***
Линде досталось меньше всех.
- Живы!? - рядом с ними на колени упал Дорк Даххар.
- Живы. Дайте знать императору, - Линда едва шевелила губами.
- Дадим. А...
- И воду пока не пейте. Только снег... там 'боевое безумие'.
Дорк побелел.
Представил себе, что бы случилось...
- Вы...
Линда уже не слышала. Она тоже вычерпала себя до дна. И прикрыла глаза, надеясь, что во сне ей не свернут шею.
***
Остров.
И - тишина.
Страшная, давящая, неестественная.
Не чирикают птицы, не плещутся рыбы, не бегают зверьки, не летают насекомые. Даже самый мимолетный ветерок не рискнул осквернить островные деревья своим шаловливым прикосновением.
Все словно вымерло кругом.
Жизнь сохранилась лишь в одной из островных долин.
Когда-то, наверное, она была живой и зеленой. А сейчас...
Вся черная.
Словно под кожей земли вспух громадный гнойник, прорвался здесь, выплеснул гной - и застыл. Посреди гнойного пятна водрузили большой белый камень.
Над ним - статуя бога.
Человек. Только голова у него собачья... наверное. Не бывает таких собак. Таких пропорций, таких безумно искаженных очертаний... если это и собака - то бешеная.
Опасная, хищная, страшная...
И к этому алтарю сейчас медленно ведут женщину в белом же балахоне.
Она идет босиком, черный застывший обсидиан ранит ей ноги, режет едва не до кости, но женщина словно бы ничего не чувствует.
Здесь и сейчас она полностью сосредоточена на внутренних ощущениях. На том, кто рвется наружу.
Человек?
Пока еще да.

Пусть дите было зачато на алтаре Садорена.
Пусть в его честь приносились жертвы и проводились ритуалы.
Пусть.
Пока это всего лишь ребенок в утробе матери. И что из него вырастет? Кто знает?
Чтобы он воплотился, надо провести несколько последних ритуалов.
Принести в жертву несколько десятков людей. Жрецы уже начали - и черный обсидиан влажно поблескивает от первой крови.
Последней жертвой станет сердце его матери.
Последней...
Но пока - пока ритуал только начинается.
- Что с магами?
- Думаю, через полчаса их можно будет брать голыми руками. Они под сенью силы господина.
- Бери. Приводи сюда, лишними не будут. Сэкономим материал - все же часть доноров пришлось отдать, - кивнул жрец.
Пока они только начинали.
Пока еще сила Садорена не окутала весь остров.
Пока еще....

***
Когда открылись телепорты, Дорк Даххар сразу даже и не поверил. Слишком уж оно все было... жутковато.
И - стремительно.
Ты еще не успел осознать, что жив, а уже новая угроза атакует!
Взрыв, лавина... теперь яд!
Что еще?!
Что на них вывалится? Дракон!?
Ах, они вымерли!?
А вдруг - воскреснут?
Дорк уже на все был готов. И когда из телепорта повалили маги, даже растерялся на минуту.
- Отэц!
Грон налетел ураганом. Вихрем!
- Сын!
Дорк от души обнял родимое чадо. Если б не Грон, не осталось бы сегодня никого живого в селении. Удачно сынок женился.
- Анни?
- В доме, - кивнул Дорк на свое жилище. - С девочками.
- Живая?
- Чудом, не иначе, - не стал кривить душой Дорк. - Чудом.

- Что здесь произошло? - старший маг шагнул к оркам. - Я чувствую следы возмущений...
- Сначала кто-то взорвал заряды и вниз пошла лавина. Потом девочки умудрились ее остановить, - отчитался Дорк. - Не знаю, как именно. Это невероятно.
Маг, кажется, тоже так думал.
- Да... Они живы?
- Да.

- Обязательно надо будет с ними поговорить.
- Линда сказала, что в воде, в горах, растворено 'боевое безумие', - вспомнил Дорк.
А что? Если маги здесь - пусть с них польза будет. Самое страшное без них сделали, а воду почистить - милое дело! Правильное дело! Хорошее!
Маг задумался.

