18. Яккхи и ракшасы.

  
   Хвала богам, одной проблемой меньше - вылупились наконец-то змеёныши той королевской кобры, которая на территории нашего будущего форта угнездилась, милость духов для наших в перспективе обеспечивая. За перспективу-то мы, конечно, и тогда были рады, но теперь, когда ещё и морока наконец-то закончилась, мы рады вдвойне. Давно уж ведутся работы нулевого цикла, начали прокладывать канализацию и водопровод, но тут в центр площадки не суйся, а обходи его стороной, потому как там то гнездо священной для веддского племени нагов большой ядовитой змеюки. И не приближайся даже туда, она же нервничает, а нервировать священную змею - это же проявление непочтительности к тем самым духам, от которых милость требуется. И хрен бы с ней, с той милостью духов этих потусторонних, но ведь от неё же вполне земные отношения с местными веддами зависят, да и с дравидами тоже в немалой степени, поскольку и сдружились, и перероднились меж собой. Это даже если исходного происхождения не считать, тоже с веддоидной примесью среди предков. Юлька говорила нам, что чистые дравиды - это Индская цивилизация, а к востоку и югу от неё обитало сплошь веддоидное население вроде деканских гондов, мало чем от цейлонских веддов отличающихся. И вся дравидская экспансия на восток и юг вела к ассимиляции дравидами этого веддоидного населения, и чем южнее живут дравиды, тем больше в них этой веддоидной примеси.
   И на юге Индостана тоже есть свои наги, хоть и дравидский давно уже народ, но наряду с индуистскими богами чтут и королевскую кобру. А наша историчка подозревает, что и в Магадхе без них не обошлось, судя по некоторому её почитанию и буддистами. Не то, чтобы священна, но есть у них легенда о королевской кобре, якобы растянувшей свой капюшон над медитировавшим Буддой, дабы укрыть его от непогоды. Не иначе, как ради популярности своего учения в массах решили и старинные верования поэксплуатировать. До распространения индуизма её культ наверняка был ещё влиятельнее, так что местных дравидов, потомков беглецов от индуизма, скорее всего, и не требовалось в него обращать - не так фанатично, как ведды, но разделяли его, по всей видимости, и сами. Возможно, на этой почве как раз и поладили с веддами, поселившись на их земле, И всё это, конечно же, хорошо, и в этом они большие молодцы, но вот как тут теперь работать прикажете, когда тут змея ихняя священная, которую не кантовать?
   Впрочем, как и обещали ведды, долго ждать не пришлось. Змея и в самом деле уползла сама, пошипев напоследок для порядка, а вчера под вечер вылупился из яиц и её выводок. Мелкие, вряд ли больше полуметра в длину, что твои ужи-подростки, но уже и позу оборонительную принимают, и капюшончики свои миниатюрные раздувают - типа, предупреждают, что и ужалить могут. И собственно, это ни разу не блеф - уже ядовитые, так что очень даже могут. Вряд ли яда хватит на смертельный для человека укус, но ведь и проверять это на себе как-то тоже не хочется. Но никому из наших и не пришлось. Ведды, как и обещали, пришли и переловили всех маленьких кобр, после чего унесли их куда-то под руководством своего нового шамана, так что можно наконец-то спокойно работать, не боясь ни духов местных прогневить, ни чтущее их население обидеть.
    []
   Под ноги и по сторонам, конечно, один хрен смотреть желательно, потому как есть и другие виды ядовитых змеюк, некоторые и поядовитее, хоть и значительно мельче. Серёга говорит, на первом месте по смертельным укусам в Индии обыкновенная очковая кобра, на втором - индийский крайт, тоже аспид, но не капюшонистый, обычно полосатой чёрно-белой расцветки. Оба вида в числе широко распространённых и на Цейлоне. В море водится ещё морской крайт - на самом деле он не за родство с сухопутными крайтами так обозван, а за сходство расцветки и ядовитости, но тоже аспид, как и все ядовитые морские змеи. Причём, часть времени проводит и на берегу, эдакая змея-амфибия, так что от неё не зарекайся ни в воде, ни на твёрдой земле, и глядеть надо в оба. Но с прочими ядовитыми гадами, хвала богам, уже не нужно так церемониться, как с королевской коброй. Очковую только кобру нежелательно убивать первым без явного повода, потому как из-за сходства с королевской какую-то часть своего почтения к ней наги распространяют и на очковую, но дравиды уже намекнули, что это только на глазах у веддов нежелательно, а если они не видели сами, то был ли повод явным или кажущимся, дотошно проверять не будут. Все же всё понимают, и если приличия соблюдены, то никаких проблем. А уж с некобровыми, то бишь с некапюшонистыми аспидами не нужно и этого. Путаются под ногами - зачищай их на своей территории превентивно хоть на глазах у веддов и ни о чём не парься.
   И самое время, потому как после вывода подземных коммуникаций наружу уже и периметр будущего форта пора будет замыкать. Пока - нулевой цикл, конечно, это ведь не временный лагерь, который к первой же ночёвке должен быть огорожен хоть как-то, а постоянная крепость, которая и строиться должна капитально, то бишь без той суетливой спешки, с которой сначала штурмуют сдачу объекта к какой-то идиологически значимой календарной дате с нарушением всех строительных нормативов, а затем годами устраняют недоделки и перманентно ремонтируют то, что можно было один раз построить сразу по уму и не надрываясь, а работая медленно и методично, а главное - вдумчиво. Архитектор квалифицированный с генерал-гауляйтером и первой партией гарнизона прибудет, один же хрен ошибки какие-то найдёт и что-то переделывать потребует, ну так и нахрена тогда наращивать объём неизбежных переделок, от которого впору будет за башку хвататься? К чему дурная показуха бурной деятельности? Что нужно так или иначе, то и будет делаться к прибытию специалиста, которому виднее.
   Времянки же - ну, какой смысл ещё и в будущем форту их сооружать, когда и в лагере палатки стоят, и хижины туземного типа в любом почти количестве рядом возвести можно, если тех палаток хватать перестанет. А посерьёзнее что-то - это ведь сколько леса пришлось бы свести на древесину? А его и так до хрена идёт - и на укрепляющие рыхлый и топкий грунт сваи, и на причалы в гавани, и на складское помещение, в котором нельзя допустить гниения грузов. И для ремонта судов тоже запас древесины нужен, да не сырой, а выдержанной, а как прибудет архитектор - понадобятся и прочные балки перекрытий, и строительные леса, и топливо для обжига известняка на строительный раствор. И всё это чем ближе к месту строительства окажется, тем лучше. Деревянные сооружения - они же ни разу не вечные, их то и дело подновлять надо, и деловая древесина будет постоянно на это уходить как в бездонную бочку. И разве не лучше тогда потратить её пускай и тоже до хрена, но один раз и на века? А пожить, покуда не построены добротные каменные жилые дома, можно и в лагерных палатках, и в туземного типа хижинах, сооружаемых из быстро гниющего, зато многократно быстрее растущего бамбука.
