем здоровее будут поколения потомков. И лишать нормальных людей нужного им сахара, лишь бы только от него не окочурились ущербные, мы не собираемся. Пущай окочуриваются - имеют право.
   На этом же дальнем для нас оптовом рынке Махатиттхи следовало разыскивать и малайцев. Ну, индо-малайцев - так будет точнее. Сами-то натуральные малайцы ещё не те мореманы, какими станут позже. В смысле, матросня-то может быть уже и малайской в основном, потому как простонародья из Индии туда эмигрировало немного, а вот морская элита вроде навигаторов и кормчих, не говоря уже о купцах-судовладельцах - эти индусы. Я ведь упоминал об эмиграции в Малакку и Индонезию немалой части индийской элиты из Калинги в процессе и после её завоевания Ашокой? Вот с этими эмигрантами как раз и связано зарождение как малайской государственности индийского типа, так и серьёзного малайского мореходства - ага, белые акации, цветы эмиграции. Собственно, индийские мореманы из тех же Бенгалии и Калинги и раньше-то плавали в те воды, и вполне может статься, что и тогда уже добирались и до Индокитая, и до южных берегов самого Китая. Но теперь-то индусы из Калинги сами у малайцев обосновались, так что теперь им на юг Китая сплавать лишь немногим дальше, чем в Индию, и вот уже полвека, как сложилась и существует в объективной реальности означенная ситуёвина. Потому-то и торгуют здесь китайским шёлком не из долины Инда купчины, куда он доставляется караванным путём через Среднюю Азию, а вот эти индо-малайцы, привозящие его морем. Морем - оно ведь и в античные времена дешевле получается, чем на ишаках или верблюдах.
   Хвала богам, найденный нами на рынке торгующий китайским шёлком купчина именно таким индо-малайцем, то бишь малайским индусом, и оказался, так что мы смогли с ним через Мани объясниться. Я боялся, что ткань расшитой этими дурными китайскими драконами или чем-то вроде этого окажется, и такая у него тоже была, но к счастью, лишь небольшая часть. В основном же ткань была однотонной, хотя некоторые её сорта и имели вытканный в тот же тон мелкий простой орнамент. Давно ведь уже и на экспорт китайцы свой шёлк ткут, так что изучили уже, что у них свой вкус, у индусов свой, а у греков Лужи тем более свой, они только этот свой меандр традиционный по краю однотонной одёжки и признают, так что им однотонную ткань подавай, а меандр свой они сами на ней вышьют. И индусы тоже, хоть и любят расшитое другим цветом, но своё предпочитают, так что им тоже однотонная ткань желательна, на которой они своё сами вышьют. В общем, нашлась и вполне подходящая для греко-римской Лужи однотонная ткань, включая излюбленный гетерами тончайший полупрозрачный газ. Млять, хорошо китайцам с этими их коконами тутового шелкопряда, легко разматывающимися на готовую тонкую нить! Вспомнились сразу же мучения прях на моей шёлковой мануфактуре, работающей по технологии Коса, то бишь с расщипыванием, расчёсыванием и прядением неразматывающихся коконов от наших местных шелкопрядов. Попробуй-ка спряди таким манером тонюсенькую паутинку ровной по всей её длине толщины! Млеют, конечно, богатенькие покупательницы Лужи и от косской пародии на газ, и от моего аналогичного и ничуть не худшего контрафакта, но с китайским они, конечно, и рядом не валялись.
   И самое-то ведь обидное, что ничем не хуже мои шелкоткачи - такого, как Рам, поди ещё поищи. Вот пряхи - да, не под силу им спрясть честным способом то, что никто в Китае и не прядёт, а наоборот, из готовых паутинок нить нужной толщины свивают. Это и мои сделают не хуже, дай им только китайские тутовые коконы! Но о них можно только мечтать, а пока меня пряжа китайская шёлковая интересует. Оказалось, есть и она, хоть и у другого индо-малайца. Не один я такой хитрожопый, решивший загрузить своих ткачей импортной китайской пряжей - индусы пораньше меня до этого допетрили, а спрос ведь, как известно, рождает предложение. Свой шёлковый газ индусы давно уже из китайской пряжи ткать наловчились, и дураком надо быть, чтобы хорошему примеру не последовать.
    []
   Ознакомились с ассортиментом у обоих индо-малайцев, приценились, отобрали интересующий нас товар, поторговались с обоими, пришли к общему знаменателю. Шёлк и здесь, конечно, недёшев, но по сравнению с Лужей - млять, ну и дурят же нашего брата эти грёбаные спекулянты! Я ведь упоминал уже в своё время, что и косский шёлк идёт на вес золота? Вровень с ним и аналогичный по качеству индийский - тот, который в натуре индийский, а не транзитный через Индию китайский. Не получается у косцев цену на него сбить по причине мизерности предложения, и моя мануфактура тоже погоды не делает. А китайский, включая в него условно и сотканный в Индии из китайской пряжи - тот уже и на полуторный вес золота в Луже идёт, и на двойной. Мало кто такую одёжку может себе позволить, не говоря уже о прочем тряпье, так в Гребипте, дабы сбыт облегчить, обратно на пряжу импортную шёлковую ткань распускают и ткут по новой напополам с хлопком, льном, а то и с шерстью. Такую полушёлковую ткань уже в разы больше народу купить в состоянии, и берут ведь, потому как по кошельку и понты. А здесь на вес серебра от силы тот шёлк в среднем идёт, и мы репу чешем - почём же он тогда в самом Китае?
   - Марворид лозим нест! - отшил Володя очередного жемчужного впаривателя, - И не бздят же аж сюда со своим палевом топать! Сколько, интересно, ментам отстёгивают за слепоту и глухоту?
   - Ты лучше спроси, сколько высокому начальству этих ментов заносят паханы этих прохвостов, - прикололся я, - Наверняка ведь достаточно для мира-дружбы-жвачки.
   Но Восток есть Восток - откровенная коррупция и относительный порядок на нём как-то ухитряются сосуществовать и даже не сильно друг другу мешать. Здесь уже не фронтирное захолустье Тамманавы, здесь морские ворота столицы царька, и синхальский порядок твёрд. Каждую сделку регистрировать у чинуши приходится, чем нам и пришлось заняться сразу же, как договорились с бенгальцами и с индо-малайцами. Делается это для тотального учёта и контроля, без которого немыслима восточная деспотия, но надо отдать и должное - заодно это и удобнее, если от уплаты пошлин уклониться не пытаешься. Они здесь, конечно, грабительские, если с местными ценами на товары их сравнивать, но для нас-то по сравнению с ценами этих же товаров в Луже они просто смешные. Ага, большой привет тамильским, бармалеевским и птолемеевским вымогателям, которым с нас содрать такие же грабительские пошлины не судьба. Однократный рэкет тутошних синхалов - не тот случай, из-за которого есть смысл лезть в бутылку.
   Порешав насущные вопросы на дальнем рынке Махатиттхи, мы направились на ближний возле самого Талахори. Он там такой же в принципе, но есть некоторая разница в деталях. На дальнем мы бенгальцев с индо-малайцами искали, а на ближнем и дравидов малабарских встретишь наверняка, и бармалеев южноаравийских, если повезёт. Нам-то их найти было бы желательнее, потому как малабарцам за южноаравийские благовония не с руки как-то переплачивать. Понятно, что и у них тоже будет гораздо дешевле, чем в Луже, но не настолько, как транзитные через бармалеев индийские товары.
   Так уж сложилось исторически, что южноаравийские ладан и мирра прижились повсюду не только в качестве светских благовоний, но и в качестве богослужебных. Из-за их редкости и дороговизны как раз. Религия - это ведь такая штука, что всё положенное ей - вынь, да положь, и абсолютно не гребёт её профессиональных идиологов, насколько положенные пожертвования для прихожан обременительны. Благочестие требует жертв. И в результате, сколько бы ни стоили эти ладан и мирра, сбыт их гарантирован, поскольку это в светской жизни без них можно обойтись, а в религиозной - даже думать не смей ни о малейшем нарушении священных традиций. Не могут обойтись без принятых традицией аравийских благовоний ни египетские храмы, ни ближневосточные, ни греко-римские, ни индийские. Поэтому едва ли и в Индии ладан с миррой будут стоить копейки.
   Бармалея, торгующего благовониями, мы нашли только одного, но и то хлеб. У него по сравнению с Лужей раза в три где-то ладан и мирра дешевле шли - ага, искренний и пламенный привет гребипетским Птолемеям. Растолковав арабу, что брать будем разом всё, что у него осталось, если уж сойдёмся в цене, мы сподвигли его сбавить означенную цену до четырёхкратной разницы с Лужей. Где-то наполовину нашу потребность у араба этого отоварили - к сожалению, припозднились мы, буквально позавчера расторговался и отплыл ещё один его соплеменник. Придётся теперь добирать недостающее у тамильских спекулянтов, отчаянно с ними торгуясь. С богами торг неуместен, а с людьми - вполне.
   Тут ведь что самое смешное? Физически эти благовония - смолы двух деревьев, которые растут не в одной только Южной Аравии. Какое-то из них, Наташка говорила, и в самой Индии растёт, а в Эфиопии и Сомали - оба вида. Чем они хреновые по сравнению с теми южноаравийскими, хрен их знает, но вот не котируются почему-то. Сам умащайся и окуривайся, чем хочешь, а богам только брендовые южноаравийские благовония подавай. Неплохо, короче, устроились бармалеи, сидя на раскрученном бренде, нужном всем. Нам, что ли, распиарить аналогичным манером вест-индский копал? Так ведь против традиции многовековой хрен попрёшь. Гребиптяне вон со времён Древнего царства - Баурджед при Джедефре, преемнике того самого Хеопса, если мне склероз не изменяет - в Пунт плавать повадились, в том числе и за благовониями. Вот с тех пор бармалеи на бренде и сидят.
    []
   Вроде бы, при той фараонше, которая Хатшепсут, это уже Новое царство было, очередная экспедиция и деревья в кадках из того Пунта доставить сумела, но то ли и у той Хатшепсут не срослось, то ли ещё какая хрень приключилась, но подвинуть бармалеев с насиженного места монополистов так и не удалось до сих пор никому. Говорить с этим о посадочном материале, естественно, смысла нет. Кто же добровольно отдаст нам ключ от квартиры, где деньги лежат? Это не перец для Цейлона, который его не экспортирует, это даже не сахрен для бенгальцев, который они экспортируют, но не как предмет роскоши, это для бармалеев их самый основной и самый ценный экспортный товар. Сейчас об этом и думать даже нехрен, это же целая разведывательно-диверсионная операция выходит. До неё ли нам сейчас? Позже, когда закрепятся наши в Индийском океане и усилятся, тогда и придёт время монополии бармалеев лишить, а пока покупать у них эдесь в разы дешевле, чем в Луже - уже немалый успех...
   Обиднее всего оказалось то, что ни на одном из тутошних рынков мы так и не нашли семян бамбука. В сезон-то, когда бамбук плодоносит, Наташка говорила, собирают его семена и используют вместо зерна то ли овса, то ли ячменя - вплоть до того, что идут они на корм скоту, то бишь их до хрена, и стоят они жалкие гроши. Но это в сезон, а он у бвмбука раз в десятки лет случается, и если мы в него не попали, то - не попали. Так-то он повсюду растёт, дикий и абсолютно ничейный, саженцы хоть сам где угодно копай, хрен кто хоть слово скажет. Но ведь с ними же и геморрой будет ещё хуже, чем был с рассадой бананов, когда через Атлантику её на Кубу пёрли. Та тоже и места на палубе занимала до хрена, и полива пресной водой требовала регулярного, но хотя бы уж росла умеренно, а бамбук - он же и растёт как бамбук. На самый крайняк пойдём, конечно, и на это, но пока ещё не потеряна надежда найти где-нибудь семена, с саженцами мучиться не хочется.