- С этим надо разобраться. Еще не хватало, чтобы эта гадость спустилась на равнины.
Правильно. Разбирайтесь.
- И с взрывами... где маги, которые это остановили?
- В моем доме. Прошу вас, - пригласил гостя Дорк Даххар.

Маг церемонно поклонился и принял приглашение.


***
Далларен охнул и согнулся в три погибели.
Ощущение было такое, словно на него гранитную плиту положили, а на нее сверху слона поставили. И давит, давит...
Рядом ругались остальные гвардейцы. Ощущения у них были не лучше. А маги вообще бы вповалку лежали, бери их голыми руками.
- Садорен накрывает остров облаком силы, - объяснил Далларен, как сам понял. - Хорошо еще, пробились.
- Да, хорошо...
Уверенности в голосах гвардейцев не было. И понятно.
Умирать придется.
Опять же, бог. Садорен, хоть и не из общего пантеона, хоть и запретили ему поклоняться, а все же - бог.

Вот и 'лагерь' имперцев.
Палатки.
Маги - ни единого на виду.
Посол, кинувшийся к Далларену.
- Государь!
Далларен похлопал его по плечу.

- Граф, вы сделали все возможное.
Два десятка гвардейцев - к чему больше? Было ни к чему. А сейчас... сейчас каждый человек может оказаться на вес золота.
- Государь, магов мы перетащили в палатки. Ждем приказаний.
- Граф, вы остаетесь в лагере. С вами останется пять гвардейцев. Ваша задача - охранять магов и заботиться о них. Пока мы не вернемся.
Или - если мы не вернемся...
Далларен посмотрел прямо в глаза Эрхону и чуть опустил веки.

Да, граф.
Если мы не вернемся - уходите. Сделайте плот, сделайте что угодно - и убирайтесь с острова. Вплавь плывите, наперегонки с рыбками. Хотя Садорен вас везде найдет. Здесь и сейчас: или-или. Или мы его остановим раз и навсегда, или он нас.
Тоже раз - и навсегда.
И у него-то шансов больше.
Почему тянули садореновцы? Тоже понятно. Та девочка правильно все просчитала, совершенно точно. А значит...
Что-то нехорошее сейчас будет.
В горах.
На острове.
И - с Даллареном.
Было бы логично.
Начать нечто недоброе на острове. Параллельно - в горах, чтобы подпитать выбросом сил гибнущих орков своего бога, ну и обеспечить спокойствие в империи, хотя бы с одной стороны. И на закуску - Далларен.
Было бы у жрецов место, чтобы переждать первые годы взросления Садорена, был бы постоянный корм в виде орков, был бы сам бог. Все складывается один к одному.
А что сейчас?
Посмотрим...
- Выступаем, - приказал Далларен. - В сторону... да, туда.
Напряжение силы он мог почувствовать и так. Не будучи магом.
Словно бы в той стороне струна звенела. Толстая, тяжелая, с низким утробным звоном, все громче и громче... нарастало напряжение, давило на виски, выворачивало острой болью желудок, скручивало кишки, пекло огнем...
Тяжко...
Десяток гвардейцев Далларен оставил для охраны магов. Телепорт открыть обратно не представлялось возможным - некому.
Если они ритуал не прекратят, погибнут все. Рональд сюда еще раз не пробьется. Далларен видел, чего стоило другу открыть этот портал. И это во дворце, с поддержкой магов, при неограниченном количестве силы.
Что ж.
Маги сделали свое дело, теперь очередь клинков. И Далларен решительно зашагал туда, куда идти совсем не хотелось.

***
- Позвольте! Это же адепты!
Придворный маг возмущался так, словно ему обещали осетра, а подсунули селедку. Причем - прошлогоднюю.

- И что? - с удивлением посмотрел Дорк Даххар.
- Они не могли остановить лавину, - решительно сообщил маг.
- Пачэму? - удивился орк. Он-то был в курсе и кто, и как... да и так видел Анну-Лизу в работе.
Женщина не может остановить лавину?
Поверьте, разъяренная женщина остановит что угодно.