   На деревянную архитектуру мы успели насмотреться у синхалов. Да, в ней есть своя эстетика, а уж их деревянная скульптура - ну, у неё своеобразный индийский стиль, ни разу не греческий и не египетский, но по технике исполнения вполне на уровне. Мы с удовольствием приобрели образцы, от которых Юлька наверняка будет балдеть, когда мы их привезём домой. Аналогично и на стенах рельефные украшения режут, и конечно, это уникальная культура. Беда только в том, что из-за недолговечности дерева даже на одно её поддержание сводятся леса. Я ведь упоминал уже, что Паталипутру, столицу Магадхи, не от хорошей жизни уже при Ашоке пришлось перестраивать в камне? Не найти было уже в окрестностях деревьев нужных пород нужного размера, чтобы продолжать поддерживать это традиционное деревянное зодчество в столице. И где! Не в засушливой долине Инда, а во влажной долине Ганга, за освоение которой предки индусов не могли взяться, пока не обзавелись железными топорами для расчистки густых джунглей! Не то, чтобы совсем уж обезлесили долину, но за века повырубили большие деревья твёрдых и не склонных гнить пород, а ведь они растут очень медленно, гораздо дольше, чем служит срубленное дерево в среднем. Ну, с учётом неизбежных в деревянном городе пожаров, по крайней мере. А у синхалов в северной части Цейлона и климат позасушливее. Позже начали леса сводить, но сведут быстрее и тоже волей-неволей придут к каменному строительству.
   А раз так, то и не лучше ли всё капитальное строительство вести сразу в камне? Не тогда, когда леса сведены, а когда их ещё более, чем достаточно, и останется немало, и восстанавливаться будут быстрее, чем расходоваться, благодаря многократно сниженной регулярной потребности в новой хорошей древесине. Вот потому-то мы и не стремимся в дереве строиться, и самые капитальные из наших наземных деревянных сооружений - это причалы, склад, укрепляющие грунт сваи и дощатые стены лагеря. Толстый брус идёт на рамы ворот, да на стрелково-наблюдательные вышки. Принцип разумной достаточности.
    []
   Эти же резоны мы объясняем по ходу дела и припахиваемым к работе дравидам - как отрабатывающим полученный от нас индийский железный ширпотреб, так и в сипаи уже отобранным из числа желающих. При наличии собранной возле устья речушки малой лесопилки с приводом от водяного колеса нам ли бояться трудоёмкости заготовки нужных нам пиломатериалов? А для туземца, механизацией работ не избалованного, уже простой железный топор расклад меняет кардинально. Это с каменным неолитическим много хрен нарубишь, а с железным - на порядок больше как минимум. А с нашим из хорошей стали, не тупящимся на твёрдом дереве сразу же и не требующим ежедневной оттяжки лезвия в деревенской кузнице при ежедневной работе, смело повышай планку ещё в разы. И когда они обрастут нашим инструментом, не в том будет вопрос, можно ли вместо их нынешних полуплетёных хижин возвести добротные бревенчатые срубы, а в том, нужно ли. На охоту и за прочими дарами леса куда ходить будут, если означенный лес на срубы свои сведут? И свободу свою они и ведды от тех же синхальских цивилизаторов за счёт чего до сих пор сохранили? Разве не за счёт вот этих самых густых и труднопроходимых джунглей? Есть у них реальные шансы выстоять против тех же синхалов или тамилов в чистом поле? Ни единого же нет, если разобраться непредвзято. В джунглях - другое дело, потому как чем дальше в лес - правильно, тем толще партизаны. Ну так и не рубите же, ребята, тот сук, на котором сами же и сидите со всеми привычными вам удобствами.
   Опасаются же некоторые из вас, как бы наши тут не забурели и не прижали вас, когда закрепятся, осмотрятся и подкреплением обрастут? Правильно делают, забуреть кто угодно может, если смысл в этом увидит, а знаете вы нас без году неделю, и где гарантия, что мы не врём вам с три короба? И наши отношения с туземцами в другом океане, и тот большой бесхозный остров на полпути к вам, на заселение которого у нас нет людей - это же всё только с наших слов, которые у вас нет возможности проверить. Парима про свой родной большой остров подтверждает? Нет, что пытаетесь проверить хоть что-то, это вы молодцы, приятно иметь дело с неглупыми людьми. Вот только уверены ли вы, что мы и шмакодявку подтверждать наше враньё не подучили? Мало ли, чем мы её заинтересовать в этом могли? А что, если ейная семья - родоки с братьями и сёстрами - на самом деле у нас в заложниках и отвечают головой за её лояльность? Не похожа на запуганную? Так с ней же и обращаются хорошо, а много ли не избалованной девчонке нужно для хорошего сиюминутного настроения? Поведение ваших сильно бы отличалось при таком раскладе? Не задумывались над этим? А это зря, ребята. Вас разве не учили ваши старики, что враг хитёр, ловок и коварен? Ну так и слушайте своих старших, это мы для вас чужие, и хрен нас знает, чего замышляем, а они для вас родня и добра вам желают. А посему, ребята, не словам нашим верьте, правдивость которых вы проверить не можете, а делам, которые вы видите собственными глазами. Лес, спасавший вас от синхалов и прочих индусов, спасёт и от наших, если забуреют и гадами окажутся, а вот если его не будет - тогда бойтесь. И сами его берегите, и нашим до хрена сводить не позволяйте, а о наших намерениях судите по нашему обращению с вашим лесом. Несложно ведь, если вдуматься?
   Вот так им и объясняем всю эту кухню. Видят же, что куда бережнее с лесным ресурсом обращаемся, чем синхалы, о строительных приёмах которых за века наслышаны, да и набор сипаев ну никак не укладывается в какие-то коварные замыслы. Как нам на них полагаться в случае конфликта с их народами? Это же не индийская цивилизация, на свои варны жёстко разранжиренная, где никакого единства народа нет и в помине. Орёл свинье ни разу не товарищ. Если бы не расистское высокомерие англичан Ост-Индской компании и обусловленные этим дискриминации по отношению к индийским сослуживцам, не было бы у сипаев такого недовольства англичанами, а не будь его, критичнее бы отнеслись и к демагогии урря-патриотических агитахтеров. Я ведь упоминал уже, из-за чего там весь тот сыр-бор разгорелся? Ну да, изнуряет Компания поборами податное население, да и хрен с ними, с этими вайшиями и шудрами. Какое до них дело доблестным кшатриям? Утесняет власть раджей? Это, конечно, уже нехорошо, раджа - свой же собрат кшатрий. Да только и он ведь высокомерен похлеще англичан, да и не всегда одной с тобой касты. Варны ведь к тому времени давно уже на множество всяких профессиональных и национальных каст поделены, и орёл, опять же, свинье не товарищ. Держи на местах сипаев не той касты, из которой местные раджи, да дискриминациями их не обижай, вот и весь секрет надёжности туземных сипайских войск в разранжиренной на варны и касты Индии. Даром, что ли, век почти вполне на них полагались и их же в основном руками страну завоёвывали? Но то у индусов целый век прокатывало и дальше бы прокатило, если бы сама Компания берега не утеряла, а с этими не затронутыми варно-кастовым ранжиром дравидами и веддами хрен у наших так прокатит, и все это прекрасно понимают.
