25. Большие манёвры.

  
   - Я два лодка беру - плохой лодка, который не жалко, - пояснил мне лузитан на ломаном, но понятном турдетанском, - Дрова гружу, хворост гружу, жир баран топлёный поливаю, солома ещё гружу вот так, - он показал рукой высоту примерно по пояс, - Один лодка к другой лодка верёвка вяжу, верёвка вот такой, - он указал пальцем на кустарник в десяти шагах от нас, - Твой столбы ближе, я немного запас делаю. Поджигаю этот солома и вон оттуда пускаю этот два связанный лодка с огонь, - он указал на излучину реки выше по течению, - Твой мост весь горит, твой люди что сделают? Ты маленький крепость там поставь и на тот берег тоже, мой люди мне скажут, я буду подумать и передумать лодка с огонь пускать - место хороший нет, ты весь хороший место свой крепость занял. Я зачем свой люди рискую? Ты ещё дальше что-нибудь поставь плохой, который не жалко - я с мой люди ночью приду и подожгу. Твой мост целый, и завтра ходи через река хоть туда, хоть сюда. И тебе вред мало, и мой люди весь доволен.
   - Мы ближе к лесу сторожевую вышку поставим, - прикинул я, - Днём там наш человек наблюдать будет, чтобы вы не хулиганили, а вечером мы его оттуда заберём - всё равно в темноте ничего не видно. Ночью, когда пустая будет - хоть ломайте, хоть жгите.
   - Вышка - хорошо, - одобрил лузитан, - Когда поджигаю - огонь далеко видно будет. Ты только хороший не сделай, жалко будет, - и мы с ним рассмеялись, довольные достигнутым взаимопониманием.
   Договорившись с лузитанскими партизанами о зрелищной, но безвредной для нас диверсии против проклятых турдетанских оккупантов, я вернулся к строящемуся на притоке Тага мосту, о сохранности которого как раз и договаривались. Под оккупацией нашей бутафорской они тут лето как-нибудь перекантуются, время от времени устраивая такого же типа договорные диверсии, потом мы уйдём, откуда пришли, а мост останется, и зачем же его жечь, когда он им и самим пригодится? Захватят его героически во время нашего ухода - ага, на плечах у отступающих горе-завоевателей, ну и пускай пользуются на здоровье, а когда нам снова нагрянуть придётся - с нуля мост по новой строить уже не нужно, с этого захода остался. И им удобнее, и нам.
   - К обеду точно закончим, досточтимый, - доложил центурион сапёров.
   - Поднажми немного, им же ещё лагерь разбивать, - я имел в виду пять когорт Третьего Турдетанского, для перехода которых на тот берег как раз и строился этот мост.

    []
   В принципе-то брод недалеко, которым уже переправились легковооружённые вспомогательные войска авнгарда, но с легионерами движется и обоз, включая и тяжёлые телеги, которые лишний раз грузить и разгружать - и трата сил, и потеря темпа. А заодно ведь и задел на будущее - маршруты сил вторжения не просто так выбраны, а с дальним прицелом. Те тропы, по которым сейчас легионные когорты с обозом движутся - будущая трасса будущей дороги римского типа, а временные лагеря вдоль неё - будущие посёлки будущих турдетанских колонистов. Время для полной аннексии миликоновским царством низовий Тага придёт ещё нескоро, ещё не выросли те будущие завоеватели и поселенцы, а многие ещё и не родились, но планировка будущей инфраструктуры - уже ведётся. Это же не просто местность разведать, подробные топографические карты её составить и на них ту инфраструктуру распланировать, тут и саму местность подготавливать надо заранее - ага, во всех смыслах. В том числе и приучая местных к тому, что будущая аннексия есть историческая необходимость и объективная реальность, данная им в ощущениях. Сейчас - репетиция этого будущего спектакля, уже не первая и далеко не последняя, хотя и весьма серьёзная по масштабам, поскольку изображает заодно ещё и наше союзническое участие в большой военной кампании обоих римских наместников обеих испанских провинций. У каждого своя задача и своя зона ответственности, и мы занимаем свою, на которую имеем свои особые виды, на которые в очередной раз ненавязчиво намекаем нашему заморскому большому другу и союзнику на семи холмах. А местным лузитанам - так же ненавязчиво напоминаем, что при всём богатстве выбора иной альтернативы нет. Есть такие, которые предпочли бы сейчас увидеть на этом месте римлян вместо нас? Вот то-то же.
   Поэтому, собственно, и удаётся договориться с урря-патриотами местечковыми о том, чтобы взаимно с ума не сходить. В первый раз, что ли? Пора бы уж и привыкнуть к нашей периодической оккупации. Второй Тупдетанский на восток от лимеса выдвинулся к линии, которую наши посольства в Риме время от времени узаконить норовят в качестве демаркационной, а Третий Турдетанский - как обычно, здесь просим любить и жаловать. На север же надо будущую демаркационную линию продлить? Вот мы этим, собственно, и заняты, если кто не въехал. Нет, Ликут этого официально не подтвердит, он царь здесь как-никак, и ему по должности положено возмущаться наглым попранием лузитанского суверенитета, так что приказов сотрудничать с нами от него не ждите. А другие приказы от него поступали? Например, пакостить нам? Вот то-то же. Учитывайте и мотайте на ус, политика - дело непростое и неоднозначное, а царь ваш - человек неглупый, вот и пример с него берите. Раз он указаний никаких не даёт, то смотрите на него и делайте как он. Он на нас ворчит, и вы ворчите, это мы переживём, но ведь делом же он нам не пакостит? Ну так и вы тоже дураками не будьте. Потопчемся тут и сами уйдём, не переживайте, так что давайте-ка, как и в прошлые разы, обойдёмся как-нибудь без мёртвых героев. До сих пор же как-то обходились? Вот к этому и приучают не в меру горячую урря-патриотическую молодёжь понимающие своего царя правильно умные ликутовские ветераны. Если нельзя какое-то нежелательное явление пресечь, то его - правильно, надо возглавить. Хотят эти пацаны попартизанить - вот и организовать их на партизанщину - ага, договорную...
