23. Граммофон.

  
   - Идет легион, за когортой когорта,
   Печатая шаг в пыли.
   Легиона орел смотрит гордо,
   Победу ища впереди.
   Мы жестоки к врагу, мы жестоки к себе,
   Но не надо винить в этом нас!
   Враг есть враг, смерть есть смерть на войне, на войне
   Для солдата приказ есть приказ! - гремели из граммофонной трубы "Когорты" того Алексея Зайцева, который Барон, вгоняя в осадок непривычных к звуковой технике слушателей КУКСа.
   - Как видите, ребята и девчата, можно и вот так, - сообщил я им, дав дослушать звукозапись на диске и выйти из ступора, - Не обязательно вызывать к себе музыкантов и певцов, если захотелось послушать песню. Я надеюсь, вы все понимаете, что песню поёт и музыку играет не вот эта штука, а вот эта? - я указал им сперва на трубу, а затем и на сам механизм граммофона, и добрая половина зала рассмеялась, - Труба - это обыкновенный матюгальник, в который с тем же успехом можно орать и собственным голосом.
   - А в чём тут секрет, досточтимый? - спросил один из слушателей.
   - Естественно, никакой мистики. Примерно такого же типа аппарат, только не с трубой, а с мембраной, используется для записи звука. Под действием мембраны стальная игла наносит соответствующие звуку поперечные колебания на ту спиральную дорожку, которую она процарапывает в восковом покрытии вращающегося цинкового диска. Диск потом протравливается кислотой, которая углубляет царапины на металле, потом на него методом гальванопластики наносится медь с ответной выпуклой звуковой дорожкой, а это даёт нам мастер-диск, которым прессуется снова вогнутая звуковая дорожка на дисках из шеллаковой смеси, которые и используются для воспроизведения полученной нами ранее звукозаписи. Это может быть хоть человеческая речь, хоть музыка, хоть песня, и вообще любые звуки, которые мы хотим сохранить, чтобы иметь возможность прослушивать их потом в любом месте в любое удобное для нас время и не один раз, а сколько захотим. А поскольку с одного мастер-диска можно получить не один такой воспроизводящий диск, а серию, мы можем и размножить нужную нам звукозапись.
   - И это что значит, досточтимый, что такую штуку может иметь каждый свою? - раскатала губу одна из слушательниц.
   - Ну, на деле это будет ещё очень нескоро, но в принципе - да, когда-нибудь мы к этому придём. Аппарат не настолько сложен, чтобы его нельзя было выпускать серийно и по разумной цене, а диски - дефицитен их материал, но и эта проблема решаема.

    []
   - И заменить этот индийский шеллак нечем? - спросил другой слушатель.
   - В том нашем мире замена шеллаку нашлась только с развитием нефтехимии и получением изобилия дешёвых полимеров, а до этого этапа шеллаку не было альтернатив, и пришли к нему в результате перебора многих других вариантов. До тех пор, пока у нас не развита органическая химия, а этого уровня мы достигнем очень нескоро, шеллак нам заменить нечем. И пока не выросли собственные плантации подходящих для шеллакового червеца деревьев, у нас нет своего шеллака, а есть только привозной индийский. А много его при нашей логистике оттуда не привезёшь. При этом шеллаковые звуковые диски или грампластинки, как их называли в том нашем мире, хрупкие и легко бьются, а звуковые дорожки изнашиваются, так что пластинка недолговечна. Граммофонов-то самих даже в ближайшую пару-тройку лет на все ваши семьи наделать можно, но что вы будете на них слушать при хроническом дефиците пластинок? А он у нас рассосётся нескоро. Поэтому, ребята и девчата, скорой музыки в каждом доме не ждите. Пока-что она будет только для организованных общественных мероприятий. Для начала хотя бы на таком уровне всем нашим колониальным городам музыку дать - и то задача. Когда решим её, тогда и будем уже замахиваться на более массовое распространение. А пока - терпите. Любые подобные новшества неизбежно проходят через стадию дефицитности и недоступности для широких масс и только потом становятся в конце концов массовыми и общедоступными. Сейчас у нас граммофон и грампластинки находятся в этой начальной стадии.
   - Наши "гречанки" уж точно оценят, - предрекла ещё одна из слушательниц, - У них проблема с хорошими флейтистками и кифаристками для их танцевальных номеров, а тут, получается, теперь не надо рвать хороших музыкантш друг у дружки из рук, а просто сделать хорошие записи музыки от лучших исполнительниц и всем ими пользоваться.
   - В принципе - да, это напрашивается, но в том нашем мире у тонких ценителей считалось, что любая запись хуже по качеству звучания, чем живое исполнение. И где-то в чём-то они правы, поскольку любая аппаратура несовершенна и всё равно вносит какие-то искажения и при записи, и при воспроизведении. И скорее всего, на наших примитивных граммофонах и грампластинках эта разница будет заметной.
   - Да плевать, досточтимый! - хмыкнул Мартиал, - Что мы, сами вслушивались в тонкости музыки юнкерами, когда перед нами выступали "гречанки"? Мы пялились на их стати! - весь зал рассмеялся, - Музыка была для нас просто шумовым фоном, который мы терпели, раз уж он нужен самой танцовщице для её выступления.
   - Точно! - поддержали его из зала, - Так это мы, избалованные образованием с культурной программой, а солдатам тем более без разницы. Пусть хоть под барабанную дробь танцовщица пляшет, лишь бы сама была посмазливее и не слишком долго тянула с раздеванием! - зал снова расхохотался.
   - В атаку когорта тоже веселее пойдёт, когда играет и горланится что-нибудь залихватское и с юмором, - прикинул ещё один центурион из вернувшихся с точки, - А если ещё и не самим глотки драть, а кто-то делает это за них, но именно то, что бойцы с удовольствием горланили бы и сами, это вообще идеальный вариант. И противнику ведь больше действует на нервы, когда на него надвигаются не пафосно, а эдак полушутя - а что тут, типа, за клоуны от серьёзных дел поважнее нас отвлекают?
   - Тем более, что с винтовками именно так оно и будет, - добавил другой.
   - Точно! - поддержал их обоих хохочущий зал.