   Вчера испытывали станковый крепостной арбалет. Он и позавчера работал без особых нареканий, но оказался слабоват, так что переделали его, заменив дугу на другую, побольше и помощнее. Один человек его теперь хрен взведёт, двое нужны, зато и агрегат вышел вполне себе противослоновым, как и замышлялось. Хоть костяной наконечник на дротике будет, хоть из твёрдого дерева, веса и скорости хватит для поражения элефантуса на сотне метров, с которых попасть в него можно уверенно. В смысле, в тушу попасть, а не в убойное место, но и этого хватит, если дротик будет отравлен. Охотятся ведь из луков отравленными стрелами? Вот и дротик тем же ядом, да пощедрее. Из-за его веса хреново работало оперение из птичьих перьев, но дравиды сообразили и подсказали бамбуковые щепки на оперение дротиков применить. Второй агрегат уже их руками делается - сипаев, конечно, а вожди дравидских и веддских деревень наблюдают и завидуют. В принципе-то почти всё могут сделать и сами окромя сверловки. За ней им к Мани обращаться придётся, которому мы пару коловоротов со свёрлами оставляем. А уж сторожевые вышки, куда те агрегаты напрашиваются, у них есть давным давно.
    []
   А с утра Чендан дельную мысль подсказал. Поглядел он вчера на вертлюжный станок для этих агрегатов и предложил ещё таких же вертлюг наделать, только размером поменьше, для длинных луков. Закрепляешь его середину на вертлюге и растягиваешь на всю длину стрелы, целясь при этом по-арбалетному. Главный ведь недостаток у длинного лука - это неприцельность стрельбы из-за его растягивания до уха, а при таком станковом применении он устраняется, да ещё и растянуть можно посильнее, использовав подлиннее стрелу. В чистом поле не применишь, но с крепостной стены - вполне, и можно хоть всю стену нашего лагеря такими вертлюгами уставить. А ещё говорят, млять, будто бы азиаты изобретать не умеют! Всё они прекрасно умеют, если уверены, что не пожалеют потом о неосторожном проявлении не положенной им по чину башковитости. Ну так и кто доктор Востоку, выработавшему не способствующие изобретательству традиции? Я хотел уже на Капшине его формально из рабства освободить и в полноправные солдаты произвести, но теперь, млять, сегодня же вечером народ соберу и перед строем эту церемонию проведу. У нас не Восток, и пущай сипаи и прочие туземцы увидят и почувствуют разницу.
   С обеда, едва мы только успели перекурить, прибежал мальчишка-посыльный от вождя ближайшей деревни веддов, передав приглашение к вождю их соседей в глубине острова. К ним, оказывается, прибыли те самые яккхи из внутреннмх районов, о которых нам уже упоминали веддские вожди. Прослышали о наших и тоже встретиться хотят - ага, как бы невзначай на нейтральной территории. Видимо, имеют причины не афишировать контакт перед посторонними глазами и ушами. Нам, собственно, тоже лишняя огласка ни к чему, потому как синхалы едва ли отнесутся с пониманием.
   Фокус тут в том, что как раз эти яккхи и составляли то относительно развитое в культурном плане коренное население севера Цейлона, которое завоёвывал и покорял тот легендарный основатель синхальского государства и царского рода Виджая. С ним-то кто ведь исходно из той Бенгалии приплыл? Вояки, да их обслуга. Входили ли в общее число в семь сотен члены семей, официозная синхальская история умалчивает. Она же велит всё досинхальское коренное население дикарями считать вроде лесных веддов, но сама же и пробалтывается о захвате Виджаей столицы, истреблении правящего рода и и завоевании государства яккхов. Вопросов, какое может быть государство и какая столица у каких-то лесных дикарей, никто официозным агитахтерам не задаёт. Видимо, знают уже, что такие вопросы чреваты неприятностями, которых на Востоке никто не ищет. Но учитывая, что трудящиеся массы с Индостана начали подтягиваться попозже, в уже готовое синхальское государство, в то время индуистское, получается, что ранние синхальские царьки правили покорёнными и обращёнными в индуизм яккхами северной части острова, и вся культура этого раннего периода - всё та же культура яккхов в основе. И их же соплеменники, надо полагать, на не освоенных синхалами землях южнее - основное направление синхальской экспансии. Дравиды и ведды могут подождать, никуда они не денутся и позже, а вот яккхи - живое напоминание осинхаленным соплеменникам о былой воле, и какая же восточная деспотия смирится с существованием подобной крамолы? И конечно, от наших контактов с этими всё ещё независимыми яккхами синхалы в восторге не будут.
   По дороге к ближней веддской деревне Серёга ещё кое-что вспомнил. Юлька не только про буддийские предания нам говорила, но и про археологию. Вроде бы, рядом со знаменитой синхальской Сигирией, которая южнее Анурадхапуры и будет построена века спустя, раскопаны остатки городского поселения досинхальских ещё времён, и оно вовсе не единственное на Цейлоне. Не менее скандальной получается картина и со знаменитой синхальской ирригацией. Официоз велит считать, что до синхалов её не было, и все дамбы со шлюзами появились только с приходом ихней индобуддийской цивилизации. Да только раскопки немного другое показывают - в толще синхальских сооркжений обнаруживают остатки гораздо более древних того же типа. Да и в сохранившихся фундаментах от якобы синхальских заброшенных городов нередко обнаруживаются остатки каких-то прежних, ещё досинхальских. Даже в отношении самой Анурадхапуры есть версия, что это бывшее досинхальское поселение. И получается, что очень многое синхалы не с нуля строили, а ремонтировали, достраивали и перестраивали то, что осталось от их предшественников. И кроме яккхов, о которых так неосторожно проговаривается буддийская традиция, других кандидатов на эту роль не просматривается. Ну, если мифы о Лемурии за чистую монету не принимать, конечно. В общем, для синхальского официоза вопрос болезненный...