- Это адепты и женщины, - еще раз объяснил тупому орки основы мироздания умный маг. - Их потолок - косметическая магия. Ну, с одеждой они неплохо работают. А боевыми магами женщины не становятся. У них для этого решимости не хватает.
- Ээээ, дарагой! Зачэм так гаварышь! Зачэм дэвушек абижаэшь? - от волнения у Дорка даже акцент прорезался. Хотя обычно орк использовал его, чтобы поиздеваться над равнинными зазнайками.
А что?
Вы меня дураком считаете? Вот и посмотрим, кто в дураках будет!
- Любезнейший, вы мне голову не морочьте! - поморщился маг. - Кто лавину останавливал? Давайте я поговорю с магами, а этими тремя особами займусь потом.

- Аны и астанавлывалы! Ым помощь нужна!
- Вы меня дураком считаете, уважаемый Даххар? - начал закипать маг. - Нужна - и что? Полежат немного! Чем меньше женщин вокруг, тем спокойнее мужчинам работается! Так кто остановил лавину?
- Мы.

Линде досталось меньше всего. И сейчас она смогла приподняться на кровати.
Маг обернулся и смерил ее надменным взглядом.
- Девушка, хватит ломать комедию!
- А действительно, хватит, - окончательно разозлилась Линда.

Чего не ждал придворный маг - так это нападения. А зря. Резко выросший из пола земляной столп... вырос он аккурат между ног мага. И так резко, что несчастный скорчился, схватился двумя руками за 'омлет' - и осел на пол. По дороге еще и подбородком за столбик зацепил.
Линда фыркнула и столб убрала. Дорк Даххар только головой покачал.
- Заслужыл, да?
- Точно, - кивнула Линда. И плюхнулась обратно.

Чувствовала она себя отвратительно. Сейчас бы встать и попинать негодяя ногами, но - увы! Не получится! Даже на это сил не хватает.
Вот принесло его!
Пара часов бы, и можно было встать! Анни и Сели восстановятся позже, а ей-то меньше всего досталось... Ладно!
Отлежатся вместе.

Интересно, что там у Далларена?
***
Марш-бросок по острову вышел коротким, но насыщенным.
Далларен почти пролетел эти километры. Да и что там бежать было? Даже с оружием?
Ноги словно земли не касались. А в голове только одна мысль.

Быстрее!
Еще быстрее!!!
НЕ ОПОЗДАТЬ!!!
Последнее - особенно актуально.

Следом топали гвардейцы.
А напряжение все нарастало и нарастало... когда на них выскочило человек пять жрецов, а следом за ними несколько человек с носилками, Далларен даже не дернулся. Только что рукой махнул.
Гвардейцам другого приглашения не понадобилось.
Мечи засверкали, быстро окрашиваясь алым.
На песке кровь - бурая.

А оковы падают с приятным мелодичным звоном.
- Нас за магами послали, - объяснил один из рабов, пока его освобождали. По виду - типичный наемник. Видимо, так и попал - наняли, а всей правды не сказали, когда понял, во что влип, было поздно. - Там уже началось...
Далларен кивнул.
- Много им еще надо? До воплощения?
- Он должен прийти на закате.
Взгляд на небо.
Хорошо, очень хорошо. До заката еще хватит времени.
- Должны пройти жертвоприношения, сейчас идет, и нас бы туда же... вы ведь не...
- Проводите нас, - приказал Далларен.
Мужчины согласились. Кто бы сомневался.

***
На черном красного почти не видно.
Кровь растекается по обсидиану потеками, хлюпает под ногами, дразнит сладковатым запахом и солоноватым вкусом на губах... или это пот?
Неважно!
Жрец погрузил клинок в грудь очередного раба.

Где там копается Терс?
Послали же за магами! Они вкусные, в них силы больше...