   - Вышли строем под весёлую песню на дистанцию уверенного залпа, вынесли рассвирепевшего от такого неуважения к нему пафосно-героического противника и пошли дальше под ту же самую песню, уложили следующим залпом новую порцию героев, опять пошли, опять постреляли, и тогда уже и от самой этой музыки с песней противник начнёт жидко обгаживаться, - спрогнозировал тот же центурион, - И тут главное - одинаковость исполнения, которую и обеспечит прокручивание одной и той же записи. Чем одинаковее, тем устойчивее у противника выработается ассоциация между ней и неминуемой смертью, от которой никакой героизм не спасёт ни их самих, ни то, что они пытаются защищать от нас. Полная бесполезность сопротивления. Примерно как эти психические атаки в вашем мире, про которые ты нам рассказывал, досточтимый, на втором курсе, только ещё лучше, поскольку наши-то потери при этом будут единичными и чисто случайными.
   Млять, а ведь в точку парень попал, сам того не подозревая! Сперва-то Юлька с Наташкой насчёт музыки ради самой музыки мозги нам выносить пытались, прослышав о наших рассуждениях о принципиальной возможности для нас граммофона, и хрен знает, сколько бы им ещё пришлось канючить на эту тему, с нашей точки зрения несерьёзную. Я вообще считаю, что навязчивая тяга к меломании - признак повышенной примативности. И сам всегда предпочитал тишину, а громкая музыка реально раздражала, и по знакомым чётко эта закономерность прослеживалась. Володя с Серёгой как-то тоже дышат к музыке ровнее среднестатистических, и мы отмахивались - что у нас, поважнее дел нет? Только тут подошёл момент озадачить дипломными проектами очередной выпускной юнкерский поток, чешем мы над этим репу, а наша историчка как раз сообразила наконец подловить нас на приколе. Спрашивает меня, ты у нас главный буржуин или где? Армия, которая по твоим замыслам задачи выполнять будет, буржуинская или чья? А раз она буржуинская, в психические атаки как её пошлёшь без граммофона? Ну, мы и прикололись - долго тогда ржали. Суть этого прикола, если кто не в курсах - в старом совдеповском детском фильме "Сказка о Мальчише-Кибальчише" по Гайдару, в котором буржуинская армия в атаку без граммофона идти не может, и когда им граммофон взрывом снаряда разнесли, так пока не привезли новый, зомбированные на звукозаписи вояки без неё наступать не могли, гы-гы!
    []
   В общем, прикололись по этой ассоциации далёкого детства, а тут же ещё и не самим корячиться, а дипломников в тему ввести и задачу им поставить, и уже озадачены, считай, несколько человек новой и оригинальной разработкой, и нам меньше репу чесать, чем бы ещё таким пооригинальнее озадачить остальных. Короче, сошлись звёзды удачно для разработки нашего тутошнего граммофона. Армию мы, конечно, зомбировать до того киношно-комедийного состояния уж точно не собираемся, но Юлька запись для здешней истории, чему из той нашей обязана наша здешняя цивилизация появлением граммофона, внесла в свою летопись с удовольствием. Ну, мне разве жалко? Пущай и потомки знают правду, а не отлакированные мифы. Велии и Волнию с Турией разве только умаялся тот сюжет того фильма пересказывать, дабы и до них дошла суть прикола.
   А с распределением техники первой партии я придерживаюсь своего принципа. Первый экземпляр, вот этот, полученный в результате экспериментов с конструкцией, без всяких дискуссий поступит в распоряжение кадетского корпуса - чьи разработчики, тех и самый престижный первый номер в серии. Второй номер - в управление мануфактуры, на которой производство развёртывается, так что теперь корпоративные мероприятия будут со своей музыкой. Кто произвёл, тех и второй номер. Генерал-гауляйтеру я третий номер резервирую - он первым из непричастных к созданию получает свой экземпляр, и только четвёртый номер возьму к себе домой. Естественно, по экземпляру нашим, а затем уже и прочей общественности Нетониса, включая и школу гетер. Представляю, как возгордится теперь её филиал в Нетонисе перед Оссонобой, которой такие хайтековские новинки не положены во избежание палева перед нашим самым большим другом на семи холмах. Но такова се ля ви, и с этим ничего не поделать. Причём, студия звукозаписи будет пока-что только при кадетском корпусе - ага, пущай "гречанки" почаще туда ходят с музыкой для записи, расплачиваясь за неё выступлениями перед юнкерами, а их ученицы-шмакодявки подходящего возраста и склада характера приглядываются и покрепче призадумываются на предмет перевода на ускоренный поток средней школы. В Оссонобе-то система давно отработана, и пора её на Нетонис в полной мере распространять.
   Тут ведь в чём ещё фокус? Слушательница, которая про "гречанок" вспомнила, тоже ведь права. Стать хорошим музыкантом - это каторжный труд, на который по своей воле пойдёт разве только фанат музыки. А в нашем здешнем социуме он ещё и особенно неблагодарный, потому как и популярности такой, как в греко-римском мире, у нас даже гениальному музыканту не светит. Контингент-то ведь у нас пониженной примативности, а значит, гораздо меньше к меломании склонный. Это и к танцам, и к лицедейству вроде театрального в равной мере относится, и ко всем специальностям той же специфики, для которых повышенная примативность желательна. Не получат у нас подобные направления такого же развития, как у греков с римлянами, не говоря уже о том нашем современном мире. Во-первых, аудитория у нас не та, не в той мере такое дело оценит и востребует, а во-вторых, и с кадрами талантливыми по этой части у нас большой напряг ожидается. На будущее Юлька настоятельно рекомендует помозговать в сторону кино, что технически требует киноплёнки, потому как для снимающегося централизованно кино актёров даже в нашем социуме наскрести кое-как удастся, а вот для театров, которые потребуют живых актёров повсюду, хрен наскребём. И на кино-то не будет хватать, скорее всего, а значит, больший упор придётся делать не на игровое кино, а на рисованную мультипликацию. На неё художников проще будет наскрести, чём актёров для постановочных сцен.