   Как я уже упоминал, это лето выдалось жарким во всех смыслах. От всей своей широкой души продолжают буянить кельтиберы, включая и не раз уже замирённых ранее карпетан, но теперь беспокойных соседей римской Ближней Испании поддерживают и их северные соседи, в том числе ареваки с их союзниками вакцеями, и это создаёт опасность присоединения к ним веттонов и лузитан. А это уже хронические мучители сопредельной с нами Дальней Испании. Поэтому пока Тиберий Семпроний Гракх воюет с кельтиберами непосредственно, его коллега Луций Постумий Альбин страхует его фланг, оттягивая на себя карпетан с восточными веттонами, мы же - во избежание проблем в будущем - берём на себя лузитан и западных веттонов. В известном нам реале, в котором нашего царства не было, карпетанами Гракх занимался, а зона действий Альбина проходила западнее, через Лузитанию, а оттуда уже зигзагом на вакцеев, земли которых вклиниваются с севера как раз на стыке земель веттонов и ареваков, на которых Гракх должен по их совместному с Альбином плану нагрянуть. Но нам-то здесь нахрена сдались подобные римские зигзаги? Идёшь на вакцеев? Ну так на них и иди, никуда не сворачивая. Это практически на север, солнце в полдень за спиной, а тень строго по курсу, если и ошибёшься, то не сильно, там уже веттоны подскажут, где тех вакцеев искать, и куда они ткнут пальцем, туда и топай со своим Пятым Дальнеиспанским, это немного на северо-восток будет, тень в полдень левее курса. А в Лузитании нехрен тебе делать и прецеденты нежелательные для нас создавать, с ней мы и сами разберёмся. На лавры миротворцев не претендуем, Гракхов мир - пусть и будет Гракхов, нам главное, чтобы с лузитанами и западными веттонами он по факту наш был, а не гракхов и не альбинов, потому как для того и оторвали недвижимость от стула. Кто первым встал, того и тапки. Те, что восточнее нашей зоны интересов - да хрен с вами, меж собой делите, как вам с Гракхом заблагорассудится, но эти - нам приглянулись. Вам сильно надо ещё и с лузитанами до кучи дело иметь? Вот и правильно, нам их оставляйте, партизан этих хронических, мы тут с ними как-нибудь уж сами.

    []
   Через сам Таг приходится довольствоваться паромной переправой. В низовьях река судоходна как минимум до того места, где с запада на юго-запад русло сворачивает, и если ниже его мост строить, судоходству не мешающий, то он монструозный по нашим меркам выходит. Сейчас нам такого не осилить, да и смысла нет, пока страна ещё не наша. Проще паромы наладить в дополнение к имеющимся - и опять же, не где попало, а у тех переправ, где будущие дороги намечены. Станут пути пооживлённее, так лузитаны и сами проследят, чтобы никто трассу не застраивал, ну и порядок на ней поддерживать начнут. Пользу от оживлённых торговых путей прекрасно понимают и дикари.
   - Ясно! Вы там можете немного поднажать - мы тут как раз последние пролёты уже ставим! - ответил Волний в колонку радиотелефона, - Сам-то как? Ага, скучно ему! А в багаже взять чего-нибудь почитать жопу от телеги оторвать тяжко? Млять, Кайсар, мне бы на твоём месте поскучать немного! Тут с мостом этим геморроя выше крыши, да и под лагерь место. Хвала богам, с партизанами отец договорился, сильно не напрягут. Речушки эти видел? Млять, зло берёт! Ага, именно поэтому! Как честный буржуин, глядеть на это безобразие спокойно не могу! Алариха тут, млять, на нашего большого друга и союзничка нет! Ладно, дотопаете - за обедом поговорим. Конец связи!
   - Чем тебе речушки-то не угодили? - спрашиваю его.
   - Да обидно же, папа! Столько энергии зря пропадает! Представляешь, сколько водяных колёс тут можно было бы поставить? Мы пока сюда добирались, я уже для трёх отличных мануфактур места присмотрел, вот тут - четвёртая уже напрашивается. И место хорошее, и путь по реке прямо в Таг, а по нему - в Олисипо. И подвоз припасов с сырьём, и вывоз продукции идеальные. И на всё это - только облизываемся!
   - Облизывается он! - проворчал я, - А ты представь себе, как я облизываюсь, и какое зло меня берёт от того, что за двадцать с лишним лет вложенные деньги окупиться едва успеют! Сам же понимаешь, что раньше нам здесь не развернуться как следует.
   - Ты уже вложился, что ли?
   - Договорился. Для чего я, по-твоему, к тутошнему вождю вчера ездил? Ты на моём месте оставил бы шикарную территорию под будущее предприятие бесхозной? Ну, в рассрочку, конечно, так что не разорит это нас.
   - Представляю! - ухмыльнулся мой наследник, которому не нужно объяснять, что озвучивается худший вариант, на который можно рассчитывать твёрдо, а если лучше дело обернётся, так нас это уж точно не огорчит, - А как насчёт тех мест по дороге?
   - На обратном пути договоримся и насчёт них. Как раз слух об этой сделке до тех общин дойдёт, и им тоже свои порожистые и неудобные речушки за хорошие для них деньги продать захочется.
   - Раза в три дешевле, чем это?
   - Нет, за все три - раза в полтора. Не у одного только тебя будут ещё и младшие сыновья, - и мы с ним рассмеялись, - Но обиднее всего, что и когда мы тут развернёмся - всё равно только полуфабрикаты делать придётся. Что ты там насчёт Алариха шаманил? - мы снова рассмеялись, - Чтоб им Везувий с Этной вместе покоя не давали, чтоб их трясло через день, чтоб у них гракховщины со спартаковщинами каждое поколение случались! - пожелал я средиземноморскому гегемону, глазастость которого осложняет нам жизнь.
   - Ну, хотя бы уж полуфабрикатов хороших для Атлантиды прибавится.
   - Ага, с дурной овцы - хоть шерсти клок.
   Сапёры уже укладывали настил на последний пролёт моста, когда показалась на тропе высланная вперёд кавалерийская турма, командир которой сообщил о подходе уже и основных сил. За ними показалась и остальная конная ала, а после неё - голова колонны пехоты. Когорта лучников, за ней - когорта тяжеловооружённых легионеров. Принятый у нас походный порядок предусматривает чередование тяжёлой пехоты со вспомогательной лёгкой. Обоз, скорее всего, следует в середине колонны. Естественно, так оно и оказалось. Мост как раз закончили, конница проехала по нему на тот берег, разбившись на турмы, а пехотные когорты ещё на подходе растягивали интервалы, разделялись на центурии и по команде центурионов переходили на шаг не в ногу, которым и проходили мост. Лучники, легионеры, пращники, снова легионеры, снова пращники, командир колонны со штабом и охраной - Волний помахал рукой Кайсару на телеге связи, и тот помахал ему в ответ - и снова тяжёлая пехота, за ней обоз. Замыкающая колонну кавалерийская ала вступила на мост, когда на том берегу уже кипела работа по разбивке и обустройству лагеря. Перешли на тот берег и мы.
   - Так что ты там про Олисипо вчера рассказать мне пытался? - спросил Волний за обедом Кайсара, - Связь такая была, что я и четверти не разобрал.
