9. Крит.

  
   - На римлянина ты похож побольше, чем на финикийца, но всё равно примерно так же, как и я на пергамца! - шутливо напомнил мне нашу конспирацию в Вифинии тот давешний блондинистый критянин, с которым мы обеспечивали правдоподобие захвата и увоза домочадцев Циклопа критскими пиратами.
   - Ну, раз за двенадцать лет я всё-таки стал больше похож на римлянина, то ещё лет через десять, надеюсь, буду похож на римлянина ещё больше, - отшутился я.
   - Особенно, если ты завернёшься в большую шерстяную тогу, а не в эту.
   - Только не летом и не под вашим солнцем! - и мы с ним рассмеялись.
   Я ведь рассказывал о тех трёх операциях двенадцатилетней давности, когда мы сперва фиктивно утопили супружницу и законного сына Циклопа, затем скоммуниздили руками критских пиратов его наложницу с незаконной шмакодявкой, а потом уж забрали из могилы и вывезли прямо из-под носа у римского посольства фиктивно траванувшегося самого Циклопа? Ну, первую-то и последнюю операции мы сами провели, а вот на вторую критян припахали, дабы замести следы и сбить с толку вифинских ищеек Прусия. Контакт с ними с тех пор не раз ещё пригодился агентуре тестя, хотя в подробности этих дел никто нас не посвящал, потому как нас они не касались. Нам бы и в башку не пришло вообще на Крит зарулить, но афинский агент подсказал, что так выйдет и быстрее, и безопаснее. Мы из Коринфа в Афины сухим путём добирались, благо там не так далеко, дабы Пелопоннес с юга не огибать, рискуя нарваться на пиратов у его берегов, а теперь, когда римский флот стянут к Иллирии и к македонскому побережью, как и родосский с пергамским, критяне осмелели и пошаливают активнее. Парадоксально, но северо-запад Крита безопаснее.

    []
   Ну, не для всех, конечно, а для тех, у кого есть критские провожатые. А с ними - ещё парадоксальнее. Фаласарна - это же вообще хоть стой, хоть падай, кто понимает. В союзе с Кноссом против ближних соседей, но сейчас-то между всеми критскими полисами мир, и римскими союзниками числятся все, но не далее, как в этом году как раз Фаласарна и Кносс направили к Персею Македонскому три тысячи бойцов, знаменитых в античном мире критских лучников. А что тут такого? Критским городам не впервой наёмников кому угодно поставлять, кто закажет и честно оплатит. Только бизнес, ничего личного. Персей первым заказал и исправно заплатил, какие проблемы? Не откажут они в своих лучниках и Риму, союз есть союз, а Персей - это бизнес. И наверное, даже искренне удивятся, когда на следующий год их послов в сенате за такой бизнес крепко попрекнут. Ну, это впереди, пока формального скандала нет, и хвала богам, потому как с учётом этой ситуёвины визит римских граждан в Фаласарну выглядит двусмысленно. Сами точно хрен додумались бы, но так уж вышло, что именно фаласарнцы и оказались на тот момент под рукой у агента тестя в Афинах, а дарёному коню в зубы не смотрят. И Кидония, и Аллария - точно такие же пиратские гнёзда, только и крюк больше, и оказии с провожатыми ждать пришлось бы дольше. Мы о Диктине думали, из которой потом не понадобилось бы большого обхода делать, в отличие от Киссамоса в глубине одноимённого залива, но из Диктины никого на тот момент в Афинах не оказалось, а Фаласарна даже немного удобнее. Что было, короче, из оптимальных вариантов, то агент тестя нам и предложил. Встреча со старым знакомым по тем давним вифинским событиям оказалась неожиданным, но приятным бонусом.
   Диодор, как звали моего знакомого, тоже не местный, а уроженец Агиа-Триады, портового городка на юге центрального Крита. Теперь, когда те события были настолько давно, что успели уже стать неправдой, мы уже могли позволить себе представиться друг другу и по именам. Я ведь упоминал уже, что юг Крита, до которого у морских гегемонов Лужи руки пока так и не дошли, остаётся сам по себе? Ну, Гортина там сейчас гегемонит в центральной части, навязав своё главенство Фесту, морскими воротами которого является Агиа-Триада, но в остальном фестский полис остаётся самостоятельным. А здесь Диодор официально в гостях у местного приятеля, наверняка подельника по пиратскому ремеслу, а по совместительству одного из отцов города, скажем так.
   - Плохи наши дела, - посетовал Эолай, хозяин дома, - Чешем вот теперь головы и гадаем, чем же мы не угодили Посейдону.
   - По твоему достатку не скажешь, чтобы ты навлёк на себя его немилость хотя бы в малом, - хмыкнул Диодор, окидывая взглядом особняк прибедняющегося хозяина и его роскошное убранство, добытое явно морскими шалостями.
   - Я говорю не о себе, а о нашем городе.
   - А что город? Нам бы такой, как у вас, да ещё и чтобы нам кто-нибудь помог с его обустройством так, как помогали вам. Разве не на персидское золото и не с помощью финикийцев вы расширили и углубили гавань и укрепили её, как и всю Фаласарну? Где и у кого на всём Крите есть ещё такая гавань? А чего она вам стоила кроме рабов, которых вы наловили в удачных набегах?
   - Вам в самом деле помогали строить город персы и финикийцы? - переспросил я, не припомнив такого среди известных мне фактов, - Это как же вам удалось запрячь их, да ещё и заставить раскошелиться на ваше благоустройство?
   - Было дело! - ухмыльнулся Эолай, - Ты издалека, испанец, потому и не знаешь, а тогда - да, весь Крит завидовал нашему везению. Это было, когда Александр бил персов в Азии, но ещё не дошёл до Финикии. Персы хотели воспользоваться критскими гаванями для своего флота, чтобы подорвать морское снабжение войск Александра и помочь Спарте в войне с ним. Но для этого их нужно было ещё обустроить и укрепить вместе с городами. Помогали не только нам, но начали с нас и успели сделать многое. А через год Александр занял Финикию и взял приступом Тир, а с его падением пошла прахом и вся затея Дария с критскими базами для флота. Где он, тот флот? - мы рассмеялись, - Ну, надеялись ещё на спартанский флот и на флоты других полисов Эллады, которые наверняка перешли бы на сторону Спарты, если бы ей сопутствовал успех, и работы доводились до конца в расчёте на это. Но на следующий год оставленный Александром в Македонии Антипатр устроил спартанцам такой разгром у Мегалополя, что Спарта вышла из войны, и затея с критскими базами окончательно потеряла смысл. Финикийцы улизнули то ли в Египет, то ли вообще в Карфаген, это старики у нас знают точнее, но готовые гавань и городские укрепления с собой ведь не увезёшь? - мы снова рассмеялись, - Они так и остались у нас, хвала богам, и нам даже не пришлось воевать из-за них с Македонией. Повезло нам тогда, конечно.
