Античная наркомафия - 8.
  
   1. Уборка генетического мусора.
  
   - Менты! - презрительно хмыкнул Володя, глядя на прикрывающуюся щитами городскую стражу, - Мои орлы уже сделали бы эту Красную Пресню, млять, и сейчас уже занимались бы зачисткой!
   - И с какими потерями? - поинтересовался я.
   - Да уж всяко с меньшими, чем эти увальни! С таким-то прикрытием! - как раз в этот момент по баррикаде "ррывалюционеров" начинал пристрелку уже третий пулевой полибол, - Додумались, млять - с цетрами "черепахой" строиться!
   - За это начальничек стражи огребёт, млять, по первое число.
   - Гнать надо вообще к гребениматери такого горе-стратега!
   - Надо бы, конечно, но не уверен - сам же знаешь, чей он ставленничек...
   - То-то и оно, млять! Всю бы эту камарилью вдоль аллеи на сучьях вздёрнуть!
   - Пока - очередь этих, - я кивнул в сторону баррикады, - До тех добраться - ну, когда-нибудь доберёмся и до тех...
   Я ведь рассказывал в своё время о нехилых проблемах с некоторыми не в меру обезьянистыми "блистательными", то бишь потомками древних тартесских царей? С тех пор кое-кого вычистили, но не все титулованные уроды дали такой удобный повод, а так, с бухты-барахты, высшее сословие за жопу не возьиёшь. Гибель нескольких и тяжёлые ранения доброго десятка городских стражников - точную цифирь будем уже по итотам всей операции уточнять - достаточный повод, чтобы вздрючить облажавшегося идиота по самые гланды, но недостаточный, чтобы вытурить на хрен с должности, если этот идиот - сын уважаемых родителей и родственничек аж целого "блистательного". Ошибка, даже грубейшая - ещё не преднамеренное преступление, от расплаты за которое не спас бы уже никакой блат. Считать тяжким преступлением и врождённую бестолковость в сословных традиционных социумах, к сожалению, как-то не повелось - тот же Гай Теренций Варрон, угробивший при Каннах крупнейшую в истории Средней Республики восьмилегионную римскую армию и даже под суд за это не угодивший, соврать не даст. Наш-то остолоп под судом точно побывает, потому как у нашего Васькина не забалуешь, но тоже совсем не с тем результатом, которого хотелось бы. Но с говном, конечно, смешаем засранца, потому как строить "черепаху" из легковооружённых с их маленькими круглыми цетрами - это ж додуматься надо! Нет, в принципе возможно подобное построение и с круглыми щитами. "Черепаха", строго говоря, изобретена греками, а позднее будет успешно применяться и викингами, но что греческий гоплон, что унаследованный викингами от варваров времён Великого переселения народов поздний римский щит - это вовсе не маленькая иберийская цетра. Размер, как говорится, имеет значение. Классикой же для "черепашьего" строя стал продолговатый римский скутум, дающий лучшее прикрытие и облегчающий тем самым маневрирование построения, включая и атаку. Не просто же так эллинистические армии, толк в "черепахе" понимающие, начинают перевооружаться на похожую овальную фирею кельтского типа. Наша испанская - такая же, поменьше скутума, но не критично. Ну вот что мешало дураку не гнать легковооружённых под обстрел, а вызвать тяжёлую пехоту?
    []
   Но и это тоже не самое лучшее решение против засевших за баррикадой хоть и не особо умелых, но довольно многочисленных пращников. Есть же техника, в конце-то концов! Ага, уже подвозят её - три малых полевых баллисты. Надо отдать этим бузотёрам должное, с баррикадой они придумали неплохо, но против ядерного оружия ей не устоять. Ещё лучше это кустарное сооружение разметали бы гранаты, но в метрополии, вблизи от римских глаз и ушей, огнестрел и пиротехника - табу, так что придётся обойтись ядрами. Оно, впрочем, и к лучшему - меньше будет случайных жертв и ненужных разрушений...
   Первые ядра, ушедшие с перелётом, наглядно это подтвердили, когда одно из них проломило стену складского здания далеко за спинами "ррывалюционеров", но затем артиллеристы пристрелялись, и их боеприпасы начали разламывать баррикаду. Оттуда тут же послышались вопли ушибленных обломками, и толпа бунтующих отхлынула немного назад, что от неё и требовалось силам правопорядка. Поверх баррикады навесом ударили подошедшие вслед за артиллерией балеарцы, а немногих смельчаков, вернувшихся на их оборонительный рубеж, чтобы отстреливаться, прицельно выбивали лучники.
   - О, вот теперь-то они покажут себя во всём блеске! - прикололся спецназер над городскими стражниками, двинувшимися наконец к баррикаде рысцой и полусогнувшись, - Пришли менты, нам всем кранты!
   Бузотёры, конечно, не собирались сдаваться так легко, да им этого, собственно, никто теперь и не предлагал. Такие предложения делаются только один раз, и кто не внял им вовремя, потом пеняет на себя. Так что и терять многим из них было уже нечего. Пасть в бою или повиснуть высоко и коротко по приговору суда - один хрен смерть, а в бою она всё-же почётнее. Ну, раз так - какие проблемы? Ядра баллист, круглые пули полиболов, стрелы лучников и "жёлуди" балеарцев множили на ноль всякого, кто высовывался из-за укрытия. Герои - ресурс ценный, трудновозобновимый, и если расходовать его быстрее, чем "бабы ещё нарожают", то результат легко предсказуем - герои кончатся раньше, чем средства для их уничтожения. На макроуровне межгосударственных войн и такой подход иногда прокатывает, если у противника человеческое поголовье поменьше, и герои у него кончаются ещё быстрее, но тут у нас микроуровень локальной портовой бузы, и сколько там тех героев у того отребья? Как и следовало ожидать, кончились они быстро, остальная сволочь снова отхлынула назад, уже не мешая городской страже растаскивать баррикаду, а балеарцы, снова добавив навесом, рассеяли толпу окончательно. Хотя, куда она денется? Порт оцеплён, и разбежаться из него некуда, лучники в оцеплении, если не сдаёшься им сразу же, стреляют без предупреждения наповал, а внутри порта тоже хрен затеряешься, потому как он невелик, и прочешут его при зачистке весь - тоже, кстати, не имея приказа брать смутьянов непременно живыми. Кто не знает за собой очень уж серьёзной вины и может ещё иметь какую-то надежду на помилование, тот сдастся сам, а это мечущееся в панике стадо обгадившихся бабуинов гуманизма не заслуживает - чем больше их бойцы перебьют при зачистке, тем меньше неприятной работы останется судьям и палачам.
   - Отчаянные ребята! - заметил Володя, глядя в трубу на гавань, - Ай, молодцы! Ты только глянь, до чего они там с перепугу додумались! Выплывают, млять, расписные Стеньки Разина челны!
   Вероятность бунта портовой черни предусматривалась заранее, и идея "забыть" в гавани парочку ушатанных волнами в хлам и предназначенных на слом бастулонских гаул принадлежала Хренио. Одну из них эти обезьяны таки сообразили спихнуть на воду, набившись в неё как сельди в бочку, и теперь невпопад выгребали между волноломами в море. Млять, только бы их не задержали покинувшие с началом бунта гавань и стоящие на якорях на внешнем рейде купцы! Но нет, не дёргаются - видимо, их успели предупредить. Беглецы тоже судьбу не искушают и разменять посудину не пытаются, а чешут подальше на всех вёслах. Жаль, только на одной посудине. Хотя - нет, вот и вторая следом за ней, и тоже переполнена. Вот и славно - гребите, главное, не ленитесь. Млять, ну куда вас несёт, идиоты! Так и есть - не вписались и впечатались левым бортом в волнолом. Нет, повезло, хвала богам - пробоину не схлопотали и чешут дальше. Ну и чешите себе, Нетон ждёт.
   Понятно, что пересекать Атлантику в планы этих горе-мореманов не входит, но кого гребут их планы, неправильные по определению? Патрульная бирема - не гадесская, конечно, а наша - обозначилась с запада, прозрачно намекая, что в этом направлении им ничего хорошего не светит. К востоку им и самим не хочется, там - римская Бетика, а это для подобных им означало рабство и в лучшие-то времена, теперь же и в рабы могут не взять, хоть и в дефиците рабы - там самим жрать нечего. Да и эпидемия там свирепствует, так что перспектива, мягко говоря, не вдохновляющая. Но Атлантика - это серьёзно, а тут ещё и осень, начало сезона штормов, и идти на корм рыбам не хочется тем более. Можно представить себе, в каком настроении они решились всё-же свернуть к востоку. Ага, хрен вы угадали! Такая же бирема нарисовалась и оттуда с тонким намёком, что и это тоже не их путь. Правильно, марш в открытое море! Требовали отправки туда, на Острова? Вот и отправляйтесь туда теперь сами, если вам судьба найти к ним дорогу, а главное - доплыть. А чтобы не передумали, обе биремы идут следом - не стремясь догнать, но и не давая им расслабиться. А ветерок крепчает медленно, но верно...
   - Расстреляют их там или сожгут на хрен? - спросил спецназер.
   - Вот ещё, боеприпасы на них тратить! - фыркнул я, - Выдворят их подальше в море, да там и оставят. Оба корыта - списанные развалюхи, на которых и в тихую погоду в море выходить стрёмно, а сами они - ни разу не мореманы. Нахрена марать об них руки, когда шторм и сам сделает всю работу в лучшем виде?
    []
   В порту тем временем тоже всё закончилось. Повязанных ведут - десятка три, не больше. Ага, остановили у остатков баррикады. Десяток подбирает и уносит трупы, а остальных заставили разбирать остатки укрепления. Ну, может ещё примерно столько же задействовали сразу же на уборке трупов и разборке завалов там, в глубине порта - млять, представляю, какой там бардак! Сотни полторы точно покойники, и это как минимум. Ну, считая в их числе и будущих утопленничков до кучи. Эту падаль тоже после шторма туда же определят - кому охота возиться с похоронами подобной шантрапы? Вот чего им не работалось спокойно, спрашивается? Были бы живы, большинство - здорово, а кое-кто, возможно, и в нормальные люди выслужился бы. У нас рабы свободу зарабатывают, если в дурь не прут, а берутся за ум, и такого, освободившегося усердным трудом, никто у нас не попрекнёт ни дикарским происхождением, ни недавним рабским состоянием. А уж эти, свободные, тем более выслужиться могли. Чего не хватало? Наверное, только мозгов.
   - Шестеро убитых! - прорычал подошедший Васкес, - Каррамба! Вздрючу этого ущербного урода, млять, за каждого по отдельности!
   - Уже шесть? - переспросил Володя, - Это окончательно?
   - Ещё не знаю, - ответил Хренио, успокаиваясь, - Убитых больше нет, но двое раненых под вопросом - могут не выжить. И один искалечен - я ему применение найду, конечно, когда оклемается, но приятного мало.
   - А всего раненых сколько? - поинтересовался я.
   - Тяжёлых - пятнадцать, включая этих трёх, лёгких - ещё уточняют, но уже за десяток перевалило. Многие же ещё и стыдятся жаловаться на пустяковые по их мнению раны, так что точного числа пока не знает никто. Главное, дайте боги, чтобы из-за этого тяжёлых не прибавилось. Но обидно же, млять! Если бы не этот идиот, мы бы обошлись вчетверо меньшими потерями в самом худшем случае! Вздрючу урода!
   Ноги же у этих портовых беспорядков, которые мы только что подавили, растут вот откуда. Как я уже упоминал, помимо всего прочего мы задались целью почистить наш социум от обезьян. Не в расистском смысле, а в дольниковско-протопоповском, то бишь от высокопримативных особей, если по-протопоповски. Если уж совсем на пальцах, то это такие "тоже типа люди", у которых их инстинктивное поведение, выражаемое в эмоциях, преобладает над рассудочным, и сколько их таких ни воспитывай, генетика сильнее, и от всех подобных потуг толку ноль целых, хрен десятых, потому как порода есть порода. Вот таких мы для простоты и краткости и называем обезьянами. Таких, к сожалению, хватает везде и у всех, так что расово или национально озабоченным я могу сказать лишь одно - белая обезьяна, конечно же, ничем не хуже чёрной, но и ничем её не лучше, и это в той же мере справедливо и для разных народов одной расы. Ближе к нашей реальной обстановке - турдетанская или бастулонская обезьяна ничем не лучше лузитанской, кельтиберской, финикийской или греческой. Могут, конечно, несколько отличаться их процентные доли в той или иной общности, но не настолько, чтобы какая-то оказалась совсем уж без обезьян, если их не вычистить из неё искусственно. А вычищать таких надо, если ты ставишь перед социумом серьёзные цели на пределе его возможностей и хочешь, чтобы результат был не кратковременным, а на века. С обезьянами разве сваришь нормальную вменяемую кашу? Любой самый лучший принцип и любую самую распрекрасную цель человекоподобная живность переиначит под себя, и в результате получится такой же обезьянник, как и тот, что был до того. Чисто внешним антуражем общепринятой в социуме идеологии только и будет отличаться от прежнего, а внутренняя суть - та же самая. А нам разве обезьянник очередной нужен? Нам нужно по уму, а не "как у всех". А значит, нахрена нам обезьяны?
   Проблема в том, что людей нужного нам действительно разумного без натяжек типа, низкопримативных по Протопопову, катастрофически мало. В худшем случае пять процентов, в лучшем - десять. Рождается-то их больше, процентов около пятнадцати, но многих обезьяны затравливают ещё в детстве. Самих их, если ярко выраженных считать, тоже процентов около пятнадцати - немало гибнет по врождённой дури, но эту убыль они компенсируют более активным размножением. Основная же масса - среднепримативные, эдакий гибридный типаж, который за кем пойдёт, так себя и поведёт. Кто поумнее, могут и за низкопримативными пойти, но дураков - больше, за счёт чего обезьянам и удаётся обычно верховодить большинством. Если давить тупо напролом, то среднепримативные в конфронтации разделятся, и далеко не факт, что "победа будет за нами". Но даже если и будет, то ценой такой гражданской войны и таких потерь в ней, что обескровленный ими социум станет лёгкой добычей соседних, такой кровавой заварухи у себя не устроивших и таких потерь в ней не понёсших. Дураки мы, что ли, делать такой шикарный подарок всем окрестным дикарям? Но допустим даже на минуту, что нам фантастически повезло, и мы оказались такими гениями, что выиграли гражданскую войну со своими бабуинами легко и малой кровью, и оставшихся силёнок нам хватило, чтобы отбиться от халявщиков из-за бугра. Шансы мизерные, но чисто теоретически - возможно и такое везение. Но толку-то с него? Что мы, прямо так сразу от всех обезьян наш социум очистим? Ага, щас! Макак не нужно учить заценивать расклад, определять, за кем сила, и примазываться к победителям - у них это в инстинктах прописано. Какая-то их часть неизбежно сориентируется, угадает и примажется своевременно, а подражать "правильным", имитируя их поведение, обезьян тоже учить не нужно. И это только во-первых. А во-вторых, остаётся среднепримативное большинство, а это гибридная порода, у которой будет рождаться и среднепримативное, и низкопримативное, и высокопримативое потомство. И если, героически одолев бабуинов один раз, посчитать свою задачу выполненной и почить на лаврах, то не далее, чем через пару-тройку поколений окажется "опять двадцать пять". И что, внукам и правнукам опять гражданскую войну устраивать, рискуя опять полным крахом всего? Вечно-то ведь везти не будет. Поэтому редко какой социум даже задаётся подобной целью, а из задававшихся ей ни один в известной нам реальной истории так и не довёл её до конца. А в результате, паразитируя на низкопримативных, размножаются макаки, которым "хлеба и зрелищ"...
    []
   В общем, нахрапом задача оздоровления социума не решается. Вот почему мы и действуем не лихой кавалерийской атакой, а медленно, вдумчиво и методично. Сверху, "блистательных" от наиболее одиозных персонажей подчистить, было проще. Там такие в меньшинстве, потому как потомственная привычка к ответственности, и вред от прущего в дурь амбициозного бабуина очевиден для всех. За кровную родню, конечно, вступятся, но если чистить не огульно всех приматов, а по одному, то и вступающиеся за них тоже в меньшинстве, да ещё и не в своей тарелке, поскольку прекрасно понимают, что сами себя компрометируют, теряя наработанный предками авторитет внутри сословия, что куража им уж точно не прибавляет. Поэтому с "блистательными" проще. С кем труднее, так это с широкими народными массами, в основном крестьянскими. Собака порылась в общине, то бишь в традициях общинного коллективизма и взаимовыручки. С одной стороны, дело по жизни нужное, но с другой - община вытягивает из беды всех, в том числе и заведомую бестолочь, от которой и рады бы в принципе избавиться, да только как же можно бросить в беде своего? Хоть и говнюк, но ведь свой же говнюк. И отчего ж тогда таким говнюкам не размножаться, если община предоставляет им для этого экологическую нишу?
   В Бетике с её устоявшимися за века и давно перероднившимися общинами нам было бы ещё труднее, потому как кто же даст пропасть кровной родне? Здесь же исходно народец перемешанный, потому как с бору по сосенке набранный, отчего и социумы этих новых образовывавшихся с нуля общин поатомизированнее прежних. Традицию, конечно, никто не отменял, но вот рвения соблюдать её гораздо меньше - нет кровнородственного фактора. Поэтому и отношение к бестолочи менее терпимое, отчего перманентно убогих в считанные годы опускают ниже плинтуса. А тут ещё и эти неурожайные годы сплошной чередой пошли. Как тут жить, хозяйствуя по старинке? Надо урожайность повышать, но подсека запрещена и сурово карается, потому как хрен тогда земли на всех напасёшься, да и леса все посводят на хрен, и тогда что остаётся? Только многопольный севооборот как на наших латифундиях. Но сколько там той земли в семейном крестьянском наделе, чтобы на несколько полей его делить? Естественно, одной семье многополья не потянуть, и тут выход один - кооперироваться меж собой.
   Разумеется, ни о какой огульной кооперации с полным обобществлением земли и тяглового скота а-ля колхоз не могло быть и речи. Добровольно ни один крепкий хозяин на такое не пойдёт, а принудительно колхозы насаждать никто и не собирался. Не Египет у нас, чай, где высокое плодородие почв и так ежегодными разливами Нила обеспечено, а нужен тотальный контроль над податным населением, для которого как раз такой колхоз и удобен. У нас же смысл именно в повышении урожайности за счёт многополья, и нахрена ж для этого всю общину в одно хозяйство сгонять? Для трёхполья, например, достаточно по три семьи скучковаться, для севооборота посложнее и наделов нужно побольше, но и тут принцип тот же самый, один надел - одно поле. Народу в деревне немного, все знают всех, и не шапочно, а как облупленных. С толковыми хотят кучковаться все, с бестолочью - никто. Кому нужен, спрашивается, бесполезный балласт, от кооперации с которым хрен чего выиграешь? И общинная традиция взаимовыручки при этом формально соблюдена - вот мы меж собой скооперировались, так разве ж мы друг другу не помогаем? А если кто нигде ко двору не пришёлся, так кто ему виноват в его никчемной репутации? С такими же пусть и кооперируется, и пускай сами теперь друг друга и взаимовыручают.
   Надо ли объяснять, каковы перспективы кооперации для ленивого и вздорного дурачья, любящего не работать, а другими верховодить? Нет, ну встречаются, конечно, и среди таких хорошие организаторы, которым за их организаторский талант простят и их лень, и рукожопость, и обезьяньи амбиции. Но таких - единицы, а среднестатистическая обезьяна - так, не пришей к звизде рукав, если на хвоста ни к кому сесть не удалось. А на службу надо экипироваться, и это недёшево, а в свободные от службы годы надо платить налоги, а кто от службы освобождён по причине убогости, с того и налоги причитаются не только ежегодно, но и в удвоенном размере. Эту систему мы с римской Бетики творчески сплагиатили. Там общины военнообязанных союзников одну двадцатую дохода римлянам в виде налога платят и ещё столько же продать по твёрдой цене обязаны, если от них этого наместник провинции потребует. Свободные же от службы подданные обложены за это вдвойне - десятую часть в виде налога и ещё десятую обязаны продать. Вот и у нас с этим так же, да ещё и за человека полноценного никто не считает, поскольку социум у нас, как и у римлян, полувоенный, народ-войско. А семьи многодетные, у крепких хозяев младшие сыновья подрастают, которым тоже земля нужна, и такое пополнение общине уж всяко полезнее хронически ущербного балласта. Поэтому с такими и не миндальничают. Если не можешь толком ни служить, ни налоги платить, а обременяешь только остальных, то и освобождай надел, а чем ты будешь кормиться, хрен тебя знает.
   Ну, кто к ремеслу какому востребованному способен, тот в нём себя и найдёт, а кто ни к какому не способен - кайло в руки и марш на рудник, рудокопы в шахтах нужны, а кому работать гордость не позволяет или лень-матушка, так вор или разбойник - он вне закона, и в вооружённом социуме такой долго не проживёт, а бродягам с попрошайками тоже нигде никто не рад. Нахрена они кому нужны, спрашивается? В деревне работы нет - в городе точно найдётся. Нужны каменщики на стройках, нужны землекопы и прочие строители дорог, купцам-корабельщикам нужны матросы, а портовой службе - докеры. И это не подходит? Хорошо, есть, например, ещё одна нужная и полезная профессия - силу земного притяжения преодолевать. Особенно она в тех же самых портах востребована, где не везде можно разместить подъёмный кран и не везде им подлезешь, да и не всякий груз для него удобен, так что приходится грузить-разгружать и врукопашную. Это же не мои мануфактуры, на которые я предпочитаю принимать младших сыновей кузнецов или из рабов, кто свободу выслужил и не против остаться, в вольнонаёмные переводить, потому как квалификация требуется, а они работу знают. Тут не надо квалификации, тут просто бери больше, тащи дальше, главное - не роняй, особенно на ногу себе или кому-то. И ещё одна профессия есть, тоже важная и нужная, да и квалификации особой не требующая - ламинарность потока жидкости в предназначенном специально для её протекания канале поддерживать. В городской канализации она востребована, если кто не въехал. Говно, как и прочие нечистоты, не должно в ней застаиваться, а должно покидать городскую черту.
    []
   Там, правда, рабы в основном, но все они - в зависимости от стажа и усердия - стоят в очереди на перевод и горят неподдельным желанием обучиться любой профессии выше уровня мостовой, так что уж среди ламинарщиков-то вакансию для ищущего работу организовать - вообще раз плюнуть, гы-гы! Так что нехрен тут клеветать, будто работы в городе для свободного человека нет. Полно её! Платят мало? Ну так какая работа, такое и жалованье. Хочешь получать побольше - осваивай работу поквалифицированнее.
   В этом, собственно, и заключается суть нашей антиобезьяньей политики. Кто в крестьянах не удержался и ни в каком квалифицированном ремесле применения себе не нашёл, тот и в городских квалифицированных работах себя не проявит. Это же осваивать надо специальность, а для этого нужны усидчивость, прилежание и дисциплина. Откуда им взяться у ярко выраженной обезьяны? Так что в маргиналы ей прямая дорога, работа у которых не престижная и низкооплачиваемая. Сам с голоду не помрёшь, но семью на этот заработок прокормить, если и найдётся такая дура, что замуж за такого пойдёт - это уже проблема. Тем более, что и выпить хочется, а отказывать себе в сиюминутных хотелках бабуины не приучены. И если не всё пропил сразу, то на потасканную шлюху в дешёвом борделе хватить ещё может, а на семью - уж точно хренушки. Так что проблематично для маргинала оставить после себя потомство, что нам, собственно, и требуется. Преграждая доступ в страну новым обезьянам из Бетики системой "гринкарт" и выключая из процесса размножения значительную часть 'своих' макак путём их загона в маргиналы, мы тем самым сокращаем их процент в следующем поколении. Если делать это постоянно, а не кампанейщинами от случая к случаю, то изыматься они из нормального социума будут уж всяко быстрее, чем "бабы ещё нарожают". Нарожают, конечно, но уже не столько, потому как у среднепримативных генетика гибридная, а меньшее число обезьян, да ещё вдобавок опущенных ниже плинтуса и никому уже "крутыми" не кажущихся - предопределит и не в пример меньшую к ним терпимость со стороны большинства. Кто же станет водиться с маргиналами? И тогда уже обезьян начнёт затюкивать большинство, а низкопримативным - подражать как явно перспективным....
   Апломба обезьянам, конечно, не занимать. Но в условиях воплощённой в жизнь сегрегации меряются они своим апломбом, как и прочими частями организма, в основном с себе подобными. Пытавшиеся меряться с городской стражей, приказа миндальничать с наглой шантрапой не получавшей, как-то быстро кончились, и их пример - другим наука. А меж собой - да сколько угодно, пока не спалились. Особо упоротые, готовые сдохнуть, но "чтоб уважали, падлы", сами же друг друга и взаимоистребляют - и так-то удержу не знают, грёбаные психопаты, а уж по пьяному делу - тем более. А в результате - минимум один обезьяний труп и минимум одна обезьянья кандидатура на виселицу. Ну, или на меч в брюшину за сопротивление при аресте или на стрелу меж лопаток при попытке сделать ноги, если висеть высоко и коротко совсем уж в падлу. Важен ведь не способ, а результат, выраженный в сокращении обезьяньего поголовья. Прежде всего - самых буйных из них. Свято место, конечно, пусто не бывает, и если в обезьяньем микростаде вдруг образуется вакансия доминанта, то она подчиняется правилу Винни-Пуха, гласящему, что мёд если есть, то его сразу нет. Но вот качеством новый доминант будет уже, скорее всего, пожиже прежнего - настоящих буйных мало, вот и нету вожаков. Соответственно, и мороки с ним таким будет уже поменьше. Хотя сюрприз они нам, надо признать, и такие преподнесли.
   Мы-то ожидали просто бессмысленного и разрозненного взбрыка, вызванного очередной кампанией против мелкого воровства и попрошайничества, чем промышляла и эта портовая чернь после, между, а кое-кто и вместо работы. Обычно их просто гоняют с мест возле забегаловок, где они и любят поправлять свой достаток, "не отходя от кассы", но разве ж может обычный патруль всё время у такого места дежурить, когда ему целый участок обходить? Увидят, шуганут, примелькавшегося рецидивиста повяжут, но стоит страже отойти, как сбёгшие стягиваются обратно. Поэтому периодически устраиваются и облавы с отправкой пойманных на перевоспитание в канализационные ламинары. Пару дней назад очередная замела аж трёх "особо уважаемых", а вчера ещё одна компашка, на таком перевоспитании разок уже побывавшая, дабы не палиться, скоммуниздила амфору спирта, да и употребила не по официальному назначению. Я ведь упоминал уже, что у нас из себя представляет медицинско-технический спирт? Ну а какой стол, такой ведь и стул, как говорится. Траванулась в результате вся шайка-лейка, трое - насмерть. Но у алкашни ведь какая логика? Пьём отраву оттого, что на нормальное бухло денег нет, а нет их у нас оттого, что мало платите, сволочи! Даёшь прибавку к жалованью!
   Кто у них там додумался до гениальной идеи объявить забастовку, это Васькин наверняка уже к вечеру знать будет - у него и не такие пели соловьями. Солдат-легионер, млять, бьющий ноги в многокилометровых маршах с полной выкладкой и проливающий на тренировках пот, а в боях кровь, не получает столько, сколько захотели эти гамадрилы - денарий в день им вынь и положь! А ху-ху им не хо-хо? Естественно, никто на поводу у них идти не собирался. Дали им срок одуматься до вечера и предупредили, что утром порт будет работать хоть с ними, хоть без них, потому как есть кем их заменить - хренова туча свежих иммигрантов из Бетики отрабатывает свой прокорм на строительстве дороги, и им не один ли хрен, дорогу строить или в порту силу земного притяжения преодолевать? Да и нам не один ли хрен, месяцем раньше ту дорогу закончат или месяцем позже, если доброе десятилетие уже мы вообще без тех дорог обходились и как-то не жужжали? Шантажисты нам тут, млять, выискались местечковые! В общем, грубо и цинично насрали макакам в их тонкую и ранимую обезьянью душу, отчего те жутко изобиделись с легко предсказуемым результатом - правильно, ну как тут не нажраться? Ведь не уважают же, падлы!
    []
   А вот следствие из этого оказалось несколько неожиданным. Мы предполагали, что протрезвеют, да и одумаются, потому как на обиженных воду возят. Однако, мы таки недооценили их обезьянью обидчивость. В пьяном угаре это стадо человекообразных на полном серьёзе вообразило, будто порт - это их делянка, на которую не вправе посягать посторонние, и чтобы отстоять свои мнимые по пьяни территориальные права, решили не пущать на неё "штрейкбрехеров". К утру они успели забаррикадироваться и вооружиться чем попало, и хрен их знает, на что они рассчитывали. Спускать такой фортель им никто, ясный хрен, не собирался, и когда словесные вразумления не помогли - пришлось перейти от слов к делу. Ну не идиоты ли? Выдав зачинщиков, которых, конечно, ждала виселица, остальные отделались бы плетьми, да месяцем воспитательных работ ламинарщиками в канализации. А так - полсотни теперь отправится в те ламинарщики насовсем, а полторы сотни вычёркиваем с концами. А это что означает? Что ещё до полутора сотен бабуинов, давших на то повод, можно изъять из нормального социума в портовые преодолеватели силы земного притяжения. Даже жаль, что следующая их порция, наученная опытом этих, повода для своей утилизации таким же манером уже не даст. Один раз только такие вещи прокатывают, к сожалению. Зато, с другой стороны, и таких сюрпризов в виде подобного рода беспорядков больше не предвидится...
   Не желающих работать никто, конечно, силой не заставляет. Кто предпочитает сдохнуть с голоду - как свободный человек, имеет полное право. Как и самоубиться через повешение, утопление, прыжок со скалы или любым другим способом, на какой фантазии хватит. Главное - не в общественном месте, где за такую попытку повяжут. А там, где ты этим никому не мешаешь - сколько угодно. Но бродяжничество и попрошайничество, как я уже сказал, не говоря уже об ещё более явном криминале, у нас не приветствуются, а на прародину предков, то бишь обратно в Бетику, никто как-то не рвётся. Кого высылаем как персон нон грата - истерику закатывают и мамой клянутся, что исправятся и будут пахать как папа Карло, искренне веря в это, что самое-то интересное. В среднем их решимости взяться за ум хватает на месяц, после чего снова начинают помаленьку страдать хренью. Вот за океан - это они бы с удовольствием, да только кто ж их туда повезёт-то? Нахрена там нужен подобный генетический мусор, спрашивается?
   Поэтому и выбор у такой шелупони в конечном итоге небогатый - Бетика или виселица. Там - голод и самый разгар эпидемии, а за воровство или попрошайничество на месте убьют на хрен, если повязать и отвести на продажу к ближайшему руднику лениво, тут - крепкий сук, да намыленная верёвка. Ну, можно ещё побуянить, если смерть от меча или копья предпочтительнее. Напрягают, правда, их бабы, особенно с выводками, но и тут миндальничать нехрен, потому как яблоко от яблони далеко не падает. Или в Бетику, или арбайтен, арбайтен, унд дисциплинен. Кто втянется, возьмётся за ум и зарекомендует себя с лучшей стороны, те и отношение к себе заслужат уже другое - бывают же и аномальные мутанты, в том числе и в такой породе. А типичные - или пахать до упаду, бухать после работы и взаимоубиваться в пьяных ссорах, или в бордель, если внешние стати для этого котируются. Там-то от случайного посетителя залетать и рожать работницы звизды едва ли захотят, что исключает их из процесса дальнейшего размножения. Потому как нехрен. Китай им здесь, что ли, или Чёрная Африка? Есть кому размножаться и без таких, и чем меньше таких, тем лучше размножаются толковые.
   Сурово? Ага, уж точно не гуманный к отребью современный социум, плодящий бездельников на вэлфэре за счёт налогов с горбатящихся, и уж точно не имперский Рим с его люмпен-коммунизмом в виде бесплатных хлеба и зрелищ, денежных раздач, а иногда и оплаты проживания этих бездельников в инсулах за пополняемый постоянно растущими налогами с провинций казённый счёт. Ну так в наши планы и не входит кончить тем, чем кончил тот имперский Рим в известном нам реале. Среднереспубликанский Рим, который существует сейчас, ещё далеко не таков. Максимум, на что в нём идут, это на распродажи дешёвого импортного зерна по льготным ценам, и это не постоянная практика, а разовые акции, каждая из которых удостаивается отдельного упоминания у римских историков. А в остальном - кто как может себе на жизнь заработать, тот так и живёт. Можешь жить - живи, не можешь - не живи, никто не заставляет. И вот этот не балующий халявой своих бездельников республиканский Рим - как раз на подъёме. Не без проблем, обусловленных растущими амбициями, но пока-что он с ними как-то через пень-колоду справляется, даже вон в гегемоны Средиземноморья вылез. Нам же та средиземноморская гегемония на хрен не нужна, нам бы у себя жизнь наладить, отчего и проблем у нас гораздо меньше - не надо только их запускать, чтобы не накапливались как снежный ком, а лучше наоборот, решать их раз и навсегда все, какие удастся. Вот как с обезьянами этими, например, дабы скорее вымирали как биологический вид, а не размножались как у имперцев-гуманистов...
    []
   Собственно говоря, мы здесь, на юго-западе Испании, довольно многое в нашей политике творчески плагиатим у Рима, только не нынешнего, уже забуревшего и лезущего в средиземноморские гегемоны, а раннего Рима, царского и раннереспубликанского, едва только выросшего из пелёнок малого античного полиса, гегемонившего лишь в окрестном соплеменном Лациуме и амбиции имевшего под стать своим размерам, то бишь в Средней Италии в основном, и лишь на самом пределе своих мечтаний раскатывавшего свою "губу не дуру" на весь италийский "сапог". Это было то "старое доброе время", по которому до слёз ностальгируют сами римляне, поскольку тогда Республика не имела и четверти своих нынешних проблем. И жизнь её была простой, и проблемы её были простыми. Крестьянам ведь что нужно? Чтобы земли хватало. И когда народу-войску переставало её хватать, он теснил ближайшего соседа, до которого топать недалеко, потому как в пределах "сапога". Вспахали поля, засеяли - можно и повоевать, пока урожай не созреет. Чаще всего как раз за это время и укладывались, а если кампания и затягивалась, так климат Италии прощает сдвиг сроков, и это позволяло, ускорив работы, призвать в войско новых бойцов и сменить ими воюющих, дабы и они тоже собрали свой урожай. В таком режиме римские крестьяне могли воевать хоть ежегодно, если требовалось. Тяжеловато приходилось семьям убитых и искалеченных, но община им пропасть не давала, поскольку ей поддержать их на плаву было нетрудно - хозяйство живых и здоровых было в полном порядке. Отчего же ему не быть в порядке, когда наделы легионеров не заброшены и обрабатываются ежегодно? Вот в такой же примерно ситуёвине сейчас живёт и не тужит наш турдетанский народ-войско на нашей лузитанской Турдетанщине. В мирные годы он наслаждается миром, в военные воюет, но без особого ущерба для крестьянских хозяйств, потому как топать солдатам на войну и обратно недалеко.
   Скорее всего, и Рим не нажил бы себе своих нынешних проблем, если бы смог унять аппетит и ограничиться "сапогом". Ведь на самом деле то, что закрашено на карте как Римская республика - эдакое лоскутное одеяло из римских и союзнических земель, у которых сохраняется их государственность, и с одними союзниками отношения у Рима получше, с другими похуже, а догребаться ведь, если очень надо, можно и до фонарного столба. Добрая треть италийских земель Республике и по сей день не принадлежит, а в то время не принадлежала и добрая половина, так что и внутри самой Италии простора для римской территориальной экспансии хватало за глаза. Понадобилась ещё земля - выбери самого малоценного союзника, найди повод для разрыва союза и войны, да и аннексируй его целиком со всеми потрохами. Что мешало? Ну, во-первых, помешанность римлян на верности заключённым договорам. Она и сейчас ещё далеко не изжита, и это во многом способствует международному авторитету Республики. А во-вторых, римлян раздражала Сицилия, и не столько отцов-сенаторов богатствами сицилийской элиты, сколько простых римских и прочих италийских крестьян хлебным демпингом, то бишь экспортом дешёвого сицилийского зерна. Как с ним конкурировать, когда на Сицилии и климат теплее, и почва плодороднее, и агротехнологии у тамошних латифундистов-греков гораздо продвинутее? Хозяйство-то ведь давно уже не натуральное, и без денег хрен обойдёшься, а много ли их выручишь за свои невеликие излишки урожая при этом сицилийском демпинге? В общем, не додумавшись до протекционистских пошлин на зерно, Республика ввязалась в Первую Пуническую, а прихомячив после неё до кучи и Корсику с Сардинией, предопределила и Вторую со всеми вытекающими, как внутри Италии, так и снаружи.
   Тут и сами военные потери, тут и разорение страны от многолетних военных действий, тут ещё как с куста две заморских провинции в Испании, весьма неспокойных, тут ещё как с того же куста до сих пор не законченная Лигурийская война на севере своего же собственного "сапога", а до кучи - ага, чтоб мало дорогим согражданам не показалось - ещё и война с Македонией, а по её результатам и гегемония в Греции, тоже породившая для Рима немало головной боли. Ладно бы Сицилия с Корсикой и Сардинией, они хотя бы уж рядом, ладно Лигурия, которая тоже не столь уж далече, но Испания и Балканы - это что-то с чем-то! В Испании то лузитаны набегут, то кельтиберы, а оставить её боязно - а ну как снова авантюрист какой найдётся вроде Ганнибала и с такими же амбициями? Я уже не раз упоминал, что пять лет без смены для солдат испанских преторских легионов - давно уже дело обычное, а рекордный срок - вообще семь лет. Вот как тут крестьянскому хозяйству не разориться даже у живого и здорового легионера? Так ведь и в Греции тоже не сильно лучше. Только Филиппа урезонили, так Набиса в Спарте урезонивать пришлось - какой тут может быть своевременный дембель? Потом Антиох воду мутить начал, а тут этолийцев и баламутить-то особо не надо - они и так изобижены за то, что Рим их вместо Филиппа гегемонами греческими не сделал. За что же тогда воевали, спрашивается? Ну и в результате - разом Этолийская и Сирийская войны. Может и не по пять лет, но по три, если не по четыре, переслуживали и там. И Лигурия эта шебутная - хоть и рукой подать, хоть и дикари, но заноза в жопе тоже ещё та, и ветеранов новобранцами хрен заменишь.
   И получается, что по сравнению с Римом мы - просто в шоколаде. Не всё, само собой, гладко и у нас, но как говорится, им бы наши заботы! В большую политику мы не играем, международным престижем в античном мире не заморачиваемся, и плевать нам с высокой колокольни, знают ли о нас вообще в наиболее прославленных полисах Греции. Поэтому и абсолютно нехрен нашим легионерам-ополченцам отрываться от хозяйства на годы, чтобы служить где-то за морями. С юга и с запада от нас море, где могут в принципе пошаливать лузитанские пираты на севере и мавританские на юге, но на хулиганов и флот нужен поменьше, да попроще классического античного, да и не в первую очередь нас эта проблема затрагивает, а во вторую, потому как к северу от нас финикийский мухосранск Олисипо порядком в окрестных водах озабочен, а к югу - финикийские же Тингис и Гадес аналогичную задачу решают. С юго-востока нас римская Бетика подпирает, а с Римом у нас исходно мир-дружба-жвачка, да и населена страна соплеменными турдетанами. С востока - оретаны, тоже иберы и тоже союзники Рима, а значит, и наши, так что всё беспокойство с севера - от лузитан и веттонов. Но веттоны сами по себе без лузитан не столь сильны и суются редко, а с лузитанами у нас отношения не столь уж просты и однозначны. Враги, если формально, но на деле - тоже есть нюансы. Поэтому, как и тот прежний ранний Рим, мы пользуемся всеми преимуществами маленькой и не претендующей на величие страны, но в отличие от того раннего Рима не повторяем его ошибок. А иначе какой был бы толк от нашего попаданческого послезнания?
    []
   Во-первых, мы не выделяем столицу с её ближайшей округой из всей страны. У нас государство не из полиса городского выросло, а образовалось сразу как есть, а посему и нет у нас никакого особого гражданства Оссонобы как города, а есть только общее для всего государства. Нечто подобное, строго говоря, учудили и римляне в Лациуме, когда после Второй Латинской войны, отказав латинянам во включении их в состав Республики наравне с римлянами, ликвидировали Латинский союз, но ввели для них вместо прежних городских общее латинское гражданство. Наверное, озабоченные своими превилегиями квириты и сами-то тогда толком не поняли, чего отчебучили, и это им ещё аукнется лет через сто в Союзническую войну, когда уже привыкшие к общему гражданству латиняне прекрасно организуются меж собой и без формального центра. Самый юмор ситуёвины будет, как и во Вторую Латинскую, в целях войны - противостоящие Риму латинские и прочие италийские союзники будут воевать за получение для себя римского гражданства и своё включение в Республику, то бишь за ликвидацию своей особой государственности по сути дела. А Рим, стало быть, наоборот - против их включения, а значит, за сохранение их государственности. Ну и вот кого в такой войне победителем считать прикажете, когда союзники добьются от Рима своего, но в результате Рим усилится, окрепнет и уже реально разрастётся на всю Италию? Вот и за что тогда воевать, убивая друг друга, спрашивается? Ни нам, ни нашим потомкам такого маразма и даром не нужно, так что нехрен и почву для него создавать. Нет и не будет у нас на нашей территории никаких особых союзников со своей особой государственностью, а есть только единый народ-войско с единой общей для всех государственностью и единым общим гражданством.
   Во-вторых, нам не нужно и национально-племенной чересполосицы. По факту она есть, конечно, потому как "я его слепила из того, что было", и с этим нам приходится считаться, но на перспективу мы ведём политику тихой ползучей ассимиляции нацменов титульной нацией, то бишь турдетанами. Мало общего гражданства, нужна и общая для всех сограждан национальная самоидентификация. Это большие империи, вобрав в себя кучу разных стран, могут позволить себе поиграться в многонациональность, но и им это в конце концов выходит боком, а маленькой стране подобные игры противопоказаны по определению. Хочешь жить среди нас - ассимилируйся и становись одним из нас, а нет - ищи себе другую страну для проживания. Поэтому и иммиграцию мы поддерживаем в первую очередь турдетанскую из Бетики, во вторую - родственных им иберов, да и тех стараемся по турдетанским общинам распихать, дабы анклавов своих не образовывали, а поскорее отурдетанивались. В третью очередь - освобождаемые и принимаемые в число сограждан разноплеменные рабы, которых мы тасуем так, чтобы браки у них преобладали смешанные, потому как такие семьи скорее и легче ассимилируются в титульной нации. Сложнее с реально существующими анклавами лузитан, кельтиков, кониев и фиников с греками, сложившимися исторически ещё до завоевания страны турдетанами, и тут надо аккуратно, начиная с культурной ассимиляции и не посягая на сами общности, а уже их размыв через те же смешанные браки оставляя на последующие поколения. Тут поможет и религиозная реформа с синкретизмом разноплеменных богов одной специальности, и подтягивание турдетанской культуры до передового античного уровня, после чего никого в стране не будет культурнее и благополучнее турдетан, а "за всё хорошее против всего плохого" с удовольствием подпишется любой.
   В-третьих, не нужно нам почвы и для политических смут. В республиканском государстве неизбежны грызня и саботаж, из-за которых гора рождает мышь, а слишком узкий горизонт планирования из-за частой смены правительств приводит зачастую к тому, что та гора рождает ещё и не ту мышь, которую следовало бы по уму. Монархия же в её античном понимании - это самодержавие, никакими законами не ограниченное, потому как именно оно и есть высший закон. Как легко - в зависимости от личности правителя - такая монархия может шарахаться из крайности в крайность, оборачиваясь то анархией, то тиранией, да ещё и со всеми сомнительными прелестями фаворитизма, прекрасно знают и в самом античном мире. Но до конституционной монархии, при которой венценосец не правит, а царствует, античные мудрецы почему-то так и не додумались, отчего и колбасит античные социумы кого республиканским бардаком, а кого и самодержавным, а добрая половина обеих форм маразма обусловлена их взаимобоязнью. Монарх страшится потери власти, а республика - воцарения тирана, и способ борьбы с этим у них один - пресечение или саботаж всего, что хотя бы кажется опасным или просто подозрительным. Нам такого маразма на хрен не нужно - ни в той форме, ни в этой. Царёк у нас есть, потому как он не может не есть, но есть и Хартия вольностей по мотивам той аглицкой, в которой права и вольности всех подданных прописаны, и на которой царёк своим подданным присягает, без чего не может быть коронован. Войско присягает не ему, а правительству, которое и назначает главнокомандующего, а монарх у нас сам войском не командует, да и казной государства он тоже не распоряжается. Он, конечно, тоже член правительства, да ещё и бессменный и наследственный, но он его не возглавляет и возглавлять не может. В то же время никто больше в государстве не получает и не может получать таких почестей, как он, так что реальная власть и почести у нас по отдельности и не совмещаются. Чествуют одних, правят - другие. Есть сила, формально для этого государства внешняя и даже как бы вообще отсутствующая, представители которой реально всем и заправляют. Ведь кто девушку ужинает, тот её и танцует, а это государство исходно один из проектов этой не афиширующей себя напрямую силы и одна из её видимых частей. И не единственная.
   Вот в этой силе мы как раз и состоим. Мы не самые главные в ней, но и далеко не на последних ролях. Не так давно мне, например, предлагалось официально возглавить правительство этого государства, когда его настоящий глава, а по совершенно случайному совпадению старший сын и наследник нашего самого главного, не мог больше его тащить, поскольку увяз в делах поважнее. Но у меня-то ведь тоже хватает дел поважнее, хоть и не столь почётных и заметных, а посему и решили мы этот вопрос иначе. Но сам факт...
    []
   Ну и, для тех, кто не в курсах - кто мы такие, и как с нами бороться. Попали мы сюда из начала двадцать первого века нашей реальности уж точно не по своей воле и даже не по злой воле сильных нашего мира, едва ли и знавших-то даже о самом факте нашего существования - не того мы были калибра в той нашей прежней жизни, чтобы большие и уважаемые люди знали о нас и обратили внимание на факт нашего исчезновения. Люди в нашем мире имеют свойство исчезать с концами, но в подавляющем большинстве случаев паранормальщиной там и не пахнет. А нас вот угораздило, и ни спецслужбы, ни бандиты, ни подпольные хирурги-трансплантаторы в нашем случае абсолютно не при делах Просто взяли и пропали для нашего мира, совершенно спонтанно, нарисовавшись в этом, ничем от нашей Античности, кажется, не отличавшемся - ну, не заметили мы, во всяком случае, никаких в нём отличий окромя тех, которые сами же и устроили. И был тогда на дворе сто девяносто седьмой год до нашей эры. Сейчас - сто восемьдесят первый, шестнадцать лет уже, как мы тутошние, и устроились мы в этом мире, надо признать, неплохо.
   Я, Максим Канатов, не был в прежней жизни ни профессором, ни аспирантом, а был простым российским инженером-машиностроителем, хоть и не на совсем уж простом предприятии. Был цеховым технологом по механической обработке, был потом в другом цеху старшим мастером механического участка. В армии не был никаким крутым бойцом спецназа, а был обыкновенным "сапогом" погранвойск. Не был я там и никаким крутым магом, а был только самоучкой по ДЭИРовскому направлению биоэнергетики, умевшим кое-что, но далеко не в той степени, в какой хотелось. Увлекался историей, но далеко не на профессиональном уровне, почитывал и всевозможный научпоп, но так, больше для общего развития. А здесь вот на безрыбье пришлось заделаться местечковым министром всего здешнего тяжпрома, в немалой части как раз из моих мануфактур и состоящего - а кому же ещё тяжпромом рулить, как не главному промышленному буржуину? Недавно, как уже сказал, чуть было вообще премьерство на меня не навьючили, едва отбрыкался. То, что по совершенно случайному совпадению я женат на неполнородной сестре нашего настоящего премьера, к делу, как говорится, не подошьёшь.
   Володя Смирнов, в отличие от меня, свою срочную служил таки в армейском спецназе, и хотя подготовка срочников у них, конечно, далека от таковой у их офицеров и прапоров, на нашем безрыбье круче его только вкрутую сваренные яйца. Хоть он у нас и не занимает министерских постов, вся армейская разведка и все спецоперации в основном на нём, а заодно у нашего спецназера ещё и руки из правильного места выросли, потому как на гражданке он работал автослесарем, что особенно важно для наших закрытых для посторонних глаз и ушей проектов. Наташка, его супружница, была студенткой Лестеха, а у нас на безрыбье главная ботаничка - в буквальном смысле, а не в обезьяньем, вообще биологичка и даже агрономша.
   Хренио Васькин, а точнее Хулио Васкес, наш главный мент и госбезопасник - единственный среди нас испанец, а по ментовской части оттого, что был ментом и в той прежней жизни. Испанским, конечно, не нашим. Обрусел он уже тут, с нами. Кто с нами поведётся, все в той или иной степени обрусквают, и этот процесс идёт параллельно и навстречу нашему собственному отурдетаниванию. Женат, как и я, на хроноаборигенке, хоть и не из столь крутого семейства, ну так и не всем же на дочках сильных мира сего жениться. Поди найди ещё подходящую. Где ж на всех напастись таких, как моя Велия?
   Серёга Игнатьев, пускай он у нас в прежней жизни и офисный планктонщик, по образованию геолог, так что и тут на нашем безрыбье тоже без вариантов. Я не из воздуха продукцию произвожу, а из сырья, а сырьё - это в основном полезные ископаемые, в том числе и такие, о которых хроноаборигены ни ухом, ни рылом, и если уж он чего-то очень нужного нам не найдёт, то без него вообще хрен кто найдёт. Полезны нам и его познания в химии, в которой я, например, хоть и тоже вообще-то изучал, откровенно плаваю. Ну, не моя специальность и даже не моё хобби, если детских хулиганских шалостей со взрывами не считать. А Юлька, супружница евонная, наша главная историчка и главная училка для нашего подрастающего поколения. Собственно, мы все его учим всему тому, в чём кто из нас копенгаген, но для общего образования молодняка, как и для истории как серьёзной науки, профессионализм желателен, и кому на нашем безрыбье тем профессионалом быть, если не студентке пединститутского истфака? Правда, два курса только и успела она там отучиться, но у нас как-то с профессорами, не говоря уже об академиках, вообще негусто.
   А обучать молодняк нужно позарез, потому как планов громадье, и всё нужно "ещё вчера", а как тут справишься со всем вшестером? Помогают, конечно, по мере сил и знаний, и втянутые в наш попаданческий анклав друзья и единомышленники из местных хроноаборигенов, но если силами их боги не обделили, то со знаниями у них напряжёнка, и пока мы наш молодняк не выучим, кадрового затыка нам не рассосать. Чтобы мы могли высвободиться от рутины для проектов посерьёзнее, это пара-тройка выпусков нужна, и не из школы-семилетки, а из следующего за ней кадетского корпуса, в котором пока-что учится только на первом курсе наш первый школьный выпуск. А это ещё пару-тройку лет выдержать надо, пока только этот первый выпуск полностью выучим, разрываясь между службой, школой и вот этим кадетским корпусом. И деваться некуда, потому как далеко не всё для античных глаз и ушей предназначено, и многое можно преподавать молодняку только в закрытом учебном заведении, принадлежащем уже не государству, а семейству наших нанимателей, как раз и возглавляющему всю нашу структуру и все наши закрытые для посторонних проекты.
    []
   Как я уже сказал, это государство - лишь один из них. За Атлантикой, вдали от лишних глаз и ушей, воплощаются в жизнь и другие - колонии клана простых гадесских и карфагенских олигархов Тарквиниев, которому все эти годы служим и мы сами. Начали с простых солдат-наёмников, побывали и бандитами, и бойцами спецопераций, и агентами для спецопераций поквалифицированнее, на одной из которых я наконец и выслужился в доверенные люди, достойные породниться с семейством. В заокеанском проекте клана на Кубе наша заслуга, откровенно говоря, лишь частичная. Плавали за Атлантику мореманы Тарквиниев и без нас, потому как заокеанские ништяки как раз и дают клану его основные доходы. И не они были в этом бизнесе первыми, хоть и отжали его в конце концов себе у конкурентов весь. И даже идея собственной колонии там рассматривалась кланом, как я узнал позже, задолго до нас. Просто посчитали её не настолько нужной, раз уже есть там колония утративших связь с метрополией фиников-предшественников, а с нашей подачи и с нашими обоснуями просто вернулись к ранее отвергнутому проекту. Прочие же - Азоры и Горгады, то бишь Острова Зелёного мыса - отпочковались уже от этого кубинского как вспомогательные и подстраховывающие основной. То, что до кучи мы их и собственными уже проектами дополнили, стало следствием из их наличия как промежуточных баз. Без этой главной и самоочевидной для торгового клана задачи никто бы колонизацией этих архипелагов не заморочился, а раз уж заморочились и раз уж эти колонии уже есть и так, то почему бы заодно и не попрогрессорствовать на них и на Кубе так, как мы предлагаем? В Испании, рядом с римской Бетикой - категорически нельзя, а за океаном - что мешает? Аналогичным чисто торговым обоснуем мы сподвигли нанимателей и на проект колоний в Южной Атлантике как промежуточных баз для прорыва уже в Индийский океан в обход запрещающей и не пущающей суэцкой таможни гребипетских Птолемеев. Что выйдет из этой затеи дальше - будет видно со временем, когда дойдут руки. Тут на Азорах бы, да на Кубе как следует развернуться! Алчность торгашей-монополистов может и застопорить любой прогресс, но может ему и немало поспособствовать, если дать проекту правильный в глазах монополиста обоснуй. Надо только кадрами ещё все наши проекты обеспечить. Квалифицированные мы учим, а массовку должна дать метрополия. Вот только почистить надо сперва эту массовку, прибрав её хорошенько от генетического мусора...
  
   2. Юнкерские будни.
  