   - Это не слыхать надо было! - отозвался тот, - Это надо было видеть! Сапроний же с легионом в устье реки паромами переправлялся, а нас бастулоны высадили западнее, на берег бухты. Лёгкая лузитанская когорта десантировалась прямо у самого города, а они же с виду - бандиты бандитами, хрен скажешь по ним, что наши. Финики и так-то видят дикарей каких-то нездешних вместо наших турдетан, да ещё и с ладей высадившихся...
   - Приняли за пиратский набег! - въехал мой наследник.
   - Именно! - и они оба расхохотались, - Так это ещё ладно! Мато наш просёк это дело и хохму отчебучил. Как раз его центурия в боковом охранении со стороны города, а центурион же знакомый, из общины Ротунда.
   - В которой и наш Грат?
   - Она самая, так они с ним ещё и хорошие приятели. В общем, для прикола они провели центурию вообще по предместью - Мато свои полцентурии по внешнему краю, а центурион свою половину - вообще вдоль самой городской стены. Представляешь, какой там был переполох! Никто, конечно, не хулиганил, просто пробежались трусцой, но ведь финики-то перебздели до усрачки! - они снова рассмеялись, а судя по гоготу легионеров, им рассказывалось то же самое.
    []
   - Но самый прикол вышел ближе к выходу. Царёныш же наш - тоже приколист ещё тот. Опционит же в кавалерии, а его алу тоже ближе к городу выдвинули, он со своей турмой как раз впереди, увидел эту хохму наших лузитан, ну и сам с другого конца налёт на предместье изобразил. Бабы там визг подняли, от него к воротам бегут, а там уже наши лузитаны, и от них такие же перешуганные кошёлки бегут навстречу этим, да и ворота же заперли с перепугу, на стене суетятся - в осаду сели, короче, - тут уж я и сам не выдержал и расхохотался вместе с ними, - Оставшиеся снаружи кто сдаётся, кто из предместья уже бежит, там полуцентурии Мато попадаются и тоже сдаются, но часть-то проскочила мимо них, выбегают, им навстречу когорта тяжёлой пехоты, они к ней - спасите, типа, скорее от бандитов, а их из строя тоже по-лузитански окликают! - мы снова легли лежмя со смеху.
   - Первая Лузитанская? - спросил я, отсмеявшись.
   - Вторая, - уточнил Кайсар, - Первая при самом Сапронии вместе с легионными, а Вторая десантировалась с нами вслед за этими хохмачами, мы как раз следом за ней, так что я эту картину собственными глазами наблюдал. Вот смеху-то было, когда наконец все разобрались! Мато с его центурионом и царёныша Сапроний, конечно, отчехвостил потом за такие шутки, но тогда и сам смеялся вместе со всеми...
   Две линейных лузитанских когорты ни в один из наших легионов не входят, а считаются официально отдельными и вспомогательными, но обе ничем не отличаются от легионных и укомплектованы лузитанскими бойцами, успевшими послужить легионерами в прошлые призывы. Легионов у нас как было три, так три и остаётся, но как у римлян к легионам добавляются вспомогательные войска союзников, включая и когорты латинян, вооружённых и обученных аналогично легионерам, хоть сейчас объединяй их центурии в манипулы и своди в отдельные латинские легионы, так и у нас такого же легионного типа отдельные когорты имеются, которые мы в легион не сводим, дабы гусей римских зря не дразнить. Но контингент накапливается, и хотя никто официально не говорит, что вот эти две линейных лузитанских когорты - заготовка будущего Первого Лузитанского легиона, и разговоры такие пресекаются сходу, умному ведь и самого факта достаточно. И путь в них тоже понятен - послужи сперва в турдетанских подразделениях трёх уже имеющихся турдетанских легионов, и как наберётся вас таких достаточно на очередную лузитанскую когорту - будут хорошие шансы в очередной призыв попасть в неё. Наберётся десять - ну, официально-то легиона не будет, но ведь из кулуарных-то разговоров всем давно всё и так понятно. Четвёртого Турдетанского тоже нет, хотя отдельных когорт уже больше десяти - в прошлом году дюжина уже развёртывалась. Будет приказ - будет и легион. Что значит, от кого? От кого надо, от того и будет, когда понадобится, и аттставить тут разговорчики несанкционированные в строю. Вам шашечки или ехать?
   - Потом, когда финики в городе успокоились, и в лузитанских деревнях вокруг него суматоха улеглась, Ликут и его окрестные вожди с Сапронием встретились. О чём у них переговоры были, нам никто не доложил, но понятно, что весь этот официоз - просто спектакль. Даже большинству лузитанской деревенщины понятно, что никакого приказа о созыве ополчения для сопротивления оккупантам не будет, так что пошумели немного их крикуны, да и умолкли, а паромную переправу расширять и лагерь строить ещё и людей в помощь местный вождь прислал. К вечеру подошли ещё три вспомогательные когорты, а нам объявили, что утром Сапроний с половиной легиона выдвигается на север, а другая половина, наша - переправляется обратно, движется сюда и ждёт дальнейших приказов. И так уже понятно, что по эту сторону Тага будем выдвигаться, но когда, не говорят.
   - Как только, так сразу, - заверил я его, - К лимесу должны подойти собранные подкрепления и сменить войска на нём, а они уже - выдвинуться сюда. Половина займёт лагерь, вторая усилит ваш полулегион. А к востоку отсюда должен выдвинуться Рузир с половиной Второго Турдетанского, который движется на север по нашей оккупационной полосе на востоке параллельно с римским Пятым Дальнеиспанским. Вот как мы дождёмся его, так тогда все вместе и двинемся дальше.
   - Сплошным фронтом?
   - Ну, не сплошным - где столько войск на сплошной набрать? Согласованным, скажем так. Веттоны не смогут помочь ни кельтиберам, ни лузитанам - их самих теснят Альбин и Рузир. Лузитаны не смогут помочь веттонам - их самих будет теснить Сапроний вдоль побережья, а мы - здесь, между ним и Рузиром. Хоть сплошного фронта нет, но есть связь и взаимодействие, а противник хоть и тоже соприкасается, но разобщён - кто пойдёт защищать чужие земли, когда свои в опасности? И с севера же непонятно, чего ожидать - то ли на помощь придут, то ли сами в спину ударят. По этой причине, например, ареваки с вакцеями не могут послать всех своих войск на помощь южным кельтиберам и веттонам - у самих за спиной астуры с кантабрами, которым тоже палец в рот не клади, а у северных лузитан тоже своя проблема - галлеки, на которых оглядываться приходится...