   - Нам бы так удачно прогневить Посейдона! - пошутил Диодор, - Потеря шести диер в столкновении с родосцами - ну, неприятно это, согласен, - он указал на оставшиеся в гавани три военных биремы, которые греки называют диерами, - Ну так вы же заложили новые, а скоро должны вернуться и те, которые сопровождали ваших парней к Персею. Не первая это у вас потеря и не последняя. Война есть война, и не те это неприятности, чтобы усматривать в них немилость Посейдона.
   - Да разве в этом дело? - фаласарнец пренебрежительно махнул рукой, - Бывало хуже, но мы пережили, переживём как-нибудь и эти потери. Не в них, конечно, немилость Посейдона к нашему городу. Море поднимается, Диодор! Медленно, почти незаметно, но всё-таки оно поднимается...

    []
   - Так ли уж это плохо, достойнейший? - спросил я, - Разве не хуже было бы для Фаласарны, если бы оно опускалось? - я вспомнил упоминания о сильном землетрясении уже имперских времён, после которого западная часть Крита поднялась, и все её морские порты резко обмелели до полной невозможности их использования, - Ты же не думаешь, надеюсь, что ваш город ожидает судьба платоновской Атлантиды? Я даже не представляю себе, как нужно прогневить богов, чтобы навлечь на себя такие беды!
   - Как знать, испанец? - задумчиво проговорил Эолай, - Наши этеокритяне все уверены, что когда-то в незапамятной древности, когда наши предки дорийцы жили ещё в Македонии, а здесь жил только народ Миноса, жители Феры сумели чем-то прогневить Посейдона, и он покарал их так, что их большая гора разлетелась вдребезги, сам остров вообще раскололся, и часть его затонула, но при этом не поздоровилось и Криту, и даже Египту. Этеокритяне говорят, что земля тогда долго дрожала, а потом пришла большая волна, а с неба сыпался пепел, и от этих бедствий погибло множество народу. Некоторые у нас даже считают, что египетские жрецы, рассказывавшие Солону об Атлантиде, имели в виду Феру. Не знаю, что об этом думать, да и не хочется мне об этом думать. Тут и без этого тошно! Море поднимается, и это тоже несёт Фаласарне неприятности.
   - А какие, достойнейший?
   - Никто не рассчитывал на это, когда обустраивали и укрепляли гавань. Волны прибоя, особенно в шторм, начинают подмывать и разрушать причалы и подножие стен. Медленно, но капля камень точит! То тут кладка треснет, то там, и нам приходится то и дело подновлять её, пока не случилось худшего. Где бы нам найти теперь богатых персов, которые оплатили бы нам эти работы? И где бы нам ещё наловить столько рабов, чтобы выполнять их всё время? Это же сизифов труд получается! И как их ловить, когда в море рыщут родосские тетреры и пергамские пентеры? Восток Крита под гегемонией Родоса, а Кносс и нас спит и видит, как бы подмять под себя Эвмен Пергамский. Сейчас он ещё не надеется одолеть наши укрепления, да и занят войной с Персеем, как и родосцы, но вот ты представь себе, испанец, что вдруг задрожала земля, и пришла большая волна. Пусть в ней не будет и десятой доли той, о которой рассказывают этеокритяне, такие бывали уже и на памяти наших предков, а стенам нашей гавани может хватить и её. Город она не затопит, но тут пролом, там пролом, и разве заделаешь их все сразу? Когда-то Фаласарна была под властью Полирринии, как и весь запад Крита, и вряд ли там забыли о тех временах своего могущества и власти над окрестными городами. На их месте я бы точно не упустил случая попытать счастья. И хотя от них-то мы, скорее всего, отобьёмся, эта война ослабит нас, а Пергам, даже если Персей и победит на суше, всё равно сохранит свой флот. Одно радует, что соперничество из-за гегемонии на Крите не улучшает его отношений с Родосом, и это позволяет Криту балансировать между ними, но надолго ли?
   - Не победить Персею, - заценил расклад агиатриадец, - Филипп посильнее был, и ему тоже поначалу сопутствовала удача, но сделали и его. Годом раньше, годом позже - какая разница? И да, ты прав, Эолай, даже если бы вдруг Персей каким-то чудом и сумел бы победить своих противников на суше, господство на море всё равно ведь останется за Римом, Родосом и Пергамом. Чем бы ни кончилась эта война, нам на море всё равно иметь дело с ними. Даже если Пергам и повздорит после этого с Родосом, сильнее окажется тот из них, кого поддержит Рим.
   - А Рим, скорее всего, поддержит Эвмена, - добавил я, - И по привычке, и ради престижной дружбы с Афинами, которые дружат с Пергамом, и доверяют Эвмену больше в Риме, поскольку обидели родосцев, заставив освободить ликийцев, которых подчинили им ранее. Персей, конечно, попытается перетянуть Родос на свою сторону, но чем он сам может помочь Родосу на море, не имея серьёзного флота? Родосцы не самоубийцы, и я бы на такой вариант не рассчитывал. Скорее всего, у Фаласарны есть несколько лет, пока они все заняты друг дружкой. И ты прав, достойнейший Эолай, насчёт сизифова труда. Зачем он вам? Разве не лучше немного отодвинуть подмываемые волнами стены повыше, где до них не достанут волны?
   - Думали мы уже над этим, но дорого это выходит! - посетовал фаласарнец.
   - Ты сам не беден, Эолай, да и многие твои сограждане тоже не бедны, - Диодор ухмыльнулся, - Не выглядит бедным и весь ваш город в целом.