   - Держать строй! Стадо баранов больше похоже на фалангу, чем ходячие трупы вроде вас! - голос гоняющего юнкеров центуриона-инструктора доносился даже до нас, - Как щит держишь, ты, ходячее недоразумение?! Ты уже убит - выйти из строя! Эй, сзади! Кто приказал тебе оставить брешь в первой шеренге?! Сменить эту падаль! Так, ты - тоже труп! Выйти из строя! Сменить и этот корм для стервятников! А ты - как держишь щит?! Тяжёлое ранение в руку - выйти из строя! Сменить подранка! Санитары! На носилки его!
   - Меня же только в руку, почтенный! - попытался отмазать девок назначенный "трёхсотым" Миликон-мелкий, - Я могу идти сам! - он и так-то уж точно не дистрофик, а в кольчуге и с увесистым гоплоном греческого типа, который по условиям задачи с руки не снимешь, поскольку он пригвождён к руке пробившей его стрелой, груз для носилок из него получается весьма немилосердный.
   - Поговори мне ещё! Кросс в полной выкладке после ужина захотел?! А вы чего встали?! Раненый истекает кровью! На носилки и живо в тыл! Эй, вы четверо! Прикрыть эвакуацию этого подранка! Центурия - черепаха! Как щиты держите?! К нему захотели присоединиться? Держать наискось, чтобы стрелы рикошетировали! Сзади - не сметь им помогать! Ещё раз увижу - они побегут кросс вместе с подранком! - две девки стонали под тяжестью носилок с бронированным царёнышем, но вечерний кросс - хуже, а между рядами строя вчетвером не втиснуться, и только когда они выбрались наконец из него, им помогли две другие.
   - Развернуть строй! - скомандовал центурион, - Держать равнение! Я надеюсь, никто из вас не состоит в родстве с бессмертными богами и не собирается жить вечность? Тогда - в атаку, ходячие недоразумения! Вперёд - марш! Вторая шеренга - выше копья! Не мешать передним!
   Строй двинулся вперёд, изображая атаку фаланги, из которой её мучитель то и дело выдёргивал облажавшихся, назначая их кого "двухсотым", а кого и "трёхсотым", так что и девкам попрохлаждаться не довелось. К концу назначенной дистанции "сближения с противником" строй, смыкающий ряды после каждой потери, заметно съёжился.
   - Стыд и позор! - вынес свой вердикт центурион-инструктор, - Вы ещё даже не вступили в рукопашный бой, а уже исхитрились потерять каждого третьего! Даже ума не приложу, за какую такую тяжкую провинность я заслужил такое наказание - командовать раззявами вроде вас. Ваше счастье, что по условиям задачи вас обстреливали лузитаны, не очень-то привычные воевать с тяжёлой одоспешенной пехотой. Критские лучники выбили бы вас всех до единого. Завтра я хочу наблюдать гораздо лучший результат. А чтобы вы были старательнее, условный противник будет применять отравленные стрелы. Поэтому каждый раззява, словивший завтра стрелу, будет считаться убитым. А убитому отпуск на выходные домой нужен? Правильно, абсолютно не нужен. Всё всё поняли?!
   - Поняли и запомнили, почтенный! - гаркнули остатки строя.
   - А вы, трупы и подранки, всё поняли?
   - Поняли и запомнили, почтенный! - без особой радости отозвались те.
   - Трупы! В лагерь бегом - марш! Подранки - назад! Кто приказал вам покинуть носилки?! А ну живо мне улеглись обратно! Санитары! Носилки с ранеными - в лагерь! - девки застонали, едва лишь осознав, что им сейчас предстоит, - Центурия - сомкнуть ряды и прикрыть эвакуацию раненых! Держать строй! Десять шагов назад! - он так и заставил оставшихся в строю пятиться назад вслепую, отчего темп отхода строя оказался раза в три медленнее темпа предшествовавшей ему атаки.
    []
   - Да гоплон этот, млять, здоровенный! - делились впечатлениями добежавшие уже до лагерных ворот и переводящие дух "убитые", - Как ты его правильно удержишь на хрен, когда он задевает, млять, оба соседних? - последовавшие после этого переговоры со стражей у ворот уже на турдетанском их тоже не обрадовали, потому как вердикт матёрых профессионалов тарквиниевской ЧВК сводился к принципу, весьма близкому по смыслу к современному нашему - "хреновому танцору и яйца мешают".
   - Сиди, царёныш! - одёрнула пытавшегося встать с носилок Миликона-мелкого бывшая "гречанка", - Тащить тебя после ужина вокруг лагеря, млять, да ещё и бегом, мне что-то не хочется, а с Кербера ведь станется! - три её подруги. тоже едва перевёвшие дух, натужно рассмеялись.
   - Это кого ты Кербером назвала, соплячка?! - рявкнул на неё стоявший рядом со мной опцион, - Он воевал тогда, когда ваши родители были ещё сопляками вроде вас, и поэтому для вас он - почтенный Диталкон! Всё всё поняли?!
   - Поняли и запомнили, почтенный! - ответили скопившиеся у ворот.
   - А что такое кербер, досточтимый? - спросил он уже меня.
   - Это у греков такой трёхголовый пёс, который стережёт вход в ихний Тартар, - объяснил я ему, - Его ещё ловил и притаскивал в Микены ихний Геракл.
   - Неплохо! - служака прыснул в кулак, - Мы сами Диталкона прозвали Клещом, когда он был в нашей центурии опционом, а ваши, значит, псом этим трёхголовым? Меня они Слепнем прозвали, - опцион снова хохотнул, - Они себе думают, наверное, будто мы с Диталконом издеваемся над ними? Видел бы ты, досточтимый, как гоняли нас, когда мы сами были ещё зелёными новобранцами!
   - Вы с ним служили ещё у Баркидов?
   - Да, у Магона, когда он пополнял войско после того, как его разгромил Силан, легат Сципиона. Мы думали, что во вспомогательные войска попадём, как все турдетаны, мобилизованные в Бетике, но Магон из-за нехватки африканской пехоты решил добавить к ней часть наших, и мы с Диталконом угодили как раз в эту часть. Ваши вот жалуются на гоплон, а мы мечтали перевестись в щитоносцы с такими гоплонами, зато с нормальными копьями, хоть нам и пришлось бы тогда стоять в первых шеренгах строя. Но кто нас тогда спрашивал? Зачислили в сариссофоры с этими длиннющими сариссами, и таскайся с этой жердью повсюду как дурак! Да, щиты-то у нас были поменьше, эти македонского же типа пельты, но много ли нам было от этого радости? Даже хуже с ними было "под стрелами", как вашим сейчас - прикрытие-то от пельты меньше, чем от гоплона, и условную стрелу словить - раз плюнуть. А лохагос из финикийцев был зверь, куда там до него Диталкону!
   - И чем это дело для вас закончилось?
   - Илипой, досточтимый. Поставили нас вместе с ливицйами, ну и вляпались мы вместе с ними в окружение - толку-то от этих дурацких сарисс, когда с фронта тебя никто не атакует, а только обстреливают, а атакуют с флангов и тыла? Ну, мы-то в глубине строя оказались, так что под эти атаки не попали, но от обстрела навесом досталось и нам. Убил бы собственными руками того, кто придумал, будто бы поднятые вверх копья защищают от обстрела! Никто не пробовал защищаться от дождя решетом?
   - И как вы тогда выкрутились?
   - Ну, когда стало ясно, что фаланге конец - дураки мы, что ли, стоять и гибнуть как бараны? Разобрали сариссы, их тупые половины бросили под ноги, а дурака лохагоса угомонили фалькатой в бок. Половинками сарисс - с нормальное копьё величиной - нам и действовать было ловчее. Атаковали сами тех, кто нападал с тыла, потеряли многих, но и вырвались из окружения, а эти бараны ливийцы, кто не полёг там, те сдались римлянам в плен и угодили в рабство. Мы хотели оторваться и разойтись по домам - а кого нам было защищать? Магон с Гасдрубалом первыми же и задали стрекача, как только жареным для их войска запахло, а мы - что, дурнее их? Но нас нагнала конница Кулхаса, нам деваться некуда, мы встали в круговую оборону, а они - и не думают нападать. Подъехал их вождь и предложил нам к нему на службу перейти. Ну, мы посовещались меж собой и решили, что надо соглашаться. А Кулхас, как узнал, что мы в фаланге обучались, так сразу в свой отборный отряд нас взял. Только, конечно, не сариссофорами, - мы с ним рассмеялись, - А для чего вы решили ваших учить воевать по-гречески, досточтимый?
   - Да просто, чтобы знали и хоть как-то умели. Если когда-нибудь понадобится, то будут знать хотя бы, как это делается, а нет, так испытав их на себе, будут понимать все преимущества и недостатки греческой фаланги.
   - И македонской, судя по сариссам на складе?
   - Да, три занятия вы потом погоняете их и в качестве сариссофоров. Тут как раз и ваш собственный опыт службы у Баркидов придётся кстати.
   Тем временем остатки "греческой" фаланги допятились наконец тоже до ворот лагеря, центурион велел "двухсотым", "трёхсотым" и девкам-санитаркам с уже пустыми наконец-то носилками занять свои места в строю, назвал привратной страже сегодняшний пароль, и учебную центурию впустили в лагерь. Но едва дав им сдать тяжёлое снаряжение в оружейную палатку и разоблачиться от лёгкой амуниции, он построил их снова.
   - Мало того, что вы раззявы и бестолочь, от вас ещё и смердит как из отхожего места. Поэтому сейчас, запылённые вонючки, вы все отправитесь в баню, и чтобы к обеду все блестели как у кота яйца! Аттставить смех в строю! - это относилось к захихикавшим девкам, - Бегом - марш, ходячие недоразумения!
   Баня - по образцу уже имевшихся у нас, но ещё не известных Риму "римских" терм - была, конечно, раздельной, но разделялась лишь общей стенкой, в которой, судя по характерным смеху и визгу, пацанва давно уже пробуравила смотровые дыры.
   - Вот ума не приложу, досточтимый, чем они ухитрились просверлить вон в той стенке такие аккуратные отверстия, что их и обнаружить-то нелегко, - посетовал опцион, - Кинжалом такие точно не провертеть. И главное, заделываем, так сверлят новые. Правда, девчонки уже не жалуются, а просто занавешивают их, но всё-таки - как ухитряются?
    []
   - Для их возраста находчивость в таком деле естественна, - хмыкнул я, сложив два плюс два и поняв, куда девался из дому коловорот с тремя хорошими свёрлами, - А с солдатами проблем из-за этого не возникает?
   - У нас не кто попало служит, досточтимый. Но спрос на шлюх, если честно, с тех пор, как появились девчонки, резко вырос, так что нам пришлось увеличить их число и расширить лагерный бордель.
   - Как дела с выучкой нашего молодняка, - поинтересовался я у подошедшего к нам центуриона, - Надеюсь, не безнадёжны?
   - Ну, получше, чем были, но всё равно удручают, - ответил тот, - Наши ребята сделали бы их минуты за три, отделавшись несколькими лёгкими ранениями.
   - Уже за три? Прошлый раз ты говорил, что за две и всухую.
   - Я же сказал, что уже получше. Кое-чему они всё-таки научились. Но сделать из них за год таких бойцов, как наши, я не возьмусь. Будь они постарше и покрепче, вроде наших новобранцев, которых можно гонять уже всерьёз - другое дело, но не из таких же сопляков, не говоря уже о соплячках! Приличных солдат, как ни странно, можно сделать и из таких, и это я сделаю, но не требуй от меня невозможного. Такими, как наши, они ещё не станут ни через год, ни через два.
   - ЕЩЁ не станут?
   - Ну, я же не сказал, что они безнадёжны. Ребята отличные, я даже не ожидал, просто слишком юны для настоящих нагрузок, и из-за этого их приходится щадить. Лет за пять я бы сделал из парней таких бойцов, которых не стыдно было бы поставить в строй с лучшими из наших, и даже жаль, что ты не дашь мне, конечно, этих пяти лет.
   - Не могу, Диталкон. Всё понимаю, но не могу. Один год - это всё, что я могу тебе обещать. Если следующий поток удастся перевести на Острова, как я надеюсь, тогда этих ты погоняешь там ещё один год, но на это я только надеюсь без твёрдой уверенности. О том, чтобы увеличить срок их обучения до трёх лет - только мечтаю, но пока-что и сам в это не верю. Поэтому мы будем пока исходить из худшего и рассчитывать только на год. И по твоему послужному списку, и по мнению твоего начальства, ты - лучший из наших центурионов. Твоё начальство наотрез отказывалось выделить тебя для обучения наших юнкеров, и понадобился приказ самого досточтимого Фабриция, чтобы тебя нам отдали. Это тоже характеризует тебя как лучшего, которого никто не отдаст добровольно. Сделай за этот год то, что ты сможешь сделать, и я буду понимать, что большего не сделал бы на твоём месте никто. То, что сделаешь ты - сможешь сделать ТОЛЬКО ты.
   - Что смогу - сделаю. По нашим меркам они будут выглядеть бледно, и в этом лагере мне будет стыдно и неловко за них перед нашими бойцами, но по обычным меркам армейских легионов я сделаю из ваших парней вполне приличных солдат, и в легионных лагерях ни один из них меня не опозорит.
   - Это из парней, а из девчонок выйдет какой-нибудь толк?
   - Ну, какие же из девок солдаты? Когда мне впервые сказали, что будут и они, я был уверен, что это шутка. Мало ли, чего греки понавыдумывали про этих воинственных баб, с которыми их предки якобы воевали где-то далеко на Востоке? Вылетело из головы, как они их там называют.
   - Амазонки, - подсказал я ему.
   - Да, точно - амазонки. Но ведь это же всё сказки греков. Где такое видано и где слыхано на самом деле? Парней я могу хотя бы сравнить с армейскими легионерами или с нашими новобранцами - сравнение будет уж точно не в их пользу, но будет хоть какое-то. А с кем я сравню этих девок? Бабы не воюют ни у одного из известных мне народов. А с нормальными солдатами-мужиками - с какими? Против наших они продержатся минуту от силы - я очень удивлюсь, если аж целых полторы.
   - И то, только потому, что их бы старались взять живьём для пуска по кругу.
   - Вот именно. Может, и поранят кого-то, а может, даже и убьют какого-нибудь раззяву - но за счёт чего? За счёт того, что от них этого не ожидают и не воспринимают их всерьёз. Как только в них увидят ПРОТИВНИКА, с которым надо ВОЕВАТЬ - им тогда не продержаться и минуты. Ведь солдат-мужик - просто сильнее. Ну, это в рукопашном бою, конечно. В перестрелке, если их хорошо обучить, шансы у них, конечно, будут, но не лучшие, чем у так же хорошо обученных мужиков. Ну и какой тогда смысл? Бабы должны сидеть дома и рожать детей от хороших бойцов, а не гибнуть в боях, заменяя их на войне. Так какого же толку ты хочешь от них добиться? Я получил приказ, и я его выполняю, но впервые за много лет я не понимаю его смысла.
   - Смысл? Ну, во-первых, ты сам сказал об эффекте неожиданности. Если хотя бы один раз он когда-нибудь спасёт кого-нибудь из них - значит, мы обучаем их не зря. Во-вторых - это происходит не в городе, где их тоже вполне можно было бы этому учить, а в военном лагере - совместно с парнями и у них на глазах. И если хотя бы одна из них покажет хороший результат хоть в чём-нибудь - парням будет просто стыдно не добиться гораздо лучшего или хотя бы уж не худшего там, где сила не даёт никаких преимуществ. В-третьих - лагерный быт. Правильно, война - не женское дело, но многие из них, если не все поголовно, выйдут замуж вот за этих парней или за таких же и разъедутся с ними туда, куда их направят служить. Но есть Оссоноба, есть Нетонис на Островах, есть Тарквинея за Морем Мрака, которая тоже уже неплоха, а есть и глухие захолустные дыры, быт которых не лучше деревенского, но уж точно не хуже лагерного. Привыкшая к лагерному быту не станет ежедневно ныть из-за бытовых неурядиц, а испытавшая на себе нагрузки службы, пускай и в меньшей степени, будет чётко знать и понимать, каково приходится на службе её мужу, и чего он ждёт от дома и семьи. И значит, эти парни получат именно таких жён, какие им как раз и нужны. Помощь и поддержку, а не лишнюю головную боль.
    []
   - Неплохо придумали! - прикололся центурион, - Так не делает никто и нигде, но затея неглупа, и попробовать, пожалуй, стоит.
   - Именно. А вдобавок, есть ещё и в-четвёртых - тебе ли не знать, что матери не так уж и редко балуют детей и оберегают их от любых жизненных невзгод, пока могут. А в богатых и знатных семьях могут они, сам понимаешь, долго и немало. И какие дитятки вырастают при таком воспитании в таких семейках, тебе объяснять не нужно. Я таких за свою жизнь навидался достаточно, ты за свою - наверняка не меньше моего. Но они-то как раз за счёт семейных блата и связей и делают карьеру, выбиваясь в начальство. Ну и каково оно, служить и подчиняться такому начальству?
   - Да уж, приятного мало. Ты прав, досточтимый, навидался и я таких...
   - То-то и оно. Вряд ли ты сам мечтаешь о таком начальстве для своих внуков и правнуков, и вряд ли о таком мечтают для своих твои сослуживцы. Но если от них это не зависит, то ты повлиять на это как раз можешь. Сделай так, чтобы эти девчонки презирали изнеженных и капризных плакс, не считая таких вообще за людей, а уважали только тех, кто не боится трудностей, а преодолевает их и не считает это героизмом. И тогда они сами будут воспитывать своих детей так, чтобы и их было за что уважать. Ведь не захотят же они, чтобы их детей презирали, верно?
   - Ну, не должны, конечно. Но это те, которые выдержат сами. А если какая-то не выдержит, что с ней такой делать?
   - Какие не выдержат и запросятся домой к маме - отчисляй без сожалений. Ну, сутки дай на то, чтобы успела одуматься, а кто не одумается - отчисляй.
   - И не жаль терять?
   - Да куда они денутся? Кто-нибудь всё равно ведь возьмёт и такую, но уже не из лучших, а из тех, кому толковая не досталась. А лучшим достанутся лучшие, от которых и дети пойдут высшего сорта.
   - Яблоко от яблони далеко не падает?
   - Именно. Есть такие, кто уже домой просится?
   - Да нет, досточтимый, это же я так, на всякий случай спросил. Как ни странно, хоть и стонут, и ноют иногда, изредка даже хнычут, но ни одна ещё не закатила истерику и не запросилась домой. Я даже сам удивился - думал, половина разбежится после первой же недели, с девок-то чего возьмёшь, но эти - держатся. Где вы их только таких набрали?
   - Да отовсюду, Диталкон, где только такие попадались. Есть из знатных семей, есть даже из "блистательных", но есть и из простых. Где есть подходящие, оттуда мы их таких ещё мелкими в нашу школу и набираем. Вот эти - первый выпуск. Сюда ещё не все попали - две очень толковых девчонки хотели, но их родители отказали наотрез, и нам их убедить не удалось. Вот тех жаль было терять, а если кто сломается из этих - ну, не дано им, значит, и зачем их тогда мучить?
   - Ну, эти-то - уже вряд ли. Да, встречаются такие, и сам таких знавал, но чтобы столько и в одном месте - никогда раньше встречать не доводилось. Я даже и сам жалеть начинаю, что не владею этим вашим языком, на котором вы их учите. Наверное, вы что-то очень интересное им рассказываете, если ради этого они терпят всё эти тяготы. И есть, ты сказал, из простых семей? А внучку к вам никак нельзя? Маленькая она, правда - пять лет.
   - Мы берём не всех, и отбор у нас жёсткий, но - присылай, и если она окажется подходящей, то не можно, а нужно. В школе у нас с семи лет учатся, но её же, если будем брать, ещё языку учить надо. Поэтому - присылай, не теряй зря время.
   - А есть у вас там такие девчонки, которых вы не взяли, но вот совсем чуть-чуть только и оказались неподходящими, а были бы чуть получше, и вы бы их взяли? Я такую невесту для внука подыскать хочу, но где ж её такую найти? А у вас там - пусть не совсем такие, но почти такие попадаются, мой и почти такой тоже будет рад.
   - Сколько лет твоему внуку?
   - Да в том-то и дело, что восемь ему уже, девятый идёт. Так что даже если вы и берёте из простых семей...
   - Из всяких берём. У нас есть даже бывшие рабы. И есть ускоренная программа для детей постарше - учим не так подробно, как взятых мелкими, но самому основному учим. В этом потоке почти половина из таких. Присылай и внука - опять же, не обещаю, что возьмём, но если возьмём, и он не отсеется в начале учёбы, то выучится и попадёт к тебе с очередным выпуском. И если будет достаточно хорош, то и невесту заполучит не "почти такую", а просто такую, без всяких "почти". Присылай, пусть попытается.
   В отличие от римской армии, готовка и кормёжка у наших централизованная - по центуриям. Ну, в стационарном лагере, конечно, потому как в походе её организовать труднее. Это полевые кухни нужны, которых мы пока ещё не тянем, хоть и планируем на светлое будущее. Но в долговременном лагере такой проблемы нет, а заставлять каждую палатку кашеварить на себя по отдельности, как это принято у римлян - какой смысл? У римлян ведь их солдатский паёк пока-что только из зерна и состоит - на хлеб, да на кашу, а об остальном если командование не позаботилось, то бойцы либо сами о себе заботятся мародёрством или покупкой на свои кровные, либо довольствуются теми хлебом и кашей. К полноценному пайковому довольствию служивых римская армия только к имперским временам сподвигнется, когда государство у них перестанет мелочно экономить на всём, включая армейскую тыловую обслугу. Но у Тарквиниев на службе всегда профессионалы были, которых при их жалованьи на хозработы от боевой подготовки отвлекать - было бы идиотизмом. Поэтому и кормёжка в лагерях ЧВК ближе к современной организована - как по пайковому довольствию, так и по обслуживанию. Столовая под открытым небом, разве только навес на случай непогоды можно на столбах натянуть, столики у юнкеров человек на восемь, дабы не тесниться, а пища - ну, на сей раз "музыкальная", то бишь горох, а к нему и мясные порции приличные - уж точно не голодают. На свежие фрукты давно уже не сезон, поэтому вместо них джемы. Вино, конечно, сильно разбавляется водой, ну так оно для того и предназначено - хоть вода и колодезная, но юга ведь, так что просто воду никто не пьёт. Но зато и без ограничений, потому как с такой концентрации и не развезёт, и даже в башку не шибанёт.
    []
   Ещё одно наше важное отличие от Рима - дешевизна свинины по сравнению с говядиной. В нашем современном мире этим никого не удивишь, но у римлян ситуёвина обратная - свинина дороже говядины. Свинья-то, конечно, слопает всё, что ей дашь, но в том-то и дело, что античный мир пищевыми отходами не завален, а былые дубовые леса, где свинтусы могут кормиться на вольном выпасе, в Италии в основном сведены, а из тех, что остались, не одним только свиньям те жёлуди предназначены. Катон, например, тот же самый, рабочих волов ими подкармливать советует, а волы для крестьянина уж всяко важнее хавроний. Вот и выходит, что стада свиней римлянам пасти особо-то и негде, так что и держат они их не стадами, а понемногу - так, полакомиться время от времени, а в основном, кто в состоянии себе позволить, налегают на говядину. Хоть коровы и не так плодовиты, и растут медленнее, чем свиньи, зато им одной травы достаточно, так что и с пастбищами для коровьих стад в Италии проблем нет. У нас же дубовых лесов хватает, и для людей из-за неурожаев последних лет собираются сладкие жёлуди каменного дуба, прочих же достаточно и для подкормки волов, и для свинских стад. В этом-то и кроется главный секрет нашего относительного изобилия по мясной части. Далеко ещё, конечно, античным хавроньям по плодовитости и скороспелости до современных пород, но коровы один хрен далеко позади, да и порода не столько сальнвя, сколько мясная, так что в наших условиях выбор основного источника мяса очевиден, и спасибо римлянам за эту весьма полезную для нас скотину.
   - Папа, а что там в рыбацкой деревне случилось? - спросил меня Волний после обеда, - Та самая болезнь, которая и в Бетике?
   - Да, досточтимый, что там происходит? - поддержали его две девки, - Говорят, есть умершие от болезни?
   - Болезнь, ребята и девчата, именно та, - подтвердил я, - В деревне три десятка человек заболевших. Большинство, хвала богам, больны не опасно, но четверо умерли и ещё двоих выходить вряд ли удастся. Вот что значит несоблюдение карантина.
   Я ведь упоминал уже, кажется, о попытках некоторых ушлых купчин избежать карантина и связанных с ним издержек из-за простоя, разгрузившись в любой более-менее подходящей бухте втихаря, минуя кордоны. Если сам товар не криминальный, то на такую контрабанду мы обычно смотрим сквозь пальцы. В смысле, осведомитель-то из ведомства Васькина, конечно, наблюдает и доносит, но обычно никто никого не ловит и не вяжет. По мелочи, когда торгаш сбывает свой товар быстрее, а прибрежное население приобретает его дешевле, потому как без посредников, и всё это в малых масштабах, сильно казну не обделяющих и спекуляции не предполагающих, то и хрен с ними. А контролировать этот нелегальный грузооборот не в пример легче, когда эти контрабандисты-любители не бздят спалиться и не особо озабочены конспирацией, так что и смысла нет крохоборствовать, по таким мелочам кипеж подымая. Точнее, не было до недавнего времени.
   Если бы не эта грёбаная эпидемия брюшного тифа, никто бы и не зверствовал. Плевать на эти гроши таможенных сборов, но хрен ли толку от карантина, если его то и дело обходят? Поэтому теперь подход строже, и морские патрули сгоняют купцов в порт, где тем приходится выстаивать на карантине, и им это энтузиазма, конечно, не добавляет. Можно, конечно, понять и торгашей, но нам важнее не допустить эпидемию у нас, а им - расторговаться поскорее, и некоторые готовы ради этого даже крупно рискнуть, хоть риск и велик. Двое таких ухарей, на кораблях которых обнаружились больные, уже повисли высоко и коротко с конфискацией судов и груза, ещё один - без конфискации, но обратно помощник вздёрнутого увёз строгое предупреждение его наследнику, что это - в порядке исключения. Матрос его команды слёг уже в пути, так что умышленного взятия на борт больного не было, поэтому семью купца решили не разорять, но если ещё раз подобным макаром проштрафятся - снисхождения уже не будет. А уж высечены и оштрафованы за саму попытку разгрузиться вне порта десятка полтора незадачливых контрабандистов...
   - Торговца опять повесили? - спросил Миликон-мелкий.
   - Нет, этот - живой и даже сохранил судно, но получил свою порцию витисов и остался без прибыли за этот рейс, - ответил я, - У него повешен только матрос за сокрытие своей болезни от нанимателя, а у нас - староста деревни за грубое нарушение карантина, повлёкшее за собой вспышку болезни со смертельными исходами. Хотя и односельчане его тоже хороши - всех ведь предупреждали как о путях распространения болезни, так и о важности мытья рук. Но ведь они же у нас умнее всех, соль земли, трудовой народ, а не эти филосовствующие от безделья городские умники - их деды рук не мыли, их отцы рук не мыли, и им это абсолютно незачем. Высекли, конечно, и это дурачьё - после того, как ткнули их носом в трупы, которых могло бы не быть, послушай они городских умников.
    []
   - Раньше карали жёстче, - заметил царёныш.
   - Да, пока море было спокойнее, и плавали без особой боязни всякие, - пояснил я, - Но теперь, ребята и девчата, уже сезон штормов, и любой выход в море на такой утлой посудине - смертельный риск. И не ради пополнения и без того тугой мошны люди на это идут, а чтобы прокормить семьи, которым не на что больше жить, поэтому и отношение к таким людям у нас немного особое.
   - Скорее всего, не обезьяны? - спросила одна из девок.
   - Да, с высокой вероятностью - не всем ведь дано образование и воспитание в хороших манерах, а среди обезьян и нормальные люди часто вынуждены маскироваться под таких же, чтобы те считали своими и не заклевали. Поэтому среди простонародья не так легко выявлять подходящих для нас людей по их обычному поведению среди макак, зато вот в таких ситуациях они выделяются даже не намеренно. Тоже хулиганы, конечно, тоже нарушители карантина, но таких хулиганов мы берём на заметку, а когда кончится сезон штормов, наши люди присмотрятся и к их семьям. Кое-кому, глядишь, и зелёные жетоны предложим, и службу получше...
   - Во флотилии почтенного Акобала? - сообразил Волний.
   - Да, скорее всего. Люди, не боящиеся выйти в сезон штормов на скорлупках, тем более не растеряются на нормальном корабле, когда Море Мрака особо не штормит.
   По сигналу гонга центурион-инструктор снова построил юнкеров и погнал их в учебную палатку на занятие по матчасти стрелкового оружия.
   - Сегодня, ребята и девчата, вы изучали перед обедом действия в строю фаланги классического греческого типа, - начал я лекцию, - Правда, вместо противника, которого не было, вас "убивал" и "ранил" почтенный Диталкон, - юнкера рассмеялись, - Я надеюсь, все понимают, насколько это лучше, чем словить настоящую стрелу? - учебная центурия снова рассмеялась, - После сегодняшнего занятия вы примерно представляете, как может влипнуть тяжёлая линейная пехота без конницы и легковооружённых стрелков. Ситуация для знающего своё дело командования недопустимая, и будем надеяться, что никто из вас никогда не попадёт в неё на настоящей войне и уж, тем более, не загонит в неё вверенных под его командование людей. Но война - вообще явление ненормальное, и на ней иногда случается всякое. И поэтому ваши учебные задачи иногда имеют такие условия, которых в нормальной ситуации не должно было возникнуть. Принцип тут простой - если вы умеете не теряться в немыслимой передряге и справляться с ней, то нормальную штатную задачу вы выполните играючи. Причины для нештатных ситуаций могут быть разными. Вполне возможна ошибка командования, у которого банально нет времени на раздумья в быстро меняющейся обстановке. С малой вероятностью, но тоже в принципе возможно и прямое предательство, когда вас подставляют под удар сознательно. Наконец, весьма вероятна и неожиданная выходка противника, которой в таких условиях, казалось бы, должен был бы предпринять всё, что угодно, но уж точно не это. Но и у него командуют тоже не боги, а простые смертные, которые тоже могут и ошибиться, и меж собой повздорить - особенно у дикарей с их весьма своеобразным отношением к дисциплине. Даже если мы абсолютно точно просчитаем все решения верховного вождя тех же лузитан, и он отдаст именно те приказы, которых мы от него и ждали, вождь рангом пониже может запросто решить, что ему самому на мессе виднее, наплевать на полученный приказ и поступить по-своему. Так что война, как я вам уже сказал, явление ненормальное, и первой жертвой любой войны становятся мудрые планы командования по её проведению. После чего случается всякое...
   - Значит, главное - ни при каких обстоятельствах не допускать отрыва тяжёлой пехоты от конницы и стрелков? - спросил Кайсар.
   - Стрелков от конницы и тяжёлой пехоты - тоже, - уточнил я, - Они тоже легко уязвимы для дальнобойного оружия и конницы противника. Необходимость постоянного взаимодействия этих трёх основных видов войск - первый урок, который вам следует для себя извлечь из сегодняшней полевой тренировки. Но вслед за ним напрашивается вдогон и второй - что в идеале основную работу по уничтожению противника должны выполнять стрелки, а задача тяжёлой пехоты - защита своих стрелков в поле от конницы и стрелков противника. Вот о дальнобойном стрелковом оружии мы с вами сегодня и поговорим.
   - Кельтские длинные луки? - предположил Мато.
   - Столкновение с ними возможно, но в Испании в небольшом числе, а всерьёз они оправдывают себя только при широком массовом применении. Главный недостаток длинного лука - хоть простого деревянного, хоть сложносоставного - это неприцельность стрельбы из него на дальней дистанции. Он растягивается не до глаза, а до уха, и поэтому прицеливание ведётся наугад - представляете, какие нужны выучка и опыт для точного выстрела? Дальнобойный составной лук можно, конечно, сделать и коротким, но тогда он будет непомерно тугим. Стрелков нужны многие сотни, а Геракл - только один, да и тот давно уже никому не служит, а прохлаждается себе на греческом Олимпе, - вся палатка рассмеялась, - Поэтому военно-техническая мысль озадачилась механизацией натяжения и спуска тугого дальнобойного лука. И в результате на свет появился греческий гастрафет. Изобретён он вместе с тяжёлой станковой аркобаллистой и представляет из себя её лёгкий ручной вариант, - по моему знаку опцион развернул большой матерчатый свёрток и подал мне новенький экземпляр обсуждаемого оружия, изготовленный в прошлом году на заказ греческим оружейником, - Изобретены они лет двести назад, и скорее всего, это событие произошло в Сиракузах по заказу тирана Дионисия Старшего. Как видите, в основе это длинный и тугой составной лук, закреплённый на ложе с механизмом натяжения и спуска, - я упёр подвижный затвор агрегата в землю и налёг сверху брюхом, взводя тетиву, после её фиксации вернул затвор в переднее положение, опцион подал мне болт, я его аккуратно уложил в желобок и прицелился в серединку окованного листовой бронзой греческого же гоплона, который болт при выстреле прошил по самое оперение, увязнув затем в мешке с песком, - Как видите, ребята и девчата, эта штука совмещает в себе силу длинного и очень тугого составного лука с прицельностью, ещё лучшей, чем у короткого - и направление тут есть, и целиться можно спокойно, не напрягаясь. Скорострельность, правда, ощутимо ниже, но это компенсируется дальностью и точностью стрельбы. Пращников и обычных лучников противника можно выбивать практически безнаказанно, а уж плотную фалангу тяжёлой пехоты - вообще расстреливать как на тренировочном стрельбище.
    []
   Опцион тем временем высвободил болт из мешка с песком и пустил пробитый насквозь гоплон по рядам юнкеров, дабы разглядели сблизи, да пощупали, и народец при этом реально впечатлился и выпал в осадок, живо представляя себе за этим гоплоном свои собственные тушки и их весьма незавидную судьбу при таком раскладе.
   - Это же смерть для любой фаланги, досточтимый, и от неё не спасёт никакая "черепаха", - резюмировал всеобщее впечатление Миликон-мелкий, - Пельтасты тоже не спасут, а только зря полягут. Разве только конницей таких стрелков атаковать, но если их прикрывает своя тяжёлая пехота, то зря погибнет и конница.
   - Всё верно, ребята и девчата, - подтвердил я, - Именно так и обстояло бы дело, если бы этих гастрафетов было много. Но на самом деле ими вооружаются лишь единицы, поскольку оружие это чрезвычайно дорогое. Во-первых, очень дорог и сам лук. Составной лук, даже короткий, скифского типа, стоит пяти неплохих мечей, а длинный уж точно не дешевле, а наверняка дороже - шести, если не всех семи. Недёшев, сами понимаете, и его механизм, такой же сложный и трудоёмкий, как и механизм осадных баллист и катапульт. Поэтому и нет ни в одной из греческих армий ни сотен гастрафетчиков, ни даже десятков, благодаря чему тяжёлая пехота так и остаётся основным видом греко-римских войск, а от плотных построений никто и не думает отказываться. Кого-то, конечно, убьют, попав ему в не защищённое щитом или доспехом место, кого-то ранят, но основная масса преодолеет дистанцию обстрела и вступит в рукопашный бой, в котором и покажет все преимущества своего плотного строя.
   - Досточтимый! А железный лук зачем никто не был сделать? - спросил парень из ускоренного школьного выпуска.
   - Мысль в целом дельная, - одобрил я, - Как вы знаете, наши испанские мечи и фалькаты проверяются на упругость изгибом, и будь изгиб лука при стрельбе точно таким же, как и у меча при его испытаниях, такой железный лук и стоил бы только одного меча, ну двух самое большее, а не пяти. Представляете, насколько это удешевило бы гастрафет? Проблема в том, что изгиб лука - значительно больше, чем у меча, так что меч при таком изгибе хоть и тоже спружинит, насколько сможет, но полностью не распрямится. Поэтому никто в странах по берегам Лужи и не делает железных луков.
   - В Индии, вроде бы, - припомнил Волний.
   - Да, в Индии такие есть. Но это уже не кричное железо, а настоящая тигельная сталь вроде лаконской. Как ценится лаконская сталь, знаете? На вес серебра, если кто-то ещё не слыхал. И как производитель, я вам свидетельствую, что это - справедливая цена. Если по той лаконской технологии её делать, она и для меня серебряной оборачивается. У вас же была экскурсия на мою оссонобскую мануфактуру? Вот точно так же и в Лаконике их знаменитая тигельная сталь выплавляется, и в Индии - то же самое. Но для индийского крестьянина половину урожая в виде налогов отдать - нормальное явление, так что раджи тамошние по нашим меркам сказочно богаты. Поэтому вооружить своих лучших воинов дорогим, зато высококачественным оружием им легче, чем правителям Средиземноморья. Но, как мы с вами знаем по результатам сражения на Гидаспе, даже у царя Пора, одного из сильнейших правителей в долине Инда, не оказалось этого сверхоружия в достаточном числе, чтобы остановить и расстрелять наступающую армию Александра. Ехал себе грека через рЕку, а остановить его на ней оказалось и некому, - юнкера рассмеялись, - Десятки таких лучников-бронебойщиков у крупных раджей вполне могли быть, но многих сотен, которых хватило бы, скорее всего, на обескровливание лучшей части войска Александра, не нашлось ни у кого, даже у самого Пора. О том, что на моей лакобрижской мануфактуре такая же тигельная сталь выплавляется уже по другой технологии и выходит многократно дешевле, грекам с римлянами знать никчему. Я её вообще на Острова намерен перенести, чтобы и слухи даже не разносились. Обойдутся римляне без оружия из тигельной стали, включая и удешевлённые в пару-тройку раз гастрафеты. Но, как я вам уже сказал, дело не только в пружинной дуге - эта проблема, если задаться такой целью, как раз решаемая. У гастрафета ещё и сложный механизм. Вот был бы он попроще...
   По моему знаку опцион забрал у меня из рук гастрафет и завернул его обратно в мешковину, а затем развернул другой свёрток и подал мне арбалет с "козьей ногой" и наглядный макет спускового механизма с классическим средневековым "орехом".
   - Вот, ребята и девчата, оружие схожего с гастрафетом типа, но у него механизм устроен гораздо проще, - я пустил по рядам макет, - Именно поэтому он внедрению здесь, в Испании, и не подлежит. Слишком просто и слишком легко для оружейников греческого и римского мира. Наши заморские колонии - другое дело, и произвожу я его, как и многое другое, исключительно для них. Инструмент для взвода тетивы, как видите, отдельный, - я показал им "козью ногу", - Форма его достаточно причудливая, так что сходу до неё и не додумаешься, но по сути дела это обыкновенный рычаг - за счёт проигрыша в расстоянии мы с вами во столько же раз выигрываем в силе. А делается это вот так, - я упёр стремя в землю, прижал его ступнёй, зацепил крючьями "козьей ноги" тетиву, а длинными лапами - упоры на самом арбалете, после чего потянул за рычаг, взводя тетиву до её зацепления с зубьями зафиксированного спусковым рычагом "ореха", - Стрельба ведётся точно так же, как и из гастрафета, - я принял у опциона болт, вложил его в желобок ложи, прицелился в уже уложенный на место гоплон и показательно его продырявил, прижав рычаг к ложе.
    []
   - Пружинная дуга стальная? - заметил Миликон-мелкий.
   - Да, тигельная сталь. А на ложу намеренно пущено дерево ценных пород, хотя по делу вполне сгодилось бы и обычное, да и всё исполнение в целом с притязаниями на роскошь. Цену стали лаконского типа знают, а кто не знает - может легко узнать на моей оссонобской мануфактуре, ну так и всё остальное тоже под стать. Пока этих изделий мало, их и воспринимают соответственно - как разновидность хорошо известного, но уж очень дорогого гастрафета, которому не судьба стать массовым оружием, влияющим на исходы сражений и войн. А эти единичные экземпляры - мало ли, чего может заблагорассудиться богатому чудаку вроде меня при моих деньгах и возможностях? - молодняк рассмеялся.
   - А между тем, ребята и девчата, по своей технической сути это не что иное, как ОБЫКНОВЕННЫЙ арбалет из более поздней эпохи, которая в НАШЕЙ реальности была после падения Империи и упадка Тёмных веков. В крупных армиях того времени стрелков из такого оружия бывали и сотни, и даже тысячи. В Лакобриге, например, я вполне мог бы производить их многими сотнями в год, да ещё и по смехотворной для составных луков и тех же гастрафетов цене. Но зачем же мне сходить с ума и НАСТОЛЬКО палиться перед римлянами? Увидев отряды в десятки арбалетчиков, не говоря уже о сотнях, они поймут, что у нас найден способ сделать такое оружие достаточно дешёвым, и вот тогда они им уж точно заинтересуются. А им разве откажешь? Вооружать же римских стрелков арбалетами и тем самым усиливать будущую Империю и надолго продлевать время её существования - уж всяко не в интересах наших с вами потомков. Вот и приходится мне поэтому здесь, в Испании, быть как та собака на сене - ни себе, ни людям, - молодняк снова рассмеялся.
   - Значит, после Тёмных веков тигельную сталь уже научатся получать дёшево? - сделал вывод Кайсар.
   - Нет, до этого и тогда будет ещё далеко. Более того, в Европе, где арбалет как раз и станет массовым оружием, тигельную плавку за Тёмные века успеют вообще забыть и будут иметь только кричное железо, полученное сыродутным способом без его плавки. Как вы знаете, и из кричного железа можно получить хорошо пружинящую полосу путём её холодной ковки уже после закалки. Вам не нужно объяснять, какой это труд кузнеца, и как он сказывается на цене изделия - разница в цене между хорошим мечом и плохим вам хорошо известна. Но главное даже не это, а высокая доля брака пружин из этого кричного железа. Вся беда в шлаке, который остаётся в нём даже после проковки крицы. Крупные куски кузнец из металла выколотит, мелкие - какие заметит, те выколотит, а каких он не заметит, те раздробятся при ковке и останутся в металле инородными неметаллическими включениями величиной с песчинку, но этих песчинок будет много, и каждая из них - это слабое место в готовом изделии. Поэтому в Тёмные века и не будет арбалетов с железной дугой, а будут только с деревянной - слабенькие, не сильнее лука, натягиваемые вручную. Всё их преимущество перед деревянным же луком будет только в прицельности стрельбы. Позже дуги начнут делать роговыми, и такой арбалет станет уже мощным оружием. Он уже неплох, и стальной лучше его только тем, что он долговечнее и не боится сырости, а значит, удобнее в использовании. Просто из тех сыродутных криц не наковать хороших стальных дуг по приемлемой цене. Их время наступит позже, когда кричное железо будут получать уже в штукофенах вроде тех, что у меня в Лакобриге. В них получается такая же крица с такими же неравномерными свойствами металла, зато шлак в них расплавляется и стекает вниз, так что остаются его в металле буквально капли, которым некуда оказалось стечь, а вслед за шлаком плавится и тоже стекает вниз непригодный для ковки хрупкий чугун, который наши металлурги называют "свиным железом". Именно это и позволяет выковывать из штукофенных криц изделия уже гораздо лучшего качества по приемлемой цене. Вот, даже арбалетные дуги ковать в конце концов наловчатся.
   - Без штукофен хороший дуга не будут сделать? - спросил тот самый парень из ускоренного выпуска.
   - Стальную не сделают, - подтвердил я, - Разве только случайно получится одна из доброго десятка заготовок - кто же станет этим заморачиваться ради такого мизерного полезного результата? Но, как я уже сказал, можно сделать роговые дуги, и если потерпят неудачу с железными, то роговые критские луки могут натолкнуть их на эту идею. Зачем это нам? Поэтому я и не хочу, чтобы у них возникла даже сама мысль о том, что дешёвый и массовый арбалет вообще ВОЗМОЖЕН. Обходились же они без него как-то до сих пор? Вот и впредь как-нибудь обойдутся. Так что не будет и у нас здесь отрядов арбалетчиков, а будут только за океаном, где их не увидит ни один грек и ни один римлянин. Вы из них постреляете, будут изучать и стрелять из них и ваши младшие товарищи, когда придёт их время, но здешняя армия в ближайшие столетия их не увидит. Вот есть в ней уже роговые луки критского типа, и достаточно. Вы ведь из них уже стреляли?
   - Отличная штука, досточтимый! - одобрила пацанва, - Лучше лузитанских!
   - Вам может и лучше, а нам каково?! - заныли девки, - Тугие же, растягивать их тяжело! Как нам из таких стрелять?
   - Но ведь стреляете же?
   - Тяжело, - пожаловалась одна из бывших "гречанок", - Ребята же сильнее нас, и им легче, а нам - труднее. Один выстрел ещё получается, а на втором уже руки дрожат, и попасть почти невозможно. А на третий раз некоторые и растянуть-то уже этот лук не в состоянии. Несправедливо же, досточтимый!
   - А кто от вас требует соревноваться с парнями? Конечно, они сильнее, ну так им и засчитывается их средний результат, а для вас - лучший. Поймите сами, девчата, вы имеете дело с настоящим боевым оружием, и ухудшать его, ослабляя специально для вас, никто не будет. Стрела должна пробивать лёгкий доспех хотя бы сблизи, а для этого лук должен быть тугим. Если когда-нибудь вам придётся в жизни стрелять не по мишени, а по настоящему противнику, то убейте каждая хотя бы по одному, и пусть только попробует тогда кто из мужиков убить меньше, чем троих, - юнкера рассмеялись, - Вы же попадаете в мишень первым выстрелом, пока ещё не устали? Вот и прекрасно. Это - больше, чем от вас будет ожидать любой, не знающий вас.
    []
   - То есть от нас на самом деле требуется суметь подать пример тем, кто сделает основную работу? - въехала другая из девок.
   - Именно, - подтвердил я, - Но пример должен быть добротным, а не халтурной показухой, на которую умный человек не поведётся. Поэтому и ваша подготовка должна быть настоящей, а не театральным фиглярством. Наоборот, глядя на вас и сравнивая этих обезьян-показушниц с вами, люди должны проникаться презрением к ним.
   - Это мы сумеем, досточтимый. Но с оружием, не требующим настоящей силы, как у мужчин, толку от нас было бы гораздо больше.
   - Ну так вам же выданы мечи облегчённого образца как раз по вашей силе.
   - Да, и с ними нам обращаться гораздо ловчее, чем с солдатскими. Но я имею в виду не только их, но и стреляющее оружие.
   - Это я понял. Но и арбалет ведь - тоже боевой, и даже рычагом взвести его не так-то легко, так что и с ними вам вряд ли удастся состязаться с парнями на равных.
   - А с ДРУГИМ оружием? - на давешней экскурсии в Лакобриге со стрельбой из огнестрела были не все из присутствующих, но эта как раз была и стреляла, - Здесь о нём МОЖНО говорить?
   - Здесь - уже можно. Здесь вы все будете изучать его и стрелять из него, но не сейчас, а позже - всему, ребята и девчата, своё время. Пока-что, для начала - изучите и освойте на хорошем уровне то оружие, которым пользуется окружающий вас мир...
   Только успел на перемене перекурить, как и там они меня обступили, и я дал отмашку центуриону, чтобы не разгонял молодняк - явно ведь с какими-то вопросами по учёбе. У меня на их месте точно назрел бы не один, а скорее всего, даже и не два. Так оно примерно и оказалось.
   - Досточтимый, Волний был рассказать нам, что ты и твой друзья были служить с арбалет, когда были простой солдат, - сообщил тот парень из ускоренного выпуска, - Он был такой, как этот?
   - Ну, не сразу. Сначала у нас были вообще слабенькие деревянные самоделки. Что смогли сделать себе собственными руками из подручных материалов, то и сделали. Но ни у кого в Гадесе не было и этого, а лучников не хватало, и Тарквинии наняли нас на службу даже с такой грубятиной. Потом, когда появилась возможность заказать хорошему оружейнику новые, то заказали уже вот такие. Правда, тоже ещё не сразу в таком виде - сперва с деревянными дугами, но уже посильнее и с бронзовым механизмом и рычагом.
   - А на первых и они были деревянными? - поразилась бывшая "гречанка".
   - Естественно. Где бы мы с самого начала взяли металлические? Но конечно, и механизм был другой - на сколько выстрелов хватило бы деревянного "ореха"? Вместо него был штырь, который при нажатии на него спусковым рычагом сталкивал тетиву с упора, - я нацарапал кинжалом на земле схему устройства наших самодельных агрегатов, - Взводили тетиву, конечно, руками, встав ногами на дугу у ложи - разве сделаешь такой рычаг для натяжения из дерева? Поэтому, конечно, и мощь у оружия была не та - иначе пупки бы себе надорвали в первом же хорошем бою. Собственно, такими и были первые арбалеты в той НАШЕЙ реальности во времена упадка Рима и Тёмных веков. Как деньги появились, и до оружейника добрались - заказали себе уже нормальные из более поздней эпохи. Потом уже и дуги для них новые заказали...
   - Стальной дуга откуда были взять? - спросил парень, - Ты сам был сказать, что без тигельный плавка или штукофен железо плохой.
   - Да не стальные, конечно, а бронзовые. Ты прав, где бы мы тогда взяли сталь? Из пружинной бронзы. Как драгоценная чёрная, только немного другая. Как и та, она тоже закаливается и тоже пружинит, только не чернеет, и драгоценных самоцветов для неё не нужно, поэтому и не такая дорогая. Сначала новые мечи и кинжалы себе из неё заказали, потом и новые дуги для арбалетов. Пружины из неё даже лучше стальных, да только её в секрете надо держать, поэтому теперь из стали пружины делаем, чтобы посторонним этой бронзой глаза не мозолить...
   Следующее занятие было по биоэнергетике. И пожалуй, это даже хорошо, что в школе я успел преподать им только основной базовый курс, потому как мои собственные наработки - это уже высший пилотаж, который тем более не для посторонних.
   - Итак, ребята и девчата, для начала, как и всегда, разомнёмся. Все помнят, как это делается? Разгоняем потоки, раскачиваем эфирку, ребята лапают эфирными руками девчат, а девчата такими же эфирными руками отбиваются от их шаловливых рук, - вся палатка рассмеялась, - Так, вижу, форму восстановили. В выпускном классе школы мы с вами уже занимались немного и телекинезом, и частичной невесомостью, но получалось не у всех. И тем, у кого не получалось, было особенно обидно - ведь по ощущениям-то эффект есть, ещё совсем немножко поднажать, и оно свершится...
   - Точно, досточтимый! - загалдел молодняк, - Ещё как обидно! Особенно с этой левитацией! Кажется, вот ещё чуть-чуть - и взлетишь, а оно не выходит.
   - Всё верно, ребята и девчата. Если состояние постороннего предмета ощутить трудно, а его готовность сдвинуться "на глазок" можно списать и на обман зрения, то уж свой собственный вес вы ощущаете вполне достоверно, и все изменения в этом ощущении замечаете отчётливо. И сразу же вспоминаются легенды о летающих на метле, а иногда и без метлы колдуньях, а кому-то - и семейные предания о каком-то из его предков...
    []
   - И становится очень обидно, досточтимый, - проговорила девка из основного потока, но отобранная Аглеей "из ведьм", прабабке которой не только семейная легенда, но и молва среди односельчан приписывала случаи спонтанной левитации.
   - К сожалению, ребята и девчата, для такого уровня этих способностей нужны особые врождённые задатки, которые встречаются крайне редко, а по наследству хоть и передаются, но не в полной мере. И если они недостаточны, как это обычно и бывает, то как раз вот это "чуть-чуть" и оказывается непреодолимым препятствием. Но ощущения в малой степени вы улавливали все, пускай и кратковременно, и вам не нужно объяснять, какие преимущества могло бы дать усиление этих способностей. Пусть даже и не полная левитация, пусть хотя бы частичная невесомость, облегчающая ходьбу и бег - представьте себе, как это облегчило бы вам жизнь на том же самом марш-броске, например, - судя по их галдежу, они и представили, и оценили, - Но, как вы сами убедились на занятиях, эта задача уж точно не из лёгких. Даже самых способным из вас приходилось поднапрячься. А главное, при перенапряжении кого-то прошибало на кашель, кого-то даже на насморк, а у кого-то ещё и болела голова, а в тяжёлых случаях у кого-то появлялся и характерный металлический привкус во рту, и тогда я заставлял вас прекратить упражнение. Это очень опасные признаки, до которых доводить ситуацию нельзя, но развиваться-то ведь нам всё равно надо, а значит, надо как-то преодолеть этот барьер. Но на всякую опасность есть и своя техника безопасности, и вот о ней как раз мы с вами сегодня и поговорим. А чтобы было понятнее, о чём пойдёт речь, вспомним математику. Почтенная Юлия рассказывала вам о сумме векторов? Давайте-ка мы с вами поделим круг на три равных угла, а по их линиям приложим силы одинаковой величины - без разницы, сходящиеся они будут или расходящиеся. Допустим, они сходящиеся, - я изобразил мелом на доске схему, - Ну так и чему будет равняться их векторная сумма или равнодействующая?
   - Нулю, досточтимый, - ответил Миликон-мелкий.
   - Правильно, нулю. Они взаимокомпенсируют друг друга и обнуляют общий результат. Вот как раз этим способом мы с вами и будем обнулять нежелательные для нас побочные электромагнитные эффекты...
  
   3. Вольфрам.
  