   Посмотрели мы и рабов. Я ведь упомянул уже о пиратском промысле, которым и синхалы балуются, и тамилы? Вообще-то классическое рабство в Индии распространено не так широко, как в Луже. Для услужения и тяжёлых неквалифицированных работ есть и шудры, многим из которых кастовые законы даже прикасаться к денежной наличности не позволяют, так что их труд оплачивается исключительно натуральным довольствием. Ну и чем они тогда принципиально отличаются от рабов? А для совсем уж тяжких работ или унизительных есть же ещё и вовсе неприкасаемые, обязанные делать то, что и шудру хрен заставишь, так что настоящие рабы индийскому социуму не очень-то и нужны. Ситуёвина с ними поэтому как в Египте - держат в рабстве, пока те не пообвыкнутся в социуме, а там и переводят в те категории населения, которых социуму не хватает - в крестьяне там или в ремесленники, кто нужнее. Семьями живут, в посёлках, род их занятий строго по кастовой принадлежности, от формально свободных только тем и отличаются, что могут быть всей семьёй проданы другому хозяину. И то, я не уверен, насовсем ли это их рабское состояние или на какой-то определённый срок. Впрочем, на Востоке и свобода такова, что в кавычки её надо брать. Нет же ни индивидуальных крестьян, ни индивидуальных рамесленников, а есть общины тех и других. Налоги и повинности на общину налагаются и уже внутри неё по семьям отдельным развёрстываются, и хрен уйдёт куда свободный общинник, если его община не отпустит. Лодыря, алкаша, наркошу или бестолочь с двумя левыми руками - такого отпустят, да только хрен он такой сам уйдёт. А кому и где он такой на хрен нужен, шпынь этот ненадобный? Толкового же, честно тянущего лямку - хрен отпустят.
   Но Восток есть Восток, и отношение к людям на нём принято двойственное. С одной стороны, люди - главное богатство, и это декларируется во всех восточных странах. И где-то в чём-то даже соблюдается. Но с другой - богатство-то это наращивается, страны становятся густонаселёнными, и чего их беречь, людишек-то этих, когда их до хрена, и их девать уже некуда? Поэтому и расходуют их, не особо переживая. Надо будет - бабы ещё нарожают. А когда увлекутся и чересчур народец перерасходуют, тут и хватаются опять за башку - нарожать-то бабы нарожают, уже тужатся, но когда ещё этот прирост вырастет? А люди уже сейчас нужны. И возникает такая ситуёвина то здесь, то там, и как её быстро поправить? Тут только два пути - или чужое население на войне в плен увести, да у себя внутри страны расселить, где наибольшая нехватка этого главного богатства, или заказать работорговцам, если маленькой победоносной войны не предвидится. Почему бы и не тем же пиратам, например? А в небольших количествах люди сей секунд всегда хоть кому-то, да нужны, так что есть всегда и какой-то спрос на невольничьем рынке. Ну а есть спрос - будет и предложение.
   А нам же по-прежнему переводчики нужны. Тех владеющих греческим рабов, которых Мани нам в Тамманаве организовал, он ведь на время только у хозяев одолжил, а продать нам их с концами их хозяева не согласились - самим нужны. Сам Мани и его раб тоже не могут служить нам переводчиками вечно, так что нужны свои. Смотрим мы этих выставленных на помосте бедолаг, прицениваемся. В среднем дешевле где-то примерно на треть, чем на римском Форуме, если по соотношению с ценами на скот сравнивать. Раб в Риме в районе четырёх быков стоит, если большого наплыва после войны нет, здесь двое по цене пяти буйволов идут, два с половиной за одного получается, можно доторговаться и до пары буйволов за раба, но это, конечно, неквалифицированных мужиков и стрёмных баб касается. Бабы нам сейчас без надобности, а вот мужик нам не всякий нужен. Знание языков - это ведь уже какая-никакая, а квалификация. Синхалы тамилов пленных с юга Индостана продают и не особо-то цену при торге сбавляют - Мани пояснил, что тамилов покупают те, у кого родственник какой тамильскими пиратами в плен увезён, тогда его у тамилов обменять на их соплеменника можно. Малабарцы же привозят рабов с севера, кто не выкупился и не обмененялся - в принципе есть шансы и владеющего греческим найти.
    []
   Владеющего ломаным греческим мы нашли, да только не раба, а работорговца из числа малабарских пиратов. Ну и урод же, млять! Э, уважаемый, тебе раб-яван сколько надо? Три штука? Есть три штука! Мы обрадовались такому везению, просим показать, и тут выясняется, что сейчас у него ни одного нет. Но будут, мамой клянётся, вот как этих всех распродаст, так обязательно сплавает за новыми и яванов нам обязательно привезёт, сколько закажем. А пока - вот этих бери, много работают и мало едят. А нахрена они нам сдались, орясины эти, которых он первых же попавшихся отловил? Э, уважаемый, возьми вот этот, умный, настоящий брахман, язык яван быстро учит - ага, и тычет своим пальцем в обритого налысо доходягу. Млять, ну вот только раба-брахмана нам ещё не хватало для полного счастья! Я ведь упоминал уже, что такой скорее сдохнет, чем будет делать что-то, не положенное ему по касте? И хрен бы с ним, если бы он реально язык знал, так ведь ни в зуб же нога! Мы уже было отчаялись, но вдруг другой малабарец, по-гречески не знавший ни слова, но понявший, что нам нужно, сообщил через Мани, что буквально вчера продал раба-шудру, говорившего по-явански. Кому, он не помнит, но сделка-то зарегистрирована.
   Вот когда я помянул добрым словом этот грёбаный восточный бюрократизм! У чинуши мы выяснили, что покупатель - местный, а раб - откуда-то с севера, так что едва ли он куплен для обмена, наверняка в услужение, то бишь можно и перекупить. Узнав имя и адрес покупателя, мы даже докупку недостающих благовоний отложили, а то мало ли, что ещё приключиться может? Нам повезло вдвойне. Во-первых, покупатель брал просто слугу, а не переводчика, так что принципиальных возражений против перепродажи у него не было. Во-вторых, сам раб оказался молодым парнем, в натуре из шудр, но уж точно не дубиной. Главное же - дравид из северных тамилов, ещё в детстве угодивший в рабство к маурьевским индусам долины Инда, а уже от них пару лет назад к тамошним же яванам, у которых и научился их языку. Ну, научился - это громко сказано, потому как говорил он по-гречески ничуть не лучше того малабарского прохвоста, но это уже принципиальной роли не играло. Говорит же хоть как-то, так что на уровне "моя твоя понимай" с ним уже объясниться можно, а учить ведь мы его один хрен не греческому, а турдетанскому будем. Так зато и получим в его морде лица переводчика и на индо-арийский, и на дравидский - ага, два в одном, как говорится. Короче говоря, парень нам вполне подходил, и за ценой мы стоять не собирались.
   Но - Восток есть Восток. Греке предложили бы цену больше той, которую он сам отдал, и что ему тогда раб, купленный только вчера и никак ещё себя в его доме не зарекомендовавший? А у индусов с этим сложнее, у них не принято раба продавать, если тот ни в чём ещё не провинился. Вот если раб сам попросит продать его, тогда это другое дело, на Востоке в такой просьбе отказывать рабу тоже не принято. Ну, поговорили мы с парнем, где ему познаний в греческом не хватало, там Мани подключался. Для начала мы объяснили ему, что мы - не греки, и у нас с рабами обращаются получше, чем у них, да и не навечно рабство, если человек достойный. Лёгкой жизни не обещаем, делать придётся всё, что делают наши, но и ниже плинтуса его никто опускать не собирается, а нужен он нам как переводчик - научится нашему языку, будет с индийских языков переводить на него и обратно, когда понадобится, а когда этого не будет нужно - будет служить так же, как служат наши мореманы и солдаты. Увидев скошенный парнем взгляд на меч и кинжал одного из сопровождавших нас матросов, я подтвердил, что у нас нет жёсткого кастового разделения. Будет послушен и старателен - тоже получит оружие, его будут учить с ним обращаться, и он будет носить его, как и все наши люди. Короче - станет одним из наших.
   Парень немного подумал, сразу согласия на перепродажу не дал, но попросил хозяина отпустить его с нами до вечера - типа, пусть иноземцы в деле его проверят, а он к ним присмотрится, и тогда виднее будет. И ведь молодец, соображает. Мало ли, чего ему понаобещают иносранцы, которых он видит впервые в жизни и о которых никто ни хрена не знает, так что и посоветоваться не с кем? А вот так, спонтанно с нами увязаться, чего мы заранее предвидеть не могли, а значит, о добротной показухе едва ли сговорились меж собой заранее, не настолько ведь он важная персона - много чего заметить можно. Если нагрёбываем, то показуху нам на ходу импровизировать придётся, без подготовки, и тут уж хоть на какой-то мелочи, да спалимся. Мы переглянулись, поухмылялись - молодец, говорю ему, правильно сообразил, нельзя верить чужакам на слово сходу.
   Сходили с ним снова на рынок, поговорили там с тамильскими перекупщиками о недостающих нам южноаравийских благовониях - переводил в основном он уже сразу на дравидский, а Мани помогал ему с нами на греческом объясняться в затруднительных для него случаях. Торговаться пришлось круто, потому как сперва тамилы заломили цену лишь вдвое дешевле цен Лужи. С немалым трудом мы выторговали у них в конце концов ту трёхкратную разницу, с которой начинался наш торг с бармалеем. Берём ведь много, а им тоже побыстрее расторговаться желательно. Прибыль ведь не только от наценки идёт, но и от скорости денежного оборота. И показал себя парень в этом деле очень неплохо.
   Зарегистрировав у чинуши и эту сделку, мы направились обратно к причалам. Уже на полпути нас встретил посыльный, доложивший, что постоялые дворы навигаторы нашли и предварительно о постое с их хозяйками договорились, но теперь нужно утрясать все вопросы окончательно. Естественно, как же без этого? И в Тамманаве были моменты, по которым не сходу к общему знаменателю пришли. В чужой стране - неизбежно. Самое интересное, что о части этих моментов тутошние хозяйки оказались уже в курсе - раньше нас сарафанное радио донести успело. Уже на подходе на берегу лиманчика служаночки по ночной части купально-загорательные процедуры изображают, демонстрируя нам свои стати, и демонстрировать им есть чего - подобраны с учётом наших предпочтений. Тоже в основном дравидского типа, хотя индо-арийской примеси больше, но фигуры и мордашки - то, что надо практически у всех, а уж стрёмных на наш вкус - ни одной. Остаётся только гадать, только ли в деловой смекалке у хозяек гостиничного бизнеса тут дело или им ещё и указание сверху дано из тех, которые хоть и формулируются как рекомендация, но горе тому, кто дерзнёт ей не последовать. Не удивлюсь, если так и окажется - это же Восток.