   - Это только кажется, Диодор. Тебе нетрудно рассуждать о достатке, когда у вас есть ваша широкая и плодородная Мессарская долина, и вы у себя не представляете себе, что такое нехватка хлеба и прочих продуктов земли, а каково нам с нашими каменистыми горами и ущельями? Где среди них найти и расчистить достаточно годной для обработки земли? Чем мы богаты, так это только горными пастбищами для овец, но даже на них боги были гораздо щедрее к Полирринии, чем к Фаласарне. Хвала богам, не перевелись ещё у нас и козероги, из рогов которых наши оружейники делают наши превосходные критские луки, но и их у нас гораздо меньше, чем хотелось бы, да и не так-то легко становится уже добыть матёрого козла с хорошими рогами, годными на хороший лук. Молодёжь давно уж тренируется в стрельбе с простыми деревянными, и не для каждого из наших парней при достижении ими совершеннолетия найдётся оружие, достойное славы наших лучников.
   - В горах возле Кносса, говорят, козерогов выбили уже настолько, что покупают рога или готовые луки отовсюду, где удастся, - заметил агиатриадец, - Как бы ты, Эолай, ни прибеднялся, но больше всего козерогов осталось здесь, на западе Крита.
    []
   - Да, на востоке острова тоже повыбиты, и даже у вас на юге - ты же не просто так спрашивал меня, нельзя ли купить рога у нас. Всё я понимаю, но хорошие рога из-за этого дорожают и у нас, а с ними и готовые луки. Не удивлюсь, если при наших детях они уже приблизятся по цене к лукам скифского типа, над дороговизной которых смеялись и наши деды, и наши отцы. Мне вот уже не так смешно, как было нашим отцам и дедам. И гавань наша, и оружие для наших лучников - всё это требует немалых денег. Ты скажешь, в море их добудьте или за морем, как всегда добывали наши предки? Пробуем, конечно, что нам ещё остаётся? Но чтобы добыть деньги, нужны хорошие луки, а чтобы купить их для наших парней, нужны деньги. Замкнутый круг получается! Ты думаешь, мы почему послали с Сусом в Кносс для отправки к Персею только тысячу наших? Послали бы и две тысячи, сколько и Кносс, если бы было чем вооружить их, не ослабляя чересчур тех сил, которые остаются у нас на всякий случай. Деньги, на всё нужны деньги! А в море щипать жирных купцов и прибрежные селения - ну, ты же сам понимаешь, что в этом надо знать меру, если мы не хотим, чтобы Рим, Родос и Пергам после войны с Македонией вплотную занялись уже нами. Это вам, Диодор, раздолье на юге!
   - Такое раздолье, что я сам здесь у тебя, а не там? - невесело усмехнулся тот, - Кажется это только. Птолемей-то по всем видам собрался отвоевать у Антиоха Эпифана свою бывшую Келесирию и готовит флот, так что Египет сейчас не очень-то пощипаешь. Но Антиох тоже готовится к войне и тоже построил флот, хоть это и строго запрещено по условиям договора с Римом. Говорят, даже слонов опять завёл, хоть это тоже запрещено. Не знаю, сколько это будет сходить ему с рук, но сейчас и Сирию с Палестиной особо не пощипаешь, да и киликийцам туда ближе, чем нам, и после них нашим там делать нечего. На запад? Так Карфаген под защитой Рима, а мы не забыли ещё той Антиоховой войны и прохода римского флота вдоль всего нашего побережья, когда нам всем пришлось выдать всех римских и италийских пленников безо всякого выкупа и заключить союз с Римом. Не хочется как-то и нам дразнить гусей. А ещё западнее плыть - и очень далеко, и Запад ведь намного беднее Востока. Что там добудешь?
   - Я бы даже пробовать не советовал, - хмыкнул Эолай, - Не был ты с нами вчера на рыбалке! А я вот потом вечером всех вожаков нашей водоплавающей шпаны вызвал и строго предупредил, чтобы и думать забыли трогать испанцев, если не хотят себе и городу очень больших неприятностей, от которых и я уже не отмажу!
   - Ну так а зачем же их трогать? Наверняка ведь исправно платят положенное за безопасное плавание кому положено, как и их карфагенские друзья? Какие с ними могут быть проблемы?
   - А то ты не знаешь! У вас самих, что ли, голопузая шантрапа не пытается иной раз стрясти лишнее с тех, кто честно заплатил кому положено? Ну, у вас на вашем сытом юге может и меньше, чем у нас с нашим ввозом даже жратвы, но наверняка ведь тоже. А известный нам с тобой карфагенянин предупредил нас, что когда большой и уважаемый человек, которому он служит, платит за безопасность своих людей и грузов, то ожидает и от нас полного порядка в наших водах и юмора с мелким хулиганством нашей шпаны уж точно не поймёт. И когда у испанцев такие же перстни, как у того карфагенянина, да ещё способность очень убедительно пошуметь, когда они не в духе, я тоже перестаю понимать юмор некоторых наших легкомысленных шутников.
   Рыбалка вчера и в самом деле вышла показательная. Эолай хотел показать нам их традиционный рыбацкий промысел даров моря. Заняв тремя лодками выход из бухты, наверняка прикормленной заранее, и перекрыв его полностью сетью, критяне двинулись к берегу вместе с сетью, сгоняя туда и всю отрезанную сетью от выхода из бухты морскую живность. Когда самый кончик бухточки на мелководье уже кишмя кишел всякой рыбой, включая и весьма солидных размеров, и критяне уже приготовились бить её трезубцами, мы предложили главному немного повременить с этим. Мы тоже хотим показать ему один небольшой фокус. Пусть только все находящиеся в воде люди выберутся из неё на лодки или на берег, без разницы. После того, как наше пожелание было выполнено, я подал знак Волнию, и в кишащую рыбой воду булькнулись три лимонки. От взрывных фонтанчиков критяне прихренели сильнее или от всплывшей после взрывов наглушенной рыбы, после чего их трезубцам работы уже не осталось, они и сами внятно объяснить не могли. Потом я как бы между прочим доверительно сообщил Эолаю, что такой способ рыбалки обычно у нас не применяется, поскольку считается браконьерским, но в жизни случается всякое, и иногда приходится применять и не самые респектабельные способы промысла. Античная война на море не обходится и без боевых пловцов-ныряльщиков. Якорный канат кораблю супостатов на стоянке перерезать или ещё какую диверсию учинить - как тут обойдёшься без морского спецназа? Не обходятся без него, конечно, и пираты, у которых обученные боевые пловцы в числе ценнейших специалистов. Такими не жертвуют и не рискуют без крайней нужды, и наш тонкий намёк был понят правильно.