Правильно приносить жертву - тоже искусство. Сначала надо разогреть бога. Поэтому начинать надо с мужчин. Они сильные, они долго ломаются. Потом - женщины. Эти идут, как основное блюдо. Сначала ужас от осознания происходящего, потом ужас от понимания, что это ждет их детей, потом, собственно, пытки и смерть. Потом дети.
Дети - на десерт.
В них больше всего силы, Садорену будет приятно поглотить их... жаль, что основную массу щенков пришлось отдать. Осталось штук пять, грудные... ничего, тоже сойдут!
Жрец предвкушающе улыбнулся.

Да, сегодня день Воплощения.
Аватара снизойдет, и отблагодарит своего слугу за все старания! Он оценит и наградит...
Мужчина так увлекся процессом, что не заметил чужаков.
Не почуял.
Не упредил...
Да и остальные - тоже.
Слишком жрецы были заняты своей кровавой работой. Кто-то бил в барабаны, призывая Садорена.
Кто-то готовил рабов, кто-то помогал в жертвоприношении - заняты были все. Где уж там увидеть или услышать врагов?
Далларен мешкать не стал. Первым снял с плеча маленький арбалет, с трудом натянул тетиву, гвардейцы повторяли.

Небольшие арбалеты на несколько выстрелов и десяток болтов входили в комплект вооружения. Мало ли что?
Вот, пригодились.

- Огонь!
Болты унеслись к омерзительному черному пятну.
Раз!
Второй!
Третий!!!
Далларен скрипнул зубами.

Большая часть болтов пропала впустую. Увы...
Или глаза отвело, или защита была, но примерно половина свою цель нала. И с десяток жрецов стали похожи на дикобразов.
Приятно дохлых дикобразов.
Долго любоваться Даллларен не стал - некогда. Вместо этого он выхватил клинок - и первым бросился врукопашную. Над черной чашей словно купол висел, но император знал - его можно пробить. И не надо для этого ничего сверхъестественного.
Только - решимость.
Полечь здесь, но и садореновцев рядом с собой положить. Теперь уж не до опасений - бить! Бить, и не жалеть ни себя, ни людей...
Тонкая пленка дрогнула под ударом клинка - и поддалась.


***
Садореновцы оказались не промах.
И сражались они с яростью обреченных, а верховный жрец еще и колдовал.
Он понял - сегодня воплощение не состоится, и его охватила ярость.
Его цель!
Его смысл жизни!!!
Украли!
Да, фактически, его сегодня не просто обокрали - его уничтожили! А за это он уничтожит врагов!
Надо только силу, еще силы, больше силы...

Жертва?
Да!
Но силы от предыдущих жертвоприношений он отдал Садорену. А вот сейчас...

Жрец огляделся по сторонам. Кто бы сомневался - первой ему под руку попалась мать воплощения. Она так и лежала на соседнем алтаре, дрожала всем телом, вся в крови... кажется, у нее уже и схватки начинались...
Жрец оскалился и занес клинок!
Один удар!
Один хороший удар - и он пробьет насквозь и мать, и ребенка. Сила достанется ему - и тут не будет ни одного живого врага! Он замахнулся клинком...

Далларен прыгнул так, как никогда еще не получалось.
Словно земля его ударила в пятки.