   Вождь выделил людей для нашего сопровождения к деревне соседей, но вдруг выяснилось, что вместе с нами пойдут и дравиды, вождь которых тоже хочет установить контакт с яккхами. Долго ждать себя они не заставили, но млять, если бы они всей своей деревней в полном вооружении выступили, мы бы меньше удивились! Делегация от них была небольшой, но с тремя слонопотамами. Для солидности, говорят - типа, знай наших. Хоть они и не боевые ни разу, а рабочие, трактора по сути дела, а не танки, но один хрен выглядят ведь внушительно. Ох уж эти мне понты! Не индусы, но один хрен Восток! Нам тоже на элефантусах ихних усесться предложили, но глянули мы на эту их традиционную индийскую посадку верхом без ни хрена, и как-то нам не захотелось. Мы уж как-нибудь, как и все, на своих двоих. Ведь ходят же ведды пёхом, не разъезжают же на элефантусах? Ну так и нам тоже ни разу не в падлу.
   Вскоре вернулся и посыльный, которого вождь направил в деревню соседей, где остановились яккхи, дабы предупредить о нашем совместном визите. Его коллега извещён и готов нас принять, его гости тоже изъявили желание пообщаться и с людьми побережья, и с бронзовыми людьми из-за моря, о которых уже наслышаны. Не хотят только, чтобы их встреча с нами получила слишком широкую огласку, отчего и воздерживаются от визита к морскому побережью. В небольшой веддской деревушке посреди джунглей - другое дело.
    []
   Путь был не так уж и прост, и местами нас задерживали слонопотамы дравидов, слишком здоровенные, чтобы пройти везде, где пройдут люди. Нам приходилось из-за них двигаться сильно петляющей широкой тропой, хотя кое-где узкие тропинки вполне могли бы здорово спрямить нам дорогу. Один раз пришлось вообще давать большой крюк, когда ведды-проводники предупредили, что впереди стадо диких слонов из самок с молодняком. Дравиды объяснили, что хоть у их матёрых самцов и нет признаков муста, в присутствии самок могут и в дурь попереть. Вот и спрашивается, нахрена они тогда именно их в поход выбрали, имея и самок? Ну да, самцы крупнее, да и бивни внушительности добавляют, но не слишком ли до хрена неудобств из-за этих понтов? Но дравиды объяснили, что гораздо хуже бывает, если с ручной самкой нарвёшься на дикого самца, которых шляется немало, но поодиночке в основном и разбросаны на большой площади, так что и встреча хотя бы с одним гораздо вероятнее, а обнаружить его заблаговременно гораздо труднее. Увяжется, и как его отваживать? А три матёрых самца отвадят его уже самим своим присутствием. На одного матёрый дикий одиночка ещё может попереть, но не на трёх же. В принципе тоже логично, учитывая их слабенькое вооружение, но всё-таки, сдаётся мне, что важнее-то для них связанные с их элефантусами понты. Это в Индии ими никого не удивишь, а здесь, за пределами индийской цивилизации, они самыми крутыми выглядят.
   Впрочем, один дикий слон-самец нам всё-таки повстречался, подтвердив резон и данного нам объяснения, но ретировался он с дороги раньше, чем мы успели разглядеть его и заценить его кондиции. Так и быть, признаём, что не одними только понтами наши дравиды руководствовались. Да и стадо диких буйволов несколько опосля тоже проявило благоразумие и уступило дорогу нашей колонне. Матёрые быки у них, кстати, покрупнее тех домашних, которых мы заценивали и у синхалов, и у здешних дравидов. Серёга на это сказал, что так и должно быть - крупный рогатый скот обычно мельчает в процессе своего одомашнивания. Специально к этому не стремятся, но оно само так выходит, поскольку и давление хищников на домашний скот меньше, и половой отбор не такой жёсткий. И хотя индийский буйвол по своей опасности не так знаменит, как африканский, набедокурить и за ним не заржавеет, потому как особым миролюбием не страдает и он. Стада разве только не так многочисленны, как у его африканского собрата.
   Но уже на подходе к месту, то бишь к той дальней деревне веддов, где встречи с нами должны были ожидать яккхи, мы внезапно увидели такого бычару, что куда там до него самому матёрому из диких индийских буйволов! Млять, да такие размеры не стыдно было бы иметь и носорогу! Ну, я габариты имею в виду, а не телосложение. И стоит прямо на тропе поперёк неё, хрен обойдёшь, даже если и приблизиться не перебздишь, да левой бочиной к нам. Залпом, что ли, из винчестеров завалить в три ствола? Мы переглянулись, прикинули наши шансы и пришли к выводу, что если первым залпом не завалим, то пару ещё сделать успеем, и попробовать в принципе можно, и мы уже взялись было за ремни, но тут проводник-ведд, обернувшись, предостерегающе поднял руку и заговорил что-то на своём языке. Один из сопровождавших нас дравидов перевёл на свой, а с него Чендан перевёл уже нам на ломаный турдетанский, и смысл был в том, что этот большой бык не дикий, а домашний. Проводник резко свистнул, бык обернулся, но никаких агрессивных намерений не продемонстрировал, а спокойно сошёл с тропы. А потом впереди и немного левее что-то выкрикнули, и он направился шагом в сторону голоса. В натуре домашний!
   Когда его башка была к нам обёрнута, наш геолог и вид бычары опознал - гаур. Ну, точнее, гаял, раз уж он домашним оказался. Рожищи буйволиные формой и размером напоминают, только гладкие, а не рифлёные, но туловище с горбом в передней части, как у зубров с бизонами, только те лохматые, а этот - гладкошёрстый. Судя по размерам, гаял здешний либо в самой начальной стадии одомашнивания, либо регулярно скрещивается с дикими гаурами на выпасе. Сильно заболоченные низменности гауры не любят, поэтому в одной местности с буйволами обитают редко, так что здесь мы едва ли диких встретим, а обычны они на возвышенных равнинах посуше и в предгорьях. В остальном бычара такой же лесной, как и буйвол, может пастись прямо в джунглях, да ещё и самостоятелен - гаялы в пастухе практически не нуждаются, а нередко сами идут на выпас и сами возвращаются на скотный двор. Всем был бы хорош бычара для зоны тропических лесов, но у него такой же основной хозяйственный недостаток, как и у буйвола - уступает он в скорости роста и плодовитости обыкновенной корове. Но скрещивается он с ней в принципе даже если и не свободно, то уж всяко легче буйволов и зубров с бизонами, так что выведение гибридных пород в перспективе возможно, и на заметку цейлонского гаяла взять однозначно следует. Тот же лесистый восток Мадагаскара и его север так и напрашиваются на его разведение в чистом виде, а более засушливые саванновые части - для выпаса гибридов. В реале же и в Бразилию современную гаялы завезены, и в Штаты. Индийские, правда, а не цейлонские, не пережившие военной голодухи в середине двадцатого века. А были при жизни одними из крупнейших благодаря регулярному скрещиванию с диким гауром. Короче, лучшего из лучших имеем хорошие шансы заполучить как с куста.