   А потом, когда критяне собрали весь улов, мы предложили фаласарнцу вывести в море на буксире старую гемиолию или миопарон, нагрузив посудину старыми амфорами или горшками, какие ему не жаль побить ради натурного эксперимента. Покуда его люди искали всё необходимое, мы подобрали на берегу несколько камней, соответствующих по весу лимонке, который проверили ручным пружинным динамометром. Эолай пожлобился рисковать настоящей пиратской гемиолией, выбрав вместо неё старую рыбацкую шаланду схожих размеров, но буксировали её на его личной гемиолии, на носу которой у него была и малая баллиста. Пристрелявшись из неё выбранными камнями, мы зашвырнули затем на судёнышко-мишень и лимонку, и побитые её осколками горшки весьма наглядно показали критянам, что могло бы стать с самым лихим и отчаянным экипажем пиратской посудины их самого массового типоразмера. Такого намёка не понять критяне тем более не могли.
    []
   Разумеется, на этот натурный эксперимент по нашей просьбе были допущены только самые доверенные люди Эолая, которым не нужно было объяснять, почему слова - серебро, а молчание - золото. Сама специфика их ремесла такова, что болтун если и не спишется в безвозвратные потери в той или иной операции, карьеру в их сообществе уж точно не сделает. И конечно, Эолай намекнул, что если у нас найдутся такие полезные штуки на продажу, он готов обсудить любую разумную цену. Пришлось объяснить ему, что во-первых, эта штука полезна только в умелых руках, а в неумелых слишком опасна как для самого их обладателя, так и для окружающих. Во-вторых, те люди, которые нам их привозят, не продают их помногу. Видимо, для того, чтобы у нас и мысли не возникло применить это оружие при случае против них же. Поэтому все, сколько есть, нужны нам самим на всякий случай. Не тратили бы и этих и уж точно не светили бы, но хотим, чтобы не понадобилось впредь. Все ведь взрослые люди, и все всё понимают правильно?
   Заверив меня, что Диодор - его старый проверенный друг и человек, умеющий хранить тайны, Эолай отослал всех своих слуг и попросил моего позволения поделиться информацией о громовом оружии и с ним. Для нашей же и южан пользы, дабы и на юге у наших людей не возникло никаких досадных недоразумений с жителями южных берегов Крита. Даже не описывая лимонку, он рассказал Диодору только об её действии в воде и на воздухе. Тот призадумался, покачал головой, кивнул и пообещал поговорить на юге и с серьёзными людьми, и с несерьёзной, но не жаждущей и умереть шпаной. Вопросов мне о самой гранате агиатриадец не задал ни единого, зато задал другие. Правда ли, что в Риме и его окрестностях боги поразили громом и молниями нескольких людей, очень нехорошо вёвших себя перед этим в Испании? Да, говорю, я тоже об этом слыхал. И ещё слыхал о том, будто испанцы считают, что боги у всех народов одни и те же. Например, испанский Нетон - не кто иной, как Нептун римлян и Посейдон эллинов. А кто он у этеокритян? Не Потис-Ида ли часом? А что, если испанцы правы? Иначе с чего бы у богов установились с ними настолько особые отношения? Оба критянина переглянулись и обменялись кивками и ухмылками. Каков вопрос, таков и ответ, но умному - достаточно.
   А затем последовал не менее интересный - не атлантами ли называют себя те люди, от которых нам перепало божественное громовое оружие? И сразу же последовало пояснение, что по слухам из Египта люди с громовым оружием появились в Эритрейском море и торгуют с Индией. И называют себя там атлантами. Египетские эллины очень их появлением недовольны, а ещё недовольнее их торговые партнёры на полпути к Индии. И не с этим ли связано появление драгоценных индийских товаров у карфагенских купцов, которым, собственно, и недовольны египетские эллины? А то уж очень по времени близко получается. Раньше и слыхом не слыхивали об индийских товарах с запада, все шли либо через Селевкидов, либо через Птолемеев, но вот появились в Индии те, кто называет себя атлантами, погромыхали там громами, а говорят, и молниями посверкали, и вот в аккурат после этого Карфаген как раз и начал предлагать индийские товары. Раньше сам покупал их у Селевкидов и Птолемеев, а теперь - продаёт. Ведь явно же с запада откуда-то берёт их? Это же мимо Испании, получается? На это я ответил ему, что даже не совсем мимо, а через нас. Не напрямую, правда, через посредника, но по слухам - да, поставщики этих и многих других ценных товаров атлантами себя называют. Те или не те, кто может знать? Но раз есть схожие признаки вроде громового оружия, то вполне возможно, что те самые. Узнаем точнее, когда на прямой контакт с ними выйдем, а пока - только слухи. И снова критяне переглядываются, кивают друг другу и ухмыляются понимающе.
   Умному - опять же, достаточно. Птолемеевские греки много о чём болтают, но показать им нечего, а мы хоть и на другом маршруте, но в деле. На каком месте в цепочке посредников и в каком качестве, хрен нас знает, потому как неизвестно ведь, до какой мы степени темним. Ясно одно - что доступ какой-никакой имеем, раз и оружием громовым разжились. Неясно, правда, в каком количестве, и можем ли мы резко нарастить его, если понадобится. Но сам факт наличия - уже намёк. А демонстрация действия - прозрачный намёк. У критян их рыбацкие посудины не превышают размерами пиратских гемиолий с миопаронами. Но пиратский промысел - эпизодический, а рыбацкий - повседневный. Юг Крита с его Мессарской долиной один хрен без даров моря не проживёт, прочие его части - тем более. Хрен нас знает, сколько у нас лимонок есть, и сколько мы их можем достать, но насколько хватит - можем существенно осложнить критянам доступ к столь нужным им ежедневно морепродуктам. Весь не перекроем, уж очень много рыбацких деревень и бухт, на все никакой флотилии не хватит, но весь перекрывать и не надо. Достаточно и части, чтобы это сказалось на рационе многих. И не надо высаживаться, не надо гнаться за критскими лучниками по их горам, в которых они знают каждый камень и каждый куст, а надо просто с безопасной дистанции ударить по их желудкам.
   А значит, не надо нас к этому и вынуждать. Мы не навязываем своих правил и готовы соблюдать местные, мы лишь намекаем на то, что их соблюдение обязательно не только для нас, но и по отношению к нам, и двойных стандартов мы в этом не потерпим.