   - Турдетаны считают дикарями нас, лузитан и веттонов, и я знаю, за что, и я не могу сказать, что такое мнение о нас несправедливо, - признал Минур, мой не столь уж и давний вольноотпущенник, а ныне - преуспевающий лузитанский купец, вернувшийся из третьего уже по счёту торгового вояжа на север, - Водится за нами, конечно, и жадность до чужого добра, и безалаберность, и нежелание работать больше, чем это необходимо. Я сам ещё до того, как ты освободил меня, досточтимый, мечтал вернуться в родное племя, но зажить в нём так, как живут турдетаны здесь. Но когда Грат рассказал мне, что вышло из этой затеи у него, я сразу же понял, что и меня там ждало бы то же самое. Ну и зачем мне такая родина и такие соплеменники, которые и сами по-человечески жить не могут, и другим не дают? Поэтому я и остался здесь - незачем моей семье жить среди всего этого дурачья и страдать от него, как пострадали Грат и его жена. Пусть лучше узнают от меня то, что я вижу в своих торговых поездках туда. Ничего хорошего, конечно, если судить по здешним благополучным меркам. Да, дикари дикарями. Но всё-же, досточтимый, видел бы ты тех, кого называем дикарями МЫ, этих северных галлеков с астурами, не говоря уже о совсем диких кантабрах! Вот те - всем дикарям дикари!
   - Ну, ваших послушай, так они там прямо живут в пещерах и едят человеческое мясо? - хмыкнул я.
   - Водится за нашими и сильно преувеличить то, что сами услыхали от других, - ухмыльнулся лузитан, - На самом деле, конечно, в пещерах не живут даже кантабры - у них там только святилища, где они молятся и приносят жертвы своим богам, а людоедство - ну, могут отведать сердце убитого прославленного врага, чтобы заполучить для себя его храбрость, но питаться человеческим мясом - выдумки это. Встречал я у галлеков одного торговца-кантабра с несколькими его соплеменниками - ну, очень дикие они, конечно, но от самих галлеков отличаются не сильно. Люди как люди, дикари как дикари, но разницу с нами ты, досточтимый, увидел бы сразу же.
   - Правда, что ходят в шкурах?
   - Ну, не в одних только шкурах, но носят и их - примерно как наши зимой. Там у них холоднее, чем у нас, и я там тоже накидывал шкуру поверх туники, а иначе холодно. Днём, если под солнцем - ещё нормально, а под вечер - уже ощущается, да и днём-то - ну сколько их было солнечных в это лето? Так что там без шкур нельзя, и вовсе не эти шкуры делают их дикарями. Там жизнь совсем другая, а от этого и люди другие. Хотя, Грат ведь рассказывал и тебе, как живут наши за Тагом, а у галлеков, считай, всё это примерно так же, только ещё хлеще...
    []
   Я ведь рассказывал уже о Грате, моём более давнем вольноотпущеннике тоже из лузитан? Тот куда большим патриотом оказался, чем Минур, и когда получил от меня свободу, на родину лыжи навострил, да только, как я и предупреждал его, не ко двору там пришлась его "испорченность турдетанами". У дикарей ведь как? Если ты не вождь и не авторитетный старейшина, то будь как все и не выпендривайся, а если высунешься не по чину и вздумаешь шибко умного включить, то и неприятностей за это огребёшь по самое "не балуйся". Грат испытал это на себе в полной мере, после чего распрощался со своим былым патриотизмом раз и навсегда, что и продемонстрировал наглядно при отражении набега бывших дражайших соплеменничков. У дикарей, млять, с их гипертрофированной традиционностью, прямо врождённый талант незаслуженно обижать и тем самым делать своими врагами самых толковых из своих же. Ну и вот кто им доктор после этого?
   - Набег на соседей устроить, чтобы пограбить и среди своих отличиться, любят не меньше лузитан. Причины те же самые - молодёжи много, и всем хочется достатка и авторитета, а разве наживёшь их крестьянским трудом на тощей каменистой земле? Так что если под набег попал, ограбят подчистую. Но торговлю они уважают и если по дороге купца встретят, то обычно не трогают, если старых счётов именно к нему не имеют. Меня как-то раз на тропе идущая в набег банда нагнала, сплошь горячая молодёжь, которая на что угодно сгоряча способна, и я уж не знал, чего ожидать, когда они путь мне заступили. Ведь никого с ними из старших, сами себе вожди, и что им сдуру заблагорассудится, то и отчебучат. Но спросили только, кто такой, откуда, куда направляюсь и что продавать везу, да и поехали дальше, ничего не отобрав. Хотя, наверное, помогло то, что я у галлеков уже не первый раз торгую, и обо мне наслышаны, а считаюсь я у них не северным лузитаном, с которыми у них постояннвя грызня, а из ликутовских - как раз до их земель меня люди Ликута сопровождали, которых он мне в охрану выделил. Ну и ещё то, что как я обещал им в прошлый раз, так и вышло - цены на эти блестящие камешки не снизились, так что у их торговцев претензий ко мне не было...
   Минур говорил о бериллах, которые возил для меня из Галисии. Я ведь в своё время рассказывал уже о бериллиевой бронзе? Та драгоценная чёрная, которая по весу в разы дороже золота - как раз она и есть, только ещё с примесью железа, придающей ей характерный сероватый отлив и черноту при потускнении. Берётся же в ней эта железная примесь из ярко-синих аквамаринов, дороже которых из всех бериллов только изумруды. Ну, это если о прозрачных самоцветах ювелирного качества говорить, которые как раз в ту чёрную бронзу и положено толочь по устоявшемуся канону. На самом деле это на хрен не нужно, потому как ничуть не худшую черноту при тех же остальных свойствах сплава дают и непрозрачные поделочные аквамарины, лишь бы синева была поярче, а ценятся они такие во много раз дешевле ювелирных самоцветов, и кто об этом знает, но язык за зубами держать умеет - может на производстве чёрной бронзы весьма нехилую теневую экономику в свою пользу наладить. Собственно, так оно и делается, в чём и мне довелось поучаствовать по стечению обстоятельств - до сих пор те приныканные аквамаринчики в сейфе на чёрный день лежат, гы-гы! Ещё смешнее то, что и от железных опилок черноту эту фирменную получить можно, и вообще от железной окалины, которую хоть жопой в любой кузнице жри, и тогда для выплавки этой драгоценной чёрной бронзы вообще какие угодно бериллы сгодятся. Но до этого никто ещё в античном мире не допетрил, а делянка эта - Тарквиниев, моих нанимателей, и если кто им этот бизнес испортить вознамерится, то уж всяко не я. Мне для моих надобностей не эта драгоценная чёрная бронза нужна, а просто бериллиевая, на которую мне как раз и нужны бериллы - не самоцветы, конечно, потому как смешно на бронзу драгоценности переводить, а самые обыкновенные бериллы ни разу не ювелирного качества.
   Технически-то главный секрет, от которого мы с Серёгой в своё время в осадок выпали - заслуга неизвестных нам античных металлургов, нащупавших свою гениальную технологию ещё в незапамятные времена. Тут ведь сложность в чём? В том, что бериллий возгоняется при восстановлении из окисла, и если сыпать толчёные в порошок бериллы в расплавленную медь, то уйдёт он в испарения практически весь, только отравляя ими безо всякой пользы металлургов, а в сплав его попадёт ноль целых, хрен десятых. Мы бы и не помышляли о бериллиевой бронзе, если бы сами хроноаборигены не придумали задолго до нас простое и элегантное решение - заливать порошок берилла расплавленной медью сверху, в результате чего возгоняющийся бериллий растворяется в ней, что от него как раз и требуется. Просто они это сделали с синими самоцветами и продолжали применять их ради точного воспроизведения всех условий удачного эксперимента, ещё и воспринятых по своей античной малограмотности в религиозно зашоренном свете, но это их античные заморочки, а мы не священнодействуем, мы просто нужный нам металл получаем, только аккуратно это делаем, дабы перед посторонними не палиться. По настоянию ещё старика Волния, ныне покойного, я перенёс это производство на Азоры, куда и отправляю теперь нужные для него медь и бериллы. Ну, крупные хорошие кристаллы, которые в порошок толочь жалко, я камнерезам на их поделки оставляю, а вот мелочь и некондицию, которой больше всего, а стоит она гроши - всю на Азоры. Возит же мне её как раз Минур, потому как единственное известное Серёге месторождение в Галисии находится, а она на севере полуострова, да ещё и само месторождение вдали от моря...
    []
   Пружины-то у меня, как я уже упоминал, давно уже в основном стальные, но на самые ответственные вроде часовых и прочих приборных бериллиевая бронза считается и в нашем современном мире с его высококачественными сталями предпочтительной. А уж на подшипники скольжения, без которых, за неимением подшипников качения, у меня ни один серьёзный механизм не обходится, никто ещё лучшего материала не придумал, чем бериллиевая бронза. Самое лучшее скольжение при самом мизерном износе.
   - Сколько ты привёз этих камней? - спрашиваю лузитана.
   - В этот раз шесть возов, досточтимый - там же знали, что я приеду за камнями, так что заранее для меня груз приготовили.
   - Шесть возов мелкой щебёнки?! - ужаснулся Велтур, которому Фабриций все свои оссонобские дела перепоручил, включая и сортировку бериллов на цвет, дабы синие аквамарины не попадали на Азоры вне тарквиниевского контроля, что было поручено ему ещё покойным Волнием.
   - Щебёнки только четыре с половиной воза, досточтимый, - уточнил Минур, - А остальные полтора - хороший отборный крупняк.
   - Всего-то навсего четыре с половиной воза! - страдальчески хмыкнул шурин.
   - Да не пугайся ты так, - успокоил я его, - Фабриций последние разы тоже не сам проверял, а паре слуг поручал. Кажется, они оба среди тех, которых он оставил тебе - спроси, кто этим занимался, им и поручишь. Ну, один раз поработаешь немного вместе с ними - и чтобы понимать, в чём там суть, и просто для порядка. А так - они оба давно уж с моими сработались и своё дело знают.
   Смысл всех этих мер по контролю над бериллами сводился для Тарквиниев к тому, чтобы сохранить свою монополию и монопольные цены на чёрную бронзу, для чего нужно было сохранить в тайне от Средиземноморья и нашу бериллиевую, по свойствам ничем не худшую. Как я уже упоминал, покойный глава клана вообще запретил бы мне её производство, если бы мне не удалось убедительно обосновать нужду в ней, и в качестве компромиссной меры было решено, что производить я её буду исключительно за океаном, и в Испании готовому сплаву делать абсолютно нечего. Чёрная же бронза, на выплавку которой идут синие аквамарины, будет по-прежнему выплавляться в Испании, за океаном же её производство строжайше запрещалось во избежание сбивающей цены контрабанды. Вот как раз в обеспечение этого запрета и предназначался контроль над поставляемыми в колонии бериллами, среди которых не должно было быть синих аквамаринов. Если что-то хотя бы казалось Фабрицию или назначенным им контролёрам достаточно синеватым для подозрений на аквамарин, сомнительный камешек из поставляемой партии изымался без малейших споров, и немало среди изъятых было таких, которые вполне заслуживали бы и апелляции, но какой в ней смысл, когда для отправки на Азоры остаётся достаточно? Что я, не знаю, как Фабриций загружен, чтобы ещё и этим его грузить? Теперь вот этот груз и на Велтура свалился, и не стану я перегружать этим шурина без крайней необходимости. Пока сошлись на том, что спорные камешки откладываются в отдельное хранилище, где и накапливаются до того количества, по которому уже появится смысл решать вопрос. Тем более, что запрет касается только промышленных аквамаринов и не распространяется на обработанные драгоценные самоцветы в готовых ювелирных изделиях, которые заведомо не пойдут на металлургию чёрной бронзы. Ну так и из-за чего тут тогда копья ломать?
   - Тропы там такие, что не везде по ним на возах проедешь, особенно с тяжёлым грузом, - пожаловался лузитан, - Когда я расторговался и загрузился этими камнями, то и сам понял, что кружным путём через факторию финикийцев мне их сюда не довезти.
   - Прямой дороги от Понферрады, где это месторождение бериллов, до Миньо, где эта фактория фиников, и у римлян в имперские времена не было, - пояснил мне Серёга по-русски, - Были две окружных, но обе - слишком большой крюк. Есть только шоссе уже современной постройки с такими мостами и тоннелями, что нехрен даже мечтать о таком, а по нынешнему бездорожью там в натуре хрен проедешь.
   - И как ты выкрутился? - спрашиваю купца.
   - Да подумал я на досуге, ну и послал возы с этими камнями с помощником тем же путём, которым и прибыл туда, а к фактории в Миний отправился налегке.
   - И не побоялся доверить ценный груз помощнику? - удивился Велтур.
   - Да кому он такой нужен? - хмыкнул Минур, - Сюда ведь эти камни попадают так же, как и в Бетику - если ценный самоцвет врос в эти никчемные так, что дикари его повредить при выемке боятся, то прямо так всем куском и продают, чтобы извлекал его из этого куска уже опытный ювелир. Но я в торговлю самоцветами не лезу - попробовал бы только! Там всё схвачено и поделено задолго до меня, и сунувшего туда свой нос чужака там же и закопают. Меня потому и не трогают, что закупаюсь я вместе с ними и у них на глазах - что их не заинтересовало, то я и беру. Тот, кто сворует у меня часть этих камней - кому он их продаст, если и у меня их покупает только бывший хозяин, а кроме него они никому больше и не нужны? Разве только большой кусок, годный на хорошую поделку, ну так с ним тогда и мороки с незаметной кражей и тайным провозом больше, а много ли выручишь за него у небогатого камнереза? Если что-то по мелочи и украли, то я особой разницы не увидел. Вот на пути в Миний хуже всего пришлось. Туда ведь какую-то часть самоцветов тоже везут, а это разве мои камни? Это товар ценный и компактный, нужный многим, так что и продать его легко за хорошие деньги. Поэтому вся тропа туда поделена между разбойными шайками, и если крупная шайка возьмёт плату за проход, то она же на нём и защитит от всех прочих, а вот где мелкие шайки то и дело меняются, там плохи дела - никакого нет сладу с этим непутёвым сбродом. От одних откупишься, через поворот уже другие - и тем плати, и этим, если драться не готов.
   - И как купцы проходят такие места? - спросил Серёга.
   - А вот так и проходят. Сбиваются в караван побольше, чтобы вместе посильнее быть, и от сильной шайки откупаются, а от слабой - отбиваются. Хуже всего бывает, если ошибёшься и недооценишь очередной сброд, примешь их за никчемную шелупонь, а они серьёзной бандой окажутся - одна такая здорово нас потрепала, едва отбились. Я тогда в той стычке двух человек потерял - откупиться вышло бы дешевле. Да только ведь такой сброд, что уверенности не было, удовольствуются ли они откупом или всё взять захотят...
    []
   - Но до Миния ты всё-таки добрался? - поинтересовался я.
   - Ты просил - я сделал, - ответил лузитан, - Тяжело было на горных тропах, где вьючные ослы могут двигаться только гуськом, и если какой-то заупрямится, то обойти его не везде и возможно, а нападения при этом ожидаешь за каждым поворотом. Когда мы миновали эти теснины, путь по долине вдоль реки стал гораздо легче и безопаснее. Хоть и живут там такие же галлеки, как и по всей стране, но тамошние пользу от торговли видят на собственном достатке и понимают её хорошо. Во всех низовьях реки добывается олово - самородного в россыпях, правда, уже совсем мало осталось, в основном всё выбрано, но чёрного оловянного камня ещё достаточно, и олово выплавляется почти в каждой деревне. Если бы я ехал туда за оловом, я мог бы загрузиться им уже в тех деревнях, не доезжая до финикийской фактории, но какой смысл? Через всю страну его по суше на вьючных ослах везти - не дешевле бы оно вышло, чем от финикийцев, а дороже.
   - Образцы! - простонал геолог, - Ну неужто так трудно было привезти образцы! - тон его был настолько страдальческим, что мы с моим вольноотпущенником прыснули в кулаки, а глядя на нас и поняв, ухмыльнулся и Велтур.
   - Обижаешь, почтенный! - хмыкнул торговец, когда отсмеялся, - Когда бывший хозяин меня о чём-то просит - я делаю всё, что могу, - достаёт мешочек, высыпает на стол куски минералов, и Серёга при виде их издаёт такой торжествующий вопль, будто только что сам обнаружил месторождение среди гор, отчего мы снова похохатываем.
   - Оно! Оно самое! - он лучился таким неподдельным счастьем, что мы ржём в полный голос, - И самородное олово, и касситерит! И финикийцы не обыскали?
   - А чего меня обыскивать, когда я и сам их старшему в фактории всё показал? - ответил Минур, - Я там и не скрывал, что приобрёл это в качестве образцов, чего искать у себя, а то, что перевозка олова по суше себя не оправдывает, они и сами прекрасно знают. Они смеялись, потом сказали, что мой заказчик - прости, досточтимый - не в своём уме, если надеется найти месторождения, неизвестные ни им, ни местным, потом они снова смеялись, а после этого их старший сам подарил мне почти половину всех этих образцов, которые вы сейчас видите перед собой. И все финикийцы, которые это видели, смеялись.
   - Ничего, это я как-нибудь переживу, - хмыкнул я, придвигая все эти образцы поближе к Серёге, - Вот то, что ты хотел. Ради этого я стал посмешищем в глазах фиников Миния, а из-за меня - и мой клиент, рисковавший жизнью на пути туда сам и потерявший двух человек. И теперь только от тебя зависит, ради чего были эти жертвы, этот риск и эта работа комедиантами. Ради дела финики ржали надо мной и им или просто так?
   - Ну, хорошо смеётся тот, кто смеётся последним, - ухмыльнулся геолог, - И ты уж точно не зря смеялся сейчас. Олово есть и у нас здесь.
   - Это ты мне уже говорил, но где, на какой глубине и какое?
   - Вполне рентабельное для средневековых методов добычи тринадцатого века, которые не так уж и далеко ушли от античных. После выработки римлянами всех богатых поверхностных месторождений остались скрытые, которые и обнаруживались в Средние века, и в Португалии оловянные рудники появились как раз в провинции Алгарви, где мы с тобой и имеем честь сейчас находиться. К нашему времени и они, конечно, тоже были выработаны, и я не знаю их точных мест, но с этими образцами я разошлю людей во все более-менее вероятные места, и можешь не сомневаться, что они их найдут. Договорится Фабриций в Гадесе с Митонидами о галисийском или британском олове или нет, без него мы теперь один хрен не останемся. Чтоб самородное - это маловероятно, но касситериты будут наверняка. Пусть шахтные, пусть не такие рентабельные, как самородки Корнуэлла, зато СВОИ, а не купленные по спекулятивным ценам у фиников. Стоит ли это того, чтобы побыть немного клоуном в глухом финикийском захолустье, суди сам.
   - Хочешь сказать, что если я дам поржать над собой гадесским Митонидам, так они нам тогда и Корнуэлл сольют? - и мы с ним рассмеялись.
   - Ты ещё просил, досточтимый, поискать и другие чёрные камни, - напомнил о себе лузитан, - Те, которые очень не любят добытчики олова. Я не знаю, вот эти ты имел в виду или какие-то другие, но галлеки, когда я спросил их, дали мне вот эти, - он развязал другой мешочек, из которого вывалил на столешницу перед нами несколько образцов с ещё более чёрными кристаллами, отличающимися от оловянной руды ещё и характерной "волокнистой" структурой, отдалённо напоминающей древесину.
   - Я тоже не знаю, но у нас, хвала богам, есть кому разобраться. Что скажешь? - я пододвинул образцы Серёге.
   - Он самый! Вольфрамит собственной персоной! - геолог заметно прибалдел от восторга, - Я же говорил, что вольфрам там найдётся наверняка, и вот оно, наглядное тому доказательство! Ты просил меня найти тебе вольфрам? Вот она, его руда!
   - Ты хочешь сказать, что мы и её найдём у себя по этим образцам?
   - Нет, с вольфрамом такая халява, к сожалению, маловероятна, - вернул он меня с небес на землю, - Если нам очень повезёт, то какие-то крохи вольфрамита могут найтись и в наших касситеритах. Но это будут именно случайные крохи, а так, вообще говоря, все известные мне вольфрамовые месторождения находятся в северной части полуострова, и в товарных количествах руду придётся возить оттуда.
   - Что мне докладывать Фабрицию? - деловито спросил Велтур.
   - Если ему не удастся уломать Митонидов на наш доступ к закупкам олова в их факториях - хрен с ними, пусть подавятся. Покупали же у них до сих пор и не разорились от этого, - хмыкнул я, - А пока нам нужен доступ в Миний для закупки вот этих камней, а чтобы они не боялись нашей контрабанды оловянной руды, мы согласны производить эту закупку только в самой фактории - в присутствии их людей и под их контролем.
    []
   - Они там прямо под ногами валяются как никому не нужные отбросы, собирай их там, сколько хочешь, и финикийцы слова не скажут, - заметил купец, - Им ведь только отдалённые селения поставляют готовый металл в слитках, а ближайшие привозят руду, и финикийцы сами выплавляют из неё олово. А при покупке руды сортируют её и страшно ругаются, когда находят среди неё вот эти камни. За что они их так не любят?
   - Если оловянную руду не очистить от примеси этих камней, то из-за них часть олова не выплавляется, а уходит в шлак, - объяснил ему Серёга.
   - А, тогда понятно. Жаль, что я не был уверен, то ли это, что вам нужно. Знал бы точно - нагрузил бы ими не одного осла, а трёх или четырёх.
   - Так ты привёз, значит? - на радостях я был близок к выпадению в осадок.
   - Да, около двух талантов этих камней, очищенных от посторонних примесей. Может и попадётся среди них сколько-то не тех, но я отбирал старательно - только такие, которые были похожи на образец. Если с какими-то ошибся - не обессудь, досточтимый.
   - Два таланта, значит? В районе полусотни кило, - геолог погрузился в расчёты, - Если все камни окажутся вольфрамитом, то это будет почти сорок кило чистой триокиси вольфрама. В пересчёте на металл - тридцать с небольшим кило.
   - Ну, Минур, ты меня порадовал, и я тебя тоже порадую, - пообещал я торговцу, - Вези камни к почтенному Сергею, он их проверит и переберёт, а отобранные взвесит и пересчитает на чистый металл поточнее. И если ты сам отбирал эти камни хорошо, то на талант его там будет наверняка. Моли богов, чтобы именно так оно и оказалось, и сколько почтенный Сергей насчитает, столько я и отвешу тебе за них серебра.
   - Талант серебра?! - судя по обалделому виду торговца, он не рассчитывал и на четверть этой суммы, - Да по такой цене, досточтимый, я тебе этих камней на следующий год хоть десять возов доставлю!
   - Нет, Минур, так ты меня разоришь, и этого я тебе уж точно не позволю, - мы с Серёгой и Велтуром расхохотались, - Тот металл, который я получу из этой руды, нужен и ценен для меня, но всё-таки не на вес серебра. Эту партию я покупаю у тебя себе в убыток и иду на это только один раз - ты сделал большое и важное дело и заслуживаешь за него хорошей награды. Цену олова за металл, то бишь половину её за руду, для поставок оптом я считаю справедливой и за неё буду охотно брать эту руду, но для тебя это не интересно - слишком велики трудности сухопутных перевозок и слишком велик риск с тамошними разбойниками. Торговля блестящими камнями для тебя и выгоднее, и безопаснее.
   - Верно, досточтимый, двух человек я потерял на пути к Минию.
   - Сколько ты, кстати, дал семьям погибших?
   - По пятьдесят денариев. Там, в низовьях Тага, это считается очень хорошими деньгами. На них можно купить, не торгуясь, или десять рабочих волов, или два десятка телят, или двадцать пять овец. Семья, владеющая таким богатством, бедствовать не будет. А теперь, раз уж ты даёшь мне столько, сколько я и не мечтал получить, я в следующий рейс дам им ещё по полсотни. Мне радость, пусть и они порадуются, а другие охотнее ко мне наниматься будут. А как ты эти чёрные камни возить думаешь, досточтимый?
   - Морем, конечно. Какой смысл мучиться и рисковать на горных тропах, когда нужное место у самого морского берега?
   - Морем? Ну, тогда другое дело - жаль, не потянуть мне корабль...
   - Один ты, естественно, не потянешь, но ты можешь вложиться вместе с нами в это предприятие, - предложил я лузитану, - Обычно мы не берём компаньонов в те дела, на которые нам хватает денег и без них, но тебе как нашедшему для нас место и сам товар отказа не будет, а заработал ты в этом году для такого вложения вполне достаточно.
   - И кстати, когда будете оформлять купчую на эти камни, то ко мне с ней зайти не забудьте, - распорядился Велтур.
   - Да зачем она нам? - не понял торговец, - Мы с бывшим хозяином и так друг друга не обманем.
   - Налоги с торговых сделок, - пояснил заместитель босса, - С таланта серебра это кругленькая сумма выходит, но твой случай - особый. Раз уж твой бывший хозяин так щедро награждает тебя, то не пристало и казне грабить заслуженную тобой награду. Как я понял, справедливая цена за руду - половинная от цены олова. Вот и оформляйте купчую на льготную сделку, а для налогообложения вписывайте сумму по этой цене - я подпишу.
   Отпустив готового пуститься на радостях в пляс Минура, мы обсудили уже меж собой подробности доклада Фабрицию и сопутствующие вопросы, которые следовало ещё утрясти на правительственном совещании с Миликоном и утвердить на Большом Совете уже в виде постановлений.
   - А для чего тебе этот новый металл нужен, что ты согласен платить за него как за олово? - поинтересовался шурин, когда мы обговорили все организационные вопросы.
   - Для легирования инструментальной стали. Помнишь, я говорил тебе, что есть такая присадка, которая резко повышает стойкость инструмента к нагреву от трения при резании металла? Вот этот вольфрам, который я получу из этой руды - это как раз она и есть. Представляешь, в десять раз в среднем можно теперь скорость вращающихся частей станков увеличить, и новый инструмент это выдержит. Ты же видел в Лакобриге, как мои работяги загрёбываются обтачивать, сверлить и фрезеровать стальные поковки? Режут с той же скоростью, с которой пилили бы их напильником или ножовкой - быстрее с таким инструментом хрен разгонишься. Это же, млять, сизифов труд!
   - Это ты называешь сизифовым трудом? - Велтур выпал в осадок, - А какой же тогда, по-твоему, нормальный?
   - Вот когда я наконец сделаю и внедрю нормальный станочный инструмент из нормальной быстрорежущей стали - увидишь сам. Ещё, правда, не совсем нормальный труд, но уже какое-то его грубое подобие. Там ещё и станки желательно бы уже иметь не с деревянной, а с металлической станиной, и зажимные приспособления напрашиваются на них уже получше нынешних, и тоже не деревянные уже, но главное - это инструмент.
    []
   - А разве обязательно именно вольфрам? - спросил Серёга, - У молибдена тоже аналогичные свойства, а он встречается в некоторых полиметаллических рудах и гораздо ближе. Возможно, и в наших горах найдётся, если хорошо поискать. И кажется, он тоже в металлорежущем инструменте используется.
   - Да, для экономии вольфрама его частично заменяют молибденом, - пояснил я ему, - Классика нашего отечественного быстрореза - это сталь Р18, в которой, как ясно по цифири, восемнадцать процентов вольфрама. Лучше её не существует, но она дорогая. И есть гораздо более дешёвый суррогат - сталь Р6М5, шесть процентов вольфрама и пять - молибдена. Чисто теоретически может быть и почти не худшей, чем Р18, но на практике она нормально режет только люминий, простой серый чугуний, да сырую "чернушку". Ну, бронзы ещё с латунями. А по калёной "чернушке" и по всевозможным нержавейкам, особенно труднообрабатываемым жаропрочным - тупится, сволочь, почти сразу.
   - А из-за чего? Сам же говоришь, что теоретически она не хуже.
   - Так то ж теоретически. Если скрупулёзно выдержать положенный ей режим закалки, то будет не хуже. Но собака порылась в том, что хрен ты его выдержишь, если с гарантией - случайно только изредка попадёшь, когда повезёт. Слишком узкий допуск на закалочную температуру. У Р18 он широкий, попасть легко, а у Р6М5, учитывая износ и общую раздолбанность отечественных печей - лотерея. В большинстве случаев ни хрена в него не попадают, и получается инструмент недокаленным - мягче, чем должен быть. От этого и тупится. Помню, в той жизни и на той работе как-то раз подсуропили нам детали - фигурная отливка из стали 20Х13, подкаленная и с коркой, а в ней надо глубокий узкий паз дисковой фрезой прогрызть. И фрезы дали три штуки из этой самой Р6М5 - грызите, ребята. Так прикинь, первая фреза работала прекрасно, мы в полном охренении были, не ожидали такого ни хрена. Вот её на полпартии хватило, но когда её затупили и вторую поставили, та сразу же села, третью ставим - такая же хрень. А казалось бы, абсолютно одинаковые фрезы. Вот тебе и Р6М5, молибден твой для экономии вольфрама - на ветер, считай, больше денег выбросили, чем на том вольфраме, млять, сэкономили.
   - А не могло быть грубого нарушения технологии закалки?
   - На двух фрезах из трёх? Сомнительно. Будь они гостовские покупные - могли бы быть из разных партий, но эти были специальные, от наших же инструментальщиков. Делались одной партией и калились вместе в одной печи. Даже при всём её износе - ну какая там в ней может быть разница температур? Хрен, да ни хрена. Но для Р6М5 хватило и этого. Так это, заметь, в нормальной современной печи с нормальным термометром. А у нас с тобой и термометров-то высокотемпературных ни хрена нет, одни только бытовые от нуля градусов до ста, и как я тебе в узкий допуск по закалочной температуре попаду, когда мы её на глазок по цветам каления металла определяем? Тут и для Р18-то надо ещё попасть умудриться, а молибден - ну его на хрен вообще.
   - Значит, реально нам подходит только вольфрам?
   - Да, только вольфрам.
   - И насколько тебе этих тридцати кило хватит?
   - Ну, о полном переоснащении, сам понимаешь, говорить не приходится даже с учётом моего единичного и мелкосерийного производства. На эксперименты хватит, для рабочего инструмента что-то останется, но так, опробовать только его в работе. Он тоже расходуется, так что без пополнения запасов никак не обойтись. А у нас с вольфрамом, говоришь, обнажённый Василий?
   - Ага, скорее всего, именно голый Вася. В Португалии - ну и на сопредельных испанских территориях, конечно - это север страны в основном. Но зато его реально до хрена - фрицам в войну своего катастрофически не хватало, но импорт из Португалии им полностью их потребности закрывал. А представляешь, сколько им его было нужно?
   - До хренища, конечно. Быстрорез - это вольфрам. Твёрдые сплавы для тех же режущих пластинок - это тоже карбид вольфрама. Тут на одну только металлообработку его горы нужны, а ещё же и для самой войны - сердечники для бронебойных снарядов и пуль из чего? Тоже вольфрам.
   - А разве не твёрдый сплав?
   - Он самый - карбид вольфрама на никелевой связке.
   - Так ведь никель-то у нас есть. В полиметаллах я его тебе нарою без проблем. Твёрдые сплавы же производительнее быстрореза?
   - Ну, не везде они применимы, но там, где применимы - да, производительнее быстрореза в разы. Только закавыка, Серёга, в том, что ни хрена ты мне с ними никелем не поможешь. На промышленные твёрдые сплавы кобальт нужен.
   - С кобальтом труднее. А почему именно он? Чем тебе никель не угодил?
   - Да рожа евонная мне не нравится, - пошутил я, - Никелевая связка только удар хорошо держит, но при этом форма плывёт. Для бронебойного сердечника это похрен, он одноразовый, продырявил броню супостату, и спасибо ему за это огромное. А токарный резец должен жало держать при резании, и как он его удержит, если форма под нагрузкой плывёт? Рассказывал нам препод по инструментальным материалам про попытки из тех бронебойных сердечников режущих пластин для твердосплавного инструмента наделать - ага, в рамках демилитаризации и конверсии. Вот тогда как раз на этом и обломились - не держит жала эта никелевая связка ни хрена. На кобальтовой связке сплав хрупче выходит и на удар хреновее работает, ну так по резцам же кувалдометром никто и не хреначит, а форму и углы заточки пластина держит, пока от износа не затупится. Так что никель - это для бронебойных снарядов, которые нам на хрен не нужны, потому как дырявить нам ими абсолютно некого, а на твердосплавный металлорежущий инструмент - только кобальт.
    []
   - Труднее с кобальтом, - повторил геолог, - В принципе-то он у нас есть, прямо на нашей территории, но он там только в виде примеси к железноколчеданным рудам на восточном берегу Анаса. Ради железа их разрабатывать смысла не вижу, серой оно будет засрано, а ради одного только кобальта - мизер его в той руде. А так в принципе кобальт обычно бывает в чисто никелевых рудах, примерно десять процентов от содержания в них никеля. На Кубе с ним получше, чем у нас...
   - Да не парься с этим тогда - дойдут руки, тогда и займёмся. Быстрорез - уже хорошо, на порядок производительность станочной металлообработки с ним подыму. А твёрдые сплавы - подождут. Куда они на хрен денутся-то?
   - Так ты думаешь, они только тебе одному нужны? Я бы тоже не отказался.
   - Бурить?
   - Естественно! Мы же только поверхностные месторождения дербаним, далеко от античного уровня не ушли, а глубина нам не доступна - там уже бурить надо. Но чём мне бурить? Хреново без твердосплавных насадок.
   - Ну, вольфрам-то уже есть - первый шаг, считай, и к твёрдым сплавам сделан. Хреново, что Галисия эта - не ближний свет, да деваться некуда. Далеко, но возить надо. Но это-то хоть морем, а с бериллами - вообще жопа. В глубине суши месторожение, и как ни крути, без сухопутных перевозок хрен обойдёшься. И в Миний для погрузки на судно хрен навозишься - для возов дороги нет, а на вьючных ишаках до хрена ли перевезёшь?
   - Макс, пошли-ка ко мне, - предложил Серёга, - Мои карты поглядим, юлины, что-то сами сообразим, что-то может и она подскажет. Север же страны, море близко - быть такого не может, чтобы совсем не было удобных гаваней и нормальных проходимых для обозов путей к ним. На крайняк - каравану ишаков по тропам через перевалы на север уж всяко к морю и ближайшей гавани ближе, чем на запад в Миний.
   Хвала богам, хоть одна гора с плеч свалилась - детвора на осенних каникулах, и в школе занятий нет. Не надолго, правда - только на пару дней и смогу прошвырнуться в Лакобригу, дабы накопившиеся там вопросы порешать, а для визита посерьёзнее зимних каникул ждать придётся. Но хорошо уже то, что мы можем сейчас спокойно собраться и спокойно посмотреть карты, намечая логистику будущих сырьевых потоков, никуда сломя голову не спеша, дабы пару-тройку минут между делами поважнее выкроить. Вопрос ведь тоже серьёзный, и не второпях с ним разбираться желательно...
   - Двоечники вы оба! - вынесла свой вердикт Юлька, когда мы разжевали ей на пальцах суть вопроса и показали точку с месторождением бериллов на карте, - Взгляните оба вот сюда, - она развернула карту дорожной сети Римской империи, - Если вы хотите возить грузы через горы на вьючных ослах как какие-то дикари, то и дикарский флаг вам обоим в руки и барабан на шею. Можете ещё перья в волосы воткнуть, за Чингачгука как раз сойдёте. А если вы всё-же хотите быть цивилизованными людьми, то пора бы уже и выучить, что самый короткий путь - не всегда самый лёгкий. Умный - в гору не пойдёт.
   - Хорошо, я понял, что без каменных томагавков на тех перевалах нам делать нечего, - хмыкнул я, - Рассказывай, цивилизованная ты наша, как такие задачи у умных и культурных людей решаются. Только учти, ни железную дорогу, ни римский автобан я для галлеков строить не собираюсь. Сами пущай напрягаются, если хотят, а у нас у самих тут с дорогами пока напряжёнка.
   - Вам там вообще делать нечего - вы оба, помнится, и без того знаете, почему фрицы не взяли Москву, а кто не знает, тот и пусть проверяет на тех перевалах на своей собственной шкуре, - съязвила историчка, - А мы с вами люди образованные и умеющие читать карту. Вот этот заливчик на самом углу полуострова видите? Там был в реальной истории римский порт Бригантиум, где-то с первого века нашей эры, а римский маяк - это уже второй век. Пункт важный, упоминался и Страбоном, и Дионом Кассием, но никакой финикийской колонии там не известно.
   - Но ведь свято место пусто не бывает? - усомнился я.
   - Какое-нибудь вшивое поселение местных дикарей, - фыркнула Юлька, - Если уж и Миний, о котором я упоминания в связи с финикийцами встречала - не колония, а всего лишь торговая фактория, то будущая Ла-Корунья - тем более.
   - Там может быть что-то ценное для фиников? - спрашиваю Серёгу.
   - Да вроде, ничего такого, что заслуживало бы постоянной фактории. Стоянка для пополнения водой и жратвой, скорее всего.
   - Вы не о том заморачиваетесь, - заметила историчка, - Вы на дороги смотрите. Есть современное шоссе от этой вашей Понферрады до Ла-Коруньи, но есть и римская имперская дорога примерно оттуда же в Бригантиум. Она, конечно, петляет побольше, но главное - она есть, а это значит что?
   - Где было легче и удобнее, там её римляне и проложили! - въехал геолог.
   - Логично, - согласился я, - Без бульдозеров и экскаваторов они выбирали для своей дороги самую лёгкую для её строительства трассу.
   - И значит, на этой трассе давно есть хорошо проходимые для обозов туземные тропы, местным прекрасно известные. Вот вам и гавань, и дорога к ней, - закончила она.
    []
   - Так, так, - я почесал загривок, - Значит, настропаляем Минура на следующий сезон разведать этот маршрут. Расстояние если и больше, чем до Миния, то не намного, а путь в натуре должен быть гораздо проще и удобнее, и наверняка по нему весьма активно шляются какие-нибудь местные коробейники. Со временем он, возможно, самих дикарей на доставку бериллов к гавани подрядит, а тамошних жителей - на складирование груза в ожидании нашего корабля. И тогда, значит, мы посылаем корабль в Ла-Корунью, там наш человек выкупает у местных накопившиеся на складе бериллы, грузится, а на обратном пути заходит в Миний и выкупает груз вольфрамовой руды...
   - Это не те чёрные каменюки в двух корзинах, которые твой вольноотпущенник сгрузил с осла у нас во дворе? - поинтересовалась Юлька.
   - Ага, они самые.
   - И куда тебе их ещё кораблями возить? Лампочек и из этого хватит на века.
   - Нет, нити накаливания для лампочек я буду продолжать делать из платины, - ответил я ей, когда мы с ейным благоверным отсмеялись, - Не хватало мне ещё только для такой ерунды с вакуумом заморачиваться. Мне и с радиолампами этого геморроя как-то, знаешь ли, хватает за глаза, - похоже, что ни о каком другом применении этого тяжёлого и тугоплавкого металла наша гуманитарша не имела ни малейшего представления, - Ну вот чем ты мне без вольфрама металл резать предлагаешь?
   - Да ладно тебе, Макс! Чем-то же его режут и сейчас, не говоря уже о Средних веках и Новом времени, и ты сам на своих мануфактурах наглядно это демонстрируешь. Ведь режешь же его как-то?
   - Вот именно, что "как-то" - в час по чайной ложке сквозь зубовный скрежет и трёхэтажный мат. Пилите, Шура, они золотые, называется, - мне пришлось целую лекцию ей читать про инструментальные материалы и их влияние на прогресс металлообработки.
   - А мне ты чем скважины бурить прикажешь без твёрдых сплавов? - добавил Серёга, - Пальцем, что ли?
   - А почему бы и нет? - подгребнула она его, - Могу даже посоветовать, каким конкретно, хи-хи! И вообще, ты соображаешь, куда Макса за своим вольфрамом гонишь? - переобуваться в прыжке, меняя тему для полемических наездов, Юлька за прошедшие годы уж точно не разучилась, - Ты бы ещё на Северном полюсе его нашёл!
   - Я бы с удовольствием, да только вот незадача - там океан, - отшутился геолог, - Да ещё и Северный Ледовитый.
   - А на севере Испании, значит, нормально? Ты же сам как-то раз говорил, что и южнее есть, гораздо ближе, в долине Тага.
   - Ну, не самого Тага, а его северных притоков. Там тоже есть олово прямо на поверхности, и в имперские времена его там тоже будут разрабатывать. А в наши времена там будут добывать и вольфрам, так что вольфрамит среди тамошних касситеритов тоже есть наверняка.
   - И наверняка месторождение бесхозное. Финикийцев же там нет?
   - Если бы были, мы бы слыхали о них, когда сами возвращались вдоль Тага из похода на Толетум, - ответил я ей, - И о месторождении тамошнем я тоже помню.
   - Ну так и зачем вам тогда север страны, когда то же самое под боком? Кто там, лузитаны или веттоны?
   - Да и те, и другие вперемешку.
   - Так они ведь наверняка продадут вам и вольфрамовую руду, и олово. Там ведь можно сплавиться с грузом вниз по реке?
   - Ну, если только на лёгких лодках, - прикинул Серёга, - Таг судоходен только в нижнем течении, а выше на нём полно порогов. На притоках - тем более.
   - Тогда что вам ещё нужно? На лодках до судоходных низовий, там - грузите на корабль и везёте сюда. Чем плохо?
   - Юля, просчитывали мы всё это уже давно. В том-то и дело, что там с этим всё СЛИШКОМ хорошо. Место - в нашей зоне будущей экспансии, но без железобетонного повода его не хапнешь, римляне не поймут-с, а такого повода лузитаны с веттонами нам не дают, - разжевал я ей, - А покуда мы его не хапнули вполне официально с признанием нашего захвата сенатом и народом Рима, нельзя нам и интерес к этим местам слишком уж явно обозначать, чтобы и римляне не заинтересовались, да сами губу не раскатали.
   - Точно, я и забыла - там же ещё и золото ниже по течению!
   - Вот именно. Поэтому официально мы ни о золоте, ни об олове, ни вообще ни о каких тамошних ископаемых ништяках не знаем и даже не подозреваем. На землю саму только поглядываем, да облизываться начинаем на предмет расселения наших крестьян.
   - Ну, римляне ведь не знают ничего о вольфраме.
   - Юля, он же там не сам по себе, а вместе с оловом, а его античный мир знает и ценит. И если римляне заинтересуются, что мы там такого ценного нарыли в том регионе, то об олове они пронюхают в первую очередь, и этого им будет вполне достаточно.
   - Думаешь, сами завоёвывать полезут? Вряд ли. Лет, скажем, через пятьдесят - возможно, но сейчас Средняя Республика, и у неё политика - сам знаешь, другая.
   - Да, я в курсе. Завоёвывать сами, конечно, не полезут, но чтобы заблокировать нашу экспансию, им это и не нужно. Заключат прямой союз с Олисипо, шуганут веттонов и навяжут союз им, а там уже и ликутовским лузитанам деваться будет некуда. И тогда как ты себе представляешь наше завоевание земель, населённых римскими союзниками? Вот этого я опасаюсь больше всего, - признался я, - А посему в наших ли это интересах - привлекать внимания римлян к нижнему и среднему течению Тага? Галисия - это другое дело. Она и для нас-то медвежий угол, а уж для римлян - тем более. Сами они полезли бы туда, если бы имели все тамошние ништяки гораздо ближе? Вот и о нас они тоже будут судить по себе, так что активничая в Галисии, мы отвлечём их внимание от долины Тага.
    []
   - И в Галисии они, кстати, не зная о вольфраме, тоже свяжут нашу активность с тамошним оловом, - предрёк геолог.
   - Не сомневаюсь, - согласился я, - Самоочевидная для них версия, лежащая на поверхности - чего тут в тонкости вникать, когда и так всё ясно?
   - При полном отсутствии жалоб на нас из Гадеса? - напомнила Юлька.
   - Так ведь внутригадесское дело, - заметил я, - Мы ж действуем в данном случае не сами по себе, а на службе у Фабриция. Мало ли, где у него могут быть собственность и люди? Как преемник покойного Волния в гадесском Совете Пятидесяти, он точно такой же гадесский олигарх, как и глава Митонидов, и пока Фабриций не быкует, а решает все спорные вопросы договорным путём - какие основания выносить сор из избы жалобами в римский сенат? Митонидов тогда в самом Совете не поймут-с, а даже если и поймут-с, то ведь вопрос ещё, в их ли это интересах. А ну как Рим запросит увеличить поставки олова с соответствующей оптовой скидкой, и тогда её для всех покупателей придётся делать, а оно Митонидам надо, цены устоявшиеся сбивать? А откажут - Рим к Фабрицию с таким же запросом о поставках обратится, гарантируя тем самым и свою поддержку в дрязгах с Митонидами, и тогда вообще звиздец их оловянной монополии. И в римском сенате всё это прекрасно прекрасно поймут и просчитают, так что отсутствие жалоб из Гадеса там как раз никого не удивит.
   - Я знаю, что ты знаешь, что я знаю, - резюмировал Серёга.
   - Именно, - поддержал я его оценку ситуёвины, когда мы отсмеялись, - Но раз нет официальных жалоб - нет и достаточных оснований для римского дипломатического вмешательства в дела суверенного Гадеса.
   - А если римляне выйдут на Фабриция частным порядком, через своих купцов? - забеспокоилась историчка.
   - Тогда Фабриций ответит им, что и рад бы помочь, да только вот ведь незадача, все поставки олова в Средиземноморье являются традиционной делянкой Митонидов, о чём все в Гадесе знают, и он как честный и добропорядочный человек тоже соблюдает эту конвенцию и в чужой бизнес не лезет, - и мы снова рассмеялись.
   - При этом не отрицая своих заподозренных римлянами закупок олова в обход Митонидов, но для себя, а не для перепродажи, - добавил геолог, отчего расхохоталась и Юлька, - Всё равно же не поверят, что он этого не делает, так что какой смысл отрицать?
   - Типа, всё может быть, всё может статься, - развил я его шутку, - Но за руку вы меня, ребята, не поймали, и не ваше дело, как я выкручиваюсь, а дух нашей конвенции я, клянусь яйцами хоть греческого Гермеса, хоть вашего Меркурия, соблюдал, соблюдаю и впредь намерен соблюдать, и не сталкивайте меня лбами с почтеннейшими Митонидами. Покупали вы у них олово до сих пор? Вот и покупайте у них и впредь, а то, что вы от меня хотите - может, в Риме так и принято, но у нас в Гадесе так не делается.
   - Хорошо бы всё-таки, чтобы Фабриций договорился наконец с Митонидами и о собственных прямых закупках олова, - мечтательно проговорил Серёга.
   - Ну так а он что, по-твоему, там делает? Но как ты это себе представляешь?
   - В идеале - пусть добивается от них конкретизации мест, где они нам не рады, и признания на перспективу нашей полной свободы рук вне этих оговоренных мест. Их торгаши наверняка окучивают в том же британском Корнуэлле только самый его кончик, где месторождения побогаче самородным оловом, но полуостров богат им практически весь. И если у Фабриция будет на руках весь перечень их тамошних факторий и рудников, где они отовариваются, то на этом и договариваться с ними - это их делянка, и мы туда не лезем, но всё, что мы найдём сами за её пределами - уже наше, и чтоб к нам у них за это не было никаких претензий. Ну, в смысле, их монополия в торговле с Лужей по-прежнему священна и неприкосновенна, но для себя мы в СВОИХ факториях и со СВОИХ рудников отовариваемся беспрепятственно и без ограничений, и не их это собачье дело. Вот почти уверен, что до самого основания Корнуэлла руки у них не дошли, а там в районе Плимута одно из крупнейших месторождений олова.
   - Погоди-ка, а с хрена ли ты взял, что финики до него не добрались?
   - А нахрена оно им нужно, когда олова и на самом кончике Корнуэлла полно? А плимутское месторождение по их меркам очень хреновое - самородного олова мало, а его руды - вот эти самые касситериты - засраны вольфрамитом. Для них-то он дюже вредная примесь, из-за которой выход олова из руды ниже плинтуса, а перебирать - это же только лишние затраты по их понятиям. Одно дело Галисия, которая в мореманском смысле под боком, и это компенсирует геморрой с перебором засранной руды, и совсем другое - эта Британия, которая вообще на краю света. Сдурели они, что ли, ещё и там засранную руду перебирать, когда почти рядом, и даже немного ближе, хорошей до хрена?
   - Логично, - признал я, - Дайте-то боги, чтобы ты оказался прав.
   - Только вряд ли появление наших купцов в Британии обрадует финикийцев, - заметила Юлька, - Слишком привыкли к своему монопольному положению.
   - А это разве наши? - я спародировал произношение и интонации Фабриция, - Если похожи на наших, то это всё они, колонисты с Островов. Оссонобе и её царю они не подчиняются, а из Гадеса за ними тем более не уследишь. Но пусть они только попадутся на контрабанде олова во Внутреннее море - вы мне сразу свистните, и клянусь задницей хоть нашего Геркле, хоть вашего Мелькарта, я их так вздрючу, что они вообще дорогу во Внутреннее море позабудут.
   - Аферисты! Как есть аферисты! - охарактеризовала она нас, отсмеявшись.
    []
   - Ага, в каждой шутке есть доля шутки, - подтвердил я.
   - Думаешь, прокатит?
   - А почему бы и нет, если это будет правда? На нужды метрополии, если Серёга найдёт в наших горах места средневековых португальских рудников, олова вполне хватит и из них, так что корнуэльское нужно будет для колоний. Так почему бы тогда за ним и не плавать с Азор? Заодно там тогда и с огнестрелом шифроваться придётся меньше, потому как это ж разве мы? Это всё они, азорцы. А огнестрел там лишним не будет...
   - Мне кажется, у фиников в тамошних факториях не столько сил, чтобы войну с нашими устраивать, - заметил геолог.
   - Не сами. Дикарей местных могут настропалить. Там, вроде бы, у какого-то из кельтских племён ещё и флот неплохой. Цезарь Тот Самый, кажется, упоминал.
   - Флот венетов из его "Записок о галльской войне"? - припомнила историчка, - Так эти венеты не в Британии, а на материке, в Косматой Галлии.
   - А где именно?
   - За точность не поручусь, но кажется, южная сторона полуострова Бретань. Но наверное, такие же корабли есть и у всех окрестных племён.
   - То-то и оно. И наверняка попиратствовать горазды. Фиников, скорее всего, не трогают, потому как кроме них средиземноморские ништяки возить некому, а вот наших могут и на зуб попробовать, пока отношения не устаканены. Особенно, если финики их об этом попросят. А сами скажут - типа, мы-то тут при чём? Это всё они, проклятые дикари, а мы - вообще не при делах, Мелькартом клянёмся. Так что придётся нашим и пошуметь там немножко "громом и молниями", дабы таких дурных мыслей у дикарей не возникало. Но олово - это так, до кучи. Его мы и у Митонидов можем продолжать покупать, а главное для нас - это вольфрам...
  
   4. Дела за океаном.
  