   Но это-то дело будущего, когда эллинизация турдетанской культуры достигнет того уровня, который потребует уже театра или его замены, и к тому времени, надеюсь, у нас разовьётся и органическая химия до способности выдать целлулоидную плёнку. Пока же с музыкантами хорошими проблема наметилась, и её, хвала богам, решает граммофон. Тут и классика греческая, тут и импровизации в том же духе на турдетанской культурной основе, тут ещё и индийские мотивы добавляются, и всё это такой синтез должно в итоге дать, который греко-римскому миру и не снился. Пускай и не гениальных, но достаточно хороших танцовщиц хватает и у наших "гречанок" турдетанского разлива, и индийские к ним теперь добавились с выучкой цейлонских ганик, а это ведь уровень, сопоставимый с уровнем настоящих греческих гетер, так что есть из чего синтезировать свою культуру, но специфика социума никуда ведь при этом не исчезает. Каждой танцовщице музыкальное сопровождение подавай соответствующего качества, а где мы им в нашем социуме такую прорву живых и трезвых музыкантов такого уровня найдём?
   А граммофон - он ведь одной хорошей группой по каждому востребованному музыкальному направлению обойтись позволяет. Уж по одной-то группе со всего нашего социума неужто не наскребём? А записав удачные выступления, неужто их не размножим в нужном количестве? И зачем танцовщице, той же гетере или ганике, живых и трезвых музыкантов с собой таскать, других без них оставляя, когда достаточно носильщика для сумки с комплектом грампластинок на все её танцевальные номера? Ну, на всякий случай, а то вдруг какой-то из новых записей не окажется в том городе, в котором она выступать собралась? А уж граммофон-то там хотя бы один исправный найдётся наверняка. Это на пластинки нужен дефицитный пока шеллак, а аппараты мы найдём из чего наклепать.
    []
   Однако, на нашем КУКСе специфический контингент - военный, полувоенный и околовоенный, это я баб имею в виду, супружниц господ центурионов, так что проблема музыки для "гречанок" и иже с ними даже бывших "гречанок" среди слушательниц мало волнуют, а гораздо ближе им вопросы культурного досуга для солдат и того гражданского населения в захолустье, для которого и военный лагерь - уже местный культурный центр, а уж вопросы чисто военного применения новой техники - тем более. На лекциях второго курса чётко ведь усвоили, что именно война - главный двигатель технического прогресса.

   - Досточтимый, в Онобе Капской разница в образовании и знаниях между нами и старыми центурионами настолько заметна солдатам, что старые центурионы при всём их опыте и заслугах теряют авторитет, - сообщила Каллироя, - Старым центурионам это очень обидно. Доходит до того, что солдаты анекдоты уже придумывают про их тупость.
   - Есть такое дело, - подтвердил Мартиал, - Вот, например, один. Копейщик на посту задремал, опёршись на верхний край фиреи и копьё. Подходит центурион: "Боец, паччиму щит не в руке?!" Хитрожопый боец ему в ответ: "Тренируюсь, почтенный! Тут этот новый центурион из Нетониса, который очень легко ходит, учат этому и всех своих людей, а мне приятель из его центурии рассказал, и я вот тоже пробую. Левитация, вроде бы, называется. Только у меня получается плохо, так я, чтобы легче было, от земли щитом и копьём отталкиваюсь". Центурион ему: "Я знаю, что левитация! Порезче отталкиваться от земли надо, порезче!" - зал лежмя лёг от хохота.

   - И в Тарквинее примерно так же, - поддержал Волний, - "Эти молодые умники из Нетониса считают, что пробивная сила выстрела из винтовки зависит от веса её пули и какой-то квадратной скорости, и это все нужно ещё делить пополам. При чём тут квадрат, и где они его нашли в винтовке, я и сам не понял, уж очень мудрено объясняют, и об этом вы их самих спрашивайте, если интересно, но почему делится пополам - понятно. Одна половина этой силы пулю вперёд по стволу винтовки разгоняет, а вторая отдачей стрелка в плечо бьёт." - слушатели снова расхохотались.
   - А вот с Барбоса, - вспомнил Миликон-младший, - "Это громовое оружие надо постоянно чистить и смазывать не только снаружи, но и внутри, чтобы оно не ржавело, а для этого его приходится разбирать. Для разборки и сборки оно скреплено не заклёпками, а винтами, которые вы, обалдуи, так и норовите при его разборке потерять, если за вами не следить в оба глаза. Поэтому оно и называется винтовкой." - и снова весь зал ржал.
   - В общем, досточтимый, проблема хорошо заметна, - продолжила Каллироя, - Мы пробовали проводить занятия, чтобы подтянуть этих центурионов старой выучки и их семьи ближе к нашему уровню и уменьшить разницу до приемлемой, но что тут успеешь сделать между дежурствами на радиостанции? Была надежда на методички, которые мы упростили, перевели на турдетанский язык и переписали от руки во время дежурств...
   - Так давайте издадим и напечатаем хорошим тиражом, - предложил я, - Дело нужное, и бумагу на это мы найдём. Начнём в самом деле с центурионов, опционов и их семей, но позже, уже с их помощью, охватим этим ликбезом и солдат.
   - Главная трудность не в этом, досточтимый. Гарнизон в Онобе Капской не так велик, чтобы не хватило и наших рукописных экземпляров, но грамотность у людей очень слабая. Мы специально для них писали крупными печатными буквами, но даже их читают с трудом. С детьми-то легче, они обучаемее и в народной школе большинство схватывает всё на лету, но я сейчас говорю о взрослом старшем поколении. Люди понимают важность просвещения и стараются, но даже у центурионов их жёны читают вообще по слогам, а у одного жена не осилила и этого. Поэтому мало толку от методичек на бумаге, и трудности у наших сменщиков, хоть их уже и больше, остаются всё те же. Но мы вот тут подумали с Мартиалом - а что, если записать на диск чтение наших методичек вслух? Это помогло бы преодолеть трудности из-за слабой грамотности старшего поколения. Я понимаю, на всё шеллака не напасёшься, но может, как-нибудь...
   - Это уже не ваша забота, - оборвал я её излияния, - Мысль у вас здравая, и дело нужное, и на него мы шеллак выкроим при всей его дефицитности. Надо будет - ещё год подождут "гречанки" своей музыки. Обходились же как-то до сих пор? Уменьшим тираж музыкальных записей для них, всё равно граммофон у них будет пока только один, и как раз высвободится шеллак на ваш ликбез для колониальных гарнизонов. Ну и бой с браком пустим на переработку - для простой устной речи качество звука не обязательно такое же, как для музыки. Только вот ещё что, Каллироя. Наши грампластинки рассчитаны на пять минут звучания. Диаметр не увеличишь, и с этим-то хрупкие и ломкие, а если толщину им добавить, то шеллака больше уйдёт. По материалу получается выгоднее больше вот этих пятиминутных пластинок делать. Поэтому ваши методички надо проверить и подогнать под пятиминутное время их чёткого и внятного чтения вслух. Где не будет хватать одной - разбивайте на части, укладывающиеся в эти пять минут, чтобы освещали какую-то часть темы и помещались на одной пластинке, а на всю методичку их будет несколько - ничего страшного, всё это решаемо и преодолимо.