И - дух вышибло.
В жреца он врезался с такой силой, что едва себе плечо из сустава не выбил. Даже клинком не успел замахнуться - так и покатились по обсидиану, сцепившись, словно пьяные возчики из-за кухарки.
Далларен ударил локтем в подбородок врага. В ответ сам получил в зубы, но такими мелочами императора было уже не остановить.
Отлетел в сторону меч.
Далларен сомкнул руки на горле врага - и принялся его душить.
Ответный удар - в глаза. Руки пришлось отнять - и тут же разорвать дистанцию, уходя от удара кинжалом в печень.
- Червь! Я тебя...
Далларен и дослушивать не стал.
Сплюнул грязь - и бросился вперед.
Что там творилось вокруг, императору было безразлично. Только бы добраться.
Бросок!
Жрец схватился с императором врукопашную.
Под пальцами лопнул нефритовый браслет, посыпались на землю пластинки...
В другой ситуации Далларен действительно положил бы всех. Но в данном случае...
Не просто так Селия выбрала пластинки. Заклинание было на каждой из них. Просто - на каждой. На одной - активация. Еще на трех - убийство с усилением, еще...
И на одной - защита от воров.
Любой, кто сорвал бы этот браслет с хозяина, умер на месте. Селия здраво рассудила, что если браслет снимают и отдают - это одно. А если срывают...
Когда-то и с кого-то срывали украшения с благими целями?
Вряд ли.
Браслет лопнул.
Вслед за ним медленно осел на землю жрец. Селия зря заклинания не ветер не бросала. Мертв он был окончательно и безоговорочно, никакой Садорен не поможет.
И, словно кисею с острова сдернули.
Пропало давление на магов.
Пропал антимагический полог.
А девчонка на алтаре, явно беременная (жертва? Или... мать воплощения?) закричала вовсе уж диким криком.
Рожает?
Далларену было не до нее. Кажется, кто-то из гвардейцев этим занялся. А император был занят. Он поднял меч и шагнул к верховному жрецу.
Отрубить голову.
Так, для гарантии.


***
Сарина лежала на алтаре.
С завязанными глазами, с залепленными воском ушами.
Любимый сказал, что так будет лучше, и она не спорила. Хотя и было страшно - сначала.
Но очень скоро все вытеснила боль. Схватки начались вполне ожидаемо, но... но больно же! Как ты ни крути!
Больно!
Хоть бога рожай, хоть обычного ребенка, а все равно - грязь, кровь, мучения никто не отменял.

Может, это и обычно, но Сарина чувствовала себя так, словно изнутри ребенок не пробивался, а прогрызался.
На нее сверху лили нечто горячее - и становилось ненадолго, но легче. А потом боль возвращалась снова.

Она кричала?
Да, наверное...

Сама по себе она этого не понимала. Точно - кричала. Но не слышала даже своего собственного голоса. Ничего не слышала...
Больно!
Не слышала она и звуков боя. Не видела сражения.

Просто боль вернулась с новой силой и принялась рвать ее на части. Сарина взвыла особенно жалобно, и вдруг...
Стало легче?
Нет!
Стало особенно больно! Словно ее окончательно разорвали на части, и...

Кто-то рванул повязку с ее глаз. Над женщиной нависло суровое мужское лицо. Шевелились губы в окладистой черной бороде, что-то ей пытались сказать, но она не понимала. Боль кромсала ее на части, издевалась, а потом... потом стало на секунду легче.
И на руки Сарине опустилось легонькое тельце малыша.
Ее малыша.
Ее - и ее любимого человека... где он?
Сарина скосила глаза.
И...
Мужчина, похожий на оживший кошмар, весь в крови, в чем-то черном и багровом, поднял меч и шагнул к телу...
НЕТ!!!
Сарина закричала громко, протяжно, но было поздно.
Меч опустился.
Голова верховного жреца покатилась по земле.
Женщина закрыла глаза.
Жить без любимого?
Она не желает такой жизни.
Ребенок?
О ребенке она попросту не думала, для нее это был не источник счастья, но здесь и сейчас лишь комок боли. Существо, которое...
Нет, думать она ни о чем не хотела.
А вот магическими способностями обладала.
Сарина закрыла глаза - и ее сердце остановилось. Недовольно запищал младенец, почуяв свое одиночество.
Обычный младенец.
Ритуал так и не завершили.

***
- Государь! Кажись, кончилась!
Далларен посмотрел на окровавленную женщину на алтаре.

Кончилась?
Умерла?
- Ребенок?
- Живой...

- Мальчик?
- Да.

Далларен до крови прокусил губу.
Каких усилий ему стоило сейчас не отдать приказ? Взяли бы, как лягушку, да и башкой об алтарь! Но... нельзя!
Есть приказы, которые отдавать нельзя. Потом за них твои потомки такую цену заплатят, что лучше б ты сам помер. Два раза.