   - Отец говорил, что "Дельфин Нетона" был хорошим и крепким судном, а Ларс, сын Мастарны - опытным навигатором, - рассказывал Габис, сын Акобала, - Невероятно, чтобы такой человек сделал грубую ошибку в управлении своим кораблём, да и люди его были далеко не худшими по выучке. Не было и у Нетона причин гневаться особо именно на это судно и именно на этих людей. Жертва ему перед отплытием всегда приносилась щедрая, но от лица всей флотилии, а не отдельных экипажей. А что до возможного гнева на отдельных людей - моряки-то, конечно, сквернословы ещё те, особенно когда выпьют лишнего в портовой таверне, и богохульства за ними тоже водятся не столь уж и редко, но кто из них не богохульствует в подпитии или в раздражении? Если за это корабли топить, то тогда уж все подряд надо топить, а не какие-то отдельные.
   - А с гневом Йама или Нефунса люди эту катастрофу не связывают? - я не так, чтобы боялся всерьёз, но допускал и несколько опасался возможных конфликтов между фанатичными последователями своих национальных богов одной специальности при их объединении в процессе нашей религиозной реформы в единое для всех синкретическое божество, что в "морском" случае объёдиняло финикийского Йама и этрусского Нефунса с турдетанским Нетоном, а на очереди были ещё греческий Посейдон и римский Нептун.
   - Нет, наши моряки всегда уважали всех морских богов, так что идею единого божества, явившегося разным народам в разном облике, все воспринимают нормально. Не увидели в этом оскорбления для своего бога ни жрец Йама, ни жрец Нетона, а им разве не виднее, чем нам, людям светским? Да и жертвоприношение было общим, и имена богов были названы все, а приносил жертву за всех мой отец. И если бы это было неправильно, боги разгневались бы на него, а не на Ларса. Поэтому отец считает, как и все его люди, что гнев богов тут ни при чём, а виной всему или слепая судьба, или неудачное стечение случайных обстоятельств. Тот шторм накрыл в равной мере всех, и все тогда рисковали одинаково, но кому-то повезло, а кому-то - нет.
   Мы говорили о потерянном флотилией Акобала судне, о чём мне поведал ещё Фабриций в Гадесе, но подробностей тогда ещё не знал и он, поскольку известие об этом было доставлено из азорского Нетониса почтовым голубем, а много ли напишешь на том крохотном клочке, который птиц в состоянии донести через почти половину Атлантики? Подробности могли рассказать только сами вернувшиеся мореманы, но разве было у меня время дожидаться их возвращения в Гадесе? У меня тут, пока я сам по Южной Атлантике шлялся, хренова туча дел накопилась, и хотя вернувшаяся флотилия сделала остановку и в Оссонобе, не было времени пообщаться с Акобалом спокойно и вдумчиво. Так, только о самом важном вкратце и успели поговорить. Относительно той потери судна - о людях в первую очередь, конечно, затем о грузе, ценность которого если и не превышала, то была сопоставимой со стоимостью самого судна, и лишь совсем мельком об обстоятельствах потери, потому как случившееся - уже случилось, и с этим уже ни хрена не поделать. Там, в Гадесе, "в замке у шефа", Фабриций наверняка провёл подробнейший разбор полётов, а мне здесь Акобал успел рассказать только о шторме, налетевшем на флотилию у северных берегов Кубы, с которым каждый навигатор мог бороться лишь самостоятельно на своём корабле, и в этой свистопляске они, конечно, растеряли друг друга. Тут самим бы гибели избежать, а что там с остальными - после, всё после. Шторм в Атлантике - это серьёзно.
    []
   Тем более, что далеко не в первый раз наши мореманы в подобных переделках оказывались. Выдержав шторм, вернулись к кубинскому берегу, на островках у которого как раз на такие случаи было намечено несколько мест сбора. И не страшно, если не все соберутся к одному и тому же. Ясно ведь, что кого-то могло отнести и далеко, а Куба - она длинная. Ну так а гойкомитичи кубинские на что? Зря, что ли, Тарквинея со всеми их окрестными племенами нормальные отношения поддерживать старается, врагов себе без необходимости не наживая? Сигнальные барабаны, аналогичные африканским тамтамам, известны и по западную сторону Атлантики, в том числе и кубинским сибонеям. Поэтому и не встревожило Акобала неявка к месту сбора "Дельфина Нетона" - мало ли, куда там его могло отнести? Связались с дикарями местными, ситуёвину им растолковали, те своим соседям просигналили, они - своим дальше, но когда даже на третий день о потерявшемся судне так и не поступило известий ни с востока, ни с запада, стало ясно, что оно пропало с концами. Случается иногда такое в океане.
   Разумеется, была ещё надежда, что "Дельфин Нетона" не затонул, а потерпел крушение где-то на рифах Кубы или расположенных напротив её северных берегов Багам, и тогда - хрен с ним, с грузом, для Вест-Индии не особенно ценным, но люди, пусть и не все, но хотя бы уж часть, могли тогда и спастись. Но это выяснится точнее теперь только будущим летом, поскольку терять время на поисковую и спасательную операцию Акобал не мог. Ему предстояло вести флотилию через океан, и каждая неделя промедления была чревата риском не успеть до начала осенне-зимних штормов - не таких единичных, как вот этот, которые в любое время года возможны, а практически постоянных, в которых и вероятность гибели возрастает многократно. Написал наш главный мореман письменное донесение генерал-гауляйтеру Тарквинеи, озадачил его доставкой адресату туземцев, дал щедрый задаток, пообещал ещё большую награду от генерал-гауляйтера - что ещё он мог сделать при таком раскладе? В Тарквинее - местная эскадра "гаулодраккаров", а главное - похрен начало испанского сезона штормов по сравнению с местными ураганами...
   В общем, хреново без дальней радиосвязи. С ней и сами потерпевшие в случае своего спасения могли бы весть о себе подать, и Акобалу не пришлось бы на туземного курьера с посланием полагаться, а связался бы с Тарквинеей в тот же день, и в Нетонисе обо всём узнали бы максимум на следующий, а оттуда и Фабриций - через Оссонобу, а то и напрямую - получил бы доклад во всех подробностях, да и мы бы давно уже обо всём знали. Увы, радиосвязь - это ведь не только аппаратура, которой я в принципе мог бы уже обеспечить. Прежде всего это обученные работать на ней кадры, а где я их вот сей секунд возьму, когда те, кто должен научить рядовых связистов на уровне хотя бы "делай всё вот так, а сюда не лезь, вот этого руками не трогай, а вон на то - даже не дыши", ещё только учатся сами? Коротенькие малявы голубиной почты между Оссонобой, Гадесом, Гастой Горгадской и Нетонисом, не считая совсем уж засекреченных каналов Васькина по связи с его забугорной агентурой в Кордубе и других лишь ему только известных местах - вот и вся пока-что наша экстренная дальняя связь. В Тарквинее же нет и этого - в Новом Свете ей связываться не с кем, а до Старого, даже до Азор, хрен какой почтовый голубь через океан долетит. Таких дальнобойщиков и в нашем историческом реале вывели лишь под самый занавес, когда уже и телефонная, и радиосвязь были уже на подходе. Ну и нахрена тогда козе баян? У нас-то радиосвязь подоспеет явно раньше. А пока - только барабаны туземцев, да гонцы. И это напрягает, потому как всякое там может случиться.
   В принципе-то относительно крупные коралловые острова - хоть по северному побережью Кубы, хоть на Багамах - имеют какое-то более-менее постоянное население из тех же сибонеев, и если уцелевшим в кораблекрушении посчастливится попасть на какой из них, то они спасены. Связи с кубинскими собратьями у тамошних островитян имеются, и о нашей колонии они наслышаны. Хуже будет, если спасшиеся угодят на какую-нибудь совсем уж мелочь, посещаемую дикарями лишь изредка. Вот там уже будет натуральная робинзонада, да ещё и поэкстремальнее классической. Без жратвы-то наши робинзоны, имея и оружие, и промысловые снасти, не останутся, но хрен ли толку, когда без воды и не туды, и не сюды? Кокосов-то ведь в нынешней Вест-Индии ни хрена ещё нет, а дождь то ли будет, то ли нет, а если и будет, то найдётся ли ещё в чём дождевую воду запасти? И хотя на всех наших кораблях есть и солнечные опреснители морской воды, его же ещё и спасти надо при крушении, тот опреснитель. Вот в чём главная-то засада.
   А без воды под палящим тропическим солнцем и трёх дней не прожить. В тени ещё как-то можно, но какая там может быть тень практически без деревьев и с не особо-то густой порослью невысокого кустарника? Так что всё зависит от того, многое ли они там сумеют спасти с погибшего судна. Если спасут достаточно - доживут до помощи.
   Но это всё - в лучшем случае, если корабль напоролся на рифы или сел на мель вблизи от берега, и у людей была возможность куда-то спастись. Если же его перевернуло или захлестнуло гигантской штормовой волной вдали от спасительной суши, и он пошёл на дно вместе со всем экипажем, тогда - ага, "все семьдесят пять не вернулись домой, они потонули в пучине морской". И то, что на самом-то деле их там было не семьдесят пять, а только два с небольшим десятка - утешение слабое. Особенно с учётом того, что занести пропащих могло и дальше на север, а по Багамам как раз проходит граница пресловутого Бермудского треугольника, где в нашем современном мире и самолёты исчезать куда-то с концами ухитрялись, не только корабли. Как там у Высоцкого? Ага, бермудно на душе.
    []
   Гипотез, связанных с означенным треугольником, в нашем мире хватало. Даже если самые смехотворные отбросить типа инопланетян, подводной цивилизации атлантов или там каких-то успешных экспериментов наших космонавтов на орбите - ага, с нашей стороны потерь нет, вполне достаточно остаётся и наукообразных. И о штормах говорили, и об отмелях, и о газовыделении со дна, и о гравитационных аномалиях, и о гигантских волнах-убийцах. С этими волнами тоже непонятки, потому как речь не о цунами, а именно об одиночных волнах, шляющихся по морю, куда им только вздумается, и возникающих непонятно отчего. Гипотезы разные прорабатываются - и фокусировка волн от наложения друг на друга нескольких отдельных штормов, и те же всевозможные аномалии - кажется, к единому мнению яйцеголовые по ним так и не пришли...
   - А не говорил ли твой отец о каких-то особенностях того шторма? - спрашиваю Габиса, - Ничего не было такого, что по его опыту выглядело бы не совсем обычным для таких случаев? - никаких особых откровений я от молодого моремана не жду, больше для порядка интересуюсь, ведь Фабриций при своём расследовании уж точно все подробности из Акобала вытянул, да и не из одного только его практически наверняка, и окажись там что-то эдакое, так отписал бы нам с Велтуром, скорее всего, но мало ли, а вдруг?
   - Да собственно, шторм как шторм, досточтимый. Посильнее тех лёгких, какие бывают в каждом плавании, но и до сильнейшего из тех, в каких отцу доводилось бывать, ему было далеко - вполне себе средний по силе. И начался он тоже вполне обычно - тучи увидели издали, так что спустить паруса и повернуть навстречу шквалу успели вовремя. Дождь, гроза, ветер, волны, болтанка на них - всё было так, как и бывает обычно в таких случаях. Единственное, что отцу показалось странным, это то, что самая большая волна в этом шторме пришла не в самый его разгар, а позже, когда он уже заметно шёл на убыль. А потом, когда он сам разбирал со своими людьми все обстоятельства шторма, то не один только он, но и его кормчий, и трое матросов припомнили, что волна пришла не совсем по ветру, а наискосок к нему. Это же подтвердил потом и весь экипаж другого судна, которое оказалось на её пути первым и не успело развернуться к ней носом, так что его той волной захлестнуло и едва не опрокинуло. Повреждения на нём потом чинили и все те дни, пока ожидали потерявшегося "Дельфина Нетона" или известий о нём...
   - Твой отец связывает его потерю с этой странной волной?
   - Допускает с высокой вероятностью, но не уверен полностью. Нельзя же быть уверенным в том, чего не видел сам, и не подтверждают достойные доверия очевидцы.
   - Нельзя, конечно, - согласился я, - И к какому мнению по результатам разбора пришёл досточтимый Фабриций?
   - Склоняется всё-же к какой-то ошибке навигатора или кормчего. Их он в ней не винит, хоть это и привело к потере судна, поскольку подобное случалось и в прежние времена с людьми, знания и опыт которых ни у кого не вызывали сомнений. И на старуху бывает проруха, и с этим ничего не поделать.
   - А именно по этой волне? О ней ведь наверняка говорили?
   - Говорили, но досточтимый Фабриций считает, что такое случается. И вырасти в высоту волна может, если столкнутся вместе две или три, и направление может сменить где-нибудь между рифами или на отмели из-за неровностей дна. Так в самом деле бывает, и об этом знает любой моряк и любой, кто общается и хорошо знаком с моряками.
   - Но твой отец считает иначе?
   - Там не было ни рифов, ни мелководья. Как только были замечены тучи, вся их флотилия свернула мористее, подальше от прибрежных скал и отмелей. Отец потом велел промерить там глубины, но лот так и не достиг дна, да и волны не указывали ни на какой его резкий подъём - не было там никаких причин для необычного поведения нормальной штормовой волны. Поэтому отец остался при своём мнении, хоть и не смог убедить в нём досточтимого. Но тут ведь главное что? Никто не винит ни Ларса, ни его кормчего, ни их матросов, и семьи погибших получили причитающееся им вознаграждение, а их сыновья будут служить моряками, если захотят, и никто не попрекнёт их неумелостью их отцов...
   Знакомо, млять, по прежней жизни! Высокое начальство - оно практически всё в той или иной степени такое. Случись чего - первым делом оно виновных ищет, будто бы с их расстрелом или увольнением по статье всё само собой образуется. В любом деле есть свои тонкости, которых никто не может знать лучше старого опытного исполнителя, и уж не начальству, нахватавшемуся поверхностно, мнить себя экспертами. Тарквинии, хвала богам, это хотя бы понимают и в духе "разобраться как следует и наказать кого попало" с ума не сходят. Но полностью от этой профессиональной деформации управленца на таком уровне не свободен, конечно, никто. Мне доводилось знавать многократно худших, самых натуральных обезьян, ищущих при любой неурядице не так облажавшегося исполнителя, как преднамеренные измену и саботаж, направленные на их персональное подсиживание. Кто о чём, как говорится, а вшивый - о бане.
   Правда, что до аномальных волн-убийц, которую как раз и заподозрил Акобал, то их и в нашем современном мире долгое время считали байками матросни, да отмазками прикрывающих свой зад облажавшихся капитанов. Типа, не бывает таких волн, поскольку они невозможны в принципе, так что и нехрен тут очки людям втирать. Вот что-то мне это напоминает - ага, правильно, "камни с неба падать не могут, потому что никаких камней на небе нет". Лавуазье, парижская Королевская академия наук, если кто не в курсах. Кто ж дерзнёт оспорить авторитетное мнение маститых учёных? Так же точно обстояло дело и с теми волнами-убийцами, пока в самом конце двадцатого века одна такая на шельфовой нефтяной платформе в Северном море не набедокурила. Тут уж "разоблачить выдумки" не получалось никак, и существование аномального явления пришлось признать. А когда их мониторить начали уже со спутников, так оказалось, что ни хрена они не редкость, а в среднем раз в два дня хоть где-нибудь такая, да образуется. Просто океан велик, и встречи с такой волной, оставившие после себя живых и трезвых свидетелей, достаточно редки. О не оставивших таковых можно только гадать, ломая голову над исчезновением с концами от восьми до двенадцати судов ежегодно.
    []
   Собственно, для объяснения исчезновения кораблей как в самом этом грёбаном треугольнике, так и вне его, означенных волн-убийц, коль скоро и ортодоксальная наука уже признала их существование, вполне достаточно. Хуже ситуёвина с самолётами, тоже время от времени исчезающими без следа. Это тихоходный вертолёт ещё может позволить себе лететь на такой высоте, на которой его в принципе может достать гребень особенно высокой волны, но самолёты до такой высоты не снижаются, потому как при их скорости это уже явная попытка самоубийства. Ладно ещё воздушные лихачи-частники, не сильно в этом плане отличающиеся от наземных лихачей-автомобилистов с мотоциклистами, но уж летуны-вояки - народ серьёзный, и схлопотать отстранение от полётов за лихачество они как-то не жаждут. Поэтому исчезновение самолётов, да ещё и в дни с нормальной лётной погодой, на волны-убийцы не спишешь. Приходится волей-неволей и какие-то ещё более аномальные явления из-за них допускать, пусть и не имеющие пока вменяемого научного объяснения. Конечно, и вне треугольника такое случается, но повышенная концентрация подобных случаев в нём таки имеет место быть...
   В общем, если версия Акобала о подобной волне-убийце как причине пропажи "Дельфина Нетона" верна, то едва ли и поисково-спасательная экспедиция из Тарквинеи кого-то там нашла и спасла. К сожалению, его обоснуй, переданный Габисом, и для меня выглядит убедительным. Если наш главный мореман не ошибся, и дело обстоит так, как он предположил, то чудес на свете не бывает, так что ничего радостного мы по данному вопросу не услышим, скорее всего, и на следующий год. Потеряно и судно, и люди, и с этим нам придётся смириться. Таковы издержки профессии и современного-то моремана, чего уж тут говорить об античных?
   Порадовали нас другие новости из-за океана, которые Габис теперь дополнил подробностями. Если излагать их в том хронологическом порядке, в котором их узнавал сам Акобал, то расклад по ним выглядит так:
   Во-первых, на пути в Тарквинею с весны на лето его флотилия вышла к Малым Антилам удачно, не промазав мимо Барбадоса и выкроив время для его предварительного осмотра. Судя по обнаруженным на его западном побережье кострищам и кучкам рыбьих очисток, раковин моллюсков, костей тюленей и прочих пищевых отбросов, этот остров периодически посещался рыболовами и прибрежными собирателями с других соседних островов, но никаких признаков постоянного населения наши мореманы на Барбадосе не обнаружили. Это же подтвердил и прибывший в Тарквинею позднее мореман с Бразила, которого я просил подстраховать Акобала и продублировать его разведку. Найденные им следы как туземных стоянок, так и бивака недавних предшественников-соплеменников указывали на двусмысленность ситуёвины с Барбадосом - чингачгуки о нём знают, но так на нём и не поселились, так что формально остров необитаем. А тут ведь как? Примерно как в армии, то бишь в большой семье греблом не щёлкай. Или, если в другой редакции, то кто первым встал, того и тапки. Растительностью остров так же богат, как и остальные острова архипелага, так что особых проблем с обустройством у его будущих колонистов не ожидается. И если вопрос о налаживании связей между тарквинеей и Бразилом всё ещё остаётся спорным из-за слабого пока развития последнего, то полезность Барбадоса как "аэродрома подскока" на пути к Кубе самоочевидна и вопросов не вызывает. Собственно, решение об основании на Барбадосе колонии Фабриций уже принял, и если мне тут Габис просто рассказывает подробности, то Велтуру он доставил уже официальное уведомление с поручением проработать план этой операции. Ну, формально Велтуру как заместителю в Оссонобе, но понятно же, что без нас дело хрен обойдётся.
   Во-вторых, давешняя эпидемия случайно завезённой в Тарквинею в прошлый раз хвори благополучно закончилась, охватив и соседние племена и выкосив их все, как и наших гойкомитичей, в конечном итоге процентов на пятнадцать. Само по себе это едва ли радостное известие, но мы опасались худшего, да и, как оказалось, нет худа без добра. Ослабев в самый разгар эпидемии, когда болели и те, кому суждено было пережить эту напасть и выздороветь, соседи реально перебздели, как бы их бедой не воспользовались другие, эпидемией не затронутые. В результате их вожди рванулись наперегонки к вождю наших красножопых, а от него и вместе с ним - к генерал-гауляйтеру Тарквинеи, прося вечного мира и оборонительного военного союза, дабы в случае нежданного конфликта с другими соседями не остаться без помощи, а главное - не оказаться втянутыми в войну на два фронта. Хоть и не фрицы ни разу, а самые натуральные красножопые чуда в перьях, но всю пагубность подобной перспективы понимают и на практике её проверять желания как-то не испытывают, гы-гы! Да и поддержка, даже просто демонстративная, там ценится высоко. Я ведь упоминал уже о предложении восточных соседей предоставить для наших тарквинейцев военно-морскую базу на берегу пролива, отделяющего Кубу от Гаити? Там уже довольно приличный форт выстроен с расчётом на полусотенный гарнизон и причалы на три тарквинейских "гаулодраккара". Делегацию с Гаити, прибывшую с предложением в духе "ребята, давайте жить дружно, и у нас, кстати, тоже есть и хорошие рыбные места, и удобные гавани", Акобал застал там и сам. Северные и западные соседи тоже глянули на это дело, призадумались, да и тоже намекнули на наличие подходящих мест и у них. В результате их соседи с запада, едва об этом прослышав, тоже прислали свои делегации с заверениями во "всегдашнем" миролюбии своих племён. Короче, практически без всяких усилий со своей стороны, Тарквинея оказалась во главе всего востока Кубы.
   В-третьих, прибывший туда в прошлом году не с акобаловской, а со следующей флотилией карфагенский корабел уже и приноровился к работе с кубинским махагони, и попрактиковался в постройке двух местных "гаулодраккаров", а теперь готовил стапель для строительства уже наших новейших кораблей и шаблоны с лекалами на деталировку. В этом, собственно, и был смысл его вербовки. Корпус-то жёсткий океанского класса на бронзовых гвоздях и заклёпках и в Гадесе строить умеют, и в Тингисе, так что было кому уже и в Тарквинее этим заняться, а карфагенянина, строившего корабли только для Лужи, учить этому пришлось. Зато специалист из карфагенского Котона умел то, о чём понятия не имели его гадесские и тингисские коллеги. Там ведь судостроение какое? Единичное. Где ж там найти такого богатенького Буратину, чтобы сразу хорошую серию идентичных систер-шипов заказал? А карфагеняне вплоть до конца Второй Пунической строили свой флот серийно, целыми эскадрами, и пока ещё, хвала богам, разучиться не успели.
    []
   Но стандартная карфагенская эскадра в шестьдесят вымпелов нам там, конечно, не нужна. У нас там и на десяток-то кораблей нет пока ни самих движков, ни всей прочей комплектации приводов. Даже на пять там всё это накопится только с поставкой будущего года. Но на три парусно-полудизельных судна вся комплектация в Тарквинее уже имеется, и эти три корабля должны быть идентичными друг другу систер-шипами, и если результат их испытаний окажется удовлетворительным, то после доводки их до ума образец пойдёт в дальнейшую серию. Это в греко-римском Средиземноморье нам палиться с моторными кораблями противопоказано, а за океаном от кого шифроваться? Гойкомитичи-то здешние нас римлянам уж точно не заложат.
   В-четвёртых, если гора не идёт к Магомету, то Магомет идёт к горе. Всем было бы хорошо битумное озеро на Тринидаде, если бы не один единственный его фатальный недостаток - удалённость от Кубы. Гораздо меньший, но зато гораздо ближе, выход нефти на поверхность имеется, как Серёга говорил, и на Ямайке, до которой от Тарквинеи рукой подать, но это же ещё сплавать туда надо, да с чингачгуками тамошними контакт наладить нормальный, и лишь после этого только можно было бы нефть тамошнюю искать. А когда нам было этим заниматься? Скорее всего, нескоро ещё у нас дошли бы до этого руки, но в аккурат прошедшим летом в Тарквинею наведались сами ямайские красножопые - ага, и эти тоже с предложением в духе "давайте жить дружно". В том, что они контачат с Кубой и в курсе событий, мы и не сомневались, и в наши планы входило по мере установления контактов с кубинскими племенами выйти в конце концов и на то, которое с ямайскими регулярно контачит, дабы через него уже и на них выйти, и предполагалось это событие по нашим планам в срок где-то от трёх до пяти лет. Но, раз уж они и сами нарисовались раньше запланированного срока, то ведь не гнать же их по этой причине взашей, верно? Тем более, что помимо поверхностного выхода нефти, для нас полезного, но по меркам нашего современного мира промышленного значения не имеющего, бокситами Ямайка богата и в современном промышленном смысле. А к ним мы тоже дышим весьма и весьма неровно. Это же не только люминий, который тоже в перспективе понадобится - как сам по себе, так и в качестве присадок к меди в люминиевых бронзах, во многих случаях не худших, чем оловянистые. Но это в перспективе, а сей секунд оксид люминия интересует меня прежде всего как огнеупор и как корунд, то бишь абразивный материал для шкурок, оселков и шлифовальных кругов - ага, англичане ружья кирпичом не чистят.
   В-пятых, эдемские финики наладили свои плавания в Колумбию - в основном, конечно, за золотом и изумрудами, но привозят оттуда и платину для обмена в Тарквинее на бронзу, что вполне обеспечивает наши не столь уж и большие пока потребности в этом тугоплавком благородном металле. Хотя бы этим, хвала богам, не нужно заморачиваться самим. Как я уже упоминал, платиновая проволока идёт у нас на тоководы для ламповых триодов, нужных нам для радиоаппаратуры, да на нити накаливания простых электроламп для освещения, благодаря чему нам не нужно делать их вакуумными. Я ведь рассказывал, каким геморроем оборачиваются тонкие капилляры ртутно-капельных насосов? Хайтек на пределе технологических возможностей, результат которых у меня сугубо вероятностный, и брака выходит в разы больше, чем годных изделий. И чем меньше мне их таких нужно, тем лучше. Радиолампы - да, там без вакуума не обойтись, и ради них приходится идти на этот геморрой, потому как деваться без него некуда, но на обычные осветительные лампы городить эти насосы с капиллярами - на хрен, на хрен! Хвала богам, платина есть, и проще платиновую нить накаливания в них использовать, которой на хрен не нужен этот вакуум. Впрочем, у меня до сих пор и выбора не было, поскольку вольфрамовую руду заполучить только недавно и удалось, но хоть и будет у меня скоро вольфрам, геморроя с вакуумом это не отменяет, так что лампы накаливания один хрен будут выпускаться с платиновой нитью. Дополнительным бонусом от такого решения становится разборная конструкция наших безвакуумных ламп накаливания, а значит - их лёгкая ремонтопригодность. Так что спасибо заокеанским финикам за бесперебойные поставки платины. И пожалуй, надо будет подарить Фамею и Аришат по электрическому светильнику на багдадских батареях - ага, пущай сравнят со своими традиционными жировыми плошками, да и покумекают при ярком электрическом свете над ценностью замшелой финикийской самобытности.
   В-шестых - опять же, спасибо тамошним финикам. И самим эдемским купцам, разумеется, добывшим то, что нас интересовало, но в особенности, конечно персонально Фамею, тех купцов на этот поиск настропалившему. Ведь привёз Акобал из захолустного глинобитного Эдема не что иное, как несколько чаш из скорлупы кокосового ореха! Я же рассказывал о нашей экспедиции в Панаму за хиной, в которой мы повстречали торгашей из Анд, возвращавшихся домой из Мезоамерики и вёзших к себе в числе прочего поделки из кокосовой скорлупы? Строго говоря, кокосы могли в принципе попасть и в Панаму, но восточнее той зоны будущего канала, в которой мы повстречали андцев. Там как раз есть небольшой полуостров, резко торчащий в Тихий океан и принимающий на себя течение с запада, так что орехи, приносимые течением, имеют хорошие шансы попасть на его берег и прорасти, если ещё сохранили всхожесть. Но он же и отклоняет течение от побережья к северо-западу от себя, поэтому в западную часть Панамы кокосы не попадают, и искать их надо только на том полуострове. Будь у нас уже на тот момент колония в Панаме, а сама наша экспедиция посильнее, мы бы туда обязательно наведались, но не с теми же нашими мизерными силами вдали от любых возможных подкреплений. Слишком велик был риск. Выяснилось же - ага, благодаря тем андцам, что и не нужно нам туда за кокосами, потому как сами они свои поделки из скорлупы на северо-западе приобрели у тамошних дикарей. И когда мы сопоставили результаты опроса туземных торгашей с тем, что припомнилось и самим, то вышло, что искать кокосы нужно на южных берегах перешейка Теуантепек, на севере которого живут прекрасно известные эдемским финикам ольмеки.
    []
   Поэтому, вернувшись из Панамы на Кубу, я настропалил Аришат, а через неё и Фамея, чтобы тот напряг купцов, а те - задействовали свои ольмекские связи для разведки искомого ништяка. И вот он наконец-то, вожделенный результат - чаши из той кокосовой скорлупы, доставленные ольмекскими торгашами с юга, то бишь с тихоокеанского залива Теуантепек. Собственно, их-то эдемцы раздобыли у ольмеков ещё в прошлом году, просто мы этого радостного события уже не застали, отплыв домой раньше. Млять, представляю, как были раздосадованы на ольмекском побережье сами финики, которые заказывали-то ведь не эти грошовые и сами по себе на хрен не нужные сувениры, а саженцы пальмы, то бишь живые проросшие орехи! Гойкомитичи то ли не поняли их тогда ни хрена, отыскав и доставив такие же поделки - в точности то, что им и показывали в качестве образцов, то ли вожди их хитрожопость включили, решив зажать источник орехов для себя, дабы быть посредниками и иметь с этого свой посреднический навар. Да только разве неолитическим дикарям тягаться в торговой хитрожопости с финиками? Торгаш - он ведь всюду по своей сути одинаков, и посули ему роскошную по его меркам прибыль, так он горы своротит и без мыла в любую жопу влезет, а за всеми бродячими коробейниками разве уследишь? На сей раз доставили и саженцы, и в Эдеме рядом с городом Фамей с гордостью похвастался перед Акобалом молодыми ростками кокосовой пальмы. И хотя понятно, что это ещё не у нас, да и вырасти они ещё должны, чтобы уже свои орехи начать давать, главное сделано - в Вест-Индии теперь в любом случае будут свои кокосы. И скорее всего, Тарквинея их заполучит задолго до первых урожаев в Эдеме.
   Я ведь упоминал, как эдемцы выклянчивали у нас в обмен на ту колумбийскую платину олово, а я согласился только на готовую бронзу? Бронза в вест-индском климате нужна позарез, но медь у них и своя есть, а нужно олово, которое в Тарквинею попадает из Испании на тарквиниевских кораблях. И упёрся я тогда не оттого, что такой мелочный жмот, а оттого, что нехрен их баловать. Вот как раз на подобные эксклюзивные случаи в порядке исключения мы и сменяем нужный нам ништяк на олово. В данном случае - на вес живых проросших кокосовых саженцев - эдемские финики теперь знают, где их взять. Главное отличие античной Вест-Индии от современной, если только природные условия сравнивать, это полное отсутствие кокосовых пальм, без которых современные Антилы и представить-то себе немыслимо. Но так оно и было в реале до тех пор, пока это упущение природы не исправили европейцы. В основном испанцы, кстати. Ну так а наши турдетаны кто, спрашивается? Поэтому и не будет Вест-Индия этой реальности ждать своих кокосов ещё полтора с гаком тысячелетия - для неё испанцы уже пришли. Немного не те? А нету у нас для неё других, и нехрен тут капризничать. Кокосы же - это как раз то, что позволяет жить даже на коралловых островах, лишённых собственных источников воды. Рокас тот же самый чем от нормальных тихоокеанских атоллов принципиально отличается? Вот как раз этим - отсутствием кокосовых пальм. И с вест-индскими коралловыми островами та же самая хрень. Пришло время устранить это безобразие.
   Взялись же кокосы на побережье залива Теуантепек, скорее всего, не сами по себе. В отличие от того полуострова на востоке Панамы, мимо этого залива течение идёт мористее, и вероятность дрейфующих по нему кокосовых орехов прибиться к берегу на несколько порядков меньше. Зато шторма туда приходят с океана достаточно регулярно, и было бы странно, если бы время от времени они не заносили к берегам залива катамараны полинезийцев, которые как раз и распространили ту кокосовую пальму по тихоокеанским островам на такие расстояния, которых живые и способные прорастать орехи никогда не преодолели бы по течениям собственным дрейфом. Зелёные брались полинезийцами на борт в качестве запаса питья, спелые - как жратва, из которой, если хватало, выделялся и посадочный материал для вновь открытых островов. Вот так и распространяли они пальму на все удалённые от Малайзии и Филиппин архипелаги, пока не добрались наконец и до Америки, на берегах которой определённо высаживались и даже селились, и если их не забивали на мясо или не приносили в жертву своим богам местные чингачгуки, то кое-где и смешивались с ними, оставляя полинезийские следы в языке и культуре.
   Другое дело, что основная масса этих полинезийско-американских контактов придётся на более поздние времена. У историков нет единого мнения, когда и где именно произошёл самый первый из них, и чем он кончился. О наличии кокосовой пальмы на юге тихоокеанского побережья Мексики задолго до реальной Конкисты мы знали, но не были уверены в наличии её там уже теперь, пока не получили наглядных доказательств. И хотя на них нигде не написано о присутствии на берегах залива полинезийцев, с учётом наших знаний воображение как-то само дорисовывает и сдвоенные лодки-катамараны, и смуглых девок в травяных юбках и цветочных гирляндах, отплясывающих гавайскую хулу. Строго говоря, на Гаваях полинезийцев ещё нет, но на Маркизских островах они уже завелись, а сильно ли гавайская хула отличается от маркизской - этнографов спрашивайте, а не меня. Ну и, конечно, целые рощи растущих прямо или наклонённых к морю кокосовых пальм с их перистыми кронами и гроздьями тех самых кокосовых орехов. Есть ли и сейчас на том побережье залива и сами завёзшие их туда полинезийцы на самом деле, мы можем только гадать. Мезоамерика с полуголодными от перманентной нехватки мяса чингачгуками и их жадными до человеческих жертв богами - не самое лучшее место для случайно попавших туда чужаков, малочисленных и вооружённых ничуть не лучше местных. Но уцелели они или окончили свои дни на пиршественных кострах и на алтарях пирамидальных теокалли, свою главную миссию они выполнили, и спасибо им от нас огромное за растущие теперь на берегах залива Теуантепек кокосовые пальмы...
    []
   В-седьмых - ну, это не столь важно по сравнению с кокосами, но тоже не такой уж и пустяк. В Тарквинее успешно прижились и проросли косточки зелёных винных ягод с Бразила, которые доставил тот самый мореман, что подстраховывал Акобала в разведке Барбадоса. Часть он посадил и на нём, но там за ними наблюдать некому, так что никто не знает и может знать результата, а на Кубе эксперимент с акклиматизацией начат успешно. Я ведь упоминал о бразильском "виноградном" дереве, заменяющем бразильцам виноград во всех его применениях? До него мы не добрались, потому как оно на материке и гораздо южнее нашего Бразила, но зато на острове, как я уже рассказывал, наши колонисты нашли родственное ему. С виду ягоды зеленоватые и морщинистые, но по свойствам ничем тех материковых не хуже, что колонистами и было успешно проверено на практике. Вырастут деревца на Кубе - будет и там ещё одна замена винограду в дополнение к тому местному 'морскому'. С нормальным виноградом во влажных тропиках беда, не нравится ему там, а местные дикие виды для виноделия не подходят. А вино нужно, и из метрополии его в амфорах через океан не навозишься, да и не очень-то наше пайковое вино там ко двору. В смысле, нашим-то нравится, но красножопым его давать стрёмно. Оно же у нас делается креплёным, чтобы хранилось при дальних перевозках лучше. Но доза, вполне нормальная для наших испанцев и тех эдемских фиников, в ком красножопая примесь невелика, для чистопородных гойкомитичей уже чересчур, в чём были уже случаи убедиться. Если его водой разбавлять - нашим не нравится, а если чудам в перьях наливать поменьше, так им обидно, потому как расовая дискриминация на ровном месте получается. Если уж с этим креплёным вином такая хрень выходит, то уж ром из фруктовой патоки гнать - тем более противопоказано. Поэтому местное некреплёное вино, которое могли бы употреблять без особых последствий как наши, так и чингачгуки, в Тарквинее жизненно необходимо, так что ещё один источник для его получения лишним уж точно не окажется.
   Там ведь хоть и растут уже из привезённых нами аж с устья Амазонки косточек пальмы асаи, из ягод которых слабоалкогольный напиток кашири делается, им до тех ягод ещё расти и расти, и привезённый с Бразила 'морщинистый виноград' даст свой первый урожай явно быстрее. Млять, вот на что только ни пойдёшь, взяв в наших колониях курс на ассимиляцию туземцев с их включением в число полноправных сограждан! И это ведь нам ещё крупно повезло с нашими сибонеями, тропическими охотниками-собирателями с их большим количеством сладких тропических фруктов в привычном им рационе, здорово повышающим их устойчивость к алкоголю. Она и у них, конечно, далеко не такова, как у европейцев, особенно средиземноморцев, но всё-таки хоть какая-то, на слабенькое вино её им худо-бедно хватает. С основной массой североамериканских чингачгуков в этом плане вообще полная и беспросветная жопа.
   Даже современные красножопые, потомки прошедших через былое спаивание и выдержавших его, один хрен в большинстве своём спиваются с рекордной скоростью, кто без тормозов. Поэтому в резервациях там, как правило, жёсткий сухой закон, но зато вне их пределов, буквально у самой границы, концентрация питейных торговых точек в разы выше средней по Штатам - сбыт гарантирован. Даже в резервации навахо, самой крупной и одной из самых благополучных в Штатах, алкашни хватает, хоть и держат вожди своих соплеменников в ежовых рукавицах, но хотя бы уж порядок какой-никакой поддерживать удаётся. И правильно делают, конечно, с эдаким-то проблемным контингентом, поскольку не можешь петь - не пей. Да только большинство-то ведь тех навахо не в той резервации живёт, а вне её, граждане окрестных штатов, и плевать им на тот сухой закон резервации. И вот там - полная жопа. Хоть и не половина, но процентов до сорока зэков в тамошних каталажках - вот эти самые внерезервационные навахо, и сидят они по тяжким статьям в основном. Налакается такое чудо без перьев огненной воды, то бишь виски или бренди, и такое спьяну отчебучит, что потом и само внятно объяснить не в состоянии, какого хрена оно всё это нахреновертило. Уж лучше бы, млять, в резервации своей сидели. У латиносов на югах такие же гойкомитичи, казалось бы, да только южные, к алкоголю попривычнее издавна - тоже назюзюкаться могут, но какую-то культуру пития уже имеют, и крышу оно им до такой степени не сносит. И хвала богам, наши антильские сибонеи ближе всё-таки к тем южным. Крепкая выпивка только нежелательна...
   Оживление активности эдемских фиников под влиянием нашей Тарквинеи дало и неожиданный эффект, который сложно пока оценивать однозначно. Финики наконец-то соизволили открыть ранних майя. Веками, млять, вдоль берегов Юкатана каботажили на запад, а затем на юг, к ольмекам направляясь, с которыми и торговали, а вдоль восточного побережья полуострова на юг сплавать им и в башку не приходило. Впрочем, понять-то их можно, потому как нормальный человек от добра добра не ищет. Что там было-то, в этих нищих рыбацко-земледельческих деревушках на севере Юкатана в сравнении с развитыми культурными центрами ольмеков? И хотя по нынешним временам их цивилизация уже в упадке, разница с диким Юкатаном остаётся весьма наглядной. Туда так и не поплыл бы никто, если бы по примеру Тарквинеи в Эдеме не озаботились своей продовольственной независимостью, для которой понадобились сведущие в возделывании кукурузы рабы. А много ли их от ольмеков вывезешь, отношений с ними не портя? Вот и принялись ловить юкатанских пейзан, пока не добрались до бухты Четумаль и не увидели аж целый город.
    []
   Юлька считает, что это Церрос, он же - Серосе или Серо Майя, расположенный рядом с современным белизским городом Корозал. Вряд ли это сейчас настоящий город с монументальной каменной архитектурой, поскольку по юлькиным сведениям его первый каменный храм датируется только примерно пятидесятым годом до нашей эры, то бишь лет сто тридцать где-то ещё до его строительства. Но больше там быть просто нечему, все остальные нынешние центры ранних майя в Белизе находятся в глубине материка, и один только этот Церрос на морском берегу, хоть и заныкался внутри бухты. Никаких других приморских городов там больше нет, Церрос - единственный. А существует он уже где-то года с четырёхсотого до нашей эры, то бишь двести лет с гаком - почти две трети срока от своего возникновения до будущего строительства полноценного каменного храма, так что уже явно не одни только плетёные из прутьев хижины, а наверняка глинобитные, а что-то и известковым раствором оштукатурено - общественные-то здания уж точно, даже если и выстроены из высушенных под солнцем глиняных адобов. Что-то такое, короче говоря, по логике вещей там должно уже быть, а учитывая преимущественную глинобитность самого финикийского Эдема, для его мореманов, со слов которых об открытии и известно, и это - тоже вполне себе город. Может и попримитивнее пока нынешних упадочных ольмекских центров, не говоря уже о городах времён ольмекского расцвета, но уж всяко цивилизация на фоне окрестных чисто крестьянских и рыбацких деревушек. Наверняка и насыпная из земли пирамида, как и у ольмеков, теми же адобами облицованная, хотя бы одна, да есть - любят это дело мезоамериканские чингачгуки.
   Вышло же открытие финиками этого "тоже типа города" вот как. Первых рабов майя они приобрели у ольмеков. Хотели-то, конечно, ольмекских пейзан купить, но кто ж им продаст-то? До такого свинства, как массовая продажа в рабство своих соплеменников, ольмекская элита всё-же не докатилась. Сколько посчитали допустимым, столько продали уже давно, а опустошать свои деревни они не собирались. Пленников-чужеземцев продать - это можно, это уже совсем другое дело. Нужны именно земледельцы? Вот, есть немного майя из лесов на востоке. Закавыка оказалась в том, что не развито особо рабовладение в Мезоамерике доклассического периода, а значит, не развита толком и работорговля. Есть рабы- слуги в богатых домах и дворцах правителей, но их не так уж и много, а в основном прислуживают кабальные должники или просто зависимые люди. Пленников среди слуг мизер, потому как не для рабского услужения обычно предназначены иноплеменники, а в жертву богам. У богов же пищу отнять - кто ж осмелится на такое святотатство? Есть вот немного взятых в запас на замену основным жертвам, если какая из них подохнет раньше времени, вот из них если только. Да и жертвы-то не столь ещё многочисленны, потому как не классический ещё период, когда богов почнут кормить обильнее, стремясь предков в благочестии перещеголять. У ольмеков до этого не дошло, так что пленников у них мало, а таких, которых они могут продать - и подавно. А финикам мало единиц, десятки нужны, а ещё лучше - сотни. И выход один - ловить этих майя самим. А легко ли ловить дикарей в их родной сельве? Пяток поймаешь, полсотни разбежится, и преследовать тех сбёгших, рискуя словить стрелу или дротик, уж очень стрёмно. А слухи разносятся по сельве теми же сигнальными кострами и барабанами быстрее, чем гаула доплывает до непуганых ещё деревень, и тамошние пейзане уже начеку. В результате, наловив рабов с гулькин хрен, но расшугав всё северное и всё западное побережье Юкатана, но уже подсев на халяву и не желая заказывать ольмекам за плату то, что можно захватить и даром, эдемские людоловы обратились к не интересовавшему их ранее восточному побережью полуострова. Но и там повторилось то же самое, вынуждая продвигаться всё дальше и дальше к югу, вплоть до той самой бухты Четумаль...
   Впрочем, узнали о ней финики не сразу, поскольку два первопроходца просто и незатейливо исчезли с концами - сперва один, а вслед за ним и второй. Третьему повезло - то ли заподозрил неладное, когда не вернулись двое первых, то ли он просто оказался осмотрительнее их. Добравшись до бухты и увидев в ней город, но заметив и остов одной сожжённой гаулы, и вытащенную на берег вторую, порядком раскуроченную, он сходу во всё въехал и развернулся вовремя, успев вырваться из бухты на морской простор раньше, чем его настигли лодки майя. По морским волнам, рискуя перевернуться кверху днищем, они его преследовать не решились, а ему хватило ума плюнуть на упущенную прибыль и поскорее возвращаться домой.
   Вот в таком примерно виде и услыхал Акобал историю открытия приморского города майя в Эдеме, когда ему нажаловались на нежелание нашего генерал-гауляйтера Тарквинеи посылать эскадру для участия в их походе возмездия на проклятых дикарей, подло и вероломно напавших на честных финикийских торговцев, хоть ему и предлагался честный благородный раздел всей ожидающейся добычи, включая живую двуногую. Два честных купца, типа, тихо и мирно делали свой работорговый бизнес на побережье, пока не нарвались на этих разбойников, предательски напавших на них, ограбивших, убивших и наверняка сожравших по своему дикарскому обычаю, и если бы не милость богов, то та же судьба ожидала бы и третьего, принёсшего в город эту печальную весть.
   В поедании майя пропавших фиников - после принесения их в жертву богам - я нисколько не сомневаюсь. Это у Мела Гибсона в евонном "Апокалипсисе" майя зачем-то выбрасывали трупы жертв на свалку вместо того, чтобы слопать их, как это и делали все нормальные цивилизованные гойкомитичи Мезоамерики. Как у нас не одобряется выброс на помойку хлеба и вообще жратвы, так и у них не укладывалось в башке, как это можно позволить пропасть зря хорошему мясу, которое в стране в большом дефиците. Так что в этом смысле эдемские финики, подтверждающие и археологов, и Берналя Диаса, внушают мне доверия куда больше, чем означенный Мел Гибсон.
    []
   Но и нашего генерал-гауляйтера в Тарквинее я тоже прекрасно понимаю. И не в том даже дело, что логика фиников типа "ПВО противника подло и вероломно напала на наши ВВС, которые тихо и мирно бомбили его города" выглядит смешно. Перефразируя кого-то из американских президентов, хоть они, конечно, и сукины дети, но это таки наши сукины дети. В смысле - свои, белые, и не дело это, когда чуда в перьях, не вылезшие ещё из неолита, непринуждённо кормят своих богов и закусывают сами белыми людьми. Если им это спустить безнаказанно, им может понравиться и войти в привычку, и тогда как их отучать от неё прикажете? В духе конкистадоров? Так и их ведь поняли далеко не сразу, хоть и любят теперь поныть на тему тогдашних испанских зверств. Так что, если финики не справятся или перебздят сами, придётся рано или поздно подключаться и нашим, но не в ближайший год, а попозже, когда Тарквинея нарастит побольше силёнок. Это финики на западной оконечности Кубы сидят, с ближайшими соседями свои отношения устаканив и опасаясь разве только племён с востока. А у наших и на западе племена имеются, которые могут и не надумать дружить, и Гаити с востока, и Ямайка с юга, и всё это вполне в зоне досягаемости для туземных каноэ. И не настолько ещё сильна наша кубинская колония, чтобы вводить дикарей в нехороший соблазн отсылкой значительной части сил куда-то в дальние гребеня. Поэтому совершенно правильно наш наместник сделал, уклонившись от собственного решения и запросив через Акобала указаний от Фабриция. С намёком, что в случае приказа проучить дикарей, неплохо бы и подкреплениями для исполнения такого приказа вверенную ему колонию обеспечить. Фабриций намёк понял и нам этот запрос переадресовал, дабы мы помозговали с учётом нашего знания тамошней обстановки. Ну, мы и мозгуем, прикидывая хрен к носу и так, и эдак.
   Но это мы так, по мелочи мозгуем, учитывая нашу неготовность в ближайшее время к серьёзной полномасштабной Конкисте. Несвоевременно это при нашем текущем раскладе, так что пущай пока финики сами карательную экспедицию устраивают и своё "фу" тем майя высказывают, как сообразят и сумеют. У нас поважнее пока-что дел полно. Но по большому счёту, на дальнюю перспективу - хрен ли тут думать? Ведь неправ-то тот Мел Гибсон в отдельных деталях, а не в сути, а изобижены на него современные потомки майя за его "Апокалипсис" вовсе не из-за тех деталей, в которых он неправ, а как раз из-за той сути, в которой он абсолютно прав. Представляю, как бы они обвизжались, если бы он правильный способ утилизации их предками трупов жертв показал, то бишь их поедание! Ну не понимают, когда с ними по-доброму! Сцены жертвоприношений их возмутили? А реальные исторические факты означенных жертвоприношений их не возмущают? Чего бы им на саму землю в суд не подать за то, что выдаёт, сволочь эдакая, такой компромат на их любимых и всех из себя таких расчудесных цивилизованных предков? На Европу тут же стрелки переводят - ага, типа, сами такие. Ну так и снимите сами, если уж так задело, в качестве ответки фильм про человеческие жертвоприношения тех же фиников или тех же кельтских друидов. Ведь были же? Были, никто не спорит. Вот и снимайте про них, а мы поглядим, заценим и сравним Только почему-то сильно подозреваю, что те же хренцюзы обижаться на такой фильм и на говно от той обиды исходить и не подумают. Ну, детали разве только отдельные покритикуют. Не оттого ли, что не майя ни разу? Обижены тем, что он математику, астрономию и искусство ихнее не показал? Млять, ну вот их он забыл спросить, о чём ему фильмы снимать! Не понравился намёк на то, что испанцы явились в Мексику избавителями от этих безобразий? А что не так? Что на самом деле, не явились или не избавили? Не нравится, так не смотрите, а чего самим хочется - сами и снимайте, если другие за вас это сделать не удосужились. Да только ведь не видно что-то никаких киношедевров от современных майя. Обижаться, да в суды на обидевшего их ненароком кляузы подавать - оно, конечно, и легче, и дешевле.
   Здорово, кстати, экскурсоводов ихних напоминает - вот кто уж точно пиарит их предков в выгоднейшем свете! Знакомый в Мексику с супружницеы в отпуск летал, так он рассказывал, как в Чичен-Ице ихней те экскурсии проводятся. Водила их молодая девка к сеноту тамошнему и заливалась восторженным соловьём, какое значение он имел в жизни и культуре жителей Чичен-Ицы, и какие красивые обряды в честь своего бога дождя Чака они устраивали возле него. А о человеческих жертвах тому Чвку, которых они топили при тех обрядах в том сеноте - ни единого слова. Ведёт их к пирамиде и поёт тем же соловьём о шедевре архитектуры и о не меньших шедеврах изобразительного искусства внутри его, а о человеческих жертвах, резавшихся на алтаре перед святилищем на её верхушке опять ни слова. И о математике заливалась, конечно, и об астрономии. Нет, обсерватории ихней никто человеческих жертв не инкриминирует. Там жрецы в натуре светила наблюдали, а жертвы, в том числе и богам тех светил, резались обсидиановыми ножами на пирамидах, о чём девчонка-экскурсоводша, конечно же, дипломатично запамятовала. И к ней-то какие претензии? Что ей велено, то она и щебечет. Самое смешное, что означенные жертвенные ножи - ага, обсидиановые - буквально рядом у лоточников на их лотках продаются - ну, сувенирные, конечно, притупленные, но во всём остальном вполне соответствующие тем реальным историческим образцам, с которых и плагиатились.
    []
   Не всегда, правда, грамотно - тот экземпляр, который знакомый купил и домой привёз, судя по характерным выемкам под бечеву, для ножа абсолютно ненужным, явно с наконечника копья копировался, а не с ножа. Но опять же, какие тут претензии к кустарю? Что ему дал малограмотный и не изучивший вопроса заказчик-организатор как образец, то исполнитель и скопировал в лучшем виде, демонстрируя идеальную реконструкцию той старинной технологии обработки обсидиана. Ведь материал-то - настоящий, и сколы на нём - тоже настоящие, а не имитация таковых абразивным кругом, и этих двух факторов историческая безграмотность изделия ни разу не отменяет, а к исполнителю его внушает реальное неподдельное уважение. Ага, в отличие от этих профессионально обиженных крикунов, не работой, а обидчивостью себе на хлеб с маслом зарабатывающих. На таких обиженных, млять, у нормальных людей воду возить заведено.
   В том "Апокалипсисе", конечно, и количество жертв на тех кадрах, где беглец через завалы трупов перебирается, тоже сильно преувеличено. Трупы - не разложившиеся ещё, зарезаны, стало быть, недавно. Такого количества на самом деле ни один из городов майя не осилил бы - тупо не наловил бы столько народу. Но тут тенденция таким манером показана - чем больше неурядиц, тем больше страха перед богами, а значит, и стремления задобрить их, превзойдя и предков, и соседей - ага, количеством приносимых им жертв. У ацтеков в канун Конкисты - да, уже и на такой уровень выходили. Около двадцати тысяч составил их рекорд, ими же самими и заявленный - не в один день, конечно, но и не в год, а по случаю восшествия на престол тлатоани Монтесумы Второго. Майя от Центральной Мексики по количеству жертв далеко отставали, но и они тоже старались, как могли. Пока таких масштабов нет ещё и в помине, но традиция - уже заложена, и вектор её развития мы знаем по нашему историческому реалу. То же самое будет и в этой реальности, если никто не вмешается и не пресечёт. Кроме наших - некому. И хотя в ближайшие годы мы к этому однозначно не готовы, в более отдалённой перспективе испанской Конкисте - быть. С иберийскими гладиусами вместо шпаг, так зато и с казнозарядными винтовками вместо фитильных аркебуз. Но разве в этих мелких деталях суть?
  
   5. Помощники.
  