    []
   Но это в перспективе, и не мы уже будем этим заниматься, а мы сейчас пришли пообщаться с людьми. Деревня - такая же примерно, как и та ближняя, и вождь знакомый по давешней встрече в той, и двое из старейшин, и шаман, и часть людей. Девки вон тоже несколько штук знакомые, улыбаются и кивают, были в том хороводе на той пирушке. Ну, одна не в восторге, но и не хмурится особо - видимо, из таких, которых против воли тогда пригнали, уже наслышана, что отбирать будем только добровольно, но не знает, можно ли этому верить. Община - она ведь как? С одной стороны о своих заботится и чужакам их в обиду не даёт, но с другой - от любого может потребовать пожертвовать собой и своими интересами ради общества, и обычно эти интересы общества совпадают с интересами его основняков, которым и жертвовать-то, получается, нечем, а требуются жертвы от других. Короче, красиво в теории, но иногда довольно паскудно на практике. И все к этому давно привыкли, другого и не ожидая, а если кто-то недоволен, так ему быстренько докажут на примерах из жизни тех же синхалов, что именно его родной социум - самый гуманный и справедливый, а у всех остальных гораздо хуже. Ведь примеры-то именно такие и будут приведены, они у основняков давно подобраны для подобных случаев и вызубрены так, что сами от зубов отскакивают. И ведь хрен оспоришь, поскольку каждый - правда, и это все знают, а контраргументацию для своего конкретного случая подобрать - это же уметь ещё надо, а кто же научит этому простого веддского охотника, не говоря уже об ещё более простой веддской девке? Это в античных полисах риторике учат любого, кто обучение у ритора оплатить в состоянии, а маленький простой человечек перед демагогией не устоит. Зря мы, что ли, свой молодняк учим за логикой рассуждений в любой дискуссии следить и демагогические приёмчики в ней сходу распознавать?
   Но нам, конечно, гости ихние из глубины острова интереснее. У самой деревни увидели ещё нескольких мирно пасущихся гаялов, и тогда отпали последние сомнения, у кого они домашние. К веддам у самого побережья яккхи не ходят, так там и гаялов тоже как-то не наблюдается. Вьючные, что ли? Сами яккхи оказались такого же австралоидного расового типа, как и ведды. Нагишом и без ни хрена их рядом поставь, так хрен отличишь. Возможно, и есть какие-то мелкие отличия, но мы о них не в курсах и отличаем только по одёжке. У веддов редко у кого матерчатая набедренная повязка, и если она есть, то очень небольшая, а поверх неё обычно такая же травяная или из листьев, как и у остальных. Эти все в матерчатых размером побольше, а на плечо накинут ещё один большой кусок ткани. Видимо, заворачиваются в него, когда прохладно, и это намекает на жизнь где-то не здесь, а на возвышенности, где ночи существенно прохладнее. Топорики на плечах такие же, как и у веддов, да и манера их ношения такая же, но каменные не у всех, а у меньшей части из них, у большей же - вполне железные. Скорее всего, покупные у синхалов, но один хрен в дефиците, судя по каменным у меньшинства. Выше уровень жизни, чем у веддов, но тоже далеко не шикарный. Можно жить неплохо, если население невелико и снимает сливки с окружающего ландшафта, ни от кого не зависит и никому дани не платит, но эта лафа до прихода первых цивилизаторов только и сохранится, и они это понимают. Иначе хрен бы кто заставил их искать встречи с другими цивилизаторами.
   Язык у яккхов тоже близок к веддскому - друг друга без перевода понимают, и объясниться с ними мы смогли - что-то переводил тот дравид, который веддским хорошо владел, а когда он затруднялся, ему на помощь приходил веддский вождь, говоривший и по-дравидски, ну а с дравидского нам уже переводил Чендан. Возглавлял яккхов крепкий старик, топорик которого оказался вообще бронзовым. Это подтвердило наши подозрения и о качестве их железа. Бронза в Индии, как я уже упоминал, очень редкая и дорогая из-за дефицита меди, а на обделённом рудными месторождениями Цейлоне - в особенности, но при хорошем железе бронза пошла бы на ювелирные украшения, а никак не на оружие и инструмент. Если железо ничем её не лучше, тогда - другое дело. Серёга припомнил, что вроде бы, в аглицкие времена добывали цейлонцы железную руду где-то в высокогорной части острова, но очень мало, а в основном так и пользовались привозным. Поговорили об этом с яккхами, и те подтвердили, что далеко на юго-восток на гористой равнине железная руда есть, и их тамошние соплеменники её добывают, но даже у них железные изделия не у всех, и качество их хуже даже того индийского, которое им продают синхалы - плохое и очень мало. А у них нет и этого, даже болотной руды почти нет, с удовольствием купили бы у здешних дравидов, но наслышаны, что и те им небогаты, и им самим мало. А теперь вот прослышали от знакомых веддов о бронзовых людях из-за моря и подумали, что если у них много даже драгоценной бронзы, то сколько же у них тогда железа?
   Сами же они живут не столь уж и далеко. Можно даже на лодках добраться до них, если плыть вверх по реке - не по той, что с юга в лагуну впадает, а по большой, что с севера. Короче, где у нас строительство форта начато. Вот по ней даже до самых верховий не нужно, а только до предгорной возвышенности, на которой они и живут. Плохо грести против течения, когда по ветрам не сезон, а то бы они на лодках и прибыли, а не били бы ноги пешком вместе со своими вьючными гаялами. Здесь-то ещё ничего, а при подъёме на возвышенность течение реки сильнее, и на вёслах идти очень тяжело.