    []
   - Вот шишки эти большие, сочные и сладкие из Карфагена никто сюда так и не привозит! - жаловалась нашим испанкам на тяжкую жизнь встретившаяся им в Фаласарне недавняя однокашница Мелисса Родосская, - В Коринфе я их так и не попробовала, не по средствам были, думала здесь попробовать, но их, говорят, привозят только в Кносс. Ещё не решила, задержусь здесь или подамся туда. А может, и там тоже не останусь, а вернусь на родной Родос. Уж там-то точно найдутся эти сладкие карфагенские шишки! - говорила она это как бы нашим, но с расчётом, чтобы краем уха услыхал и Эолай, к которому она успела пристроиться в содержанки.
   Наши переглядываются и усмехаются, а гетеры подают служанкам знак, чтобы не вздумали проболтаться о том, что даже они пробовали карфагенскую шишку, то бишь дефицитный и страшно дорогой ананас, в Афинах. Девок, успевших уже просечь кое-что в специфике нашей жизни, явно тяготит необходимость изображать идеальных греческих рабынь, но у греков приходится, отчего их хвалёный греческий патриотизм улетучивается буквально на глазах. Стоять за спинами развалившихся на ложах хозяек, сверля взглядом мозаичный пол в ожидании их приказаний, когда они знают уже, что в нашем кругу сами сидели бы за столом вместе со всеми и даже принимали бы участие в беседе, если она на греческом языке - это ведь ещё вопрос, кто ждёт возвращения в Испанию с наибольшим нетерпением - наши или вот эти гречанки, ещё недавно не знавшие, где это вообще.
   Распорядок дня у обеспеченных греков ещё хлеще римского. Вставать в теории полагается с рассветом, и первый завтрак ничуть не сытнее римского, после чего на Агору обычно чешут - на рынке отовариться, с людьми пообщаться, да новости узнать. В районе полудня, как и у римлян, у обеспеченного греки второй завтрак, и он поплотнее римского, потому как аналог римского обеда реально будет только вечером. Добропорядочный грека и в палестре должен поупражняться или хотя бы просто поприсутствовать и пообсуждать со знакомыми тренирующихся, и в баню должен сходить, если своей купальни у него нет, и цирюльника посетить, у которого тоже послушать новости. Тогда же и деловые вопросы решаются, если грека недостаточно богат, чтобы решить их утром, послав вместо себя на Агору раба-домоправителя. Эолай, будучи в Фаласарне одним из основняков, имел такую возможность - как раз перед плотным греческим полдником мы с ним и общались. Будем и после, потому как и палестра у него своя, и купальня, и цирюльник, и новости есть кому и на дом ему доставить. А пока мы отдаём должное означенному греческому полднику.
   Ну, его критскому варианту, скажем так. Не знаю, как у коренных этеокритян, но у критских дорийцев в семье строго. Супружница и дети может трапезничать с главой семейства только если в доме нет гостей, но если присутствует хотя бы один гость, место несовершеннолетних сыновей с прочими домочадцами, а супружницы со шмакодявками - исключительно в гинекее. Рабыни не в счёт, они прислуживают, а гетеры тоже на правах гостей, если присутствуют. Но хрен с ними, с заморочками этими греческими, потому как это ихнее дело, а жратва у них - выше всяких похвал. Возможно, и не хватает в Фаласарне пшеничных полей, но имеющийся хлеб превосходен. Возможно, и не так хорошо в ней с пастбищами, как в Полирринии, но барашек, зажаренный на вертеле и щедро сдобренный пряностями, не менее хорош, чем знаменитый критский козий сыр. Может, и не хватает городу своих оливок, но имеющиеся, хоть и мелкие, весьма вкусны. Превосходен также и критский изюм, крупный и очень вкусный, даже если и маловато в Фаласарне винограда. Что уж тут говорить о рыбе и прочих морепродуктах, которыми богата вся Греция, и Крит тоже исключения не составляет? Мелисса эта, которая Родосская, в печали без ананасов, а наши с удовольствием лакомятся сваренными в меду ломтиками айвы.
   В принципе-то она известна и в материковой Греции, местами выращивается, и называют её золотыми яблоками. Возможно, теми самыми, которые Геракл скоммуниздил у Гесперид, как считают сами материковые греки, но на самом деле наоборот, в Испанию айва попала из Греции. Есть и у нас, но самая лучшая - критская, и критяне считают, что именно от них вся она и пошла. А этеокритяне - что вообще с ихних минойских времён, когда и не пахло ещё на их острове ни дорийцами, ни даже микенскими ахейцами. Может, они и правы. Наташка говорила, что родина растения - Кавказ, где оно дикорастущее есть и было наверняка окультурено впервые, но кто сказал, что мифические аргонавты Язона первыми добрались до Кавказа? Сдаётся мне, что у минойских критян была перед ними нехилая фора, и едва ли они её тупо проспали. Во всяком случае, терпковатый на вкус по сравнению с обычными яблоками и оттого мало употребляемый в свежем виде, этот фрукт превосходен в виде варенья. Особенно вот этот, критский. На наш взгляд, так и ничем он не хуже тех засахаренных в тростниковой патоке ананасов, без которых всё не так и весь мир бардак для гетеры Мелиссы Родосской. И раз уж нас занесло сюда, то конечно, надо обзавестись и посадочным материалом. Понятно, что в народной версии с тростниковой патокой вместо настоящего мёда вкус будет не совсем тот, ну так по кошельку и версия. У трудящихся масс уровень жизни от недорогого высококачественного ширпотреба зависит, а не от редких и дорогих деликатесов.
    []
   - Это не из здешнего сорта сварено, а из нашего мессарского, - Диодор заметил мой интерес и понял его суть правильно, - Не скажу, что здешний сорт плох, тоже лучше пелопоннесских, но наш мессарский - самый лучший. Если тебе нужны семена, я привезу.
   - Тебя послушай, так всё у вас самое лучшее, - шутливо проворчал Эолай, - На промысел только к нам почему-то сам подался. Хотя в продуктах земли - да, тут с тобой не поспоришь. Мессарской равниной боги вас наделили щедро. Будь такая же у нас, разве жаловался бы я на нынешнюю жизнь? Мы не так избалованы, как мессарцы, и нам было бы вполне достаточно всего.
   - Ну, скажи ещё, что ты забросил бы тогда и все свои шалости на море! - и оба матёрых пирата весело рассмеялись.
   - А правда ли, достойнейший, что Фаласарна построена на месте старого города этеокритян? - спросил я Эолая.