А потому...
- За ребенка мне головой отвечаешь. Понял?
- Да, государь.

Далларен сделал несколько шагов, посмотрел на ребенка.
Обычный малыш.
Самый обыкновенный... и глазенки, как и у всех детей. Темные и бессмысленные.
Аура?
Да и магии-то Далларен в нем не ощущал! Никакой!
Пока еще - обычный ребенок... кажется, какие-то зародыши есть... огонь? Да, нечто подобное. И его мать, похоже, была огневичкой, это видно в распадающейся ауре. И себя она убила, как свечку погасила...

Да и пес с ней, с фанатичкой!
Ребенок есть ребенок. Здесь и сейчас младенец точно не в ответе за своих родителей. А дальше...

Кто сказал, что нельзя вырастить малыша, как родного? Он еще первый загрызет любого, кто посмеет оскалиться на империю! Далларен позаботится.
- Работаем! Чтобы ни одна сволочь живой не ушла!
Почти все жрецы Садорена полегли в этот день.


***
Придворный маг пришел в себя, когда ему на темечко полилась холодная вода.
Очень холодная.
- Оххх...
- Что ж вы так, господин хороший? - посочувствовал орк. - Да так неаккуратно!
- А...

Память быстро возвращалась. Боль - тоже.
- Стерва!
Орк покачал головой.

- Вы о девочках так не говорите. Они хорошие.
- Хорошие?! - возвращалось к магу еще и возмущение. - ХОРОШИЕ?!
Орк выплеснул ему в лицо остатки колодезной воды.
- Если б не они, мэстер, мы бы тут все легли. Вы бы тела наши откопали.

Сказано было четко. Маг замолчал. Помотал головой.
- Вы...
- Мы. И девочки - хорошие.
И маг - понял.
Если он ее что-то скажет не то... его просто закопают на радость хорошим девочкам. Или со скалы сбросят.
Сегодня три сопливые адептки обрели признательность нескольких десятков тысяч орков. И орки готовы были за них умереть.
Кровники?
Да, что-то в этом роде.
Орки знали, кто подарил им жизнь. Кто подарил жизни их близким, их родителям и детям, кто готов был лечь костями, не пропуская лавину к селениям...
Они не будут ставить памятники. Они не будут вручать ордена и титулы. Но зайди в селение - и тебе расскажут сказку о трех храбрых девочках.
А если в селение зайдет кто-то из адепток, для них всегда найдется место у очага. В любом доме. Еще и передерутся за честь их принимать у себя.
Маг понял.
И - заговорил о деле. Сработал инстинкт самосохранения.
- Надо посмотреть, что там с остатками лавины. Да и насчет примесей в воде...
- Вот и верно, мэстер, - мирно согласился орк. - У девочек-то сил уж не хватило. Можно бы подождать, как они опамятуют, но энто ж когда будет! А дети малые, им водица нужна... Матери волнуются. А баба, сами понимаете, она ж БАБА!
Маг понял. И пошел заниматься делом. Давно пора.

***
- Ваше императорское величество! Разрешите доложить! Убитых жрецов - двести двенадцать. Убитых охранников, или кто тут с ними, наемники какие - сто пятьдесят пять. Пострадавших пленников - семнадцать. Все взрослые мужчины. Из баб - только одна погибла, на алтаре, значит...
- С ее ребенком что?
- Жив-здоров, государь. Здесь недавно родившая нашлась, так мы ей малыша отдали. Кормит.

Далларен кивнул.
- Мне нужно человек двадцать - проводить меня к порталу. Меня и пленных. Буду в империи - пришлю подкрепление. Да и маги, наверное...
Легки на помине.
- Государь!
Даран Ашул, один из лучших магов поколения, приземлился с небольшим вихрем.

- Маги оправились, - подвел итог Далларен.
Даран потупился.
- Простите, государь. Даже вспомнить нечего... не предусмотрел.
- Никто бы не предусмотрел. Садорена воплотить хотели, чудом обошлось. Знали, что вы на острове, вот и давили вас, целенаправленно.
Даран только руками развел.