   - Девяносто шесть двадцать два, - продиктовала Велия, придерживая палец в нужной точке на экране моего аппарата, дабы не ошибиться.
   - Девяносто шесть двадцать два, - повторила Энушат, вписав цифирь в строку таблицы, - Готово, тётя Велия.
   - Девяносто шесть двадцать семь.
   - Девяносто шесть двадцать семь. Готово.
   - Девяносто шесть тридцать два.
   - Девяносто шесть тридцать два. Готово. Тётя Велия, а для чего всё это нужно? Почтенная Юлия говорила, что эти тригонометрические таблицы есть и у греков. Разве не проще купить у них готовые и пользоваться ими? И что в этом смешного?
   - Энушат, они же греческие! - ответила ей Турия, отсмеявшись, - С греческими буквенными числами. Почтенная Юлия разве не показывала вам, как громоздко умножать и делить эту греческую абракадабру? А с этими индийскими цифрами - раз, два, и готово.
   - Да, с индийскими цифрами намного удобнее работать, и греческие таблицы всё равно пришлось бы переписывать ими, - подтвердила моя супружница, - И зачем они нам тогда нужны, если наши ещё и точнее? Турия, постарайся обводить циферки ровнее и разборчивее. Наборщик шрифта жаловался, что в таблицах длин окружностей и площадей кругов не всё разбиралось легко, и он приходил кое-что уточнять. Я вижу, девочки, что вы порядком устали, но это уже последняя страница в таблицах синусов и косинусов, совсем коротенькая, а не на весь лист. Давайте соберёмся с силами, доделаем её и на сегодня уже закончим с этой мутью. Ну, сосредоточились? Девяносто шесть тридцать шесть.
   - Девяносто шесть тридцать шесть. Готово...
   Чтобы запараллелить работу, мы издавали таблицы Брадиса не сборником, как изучали их в школе сами, а по частям. В привычный сборник их можно будет уже и позже переиздать, имея все его части уже на бумаге, а пока ближайшая задача - получить их на бумаге, переведя на неё из электронного файла на моём аппарате. Это же счастье ещё, что Нокия - аппарат добротный и практически неубиваемый, если специально целью такой не задаваться. Поэтому первым делом - если, конечно, что-то другое не требовалось срочнее - мы переносили на бумагу содержимое аппаратов, уже начавших дышать на ладан, дабы не лишиться его с концами. Уже окончательно приказал долго жить телефон Наташки, и хвала богам, что всё важное мы оттуда переписать успели. Она, конечно, горюет по своей подборке слезливых женских романов, из которых успела перенести на бумагу только два с половиной, не говоря уже о музыке, видеороликах и нескольких фильмах-мелодрамах, но тут уж кысмет у неё такой. Юлька тоже в очереди на аналогичное горе, потому как и её телефон внушает тревогу. Учебники спасли, первоисточники исторические спасли, что-то из справочников успели и продолжаем, но тут пришлось прерваться на таблицы Брадиса, которые скоро понадобятся для юнкеров. Вот их сейчас и гоним частями. Произведения чисел, дроби, квадраты, корни, кубы, окружности эти с кругами, теперь вот добрались до тригонометрии - синусы с косинусами грозятся сегодня добить. По содержанию, если его постранично считать, так и половину сборника уже перелопатили - вот что значит бабья усидчивость. Постанывают, конечно, и они, но пацанва уже вообще волками бы взвыла! А таблицы Брадиса нужны позарез. И пока печатаются уже переписанные части, в дефиците хорошая бумага - Юлька из-за этого на обёрточную пока своё переписывает и нервничает по поводу своей лирики, рискующей разделить судьбу наташкиной, но важность таблиц понимает и сама - ей же и преподавать по ним, в конце-то концов.
    []
   Моему аппарату прошедшие годы тоже, конечно, на пользу не пошли. Ещё жив, как ни странно, но давно хронически болен аккумулятор, держащий лишь крохи прежнего номинального заряда, так что пользоваться им как переносным мини-компом практически нельзя. Используем как стационарный, подключая к багдадской батарее. Юлька, когда её очередь с серёгиной флэшки полезности переписывать, то и дело ворчит, что лучше бы я тогда, в прежней жизни, планшетником вместо него обзавёлся - удобнее был бы в десять раз в качестве компа. Удобнее, кто ж спорит, но как бы я тогда сохранил эдакую бандуру в ходе наших тогдашних первоначальных приключений? Серёге и Нокию-то, аналогичную моей, сохранить тогда не удалось. Я ведь рассказывал, как ему её расхреначил шальной свинцовый "жёлудь" пращника? А жаль - только у наших с ним Нокий Е7 был новейший для смартфонов OTG-протокол, позволяющий подсоединять флэшку, и уж с двумя такими аппаратами нам сейчас было бы вдвое ловчее. Тем более, что Симбиан-3, операционка эта глючная, и в лучшие-то времена любила позависать, а теперь её зависания участились. Но - имеем то, что имеем, и по справедливости спасибо судьбе и на том...
   Пацанва у меня тем временем занята делом, тоже не особенно увлекательным, но всё-же поживее и поинтереснее переписывания таблиц и текстов. На большом верстаке закреплена тяжеленная бронзовая доска - ага, два с половиной метра длиной. Да ещё и не простая, а с движущейся вдоль неё по направляющим средней частью, подогнанной к ней плотно по месту и тоже довольно увесистой, так что двигать её можно только с помощью специально приделанных к ней рукояток. А двигать её приходится то и дело, потому как заняты мы с ребятами ни чем иным, как разметкой и насечкой шкал монструозной - ага, в масштабе десять к одному - логарифмической линейки. Почему десять к одному? А чтобы влияние неизбежных при ручной разметке неточностей к минимуму свести. Я и больший масштаб применил бы, если бы имеющееся промышленное оборудование позволяло, так что десять к одному - это компромисс между желаемым и реально возможным. Не только политика является искусством возможного. Волний вымеряет линейкой с миллиметровой шкалой очередное деление на шкале доски и размечает риску чертилкой, затем аккуратно надрубает её маленьким зубилом. Это чтобы Икер не ошибся и не напутал, когда и до неё доберётся с ручным гравировальным штихелем, которым углубит её ударами молоточка с контролем ширины и глубины по треугольному шаблону. Тут тоже немалая аккуратность требуется, чтобы донышко канавки относительно исходной риски не сместить - микроны с сотками тут не в счёт, их и Волнию не поймать, а вот десятки какую-то роль уже играют. А мои спиногрызы, как-никак, с ползункового ещё возраста оба в мелкие игрушки играли и мелкую моторику рук развивали, и сейчас это как раз кстати. Кайсар и Мато, купленные в пятилетнем возрасте, в этом смысле позапущеннее, зато постарше и посильнее, так они за рукоятки берутся и движок в середине "линеечки" туда-сюда перемещают, когда их об этом Волний просит. Кому ещё командовать подобным процессом, как не разметчику? Но грубой силой точно, конечно, не сдвинешь, поэтому у обоих есть помощники - у Кайсара фабрициевский Спурий, а у Мато - Ганнибалёныш. Строго говоря, справились бы и без них, но пацанам же интересно, так чтоб под ногами у основняков не путались, я и их тоже припахал - стоят у концов доски с деревянными киянками и лёгкими ударами выполняют тонкую настройку, выставляя движок точно по рискам.
   Тут и мелкие, конечно, крутятся - и мой Ремд, и серёгин Тирс. Не гнать же их взашей, верно? Пришлось и им дело найти - Ремд на уже насечённой части шкалы места под цифирь размечает, а Тирс ту цифирь по разметке ударными клеймами наколачивает. Предварительно, конечно - следом за ними уже Артар васькинский аналогично Икеру её ручным штихелем и молотком в окончательный вид приводит. А чтобы не ошибались в работе, на стене висит крупномасштабный, хоть и не особенно точный, рисунок готовой логарифмической линейки, перерисованный из недавно напечатанного нами швецовского справочника по элементарной математике. Рядом - несколько плакатов с пояснениями из него же, без которых я бы хрен чего объяснил им. Я ведь хоть и застал ещё изучение той логарифмической линейки в школе, да и дома-то отцовская ещё была, после она мне так ни разу в жизни и не пригодилась. А нахрена она по делу сдалась, когда куркуляторы уже дешёвые подоспели? Поэтому забыл я её, конечно, после тех школьных лет основательно. Хвала богам, всё-таки не так, как те, кто не знал, да ещё и забыл - я хотя бы уж вспомнил, что была вообще-то такая приспособа для расчётов, когда не было ещё ни хрена ни этих персональных компов, ни даже тех куркуляторов. Восстанавливать-то в памяти когда-то изученное - уж всяко легче, чем с нуля изучать. Если бы ещё только сама линейка живая под рукой была! Вспомни тут поди, как с ней обращаться, когда живьём её в руках нет! В таких условиях и для меня объяснялка из справочника лишней не оказалась.
   Но и с ней я без старших пацанов хрен обошёлся бы. Собственно, потому-то я и откладывал работу над ней до момента, когда Юлька хотя бы само понятие о логарифмах и основные приёмы работы с ними нашим юнкерам преподаст. А с Велтуром договорился, чтобы все правительственные совещания в будни на этой неделе провести и выходные от них разгрузить, дабы я мог спокойно с прибывшими домой на побывку и уже сведущими в вопросе парнями серьёзным и ответственным делом заняться. Нет в этом античном мире ни компов, ни куркуляторов, а задач, требующих инженерных расчётов, вагон и маленькая тележка, и без суррогатного куркулятора образца второй половины девятнадцатого века - полная и абсолютная жопа. Нет, ну можно, конечно, в стационарных условиях и по тем же таблицам Брадиса посчитать, и это точнее выйдет, но в полевых условиях, если устраивает точность до трёх значащих цифр, логарифмическая линейка и быстрее, и удобнее. Вплоть до второй половины двадцатого века широко применялась - шутка ли?
    []
   - Досточтимый, а зачем эта штука нужна? - по-русски Ганнибалёныш говорит уже правильно, хоть и с гораздо большим акцентом, чем у остальных.
   - С ней легко делать без ошибок сложные вычисления, - пояснил я ему, - Ты же изучал уже умножение и деление в столбик? С небольшими числами это очень легко, но с большими - уже громоздко и напрягает мозги. А тут даже считать не нужно - сдвинул вот этот движок на нужную длину и увидел на нужной шкале готовый ответ.
   - Так разве бывает? - озадачился пацан, - Как сложить или вычесть что-нибудь на такой штуке, я уже догадался, но чтобы умножать и делить...
   - Так ты же у нас молодец, Гамилькар. Ты, считай, понял самое главное, как эта вещь работает. Да, через сложение и вычитание. А умножение и деление сводятся к ним, если применить одну хитрость - логарифмы. Тебе до их изучения ещё далеко, ребята вот только недавно с ними ознакомились, и всех тонкостей я тебе на пальцах не объясню - ты ещё многого не изучил, что нужно для этого знать. Поэтому пока просто запомни, что для любого числа через один довольно сложный приём можно вычислить другое, которое для него будет его логарифмом. И вот эти логарифмы двух чисел складываются, если сами эти исходные числа надо перемножить. Или наоборот, вычитаются, если исходные числа надо разделить. Вот эти неравномерные шкалы - как раз логарифмические. Видишь, вверху на нормальной равномерной шкале исходные числа, с которыми работаем, а строго под ними на логарифмической - их логарифмы, через которые мы и хитрожопим с вычислениями, - пацанва рассмеялась, - И сейчас мы с вами мучаемся все с этой одной линейкой для того, чтобы по ней уже сделать много других, и тогда у каждого из вас будет своя.
   - Уже скоро?
   - Ну, не в ближайшие дни, конечно. Нам с вами эту бы к зиме закончить, чтобы отвезти её в Лакобригу, а уже там по ней начнут делать другие.
   - Так это же сколько нам ждать их? - разочарованно присвистнул Кайсар, - Это же опять каждую по одной.
   - По шаблону будет гораздо быстрее, - сообразил Волний, - Мы же шаблон этот как раз здесь и делаем.
   - Так всё равно же по одной.
   - Мы, ребята, немного схитрожопим там и в этом, - обнадёжил я их, - По этому шаблону сперва сделают три поменьше, но тоже добротных бронзовых. И вот только они уже станут рабочими шаблонами для производства штатных линеек, которые по ним уже и делаться будут сразу по три.
   - Всё равно медленно, досточтимый, - заметил Мато, - А первых, получается, ещё дольше ждать придётся.
   - Да, придётся потерпеть, - подтвердил я, - Зато они будут делаться быстрее, так что по весне хотя бы уж весь ваш поток ими обеспечим.
   - А нам когда? - спросил Артар.
   - Куда ты так торопишься? Твоему потоку они и понадобятся-то не раньше, чем через год, и уж к этому-то времени они давно будут готовы и на вас. Ну и для следующего потока в запасе будут на складе, чтобы и для них не было задержек в выдаче, покуда я это производство в Нетонис из Лакобриги буду переносить. Сами же понимаете, что не кому попало такие вещи видеть следует и даже просто знать, что подобное вообще возможно.
   - А нам, досточтимый? - Энушат, похоже, уже добила свою таблицу синусов с косинусами, - Почему всё интересное только парням? Мы тоже хотим!
   - Тебе-то куда? - подначил её Ганнибалёныш, - Даже не знаешь ведь, что это за штука такая, а всё туда же, подавай такую же и ей.
   - Сам такой! - отбрила девка, учащаяся с ним как-никак в одном классе, отчего остальная школота захихикала.
   - Энушат, у нас же тоже девчонки есть, - напомнил ей мой наследник, - Будут у нас - будут и у них. Вы поступите в корпус - выдадут в ваш черёд и вам.
   - А нам выдадут? - Турия тоже справилась с обводкой тушью своей таблицы, - Дайте и мне чего-нибудь поделать! - пацанва расхохоталась, да и я с трудом удержался от усмешки, а Мато с Кайсаром многозначительно подмигнули Волнию.
   - На вот, заусенцы тогда позачищай, - Икер протянул ей шабер, - Поосторожнее только, не поцарапайся сама.
   - Не учи учёную! - шмакодявка не впервые уже пробует поработать с пацанвой и по металлу, и элементарщине её учить уже не нужно - млять, да Трай сейчас уж точно в осадок бы выпал, если бы присутствовал и увидел свою дочурку за таким занятием!
   - Девчата учатся и в нашем кадетском корпусе наравне с ребятами, - разжевал я для особо непонятливых, - И эти вычислительные приборы тоже получат вместе с ними.
   - Досточтимый, а как же нам этой штукой пользоваться? - поражённо спросила Энушат, которой пацаны успели уже на пальцах растолковать принцип работы, - Это же два дюжих раба нужны, чтобы эту серединку двигать! - все, кто уже бывал на экскурсиях у меня на мануфактуре, едва не попадали со смеху.
   - Это большой шаблон для станка с пантографом, - подсказал ей мой наследник, когда отсмеялся, - Почтенный Сергей разве не показывал вам, как с ним копируют разные рисунки, когда их надо увеличить или уменьшить?
   - Это вот эти рычаги, что ли?
   - Да, такие же рычаги и на гравировальном станке, - подтвердил я, - Только там вместо грифеля вращается гравировальная фреза, которая прорезает рисунок на металле, когда рабочий обводит чертилкой такой же контур на шаблоне. И чем больше шаблон, тем легче ему работать - проигрываем в расстоянии, зато выигрываем в силе.
    []
   - То есть, наши будут маленькими?
   - Да, в десять раз меньше этой шаблонной линейки.
   - Уфф! Ну наконец-то! - Волний закончил разметку шкалы, надрубил зубилом её последнюю риску и облегчённо потянулся.
   - Если ты освободился, так может, поможешь мне обвести последнюю таблицу? - тут же попыталась его запрячь Турия, - А что смешного? - Мато и Кайсар чуть было не попадали от хохота.
   - Ты издеваешься, что ли? Я на эту чертёжную бумагу смотреть уже не могу!
   - Нас всех на этой неделе проклятым черчением замучили, - пояснил ей Кайсар, - А ему ещё и повезло как утопленнику - полибол чертить заставили.
   - Вот этот с цепью, который шариками стреляет?
   - Если бы! - страдальчески поморщился мой наследник, - Но пулевой достался царёнышу. Я и на гастрафет был согласен, и на баллисту, но почтенный Сергей сказал, что для меня это слишком просто, и подсуропил мне этот долбаный стреломёт с поворотным валом, а я задолбался его чертить! И ты думаешь, это только в этот раз? Всё время так! - и на меня укоризненно глядит, потому как хоть распределял задания и Серёга, но утверждал их я, - Всем что-нибудь нормальное дадут, а мне - самое навороченное.
   - Судьба твоя такая, - сообщил я ему, - У нас это наследственное. Ты думаешь, у меня бывало иначе? Бывало - изредка, когда препод совсем уж бдительность терял, и тогда я радовался везению. Но обычно, когда я пытался выбрать что-нибудь нормальное, мне говорили то же, что и тебе - что для меня это слишком просто. И давали мне в работу такое, что хоть стой, хоть падай. Так что терпи и привыкай...
   - Один чертёж? - недоуменно спросила Турия.
   - Сборочный. А к нему - вся деталировка, то бишь чертежи всех деталей, а они в сборке в основном - ну, крепёж и звенья цепи не в счёт - по одной. А чертежи деталей - рабочие, с материалом и всеми размерами, и на каждый размер - допуск, чтобы по этим чертежам можно было при необходимости сделать детали комплектации, а уже из неё - собрать годный работоспособный полибол.
   - Ужас! - ага, до шмакодявки наконец-то дошло, - Но досточтимый, ведь это же несправедливо! Кому-то лёгкие задания достаются, а кому-то - вот такие.
   - Ну, совсем уж лёгких заданий в кадетском корпусе не достаётся никому, даже девчатам, - возразил я, - Если после школы ты не испугаешься трудностей и поступишь в него, как это сделали и многие девчата из первого потока, то ты убедишься в этом и сама. Но по сути ты права, разница в сложности немалая, и конечно же, это несправедливо. Мы чередуем везунчиков, которым достаются задания полегче, чтобы ими не были всё время одни и те же, и чтобы их не возненавидели за это все остальные, но самые лучшие в число таких счастливчиков не попадают никогда.
   - А разве никак нельзя сделать все задания одинаковой сложности? - спросила Энушат, - Ну, чтобы не было такой большой разницы.
   - Можно, и даже нетрудно, но не нужно.
   - А в чём смысл? - ага, Ганнибалёныш сообразил, что не просто так.
   - Смысл в том, что ваша учёба - это не только преподавание вам знаний, но и ваше воспитание. Если вас возмущает несправедливое распределение нагрузки - это очень хорошо. Чем сильнее вы будете ненавидеть подобную несправедливость, тем лучше. Вам предстоит быть не простыми людьми, а теми, от кого будут зависеть многие. И то, каково хорошему исполнителю терпеть огульную уравниловку с плохим, которая отобьёт у него всякое желание стараться, вы должны для лучшего понимания этого испытать и на себе. Выучитесь, будете руководить другими - не допускайте подобного безобразия сами у тех, кем вы будете руководить, и беспощадно пресекайте всякие попытки такой уравниловки. Справедливость - это когда лучшие и живут лучше бестолочи, а не тогда, когда одинаково плохо и тем, и другим. Я надеюсь, вы все понимаете, почему одинаково всем может быть только плохо, а не хорошо? Правильно, хорошего никогда не бывает в изобилии, и то, что есть - должно доставаться в большей мере наиболее достойным. Жизнь есть жизнь, и мы с вами живём в реальном мире, в котором неизбежен блат. Те же Спурий и Миликон - оба займут достойное положение в обществе не только по своим способностям и прилежанию, но и - сами же все прекрасно знаете, почему, - пацанва рассмеялась, - Моих детей я тоже не позволю никому обидеть с назначением по службе. Ты, Гамилькар, тоже не сирота. Ты, Турия - из "блистательных", и таких среди вас немало. Такова жизнь, и с этим ничего не поделать, но раз уж вы и вам подобные такие баловни судьбы, то будьте тогда хотя бы уж справедливы к тем, кому повезло с блатом меньше, чем вам.
   - Да я и так уже эту уравниловку ненавижу, - хмыкнул Ганнибалёныш, - Когда к школе нас готовили, то же самое было - кто лучше занимается, тем и задания труднее, и спрос строже, а с бестолочи и лентяев спроса почти нет.
   - Точно, досточтимый! - поддержала его Энушат, - Такая же несправедливость! Мама велела мне стараться и не роптать, и я терпела, но очень обидно было!
   - Да, на ваших подготовительных занятиях это цвело пышным цветом. Ну так и многие ли из той бестолочи, которой так нравилось садиться на хвоста толковым, учатся теперь с вами в школе? Да, вам тоже на экзамене пришлось нелегко, и на "отлично" его не сдали даже лучшие из вас, но вы его всё-таки сдали и в школу попали. К сожалению, блат был и у многих среди той бестолочи, и отсеять их сразу, не дав им шанса поступить, было нельзя. Поэтому и отсеяли их по результатам подготовки.
   - Досточтимый, а вот этот полибол, который Волний чертил со всеми деталями, будет делаться? - спросила Турия.
   - Нет, это было просто учебное задание. Его и римляне широко внедрять как-то не спешат, да и сами греки у себя широко не внедрили - не настолько он хорош по своим качествам, насколько сложен и дорог.
   - Так вот это, папа, как раз и было самое обидное, - признался мой наследник, - Я ведь почему пулевой выбрать хотел? Не из-за сложности этого стреломёта, а из-за его никчемности. Не хотелось делать эту бессмысленную работу, которая заведомо никому не нужна. Я её, конечно, сделал, и надеюсь, сделал неплохо, но ведь хотелось сделать что-то действительно нужное и полезное.
   - Хватит ещё и на твою долю и нужного, и полезного, - хмыкнул я, - Пулевой полибол - тоже далеко не сверхоружие. Пора бы вам уже и понять, что реально полезные вещи вы будете делать не по эту, а по ту сторону океана. Если хочешь, я могу специально для тебя зарезервировать стреломёт получше этого полибола, - я имел в виду китайский многозарядный арбалет, устроенный гораздо проще греческого полибола-стреломёта и гораздо скорострельнее его, но именно поэтому и противопоказанный для Испании.
    []
   В том своём оригинальном китайском виде индивидуального ручного арбалета, в котором его фотки, схема со статьёй-объяснялкой и даже короткое видео испытаний его новодела, которые нашлись на флэшке у Серёги, оружие это довольно дурацкое. Вот как тут попадать в противника из него прикажете, если для этого нужно правой рукой дёргать вперёд и взад рычаг, а левой при этом удерживать агрегат за ложу с упором её в грудь или в брюхо? Разве только по большим скоплениям или совсем уж сблизи - ага, если внезапно и массово, то один раз прокатит. А на второй, уже зная об этой горе-вундервафле заранее, её либо врассыпную легковооружёнными атакуют и дротиками забросают, либо вынесут на хрен издали прицельной стрельбой из нормальных традиционных метательных средств. Но это, как я уже сказал, касается лёгкой индивидуальной стрелковки. Мы же с Володей, раскритиковав Серёге его идею в пух и прах, невольно всё-таки призадумались над этой, надо признать, весьма соблазнительной схемой. И помозговав над ней, поняли то, до чего не допетрили те китайцы. А помозговав ещё, поняли и то, почему эту схему категорически нельзя показывать римлянам, не говоря уже о греках. Млять, да это же кондовый, простой как три копейки, дешёвый, а главное - куда более скорострельный аналог того греческого полибола! Естественно, не в ручном, а в станковом варианте, решающем самую главную проблему - с прицельностью стрельбы. Два дюжих бойца по бокам слаженно работают его двойным рычагом, а третий сзади - наводчик, отвечающий за прицеливание. Какого хрена до этого китаёзы в реале не додумались - у них спрашивайте, но греки с римлянами - это европейцы, и до чего додумались мы - додумаются и они. А магазин из десятка болтов за пятнадцать секунд - скорострельность, весьма впечатляющая и реально стимулирующая для творческой мысли античных греко-римских оружейников. Так что ну их на хрен, без наших подсказок пущай обходятся. Обошлась же Империя без этого агрегата в известном нам реале? Вот и в этой реальности тоже как-нибудь обойдётся - ага, с тем же самым, нас вполне устраивающим, результатом. На Азорах, на Горгадах, на Капщине и в Америке - другое дело. Там, вдали от посторонних глаз - не можно, а нужно...
   - Ладно, ребята, давайте теперь сосредоточимся и доделаем наконец эту шкалу, - вернул я пацанву с небес на землю, - В конце концов, у вас ваш законный выходной, и на него у вас наверняка есть ещё и свои собственные планы, - ага, судя по их заблестевшим глазам, я попал в точку.
   За обедом вся юнкерская троица уже в выходном снаряжении - разве только без форменных кожаных пацирей, перевязей с мечами, да плащей, в которые они, само собой, облачатся перед выходом. И уж не приходится сомневаться, что все металлические части надраены до состояния "чтоб огнём горело". Уселись рядышком и перешептываются меж собой о чём-то с заговорщическим видом.
   - Папа, а ты меня с ребятами отпустишь? - Волний всеми силами скрывает свой особый интерес, и правильно делает, потому как если Кайсару и Мато по шестнадцать уже исполнилось, так что совершеннолетними уже считаются, то его в его четырнадцать, зная, куда они намылились, я могу в принципе и не отпустить.
   - А для тебя это прямо так важно?
   - Ну, мы хотели за Миликоном ещё зайти, а если меня с ребятами не будет, то и его отец, наверное, тоже не отпустит, - о цели прогулки дипломатично умалчивает.
   - И куда ж это вы собрались? - не могу совсем уж отказать себе в удовольствии хоть немножко подразнить их.
   - Да мы и сами ещё окончательно не решили, папа. Может, в зверинец заглянем, может, в театр или музей, может, ещё куда - решим, когда уж всей компанией соберёмся, - ага, грамотно сформулировал, тут ключевое - вот это самое "может. ещё куда", типа, не было у них этого в замыслах, а решили спонтанно и всей компанией, гы-гы!
   - А на представление не пойдёте? - предстояло выступление "гречанок" Аглеи.
   - Пойдём обязательно - ну, разве только к самому началу немного опоздаем, - судя по пристёгнутому к его поясу футляру трубы, пропускать это действо они и в самом деле не собираются.
   - Ну, раз уж вы повсюду вместе ходите, то как тут тебя не отпустишь? - сам-то не без труда удерживаюсь от ухмылки, супружница - та даже отвернулась, чтобы скрыть свою, пацанва с немалым трудом скрывает торжество, и только Турия слегка морщится, но тоже сдерживается и сдавать мне их с потрохами всё-же не хочет.
   Во всяком случае, дождалась конца обеда и их ухода, когда отменить принятое решение я уже не мог, даже если бы вдруг и передумал. Ну что ж, это делает шмакодявке честь, даже если не сдержится и заложит мне пацанов несколько опосля. Ведь что она уже неровно дышит к моему наследнику, ни для кого у нас в доме не секрет, хоть никто и не говорит об этом вслух, и в данном случае причина для недовольства у неё таки есть.
   - Зря ты и Волния с ними отпустил, досточтимый, - ага, всё-же не сдержалась.
   - Это ещё почему? - официально-то я ведь ничего не знаю, верно?
   - Ну, нехорошо это будет, если я тебе на них наябедничаю, - ага, хоть и хочется заложить мне пацанов, да только совесть не позволяет.
   - Да и не нужно, - мы с Велией рассмеялись, - Или ты думаешь, Турия, будто я не знаю о небольшом симпосионе специально для юнкеров у Кессии Конисторгисской? О нём, конечно, не оповещали глашатаи, но кому нужно знать - знают все. И почему ребята сейчас не наедались до отвала, как вчера, когда прибыли из лагеря, я тоже догадался.
   - Тогда зачем было отпускать, досточтимый? Ты же знаешь, кто она такая!
   - А что тут такого? Ребятам хочется развеяться после лагеря - почему не у неё?
   - Да ведь она же - ну, приличного слова не подберу. Расфуфыренная такая вся из себя, да ещё и лектике её носят со статуэтками - прямо как аристократку какую-то!
    []
   - Ты ей не завидуешь, надеюсь? - мы с супружницей едва сдержались от смеха, - Да, Кессия - гетера и одна из лучших "гречанок" в прошлогоднем выпуске. Совместные занятия с классом Волния посещала, как и весь её поток, так что и для ребят - тоже своего рода одноклассница. Да, любит и пыль в глаза пустить, но для её профессии это норма. Те из её однокашниц, которые захотели другой жизни, перевелись в школу, а сейчас - учатся с ребятами в лагере. А эта выбрала ту профессию, на которую и начинала учиться. Кто-то же должен быть и гетерой? А у неё к этому делу талант, и если бы не эта эпидемия, её бы и в Коринф послали для подтверждения квалификации.
   - Я знаю это, досточтимый. Она и у нас танцы и акробатику несколько раз вела, когда Мелею подменяла, а пару раз - и греческий язык. Но эта её профессия...
   - Так, оставьте-ка нас, - велел я всей остальной мелкой детворе, а супружница кивнула и слугам, чтобы тоже испарились - все, конечно, один хрен в курсах, но приличия вроде как формально соблюдены.
   - Думаю, Турия, нет смысла делать вид, будто бы ты не знаешь, чем отличается жизнь взрослых людей от жизни подростков. Именно тем, за чем холостяки и ходят кто к продажным женщинам попроще, а кто и к гетерам. Так во-первых, Мато и Кайсар - уже совершеннолетние и будут в своём праве, если даже и распробуют на ложе какую-нибудь из девчонок Кессии или даже её саму. Сам Волний, правда - ещё нет, но там есть кому и присмотреть за соблюдением законов, и Кессия об этом знает, а проблемы ей не нужны. И во-вторых, ну сколько там этот симпосион-то продлится? Представление Кессия уж точно не пропустит - именно по той причине, что ей нужно быть на виду и на слуху, так что по времени этот симпосион - одно название. А в том, что Волний выпьет там немного вина и посмотрит пару-тройку "танцев осы" в исполнении девчонок Кессии и её самой, я как-то вреда не усматриваю Что он, и без того не знает, чем девочки отличаются от мальчиков? Трубу я ему для чего, по-твоему, подарил?
   - Но досточтимый, им же интересно там будет, и они повадятся туда ходить. И Волний тоже повадится вместе с ними.
   - Естественно. А кто бы на его месте не повадился? Какой парень в его годы не будет интересоваться девчонками? Так лучше уж у Кессии и ей подобных, чем в каком-то низкопробном борделе для портовой матросни. У гетер девчонки и почище, и поискуснее, и повоспитаннее этих дешёвых шалав.
   - Так в том-то и дело! А вдруг он там влюбится в какую-нибудь!
   - То есть, лучше пусть по дешёвым борделям шастает, где уж точно ни в кого не влюбится? - мы с Велией расхохотались, - Через пару лет парню будет уже шестнадцать, и я сам куплю ему наложницу, какую он захочет. Если у него окажется такая на примете заранее - тем лучше. Почему бы и не у той же Кессии? А если у неё не найдется, так учить купленную на рынке кто будет? Кто обучит наложницу лучше, чем знакомая гетера?
   - Ну, наложница - это другое дело. У тебя же тоже есть и тётя Софониба.
   - Ты, Турия, не того боишься, - заметила моя супружница, - С Волнием в одной центурии учатся точно такие же бывшие "гречанки", как и эта Кессия. Каждый день перед глазами мельтешат, и тоже отборные, и демонстрируют не эту манерную избалованность, а как раз именно те качества, которых умные люди и хотят от будущих спутниц жизни. И это у них, заметь, не в ущерб хорошим манерам, отточенным в школе гетер.
   - Тётя Велия, ну они же для него староваты, а мужчины предпочитают невест помладше себя, - млять, представляю, как бы сейчас отвисла челюсть у Трая, если бы тот услыхал эти рассуждения своей двенадцатилетней шмакодявки!
   - Ну так и чего ты тогда испугалась, если в наложнице ты проблемы не видишь? Ты симпатична, умница, не стерва и не плакса, в школе у тебя показатели в числе лучших, в лагере худшие, чем ты, выдерживают трудности, а у тебя же ещё и желание выдержать их и показать себя в лучшем виде будет неподдельным, - Турия рассмеялась, - Ты будешь ничем не худшей, чем лучшие из тех, что учатся с ним сейчас. Соперниц у тебя реальных - пальцев одной руки хватит для пересчёта тех, у кого есть хоть какие-то шансы. И перед ними у тебя фора - ты не только мелькала перед его глазами в школе, но ещё и живёшь у нас. С кем из них Волний общался и общается больше, чем с тобой? Кого из них он знает лучше, чем тебя? Кого ему ещё выбирать при равных прочих условиях, как не ту, которую он знает лучше всех? Ты, главное, сама себе своих шансов не испорти.
   - А это как?
   - Если ты собралась обиды дурацкие включать по любым пустякам, так ты учти, что на обиженных воду возят, - разжевал я ей, - Кому они вообще нужны и интересны, эти хронически обиженные? Ты же сама это понимаешь, ну так и не уподобляйся таким сама. Пускай другие делают эту ошибку и вызывают своей дурью только презрение к себе, а ты будь умнее их всех, вместе взятых. Ведь можешь же, если захочешь?
   Перед сборами на культурное мероприятие я ещё успел принять пяток клиентов и разрулить их проблемы, а затем надиктовать письмо собственному римскому патрону, а котором поздравил его с избранием плебейским трибуном. По закону они там с десятого декабря в должность вступают, да только наш декабрь и римский - это два совсем разных декабря. До нашего ещё месяц с гаком, а ихний давно уже прошёл, и патрон уже полным ходом блюдёт интересы избравших его сограждан и набирает у них очки для своей семьи, а я только недавно письмо его получил об успешных для него выборах, мной же частично для него и профинансированных - ага, типа первого подхода к игре в мировую закулису...
   Мероприятие проходило на стадионе-амфитеатре вне городской черты. Я мог, конечно, как министр тяжпрома, и на правительственную трибуну с семейством пройти, и на чём-нибудь официозном был бы даже обязан, но тут протокол позволял сесть поближе к народу, что мы и сделали. Мелочь, но из таких мелочей и складываются все отношения с трудящимися массами. На поле и участницы представления собрались под руководством Хитии, спартанка толкнула небольшую приветственную речь с шутками, зрители ржали и аплодировали, затем участницы обошли круг - начиная с выпускного потока "гречанок" и заканчивая шмакодявками. Как и ожидалось, "несравненная" Кессия опоздала к началу - ровно настолько, чтобы её прибытие уж точно не осталось не замеченным - ещё бы, когда с ней заявились в виде эдакой "свиты" и все гости ейного "симпосиона"! Само собой, там и наша пацанва присутствовала - ага, в числе доброй трети всей учебной центурии. Турия напряглась и попросила у меня трубу, когда наши ребята расселись вперемешку с девками "несравненной", а я ухмыльнулся, когда увидел характерный блик - Волний тоже достал свою и увлечённо уставился в неё куда-то в сторону правительственной трибуны. Гляжу туда - ага, так и знал - дразня Рузира, ещё одна "несравненная", Гавия Лузитанская, села возле старика Ретогена, поддёрнула и без того короткий подол и закинула ногу на ногу.
    []
   Турия, убедившись, что мой наследник не лапает соседку и не лезет ей руками под подол, успокоилась и вернула мне трубу, я глянул в неё сам - ага, парень пялится на коленки лузитанской знаменитости, а однокашникам тоже не терпится, и они просят его поделиться "глазом". Особенно Мато - бландынка же шикарный, гы-гы! Так-то ливиец по-русски давным давно уже правильно говорит, только акцент его и выдаёт, но когда не на шутку взволнован - проскальзывает у него.
   Понятно, что "танец осы" и ему подобные номера с полным или почти полным раздеванием на массовом публичном мероприятии наши "гречанки" не устроили. Где-то в Греции оно, возможно, и практикуется, хотя и по давешнему коринфскому выпуску гетер я такого не припоминаю, только на относительно закрытых симпосионах, но я же всё-таки не знаток всех греческих обычаев. Как, например, массовые загулы тех же дионисанутых тамошних оценивать прикажете? Римляне оценили аналогичные им Вакханалии на своей территории вполне однозначно, выжигая их калёным железом, хоть и топорно, но вполне целенаправленно и последовательно. Сами же греки - ну, вроде бы, культ и тайным у них считается, но при такой массовости и нейтральном отношении властей тайность его у них весьма условна. Ходят по краю, скажем так. У нас это безобразие как-то тоже ко двору не пришлось - наш народ в этом плане ближе к римлянам, чем к грекам. Симпосионы типа греческих, если они закрытые и не напоказ - ну, знают о них, конечно, но пока они глаза трудящимся массам не мозолят и приличных девок с бабами в оргии не втягивают, то и хрен с ними. В этом примерно ключе и наша школа гетер действует, нарушая в открытую традиционные правила благопристойности лишь в той мере, в какой народ согласен это не за подрыв устоев, а за допустимое озорство считать. Ну, в самом городе, во всяком случае, глухие деревни с их совсем уж замшелой традиционностью в расчёт не берём. Поэтому и ножки "гречанок" выпускного потока в их танце хоть и мелькали, но не задирались выше головы, как в известном по нашему реалу хренцюзском канкане - могут и это, все ведь о закрытых симпосионах наслышаны, но всему своё время и место. Здесь, прямо перед всем городом и его ближайшими окрестностями, народ такого не понял бы. Но и это позволил себе только выпускной поток - все совершеннолетние и без пяти минут гетеры, которым, ясный хрен, хоть как-то рекламировать себя нужно в преддверии выпуска. Их соученицы из предвыпускного потока танцевали куда скромнее, лишь намекая на умение изобразить то же самое, а уж шмакодявки из младшего потока не позволяли себе, конечно, и этого.
   Затем выпускной поток исполнил танец с мечами в честь Баудваэта, божества войны - ну, так было объявлено трудящимся массам. Фактически же это был аналогичный греческий танец Ареса, который позже внедрится и у римлян в честь Марса. Тут мы уже на опережение пошли - ага, в рамках намеченного религиозной реформой синкретизма, и этого, собственно, никто от народа и не скрывает. А чем танец Ареса не подходит нашему Баудваэту? Ареса, то бишь Баудваэта, изображал в танце бывший гладиатор Лисимах. Ну, не столько самого Ареса, сколько его статую, откровенно говоря, поскольку двигался он мало, а в основном вокруг него кружились в танце "гречанки". То толпе зрителей обеими руками свои мечи продемонстрируют, играя солнечными бликами на клинках, то быстро завертят ими над головой одной рукой, меняя хват - ага, типа той кавказской и казачьей работы шашкой или кинжалом, выступления с которыми в нашем прежнем мире начали входить в моду незадолго до нашего попадания. Потом самая основная принялась мечом по древку копья мнимого Ареса постукивать, кружась вокруг него, а остальные разбились на пары и изобразили бой на мечах. Показушно-танцевальный, конечно. Бабы, вышедшие родом из народа и подоплёки не знавшие, во все глаза глядели, некоторые даже за чистую монету эту показуху принимая, мужики же в основном посмеивались - мало кто из них не служил в войсках и не работал с настоящим боевым мечом, и уж им-то отличить зрелище от настоящей работы труда не составляло. Впрочем, ловкости исполнительниц отдавали должное и они. А уж когда по окончании танца Лисимах передал свои копьё и щит самой основной, забрал у неё меч и выхватил свой - ну, бывшему гладиатору было, что показать и бывалым солдатам. Особенно, когда он отдал девчонке её меч и забрал обратно щит, с которыми продемонстрировал уже вполне настоящие боевые приёмы, пригодные как для поединка, так и для действий в пехотном строю. Поле он покидал под одобрительный рёв со всех трибун. Вслед за ним ушло и большинство танцовщиц, но некоторые остались, не иначе, как намереваясь чем-то удивить зрителей...
    []
   - Вот ты где, Макс! Почему-то я так и знала, что на правительственной трибуне ты не сядешь! - Юлька поменялась местами с сидящими рядом с нами людьми, - Привет, мальчики и девочки! - и Ирку свою усаживает поближе, - А Волний разве не с вами?
   - Да вон он, на той стороне с ребятами.
   - И с девками этой Кессии! Он что, тоже сбежал на этот её симпосион?
   - Ну, так уж прямо и сбежал. Хотя, мог, наверное, и сбежать, если бы я его сам не отпустил, - мы с Велией рассмеялись, - В его годы и на его месте я бы точно сбёг, если бы меня кто вздумал добром не отпустить.
   - Ну да, яблоко от яблони далеко не падает, как ты и сам любишь повторять.
   - Ага, у нас это наследственное.
   На поле тем временем самые лучшие из махальщиц мечами начали изображать какое-то подобие приёмов Лисимаха. Ну, чтоб переплюнуть не просто гладиатора, а ещё и ветерана реальных боевых действий конца Второй Пунической, или даже хотя бы просто с ним сравниться - это, конечно, было бы из области заведомо ненаучной фантастики, но у них фишка была в другом. Одно ведь дело гладиатор и ветеран, и совсем другое - вот эти девки, вчерашние пигалицы, от которых никто не ждал лучшего, чем они и так успели уже показать, и тут вдруг оказывается, что они и ещё кое-что умеют. По крайней мере, это был у них уже не танец, а именно работа с мечом. То в правой руке его повертят, перехватывая рукоять на лету, то в левой - скорость далеко не та, что у Лисимаха, и в круг вертящийся клинок у них ещё не сливается, но где-то как-то уже близко к тому. Потом одна взяла меч у другой и завертела сразу обоими - тоже хотя и не так лихо, как у Лисимаха, но для бабы очень даже неплохо - народ, во всяком случае, впечатлился.
   - С этого года этому начали учить уже и в школе, и девочки тоже учатся, - как бы невзначай сообщила Юлька, - И Ира тоже, кстати - весной, наверное, мы и свой показ в школе устроим.
   - С деревянными, - заметила Турия.
   - Ну так а что же вам, сразу стальные подавай? Это опасно, если с непривычки, так что научитесь сперва фланкировать деревянными. Глядишь, в выпускном классе уже и со стальными так же работать будете. В кадетском корпусе ведь пригодится, Макс?
   - Да как тебе сказать, Юля... Стоп! Послухай-ка ты лучше не сюды, а вон туды, - двумя рядами спереди и ниже нас сидели одна из покинувших поле "гречанок" старшего потока и наша юнкерша из бывших.
   - Ладно я, не мой это конёк, но если бы ты осталась с нами, так сейчас не она, а ты бы показывала класс! Не жалеешь?
   - Каждый день и не по одному разу - когда таскаю на носилках кого-нибудь из парней в полном боевом снаряжении, которого наш Кербер вздумает раненым назначить. Или когда бегу кросс вокруг лагеря в таком же полном снаряжении.
   - Так это что, правда, что вас там так мучают?
   - Послабее, чем парней, но достаётся, естественно, и нам.
   - Естественно?! Да что ты там тогда забыла? Давай вот, как закончится, к Хитии подойдём и поговорим с ней. Уж тебя-то, вот увидишь, примет обратно с удовольствием! Ну, придётся, конечно, пропущенное наверстать и навыки восстановить, но разве это не лучше, чем все эти солдафонские мучения?
   - Доркада, я тебе, конечно, благодарна за предложение, но только - уж прости - вот не пошла бы ты с ним на конский хрен или в кобылью задницу? - сказано это было на турдетанском, но настолько изысканно-любезным тоном и со столь же безукоризненным коринфским произношением, что даже я прыснул в кулак, а Юлька и вовсе впала в ступор и даже возмутиться не смогла.
   - Я же говорила тебе, Турия, насчёт хороших манер, - напомнила девчонке моя супружница, и они обе тихонько рассмеялись.
   - Не понимаю я тебя, Каллироя, - изумилась "гречанка", - Ты и сама среди всех этих лагерных солдафонов такой же солдафонкой становишься. Да ещё и мучаешься при этом. И что в этом хорошего?
   - В самих мучениях - ничего, конечно. Они - наша расплата за те наши знания и навыки, которые мы там получаем. Ты вот первенством среди вас на мечах соблазнить меня пытаешься, а мне это даже не смешно. Я там свой меч ношу, и не такой, как у вас. И учусь с ним обращаться - для боя, а не для этих ваших танцулек.
   - Да ладно тебе! Ты сама-то сумеешь так, как она сейчас?
   - Так - вряд ли. Ну и что? В бою это не нужно, и нас учат совсем другому.
   - Ну, ты думаешь, мы кроме танцев и этих фокусов ничем больше с мечами и не занимаемся? Мы ещё и фехтуем на них, между прочим - Хития и Лисимах говорили, что меч надо чувствовать, а это как раз и вырабатывается при фехтовании. Ты ведь умеешь? С нами пофехтовать не хочешь?
   - Нет, Доркада, фехтовать с вами я уж точно не стану. Не обижайся, но - уволь. У вас же ни защитного снаряжения нет, ни учебных деревянных мечей.
   - Так у нас же они железные, как и ваши.
   - Вот именно - хоть и тупые, но железные. Ты вот никак не поймёшь, что у нас мечами не фехтовать учат, а убивать. И у нас эти навыки до автоматизма доводятся - ноги сами держат нужную дистанцию, а рука сама наносит удар в нужный момент, и голова в этом не участвует. Если ты подставишь свой меч так, что его можно будет выбить у тебя из рук, я его не смогу не выбить. А выбив или хотя бы отбив его в сторону - уже не смогу не нанести удар сама. Не обозначить, как у вас, а в полную силу. Убить-то я тебя вашим тупым мечом, пожалуй, не убью, но изувечить тебя и им смогу запросто. Потом, конечно, буду и сожалеть об этом, и плакать, и переживать, но сделанное разве воротишь? Так что ты не обижайся, но давай-ка мы с тобой лучше обойдёмся как-нибудь без этого.
    []
   - Макс, ну это же просто ужас какой-то! - прихренела Юлька, - Кого вы там из этих детей готовите?! Садистов? Убийц? Головорезов?
   - Ну, так уж прямо и садистов. Убийц - да, если им это понадобится. А мы сами кем, по-твоему, были в те первые годы? Помощников мы из них себе готовим, Юля, очень хороших помощников. Тех, кто придёт нам на помощь, а затем и на смену. И их будущих жён, которые станут хорошими помощницами им и хорошими воспитательницами для их и своих собственных детей. Но ты, Юля, лучше не сюды, ты лучше вон туды слухай...
   - Я ведь, Доркада, не просто гетерой становиться передумала - я захотела стать одной из них. Я ещё не решила окончательно сама, за кого из них буду стремиться выйти замуж, но в любом случае это будет кто-то из этих, как ты выражаешься, солдафонов - ну, просто потому, что они такими будут все. Вспомни сама, чему нас учили наставницы - мы должны уметь чувствовать мужчину и понимать его. Даже поклонника на короткое время, а тут - не поклонник, тут - муж, с которым жить всю жизнь, рожать детей и воспитывать их. А чтобы понимать его, я должна и сама уметь мыслить так, как мыслит он, а для этого - да, ты права - быть и самой где-то в чём-то такой же солдафонкой, как и он.
   - Ну, ты у нас, конечно, не одна такая, Каллироя, и только поэтому я не говорю, что боги лишили тебя рассудка. Но понять тебя и тебе подобных мне нелегко.
   - Так ведь каждому - своё, Доркада...
   - Ужас, Макс! - повторила Юлька свою немудрёную мысль, - Логику вашу, вот хоть и не хочет она у меня в голове укладываться, я всё-таки понять пытаюсь. И кажется, даже что-то такое получается. Но объясни мне, Макс, зачем нужно уж до такой-то степени из девочек эти запрограммированные машины для убийства делать? Если ты так хочешь, чтобы и они в военщине разбирались - ну, можно же и предмет НВП в школе ввести для всех, и пусть какие-то знания и навыки получают на нём. С оружием и так уже как раз вот с этого года работать учатся...
   - Как эти? - хмыкнул я, указывая на всё ещё помахивающих тупыми мечами на поле "гречанок", - Тебе же ясно сказали, что в бою это не нужно, а нужно совсем другое.
   - Почему? Разве эти ловкие перехваты не пригодятся?
   - А зачем, Юля? Римскому легионеру - да, перехват не помешает. Один, когда он свой гладиус на правом боку из ножен выхватывает, - я показал рукой извлечение меча из ножен обратным хватом и его смену на прямой, - Но у наших-то ведь гладиусы носятся на левом боку - кроме левшей, конечно - и выхватываются сразу прямым хватом. Нам-то зачем его менять? Тем более, что дротик легче пилума и летит дальше, и у наших бойцов сохраняется на вооружении и нормальное копьё, с которым они и вступают в рукопашку.
   - А если римский способ ношения окажется лучшим?
   - У них скутум громоздче и тяжелее нашей фиреи. Но если даже нам и придётся перенимать ношение гладиуса справа, мы изменим и подвес ножен. Помнишь картинки со скифами, у которых акинак висит справа, но ножны торчат вперёд, и меч из них удобнее выдернуть рывком назад? Или вообще на брюхе а-ля "кошкодёр" ландскнехтов.
   - Ну Макс, ну речь же не об этом. Вам, мужикам, виднее, как мечи носить и как их выхватывать. Но что плохого в том, что дети будут учиться фланкировать мечами?
   - Да ничего абсолютно. Я тебе что, против? Зрелище красивое, особенно если в исполнении симпатичных девчонок. Но ты же, Юля, если я понял тебя правильно, хочешь ВМЕСТО настоящего боевого фехтования эту показуху внедрить. Так дело не пойдёт. Вон они, показушницы, в этом их никому не превзойти, но много ли эти плясуньи понимают в настоящем бою и настоящей службе, и кто из понимающих в этом толк воспринимает их всерьёз? Так "гречанкам" это и не нужно, их дело - развлекать, и всё их навыки заточены на это. А от будущих жён наших ребят требуется полное понимание их службы и их нужд. А это разве постигнешь в теории или даже наблюдая со стороны? Это поймёт только тот, кто испытал на собственной шкуре.
   Чего она хочет, понятно и ежу. Ирку она свою от юнкерских лагерных нагрузок избавить хочет, но так, чтобы та не выглядела изнеженной маменькиной дочкой на фоне других и не вызывала соответствующего к себе отношения. Как историчка - понимает же прекрасно, что такое спартанское воспитание, и какое отношение оно формирует у всех к слабым и избалованным. А как училка и школьная директриса - знает и всю школоту, и кто среди неё чего стоит. Я ведь упоминал уже, как Юлька шипела, когда Аглея по моей просьбе начала подыскивать штучных девок не только для своей школы, но и для нашей? Видит же, что сравнение получается не в пользу её дочурки, а тут ещё до кучи и эта наша затея с кадетским корпусом, который демонстрирует разницу ещё острее и нагляднее...
   Без жениха и Ирка ейная, конечно, не останется. Не из лучших, но и не худшая из всех, и когда лучших лучшие расхватают, то на среднем уровне она вполне котируется. Юльке-то, понятно, не средненького зятя заполучить хочется, но тут уж каждому - своё. Я не просто так не устаю поучать пацанву, что яблоко от яблони далеко не падает, и каких детей хочешь иметь, такую и жену себе подыскивай. Во всех смыслах и по всем значимым наследственным признакам. И кадетский корпус - это не только военная подготовка и не только продолжение образования наших без пяти минут помощников, но ещё вдобавок и подробные, обстоятельные и наглядные смотрины их будущих невест. Одним действием сразу несколько задач решается, и такой подход к делу у нас - не исключение, а правило.
    []
   Конечно, затеянное нами военное обучение и девчат шокирует не одну только Юльку. Здоровые античные социумы традиционно не склонны баловать свой молодняк, но такого не было даже в Спарте времён действия в ней законов Ликурга. Тем не менее, вояки суть принципа поняли, среди аристократии мнения разделились, но учитывая наш милитаристский характер общества, результат предсказуем, а широкие массы трудящихся обычно следуют примеру элиты. Приглядись к ней, и поймёшь, каким через пару-тройку поколений будет в основной своей массе и весь народ...
  
   6. Запреты.
  
   - Так я же и говорю, запретить надо! Строжайше запретить! - ну никак не хотел униматься выступающий, ещё и жестикулируя по всем канонам греческой риторики, чем здорово напоминал мне киношный образ одного гения в кепке.
   - Что именно запретить, блистательный? - поинтересовался Велтур, - Мильные столбы на дорогах или езду по дорогам на колесницах? - передние ряды Большого Совета ещё крепились, но на задних уже тихонько посмеивались.
   - И сами колесницы тоже! - выкрикнул один из молодых вождей, - А зачем они вообще нужны, если прокатиться на них с ветерком всё равно негде? - тут уже половина задних рядов расхохоталась в голос, напоминая столь же киношный, хоть и не сильно от реального в этом смысле отличающийся, судя по письмам моего патрона, образ римского сената - если в тоги всех обрядить, да в зале заседаний грекоремонт качествено сделать, статуй ещё мраморных для полного антуража понаставив, то и хрен тогда наш Большой Совет от того римского сената отличишь.
   Зароптали было несколько вождей кельтиков, у которых ещё сохранялась их старая кельтская традиция торжественных колесничных выездов, и один из них уже хотел подняться и дать достойную отповедь, когда сосед турдетан растолковал ему на пальцах, что это предложение о запрете колесниц - шутка, поскольку заведомо абсурдно, и смысл смеха именно в этом. После этого, въехав, захохотали и кельтики, и лузитаны, которых вместе набиралось до трети всего Большого Совета.
   - Хорошо ли это, смеяться над горем старинной и уважаемой семьи? - пафосно вопросил выступающий, не забыв при этом и картинно вытянуть руку.
   - При чём тут горе уважаемой семьи? - не выдержал уже и Миликон, - Ты ещё пешеходам хождение по дорогам запретить предложи, чтобы их не мог стоптать никакой колесничный лихач! - рассмеялась уже и добрая половина вождей старшего поколения.
   - Или тележный! - выкрикнул ещё один из задних рядов, - И о телегах забывать не надо, на них тоже можно запросто разогнаться спьяну!
   - Особенно на тяжёлых возах с волами! - конкретизировали из рядов напротив, отчего расхохотался, колотя себя ладонями по ляжкам, уже весь Совет.
   - Сбить человека запросто можно и верхом, - добавил я, - Передвижение верхом по всем нашим дорогам запрещать будем? Или только скорость езды по ним ограничим - только шагом или рысью, и чтобы никто не смел носиться галопом - ни пьяный лихач, ни спешащая по срочному вызову конница, ни доставляющий срочное донесение в столицу гонец! - вояк с гонцами я упомянул специально для особо тупых, дабы не разжёвывать и таким, что шутю я и насчёт верховых, и насчёт огульного ограничения скорости для всех.
   - Тогда уж и для паланкинов, - прикололся Велтур, - И рабов-носильщиков тоже можно разогнать так, что стопчут встречного не хуже коней. Или может вообще запретим и паланкины, чтобы даже и возможности такой ни у кого не было? - и снова весь Большой Совет ржал, схватившись за животы.
   - Нет, ну все эти запреты на транспорт - это, конечно, глупость, - сказал вождь из простых центурионов, избранный своей общиной вместо смещённого за должностное несоответствие "блистательного", - Зачем тогда вообще нужны дороги, если по ним никто не будет ездить? Но и носиться по ним, сломя голову и сбивая людей - это тоже не дело. Так что скорость ограничить - это, возможно, было бы и неплохо.
   - Ты что, всерьёз? - я едва не поперхнулся.
   - Ну, не для всех, досточтимый, - уточнил тот, - Если какая-то государственная необходимость, так это же понятно.
   - А частной необходимости быть разве не может? Вот даже, допустим, заболеет у кого-нибудь кто-то из родни и будет при смерти, и разве не поскачет этот человек тогда во весь опор, чтобы застать родственника живым? Или допустим, у тебя самого в общине что-то такое случится, что помощь из столицы срочно нужна, и ты посылаешь первого же попавшегося, и нет у тебя времени ни эмблему гонца ему выдать, ни дорожный пропуск, и кем тогда твой гонец без них считаться будет?
   - Ну, это же особые случаи, досточтимый.
   - Верно, особые. Но всех этих особых случаев, какие только возможны, заранее не предусмотришь. И кто решать будет - задним уже числом - особый это был случай или нет? Так может, лучше и не плодить тогда дурных законов, по которым жить невозможно, и их всё равно будут нарушать, подрывая этим уважение к любым законам вообще?
   - Ну, и это тоже правильно, конечно, но и людей сбивать - куда это годится?
   - Так ведь у нас же есть статьи и об убийстве, и о членовредительстве, и в них у нас есть всё - и умышленные случаи, и неумышленные, а среди неумышленных - и такие, которые совершены в умышленно созданной опасной ситуации, и они приравниваются у нас к умышленным по наказанию. Если нормальный человек спешит по какому-то своему важному делу или даже просто лихачит ради удовольствия, но делает это с умом и вреда никому не причиняет - за что его наказывать? Умеет ездить - молодец. А кто не умеет, но всё равно лихачит и сбивает кого-то - для тех как раз статья. Разве не по ней был осуждён и повешен высоко и коротко тот пьяный лихач, который стоптал конями своей колесницы насмерть прохожего? Какие ещё нужны законы, когда имеющихся вполне достаточно?
    []
   - Даже слишком! - едко заметил выступавший "блистательный", - Именно из-за нелепых опасений быть повешенным как какой-то разбойник за какого-то простолюдина трагически погиб на дороге сын высокородного и уважаемого всеми нами человека!
   - По дури своей он погиб! - буркнул наш венценосец, - Прости, блистательный Кратет, я сочувствую твоему горю и скорблю вместе с тобой, но это - правда. Не мильный столб на этой дороге и не тот прохожий виноваты в гибели твоего сына, а то состояние, в котором он погнал во весь опор свою упряжку и не заметил встречного ещё издали.
   Весь сыр-бор разгорелся из-за непутёвого оболтуса вот этого Кратета, который был в числе дружков царского наследника Рузира, тоже не самого путёвого, мягко говоря. Дурень, короче, будучи в невменяемом состоянии, вздумал прокатиться с ветерком, ну и прокатился так, что при объезде пешехода не вписался в ширину дороги и въехал галопом в этот несчастный мильный столб. Мили, млять, римской дураку не хватило для манёвра, гы-гы! Да и хрен с ним, с уродом этим ущербным, если совсем уж честно, хоть и жалко лошадей - хорошая была пара. Тот его предшественник, где-то с месяц назад вздёрнутый за ДТП с летальным исходом, был не из "блистательных", но тоже блатной сынок и тоже из рузировской свиты. Ну, он хотя бы уж побаиваться аварий этих обалдуев своей казнью приучил, так что не зря своё ДТП устроил, можно сказать. Вот этому только наука впрок не пошла, так что премия Дарвина закономерна. Жаль, не все дураки таким или ещё каким манером самоубиваются, и из-за этого мы тратим драгоценное время заседания Большого Совета на разбор дурацких по своей сути законопроектов. Только в античном мире нам и не хватало ещё для полного счастья толстенного талмуда ПДД со всеми прочими, млять, техосмотрами, водительских прав и постов ГАИ через каждую сотню метров для контроля за их строгим исполнением! Ладно ещё наш современный мир с его другим транспортом, другим грузооборотом, другим пассажиропотоком и другими скоростями, в нём-то хоть и тоже кое-что не мешало бы скостить, если по уму, но совсем без этого хрен обойдёшься, а здесь нам всё это нахрена сдалось? Загребали, млять, в натуре эти запрещальщики! Самим себе запрещайте то, что вам не нравится, и на это никаких законов особых вам не нужно, а нормальным людям их свободу ограничивать, лишь бы только дебил какой-нибудь от той свободы не самоубился ненароком - нехрен...
   - Но вот если бы ездить с одурманенным сознанием было строго запрещено, то и этой прискорбной трагедии не случилось бы! - вещал выступающий, - И поэтому надо строго запретить это безобразие, пока не случилось новых трагедий!
   - Блистательный, какая муха тебя укусила? - не вытерпел уже и Сапроний, наш главный вояка, - С ума-то зачем сходить? Все пьют вино - и я, и ты, и наш царь, и любой, в кого только ни ткни пальцем, но ведь ни с кем же из нас такого не случается. Меру свою надо просто знать, только и всего. Не умеешь пить - не смей больше одной чаши, умеешь - дуй хоть кувшин, хоть даже амфору, если осилишь! - весь Большой Совет рассмеялся.
   - Если бы только вино! - картинно воздел руки к небу выступающий, - Но ведь наших детей одурманивают ещё и опиумом!
   - А кто одурманивает-то? Разве он не сам эту дрянь покупал?
   - Так ведь покупал же! Значит - кто-то продавал! И вот это необходимо строго запретить и беспощадно карать!
   - Ну, это разве серьёзно? Это же всех аптекарей тогда карать придётся! Ну так и чего ты этим добиться хочешь? Ну, покараешь ты аптекарей, закроешь аптечные лавки, а к кому ты потом сам же за лекарствами пойдёшь, когда они тебе понадобятся?
   - Так ведь знахари же ещё есть, и есть храм Эндовеллика!
   - А они, по-твоему, опиумом не торгуют?
   - Так и им тоже запретить!
   - А бессонницу лечить и хирургические операции обезболивать ты нам тогда чем предложишь? - не без ехидства поинтересовался верховный жрец бога-врачевателя.
   - Тебе виднее, святейший.
   - В том-то и дело, блистательный, - ответил жрец ещё ехиднее.
   - Сколько можно обсуждать ерунду? - вмешался я, - Ты, блистательный, никак не хочешь взять в толк, что запрет опиума проблему не решит, а только усилит. Даже если Эндовеллик и откроет вдруг своим достойным служителям какое-то другое снадобье, чего почему-то так и не сделал до сих пор, всё равно останутся те немногие, кто покупает этот опиум не для лечения, а для одурманивания разума. Сейчас, когда опиум можно купить и у любого аптекаря, и у любого знахаря, и в храме, он стоит гроши, и не от него получают свои главные доходы торгующие им. Поэтому им и нет ни малейшего смысла втягивать в его употребление всё новых и новых людей, включая и несовершеннолетнюю молодёжь. А запретив его, ты сделаешь его дорогим, а значит - основным источником доходов для тех немногих, кто не побоится твоего наказания и продолжит торговать им из-под полы. И вот тогда каждый новый покупатель станет для них таким источником прибыли, что они будут подсаживать на опиум всех, кого только смогут. Ты будешь их ловить и вешать, но на место повешенных всегда найдутся другие, желающие заработать большие деньги. Ну так и зачем же мы будем создавать такой соблазн, делая дешёвый опиум дорогим?
   - И что же ты предлагаешь, ничего не делать?
   - Я предлагаю не сходить с ума. Если кто-то вздумает подсаживать на это дело несовершеннолетних, то за это, конечно, надо вешать высоко и коротко без разговоров, и если ты предложишь такой закон, я с удовольствием поддержу тебя. Но запрещать опиум для всех - глупость. Мак растёт во всех странах вокруг Лужи, и его полно, весь всё равно не выкосишь, а если и выкосишь каким-то чудом у нас, то опиум всё равно привезут к нам от ближайших соседей. Ну и какой тогда смысл? Ты бы ещё коноплю в стране запретить предложил, которая растёт вообще повсюду как сорняк, - тут уж рассмеялся весь Совет.
    []
   И конопля, и мак - именно те самые, наркотические - свободно растут в диком виде по всему Средиземноморью. И естественно, всему Средиземноморью известны и их свойства с незапамятных времён. Конопля ещё и возделывается как техническая культура, потому как и масло из семян, и волокно из стеблей на те же канаты, да на грубую прочную ткань. Конечно, её и сушат, и курят по всему античному миру, но поголовным увлечением это так и не стало, хоть и не скажешь, что совсем уж редкое увлечение. Но эта конопляная наркота - лёгкая, и не просто так в нашем современном мире в некоторых странах её даже официально в конце концов легализовали - пусть уж лучше обалдуи от неё балдеют, чем на что-нибудь посильнее её подсаживаются. Соответственно, продаётся там анаша вполне свободно и по цене, более-менее близкой к себестоимости, так что из рыночного сектора лёгкой наркоты криминал в этих странах вытеснен. Ту же Голландию взять - количество укуренных на улицах, конечно, прибавилось, но за счёт кого? За счёт тех, которые курили анашу и раньше, только ныкались, да за счёт наркотуристов их тех стран, где с этим делом строго, вот они и едут в Голландию оттянуться. Сами же голландцы - кто не курил анашу до легализации, не начали и после. И новых целенаправленно никто теперь там на неё не подсаживает, потому как не сделаешь теперь на ней высокоприбыльного бизвеса. И какой тогда смысл? По идее, и с тяжёлой наркотой должно бы в случае её легализации выйти то же самое, просто тяжёлая наркота - это уже серьёзно, и пока-что на такой эксперимент не решаются даже в либеральной Голландии. Но вот он, античный мир вокруг нас, знакомый испокон веков не только с анашой, но и с опиумом, который тоже никем нигде никому не запрещён, и как-то не сторчалось Средиземноморье до массовой опиумной наркомании.
   Разумеется, это не значит, что торчки отсутствуют как явление. Есть, конечно, как не быть? Но кто не мыслит себе жизни без балдежа, тот и без наркоты найдёт, от чего прибалдеть. У нас вон такие искатели нирваны и клей нюхали, и ацетон, и дихлофосом в пиво пшикали - "трипш" называлось, если три раза им в кружку пива пшикнуть. А здесь, в античном мире, такие на опиум подсаживаются. Многие ли дохнут от передоза, хрен их знает, но Юлька говорит, что первое упоминание о смертельной опасности больших доз опиума только у Плиния Старшего появится - видно, не до такой всё-же степени это дело распространено, чтобы статистика соответствующая набралась задолго до Плиния. А те единицы, что не сдохли, но сторчались до жалкого и презираемого состояния, как раз и служат наглядным предостережением для прочих. Целенаправленно же и массово никто античный народ на тот опиум, опять же, не подсаживает - по причине полного отсутствия экономического смысла. Не заработаешь баснословного состояния на торговле дешёвым и легкодоступным зельем. Поэтому, собственно, и законов против распространителей ни у кого в античном Средиземноморье нет - банально не нужны. Слишком малодоходен этот бизнес для криминала. Поэтому там, где нет и никогда не было запрета на наркоту, нет и быть не может никакой криминальной наркомафии. А значит, и нехрен создавать условия для её возникновения на ровном месте...
   В нашем современном мире с этим, конечно, сложнее, потому как и запреты на ту наркоту давно уже существуют, и цены заоблачные на неё давно уже установились, и наркомафиозная верхушка живёт на них припеваючи и щедро башляет тем, кто стоит на страже сохранения её высокодоходной экологической ниши, да и наркополиция тоже едва ли жаждет остаться без работы по специальности. А до кучи - ещё и чисто юридический казус, потому как без УЖЕ созданных запасов наркоты и сети её розничной продажи по дешёвке легализация наркоты только ухудшит ситуёвину - пускай и кратковременно, но весьма ощутимо, чего все и боятся, собственно. А как ты создашь те запасы и ту сеть при всё ещё ДЕЙСТВУЮЩЕМ запрете? Замкнутый круг! Ну и международный фактор тоже ведь со счёту не сбросишь. Легализует, допустим, тяжёлую наркоту та же Голландия, так из неё та же наркомафия в соседние страны ту наркоту повезёт, где она не легализована, и властям тех соседних стран это уж точно не понравится - со всеми внешнеполитическими вытекающими. Так что если проблема УЖЕ существует, хорошего и всех устраивающего решения она не имеет. Хвала богам, в античном мире её ЕЩЁ нет, и всё, что нам нужно - это не делать глупостей, позволяющих ей возникнуть. Статья о виселице за втягивание в употребление этой дряни - другое дело. Выглядеть она будет, конечно, маразматически при отсутствии подпадающих под неё нарушителей, но тут вот эта своевременная гибель "блистательного" наркоши даёт прекрасную отмазку - статью принимаем под давлением некоторых чересчур уж озабоченных этим вопросом аристократов, настолько родовитых и уважаемых, что послать их на хрен ну уж очень не комильфо получается.
   У античного мира другая проблема. Юлька говорит, что мак, а значит, и опиум, ещё с крито-микенских времён в большом почёте. Не исключено, что и пифии того самого Дельфийского оракула свою пророческую околесицу как раз под опиумом несут, а не под анашой. Хоть это и маловероятно, поскольку античный опиум для курения приспособлен хреново, но всё-же курят и его, так что, учитывая давнишние маковые симпатии греков - не исключено. Наши "коринфянки" тоже абсолютно не по этой части и в эти секреты тех дельфийских пифий не посвящены, так что внятно по этому вопросу просветить нас тоже не могут. Народ же античный настолько уже привык воспринимать опиум как нормальное снотворное, что находятся и такие альтернативно одарённые мамаши, которые и мелким детям эту дрянь дают вместо соски - ага, чтобы поменьше ревели, да поскорее засыпали. Вот так, млять, и вырастают предрасположенные к опиумной наркомании! Не все, хвала богам, даже не большинство, далеко не большинство, но в целом по общему поголовью не так уж и мало. Разъясняем, конечно, и знахарям, и самим массам, кого только охватить в состоянии, санбюллетень на эту тему издали и весьма приличным тиражом напечатали, распространив по всем общинам, но разве переломишь сей секунд многовековой обычай?
    []
   - Ты что, блистательный, хочешь вообще весь наш Большой Совет выставить на посмешище перед всем народом? - раздался голос Велтура.
   - И почему же на посмешище, досточтимый? - этого нашего запрещальщика, по всей видимости, законотворческий зуд не оставляет и в перерыв.
   - О боги! Максим, ну объясни ему ты! У меня, млять, слов приличных для этого ходячего стихийного бедствия уже ни хрена не осталось! - то, что шурин уже выражается по-русски, не стесняясь присутствия не посвящённых и не владеющих языком - явный и наглядный признак того, до какой степени его достали, и тут уж надо его выручать.
   - Что и кому ты на этот раз хочешь запретить, блистательный? - спрашиваю это родовитое чудо без перьев на общепринятом турдетанском.
   - Ну, почему же сразу запретить? Восстановить попранную справедливость!
   - Даже так? И кто же это уже успел её попрать?
   - Ну, ещё не успели, но если не принять немедленных мер, то это непременно случится и может привести к ещё одной нелепой трагедии!
   - Да не юли ты, блистательный, вкруг, да около. Говори дело, времени же мало.
   - Ну, ты же понимаешь, досточтимый, что несчастная невеста будет опозорена на всю оставшуюся жизнь, если не принять мер по спасению её репутации. Ну сам посуди, разве она виновата в трагической гибели своего жениха?
   - Ты что, Тутелу эту имеешь в виду? - я едва удержался от хохота.
   - Ну конечно же! Разве можно допустить, чтобы дочь благородного семейства оказалась обесчещенной как какая-то портовая потаскуха?
   Эта непутёвая Тутела, короче говоря, избалованная донельзя дочурка хоть и не "блистательного", но достаточно именитого семейства, была завсегдатайкой всех тусовок рузировской свиты и по слухам не отличалась на них особой тяжестью поведения. Где-то за пару дней до этого ДТП с тем наркошей она была с ним официально помолвлена, через месяц свадьба уже назначена, что для знатных семейств подозрительно короткий срок, так что это уже и само-то по себе дало немалые основания для пересудов. И тут ещё это чудо под опиумным кайфом въезжает на скаку в мильный столб на дороге и зарабатывает свою законную премию Дарвина, а с этой прошмандовкой случается истерика и выкидыш - на третьем месяце интересного положения, как говорится, она оказалась. И по слухам, не от въехавшего в столб наркоши, а от Рузира. Слухи, конечно, к делу тут не подошьёшь, хотя агентура нашего главного мента ошибается редко, но это-то уже тонкости, а спалилась та дурында на толстости. Свидетелей столько, что замять инцидент невозможно в принципе, и хотя от физических последствий своего легкомыслия она, можно сказать, благополучно избавилась, ущерб ейной репутации нанесён непоправимый.
   - И чем же тут может помочь её горю Большой Совет?
   - Как чем? Постановлением, конечно, о защите чести и доброго имени дочери благородного и уважаемого семейства, дабы никто не смел подвергать её оскорблениям и распускать порочащие её достоинство сплетни, а тот, кто решит взять её в жёны, мог не бояться бесчестья.
   - И как ты это себе представляешь, блистательный? - поинтересовался я, когда прокашлялся, поперхнувшись дымом сигариллы, - Прежде всего первого же, кто рискнёт предложить такое постановление, засмеют на самом Совете. Ты готов стать посмешищем?
   - Вот поэтому мне и нужна поддержка людей влиятельных и авторитетных.
   - Только не в этом. Засмеют всех, предложивших эту глупость, невзирая ни на какой авторитет, и будут абсолютно правы. Все же прекрасно понимают, что если Совет примет и обнародует такое постановление, над ним будет смеяться весь город, а спустя несколько дней и все окрестные общины. А через неделю или две - и вся страна.
   - А вот это, досточтимый, необходимо строго запретить! Как можно допустить подобное неуважение к собранию достойнейших?
   - Вот поэтому Совет и не станет выставлять себя на посмешище перед народом, - ответил я ему, когда мы с Велтуром отсмеялись, - Как ты представляешь себе запретить смеяться над глупостями, когда городская стража будет смеяться и сама вместе со всеми? И ладно бы ещё это хоть как-то помогло этой опозоренной дурочке, но ведь наоборот же, будут только ещё больше смеяться и над ней. Самое лучшее, что можно для неё сделать, это просто отмолчаться и всем нам, и её семейству, и тогда молва уляжется быстрее. А то, чего хочешь ты, только усилит пересуды и сильнее отравит ей всю её дальнейшую жизнь.
   - Но почему ты так считаешь? Разве не было принято подобное постановление в римском сенате? Если уж там это было сделано, как я слыхал, для какой-то непотребной девки самой скверной репутации, то тем более достойна этого и дочь благородной семьи!
   - Фецения Гиспала шесть лет назад? - мы с шурином ошалело переглянулись и сложились пополам от хохота.
   - И что же тут смешного, досточтимые?
   - Ты разве не знаешь, блистательный, чем кончилось для неё это дело? Ничем хорошим, уверяю тебя. Никто из достойных римлян так и не пожелал взять эту Фецению в жёны, несмотря на постановление сената о наделении этой шлюхи кроме очень хорошего по римским меркам состояния ещё и безупречной репутацией. Года четыре назад по моим сведениям она отчаялась найти достойного жениха и вышла замуж за какого-то запойного забулдыгу, а тот, дорвавшись до её денег, спился окончательно и через год сдох, но за этот год успел и половину её денег спустить, и ребёнка ей сделать, такого же бестолкового, как был сам. Теперь она такая тем более никому толковому не нужна. Пару лет назад запила с горя сама и пустилась снова во все тяжкие. Как видишь, не очень-то помогло опозоренной шлюхе даже постановление сената о её непорочности, так что абсолютно напрасно ты так уверен, блистательный, в чудодейственной силе подобных постановлений.
    []
   Я ведь упоминал уже о римских Вакханалиях и о письме патрона, в котором тот поведал мне и о подробностях принятия сенатом этого маразматического постановления? Он сам над ним ржал, как и все его собратья-заднескамеечники, а ведь это хоть и не самая влиятельная, но по численности наибольшая часть сената. А ведь принятое постановление предстояло ещё ратифицировать Собранием для его вступления в законную силу, да и сам характер дела предполагал его широкую огласку, и если смеялась добрая половина сената, то с чего бы и простым горожанам реагировать на этот маразм иначе? Мы тогда, прочитав письмо, посмеялись тоже, Юлька нашла описание этого казуса у Тита Ливия, где о смехе в сенате дипломатично умолчано, но и само отсутствие какого бы то ни было продолжения той истории прозрачно намекает на отсутствие хэппи энда, о котором античные авторы уж точно не умолчали бы. Собственно, для меня это было очевидно и так, по логике расклада, и дальнейшие подробности меня уже не интересовали, но профессиональное любопытство нашей исторички не давало ей покоя, и по её просьбе я всё-же напряг патрона запросом на эту тему. В полученном от него ответе меня несколько удивило только одно - что шалава всё ещё вообще жива. По идее, уцелевшие от арестов и судилищ вакханутые должны были устроить на неё натуральную охоту за то, что заложила их и стала причиной репрессий, а какой там у тех среднереспубликанских римлян механизм защиты свидетелей, когда у них там и полиции-то обыкновенной ни хрена нет? Тем не менее, оказалось, что жива ещё, как ни странно, но результативность того сенатского постановления о реабилитации бывшей шлюхи - в точности как я и ожидал, так что если Юлька ждала чего-то иного, то её постиг облом. Но бабы есть бабы, среди них многие склонны наивно верить в эффективность тех государственных запретов и постановлений, иногда вот и историчнейшую нашу куда-то в ту сторону заносит. Но этот-то - мужик, да ещё и в годах, да ещё и из родовитой знати с её потомственным управленческим опытом, так что мог бы и сам понимать такие вещи...
   Он, правда, не знает о последующих событиях Поздней Республики и Империи, когда римская элита уже и без всяких Вакханалий пустится во все тяжкие, и многим бабам из нобильских семеек наверняка захотелось бы восстановить их подмоченную репутацию таким же манером - благо, и прецедент на это есть, и связей семейных, чтобы сенат на это настропалить, тоже хватало у многих. Да только ведь так и не стал этот казус с Феценией Гиспалой прецедентом для множества подражаний, а так и остался единичным случаем, в юридической практике уникальным. Видимо, не впечатляли результаты и не вдохновляли на подражания. Настолько не вдохновляли, что даже бабы, в среднем в гораздо большей степени склонные верить во всемогущество власти, в данном случае не вдохновились. Так что чем меньше будут судачить и чем скорее переключатся на другие новости, посвежее, тем лучше будет реально для самой же родовитой прошмандовки. Головой, млять, нужно было думать своевременно, а не клитором!
   Но это, конечно, официозная позиция, а если в тонкости вникнуть, так тут уже и тревожный звоночек просматривается - ага, с учётом нашего послезнания. На самом-то ведь деле думала-то дурында наверняка и башкой своей тоже, а то, что мозги в той ейной башке недалеко от птичьих ушли - вопрос уже другой. У крестьянского народа во многом и элита его такая же - молодняк владельца виллы видит вокруг себя всё то же самое, что и сверстники из соседней деревни, да и общаются же они меж собой постоянно. Наблюдая за домашней живностью, уже сопливые подростки прекрасно знают, откуда берутся дети, и дурацкие сказки о приносящем детей аисте с ними хрен прокатят. Собственно, правды от них никто и не скрывает, так что осведомлённость у них уж всяко повыше, чем у девок из джентльменских семейств викторианской Англии или тургеневских барышень. И если эта непутёвая Тутела, залетев, за целый месяц с лишним так и не соизволила избавиться от проблемы втихаря, значит, проблемой этот залёт не считала и избавляться не собиралась, а собиралась рожать. Кто-нибудь верит, что от этого никчемного наркоши, который в той рузировской свите был на положении шестёрки? Гораздо вероятнее пристройка замуж за холуя залетевшей любовницы признанного доминанта для соблюдения политесов, да вот незадача - сгинул холуй в случайном ДТП, так и не успев исполнить своё предназначение, а замены ему на такой случай не оказалось. Но это ведь что значит, если вдуматься? А то, что метила-то эта прошмандовка в эдакие узаконенные фаворитки царского наследника и будущего царя. А фаворитизм как явление для каких монархий вообще-то характерен? Уж всяко не для бутафорских вроде нашей, а для вполне самовластных. Рузир явно мечтает о нормальной по античным понятиям ничем не ограниченной царской власти, и компания его наверняка бредит перспективой головокружительной карьеры придворных жополизов, и такие же настроения во всей их тусовке. Млять, а ведь Миликон не вечен, и наследничек его намерен стать для нас ходячей проблемой, от которой как бы не пришлось запасаться табакеркой поувесистее!
   - А ещё, досточтимый, необходимо строго запретить разнузданное поведение греческих блудниц и тех легкомысленных девиц, которых они учат своим непотребным замашкам! Слыханное ли дело - разъезжать на колеснице с коротким подолом?
   - Ты намекаешь на Гавию? - за гетерой-лузитанкой такое водилось.
   - Ну конечно же! И ладно бы ещё эта развратница каталась в таком виде где-то на загородных пустошах, но ведь она же позволяет себе это и в самом городе, привлекая к себе внимание бесстыдно обнажёнными ногами! И как же тут, глядя на это, оставаться в рамках приличий порядочным дочерям уважаемых семейств? И напрасно вы позволяете учиться вместе с вашими детьми и ученицам этих развратных гречанок. Говорят, в лагере уже не только они, но и вообще все девчонки разгуливают уже с короткими подолами на глазах и у сверстников, и у солдатни? Вот оно, влияние греческого разврата!
   - Не там ты разврат ищешь, блистательный. Длинный подол неудобен и только мешает при военных упражнениях. Поэтому на военных занятиях в лагере его никто и не носит. Но где ты видел хотя бы одну из них с коротким подолом вне лагеря? И назови мне хоть одну из них, которая бы спуталась с негодной компанией и вляпалась в нехорошую историю. В то же время кое-кому не помешал спутаться и вляпаться и длинный подол. И как ты сам думаешь, у кого теперь будет больше проблем с достойным замужеством?
    []
   - Так разве же это справедливо? Какие-то простолюдинки, подобранные где-то в глухих деревнях и воспитанные распутными гречанками, сами чуть не ставшие такими же распутницами, найдут себе достойных мужей и будут считаться вполне приличными женщинами, а дочь благородных родителей из-за одной единственной ошибки рискует не выйти замуж вообще или выйти за недостойного!
   - Какова ошибка, блистательный, таковы и последствия, и это, я считаю, вполне справедливо. Ведь знала же, чем рискует? Не могла не знать. А раз знала, но всё-же пошла на этот риск - кто ей теперь виноват в последствиях? Пусть теперь молит Иуну о милости и радуется, если её такую - с неизбежным позором на свою голову - возьмёт хоть кто-то.
   Поразительно просто, до какой степени эта избалованная "золотая молодёжь" бывает убеждена в своей абсолютной безнаказанности, вытворяя всё, что только их левой пятке вздумается. В основном в расчёте на родственный блат, на семейные связи, да ещё на сословную солидарность, а эта в данном случае - на высокопоставленного любовника, реальное могущество которого она сильно переоценила. Считала, что ей можно всё, и за её родовитость её и такую возьмут? Ну, пусть теперь поищет такого - из числа тех, кого и сама считает достойными, конечно - кто её и такую возьмёт. А когда хрен найдёт сама - пусть она любовничка поднапряжёт, заодно и его дутое всемогущество дискредитировав, когда окажется, что окромя шестёрок-жополизов ни для кого он не такой авторитет, чтобы позориться ему в угоду. Вот тогда и поглядим мы на неё, когда обломится во всех своих расчётах. Судьба оступившейся бестолочи - быть наглядным предостережением для тех прочих, кто ещё не оступился и в состоянии одуматься. И уж всяко не в длине подола тут дело, а в породе и в воспитании. Вот нехрен быть обезьяной, легко ведущейся на дешёвые понты и живущей по сути дела ради понтов...
   После перерыва наконец-то занялись делом. Поздняя осень у нас на дворе, и в Бетике, включая и сопредельную территорию, и Гадес, эпидемия брюшного тифа сошла на нет. Кому суждено было от неё помереть - померли, кому суждено было переболеть - переболели, и о новых заболеваниях, вроде бы, сведений не поступало. Некоторые у нас в Большом Совете, посчитав, что опасность миновала, настаивали на отмене этого довольно обременительного для страны и торговли карантина. Наташка же предупредила, что для тифа характерно утихать на зиму, но возвращаться по весне, так что рано ещё радоваться и расслабляться. Да и Юлька напомнила, что в Италии эпидемия и на следующий год ещё продолжится. Поэтому на сохранении карантина мы упёрлись рогом, согласившись лишь на смягчение его условий до середины весны и оговорив их немедленное восстановление во всей строгости и посреди зимы в случае малейшего проникновения болезни. Конечно, все устали от карантина, и с ума сходить абсолютно незачем, но и расслабляться в натуре рано. Более того, по весне карантин придётся распространить и вдоль всей нашей морской границы на западе, поскольку будет возможен занос заразы с кораблей плывущих на север гадесских фиников. А с учётом её вполне возможного заноса и в Олисипо, нужна полная готовность к введению карантина и на нашей северной границе в низовьях долины Тага. И пожалуй, есть смысл предупредить о возможной опасности и власти Олисипо, и Ликута. У себя-то они карантин едва ли введут, дисциплина не та, но это уже их дело, а наше дело - предупредить, дабы пеняли потом в случае чего на себя и своё раззвиздяйство, а не на нас.
   Перспектива, естественно, не обрадовала вождей тамошних общин, но и крыть им было нечем. Несколько мелких вспышек болезни со смертельными исходами были уже известны всем, поскольку ни один случай не замалчивался, а обо всех их сообщалось, и по каждому после его устранения проводился подробный разбор полётов. Наслышаны все и о ситуёвине в Бетике, и никому, конечно, не хочется такой же по нашу сторону лимеса. Так что покряхтели вожди, поворчали, но особо против карантина по весне в своих общинах не возражали. Вот что вызвало дискуссию, так это вопрос о предупреждении ликутовских лузитан. Некоторые предлагали не только не предупреждать их, но и самим организовать им гарантированный занос заразы и эпидемию, и дело чуть было не дошло до скандала с вождями наших лузитан, которым это предложение, конечно, не понравилось. Хотя сама логика-то его понятна. Официально-то ведь Ликут для нашего государства - вражина ещё тот, и ослабить его формально очень даже в наших интересах. О том же, что вот эти наши с ним формально враждебные отношения на самом деле не столь просты и однозначны, а конфликты - преимущественно договорные спектакли для римлян и простофиль, знает у нас, как и у него, лишь узкий круг посвящённых. И естественно, отвечая на это дурацкое предложение бактериологической войны, мы этого фактора реальной дружбы с Ликутом и не думали озвучивать перед всем Советом, а мотивировали отказ как уже вполне наглядно продемонстрированным неудовольствием своих лузитан и недопустимостью конфликта с ними внутри страны, так и тем, что "и вообще это не наши методы". Пострелять в чистом поле, порубить, да на сучьях поразвесить на хрен этих разбойников, если понадобится, а кого-то и в рабов обратить - это другое дело, на войне - как на войне, а вот так, болезнью моровой втихаря истреблять - так не делается. В результате скандал утих в зародыше, так и не разгоревшись, а лузитанские вожди, лязгнув мечами и фалькатами, поклялись, что на честной войне как не ржавело за их соплеменниками поддержать турдетанских сограждан до сих пор, так не заржавеет и впредь.
   Немаловажен и фактор отношений с самими ликутовскими лузитанами низовий Тага, которые тоже не столь уж просты и однозначны. С одной стороны, раздражает наша сила, преградившая им путь для удалых набегов на юг, как в старые добрые времена, да и собственная уязвимость перед нами пугает, и всё это, конечно, не приводит их в восторг. Но с другой - смирились уже с неизбежным за эти годы и даже начинают привыкать.
    []
   Минур, купчина мой лузитанский, рассказывал даже, что на обратном пути от них некоторые уже весьма показательно шутили, что хватит уже в конце концов мощью нашей турдетанской их нервировать, поняли уже всё и сами Пришли бы уж наконец, да завоевали, чтобы можно было с этим смириться и уже не нервничать - вот прямо так уже и начинают шутить. А ведь в каждой шутке есть доля шутки. Рано ещё долину Тага к себе присоединять - хоть и хватило бы уже в принципе силёнок и завоевать её, и удержать, но в Риме тогда переполошатся от чересчур наглядной демонстрации мощи, а нам разве это от римлян нужно? Нужно, чтобы они стонали и плакали от лузитанских набегов, моля богов об избавлении от них, и вот тогда это будет уже совсем другое дело - нам только спасибо в сенате скажут за аннексию и этой части Лузитании. И самое-то ведь смешное, что и не только в римском сенате. Если уже сейчас некоторые из тамошних лузитан начали шутить на тему "приходите и володейте", то через пару-тройку лет шутить так будут уже многие, а некоторые - уже и не шутить, а ждать всерьёз, и с каждым годом таких будет всё больше и больше, и весь тамошний народ будет постепенно свыкаться с мыслью о неизбежном в перспективе присоединении к Турдетанщине. А поскольку и территория к югу от лимеса обживается и окультуривается нашими буквально на глазах, и сравнение уровня жизни ну никак не в лузитанскую пользу получается, то и отношение к означенной перспективе у тамошних лузитан постепенно меняется.
   А заодно - меняется их отношение и к этой соплеменной разбойной вольнице, не дающей зажить и к северу от лимеса так, как живут к югу от него. И сколько там тогда останется тех упёртых на традиционной голодранческой самобытности, когда основная их масса сложит свои удалые, но дурные головы в набегах? И сдаётся мне, что когда придёт срок, и станет МОЖНО - не столько завоевание это уже будет, сколько аншлюс. Сами же и партизан своих унять нашим помогут, дабы новую жизнь налаживать по-человечески не мешали, и новый лимес уже по северной части своей долины помогут нашим выстроить в ударные сроки, дабы новые партизаны с севера не набегали и не куролесили почём зря. И всё, что для этого нужно - это вести себя с ними нормально и по-добрососедски, дабы они видели, убеждались и привыкали, что вовсе не так страшен турдетан из-за лимеса, как их доморощенные урря-патриоты его малюют...
   Из смягчения режима карантина на зимний период вытекал и ещё один нюанс - резкое повышение пропускной способности наших пограничных КПП и "концлагерей". И это породило ещё одни дебаты националистического характера - кому из переселенцев к нам предоставить наибольшее благоприятствование. Дело в том, что помимо обладателей "гринкарт", получивших их от наших вербовщиков ещё по прежнему месту жительства, с которыми вопросов не возникало, в фильтрационных "концлагерях" накопилось немало и заявившихся наудачу без "гринкарт", но зарекомендовавших себя в лагере вполне хорошо и признанных подходящими для их получения. Обычно при равных прочих предпочтение отдавалось титульной нации, то бишь турдетанам, и многие в Совете настаивали на этом, а нам на сей раз позарез требовалось побольше бастулонов. Точнее, нам нужны мореманы независимо от их национальности, но среди турдетан их мизер, а среди бастулонов таких полно. И в результате опять получается конфликтная ситуёвина на национальной почве.
   Ноги у этого вопроса выросли на Кубе в связи с успешным развитием местного судостроения. Назревало строительство на верфи Тарквинеи нового поколения океанских кораблей, а экипажи для них кем комплектовать прикажете? Понятно, что и из турдетан будем добровольцев набирать, и из разноплемённых рабов, заслуживающих послушанием и усердием освобождения, но основной-то ведь костяк должен быть из людей, сведущих в мореплавании, и где их таких набрать? Сколько-то, конечно, можно подобрать и фиников из того же Карфагена, где после его демилитаризации множество мореманов осталось без работы, перебивается случайными заработками и с удовольствием, только предложи им, вернётся к работе по специальности. И сколько-то, конечно, мы вербуем и их, но фиников нам в наших колониях слишком до хрена не нужно - надо-то, чтобы и они среди турдетан ассимилировались, как и все, а не кучковались в финикийскую диаспору. Я ведь упоминал уже о вербовке в том же Карфагене молодых бесхозных финикиянок в качестве невест для наших колонистов? Вот и пущай за испанцев, да за берберских вольноотпущенников, а то даже и вовсе за принявших наш образ жизни гойкомитичей замуж там идут, дабы все там поскорее отурдетанивались, а не за своих фиников. Вот и получается, что бастулонов нам туда побольше нужно. По мореманской части они практически как те же финики, которым своими мореманскими навыками и обязаны, но это свои финики, испанского разлива, и с турдетанами они ассимилируются легко и охотно.
    []
   Но поскольку набираться они будут, получается, вместо турдетан, многим у нас это не понравилось. Пришлось выдержать достаточно жаркие споры и согласиться в ходе их на то, что сперва среди турдетан всех мореманов примем, какие найдутся, и уже только потом недостающих среди баcтулонов доберём. Ну так а мы разве против? Мы бы и одних только турдетан с удовольствием набрали, да только где же среди них столько мореманов отыскать? Сухопутный же преимущественно народ. По мере ассимиляции грань, конечно, будет постепенно размываться, но пока-что мы имеем то, что имеем, и с этим приходится считаться. Хвала богам, вожди в Большом Совете - вменяемые в основном люди, которым можно разъяснить ситуёвину и убедить в необходимости некоторых не самоочевидных на первый взгляд и не самых приятных решений. Ну, запрещальщику разве только этому, как всегда, пришлось разжёвывать, почему не получится запретить бастулонам быть лучшими мореманами, чем турдетаны, гы-гы!
   Смех смехом, но из-за этого идиота заседание затянулось, и я ни хрена не успел на урок в школу. Ну, не один только я, и мой случай - ещё не самый тяжёлый. Изема, моя ассистентка, хоть и не могла подменить меня полностью на уроке пятиклашек, перенесла его на следующий раз, через день, а пока провела углублённую практику по пройденному материалу, которую мы планировали немного позже, о чём и доложила мне на перемене. Ну, хвала богам, хоть так. А урок Миликона пришлось вообще со следующим по другому предмету рокировать, да и на передвинутый-то царь успевал с большим трудом - начать пришлось его помощнику, которого наш венценосец послал вперёд себя.
   - Опять этот Танцин Запрещалкин вас задержал? - угадала Юлька.
   - Ага, млять, он самый! - подтвердил я, - Чтоб ему ни дна, ни покрышки!
   - Закон всемирного тяготения он запретить ещё не предлагал?
   - Пока - только закон сообщающихся сосудов.
   - Особенно информационных? - она расхохоталась, наглядно демонстрируя как раз означенный закон в действии, - Помощник Миликона только что сказал нам, мы чуть с ног все не попадали!
   - Вам тут хотя бы сдерживаться не нужно было, а прикинь, каково нам в Совете было выслушивать подобную анинею и делать морду кирпичом, соблюдая этот грёбаный этикет? Ага, протокольный стиль поведения называется! - я бы ещё добавил соображений по рациональному использованию патологического дурачья в качестве живых мишеней на стрельбище с последующей переработкой на удобрения, но прозвенел колокольчик, а мне предстояло проводить урок у седьмого класса. И так-то материал не из простых, на Изему его хрен перегрузишь, только самому вести, так ещё же и школота уже в курсе новостей, и мне пришлось даже прервать урок, дабы объяснить им, что было на самом деле, поскольку "сарафанное радио", конечно, преувеличило всё в "стандартные" три раза.
   За обедом, как я и ожидал, пришлось аналогично просвещать и семью, которая тоже пока была в курсе только через то же самое "сарафанное радио". И дети хохотали, и супружница, когда я пошутил, что до лагеря юнкеров и эта преувеличенная новость имеет все шансы добраться, преувеличившись ещё разок с тем же коэффициентом - опять же, в каждой шутке есть доля шутки. Хвала богам, не пришлось хотя бы уж разжёвывать правду трём принятым после обеда клиентам, которые уже имели более взвешенные сведения. И уже катастрофически не получалось даже заглянуть в министерство, потому как ещё же в лагере у юнкеров занятия проводить. Поэтому отзвонился туда секретутке, чтоб передала помощникам моё распоряжение сегодня самостоятельно решать вопросы, не требующие моего присутствия, а все, какие требуют - перенести назавтра. Аналогично переносились, естественно, и приёмы зарождающейся промышленной буржуазии. Безобразие, конечно, сам эту бюрократическую волокиту ненавижу, но куда от неё деваться? Причина её - наш кадровый затык, для рассасывания которого я и вынужден допускать эту волокиту сейчас. Лучше уж так, пока и буржуинов-то наших турдетанских не столь уж много, и вопросов у них не такой поток, а вот позже, когда их прибавится, если мы к тому времени кадровый затык не рассосём - вот тогда наступит полная жопа. Так что уж лучше сейчас...
   К счастью, сегодня в лагере не моё занятие с юнкерами было первым, так что не было необходимости спешить сломя голову, дабы их там не задрочили античной военной наукой эти Кербер со Слепнем, как наш молодняк прозвал своих ежедневных мучителей. Туда уже выехал Володя для ознакомления юнкеров с первым поколением огнестрельного оружия - кремнёвым. Въехав в лагерь, я как раз и застал его лекцию в разгаре.
   - Чтобы простая продолговатая пуля не кувыркалась в полёте и летела в цель, а не куда её заблагорассудится самой, ей нужно придать вращательное движение вокруг её продольной оси, - втолковывал молодняку спецназер, - Для этого внутри ствола нарезаны винтовые нарезы - не такие, конечно, как в крепёжной гайке, а растянутые, и их в стволе делается несколько. У нас - шесть. При нажатии пальцем на спуск курок освобождается от упора и под давлением пружины бьёт по крышке полки. Этим ударом он открывает её, а зажатый в нём кремень высекает из неё искры. Вы все видели нашу ударно-кремнёвую зажигалку и пользовались ей для высекания искр - оружейный ударно-кремнёвый замок устроен и работает точно так же. Искры воспламеняют насыпанный на полку затравочный порох, а от него через маленькое запальное отверстие воспламеняется основной заряд. В замкнутом пространстве казённика заряд сгорает со взрывом, и давление его газов толкает пыж и пулю вперёд. В стволе свинцовая пуля врезается в нарезы, и это вынуждает её идти по стволу с проворотом, а после вылета из него - вращаться по инерции. За эти винтовые нарезы в стволе оружие и названо винтовкой. Нет нарезов - это ружьё, есть - винтовка.
    []
   - А разве нельзя сделать оперённый пуля, почтенный? - спросил его парень из ускоренного школьного выпуска, - Ну, как стрела для лук или арбалет. Я сам не видел, но ребята говорил, что нарезать ствол трудно, иногда совсем не получается. Оперённый пуля летит прямо, зачем ствол нарезать?
   - Молодец, хороший вопрос, - одобрил Володя, - Можно, конечно, и так. Такая пуля не будет кувыркаться и при выстреле из гладкоствольного ружья. Можно сделать и такую пулю, которая будет вращаться от пороховых газов или от сопротивления воздуха при её полёте, но все такие пули получаются сложнее и дороже той простой для нарезного ствола. Само оружие - многоразовое и сохраняется, а пуля - одноразовая и расходуется. И чем проще и дешевле то, что расходуется, тем лучше при равных прочих условиях. Кроме того, представим себе неприятный случай - наша винтовка попала в лапы к тем, к кому не должна была попасть. Этого нельзя допускать, но в жизни может случиться всякое. И если оружие окажется простым, то те же греки или римляне смогут его скопировать. С тяжким трудом, по цене на вес серебра, если не золота, удручающе низкого качества и в мизерном количестве, но в принципе - смогут. С гладким стволом, например. А с нарезным, да ещё и не имея наших инструментов и не зная, как это делается у нас - пусть попробуют, а мы с вами понаблюдаем за их муками и посмеёмся над их сизифовым трудом. Чем сложнее это наше оружие, которым мы с вами не хотим ни с кем делиться, тем труднее посторонним его воспроизвести, даже если они и ухитрятся как-то заполучить его образец.
   - Толку-то от него без пороха! - заметил Миликон-мелкий, - А где им его взять?
   - В Египте, - вмешался я, как раз к этому моменту спешившись и размяв ноги, - Смесь на основе селитры, подобная нашему пороху, хоть и похуже его, уже многие сотни лет известна египетским жрецам Амона. Секрет изготовления своего пороха они из своих рук, конечно, не выпустят, но сделать его на заказ за хорошую плату - почему бы и нет? Я как раз на них поэтому и валю все свои шумные эксперименты со взрывами и стрельбой, если их не получается провести совсем скрытно. Все ведь знают, что я достаточно богат и могу позволить себе дорогостоящие чудачества, - юнкера рассмеялись, - Но если его могу заказать жрецам Амона я, то почему не могут другие - на самом деле, а не заметая следы собственного производства, как я? Птолемею Очередному они едва ли откажут, если он их хорошо попросит, а он попросит очень хорошо, если его об этом попросит римский сенат. Друг и союзник римского народа - положение обязывает, как говорится. Поэтому пороха римляне достанут, сколько понадобится, если очень захотят, и создавать им потребность в нём - не в наших с вами интересах. Чем труднее им сделать оружие, использующее порох, тем это лучше для нас.
   - Поэтому и механизм винтовки сделан сложным? - поинтересовалась одна из девок, - Чтобы его трудно было сделать без твоей мануфактуры, досточтимый?
   - И это тоже, конечно. Гораздо проще было бы нарезать с казённой части ствола обычную резьбу и заглушить её болтом, чем городить эту ствольную коробку и казённик с зарядной каморой, в который ещё и впихивать ударно-кремнёвый замок, а потом городить ещё и механизм прижима казённика к стволу. Я на моей мануфактуре такую конструкцию позволить себе могу, а вот как её будет выковывать и выпиливать на коленке из кричного железа греческий или римский оружейник? Я бы на его месте испугался и отбрыкался бы от такой работы всеми четырьмя конечностями, - вся учебная центурия рассмеялась, - Но это заодно, а главный резон такого навороченного механизма заряжания с казённой части - это скорострельность. Ты уже показывал им, Володя?
   - Пока только открытие и закрытие затвора. Заряжание и пробный выстрел как раз хотел показать. Но с дула я её заряжать не собираюсь - мазохист я тебе, что ли? Сам с этим гребись, если делать нехрен! - я расхохотался, да и Волний с Кайсаром и Мато тоже в кулаки прыснули, поскольку им-то я ещё дома объяснял и показывал разницу.
   - Смотрите все сюда! - спецназер взял в руки винтовку так, чтобы всему строю была хорошо видна её затворная часть, - Огнестрельные боеприпасы - это вам не стрела, и заряжание оружия с ударно-кремнёвым замком - дело непростое. И хотя вы у нас люди с неплохим образованием, многим из вас придётся служить за океаном и учить обращению с винтовкой простых солдат, набранных из тёмной неграмотной деревенщины. И поэтому - не для вас, а для них - весь этот процесс заряжания, слишком сложный для крестьянина, разбит на элементарные приёмы, которые солдаты будут выполнять по вашим командам. Командуй, Макс, раз и ты уже тут, что ли?
   - Хорошо, пусть привыкают сразу. Ну что, готов? Курок взведи! Полку открой! С полки сдуй! - Володя дунул для наглядности так, что воздух в запальном отверстии аж засвистел, - Смысл понимаете? Если это не первый выстрел, то на полке остался нагар от предыдущего, и его нужно сдуть, чтобы полка была чистой. Пусть лучше ваш боец дунет лишний раз, чем не сделает этого, когда это необходимо, и получит ожог от вспыхнувшей новой затравки. Все поняли? Тогда - продолжаем дальше. Патрон достань! Патрон скуси! - спецназер надорвал зубами бумажную обёртку заряда, - Затравку сыпь! Полку закрой! Курок спусти! Затвор открой! Заряд засыпь! Пулю оберни! Пыж сомни! В затвор вложи! Придави! Затвор закрой! Курок взведи! Вот теперь, ребята и девчата, винтовка полностью готова к выстрелу. Сейчас нам с вами не нужно ни поражать цель с четырёх сотен шагов, ни пробивать щиты с доспехами, поэтому заряд в учебном патроне отмерен ослабленный, да и стрелять мы будем вон в ту мишень. Готовьсь! Цельсь! Пали! - о грохоте выстрела предупредили всех заранее, так что этого они ожидали, но дырка от пули в самом центре мишени впечатлила всех, - Как видите, благодаря целику с прорезью и мушке из винтовки можно прицелиться гораздо точнее, чем из арбалета, не говоря уже о луке. Именно это и делает её дальнобойным оружием - с настоящим боевым зарядом, конечно.
   - А теперь, поскольку на сегодня мы стрельбу закончили, оружие нужно после неё вычистить, - объявил Володя, - В боевых условиях это делается без его разборки, но мы сейчас в лагере и можем позволить себе полноценную чистку и смазку механизма. Для этого производится неполная разборка винтовки. Она несложная - мы просто открываем затвор, отжимаем его упор и вынимаем его из ствольной коробки, - он показал юнкерам, - Теперь нам и ствол чистить от порохового нагара удобнее, и зарядную камору затвора.
    []
   - И кстати, в самом крайнем случае, если уж вас припрёт, то с нескольких шагов вы можете выстрелить и из самого этого затвора отдельно от винтовки, - добавил я им для общего развития, - Будем надеяться, что никому из вас это никогда не понадобится. У нас есть уже и нормальные пистолеты такой же системы, и у вас они тоже будут. Но если что, то на крайняк знайте, что можно до кучи ещё и вот так.
   - А револьверов у нас разве не будет? - встревожился Кайсар.
   - Будут и револьверы, не беспокойся, - хмыкнул я, - На старшем курсе вы точно так же будете изучать и капсюльное оружие, и унитарное. Но для них нужно производство хотя бы капсюлей, а в той же Тарквинее я его разверну ещё нескоро, и сообщение с ней у нас ещё не столь уж частое. С другими колониями на отшибе - тем более. Попадёт кто из вас служить туда, расстреляет боеприпасы, а без них и револьвер бесполезен до подвоза новых. Будете тогда хотя бы с казнозарядными кремнёвыми пистолетами. Да и солдатам своим покажете, что с чем они службу тащат, с тем и вы управляетесь половчее их.
   - А теперь, раз уж у нас зашла речь и о более простом дульнозарядном оружии, я немножко покажу вам и обращение с ним, - спецназер как раз закончил чистку винтовки и собрал её, - При закрытом затворе наша казнозарядная винтовка ничем принципиально не отличается от более простой дульнозарядной, и её тоже можно зарядить и с дула, если вам вдруг станет скучно от нечего делать, - строй рассмеялся, - Заряжать я не буду, просто объясню и покажу. Затравочный порох на полку - как и в казнозарядном случае, это вы уже видели. Допустим, я это сделал. Но раз затвора у меня нет, основной заряд я должен заложить с дула, - Володя поставил винтовку стоймя и изобразил рукой засыпку пороха в дуло и вкладывание следом смятой бумажной обёртки патрона в качестве пыжа, а затем и пули, - Чтобы затолкать пыж и пулю через весь ствол в казённик, я должен теперь достать шомпол и толкать им. Но если пыж протолкнётся без особого труда, то представьте себе, каково прогнать через НАРЕЗНОЙ ствол пулю! Без молотка - даже не пробуйте.
   - С гладким стволом это было бы гораздо проще, - добавил я, - Но с казённой части при открытом затворе это всё равно быстрее, легче и удобнее. Так можно зарядить винтовку или гладкоствольное ружьё даже лёжа, скрываясь в засаде, чего вы никогда не сделаете при заряжании его с дула. Поэтому мы и не заморачиваемся с дульнозарядным гладкоствольным оружием, а по соображениям секретности, поскольку его сделать легче, оно у нас вообще под запретом Я, как правило, не сторонник тупых запретов, но против вот этого запрета у кого-нибудь из вас есть возражения? - юнкера рассмеялись.
  