   - Ну, так уж прямо и города! - хмыкнул тот, - Было здесь поселение этеокритян, возможно даже, что и со времён Миноса, как они говорят сами, но ничего особенного мои предки здесь не застали. Города, подобного древним Кноссу или Фесту прежних критян, здесь у них никогда не было. Если тебя интересуют древности тех времён, вряд ли здесь тебе предложат что-то, достойное внимания. Что-то, возможно, и нашлось бы в хорошей сохранности, но наши этеокритяне так дорожат наследием своих предков, что едва ли ты уговоришь кого-нибудь из них продать тебе даже самую малоценную по нашим понятиям безделушку из сохранённого или найденного ими старого хлама. Он для них священен, и с этим ничего не поделать. Вот опять сейчас Диодор скажет тебе, что в развалинах Феста и находят ценных вещей больше, и купить их легче, и опять ведь окажется прав!
   - Так оно и есть, Максим, - подтвердил агиатриадец, - Фест был и при Миносе большим и богатым городом. Больше и богаче его был только сам Кносс. Поэтому старые вещи тех времён в развалинах того старого Феста находят так же часто, как и в Кноссе. А наши этеокритяне эллинизированы в гораздо большей степени, чем здешние. И продадут они старинную вещь охотнее, если не постоишь за ценой. Есть целые семьи, которые из поколения в поколение занимаются поиском и продажей древностей как ремеслом. Они, правда, тоже распускают слухи и о священности находок, и о древних проклятиях, но это просто чтобы отвадить соперников и набить своим находкам цену. У нас никто не верит в эти проклятия, и никто ещё из моих хороших знакомых, купивших старинную вещицу, не пострадал от неё. Тебя интересует что-то из наших древностей времён Миноса?
   - А что именно у вас там можно достать?
   - Да собственно, если хорошо поискать, может найтись что угодно. Но обычно все эти вещи в плохой сохранности, и надо быть очень большим любителем этой старины, чтобы предпочесть её новым изделиям нынешних мастеров. Могут неплохо сохраняться небольшие золотые или бронзовые изделия вроде украшений, чаш или ритуальных секир, а всё, что крупнее, почти всегда повреждено. Не ищи целых статуэток древних богинь или участников тавромахий, не ищи и целых ваз и амфор - все они склеены нашедшими их из осколков, на которые были разбиты. Если находится что-то без повреждений, то оно стоит баснословно дорого, и даже повреждённые весьма недёшевы - не настолько много таких вещей находят даже в развалинах Феста.
   - А что ты говорил о новых изделиях? Делаются ли копии старинных?
   - Нет, я имел в виду обычные изделия нынешнего эллинского стиля. А копии тех старинных - ну, были случаи, когда сделанный втайне новодел пытались продать как подлинник. На моей памяти такое было дважды. Один раз обманщика подвело слишком хорошее для подлинника состояние его подделки, а во второй - неумелая подделка износа и повреждений якобы старинной вещи. Такие уловки у нас не проходят, и давненько уже никто не пытался мошенничать подобным образом.
   - А честных новоделов без попытки выдать их за подлинник у вас не делают?
   - А какой в этом смысл, Максим? Кому нужен заведомый новодел? Старинная вещь тем ведь и ценна, что она - старинная, их очень мало, и больше таких не делают. Их покупают, чтобы хвастаться. У нас только посмеются над тем, кто купит новую подделку.
   - А если бы заказчики нашлись? Естественно, по разумной цене новодела.
   - Напрасно ты думаешь, Гней Марций, будто бы старинные критские вещи так уж хороши, - вмешалась Мелисса Родосская, - По сравнению с искусством Эллады они и рядом не валялись. Статуэтки критских древних богинь, например, по стилю и качеству исполнения - неплохие, но всё-же детские куклы для маленьких девочек. Эолай, покажи испанцам двух твоих богинь и рыбачку, которыми ты хвастался передо мной. Пусть и они увидят и сравнят сами.
   Конечно, никакой Америки родоска мне этим вовсе не открыла. Начитавшись Ефремова ещё в школьные годы, я интересовался и минойским Критом и сам был сильно разочарован фотками реальных экспонатов, описывавшихся мэтром в столь восторженных тонах. Хрен возразишь ей по сути - в натуре детские куклы, если сравнивать с хорошими образцами античной классики. В лавке глиняных детских игрушек не хуже купишь, если просто по качеству исполнения выбирать, не гонясь за критским стилем. Ну, из дорогих будет, простому рабоче-крестьянскому отцу мелкой античной шмакодявки такая игрушка не по кошельку, но его работодатель для своей уже купит вполне. Если глиняную, а не из слоновой кости и золота, разумеется. А рядом - эффектная бронзовая красотка с веслом на маленькой одноместной лодчонке, лишь чисто символически прикрывающая интересное место краем рыболовной сети.
   - Местная работа? - я обратил внимание на не совсем канонический стиль.
   - Да, наш городской скульптор изобразил рыбачащую этеокритянку. Нравится?
   - Такая вещь не посрамила бы и Коринф. Копию мастеру можно заказать?
    []
   - Смотри, Эолай, испанцы наделают по её образцу многие десятки ещё лучших! - предупредила его гетера, - А ты не очень-то любишь, когда что-то уникальное, которое есть у тебя, появляется и у других!
   - Ну, не многие десятки, несравненная, - возразил я, - Тут даже с одними только ячейками сети чеканки и тонкого патинирования как бы не больше, чем с самой рыбачкой.
   - Но лучше у вас сделают? - спросил фаласарнец.
   - Вашего мастера нелегко превзойти, достойнейший, и даже у нас пара-тройка человек только и найдётся таких, которым это под силу. И то, если будут иметь образец вашего критского сюжета, который им не выдумать самим.
   - Я и в самом деле не люблю, когда имеющееся у меня чудо есть и у других, но для вас я сделаю исключение. Копию наш мастер сделает для меня, а ты, Максим, забирай эту, а мне взамен пришлёшь ту, которую сделают ваши по её образцу. У вас будет то, что есть у меня, но и у меня будет то, что есть у вас, так что мы с вами будем в этом квиты, - и мы с ним рассмеялись.
   - Но я надеюсь, ты понял, Гней Марций, что я хотела сказать? - напомнила мне родоска, - Какой смысл копировать старинных критских кукол, пусть когда-то они и были непревзойдённым чудом искусства, если оно давно уже превзойдено мастерами Эллады?