    []
   Железо им нужно позарез. Можно и необработанное, есть у них свой кузнец, но лучше бы наши готовые изделия. Они уже посмотрели и опробовали наши топорик и нож, подаренные вождю веддов - о столь хорошем железе им доводилось слыхать, будто бы и такое у синхалов бывает, но синхалы им такого не продают ни за какую цену, и многие у них даже не верят, что такое возможно. Теперь-то, конечно, будут знать. Что нужно нам, бронзовым людям? Золото? Немного его у яккхов, но найдётся. Слоновая кость? Немного есть, но добудут ещё. Чёрное дерево? Тяжело его добывать с их мягким легко тупящимся железом, но добудут и его. Их гаялы хоть и не слоны, но тоже могут таскать брёвна. Они реально расстроились, когда мы ответили им, что и золото, и слоновую кость, и чёрное дерево мы можем приобрести гораздо ближе к нашей собственной стране. Неужели одни только синие самоцветы, которые грабительски выменивают у них за своё плохое железо синхалы? Они-то есть, но много ли получишь за одни только камешки? Когда их мало, за них и железных изделий получишь мало, а когда их много, синхалы цены на своё железо задирают и отдают его в обмен на камешки меньше. Может быть, нам всё-таки нужно и ещё что-нибудь? Может, девки? Они бы привели и их, но наслышаны уже, что мы берём не всяких, а очень придирчиво. О том, что ещё якобы и согласия их спрашиваем, ведды шутят, конечно же? Отвечая старику, что это абсолютная правда, мне пришлось сделать морду кирпичом, дабы он не принял за шутника уже меня. Яккхи просто впали в ступор, когда им перевели. Переглядываются, лопочут о чём-то, а ведды и дравид явно мнутся, стесняясь перевести, да и старик, опомнившись, башкой мотает - типа, не надо. Ну и мы, естественно, ухмыляемся - ага, вежливость оценили. Хрен их знает, какой жест заменяет у них наше кручение пальцем у виска, но ведь удержались же они от него, верно?
   - Макс, Юле ты сам рассказывать будешь, - поставил мне условие Серёга.
   - Про то, какая у них тут идиллия в этом ихнем доклассовом обществе?
   - Именно. Тебе она хотя бы мозги за своё испорченное настроение не вынесет так, как вынесла бы мне, да ещё и не один раз, а неделю как минимум, - мы рассмеялись.
   - Хорошо, уговорил, спасём твои мозги от хронического выноса. Но за это ты пошевели-ка ими сейчас. Сапфиры - понятно, будем теперь у них выменивать, хватит с синхалов и их прежних покупателей. Девок до хрена и они не дадут, да и вербовать их - это к ним туда надо выбираться, и я не уверен, до того ли будет нашим в первый год. А быки эти ихние переростки - ну, в перспективе-то нужны, но тоже не в ближайшей. Но и демпингом их баловать, сам понимаешь, тоже не с руки.
   - Ну, в общем-то да, - геолог почесал загривок, - Одни сапфиры - тоже хреново, они тогда у твоего тестя мёртвым грузом лягут, чтобы цены в Луже не обваливать. Стоп! Что ты там говорил про корунд?
   - Точно! Ты гений! - я как-то и не вспомнил о собственной же идее замешивать толчёный корунд вместо песка в раствор для облицовочного слоя бетона на волноломы у входа в лагуну в качестве абразива от морских червей-камнеточцев.
   Но растолковать яккхам, да ещё и через двойной, а то и тройной перевод, что от них нужно - млять, это было что-то с чем-то! Мы как раз заценивали принесённые ихние сапфиры, и вот каково было объяснить даже самим переводчикам, что нам не помешал бы и некондиционный материал, схожий с этими камешками, но непригодный даже на совсем дешёвые поделки? Принимать мы его будем, конечно, на несколько порядков дешевле, но зато он и нужен нам даже не мешками, а штабелями мешков. То бишь, сколько они его ни доставят, весь возьмём и попросим ещё. На гаялах его вьючными караванами возить - это, конечно, никчему, хоть и нет здесь на них Гринписа, а вот как установится попутный для обратного пути муссон по весне, так и пущай спускают вниз по реке на лодках, да плоты ещё чтобы взять на буксир не забыли. Нет, это тоже не шутка, они лодки свои утопят, но хрен поместят в них столько, сколько нам нужно этого корунда. Так что, покуда не сезон ещё, у них достаточно времени, чтобы заготовить его не на один рейс, а на несколько. Из чего плоты вязать? А у них там что, бамбука мало? И тут они нас обрадовали - бамбука у них, говорят, полно, а вот не нужны ли нам его семена? Через год, через два, через пять?
   Мы переглядываемся меж собой, перевариваем услышанное, переспрашиваем переводчиков, правильно ли нам перевели - и выпадаем в осадок, когда те переспросили яккхов и подтвердили, что семена бамбука в охренительных количествах, то бишь десятки мешков, яккхи могут поставлять нам хоть каждый год, если они нам нужны. Здесь ведь не каждый год местный бамбук плодоносит? Рабочий скот ведь нужно чем-то питательным подкармливать, чтобы был посильнее, да повыносливее? Выходим из ступора и вкрадчиво уточняем, о каком бамбуке идёт речь - о мелком травянистом, таких ведь его видов тоже хренова туча, или о большом древесном. О нормальном, говорят, из которого они плоты вязать будут. Он же всё равно не жилец, как семена опадут, так чтобы зря не пропадал, на плоты буксирные как раз и пойдёт. Ничего так заявочки?
   Я ведь упоминал, в чём там с этим бамбуком фокус? Он, сволочь, плодоносит один раз в жизни - перед тем, как отмереть. И ждать этого события десятки лет придется, когда он наконец соизволит. Но предвкушают-то при этом не радость, а неприятности. Да, семена бвмбука - хорошая замена овсу, хоть скот ими корми, хоть себе самому кашу вари - ага, овсянка, сэр. Да только хрен ведь соберёшь его весь, этот бамбуковый урожай, и на нём расплодится хренова туча грызунов, которая потом за поля и огороды примется, жди тогда неурожайного года и голода. А кроме того, бамбук ведь не на семена, а на древесину дешёвую культивируется. И где её брать, когда он отомрёт разом весь на охренительных площадях? Вот это, собственно, главная проблема с культивируемым бамбуком, с которой мы готовились мириться как с неизбежным злом, и тут нам заявляют, что готовы семена нам поставлять хоть каждый год, и значит, этот бамбук можно и сеять хоть каждый год!
    []
   Естественно, нас это заинтересовало. Спрашиваем их, как они добились такого чуда, а они объяснили, что ячмень и овёс дают нормальные урожаи только высоко в горах, и там их соплеменники выращивают эти злаки с незапамятных времён, но разве хватит у горцев их урожая на всех? Чем кормиться тем, кто живёт на жаркой низменности? Вот их предки и придумали сажать семена бамбука неподалёку, но каждый год в разных местах, насколько хватит всхожести у собранного запаса, а их дети и внуки продолжали, пока за множество поколений не обеспечили возможность ежегодного сева, принося семена иной раз с другого конца острова, а то и с материка, и это бывало порой нелегко, зато теперь у них каждый год есть и много семян, и много древесины бамбука. И так было у их предков многие поколения на большей части острова, и не знали, что такое голод, пока не пришли вдруг синхалы и не начали наводить на севере свои индийские порядки. Рис - он, конечно, вкуснее, но ведь сколько с ним мороки, особенно с заливным! И это же лес тогда под его поля сводить надо, а как тогда отражать новое нашествие синхалов, когда им станет мало уже занятой ими земли? Только в лесу ведь и можно им ещё хоть как-то противостоять. На севере вот, где климат посуше, и джунгли не так густы, их соплеменники не сдюжили.