   А после обеда к нам с легатом Второго Турдетанского заявился Ликут - ага, тот самый и собственной персоной. Пять местных вождей в качестве протокольной свиты и два дружинника-телохранителя в кольчугах и шлемах моей оружейной мануфактуры - не при параде, но и не совсем уж частный визит, а эдакий полуофициальный. Ну, оно как раз и к лучшему - не будет дурацких лицемерных речей "о чём положено", на которые жалко тратить время, а будет говориться дело, ради которого тутошний монарх к нам и прибыл. На это же и визит именно к нам намекает - не к Сапронию как к главноеомандующему и не к Рузиру как к наследнику Миликона, а к легату и ко мне. Легат Сапронию подчинён, а я, кем бы ни был в Оссонобе, в этой военной кампании просто префект кавалерийской алы и приданных ей подразделений и в этом качестве подчиняюсь легату, покуда состою в его военной группировке. Оба мы не того калибра, чтобы нам официальные дипломатические визиты наносить и протокольной клоунадой мозги нам компостировать.
   - Вожди на севере долины отказали мне в повиновении и хотят воевать с вами, но грозят войной и мне, - сообщил нам Ликут, - Назавтра я намерен объявить сбор войск со всех повинующихся мне общин, но положение-то ведь у нас с вами двусмысленное, - мы все переглянулись и рассмеялись.
    []
   Двусмысленное - это мягко сказано. Дурацкое - так будет точнее. Я знаю, что ты знаешь, что я знаю, короче. Афишировать наши особые отношения официально как-то не с руки ни ему, ни нам. Урря-патриотов местечковых у него и здесь полно. Что мы, сами не помним лузитанской партизанщины у себя в первое время после завоевания? Всеобщей она не стала тогда только оттого, что основная лузитанская массовка банально прихренела от масштабов вторжения, его стремительности и заведомо превосходящх сил, которыми и сходу пресеклось сопротивление "настоящих буйных", а вменяемые сперва не надеялись на успех, потом не могли организоваться, а пока лишались наименее вменяемых, заодно и приспосабливались к новым жизненным реалиям, а приспособившись - вдруг неожиданно замечали, что жить-то так вполне можно, и живётся уж всяко не хуже, чем прежде, а кто прилежнее перенимает турдетанские навыки хозяйствования, то и получше. Ну и смысл тогда партизанить? Но это с годами у нас устаканилось, а поначалу хватало горячих голов. Хватает таких и у Ликута. И так-то царская власть не в обычае у лузитан, на чём погорел в известном нам реале Вириат - ага, даже при всём своём урря-патриотизме и авторитете. У Ликута же и того поменьше, и другого, и был бы властолюбивым самодуром, скинули бы его давно на хрен, только на демократичном стиле управления и держится, но это пока он устраивает большинство, а разве же устроит урря-патриотических крикунов турдетанский прихвостень и капитулянт? Так что нельзя ему официально с нами дружить, а надо с нами лаяться в праведном возмущении нашей бесцеремонностью к лузитанскому суверенитету. Ну и как тут ему официально помощи у нас просить против своих бузотёров? И мы тоже с ним официально дружить не можем - ну какая тут может быть дружба с врагами римлян у друзей и союзников римского народа? А если мы "сами догадаемся" против его недругов выступить, которые и римлянам тем более не друзья, то это другое дело. Враг моего врага - не всегда мой друг, бывают и трёхсторонние конфликты, и против большего врага иной раз можно и перемирие с меньшим врагом заключить, которое ни разу не мир, не дружба и не жвачка, а только временный политический компромисс ради избавления от вражины поопаснее. То, что при этом интересный прецедент создаётся - вопрос уже второй...
   Компромисс тут в том, что эти турдетанские оккупанты, то бишь мы, хоть здесь и чужаки, но не шибко вредные, государственность местную не рушат и порядки свои не наводят, и если сами потом уйдут, как не раз уже уходили, так проще их перетерпеть как непогоду, а вот бузотёры с севера, хоть и свои, но вреднее - дисциплину балуют, порядок хулиганят и завязывать с этим явно не намерены. Вот и получается из этого расклада, что урря-патриот здешний урря-патриоту с севера хоть и соплеменник, но не такой уж и друг и не такой уж и товарищ, чтобы дебоши его терпеть, но унять его своих силёнок маловато, а турдетанских оккупантов просить - западло. А вот непрошенной помощью оккупантов воспользоваться - это же не мы, это же они сами, нас не спросясь, ну так и не пропадать же теперь добру, верно? А мы - отдельно и сами по себе, вот нехрен было нас сердить. А прецедент - в том, что одних и тех же северных лузитан бьют и оккупанты, и свои же, и если эти "свои же" сами этого не просекут, так им те побитые подскажут, изобидевшись, не разобравшись и обвинив сгоряча в предательстве, пособничестве и коллаборационизме. На тот момент - абсолютно незаслуженно, а лузитаны же и тутошние обидчивы, как и все дикари, и незаслуженного оскорбления уж точно не забудут и не простят. Точно так же, как и наши лузитаны в своё время, турдетанами от этого не ставшие, но и с несправедливо оскорбившими их соплеменничками ничего общего больше иметь не желающие. Вплоть до фалькаты в брюшину при встрече. А вот нехрен было язык без костей распускать.
   А тем временем и слухами ведь земля полнится. И турдетанские купцы говорят, и местные, кто у нас побывал, рассказывают о том, какая жизнь по нашу сторону лимеса, и как толково и зажиточно быт у крестьян обустроен оттого, что не боятся набега и знают, что для себя и своей семьи достаток наживают, а не для приблудных бандитов. И шутки звучат всё те же, знакомые, но всё менее шутливым тоном и всё более вопросительным - когда вы нас окончательно прихомячите? Сколько ж можно дразнить? К себе через забор не пускаете, так передвиньте его тогда на север, что ли? Помощь нужна? Ухмыляться при этом не забывают, дабы шуткой выглядело, но в глазах - у многих реальный вопрос. Ага, в каждой шутке есть доля шутки.
   - На северо-востоке многие общины колеблются, - пояснил Ликут, - Если вы на них с крупными силами двинетесь, они без боя покорятся, а я здесь своим смутьянам тоже скажу, что хоть мы турдетан и не звали, но дело они делают для нас полезное, и глупцом надо быть, чтобы в такой момент им мешать. Моим стыдно станет, что не сами порядок в стране наводят, тоже туда попросятся, и я их удерживать, конечно, не стану. И здесь нам с вами спокойнее будет, и там поддержка. Ну, не прямая, специально-то бок о бок с вашими наши сражаться не будут, но вы же сами понимаете, что когда и ваших там будет много, и наших, кое-где оно и само так будет получаться.
