Естественно, староста не обрадовал меня тем, что это старые друзья на чай спешат и плюшек везут с пару десятков корабельных трюмов. Услышав мой рассказ, голова не на шутку встревожился. Мигом бросив домашние дела бегом отправился к воротам. Ну, и я следом. Стоило Колуну разглядеть примерно с три десятка мелких парусов, он метнулся к центральной площади. В самом центре её имелась конструкция, похожая на крепенький турник. Вот только под штангой висело широкое металлическое било. Это такой плоский колокол. Точнее, как утверждают умные головы, прообраз колокола. Схватив массивную колотушку, староста принялся лупить ею по приспособе. От резкого звона моментально заложило уши. Пока к площади собирался народ, успел задаться вопросом, как деревенский командир сам-то не глохнет от такого звукового ада?
  Между тем, за несколько минут на свободное пространство между домами, называемое местными площадью, набилось тьму народу. Колун сноровисто раздал команды и отправил несколько команд выполнять свои распоряжения. Перво-наперво, он велел оседлать трёх лошадей и выбрал гонцов. Сомнений, что с большой воды надвигается неприятность, у него не возникло. И голова решил, пока есть возможность вырваться из деревни, послать вестников в ближайшую деревню и к барону в город. Если корабли идут к сюда, то деревня, что севернее их на берегу, тоже окажется под ударом. Вот только, там, в низине, опасность заметят далеко не сразу. Ну, а предупредить барона сам бог велел. Защита, как никак. Коли здесь можно запереться, то не на долго. И без помощи со стороны воинов местного владыки гости всё равно прорвутся к их домам.
  Так получается, что дорога спускается на равнину в нескольких километрах от деревенской рыбачьей 'заставы'. И туда тоже надо послать гонца. И если до соседей добираться не один десяток километров и к седлу добавляется самый минимум припасов для человека и лошади, то к рыбакам послали парня, как только седло было накинуто на животину.

  Большая бригада, возглавляемая здоровенным мужиком, ломанулась за баграми и верёвками в амбар на краю деревни. В их задачу входило затянуть внутрь поселения деревянный настил, который перекрывал вырубленную яму между воротами и дорогой. Часть селян побежали стаскивать к каменному забору оружие из того же амбара. Видимо, он и был построен, чтобы хранить всё полезное на такой случай. Суета поднялась сильная, шум от криков и причитаний мешал слышать друг друга. Но, несмотря на гомон и непонятную беготню деревенских, вскоре появились первые результаты. после того, как гонцы покинули селение, десяток мужиков с помощью верёвок, палок, багров и вечной во всех временах матери минут за пятнадцать утянули этот настил. Ворота пока не закрывали, ожидая рыбаков. Для удобства их переправы через своеобразный ров, перекинули несколько скреплённых между собой длинных лесин. На дальнем конце которых была закреплена крепкая пеньковая верёвка. Ширины настила вполне должно было хватить пройти одному человеку и перевести лошадь. Бабы и молодёжь уже перетаскали к каменной ограде самодельные копья и гарпуны. Мужики по одному и кучками сбегали домой, и возвращались через некоторое время в доспехах. Вернее, это я так обозначил их новую одежду. Как правило, это были кожаные куртки в несколько слоёв. Среди них мелькали счастливчики, у которых поверх одежды блестели нашитые пластины металла. Пока глазел на суету, Колун закончил разруливать неожиданное 'чп' и подхватив меня под локоть, потянул домой.
  - Давай, Сармат, и нам пора облачаться. Заодно, возьмём еды и воды. Когда припожалуют гости незваные под стену нашу, спать придётся на месте. Ограждение у нас не высокое, следить надо чутко. А то разбредёмся обедать и спать, а они перепрыгнут внутрь. Да и баб потом надо будет отослать подальше. Чтоб стрелой случайной не зацепили. Так что, поспешим.