   Разговорились мы с посланцами яккхов и о подробностях их прежней жизни до синхалов. Да, города у них были и есть, не такие благоустроенные, как сейчас у синхалов, не такие большие, но тоже очень добротные и удобные. Не просто бамбуковые хижины на голой земле, а на каменных или кирпичных фундаментах, и если только пожара внезапно не случится, то термиты не страшны. Это знали и умели и до синхалов - дравиды научили ещё в незапамятные времена. А сверху - да, бамбук. И много его, и строить легко, и жить в таком доме приятно. Небольшие города, но хорошие, особенно на севере, где леса не так густы, и их легче вырубить и расчистить в нужных местах. Было там у них и государство своё, но обременяло оно не сильно. Суходольный рис выращивали дравиды, и его хватало и власти, и им самим. Ну, напрягало ирригационными работами, которые там нужны, это да, при любой власти легко не бывает, но нынешние беглецы от синхалов все уверяют в один голос, что сейчас под ними житья вообще никакого. Тогда - да, поругивали предки и то государство, но теперь вот их потомки хвалят. Может, и не всё было хорошо, в жизни так и не бывает, но такого, чтобы за людей второго сорта основную массу народа держать, уж точно не было. А вот как приплыл этот Виджая, переманил на свою сторону часть их соплеменников и захватил власть на севере, тогда и началось. Поначалу-то он не сильно прижимал, правил мягко и справедливо, а вот как женился на знатной тамилке с материка, да людьми оттуда свои силы пополнил, вот тогда и начал давить и гнуть народ. Восстали, конечно, как тут не восстанешь? Да только ведь разве выстоишь против этих синхалов и тамилов в открытом бою в чистом поле? Это же войско!
   Много их не было, яккхов было гораздо больше. Не вдесятеро, но втрое больше - это наверняка. Но их луки были хоть и неточными, но очень дальнобойными, по густой толпе не промахнёшься. Не настолько они были и сильны, чтобы совсем уж никак с ними не справиться в рукопашной, но у них у всех было железное оружие, а у яккхов такого и не было почти ни у кого. Ну, не совсем с голыми руками в бой пошли, конечно, но кость и твёрдое дерево, тупые и тяжёлые - это разве замена железу? Теперь вот, увидев ещё наши изделия, они понимают, каким было оружие у лучших тамильских и синхальских бойцов. Против такого, да в умелых руках - шансов не было никаких. Множество людей потеряли, кто не мог смириться, ушли на юг, а оставшимся пришлось покориться синхалам. Север острова тогда почти обезлюдел, но синхалы привезли с материка много соплеменников и тамилов, привычных к индийским порядкам и покорных. Им их боги велят покоряться и всё терпеть безропотно - и от власти, и от их маленьких горбатых коров, и от обезьян, а иначе какое-то страшное наказание им даже после их смерти грозит, которого они боятся сильнее самой смерти. Как тут с такими восстанешь, даже если уже и невтерпёж? Иногда всё-же не выдерживали и восставали, но кончалось так же, как и в тот первый раз.
   А попозже, когда синхалы размножились, они и с севера яккхов ещё дальше на юг оттеснили, и морем на самый южный край острова немалая часть перебралась. Самые плодородные земли заняли от морского берега до предгорий. Там, конечно, были погуще леса, но и захватчиков было уже много. У воинов железное оружие, а у их слуг железные топоры, и тоже у всех. Железным топором лес расчищать - с каменным разве сравнишь? Сколько их южные яккхи и лесные ведды перестреляли из густых зарослей отравленными стрелами, никто не считал, но морем прибывали всё новые и новые - эти индусы плодятся как крысы. Поэтому и с потерями они не считаются, а яккхи с веддами разве могли такие потери себе позволить? Кто-то отступал к предгорьям, сохраняя свою свободу, но кто-то и покорялся южным синхалам. Так и получилось, что и на севере острова синхалы правят, и на его крайнем юге, восток еще постепенно занимают, где тоже хорошие земли, а горный центр и запад пока ещё свободны. Не размножились ещё синхалы настолько, чтобы было кем занять ещё и их. Но когда-нибудь размножатся, и куда от них тогда будет деваться? У них железное оружие, у них сильные дальнобойные луки, у них даже слоны обучены для боя, а не только для работы, как у дравидов. Разве выстоишь против них без железа?

    []
   Специально для Юльки поговорили мы с ними и насчёт подробностей истории досинхальского Цейлона. О том, чтобы сами подробности прямо сейчас и прямо у них тут выяснять, не было, конечно, и речи. Выяснишь тут через двойной перевод! Спросили их, есть ли у них люди, знающие эти подробности, и есть ли способ сохранения знаний давно умерших людей, не доверяясь изменчивой памяти пересказчиков. В конце концов, не так уж и запредельна идея хотя бы примитивной рисуночной письменности. Те же ацтеки за два столетия только до Конкисты свой Теночтитлан основали, эдакую деревню деревней из мазанок тростниково-глинобитных, а до того были вообще бродячими дикарями, но и они имели рисуночную письменность, оказавшуюся вполне пригодной и для написания целых трактатов. Оказалось, есть такая и у яккхов, просто не все они ей владеют, а только ракшасы. У синхалов считается, что это племя такое отдельное полулюдей-полудемонов, ну так они и нагов полулюдьми-полузмеями считать велят. На самом деле ракшасы - это мудрецы яккхов. Один их центр в столице государства на севере был, и он погиб вместе с государством при его завоевании синхалами, но сохранился другой центр, старейший - на тех высокогорных равнинах, где вызревает и даёт урожаи ячмень. Там собраны мудрецы яккхов отовсюду, где они уцелели от преследования синхалами, есть и дравидские из тех, которые тоже прибыли до синхалов, есть даже потомки тех, которые прибыли ещё раньше - во времена, когда люди не знали ещё железа. Млять, уж не на Индскую ли цивилизацию намекают? А ведь не удивлюсь, если так оно и окажется. С Месопотамией они контачили морским путём, а на юг вдоль берега Индостана плавать какая религия запрещала? Жаль, некогда нам со всем этим разбираться. Позже - будет кому и будет когда.