   - Римляне требуют от покорившихся им общин заложников, вспомогательные войска и дань зерном и скотом, - напомнил я нашему венценосному собеседнику.
   - Так и вы тоже требуйте, - одобрил тот, - Да побольше требуйте, не стесняйтесь - они ко мне побегут, чтобы я с вами договорился скостить им дань, и тогда вы её немного им снизите, но что-то сдерите с них обязательно, пусть впредь думают, стоит ли бузить. И войска обязательно берите, да побольше, и заложников познатнее, а на обратном пути и у нас ещё заложников возьмёте, мы дадим - пусть посмотрят, какая жизнь у вас, да нам ещё тоже потом расскажут, а то мало ли, чего купцы наврут, чтобы покупателя уболтать?
    []
   - Ты хочешь, великий, усмирить своих бузотёров нашими руками? - хмыкнул легат, - А сам, значит, заступником за них перед нами будешь?
   - Ну, поучить их уму-разуму немножко нужно, - не стал отпираться царь, - Так и мои же там будут, тоже посмотрят и сравнят, какое обращение там с провинившимися, и какое здесь с ни в чём не виноватыми. И те пусть подумают, стоит ли с бандитами этими северными дело иметь, от которых одни обещания, а защиты никакой, и мои пускай тоже загривки свои почешут. А в другой раз и я своим скажу - какая буза, когда мы договором с турдетанами связаны, и наша родня у них в заложниках? Римляне кельтиберов к миру и союзу силой принуждают, ну так и вы нас тоже принудите на таких же условиях. Нам не стыдно помочь вам будет, раз договорились и поклялись, и вас не стыдно будет просить о помощи, если с севера опять грозиться будут.
   Двум вождям из его свиты идея была явно не по вкусу, но возразить им было по существу нечего, зато трое других кивали одобрительно - ага, особенно тот, с которым я вчера о выкупе в рассрочку места под мануфактуру договаривался. Правильно, это деньги, это работа для какой-то части его же людей, а для какой-то другой части - тоже какая-то подработка, и чем стабильнее будет обстановка в округе, тем скорее дело раскрутится, а с ним - и заработки его людей. Я ведь упоминал уже, что в Лузитании со звонкой монетой напряжёнка, и её покупательная способность соответствующая? Кто сказал, что экспансия может быть только военной? До неё нескоро ещё дело дойдёт, а вот с экономической оно уже на мази, можно сказать. Начнём здесь, конечно, с примитива какого-нибудь, здешним работничкам посильного, лишь бы только окупался, и причины этого, естественно, ни от самих работничков, ни от их вождя скрывать не станем - какая в стране обстановка, какие гарантии порядка и охраны буржуинской собственности, такие и капиталовложения в неё, такие и работы, такие на них и заработки. Хотите работ поквалифицированнее? Ну, оно-то и нам хотелось бы, да вкладываться в этот бардак тутошний боязно. Если они не с первого раза намёк поймут, так с двадцать первого, и уже не просто мириться будут с неизбежным в перспективе окончательным турдетанским завоеванием, а будут желать его и ожидать с нетерпением. Не войском единым расширяются нормальные государства...
   А насчёт заложников и вспомогательных войск с евонных бузотёров - идея и в натуре недурная. Деваться им тогда будет некуда, придётся поучаствовать в урезонивании северных лузитан активно, и это обе стороны запомнят друг дружке надолго, лет где-то на двадцать, даже сдерживать их немного придётся, дабы чересчур там не нахреновертили и на все пятьдесят в результате не рассобачились. Слишком хорошо - это тоже хреново.
   - А что плохого, досточтимый, если они будут грызться между собой полвека? - поинтересовался Кайсар, когда я озвучил им с Волнием свои соображения, - Нам разве не проще тогда будет завоевать долину Тага?
   - Завоевать проще, а вот кое-что другое - сложнее, - хмыкнул я, - Нам не только долина Тага нужна. Нам нужна ещё и полоса территории к востоку от нас, которую наши послы уже не первый год канючат в римском сенате. Надо, чтобы римляне сами захотели отдать её нам. А для этого нужно, чтобы она стала для них головной болью. Веттоны одни с этим не справятся, а лузитаны им не помогут, если будут всё ещё заняты своей грызнёй. А ещё нам очень желательно, чтобы сенат одобрил наше обзаведение настоящим военным флотом, и для этого нужен железный повод. А веттоны как его дадут, если у них и выхода к морю нет? Это могут сделать только лузитаны, и не в наших интересах лишать их такой возможности. Им и так это будет труднее, чем было в истории моего мира.
   - Низовья Анаса наши, и им придётся двигаться в обход нас аж из устья Тага, - въехал мой наследник, - Это самый близкий для них вариант. На их утлых ладьях они вряд ли рискнут. А суда посерьёзнее можно раздобыть только в Олисипо.
   - А финики их дадут?
   - Смотря кому. Северным дикарям уж точно не дадут. А значит, договариваться с ними должны будут тутошние, ликутовские лузитаны. Им олисипские финики свои суда дадут - особенно, если у них вдруг появятся деньги для щедрой платы за фрахт, и финики будут почему-то твёрдо уверены в компенсации за потерянные суда. Обойдётся недёшево, конечно, но как знать, а вдруг всё-таки найдётся кто-то, у кого денег куры не клюют, и он бесится с жиру и не знает, куда их девать? - оба пацана рассмеялись, - Я ведь говорил вам в своё время, ребята, что какие-то из наших действий неизбежно меняют историю моего мира, и их влияние надо компенсировать другими действиями, если мы хотим известных нам событий. Вот эта ситуация - как раз наглядный пример. Нам желателен этот морской набег лузитан на Бетику и Мавританию, но сам факт существования нашего государства делает его невозможным в том виде, в каком он состоялся в истории моего мира. Поэтому приходится принимать дополнительные меры для того, чтобы этот набег всё-же состоялся немного в другом виде - в таком, в котором он возможен в наших с вами условиях. Но для этого ликутовским горячим головам нужны не одни только мореходные суда. Нужны ещё и достаточные для такого набега силы, а для этого - добровольцы с севера. И значит, надо иметь с ними к тому моменту не враждебные, а дружеские отношения. Вот поэтому нам и не с руки, ребята, ссорить их меж собой на целых полвека. Лет на пятнадцать или даже на двадцать - в самый раз, но не больше.
   - Так папа, а какой смысл их тогда вообще ссорить? - спросил Волний.