    []
   Цены постоя оказались выше, чем в Тамманаве, раза в полтора - сказывалась и близость к столице. Ну, относительная, с учётом транспортной связности. Так-то по карте если циркулем мерить, так оно примерно то на то выйдет, но из Тамманавы туда по суше топать, а грузы на запряжённой быками арбе везти, если ты не правительственный гонец и не важный чинуша, которому верховой конь или колесница положены. Да и с ними никто ведь не отменял ни рельефа местности, ни петляния дорог, ни их реального состояния, от идеала обычно весьма далёкого. А из Талахори - вверх по реке на лодке по равнине, так что и течение реки не особо сильное, и лодку с гребцами найдётся где сменить, и муссон летний попутных румбов. Хоть и отдалённые, но ещё окрестности столицы, скажем так. С мясом особенно тяжело из-за этих грёбаных индуистско-буддийских заморочек. Полный же синхальский контроль, с которым хрен забалуешь. В Тамманаве и джунгли ведь рядом, и ведды регулярно снабжают дичью. И если не приглядываться и не принюхиваться очень уж дотошно, то мясо - не дефицит. Не только мы сами, но и многие наши люди не раз уже замечали, что и на вид, и на вкус подававшееся им на стол мясо напоминало мясо лемуров мадагаскарских, которые такие же древесные приматы, как и эта священная для индуистов макака. Но это там прокатывало, на фронтире синхальской цивилизации, а здесь твёрдый индуистский порядок, и шаг влево, шаг вправо - ага, считаются попыткой побега. Так что и выбор из-за этого резко сужен, а те сорта, которые доступны - дороже. Из того, что на смешных товарных ценах сэкономили, не так уж и мало постойные издержки сожрут, но если доставим грузы успешно - экспедиция окупится многократно. Не тот случай, чтобы в мелочах своих людей ужимать.
   Как раз за обедом мы и нашему тамилу это наглядно продемонстрировали. Ну, в смысле, пока ещё не нашему, а кандидату в наши, но и за этим, думаю, не заржавеет. Он же далеко не каждый день столько мяса ел, сколько в обеденной порции ему досталось за нашим столом. Едва разложили жратву по мискам, парень отпросился ненадолго - типа, к кустикам ближайшим отлить, а вернулся потом весь задумчивый какой-то. Мы потом за перекуром смеялись, когда матрос рассказал нам, что заглянул тогда парень не в кустики, а к ним - типа, дверью ошибся, а сам на стол ихний уставился, что едят, а челюсть отвисла от изумления - не ожидал увидеть, что все едим одно и то же и в равной доле. Но что не принял за чистую монету сразу, а сообразил, как проверить - молодец. В иерархическом до мозга костей кастовом социуме индусов такого не бывает даже в военном походе, так что заподозрить обман у весьма неглупого парня были, конечно, все основания.
   Пока мы курили, он снова отпросился - глядим, со служанками хозяйскими уже о чём-то говорит. Ну, бабёнки видные, дело молодое, понять можно. Да только ведь, судя по жестикуляции характерной, не столько клинья он к ним подбивает, сколько о чём-то у них выспрашивает. Вернулся - ага, ещё более задумчивый. Мозгует над чем-то, мнётся с ноги на ногу, поглядывает на нас, колеблется.
   - Спросить что-то хочешь? - помогаю ему решиться, - Спрашивай, что хочешь знать, не стесняйся.
   - Ты, господин для весь свой люди очень хороший еда заказал. И для раб, даже для маленький девчонка, тоже раб, - это он за обедом и с нашей Паримой пообщался через наш перевод с турдетанского на греческий и обратно, - Для весь свой люди. Свободный люди в весь Индия так хорошо мало кто кушает.
   - У нас так тоже не всегда, - ответил я ему, - В походе или в плавании мы тоже едим скромнее - досыта, но скромнее. Мы долго плыли через море и терпели неудобства путешествия - люди заслужили хороший отдых. Опять поплывём - опять будем терпеть.
   - Ты, господин, ещё и для весь свой люди женщина заказал.
   - Ну, не для всех. Для всех - это слишком дорого. Для половины - по одной на двоих, сегодня у одного, завтра у другого, и так через день по очереди.
   - Так тоже очень хорошо, господин. Женщина весь молодой, красивый, старый и некрасивый ни один нет.
   - Так не всегда. В плавании не было никаких. Люди долго терпели и заслужили удовольствие на берегу. Потом опять долго терпеть придётся.
   - И всё равно хорошо. Много свободный человек такой жена нет.
   - Ну, на таких обычно и не женятся, - хмыкнул я.
   - Я знаю, - ухмыльнулся и парень, - И всё равно очень красивый. Есть и такой - как настоящий девадаси.
   - Тебе сколько лет, чтобы на девадаси этих рот разевать?
   - Десять и ещё семь, господин, - он и на пальцах показал для наглядности.
   - Ну, тогда уже можно. Хозяин-то тебя на ночь отпустит?
   - Ночь не отпустит, - поскучнел парень, - Вечер обещал, вечер и ночь надо быть дом. Вечер прошу хозяин, пусть завтра меня тебе продаст.
   - Только из-за девадаси?
   - Не только, господин. Твой люди - хорошо. Когда хорошо - все хорошо, когда плохо - все терпят. Я видел и слыхал. У нас большой человек обещает всё, а делает мало. Ты обещаешь мало, а делаешь всё.
   - Ну, не всё. Всё, наверное, и боги не могут, если терпят всякие безобразия. Но то, что мы можем - да, стараемся сделать. Если не знаем, получится или нет - не обещаем того, в чём не уверены. Млять, да сколько же вам ещё повторять-то, уродам, что марворид лозим нест! - это адресовалось очередному жемчужному бандюку, заявившемуся и сюда впаривать свою контрабанду.
   Ещё до обеда, пока мы по рынкам дела свои проворачивали, разнёсся слух, что одного ловца жемчуга сцапала акула. Отбили, но порван был так, что живым до берега не довезли. Люди гибнут, добывая эти красивые бусины, на которых они наживаются, и хотя бы уж на остаток дня могли бы, млять, и элементарное уважение к их несчастью проявить.
    []
   - И ещё, господин, я теперь ещё немного боюсь, - добавил парень, помявшись, - Назад - плохо.
   - Хозяин будет сердиться за то, что ты не отказался от продажи сразу?
   - Хозяин не сердится. Но от стражи он не защитит. Если схватят - плохо.
   - А что ты такого натворить успел, чтобы бояться стражи?
   - Я с тобой говорил, с твой друзья говорил. А я кто такой? Шудра и раб. Стража схватит, будет спрашивать, будет бить, будет пытать. Шудра кто защитит?
   - Шудрам разве запрещено говорить с чужеземцами? - по Тамманаве ни у кого из нас не сложилось впечатления, что кто-то опасается неприятностей за общение с нами.
   - Говорить можно, господин. Но вы - люди с бронзовый корабль.
   - И почему ты решил, что это меняет дело?
   - Я с женщина говорил. Вон тот девушка - это невеста тот ныряльщик, который акула-бык схватил. Здесь не работает и никогда не работал. Отец и брат на берег помогал жемчужный раковина проверять. Заставили сюда ходить, для люди с бронзовый корабль.
   - Её одну только заставили?
   - Не один, господин. Весь красивый девушка шудра и весь красивый молодой женщина шудра. Велели - шудра как не пойдёт? Весь семья тогда плохо. Хозяйка двор их весь смотрел и два раза десять самый красивый выбирал. Сказал, из Тамманава будет три бронзовый корабль. Когда придёт - сказал, этот два раза десять весь должен быть на двор.
   - Так, понял - молодец, соображаешь. Считай, что ты уже на службе. А теперь - позови-ка эту девчонку сюда. Нет, стой! Надо незаметно. Сходи спокойно в кусты, отлей там, а уже оттуда спокойно её найди и поговори. Скажи, чтобы зашла к нам в эту комнату с тряпкой какой-нибудь или веником, вроде как прибраться. Пусть ничего не боится, мы с ней только поговорим. А ты сам, когда она пойдёт, сразу с ней не иди, а поговори там ещё с кем-то из них немного о какой-нибудь ерунде, потом только приходи. Всё понял?
   Собственно, его присутствие не обязательно, по-синхальски девчонка говорит наверняка, так что переводить может и Мани, и его раб, но раз уж парень с ней уже разок говорил - какой-никакой, а знакомый, и в его присутствии девка бздеть будет меньше. Так оно и вышло. Пока парень, обеспечивая конспирацию, трепался с другими бабами, эту мы расспросили предварительно об ейном житье-бытье, дабы вообще в ступор с перепугу не впала. С его возвращением и она немного осмелела, он подключился к переводу, и тогда мы перешли к сути. Толку, правда, добились от неё не сразу. Первым делом она на парня окрысилась за то, что сдал нам её, но тем самым спалилась и сама. На вопрос, давно ли по этой части работает и как докатилась до такой жизни - вспыхнула и затараторила так, что нам едва успевали переводить. Сказала, что её и в наложницы не так давно очень важный человек взять хотел, да только никто ей не нужен кроме жениха, и она тогда прикинулась больной. Она придумала бы что-то вроде этого и на этот раз, если бы не этот несчастный случай с женихом, из-за которого ни о чём больше думать не могла. Всплакнула, а потом добавила, что хотела уже упасть, чтобы фингал себе набить, авось забраковали бы хоть на ближайшие дни, а там придумала бы ещё что-нибудь, да не успела. Тут только и въехала, что обидевшись на гнусные подозрения, спалилась окончательно. Тогда-то уже и начала колоться, больше не упираясь. Им запретили говорить бронзовым людям - ага, нас здесь уже так окрестили за наши бронзовые кольчуги - о том, что их заставляют прислуживать им и спать с ними принудительно. Ну так зато и улыбнулась, когда Володя заметил, что запретить-то им запретили, а как не спалиться при этом, так и не научили. Сказали ей, что никто от нас об этом разговоре не услышит, так что она может не бояться - сама, главное, пусть только никому не проболтается. Особенно, если её спросят, каковы бронзовые люди в постели - тут она снова заулыбалась.
   С помощью импровизированных подручных средств спецназер нарисовал ей такой фингал под глазом, что мы давились от смеха уже в процессе его работы, а заценив результат, наш тамил добавил, что если бы в таком виде она ему попалась, ни за что бы к ней не подошёл. Она и сама-то ужаснулась, когда мы и ей в зеркале её теперешний видок показали - ага, это при том, что сама же и собиралась настоящий фингал себе набить. Вот и понимай после этого женскую логику, как хочешь, гы-гы! Научили её, как ей правильно падение изобразить, дабы этот липовый фингал убедительно залегендировать, настоящего при этом до кучи не набив, да и отпустили - дальше уж сама, как знает, а нам тут есть ещё над чем теперь репу почесать. Тем более, что огласка нам категорически противопоказана, а тут ещё и Малх, наш бывший робинзон, а ныне кормчий "Косатки", с каким-то важным вопросом принять его просит.