   - Для нас - никакого, несравненная. Я говорю о Фаласарне. Ты говорил, городу не хватает денег? - я обернулся к Эолаю, - У вас, достойнейший, есть в городе отличный скульптор, и у него перед глазами множество ваших критских сюжетов, которые он может воплотить в бронзе так, как никто другой. Один только он может принести вам не так уж и мало, если ты преодолеешь свою ревность к его творениям. Ты сказал, ваши этеокритяне дорожат наследием предков? Но тогда разве не должны они помнить и чтить старинные традиции? Как насчёт тавромахии?
   - Проводят они и её. Да только это ведь у них именно священная традиция, а не показушный балаган, как в Кноссе. Не пускают на неё чужаков. Даже меня как дорийца не пустят. Но я понял тебя - попробую договориться, чтобы в порядке исключения пустили скульптора и художника. Оба этеокритяне наполовину, и насчёт них договориться легче. А таких сюжетов - да, ты прав, не найти больше нигде ни в Элладе, ни во всей остальной Ойкумене. Вот только вы ведь опять потом перехватите образцы и сделаете ещё лучше?
   - Обязательно, - подтвердил я, - Но сразу не раскачаемся, мастера загружены и без того, так что свои сливки вы с этого направления снять успеете.
   - А что ты начал говорить насчёт новоделов старинных вещей?
   - Ну, раз настоящие предметы старины дороги вашим этеокритянам как память о былой славе предков, то должны же они знать их хорошо? А новодел не священен, и что мешает сделать его по образцу старинной вещи и продать как самое обычное ремесленное изделие? Вот взять хотя бы эти старинные статуэтки богинь. Несравненная права, уровень хороших и дорогих для детской игрушки, но всё-таки детских кукол. Ну так это же для вас и хорошо - не нужно отвлекать вашего великого скульптора на работу, которая посильна и обыкновенным кукольникам. Таких ты и десяток найдёшь без особого труда. Сделают первые образцы, по ним - шаблоны, а уже по ним будут делать десятки и сотни штук. А освоят в глине - справятся и с воском, а бронзовое исполнение - это и цена уже другая.
   - Это я понял. Но кто купит эти десятки и сотни штук? Кому они нужны?
   - Да хотя бы нам. Мы учим наших детей истории не только нашей страны, но и всех стран и народов. В том числе и доэллинского Крита. А такие новоделы понагляднее, чем словесные описания и даже рисунки. Вот представь себе, что я раздобыл подлинник - одну из таких богинь, как эти две твоих. Но она потёрта и поломана, некоторых частей не хватает, и на что тут смотреть детворе? Что она по ней поймёт? А новодел показывает, как эта вещь выглядела, когда была новой, и это же совсем другое дело. Или, допустим, пусть это будет старинный бронзовый меч коренных критян. Подлинник же в таком состоянии, что на него без слёз не взглянешь, а новодел - новый, по нему всё видно и понятно. А ещё важно то, что школ у нас много, а подлинник - один, и не будем же мы его возить по всем школам по очереди. А новоделов твои ремесленники наделают десятки и сотни, и хватит на все наши школы. А если купит ещё и кто-нибудь из Пелопоннеса, а там они понравятся и войдут в моду - думаю, это вас тем более не огорчит, - и мы с ним рассмеялись.
   - Заманчиво, конечно, - заценил он перспективу, - Но будете ли вы покупать их помногу, когда сами можете сделать ещё лучше?
   - Ну, во-первых, нам недосуг отвлекать наших мастеров на такую ерунду, когда её можно купить. А во-вторых, это же не игрушка, а учебное пособие, ценное тем, что оно исторически достоверно. Тут не надо лучше, тут надо как можно достовернее. А критское исполнение новодела - как раз гарантия его достоверности. Отступлений от этого вашего старинного канона не допустят ваши этеокритяне, для которых он священен.
   - Это точно! - подтвердила Мелисса Родосская, - Если бы твою рыбачку отлили в Коринфе, мастеру влетело бы за неё от ревнителей священного эллинского канона.
   - Так и у нас ему тоже влетело бы от нашего дурачья, если бы я его не защищал, - хмыкнул Эолай, - Понял, убедили. Образцы только где брать?
   - Так не насовсем же, а на время, - пояснил я ему, - Неужто не дадут?
   - Да понял я это, понял. С возвратом-то, конечно, дадут. Просто очень мало их у нас и не в самом лучшем они состоянии. По некоторым и не поймёшь, какими они были.
   - У нас рядом с нашим Фестом развалины целого старого города, в котором уже много чего нашли и всё ещё продолжают находить, - напомнил Диодор, - Если ты возврат гарантируешь, с образцами я тебе помогу.
    []
   - Чем и на чём мне в этом поклясться?
   - Не нужно клятв. Я и так хорошо знаю тебя, а в Фесте хорошо знают меня. Там достаточно моего слова, а мне достаточно твоего. Но с одним условием. Если эта торговля новоделами у вас пойдёт хорошо, то на те работы, которых не осилят твои мастеровые, ты подрядишь наших, а не кносских.
   - Тогда - по рукам! - радость фаласарнца была неподдельной.
   Как раз закончив к этому моменту этот греческий то ли полдник, то ли ранний обед, мы обсудили с ним и с Диодором и политическую ситуёвину. Они ведь чего сейчас у берегов Пелопоннеса шалить нацеливаются? Больше пока особо и негде. Не с руки сейчас сердить больших игроков Лужи, имеющих сильный флот. Даже если сейчас им пока и не до критских морских хулиганов, это ведь только пока. Так или иначе когда-то, да утихнут военные действия на море, флоты высвободятся, и разумно ли давать им веские причины заняться после этого вплотную Критом? А на Пелопоннесе, пока крупные игроки заняты Македонией, Спарта опять норовит отколоться от Ахейского союза, и хотя до войны там дело не дошло, потому как и не хочется ведь никому окромя македонских подстрекателей настоящей войны, бардак там сейчас достаточный, чтобы и критяне в нём похулиганить под шумок могли. Собственно, поэтому и безопаснее сейчас воды самого Крита, чем воды Пелопоннеса. Ворона не гадит в своём гнезде. Ну, если той мелкой шантрапы не считать, отмороженной на голову, но такой шелупони, от которой серьёзный купец отобьётся сам в большинстве случаев.
   На перспективу же пиратские основняки гадали, не рассобачатся ли нынешние антимакедонские союзники между собой. У Родоса-то есть причины для недовольства, но не настолько же, чтобы выступить против Рима и Пергама разом. Против одного Пергама на море сдюжил бы, против одного Рима свёл бы, пожалуй, вничью, а вместе с Пергамом уделали бы Рим, да только нереально это, потому как оба ведь метят в местные морские гегемоны и скорее меж собой рассобачатся, чем с Римом.