   - Да просто чтобы наших потерь вот в этой операции поменьше было. Мы же не можем отказаться от участия в этой Гракховой войне, верно? Но Гракху и Альбину нужны героические свершения и триумфы, а нам - просто застолбить за собой территорию нашей будущей экспансии. Поэтому римлянам нужна настоящая война, а нам достаточно эдаких больших манёвров, и чем больше союзников мы задействуем, тем меньше будет соблазна у дикарей драться, а значит, меньше и ненужных нам настоящих боёв и потерь в них. Мы пришли сюда абсолютно не за этим.
    []
   - Твой старший? - спросил меня Ликут, кивая на моего наследника.
   - Да, как раз закончил учёбу.
   - Говорят, руководил постройкой моста?
   - Ну, не руководил, но помогал руководить. Если ещё второй придётся строить - уже и с руководством, думаю, справится.
   - И это умеет каждый из ваших?
   - Все, кто отучился вместе с ним.
   - Полезным вещам вы учите ваших детей. Если я своего внука вам в заложники отдам - научите его?
   - У нас в нашу школу жёсткий отбор, великий, и мы принимаем не всех, но если он подойдёт - отчего же и не научить? Но ты же понимаешь, надеюсь, что тогда он станет одним из наших, и это - во всех смыслах?
   - Я этого и хочу, Максим. Я-то власть с вашей помощью, скорее всего, удержу, но я не вечен, а моих сыновей судьба не пощадила. Племяннику царской власти здесь над нашими бузотёрами не удержать, внуку - тем более. А у вас и голову на плечах сохранит, и уму-разуму научится. То, что эти земли вы в конце концов завоюете, понятно и глупцу, и царём ему здесь всё равно не быть. Но ведь и не обидите же своего-то?
   - Своего - не обидим, великий.
   - Ты уже и под свои мастерские начинаешь здесь землю приобретать?
   - Да, пока никто не догадался перехватить. Для меня деньги небольшие.
   - А для наших - целое состояние. Представляю, как они будут держаться за эту работу у тебя, а другие - завидовать им и мечтать о том, чтобы она появилась и для них. И первыми бросятся помогать вам, когда вы придёте окончательно...
   - Ага, пятая колонна.
   - Почему пятая?
   - Мы будем наступать четырьмя...
   Потом меня вызвали к радиотелефону. Володя с Серёгой выдвигались с лимеса вместе с подкреплением, с которым должны были прибыть не позднее завтрашнего обеда. Одна тяжёлая кавалерийская ала, две лёгких, когорта лучников, когорта пращников и три когорты тяжёлой пехоты легионного типа - ага, двух линейных когорт только и не будет хватать до полной легионной численности. И с ними ещё и ядерное оружие в виде десятка лёгких полевых баллист. На серьёзную каменную стену их ядра слабоваты, но на частокол или на глинобитный забор, которыми и укреплено большинство лузитанских "тоже типа городов", хватит за глаза и их. Если их ничто не задержит в пути, и прибудут вовремя, то остаток завтрашнего дня на передышку в лагере, а утром послезавтрашнего на бузотёров тутошних все вместе уже выдвигаемся. С хорошими шансами на то, что глянут они, с кем дело имеют, и мигом вспомнят, что и свою бузу затеяли исключительно в шутку, и очень жаль, что у нас на Турдетанщине подобные шутки понимаются хреново. Зато шутки про ядерное оружие понимает уже и наш выпуск, уже знающий, что под ним подразумевалось в нашем современном мире. Ну, чисто теоретически, конечно, но принцип масштаба мой наследник и Кайсар поняли сходу, когда я объяснил им, что это на серьёзный город нужна была бы серьёзная бомба, а на здешние лузитанские "тоже типа города" шестидюймового снаряда вполне хватило бы. Возможно, и меньшего на многие из них вполне хватило бы, да только не было в нашем мире меньших. Так или иначе, один ядрёный заряд - на один город, а уж какой город, такой на него и заряд. В общем, посмеялась пацанва.
   - Папа, а что нам тётя Юля в Оссонобе про покорение космоса рассказывала? - спросил Волний, - Ты нам говорил, конечно, но как-то проще и будничнее.
   - Точно, досточтимый! - поддержал его однокашник, - Её послушать, так чуть ли не к другим планетам у вас там готовы были лететь. Это правда?
   - Ну, не будем судить тётю Юлю слишком строго, ребята. От себя она ничего не придумала и как сама обо всём этом слыхала, так и вам передала. К сожалению, основное большинство в том нашем мире владело этим вопросом только по оголтелой пропаганде, которой их пичкал безудержный официоз. И не скажешь, что совсем враньё, всё-таки даже очень маленького слонёнка из совсем уж мелкой мошки не раздуешь, но из жирной мухи наша пропаганда раздувала слонов мастерски. Чтобы вам было понятнее - по аналогии с морем. Бухту в Лакобриге вы хорошо помните? А ведь и она тоже формально часть Моря Мрака, то бишь Атлантики. И вот представьте себе, что взошли вы на плот, оттолкнулись шестом и переплыли через эту бухту в самом узком месте. Ведь плавали же, получается, на плоту по Атлантике? Но только вот означает ли это её покорение? - пацаны сложились пополам от хохота, - Вот таким же примерно было и наше покорение космоса - высунули нос за пределы атмосферы шарика. Да, это в принципе уже космос, но говорить о какой-то космической экспансии к другим планетам, а то и вовсе к звёздам - смешно. Только не на этих наших ракетах. Такого бреда даже фантасты у нас не писали, а придумывали совсем другие движки, которых на самом деле не было. Даже им было понятно, что на ракетах с нашего шарика мы никуда не улетим. Но самое тоскливое, ребята, даже не это. Допустим, нашёлся бы вдруг такой гений, который изобрёл бы движок, способный и до тех других планет достать, и до звёзд. И пускай он будет в производстве не труднее этих ракетных - всё равно даже с ним ни о какой космической экспансии говорить не приходится. У нас десятки тысяч людей строили эти космические корабли с ракетами-носителями, а летело на их изделии три человека. Так что зажигательная пропагандистская идея типа "давайте построим звездолёт и улетим на нём к звёздам" - это уж точно не про ту существовавшую у нас ракетную космонавтику. Те, кто строит её - никогда и никуда с шарика не улетит.
    []
   - А почему так, досточтимый? - спросил Кайсар.
   - Опять же, по аналогии с морем - у меня, как вы и сами видели, одними только морскими полудизелями занята целая немаленькая мануфактура. Паруса и канаты на эти же суда - отдельное производство, заготовка лесоматериалов и крепежа - тоже отдельное производство, и это я не всё назвал, а только то, без чего на судоверфи не построить даже совсем плохонького океанского корабля. И сама судоверфь, на которой он строится и на воду спускается - тоже отдельное производство. Несколько промышленных предприятий далеко не отсталого для нынешних времён уровня. Примерно так же и для космоса, только ещё грандиознее и навороченнее. Тоже не один, а несколько больших заводов-смежников, и каждый состоит из многих цехов, из которых самые маленькие больше самой большой из моих мануфактур. И это - без металлургов и производителей прочих полуфабрикатов, только собственно космическая промышленность. А с ними если считать - тут уже и на сотни тысяч работников счёт пойдёт. А вместительность их готового изделия - единицы людей, даже не десятки. Не перевезёт такое изделие ни десятой, ни сотой, ни тысячной доли всех своих строителей, не говоря уже об их семьях.