   - Тут, досточтимый, вот какое дело, - начал мореман, - Пока вы там делали все ваши торговые дела, а наши почтенные навигаторы здесь насчёт постоя договаривались с хозяйками, мы тут с ребятами по гавани этой немного прогулялись. Ну, суда эти местные - ты же и сам заметил, что они их не то, что бронзой - свинцом даже не обшивают. Ну как есть деревянные, да ещё и бечевой шитые, как и у многих финикийцев в Эдеме. Вот нам с ребятами и интересно стало, как же их тут червяк этот зловредный, язви его в печень, не грызёт. В Эдеме же - ты сам знаешь, у кого посудина получше, железным деревом днище поверх красного обшить стараются, но это же и труд с их дрянным инструментом тяжкий, и дерева этого железного на все суда не напасёшься. А здесь как раз одно судно хорошее индийцы эти чинят - и обросло днище, так что надо чистить, и штормами его ушатало, так что шитьё надо по новой перешить. Ну и заодно они общивку смотрят и кое-какие доски в ней меняют. По их рыбацким лодкам мы уже увидели, что коричневое дерево, которое вы тиком называете и очень хвалите, червяк всё равно грызёт, лапу якоря ему в зад по самую глотку. Ну, почти как наше красное дерево. Ну так мы там подобрали несколько дощечек, которые индийцы с обшивки сняли, да сами от наростов и смолы их зачистили, - мореман выложил перед нами две очень небольшие и тонкие дощечки, эдакие длинные паркетины.
    []
   Дерево было явно не тиковым - тяжёлое как тот же бакаут, тоже маслянистое, а судя по размерам, большим оно тоже не вырастает. На основную-то обшивку корпуса оно явно не годится, а вот поверх неё - ну, по одной стороне как раз видны неровности, как от червя, но неглубокие, ни одна и до половины толщины дощечки не доходит. Не по вкусу червю это дерево, хоть и пробует он на зуб всё, что ему попадётся. Да, неплохая защита от червя для подводной части корпуса поверх основной обшивки из махагони или тика. Если бы ещё и от обрастания защищала, цены бы ей не было, а так - латунному листу, конечно, не замена, но вот между ним и основной обшивкой тонкий слой такого дерева был бы на своём месте. Надо, конечно, брать на заметку, и спасибо индусам за проделанный ими за нас НИОКР, а нашим мореманам - за их глазастость и смекалку. То-то и в Тамманаве эти синхалы высокопоставленные удивлялись, зачем мы сверхдорогим по их меркам медным сплавом подводную часть наших судов кроем - ага, услыхали бы только, каким отборным матом мы кроем изгызенные этим грёбаным червяком кедр, дуб и махагони!
   Но над этим у нас ещё будет время помозговать и разобраться с деревом этим противочервивым, а пока у нас понасущнее вопросы наклёвываются. Заинтересовались же нами тутошние синхалы, крепко заинтересовались! Явного вида не кажут, но по мелочам косвенным интерес ихний угадывается. Вон, даже баб смазливых в приказном порядке на постоялый двор согнали втихаря то ли для нашего удоволивания, то ли вообще в порядке восточных понтов. Беспардонность восточной деспотии по отношению у своему народу при подчёркнутых политесах с не зависящими от неё иносранцами, с которыми у неё есть веские причины не собачиться - дело для Востока обычное и характерное, он таков, каков и есть по жизни, и нам его не изменить. Вполне возможно, что наш тамил и прав, опасаясь неприятностей. Это с баб, которые на Востоке считаются дурами по определению, и спрос соответствующий, а с мужика - спросят по полной программе, если хотя бы косвенно хоть в чём-то крайним его назначить решат. Но это уже вопрос второй. Парень нам подходит, и его мы из этого гадюшника вытащим, девка тоже, вроде бы, стоящая, находчивая, и такие не столь уж часто попадаются, так что и на предмет её мы тоже, пожалуй, помозгуем. Вот с жемчугом этим бандюки как-то чересчур уж настырны. А система оповещения у таких тружеников криминального фронта обычно на высоте, для них это жизненно необходимо, и уже после первых же обломов они должны были понять, что с нами это дохлый номер...
   - Подозрительны эти упрямые попытки впарить нам нелегальный жемчуг, - ага, если уж и Серёга внимание обратил, то не зря я параноика включаю.
   - И точно ли по своей инициативе? - ага, и Володя на той же волне, - Может, и их тоже сверху попросили об этом вежливо, но очень убедительно?
   - Могли, очень даже могли, - подтвердил я наше общее подозрение.
   - Для конфискаций обвиноватить нас хотят или чтобы милость явить и этим нас обязанными себе сделать? - развил спецназер логично вытекающую из этого мыслю.
   - Скорее, второе, - прикинул я, - Ожидать, конечно, можно чего угодно, так что греблом щёлкать и расслабляться мы не будем, но по логике вещей догребаться можно и до фонарного столба, и если бы им нужно было позарез, они бы давно нашли повод. Да и не тот у них сейчас политический расклад, чтобы врагов себе дополнительных наживать.
   - Точно! - согласился геолог, - Им сейчас друзья нужны и союзники, по идее...
  
   10. Индийские расклады.
  
   С раскладами этими индийскими чтобы внятно разобраться, это надо развитие индийской цивилизации с самого начала учитывать. А начинается она с Индской, она же - Хараппы, она же - Мохенджо-Даро. Это два ейных самых известных городских центра, но были и другие, менее известные, а в целом она охватывала всю долину Инда. Если кто-то полагает, будто все реально выдающиеся цивилизации созданы исключительно арийскими или индоевропейскими народами, то я его огорчу. Не были индоевропейцами ни шумеры, ни египтяне, ни создатели догреческой крито-минойской цивилизации, ни дравиды Инда. Эти вообще даже не европеоиды, строго говоря, а австралоиды, что ничуть не мешало им жить в городах с водопроводом и канализацией в то время, как предки хвалёных ариев до ветра бегали исключительно в кусты. Первенство в земледелии и скотоводстве, если мы о тех культурах и породах живности говорим, которые стали основными и магистральными для всей современной цивилизации - это, конечно, Плодородный полумесяц, не арийский ни разу, а вот дравиды там отметились на самом краешке, хоть и не индийские, а эламиты, соседи шумеров, да и предшественники шумеров, протошумерами называемые, тоже ведь тем эламитам родственны, а значит, тоже дравиды. Очевидно, что они же жили и между Эламом и Индом на юге Ирана, так что и Индская дравидская цивилизвция существовала не сама по себе, а в тесной связи с соседями и прочими сородичами вплоть до тех самых шумеров Месопотамии. И не только с сородичами, конечно.
   Вообще говоря, связи у этих индских дравидов были обширными, охватывая и Афганистан, и нашу Среднюю Азию, а по некоторым признакам, возможно, и Египет. Ну, это со слов Юльки, я в тонкостях не копенгаген. Дальние контакты на восток представить себе затруднительно. Ну, есть определённое сходство с индскими письменами у письмён Полинезии вплоть до острова Пасхи, но где тогда хренова туча промежуточных находок в Индонезии и Индокитае, да и в самой Индии? И тот же Цейлон в качестве перевалочного пункта был бы неизбежен при таком маршруте, но никаких находок на нём, связанных с Индской цивилизацией, наша историчка не припомнила. Это при том, что более позднее влияние несомненно - и сами дравиды на Цейлон явно не прилетели ни на каких виманах мифических, и пристрастие местной архитектуры к обожжённому кирпичу видно сразу и невооружённым глазом. Бронзовое кольцо с индской надписью на кости мадагаскарского эпиорниса - другое дело, но тут сама единичность находки подразумевает нерегулярную разовость контакта. Зато уж что сомнению не подлежит, так это плотность и регулярность связей между Индом и Месопотамией со всеми остановками, как и культурное сходство.
    []
   Цивилизация была, конечно, своеобразная. По планировке городов и стандарту мер, весов и ширпотребовских ремесленных изделий понятно наличие регулирующей всё это власти, но по частным жилищам, как и по захоронениям, резкого выделения немногих правителей не просматривается. Хотя далеко идущих выводов об идиллии я бы из этого не делал - на Востоке важнее власть, а если ты наделён полномочиями распоряжаться и общественным как своим, много своего тебе и не нужно. Просто не за собственность, а за должности с властными рычагами и полномочиями идёт вся обезьянья грызня в подобных социумах. Не принимал бы я за чистую монету и малое число находок оружия. Ага, щас! При таком уровне жизни в своих городах они бы и одного столетия не просуществовали без многочисленного и хорошо вооружённого войска! Скорее, и тут весь фокус в том, что что оружие в основном общественное, дома не хранится и в захоронения не кладётся, а из рук в руки переходит, используясь до прихода в полную негодность, после чего попадает на утилизацию, потому как медь и бронза в дефиците. Да, города их показывают хорошо налаженный быт, но не будем ведь забывать и об аграрности социума - ну какой там его процент мог жить в этих благоустроенных городах и наслаждаться их удобствами? Три процента или аж целых пять? Честно говоря, не вдохновляет. Хотя - да, для тех времён - немалое достижение и предмет изрядной зависти для всех обовшевших и бегающих по кустам до ветра соседей, включая и будущих хвалёных ариев.
   Валить паление этой цивилизации на них было бы, конечно, несправедливо. И без них по большому счёту рухнула. То, что арии завоёвывали и покоряли, было жалкими остатками бывшей роскоши. А обрушил её в основном экологический кризис. Тут и общее иссушение климата свою роль сыграло, далеко не одну только долину Инда затронувшее, тут и сведение лесов на топливо для того же обжига кирпича эту проблему ещё и местно резко усугубило, тут и тектоника заодно крупно им подкузьмила. Серёга говорил, там ещё одна река параллельно Инду юго-восточнее немного текла и тоже очень нехилые площади сельхозугодий орошала, но в результате серии землетрясений ейные притоки русла свои сменили - часть в Инд стала впадать, а часть - в притоки Ганга. Ну, стал сам Инд немного полноводнее, так параллельная же долина пересохла, и в целом вся ихняя цивилизация в большом минусе оказалась. Жрать стало нечего, часть сельского населения подалась на юго-восток в сторону Декана, часть на север, к Гималаям поближе, а немалая часть и на восток, в верховья Ганга. Без воды же - правильно, и не туды, и не сюды.
   Но это, кто поумнее был, да посмелее, первыми всё сообразили и на тогдашние фронтиры подались. Основная же масса, как и всегда в подобных социумах, понадеялась на власть и подалась в и без того разросшиеся города - ага, их самих впору расселять по деревням хотя бы частично, а тут ещё и эти понабежали. А чем кормить такую прорву и чем занять? Понятно, что кого могли - завернули взад, но бардак должен был быть тогда ещё тот. Это в стабильной и предсказуемой ситуёвине зарегулирование жизни подданных до поросячьего визга результативно, а когда ситуёвина меняется день ото дня, и решение принимается сегодня на основании вчерашнего расклада, а выполняться будет уже только завтра - о какой адекватности принимаемых мер может идти речь? На местах-то низовым регулировщикам расклад виднее, да только кто же посмеет свою-то инициативу проявить, идущую вразрез с мудрыми по определению указаниями сверху? Это на Востоке признак полного служебного несоответствия, и такие дураки в регулировщики не попадают, а если случайно какой попадёт или по блату, так надолго не удержится. А в результате и бардак, нигде никем не предотвращаемый своевременно, нарастает снежным комом. Кому и когда продумывать сложные решения? Принимаются самые простые и дурацкие. Мало жратвы? Так с крестьянских общин собрать побольше, самоочевидно же. На резко поубавившееся количество крестьян взваливаются резко возросшие повинности, и те, естественно, тоже вострят лыжи вслед за сбёгшими раньше. Народ разбегается как тараканы, города кормить некому, и в них наступает полная жопа. Рушится власть, рушится порядок, и утопающие спасаются сами, кто как может. Города забрасываются, остатки их населения, кто уцелел в уличных дрязгах, занимают брошенные деревни и хозяйствуют в ник, как умеют, то бишь весьма бестолково. Гораздо хуже, чем хозяйствовали прежние селяне, а порой хуже даже не охваченных той прежней цивилизацией дикарей.