   7. Производственная практика.
  
   - Я тоже понятия не имею, кто такие эти англичане, но если твой отец говорит, что они ружья кирпичом не чистят, то это значит, что и у них тоже есть ружья, - раздался из-за палатки голос Миликона-мелкого, - Интересно, хуже наших или лучше?
   - Да нет, это шутка какая-то наверняка, - возразил Волний, - Они же при этом смеялись, да и было это не в станочном цеху, а в инструментальном. Возле ящика с этим новым искусственным наждаком. Мне кажется, имелось в виду, что кирпичный порошок - хреновый абразив, а вот этот их наждак, который корунд - гораздо лучше его. Говорили же ещё и про связку, и про спекание - явно же собирались бруски и шлифовальные круги из него делать.
   - Ну так это же резцы с фрезами точить, - заметил Мато, - Правда, я не совсем понял, при чём тут тогда ружья...
   - Шлифовать металл после фрезеровки, - догадался Кайсар, - Видели же, какая у деталей поверхность из-под фрезы? Медяшку можно пилить, как напильником. Разметки не видно ни хрена, да и покорябаться можно. А кругом шлифануть - и быстрее, и точнее, чем припиливать - заусенцы только потом по краям смахнуть, и все дела.
   - А при чём тут тогда какие-то шуры и золото? - спросила одна из девок.
   - Пилите, шуры, они золотые? - уточнил мой наследник.
   - Да, именно так твой отец и сказал, и они после этого опять смеялись.
   - Каллироя, это тоже какая-то шутка, естественно. Кто такие эти шуры, я тоже не знаю, а золото - ну, это же явно намёк на дороговизну ручной работы. В смысле, если деталь врукопашную напильником шкрябать, то она по цене золотой окажется. На самом деле не настолько, конечно, но смысл их шутки в том, что слишком дорого выходит, если делаешь большую партию. Станок соорудить и шлифовать на нём дешевле получается.
   - Так, ребята, шухер! - это она уже прошептала, - Они где-то близко! - судя по их удаляющимся шагам, для наших ушей их рассуждения не предназначались...
   - Ну, твой-то меня не удивляет, - проговорил Володя, когда мы отсмеялись, - Ты его и дома-то с самого младенчества эдакой ходячей аномалией воспитывал, и кажется, не зря - буржуин из него вырастет грамотный, и помощники у него намечаются тоже вполне ему под стать - будущее промышленное и вообще техническое развитие наших потомков у меня теперь беспокойства не вызывает. Но эти-то твои пацаны - понятно, ты их как раз в помощь своему и готовил, а царёныш и девки? Нормальная пацанва в перерывах между учёбой - ну, водку-то, допустим, и я пьянствовал в меру, но уж дисциплину побаловать и порядок похулиганить - это же святое! Ну а нормальные мокрощёлки чем интересоваться должны вне учёбы? Тряпками и побрякушками! А они - заметь, не для показухи ни хрена, а наоборот, втихаря - учёбу, млять, обсуждают!
   - Ну, не саму учёбу, а то, чего мы им, по их мнению, недоговариваем. Пытаются по нашим проговоркам разобраться и вычислить, что это мы от них такое скрываем. Ты на их месте разве не пытался бы?
   - Нет, ну это-то ясный хрен, но не вместо же хулиганок, а как-то между ними. А им это, получается, реально ИНТЕРЕСНЕЕ любых игр и хулиганских выходок.
    []
   - Так ведь естественно же. Мы ведь сами отчего хулиганили в старших классах? Оттого, что не нахулиганились вволю в младших. Нам всё "запрещали и не пущали" тупо и без разбору, и того, что нам удавалось урвать втихаря, нам не хватало, чтобы вырасти из этого детства побыстрее. А мы наш молодняк учим всему, что им интересно - как это всё проделать грамотно и безопасно для себя и окружающих, не рискуя при этом искалечить ни себя, ни их, а в идеале и не создавая никому неудобств. То бишь пресекали им чистую хулиганку, но давали взамен не хулиганскую, а вполне нормальную возможность сделать всё то же самое и утолить своё естественное детское любопытство. Это они и сделали, так что теперь у них и интересы уже повзрослее, чем оставались у нас в их годы.
   - Этого-то Юлька и бздела, да ещё и мою настропаляла, когда тебя переубедить не смогла, - хмыкнул спецназер, и мы с ним рассмеялись.
   Более взрослые интересы неизбежно вели молодняк к более раннему интересу к противоположному полу, и беспокойство баб было понятно - их ведь тоже воспитывали в детстве со всеми дурацкими заморочками нашего современного социума, а чтобы понять, что клин клином вышибают - это же надо уметь мыслить нетривиально, чему их уж точно не учили, а учили бздеть, "как бы чего не вышло". И нас тоже, строго говоря, учили тому же, но не столь успешно, потому как с бабами этому способствует их бабий конформизм, пацанва же - индивидуалисты в гораздо большей степени. Я ведь упоминал, в каком шоке была Юлька, когда я подарил Волнию трубу, прекрасно понимая, что он с его компанией в неё разглядывать собирается? Как раз это её шокировало, кстати, гораздо больше, чем сам факт, а ведь элементарно же, если вдуматься непредвзято. Ну, попялится пацанва на голых баб, разглядит их во всех подробностях, так в том возрасте им больше ничего и не нужно, и чем скорее любопытство утолят, тем меньше будут этим делом озабочены. Из этой же серии и совместные уроки в школе нашей мелюзги с "гречанками" Аглеи, и хвала богам за то, что античный мир предоставляет подобные возможности. Общаются же не только на самом уроке, но и на переменах, так что и наслышаны они друг от дружки о многом, и школьным шмакодявкам поэтому не нужно объяснять, почему их общение с парнями не должно переходить определённых границ, да и "гречанки", передумавшие становиться гетерами и перевёвшиеся к нашим, только усиливают этот эффект. Это в Греции бабам доступно лишь два пути - либо запертой в гинекее тупой курицы, либо гетеры - более свободной и хорошо образованной, иногда популярной, если и внешность не подкачала, но один хрен шлюхи, которую уважающий себя мужик в законные жёны не возьмёт. Но это в Греции третьего бабам не дано, а у нас с некоторых пор - очень даже дано и третье, позволяя девкам поумнее уникальную для античного мира возможность жить интересно, но вполне добропорядочно. А в результате и внимание пацанвы приковано к гораздо ярче выраженным выпуклостям "гречанок" постарше, как действующих, так и бывших.
   Сейчас старший поток как раз в том возрасте, когда сексуальная озабоченность неизбежна. В нашем современном мире - самый опасный период, когда разум не у всех в состоянии справиться с бурлящими гормонами, да ещё и надежда есть, что всё обойдётся благополучно. У девок, например, что "и такую возьмут", и ведь многих в натуре берут, так что и тормоза отключены. Но у нас на дворе античный мир, а посему и девки знают, что здесь им - ни разу не тут, и недавний случай с непутёвой Тутелой - как раз в тему, и пацанва с ума не сходит, потому как в лагере все ухайдаканы до состояния нестояния, а в выходные и на каникулах - "гречанки" действующие в радиусе шагового доступа на что? Вот, как раз для того, чтобы проблем соответствующего характера ни у кого не возникало. А к концу учёбы и озабоченность у пацанвы обороты сбавит, и однокашницы подрастут, да ничем не худшие формы отрастят. А при равных прочих - и мозги у девок на месте, и образованы правильно, и круг интересов тот, и репутация, и характеры давно известны, и бытовая неприхотливость лагерным бытом привита надёжно - ага, фирма гарантирует. Ну и хрен ли тут думать, расхватывать надо! Где тут лучших-то найдёшь? Так что не о чем и девкам беспокоиться, на фигуристых "гречанок" глядя - к выпуску они им не соперницы, а сейчас - очень даже помогают поддерживать пацанву во вполне вменяемом состоянии. Не просто же так наставницы и сюда их привезли, в Лакобригу. У юнкеров по учебному плану - производственная практика, у школоты - производственные экскурсии, а до кучи и у будущих гетер тоже своего рода экскурсионный ликбез, дабы не были и среди нашего молодняка совсем уж табуретками. Уровень обязывает держать марку. Заодно на конном заводе верховой езде обучаются, и если кого здесь и надо охранять, так это их от местных мужиков, шалеющих с их штучной внешности, а не наших юнкеров друг от дружки. Зима в этот год как нарочно выдалась тёплая, прямо как в те прежние годы, а сами "гречанки" закалённые, так что одеваются на выезд по-летнему, а кое-кто и вовсе голышом рассекает, вываливая местных в нехилый осадок...
    []
   - Да едрить же твою налево! - рявкнул работяга-наставник на практикантку, - В задницу тебе этот резец загнать заподлицо и вытащить с двойным проворотом! Кремня с огнивом у тебя нет, что ли?! Из какой дыры у тебя руки выросли?! Тьфу! - тут только он спохватился, едва не дав подзатыльник, что облаивает не парня, а девку, но уже хохотали все вокруг, - Ну, это самое, ну кто ж так резец точит!
   - А при чём тут кремень с огнивом, уважаемый? - поинтересовалась та, стоило только миновать опасности подзатыльника.
   - При том, что ты не режешь металл, а огонь трением добываешь, дурында! Вот, смотри, резец уже аж красный - щепку можно поджечь для растопки печи.
   - Ну, уже не красный...
   - Правильно, уже остыл, пока мы тут с тобой языками болтаем! Ну вот кто тебя учил так резцы точить?
   - А что я неправильно-то сделала?
   - Смотри, где он у тебя затирает, - подсказал ей подошедший Кайсар, - Вот, бок затёртый - ты на нём угол не спустила, и он у тебя трёт - открепляй, перетачивать надо.
   - Этот - уже не надо, - поправил его работяга, - Сожгла она его, теперь только перекаливать его по новой. На вот, дурында, вот этот точи, - он протянул ей запасной, - Да смотри мне, на наждаке его не сожги! Торопиться хорошо, когда вшей ловишь, а на станке - это тебе не веретеном прясть. Сильно не дави, сняла немного - в воду окуни, да углы все поаккуратнее снимай. И за искрой следи, она красной должна быть, а если она огненного цвета, значит, опять прижгла - окунай в воду почаще и снимай ещё, пока снова красной не станет. Беда с вами, шмакодявками! Вот где на вас резцов напастись, едрить твою налево!
   - Чего шумишь, Авдас? - я как раз подошёл разобраться, из-за чего сыр-бор.
   - Да вот, досточтимый, - и показывает мне злосчастный резец, - Ну разве ж это работа? Кто ж так инструмент точит?
   - Ты забыл уже, как сам затачивал свои первые в жизни резцы? - подгребнул я его вполголоса, дабы не срамить при молодёжи.
   - Ну, было дело, - и мы с ним рассмеялись, вспоминая, как я прикуривал свою сигариллу от его раскалённого трением резца, после чего сам шёл с ним к наждаку и сам показывал ему, как это делается правильно, - Но всё-таки, досточтимый, зря ты это дело с пигалицами этими затеял. Прясть, ткать, да стряпать - вот и всё, на что способна баба, ну так пускай бы они этому и учились.
   - Это они со школы ещё умеют, а мне нужно, чтобы теперь и вот это умели.
   - Да толку-то от них! Вот смотри, вторая только деталь, да и ту никак мы с этой дурындой не доделаем. Да без неё я уже пятую заканчивал бы!
   - Ну, не пятую. Три сделал бы и работал бы над четвёртой. Но до пятой за такое время не добрался бы даже ты.
   - А на спор, досточтимый? Вот клянусь молотом Гойнби!
   - Да не надо мне на спор, Авдас. Не знаю я тебя, что ли? На спор ты сделаешь и шесть, если в раж войдёшь, да только после этого столько же времени и отдыхать будешь, высунув язык. А слесаря замучаются допиливать и зачищать за тобой эту твою рекордную продукцию. Ты лучше работай так, как ты весь день можешь работать, не перенапрягаясь, зато в лучшем виде.
   - Сделаешь тут в лучшем виде с этой шмакодявкой! Ведь смотри же сам, чуть не запорола, ещё немного, и брак бы сделала, и сколько трудов насмарку! Принесёт резец - и ну её к воронам, я лучше сам последний чистовой проход сделаю! И какой тогда толк от таких горе-работниц? Только под ногами путаются и работать нормально не дают! Вот то ли дело с твоим парнем было в прошлый раз? Тоже, конечно, и лажанётся иной раз, и медленно выходит, но ведь не порет же и соображает сходу, да и спросить не стесняется, если чего забыл или не знал - сразу видно, что ты учил. Да и будущий хозяин как-никак - научим, вникнет во всё, разберётся, так нашим же детям, как и нам с тобой, лучше с ним работаться будет. Вот дал бы ты мне его, так с ним уже и третью деталь доделали бы. А с этими девками - время только зря теряем. Ну какой от них толк?
   - Для работы - почти никакого, конечно, - согласился я, - Да и не в этом смысл, а в том, чтобы хоть во что-то вникли и хоть что-то в этом деле понимали. Я сам вот часто здесь бываю? То в правительстве дела, то война очередная, то за Морем Мрака где-нибудь шляюсь, а ваши вопросы из-за этого месяцами, бывает, не решаются. Это разве хорошо? И Волний, когда придёт его время, точно так же повсюду мотаться будет. Пока дети мелкие, и старший сын подменить отца ещё не в состоянии, с кем управляющий срочные вопросы решать будет? Только с хозяйкой, женой хозяина. А для этого нужно, чтобы она в деле и сама соображала - не так хорошо, конечно, как муж, похуже, но чтобы и её решение было хотя бы уж терпимо для дела до его возвращения.
   - Ну, это-то - да, - признал работяга, - Будущую хозяйку учить, конечно, тоже надо. Но с остальными-то мучиться зачем?
   - Так откуда ж мне знать, Авдас, кто эта будущая хозяйка? Кого он сам выберет, та и будет. Навязывать ему против его воли я не стану никого - ему же с ней жить, не мне. И ограничивать ему выбор тоже не годится - чем шире будет его выбор, тем лучше. И не одному только ему - будут и ещё мануфактуры. Поэтому и учить надо многих.
    []
   - А разве не вон та? - хитро прищурился токарь, указывая на крутившуюся всё время возле граверного станка Турию, пытающуюся там даже что-то помогать Волнию и его наставнику в настройке пантографа, потому как мой наследник был занят гравировкой по нашему монструозному мастер-шаблону уже тех рабочих шаблонов, по которым будут затем гравироваться логарифмические линейки нормального типоразмера, - Хоть она ещё и шмакодявка, но из неё как раз толк выйдет, а к твоему парню она так и липнет, хе-хе!
   - Хорошо бы, конечно, но решающий голос - всё-таки за ним...
   Я не акцентируюсь на том, что для массовой промышленности нужен массовый инженерный корпус, который как раз из юнкеров и готовится - вопрос этот для Лакобриги болезненный, поскольку все уже знают о намеченном переносе хайтечного производства в Нетонис, и во всех семьях моих здешних работяг только и разговоров, что об этом. Место давно насиженное, и жопу от него отрывать никому не в кайф, особенно обросшим всяким домашним скарбом бабам. Не зря же говорят, что один переезд равен двум пожарам, и их недовольство я прекрасно понимаю - самому столько разных проблем с этим переносом решать предстоит, сколько эти гегемонши представить-то себе не в состоянии, но такова уж судьба буржуина. Млять, радовались бы лучше, что сохраняется за их мужьями ценой этого переезда хорошая, высококвалифицированная и неплохо оплачиваемая работа, нету там согласных работать за гроши китайцев, а нормальная жизнь на Азорах наладится куда быстрее, да ещё и без этих идиотских тутошних ограничений, связанных с вынужденной маскировкой под псевдоантичный ампир! Это здесь палиться нельзя, а там римских глаз и ушей нет, и заживут они скоро на Азорах как белые люди. Но откуда ж им сейчас и здесь об этом знать? Вот и бздят поэтому от предстоящих неведомых им перемен.
   А ведь будет развёртываться промышленность и на Кубе, и на Капщине, даже на Сан-Томе какая-никакая со временем напрашивается - зря я, что ли, в каждой колонии к её гидроресурсам первым делом присматриваюсь? И везде для местной мануфактурной промышленности нужны будут сведущие в производстве кадры, способные и предприятие организовать, и рабочих обучить, и возникающие то и дело вопросы разруливать. И ещё не факт, что у мужиков до всего этого руки доходить будут, потому как прежде всего на службу они туда направляться будут, кого куда распределят. А значит, что-то и их жёнам по этим делам разруливать придётся, пока муж службу тащит. Да и детей-то, пока они ещё мелкие, кто в большей степени воспитывает? А ведь как раз на этом этапе и закладывается в значительной мере та часть будущей натуры, которая от воспитания зависит, и как его с раннего детства мамаша приучит, так он и будет воспринимать всё, когда вырастет. Вот и как тут при таком раскладе девок не обучать, хоть и мороки с ними выше крыши?
   - Вот, уважаемый, заточила! - вернувшаяся девка показала наставнику резец.
   - Ну, могла бы и поровнее, - проворчал тот, подправляя оселком, - И вот тут ты его прижгла немного, но - уже другое дело. Для бабы - очень даже неплохо. Закрепляй и будем работать. Нет, теперь отойди, я лучше сам, а ты вот сюда встань и смотри, как это делается. Не надо на рукоятку со всей дури давить, крутишь её спокойно, чтобы стружка шла ровная, и все дела. Видишь, какая поверхность? А вот заточила бы ты его правильно сразу, так давно бы уже сделали. Открепляй и ставь следующую. Как выверять, помнишь? Беда с этими шмакодявками, досточтимый, - это он ко мне уже обернулся, - В другой раз парня мне давай, а девку - кому-нибудь другому. Ну не могу я так работать, раздражает! По очереди хотя бы уж как-то, что ли?
   - Так я же вас по очереди ими и мучаю. Но ты - большему научишь, чем другие.
   - Нет, ну будущую хозяйку, как определится - мне давай, и плевать на очередь. Это же понятно, научить надо хорошо, чтобы во всё вникла и всё понимала. Ради такого дела потерплю, и никаких жалоб ты от меня не услышишь. Но хорошо бы, чтоб вон та - из неё правильная хозяйка выйдет, - судя по смешку практикантки, Волнию сегодня же будет известно, как его тут без него женят. Хотя, для него это давно уже не новость. В основном в виде шуток, поскольку не вошла ещё Турия в те кондиции, по которым всерьёз её можно было бы оценивать, но судя по её мамаше, шансы у шмакодявки превосходные...
   - А что, досточтимый, в это лето точно переезжать будем? - спросил Авдас уже в лоб, - Куда такая спешка? Чем здесь-то плохо? Нормально же здесь работаем, - кажется, у кого-то ещё осталась какая-то надежда на то, что я могу ещё и передумать.
   - Да нельзя больше тянуть. Вот хотя бы даже из-за этих новых станков - нельзя их показывать, кому попало. А уж то, что здесь на них делается - тем более. А у нас и ещё задумки есть, которые лишним глазам здесь видеть никчему. А жене скажи, что силой я за океан никого не тащу, но работы здесь останутся только самые простые. Ну, молоты там механические, да станки попроще, полностью деревянные - это останется, а всё, чего нет у греков - уплывёт на Острова. Вот ты меня спрашивал, найдётся ли у меня здесь работа для твоего сына. Так ведь смотря какая работа. Крицы железные из руды вырабатывать, да кувалдой по ним колотить - это сколько угодно. Но ведь ты же наверняка не такую работу имел в виду, верно? Наверняка ведь хочешь, чтобы твой парень работал на таком станке, каких нигде больше нет, и делал на нём то, чего нигде больше никто не делает? Да и сам ты разве пойдёшь теперь со своего станка обратно в кузницу или точить ручным резцом деревянные скалки?
   - Только если в наказание за какую-то тяжкую провинность, досточтимый. Эти скалки - оно и легче, и проще, но ведь скучно же после вот такой работы.
   - Вот именно. Но здесь только такая и останется, а вся, которая поинтереснее - она вся уплывёт туда, на Острова, с вами или без вас. Но мне бы хотелось, чтобы вместе с вами. Там - будет много сложной, зато интересной работы и для вас, и для ваших детей, и для ваших внуков. Вы уже многое знаете и умеете, справляетесь здесь - справитесь и там.
    []
   - Ну, если так, то тогда конечно, - развёл руками работяга.
   - Ты вот ещё с какой стороны на это дело взгляни. Ты же знаешь, что именно ты сейчас делаешь, и что из этого соберётся? - я указал ему на растачиваемый практиканткой конус в винтовочном стволе, по которому будет центрироваться и перекрывать все зазоры прижимаемый к нему ответный конус затвора.
   - Ну, будет громовая труба из тех, которые ты отправляешь за Море Мрака. На те Острова для тамошнего войска?
   - Не только, но и туда тоже. Детей вот наших тоже учим с ними обращаться - им тоже, когда доучатся, предстоит служить и там, за Морем Мрака. А вот теперь, Авдас, подумай сам, что получается. Ты делаешь здесь то, чего никто больше нигде не делает, и это настолько невиданные вещи, что я за морями их прячу, чтобы лишний здесь никто не увидел. Делаешь - ты, а пользуются - другие, и не только наши учёные дети, но и простые солдаты, даже читать и писать не умеющие, тебе же и попробовать разок никто не дал А чем ты хуже других, если разобраться? Тебе это разве не обидно?
   - Ну, не очень это справедливо, досточтимый, если честно.
   - В том-то и дело. И не от того это, что вы здесь рылом не вышли. Вышли вы и рылом, и всем прочим, просто именно здесь - нельзя. Здесь мы и сами такими вещами не пользуемся открыто. Там, за морями, где все свои, и чужих глаз нет - можно и нам, и вам. Кое-кто из наших литейщиков, что переехали туда раньше - уже пользуются. Здесь твой сын, когда придёт его время, будет служить с копьём и щитом, топая в ногу со всей своей когортой, а там - почему бы и не с винтовкой, если он научится хорошо стрелять из неё? Там - много чего будет всякого. Легко - это вряд ли, но интересно - будет наверняка...
   Гегемоны есть гегемоны. Рукасты, работящи, потому как других и не держим, в своём деле сообразительны, но вне его - простые как три копейки. Вот Авдаса этого хотя бы взять. Лучший токарь на моей лакобрижской мануфактуре, а следовательно, и во всей Испании, и пожалуй, с высокой вероятностью, ещё и во всём античном Средиземноморье. Ну, у греков-то, по крайней мере, уж точно ни одного такого нет, даже не ищите. Нету у них ни одного токаря, подгоняющего затворы к стволам винтовок Холла - Фалиса. Чуете, с какими людьми я тут простым античным фабрикантом работаю? Вот то-то же, гы-гы! А давно ли я сам учил его правильно резцы затачивать? Теперь же, поставь нас с ним рядом на два абсолютно одинаковых станка и дай нам абсолютно одинаковую работу, не уверен уже, что не осрамлюсь. Правда, я и токаришкой-то в своё время был слабеньким, чего и не скрываю, но не суть, потому как речь-то не об этом. Речь о том, что никто не рассказывал Авдасу об этой винтовке и об её предназначении, и пристрелка готовых производится не здесь, а во дворе моего тутошнего "виллозамка", но один хрен слухами земля полнится, и знает уже работяга, что он делает, и для чего это нужно. Ну вот и как я тут могу оставить это производство в Лакобриге? По-хорошему-то, с самого начала на Азорах его открывать следовало, и я бы, конечно, так и сделал, если бы надолго вырваться туда мог. Но как тут вырвешься-то, когда и в Испании столько дел? Так что нахреновертил я тут с этим делом вынужденно, и теперь исправлять это надо, да поскорее, пока слухи ещё по всей стране не расползлись, да в Бетику римскую не уползли. Но если мне самому это понятно сходу, то работягам объяснять надо - гегемоны есть гегемоны.
   А тут ведь даже и не в одних только этих винтовках дело, и вообще, не в одном только огнестреле. А станки эти, на которых он делается - как их здесь оставишь? И о них ведь будут болтать, кто ни попадя, и хотя римских шпиенов станки заинтересуют не столь скоро, как оружие, рано или поздно разберутся, что к чему, и тогда заинтересуются и ими. Так пусть уж лучше слухи непроверяемые коллекционируют о том, что было, да сплыло, и больше здесь ничего такого нет. И пущай гадают, в "стандартные" ли три раза эти слухи преувеличены или во все десять раз. На меня выйдут - скажу, что да, были у меня станки с опорной полочкой для ручного резца, да и опишу им классический средневековый, даже нарисую, если очень уж попросят. А сейчас их нет оттого, что продал я их все за хорошую цену заокеанским купцам, уж больно заинтересовали их аппараты, а у меня и загрузки на них как раз не оказалось, и они простаивали без дела, а я ж буржуин, и время - деньги. В общем, найду я, как тут отбрехаться, потому как дарить римлянам идею токарного станка с нормальным суппортом в мои планы уж точно не входит. И так-то в имперские времена буквально на волосок мимо своего шанса на индустриальную революцию промахнулись в реале, и помогать им не упустить его я не собираюсь.
   Простейший токарный станок по дереву был известен ещё гребиптянам - если и не во времена строительства пирамид, то уж всяко ещё в бронзовом веке. Такой же он и у греков. Заготовка, захлёстнутая петлёй бечевы, вращается при её натяжении туда-сюда в центрах, а ручной резец вроде стамески токарь держит в руках и лишь в лучшем случае не на весу, а опирает на специальную полочку. Дерево так можно обрабатывать или кость, ну медяшку мягкую отожжённую на крайняк, но уж точно не железо и не бронзу. Опиливать их разве только напильником, делается иногда на токарном станке и так, но это не в счёт. А для полноценной токарной обработки серьёзных металлов нужен уже другой станок - с суппортом, в котором резец закреплён жёстко, и который можно перемещать хоть вдоль, хоть поперёк вращения обрабатываемой детали, да не рукой перемещать, а встроенным в станке механизмом, и лучше винтовой передачи тут и в нашем современном мире никто ещё ничего не придумал. Несамоходный суппорт в нашем реале известен с шестнадцатого века - нашей уже эры, естественно, самоходный Нартов при Петре нумер один изобрести сподобится, то бишь в начале восемнадцатого, и все эти станки будут в деревянном ещё в основном исполнении, а полноценные металлические станки как массовое промышленное оборудование - это уже девятнадцатый век. У нас суппорт ещё несамоходный, но станина - уже бронзовая, а самоходный суппорт в планах - усреднённый восемнадцатый век.
    []
   Дарить такую технику греко-римскому миру я ещё с ума не свихнулся. У меня у самого она по каким технологиям изготовлена? Вот как раз по тутошним греко-римским, и если смог я, то по образцу смогут и они. А значит, смогут с их помощью сделать почти всё, что делается и у меня. Ну, с поправками на их примитивную чёрную металлургию, но в принципе - смогут, было бы только с чего собезьянничать. И будут мочь это вплоть до начала пресловутого Кризиса третьего века, то бишь все ближайшие триста пятьдесят лет. Более того, если они это сделают, означенный Кризис может здорово для них отдалиться или смягчиться, а то и не наступить вовсе. Зачем это римлянам, понятно, но вот нам-то это нахрена сдалось? Поэтому не дам я им образцов и в Испании перед их глазами держать их не стану, а заныкаю-ка я их лучше от их завидючих глаз за океаном. Так оно и надёжнее для нас будет, и спокойнее мы будем за наше техническое превосходство.
   Взять хотя бы тот же самый огнестрел. Продвинутой чёрной металлургии путём передела в сталь доменного чугуния в реале не было практически до девятнадцатого века, даже пудлинговый процесс - это конец восемнадцатого, а эти средневековые штукофены с блауофенами давали всё то же кричное железо, от сыродутных криц принципиально не отличающееся - с неметаллическими включениями не удалённого при их проковке шлака и с неравномерным содержанием углерода, от которого гуляют и механические свойства металла. И что, сильно это мешало позднесредневековым оружейникам ковать железные бомбарды и аркебузы? Не мешало это и их более поздним коллегам делать уже мушкеты, да ещё и серийными партиями на мануфактурах. Не помешало и нарезные стволы делать, хоть и не в таких количествах, как гладкие. А чем так уж хуже их античные оружейники? Тигельная лаконская сталь известна Средиземноморью ещё со времён греческой классики, а значит, известны уже и огнеупоры, а уж размеры прекрасно известной сыродутной печи увеличить - особой гениальности не нужно. И на лаконской тигельной плавке можно уже заметить эффект от масштабирования процесса. Но если и не додумаются до штукофена, как не додумались в реале - обойдутся на крайняк и сыродутными крицами. Порох, как я уже объяснял нашему молодняку, давно известен гребипетским жрецам, пусть и хреновее классического, но один хрен порох, и свинца в античном мире полно, так что даже если и не кремнёвый огнестрел, то хотя бы фитильный античным оружейникам в принципе под силу. И если дать им ещё и приличные станки, то осилят в принципе и казнозарядный.
   Собака тут в станочной точности металлообработки порылась. Я ведь упоминал уже, что за основу нашей тутошней артиллерии мы взяли простое и кондовое устройство казнозарядных пушек лохматого пятнадцатого века? Сменные зарядные каморы, которые пробанивались после выстрела и перезаряжались отдельно от ствола, были в заряженном виде по сути дела аналогом современного унитарного боеприпаса, обеспечивая высокую по сравнению с дульнозарядной классикой скорострельность. Проиграли же они к концу того пятнадцатого века дульнозарядкам из-за хреновой обтюрации сопряжения зарядной каморы с казёнником ствола, которого не было у цельнолитых дульнозарядок, и те при тех же калибре, длине ствола и пороховом заряде оказались и мощнее, и дальнобойнее. А как тут обеспечишь хорошую обтюрацию, если даже бронзовое литьё по выплавляемой модели не идеально? Тут и литейная усадка, и отклонение геометрии - эллипсность или яйцевидность вместо идеально круглого цилиндра, так что пороховым газам при выстреле есть куда травить и мимо ствола, саботируя полезную работу по выталкиванию снаряда. И если нет хорошего металлорежущего токарного станка, которого в пятнадцатом веке ещё не было, то подгонку сопрягаемых поверхностей артиллерийского ствола и его зарядной каморы можно выполнить только слесарным путём - ага, пилите, Шура, они золотые. Да только ведь сколько той бронзы на малые орудия остаётся, когда она на большие осадные бомбарды вроде нашей Царь-пушки уходит почти вся? Так что орудия малых калибров не столько из бронзы лились, сколько из железа ковались. А с таким исполнением ситуёвина ещё печальнее - и геометрия гуляет похлеще, и сама поверхность со всеми неровностями из-под кузнечного молота - без слёз на неё не взглянешь. И пока артиллерия у всех была такой, с хреновой обтюрацией мирились как с неизбежным злом. Так бы и продолжали с этим мириться, если бы не подоспел уже более-менее приличный чугуний из блауофенов.
   Каменные ядра требовали больших калибров орудий, а чугуниевые при том же весе имеют примерно втрое меньший калибр. С уменьшением калибров тяжёлой осадной артиллерии уменьшился и расход на неё дефицитной бронзы, высвободив её наконец уже и для лёгких полевых пушек. А литьём из неё можно было уже и дульнозарядные орудия получать, подальнобойнее грубо исполненных казнозарядных, что и решило в конечном итоге их судьбу. Ведь чтобы с дульнозарядками в дальнобойности тягаться - обтюрация нужна без дураков, тут уже хрен схалтуришь, так что пилите, Шура, да потщательнее, они ведь в натуре золотые. Вот и пошла высвободившаяся бронза на те орудия, которые этого слесарного секса не требовали, то бишь на дульнозарядные, а уж кованые из железа таким манером до ума доводить дураков не оказалось. Может и нашлись бы такие трудоголики, да только кто же им закажет работу, неприемлемую ни по цене, ни по срокам исполнения? Воякам ведь как подавай? Числом поболее, ценою подешевле, и чтоб вчера ещё всё было, если чужую армию вместо своей кормить и снабжать не хотите, канальи.
    []
   Так бы и ушла казнозарядная артиллерия в прошлое с концами, но тут подоспел изобретённый в шестнадцатом веке нарезной ствол. И если в лёгком стрелковом оружии свинцовую пулю ещё можно было проколотить через нарезы с дула шомполом, пускай и с помощью молотка, то для артиллерийских калибров это было уже немыслимо. А длинные стволы изготавливать уже научились, что тоже увеличивало соблазн стрелять подальше и поточнее. Но каково протолкать с дула даже через гладкий длинный ствол пыж и ядро, да и заряд пороха, по тем временам пока ещё не картузный? Поэтому интерес к заряжанию с казённой части не пропадал, и попытки вернуться к нему не прекращались. Параллельно с массовой дульнозарядной классикой изготавливались в штучных количествах и длинные нарезные кулеврины небольших калибров с винтовым или клиновым затвором, а иногда и с комплектом сменных зарядных камор. Естественно, уже бронзовые - за исключением единичных малокалиберных экземпляров из железа там, где катастрофически не хватало пушечной бронзы. Но и бронзовые кулеврины не могли вытеснить дульнозарядок - ведь без хорошего токарного станка их обтюрация оставалась результатом дорогостоящего и долгосрочного слесарного геморроя. Всё того же, что и прежде - пилите, Шура, они ведь по-прежнему золотые. То же самое касалось и лёгкой стрелковки, казнозарядные образцы которой вообще-то известны, но тоже единичны. Так и продолжалось всё это безобразие с шестнадцатого по конец восемнадцатого века, пока не подоспели наконец-то позволившие их уже серийный выпуск нормальные металлорежущие станки. Только после их широкого внедрения в промышленность и стал возможен переход на казнозарядный огнестрел.
   При наличии жёсткого токарного станка с суппортом обеспечение обтюрации становится задачей вообще тривиальной. Надо, чтобы ось вращения с осью канала ствола совпала, так это не проблема. На оправке тот канал ствола центрируем, да обтачиваем на стволе снаружи соосную каналу технологическую базу. После этого за неё его и зажимаем и растачиваем в его казённой части посадочное место под сопряжение с затвором. И его тоже подгоняем аналогично, тоже предварительно забазировав соосно зарядной каморе. И лучше, если сопряжение будет не по цилиндру, а по конусу. Тогда и самоцентрирование при прижатии затвора к стволу обеспечивается, и герметизация стыка. Даже погрешность углов обоих конусов не столь страшна, потому как если и не по всей их поверхности, то уж по окружности-то зазор перекроется, а этого для обтюрации вполне достаточно. Если, конечно, у нас правильный круг образующие обоих конусов описывают, а не эллипс, не яйцо и не многогранник. Но как раз это и обеспечивает токарный станок за пару-тройку проходов резцом, закреплённым в жёстком суппорте. Даже и не самодвижущемся, а хотя бы подаваемом вручную вращением рукоятки его ходового винта. Короткие поверхности и на современном станке иной раз ловчее на ручной подаче точить.
   Поэтому, собственно, я и начинал в своё время работу над нашим нормальным казнозарядным огнестрелом с пускай и несовершенного, но уже вполне металлорежущего токарного станка, без которого мы и сами-то не вооружились бы вменяемыми образцами, пригодными для дальнейшего серийного производства на вооружение уже подразделений тарквиниевской ЧВК. Зато теперь, когда этот процесс уже идёт полным ходом, я могу уже с сознанием выполненного долга удовлетворённо потирать руки. Именно так я всё это и объяснил нашим юнкерам на последней лекции перед их производственной практикой, на которой они теперь изучают воплощение теории в реальном металле. Не всем в будущем производством руководить предстоит, но кому-то ведь и войсками командовать, кому-то снабжением тех войск заведовать и от правительства этого снабжения войск требовать, а кому-то и в правительстве все эти вопросы утрясать и производству нужную для армии продукцию заказывать. И чтобы всё это осуществлялось по уму, все должны понимать друг друга сходу, не ища общий язык, а имея его изначально и запрашивая то, что реально можно от производства получить по разумной цене и в разумные сроки, а не в каком-то отдалённом светлом будущем ценой космических затрат и надрыва всех сил. Вот пущай и нарабатывают этот общий язык уже сейчас, юнкерами, учась вместе, получая одни и те же знания и закрепляя их одной и той же практикой. Сейчас, например - затачивая резцы и крутя рукоятки станков, а заодно и общаясь с работягами - как в качестве наставников по работе, так и в качестве представителей трудящихся масс, которые их кроме площадной брани научат до кучи и кое-каким полезным навыкам.
   Научат, конечно, заодно и единству элиты с народными массами, без которого не может быть крепок и устойчив социум, но на техническом фоне, напоминающем о том, что одного только единства мало. Это могут убедительно подтвердить и те же суданские махдисты, чудом уцелевшие при Омдурмане. Уж чего им было тогда не занимать, так это единства, взвинченного завываниями дервишей. Но весомее оно тогда, когда подкреплено винтовками, пулемётами и шрапнелью, то бишь военно-техническим превосходством. А оно обеспечивается превосходством промышленным - теми же станками и работающими на них высококвалифицированными работягами. Сейчас в их практике главное - это...
    []
   - Митурда, даже если тебя и шваркнули в детстве башкой об стенку, это ещё не причина, чтобы ломать пистолет! - наехал Володя на практикантку, занятую сборкой, - Ты бы ещё молотком затвор в ствольную коробку заколотить попробовала! Сама, что ли, не видишь, что сикось-накось его вставляешь? А ты, Калироя, куда шомпол суёшь? Не в стволе ему место, а под стволом. Это тебе не... Тьфу! - спецназер спохватился вовремя, но судя по хихиканью девок и гоготу во весь голос их наставника, все всё поняли.
   В реале Холл кроме своей винтовки образца тысяча восемьсот девятнадцатого года производил и пистолет той же системы. Производственные мощи того времени ещё не позволяли вытеснить этим казнозарядным образцом дульнозарядные пистолеты, но он был достаточно популярен за удобство и быстроту перезаряжания вплоть до появления капсюльных револьверов Кольта, которым не мог не проиграть в силу своей однозарядной конструкции. Для нас же важно то, что до выпуска своей капсюльной модификации этот пистолет, как и винтовка, тоже выпускался кремнёвым, не уступая при этом в надёжности традиционным дульнозарядным образцам, зато превосходя их как в скорострельности, так и в точности огня благодаря нарезному стволу. Конечно, мы могли бы уже вооружить весь командный состав тарквиниевской ЧВК капсюльными револьверами нашего раннего типа, но исходя из нашего принципа обеспечения колониальных войск расходниками местного производства, нужен табельный короткоствол с ударно-кремнёвым замком. Я ведь в своё время упоминал уже о наших попытках сконструировать кремнёвый револьвер? Будь они удачными, я бы этот револьвер и производил, наплевав на унификацию с винтовкой, но с ним мы тогда обломились. Крышка полки с пороховницей и дозатором системы Коллиера, точного устройства которой мы ещё и не знали, показалась нам тогда слишком сложной, а досыпка из неё новой затравки на полку перед каждым выстрелом - слишком муторной. Так что от этой системы мы отказались сразу, а отдельные подпружиненный крышки на каждой каморе барабана нам так и не удалось вписать в окно цельной неразъёмной рамки. В конечном итоге оно оказалось и к лучшему, переключив нас сразу же на капсюльный револьвер, в дальнейшем легко модифицируемый до нормального унитарного, которым мы теперь вооружены сами, но для вооружения тарквиниевских войск этот путь пока не годился, и кремнёвый пистолет, унифицированный с казнозарядной кремнёвой винтовкой, напрашивался тут вместо него сам собой.
   Тем самым заодно определилась окончательно и система табельного огнестрела для наших юнкеров первого курса - винтовка и пистолет системы Холла - Фалиса. Ведь самоочевидно же, что с чем тащат службу солдаты, тем должны владеть в совершенстве и господа офицеры. Пока вот изучают устройство и производство, в конце практики будут выполнять пристрелку произведённой партии, которая и станет для них табельной на весь второй семестр их первого курса. За семестр, думаю, не сильно с ними примелькаются, а на следующий год, я надеюсь, весь кадетский корпус на Азоры переедет, решая вопрос с возможным палевом просто и радикально.
   Будут, конечно, и капсюльный револьвер изучать. Во-первых, как своё личное табельное оружие на будущей службе. Мощи у нас ещё далеко не те, чтобы производить унитарный патрон массово, так что перевооружение войск образцами под него - дело ещё очень нескорое. Но производство капсюлей особо серьёзных мощей не требует - оснастка и оборудование на них и проще, и компактнее, и на той же Капщине, например, не говоря уже о Кубе, наладить его на привезённой с собой оснастке с их инженерной подготовкой в небольших количествах особого труда не составит. А во-вторых, как важную техническую веху в развитии огнестрела. Без капсюля нет и не может быть и полноценного унитарного боеприпаса. Как массовый мы этап капсюльного оружия не планируем - ни специальных образцов, ни переделки кремнёвых. Нет у нас в этом такой уж насущной необходимости, так что как дульнозарядный этап массового армейского огнестрела мы пропустили, так и чисто капсюльный его этап мы тоже пропустим. Разбогатеем производственными мощами и квалифицированными кадрами - будем тогда с кремнёвых образцов сразу на унитарные стрелков перевооружать, включая и пулемёты, а до тех пор как-нибудь обойдёмся.
   Тем не менее, наш высокообразованный молодняк вовсе не обязательно лишать скорострельного многозарядного личного оружия, а заодно наглядного свидетельства как их принадлежности к элите социума, так и возможностей технического прогресса. Новое - оно ведь всегда поначалу редкое и далеко не для всех, но проходит какое-то время, и оно становится массовым. Разве их солдатские мечи и кольчуги отличаются чем-то от мечей и кольчуг отцов-командиров? А давно ли мало кто их имел? И давно ли были уделом лишь немногих избранных те кремнёвые винтовки, которые теперь становятся массовыми для солдат прямо у них на глазах? То же будет и с образцами поновее, дайте только срок. В метрополии, кстати говоря, и эти-то не внедряются, потому как не положены они вблизи от завидючих римских глаз, так что цените, граждане колонисты, свою жизнь на отшибе от передовой средиземноморской цивилизации, гы-гы!
   Так что постреляют они из своих табельных револьверов, покажут их и своим бойцам, объяснят отличия и принцип действия, объяснят и причины их редкости, а затем объяснят на их примере и возможности дальнейшего прогресса с унитарным патроном и образцами под него, которых сами эти бойцы, возможно, и не дождутся, но уж их дети и внуки будут тащить службу уже с ними. А потом покажут бойцам класс на стрельбище и с обычными солдатскими кремнёвыми образцами - зря, что ли, сейчас их изучают? Народ и его элита - едины. Собственно, для этого прежде всего и нужна казнозарядная кремнёвая пистоль, однотипная с винтовкой Холла - Фалиса.
    []
   - Турия, почтенная Теква тебя не заругает за то, что ты отбилась от класса? - на добрую половину экскурсионной программы своего класса шмакодявка наплевала, многое повидав и опробовав ещё в моих мастерских на вилле, а тут они с Волнием как раз добили гравировку шкалы логарифмической линейки и настраивали пантограф на следующую.
   - Не заругает, досточтимый, я у неё отпросилась, - и улыбается, оторва, - Мне и с папой ещё пообщаться надо, полгода ведь почти не виделись, - благодаря ослаблению режима карантина на зимний период, в этот раз была возможность не мариновать Трая в приграничном "концлагере", а впустить его внутрь страны и тоже прихватить с собой в Лакобригу, дабы пообщался с девчонкой, не отрывая её от производственных экскурсий.
   - Я, конечно, ничего не вижу, Максим, как мы с тобой и договаривались, но то, что мне здесь "случайно мерещится", просто поражает, - я знаю сдержанность кордубца, и мне нетрудно понять, в какой он степени прихренения от увиденного, - И люди, вроде бы, такие же, как и у нас, и говорят они, вроде бы, по-турдетански, но о чём говорят - я едва только половину понять могу, включая ругательства мастеровых, да и их-то понимаю не все, а уж что они при этом делают - не понимаю и на треть. Догадываюсь, конечно, что что-то вполне осмысленное для них и нужное для тебя, но от меня этот смысл ускользает. Мне казалось, что живя в Кордубе, я знаю о работе с железом всё, что только может о ней знать тот, кто не работает с железом сам. Но здесь мне "мерещится" такое, что поставило бы в тупик и лучших кордубских кузнецов. Подозреваю, что и греческих тоже, а чего-то, наверное, не поняли бы и мудрейшие из их философов. Турия кое-что объясняет мне, но я всё равно не понимаю слишком многого, и мне даже делается стыдно - сопливая девчонка знает и понимает в этом деле гораздо больше меня, хоть я, вроде бы, и не дурак. И это ещё только школа для сопляков, после которой будет ещё Академия? Кого вы готовите из этой малой детворы? Я понимаю, что не богов, но мыслимо ли такое для простых смертных?
   - А отчего ж нет, Трай? Мы сами-то кто, по-твоему? Человек - он такой. Много чего может, если его этому научить, и если ему это нужно или интересно настолько, что он ради этого преодолеет даже свою лень. И то, что тебе "мерещится" здесь - ещё не всё, что мы можем уже сейчас, и лишь малая часть того, что мы хотим и рассчитываем сделать в будущем. Правда, уже не здесь, а за Морем Мрака.
   - Ты и это всё хочешь туда перенести?
   - Не абсолютно всё, но всё то, что поражает тебя здесь - да. А что мне остаётся? Это с тобой мы можем договориться, что некоторые вещи тебе здесь только "мерещатся", а вот с другими, особенно с римлянами - едва ли. Так зачем же мы будем лишать их сна и покоя? Это же было бы не по-союзнически, верно? - шмакодявка, переглянувшись с моим наследником, захихикала в кулачок, а её отец расхохотался и в голос от железобетонной логики моих рассуждений.
   - И из моей Турии вы делаете такую же?
   - Да, точно такую же, как и наши дети. И собственно, не делаем, а уже сделали. Помнишь, я предупреждал тебя с самого начала, что обратной дороги ей не будет? Теперь ты понимаешь, почему?
   - Да, ты так и объяснял мне тогда. Муж ей, конечно, теперь подойдёт только из ваших парней. Во всей Бетике я не найду ей такого жениха, с которым ей не будет скучно и тоскливо. Но и из ваших - ты же понимаешь, что мне не всё равно, кто им станет. Да и сама она, как видишь...
   - Давай, Трай, всё-же не будем решать за моего парня. Шансы у твоей девчонки очень неплохие, но решать - ему. Я вот, например, очень не любил, когда мне кто-нибудь выносил мозги, пытаясь повлиять на моё решение сверх разумной меры. Подозреваю, что у нас с ним это наследственное, так что давай и не будем портить твоей девчонке всё дело, которое у неё, считай, практически на мази. Споются сами - я буду рад этому не меньше, чем ты, сам лучшей невесты для него не вижу, но окончательное решение - за ним.
   - А не перехватит его какая-нибудь вот из этих постарше? - кордубец опасливо скосил взгляд на "гречанок" выпускного потока, которых как раз только что привела на экскурсию Клеопатра Не Та, - Девки все видные, фигуристые, всё при них - да такие кого угодно завлекут, если захотят. И в этом вы нас, кстати, тоже обскакали так, что вас уже и не догнать. Наши жеманные гетеры, что понаехали уже в Новый Карфаген, меня бы так не тревожили, но эти, хоть и пигалицы ещё - сразу видно, что отборные.
   - Если и перехватит какая на ночку-другую, пока твоя подрастает, так я в этом трагедии не вижу. В том, что он попялится на их первосортные выпуклости - тем более. А кто в его годы не пялился бы на такое зрелище? - я как бы невзначай встал сам так, чтобы заслонить спиной пацана, который уже, конечно, доставал из поясной планшетки трубу, - Не эти опасны, а те, которые перевелись в школу к нашим и учатся вместе с ними. Вот те - да, некоторый риск есть.
   - Да я, собственно, их и имею в виду, - уточнил Трай, - И всё при них, и знают, чего хотят, и трудности для этого преодолевать готовы, и показать это умеют наглядно, а главное - крутятся ведь перед носом ежедневно. Эти-то что? Пусть пялится, - судя по его усмешке, он прекрасно разгадал смысл моего "случайного" манёвра.
   - Староваты они для него.
   - Так ведь на следующий год такие же, но помоложе подоспеют.
   - А через год подоспеют следующие, и твоя будет среди них. Не беспокойся, на его совершеннолетие, а точнее - на выпуск его потока, я парню такую наложницу подарю, что ему будет не до других, так что до подрастания твоей опасность минует точно.
   - И где же ты такую отыщешь?
   - Не я. Эти-то на что? - я кивнул ему в сторону "гречанок", - Закажу им, а вкус его они изучат быстро, когда он начнёт гулять по ним после совершеннолетия, так что они и подыщут ему девчонку по вкусу, и обучат её в лучшем виде. Или ты думал, что мы свою школу гетер затеяли исключительно подражая грекам? - и мы с кордубцем рассмеялись...
    []
   - Папа, а кто такие эти англичане? - спросил меня Волний после обеда, выбрав момент, когда мы с ним оказались с глазу на глаз, - Ты как-то раз проговорился о них.
   - И о том, что они ружья кирпичом не чистят? - я ухмыльнулся.
   - Ну, в общем-то да, - мой наследник старательно изобразил смущение, - Я из-за этого и заинтересовался. Я понял, что это шутка, но ведь не просто же так она появилась?
   - Молодец, соображаешь! - одобрил я, - На втором курсе мы расскажем вам и о них. Сейчас такого народа ещё нет, но он появится, когда окончательно рухнет Рим.
   - А где они будут жить?
   - Там, где сейчас Британия.
   - Потомки тамошних кельтов, значит?
   - Не только. Там будет сложнее. Бриттов завоюют римляне и будут владеть их страной почти до самого краха Империи. Потом, уже романизированных, завоюют снова уже германцы - англы, саксы и юты. Будет несколько королевств, и где-то века через три после завоевания королевство англов одолеет остальных и овладеет всей бывшей римской Британией. Поэтому новое королевство назовут Англией, а его народ - англичанами.
   - И у них будут ружья?
   - Не сразу и не только у них. Примерно через тысячу лет после краха Рима они будут уже у всей Европы, в том числе и у этих англичан.
   - И что, их кто-то где-то НА САМОМ ДЕЛЕ будет чистить кирпичом?
   - Да по всей Европе, считай. Не сразу, но начнётся, когда ружей станет много, и вся пехота будет вооружена ими. Будут наводить порядок, а порядок у вояк своеобразный - оружие должно блестеть как? Правильно, как у кота яйца. Вот солдаты и начнут драить свои ружья растёртым в порошок кирпичом, чтоб полегче, да побыстрее, и командование настолько к этому привыкнет, что начнёт считать это нормальным и даже требовать.
   - Но папа, ну ведь глупость же.
   - Конечно глупость. Представляешь, каково попадать в цель из ствола, который разодран абразивом? Но гладкий ствол и так не очень-то пригоден для меткой стрельбы, и стрелять будет весь отряд залпом по такому же отряду противника - глядишь, хоть кто-то хоть в кого-то, да попадёт. И как тогда проверишь, попал ли вот этот конкретный солдат именно туда, куда целился? Поэтому и для солдата будет важнее не в цель свою попасть, а избежать наказания за недостаточно блестящее ружьё. А для его командира важнее будет показать начальству, что у всех его солдат ружья блестят как у кота яйца.
   - И эти англичане тоже будут так делать?
   - Да, как и все. Но лет через триста после появления у них ружей они перейдут с гладких стволов на нарезные. Их промышленность будет лучшей, чем у всех остальных, а сухопутная армия небольшая, поэтому они перевооружатся на винтовки первыми. И тогда они, конечно, перестанут чистить ружейные стволы кирпичом. А у кого оружие останется гладкоствольным, те так и будут продолжать заниматься этой дурацкой показухой. С того времени и появится эта шутка, только шуткой-то она станет гораздо позже. Сам ведь уже знаешь, что в каждой шутке есть доля шутки...
  