   Недостаточная, мягко говоря, образованность командного состава войск видна и в Нетонисе - как в его ополченческом гарнизоне, так и в размещённых вблизи города в ожидании готовящейся операции когортах Первого Канарского. Но здесь-то при изобилии хорошо образованных выпускников кадетского корпуса и юнкеров подтягивать эрудицию старых командных кадров и их семей проще, чем в дальних захолустных гарнизонах, где нашего образованного молодняка с гулькин хрен. А подтягивать надо, потому как солдаты из числа хорошо освоивших грамоту и достаточно сметливых, чтобы нахвататься знаний от наших, накапливаются в подразделениях с каждым годом, и какой авторитет у такого бойца будут иметь опцион и центурион, знающие меньше его? И будут ли способствовать их авторитету их малограмотные супружницы, ничем не превосходящие солдатских?

    []
   И конечно, это безобразие надо преодолевать. Двое бородатых и один лысый в кепке даже при всех своих мозговых тараканах самую суть подметили верно, потому как ррывалюционная ситуёвина - это и в натуре, когда низы не хотят, а верхи не могут. Низы развились и усложнились по сравнению с дедами и отцами, и для них оставшиеся такими же простыми верхи, не ушедшие далеко от своих предшественников, кем выглядят? Как минимум долбодятлами. А кому охота подчиняться долбодятлам? И хрен ли это за власть, которая продолжает ставить над ними точно таких же долбодятлов и всерьёз считает, что это в порядке вещей? Продолжения такого маразма низы, естественно, не хотят. А верхи, если прощёлкали греблом процесс поумнения и усложнения трудящихся масс и сами не поумнели и не усложнились своевременно до соответствующего уровня - ясный хрен, не могут. Ну так и кто им тогда доктор, спрашивается? Куда смотрели и чем думали? Чтобы до такого состояния ситуёвину в социуме не запускать, тут или трудящиеся массы надо в темноте держать, или управляющие ими кадры опережающими темпами надо просвещать, дабы соответствовали просвещённым и усложнившимся трудящимся массам. И если наша цивилизация предполагает развитие всего социума, нельзя допускать отставания от жизни управленцев. И тут с одной стороны обозначенная Каллироей и подтверждённая другими слушателями проблема - хороший признак. В том смысле, что массы таки развиваются и усложняются, как и было задумано. Но он же и тревожный - подзапустили мы командный состав, не уделив задаче его развития и усложнения достаточного внимания, и теперь это дело надо навёрстывать. Радует то, что наш молодняк мы правильно обучили и воспитали - молодцы, и заметили проблему на местах своевременно, и своими силами попытались её решить, насколько хватало им их сил. Конечно, надо технику им в помощь задействовать, раз уж она у нас теперь появляется.
   - Было бы очень неплохо применить такую штуку и в нашей кошачьей службе, - намекнул центурион, возглавлявший селекционные работы в изъятом из ведения слишком гуманных "гречанок" и взятом под военный контроль кошачьем питомнике, - Коллеги из кинологической службы ожидают этим летом из Оссонобы новых скрещенных с волками собак. По идее, их рык должен пугать кошаков сильнее, чем лай обычных собак. Запись на диск могла бы помочь в дрессировке наших стервецов для привития им хороших манер.
   - Вряд ли выйдет, - усомнился Артар, - В метрополии мы посещали кинологов и наблюдали эту гибридную породу. Эти псины обучаемые, чем и хороши, но в остальном ведут себя почти как настоящие волки. Они лают или воют только для подачи сигнала, но мы ни разу не слыхали, чтобы они лаяли или рычали при атаке. Атакуют всегда молча.
   - Больше будет толку, если обыкновенными дворнягами затравить подлежащего выбраковке кошака, - посоветовал Кайсар, - Они же ещё и не умеют толком убивать, так что рвать его будут долго, и орать он будет не две секунды и не десять, а все двадцать как минимум, и орать так, что убедительнее просто некуда, - половина зала рассмеялась, - У матюгальника перед мембраной записывающего аппарата мордой его зафиксируй, чтобы только туда и мог орать, ну и спускай на него свору дворняг. Вот такую запись правильно поймут и самые сволочные из твоих кошаков. Особенно, если казнь с записью у них же на глазах и произвести, чтобы не только ассоциации были, но и конкретные воспоминания. В смысле, сначала воспитательные меры как последний шанс, ты же не садист какой-то там, а вот когда кошак не поймёт по-хорошему, тогда уже и репрессии к нему применишь.
   - Как ты это дело себе представляешь? - заинтересовался главный кошатник.
   - Да элементарно же. Насрал тебе, допустим, этот лохматый стервец в тапок, и терпение у тебя лопнуло. Значит, подготавливаешь в центре двора аппаратуру, все кошаки в клетках по периметру двора - чтобы наблюдали за процедурой в воспитательных целях. Ну и свора дворняг, естественно, наготове. Если обгавкают кошаков в клетках, будет ещё лучше. Как раз в правильный настрой их приведут. Ну, не всё сам, конечно, помощники у тебя на это есть. А вот после этого уже сам берёшь этого кошака за шкирку, берёшь свой сраный тапок и выносишь во двор на всеобщее обозрение. Деревянной щепкой цепляешь говно из тапка и предлагаешь ему съесть его добровольно, - весь зал грохнул от хохота, - Причём, если съест, то ты его помилуешь. Но это - вряд ли, сам понимаешь. Тогда берёшь его за шею, сжимаешь и фехтовальным выпадом впечатываешь мордой в колонну. Второй раз предлагаешь ему съесть своё говно по-хорошему. Скорее всего, не поймёт и упустит свой последний шанс на помилование. Впечатываешь мордой в колонну три раза подряд и теперь уже не предлагаешь, а принудительно запихиваешь ему его говно в глотку, и тогда уже фиксируешь его башку перед матюгальником и даёшь команду на спуск собак. Те его рвут, он орёт как ненормальный, остальные кошаки наблюдают это дело и мотают на ус, а аппарвтура записывает его предсмертный ор для последующих воспроизведений в целях воспитания остальных, если они хреново усваивают хорошие манеры.