Ну да - знать бы, где падать, соломы не достать бы!
Далларен и ругаться не стал. Вместо этого принялся командовать.

Поделить всех выживших гвардейцев на четыре команды.
Выделить двадцать человек для сопровождения... нет-нет. Магам он доверяет, но жрецы еще могут остаться на острове. Магам объединиться в поисковые команды. Жрецов вылавливать и добивать без пощады.
Если обнаружатся еще жертвы - мало ли что - их собирать и отправлять на материк.

Гвардейцы пусть крутятся пока в три смены.
Одна смена отдыхает, вторая обшаривает остров, третья в лагере. Потом меняются.

Так проще.
Пленники пока остаются на острове, мало ли что? Их еще надо будет сортировать, кого и куда. На алтарь к садореновцам и крестьяне годились, и пираты, и аристократы - очень демократичные взгляды у жрецов. Под ножом - все равны.
А вот когда угроза смерти миновала - оно Далларену нужно, в свой пруд с карасиками щучек запустить? Нет, мы сначала разберемся, что ты за рыбка, а уж потом - плыви себе... если на сковородку не годишься!
Из империи Далларен еще пришлет людей.

На том и порешили.
Гвардейцев делили их капитаны, а Далларен уверенным шагом направился в обратный путь.

Хотя так и так, больше всего ему хотелось упасть и уснуть.
Нельзя.
Император же?
Должен!
Не себе должен, другим. Предкам, потомкам, империи... тяжело жить, когда человек ты только наполовину. А на вторую - символ. И надо соответствовать. Надо...

Так что шел Далларен обратно, ругался про себя, но шел. Сам. И единственной приятной мыслью было, что скоро он увидит Линду.
А еще им надо поговорить. Очень серьезно.
Очень...


***
Второй раз девушки пришли в себя уже под утро.
Порознь.
И в разных местах.
Селия открыла глаза - и опознала покои ректора во дворце. Знает она и потолок этот, и балдахин, и обстановку знает. Они дома. А значит, рядом кто-то есть.
- Рон?
Селия погладили по волосам - успокаивайся.

- Все в порядке, мы победили.
Селия откинулась на подушки. Прикрыла глаза, прислушалась к себе.
Хорошо.
- Ты меня подпитывал?
- Разумеется. Ты моя жена, кому, как не мне?
Селия и спорить не стала. Действительно, кому, как не ему? И вообще...

- Что у нас на дворе?
- Ночь.

- У нас есть время поговорить? Ты мне обязательно должен рассказать - я угадала? Садореновцы действительно...
Рональд застонал, притянул к себе супругу - и закрыл ей рот самым действенным способом.
Поцелуем.
Потом ему за это достанется.
Но сейчас ему хотелось... да, ему - хотелось!
И спать!
А не о политике говорить! Самое главное сказано, они победили. В остальном - имейте совесть, дамы! Или хотя бы мужей, что ли, если в браке вам совесть не полагается!
Но молча!
***
Анна-Лиза открыла глаза.

И ее тут же сгребли в охапку.
- Анни! Радость моя!!!
Девушка и охнуть не успела. Грон вообще обошелся без слов. Просто ураган налетел, закружил... как могут трусики оказаться на люстре, а лифчик под кроватью?
А белье бывает летучее и ползучее! В зависимости от предпочтений!
Но девушка не возражала.
Восстанавливалась она всяко лучше Селии, сил у нее хватало, а после сегодняшнего...
Она ведь с жизнью там простилась. Серьезно простилась, не рассчитывая, что выживет. Умирала...
Происходящее - это ее подарок! Драгоценный... нет! Бесценный!
Анни не занималась в эту ночь любовью. Она утверждала свое право на жизнь!
И - да.
Трусы орка потом вообще не нашлись. Даже на люстре.
Анна-Лиза смутно помнила, что они их то ли порвали, то ли вообще магией...
Вот не до того было!
Они живы! Они победили!!!
И это требовалось отметить.