   Палить послезнание я позволить себе, конечно, не мог, но подсказал им кое-что, рассуждая как бы просто по логике вещей. Македонию всерьёз рассматриваем? Вопрос о ней в контексте военного флота был настолько риторическим, что мы расхохотались все втроём. Антиох Эпифан? Да даже если бы сам римский сенат и был склонен спустить ему грубое нарушение условий мирного договора с его отцом, возрождение военно-морской мощи Селевкидов не нужно никому на востоке Лужи. Ни Родосу, ни Пергаму, ни Египту. А учитывая перспективы войны Антиоха с Птолемеем Очередным и особые отношения с Птолемеями в сенате, достаточно и этого, чтобы на перспективу не рассматривать и флот Селевкидов. Сам Птолемей? Во-первых, сугубо местное значение, а во-вторых, как только исчезнет военно-морская угроза со стороны Селевкидов, изменится в Египте и отношение к содержанию дорогостоящего флота. Тут на дворцовые увеселения не хватает, какие бы ещё государственные расходы подсократить? Да и бардак с частой сменой этих Птолемеев с Клеопатрами едва ли будет способствовать надлежащему состоянию их флота. Так что на перспективу всех их вычёркиваем, и остаются у нас только Рим, Пергам, да Родос...
   - Не рано ли вы списали в расход Персея? - вмешалась в наш разговор Пасифая Алларийская, ещё одна местная гетера, эффектная этеокритянка, позировавшая вчера на фоне храмового барельефа перед художником в образе то ли Афины, то ли амазонки, судя по бутафорскому бронзовому тораксу.
   - Мы говорим о морском могуществе в свете наших дел, - пояснил ей Диодор.
   - Это-то я поняла. А наши парни на службе у Персея уже не в свете ваших дел? Это три тысячи чьих-то отцов, чьих-то мужей, чьих-то сыновей и чьих-то женихов, между прочим! Сколько из них погибнет на этой войне и не вернётся домой?
   - Ты думаешь, Пасифая, одни только они? - невесело отозвался Эолай, ничуть не сердясь на её вмешательство, - Вот увидишь, ещё и Рим затребует у нас наших парней в качестве союзнической помощи, и обидно будет, если им там придётся стрелять по своим.
   - А отозвать ваших у Персея никак нельзя? - поинтересовался я, - Рим этого от вас потребует наверняка. Чем это не повод избавить ваших от стрельбы друг по другу?
   - Невозможно, Максим, - посетовал Диодор, - Наши лучники ценятся не только за меткую стрельбу и силу их луков, но и за верность договору. Договор уже заключён, и пока Персей выполняет свои обязательства, для наших дело чести выполнять свои.
   - И так ведь на каждой войне! - не сдержалась гетера, - Даже не говоря о вдовах и сиротах, сколько ещё наших юных критянок останутся без женихов из-за этой ненужной им чужой войны? Ладно ещё свои войны, когда парни гибнут, защищая от врагов хотя бы свой город и свою землю! Ладно наши тавромахии, на которых равные шансы погибнуть и у наших парней, и у девчонок! Ладно обряды посвящения, на которых и отбираются те, кому предстоит рисковать жизнью в священной игре с быком! Это хотя бы уж старинные обычаи наших предков, которые мы чтим! Я даже морской разбой ещё могу как-то понять, без добычи которого многим не прокормить семьи, но в котором хотя бы уж никто своими людьми не рискует понапрасну! Но на чужой войне чужие стратеги, сберегая жизни своих людей, пожертвуют нашими, и плевать им, кто возьмёт замуж наших девчонок!
    []
   - Я слыхал, её жених не вернулся с одной из таких войн, - пояснил мне Эолай, - Другие ей, говорят, не понравились, вот и подалась в гетеры.
   - Это правда, - подтвердила этеокритянка, - Я этого и не скрываю. Но нас таких слишком много, и не каждой подойдёт мой выбор, да и возьмут не каждую. Варвары, и те уже взялись за ум и берегут своих людей, особенно испанцы. Не обижайся, испанец, это я не со зла. Я и сама для некоторых наших чистопородных дорийцев если и не варварка, то уж точно полуварварка. Обидно просто за наших, особенно за девчонок. Ваши, говорят, и в Карфагене вербуют невест?
   - И в Карфагене, несравненная, и много где ещё.
   - Они ещё не всякую возьмут, Пасифая, - сообщила ей родоска, - Такие, как мы с тобой - я имею в виду характер, а не только наше ремесло - им не подходят.
   - А то я не знаю, Мелисса! - хмыкнула та, - И в моём потоке были испанки. Под настроение иногда жалею, что сама не такова, но это судьба. Знаю и я, какие девчонки им нужны, и такие у нас тоже найдутся. Будет время, поговорим с вами ещё и об этом, а пока - возвращайтесь уж к вашим баранам...
   Естественно, мы так и сделали. Итак, у нас Рим, Пергам и Родос. Персей же не просто так подбивает клинья к Родосу. Хрен знает, рассчитывает ли он всерьёз перетянуть его на свою сторону, но ему и просто рассобачить его с Римом и Пергамом - и то хлеб. Не вывести из войны, так недоверие хотя бы посеять, скомпрометировав зачастившими туда посольствами. Эвмена Пергамского так подставить не получится, он больше всех в войне заинтересован, да и слабее на море, чем Родос. А это значит что? С Пергамом Родос из-за соперничества за местную гегемонию после войны неизбежно рассобачится, а Рим к нему из-за подорванного доверия охладеет. То бишь в конфликте поддержит Эвмена. Сильный родосский флот - хрен с ним, противников сильных на море не осталось, и не так нужен он уже как морской союзник. Так что прижмут Родос, скорее всего, и флот его ослабнет. А раз не с кем больше будет воевать на море, не нужен больше будет такой флот ни Риму, не Пергаму. Дорогое это удовольствие, и зачем оно, когда для него нет работы? И если не горячиться, а набраться терпения и подождать, то сильно сократятся в своей численности все три самых опасных для критских морских хулиганов флота, и тогда для них наступит их самое золотое времечко. Остаётся только надеяться, что оно не вскружит им головы и не заставит некоторых людей напоминать им о своих особых отношениях с богами...