   Вот в этот-то раздрай на руинах и ворвались на своих скакунах и колесницах те самые арии. Громить и рушить им было уже особо-то и нечего, всё разграблено до них, да и не стремились ведь они всё непременно порушить, а стремились просто в Индии жить, в сытой и благополучной цивилизации. Которую - ага, кругом обман - внезапно пришлось строить им же самим на оставшемся от той прежней цивилизации пепелище. Естественно, для себя любимых. Если ты сам о себе не позаботишься, то кто же о тебе в таком бардаке позаботится? Ну, как знали и понимали, что умели, то и построили. На подоконниках для начала в две шеренги местных всех построили. На Востоке ведь власть - всему голова, и её же мало захватить, её же удержать ещё надо. И удержи тут её попробуй, когда дравидов этих покорённых многократно больше, чем своих. А если о самостийности размечтаются? Вот и установили жёсткую варновую систему со строгим ранжиром - мудрецы и вояки во главе, и они только из своих, среди кормильцев тоже свои шестёрки самыми основняками поставлены, а чтобы покорённое население дополнительно разобщить, ещё и в кормильцы не всё его зачислили, выделив не меньшее число в подай-принеси, которых опустили ещё ниже - типа, цените, кормильцы, оказанное вам уважение. А чтобы и эти против ранжира установленного не вякали, всех протестующих и уклоняющихся от того разранжиривания вообще ниже плинтуса опустили - ага, в неприкасаемые. А ты не бунтуй и не вякай, не то сам как раз к ним из своей варны и вылетишь в два счёта, если вообще в живых оставят.
    []
   В общем, тут и старик Алоизыч нервно курит в сторонке. Понятно, что не сразу эта система у них сложилась и устаканилась, да и сложнее оно вышло на деле, потому как и качественное превосходство больше мнимое, чем реальное. Сами же дикари с таким же бронзовым оружием, как и то, которое дезертиры дравидские в бардаке порастащили. Как тут дравидского вояку в вайшии или шудры загонишь, когда его это не устраивает, и он не хуже ария вооружён? Особенно, где южнее и восточнее, где лесов побольше сохранилось, и чем дальше в лес, тем толще партизаны. В самой долине Инда прежний уровень жизни хрен восстановишь, потому как последствия того кризиса экологического так никуда и не исчезли, засушливо там и голодно, и народец разбегаться продолжает, и надо самим вслед за ним рассредотачиваться, власть свою на новых местах устанавливая - где-то с кем-то и договариваться пришлось, принимая в ряды и под знамёна, а значит, и зачисляя нужного и полезного дравида в варну подостойнее. Ага, тоже типа истинный ариец. А вдобавок же и дравиды не все уходят дальше в леса или партизанят, некоторые и объединяются, и воюют организованно, и со всеми такими разом воевать - никаких сил не хватит. С некоторыми и дружить из-за этого приходится, тем самым равное достоинство за ними признавая. И чем шире рассредотачиваться вслед за податным населением приходится, тем чаще требуются и друзья-союзники среди дравидов, а значит, и собратья по достойной варне. Формально арийского расизма никто не отменял, но политика есть искусство возможного - вплоть до отступлений в реальной жизни от формально непререкаемой теории. По мере накопления таких отступлений пришлось в конце концов и ту теорию арийским мудрецам брахманам редактировать, заменяя не соблюдаемый строго на практике прежний расистский обоснуй варнового ранжира божественной аргументацией, арийского этнического происхождения уже всенепременно не требующей. Им гордятся, но внутри варны все равны - ну, условно, с учётом внутриварнового чисто служебного ранжира и блата. Если дравид-вояка признан нормальным явлением, то не шокирует и соседний дравид-раджа, если он друг и союзник, а за его мудрецами, тоже дравидами, почему бы и брахманского достоинства не признать?
   Тем более, что и не могло быть единого принципа разранжиривания по варнам без единого индо-арийского государства, а с ним у ариев как-то не заладилось. Долина-то Инда от засух страдает и всех прокормить не может, приходится и на Декан расселяться, и в верховья Ганга, а из них уже и в саму его долину. Местности же разные, друг от дружки отдалённые, связность между ними слабая, а самостийности ведь не только дравиды эти хотят, от неё и сами арийские раджи не откажутся. А чем они, собственно, хуже таких же самостийных раджей-дравидов? За что такая дискриминация? Так что образовался у них в результате конгломерат небольших княжеств, где-то по нескольку штук объединённых с царьком во главе, а где-то и вовсе независимых ни от кого. И сколько государств, столько и сводов законов. Где-то варновый ранжир жёстче, где-то мягче, где-то расизм арийский в чести, а где-то и хрен на него забили, свободно роднясь и перемешиваясь внутри варн. Где как установится, так и будет. Это в свою очередь облегчало принятие варновой системы и княжествами дравидов, а вместе с ней - и проповедующего её индуизма. Формировалась постепенно единая религия, а с ней и единая хотя бы в основных чертах культура. Она-то и поспособствовала устаканиванию складывающейся индуистской системы на большей части Индостана. А почему бы и не принять её, если живёшь при ней, как и раньше жил, и подчиняться при этом никому не нужно? Ну, вожди, конечно, решения эти принимали, а для них так оно и было, потому как им-то раджами владетельными становиться при этом предлагалось. Мудрецы ихние, с которыми они совещались, тоже обычно не возражали - поди плохо и самим заделаться полноправными членами самой уважаемой во всей Индии варны брахманов? А рядового общинника, которого ожидала участь вайшия, а то и вовсе шудры, никто не спрашивал. Спорить же с начальством и у дравидов небезопасно.
   Параллельно устаканиванию этой арийско-дравидской социалки во что-то для всех единое и общепризнанное устаканивалось и техническое оснащение. Железом Индия не в пример богаче, чем медью, и железная революция тоже способствовала расширению охваченной этой индийской культурой зоны. Возможно, самое раннее кричное железо и не было лучше бронзы, вполне возможно, что было и хуже, не говоря уже о том, что оно ведь ржавеет во влажном климате, зараза проклятая. Но его было многократно больше, и стоило оно значительно дешевле. Пятью бронзовыми топорами на всю деревню джунгли под поселение и пашню расчищать или пятью десятками железных - есть разница? Хоть и гуще те джунгли в долине Ганга в полном соответствии с её более влажным климатом, с ними было уже чем бороться, а земля в долине мягкая и плодородная. Расчистить только надо, да раскорчевать - будет обрабатываться гораздо легче каменистой земли предгорий. И плодородие у неё соответствующее, и с ирригацией меньше напрягов, потому как воды с дождями выливается достаточно. Благодатный край!
   А где у крестьян с урожаем проблем особых не бывает, там и их самих больше, и крышующая их власть богаче, а значит, и в военном отношении сильнее. Так и вышло в результате, что именно в плодородной долине Ганга, включая и Бенгалию, образовались самые развитые во всей Индии и сильные княжества, то объединяющиеся по несколько в царства покрупнее, то распадающиеся снова на владения раджей-самостийщиков. Вояк у раджи хватает, кормить и вооружать их есть чем, в джунглях полно слонов, и есть кому и ловить их, и дрессировать для войны - поди ещё заставь такого подчиниться, если это не входит в его собственные планы. А даже и заставив - поди ещё удержи его в повиновении надолго, когда то и дело немалую часть войск на другие направления перебрасывать надо либо против других самостийщиков, либо против другого объединителя, размечтавшегося и тебя самого до кучи под своей властью объединить - ага, щас, прямо всю жизнь только о том и мечталось, чтобы другому какому-нибудь имперцу доморощенному подчиниться!
    []
   В общем, установилось и довольно долго поддерживалось колеблющееся, но в целом устойчивое политическое равновесие. Такого же типа ситуёвина была и на Декане, и в долине Инда, но тамошние княжества были не в пример беднее гангских, да ещё и для вторжений с северо-запада доступнее - ага, сами арии тому наглядный пример. Отразить персидское вторжение им не удалось, и все их владения были объединены в персидскую сатрапию Индия. Юлька говорила, что одним только золотом ежегодная дань Ахеменидам от этой сатрапии составляла триста шестьдесят талантов. Счастье гангских княжеств было в том, что у персидских шах-ин-шахов хватало неотложных забот и на других границах их обширной империи, так что до расширения подвластной зоны в Индии у них банально не доходили руки. Ведь случись новое вторжение, объединиться быстро они бы не успели, а их богатство по сравнению с княжествами Инда делало их ещё более лакомой добычей.
   Трудно сказать, насколько счастье государств совпадает со счастьем живущих в них народов. В долине Инда, объединённой персами в сатрапию, добавились налоги и на дань шах-ин-шаху, и на содержание его сатрапа с войском, но зато и прекратились войны между раджами. А какой смысл воевать, если побеждённого себе не подчинишь и данью не обложишь, да ещё и от сатрапа за самоуправство звиздюлей схлопочешь? Остальная же Индия наслаждалась в лице своих раджей полной свободой и воевала в своё удовольствие. Велико ли оно было у трудящихся масс, не платящих дополнительных налогов персам, но подвергавшихся грабежам и бесчинствам со стороны всевозможных то ли захватчиков, то ли объединителей, история дипломатично умалчивает. Но государства - да, некоторые из них очень даже процветали.
   Особенно Магадха. Поначалу - одно из нескольких мелких царств в низовьях долины Ганга, не самое крупное и не самое могущественное, так что населению его, надо думать, от меряния хренами раджей доставалось по первое число. Но индийская культура в нём процветала так, что аж пёрла во все стороны изо всех щелей. Именно там возникли и джайнизм, и буддизм. Сомневаюсь, чтобы это добавило народу спокойствия, потому как на раннем этапе оба этих учения отвергали и варны, и вообще весь индуизм в целом, так что страсти вокруг них должны были кипеть вполне шекспировские, а гонения со стороны науськиваемой брахманами светской власти - уж точно нехилые. А какая ортодоксальная религия потерпит деструктивную секту? Потом-то как-то устаканилось, но далеко ведь не сразу. Так что и культурное развитие для трудящихся масс иногда выходит боком.
   Примерно в те же времена и примерно из тех же мест отправился на Цейлон со своими сторонниками тот самый принц Виджая, с которого и начинается история острова в редакции синхалов. У них положено считать, что до Виджаи на Тапробане ни хрена не было и быть не могло - бегали только по джунглям с каменными топориками абсолютно дикие ведды, да поклонялись королевской кобре недалеко от них ушедшие наги. Ну, ещё якши какие-то каким-то демонам поклонялись, и тоже дикари дикарями. Короче, только с синхалами и пришли на остров культура и цивилизация. И только по отдельным мелким проговорочкам в синхальском официозе о покорении Виджаей означенных якшей и даже захвате их столицы можно заключить, что не таким уж и диким был остров и до синхалов. На это же намекает и археология, но писаная досинхальская история отсутствует вообще, да и ранняя синхальская замифологизована сверх всякой меры. С ней Юлька мало чем нам помочь могла, а наоборот, сама просила нас поискать на Тапробане людей, знающих, что и как на ней было на самом деле. И хотя нам самим в этой экспедиции катастрофически не до того, если у нас выгорит дело с тапробанской факторией, то её руководитель получит в числе прочих и такое задание. Надо же знать страну, с которой торгуешь, верно? А чтобы знать и понимать её получше, желательно знать и её историю - настоящую, а не официоз от идиологов текущего правящего режима. Впрочем, и оппозиционный официоз обычно бывает не правдивее, так что изображая доверие, дабы без нужды ни с кем не собачиться, проверять надо и тех, и других. Официоз от властей даже предпочтительнее - заметнее их враньё, потому как работают потопорнее, рассчитывая на административный ресурс - ага, дурак схавает, умный промолчит, смелого посадим. Но врут, конечно, и те, и эти, работа у идиологов такая, и это всегда надо учитывать. Где-то на западном побережье должны ещё найтись прежние досинхальские дравиды, синхалами ещё не оболваненные, что-то ведды расскажут, а где-то во внутренних районах острова вполне могут обнаружиться и остатки прежнего культурного населения, сохранившие не только мифы, но и вменяемую историю своего народа. Будем надеяться на это, по крайней мере...