   По мере размножения тартесских кошаков их дефицитность снижается, зато во весь рост встаёт проблема выведения городской породы, умеющей правильно вести себя в условиях города и знающей своё место. Это поручено воякам, у которых хрен забалуешь.

    []
   В средиземноморском климате зимы не настолько суровые, чтобы их не могли выдержать потомки местного лесного дикаря. Поэтому место деревенского кошака - не в доме, а во дворе круглый год, и какая хозяйской семье разница, где он там насрёт? Там и птица домашняя уж всяко поболе его гадит, а к кошаку главное требование - не трогать домашнюю живность, но исправно ловить грызунов. И тоже, кстати, не все они отличать их научиться в состоянии, так что некоторых совсем уж необучаемых крестьянам убивать на хрен приходится. Но в остальном естественное кошачье поведение для крестьянина в деревне вполне приемлемо. Своя собака во дворе его не загрызёт, потому как для неё он член своей дворовой стаи, а чужие собаки в её двор и сами не сунутся, потому как никто не отменял территориального инстинкта. Это на общей улице у них стайная иерархия, а в своём дворе - чей двор, тот на нём и главный. Ну, у кошака могут быть свои иллюзии, но пары уроков обычно хватает. Зато, когда не наглеет сам, своей собаки может не бояться, а наоборот, рассчитывать на её защиту. Деревенская идиллия, короче, да и только.
   Но в городе - другая жизнь, и от городского кошака требуются другие замашки. Кто в городской квартире потерпит его привычку срать, где ни попадя, да стачивать когти, обо что вздумается? И кого устроит его привычка выбирать себе место для лёжки на той же хозяйской кровати, например? Кошак ведь среднестатистический на полном серьёзе себя главным в квартире мнит, а хозяйское семейство - своей обслугой, и если что не по его вкусу, так выступить не по делу для него в порядке вещей, а схлопотав за это, насрать в отместку в хозяйский тапок или поцарапать мебель - это же естественная по его мнению реакция. В том нашем современном мире селекционеры долго бились с этими кошачьими инстинктами, выводя породы, способные приучаться к лотку и когтеточилке, указанным хозяевами. Эгоцентризм же кошачий преодолеть, дабы место своё знал, полностью так и не удалось. Снизили стервозность, и на том спасибо. Как выводили эти породы, и какие трудности при этом преодолевали, хрен их знает, я в этом ни в зуб нога, но кошатники, у кого породистый, считали, что разница с дворовыми - небо и земля. Ну, им виднее, надо полагать. У нас же времени нет с необучаемыми кошаками церемониться, как нет и тех современных селекционеров, ну так зато нет на нас ни "Гринписа", ни тех современных кошатников с кошатницами, по мнению которых так не делается. Это у них не делается, а у нас, надо будет - и не так ещё сделается. Искусственный отбор - он, как и естественный, чудеса творить способен, если не миндальничать, а выполнять поставленную задачу.
   А методы - ну, по эпохе и методы. Не слюняво-сопливая современная эпоха на дворе, а суровая античная, в которую и с людьми не миндальничают, при необходимости множа на ноль целые народы и хвастаясь этим как величайшим благодеянием для своего. Куда там до тех античных деятелей Алоизычу, который подобных мероприятий уже не афишировал напоказ, потому как ближе к середине двадцатого века это считалось уже не комильфо катастрофически. Да и в девятнадцатом афишировать уже стеснялись. В этом же античном мире город разрушить, истребив тех его жителей, которых в рабство увести побрезговали - обычное дело, и уничтожение Карфагена в известном нам реале - случай ещё далеко не самый типичный, потому как карфагенянам всё-таки предлагался вариант избежать порабощения и истребления. Многим другим таких вариантов не предлагалось. Майнака, Тартесс, Вейи - это только те случаи, которые вспоминаются сходу, а сколько ещё менее известных? Живя с волками - изволь и сам соответствовать окружению.
   А не миндальничая с людьми, тем более никто не миндальничает с животными. Специализированные породы домашней живности, прекрасно известные в античном мире и далеко ушедшие от результатов простой народной селекции - нагляднейший показатель тех драконовских мер, которыми они выводились. Собаки, лошади, ишаки, коровы, овцы с козами и свиньи - все прошли через жесточайшую селекцию с беспощадной отбраковкой не соответствующих хозяйским запросам. Хочешь жить сам и продолжиться в потомстве - потрудись соответствовать. Кошак же, реально не одомашненный по причине полного отсутствия у него инстинкта групповой иерархии, а только прирученный, такой жёсткой селекции в античном мире избежал. В деревне, как я уже сказал, он вписывается почти как есть, если только домашнюю живность от бесхозной отличить в состоянии, а в особняках и дворцах у больших и уважаемых главнюков за ним есть кому и следить, и прибирать. У гребиптян, для которых он священен, ему вообще лафа, особенно в храмах Баст, где его и холят, и лелеют, и от всех жизненных невзгод оберегают. Но по причине священности его вывоз из Гребипта ограничен, а по причине жадности фиников, не изменившейся и после их эллинизации, ограничен и его вывоз из Передней Азии. В результате в греко-римском мире ближневосточный кошак - предмет роскоши, с которым носятся почти как в храмах Баст, и этим затруднено его внедрение в массы при размножении. Долго ли проживёт на улице античного города кошак, у которого полностью отсутствует собакобоязнь? Ровно до первой же встречи с первой же стаей городских дворняг.

   Схожие проблемы и с тартесским кошаком. Будучи веками привилегией знати, он тоже опекался, обслуживался и оберегался почти как тот гребипетский. И никто его на хорошие манеры селекции не подвергал, потому как страдала от его кошачьих закидонов прислуга, которой это и положено по статусу. Вот какого кошака унаследовали от старого социума, с тем и приходится работать, потому как другого нет. Другого - только начали выводить вот из этого исходного стервеца. Количество наращиваем отловом диких и их предварительным отбором на уживаемость с человеком, собакобоязнь им прививаем, но в остальном драконоская селекция у них ещё впереди. И если граммофон способен помочь в воспитании кошачьего молодняка и минимизации числа жертв отбора, то и для кошачьей службы экземпляр техники явно напрашивается.