   8. Керенский.
  
   - Кардеад Киренский, - озвучила Юлька, - Именно Киренский, а не Керенский, - мы рассмеялись.
   - А что это за птица? - поинтересовался я, - Надеюсь, поумнее будет реального Керенского?
   - Не беспокойся, для птицы он достаточно неглуп. Пожалуй, и для философа.
   - И чего он там нафилософствовал?
   - Ещё не нафилософствовал, но нафилософствует, когда выучится сам. Сейчас он как раз учится в Афинах, изучает диалектику у Диогена Вавилонского.
   - В платоновской Академии?
   - Нет, Диоген - стоик, и у него своя школа, отдельная от Академии.
   - Делай, что должен, свершится, чему суждено?
   - Вроде этого. Логика, физика и этика. А в Академии принят скептицизм, и он со стоицизмом не ладит - главным образом по вопросу познаваемости истины. Примерно ближе к середине этого века, когда Кардеад склонится к идеям скептицизма, он возглавит Новую или Третью Академию.
   - Так для нас-то какое из этих направлений полезнее? Ты только не грузи меня мелкими тонкостями, а растолкуй на пальцах.
   - Оба нужны. Суть этики стоиков ты сам выразил цитатой Марка Аврелия, и уж тебе-то не нужно объяснять её полезность. А в теологии стоики развивают идею Платона о логосе как единой божественной силе, управляющей миром. Ты хотел основ пантеизма? Вот они тебе, в состоянии "как есть" на текущий момент.
   - Понял. А скептики - ради научного скептицизма при оценке гипотез?
   - В целом - для недопущения догматизма, скажем так. Всё должно подвергаться сомнению и по возможности проверяться. Но не только. Ты же сам говорил, как важен для нас вопрос о чётком разделении понятий бога и Абсолюта. Кардеад первый поднял вопрос о том, что бог как живое существо с личностью и чувствами не может быть бестелесным и совершенным. То есть он как раз и даёт философский обоснуй такому разделению. А как бывший стоик, он будет полезен и для нужного нам синтеза обоих учений.
    []
   - Хорошо, уговорила, Керенский - так Керенский, - и мы снова рассмеялись.
   Я ведь рассказывал уже о нашей задумке по религиозной реформе? В какой-то мере она уже воплощается в жизнь - на нижнем уровне, где мы добиваемся синкретизма культов племенных языческих богов. Ведь запущено-то всё в этом деле до удручающего состояния. Вплоть до того, что и общие-то боги близкородственных племён могут даже и не восприниматься ими как общие. Того же Нетона чтут в принципе все иберы, но если у турдетан, бастетан и кониев благодаря былой общей тартесской ещё государственности он уже один и тот же без споров, то у оретан он свой, отдельный, а у тех иберов, которые живут восточнее - тем более. А уж у племён долины Ибера он не просто свой, а может и быть враждебным нашему, если его тамошним жрецам что-то у нас не понравится. И для всех это представляется нормальным и естественным, и похрен то, что и зовут бога у всех племён одинаково, и храмы одинаковые, и культовые обряды. И так со всеми богами всех божественных профессий, а ведь помимо этих племенных богов есть ещё и мелкие божки, в общий племенной пантеон не входящие, но господствующие на территориях отдельных родов и почитаемые ими нередко выше общеплеменных. Точно такое же безобразие и у кельтов, и у лузитан, и у кельтиберов. Было это и у римлян со всеми прочими италиками, и даже теперь сохраняется ещё пережитками в виде тех же римских ларов с пенатами, для каждого рода своих особых, было это и у греков на архаичном этапе их культуры. Именно такое оно и есть на самом деле, это реальное естественное язычество, а не то классическое греческое, отшлифованное за века цивилизации и известное нам по причёсанным мифам уже времён её излёта. Но, судя по ним же, как и вообще по известной нам истории этого греко-римского мира, перспективы не столь уж безнадёжны. В конце концов, устаканился же единый греческий пантеон олимпийских богов, а путём синкретизации с ним точно так же устаканивается и римский. Идёт синкретизация греческих культов с гребипетскими у Птолемеев, идёт аналогичный процесс и у сирийских Селевкидов, пойдёт он и в Галлии, и в Испании в процессе их романизации, и даже окажется успешнее, чем на Востоке. Играя на опережение, мы просто ускоряем этот вполне естественный и закономерный процесс, дабы у нас он шёл под нашей эгидой, а не под римской.
   Всё бы ничего, и трансформация примитивного реального язычества в берущее своё начало из Ренессанса современное неоязычество нас бы устроила, если бы античные религии довольствовались своей современной экологической нишей и не лезли затычкой во все дырки, стремясь объять необъятное. Но ведь они же лезут и в космогонию, то бишь в создание Вселенной и нашего бренного мира в ней. В результате Вселенной становится нужен Создатель, на роль которого абсолютно не тянут ни родовые божки, ни племенные боги типа греческих олимпийцев. Во-первых, они слишком уж примитивны для этой роли, хоть их даже и в общенациональные и общегосударственные возведи и с богами других народов синкретизируй, потому как один хрен слишком уж они земные, под уже готовый мир заточенные, а разве такими должны быть его создатели? А во-вторых, их слишком уж до хрена, а плюрализм для сложных и грандиозных проектов противопоказан, и всем это понятно по хорошо знакомым земным делам - басня Крылова про лебедя, рака и щуку как раз об этом. В идеале Создатель должен быть вообще один, потому как давно и не нами сказано, что если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо и по уму - сделай в нём всё сам. А религии - они ведь тянутся к идеальному. Для начала какого-то одного из равных по своей сути богов главным во всём пантеоне назначить норовят, и хорошо ещё, если при этом жрецы договорятся мирно, а не передерутся сами и соплеменников своих меж собой не рассобачат. Таков, например, Зевс у тех же греков. Но и он слишком человекоподобен и на роль Создателя не тянет, да и не очень-то его слушаются прочие боги. Не полностью и не во всём, скажем так. То Гера напакостит из бабьей ревности Гераклу, то Афродита за спиной у Гефеста любовь-морковь с Аресом закрутит, да ещё и не предохраняясь и рожая внебрачных детишек - тут и скандал на Олимпе гарантирован, и срыв планов. Работать же надо, а она в очередном декрете, и кто за неё отдуваться должен? Такой легкомысленной шалаве серьёзное дело разве доверишь? Ну вот и как тут с такой командой мир сотворять?
   Греки тут схитрожопили, придумав старшие поколения богов - Урана, Гею и Кроноса, на которых как раз и свалили создание мира, раз уж этим младшим раззвиздяям ничего серьёзного поручить нельзя, а потом уже только порождение ими этих означенных раззвиздяев, которые и отобрали у них власть над созданным ими миром. А раз миром они не правят, то чего им и поклоняться-то тогда, создателям этим? Олимпийцы давно правят миром, вот их и надо чтить. Выкрутились, короче. Аналогичным манером задолго до них выкрутились и шумерские жрецы, да так удачно, что и ассирийцы с вавилонянами у них их космогонию скоммуниздили. А чего тут ещё придумывать, когда всё логично? Если и спросит кто-то шибко умный, откуда взялись мир, земля и люди, так ответ давно готов - их старшие боги создали, но теперь главный у нас - Мардук, вот ему и приноси жертвы пощедрее, дабы не гневался, да о других богах тоже не забывай, потому как на то они и есть, что невместно Мардуку за всех работать. Тоже примитивно, конечно, но в принципе уже прокатит для единственно верного ортодоксального учения - дурак схавает, умный промолчит, смелого посадим. Сократ вон выступил не по делу, отрицая богов, так и ему этого хулиганства не спустили, чтоб другим неповадно было.
    []
   Однако же, Сократ - это и наглядный показатель того, что любое единственно верное учение рано или поздно устаревает. Хорошо Востоку с его неграмотными массами тёмных крестьян, продолжающими хавать эти детские сказки тысячелетней давности, а как быть грекам с их грамотными горожанами, наслушавшимися философских диспутов? Всех шибко умных типа Сократа не нарепрессируешься, а если и нарепрессируешься, так без граждан останешься, и кто тогда защищать государство будет? И тогда уж приходится единственно верному учению потесниться, допуская в космогонию и инакомыслие, лишь бы только оно на действующие культы не покушалось. Признаёт Платон богов и храмы, ну и молодец, и пускай себе читает умникам в садах Академии свои лекции о том логосе - боги олимпийские сами по себе, логос евонный сам по себе, а курица ощипанная, которая по его определению тоже человек - сама по себе, и никто никому не мешает. Критикует Аристотель того Платона, заодно восемь ног у мухи насчитывая - и хрен с ним, пусть себе и критикует, и насчитывает, лишь бы богов олимпийских не трогал. И пускай их ученики разрабатывают новую космогонию, олимпийских богов не затрагивающую, ведь всем и так давно уже понятно, что старая - ни в звизду Афродиты, ни в воинство Ареса. И тогда умники рады стараться, они ведь тоже всё понимают. Демокрит вон тот же самый уже до атомов дофилософствовался, а теперь вот и Керенский этот, который Кардеад, тоже где-то в хвосте очереди встал, думая свою умную мысль о различии между богами и Творцом. И в этом мы ему поможем, потому как нужна новая пантеистическая космогония позарез. Не можем мы ждать, пока неоплатоники, которых ещё нет и в помине, появятся и сами до неё дофилософствуются, тогда уж поздно будет пить "боржоми", потому как христиане тогда, как и в реале, раньше подоспеют, а кто первым встал, того и тапки. В смысле - простые как три копейки трудящиеся массы, которым похрен космогония, потому как они мыслят чуйствами, а проповедь Распятого будет гладить их по шёрстке.
   И хрен бы с ним, с Распятым, культ которого сам по себе безобиден, но ведь его же не отдельно будут впаривать, а в комплекте с иудейским Яхве в качестве сотворителя мира и человека. А хрен ли он за сотворитель, если разобраться? Уже само наличие у него собственного имени намекает на то, что никакой он изначально не единственный, а один из многих богов, имеющих и образ, и подобие, по которым он и сотворение человека себе беззастенчиво приписал. Потом-то, правда, спохватился, и Моисею уже запретил кумира себе сотворять. Других богов ваять или рисовать нельзя, потому как они ложные, а самого Яхве нельзя, потому как нечего ваять - он теперь бестелесный и вездесущий, и нет у него теперь ни образа, ни подобия. Такому его состоянию, казалось бы, приличны умеренность и неприхотливость, ан нет, взыграло у Яхве ретивое, когда культовые утварь и убранство вымогал у Моисея - тут и ковчег ему для скрижалей с заветом золотом снаружи и внутри отделай, и покрывала ему подавай непременно пурпурные, да виссоновые - ну прямо как баба капризная праздничное платье портному заказывает. А все эти требования жертв по любому поводу, все эти многочисленные запреты и вся эта мелочная регламентация всего иудейского быта - это как вообще-то понимать? Он - кто, великий сотворитель мира или сварливый и придирчивый мелкий домашний тиран? Зевс у греков - и тот даже при всех своих загулах налево ведёт себя солиднее, а этот - как был он племенным божком, так им же по всем своим ухваткам и остался. И такую обезьяну - в сотворители мира возводить? А ху-ху ей - не хо-хо? Иудеи - хрен с ними, но нам-то такой Создатель нахрена?
   Не нужен нам Яхве и в его христианской редакции. Хоть и причешут его культ основатели христианской церкви, убрав эти не особо-то нужные запреты и эту мелочную иудейскую регламентацию, но его сварливую неуживчивость с другими богами сохранят неизменной, а вместе с ней и примитивную иудейскую космогонию - ведь кто Создатель, того и космогония. Логично же? А в результате и культура античная пострадает от дурных фанатиков как богопротивная "языческая", потому как недосуг дуракам будет разбираться в разнице между религиозным и светским искусством, и развитие науки, идущее вразрез с простенькой ветхозаветной картиной мира, которой уже тогда будет как минимум полтора тысячелетия. Поэтому и нужна нам заранее такая система, в которой найдётся место для привлекательного маленькому простому человечку Распятого, если тот соизволит жить в пантеоне дружно со всеми и не скандалить, но уж точно не найдётся для сварливого Яхве. И поскольку решать вопрос о толерантности Распятого будут вполне конкретные общины христиан, найдутся среди них такие, которые решат этот вопрос правильно. Какие решат - молодцы, милости просим, а какие нет - разворачивайте-ка, ребята, свои оглобли обратно в Иудею, нам здесь ваш иудейский бог с его иудейской космогонией абсолютно не нужен. Церковный раскол уже на начальном этапе её создания? Ага, он самый, прошу любить и жаловать. Но это уже проблемы церкви, да ещё и не нашей, которой на тот момент ещё не будет, а ихней, восточной, иудеохристианской. Вот там, далеко на Востоке, и пущай ведут свои идиологические баталии, подальше от нормального цивилизованного греко-римского Средиземноморья. В идеале - вообще на границах Иудеи с эллинистическим Востоком, в крайнем варианте - на востоке Средиземноморья, а на Западе нам такого счастья на хрен не нужно. Кризиса Третьего века это один хрен не предотвратит, потому как другие у него будут причины, не религиозные, а военно-политико-экономические. А значит, не продлит и существование Империи. Зато западная церковь с её мирным и уживчивым Распятым в составе общепринятого синкретического пантеона и всех гонений известного нам реала избежит, и сама не нахреновертит тех безобразий, которые нахреновертила в реале. И в силу уживчивости, и в силу продвинутой космогонии пантеизма, уживчивой с научным познанием, которую мы и продвигаем тихой сапой в греко-римский мир заблаговременно.
    []
   В греко-римский - по двум причинам. Во-первых, как я уже сказал, чтобы сама борьба с иудеохристианством велась на дальних подступах к Западу, не захлёстывая его, а во-вторых, чтобы замаскировать именно наше воздействие на процесс и этим сделать его эффективнее. Мало ли, чего там какие-то варвары в своей дикой варварской глуши спьяну понапридумают? А вот если новый концепт разработан солидным и уважаемым греческим философом в рамках хорошо известного и принятого афинской Академией направления философской мысли - это же совсем другое дело. И если уж даже варваров в этой дикой Испании его точка зрения убедила, так может, в ней и в самом деле что-то есть? И тогда наша собственная мировоззренческая реформа никаких вопросов не вызывает - варвары тянутся к передовой античной цивилизации, и это можно только приветствовать. Нам не жалко номинального первенства, за которое один хрен не заплатят, нам результат важнее.
   Не так страшна в этом случае и дискредитация официальной римской религии культом обожествляемых императоров. Это если Юпитер - отец всех прочих богов, тогда - да, очередной его сынок типа старого извращенца Тиберия или молодого сдвинутого по фазе неадеквата Калигулы, не говоря уже о паясничающем фигляре, поэте, кифаристе и чемпионе олимпийских колесничных гонок Нероне, конечно, позорит и всё божественное семейство, дискредитируя его окончательно и бесповоротно. Яблоко же от яблони далеко не падает, верно? Но если жречество не настаивает на отцовстве Юпитера как на догмате, а признаёт его старинной дореформенной ещё легендой, в которую верить не обязательно, боги же признаются специализированными ипостасями Абсолюта - тогда ведь это совсем другое дело. Абсолют есть всё, он не благ и не зол, он нейтрален в целом и многообразен в частностях, а значит, как благие ипостаси для него вполне естественны, так и скверные. Ну, не повезло вот нам сейчас, вылезла и управляет Империей скверная ипостась, ну так другие-то боги тут при чём? А чтить императора, хоть он и говнюк, один хрен положено, потому как текущее олицетворение гения Империи, которую мы все уважаем, даже если и не очень-то любим, особенно вот при таких императорах. Жизнь - она такая, приходится в ней делать и то, что не нравится, но положено. Богу богово, кесарю кесарево, а слесарю - слесарево. Ну так и хрен с ним, с говнюком на троне, не ему же ты бросаешь это ладанное зёрнышко в жертвенный огонь, а бессмертному гению Империи. Ну вот такое воплощение у него сейчас к сожалению. И если Распятый не сварлив и с другими богами не скандалит, то и какие проблемы для чтущего его почтить в положенный день и императора? Никаких абсолютно. Отбыл повинность и выбросил её из башки до следующего раза. Фанатики же иудействующие сами себе злобные буратины, и премия Дарвина - их закономерный удел.
   Естественно, всё это - для тех маленьких простых человечков, которым тяжко и неуютно на земле без отеческой божественной опеки. Для них - да, Абсолют создал мир и человека, которому затем явил и богов, дабы было кому плакаться в жилетку, не беспокоя этим муравьиным копошением его самого. Боги не открыли всех подробностей творения, но их изучением, как и вообще всех загадок Мироздания, заняты яйцеголовые, что угодно богам, а значит, и Абсолюту. Раз уж неспособны многие обойтись без религии, так пусть уж она лучше будет вот такой, не собачащейся ни со светской культурой, ни с наукой, а с ними обеими плодотворно сотрудничающей. Не надо нам замшелых Средних веков, нам за Античностью сразу Ренессанс подавай А посему, обойдёмся мы тут и без фанатичного иудеохристианства, заранее трансформировав античное язычество сразу в современное постхристианское пантеистическое неоязычество. Ведь шло же оно к этому и в реале, и пришло бы, если бы хоть на пару веков пораньше стартовало, не проспав своего шанса. У нас не проспит - растолкаем.
   Для нашего же молодняка, образованием не обделённого, и мировоззрение ему под стать. Есть Абсолют или нет его - не столь оно и важно, потому как если он и есть, то ведёт себя так, как если бы его и не было. То бишь, никак себя не ведёт, а прикинулся себе ветошью и не отсвечивает. Боги же - ложные, конечно, потому как созданы людьми. Хотя в биоэнергетическом смысле они существуют, конечно, будучи эгрегорами уверовавших в них и продолжающих их чтить, и даже "чудеса" тем верующим иногда являют, и даже не всегда это обман со стороны жрецов, потому как и сила веры велика, и физика ещё далеко не все природные явления изучила. Паранормальщина потому так и дразнится, что пока ещё не подступилась к её изучению наука. Но истинны они исключительно в этом смысле, и в нём - истинны все, в каких хоть кто-то хоть где-то верит, а в буквальном, как гласят их мифы, все они одинаково ложные - в этом плане иудейский Яхве не врёт, умалчивая лишь о том, что и сам он точно так же ложен. Монархи ведь земные отчего страшно не любят, когда кто-то убивает других монархов? Оттого, что они прекрасно понимают опасность создаваемого этим прецедента и в отношении себя любимых, а если и не себя, так своих преемников - дурной пример ведь заразителен. Яхве и на это ума не хватило - уничтожив культы собратьев по прежнему пантеону и искоренив - уже в христианской редакции - все прочие пантеоны в Европе, он сам проторил дорогу и современному атеизму. Если можно искоренять любых других богов, то почему нельзя и его самого? Но эгрегор есть эгрегор - сила немалая, если верующих хватает, а вот с умом напряжёнка. Как и у большой толпы, собравшейся на митинге, которая не бывает умнее самых тупых своих участников. Такое сдуру нахреновертят, что потом, разойдясь и успокоившись, и сами-то с себя хренеют...
   - Макс, ты бы всё-таки скифу-то своему мозги вправил, - напомнила Юлька, - Я всё могу понять, все мы в своё время в прежней жизни любили поглядеть порнушку, а ему здесь не довелось, но ведь должен же быть какой-то предел и в похабстве! Не мальчишка же давно, а солидный семейный человек! И что он творит! Мало ему уже его обнажённых красоток, которые хотя бы уж чисто символически интересное место прикрывают! Ты же помнишь эту его связанную рабыню, раскоряченную так, что дыра напоказ?
   - Ага, не виноватая она, что её связали и раскорячили, гы-гы! - прикололся я.
   - А этих его трахающихся сатира и нимфу ты видел? Если даже это не порнуха, то позволь спросить, что это тогда?
    []
   - Это - уже порнуха, конечно, - признал я очевидное, - Я уже высказался ему по этому поводу. Хоть и молодец, кто бы ещё так мастерски сваял, но в самом деле охренел - такое и в таком типоразмере отливать!
   - Бронзы жалко? - хохотнула историчка, - А в маленьком размере то же самое - это, по-твоему, уже нормально и в порядке вещей?
   - Нет, на его работы мне бронзы не жалко, даже на такие. Тем более, что он их льёт пустотелыми, а это, между прочим, потруднее целиковых. И заметь, умеет же стервец и в похабщине сделать шедевр! Пусть тренируется на чём угодно, хоть и на этом, раз уж его так тянет похулиганить - наработанное мастерство скажется ведь потом и на работах поприличнее. А размер - ну, во-первых, незачем в самом деле такую похабщину крупным планом отливать, а во-вторых, в малом размере все эти подробности и на восковой модели сваять труднее, и на готовой отливке прочеканить - ты представляешь, какая филигранная работа? Какой грек подобное осилит? А Фарзой - наловчился же, стервец! Ну так и пусть тренируется и выдаёт такие работы, чтобы все эти хвалёные греки полопались от зависти!
   Я ведь рассказывал уже об этом Фарзое, бывшем рабе коринфского скульптора, одного из лучших в своём ремесле? Млять, вовремя же нас тогда занесло в Коринф! Ведь ещё немного, и звиздец пришёл бы парню. И тоже, кстати, за подобное же хулиганство - не просто дразнящее раздевающейся Афродиту сваял, но и с реалистично проработанной звиздой. Правда, в окончательном варианте не напоказ, со стороны-то тряпкой и волосами прикрыта, а видна только если снизу заглянуть, но по греческим понятиям это один хрен святотатство - богиню ведь статуэтка изображала, а не гулящую шалаву. Это у нас здесь изобрази он в таком виде гетеру или танцовщицу - сойдёт за вполне уместное озорство, а у греков - хренушки. На вазах могут их изобразить или на настенной росписи, а статуи у них только богам и полубожественным героям по чину. Я упоминал о скандале в Афинах, связанном с праксителевской Афродитой Книдской? Первая в истории Греции, изваянная нагишом полностью, но причиной для скандала стало не это, а послужившая Праксителю моделью знаменитая гетера Фрина. Книдцам-то что, Фрина означенная не у них обитает, а статуя - высший класс, но в Афинах-то ведь Фрину каждая собака знает, а немало народу и именно в таком виде при соответствующих обстоятельствах, а сходство-то с ней у этой мраморной Афродиты - один в один. Это ли не оскорбление почитаемого божества? Чем было бы лучше, если бы Пракситель ту Афродиту не с признанной красотки Фрины ваял, а с какой-нибудь подневольной рабыни или с малоизвестной городу шлюхи, это не у меня, а у афинян спрашивайте. И хотя на суде Фрину оправдали, создав тем самым прецедент, уподобления Афродиты распутным бабам греки по-прежнему не любят. Это Праксителя спас от судебного преследования его авторитет великого скульптора, отчего и наезд был не на него за выбор модели, а на посмевшую позировать ему для статуи богини гетеру, а что ожидало бы какого-то безвестного раба-варвара? Так что выхватил я тогда его удачно и ни разу ещё об этом не пожалел, а что поозоровать горазд, так творческие натуры - они такие. Зато как ваяют! Если мастерски и в отменном стиле - почему бы и нет? Просто при этом и меру в творческом хулиганстве знать желательно. Можно и порнуху, если уж без неё ему не кушается и не спится, да и ученики ведь у него - такая же пацанва, как был он сам, когда я его из Коринфа скоммуниздил, и круг интересов той пацанвы понятен, и роль интереса в обучении - тем более, но вот монументального гигантизма в порнухе не надо. Хотя вообще-то тех сатира с нимфой Аглея, отсмеявшись, с немалым удовольствием для школы гетер приобрела, сказав, что теперь-то мы уж точно переплюнули Коринф, так что не удивляет меня и зачастившая в его мастерскую "святейшая" Телкиза - наверняка хочет нечто подобное, только на финикийские сюжеты, для храма Астарты. Ну, если по заказу для учреждений, в которых это уместно по их специфике, а не на всеобщее обозрение, то это ведь уже другое дело. Работы уходят куда-то в чьи-то закрома, но ведь наработанное на них мастерство у людей остаётся и служит для создания новых работ.
   Без озорства, конечно, не обходится и в работах поприличнее. Я не заглядывал снизу, чего там скрыто на интересном месте камышом у Иуны, отлитой для храма в Гасте Горгадской, но зазор там вполне достаточен, чтобы смог подлезть своими инструментами чеканщик, и зная Фарзоя, как-то не сомневаюсь в полном анатомическом соответствии его творения. Да и восторг наших юнкеров вместе с сожалением о том, что статуя уплывёт на пустынные Горгады, тоже прозрачно намекает на справедливость моей догадки. Волний не зря просит заказать Фарзою уменьшенную копию и для дома. Она же, но отлитая для Кауры на Бразиле, не столь откровенна и исполнена проще, но особенно пышноволоса и в зазывной позе - там народ простой и озорства не поймёт-с, зато стати натурщицы оценит по достоинству. Ауфанию, сбрасывающую плащ, под которым у неё ничего больше и не было, жрицы этой богини, аналогичной греческой Артемиде, забраковали исключительно за это, а не за сами достоинства и уж точно не за охотничью собаку у её ноги вместо лани, принятой у испанских иберов, и тут мы служительниц культа поддержали. Дело тут в том, что богиня-охотница, за неимением в иберийском пантеоне особой богини-воительницы, работает по совместительству и за неё, и это даёт неплохой обоснуй военной подготовки наших девок-юнкерш для тёмных трудящихся масс. Вообще-то негоже бабе оружие брать в руки, но если это не просто так, а служение Ауфании, тогда - другое дело. Но тогда ведь и облик богини, намекающий озабоченным на допустимость сексуальных домогательств, явно неуместен. Жрицы вообще длинного подола сперва для неё требовали, но скостили его, когда я посоветовал им ради эксперимента самим побегать с таким подолом по лесу за дичью. Сошлись на коротком, но почти до колен, дабы Фарзой и ей не вздумал звизду анатомически правильную прочеканить - не хватало нам ещё пацанвы, норовящей богине под подол заглянуть. Скиф наш, впрочем, один хрен в долгу не остался, изваяв им новую Ауфанию с откровенно проступающими сквозь одёжку верхними выпуклостями, но тут уж жрицам крыть было нечем - и одета, и даже каноническая лань при ней. Труднее было заставить его не хулиганить с Нетоном для храма на Мадейре, к которому нереида у ноги в первоначальном варианте была пристроена гораздо откровеннее, чем в окончательном...
    []
   Но наиболее радикален наш переход от религиозной скульптуры к светской. И это Аглея тоже имела в виду, говоря о фарзоевских нимфе с сатиром. Хоть в принципе и мифологический сюжет, но посвящённый низшим божкам, никогда не имевшим особого собственного общегреческого культа и собственных храмов, так что и связанное с ними искусство - на грани между религиозным и светским. Хорошо известен и лисипповский скульптурный портрет гражданина Аргеадова Ляксандра Филиппыча, но известны ведь и распускавшиеся его мамашей сплетни о том, что на самом деле он якобы Зевсыч, так что и Лисипп, выходит, грани к чисто светской скульптуре не перешёл. Есть в Греции бюсты выдающихся граждан, есть даже статуи победителей олимпийских состязаний, но и тут не столь уж очевиден их чисто светский характер. Всё-таки и гений выдающегося человека почитается, да и Олимпийские игры носят у греков религиозный характер. Даже римские бюсты предков и их маски связаны с их культом как домашних семейных божков, и лишь впоследствии разовьются в светский портрет. Греки же только под римской властью эту грань и перейдут. Афродита, подвергающаяся домогательствам Пана на Делосе и точно неуместная в таком виде ни в своём храме, ни в пановском - это следующий век, а пока её такой нет и в помине. Геркуланумский Пан, употребляющий вместо бабы козу - это ещё два столетия спустя, но поскольку это римская копия, а греческий оригинал утрачен, мы можем только гадать, до Афродиты он с козой развлекался или после, когда Афродита ему не дала, гы-гы! Но тоже вряд ли раньше следующего века. Подлинные греческие статуи сатиров известны только одиночные. Их, конечно, уже сейчас больше, чем две известных нашей историчке, но их разгул с нимфами и дионисанутыми менадами - только рисунки на вазах и стенах, и их пока маловато - похоже, вал пойдёт только с волной подражаний Вакханалиям, пока-что загнанным в глубокое подполье, и случится это едва ли раньше следующего века. Скульптур же таких не подтверждают и наши "коринфянки". Похоже, что и римляне этим особо не увлекутся, потому как и Юлька не подтверждает ни одной подлинной античной статуи развратничающих сатиров. Даже из Ренессанса известных она не припоминает, а все известные - это работы по античным сюжетам уже Нового времени. Получается, что мой скиф, пользуясь нашим здешним либерализмом в культуре, опередил своё время как минимум на полтора тысячелетия, и не зря Аглея заинтересовалась этой его озорной порнушной работой. Хоть и похабная, конечно, но эпохальная новация.
   А уж эта его связанная рабыня даже косвенно ни с какими мифологическими сюжетами не контачит, то бишь уже чисто светское искусство безо всяких натяжек. Не то, чтобы сюжет был таким уж прямо жизненным, таким манером рабынь реально никто не раскорячивает, да и не вяжут их так, как он показал. Если надо, так запястья ей свяжут, чтоб одной рукой легко удерживать, да рот кляпом заткнут, чтобы и кусаться не могла, и делай с ней, что хошь. Так что тут он, конечно, тоже хулиганит ради порнушного эффекта, но исполнение - великолепнейшее. Успокоится сам, успокоится и пацанва-ученики - мы ему пореалистичнее, а заодно и попристойнее что-нибудь закажем. Ведь может же, когда захочет. После тех его хулиганских порнушных сатира и нимфы я ему других заказал - не столь откровенных, а в рамках допустимой эротики, да и размером поменьше, с хорошее пресс-папье, дабы они и в этом качестве сгодились, и ведь сделал же пробный экземпляр в лучшем виде. Немного, правда, схулиганил, сваяв вместо нимфы пьяную дионисанутую менаду, но суть от этого меняется мало, а исполнение его мне понравилось, даже лучше вышло, чем я ожидал, так что капризничать я не стал, а заказал ему ещё и пяток копий.
   Дионисии с Вакханалиями мы ведь уже и школоте нашей преподаём, поскольку это уже состоявшаяся история, секретом не являющаяся. А юнкерам по истории будущего преподаём уже и позднереспубликанский разгул римской элиты, тем Вакханалиям как раз и подражающий, а во втором семестре будем говорить и об его имперском продолжении. Будем говорить и о том, какое впечатление эти безобразия будут производить на ранних христиан, да и не только ведь на них, если уж начистоту. Чертей этих своих классических христиане с кого срисуют? Вот как раз с этих самых греческих сатиров, которые у римлян называются фавнами. Одна из причин распространения христианства - ещё и то, что такие безобразия мало кому из нормальных людей по вкусу. Вполне возможно, что и из-за этого тоже христиане не будут склонны разбираться, какое там из языческих искусств светское, а какое религиозное, а будут искоренять всё подряд, когда почуют за собой силу и полную безнаказанность. А в результате вместе с грязной водой выплеснут сдуру и ребёнка. Ведь на тысячелетие же почти культурное развитие этим задержат, дурачьё малограмотное! В Византии, правда, греки так всё погромить не дадут, как на Западе погромят фанатичные варвары-ариане, и сохранится больше, но и застой из-за сохранности восточной деспотии тоже сохранится, а в результате награбленные крестоносцами остатки бывшей роскоши, и наверняка меньшая часть от всех этих остатков, дадут начало Ренессансу на Западе, а не на сохранившем их Востоке. Ну и смысл тогда в этой византийской модели развития? Вот так и будем объяснять ситуёвину нашему молодняку, чтобы чётко понимал, чего нашим потомкам ни в коем случае нельзя допустить в этой реальности.
   И в язычестве этом реальном мракобесия, конечно, полно. Одни только гадания эти гаруспические чего стоят, от которых принятие важнейших решений нередко зависит. А оракул этот дельфийский, несущий околёсицу через одурманенных наркотой пифий? А Дионисии эти, которые Вакханалии, тоже растущие из вполне себе религиозного культа? Не столь часты и регулярны, хвала богам, человеческие жертвоприношения, если к ним не причислять демагогически и репрессии против тех же иудеев с христианами, но ведь тоже случаются, и конечно, все эти безобразия надо искоренять. Ну так на то мы и затеяли эту реформу религии, чтобы меньшей кровью и меньшими потерями обойтись. Пресс-папье "Сатир и менада" работы Фарзоя - как раз наглядное пособие для молодняка...
    []
   - В Византии, кстати, Дионисии могли сохраняться ещё и в двенадцатом веке, - сообщила Юлька для полной картины.
   - Именно вот эти, типа античных Вакханалий, а не христианский уже сатанизм? - усомнился я, - А откуда дровишки?
   - Из леса, вестимо. Ты, наверное, по старой программе ещё учился? Был, скорее всего, уже и сатанизм, как и менее радикальнве ереси, но сохранялся и старый языческий ещё культ Диониса. Для сельской местности - как покровитель земледельцев - упомянут в хачатуряновском учебнике истории мировых цивилизаций за девятый и десятый классы.
   - У нас этого не было ещё, другое изучали, так что тебе виднее. Но только вот сельская местность - это же колхозники по сути дела. Такие обычно бывают ортодоксами до мозга костей и этого сектантского юмора не понимают. Нормальный респектабельный вариант культа я ещё могу допустить, хоть и странно, как он мог уцелеть при Юстиниане, но чтоб вот эти сектантские Дионисии? Да и что там эти колхозники в них понимали?
   - Но Макс, раз культ не выродился за пятьсот лет запрета и не слился с культом подходящего по специальности христианского святого, значит, было кому и поддерживать сохранение традиции. Смогли бы это неграмотные колхозники, как ты выражаешься, без обученных где-то и кем-то жрецов? А значит, без тайной секты пообразованнее крестьян дело обойтись не могло. Не напоказ для них, чтобы не оттолкнуть непотребством, но для узкого круга тайком могли продолжаться и классические Дионисии.
   - Ну, логика в этом просматривается, - признал я, - В принципе ведь языческая литература в Византии целенаправленно не уничтожалась и даже изучалась, а следили там только за твёрдостью изучающих её в единственно верном учении?
   - Вроде этого. То, что уцелело от стихийных погромов фанатиками после этого эдикта Феодосия и от централизованного при Юстиниане, уже не уничтожали, но и кому попало читать не давали. Ну, я имею в виду не чисто философские труды, а именно книги о культе Олимпийцев, по которым он мог бы быть возрождён.
   - Типа, строго для служебного пользования? Но забронзовевшая элита втихаря увлеклась и практикой, потому как это охлосу нельзя, а им, соли земли - можно всё, а там уже и "самиздат" для этих нужд растиражировался?
   - Да, скорее всего. Но всё ведь давилось, и больше шансов было у привычных к конспирации тайных культов вроде вот этой секты.
   - В общем, очистили мир от языческого бесовства, называется, - резюмировал я, - Зачистили то, что шло по пути к нормальной приличной религии, а все эти непотребства, которыми кампанейщина и мотивировалась, прожили ещё полтысячелетия.
   - В узких кругах - больше. И при крестоносцах сохранялось, и после них, даже до самого конца Византии. Ренессанса вот только у них не получилось, как на Западе.
   - Ага, большой и пламенный привет восточному благочестию по-византийски. Запад, правда, тоже хорош. Колумбу ведь всё ещё выносили мозги библейским запретом на шарообразность Земли, и вряд ли ему было легче от того, что выносил их ему не папа с кардиналами и даже не Священный Трибунал, а тупорылые местечковые ортодоксы, всё ещё трактующие Ветхий Завет буквально.
   - Вот именно. И если это не регресс науки на тысячелетие, то что это тогда?
   - Ладно, это всё понятно и так. Ты мне, Юля, скажи лучше, какие там трактаты у этого твоего Керенского?
   - Да в том-то и дело, что нет никаких. Сейчас он ещё учится сам, а позже всё равно писать ничего не будет, а будет только читать устные лекции.
   - Всё из башки? Молодец мужик! А откуда тогда известно его учение?
   - От его учеников, конечно. Что записали, что обсуждали, то и известно.
   - Включая и приписываемую ему отсебятину?
   - Вполне возможно. Но лучшего на примете всё равно ведь ничего нет.
   - А что известно об его отношении к учению о реинкарнациях и карме?
   - Конкретно у Кардеада - ничего. Но само это учение орфиков и пифагорейцев грекам хорошо известно, и стоики его разделяют, так что как стоик, Кардеад тоже должен стоять на этих позициях. Скептики, конечно, всё подвергают сомнению, но это учение из тех, которые нельзя ни доказать, ни опровергнуть, так что допускать его как гипотезу он будет, скорее всего, и как скептик, а полезность её для социума ему как бывшему стоику будет очевидна. Сам факт отсутствия обсуждений этого вопроса среди учеников Кардеада тоже, по идее, указывает на отсутствие разногласий. Платон тоже это учение в принципе разделял, так что для Академии его можно считать практически общепринятым.
   - То бишь, читаем трактаты уже известных греческих корифеев из недавних и переводим наш концепт на греческий с учётом их устоявшейся терминологии и примерно в принятом у них стиле?
   - Да, я думаю, этого будет достаточно...
   Собака тут порылась в морально-этической стороне концепта. Точнее, в кнуте и прянике для политически незрелых и оттого несознательных элементов, то бишь в судьбе бессмертной души по окончании ейной земной жизни. А традиционный греческий Тартар един для всех, как бы ты себя ни вёл при жизни, и хрен ли это тогда за стимул вести себя хорошо? Героя хотя бы уж его посмертная слава соблазняет, но какая слава может ждать среднестатистического маленького простого человечка? Ради чего напрягаться, если один хрен прозябать потом вечность в этом холодном и скучном Тартаре? Ни попировать, ни со шлюхами поразвлечься - хрен ли это за такая загробная жизнь? Иудеохристианский рай, ещё без вина и гурий, которыми будут соблазнять своих праведников мусульмане, тоже не особо весел, но хотя бы уж по климату комфортнее Тартара и уж точно комфортнее ада с его геенной огненной и чертями. Пряник верующему слабоват, зато кнут - внушительный.
    []
   Это дело, конечно, без веры во все эти страшилки не работает, а вера - она ведь у маленького простого человечка какая? Да такая же примерно, каков и он сам. Боже, если ты есть, спаси мою душу, если она есть. Никто пока ещё оттуда не вернулся и сказанного попом не подтвердил, но мало ли, а вдруг? Но с другой-то стороны, и рай ведь скучноват, а жизнь одна, и прожить её единственную хочется - правильно, так, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Ну вот как тут праведником жить? Одно утешает, что если поп не врёт, то милостив этот иудеохристианский Яхве к кающимся в грехах, но страшно не любит всегда правых гордецов, так что каяться - оно выгоднее. А из этого какой вывод вытекает? Правильно, не согрешишь - не покаешься, не покаешься - не спасёшься. Народная мудрость - она ведь из разряда вечных.
   Но хвала богам, очень даже неплохо работает, судя по Индии, и учение о карме и реинкарнациях, так что совершенно зря знакомые с ним греческие умники не внедряют его в трудящиеся греческие массы. У индусов, правда, и их кастовый строй этому здорово помогает - хочется ведь для следующей жизни родиться в касте поаыше, а не пониже. И это вовсе не значит, что париям терять уже нечего - можешь ещё и не в человека даже, а в животное какое-нибудь переродиться, а то и вовсе в растение, и как тут в растительном состоянии или в состоянии червя карму улучшать? Платон, запретивший человеку такие перерождения, пожалуй, погорячился. Растения и совсем уж низшие животные - в самом деле перебор у индусов, но высшие животные - другое дело. Маргиналы и в бескастовом социуме бывают, и их жизнь незавидна, а шансы улучшить своё положение при жизни - ничтожны, но если ведёшь себя как обезьяна, так смотри, можешь ведь ещё и в павиана африканского в следующей жизни воплотиться или в магота, и что лучше - в порту силу земного притяжения преодолевать или всю недолгую обезьянью жизнь за ранг в стаде с такими же обезьянами собачиться, да от любого самого занюханного леопёрда в ужасе улепётывать? А можешь ведь и в ишака воплотиться, и всю жизнь тебе тогда ишачить, а можешь ведь и в барана - ишачить не придётся, но проживёшь ты ровно до тех пор, пока хозяину не понадобятся твои шкура и мясо. Хочется такой жизни? То-то же! А посему, берись-ка ты лучше за ум, да нарабатывай себе карму получше, глядишь, и жизнь новая получше этой окажется. Может, и не сильно легче этой, но интереснее - наверняка. И уж точно с теми или иными привычными земными радостями, с которыми напряжёнка в том скучном иудеохристианском раю, где ни порции винной не положено, ни бабы не дают, и это уже навечно, и разве новая земная жизнь не лучше такого рая? А следующая за ней и ещё ведь лучшей оказаться может, если и ты в новой жизни карму получше наработать не поленишься. Никто, правда, не знает точно, что там дальше, в самом крайнем пределе, но ты поди доберись ещё до того крайнего предела! Это тебе разве одну жизнь прожить? Не понравится в очередной суперсовершенной жизни, ниже получше живут - хозяин-барин, деградировать гораздо легче, чем совершенствоваться, а жизнь блатного сынка богатых и влиятельных родоков - поди хреново? Так что предлагаемый пряник при таком концепте, я бы сказал, поинтереснее и пособлазнительнее иудеохристианского рая.
   Что до кнута - ну, не так он внушителен на первый взгляд, как у авраамических религий, это верно. Но ведь и обезьяной постоянный прессинг от доминанта терпеть, да от леопёрда то и дело удирать - это разве жизнь? А ишаком из-под палки ишачить, а бараном ждать мясницкого ножа? И это же не один раз, это после короткой передышки в Тартаре снова и снова - раз за разом до бесконечности, и что там в крайнем пределе, тоже никто точно не знает. У кого-нибудь есть острое желание проверить на себе? Не зря же говорят, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Ну так и сильно ли нужен для запугивания ущербных уродов всенепременно иудеохристианский ад? Так что и пряник при концепте реинкарнаций и кармы достаточно хорош, и кнут при нём вполне достаточен и без этого патологического садизма авраамистов. И промежуточных вариантов на все совокупности заслуг и провинностей вполне достаточно и без христианского чистилища. Как говорится, каждому - своё. Тоже, конечно, недоказуемо, как и рай с адом, так зато гораздо нагляднее и жизненнее, скажем так.
   Нет, конечно, ни малейшей необходимости и погребальный обряд возводить в религиозную догму. Захоронение или кремация - какая разница? Погребение - это всего лишь мера гигиены, объединённвя заодно с отдачей дани уважения покойнику, если тот заслуживал его при жизни - не менее, но и не более. А уж в зависимость от погребения судьбу души ставить - верх идиотизма. Гребиптяне вон так и сидят в своей долине Нила друг у друга на головах оттого, что паничеки боятся остаться без мумификации в случае внезапной смерти. Ну и нахрена это нужно, спрашивается? Власти-то деспотической оно, конечно, удобно - прессуй их как бог черепаху, хрен разбегутся. Ну так а кто защищать такую власть станет, если она ничем не лучше любого завоевателя? Собственно, именно это в Гребипте и происходит весь железный век - завоёвывают этот муравейник то и дело все, кому не лень, при абсолютном похренизме замордованных властью феллахов. Какое тут в звизду развитие и какая тут в звизду устойчивость власти? Так только, до прихода очередного, кому не лень. А не боялись бы разбегаться от доставшей уже до поросячьего визга родной власти как тараканы по всем щелям, так и власти пришлось бы натуру свою обезьянью сдерживать, дабы совсем без подданных не остаться, и тогда, глядишь, социум нормальный бы сформировался, в котором и феллаху жить вполне сносно, а значит, есть ему и что в этом социуме защищать, если понадобится. Так что нехрен загробную жизнь с погребением увязывать, пущай лучше только от наработанной кармы зависит...
    []
   - Ты мне, Макс, скажи лучше, как посланец с нашим концептом подкатываться к Кардеаду будет? Здравствуйте, я ваша тётя?
   - Ну, ты же сама говоришь, что он ещё только учится. Студент, значит. А какой студент откажется выпить, закусить, да с бабой смазливой перепихнуться?
   - Да как тебе сказать! - Юлька захихикала, - Греки - они разные бывают!
   - Верно, риск есть, - я тоже расхохотался, - Но будем надеяться всё-таки на то, что он - нормальный в нашем понимании грека, а не гомик. Или у тебя другие сведения?
   - Да нет, насчёт этого история дипломатично умалчивает. Но и гарантировать я тебе, сам понимаешь, ничего не могу.
   - Это понятно - полной гарантии и страховой полис не даёт. Но это уже человек тестя на месте справки наведёт и выяснит, и если надо будет, то уж педерастика-то найти в Афинах, думаю, не проблема. Ну а если Керенский твой нормальным мужиком окажется - тем проще задача. Полагаю, что по гетерам и философы, у кого хрен ещё стоит, гульнуть случая не упустят, а то и свой философский симпосион у какой-нибудь из них замутить.
   - Так ведь это же и гетера нужна такая, которая и сама в их философии хорошо подкована, а я боюсь, как бы у нас в Оссонобе таких не оказалось больше, чем в Афинах.
   - Да не страшно это - более-менее они подкованы все, фирма гарантирует. Тут важнее, чтоб сама баба в его вкусе была и снималась. Симпосион ведь философский был бы чем хорош? Неформальной обстановкой. Там и чужак в числе приглашённых вполне уместен, если в теме не плавает и по-гречески язык подвешен, так что если и не окажется у тестя подходящего греки, то прокатит и образованный этруск. А там пофилософствуют, выпьют, баб отымеют, ещё выпьют, под этим делом ещё пофилософствуют - что там ещё нужно для хорошнго приятельства?
   - Ну, это ведь и посланец тогда должен быть хорошо подкован. Представляешь, каково философствовать заплетающимся языком?
   - Но и взаимопонимание при этом - полное, как и всегда бывает на пьянке, хоть ты даже и околёсицу неси. А там и не надо целые развёрнутые лекции читать, если все и так в теме. Сама же говоришь, что в основном они всё это знают и сами, и тогда выходит, что нам им надо только нашу главную мыслю внушить - о различии между божеством и Абсолютом и об их разных иерархических уровнях. Абсолют или пусть будет Логос, если угодно - выше любого бога и всех их, вместе взятых, он бестелесен, вездесущ и не имеет личности, чем и подходит идеально на роль Творца или Создателя. Вот и всё, собственно. К этому твой Керенский, как ты объясняла, придёт и сам, но нам желательно, чтобы он к этому пришёл побыстрее и зациклился на этом покрепче, а в идеале - чтобы это не просто в башке у него обмозговывалось, но и обсуждалось, а если об этом и гетеры популярные заговорят - распиарить концепт станет на порядок легче. Они же его тогда по всей богеме афинской растрезвонят. Керенский твой сам в Академию ещё не попадёт, а по "его" идее в ней уже диспуты вестись будут.
   - Но это всё-таки и гетера не совсем обычная нужна.
   - Для начала, чтоб справки навести - любая годится. И Аглея наша с бывшими однокашницами по выпуску переписывается, и Клеопатра Не Та, и Мелея. За них пока не скажу, переговорить с ними надо, но у Аглеи в выпуске точно одна афиняночка была - да, Филомела Афинская. Она, правда, больше по части стихов и песен, насколько я помню, но и в остальном не совсем табуретка. Если Клеопатра с Мелеей не порекомендуют никого получше, то уж для наведения справок сойдёт и она. У неё или через неё человек выяснит, с кем тусят студенты-стоики, если твой Керенский всё ещё у них, а там уже и подступы к нему самому разведает.
   - И ты думаешь, этим студентам, как ты их называешь, по карману тусоваться с настоящими гетерами? Мне что-то сомнительно.
   - Мне тоже. Но если им по карману только бордель с порнами-рабынями, то тем лучше - будут рады без памяти симпосиону и с местными "тоже типа гетерами", которые обойдутся в разы дешевле настоящих "коринфянок", потому как за бренд переплачивать им не придётся, а для престижа среди бедных студентов хватит за глаза и таких. Фурор в их среде произведут первостатейный.
   - Ты имеешь в виду, в студенческой среде?
   - Естественно. Не сразу же на Академию-то замахиваться - время же у нас есть. А если какая из этих первосортных шалав твоему Керенскому приглянётся, так и снять её для него не так дорого будет. Пусть порезвится с ней, крутым себя ощутит и вдохновение философское поймает. Для студиозов и такая тусовка - уже элитная, и это поспособствует его раскрутке. Заделается среди молодёжи авторитетом - станет популярнее и "его" идея.
   - Но ведь это же ещё далеко не тот уровень.
   - Правильно, до того уровня ему ещё дорасти надо. Вот этим как раз дорасти и поможем. А раскрутится - за это время и из тамошних настоящих "коринфянок" выявим любительницу философских тусовок для его дальнейшей раскрутки на уровне корифеев.
   - Ты думаешь, там таких много? Говорю же тебе, у нас уже явно больше, а там - хорошо, если две или три. Если одна занята постоянным любовником, другая Кардеаду не понравится, а третьей он сам не понравится, что тогда делать?
   - Да плевать. Не обязательно же их в постель укладывать, главное - тусовка.
   - То есть, сам факт присутствия на философском симпосионе у раскрученной не чуждой философии "коринфянки" и участия в диспутах с авторитетными корифеями?
   - Именно. Если непременно в постель непременно его непременно к ней самой не навязывать, чего "коринфянки" не любят, то какие у гетеры тогда причины для отказа в таком симпосионе с известными и модными философами? А уж с ней самой будет спать твой Керенский или с прежней шалавой без бренда, какая разница? С ним, если он сам там ко двору придётся, и её начнут приглашать, так что не вижу с этим делом проблемы. Для его вхождения в тусовку, а значит, и в круг корифеев важны сами престижные диспуты в престижном месте, а не кого он там после тех диспутов трахает. Сами те корифеи, что ли, "коринфянок" брендовых в любовницах имеют? На всех их - таких уж точно не хватит.
    []
   - Ну, допустим. Станет популярным раньше, чем стал в реале, будет популярнее его учение, но где? Только среди умников же, интересующихся философией, а вовсе не в массах. Он и в реале Академию возглавит. И не думаю даже, что в нашем случае раньше, там главенство пожизненное. Но даже если и так выйдет, толку-то от этого? Нам ведь эту девку в полк бросить надо, да так, чтобы тот полк до своего уровня подтянула, а не сама на его уровень скатилась.
   - Пусть хотя бы до половины подтянет, и то хлеб. Один хрен не подтянуть нам до уровня яйцеголовых всех гегемонов и всех колхозников, но хотя бы до уровня школоты критическую массу - почему бы и нет? Это, Юля, уже следующая задача, и она, конечно, непростая, но на неё у нас, хвала богам, два столетия времени. Все академические нюансы маленькому простому человечку и не нужны. Ему достаточно знать, что в любом самом ближайшем мухосранске есть умные люди, которые всё это знают, понимают и разжевать могут, если кому интересно. Главное, чтобы и его упрощённая версия для школоты была логичнее и нагляднее этих детсадовских сказок про якобы сотворившего весь мир и всё человечество иудейского племенного божка Яхве. В самом христианстве отчего многие ереси были так популярны, что ортодоксальная церковь без силовой поддержки светской власти справиться с ними не могла? Оттого, что они были логичнее и непротиворечивее ортодоксии. Вот и нам для греко-римского Средиземноморья нужно то, чему иудейский Ветхий Завет - не соперник в принципе, а заведомое посмешище. И тогда симпатичного маленьким простым человечкам Распятого разве не логичнее на нормальную космогонию и в нормальный пантеон пересадить, чем сказки эти детские вместе с ним принимать?
   - Но Макс, проповедовать же его иудеи будут.
   - Так тем более. Кто же иудеев-то не знает? Мало ли, чему он там этих упёртых фанатиков учить был вынужден, чтобы эти дикари выслушали хоть что-то, не побив его за отступничество камнями сразу же? А эллинистический мир - не иудеи, и если уж берутся они проповедовать Распятого в нём, так именно новенькое про него и будут слушать, а не этот замшелый и смехотворный иудейский бред.
  