   Но основная история Индии шла, конечно, на самом Индостане. И связана она в основном с уже упомянутой Магадхой. И идиологи оттуда по всей стране расползлись как тараканы, и само государство разжирело в конце концов до имперской весовой категории. Не сразу, конечно. Юлька называла нам две первых династии тамошних царьков, но я их не запомнил. Некоторые из царьков этих династий увлекались джайнизмом, некоторые и буддизмом, но дальше увлечения обычно дело не шло - в целом обе династии оставались индуистскими. Тем не менее именно при них оба этих сектантских учения остепенились и перестали оголтело отрицать индуизм. Не то, чтобы совсем уж мир-дружба-жвачка между ними установились, но и накал неприязни стал уже не тот. Были поначалу деструктивной оппозицией, а стали конструктивной, к которой и у индуизма отношение смягчилось. Ну и во внешней политике тоже добились перелома. Первая из династий, правившая довольно долго, значительно расширила границы первоначально мизерного царства, поглотив как ближайших соседей, так и более отдалённых, продвинувшись и западнее по долине Ганга, и восточнее с выходом к морю. Вторая правила слабо, но недолго, так что и просрать своё наследство не успела. Вслед за ней пришла к власти династия Нанда, основатель которой вывел Магадху на уровень первой в Индии настоящей полноценной империи. На запад он продвинулся почти до долины Инда с выходом южнее её к морю - через весь Индостан.
    []
   Ну, чтобы всю работу один только основатель проделал, а все преемники либо медитировали, сидя на пятой точке, либо хренами меж собой мерялись, и при этом как-то исхитрились наследство не просрать - это оставим на совести джайнистско-буддийского официоза. По нему вообще означенный основатель до восьмидесяти восьми лет дожил, а всё оставшееся время правили, сменяя друг друга, его сыновья. В этом у Юльки большие сомнения. Во-первых, всего династия правила почти столетие, и если в последний год их власти дочурка последнего из них была ещё в том цветущем возрасте, что вышла замуж за Чандрагупту, первого из Маурьев, то и папаша ейный, надо думать, глубоким стариком на тот момент быть не мог. А должен бы, если он в натуре сын основателя династии. Что-то тут явно не то. Во-вторых, пришёл к власти основатель династии в результате дворцового переворота, а такие вещи не совершаются сопливой пацанвой даже в Индии. В-третьих, у него ещё и происхождение подкачало. В натуре ли сын цирюльника и шлюхи, как гласит недружественный к этой династии брахманский официоз, или сын представителя прежней династии от наложницы из шудр, как сообщает дружественный джайнистский, для нас не столь важно, поскольку на его принадлежности к варне шудр сходятся и те, и другие. И не легитимен ни разу, и блата крутого исходно иметь не мог, а без него хрен бы удержался у власти. Стало быть, и нарабатывал он его долго и упорно, так что едва ли был к моменту переворота очень уж юн. Тут и личный авторитет нужно было успеть наработать весьма нехилый, потому как блат блатом, но варна-то один хрен катастрофически не та. Думаю, не менее тридцатника ему должно было быть при тех раскладах. И дожил, явно незаконно правя государством, до восьмидесяти восьми?
   Нет, ну в принципе-то встречаются среди людей долгожители, но как правило, на спокойной размеренной работе и счастливой беззаботной пенсии. А на вредной и очень опасной работе столько не живут. Тут и заговоры перманентные неизбежны, потому как есть кому, и саботаж, и просто некомпетентность пускай и преданных, но мало сведущих в порученном им деле собственных выдвиженцев. Так что скорее всего, был в династии и ещё один представитель с тем же именем, продолжавший ту же политику, которого потом и смешали с ним в одну кучу. И скорее всего, не одни только сыновья ему наследовали, а были и внуки, а возможно, и правнуки. Иначе просто по срокам не вытанцовывается. Но в любом случае для династии характерна опора на джайнизм и буддизм вплоть до принятия их как религии. И вероятно, в практически изжитой ранее радикальной форме, индуизм и варны отвергающей полностью. Ведь были же причины, по которым династию так круто невзлюбили брахманы? Приписывают брахманы основателю династии Нандов и полное истребление кшатриев. Ну, такое уж полное - это едва ли. Это была бы такая гражданская война, что какие там имперские завоевания? Тут и царство-то захваченное развалилось бы на хрен! Это если бы ещё не вырезали сразу же всех его сторонников вместе с ним самим. Даже если и набрал он хренову тучу бойцов из низших варн, кто-то должен был учить их военному делу? Не осуществляются успешные крупные завоевания неумелыми толпами без хорошо знающих своё ремесло военспецов.
   Так или иначе, кадровые проблемы с грамотными управленцами и сведущими в военном деле отцами-командирами династия Нандов как-то решила, первую на Индостане империю от моря до моря сколотила, сумела её удержать и даже как-то ухитрилась в ходе периодической грызни между наследниками её не просрать. Особенно повезло империи в том, что не на очередную наследничью смуту, а на уверенное правление очень толкового и авторитетного представителя династии пришелся тот год, когда в Индию вдруг занесла нелёгкая хорошо известного нам очень шебутного и хулиганистого гражданина Аргеадова Ляксандра Филиппыча, на тот момент совмещавшего должности царя Македонии, первого стратега Панэллинского союза и персидского шах-ин-шаха, да ещё беззастенчиво это своё служебное положение использовавшего. Раджи бывшей персидской сатрапии серьёзного сопротивления ему оказать не смогли, и только царёк Пор, правивший землями восточных притоков Инда дал ему ожесточённое сражение на Гидаспе, проиграл его и был вынужден покориться победителю. А сильнее его во всём бассейне Инда никого больше и не было.
   Сам ли Филиппыч вознамерился после этого двинуться и дальше на восток, или же его подбил на это тот самый Чандрагупта, будущий основатель династии Маурьев, но на тот момент просто авантюрист, едва спасшийся после неудачной попытки захватить власть в империи Нанда, история дипломатично умалчивает. Филиппыч далеко не всегда мотивировал свои решения тем, чем руководствовался на самом деле, так что могло быть вполне и так, и эдак. Но результат авантюры известен - после сражения у города Сангалы его войско взбунтовалось и отказалось идти дальше. Дальше были уже границы империи Нанда, войска которой оценивались в двести тысяч пехотинцев, двадцать тысяч конных, две тысячи колесниц-квадриг и три тысячи боевых слонов. Скорее всего, цифирь сильно преувеличена, но в любом случае Нанды располагали куда большими силами, чем были у Пора на Гидаспе. Поверили ли сам Филиппыч и его вояки этой цифири, или войску и так хватило впечатлений от Гидаспа и Сангалы, история, опять же, умалчивает Филиппыч не мог не обратить внимание и на то, что чем дальше на восток, тем лесистее ландшафты, и как на них использовать фалангу? А без неё - чем останавливать индийских слонов? На Гидаспе их было у Пора не более двух сотен, и даже фаланге пришлось тяжко, а что будет при встрече со многими сотнями слонов на ещё более пересечённой лесистой местности?
    []
   Чандрагупта уверял Филиппыча в непопулярности династии Нандов у народа - типа, стоит только вторгнуться сильному войску яванов во главе со столь прославленным вождём, как сам Искандер, и против Нандов восстанет вся страна. Но у какого народа эти Нанды были непопулярны? У брахманов - понятно, отступники. У родовитых кшатриев - тоже понятно, безродные шудры, ни во что не ставящие благородное сословие. У вайшиев - ну, высокие налоги никогда, конечно, не радовали ни крестьянина, ни ремесленника, ни торговца. Вот если бы государство защищало и обеспечивало порядок бесплатно, они бы на него молились, но когда и при ком бывала в реальной жизни такая лафа? Всегда власть драла налоги, на то она и власть, так эта хотя бы уважает налогоплательщика, не даёт над ним очень уж заноситься ни брахманам, нм кшатриям. Шудрам - ну, сам повелитель ведь из шудр, и большого значения он варновым различиям не придаёт. Кто ему нужен, того он легко и в более высокую варну переведёт, был бы человек достойный. В чести у династии и монахи буддийские, которые учат всех, что любой человек из любой варны, а не только из высокой, может просветления достичь - явно уважает династия свои народные массы. На это же и неудача недавней авантюры Чандрагупты намекает - хоть и нашлось кому его золотом и серебром для найма войска снабдить, да только куда больше войск оказалось у Нандов, и вовсе не перешли они на сторону авантюриста.
   Так или иначе, Филиппыч на Нандов не пошёл, ограничившись подчинением раджей и городов долины Инда. Он ведь поклялся дойти до великого восточного океана? Вот к нему он и идёт - ага, вниз по Инду. Что значит, океан не тот? Не великий он или не восточный? Ну так и нехрен мне тут вякать, орясины, куда сказал, туда и пойдёте! Ну а с царём спорить - себе дороже, он и раньше-то возражений не терпел, а как заделался ещё и шах-ин-шахом по совместительству, так и вовсе забурел. Не на восток же этот нас ведёт, на который нам очень не хотелось? Ну так и на том спасибо. На юг-то топается веселее.
   В общем, Чандрагупту снова постиг облом. Искандер не помог, своего войска нет, да и набирать его негде - всё, что не подвластно Нандам, подчинено теперь яванам, и хотя сам Искандер ушёл себе восвояси, остались его сатрапы с яванскими гарнизонами и признавшими власть Искандера раджами, тоже не горящими желанием поддержать его в новой авантюре. Наверное, не состоялось бы в Индии никакой империи Маурьев, а так её север и остался бы разделённым между Нандами и Искандером, проживи сам Филиппыч подольше. Но я ведь упоминал уже, почему не судьба ему была оказаться долгожителем? Ведь загребал же реально этот одержимый. Едва только от самоубийственного похода на восток Индии его отвадили, едва только в Вавилон вернулись, ухайдаканные на обратном пути вусмерть, едва только во вкус заслуженного отдыха вошли, наслаждаясь достатком от честно и благородно намародёренной добычи, а этот ненормальный теперь к походу на Запад готовиться велит! Совсем охренел, что ли? Очень вредно, короче, для здоровья быть таким неугомонным - обязательно ведь съешь или выпьешь чего-нибудь не то.