   - А если за много рейсов? Морское судно тоже всех своих строителей с семьями за один рейс не перевезёт, но за десяток рейсов - почему бы и нет?
   - Ну, не десяток, если через океан - надо же и припасы везти на месяц плавания. Но в целом - да, за много рейсов для морского транспорта это возможно, и именно за счёт этого возможна морская экспансия. Хуже этой, но тоже в пределах возможного, ситуация с воздушным транспортом, которого у нас ещё нет, но рано или поздно появится. И тогда можно будет говорить и о какой-то воздушной экспансии. Но для ракетного космического транспорта это невозможно в принципе. У нас и корабли-то были одноразовыми. Строили многоразовые, и они даже летали, но и в них многоразовым было далеко не всё. И вывод даже такого корабля на околоземную орбиту - это всё равно одноразовая ракета-носитель. Того, что ты имеешь в виду, то бишь многоразового полностью, у нас не было. Но имеем же мы право помечтать? Допустим, оно такое - вдруг, откуда ни возьмись - появилось. С теми жаропрочными сплавами, которые у нас были, я могу представить себе повторное использование пару-тройку раз. Ну, десяток от силы, но уж точно не сотню. Это десятки перевезённых людей, а не тысячи и не сотни. Ни о каких сотнях рейсов разработчики той многоразовой космической техники у нас и не помышляли.
   - Тупик, значит? - констатировал мой наследник.
   - Да, ракетная космонавтика с точки зрения космической экспансии - тупик. Он не был совсем уж бесполезен - орбитальные спутники здорово изменили жизнь на нашем шарике, да и сами технологии поспособствовали развитию других отраслей, но "караваны ракет от звезды до звезды", про которые обожали петь наши фанаты космоса - как были, так и остались несбыточными мечтами фантазёров. Для этого надо искать какие-то другие способы, до которых наука того нашего мира дорасти не успела. У вас нет очень многого, но есть то, чего не было у наших первопроходцев - наше послезнание и два тысячелетия форы. Будем надеяться, что вы с вашими потомками, не повторяя наших ошибок, сумеете достичь гораздо большего.
   - А что тут можно придумать? - озадачился Кайсар, - Если во всех этих ваших академиях сотни яйцеголовых так ничего и не придумали за полвека, что придумаем мы?
   - Прежде всего не старайтесь придумать что-то непременно для космоса. Не для космоса изобретались первые ракеты, а для вполне земного применения, сперва - вообще развлекательного. Только о космических полётах и помышлять было создателям цветных фейерверков, - пацаны рассмеялись, - Решайте обыденные земные задачи, изобретайте то, что усовершенствует ваш вполне земной быт, но делайте это вдумчиво и системно, и я не удивлюсь, если когда-нибудь кто-то нащупает выход из тупика в чём-то, даже отдалённо не связанном ни с космосом, ни с воздушными полётами. И скорее всего, это будет такой же неожиданностью, как сперва военное, а затем и космическое применение несерьёзных и чисто развлекательных ракет в том нашем мире. Прогресс - он полон парадоксов...
   А ближе к ужину подошло и неожиданное подкрепление, на которое мы точно не рассчитывали. Наибольшим же сюрпризом оказался Трай собственной персоной, как раз и привёвший свою кавалерийскую алу из Бетики. Вот уж кого мы ну никак не ожидали увидеть на нашем лузитанском участке!
   - Альбин набрал наших вспомогательных войск в расчёте на тяжёлую войну, но карпетаны после первых стычек запросили мира, и половина их общин уже покорилась, - пояснил кордубец, - И когда он решил выделить пять наших когорт и три конные алы в помощь Рузиру, я со своей попросился в их число, а потом уже у Рузира выяснил, что вы действуете здесь, ну и отпросился у него сюда к вам. И пообщаемся, и людей сберегу, а то римляне так и норовят воевать героически, но всё больше руками союзников, да и Рузир перед ними рисуется и ищет, где бы ему отличиться. Я лучше вместе с вами повоюю так, как воюете вы. Славу всё равно высокое начальство захапает, добычей тоже обделит, так и ради чего я буду людей в боях класть? Люди-то - мои, не чьи-то.
   - Рассчитываешь больше домой привести?
   - Нет, Максим, с вами я на это не рассчитываю, - ухмыльнулся Трай, - Тут как бы меньше не привести, когда народ опять к вам попросится. Но пусть лучше так, чем за чужое тщеславие зря погибнут. Кстати, мой гонец не нашёл Турию у вас дома. Письмо ей обещали передать, но где она сама?
   - В лагере за городом, дядя Трай, - ответил ему Волний, - Мы все вместе как раз и собирались - мы в этот поход, а весь их класс в лагерь для подготовки к поступлению к нам в кадетский корпус.
    []
   - Сначала сделали её слишком умной, а теперь сделаете из неё и воинственную амазонку? Мой гонец видел ваших девчонок в Оссонобе, и они удивили его сильнее, чем даже сам город. У вас-то как народ на это смотрит?
   - Первое время тоже глаза выпучивали, - хмыкнул я, - Но ведь они же у нас ещё при выпуске из школы посвящаются в жрицы Ауфании.
   - Да, мой гонец рассказывал что-то такое. Только у вас, если я правильно понял с его слов, она не столько с греческой Артемиды, сколько с Афины срисована - у вас она больше воительница, чем охотница. Но в поход вы девчонок всё равно не взяли?
   - Их же дело не воевать, а становиться жёнвми вояк. Парням военная кампания для стажировки полезна перед производством в центурионы, а девки в храме посвящение в более высокий разряд проходят, да у "гречанок" заодно по женской части просвещаются и хорошие светские манеры восстанавливают после нашей солдафонской учёбы.
   - И по возвращении из похода ваших ребят встретят настоящие аристократки?
   - Именно. Как раз такие невесты, какие и нужны свежеиспечённым молодым и перспективным центурионам. И пусть им завидуют их сверстницы. Видел бы ты, что было в Нетонисе в день их выпуска, - смех пацанвы наглядно подтвердил кордубцу, как много он потерял, - Подумают на досуге и свой молодняк, как подрастёт, сами учиться приведут.