   9. Девчонка с Сардинии.
  
   - Да пустяки это, папа! - отмахнулся мой наследник, когда я скосил глаза на его перевязанную руку, - Тупанул я слегка, конечно. Учат-то нас в лагере немножко не этому, а калечить малявку не хотелось. Дикая, конечно, но ты бы видел, чего вытворяла!
   Судя по его повязке, ухмылкам Кайсара и Мато, да царапинам на щеке у одного и на руке у другого, зрелище я пропустил, надо думать, уж точно не скучное. Турия тоже улыбается, и судя по её смеху, пока она перевязывала Волния, послушать явно стоит.
   - Рассказывайте, что ли?
   - Ну, мы когда Митурду и Калирою к их подругам проводили и немного там с ними поболтали, на обратном пути в порт завернули. Там как раз гадесец один причалил и встал под разгрузку, ну мы и подумали, может новости какие от мореманов узнаем. Так к причалу подходим, и тут на другом гадесце, который к отплытию готовится, вдруг такой переполох! Вот из-за неё, оказалось. Матросня её из трюма выволакивает, она вырывается и визжит, одного куснула так, что тот громче её заорал, вырвалась, бегает по палубе, они её ловят, оттеснили к борту, окружили, и тут эта оторва вдруг как сиганёт через планширь прямо в воду! Все, кто видел, просто в ступоре были!
   - И плывёт вот так! - Мато показал задирание башки повыше и загребание под себя по-собачьи, - Естественно, за ней никто и не подумал прыгать в ЭТУ воду! - мы все рассмеялись, потому как и на воздухе-то нежарко, мягко говоря, а уж в зимней воде - ага, если хочешь быть здоров, закаляйся, гы-гы!
   - В общем, выходит из воды, то и дело спотыкается, мокрая насквозь, зуб на зуб не попадает, но шарахается от всех. Ну, мы тут с ребятами её перехватываем, она визжит и рвётся из рук, совсем обезумела, а её же скорее вытирать надо насухо, да переодевать в сухое, пока не слишком простудилась. Ребята её держат, я с неё мокрое стаскиваю, - мы с Велией, поняв всю ситуёвину, сложились пополам от хохота, - Ну да, мы же как-то сходу и не сообразили, что дурында с перепугу вот ЭТО подумает, вот я и сплоховал.
   - А что ей ещё было думать? - весело съязвила Турия, - Только она у матросни из лап вырвалась, искупавшись для этого в ледяной воде, а тут солдатня хватает и прямо на причале начинает её раздевать.
   - Ну, мы её вообще-то от всех посторонних глаз загородили плащами, - заметил Кайсар, - Нас-то чего тут стесняться было, когда сквозь мокрую одёжку всё интересное и так проступает? Хотели бы разложить её для употребления - хватило бы за глаза и просто подол ей задрать, - все трое рассмеялись.
   - А вы с чего начали? Женскую тунику как-то иначе разве снимешь? - девчонка и сама прыснула в кулачок, представив себе эту картину маслом, - Её зовут Секвана, и она - сардка, между прочим.
   - Рабыня, пропавшая вчера у наших "гречанок"? - въехал я, приглядевшись к шмакодявке чуть постарше траевской дочурки, закутанной в тёплое сухое покрывало, - Да, по описанию, вроде, похожа.
   - Да мы, папа, тоже так и поняли - как раз подружки наших нам и рассказали. И чего её только на корабль-то к гадесцу понесла нелёгкая?
   - Ладно, поговорим с ней позже, а пока, Турия, сведи-ка её на кухню, и пусть её там травяным отваром напоят погорячее, да перекусить чего-нибудь дадут, пока обед ещё не готов - голодная же наверняка как стая волков. И наверняка продрогла же неслабо, так что до обеда чтоб возле печи сидела и грелась. Заболеть ей ещё только не хватало!
    []
   - Да, Волний, она точно шарахалась от всех и на берегу? - обернулся я к своему наследнику, - На помощь звала кого-нибудь или нет?
   - Нет, папа, уворачивалась она от всех одинаково, да так и зыркала по сторонам, куда бы ей прошмыгнуть и улизнуть. Не похоже, чтобы искала хоть у кого-то защиты. От нас чуть было обратно в воду не сиганула, - пацаны рассмеялись.
   Хренио прорабатывал в принципе и версию похищения девки - и на мордашку она симпатичная, и всё при ней для её возраста, хоть и мелковата ещё, ну так встречаются же и на малолеток любители, но вероятность такого варианта наш главный мент оценивал невысоко. Гораздо соблазнительнее в этом смысле для возможных похитителей довольно многому уже обученные сами "гречанки" и их будущие рабыни-помощницы, а не эта ещё совершенно сырая из новеньких. Поэтому наиболее вероятной представлялась версия её побега, и судя по её поведению со слов пацанвы, однозначно побег, уже и к бабке не ходи.
   - Так, а что за корабль?
   - Да ты его знаешь, папа - "Мул Йама" гадесца Махарбала. Нормальный, вроде, мужик, хоть и не из наших.
   - То-то и оно, что мужик нормальный, а по вашей милости может неприятности нажить. Так, ребята, не делается. Что быстро эту шмакодявку приволокли, покуда она там совсем не закоченела - это молодцы, конечно, но с этим справились бы и двое, а третий - и лучше ты, Волний - должен был остаться там и поговорить с портовой стражей. Купец ведь, сами говорите, отплывать уже собирался, а теперь его наверняка задержали, если не арестовали вообще до выяснения. Вы - основные свидетели происшествия, а вы и оторву эту увели, виновницу переполоха, и сами смылись. Ну и кого страже опрашивать?
   - Понял, папа, я сейчас мигом слетаю!
   - Теперь уж сиди - слетает он. Тебя ещё потом дожидайся, пока разберутся...
   Хвала богам, радиотелефонная связь есть. Пройдя в аппаратную, я уселся перед колонкой, настроил корзиночную антенну на квартиру Васькина и звякнул ему.
   - Слушаю! - донеслось из колонки с характерным чавканьем.
   - Я тебя от стола оторвал? Ну, извини. Отзывай своих ищеек, нечего им по этой собачьей погоде мёрзнуть - нашлась пропащая. Мои парни только что привели.
   - А где нашли? Мои перерыли уже всё, что только можно, если город на уши не ставить, у всех ворот дежурят, гонцы по всем дорогам разосланы, и никто нигде ни сном, ни духом. Я уже хотел с обеда вообще прочёсывание города и окрестностей устроить...
   - Ну и хвала богам, что не поспешил - отбой, короче. В порту попалась. Знаешь же гадесца Махарбала, владельца "Мула Йама"? Вот, у него в трюме перед отплытием его мореманы обнаружили.
   - Вот это отчебучила! - из колонки донёсся смех испанца, - Я чего угодно ждал, но уж точно не такого фортеля! У тебя она, значит? И что объясняет?
   - Да ни хрена пока не объясняет - продрогла, да ещё в море искупалась, так что вообще никакая. На кухне пока отогревают и горячим отпаивают, позже с ней поговорю. А тебе я вот из-за чего звоню - мои же оболтусы второпях не сообразили оставить кого-то одного для показаний портовой страже, и Махарбала наверняка задержали. Так ты пошли в порт человека поуполномоченнее, чтобы быстренько его с людьми для порядка опросил, да и отпустил без лишней волокиты. Знаешь же мужика и сам - никаких пакостей никогда за ним не водилось, и чего его держать-то зря?
   - Да знаю, конечно, абсолютно нормальный человек. Все бы такими были, я бы без работы остался. Конечно, отпускать его надо, это я распоряжусь. Но девчонку всё-таки тоже допросить надо для закрытия дела. Это, конечно, теперь не горит, я понял ситуацию, спасибо - завтра или послезавтра займёмся. Ну и отчебучила! - из колонки снова донёсся смех, - Ладно, конец связи!
   Этот Махарбал уже не первый год торговал с нами, возя из Мавритании зерно и сушёные финики, а от нас туда недорогой железный ширпотреб. Деньги, конечно, лопатой он с такой торговли не гребёт, зато капают стабильно с каждого рейса без особого риска. Зимние шторма - они к северу от Олисипо в основном бушуют, и вот туда зимой попасть не всякому врагу пожелаешь, а здесь - ну, туманы разве только, при которых гляди в оба, дабы на камень подводный не наскочить или на мель не сесть, но это новичкам опасно, а местные знают здешнее море как облупленное. Штили ещё случаются вдали от берега, это неприятный сюрприз для малолюдного торгового судна, плохого ходока на вёслах, но тут уж - как кому повезёт. Многие, конечно, завязывают с плаваниями на зиму, но Махарбал - из тех, кто работает круглогодично, облегчая нам снабжение дефицитной из-за всех этих неурожаев жратвой. И репутация у мужика практически безупречная, так что Хренио по результатам углублённой проверки включил его в список рекомендованных для торговли с теми же Канарами. Не сейчас, конечно, сейчас он здесь нужнее, но попозже, когда уже и наши бастулоны в этих водах как следует пообвыкнутся и смогут на этих ближних рейсах его сменить, то почему бы и нет? Если и там хорошо себя покажет, так глядишь, тогда и на Горгады ему плавать предложим. При всём богатстве и размахе Тарквиниев, все новые маршруты им одним не оживить, тут уже и мелкий частник нужен, хоть и берущий в час по чайной ложке, зато своей численностью свой малый размах компенсирующий. А кого попало туда разве допустишь? Вот и приходится из-за этого тщательно людей просеивать, отбирая подходящих по одному, и каждый из таких отобранных поэтому ценен. Нужного количества так, конечно, не отобрать, ну так подобное ведь тянется к подобному, и каков сам босс, таких и помощников он себе набирает, а раскрутившись и нарастив капиталы, и транспорт нарастит, на который ему уже самостоятельные навигаторы понадобятся. А в дальнейшем, когда они и сами уже раскрутятся, то и компаньоны. Нам не охватить всего самим даже при всём желании, всем дыркам затычкой не будешь, так что предприимчивая частная инициатива в таких делах нужна позарез...
    []
   За обедом я не стал портить шмакодявке аппетит своими расспросами - хоть её и подкормили уже немного на кухне, но видно же по ней, как проголодалась. Да и сам-то с детства не люблю, когда прямо за едой мозги выносят. Поэтому у меня в семье такого и не заведено - если и заслужит кто из детей или слуг взбучку, так за мной и это не заржавеет, но она будет идти как отдельный номер программы, а приём пищи - это святое. Поэтому пообедали себе спокойно, только о повседневных новостях болтая как ни в чём не бывало, затем я сигариллу выкурил и только после этого приступил к разбору дела.
   - Ты можешь не рассказывать мне, кто ты такая и откуда взялась, - сказал я ей, - Я знаю обо всех вас достаточно, чтобы понимать ситуацию, и большего пока не нужно. Я хочу знать, зачем ты сбежала от наших "гречанок"? Я не слыхал, чтобы они с вами плохо обращались. Что тебе не понравилось у них?
   - Я боюсь. Гулящие девки. Не хочу, как они, - судя по этим коротким рубленым фразам и сильнейшему акценту, она и понимает-то по-турдетански наверняка с трудом.
   - Ни по-гречески, ни по-финикийски она не говорит вообще, а на латыни - даже хуже, чем на нашем, - обломила меня Турия, угадав мою мысль, - А её родной язык хоть и похож на балеарский, но очень отдалённо, и в нём очень много совсем чужих слов - я так почти ничего и не поняла.
   - Да, балар, - подтвердила девчонка, сообразив, что мы выясняем, каким языком она владеет нормально, но когда она попробовала говорить на своём, то стало ясно, что ни хрена не ясно - лучше говорить на турдетанском, приноравливаясь к её познаниям в нём.
   - Значит, ты решила, что наши "гречанки" задумали сделать из тебя продажную женщину? Ты только из-за этого от них убежала?
   - Да, только это. Не хочу... как это сказать? Потянутой?
   - Потаскухой? - мы рассмеялись, - Ну а почему ты решила, что они готовят тебя именно для этого? Тебя разве начали уже учить этому ремеслу?
   - Меня - нет. Но место такое - учат продажных женщин.
   - Там немного сложнее, хотя есть и это. Немного позже ты поймёшь сама, когда ко всему присмотришься и будешь получше знать наш язык. А почему тебя этому не учат, как ты думаешь сама?
   - Мне ещё рано.
   - Ну, хотя бы это понимаешь - уже хорошо. Я не буду сейчас уверять тебя, что ты ошибаешься. Мало ли, чего я тебе могу наговорить, и откуда тебе знать, правда это или обман? Твои родители должны были научить тебя, что нельзя верить незнакомым людям. Ты правильно делаешь, когда подозреваешь худшее. Если ошибёшься, то будешь хотя бы радоваться своей ошибке, а не горевать. Но то, что тебя ещё рано класть под мужика, ты поняла и сама. А как ты думаешь, когда уже не будет рано? Через три дня, через неделю, через месяц, через полгода, через год? И как ты сама думаешь, сколько тебя нужно учить, чтобы из тебя вышла хорошая рабыня-помощница для кого-нибудь из наших "гречанок"?
   - Я не знаю.
   - Самих их учат три года, и это ты сможешь проверить легко. Хорошая рабыня гетеры должна уметь не только раздвигать ноги, но и играть на флейте, и петь, и красиво танцевать. Их тренировки ты должна была уже видеть не раз. Ты пока не умеешь ничего. Я не знаю точных сроков обучения всему этому, но уж наверняка не один месяц. Значит, ближайшую пару месяцев то, чего ты боишься, тебе уж точно не грозило. Ну и зачем тебя понесло на корабль, где эта матросня в море могла сделать это с тобой уже и сегодня и не посмотреть на то, что тебе ещё рано? Как тебе вообще в голову такое отчебучить пришло?
   - Я не подумала про учёбу. Боялась, что скоро. На суше как убежать? Собаки по следам найдут, конные догонят. Корабль - ты сам сказал, кому в голову придёт? А моряки - ну, я немножко умею... как это сказать? Быть плохо видной?
   - Точно, папа! - припомнил мой наследник, - Пробовала замаскироваться и от нас - замерла, эфирку съёжила. С нами, конечно, не прокатило, ты нас всем этим фокусам хорошо научил, но с мореманами - наверное, могло у неё и прокатить.
   - Значит, ты умеешь делаться невидимой? Вот так? - я втянул всю свою эфирку глубоко внутрь тушки, замер неподвижно и остановил мысленный "внутренний диалог".
   - Так быстро? - поразилась шмакодявка, после чего сделала то же самое и сама, но гораздо медленнее и с явным напряжением.
   - Ты умеешь это от рождения, и тебя никто этому не учил?
   - Да, просто умею вот так.
   - Ну, тогда понятно - и как ты пробралась не замеченной на корабль, и почему ты не "закрылась" так же от моряков. Не успела?
   - Скучно ждать, я задремала. Они быстро зашли, я растерялась.
   - В общем, попалась спросонья. Ну, бывает. Если бы не задремала - могло бы и получиться, и тогда ты бы уплыла. Но дальше-то что? До Гадеса два дня пути. Что бы ты пила эти два дня, что бы ты ела, и как бы ты справляла эти два дня другие надобности? - ага, призадумалась и заметно помрачнела, - Или ты и запахи тоже умеешь отбивать? - всё моё семейство рассмеялось.
   - А в трюме ещё и крысы могли оказаться, - как бы невзначай заметил Волний, - Здоровенные, раскормленные, наглые, - я хмыкнул, Велия прыснула в кулак, пацанва и в голос расхохоталась, а Турия, тоже смеясь, погрозила моему наследнику пальчиком.
   - Я не боюсь их, - ответила шмакодявка, даже не вздрогнув, - Крысы - не люди.
   - Это хорошо, - одобрил я, - Но так или иначе, ты бы всё равно попалась, только уже не в порту, а в море. Правда, тебе повезло с кораблём - я знаю его хозяина, он человек порядочный. Вернулся бы в порт и передал бы тебя нашей портовой страже. А попадись ты другим - ты хоть понимаешь, что они с тобой могли бы сделать? И никто бы не узнал.
    []
   - Я бы не далась им. Прыгнула бы в море.
   - Ну, прыгнула бы, а дальше что? Хорошо, если берег близко, а если он далеко? А плаваешь ты, ребята говорят, получше топора, но похуже дельфина, - все рассмеялись.
   - И пусть! Лучше утонуть, чем такое...
   - Да кто бы тебе утонуть дал? Догнали бы тебя в два счёта на вёслах и выловили бы рыболовной сетью. Ты думаешь, ты первая такая? Но вообще - да, девка ты отчаянная, - я и сам не удержался от смеха, - Но больше так не делай. Утопиться ты и в нашем порту можешь, если уж жизнью не дорожишь, и вовсе незачем тебе для этого отплывать в море с матроснёй. Твои одёжка и обувь скоро должны уже высохнуть. Ты переоденешься, ребята отведут тебя обратно к "гречанкам" и расскажут, как было дело. Когда спросят тебя саму - расскажешь всё так, как рассказала мне. Как-то тебя за твой побег, конечно, накажут, но не думаю, чтобы очень уж сурово. В том, что ты испугалась постыдной участи и хотела её избежать, большой вины нет, и понять тебя можно. Учи наш язык, присматривайся у нас ко всему и проверяй всё, что тебе говорят. Если и через несколько месяцев ты ещё будешь считать, что тебе уготована у нас дурная судьба - ну, тогда снова сбежишь, но уже с умом, зная обстановку и имея продуманный план. Тогда, глядишь, и шансов будет больше...
   То, что сардка, не зная ещё толком ни турдетанского языка, ни наших здешних раскладов, подумала хрен знает чего, вполне естественно. И остальные наверняка думают примерно то же самое, если не худшее, просто решимости у них меньше, а мелюзга ещё и ждёт будущих бед не так скоро. И оснований для пессимизма у этой детворы с Сардинии более, чем достаточно. В Риме рабы-сарды ценятся не дорого, поскольку и непокорны, и не умеют толком ни хрена, как и все дикари. Горцы ведь из внутренних районов острова, а не окультуренные этрусками, финиками и греками жители прибрежных долин. Ну, разве только немного дороже лигуров стоят, у которых больше надежды на удачный побег до дому, до хаты. А какова их цена, такое с ними и обращение - расходный материал. Так это если речь о взрослых мужиках, бабах и подростках, уже способных работать. Ну, совсем мелкие карапузы - те идут довеском к своим матерям, которые и опекают их сами, что их ценность как работниц снижает, зато при хорошем обращении хозяин получает лояльного и преданного его семье раба, выросшего в его доме практически с пелёнок. Но много ли таких покупателей, для которых это имеет смысл? А кому нужна детвора немного старше, ещё нуждающаяся в лучшем обращении, чем взрослые, но неспособная оправдать работой своё содержание? Естественно, работорговцы от неё в основном отбрыкиваются, только в нагрузку с партией взрослых им и можно впарить одного или двух, редко больше, и это не первое уже поколение, и Италия недалеко, так что ни для кого на Сардинии это не секрет. И если вдруг находится на такую мелюзгу оптовый покупатель - есть отчего заподозрить неладное. И с чего бы им ожидать в Испании лучшей участи, чем в известной им Италии?
   Сардиния с Корсикой почти рядом с самой Италией находятся, за нешироким Тирренским морем. Подальше, чем Сицилия, которую от "носка сапога" только узенький Мессинский пролив отделяет, но не настолько, чтобы не доплыть при необходимости хоть на рыбацкой лодке. Шельф у обоих островов общий, и итальянский шельф через остров Эльба - ага, тот самый, на котором Буонапарте свою первую ссылку отбывал - к шельфу Корсики подходит близко. Поэтому и заселены Корсика и Сардиния, скорее всего, ещё с того кроманьонского верхнего палеолита. На это же намекают и пещеры обоих островов, во многих из которых горцы продолжают обитать и в текущую античную эпоху. Хотя тут о полной преемственности говорить, конечно, не приходится. С неолита туда проникли и предки лигуров, близкие к протобаскскому населению Европы, и наш Васькин, поговорив с рабами-лигурами, подтвердил хоть и очень отдалённое, но несомненное родство языков. И не факт, что они были первыми, кто потревожил на островах потомков кроманьонцев, просто слишком мало археологического материала для подробной реконструкции столь давних доисторических событий. Скорее всего, и лигуры не одной волной прибывали на острова, а несколькими, пока на них не установилась культура уже вполне неолитических земледельцев-скотоводов. Большую роль играло, конечно, и рыболовство, да и странно было бы иное для переселившихся на острова бывших жителей лигурийского побережья, ловивших рыбу и на прежней родине. Хотя, Юлька говорит, не брезговали они при случае и каннибализмом, а уж от кроманьонцев тамошних они этот милый обычай переняли или с материка с собой привезли, история как-то дипломатично умалчивает. Так или иначе, но водилось это за обитателями островов в той или иной степени вплоть до прибытия на них населения покультурнее, случившегося уже в Кризис Бронзового века. Нураги ведь свои монументальные им наверняка не просто так строить пришлось, а работа это каторжная, и для преодоления естественной человеческой лени требовались веские причины. Да и были у тех нурагов местные предшественники попримитивнее, так называемые протонураги, с поздними пришельцами никак не связанные, а сугубо местные. И на Корсике они такие же были, только в настоящие нураги так и не развились - в общем, нуждалось в крепостях и коренное население обоих островов.
    []
   Сарды в узком смысле, то бишь не всё античное население Сардинии, а племя с этим названием, поселившееся на острове в тот бронзовый кризис, считается одним из тех "народов моря", которые лихо покуролесили в тот кризис в Восточном Средиземноморье. Взялись они, скорее всего, из Малой Азии, и вовсе не исключено, что название тамошнего города Сарды - не случайное созвучие с названием народа. Хотя эта версия, естественно, спорная, наша историчка склонна доверять ей. Зато шерданы гребипетских источников с историческими сардами Сардинии большинством историков отождествляется уверенно, о чём мне доводилось в своё время читать и самому. Вроде бы, даже и археологически эта версия подтверждается, хотя подробностей я не изучал - спецам все эти мелочи виднее, а мне была интересна суть. Суть же в том, что ребята это были серьёзные - в панцирях, в рогатых шлемах и с длинными бронзовыми мечами, с которыми они обращаться умели. У ранних гребипетских Рамсесов, на правление которых как раз и пришлись вторжения всей этой пиратской шантрапы в Дельту, именно с шерданами оказались наибольшие военные проблемы, и именно их мечи так впечатлили кого-то из означенных Рамсесов, что тот им, загнав их в угол, не простую сдачу в плен предложил, а поступление к нему на службу в качестве элитного гвардейского отряда. Чтобы вольными наёмниками - это вряд ли, такое больше для железного века характерно, а по тем давним лохматым временам, да ещё и в классической восточной деспотии, больше воины-рабы использовались вроде позднейших турецких янычар или гребипетских же мамелюков. Впрочем, в восточной деспотии в той или иной степени рабами правителя-деспота являются все, включая и вельмож, так что на этом фоне положение янычар с мамелюками - не ниже плинтуса, а значительно выше. Вот таким же оно было, скорее всего, и у поступивших к фараону на службу шерданов.
   Чем тот шерданский меч, так впечатливший фараона, принципиально отличался от хорошо известной по археологии крито-микенской "рапиры", хрен его знает, поскольку сам он известен только по стилизованным изображениям на гребипетских барельефах, но в гвардию, надо полагать, кого попало не пригласили бы, а Юлька говорит, что фараоновы шерданы в дальнейшем пополнялись уже местными гребипетскими рекрутами, напоминая прежних иноземцев только типом и стилем вооружения, то бишь став ещё одним элитным видом войск. Учитывая, что и ахейцы с их "рапирами" тоже не раз гребипетские владения пощипывали, но аналогичной шерданам чести у фараонов не удостоились, какие-то не так уж и малые отличия должны были быть наверняка.
   Но естественно, не все шерданы угодили в ловушку, вынудившую их поступить на службу. Другие, и их наверняка было во много раз больше, продолжали пиратствовать. Наша историчка как то раз упомянула о случае, когда очередной гребипетский фараон дал напавшим на него ливийцам сражение, в котором шерданы участвовали с обеих сторон. В общем, ценились эти ребята в тогдашних армиях. А гнал всю эту морскую звиздобратию банальный голод, потому как из-за похолодания климата резко упала урожайность зерна в их родных странах, и жрать им стало элементарно нечего. Те же критяне с ахейцами стали в Палестине теми самыми библейскими филистимлянами, а шерданы с тирсенами - хрен их знает, почему они там же не закрепились, когда Гребипет от них отбился, но подались они в дальнейшем на запад Средиземноморья. На африканском берегу в то время жратвы тоже было немного, это же не нынешняя Карфагенщина, а на плодородной Сицилии, как и на юге Италии, что-то им осесть помешало. Вряд ли циклопы, черепа которых оказались на поверку черепами карликовых сицилийских слонов. Юлька считает, что Сицилию ещё до них успел занять какой-то другой из "народов моря", догадавшийся податься на Запад раньше их, а на юге материковой Италии крепким орешком оказались сикулы. Тирсены в конце концов будущую Этрурию себе завоевали, дав название своему морю и став заодно предками италийских этрусков, а шерданы, то бишь сарды - Сардинию. Хоть и победнее она Сицилии, зато бесхозная. Там, конечно, тоже жратва прямо под ногами не валялась, и лишней у местных не было, но таким попрошайкам, как те шерданы, разве откажешь? Это Гребипет фараоновский от них отбиться мог, да сикулы с коллегами по пиратскому цеху, но не эти же сардинские дикари!
   Правда, судя по уже классическим сардинским нурагам, как раз при сардах там и появившимся, легко им и на Сардинии не жилось. Прежнее население как-то обходилось простыми коническими башнями, а сардам пришлось сооружать целые замки с основной башней в центре и стеной с малыми башнями вокруг неё. Иногда даже и не с одним рядом укреплений, а с двумя, то бишь с мощной внутренней цитаделью. То ли местные жители их крепко невзлюбили и избавиться от них целью задались, то ли сами они, завоевав весь остров, меж собой затем рассобачились, но замки подобные им понадобились, и они всю Сардинию ими в конце концов позастраивали. Я ведь упоминал уже в своё время, что как раз что-то наподобие такого нурага хотел себе заполучить, когда тесть на Карфагенщине виллами нас одаривать начал? Ведь практически романский замок, только зубцы добавить на парапеты стен и башен, а так - готовый замок. Причём, цокольная часть из таких глыб, что греки не просто так циклопами острова в своих мифах населили, и не просто так саму кладку этого типа археологи назвали циклопической.
    []
   Трудно сказать, когда и откуда на остров проникли балары, родное племя этой отчаянной шмакодявки. Вряд ли раньше сардов, поскольку и тартесская культура связана с испанской ветвью тирсенов, хотя там могло быть и несколько волн. И скорее всего, это не было завоеванием, поскольку сардская нурагическая культура какой была до них, такой в целом и осталась. Но похоже на то, что из Испании, потому как язык в натуре отдалённо схож с балеарским, и едва ли это случайно. Правда, на это могла и горпздо более поздняя волна повлиять - уже вполне античные балеарские пращники, прибывшие на Сардинию в качестве карфагенских наёмников. Чувствую, Юлька замучает бедную девчонку, когда та получше турдетанским языком овладеет. А что она знает, если в патриархальном социуме пацанов племенным преданиям учат, а не девок? Так, краем уха если только, с пятого на десятое, да ещё и перевранное в вольном бабьем пересказе. Балара-мужика в следующий раз работорговцу специально для юлькиных допросов заказать, что ли?
   Что до бесспорных испанских иберов, то уж карфагенское-то владычество без них никак обойтись не могло. Бетику Карфаген после Первой Пунической тоже потерял, но до того владел ей со времён падения Тартесса, и как раз с тех времён наёмники начали вытеснять из карфагенской армии ополчение граждан. Так что стояли, конечно, на острове и испанские гарнизоны, когда восставшие наёмники вырезали карфагенское командование и захватили власть. Я ведь упоминал уже об обстоятельствах захвата Римом Сардинии и Корсики, мирным договором по результатам Первой Пунической не предусмотренном? А мой римский патрон, Гней Марций Септим, наши предположения подтвердил. Как мы и подозревали, сенат и во второй раз брать новую островную провинцию не хотел, потому как и уговор дороже денег, и Сицилию переварить ещё требовалось. Но один популист из плебейских трибунов прямо на Собрание граждан через голову сената вопрос вынес, а его воля в Республике выше и сената, и любого закона, и любого международного договора. Как решит римский народ, так тому и быть, сенату в таком случае только и остаётся, что делать морду кирпичом и выполнять волю сограждан. Так что стандартная формулировка во всех этих римских межгосударственных договорах "до тех пор, пока это будет угодно римскому народу" - это не столько создание юридической лазейки для их отмены, сколько честное предупреждение о том, что перед сиюминутной волей сограждан сенат бессилен. Но это - так, к слову, потому как нам в данном случае не это важно, а то, что пока вопрос в Риме решался, часть бывших наёмников вглубь острова ушла и присоединилась в горах к местным, так что от кого бы ни происходили тамошние балары исходно, есть среди них и потомки относительно недавних испанских иммигрантов. И сорт этих иммигрантов явно не тот, который мог бы замирению внутренних районов Сардинии поспособствовать.
   Собственно, римляне и владеют-то на острове только побережьем, да речными долинами, а гористая внутренняя часть им по-прежнему непокорна, да ещё и огрызается то и дело набегами на подвластные Риму низины. Пастбищ для скота в горах хватает, как и самого скота у горцев, а вот плодородной земли для возделывания там практически нет. Можно, конечно, вложив труд, окультурить её и довести до ума, но какой дурак станет на ней горбатиться, когда результаты его мучений наверняка разграбит на халяву соседняя гопота? Если и были там такие дураки, то давно перевелись. Поэтому землю там особо и не возделывают, а либо выменивают земледельческие продукты у жителей низин на скот, либо грабят на халяву в набегах. А из-за этих набегов и в низинах никто хозяйство особо не развивает. Можно завести виллу с продвинутой агротехникой, но ради чего? Дикарям этим с гор на поживу? Обойдутся! Поэтому и не совершенствуется на Сардинии местная агротехника, и урожайность сельхозкультур - соответствующая. Совсем земледелием не заниматься там нельзя - и самим без него не прокормиться, и Рим налоги зерном взимает, и попробуй только их ему не отдай. Но больше, чем нужно, не выращивают, и когда Рим по какому-нибудь чрезвычайному поводу требует двойной хлебной подати - это серьёзная проблема для сардинских земледельцев, в тяжёлых случаях приводящая и к восстаниям. В прошлом году и зима в Италии выдалась суровой, и лето засушливым - целых полгода без единого дождя! Это у нас Атлантика аномалии сглаживает, и то наводнения у кельтиберов в это же самое лето были такими, что военная кампания у римлян с ними вышла комом - друг до друга добраться не могли. В результате в Испании неурожай от сырости, а там, в Италии - от жесточайшей засухи. Яровой урожай у них погиб практически весь, и сенат, конечно, изыскивал хлеб отовсюду, затребовав удвоенный хлебный налог и с Сардинии. А там, хоть и не такой сушняк благодаря влажным морским бризам, но тоже мало никому не показалось, тоже неурожай, и где его взять, это лишнее зерно, когда самим мало? Осенью восстали из-за этих чрезвычайных поборов и Сардиния, и Корсика.
   Римляне, конечно, и с этим восстанием справятся, как справлялись уже не один раз - что им этот хреново вооружённый и хреново организованный сброд в чистом поле? Для преторской армии - так, на один зуб. Горцы с их разбойничье-партизанской тактикой - другое дело, и они-то уж точно своего шанса не упустят. С лигурами-то вон сколько Рим уже возится, так и эти - такие же. Окончательно только через полвека римляне и замирят и тех, и этих, а пока продолжается эта нескончаемая партизанщина, то утихая, то нарастая. Осенью как раз очередной всплеск случился - и зерно нужно, и случай в связи с бардаком удобный, и осеннее обострение на подвиги тянет. Но тут ведь как по закону Гука - любое действие рождает противодействие, и с ответными антипартизанскими акциями за Римом не заржавеет. А значит, потянутся во все порты и вереницы пленников обоих полов и всех возрастов для продажи в рабство. И если крестьян римляне ещё щадят, потому как должен же кто-то и их самих кормить, то с горными разбойничьими гнёздами уже не церемонятся.
    []
   С одной стороны, нас эти события на Сардинии никаким боком не затрагивали. Мало ли, чего там происходит? Мы-то тут при чём? Своих забот у нас здесь, что ли, мало? У римлян свои проблемы, у равнинных сардов свои, у горных свои, а у нас - свои, и если мы сами своих проблем не решим, то кто их за нас решит? И сами они тоже не рассосутся. А посему, если по справедливости это дело рассудить, то каждый сам должен решать свои проблемы, и проблемы Сардинии - уж всяко не наши. Где эта Сардиния, а где Испания, и где в ней наша лузитанская Турдетанщина? Со всеми добреньким не будешь, не хватит на всех того добра, а гуманизм к абстрактным чужим в ущерб конкретным своим - ну его на хрен, такой гуманизм. Плавали, знаем. Чем кончается, тоже знаем. Нам свои и роднее, и ближе чужих. Но с другой стороны, оба понятия - растяжимые. Лигуров - и тех покупали, когда с пополнением перебои случались, тоже ведь баски, хоть и италийские, а балары по сравнению с ними - ещё ближе. Хоть и сардинские, но тоже иберы, а значит, не такие уж и чужие, если разобраться. И если кого попало не брать, а выборочно, как и совсем своих турдетан из Бетики в последние годы принимаем, то и вопрос "но ведь и деток же жалко" звучит и воспринимается уже несколько иначе.
   Детворе сардинской там сейчас, кто в рабство угодил, в свете недавних событий вообще полный звиздец. Она и так-то мало кому нужна, как я уже и говорил, а уж теперь, когда и свои-то семьи прокормить проблема, и подавно. Если кого и купят, будут держать впроголодь, а кого никто не купит - тем более. Будут их держать там до самого конца или выгонят взашей как бесполезных - голод им один хрен гарантирован, а по весне ещё и тиф этот брюшной вернётся, и кто с голоду ещё раньше ласты не склеит, тех эпидемия добьёт. У голодных-то какой в звизду иммунитет? Поэтому, помозговав над вопросом и обсудив его, мы решили заказать рейс на Сардинию знакомому гадесскому работорговцу, уже не раз доставлявшему нам рабов из Мавритании и знавшему, какие нам придутся ко двору. У нас тоже неурожаи, но голода благодаря нашим мероприятиям всё-же нет, и уж несколько десятков малолетних сардинских баларов подходящего для нас сорта нас здесь не объедят. А гадесец, конечно, и отобранную-то мелюзгу брал не просто так, а "в нагрузку" к девкам постарше и посмазливее, дабы "компенсировать убыток", так что на двадцать пять мелких детей обоего пола прихватил ещё и пять девчонок-подростков отборнейшего сорта, одну из которых мои оболтусы как раз и поймали при неудачной попытке побега. Правильно, к "гречанкам" нашим угодив, услыхав краем уха и поняв лишь с пятого на десятое, на кого их учат, и не такое ещё подумаешь запросто! Но к кому нам их ещё было пристроить хотя бы уж на первое-то время? Зимние шторма - они и в Луже шторма, другие вообще носу из гаваней до весны не кажут, и гадесца-то не всякого на зимний рейс сподвигнешь, хоть и не чета гадесские океанские суда таким же с виду средиземноморским. Но и на гадесском судне шторм остаётся штормом, так что полуживым доставил к нам купчина свой живой груз, и кто ещё мог лучше позаботиться об ухайдаканной штормовым плаванием мелюзге кроме наших "гречанок"?
   Тут, правда, ещё один момент подкузьмил. Как бы ни разбирался работорговец в людях, временем для обстоятельного разбора и сортировки предлагавшихся ему мелких сардинцев он не располагал, так что не обошлось при отборе, конечно, и без ошибок. Как тут обойдёшься? Даже из пяти девок-подростков одна оказалась обезьянистой и вздумала интриговать, пакостить остальным четырём и издеваться над мелюзгой, да из самой этой мелюзги три пацана и четыре шмакодявки далеко от неё не ушли, то и дело обижая и даже пробуя организовать травлю то одному, то другому из числа остальных. Дело могло дойти если не до убийства, то до членовредительства, так что и этих семерых обезьянышей, и ту обезьяну постарше пришлось от них отделять. Ну, с ней-то проще всего было - передали её шлюхам в обычный бордель. Пока, естественно, не по основной части, а в обслугу тем основным, дабы имела ещё время и шансы одуматься и взяться за ум, но надежды на это мало, да и хрен с ней. А мелюзгу обезьянью куда девать прикажете? Обременять наших "гречанок" этим генетическим мусором и дальше никуда не годилось, им с нормальными хлопот хватает. Возможно, мы бы и до сих пор башку себе по их поводу ломали, если бы выход не наклюнулся сам собой.
   В своё время, дабы увеличить численность русскоязычного анклава, мы купили для компании нашим первенцам по паре малолетних рабов - я, например, Кайсара и Мато тогда для Волния именно в этом качестве тогда приобрёл. Оба, конечно, освобождены ещё перед школьным выпуском, но до того момента официально числились моими рабами. И вышло так, что некоторые папаши школоты следующих потоков, кто побогаче, это дело в качестве моды восприняли и тоже стали своих чад рабами-сверстниками обеспечивать. О том, чтобы в такие семьи этих пристроить, разумеется, не могло быть и речи. Свободных обезьянышей в школу не берём, а просочившихся сквозь сито отбора случайно отсеиваем безо всякой пощады в самых начальных классах, невзирая на недетские обиды их родоков, и обезьяныши-рабы нам в нашей школе тем более на хрен не нужны. Но к счастью, мода проникла и за пределы нашего анклава и даже за пределы столицы. Нашлись желающие и среди провинциальных богатеев тоже обезьянистого типа, которым подошли и эти - ага, подобное тянется к подобному, которым мы их с удовольствием и сбагрили. Теперь вот и чешем репу, стоит ли нам ввозить детвору из-за моря, если треть один хрен отсеивается.
    []
   Нормальные-то об избавлении от этого отребья уж точно не жалеют, но тут ещё один нюанс наклюнулся - попавшая к бордельным шлюхам девка, хоть о ней-то пленница моих оболтусов и не упомянула, наверняка ведь тоже изрядно укрепила её с подругами в их нехороших подозрениях - типа, будете себя хреново вести, так тоже в бордель угодите, как и эта, а будете вести себя хорошо - элитным шлюхам компанию составите. Что думает мелюзга о судьбе отсеянной шелупони и о своей собственной по аналогии, мне вообразить фантазии не хватает, но что-то ведь думает себе наверняка, и я не уверен, что хорошее...
   - Дядя Максим, а нашей программой по "двойке" человек сильно набедокурить может? - спросила меня вдруг Турия, когда ребята уже увели незадачливую беглянку.
   - Ты имеешь в виду программу на нужное стечение обстоятельств? - есть такая в числе азов ДЭИРовской второй ступени, и естественно, наша школота её изучала.
   - Да, именно её.
   - А сильно - это как?
   - Ну, вроде тех бед, что на Сардинии осенью произошли. Я ведь, дядя Максим, никому навредить не хотела, а о Сардинии вообще даже не думала...
   - Турия, ну при чём тут ты? Где ты, а где та Сардиния? Ты же на свои дела свою программу запускала, а какая у них связь с островом, который хоть и не маленький, но для тебя - просто пятнышко на карте Ойкумены?
   - Для меня - да, просто пятнышко, но ведь для Секваны это её родина.
   - А она тут при чём, если ты только сегодня впервые в жизни её и увидела?
   - Так ведь и Волний тоже только сегодня её и увидел, но сразу же и оценил, да ещё и высоко оценил, если сразу же и на боязнь крыс её проверил.
   - Это, конечно, показатель, - на мыше-, крысо- и тараконобоязнь мы при отборе в школу шмакодявок тоже проверяли, потому как смех смехом, но такая дефектная порода нашим потомкам никчему, и этих соображений мы от школоты не скрывали, - Но в школу она даже на ускоренный курс старовата, а без неё для тебя она уж точно не соперница.
   - Да я это понимаю, дядя Максим, - улыбнулась Турия, - Девчонка хорошая, и я думаю, мы с ней поладим, если Волний захочет в наложницы именно её...
   - А, вот ты о чём? Так ты, значит, и это в свою программу закладывала?
   - Ну а как же иначе? Хочется же, чтобы всё хорошо было. Ну, не только это...
   - Остальное можешь не рассказывать - догадываюсь, где и кто тебя тревожит больше, - хмыкнул я, - А когда ты программу свою запустила?
   - Да в том-то и дело, что ещё летом. И я совсем не хотела, чтобы кому-то из-за этого стало плохо...
   - Турия, выбрось эту блажь из головы. Ты ни в чём не виновата. Во-первых, для чего я вас этим программам учил? Чтобы вы ими пользовались и получали преимущества перед бестолочью. Именно это вы все и делаете и правильно делаете. Во-вторых, есть ещё такая штука, как карма, и у любого человека она своя, и её действие сильнее, чем действие всех этих простеньких программ младших ступеней. И если у кого-то она плохая, то ты-то тут мало что смогла бы добавить. В-третьих, все эти программы действуют через эгрегоры на людей и сказываются только на их произвольных действиях, а причина бед Сардинии - природная. Если бы не эта засуха в Италии, Риму не понадобилось бы драть с сардинцев удвоенный хлебный налог, и остров не восстал бы. Но вызвать эту засуху программой по "двойке" ты не смогла бы даже при желании, и по "пятёрке" этого и я не сделаю, как бы я ни тужился, а ты этого ещё и не проходила, да и по времени, если только летом запустила - не хватило бы его на раскачку процесса. Так что ты тут абсолютно ни при чём. Если ты на что и могла повлиять, то разве только на наше решение заказать работорговцу детвору оттуда, но этим-то ты уж точно никому не навредила - там им всем пришлось бы хуже.
   Раньше кадетского корпуса шмакодявке ещё не положено знать всего, поэтому я умолчал о том, что и эта италийская засуха, и восстание на Сардинии упомянуты у Тита Ливия, что автоматически исключает влияние нашего вмешательства, а уж её - тем более. Но попытка проанализировать расклад - зачётная, явно не зря мы её учили. А может, и не только проанализировать - как знать? Мы ведь долго колебались, заказывать гадесцу этот рейс или нет, доводов "за" и "против" было примерно поровну, а в таких случаях обычно мы от лишних телодвижений воздерживаемся. И что нас тогда под локоть подтолкнуло, я и сам не вполне понимаю. Просто вот показалось, что зачем-то надо, и не одному только мне, вот и приняли такое решение...
   - Папа, а у римлян что, ещё и мелкая пацанва на рудниках работает? - озадачил меня мой наследник, когда вернулся.
   - Ну, если только на вспомогательных каких-то работах.
   - Нет, я имею в виду именно вырубку железной руды в самой шахте.
   - Так смысл-то какой? Работа там тяжёлая, и что толку на ней от слабосильного шкета? В Бетике этого точно нет, иначе мы бы знали, да и в Ближней Испании тоже как-то сомнительно. Ладно бы ещё выработаны были рудные жилы, тогда - да, широкий лаз для взрослого мужика ради тонкой жилы рубить невыгодно, а мелюзга и в узкий пролезет. Но уж в Испании-то это зачем? Хвала богам, железом наша страна не обделена.
   - Да нет, папа, Секвана об Италии говорила. На Корсике этого тоже нет, иначе они бы знали, но вот про Этрурию ходят у них такие слухи.
   - В Этрурии - может быть. Там ещё до римлян сами этруски успели выработать самые богатые жилы, и им понадобились ещё не выработанные корсиканские. С греками этруски тогда из-за них как раз и рассобачились - я же рассказывал тебе давеча ещё.
    []
   - Да, я помню. В общем, мелюзга эта сардская про Этрурию судачит, и пацаны боятся, что и у нас так же. Думают, что держат их у "гречанок", пока ещё не подвезли, а как наберётся достаточно, так могут и на рудник загнать. Вот про это она как раз меня и спрашивала. Я, конечно, объяснил ей, как и ты мне сейчас, что месторождения железа у нас богатые, так что экономить на ширине шахты смысла никакого - вроде, успокоилась.
   - Ну, будем надеяться, что и мелюзга успокоится, а то хлопот же не оберёшься, если ещё и они повадятся сбегать, - мы с Волнием рассмеялись, - О себе не спрашивала?
   - Спросила, ну и мы ей объяснили как есть - что пока она плохо знает язык и не может показать, на что способна и к чему имеет склонности, никто с решением её судьбы спешить, скорее всего, не будет. И кажется, ты её всё-таки убедил - именно тем советом, что не надо никому верить на слово, а надо всё проверять самой. Но самое интересное вот что - я её спросил, почему она, раз уж задумала бежать, не продумала всё как следует и не подготовилась заранее, так она сказала, что и сама не знает, но просто вот показалось, что надо именно теперь, а по ходу дела всё само образуется...
   - Так-так! - я сделал мысленно охотничью стойку, - Ну а вас с ребятами зачем именно в порт и именно в это время потянуло? Какие важные новости вы рассчитывали у матросни гадесской разузнать?
   - Да в том-то и дело, папа, что я и сам теперь над этим голову ломаю. Понимаю и сам, что глупо это выглядит со стороны, конечно, но в тот момент мне почему-то сильно показалось, что надо сделать именно так.
   - Ты на будущую наложницу давно программу запустил?
   - Ну папа, ну и ты ещё туда же! И Турия, мне почему-то кажется, насчёт этого заподозрила, и ребята на обратном пути мне уже в наложницы Секвану сосватали. Вроде бы, и в шутку, но ты же сам любишь говорить, что в каждой шутке есть доля шутки.
   - А всё-таки?
   - Ну, я понимаю, что до этого ещё очень далеко, и смешно сейчас об этом даже говорить, но вообще-то кота в мешке, как ты это называешь, тоже брать не хочется. Хоть наложница и не жена, но всё равно ведь с ней тоже жить, и лучше выбирать её из таких, которых хотя бы неплохо знаешь. Вот у нас в семье удачно всё сложилось - мама с тётей Софонибой и ладят хорошо, и дружат, и проблем поэтому никаких. А у дяди Сергея тётя Юля с тётей Денатой хоть и не собачатся уже так, как раньше, но всё равно напряги. И я не хочу, чтобы у меня было, как у него, я хочу, как у тебя. Поэтому, конечно, программу я давно уже запустил. Ещё с осени, ближе к середине.
   - Ясно. Ну и что ты сам об этом думаешь?
   - Пока я ещё не уверен, но вообще-то - как-то уж очень всё сходится. Ты же и сам говорил, что и вы с дядей Велтуром тоже насчёт Сардинии долго колебались. Но ведь решили же в конце концов? Ну и сама девчонка стоит того, чтобы к ней присмотреться.
   - Причём, настолько, что ты уже и на крысобоязнь её проверил? - ага, глаза-то прячет, но ухмыляется, стервец, - А не боишься, что табуреткой окажется? Всё-же простая дикарка с дремучих гор.
   - Ну папа, ну где ж их взять-то, образованных рабынь? Чему-то ведь её за год с лишним подучат. Тётя Софониба, хоть и не с гор, но тоже без особого образования, а ум есть и соображалка есть, и Икеру учёба даётся без особого труда. Не помню уже, когда он последний раз просил меня помочь ему с уроками - давно уже всё сам. Тетя Дената тоже простая деревенская веттонка, но ведь и Тирс же учится нормально. Ну так и Секвана же, хоть и отчебучила, конечно, но ведь просекла, что в порту её никто искать не додумается. Как дядя Хренио смеялся, когда ты ему звонил, мне тоже из колонки слышно было. Тоже получается, что с соображалкой всё нормально.
   - Это - да, для девки очень даже неглупа, - согласился я, - Но ты всё-таки особо с выводами не торопись, а присмотрись-ка заодно и к её подругам, да и вообще ко всем её сверстницам-рабыням у "гречанок". Бестолочь к ним не попадает, а программа - она же непредсказуемым образом работает. Мало ли, может и твой интерес к этой сардке нужен только для того, чтобы через неё на какую-нибудь ещё лучшую тебя вывести?
   - Да когда ж тут ко всем присматриваться-то, папа? Каникулы же кончаются, а много ли успеешь за выходной? У меня эта мысль тоже мелькнула, но маловероятно это. Ты сам много таких видел среди рабынь, чтобы и всё при ней, и соображалка, и отчаянная как эта, да ещё и со способностями по нашей части? Вряд ли там ещё лучшая найдётся.
   - Волний, выбор в любом случае за тобой. Эту выберешь, значит - эту. Но тогда уж перед окончательным выбором не забудь проверить её и на тараканобоязнь.
   - Ну уж тараканов-то - не думаю...
   - А зря! - хмыкнул я, - Кто-то, помнится, хотел распределиться после учёбы в Тарквинею. Или ты уже передумал? - судя по его хохоту, дошло до него сразу же.
   Я не упоминал о кубинских кукарачах? Ну, значит, к слову не пришлись. Полно их там. Вот они - всем тараканам тараканы. Здоровенные, почти в палец длиной, панцирь такой, что простая мухобойка хрен возьмёт, шустрые, летают, что твои жуки, так ещё же и плавают! Так что бабам, запрыгивающим при виде таракана на стол и пугающим весь дом своим пронзительным визгом, Куба противопоказана категорически, гы-гы!
    []
   Мы ещё со второго вояжа туда привезли несколько штук засушенных, так даже Юлька, обычных тараканов особо не бздящая, содрогнулась от этих коллекционных, а уж Наташка закатила истерику и от залитого в кубинский копал, этот мезоамериканский вид янтаря, так что массивный ювелирный полуфабрикат едва не полетел тогда Володе в лоб. Ну так и Ленка ейная, хоть и не один в один по этой части в мамашу пошла и небольших насекомых, как и мышей, боится меньше, но шугается и крыс, и от засушенного кукарачи тоже в ужас пришла. От залитого в копал, правда, истерику не закатила, но даже смотреть не хотела, не то что прикоснуться. Юлькины девки в руки-то этот кусок копала брали, но с таким отвращением, что в конечном итоге этот экспонат прописался у меня. Мои бабы - что Велия, что Софониба - от него, конечно, тоже не в восторге, но разглядывая, смеялись без истерических ноток и шутили, прогнозируя реакцию знакомых баб, насекомобоязнью всё-же немного страдающих, на такого же, но вполне живого кукарачу. Посмеивалась с этой янтарины кубинской и Турия, хоть и вздрогнула слегка, когда увидела в первый раз, но это размерами обусловлено, а обычных мелких тараканов она прихлопывает молча и деловито. Пожалуй, дам я эту янтарину с кукарачей и наследнику с собой, когда пойдёт к "гречанкам", дабы потестировал у них на это дело тамошних девок, а в особенности вот эту девчонку с Сардинии, которая ему явно приглянулась...