   Вот тут-то и подфартило Чандрагупте. Большие яваны в Вавилоне между собой власть и влияние делят, и им катастрофически не до Индии, яваны помельче, в том числе и оставленные в Индии сатрапы, туда же рванули, дабы своё в том дележе урвать, а здесь индусы спят и видят, как бы скинуть яванов и зажить наконец-то свободными. Ну как тут не возглавить столь благородную национально-освободительную борьбу? Яванов - долой, а предателей, коллаборационистов проклятых, прихвостней этих яванских - к ногтю. По некоторым данным убийство того же Пора без интриг Чандрагупты не обошлось. А ну-ка, кто тут смеет гнусно клеветать, обвиняя в недавних попытках самому заделаться яванским прихвостнем и коллаборационистом, благородного борца за свободу Индии от яванского ига Чандрагупту Маурья?! Секир-башка негодяю! А ну-ка, кто тут слушал его клевету и не убил негодяя на месте?! Нет таких? Точно нет?! Не сметь тут никому слушать гнусных клеветников и вражьих наймиров! Смерть яванам и предателям!
   В общем, ловко оседлав урря-патриотическую волну, раздув истерию возмездия предателям и расправившись под шумок со всеми возможными соперниками, Чандрагупта подмял под себя всех раджей бассейна Инда. А как тут ему не подчинишься, когда иначе тут же виновным в пособничестве яванам окажешься? Кто же при яванах в пособничестве им замаран не был? Тут кого угодно за шкирку возьми и не ошибёшься - как есть бывший пособник проклятых яванских захватчиков. А пока Чандрагупта на западе Индии твёрдый и правильный урря-патриотический порядок во главе с собой любимым - ага, весь в белом - наводил, как раз и у Нандов очередная смута между наследничками подоспела. А ну-ка, кто у нас против объединения всей Индии, дабы не был ей страшен и новый шах-ин-шах яванов? Что значит, нету у них нового? И что теперь, будем дожидаться, когда появится? А с Ганга как не бвло помощи, так и не будет? Кому тут мало прежнего яванского ига?!
   В результате за священной национально-освободительной борьбой последовала не менее священная объединительная, то бишь вторжение Чандрагупты в империю Нанда - ага, попытка номер два. На сей раз удачная, он ведь все прежние ошибки учёл и больше их не повторял. Индийский официоз любит живописать эпические битвы с немыслимым числом жертв, так что не будем доверяться чересчур большим и подозрительно круглым цифирям. Уже то, что отвалилась от бывшей империи Нандов, ставшей теперь империей Маурьев, только узкая прибрежная полоса Калинги, указывает на не столь уж и тяжёлую гражданскую войну. Пока диадохи грызлись меж собой, Чандрагупта присоединил к себе долину Инда уже официально, а когда Селевк Никатор явился с разборкой, то поздняк уже было метаться. Ещё и восток Ирана уступил Чандрагупте в обмен на пятьсот слонов.
    []
   Во внутренней политике первый из Маурьев восстановил прежний индуистский варновый порядок. Ну, опустил ли при этом обратно в низшие варны всех тех, кого Нанды из них возвысить успели, история умалчивает. Кого-то - наверняка, дабы прочие не смели вякать, а ценили оказанное им снисхождение, массово же - едва ли. Скорее всего, просто на будущее крантик перекрыл - кто успел, тот успел, а кто не успел, тот опоздал. А ты не опаздывай, ты успевай, а раз не успел - значит, карма у тебя такая. Улучшай свою карму, как учат мудрые брахманы, и вот тогда - глядишь, в следующей жизни и в лучшей варне родишься. Ага, удобную религию придумали индусы. Буддистов с джайнистами - ну, всех не прижал, умеренных вернул к прежнему донандовскому конструктивному состоянию, а вот упоротым, отвергавшим индуизм и варны, пришлось туго. Многие ведь из них крепко насолить брахманам при Нандах успели, и при Чандрагупте, когда саетская власть им уже не благоволила, не могла не наступить реакция с суровой расплатой за прежние обиды, в том числе и летальной для особо отличившихся. А тем, кто отделался легче, тоже мёдом в Магадхе больше намазано не было, так что многие такие буддисты расползлись и из неё, и вообще из бывшей империи Нанда в места, где к ним дышали несколько ровнее. Прежде всего, конечно, по всей остальной Индии, но когда индуистская реакция затронула уже и вновь присоединённые к империи индийские земли, некоторым из них пришлось уходить и оттуда. С этим, например, Юлька связывает проникновение буддизма - в чистом виде, а не индуистского - в Бактрию и Согдиану, из которых он и расползся впоследствии по всей Центральной Азии. Но умеренных, у которых эти ихние учения шли не вместо индуизма, а поверх него, никто особо не прессовал. Джайнизмом в такой умеренной редакции ближе к концу жизни увлёкся и сам основатель династии Маурьев.
   В хозяйственном отношении Чандрагупта продолжал политику Нандов - у них была хорошо налаженная система, которую менять - только портить. Естественно, что-то было порушено в ходе гражданской войны, что-то пришло в упадок и запустение, и новый правитель сперва восстанавливал всё это в прежнем виде, а затем и развивал дальше так, как это делалось бы и при Нандах. Шло расширение обрабатываемых земель, улучшалась ирригация, упорядочивалось налогообложение и вообще управление. Естественно, всё это производилось с типичным для Востока уклоном в сверхцентрализацию. Официоз велит считать Чандрагупту любимым и почитаемым всем социумом империи правителем, но и меры по его охране от возможных заговоров принимались беспрецедентные - несколько дворцов были выстроены и обставлены для того, чтобы никто не знал заранее, который из них будет выбран повелителем для очередного ночлега, а охрану внутренних покоев несла стража из вооружённых баб, учреждённая специально для этого - считалось, что бабы не имеют мужских амбиций, а в силу присущего им конформизма более преданы текущему правителю, чем мужики. Вопрос, конечно, дискуссионный, но тут важнее сам факт - ага, настолько любим и почитаем всеми, что нуждается в особом типе охраны. Паранойя это была или реальная насущная необходимость - вопрос тоже дискуссионный...
   Декан завоёвывал Биндусара, сын и наследник Чандрагупты. Правда, не совсем понятно, в каком качестве - то ли уже правя империей самостоятельно, то ли в отцовское правление по его поручению. Результат этой экспансии Биндусары оказался неожиданным для синхальской Тапробаны. Я ведь упоминал уже об очень непростых и неоднозначных отношениях синхалов с тамилами юга Индостана? С одной стороны царьки контачат меж собой и роднятся, с другой - и пираты с обеих сторон через пролив пошаливают, и войны настоящие между царьками время от времени случаются. В целом тамильские Пандья и Чола сильнее синхальчкой Тапробаны, но пока над ними нависали с севера независимые княжества и племена Декана, это вынуждало их держать немалую часть своих сил там, у северных границ. Но второй правитель Маурьев, завоевав Декан, установил с дравидами юга полуострова, включая и тамилов, мир-дружбу-жвачку, и этим вольно или невольно развязал им руки в отношении Цейлона.
   Проблемы у Биндусары были в западной части империи, где время от времени бузила Таксила как раз на пути из долины Ганга в долину Инда. А ну как совсем восстанет и отложится, а вслед за ней отвалится и вся западная часть империи, а вместе с ней и вся торговля с Западом? И захватывай её тогда по новой, как пришлось в своё время отцу. Как раз на усмирение очередной таксильской бузы и был направлен под конец его жизни сын и будущий преемник Ашока. Наследником престола считался его старший брат, но о нём успело сложиться мнение как о никудышном правителе, а ведь это же Восток, деспотия, и от личных качеств правителя зависит практически всё в государстве. И когда стало ясно, что Биндусара при смерти, Ашока был тайно и в срочном порядке вызван правительством в столицу для передачи ему власти. Естественно, после смерти Биндусары вышла смута, в ходе которой не только старший брат Ашоки, но и остальные приказали долго жить. Дело для восточной деспотии вполне обычное, смена самовластного правителя - это всегда той или иной тяжести смута. Осуждать его, обвиняя в братоубийствах, как и оправдывать тем или иным образом, было и есть кому и без нас, для нас важны особенности его правления и их трансформация со временем.
   Начал он круто - как ортодоксальный индуист, централизатор и собиратель не собранных предшественниками земель. Бельмом на глазу у Маурьев оставалась Калинга к югу от Бенгалии. Узкая полоса её побережья успела побывать под властью Нандов, но в ходе гражданской войны и смены династий отпала и воссоединилась со своей страной. У Чандрагупты и у Биндусары как-то не доходили до Калинги руки, и это решил исправить их преемник. Как я уже упоминал в своё время, война там вышла серьёзная, со многими жертвами и разрушениями и с эмиграцией калингских индусов в Малакку и Индонезию. И как раз после этой войны, мотивируя своё решение отвращением к войне, крови и вообще насилию, Ашока вдруг ударился в буддизм.
    []
   Он не сделал его государственной религией, не обратился в него сам, оставаясь формально ортодоксальным индуистом и проповедуя лишь веротерпимость. Но буддизму он открыто симпатизировал. Есть тут желающие огорчить нашего всенародно любимого и почитаемого всеми повелителя неразделением его симпатий? Правильно, таких дураков в государстве давно уже нет. В Калинге вон были, ну так и где они теперь? Ну, в Таксиле по краю ещё балансируют время от времени, но зря это они, это тоже на грани дури и добром не кончится. А здесь дураков не ищите, здесь они давно кончились. Индуизм как был, так и остаётся официальной религией государства, все же прочие религии должны уважать и её, и мудрецов-брахманов, но в остальном все религии равны, а буддизм - ещё равнее. В общем, намёк Ашоки поняли все.
   Его буддийская проповедь - это что-то с чем-то. Ну, в основном она касалась не религиозных догм, а морально-этических - ага, за всё хорошее против всего плохого. И по всей империи, и вовне её проповедники направились - ага, вслед за прежними беглецами от прежних гонений. А за проповедниками последовали уже его официальные посольства. Представляю изумление Антиоха Тогдашнего, не помню его инвентарного номера, когда заявились к нему аж из самой Индии дядьки бородатые в чалмах и монахи бритоголовые, и ладно бы о деле серьёзном талдычили, ради которого стоило бы в такую даль переться, о торговле ништяками, допустим, или о политическом союзе против кого-нибудь, зловредно пакостящего обеим империям, так нет же, талдычат ему тут какую-то детскую чушь о том, что надо хорошо и не надо плохо. И ради этого ноги били? Но протокол есть протокол, и дипломатической вежливости никто не отменял - приходится слушать и отвечать в том же примерно духе. Так ведь такие же точно морализаторствующие посольства направились и к Птолемею Тогдашнему, и к прочим царям эллинистического мира. Практического толку - ноль целых, хрен десятых, но Ашоке не практический толк требовался, а чтобы уважали. Слушали же его через его послов другие цари как ученики своего гуру? Значит, он - выше их, хоть и не зависят они от него политически. По индийским понятиям и это возвышение государственного престижа - ага, гордитесь, подданные, ваш повелитель повыше чужих повелителей, он для них - гуру-учитель.
   Расцвет индийской культуры при Маурьях, философских течений там всяких, да изящных искусств - это предмет для отдельного разговора, с которым лучше не ко мне, а к Юльке. Не то, чтобы не ценю, но это больше по ейной части, чем по моей. Я больше по матчасти. Вот то, что выделка железа на душу населения в империи Маурьев превысила в реале максимальный аналогичный показатель для будущей Римской империи - это я могу должным образом оценить по достоинству и сам. Но Лужа - она большая, и где-то в ней с тем железом пусто, а где-то и густо. Испания - одно из тех мест, где густо, так что нашим стыдиться нечего. Глядишь, ещё и поделимся кое с кем в Индии кое-какими железяками - естественно, на взаимовыгодной основе.