   - Будет куда?
   - В Нетонисе с осени школу открываем, пока начальную, а потом развернём её в такую же, как наша в Оссонобе. Её тоже расширим дополнительной начальной, и такие же по их образцу будем и в других наших городах открывать. Сколько ж можно неграмотным нашему народу оставаться? Больше десяти лет уже государству - это же срамота!
   Трай только башкой покачал от моей логики, потому как ему-то о том Тартессе с его поголовно неграмотным населением напоминать не нужно. Это тёмным массам все эти старинные законы в стихах можно приводить в пример высочайшей культуры, любой же, кто до полной невменяемости пропагандой не зашорен, сразу поймёт уровень всей той хвалёной культуры, требующей заучивания законов наизусть, и так - не одно столетие...
   - Распорядился я у себя насчёт поисков личинок этих большерогих жуков, и их уже ищут в наших горных лесах, - сообщил он мне, - Не знаю, сколько их там соберут, но сколько будет - все твои. Жена проследит, чтобы все были правильные.
   - Понравился ей перстень?
   - Ещё бы! Ни у кого ведь больше такого нет! Нельзя ли как-нибудь ещё парочку таких же? И подруга её лучшая выпрашивает, и Гликера Дельфийская тоже.
   - Та самая "несравненная" ваша, которая как-то Априлису рабыню с небритыми ногами подсунула? - мы с ним рассмеялись.
   - Да, та самая. Сейчас - любовница самого Альбина, так что отказывать ей в её просьбах - сам понимаешь.
   - Организуем, не беспокойся...
   С одной стороны раздражает бесцеремонное вымогательство этой преторской шалавы, и если бы не пустяковые масштабы, то пожалуй, я бы взял на заметку поговорить с Хренио об организации кое-чего другого. Например, несчастного случая с одной наглой стервой в Кордубе. У нас такое - просто немыслимо, даже в рузировском окружении хоть и обезьяны, но меру знают и понимают, что превышение её добром не кончится, Гликера же эта в Бетике весьма нехороший прецедент создаёт. В зародыше такие поползновения давить надо, если по уму. Но с другой стороны, маленькая бронзовая безделушка, пускай и высокохудожественная, не стоит того, чтобы принимать из-за неё радикальные решения. Вот если у неё это одним эпизодом не ограничится, а в привычку войдёт, тогда - другое дело. Пока ещё не вошло - дадим ей шанс одуматься самой и избежать неприятностей. А с третьей стороны, гетеры - это же законодательницы мод, и уж им-то в придирчивости их вкуса хрен откажешь. И если такая заинтересовалась нашим изделием - это показатель. В Гадесе-то наша бижутерия давно уже у фиников котируется, но римская Кордуба - это не финики, это уже хоть и захолустье, но эллинистическое захолустье, и "несравненная" эта - какая-никакая, а всё-же "коринфянка" с высокой планкой вкуса, и её оценка - дорогого стоит. Значит, и в эллинистическом мире потихоньку котироваться начинаем. И в Бетику греческие побрякушки ввозятся, и у кордубских ювелиров руки не из жопы выросли, и давно ли мы всерьёз соперничать с ними и не помышляли? А теперь вот - и сами момент этот не заметили, в который вышли на достойный конкурентный уровень. Греция - это бренд, Коринф - это бренд над брендом, и персонально Диэй Пьяница в нём пока ещё не спился окончательно, но Греция - это ещё и закосневший канон, тормозящий новаторство, а мы не греки ни разу, нам простительно каноном ихним не заморачиваться, и если наши изделия нравятся даже заведомо пристрастным рафинированным "коринфянкам", то не за горами уже и свой особый бренд, не греческий, но и ничем его не худший.
   - Вы уже и лагерь ставите постоянный? - поразился Трай фортификационными работами, - Римляне не всякий лагерь так обустраивают! Вы же здесь, вроде бы, пока-что ещё не насовсем обосновываетесь?
   - Ну, ещё не постоянный, но теперь всякий раз на этом месте ставить его будем, так что это место под него - теперь постоянное. Пусть лузитаны привыкают, что вот этого места не занимать, здесь - лагерь наших турдетанских вояк будет располагаться..
   - Заранее, значит, приучаете их?
   - Естественно! Через двадцать лет их главной ударной силой станут те мелкие шкеты, которые с самого раннего детства будут знать, что наши турдетанские вояки здесь - самое обычное и вполне нормальное явление. А их вождями будут те, для кого явление это может и не совсем нормальное, но тоже настолько привычное, что без них как-то даже чего-то в родном ландшафте и не хватает, - и мы с ним рассмеялись.
    []
   - Поэтому и строите так, чтобы потом только подновлять?
   - Ну да, не по новой же каждый раз. Зачем этот сизифов труд? Деревяшки будут гнить, и их, конечно, придётся заменять новыми. Поэтому вышки над оградой мы ставим сразу дубовые, которые не сгниют, а сама ограда - плетень, который и новый поставить не так трудно. А со рвом и валом что сделается? Там, где они немного оплывут - подновить их будет недолго. А сам земляной периметр с каркасами вышек - правильно, постоянное напоминание местным, что мы хоть и отлучились, но мы ещё вернёмся. Пусть привыкают.
   Дополнительный же юмор ситуёвины в том, что и близкое соседство большого военного лагеря никому не по вкусу, и если уж он нарисовался так, что хрен сотрёшь, то и лузитаны с их подсечным земледелием и периодическим переносом своих деревень тоже будут это учитывать и рядом селиться не станут, а за двадцать лет и к этому тоже вполне привыкнут. Аннексируем страну окончательно, придут наши поселенцы, так и место под поселение давно застолблено, и земля окрестная никем не занята, так что и вопрос о ней с лузитанскими общинами решаться будет легко и ни для кого не в напряг. Один же хрен за последние два десятка лет никто толком и не пользовался, разве только коз своих пасли.
   И у римлян в известном нам реале многие их поселения в провинциях как раз из бывших военных лагерей и вырастали. Разовый, периодический, постоянный, а там уж все к нему и привыкли, и его преобразование в римскую колонию никаких новых проблем ни с кем не создаёт. То, что работало у римлян - сработает и у нас, и сеть военных лагерей - станет сетью турдетанских поселений. И пожалуй, это хорошо, что и наш молодняк при этом присутствует и в этом процессе участвует, постигая на практике этот действенный механизм заблаговременной подготовки сопредельной страны к её будущей аннексии и последующему освоению. Не просто потопчутся на больших манёврах за лимесом, а ещё и опыт полезный на них приобретут, привыкая мыслить не на дни и не на годы вперёд, а на десятилетия. Пока, для начала - на десятилетия...