    []
   - Так это же, досточтимый, и на войне можно противника пугать такой записью, если матюгальник у граммофона будет достаточно мощный? - предположил ещё один из слушателей, - Я помню, как орал один кошак, которого рвали собаки - если хорошенько усилить этот звук, действовать на нервы будет неслабо, особенно с непривычки.
   - На нервы, конечно, будет действовать, но у вояк вообще-то нервы крепкие у любых, а значит, и у противника тоже, - хмыкнул я, - А память предков тут не сработает, поскольку нет близкого родства. Я даже как-то не уверен, что и визг разрываемой стаей собак обезьяны вызовет у людей инстинктивный страх. Хотя, можно было бы попробовать с записью рычания леопарда, который был основным охотником на наших предков. А на лошадей конницы лучше всего должен, по идее, действовать львиный рык. Африканский лев охотится в основном на зебр, а наш европейский - на тарпанов. Вот только и своя же конница будет пугаться не меньше. Страх ведь у лошадей перед львами инстинктивный, и вряд ли его удастся преодолеть тренировочным прокручиванием записи. Скорее, только зря зашугаем лошадей до полной невменяемости, - слушатели рассмеялись.

   - А слонов можно чем-то таким напугать? - поинтересовался другой слушатель.
   - Львиные прайды в принципе нападают от отчаянной голодухи на носорогов и молодых слонов, но в основном небольших лесных. На матёрого степного или индийского львы едва ли решатся напасть. Поэтому мавританских слонопотамов, небольших и слабой выучки, усиленная матюгальником запись львиного рыка, возможно, и вгонит в тоску, но индийских - вряд ли. Особенно на юге и востоке Индии, где львы не водятся.
   - Голос какого-нибудь из вымерших хищников смоделировать не удастся?
   - На слонов могли охотиться только самые крупные виды гиенодонов, но они все вымерли ещё в миоцене, и даже небольшой поздний индийский вид, на слонов точно не претендовавший, не пережил его конца. Где же мы возьмём его близкую родню через полтора, а то и все два десятка миллионов лет после его вымирания?
   - А пятнистая гиена не сгодится?
   - Нет, она гиенодонам не родственна. Самый крупный вид гиен был величиной со льва, но это не та пещерная гиена, которая ближайшая родня африканской пятнистой, да и размер не тот, чтобы всерьёз напугать хоботных. Не по зубам они гиенам, если мы с вами рассматриваем взрослых слонов, которые только и могут использоваться на войне.
   - В общем, только настоящего большого гиенодона за дырой ловить и там его рычание на диск записывать! - схохмила одна из баб, и половина зала рассмеялась.
   - Тогда уж сразу динозавра какого-нибудь, который охотился на предков всех нынешних млекопитающих, - рационализировал её идею один из мужиков, - Чтобы пугал и людей, и лошадей, и слонопотамов.
   - Откровенно говоря, ребята и девчата, я сильно сомневаюсь, что от этого будет толк, - возразил я, - В том нашем мире с его хорошо развитой органической химией у нас был широко распространён так называемый пенопласт - вспененный воздухом или газом полимер, очень лёгкий по сравнению с таким же сплошным. Так вот, его скрип по стеклу крайне неприятен для людей, а лабораторных крыс этот звук пугал. Возникла версия, что очень похожие звуки могли издавать те хищники, которые охотились на наших с крысами общих предков, а таковые были только во времена динозавров.
   - Да, почтенный Сергей рассказывал нам, что когда в вашем мире воссоздали крик такого динозавра, то крысы обгаживались, а некоторые вообще дохли с перепугу, - вспомнил ещё один слушатель.
   - Но наверное ведь, почтенный Сергей имел в виду не грубую имитацию вроде пенопласта по стеклу, а более точно реконструированный голос динозавра?
   - Да, речь была об очень тщательном воссоздании звука, досточтимый.
   - То-то и оно, ребята и девчата, что тут важны все тонкости. Например, когда я в том ещё мире попросил одного знакомого кошатника проверить реакцию его кошака на скрип пенопласта по стеклу, то кошак хоть и насторожился, как и на любой непривычный звук, но не испугался его, хотя крысы пугаются. Наверное, имеет значение и размер. Если общий предок был размером с крысу, то крысы и унаследовали его страх в полной мере и пугаются даже грубой имитации, а кошак уже в более крупном типоразмере, и его страх значительно ослаблен. Нас этот звук тем более не пугает, хотя и неприятен. Наверное, на пюргатория, который наш предок, охотился динозавр с похожим голосом. Но мы крупнее пюргатория, и нас этим уже не напугать.
   - А если тираннозавра записать?
   - Его рёв тоже был тщательно смоделирован, но бессознательного страха у нас его прослушивание не вызывает. Пюргаторий был величиной с белку и для тираннозавра гастрономического интереса уж точно не представлял. Дромеозавриды и троодонтиды - другое дело. Особенно микрорапториды, ловко лазавшие и по деревьям.
   - Они, вроде бы, ещё и летали?
   - Не так хорошо, как птицы или птерозавры. Могли ли взлетать с земли, вопрос спорный, но планировали с деревьев и перепархивали с дерева на дерево очень хорошо. И поскольку тоже ветвь дромеозаврид, звуки должны были похожие на них издавать.
    []
   - Тогда, наверное, у микрорапторид звук даже более универсальный, - прикинул Волний, - Могли ведь, получается, одинаково и на древесных млекопитающих охотиться, которые предки приматов, и на наземных, которые предки остальных.
   - В принципе - да, очень похоже на то, - согласился я, - Но проблема в том, что микрорапториды проиграли конкуренцию птицам ещё до вымирания всей динозавровой мегафауны. Достоверные китайские находки датируются ранним мелом. Вроде бы, было спорное упоминание о позднемеловой находке в Канаде, но и ей не приписывался самый конец мела, а приписывался самое позднее кампанский ярус, да и достоверность находки под вопросом из-за малой респектабельности источника. Короче, ребята и девчата, даже в маастрихте микрорапториды уже крайне маловероятны, так что хоть они и невелики по размеру, шансов найти живых и трезвых, каким-то чудом не попавшихся никому раньше, практически нет, и взять нам их абсолютно негде. А сами реконструировать их голосовой аппарат, чтобы синтезировать их звуки искусственно, мы не сможем. Не тот у нас с вами уровень научно-технического развития. Идея - интересная и соблазнительная, но к очень большому сожалению реально для нас с вами неосуществимая.