   А потом старший яккхов спросил, правду ли говорят, будто сам главный вождь синхалов отдал бронзовым людям здешние земли, и означает ли это, что на земли, занятые бронзовыми людьми, синхалы не придут и своих порядков на них не установят. Пришлось достать и развернуть карту, которую Серёга, к счастью, догадался прихватить. На ней мы показали старику Тамманаву, затем и нашу Говномбу, для которой мы ещё не придумали названия поблагозвучнее, а потом он, вглядевшись и въехав, сам показал нам и Талахори, и Анурадхапуру. Затем, сосредоточившись и бормоча что-то себе под нос, провёл пальцем извилистую линию. Наш геолог, сообразив, достал свинцовый карандаш и провёл её вслед за ним тонким пунктиром, старик поморщился, забрал у него карандаш и поправил в паре мест, Серёга обвёл исправленную линию жирнее, и старик одобрительно кивнул. Я тоже кивнул, не дожидаясь даже окончания перевода его пояснений - граница реальной власти синхалов на севере понятна. Забрал у него карандаш, провёл им, не касаясь бумаги, линию над южным побережьем острова, снова протянул ему. Он понял без пояснений и отметил таким же манером границу синхальских владений на юге острова. Как мы и ожидали, они охватывали полосу от береговой линии до предгорной возвышенности. Затем он, подумав, отметил на карте три пункта на восточном побережье и прорисовал тонким пунктирчиком территории под их контролем, не образующие сплошной полосы, а вклинивавшиеся тремя выступами в независимые от синхалов земли. А когда он заговорил снова, впали в ступор и ведды, и дравиды, и наш Чендан - правда, он-то спохватился первым и начал перевод, поскольку на сей раз старший яккхов говорил на каком-то особом, но понятном нашему тамилу дравидском. Уж не один ли из тех ракшасов, о которых говорили только что?
   Судя по усмешке и кивку старика, так оно и было. Типа, покажете себя, тогда и видно будет, что и в какой мере вам можно будет ещё открыть. А пока он показал на карте место того поселения яккхов, из которого они сюда прибыли, а затем, подумав немного, и район высокогорных равнин, а на нём - главный центр ракшасов. Вот тогда-то и пошёл у нас с ним настоящий разговор. Суть его главного вопроса была понятна - в силах ли наши правители, пославшие нас сюда, взять под свою руку все земли острова, не занятые пока синхалами, и намерены ли они это сделать. Млять, он точно непрост! Я указал для начала карандашом на Мост Рамы. Наслышаны ведь уже? Так что если будет намерение, то будут и силы, а вот будет ли такое намерение - это не я буду решать. Сейчас его нет, по крайней мере. Я обвёл жирным пунктиром небольшой район вокруг нашей Говномбы, с восточной стороны примерно на полпути от неё к его поселению. Это то, что нам нужно уже сейчас и в ближайшие годы, и против этого едва ли будет что-то иметь Анурадхапура. А затем я обвёл тонким пунктиром территорию побольше, подходящую к их поселению на востоке почти вплотную. Это то, чего нам хотелось бы в идеале, но мы не уверены, согласятся ли на это синхалы, а конфликт с ними в наши планы не входит. Здешние люди не возражают против наших порядков, а вот как к ним отнесутся окрестные, мы не знаем. Воевать же с несогласными, чтобы навязать свои порядки силой, у нас нет ни собственного желания, ни приказа сверху. Те, кто принимает решения, намерены торговать, а не воевать. Знаем, что такое лесная война, и без крайней нужды её не хотим.
   Забирает он у меня карандаш, призадумывается, а затем совсем уже тоненьким пунктирчиком расширяет зону наших пожеланий на всю долину реки до горных верховий со своим поселением в её центре. Он этого не обещает, решение принимать не ему и даже не в их городке, а южнее - старик хоть и не указал карандашом на высокогорную равнину, но взгляд скосил именно туда. Подчёркнуто, чтобы я заметил и уж точно въехал, где и кем оно будет приниматься. Такое решение возможно, и тем, кто послал нас сюда, следует об этом узнать и хорошенько над этим подумать. Если оно будет принято там, на юге, лесной войны у нас не будет ни с яккхами, ни с веддами возвышенностей. Будет взаимовыгодное сотрудничество, а возможно, и дружба - это будет зависеть от поведения наших. Синхалы - да, с ними возможны затруднения. Но зачем же им знать лишнее и расстраиваться почём зря? У них и так одно расстройство от тамилов. Зачем расстраивать синхалов ещё и этим? Чендан мне это всё переводит, а старик-ракшас улыбается - хитро, но доброжелательно.

    []
   Тестю и шурину в самом деле есть над чем помозговать. Мнимым атлантам, то бишь клану Тарквиниев, предлагается не просто опереться на землю Тапробаны, а твёрдо встать на ней на ноги и стать одним из равноправных игроков на ней. Куда там тамилам, куда там бармалеям! И предлагает это не царёк синхалов, лихо распоряжающийся тем, что ему реально не принадлежит и никогда его предкам не принадлежало, а реальные хозяева этой земли, предки которых владели ей всегда. Решать - Тарквиниям, но мне как зятю их семейства, посвящённому во многое и участвующему во многом, предугадать их решение нетрудно. Да о такой перспективе мы и не помышляли! Когда дравиды тамманавские нам на свою готовность дружить намекнули, мы и этому радовались, о большем и не мечтая, а тут фактически сами под руку просятся и дравиды, и ведды, а теперь ещё и яккхи вот эти со своими ракшасами во главе вариант последовать их примеру рассмотреть собрались на полном серьёзе. А это ведь что значит? Им не нужно разжёвывать, что жить, как жили их предки веками и тысячелетиями, их потомкам уже не удастся. Индийская цивилизация в покое их не оставит, и они это понимают, и противостоять ей они не в силах, даже удрать от неё не могут, потому как некуда - остров невелик, а на море им с индусами тем более не тягаться. Можно только оттягивать неизбежный итог, что они и делали последние три столетия, но куда ты денешься с подводной лодки? И тут из-за моря другая цивилизация вдруг нарисовалась. Хрен её знает, чего от неё ждать, но это - возможность выбора, того самого, которого у них не было в эти три последних столетия. Не идеального, не такого, о котором им мечталось, но хоть какой-то возможности решить свою дальнейшую судьбу самим, а не покориться неизбежности со стороны индусов. Нашим достаточно оказаться хотя бы просто лучшими, чем те, и выбор коренных цейлонцев будет самоочевиден.
   А мы, как домой вернёмся, обязательно подгребнём Юльку, что не врут ейные источники. Есть на Цейлоне и наги, и яккхи, и ракшасы, и со всеми ими мы успели хоть немного, но пообщаться. Славные и компанейские ребята, просим любить и жаловать. А если у индусов с ними ладить хреново получается, так может, не на зеркало пенять надо, а на того, кого они в нём видят? Демоны они и бяки с буками оттого, что железа хорошего им катастрофически не хватает, без которого всегда неправым окажешься, каким ни будь на самом деле. Но эта беда теперь поправима. И не столь уже далёк момент, когда кто-то из её учеников и учениц начнёт учить в школе Говномбы и маленьких ракшасиков, гы-гы!