   Буддизм же Ашоки интересен для нас вот с какого боку. Как я уже упоминал, мир-дружба-жвачка империи Маурьев с тамилами и прочими дравидами юга Индостана, не нарушившаяся и при Ашоке, для синхалов Тапробаны оказалась крайне неприятным сюрпризом. Того и гляди, разгребутся тамилы со своей рутинной текучкой, и дойдут у них наконец-то руки и до синхальского царства. Завоёванная Ашокой та же самая Калинга, из которой беглецы не только ведь в дикие малайские гребеня подались, навевает далеко не самые приятные ассоциации, от которых делается весьма неуютно. И тут Ашока начинает вдруг резко симпатизировать буддизму. Спасибо хоть, умеренному, а не радикальному. А ситуёвина ведь сложная, у тамилов ведь тоже ассоциации от Калинги - ага, Маурьям это можно, а нам почему нельзя? Так что прекрасно поняли намёк и тапробанские синхалы - не может быть хреновым учение, которому явно симпатизирует столь могущественный повелитель столь великой по индийским меркам сверхдержавы. Для них - в особенности. Вот и подсуетился царёк Тисса, направив к Ашоке посольство с нижайшим почтением и неподдельным интересом к единственно верному учению, а тому это прямо как бальзам на душу - одного из сыновей, особо сильно в буддизм ударившегося, главным идиологом учения на Тапробану направил. Вроде бы, и какую-то из своих многочисленных дочурок вместе с ним послал, дабы заодно и породниться со столь благочестивым тапробанским царьком. Тот, естественно, рад стараться, и с тех пор синхалы все как есть правоверные буддисты поверх прежнего индуизма, как это и нравилось великому Ашоке. Есть среди тамильских царьков желающие расстроить повелителя великой северной сверхдержавы, обижая столь симпатичных ему тапробанских синхалов? Правильно, таких дураков нет. Тем более, что у них самих буддизм ко двору не пришёлся, и их отношения с Маурьями от этого - ну, не то, чтобы испортились, но и не улучшились, скажем так.
   Позже стало не так кучеряво. Сам Ашока под конец жизни со своей буддийской благотворительностью переборщил, гуманничая в пользу убогих за счёт высоких налогов с благополучных. А кому из благополучных нужен такой центр, весь из себя гуманный не за свой, а за их счёт? Естественно, после его смерти империя Маурьев затрещала по швам. То Калинга отложится, то Таксила с долиной Инда, то Декан. За полвека, собственно, все они и отвалились окончательно. Во многих областях всё ещё правили боковые ветви рода Маурьев, от симпатий к буддизму не отказывались, а деканские царьки и раджи снова над тамилами нависли с севера, восстановив прежнее равновесие. И тут лет восемь назад пала имперская династия в центре. Захвативший власть при военном перевороте военачальник Шунга, брахман по происхождению, покончил с религиозным либерализмом Маурьев, в центре теперь рьяный ортодоксальный индуизм, и такие же индуисты тамилы у империи Шунга теперь в друзьях. А в долину Инда года три назад вторглись греко-бактрийцы. И теперь деканские раджи с царьками между двух огней, и непонятно, как сложится дальше.
    []
   Ну, в смысле, это деканцам, тамилам и синхалам непонятно. Мы-то в курсе, что греко-бактрийцы на северо-западе Индии - это всерьёз и надолго. Хоть и расколется пока ещё единое царство на собственно Греко-Бактрийское и Индо-Греческое, оно и одно даст ещё нехилой копоти. Я ведь упоминал в своё время о просьбах тестю не затягивать поиск в верховьях Инда той самой древней гречки, которой так и не допетрили питаться древние греки? Вот потому тестя и просил, что бардак там со стороны греко-бактрийцев назревал, в котором хрен уже туда дотянешься. Хвала богам, успели мы таки разжиться той гречкой вовремя, и теперь мне похрен по большому счёту, что там в тех верховьях Инда творится. Торговля-то с низовьями Инда идёт, и любой власти она нужна, дабы доходы с неё иметь.
   Греко-Бактрийское царство на территории Бактрии и Согдианы, то бишь нашей Средней Азии, отделилось от империи Селевкидов как раз во времена Ашоки. Уж очень удачно совпали бардак в империи и напряги от войн Селевкидов с Птолемеями на западе. Воспользовавшись ситуёвиной, отложились парфяне, а глядя на них, захотели поиграть в самостийность и греко-бактрийцы. А нахрена им сдалось селевкидское великодержавие, от которого все выгоды на ту же великодержавную политику и тратятся где-то там, в той западной Луже? Они-то что с этого имеют окромя напрягов? Антиох Третий, когда снова власть империи на востоке восстанавливал, ликвидировать эти царства не стал, а заставил обоих царей только их зависимость от себя признать в качестве данников и союзников, в остальном вполне автономных. Только где он теперь, тот Антиох? Был, да сплыл. Снова империя в раздрае, снова куски от неё отваливаются, и оба царя - и греко-бактрийский, и парфянский - снова с удовольствием играют в самостийность. Бактрия и Согдиана богаче и развитее парфянских степей. Поднакопив силёнок побыстрее соседей и прихомячив всё, что плохо лежало у границ, греко-бактрийский царь Деметрий захотел теперь поиграть и в своё собственное великодержавие. Кончится-то оно примерно тем же, чем и у Селевкидов, когда согдийская и бактрийская знать осознает, за чей счёт этот банкет, и кому достаются на нём самые лакомые блюда. Но пока они ещё не опомнились и полны великодержавного энтузиазма. На ближайшие годы - ещё прокатит.
   Против эллинистических армий индусы, конечно, слабоваты. Опыт Гидаспа во времена Филиппыча они учли, отказавшись от колесниц как вида войск и сохранив лишь в качестве престижного транспорта - парадно-выездной слон внушительнее, но колесница быстрее. Не знаю уж, по какой причине точно, но почему-то не только лошади, но и куда более выносливые и неприхотливые ишаки массовой тягловой силой в Индии не стали, и от ввоза лошадей с северо-запада Индия зависела всегда. А ведь именно этот источник как раз и перекрыт греко-бактрийцами. Так что со своей конницей у индусов будут, конечно, большие напряги. Сильно ли им помогут против среднеазиатской конницы боевые слоны, сказать трудно. Свои слоны, приобретённые в той же Индии ранее, есть и у Деметрия, да и те раджи, которые признали его власть, предоставят ему по первому же требованию свои войска - тоже со своими слонами. Так что есть и будет ему кем обкатывать свою конницу.
   Слоны у индусов есть и панцирные, но боевая башенка на спине слона родилась в эллинистическом мире, а индийские вояки, как и встарь, восседают на своём элефантусе верхом, из-за чего и боевая эффективность индийского живого танка при равных прочих пониже, чем эллинистического. Почему за столетие они так и не переняли башенку, хрен их знает, но самое интересное, что несколько столетий спустя у империи Гупта её бойцы на слонах так и будут продолжать восседать на них верхом. Я и сам в осадок выпал, когда Юлька мне фотку гуптовской монеты с боевым слоном показала - даже греко-бактрийцы, выходит, не научат индусов уму-разуму! Среди самих же индийских бойцов крайне мало одоспешенных. Щиты-то большие есть, могут и строй с ними изобразить, но далеко ему и до старой-то греческой фаланги, не говоря уже об эллинистической македонского типа. В доспехи облачены отдельные элитные бойцы, есть небольшие элитные отряды, но это же капля в море. Основная масса индийских вояк экипируется по форме одежды номер два, то бишь с голым торсом, так что рукопашного боя с тяжёлой линейной пехотой Деметрия индийской пехоте не выдержать. Есть копья, есть мечи, но всё это у индусов на такого же не одоспешенного противника рассчитано, как и они сами.
   Соответствующая у них и тактика. Собственно, основным оружием массового индийского вояки является длинный бамбуковый лук, эдакий местный аналог будущего знаменитого аглицкого лонгбоу. Растягивается до уха, так что снайперы, попадающие из него издали в точечную цель - явление единичное. Основная же масса бьёт неприцельно по скоплениям и площадям - ага, пускай боги направят стрелу в противника с невезучей кармой. Есть в принципе и короткие железные луки, позволяющие стрелять прицельно, но их очень мало, и против луков скифского типа у греко-бактрийцев погоды они не сделают. Так что будут с этой греко-бактрийской, а затем уже индо-греческой экспансией немалые проблемы и у империи Шунга, и у деканцев.
    []
   А в результате цейлонские синхалы в подвешенном состоянии оказываются. На империю Шунга нападут яваны - хорошо, не до деканцев тогда будет ни тем, ни другим, и тогда опасность вторжения с Декана будет нависать над тамилами, связывая им руки и не давая собрать силы для вторжения на Цейлон. Но что, если империя и яваны замирятся и договорятся совместно напасть на Декан с его последующим разделом? У них, конечно, и религиозные тёрки меж собой, Шунга со своими брахманами на буддистов взъелся не на шутку, а яваны и само своё вторжение в Индию обосновывают добрым заступничеством за безвинно обиженных индуистами буддистов, но мало ли, на что они могут пойти ради политики? И Шунга может своё нерасположение к буддистам на какое-то время смягчить, и яваны вполне могут этим удовлетвориться, если решат, что завоевать вместе с Шунгой и честно поделить с ним Декан выйдет легче и веселее. И что тогда удержит тамилов от их нападения на Тапробану? Это мы знаем, что не случится у империи Шунга с индо-греками прочного и надёжного мира ещё лет двадцать, не меньше, а индусам откуда об этом знать? На Декане вон раджи и племена, отложившиеся было от местной династии Сатаваханов, теперь клинья к ней подбивают на предмет амнистии за мятеж и объединения сил против Шунга и яванов, если те нападут. Но что, если сами Сатаваханы, усилившись, захотят и юг Декана под себя подмять? А ведь именно южные-то раджи и связывают руки тамилам.
   Сами Сатаваханы, вроде бы, буддизму симпатизируют, но настолько ли, чтобы воевать с тамилами, заступившись за синхалов? С греками, возможно, и не схлестнутся, но с северо-востока империя Шунга нависает, а сил не так уж и много, и своя рубашка уж всяко ближе к телу. Так что неуютно сейчас чувствует себя тот синхальский царёк, очень неуютно. В союзники бы к кому-нибудь сильному набиться, кто от тамилов защитил бы, да только кому он сам-то нужен, такой слабый и никчемный союзник, помочь действенно неспособный, а сам в помощи нуждающийся? Нужны-то помощники, а не обуза. Так что реально синхалам в Индии опереться не на кого, и рассчитывать им приходится только на себя. Любой помощи будут рады, усиливающей их хоть как-то в военном отношении. Мы для них - тёмный лес, но по солидному виду наших судов и снаряжения - ага, это они ещё с нашим огнестрелом не знакомы - не могут не понимать, что не сами мы по себе, а стоит за нами серьёзная по здешним тапробанским меркам сила, и раз уж она нарисовалась, то лучше бы в друзьях её иметь, чем во врагах. Другое дело, что и друзья всякие попадаются, иной раз и такие, что сами при случае схарчат, и хрен нас знает, чего синхалам ожидать от этой стоящей за нами и представляемой нами новой силы. Но она то ли схарчит, то ли нет, это уж от неведомой им нашей кармы зависит, а тамильская карма известна здесь давно - схарчат наверняка и не подавятся, тут и к бабке не ходи...