   - Да это-то понятно, досточтимый, - заметила та же слушательница, которая за настоящим гиенодоном в дыру прогуляться предлагала, - Но всё равно же потомкам дыры в прошлое искать придётся, и лучше бы ещё нам заранее их найти. Ты-то нас пугаешь по мелочи в основном - камешки там небольшие со сдвигами полюсов, да оледенения вроде тех плейстоценовых, - зал рассмеялся, - А почтенный Сергей не мелочится и если пугает, так всерьёз пугает. То траппами, которые хоть и не всех, но кого-то ведь точно поджарят, то потопом всеобщим, от которого мало кто найдёт, куда бы повыше забраться, то вообще потерей шариком магнитного поля и невозможностью дальнейшей жизни на нём. И если я ничего не перепутала, то в космосе подходящую планету найти шансов мало, а если даже найдётся, то всех на неё вряд ли с нашего шарика эвакуируешь. И тогда что кроме тех дыр в прошлые эпохи нашим потомкам остаётся?
   - Ну, это всё не настолько скоро и не настолько резко, чтобы паниковать. Хотя с траппами - да, есть очень небольшая вероятность, что совпадут с ближайшим камешком и новым оледенением. Но это только в самом худшем случае, если совсем уж потомкам не повезёт, и до этого у них уж всяко не меньше двадцати двух столетий. Почтенный Сергей, я надеюсь, объяснил вам, от чего это зависит, чем будет обусловлено и какие будет иметь масштабы даже при самом плохом варианте?
   - Объяснял, досточтимый. То, что Испанию и наши колонии непосредственно вряд ли затронет, мы поняли, но всё равно ведь приятного-то мало.
   - Ну так а кто вам обещал, что будет легко? - слушатели рассмеялись, - Мы вас для того и учим, чтобы вы учили потомков и подготовили их к любым передрягам. Кстати говоря, как раз именно в этом самом худшем трапповом сценарии нашим с вами потомкам не будет грозить грандиозное суперцунами от камешка, поскольку он рухнет на сушу, а не булькнется в море. Как говорится, нет худа без добра, - зал снова рассмеялся, - Ну а что до потопа - до него и времени на порядки больше, и происходить он будет постепеннее. Ни за годы, ни за столетия, ни за тысячелетия такая прорва воды в океанах не прибавится. Да и вообще, на километр уровень океана не поднимется, поскольку на это нашему шарику не хватит оставшегося в его недрах водорода, так что и масштабы потопа не так страшны.
   - А на сотни метров?
   - На сотни метров - возможно. Но что такое сотни метров? Второго Платона у греков нет, так что на вот эту нашу с вами Атлантиду богов натравить у них некому, а без гнева богов даже её эти сотни метров полностью не затопят, - половина зала рассмеялась, - Подъём уровня океана до трёхсот метров по сравнению с нынешним в истории шарика уже был - в юрском и меловом периодах мезозоя, то бишь во времена расцвета той самой динозавровой мегафауны. Никогда - ни до того, ни после того - уровень океана не был так высок, как тогда, но и для гигантских наземных динозавров суши оставалось достаточно. Хотя не везде, конечно. Европа, например, была в основном затоплена и представляла из себя, если не считать Скандинавии с северной частью Русской равнины, архипелаг более или менее крупных островов. Для динозавров некоторых особо крупных видов это было очень нехорошо и приводило к островной карликовости. Европейские зауроподы обычно бывали мельче своих материковых сородичей и иногда на не очень больших островах эта разница бывала в разы по линейным размерам и на порядок по весу. А изоляция на этих островах приводила если и не к вырождению от инбридинга, то к эволюционному застою. Приспособившись к условиям своего острова, фауна на нём больше не развивалась, а это что значит? Правильно, как только установится первый же сухопутный мост с материком, более продвинутая и привычная к конкуренции фауна оттуда быстро вытеснит островную.
   - Но нашим-то потомкам это не грозит, досточтимый?
   - Нет, конечно. И размеры у человека не той динозавровой мегафауны, и море для него не преграда, если только он не совсем уж примитивный дикарь. Греки с островов того же Эгейского моря разве уступают в чём-то своим соплеменникам с материка? Ну, у них меньше ресурсов, конечно, но тот же Родос, например, сильно ли от этого страдает? И в морской торговле он местный гегемон, и в военно-морском могуществе. А европейские острова времён юры и мела были в основном значительно крупнее нынешних эгейских, а некоторые покрупнее нашей испанской метрополии, и если бы в то время существовали люди с цивилизацией хотя бы античного уровня, их жизнь на этих островах была бы тоже вполне сносной. Ну, с поправками на силу тяжести и продолжительность суток, конечно.
    []
   - Острова даже легче зачистить от опасных крупных хищников, - заметил Мато.
   - Тоже верно. Их там и многократно меньше по количеству, и сами они мельче и примитивнее материковых. Но тут, ребята и девчата, надо понимать и то, что развитая цивилизация и могущество имеет по своему уровню развития. Уровень нашей метрополии вынужденно античный, но наш с вами здешний - уже гораздо выше. На том же западном североамериканском материке тех же тираннозавров рэксов в одно и то же время никогда не обитало больше двух тысяч. А что такое две тысячи голов на весь материк? И сколько выстрелов из слонобоя нужно на одного тираннозавра рэкса? Нашего нынешнего уровня уже достаточно, а я всё-же надеюсь, что наши с вами дальние потомки превзойдут его на много порядков. Да и откуда в далёком будущем взяться мегафауне вроде динозавровой? Разве только если потомки из дыр между реальностями понатащат? - зал рассмеялся.
   - Значит, досточтимый, где-то до того же уровня, как и при динозаврах, может подняться уровень океана? - подытожил тот слушатель, который предлагал записывать на грампластинки голоса динозавров, - И многие острова будут больше нашей метрополии? Тогда оно, конечно, не так страшно.
   - Это максимум возможного, и наступит он только через миллионы лет. Очень неспешно к этому дело будет идти, и скорее всего, заделы для адаптации к этому у наших с вами потомков давно уже будут и намечены, и хорошо отработаны. Островной характер нашей нынешней колониальной экспансии уже теперь стимулирует нас развиваться в эту сторону. И кстати, не только ради пищевых рескрсов океана. Почтенный Сергей говорил вам о так называемых "чёрных курильщиках" вдоль разломов океанской коры?
   - Рассказывал, досточтимый, - подтвердил один из слушателей, - Там, он сказал, металлов немеряно, месторождения на суше просто отдыхают.
   - Да, морской ил вокруг них чрезвычайно богат металлами. На уровне довольно богатых материковых руд. А железо-марганцевые конкреции - на уровне богатейших. Ну, всё это богатство нашим потомкам не хапнуть, потому как в основном оно на океанских глубинах, которые и для них будут труднодоступны. Но есть такие места, где океанские разломы подходят к суше и продолжаются на ней, и вот там обогащённый металлами ил может встретиться и на небольшой глубине. И те народы которые первыми приступят к освоению океана и его ресурсов, будут иметь все шансы захапать эти богатейшие морские источники столь нужных для развития цивилизации металлов.
   - И их значение особенно возрастёт, когда поднявшийся океан затопит многие месторождения на материках?
   - Безусловно. Но для наших с вами потомков предстоящий в далёком будущем потоп окажется не так страшен, как тот мезозойский. С тех времён успели пройти десятки миллионов лет, и благодаря медленным колебаниям суши изменились высоты многих её частей. Даже по самым пессимистическим прикидкам в Испании затопит только самые её низменные части долин, а основная часть полуострова всё равно останется сушей, хоть и станет очень большим островом. Не затопит океан ни североамериканские Аппалачи, ни Кордильеры, до которых наши с вами потомки доберутся уж всяко первыми. Если ещё и по уровню развития сохранят и нарастят наметившийся отрыв от прочих народов, будут наслаждаться наилучшей обеспеченностью ресурсами.
   - Но ведь всё равно же, досточтимый, жизненное пространство уменьшится?
   - Конечно, уменьшится. И вот тут очень многое будет зависеть от численности населения шарика. Возьмём, например, Китай. В том нашем мире его население выросло свыше миллиарда человек, а по некоторым оценкам перехлестнуло и за полтора. Ну так и куда их столько, спрашивается? Сейчас, как вы знаете, там после падения династии Цинь и распада её империи, новая династия Хань объединяет страну заново, но пока до полного успеха в этом деле ей ещё далеко. При Цинь население Китая не превышало тридцать пять миллионов, а после её падения упало примерно до пятнадцати. Тут и войны с грабежами и бесчинствами солдатни противоборствующих царств, тут и голод от военного разорения с эпидемиями, поскольку иммунитет у голодающих ослаблен, тут и неурожаи из-за упадка централизованной ирригации, тут и катастрофические наводнения из-за размыва дамб по берегам Хуанхэ, за исправностью которых в этом бардаке некому следить. Порядок при новой имперской династии приведёт к росту населения, и на пике могущества Хань оно размножится примерно до шестидесяти миллионов, после краха Старшей Хань в начале эры Распятого снова съёжится примерно до пятнадцати, при Младшей Хань оно вымахает опять до шестидесяти, а после её падения снова упадёт до пятнадцати. По мере широкого внедрения железа и орудий труда из него будет идти его медленный рост, но барьер в сто миллионов оно преодолеет только во втором тысячелетии эры Распятого, освоив наконец полностью и заселив земли на юге страны, а взрвывной рост населения Китая будет связан с внедрением уже европейских передовых агротехнологий, медицины и промышленности. Точнее, был в том нашем мире. Будет ли здесь, в мире наших с вами потомков, зависит от того, на какую политику вы их настропалите.
   - Меньше народа - больше кислорода?
   - Именно, ребята и девчата. При всём развитии наших с вами потомков, зачем им такая прорва чужаков, занимающих место и переводящих ресурсы шарика?
    []
   - А насколько Китай размножится, если ему не сливать передовых технологий?
   - В том нашем мире к концу семнадцатого века население Китая размножилось до ста семидесяти миллионов, затем в очередную смуту просело ниже ста и только ближе к середине девятнадцатого века превысило четыреста и продолжило взрывной рост. Это уже явное влияние технологий с Запада, а без него я бы оценил предел для Китая в двести, максимум - двести пятьдесят миллионов. Столько же примерно предел для Индии и сто пятьдесят, максимум двести для Чёрной Африки. Для сравнения, в том нашем мире Индия разбухла до миллиарда, а Африка немногим не дотянула до полутора.
   - На головах они, что ли, друг у друга стояли? - выразил общее мнение Артар.
   - Дело шло к этому. И у себя из-за этого нормально не жили, и остальному миру проблемы создавали тем, что лезли без мыла во все щели. Так одно дело очень немногие и тщательно отобранные чужаки, которые вливаются в наш народ, ассимилируются в нём и обогащают его генофонд своей добротной породой, и совсем другое - прорва ущербной шантрапы, считающей на полном серьёзе, что они тоже типа люди и имеют полное право жить по-человечески, а значит - там, где такая жизнь налажена. Право-то может и имеют, но при чём тут наши страны? Если сумеют - пусть налаживают сами у себя и заслуженно наслаждаются жизнью по-человечески, - слушатели рассмеялись, - Например, поменьше размножаясь и не плодя ущербных - тогда, глядишь, и благополучнее жить будут. Шарик же у нас металл-гидридный, а не резиновый. Затопит солидную часть суши, и где тогда такой прорве жить, а главное, с чего кормиться? А потом ещё и кончится водород земных недр, и пригодность шарика для жизни начнёт ухудшаться. И куда тогда податься такой прорве ущербных? Наших ведь самих, даже при всей нашей политике евгеники, будет к тому времени уж точно не одна сотня миллионов, и всем им нужно будет переселяться куда-то с гибнущего шарика. И те реальности далёкого прошлого, в которые можно будет попасть через открытые нашими исследователями дыры, нашим потомкам будут нужны самим. Зачем им там прорва ущербных чужаков? Так что, ребята и девчата, в интересах ли наших потомков развитие и демографический взрыв во всём мире, и чему вы собираетесь в этом контексте учить ваших детей и внуков - думайте сами, решайте сами...